Saygo

Государство Тайпинов в Китае

399 posts in this topic

(Saygo @ Сегодня, 19:55)

А вот относительно текста кое-какие источники автора мне известны: «Шанхайское восстание "Союза малых мечей" 1853-1855» Кузеса В. С., монографии Илюшечкина, Непомнина, Фан Вэньланя, записки Куропаткина и статьи Алексея Пастухова.

Вижу, что все это сплелось в дикую мешанину.

Ни Кузес, ни Непомнин, ни Илюшечкин, ни я такого не писали.

Катапульты и "арсенал У Саньгуя" - это Фань Вэньлань.

Записки Куропаткина имеют отдаленное отношение к событиям в Китае.

Основная часть взята из такого источника, как портал о спортивном ушу.

Скажу честно, у тайпинов шаблон бы порвало, когда они узнали, что они лили из латуни ядра! А денежное обращение? А детали оружия? В императорском Китае был перманентный кризис с медью и ее сплавами. А тут - "вкусные подробности", как из латуни льют ядра.

В общем, самое лучшее - пригласить товарища сюда для того, чтобы сначала все обсуждать, а потом писать. Получится качественнее.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Приглашу. Польза будет и ему, и нам.

А ссылочку на ушу таки сделал неактивной, ибо там какие-то архивированные страницы, а не сайт.

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Saygo @ Сегодня, 20:14)

А ссылочку на ушу таки сделал неактивной, ибо там какие-то архивированные страницы, а не сайт.

Предлагаю проследить закономерность - практически всюду взято то, что лежит на первой странице, а не далее.

Я смотрел китайский сайт института ушу. Там подобной лажи масса. Я консультировался с вице-президентом Российской ассоциации ушу - он говорит, что масса таких подтасовок и натяжек присутствует во всей системе.

Поэтому желательно сначала обсуждать тут, а потом делать на основе результата статью/интернет-выступление. А то, показывает практика, все валится в кучу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

user posted image

Карта Шанхая, 1851 год

Цинские войска под Шанхаем, где грунтовые воды появлялись на глубине уже менее полуметра, смогли проложить туннели под руслом окружавшего Шанхай рва, наполненного водой; они вели свои сапы под городские стены, а затем взрывами мин проделывали в них бреши. Эти работы, сопряженные с огромными трудностями, производили наемные рабочие и солдаты. Многие из них умирали от перенапряжения под землёй. Вначале надо было откапывать глубокие колодцы для отвода воды из шахт. Воду из колодцев непрерывно откачивали с помощью ручных помп. В шахтах приходилось работать на четвереньках, прокладывая узкий туннель путем проталкивания вперед своего рода бочки с выбитыми днищами. Пришлось сделать целую серию таких шахт и подкопов, так как повстанцы часто обнаруживали их и немедленно принимали контрмеры — пускали в ход свои помпы и, направляя потоки воды через стены, затопляли ею почву над предполагаемыми шахтами, а в ряде случаев применяли контрподкопы и контрмины.

Все же цинским войскам удалось взорвать немало мин и проделать несколько брешей в стенах. Но ворваться внутрь города оказалось не легче: оборонявшиеся стойко защищали бреши. Когда же цинским солдатам удавалось прорываться внутрь стен, они жестоко расплачивались за это. На тех участках стены, где она была наиболее сильно подкопана противником, как, например, в районе южных ворот, важное значение для обороны города имела воздвигнутая повстанцами внутренняя стена, своего рода бруствер. Когда цинские солдаты врывались через проделанную в стене брешь, повстанцев не было видно, и тем не менее на атакующих обрушивался град выстрелов. Отбив атаки, осажденные быстро восстанавливали пробоины в стане.

user posted image

user posted image

Крепостные стены китайской части Шанхая, современные фото

Неграмотность цинских офицеров иногда приводила к трагическим для них случаям. Так, один из генералов приказал сделать два подкопа для закладки больших мин, чтобы взорвать часть стены и дать возможность войскам свободно войти в город. Но оказалось, что расчеты были сделаны неточно и в момент взрыва генерал со своим войском оказался как раз над местом закладки мин. И хотя часть стены была проломлена, в результате и сам генерал, и многие солдаты погибли, остальные бросились врассыпную. Воспользовавшись замешательством, повстанцы через образовавшийся пролом провели успешную вылазку.

В другом случае из-за неточных расчетов войско, которое должно было предпринять прорыв в город после взрыва очень крупной мины, сильно запоздало. Повстанцы сумели подтянуть к месту взрыва резервы, вышли через образовавшуюся брешь и разбили подходившего противника во встречном бою. Захватив затем один из фортов врага, они сожгли его и возвратились с большими трофеями и пленными.

user posted image

В качестве примера можно описать один из множества боёв, происшедший 6 февраля 1854 г. Его во всех подробностях наблюдал англичанин Ятс из своего дома, находившегося всего в 200 ярдах от места взрыва цинскими войсками городской стены в районе северных ворот. Он и оставил потомкам описание этого боя, одного из множства в ходе полуторагодовой осады.

В 6 часов утра более 2 тысяч цинских солдат под командой генерала Лю Цуньхоу бросились по шести проходам к месту образовавшейся после взрыва бреши. Повстанцы же стремительно стали забрасывать саму брешь и рухнувшие развалины стены зажигательными и горючими материалами, образовавшими здесь сплошную завесу огня.

Цинские солдаты сбились в кучу у пролома. А защитники стен проявляли необычайную активность и забрасывали сверху неприятеля дождем камней и кирпичей, зажигательных мешочков, банок и сосудов, наполненных порохом и горючим маслом. Применили и огнеметные трубы, выбрасывавшие во врага струи пламени. Цинские солдаты словно вступали в море огня, одежда на них полыхала. Смятение в их рядах достигло высшей точки. В этот критический момент, когда после взрыва стены прошло около 20 минут, в проломе неожиданно появились повстанцы с мечами и щитами в руках. Им навстречу бросились цинские солдаты. Произошла рукопашная схватка. Цинские солдаты вынуждены были отступить и были отогнаны к форту у моста Саньмаогэ.

Таким образом, всего около 200 повстанцев не только защитили пролом в стене шириной 15-16 м, но и отогнали большее по численности войско, захватив его позиции, 12 орудий и другое снаряжение. Когда к цинским солдатам подошло подкрепление они, ударив во фланг наступавших шанхайцев, сделали попытку вновь вернуть свои позиции и форт. Под руководством своих вождей Линь Афу и Пань Циляна повстанцы быстро остановили продвижение врага и вслед за тем активно принялись заделывать пролом в стене. Подтянув дополнительные орудия, они уничтожили на цинских позициях еще уцелевшие строения и стены. Через 4 с половиной часа бой затих. Цинские войска потеряли свыше сотни человек убитыми и несколько сотен ранеными. Co стороны шанхайцев в бою участвовали только отряды обороны атакованного участка и группы, размещенные вблизи от места атаки. Среди повстанцев было до 40 человек убитых.

