Saygo

Государство Тайпинов в Китае

399 posts in this topic


у самого Хун Сю-цюаня особой практической смекалки не было

Не уверен. Он был не самым мудрым, но вполне соображал, что можно сделать со своим видением. Тем более, Чжао Эрсюнь совершенно не согласен с Коротаевым.


Но нашлись друзья и выяснилось, что есть уже несколько тысяч вооруженных человек, готовых за ним идти свергать династию.

Далеко не сразу они нашлись - это плод усилий Хун Сюцюаня + провозгласить восстание и оторвать сторонников от полей и домов пришло в голову все же самому Хун Сюцюаню.


Мысль, что их всего несколько тысяч, а династия, в принципе, может выставить сотни тысяч человек против них, как-то особо не останавливает, потому что «наше дело правое, нас небо поддерживает», что там бояться-то. Поэтому спускаются с гор и идут на главный экономический центр Китая в низовьях Янцзы, китайскую житницу.

Странно для специалиста - сначала 2 года они сидят в Цзиньтяни и Юньани, и лишь потом, когда их припекают там, они вырываются из кольца и фактически бегут к Нанкину. Помогает только высокая концентрация сил - на каждый немногочисленный цинский гарнизон приходится удар всех сил тайпинов, что как бы не может не быть успешным.


Кончается тем, восставшие успешно занимают экономическую столицу Китая – Нанкин в низовьях Янцзы, ту часть, которая, на самом деле, кормит Север. Так, по расчетам историков, получается, что если бы они пошли на Пекин – скорее всего, заняли бы и Пекин, потому что правительство не могло в это время выставить эффективную военную силу.

Нанкин - может и "экономическая столица" (хотя с чего бы?), да вот рис в Нанкине не растет. Тут надо Хунань и Аньхуй брать, а они Учан за собой не закрепили...

Опять же, поход на север показал, что никто на севере к ним присоединяться особо не желал. Провинциальные различия были слишком сильны.


При этом до Тайпинского восстания река Хуанхэ впадала к югу от полуострова Шаньдун, а сейчас впадает к северу. Можете посмотреть по карте: тогда просто смыло всю Великую китайскую равнину.

А где исторические свидетельства (кроме карты) такого глобального Апокалипсиса? Западные наблюдатели ничего об этом не сообщают. А изменение русла Хуанхэ - это не значит "смыло всю Великую китайскую равнину" - где разрушенные города, что точно отразилось бы в отчетах европейцев, которые как раз рекогносцировали ряд городов на предмет пригодности для открытия в них торговли?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я просто прочитаю отрывок из кембриджской «Истории Китая»: «Рассказы о многодневных банкетах и театральных представлениях, устраиваемых для увеселения сотрудников противопаводковой администрации, подтверждают мнение о том, что лишь 10 процентов из 60 миллионов таэлей, ежегодно выделявшихся на финансирование противопаводковой службы, расходовалось целевым образом.

Голословно для специалиста.


и вот произошло то великое наводнение, погибло 7 миллионов человек.

Откуда данные? Погибли - утонули или от последствий наводнения (голод, переселение, эпидемии)?


Дело в том, что примерно столько же погибло во время японо-китайской войны 1937-45 годов, когда гоминьдановцы взорвали дамбы и устроили искусственное наводнение, чтобы остановить продвижение японской дивизии. Непобедимые японские дивизии шли с севера на юг, и их надо было остановить. Погибло тоже несколько миллионов человек.

Интересно, о чем это?


При взятии Нанкина погиб 1 миллион человек, то есть практически все, кто был в Нанкине.

АФАИК, при взятии Нанкина в 1853 г. в нем было около 0,5 млн. жителей. А потом осталось около 130 тыс. - большая часть покинула город, когда столкнулась с "тайпинизацией" общества по плану Хун Сюцюаня. К 1864 г. если их снова стало 0,5 млн. - и то хорошо.

Так откуда 1 млн. погибших в Нанкине? Оттуда же, откуда миллионы вырезанных ойратов и уйгуров?


И была еще третья война, во время которой Россия получила Приморье.

Вообще, было всего 2 войны - 1839-1842 гг. и 1856-1860 гг. Россия получила Приморье в 1858 г. Когда была третья или когда Россия "в действительности" получила Приморье (а про Приамурье забыли?)?


Это такой вопиющий пример, когда европейская держава навязывает Китаю торговлю наркотиками.

А в то время и в самой Европе постоянно лечили опиумом. Наркомания еще не была осмыслена европейцами.


И в результате всех этих страшных событий – наводнений, войн, усобицы, голода и эпидемий – погибло 118 миллионов человек.

Ну да, ну да, как помнится, их Кан Шэн по приказу Мао Цзэдуна лично расстрелял...

По самым точным данным, с 432 млн. население уменьшилось до 414 млн. Значит, по "математике от Коротаева" 432 - 118 = 414?


Причем непосредственно от оружия гибнет все-таки меньшинство населения. Хотя, как мы помним, что и от оружия погибли многие миллионы человек. Но главное, конечно, что уносит жизни в таких случаях, это — голод, холод и эпидемии. В случае с Китаем был еще специфический фактор – наводнение, когда огромное количество людей физически утонуло.

