Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Владимир Кржижановский

1 post in this topic

ПИЮК Т. Г. ВЛАДИМИР КРЖИЖАНОВСКИЙ - ПОЛЬСКИЙ ГЕРОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В США

Статья посвящена молодому польскому революционеру В. Кржи­жановскому, который эмигрировал из Великой Польши в США после несостоявшегося восстания в 1846 г., чтобы избежать возможного ареста. В годы гражданской войны в США поляк добровольцем вступил в ряды северян, сделал успешную военную карье­ру и в конце войны получил звание бригадного генерала. Полезной для американцев оказалась и деятельность В. Кржижановского в послевоенные годы, в частности инс­пектирование им Аляски. Неординарная личность поляка, известного как в Польше, так и в Америке, привлекла внимание автора, и в своей работе он исследует его жиз­ненный путь и заслуги перед американским народом.

Среди поляков, принимавших участие в гражданской войне в США, наиболее знаме­нитым является Владимир Кржижановский, в настоящее время его имя известно не только в Польше, но и в Северной Америке, однако так было не всегда. В 1928 г. в Чикаго была издана первая работа о поляках - участниках гражданской войны между «Севером» и «Югом», до этого времени американцы знали только имена польских героев войны за неза­висимость североамериканских колоний, та­ких как Т. Костюшко, К. Пулаский [7]. В 60­70-е гг. XX в. в Польше выходил ряд работ по истории польской эмиграции XIX в. в США [4; 5; 6; 13]. Польский исследователь Богдан Гжелонский опубликовал тогда книгу «Аме­рика в воспоминаниях поляков» [16]. В 1978 г. в США доктор Д.С. Пула опубликовал «Ме­муары Владимира Кржижановского» [9]. Не­сколько работ о поляке вышло в начале XXI века [2; 8; 12; 14].

 

Wlodzimierz_Krzyzanowski.jpg


Двоюродный брат Фредерика Шопена,бригадный генерал, который отличился в бит­вах при Геттисберге, Кросс-Кейсе и других сражениях, лично знавший А. Линкольна, один из организаторов первых польских обществ в США - это все о Владимире Кржижановс­ком, которого в Америке близкие друзья на­зывали Крис. О своей жизни он рассказал в «Воспоминаниях о гражданской войне 1861­-1865 гг.», впервые они были опубликованы в варшавском «Колосе» в 1883 году [10].

К сожалению, в нашем распоряжении были лишь отрывки из его воспоминаний, ко­торые опубликовал польский исследователь, указанный нами выше, Богдан Гжелонский в своей книге «Америка в воспоминаниях поля­ков». В мемуарах Крис повествует о граждан­ской войне в США 1861-1865 гг., участником которой он являлся. Освещает не только бит­вы, в которых лично принимал участие, но и весь ход войны, давая свою оценку событиям и полководцам. Воспоминания написаны очень эмоционально, живописно и красочно. Сведе­ний о личной жизни в них очень мало, поэтому некоторые историки отмечают, что и сегодня биография польского генерала полна белых пятен [6, S. 204].

В 2002 г. в США вокруг имени В. Кржи­жановского разразился скандал, о котором рассказывается в газете «Анкоридж Дэйли Ньюз» [1]. Во время награждения губернато­ра Аляски Франка Мурковского на приеме в Капитолии польский посол отметил, что на­граду получает второй по счету губернатор этого штата польского происхождения. Пер­вым он назвал героя гражданской войны 1861­1865 гг. Владимира Кржижановского. Это за­явление шокировало знатоков истории Аляс­ки, так как никто из них не встречал имени польского бригадного генерала в документах по истории этого штата. Сразу после покупки у России, эти земли были классифицированы как индейская территория. С 1867 г. Аляска находилась в ведении военного министерства США и называлась «Округ Аляска». Поэто­му управление над ней осуществляли войска, которые имели сначала шесть постов, а с 1877 г. только два - Ситка и Врангель. Граж­данская федеральная администрация, по реше­нию Конгресса (1868 г.), была представлена лишь немногочисленными сборщиками тамо­женных пошлин и почтовыми служащими. Дол­жность губернатора в данном штате, по зако­ну Конгресса была введена только в 1884 г., и первым губернатором был генерал Дэвис.

Но быстрый поиск в Интернете показал, что действительно не менее десяти веб-сай­тов указывают, что после завершения успеш­ной военной карьеры В. Кржижановский стал первым губернатором Аляски. Такое мнение широко распространено среди американцев польского происхождения. Тогда обратились к Джеймсу Пулу, декану Утика колледжа - высшей школы и непрерывного послевузовс­кого образования, который опубликовал био­графию В. Кржижановского. Доктор Дж. Пу­ла ответил, что Крис никогда не был губерна­тором Аляски и там не жил, но посетил ее в 1873 г. в качестве служащего Министерства финансов. Там он выявил коррупцию среди таможенников Ситки: исследовал отчеты зо­лотоискателей и сделал вывод о возможнос­тях получения больших сборов в казну после устранения мошенничества в этой сфере. Так­же историк пояснил, что миф о его губерна­торстве связан, по-видимому, с неправильным переводом воспоминаний Криса. В рассказе об Аляске он использует слово, которое нуж­но переводить как глагол «администриро­вать», «инспектировать», а его перевели как губернаторство. Вот возможный перевод того, что Крис написал о своем пребывании на Аляс­ке, отмечает Дж. Пула: «Инспектирование провинции Аляски после того, как она была приобретена у России, дало мне дополнитель­ные знания о северной границе Соединенных Штатов. Дорогостоящие меха и золото, кото­рые были обнаружены во время моей служ­бы там, помогли нации безмерно» [1]. Но да­же тот факт, что В. Кржижановский не был первым губернатором Аляски, не умаляет зас­луг поляка перед США.