Одновременно с боем на этом участке, когда цинские отряды уже были потеснены, из малых восточных ворот выбежали несколько сот шанхайцев и напали на южный лагерь цинских войск. Последние в панике разбежались. Повстанцы, не имея убитых, захватили трофеи и спокойно отступили обратно в город.

user posted image

Еще более успешными были для шанхайцев бои с цинскими войсками 3-10 марта 1854 г., в которых цинская сторона потеряла несколько сотен человек убитыми и еще большее число ранеными. Повстанцами были выведены из строя и унесены несколько орудий, много иного снаряжения и боеприпасов. Опасаясь наступательных действий повстанцев, цинские солдаты немедленно бросались в бегство, как только слышали звуки боевой музыки приближавшихся из города отрядов. В итоге этих боев они вынуждены были отвести войска из всего южного предместья Шанхая.

Успехи повстанцев в сражениях с цинскими войсками, когда уничтожались их форты и лагеря, определялись прежде всего высоким боевым духом рядовых бойцов и личной отвагой вождей восстания, особенно в первые месяцы обороны. Победам шанхайцев способствовала и умелая тактика ведения боев. Хотя в налетах и вылазках редко участвовали отряды численностью более 200-300 бойцов, они обычно успешно вели бой против нескольких тысяч цинских солдат. Когда же к цинам подходило подкрепление, повстанцы быстро отступали, скрываясь за стенами.

Европейские наблюдатели описывают один из излюбленным приёмов наступления шанхайских повстанцев. Во время боя у повстанцев на флангах постоянно находились две группы бойцов: одна, одетая во все красное, на правом фланге цепи, другая во всём синем – на левом фланге. Задача этих «цветных» бойцов состояла в том, чтобы непрерывно перемещаться на флангах и быть в поле зрения противника, отвлекая таким образом его внимание от основных боевых цепей. В это время воины в центре цепи стрелков вели огонь по противнику, используя все возможные укрытия и ориентируясь на действия фланговых групп. Цинские солдаты направляли основной огонь против воинов в яркой форме на флангах, которые размахивая флагами, время от времени появлялись где-либо на передовой позиции. Часто они делали это всего в 20 шагах от противника и затем быстро отступали. В это время основные силы атакующих повстанцев наносили неожиданный быстрый удар.

Кстати, повстанцы Шанхая пытались купить в европейских сеттльментах и большое количество европейской одежды – они предполагали одеть в неё некоторые отряды, прекрасно понимая, что ряды солдат в европейской одежде после недавней «опиумной войны» деморализующе действуют на цинские войска.

user posted image

Шанхай, рисунок середины XIX века

Длительные боевые действия гражданской войны вызывали моральное утомление и отупление войск из-за чего случались весьма колоритные и характерные события. Так, 8 октября 1853 г. повстанцы специально открыли восточные ворота в тот момент, когда на стене, на хорошо видном месте, появился музыкант, игравший на «юэцинь» (китайская скрипка). Музыка привлекла внимание ближайших цинских солдат и побудила их подойти к воротам. Музыкант обратился к солдатам: «Заходите смелее внутрь города, оттуда все сбежали». Цинские солдаты немалой толпой бросились в город, а повстанцы, пропустив их, немедленно заперли ворота, выкатили пушку и открыли жестокий огонь по солдатам, бежавшим вдоль улиц. Спасаясь от огня, солдаты стремились укрыться в пустых домах или в узких переулках, но здесь их ждали повстанцы. Вся группа солдат была уничтожена. Такую хитрость повстанцы применяли неоднократно, рассчитывая на наивность мобилизованных цинских вояк.

Однако и цинская сторона не пренебрегала подобными приемами. Например, в пригороде Шанхая одна пожилая женщина открыла курильню. Поскольку в городе опиума достать было невозможно, она без труда заманила в один из домов за пределами города, поблизости от своей курильни, 18 повстанцев. Когда обманутые опьянели от выкуренного опиума, в дом ворвались хорошо вооруженные цинские солдаты и перебили всех повстанцев.

Чтобы улучшить руководство войсками, цинское командование решило расчистить территорию,на подступах к городским стенам с восточной стороны и таким путем лишить возможности солдат прятаться за различные строения и отсиживаться во время штурмов. Оно рассчитывало также, что подобная мера сделает более уязвимыми и отступление повстанцев после их вылазок и рейдов в предместья, отрежет их от реки. Чтобы высаживать с речных судов свои войска, командующему осаждающей армией У Цзяньчжану потребовалась свободная территория в районе пристаней у малых восточных ворот города. Здесь были сожжены несколько тысяч домов, лачуг и лавок торговцев. Огонь полыхал несколько дней подряд. На участке от малых южных ворот до малых и больших восточных ворот все было уничтожено пожаром, который к тому же сопровождался грабежами. Среди оставшихся без крова жителей было немало жертв. Огнем уничтожались жилища и в других близлежащих к Шанхаю районах, если на их обитателей падало хоть малейшее подозрение в помощи шанхайцам.

user posted image

Цинские командиры устраивали и ночные атаки на город. Сосредоточившись в каком-либо месте поблизости от городских стен, солдаты по сигналу начинали атаку, поднимая страшную стрельбу — больше для преодоления собственного страха, ночью еще сильнее сковывавшего их. Не достигнув успеха, войско откатывалось обратно. Такие ночные набеги всегда сопровождались интенсивной, но малорезультативной перестрелкой.

Первоначально европейцы соблюдали строгий нейтралитет (т.е. наживались на продаже оружия и продовольствия обеим сторонам), а повстанцы и цинские войска избегали действий против европейцев и их поселений. Весной 1854 г. даже произошло вооруженное столкновение англо-американского ополчения европейских концессий с цинскими войсками. Предлогом было сооружение цинских укреплений на территории концессий, но реальной причиной был делёж доходов с шанхайских таможен, приносивших огромный доход даже во время (особенно во время!) гражданской войны.

4 апреля 1854 г. несколько сотен англо-американцев, при поддержке 46 орудий трёх стоявших на рейде военных кораблей, атаковали ближайшие цинские укрепления. Последовала двухчасовая ружейно-артиллерийская перестрелка, после которой китайские солдаты отступили из спорных лагерей, которые были заняты и срыты европейцами. Потери англо-американцев составили 4 убитых и 13 раненых, цинские части потеряли несколько десятков убитых и боле сотни раненых. Эта стычка получила в европейской прессе наименование «боя на грязевой равнине».

Больше вооруженных столкновений цинов и европейцев в районе Шанхая не было. Европейские военные суда на рейде Шанхая внимательно наблюдали за дальнейшим развитием событий.

user posted image

Менее чем через год политическая ситуация круто изменилась. Засуетились французы Наполеона III, их военному представителю – адмиралу Лягеру – не терпелось стяжать лавры успешного колониального полководца. К тому же французских католических миссионеров очень раздражало тайпинское «христианство». В это время уже все европейцы, фактически, помогали цинам в осаде Шанхая – территория европейских концессий, примыкавшая к городским стенам и не занятая маньчжурскими войсками, долгое время была единственной связью восставшего Шанхая с внешним миром, но власти французской концессии, ближайшей к городской стене, при согласии англичан и американцев в конце 1854 г. соорудили стену и укрепления, намертво блокировав город.

Вскоре французы открывали стрельбу по любому, кто осмеливался направиться в сторону городских стен. Жертвами этого стали мирные жители. Европейский очевидец описывает, как французские караульные методично стреляли по уже раненной ими и лежавшей в пыли старой китаянке. Вина ее состояла лишь в том, что одна пыталась поднести к стене корзину с провизией для родных, находившихся в городе.