И где же доказательная база? Где факт "смыва равнины", гибели миллионов людей в водах Хуанхэ? Никто ничего не записал? Не увидел? Не заметил? Подло скрыл?

Вот такие интервью, ИМХО, из самой серьезной проблемы могут сделать балаган.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ни один отечественный исследователь почему-то не упомянул о предтечах "Байшандихуй" - "Бао лян гун фэй хуй" (保良攻匪会), "Шанди хуй" (上帝会), также именовавшегося "Сань дянь хуй" (三点会).

К тому же лозунг "Бао лян гун фэй" (Защищать хороших, нападать на бандитов) заслуживает пристального внимания, как весьма оригинальную программу организации местной самообороны.

Share this post


Link to post
Share on other sites
三点会 - ист. Союз триады (тайное общество тайпинов, XIX в.)

http://www.chinese-russian.com/zd/ci/1668/

Так и живем...

Смотрим в китайский словарь:

三点会- 天地会的别名...

http://www.zdic.net/c/9/111/298477.htm

"Сань дянь хуй" - другое название "Тяньди хуй"...

"Тяньди хуй" = "Сань хэ хуй" = "Сань дянь хуй" = "Триада".

Share this post


Link to post
Share on other sites

В общем, 2 новости - плохая и еще хуже.

Начнем с того, что Хуанхэ за 1850-е разливалась аж 3 раза - в 1851, 1853 и 1855 гг.

А вот русло новое обрела только в 1897 г.

Смытых городов не замечено - сверьтесь с картой.

Это как считать? Плохо или еще хуже?

Тогда для сравнения - таможенный сбор в 1885 г. составил 13,5 млн. хайгуаньских лян. Если это 5% от стоимости ввезенных в Китай товаров, то общий объем импорта должен был составить аж 270 млн. лян. Но он был всего 88,2 млн. хайгуаньских лян!

Тут или таможенная ставка кривая, или же цифры поступлений от таможни / объема импорта неправильные!

Теперь прошу читателей высказать свое мнение - что делать нам, бедным синологами, имеющим такие вот "основополагающие" труды для изучения?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Самый крупный исторический паводок на Хуанхэ - это 1843 г. - у г. Шэньсян расход воды достиг 36 000 куб. м./с.

Максимальное исторически зафиксированное перемещение русла Хуанхэ - 800 км.

С 602 г. (династия Суй) и по наши дни известно о 26 изменениях русла Хуанхэ (от 5 до 12 считается существенными) и о 1573 больших прорывах плотин.

В 1855 г. река изменила свое русло, потом было катастрофическое наводнение 1887 г. - погибло непосредственно при наводнении и от голода и болезней 2 млн. человек (значит, последствия катастрофы 1855 г. были не столь велики), и в 1897 г. пришла в свое современное русло.

Пока не нашел ничего вразумительного о наводнениях 1851, 1853 и 1855 гг.

Share this post


Link to post
Share on other sites

1853 г., наступление тайпинов на Пекин, Скачков тщательно собирает все - слухи, байки, официальные сообщения...

Про Хуанхэ у него сказано, что в 1853 г. по весне народ сильно страдал от осеннего разлива Хуанхэ, было много умерших от голода. Но, в целом, о катастрофе, о смытых городах, "затопленной Великой Китайской равнине" - ни слова.

Летом приводит сообщение о том, что в июле от сильного дождя и ветра Хуанхэ сильно поднялась и сливные шлюзы не выдержали. Но опять - ни одного смытого города...

Т.е. 1852 и 1853 гг. - без диких катастроф.

Видимо, и "смытые города" 1855 г. - из той же оперы, когда надо подвести базу под неподводимое...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Профессор Г. Кара-Мурза в своей книге о тайпинах отмечал только одно важное для хода войны наводнение - в июле 1853 г.

Что же там с 1855 г.?

Откуда 7 млн. погибших?

Куда смыло города? И какие города?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лучшие из иллюстраций к тексту из ЖЖ - рисунки А. Линдлея, помещённые им в книге "Тайпин тяньго: История тайпинской революции" (Augustus Frederick Lindley. "Ti-ping tien-kwoh: The history of the ti-ping revolution", L., 1866). Её автор - не только очевидец, но и участник войны тайпинов. Его книга использовалась многими историками, и непонятно, почему до сих пор нет её хорошего перевода на русский язык (т.е. литературного и с комментариями историков). На английском первая часть его книги есть здесь:
http://www.gutenberg.org/files/39180/39180-h/39180-h.htm
К сожалению, часть иллюстраций в тексте из ЖЖ действительно не имеет никакого отношения к тайпинам. Особенно возмутительно то, что известная картина В.В. Верещагина "Бухарский солдат (сарбаз)", написанная в 1873 г., помещена с подписью "Маньчжурский лучник"! Картину эту можно посмотреть здесь - http://veresh.ru/vereshagin/turkestan31.php - с правильной подписью.
О том, что приведённый в тексте портрет Хун Сюцюаня в действительности является портретом Хун Дацюаня (настоящее имя Цзяо Лян, уроженец уезда Хэншань в Хунани, руководил одним из местных ответвлений общества "Тяньдихой", затем примкнул к тайпинам и был захвачен цинскими войсками ещё в 1852 г.; ушлые маньчжурские командующие объявили, что взяли в плен самого "вана" тайпинов, заставив дать соответствующие показания, но вскоре их обман раскрылся) - об этом написано ещё в книге Хуа Гана "История революционной войны тайпинского государства", изданной на русском языке в 1952 г. Тем не менее в интернете он до сих пор гуляет в качестве портрета Хун Сюцюаня.