Владимир Бонавентура Кржижановский (Wfodzimierz Bonawentura Krzyżanowski) ро­дился 8 июля 1824 г. в дворянской усадьбе в селе Рожново (Rożnowo) под Оборниками в Великом Княжестве Познаньском. Он проис­ходил из древнего польского шляхетского рода, владеющего фамильным гербом и был третьим ребенком от второго брака своего отца, наполеоновского солдата в молодости, Станислава Кржижановского. Мама - Людвика Понговская (Pągowska). Двоюродным братом В. Кржижановского был великий польский композитор Фредерик Шопен: отец Владимира и мать Шопена Юстина Кржижа­новская, которая вышла замуж за французс­кого иммигранта, были братом и сестрой.

Владимир провел свое детство в Рожново, для его семьи это были тяжелые годы. Отец неумело вел свое хозяйство, и оно при­носило с каждым годом все меньше дохода. Он пытался восстановить финансовое поло­жение семьи с помощью кредитов. Но в 1826 г. имущество было конфисковано и продано за долги. Эти проблемы привели к болезни, а вскоре и смерти отца. Мать была вынуждена переехать вместе с дочерью и сыном Эдмун­дом в Варшаву в Царство Польское. Влади­мир остался в Познани в семье родителей своего отца. Когда ему было шесть лет, в Варшаве произошло ноябрьское восстание. Братья отца приняли в нем участие. После поражения восстания на всех его участников обрушились аресты, задержания и конфиска­ция имущества, не избежали этого и дяди Владимира. В детской памяти эти события оставили неизгладимый след, причем деятель­ность дядей и других повстанцев была им ге­роизирована и он навсегда стал поклонником методов вооруженной борьбы. Пятьдесят лет спустя В. Кржижановский вспоминал об этих событиях в своих письмах к брату Эдмунду и его жене [6, S. 205].

Владимир получил образование в гимна­зии св. Марии Магдалины в Познани. После окончания учебного заведения В. Кржижанов­ский вошел в круг лиц, готовящих новое вос­стание. В это время, после смерти Фридриха-Вильгельма III в 1840 г., в Великом княже­стве Познаньском активизировалась полити­ческая жизнь. Большинство молодежи и ин­теллигенции считали, что нужно вести воору­женную борьбу с Пруссией, участницей раз­делов Польши. Повсюду раздавались призы­вы браться за оружие.

29 ноября 1845 г., в годовщину ноябрьс­кого восстания 1830-1831 гг., было объявле­но о готовящемся новом восстании, диктато­ром которого был избран Людвик Мерославский (L. Mieroslawski). В начале декабря он прибыл в Познань из Парижа, чтобы сделать последние приготовления. Но в начале фев­раля 1846 г. информация была выдана прус­ским властям Генрихом Понинским (H. Poniński), который считал, что таким об­разом спасает страну от кровопролития. На­чались аресты, однако некоторым заговорщи­кам удалось скрыться, в том числе и Влади­миру Кржижановскому. Сведениями о том, на­сколько активно он был задействован в под­готовке восстания, мы не располагаем. В «Воспоминаниях», написанных спустя почти сорок лет после этих событий, есть лишь крат­кое и расплывчатое упоминание о тех днях: «Надежда на лучшее будущее засияла, как лучезарная звезда, подняла и унесла нас. Мне было всего двадцать один год, я любил доро­гую мне разделенную на части родину, я меч­тал, парил в облаках и шел наугад, не заду­мываясь о последствиях такой призрачной мечты». Через Гамбург он эмигрировал в Америку, в воспоминаниях об этом мы чита­ем: «Однажды утром я очутился в Гамбурге, по спешно данному мне совету. В Новом Све­те я хотел скрыться от ареста и найти приме­нение своему юношескому энтузиазму. Это была печальная альтернатива, и все же я пред­почел ее тюремным стенам» [6, S. 207].

В Соединенных Штатах Америки В. Кржижановский оказался в 1848 г. и начал жизнь скитальца, типичную для многих польских эмигрантов: без денег, без знания иностранного языка, без профессии. Сначала зарабатывал на жизнь разным трудом. В сво­их мемуарах писал о том, что бывало по-раз­ному: «Как только обстоятельства поднима­ли меня наверх, тут же скатывался вниз» [ibid.]. Со временем хорошо выучил американ­ский язык, нашел хорошо оплачиваемую ра­боту. Стал инженером, проводил земельные измерения в Вирджинии, потом работал на строительстве железной дороги в западных штатах Пенсильвания, Огайо, Индиана, Ил­линойс. Работа была тяжелая, требовала профессиональных знаний, умения управлять людьми; жили в палатках без удобств, иногда происходили стычки с индейцами, но Крис прекрасно справился со всеми трудностями. Эта работа дала ему много знаний о стране и американцах. В воспоминаниях Крис сообщил, что «высокие доходы позволили мне быстро вернуться в Нью-Йорк», где в 1854 г. женил­ся на племяннице одного из своих коллег до­чери генерала Барнетта (Bumetta) Кэролайн, девушке с именем и значительным приданым. Они поселились в Вашингтоне, и там он осно­вал торговую компанию, благодаря старани­ях Криса которая стала быстро процветаю­щей. В браке родились двое детей: дочь Жо­зефина и сын Иосиф. Вращаясь в новой сре­де, В. Кржижановский активно стал участво­вать в политической жизни. С самого начала создания республиканской партии в 1854 г. стал ее горячим сторонником. Крис получал удо­вольствие от партийной работы, ему нрави­лось обмениваться идеями, вести дискуссии, рассуждать о проблемах новой родины и бо­роться за ее принципы. Республиканцы при­влекли Криса, прежде всего, отношением к рабству: они были за его ограничение и даже отмену. В. Кржижановский был бескомпро­миссно против лишения свободы и неравен­ства людей из-за цвета их кожи. Считал раб­ство не только анахронизмом (для многих ресрес­публиканцев это было единственным аргумен­том в пользу его отмены), но и позором для молодого государства, в то же время искрен­не восхищался американской демократией и народом Америки.