Французы договорились вместе с цинскими войсками провсти решительный штурм Шанхая. К этому времени цинских войск вокруг Шанхая насчитывалось более 20 тысяч, повстанцев в городе – менее 5 тысяч.

Адмирал Лягер, дождавшись флагмана франузской эскадры – фрегата «Жанна Д’Арк» – назначил штурм на 6 января 1855 г. Повстанцам, имевшим надежные связи в европейских сеттльментах, было хорошо известно о намерениях Лягера. Однако, желая предотвратить кровопролитие, лидеры повстанцев направили адмиралу письмо. Оно было написано французом, полгода назад сбежавшим с одного из французских военных кораблей и присоединившимся к повстанцам. В письме от имени восставших просили командующего французскими войсками не предпринимать атак на город. В нем говорилось также, что восставшие из «Союза малых мечей» захватили Шанхай, чтобы передать его христианскому «тайпин-вану». Но если все же французы предпримут наступление на город, то и шанхайцы в целях самообороны будут вынуждены всеми силами, до последнего человека, сопротивляться.

Французы, естественно, не вняли и не ответили. Их наступление началось по плану в субботу, 6 января, в 6 часов утра, сильным огнем по городу с кораблей и из двух французских сухопутных орудий по участку северной стены, чтобы проделать в ней брешь. Для действий на суше с кораблей французской эскадры было снято 400 человек. Из 250 человек были образованы две ударные колонны, по четыре взвода каждая. Во время артиллерийского обстрела они были собраны для атаки под защитой полевых укреплений у стен. Одновременно к атаке готовились и цинские войска.

user posted image

Через час орудийным огнем в северной стене была проделана годная для прорыва брешь. Сразу же в нее бросились французские моряки, тащившие с собой две гаубицы. Но пройдя через пролом и с помощью лестниц проникнув внутрь города, французы неожиданно столкнулись с сильным сопpoтивлением оборонявшихся. Атаковавшие оказались у здания большого городского ломбарда, превращенного в хорошо укрепленный опорный пункт обороны. Рядом стояла пушка, заряженная картечью. Французы попали под сильный огонь, открытый по ним из пушки и из многочисленных бойниц в крыше и стенах здания. Два французских офицера и три солдата были убиты на месте, многие были ранены. Это замедлило продвижение первой штурмовой колонны.

Второй группе наступавших удалось захватить северные ворота, открыть их и оттеснив повстанцев, обеспечить проход цинским войскам, которые бросили в этот бой несколько тысяч человек. Но цинские солдаты боялись продвигаться от ворот вглубь города. Большинство из них к тому же было вооружено только мечами и копьями, а многие лишь... флагами. Кстати, только полторы тысячи из них имели хоть какое то подобие военной формы и опознавательные синие кушаки.

Несмотря на сильный встречный огонь, французам с помощью одной оставшейся у них гаубицы и при поддержке непрерывного огня с кораблей удалось оттеснить оборонявшихся и захватить участок стены от пролома до северных ворот. Дальнейшее продвижение было задержано многочисленными частоколами, рогатками, железными ежами и сильным огнем повстанцев, засевших за домами и в узких переулках. Цинские войска продолжали входить в город через северные ворота, но встречный поток раненых приостановил их движение.

Проникшие внутрь города цинские солдаты немедленно стали грабить и поголовно убивать попадавшихся на их пути мирных жителей. Поскольку за каждую отрубленную голову выдавалось вознаграждение, они бросились отрезать головы и у повстанцев, убитых французами, что вызвало крайнее возмущение французских моряков, и они, чтобы сохранить свой заработок, открыли стрельбу по цинским солдатам.

Расчет адмирала Лягера на быстрый успех не оправдался. Бой длился уже четыре часа, а повстанцы и не думали капитулировать. Они отбили атаку цинских войск у западной части стены, и вскоре желтые флаги восстания появились у северных ворот. Натиск шанхайцев вызвал смятение среди цинских солдат, для которых огонь наступавших оказался «слишком горяч», а северные ворота слишком тесны для бегства. В панике они бросились перелезать через городскую стену. Вниз полетели люди, оружие, флаги. Падавшие калечились, разбивались насмерть, натыкаясь в суматохе на оружие своих же соратников. Французы пытались остановить бежавших, но те, обезумев, открыли по ним огонь. В итоге, французы, уже израсходовавшие все боеприпасы (по 60 зарядов на каждого моряка) и не полагаясь более на своих сомнительных союзников, вынуждены были отступить из города.

user posted image

Французы потеряли в этом бою двух офицеров и 13 солдат, 4 офицера и 32 рядовых были ранены. Потери цинов были более значительны. В городе они оставили 1200 убитых, за его пределы из боя было вынесено не менее 1000 раненых. Повстанцы стащили в один из храмов всех убитых и раненых цинских солдат, загнав туда же более 60 пойманных в городе пленных. Затем, мстя за штурм города, они завалили храм обломками разрушенных домов и сожгли до основания.

В течение всего боя против французско-цинских войск оборонявшиеся держались преимущественно в укрытиях — в забаррикадированных домах с окнами, заложенными мешками с землей, передвигались скрытыми ходами сообщения между домами, активно использовали пушки и фитильные ружья. Поэтому их потери оказались незначительными.

Город по-прежнему оставался в руках восставших. Не меньшим был и моральный урон: престижу западного оружия в Китае был нанесен первый чувствительный удар.

Несмотря на горький урок, полученный французами не без участия их цинских союзников, отношения французской и цинской администрации в Шанхайском сеттльменте стали почти дружественными. Императорский наместник Гиркана лил слезы и расточал соболезнования по поводу потерь, понесенных французами. С этих пор в цинских документах французы перестали именоваться варварами…

А в осажденном уже второй год и намертво блокированном Шанхае свирепствовал страшный голод. Наблюдатели из европейских концессий сообщают, что осажденные даже ели трупы убитых цинских солдат. Впрочем, сообщения о каннибализме отличаются фантастическими и страшными подробностями: «Однажды в городе пявился человек, родом из Нинбо, который принес для продажи масло по 36 вэнэй за цзинь. Жители наперебой раскупали его. Оно было прозрачным, в лампах горело особенно ярко, но иногда сильно трещало. Пища из трав, приготовленная на нём, казалась особенно вкусной. Предполагали, что это собачий жир, но впоследствии выяснилось, что это был вытопленный человеческий жир».

В ночь с 17 на 18 февраля 1855 г., когда из более чем 200-тысячного населения Шанхая в городе осталось не более 20 тысяч жителей, атаманы повстанцев приняли решения выйти за стены и попытаться прорваться. Город был подожжён, в ночном бою большинство повстанцев погибло, меньшей части из них удалось прорвать окружение цинских войск и уйти на соединение с тайпинами.