 

Предложенный вариант перевода названия "Тайпин тяньго" вызывает сомнения. "Счастье" - категория более эмоциональная, "благоденствие" - более материальная. В Китае издавна государство называлось "Поднебесной", а император - "Сыном Неба". В христианской традиции "царствие небесное" понимается, как существующее где-то на небесах, не на земле. Но в данном случае речь идёт именно об установлении на земле государства, в котором будет благоденствие для всех. В.П. Илюшечкин в своей книге вполне удовлетворительно объясняет это название и его перевод как "Небесного государства Великого благоденствия" в контексте традиционной китайской культуры.
Встречаются в тексте и сомнительные утверждения - например, о "жестокой вражде между гуансийцами и гуандунцами". Хун Сюцюань и Ян Сюцин были хакка, т. е. говорили на одном и том же диалекте. Позднее гуандунец Хун Сюцюань выдвинул на высшие военные посты гуансийцев Ли Сючэна и Чэнь Юйчэна. Брат жены Хун Сюцюаня, Лай Вэньгуан, тоже был гуансийцем, о чём говорит в своих "Показаниях".
Многие аналогии в тексте из ЖЖ тоже более чем сомнительны. Было бы более уместно сравнить тайпинов с первичным (домарксистским) коммунизмом Гракха Бабёфа и Филиппа Буонарроти ("Заговор во имя равенства"), учение которых затем было развито Теодором Дезами ("Кодекс общности"), Вильгельмом Вейтлингом ("Гарантии гармонии и свободы") и Луи Огюстом Бланки - европейскими современниками тайпинов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интерпровинциальная вражда, тем не менее, существует в Китае и до сих пор.

 

Еще в 1925 г. это было истинной головной болью правительства Сунь Ятсена. Поэтому трения между разными контингентами в составе тайпинов - вполне естественное явление.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Можно ли считать ошибками тайпинов основание столицы в Нанкине и Северный поход?
Поскольку без военно-политического плана действий нельзя долго руководить большой армией, то видимо, основание столицы тайпинов в Нанкине было частью определённого плана. По сведениям Чжан Дэцзяня, ещё летом 1852 года лидеры тайпинов собирались захватить Нанкин и превратить его в свою опорную базу. По данным другого цинского автора, Мин Синя, Ян Сюцин намеревался обосноваться в Нанкине ещё весной 1852 года (эти данные приведены в книге В.П. Илюшечкина). Ли Сючэн в своих "Показаниях", рассказывая о "старом матросе из Хунани", говорит перед этим, что "...Небесный князь и Восточный князь... намеревались, разделив армию на две части, удерживать район Цзяннань, чтобы в дальнейшем захватить провинцию Хэнань", т. е. вопрос об удержании района Нанкина был решён ещё до того.
О причинах принятия решений Ли Сючэн был тогда мало информирован - в то время он был простым солдатом или младшим офицером, и мог пользоваться только слухами. Он лишь приводит слова "старого матроса": "Сейчас в ваших руках Цзяннань, врагу преграждает путь Янцзы, в вашем распоряжении тысячи джонок, так зачем же вам идти в Хэнань? Нанкин - единственная настоящая колыбель правителей. Стены города высоки, а его крепостные рвы глубоки. Народ живёт в достатке. Чем идти в Хэнань, не лучше ли основать столицу здесь?".
Вкратце:
1. Нанкин - одна из сильнейших крепостей, которую когда-либо до этого занимали тайпины.
2. Нанкин - центр транспортных коммуникаций, важнейшая из которых - река Янцзы - контролируется тайпинскими джонками.
3. Продовольствия в Нанкине достаточно для формирования большой армии, и оно может быть подвезено ещё.
Определённый смысл имеет и упоминание "старого матроса": на Янцзы было много речных матросов, бурлаков, грузчиков и т. п. голоты, которая охотно примыкала к тайпинам. Именно с выходом на Янцзы численность тайпинской армии значительно росла, и могла быть ещё более увеличена. Поблизости от Нанкина были районы выращивания шёлка и чая, районы развитого земледелия, где было много богатых помещиков, но ещё больше разорившихся крестьян и батраков. Всё это позволяло пополнить тайпинскую казну и тайпинскую армию.