В партии Криса уважали за его полити­ческие взгляды, а также за большое красно­речие, интеллигентность и богатый жизнен­ный опыт. Не последнее значение имело и его высокое материальное положение. Вскоре его избрали председателем местного респуб­ликанского клуба округа Колумбия. На пре­зидентских выборах осенью 1860 г. Крис го­рячо агитировал за кандидатуру Авраама Линкольна. В декабре стало известно о по­беде республиканцев на выборах; политичес­кий вес и авторитет В. Кржижановского за­метно выросли.

Между тем обстановка в стране нака­лялась. Надежда на компромисс между «Се­вером» и «Югом» с каждым днем таяла. На­конец, война между штатами, как точно за­метил А. Г. Стивенс, стала единственной до­рогой, ведущей к соглашению [6, S. 209].

12 апреля 1861 г. в 4.30 утра батареи «Юга» открыли огонь по форту Самтер, в ко­тором находились войска Союза, война нача­лась. В. Кржижановский был одним из пер­вых, кто откликнулся на призыв А. Линкольна записываться в армию. Через два дня после начала войны, оставив свою семью и, как ука­зывает в своих мемуарах, «не обращая вни­мания на слезы и заклинания своей жены», записался добровольцем в армию. Своим лич­ным примером показал, что желает исполнить гражданский долг приютившей его страны, и не намерен пользоваться льготами, вытека­ющими из его положения. В воспоминаниях он отмечает, что «США дошли до такой сте­пени энтузиазма, о котором можно было толь­ко мечтать. Города кипели, улицы и площади были заполнены людьми, которые приходили туда со всех сторон. Каждый оставлял свое занятие... и спешил стать под отечественный флаг. Целые полки возникали из ничего за один день...» [16, S. 112].

В. Кржижановский был зачислен в ар­мию простым солдатом, но уже вскоре выве­ден из числа простых солдат и повышен до офицера. Через 90 дней службы сумел со­брать отряд добровольцев, в котором стал капитаном, тогда обратился в военное мини­стерство и получил разрешение сформировать пехотный полк из добровольцев-иностранцев. Понимая, что с этой задачей ему не справить­ся в округе Колумбия, переехал в Нью-Йорк, где обратился к иммигрантским общинам, в том числе в Филадельфии и по побережью Атлантического океана, и набрал доброволь­цев в 58-й нью-йоркский пехотный полк, поз­же известный как польский легион. Через месяц полк, полковником которого его назна­чили, был приведен к присяге. И хотя в этом полку преобладали немецкие эмигранты, кро­ме них было немало итальянцев, венгров, дат­чан и французов, и где-то около сотни поля­ков, этот полк получил название, как мы от­метили выше, польского легиона в Офици­альном Армейском Регистре Волонтерских Сил Армии США [11; 15]. В. Кржижановский быстро завоевал доверие, уважение и авто­ритет своих подчиненных. В своих мемуарах рассказал об этом времени так: «Новые зва­ния стимулировали меня к действию, с каж­дым повышением я чувствовал, что на мои плечи ложится все большая ответственность, и я делал все, что было в моих силах, чтобы показать себя достойным этих наград, нео­жиданных для меня» [6, S. 210].

В должности офицера штаба вместе со своим полком В. Кржижановский прибыл в Вашингтон, полк вошел в бригаду Болена так называемой немецкой дивизии генерала Л. Бланкера. Дивизия по своему происхожде­нию объединяла волонтеров, говоривших на разных языках, но большинство из них гово­рило на немецком. Поэтому команды отдава­лись на немецком языке и тренировки прово­дились по прусскому образцу. Многие офице­ры этой дивизии имели военный опыт, полу­ченный в революционных событиях 1848-­1849 гг. в Европе, также как и многие солдаты. В своих воспоминаниях генерал Д. Мак­клеллан, который посетил данную дивизию, отметил, что в личном штабе Л. Бланкера каждый из офицеров «был княжеского, граф­ского или баронского происхождения», в этом состояла ее уникальность [ibid., S. 211].

Всю зиму В. Кржижановский вместе со своим полком провел в Чапел-Хантер. На те­атр военных действий Крис попал весной 1862 года. С этого времени участвовал во всех крупных сражениях гражданской войны: у Булл-Ране, Чанселорсвилле, Геттисберге. Рассмотрим подробнее участие поляка в этих событиях.

В марте 1862 г. дивизия Л. Бланкера по­лучила задание объединиться с армией Джо­на С. Фремонта и дать сражение генералу Джексону. Объединение произошло 11 мая и дивизия получила первое боевое крещение. 8 июня состоялось сражение под Кросс-Кейс, события складывались драматичным обра­зом для союзной армии и здесь польский ле­гион под руководством В. Кржижановского проявил себя очень хорошо. Л. Болен в своем докладе коротко отметил, что «полк вел себя с большим мужеством» [6, S. 213].

После поражения Д. Фремонт был снят с должности главнокомандующего, и в армии «Севера» была проведена крупная реоргани­зация. Дивизия Л. Бланкера была расформи­рована и ее полки вошли в другие дивизии. Во главе третьей дивизии был поставлен генерал Карл Шурц (Carl Schurz), с которым В. Кржи­жановский был знаком по партийной работе в рядах республиканцев. В США К. Шурц по­пал после поражения в Европе «Весны Наций», относился к людям «сорок восьмого года» и сразу же начал активную политическую дея­тельность в среде немецких иммигрантов. Приобрел высокое положение в республиканс­кой партии и стал другом А. Линкольна. Когда последний стал президентом, он назначил К. Шурца посланником США в Мадриде. Но нем­ца не привлекла сфера дипломатии и он, как и В. Кржижановский, пошел на войну доброволь­цем, получив должность генерала. В граждан­ской войне в США генералы-политики были на­стоящим бедствием для армии, потому что попадали на важные должности, не имея воен­ной подготовки и знаний. К. Шурц являлся сре­ди них исключением, так как он действитель­но был хорошим генералом. Зная Криса, он поставил его во главе одной из своих бригад. Дружба В. Кржижановского и К. Шурца, испы­танная тяготами войны, продолжилась и после нее до самой смерти Криса.