Заняв покинутый инсургентами Шанхай правительственные войска устроили немногим оставшимся и пленным резню. Повстанцы и жители Шанхая, пытавшиеся скрыться на территории европейских концессий, методично выдавались маньчжурам на расправу. Европейские консулы лишь потребовали не выставлять отрубленные головы на городской стене. Среди пленных после жестоких пыток была казнена Чжоу Сюин, женщина в чине «цзянцюня»-генерала, командовавшая отдельным отрядом повстанцев.

user posted image

Один из основных военных лидеров шанхайцев Лю Личуань сумел выйти из окружения, переодевшись… буддийской монахиней. Будучи человеком небедным и главой тайного общества из «триад», он ушёл в подполье, скрывшись в многолюдных южных провинциях Китая, отказавшись от дальнейшей вооружённой борьбы.

user posted image
1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

РЕВОЛЮЦИЯ ПОЖИРАЕТ СВОИХ ДЕТЕЙ

user posted image

Освободившаяся под Шанхаем маньчжурская армия осадила Чжэньцзян. Этот стратегически важный узел соединения Янцзы и Императорского канала тайпины удерживали с весны 1853 г. Учитывая, что Южный и Северный укреплённые лагеря цинских войск на обоих берегах Янцзы к востоку от Нанкина, до сих пор угрожали непосредственным подступам к тайпинской столице – для «Царства Небесного Великого Счастья» на данном направлении сложилась опасная ситуация, грозившая началом большого маньчжурского наступления.

Чтобы отобрать здесь инициативу у противника, тайпины к началу 1856 г. подготовили Восточный поход, который начали 1 февраля. К середине марта они отбросили противника от Чжэньцзяна, а в боях с 3 по 5 апреля разгромили Северобережный лагерь – комплекс из более чем 120 укреплённых пунктов. В этих боях особенно отличился молодой тайпинский командир Ли Сючен, за три года он прошел путь от рядового до командующего корпусом, и скоро, наряду с «И-ваном» Ши Дакаем, станет лучшим полководцем тайпинов.

Сам же Ши Дакай в мае возвратился в Нанкин из Западного похода для усиления Восточного. Предварительно он в марте, чтобы обеспечить спокойный тыл на западе, ещё раз разгромил под Наньчаном армию Цзэн Гофаня – разведя огни на стоянках в горных долинах и тем обманув вражеских наблюдателей, Ши Дакай с небольшим отрядом ночью неожиданно ворвался в лагерь превосходящего по численности противника и обратил его в бегство. Цинские солдаты в панике укрылись за стенами Наньчана, немало передавив и покалечив друг друга в давке у городских ворот.

В июне 1856 г. объединенные войска Западного похода окружили и уничтожили состоявший из более чем 70 полевых укреплений и фортов Южнобережный лагерь. К концу лета они отбросили цинские части далеко от своей столицы.

user posted image

Янцзы у Небесной столицы (Нанкина), рисунок XIX века

И в этот момент, когда тайпины, владея стратегической инициативой, наступали по всем фронтам, в Нанкине произошли события, навсегда лишившие их шанса на победу, ставшие началом агонии тайпинской революции…

Лидеры «Тайпин Тяньго», как и все революционеры, люди пассионарные, бесстрашные и решительные, одержав удивительные победы – в буквальном смысле слова взлетев «из грязи в князи» – не смогли остаться в одной упряжке. Здесь сказалось всё: разница в социальном и географическом происхождении, различия во взглядах на управление созданным государством, борьба честолюбий и просто бешенная воля к власти… Изначально у актива тайпинов сложилось несколько землячеств и «фракций» вокруг их первых вождей. Эти лидеры и их ближайшие соратники, как только после первых побед отступила самая непосредственная опасность и схлынула горячка боёв, довольно быстро вошли в непримиримые личные и идейные противоречия. А на войне противоречия решаются как на войне – бесповоротным устранением того, что мешает, и тех, кто мешает достижению цели.

user posted image

user posted image

Тайпинские «ваны» (цари, государи), современные реконструкция и рисунок

К середине 50-х гг. XIX века в лагере тайпинов уже было напряжение между «старыми братьями», первыми повстанцами, выходцами из южных провинций Гуанси и Гуандун, и «новыми братьями», уроженцами центральных провинций. «Старые братья», в свою очередь, раздирались ещё более жесткой враждой между гуансийцами и гуандунцами. Надо помнить, что все они в прямом смысле слова разговаривали на разных языках, слабо понимая друг друга, ведь провинциальные диалекты разнились очень сильно. Лидером гуансийцев был «главком» Ян Сюцин, оттеснивший от реальной власти «Небесного государя», основателя секты тайпинов Хун Сюцюаня, фактического лидера гуандунцев. Но и внутри правящей группы гуансийцев образовались две враждующие фракции – «партия Яна» вокруг Ян Сюцина и «партия Вэя» вокруг «Северного государя» Вэй Чанхоя. Эти двое, бывший бродяга и бывший землевладелец, уже просто не переносили друг друга.

Характерно, что первые годы после занятия повстанцами Нанкина, маньчжурские власти, основываясь на донесениях лазутчиков, были уверенны, что никакого основателя секты, «Небесного государя» Хун Сюцюаня уже нет – он то ли убит, то ли умер в начале восстания, и всем правит «Восточный государь» Ян Сюцин. Хун Сюцюань, действительно удалился от текущих дел, два года не выходя из огромного нанкинского дворца. Все реальные рычаги власти сосредоточил Ян Сюцин, оказавшийся не только талантливым, но и весьма деспотичным и высокомерным человеком. Он явно намеревался стать и формальным главой «Тайпин Тяньго», чем окончательно восстановил против себя всех государей-«ванов».

user posted image

Молебен и собрание в церкви тайпинов, английский рисунок XIX века

Когда в конце лета 1856 г. успешные военные операции тайпинов отбросили цинские войска далеко от Нанкина, Ян Сюцин на торжествах по случаю победы вынудил Хун Сюцюаня отслужить в честь себя молебен. Тайпины исполняли переработанные христианские обряды. Но пропетые отцом-основателем «Многая лета!» в честь первого среди равных переполнили чашу терпения «ванов». С молчаливого согласия «Небесного государя» лидер заговорщиков Вэй Чанхой 2 сентября 1856 г. лично убил Ян Сюцина. Первоначально планировалось устранить только «Восточного государя» и двух его братьев, но маховик репрессий и резни от накопившихся противоречий стал раскручиваться с ужасающей скоростью. В течение короткого времени было убито до 30 тысяч сторонников Ян Сюцина и членов их семей.

user posted image

Резня среди тайпинов, рисунок современника

В конце сентября в Нанкин экстренно прибыл лучший тайпинский полководец «И-ван» Ши Дакай. Он обвинил Вэй Чанхоя в излишних «необоснованных репрессиях» и в ответ сам едва не стал их жертвой. Ему удалось бежать из столицы к своим войскам, а сторонники Вэй Чанхоя в отместку уничтожили всю его семью. Разъярённый Ши Дакай повёл тайпинские полевые войска, давно уже возмущенные столичными безобразиями, на Нанкин. Приближение крупных воинских сил снова изменило баланс в правящей верхушке – оставшиеся государи и князья, «ваны» и «хоу» тайпинов, опять с молчаливого согласия Небесного государя Хун Сюцюаня, убили Вэй Чанхоя и его приближённых, на что потребовалось два дня уличных боёв. Отрезанную голову виновника массовых репрессий прислали от имени Небесного государя в подарок Ши Дакаю. Тот вернул войска на фронт и прибыл в столицу с небольшим отрядом. Здесь номинальная и реальная власть уже окончательно сосредоточилась в руках основателя секты Хун Сюцюаня, который, при всей своей внешней отрешенности от мирских забот, никогда не собирался становиться символической игрушкой.