Наконец, В.П. Илюшечкин считает, что "избирая Нанкин центром своего государства, тайпинские руководители, несомненно, следовали примеру основателя Минской династии Чжу Юаньчжана, который обосновался в Нанкине, превратил его в свою базу и столицу и, опираясь на неё, сокрушил монгольских завоевателей и распространил свою власть на всю страну". Действительно, внимание к историческим прецедентам характерно для китайцев.
В 881 году Хуан Чао, не обеспечив себе территориальной базы, двинулся на тогдашнюю столицу - Чанъань - и захватил её. Вскоре помещичьи ополчения отрезали его от районов, где его войско могло рассчитывать на пополнение, а поблизости от Чанъаня были тюрки-шато, служившие танскому императору. Итогом было оставление им столицы и разгром армии Хуан Чао.
В 1644 году повстанческая армия захватила Пекин, бывший тогда столицей империи Мин. И снова повторилось поражение - остальные районы страны контролировались местными помещиками, а поблизости от Пекина были маньчжуры, которых минский военачальник У Саньгуй не замедлил призвать на помощь против восставших. История показывала, что захват столицы без наличия прочно контролируемой территории, где можно пополнять войска, приводил неизбежно к разгрому восставших.
По-другому поступил Чжу Юаньчжан - захватив Нанкин, он сначала подчинил себе важные районы по р. Янцзы и юг Китая, и уже опираясь на них, развернул наступление на Пекин. Имея сильную армию с возможностью подкреплять и снабжать её, он мог не бояться прибытия к противнику подкреплений из Монголии, а подавив сопротивление на контролируемой им территории, мог рассчитывать удержать её и после захвата столицы.
Понятно, что тайпины предпочли пример Чжу Юаньчжана. Подобно ему, тайпины стремились создать постоянную территорию, очищенную от войск противника, которая бы служила для них базой снабжения и пополнения. Поэтому основание столицы в Нанкине доказывает, что Ян Сюцин принял вполне разумное решение, основанное на учёте многих обстоятельств.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

В то же время отказаться от похода на Пекин тайпины тоже не могли, хотя Ли Сючэн в своих "Показаниях" задним числом считает ошибкой весь Северный поход. Судя по записям "Дневника" Скачкова, даже в самом Пекине не было уверенности, что город удастся удержать. Победы тайпинов прибавили им решительности, а оценить возможности цинских войск на севере было трудно. Поэтому и было решено послать на Пекин часть армии - довольно значительную, если считать силы тайпинов после захвата Нанкина в 100 тысяч бойцов, из которых более половины составляли новобранцы, а на Пекин направлено было 20 тысяч. Видимо, большую часть армии Северного похода составляли опытные бойцы, поскольку упоминается, что среди них было много южан. Выделить больше было бы невозможно без отказа от удержания Нанкина и операций на других направлениях.
Дальнейшие действия тайпинов показывают, что основным направлением их главнокомандующий Ян Сюцин считал не Пекинское, а Западное - точнее, юго-западное. Для того чтобы обеспечить Нанкин продовольствием и резервами, нужно было занять Аньцин и Ухань. Нужно было также выделить большие силы против армии Цзэн Гофаня, которая была главной угрозой для тайпинов в силу своей организации. Но от Аньцина и Уханя тайпины стремились наступать прежде всего на юго-запад, в провинции Цзянси и Хунань. Это также были провинции с развитым земледелием, и в них (как показал поход армии тайпинов через Хунань в 1852 г., а затем поход армии Ши Дакая в 1859 г.) можно было рассчитывать на новые пополнения. К этому вели тайпинов и речные коммуникации: из р. Янцзы у города Цзюцзян можно было выйти к озеру Поянху, и через систему рек, впадающих в это озеро, продвинуться вглубь провинции Цзянси; у Йочжоу к юго-западу от Уханя открывался выход к озеру Поянху с его речной системой, ведущей на юг провинции Хунань. Далее эти пути вели тайпинов в их родные провинции Гуандун и Гуанси, где повстанческое движение не прекращалось и в 1853-1856 годах, после ухода оттуда главных сил тайпинов.
Достаточно посмотреть на карту боевых действий тайпинов в 1853 - 1856 годах, чтобы убедиться, что основной удар наносился тайпинами на юго-западе, в Хунани и Цзянсу, и именно здесь тайпины стремились всеми силами закрепить за собой территорию. Об этом свидетельствуют и упорные бои под Йочжоу летом 1854 года, и упорная оборона тайпинами Цзюцзяна в 1854-1855 годах, и осады провинциальных центров Цзянси и Хунани - Наньчана и Чанша. Несмотря на то, что именно на этом направлении действовала лучшая цинская армия Цзэн Гофаня, именно здесь расширение тайпинской территории было наибольшим.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Северное (Пекинское) направление было второстепенным, но всё же не запускалось. О стремлении Ян Сюцина наладить централизованное управление армиями свидетельствуют как поддерживание связи с войсками Северного похода, так и направление им подкреплений. В январе 1854 г. к ним на помощь была направлена новая сильная армия, а после того, как она потерпела поражение при Линьцине - и третья армия, о которой Ли Сючэн в своих "Показаниях" говорит, что она была разгромлена "в Янцзядяне в районе Шунэна" (очевидно, это было уже в конце 1854 - начале 1855 гг., в то время как остатки первой армии Северного похода держались до марта и мая 1855 г.). Видимо, подкрепления посылались по мере формирования и боевой подготовки новых армий. Несмотря на то, что Северный поход закончился поражением, это было поражение на второстепенном направлении, в то время как на главном направлении в том же 1855 году были достигнуты значительные успехи.

m.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
Поэтому основание столицы в Нанкине доказывает, что Ян Сюцин принял вполне разумное решение, основанное на учёте многих обстоятельств.