В конце августа 1862 г. состоялось вто­рое сражение у Булл-Ране, где главнокоман­дующий союзной армии «отдал так много про­тиворечивых приказов, что своими действия­ми привел к поражению и сделал бесплодны­ми усилия некоторых бригадных генералов и многих солдат, среди которых оказались В. Кржижановский и его легион». Генерал Карл Шурц писал в своем докладе: «В первый день битвы, 29 августа, полковник В. Кржижа­новский командовал левым крылом третьей ди­визии. Мужество, с которым полк В. Кржижа­новского на левом крыле выдерживал и отби­вал частые и жестокие нападения врага, зас­луживает наивысшей похвалы. 30 августа... я велел полковнику В. Кржижановскому выйти со своей бригадой на лесистый горный склон на левом фланге и оказать помощь Колтесу. Этот приказ был выполнен быстро и энергич­но...». Крис получил серьезное ранение, и не­которое время поправлял здоровье.

К. Шурц представил поляка к званию генерала, но, как написал в своем дневнике: «В. Кржижановскому не повезло. Президент тоже представил его к этому званию (бригад­ного генерала), но Сенат не утвердил назначе­ние, потому что, как я слышал, среди сенато­ров не нашлось ни одного, кто сумел бы выго­ворить его фамилию» [6, S. 214]. Как оказа­лось в дальнейшем, истинной причиной явля­лось преобладающее среди многих офицеров союзной армии мнение, что именно иностран­цы виноваты во всех поражениях армии Союза, и эта информация доводилась до прессы, Кон­гресса и федеральных властей. Сначала Крис не верил в эти слухи, но его мнение измени­лось после битвы под Чанселорсвилле.

Битва под Чанселорсвилле происходила с 1 по 4 мая 1863 года. Во главе союзной ар­мии стоял «доблестный Джо», как называли Джозефа Хукера. Под его командованием на­ходилось почти 120 тыс. человек, а у его про­тивника - генерала Ли, было всего лишь 60 тыс. солдат, но битва была проиграна. Уже со второго дня Д. Хукер стал думать, как выйти из битвы с наименьшими потерями, а в ночь с 4-го на 5-е мая видел в отступлении единственное спасение. Кабинет А. Линколь­на, Конгресс и, главное, общественность хо­тели знать, кто виноват в поражении на этот раз. «Доблестный Джо» всю вину возложил на иностранцев, не признавая своих ошибок. В печати иностранный корпус получил назва­ние трусов и наемников. Со страниц газеты нью-йоркской «Трибуны» раздавались призы­вы расстреливать каждого десятого иностран­ного солдата [6, S. 216-217]. Эти настроения, то усиливаясь, то ослабляясь, присутствова­ли в течение всей войны и даже многие годы после ее окончания, а пик этих настроений приходится как раз на время поражения в бит­ве под Чанселорсвилле. Этим, скорее всего, объясняется отказ В. Кржижановскому в по­лучении звания бригадного генерала.

Крис принимал участие в битве у неболь­шого городка в Пенсильвании - Геттисберге, которая началась 1 июля 1863 г. и продлилась 3 дня, где генералу южан Ли противостоял генерал северной армии Дж. Мид. Это было одно из самых решающих сражений граждан­ской войны, которое закончилась победой «Се­вера», и одно из самых кровавых и жестоких.

В «Воспоминаниях» Крис отмечает, что в те дни «мы (офицеры. - Т. П.) чувствовали и чувствовали солдаты, которые сражались как львы, что будущее Соединенных Штатов лежит на наших плечах». Ему удалось вос­создать страшную картину этой жестокой бит­вы: «усталых, черных от пота и порохового дыма, умирающих солдат, больше похожих на животных, чем на людей». Крис пишет, что «дикая жажда крови, мести и ярости опьяни­ла всех, видна была в распухших лицах, рас­сказал о том, как усталые, измученные, с пья­ными красными глазами солдаты, исчерпав последние физические силы, среди стонов умирающих, падали рядом с ними, испуская дух». Сравнивает «братоубийственную войну с картиной ада, самого пекла» и отметил, что «ужасное проклятие лежит на тех, кто развя­зал эту войну» [16, S. 115-116]. Указывает, что «победа у Геттисберга вместе с одновремен­ной победой армии генерала У. Гранта в Вик­сбергской компании стали кульминационным моментом войны, в ходе этих кровопролитных сражений «Югу» перерезали жизнеобеспечи­вающие нервы и он уже не смог подняться на ноги, тогда как войска «Севера» с каждым днем увеличивали территории, контролируе­мые ими» [ibid., S. 116].

В докладе о ходе этой битвы командира корпуса генерала О. Говарда В. Кржижановс­кий был отмечен за «отвагу, верность, прояв­ленные при выполнении обязанностей» [6, S. 219]. Впоследствии польскому легиону был установлен гранитный памятник в непосред­ственной близости от города, где имеется над­пись: «58 Нью-Йоркский полк, 2 бригада 3-й ди­визии, 11 корпус».
 
Крис пишет, что после битвы при Гет­тисберге «северная армия, растянувшаяся на большой территории от Атлантического оке­ана до Мексиканского залива, имела одно сла­бое место в самом центре армии У. Розенкранса на границе штатов Джорджии, Алаба­мы и Теннеси у Чаттануга (Chattanoogę)» [16, S. 116]. На помощь У. Розенкрансу были выс­ланы войска под командованием У.Т. Шерма­на из-за Миссисипи, генерала У. Гранта из Виксберга и войска из-под Геттисберга. Объе­динившись, все три армии под руководством У. Гранта одержали победу. Кржижановский считает, что не совсем справедливо все лав­ры достались одному У. Гранту и не были до­стойно оценены У.Т. Шерман, У. Роузкранс и другие военачальники. У. Гранта же эта по­беда привела к должности главнокомандую­щего. Крис отмечает большую усталось пос­ле этих боев, но уже на четвертый день после битвы у Чаттануга получили приказ высту­пить на помощь генералу Эмброзу Бернсай­ду, который был окружен в Ноксвилле войс­ками конфедератов Д. Лонгстрита.