Именно он, затворившийся в своём дворце Небесный государь, погруженный в религиозно-философские размышления «Тянь-ван», оказался главным кукловодом междоусобной резни. После гибели в самом начале восстания ряда основателей движения, он, ловко использовав смертельное соперничество последних соправителей, остался единственным высшим вождём, полубогом тайпинов.

user posted image

Хун Сюцуань, рисунок XIX века

Хун Сюцуань использовал военный талант Ши Дакая в борьбе с цинскими войсками. «Добровольческая армия» Цзэн Гофаня, которую буквально спасла тайпинская междоусобица, в это время перешла в контрнаступление и в декабре 1856 г. отбила у тайпинов трёхградье Уханя. Ши Дакай к лету 1857 г. остановил наступление Цзэн Гофаня и стабилизировал положение в долине Янцзы. Но к тому времени «И-ван» был уже, фактически, чужим человеком в Нанкине. Не желая вступать в борьбу за рычаги власти с окружением Небесного государя и в то же время не без оснований опасаясь за свою жизнь, он в июне 1857 г. тайно покинул столицу тайпинов, уведя своё 100-тысячное войско в западные провинции Китая. Там он будет самостоятельно воевать с маньчжурской властью еще 6 лет, собирая до 250 тысяч повстанцев, но в Нанкин уже никогда не вернётся…

user posted image

Ши Дакай в униформе тайпинского генерала, современный рисунок

Продолжавшаяся всю осень 1856 г. нанкинская резня была покруче первого человекоубийства, ведь здесь не адамов сын Каин убил брата Авеля, а второй сын Бога-отца и брат Иисуса организовал убийство третьего сына божьего и младшего брата Христа. Эти «библейские» события обескровили и деморализовали лучшие военные и административные кадры тайпинов. Но куда губительнее для революции оказался установившийся в результате резни и репрессий политический режим.

Массы рядовых и младших командиров тайпинов обладали способностями и быстро восстановили военный потенциал движения. Два лучших полководца этого нового этапа восстания, молодые крестьяне Чэнь Юйчэн и Ли Сючэн, были не меньшими военными талантами, чем лучшие из первых полководцев-«ванов», но они никогда уже и не думали претендовать на высшую государственную власть. Лишь самый талантливый и любимый тайпинскими массами Ли Сючэн осмеливался критиковать власть в Нанкине за наиболее вопиющие злоупотребления, терпя за это периодические опалы. Но он и в мыслях не посягал на божественный авторитет Царя небесного тайпинов.

user posted image

А критиковать было за что. Хун Сюцюань, обладавший уникальным даром влияния на людей и столь же большим талантом в сфере политических интриг, оказался органически неспособным к разумному управлению государством. Он снова погрузился в религиозную тишину своего роскошного дворца, предоставив руководство текущими делами своим родственникам и фаворитам, прежде всего двум родным и двум двоюродным братьям. Лишенные заметных талантов, они, под подозрительным оком своего божественного родича, не претендовали на верховную власть, но всей своей деятельностью и образом жизни способствовали стремительному превращению революционного государства в банальное царство бюрократов и феодалов.

user posted image

user posted image

Аудиенция у Царя небесного на современном рисунке и (ниже) на рисунке английского очевидца XIX века

user posted image

Из всей правящей камарильи родственников Хун Сюцюаня только один из его двоюродных братьев Хун Жэньган проявлял бескорыстный идеализм – в условиях средневековой гражданской войны он носился с европейскими идеями строительства железных дорог и организации в будущем представительной демократии и свободы слова…

Некоторое время режим в Нанкине спасало лишь то, что власть в Пекине находилась в ещё более жалком состоянии.

To Be Continued

Share this post


Link to post
Share on other sites

1) я против такой иллюстративки. Например, где нарисован "Хун Сюцуань"? на самом деле Хун Дацюань - один из руководителей Триады, союзный тайпинами. Он попал в плен к Цинам и был казнен.

2) я повторю свою основную идею - надо, прежде чем ваять текст, сначала проработать его. Хотя бы тут.

3) карту Шанхая надо бы развернуть на 90* против часовой стрелки - Сучжоухэ имеет широтное течение, а Хуанпу - меридиональное.

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Чжан Гэда @ Сегодня, 17:03)
где нарисован "Хун Сюцуань"? на самом деле Хун Дацюань - один из руководителей Триады, союзный тайпинами.

К счастью пока воочию не видел ни одного, ни другого, а когда увижусь - уже не смогу щелкнуть и залить в инстаграм.

(Чжан Гэда @ Сегодня, 17:03)
надо, прежде чем ваять текст, сначала проработать его

Автор не является, а я не имею времени препарировать его текст. Поэтому лучше озвучивайте ляпсусы после их опубликования. Сапиенти как-нибудь сат, а несапиенти сюда не ходят.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это цифры из Брокгауза и Ефрона относительно потерь Китая в годы Тайпинской войны - по состоянию на 1842 г. в Китае 413 млн. чел., а на 1868 - 404 млн. чел.

Связывают авторы энциклопедии это с потерями как в Тайпинской войне, так и в "дунганском" восстании (1864-1878) - мол, погибли миллионы.

Но тут уж точно не вяжутся между собой заявления ряда историков, что в Тайпинской войне погибло более 30 (некоторые усугубляют - более 60!) млн. человек!

Разница между переписями - всего около 9 млн. человек.

И совершенно непонятно, почему до 1881 г. численность населения продолжила так существенно уменьшаться?

Таблица населения собственно Китая (наиболее достоверной считается цифра 1812 г.)

За какой год / Число семейств / Число душ

1390 / 16025860 / 60545812

1500 / 9113446 / 53281158

1619 / 10621426 / 60693856

1711 / / 28605716

1736 / / 125046245

1753 / 88786157 / 103050060

1792 / / 307467200

1812 / / 362447183

1842 / / 413008450

1868 / / 404496514

1881 / / 380000000

1882 / / 381688000

1894 // 386000000

Главная причина, неблагоприятно влиявшая, в нынешнем столетии, на рост населения — восстания тайпингов и дунган, погубившие миллионы людей.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Совершенно неожиданный поворот в "деле о Хун Сюцюане" - в 1900-х годах в Гуанси и Гуандуне действовал повстанческий отряд, руководитель которого носил фамилию Хун и выдавал себя за ... внука Хун Сюцюаня!

По возрасту это было вполне реально - Хун Сюцюань принял яд в 1864 г., в возрасте 50 лет. У него остался сын, который был через некоторое время схвачен цинскими войсками и казнен. Но сыну было уже порядка 16 лет и он вполне мог иметь детей от какой-нибудь из дворцовых женщин. По состоянию на момент восстаний 1901-1906 гг. "внук" Хун Сюцюаня должен был находиться в возрасте 40 с небольшим лет, что вполне вписывается в хронологию событий.

Другое дело, что неизвестно, имел ли сын Хун Сюцюаня детей. Но факт - ему верили!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Упомянутый мною Хун Мин (якобы внук Хун Сюцюаня) действовал в 1902 г. в Гуанси. "Связь" с вождем тайпинов придавала ему авторитет.