 

Это сложно подтвердить или опровергнуть.

 

База была нужна. Но "застревание" в Нанкине позволило тайпинам полностью потерять темп наступления. Особенность китайской гос. машины в том, что боеготовых войск в случае возникновения крупных потрясений, мало, и потеря темпа всегда чревата.

 

И снова повторилось поражение - остальные районы страны контролировались местными помещиками, а поблизости от Пекина были маньчжуры

 

Весь север страны уже был под контролем Да Шунь, а маньчжуры стояли далеко за ВКС, и то, что они прошли через Шаньхайгуань - это причудливый зигзаг истории, а не закономерность.

 

У Саньгуй долго сомневался, что ему выбрать - встать на сторону Да Шунь, или покориться Да Цин. Выбор предрешили случайности, связанные с семьей У Саньгуя.

 

Понятно, что тайпины предпочли пример Чжу Юаньчжана.

 

История редко повторяется на 100%. Пример Чжу Юаньчжана не совсем корректен, т.к. он попутно громил конкурирующие государства повстанцев, а у монголов шла серьезная междоусобица, ослаблявшая их сопротивление.

 

Всего этого не было у тайпинов, но было плохое качество - их воззрения были чужды китайцам и успех имела только антиманьчжурская пропаганда. Но, как оказалось, этого недостаточно - при обновлении союза Цинов и китайских шэньши огромные армии были подняты против тайпинов именно из тех самых китайцев, которым тайпины, кроме антиманьчжурской фразеологии, ничего более дать не могли.

 

В 1368 г. все было иначе.

 

Северное (Пекинское) направление было второстепенным, но всё же не запускалось. О стремлении Ян Сюцина наладить централизованное управление армиями свидетельствуют как поддерживание связи с войсками Северного похода, так и направление им подкреплений.

 

В общем-то, бездарно проведенная операция, свидетельствующая о том, что сила тайпинов крылась исключительно в слабости Цинов на момент начала Северного Похода.

 

Сил отправили немного, подготовка их была отвратительной, проблемы логистики и инженерного обеспечения сказались тут же. Эллман считает, что в поход Ли Кайфан вывел от 70 до 80 тыс. воинов, но Хуанхэ переправилось не более 40 тыс. А с такими силами на Пекин идти было бессмысленно.

 

После разгрома Ли Кайфана вспомогательные колонны еще меньшей численности были легко уничтожены Цинами. Армия ослабла и сдала часть городов в среднем течение Янцзы, сократив контролируемую территорию (отсюда и финансовая база в виде налогоплательщиков, и продовольственное снабжение, и мобилизационные ресурсы тайпинов резко сократились). Чего никогда не допустил бы Чжу Юаньчжан.

 

Вот так осуществлялась "богопоклонническая стратегия", когда вместо разума довлели шаманские прорицания Ян Сюцина и визионерские искания Хун Сюцюаня.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Но "застревание" в Нанкине позволило тайпинам полностью потерять темп наступления.

Тайпины, очевидно, не придерживались той точки зрения, что "цель - ничто, темпы - всё". Помимо того, что они продолжали наступать на Северном (Пекинском) направлении, они вели ещё более масштабное наступление на Западном направлении.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Тайпины, очевидно, не придерживались той точки зрения, что "цель - ничто, темпы - всё".

 

Просто это была на редкость бестолковая компания, не умеющая толком обдумать свои планы.

 

Помимо того, что они продолжали наступать на Северном (Пекинском) направлении, они вели ещё более масштабное наступление на Западном направлении.

 

И в результате не преуспели нигде.

 

"Янсюциновский" период войны - это партизанщина в чистом виде. Ни опыта, ни планов нет. Только идеализм. Спасало только то, что в богоспасаемой империи все уже так прогнило, что реально их остановить долго никто не мог.

 

Когда немного кристаллизовались лагеря противоборствующих сторон - тогда только и началось какое-то планирование. Но это уже после того, как провалился Северный Поход и стало ясно, что максимум, на что могут претендовать богопоклонники - это на разделение Китая по Янцзы. Хотя и этого добиться они не смогли.

 

Даже Ли Сючэн, при всех его дарованиях, был довольно бездарный стратег, а цинские военачальники из "цзэнгофаневского" призыва оказались пусть и не лучшими военачальниками мира, но, по меньшей мере, настойчиво решали поставленную перед ними конкретную стратегическую задачу. А то, что попутно надо было отвлекаться то на Нинбо с Фучжоу, то на Айлаошань - это издержки производства. Полыхнуло по всей стране, и полыхнуло везде неслабо.