«Обременительные марши и трудности выпали на нашу долю, но к счастью все за­кончилось благополучно и, освободив генера­ла Бернсайда, - вспоминает В. Кржижановс­кий, мы все вернулись на зимовку в Чаттану­га» [ibid., S. 116]. Заслуженный отдых начал­ся не сразу, В. Кржижановский, как и многие солдаты, сначала должен был принять реше­ние о дальнейшей службе. Прошло два года, и завершился срок действия его контракта, во­енный департамент предложил его продлить. В мемуарах В. Кржижановский отмечает: «За продление контракта служить Союзу, пра­вительство пообещало в награду четыре ты­сячи долларов, тридцать дней отдыха и биле­ты на дорогу домой и обратно» [6, S. 220]. Крис продлил свой контракт еще на три года. Это стало примером для солдат из его брига­ды, которые поступили также.

В «Воспоминаниях» поляк отмечает улучшение морального духа северной армии, укомплектованность, наконец, хорошими кад­рами высшего командного состава, улучше­ния в кавалерии, снабжении армии, восполне­ние сил после зимнего отдыха. В то же время не забывает отметить, что и в южной армии оставалось много талантливых полководцев, но главным преимуществом северян теперь было численное превосходство, благодаря которому враг оказался «в железном полуколь­це» [16, S. 117].

В первых днях января 1864 г. 58-й и 45-й нью-йоркские, 75-й пенсильванский, 82-й из Огайо полки отправились в Нью-Йорк на обе­щанный отдых. Крис отмечает, что встреча их в самом большом городе Соединенных Штатов превзошла самые смелые ожидания. Он пишет: «На всем расстоянии от ратуши до штаб-квартиры, куда мы направлялись, на тротуарах стояли горожане; тысячи людей приветствовали нас радостными, восторжен­ными криками. На головы нам надевали вен­ки из цветов, которые сплели для нас патрио­тические дочери Америки. Горожане смотрели на нас с восторгом, мы чувствовали себя в этот момент настоящими героями. Но если мои солдаты и подчиненные офицеры позна­ли невероятные почести, мне, как их началь­нику, досталось в два раза больше... В штаб-квартире был подготовлен праздник для 3 000 человек, прекрасный пир... здесь, среди звона бокалов произносились тосты и речи в нашу честь и я был тронут этим вдвойне» [6, S. 220-221].

Но отпуск прошел быстро. В начале февраля 1864 г., после тридцати дней настоящего «Эдема», так В. Кржижановский назвал свое пребывание в Нью-Йорке, нужно было воз­вращаться на поле боя. Дальнейшая его служ­ба проходила в штате Теннесси, где требова­лась охрана железной дороги Нэшвилл - Чат­тануга. В памяти солдат и самого В. Кржи­жановского служба отложилась как сухарная, поскольку во время ее несения их обычно кор­мили сухарями. Несмотря на частые нападе­ния конфедератов, стремящихся прервать железнодорожное сообщение, эта служба была более легкой, чем в армии Потомака. Несмотря на то что сам Кржижановский не принимал участия в важных сражениях 1864-­1865 гг., в «Воспоминаниях» он их описывает начиная с мая 1864 г. и до падения Ричмонда. Подробно и трогательно рассказывает о бед­няках Ричмонда, которые остались после бег­ства богачей со своим имуществом. Пове­ствует о страшном голоде, дороговизне про­дуктов, беспорядке и хаосе в оставленном южанами городе и о том, как был отдан воен­ный приказ о поджоге города, чтобы ничего не досталось врагу, взрывах пороховых скла­дов. Описывает Крис и визит А. Линкольна в этот город и радость от встречи с ним про­стых горожан и негров [16, S. 120-121].

2 марта Конгресс одобрил старое пред­ложение А. Линкольна от 29 ноября 1862 г., и В. Кржижановский был произведен в бригад­ные генералы [6, S. 222]. Его служба продол­жилась и после окончания войны. 1 октября 1865 г. в Нэшвилле штата Теннесси Кржижа­новский был официально освобожден от во­енной службы.

Возвратившись домой, к торговому биз­несу В. Кржижановский уже не вернулся, пред­положительно из-за проблем со здоровьем или по каким-то другим причинам. Последующая его деятельность связана со службой в Ми­нистерстве финансов. К сожалению, мы не знаем, как долго он там работал. В своих мемуарах Крис указывает, что до 1867 г., с этим согласен М. Хайман. В 1867 г., указыва­ет он, В. Кржижановский был назначен пер­вым губернатором Аляски. Мы рассмотрели этот вопрос выше и отметили, что эти сведе­ния не являются достоверными.

Далее нам известно, что в 1876 г. Крис проживал в Калифорнии, в Сан-Франциско. В 1876 г. мы встречаем его имя среди лиц, которые приветствовали Елену Модескую (Modjeska) - польскую певицу в порту Сан-Франциско. «Лидером этой группы, - писала она в своих воспоминаниях, - являлся капи­тан Корвин Пиотровский (Korwin Piotrowski), затем капитан Белавский (Bielawski), доктор Павлицкий (Pawlicki), генерал Кржижановский, Х. Бендовский (Bendowski) и капитан Лессен (Lessen). Я упоминаю их всех, потому что эти люди связаны с моим дебютом на американ­ском сцене». Далее она указала, что очень обязана В. Кржижановскому, так как он луч­ше других разбирался в исскустве, имел боль­ше знакомств в актерском мире и вместе со своим другом, губернатором Соломоном, ак­тивно помогал ей делать карьеру. В письме, написанном в феврале 1878 г., Е. Модеская сообщает: «В настоящее время он (В. Кржи­жановский. - Т. П.) содержит таверну, но все­гда имеет благородное лицо». Однако сам поляк в своей книге коротко заметил, что ка­лифорнийский период его жизни относится к «самым неприятным годам на американской земле» [6, S. 224].