Однако интересно, что местная газета опубликовала информацию, что на самом деле Хун Мин - член тайного общества "Саньдяньхуй" (Три точки), что считается во многих трудах по синологии ответвлением "Триады" (Саньхэхуй).

Тем временем у реального Хун Сюцюаня были 3 жены (родившие детей):

1) Лай Ляньин (мать Хун Тяньгуйфу)

2) госпожа Чэнь (12-я наложница, мать Хун Тяньгуана)

3) госпожа У (19-я наложница, мать Хун Тяньмина)

Сыновья - 5 или 6:

1) Хун Тяньгуйфу (тж. "молодой Тянь-ван", 1849-1864)

2) Хун Тяньцэн (1852-1853)

3) Хун Тяньмин (1854-1864)

4) Хун Тяньгуан (1854-1864)

5) Хун Тянью (тж. "молодой Дун-ван", усыновлен Ян Сюцином)

Дочерей - 6:

1) Хун Тяньцзяо и еще 5, имена которых не сохранились.

В принципе, детей мятежников казнили и Ли Сючэн предполагал, что, спасая Тяньгуйфу, он бросает на гибель остальных детей Тянь-вана, но все же он пошел на это сознательно, чтобы спасти старшего, наследника престола (формально правил с июля по ноябрь 1864 г.).

Если вдруг кто-то из сыновей выжил - он мог дать потомство, но вот это уже, как я понимаю, не доказуемо в принципе.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Никто не знает, кто прав в данном случае - в "Цзэй цин хуй цзуань" Чжан Дэцзяня (賊情彙簒 /​ 張德堅撰) говорится о том, что тайпины брали с 1 чжана (3,2 м.) длины торгового корабля пошлину в 2000 цянь на товар I категории (рис, уголь, железо и т .д.) и 4000 цянь на товар II категории (шелка). Но при этом годовой доход по состоянию на 1855 г. (примерно 2 года действия речной таможни на Янцзы), со слов пленного сына начальника одной из таможен, составлял всего несколько тысяч цянь.

1 цянь = 3,7 гр. серебра.

10 цянь = 1 лян.

Т.е. пошлина на грубый товар была 200 лян серебра с 1 чжана судна, и 400 лян - на тонкий товар.

А в "Тайпин Тяньго еши" (太平天国野史 / 凌善清著) говорится со ссылкой якобы на опыт автора, что в тех же местах с 1 чжана взимали 1000 вэнь (чохов) по I категории и 2000 вэнь по II категории.

1 лян в те годы - не менее 2,5 - 3 тыс. вэнь!

Чему верить?

Share this post


Link to post
Share on other sites

В "Тайпин Тяньго еши" используется слово (цянь). У него есть значение "1/10 ляна" и "монета".

Фань Вэньлань в "Новой истории Китая" пишет о пошлинах на основании "Тайпин Тяньго еши" в смысле "монета", но...

Где уверенность в этом?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Потихоньку читаю "Хун Сюцюань лечжуань" из "Цин ши гао".

Складывается впечатление, что ВСЕ работы по данному периоду грешат отсутствием "генеральной линии" - описание войны строится на очень разнообразных источниках, зачастую взаимно противоречащих друг другу и ни одному не отдается приоритет перед другими.

ИМХО, перспективно было бы взять, скажем, официальную версию из "Цин ши гао" или из соответствующего фанлюэ, и уже на этой канве строить, как на основе, описание, привлекая другие источники для проверки и дополнения официальных версий.

Например, данные о создании "Байшандихуй" у нас приводятся по словам миссионеров (Хэмберг и т.п.), общавшихся с Хун Жэньганем, кузеном Хун Сюцюаня. А уж почему так - я не знаю.

Но в "Цин ши гао" говорится, например, что "Шандихуй" (а не "Байшандихуй") был основан неким Чжу Цзючоу, а Хун Сюцюань и Фэн Юньшань были его учениками. Другим названием этого тайного общества было ... "Саньдяньхуй"! Прямо как писалось в газете "Линдун жибао" в 1902 г. о Хун Мине, "внуке" Хун Сюцюаня - мол, молодой Хун состоит в общества "Саньдяньхуй".

Надо учитывать, конечно, что "Цин ши гао" составлялась в 1910-1920-х гг., но к тому времени уже все "устаканилось" и была видна общая картина, чего не было в годы публикаций первых книг миссионеров (начало 1850-х). И у нас в основном нет возможности проверить те сведения, которые миссионеры приводили в своих книгах. Очень часто сведения о сражениях и их результатах получены были не от участников, а от случайных людей, но проверить это без наличия других источников нереально. А состояние транскрипций таково, что отождествить некоторые местности и имена не представляется возможным. Например, даже в показаниях Хун Жэньганя есть часть, которая воспроизводится по англоязычной публикации и идентифицировать даже те пункты, которые находятся в окрестностях Нанкина, не представляется возможным! Что уж говорить о безвестных деревушках в Гуанси?!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересно, у тайпинов был свой язык, типа хунхузского - в "Тайпин Тяньго еши" отмечают тайпинские арготизмы - например, меч именовали "снег из тучи", тяжелый мушкет - "длинный дракон", пушку - "европейское оборудование" и т.д.

Share this post


Link to post
Share on other sites

У наших станичников тоже был свой язык. Это не язык, а скорее, как я говорил в другом трэде, способ говорить необычно, отделиться от быдла, показать свою уникальность, подчеркнуть свое особое положение. Французский двор тоже при Людовике Красно Солнышко обзавелся подобным языком. Скажет такой маркиз камердинеру - подай, мол, Люка, "вечную спутницу живых и мертвых", а тот и не знает, что речь всего лишь о сорочке.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще, АФАИК, у хунхузов арго развился из-за того, что многие слова произносились сходно (пусть даже и не совсем одинаково) со словами, означавшими разные виды наказаний и несчастий.

Чем это вызвано у тайпинов - пока непонятно. Только вчера прочитал, набор прочитанного материала очень мал для полноценного анализа.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Имело бы смысл заняться этим. Может получиться интересная статья, я так думаю. Если надо помочь в поиске материалов - буду рад оказать посильную помощь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это надо 529 страниц старокитайского текста прочесть. На статью не тянет - скорее, на монографию.

Меня сейчас больше интересует вопрос потерь в эту войну.

Иные говорят - 20 млн., иные - 30... А Тихвинский щедро отписал аж 50 млн. И это при том, что по данным С. Волкова население в 1850 г. было 414 млн., а в 1860 г. 432 млн. (возможна ли инверсия при печати?), а по Брокгаузу и Ефрону (см. выше) вообще иные цифры...

Понятно, что провинции Цзянси, Цзянсу, Аньхуй, Хунань и частично - Чжэцзян сильно обезлюдели. Но где тут прямой итог военных действий, а где - внутренние миграции? Ведь прекрасно видно, что, помимо потерь, были еще и катастрофические дыры в учете населения.

А самое смешное, перед войной средний приход в бюджет был около 50 млн. лян в год. После войны, в 1884-1894 гг. - примерно 77 млн. лян в год. Почему?

Получается, что значит, народу меньше, а платят больше? Но все, особенно сторонники гигантских потерь, утверждают, что после войны положение населения стало на время несколько лучше, в частности, за счет снижения "земельной тесноты".