Share this post


Link to post
Share on other sites

У Саньгуй долго сомневался, что ему выбрать - встать на сторону Да Шунь, или покориться Да Цин. Выбор предрешили случайности, связанные с семьей У Саньгуя.

Есть и другая версия - "когда в 1644 году маньчжурский регент Доргунь готовился со 100-тысячной армией к очередному набегу на Китай, к нему прибыл посол от генерала У Саньгуя, приглашавшего маньчжуров выступить на подавление восставших крестьян. Доргунь не поверил, опасаясь западни. Восемь раз пришлось У Саньгую упрашивать маньчжуров прислать войска".

Видимо, это не только личный выбор У Саньгуя, но и общественный выбор китайских помещиков. Случаи перехода военачальников на сторону Цинов были ещё до У Саньгуя. А потом У Саньгуя поддержала вся его армия.

С другой стороны, успешные боевые действия маньчжур в 1636-1643 гг. (когда цинские войска трижды переходили Великую Китайскую стену и опустошали Хэбэй, Шаньдун и Хэнань) заставляют сомневаться в способности войск У Саньгуя сдержать их наступление в случае иного выбора. Следовательно, решающим фактором были маньчжуры, а не У Саньгуй.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В Западном походе тайпинов постоянное поступление новых подкреплений и своевременные переброски войск на угрожаемые направления вовсе не свидетельствуют об отсутствии управления.
Западный поход тайпинов можно разделить на три периода:
1) Действия войск Ху Ихуана, Лай Ханьина, Цзэн Тяньяна и др. в 1853 году, когда были захвачены Аньцин, Ханькоу, Ханьян и др. города, и осаждён Наньчан - центр провинции Цзянси. При первой же угрозе наступления цинских войск с севера Ян Сюцин в сентябре 1853 года перебрасывает осаждавшие Наньчан войска к северу от Янцзы, в направлении Лучжоу, который был взят к началу 1854 года. (но пришлось оставить Ханькоу и Ханьян). Здесь впервые сказалась важная роль реки Янцзы как главной линии коммуникаций тайпинов, по которой они имели возможность быстро сосредоточить в необходимом месте достаточное количество войск, в то время как цинские войска наступали против них с разных направлений. Основным результатом 1853 года здесь можно считать установление контроля над южной частью провинции Аньхой.
2) Действия войск под общим командованием Цинь Жигана в 1854 году. Пополнившись новыми подкреплениями, в феврале 1854 г. тайпины возобновили наступление, снова заняли Ханькоу и Ханьян, а также Учан. Затем по р. Янцзы часть тайпинской армии вышла к городу Йочжоу, прорвавшись к озеру Дунтинху. Западнее Йочжоу тайпины ограничились обороной, зато повели наступление на юг, на Чанша (центр провинции Хунань) и Сянтань - несомненно, с целью прорваться затем в Гуанси и Гуандун. Этому помешало поражение при Сянтане в мае 1854 г. (возможно, его причиной была недостаточная концентрация войск тайпинов, часть войск которых оставалась под Учаном и Йочжоу, а ещё часть наступала на востоке провинций Хубэй и Хунань).  В то же время армия Цзэн Гофаня сосредоточилась для удара от Чанша на Ухань, который был снова оставлен. Однако тайпины удержали за собой город Цзюцзян, а следовательно, контроль над выходом в озеро Поянху, открывавшее пути в провинцию Цзянси.
3) Действия войск Ши Дакая в 1855 - мае 1856 г. Получив новые сильные подкрепления, в феврале 1855 г. тайпины снова переходят в наступление. Нанеся несколько поражений войскам Цзэн Гофаня, тайпины в феврале вновь заняли Ханькоу и Ханьян, а в апреле - Учан. На этот раз Ши Дакай повёл наступление через озеро Поянху в провинцию Цзянси, по рекам которой также можно было прорваться в Гуандун. Установление контроля над Уханем в Хубэе и захват большей части Цзянси были результатами кампании 1855 года. Теперь уже Цзэн Гофань вынужден был рассредоточить свои силы, отправив войска для защиты Наньчана (центра провинции Цзянси). От цинских войск, наступавших с севера, его войска отделяла река Янцзы, в чём также проявилось значение Нанкина, как центра коммуникаций по р. Янцзы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что же произошло потом?
По Янцзы в 1856 году тайпинские войска начали перебрасываться на Восточное направление - для разгрома угрожавших Нанкину цинских армий Северобережного и Южнобережного лагерей. Последним ничем не могли помочь ни северные войска, ни армия Цзэн Гофаня, сами эти армии были отделены друг от друга рекой Янцзы и линией крепостей от Нанкина до Чжэньцзяна. В апреле 1856 г. цинская армия Северобережного лагеря была разбита под Яньчжоу, в начале июня под Чжэньцзяном была разгромлена ещё одна цинская армия под командованием маньчжура Цзиэрхана. Тайпины били цинские войска по частям, сами же наносили удары сосредоточенночто было результатом управления войсками со стороны Ян Сюцина.
Роль Ян Сюцина особенно ярко проявилась в описанном в "Показаниях" Ли Сючэна эпизоде с разгромом армии Южнобережного лагеря в том же июне 1856 г. По его приказу войска, одержавшие победу под Чжэньцзяном, были переброшены на южный берег Янцзы. Их командиры во главе с Цинь Жиганом "заявили ему о нежелании атаковать лагеря Сян Жуна, т. к. они построены давно, хорошо укреплены и их нельзя взять быстро. Восточный князь разгневался и объявил, что всех, кто не повинуется приказу, ожидает смертная казнь. Мы не посмели далее настаивать на своём и решили подчиниться". В настойчивости Ян Сюцина сказались не только воля, но и расчёт - к этому времени подошли отозванные с Западного направления войска Ши Дакая, что создало у тайпинов значительный перевес в силах. Армия Южнобережного лагеря была разбита в сражении у Сяолинвэя, а затем остатки её добиты у города Даньяна, где её командующий Сян Жун покончил самоубийством ("это случилось тогда, когда был жив Ян Сюцин").
Видимо, после разгрома Южнобережного лагеря тайпинские войска снова начали перебрасываться на Западное направление – этим можно объяснить неудачную осаду Даньяна на востоке, а также то обстоятельство, что ко времени убийства Ян Сюцина в сентябре 1856 г. Ши Дакай был уже снова на Западном направлении – ("в провинции Хубэй в лагере Хуншань"), один из братьев Ян Сюцина находился в Аньцине, а другой брат (Ян Фуцин) – в провинции Цзянси. Следовательно, Западное направление продолжало оставаться главным.