В конце 1878 г. вернулся в Вашингтон, город, который ему очень нравился. В пись­ме к брату от 22 июля 1880 г. Крис сообщает: «Наша столица, без сомнения, самый краси­вый город на планете, улицы очень широкие, тротуары от 40 до 60 футов в ширину, прекрас­ные здания, почти перед всеми жилыми до­мами - прекрасные сады, где вода, как крис­талл, течет из фонтанов, весь город переме­жают парки с прекрасными садами, полными цветов, и все это поддерживается властью в наилучшем порядке. Европейцы, прибывавшие сюда, смотрят с изумлением на это чудо, это Эльдорадо» [ibid., S. 224-225].

Но в этом же 1880 г. вынужден был по­кинуть Вашингтон на три года. Министерство финансов, куда он возвратился на работу, от­правило его в качестве таможенного инспек­тора в Аспинволл (сейчас Колона), централь­ный торговый пункт США на Панамском пе­решейке. Несмотря на высокую зарплату, это были не самые лучшие годы жизни В. Кржи­жановского. После продолжительной болезни умерла его жена, а вскоре после этого он за­болел лихорадкой и был вынужден уйти в от­ставку с этой должности.

Последующий период жизни оказался для него тяжелым. Крис страдал от одиночества, тосковал по близким людям. Очень часто в письмах к брату на родину вырывались горь­кие слова: « Я нахожусь в чужой стране и среди чужих», а также «.. .сегодня было бы лучше для меня иметь малюсенький домик на родине... чем величайший дворец здесь». Некоторое вре­мя Крис даже надеялся, что ему удастся «на­вестить родную страну» [ibid., S. 225]. Но в то же время понимал, что уже слишком оторвался от родины и там теперь бы тоже чувствовал себя чужим. Наконец, принял решение остать­ся жить в Нью-Йорке, где получил должность начальника таможни в порту, на этой должнос­ти Крис оставался уже почти до смерти.

В последние годы жизни В. Кржижанов­ский, вместе со своим другом, доктором Ген­рихом Калюссовским (Kalussowski), работал в воссозданной организации эмигрантов - польском Национальном Союзе. Крис счи­тал, что нужно «не только сохранять нацио­нальные черты польского элемента в Аме­рике... не только обучать иностранному язы­ку и оказывать поддержку полякам на тер­ритории республики (США. - Т. П.), но по­мочь при наличии возможности возвратить­ся на родину тем иммигрантам, которые сами или по принуждению ее покинули». Очень хорошо знал вкус иммигрантского хлеба и как трудно жить в чужой стране, по­этому в 1886 г., несмотря на то что был силь­но ослаблен болезнью, активно участвовал в организации Центрального благотворитель­ного комитета. Этот Комитет помогал при­бывшим иммигрантам из Старого Света, тем семьям, которые притеснялись Пруссией и вынуждались политикой Бисмарка к эмигра­ции. Для В. Кржижановского это уже были последние месяцы жизни. В конце 1886 г. болезнь легких и бронхиальная астма вто­рично уложили его в кровать.

В понедельник утром, 31 января 1887 г., он умер в своей квартире на Лексингтон Аве­ню (Lexington Avenue) в Нью-Йорке. Похоро­ны состоялись в среду, 2 февраля, на кладби­ще в Гринвуд (Greenwood). Среди тех, кто про­щался с ним, был его старый боевой товарищ, Карл Шурц. Пятьдесят лет спустя останки Владимира Бонавентура Кржижановского были перенесены на Арлингтонское нацио­нальное кладбище в Вашингтоне.

Список литературы

1. Courtesy of Liz Ruskin & The Anchorage Daily News. - Electronic text data. - Mode of access: arlingtoncemetery.net/wbkrzyzanowski.htm (date ofaccess: 18.02.2013). - Title from screen.
2. Eicher, J. H. Civil War High Commands / J. H. Eicher, D. J. Eicher. - Stanford, CA : Stanford University Press, 2001. - 345 S.
3. For Liberty and Justice, The Life and Times of Wladimir Krzyzanowski. - Electronic text data. - Mode of access: ussscott.com/~rscott/26thwis/ltwkrz.htm (date ofaccess: 15.05.2013). - Title from screen.
4. Çrzelonski, В. Do new Uorku, Chicago I San Francisco szkice do biograf. Polsko-amerykanskich wydawnictwo interpress / В. Çrzelonski. - Warszawa, 1983. - 243 S.
5. Çrzelonski, В. Polacy w Stanach Zjednoczonych Ameryki 1776-1865 / В. Çrzelonski. - Warszawa, 1976. - 235 S.
6. Qrzelonski, B. Polacy w wojnach amerykanskich 1775-1783, 1861-1865 / B. Qrzelonski, I. Rusinowa. - Warszawa, 1973. - 123 S.
7. Haiman, M. Historia udzialu Polakow w ametrykanskiej wojnie domowej / M. Haiman. - Chicago, 1928. - 321 S.
8. Kruszewska, M. Pierwsi Polacy w Ameryce, Zapomniany bohater / M. Kruszewska // Gwiazda Polarna (Pole Star). - 2011. - 5 November. - Vol. 102, № 23.
9. Krzyzanowski Wladimir. The Memoirs of Wladimir Krzyzanowski, translated by James S. Pula. - San Francisco : R&E Research Associates, 1978. - 213 S.
10. Krzyzanowski Wladimir. Wspomnienia podczas wojny domowej 1861-1865 // Klosy. - Warszawa, 1883. - T XXXVII. - S. 23-37.
11. New York State Military. - Electronic text data. - Mode of access: dmna.ny.gov/historic/reghist/civil/infantry/58thInl758thIniMain.htm (date of access: 15.03.2013). - Title from screen.
12. Polish American: Journal. - Electronic text data. - Mode of access: polamjournal.com/ Library/Biographies/Krzyzanowski/krzyzanowski.html (date of access: 04.09.2013). - Title from screen.
13. Stasik, F. Polska emigracja polityczna w Stanach Zjednoczonych Ameryki 1831-1864 / F. Stasik. - Warsawa, 1973. - 148 S.
14. Tagg Larry. Generals of Gettysburg: The Leaders of America’s Greatest Battle, Da Capo Press, 2003. - 256 S.
15. The Civil War Archiv. - Electronic text data. - Mode of access: civilwararchive.com/Unreghst/unnyinf5.htm#58 (date of access: 16.01.2013). - Title from screen.
17. Wlodzimierz Krzyzanowski // Qrzelonski, B. Ameryka w pamistnikach Polakow. Antologia / B. Qrzelonski. - Warszawa: Interpress, 1975. -
S. 109-125.