Вот и вопрос - кто врет и где?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Смотря как собирались данные. Например в 1850 могли учесть только ханьское население, а в 1860 - учесть вместе с маньчжурами. Вот и возникла бы прибавка.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Маньчжуров, вместе с осликами и деревьями, если и было 2 млн., то ОЧЕНЬ хорошо...

В любом случае, налогов они не платили, да и воевать разучились.

Т.ч. гаданий много, но очень много спекуляций с теми или иными "разоблачающими" целями возводятся в абсолют.

Например, обосновывая свои 50 млн., Тихвинский ссылается на английского полковника Белла, посетившего Синьцзян в 1870-х годах!

Конечно, мнение очевидца важно, но как даже самый умный английский полковник может дать картину по всему Китаю?

Share this post


Link to post
Share on other sites

В любом случае я бы просмотрел, какие бюрократические реформы были проведены. Возможно изменились категории податного населения, возможно стали учитывать в тех, кого прежде не учитывали. А если это просто чиновничьи приписки, то тут уже и вовсе концов не найдешь - ведь пересчитывать заново поздно.

Поэтому пытаться брать статистику и делать из нее глобальные выводы - это дело неправильное. Сначала хорошо бы выяснить, как эта статистика собиралась и насколько заслуживает доверия. Это как с миллионными армиями.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дидин (поземельно-подушный налог) сохранялся. Он, по китайским законам, принимался всегда равным уровню 1712 г., но разверстывался на актуальное количество владельцев земли (налог платили только те, кто реально владел землей - хотя бы парцельным участком).

Большие доходы приносил лицзинь (внутренняя таможенная пошлина), но тут есть сведения, что это не более 20 млн. лян в год (а, скорее, и менее).

Надо будет структуру прихода по Тихвинскому освежить - он дал расклад по 1884-1894 гг. на основании опубликованных в 1901 г. материалов китайского правительства.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Слегка пробежался по структуре прихода на 1884-1885 гг.

Главный по объему подушно-поземельный дидин - 23 млн. лян.

Потом лицзинь и доход от морской таможни - примерно поровну на каждый - по 15 млн. лян.

Потом доход от соляной монополии - примерно 7 млн. лян.

Остальное - мелкие налоги.

Если берем средний приход в 83 млн. лян, то видим, что 60 млн. лян поступлений дают 4 основные статьи прихода, из которых 2 не было начала 1850-х г. (лицзинь стал взиматься в ходе Тайпинского восстания, а таможня была установлена на уровне 5% обложения практически всех товаров, кроме опиума и товаров личного потребления для европейских резидентов (беспошлинно)).

Тут видим ряд противоречий - если подушный налог (диншуй) неизменен с 1712 г. (общее место в синологии), то поземельный налог (дишуй) варьируется от запашки. На 1812 г. диншуй составил всего 3,2 млн. лян, дишуй неизвестен, а соляной акциз - 7,5 млн. лян.

Удивительное постоянство доходов от соли на протяжении более полувека, и странное состояние по дидину.

Еще момент - если дидин и соляной акциз допустить как незначительно варьирующиеся величины, то прирост в 30 млн. лян доставили введение лицзиня и морских таможенных сборов.

Но! Вроде по цифрам получается - 80 - 30 = 50, а как же тогда с утверждением, что стало жить легче? Если прирост - за счет доп. обложения лицзинем, что вело к автоматическому удорожанию всех товаров?

И другой вопрос - если таможенные пошлины держатся на уровне 5%, то 15 млн. - это сбор с 300 млн. лян импорта! А таких цифирок нет в истории Китая вообще!

Да и если брать структуру импорта - в начале 1860 г. в один из типичных годов ввезли на 33 млн. лян опиума (не облагается налогом по Тяньцзиньскому договору) и на 57 млн. лян иностранных тканей (5% налога). Это приход всего в размере 2,85 млн. лян!

К тому же ввоз иностранных тканей в таком количестве - нонсенс. Даже в 1920-е годы крестьянам (основная масса населения Китая - более 80%) надо было объяснять, что такое империализм, т.к. прямых свидетельств о том, что злобные империалисты существуют, для крестьян не существовало - они носили домотканую одежду и не видели иностранных товаров вообще!

В общем, все непонятно.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Готов дать эксклюзив - главу о Хун Сюцюане из "Цин ши гао". Она сильно отличается от версий, изложенных в отечественной литературе по тайпиноведению. Сейчас перевожу начало главы - до Цзиньтяньского восстания.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Циклические закономерности в развитии человеческого общества наглядно демонстрирует история Китая. К ним относятся и наиболее беспощадные периоды истории, наступающие в конце каждого цикла. Такой демографический кризис в Китае привел к Тайпинскому восстанию, когда погибло 118 миллионов человек. История человечества не знает других примеров такой массовой гибели людей.

О величайшей катастрофе в истории рассказывают китаевед, профессор Российского Государственного Гуманитарного Университета, сотрудник Института Востоковедения Олег Ефимович Непомнин и доктор исторических наук, сотрудник РГГУ Андрей Витальевич Коротаев.

Олег Непомнин: Во время Тайпинского восстания или точнее Великой крестьянской войны на территории Китая прополыхало целых четыре войны. Это произошло в 1851 — 1864 годы. Это та самая фаза демографического цикла, когда образуется избыточное население, которому уже нет места, еды, работы в деревнях. Люди уходят в горно-добывающую промышленность, в торговлю, уходят в города, а когда и там уже нет ни еды, ни работы, начинается процесс, который происходит в конце каждого цикла — начинается фаза катастрофы. Нищенство, попрошайничество, потом воровство, потом бандитизм, потом повстанческая фаза и, наконец, когда повстанческие отряды сливаются в мощную лавину начинается крестьянская война,

Андрей Коротаев: В одном из южных районов Китая человек по имени Хун Сю-цюань, происходил он из крестьянской семьи, при этом отец его поступил, как поступали многие богатые крестьяне, — трансформировал экономический капитал в социальный, то есть дал сыну образование, чтобы он сдал экзамен и стал чиновником. Действительно, Хун Сю-цюань долгое время учился, потом пришла пора сдавать, скажем, так государственный экзамен, в результате которого можно было получить степень, открывавшую возможности чиновничьей карьеры. В Китае накануне демографического коллапса ситуация была особо суровая, конкуренция была около 100 человек на место, то есть сдать экзамен на самом деле было практически невозможно. Естественно, Хун Сю-цюань на экзамене проваливается. Для него это — катастрофа. Отец вложил в его обучение большие деньги, вся семья на него рассчитывала, и вдруг получается, что вся его учеба насмарку. В общем, он поступил вполне логично, он решил, что надо получше подготовиться к следующему экзамену. Сдает во второй раз – результат тот же самый, провал.

После третьего провала с Хун Сю-цюанем случилось реальное психическое расстройство, то есть его на носилках доставили в родную деревню, и он там несколько месяцев сидел дома. И выяснилось, что, когда до этого он готовился к экзаменам в кантоне, он купил книгу, которая представляла собой достаточно вольный перевод на китайский язык Библии. А вот когда он находился в прострации дома, эта книга его явно впечатлила (судя по заметкам, сделанным на полях). И закончилось тем, что Хун Сю-цюаню после этого приснился сон, про который он потом неоднократно рассказывал: он находится на небе, и Господь показывает ему другого приятно выглядящего мужчину и говорит: «Это мой сын и твой брат…» И общий смысл такой, что «мир находится во власти сил мрака, и тебе поручается миссия освободить мир от этих сил». Знакомые отнеслись к этому сну с полным пониманием и с большим вниманием. Потому что ситуация была действительно предкризисная.