 

Таким образом, проанализировав действия тайпинов в 1853 – 1856 гг., можно видеть, что основание столицы в Нанкине было частью широко задуманного плана: взять под контроль среднее течение р. Янцзы, затем овладеть провинциями Хунань и Цзянси, и после этого присоединить к территории Тайпинского государства Гуанси и Гуандун, где восстание продолжалось. Тем самым под властью тайпинов оказался бы весь юг Китая, опираясь на который, подобно Чжу Юаньчжану, можно было начинать решающее наступление на Пекин. В этом свете задача Северного похода тайпинов сводилась к сковыванию значительных сил цинских войск на севере Китая (даже при удаче захвата Пекина войска Северного похода были бы осаждены в нём цинскими войсками из Маньчжурии и Монголии, поэтому захват Пекина в данных условиях мало что решал).
Осуществление данного плана было невозможно без единого руководства, которое не следует связывать только с личностью Ян Сюцина. Управлять одновременно несколькими армиями возможно лишь с помощью большого и хорошо организованного штаба. И быть может, не случайно Ли Сючэн воспроизводит слух о том, что были "должны быть убитыми Восточный князь и три его брата. Решено было не трогать никого больше"; не случайно он считает, что Ши Дакай был разгневан не столько убийством самого Ян Сюцина, сколько убийством всего его окружения. Несомненно, что 2 сентября 1856 г. вместе с Ян Сюцином был перебит и весь его штаб. Центральное управление тайпинскими войсками было серьёзно нарушено и более не восстановилось, а планы так и остались нереализованными.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 26.01.2015в14:24, Yang Xiao сказал:
со 100-тысячной армией

А с ежиками и дятлами сколько?

В 26.01.2015в14:24, Yang Xiao сказал:
Видимо, это не только личный выбор У Саньгуя, но и общественный выбор китайских помещиков

С какими помещиками консультировался У Саньгуй, принимая решение?

В 26.01.2015в14:24, Yang Xiao сказал:
Восемь раз пришлось У Саньгую упрашивать маньчжуров прислать войска".

Ну да, Лю Бэй тоже три раза приходил к Чжугэ Ляну... Фольклор.

В 26.01.2015в14:24, Yang Xiao сказал:
Случаи перехода военачальников на сторону Цинов были ещё до У Саньгуя.

Ничего особенного. Кун Юдэ перешел еще в 1633 г., да еще и с пушками хунъипао... Именно на основании его войск стали формировать ханьцзюней. Только каждый раз народ сам решал, кого им выбирать сюзереном.

В 26.01.2015в14:24, Yang Xiao сказал:
ледовательно, решающим фактором были маньчжуры, а не У Саньгуй.

А теперь представим, что У Саньгуй принял предложение Ли Цзычэна и вместо гнилой минской системы навстречу маньчжурам вышли войска Да Шунь?

В 26.01.2015в14:28, Yang Xiao сказал:
В Западном походе тайпинов постоянное поступление новых подкреплений и своевременные переброски войск на угрожаемые направления вовсе не свидетельствуют об отсутствии управления.

И, тем не менее, взять под контроль Янцзы они так и не сумели. А это - крах их плана укрепиться в центральной части Китая.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Просто это была на редкость бестолковая компания, не умеющая толком обдумать свои планы.