Вестн.  Волгогр.  гос.  ун-та.  Сер.  4,  Ист.  2014.  №  2  (26). С. 57 - 66.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Мусульманские армии Средних веков
      By hoplit
      Maged S. A. Mikhail. Notes on the "Ahl al-Dīwān": The Arab-Egyptian Army of the Seventh through the Ninth Centuries C.E. // Journal of the American Oriental Society,  Vol. 128, No. 2 (Apr. - Jun., 2008), pp. 273-284
      David Ayalon. Studies on the Structure of the Mamluk Army // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London
      David Ayalon. Aspects of the Mamlūk Phenomenon // Journal of the History and Culture of the Middle East
      Bethany J. Walker. Militarization to Nomadization: The Middle and Late Islamic Periods // Near Eastern Archaeology,  Vol. 62, No. 4 (Dec., 1999), pp. 202-232
      David Ayalon. The Mamlūks of the Seljuks: Islam's Military Might at the Crossroads //  Journal of the Royal Asiatic Society, Third Series, Vol. 6, No. 3 (Nov., 1996), pp. 305-333
      David Ayalon. The Auxiliary Forces of the Mamluk Sultanate // Journal of the History and Culture of the Middle East. Volume 65, Issue 1 (Jan 1988)
      C. E. Bosworth. The Armies of the Ṣaffārids // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London,  Vol. 31, No. 3 (1968), pp. 534-554
      C. E. Bosworth. Military Organisation under the Būyids of Persia and Iraq // Oriens,  Vol. 18/19 (1965/1966), pp. 143-167
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army //  Studia Islamica,  No. 45 (1977), pp. 67-99
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army (Conclusion) // Studia Islamica,  No. 46 (1977), pp. 147-182
      Nicolle, D. The military technology of classical Islam. PhD Doctor of Philosophy. University of Edinburgh. 1982
      Patricia Crone. The ‘Abbāsid Abnā’ and Sāsānid Cavalrymen // Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain & Ireland, 8 (1998), pp 1­19
      D.G. Tor. The Mamluks in the military of the pre-Seljuq Persianate dynasties // Iran,  Vol. 46 (2008), pp. 213-225 (!)
      J. W. Jandora. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests // Studia Islamica,  No. 64 (1986), pp. 101-113
      John W. Jandora. The Battle of the Yarmuk: A Reconstruction // Journal of Asian History, 19 (1): 8–21. 1985
      Khalil ʿAthamina. Non-Arab Regiments and Private Militias during the Umayyād Period // Arabica, T. 45, Fasc. 3 (1998), pp. 347-378
      B. J. Beshir. Fatimid Military Organization // Der Islam. Volume 55, Issue 1, Pages 37–56
      Andrew C. S. Peacock. Nomadic Society and the Seljūq Campaigns in Caucasia // Iran & the Caucasus,  Vol. 9, No. 2 (2005), pp. 205-230
      Jere L. Bacharach. African Military Slaves in the Medieval Middle East: The Cases of Iraq (869-955) and Egypt (868-1171) //  International Journal of Middle East Studies,  Vol. 13, No. 4 (Nov., 1981), pp. 471-495
      Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a // Iranian Studies, 38:4, 555-573
      Гуринов Е.А. , Нечитайлов М.В. Фатимидская армия в крестовых походах 1096 - 1171 гг. // "Воин" (Новый) №10. 2010. Сс. 9-19
      Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Армии мусульман // Крылов С.В., Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
      Нечитайлов М.В., Гуринов Е.А. Армия Саладина (1171-1193 гг.) (1) // Воин № 15. 2011. Сс. 13-25.
      Нечитайлов М.В., Шестаков Е.В. Андалусские армии: от Амиридов до Альморавидов (1009-1090 гг.) (1) // Воин №12. 2010. 
      Kennedy, H.N. The Military Revolution and the Early Islamic State // Noble ideals and bloody realities. Warfare in the middle ages. P. 197-208. 2006.
      H.A.R. Gibb. The Armies of Saladin // Studies on the Civilization of Islam. 1962
      David Neustadt. The Plague and Its Effects upon the Mamlûk Army // The Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland. No. 1 (Apr., 1946), pp. 67-73
      Yaacov Lev. Infantry in Muslim armies during the Crusades // Logistics of warfare in the Age of the Crusades. 2002. Pp. 185-208
      Yaacov Lev. Army, Regime, and Society in Fatimid Egypt, 358-487/968-1094 // International Journal of Middle East Studies. Vol. 19, No. 3 (Aug., 1987), pp. 337-365
      E. Landau-Tasseron. Features of the Pre-Conquest Muslim Army in the Time of Mu ̨ammad // The Byzantine and Early Islamic near East. Vol. III: States, Resources and Armies. 1995. Pp. 299-336
      Shihad al-Sarraf. Mamluk Furusiyah Literature and its Antecedents // Mamluk Studies Review. vol. 8/4 (2004): 141–200.
      Rabei G. Khamisy Baybarsʼ Strategy of War against the Franks // Journal of Medieval Military History. Volume XVI. 2018
       
      Kennedy, Hugh. The Armies of the Caliphs : Military and Society in the Early Islamic State Warfare and History. 2001
      Blankinship, Khalid Yahya. The End of the Jihâd State : The Reign of Hisham Ibn Àbd Al-Malik and the Collapse of the Umayyads. 1994.
      Patricia Crone. Slaves on Horses. The Evolution of the Islamic Polity. 1980
      Hamblin W. J. The Fatimid Army During the Early Crusades. 1985
      Daniel Pipes. Slave Soldiers and Islam: The Genesis of a Military System. 1981
       