При том, что интерпретация сна не вызывала никаких сомнений, силы мрака были понятны – это чужеземцы, захватившие Китай, маньчжурская династия, у самого Хун Сю-цюаня особой практической смекалки не было. Но нашлись друзья и выяснилось, что есть уже несколько тысяч вооруженных человек, готовых за ним идти свергать династию.

Мысль, что их всего несколько тысяч, а династия, в принципе, может выставить сотни тысяч человек против них, как-то особо не останавливает, потому что «наше дело правое, нас небо поддерживает», что там бояться-то. Поэтому спускаются с гор и идут на главный экономический центр Китая в низовьях Янцзы, китайскую житницу.

Когда несколько тысяч вооруженных людей спустились с гор, к ним стали присоединяться все новые и новые вооруженные крестьяне и бандиты. Власти реагируют с опозданием, посылают отряд – несколько десятков тысяч человек, то есть довольно мощную армию, но они сталкиваются уже с превосходящей их армией восставших — правительственные войска терпят поражение. Это еще больше увеличивает популярность восставших, к ним присоединяется все больше и больше крестьян. Правительство посылает уже серьезную армию. Но к тому моменту, когда она встречается с тайпинской армией, тайпинов уже снова больше, тайпины воодушевлены, правительственная армия деморализована, и ее громят. Кончается тем, восставшие успешно занимают экономическую столицу Китая – Нанкин в низовьях Янцзы, ту часть, которая, на самом деле, кормит Север. Так, по расчетам историков, получается, что если бы они пошли на Пекин – скорее всего, заняли бы и Пекин, потому что правительство не могло в это время выставить эффективную военную силу.

Но одним из механизмов демографического цикла применительно к Китаю является то, что с ростом населения начинают возделываться все земли, которые, в принципе, можно возделывать. В том числе возделываются не очень-то пригодные для земледелия земли вверх по течению реки Хуанхэ. Идет эрозия почвы, все больше и больше ила смывается в реку Хуанхэ, русло реки поднимается все выше и выше. Способ реагирования против этого у китайцев был давно разработан – нужно строить вдоль реки Хуанхэ дамбы. Но дамбы поднимаются все выше и выше, и через какое-то время оказывается, что река Хуанхэ течет просто над Великой китайской равниной. Но при этом это требует все больших и больших вложений в поддержание в порядке дамб. Но тут начинается Тайпинское восстание, казна пустеет. Колоссальных средств, которые нужны для поддержания в порядке этих дамб, нет. И что происходит? Дамбы прорывает. При этом до Тайпинского восстания река Хуанхэ впадала к югу от полуострова Шаньдун, а сейчас впадает к северу. Можете посмотреть по карте: тогда просто смыло всю Великую китайскую равнину. Это значит, что десятки миллионов крестьянских хозяйств урожай не собрали, есть им нечего, толпа беженцев бежит в города. Начинаются эпидемии. Идет то, что называется политико-демографической катастрофой.

Олег Непомнин: Дело в том, что по мере нарастания очередной фазы кризиса резко снижается возможность у власти изымать из деревни налоги, в том числе, натуральные, потому что крестьянство не может отдать эти налоги, поскольку все проедает.

Андрей Коротаев: Мне кажется, что российскому читателю это будет особо интересно, все это дополнялось еще возраставшей к концу политико-демографического цикла коррумпированностью. Я просто прочитаю отрывок из кембриджской «Истории Китая»: «Рассказы о многодневных банкетах и театральных представлениях, устраиваемых для увеселения сотрудников противопаводковой администрации, подтверждают мнение о том, что лишь 10 процентов из 60 миллионов таэлей, ежегодно выделявшихся на финансирование противопаводковой службы, расходовалось целевым образом.

Олег Непомнин: Дело в том, что в фазе восстановления можно было воровать все больше и больше, в фазе стабилизации и баланса можно было воровать более-менее безнаказанно, но с переходом в фазу кризиса чиновная коррупция, чиновное казнокрадство становилось опасным. Чиновники, в принципе, должны были каждый год организовывать ремонт дамб. В конце каждого династийного цикла, в фазе катастрофы возникает вот эта самая проблема: сегодня недосыпали дамбу, завтра недосыпали дамбу, на третий год еще меньше насыпали – и вот произошло то великое наводнение, погибло 7 миллионов человек.

Это была, конечно, великая катастрофа. Дело в том, что примерно столько же погибло во время японо-китайской войны 1937-45 годов, когда гоминьдановцы взорвали дамбы и устроили искусственное наводнение, чтобы остановить продвижение японской дивизии. Непобедимые японские дивизии шли с севера на юг, и их надо было остановить. Погибло тоже несколько миллионов человек.

Андрей Коротаев: Есть еще такой момент, который нам тоже, в принципе, хорошо известен. Во время гражданской войны наблюдается «эффект озверения». В начале гражданской войны зверств особых нет, но потом просто идет эскалация, при этом с обеих сторон, что со стороны восставших, что со стороны правительственных войск. В России она всего три года продолжалась, а продолжалась бы она 10 лет – мы бы еще не такое увидели. При взятии Нанкина погиб 1 миллион человек, то есть практически все, кто был в Нанкине.

Олег Непомнин: Нужно сказать, что они из Нанкина направили три тайпинские армии на взятие Пекина, но одна армия не смогла форсировать Янцзы и отступила, две другие попали в очень тяжелые условия. Дело в том, что Китаев было два – южный Китай и северный Китай. Юг плохо относился к Северу, Север считал южан чужаками. Кроме того, в дела Китая вмешались европейские державы и нанесли болезненные удары по китайскому самолюбию во время так называемых опиумных или торговых войн. Первая война началась в 1840 году. Вторая война – в 1856 году.

Андрей Коротаев: И была еще третья война, во время которой Россия получила Приморье. У Великобритании в это время был дефицит по платежным балансам в торговле с Китаем, поэтому, чтобы ликвидировать этот дефицит, Великобритания начала продавать в Китай опиум и нервно реагировала на попытки китайского правительства запретить импорт опиума. Это такой вопиющий пример, когда европейская держава навязывает Китаю торговлю наркотиками. И в результате всех этих страшных событий – наводнений, войн, усобицы, голода и эпидемий – погибло 118 миллионов человек. Причем непосредственно от оружия гибнет все-таки меньшинство населения. Хотя, как мы помним, что и от оружия погибли многие миллионы человек. Но главное, конечно, что уносит жизни в таких случаях, это — голод, холод и эпидемии. В случае с Китаем был еще специфический фактор – наводнение, когда огромное количество людей физически утонуло.

http:// www.svoboda.org/content/article/ 263752.html

Забавная статья. Хотя д.и.н. О.Е. Непомнин - крупный отечественный китаевед, хороший специалист по XIX в. в Китае. Про Коротаева ничего не знаю. По Википедии - в синологических пристрастиях не замечен. Что он делает тут - непонятно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now