И в результате не преуспели нигде.

 

"Янсюциновский" период войны - это партизанщина в чистом виде. Ни опыта, ни планов нет. Только идеализм.

Но Ухань всё же удалось в 1855 году захватить у наиболее боеспособной цинской армии Цзэн Гофаня. Большую часть провинции Цзянси - куда и направлялся главный удар - также удалось захватить. Непосредственную угрозу Нанкину удалось ликвидировать в середине 1856 года.

А после Ян Сюцина - действительно, отсутствие планирования и руководства войсками.

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 26.01.2015в14:37, Yang Xiao сказал:
Но Ухань всё же удалось в 1855 году захватить у наиболее боеспособной цинской армии Цзэн Гофаня.

ЕМНИП, ее формирование началось только в 1853 г., когда у тайпинов было уже 5 лет боевого опыта.

К тому же в результате именно Цзэн Гофань их и разгромил.

В 26.01.2015в14:37, Yang Xiao сказал:
Непосредственную угрозу Нанкину удалось ликвидировать в середине 1856 года.

Реально ее не ликвидировали никогда.

Немного снижали давление на район Тяньцзина, не более того.

В 26.01.2015в14:37, Yang Xiao сказал:
А после Ян Сюцина - действительно, отсутствие планирования и руководства войсками.

Да и с ним тоже - никакого планомерного действия не было. Недоросли они еще до серьезной борьбы.

В 26.01.2015в14:33, Yang Xiao сказал:
присоединить к территории Тайпинского государства Гуанси и Гуандун, где восстание продолжалось

Только не под лозунгами тайпинов. А это - столкновение с новыми соперниками, которые тайпинов не поддерживали.

В 26.01.2015в14:33, Yang Xiao сказал:
В этом свете задача Северного похода тайпинов сводилась к сковыванию значительных сил цинских войск на севере Китая (даже при удаче захвата Пекина войска Северного похода были бы осаждены в нём цинскими войсками из Маньчжурии и Монголии, поэтому захват Пекина в данных условиях мало что решал).

Если бы в 1853 г. маньчжуры бежали бы из Пекина, то все остальное было бы их агонией.

Но таких сил, а главное - умения их создать и грамотно применить - у тайпинов не было.

Share this post


Link to post
Share on other sites

咸豐二年底(1853年1月),曾國藩接到幫辦湖南團練旨。

В конце 2-го года эры правления под девизом Сяньфэн (январь 1853 г.) Цзэн Гофань получил императорский указ о содействии в управлении хунаньскими дружинами.

Т.е. даже не армия была создана сначала, а лишь получен приказ на оказание некоторого содействия дружинам местных шэньши, из которых потом будет образована Хунаньская армия.

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 26.01.2015в14:43, Чжан Гэда сказал:

Если бы в 1853 г. маньчжуры бежали бы из Пекина, то все остальное было бы их агонией.

Придерживаясь мнения, что "история не знает сослагательного наклонения", данный тезис нуждается в доказательствах.

Куда бы испарилась армия Цзэн Гофаня, которая, несмотря на небольшой срок формирования, уже в 1854 г. показала себя серьёзным противником тайпинов? Почему из Маньчжурии и Монголии не могли прибыть новые войска? Почему армии Северно- и Южнобережного лагерей не продолжали бы воевать с тайпинами?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если говорить о 1853 г., то после крушения режима никто не стал бы за него воевать. Все разбежались бы по провинциям и успешно занимались бы взаимоистреблением много лет, пока кто-то самый сильный не объединил бы страну. Возможно (и скорее всего), что это были бы не тайпины.

 

Некоторый позитив в динамике произошел именно из-за того, что в 1853 г., когда тайпины расслаблялись в Нанкине, не готовясь серьезно к добиванию маньчжуров, маньчжуры, как раз, начали менять свой взгляд на вещи - признали право шэньши иметь свои вооруженные отряды (они и ранее признавали это, но в теории, и разрешали их формировать в исключительных случаях), дали им серьезные возможности подняться вверх, т.е. "обновили союз" между Цинами и шэньши.

 

А тайпины могли выдержать только в одном случае - они развалили бы империю в 1853 г. и смогли бы удержаться в последовавшем хаосе.

 

Вообще, сама по себе постановка вопроса странная - безусловно, у тайпинов была стратегия. Но, как и все, что они пытались сделать, она была умозрительной, не конкретной, непоследовательной и топорно исполняемой. Сначала спасал разлад у Цинов, которые прогнили так, что Англия, САСШ и Франция уже стали зондировать почву на предмет установления дип. отношений с тайпинами, а потом, когда Цины нашли способ несколько упорядочить свои силы и укрепить позиции, это стало похоже на затянувшуюся агонию.

 

Даже походы Ли Сючэна не могли принести тайпинам чего-то реально долгосрочного, т.к. большинство городов он занимал на короткий срок, только разоряя территории.

 

В позитивном смысле тайпины не могли ничего дать Китаю. Потому изначально их идеалистическое движение и было обречено на провал.

 

Удивительно, что столько продержались!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now