      P.S. Большую часть работ Николя в список вносить не стал - его и так все знают. Пишет хорошо, читать все. Часто пространные главы про армиям мусульманского Леванта есть в литературе по Крестовым походам. Хоть в R. C. Smail. Crusading Warfare 1097-1193, хоть в Steven Tibble. The Crusader Armies: 1099-1187 (!)...
    • Полное собрание документов Ли Сунсина (Ли Чхунму гон чонсо).
      By hoplit
      Просмотреть файл Полное собрание документов Ли Сунсина (Ли Чхунму гон чонсо).
      Полное собрание документов Ли Сунсина (Ли Чхунму гон чонсо). Раздел "Официальные бумаги". Сс. 279. М.: Восточная литература. 2017.
      Автор hoplit Добавлен 30.04.2020 Категория Корея
    • Полное собрание документов Ли Сунсина (Ли Чхунму гон чонсо).
      By hoplit
      Полное собрание документов Ли Сунсина (Ли Чхунму гон чонсо). Раздел "Официальные бумаги". Сс. 279. М.: Восточная литература. 2017.
    • Построения из китайского военного искусства
      By Чжан Гэда
      Прочитал в "Мин цзи наньлюэ" у Цзи Люци:
      Он вообще пишет очень запутанно - похоже, сам не сильно соображал, что писал. Когда он описывал войска Чжэнов - там все очень сумбурно.
      Строй багуа был придуман легендарным Сунь Бинем в IV в. до н.э. и управлялся военачальником, которому делали охраняемую воинами вышку, с которой он подавал команды на перестроения. Система имела возможность 16-ти перестроений. К периоду Тан она трансформировалась в "строй 6 цветков" (люхуа чжэнь), который применял легендарный Ли Цзин во времена Тан:

      Слева люхуачжэнь, справа - багуачжэнь.
      Строй багуа имеет по китайским толкованиями строился на основании этого:

      В строю багуачжэнь имеется "8 врат" - сю (отдых), шэн (жизнь, рождение), шан (ранение, вред), ду (преграда), цзин (благое предзнаменование), сы (смерть), цзин (испуг), кай (раскрытие).
      Прямо на восток располагаются "врата жизни". Если ворваться в них и прорваться через "врата благого предзнаменования" на юго-западе, затем войти во "врата раскрытия" на севере, то можно уничтожить этот строй.
      Вопрос - а зачем такие сложности? Зачем так выеживаться, чтобы сделать простое дело? Вразумительных толкований найти не могу.
       
    • Пушки на палубах. Европа в 15-17 век.
      By hoplit
      Tullio Vidoni. Medieval seamanship under sail. 1987.
      Richard W. Unger. Warships and Cargo Ships in Medieval Europe. 1981.
      Dotson J.E. Ship types and fleet composition at Genoa and Venice in the early thirteenth century. 2002.
      John H. Pryor. The naval battles of Roger of Lauria // Journal of Medieval History (1983), 9:3, 179-216
      Lawrence Mott. The Battle of Malta, 1283: Prelude to a Disaster // The Circle of war in the middle ages. 1999. p. 145-172
      Charles D. Stanton. Roger of Lauria (c. 1250-1305): "Admiral of Admirals". 2019
      Mike Carr. Merchant Crusaders in the Aegean, 1291–1352. 2015
       
      Oppenheim M. A history of the administration of the royal navy and of merchant shipping in relation to the navy, from MDIX to MDCLX. 1896.
      L. G. C. Laughton. THE SQUARE-TUCK STERN AND THE GUN-DECK. 1961.
      L.G. Carr Laughton. Gunnery,Frigates and the Line of Battle. 1928.
      M.A.J. Palmer. The ‘Military Revolution’ Afloat: The Era of the Anglo-Dutch Wars and the Transition to Modern Warfare at Sea. 1997.
      R. E. J. Weber. THE INTRODUCTION OF THE SINGLE LINE AHEAD AS A BATTLE FORMATION BY THE DUTCH 1665 -1666. 1987.
      Kelly De Vries. THE EFFECTIVENESS OF FIFTEENTH-CENTURY SHIPBOARD ARTILLERY. 1998.
      Geoffrey Parker. THE DREADNOUGHT REVOLUTION OF TUDOR ENGLAND. 1996.
      A.M. Rodger. THE DEVELOPMENT OF BROADSIDE GUNNERY, 1450–1650. 1996.
      Sardinha Monteiro, Luis Nuno. FERNANDO OLIVEIRA'S ART OF WAR AT SEA (1555). 2015.
      Rudi  Roth. A  proposed standard  in  the reporting  of  historic artillery. 1989.
      Kelly R. DeVries. A 1445 Reference to Shipboard Artillery. 1990.
      J. D. Moody. OLD NAVAL GUN-CARRIAGES. 1952.
      Michael Strachan. SAMPSON'S FIGHT WITH MALTESE GALLEYS, 1628. 1969.
      Randal Gray. Spinola's Galleys in the Narrow Seas 1599–1603. 1978.
      L. V. Mott. SQUARE-RIGGED GREAT GALLEYS OF THE LATE FIFTEENTH CENTURY. 1988.
      Joseph Eliav. Tactics of Sixteenth-century Galley Artillery. 2013.
      John F. Guilmartin. The Earliest Shipboard Gunpowder Ordnance: An Analysis of Its Technical Parameters and Tactical Capabilities. 2007.
      Joseph Eliav. The Gun and Corsia of Early Modern Mediterranean Galleys: Design issues and
      rationales. 2013.
      John F. Guilmartin. The military revolution in warfare at sea during the early modern era:
      technological origins, operational outcomes and strategic consequences. 2011.
      Joe J. Simmons. Replicating Fifteenth- and Sixteenth-Century Ordnance. 1992.
      Ricardo Cerezo Martínez. La táctica naval en el siglo XVI. Introducción y tácticas. 1983.
      Ricardo Cerezo Martínez. La batalla de las Islas Terceras, 1582. 1982.
      Ships and Guns: The Sea Ordnance in Venice and in Europe between the 15th and the 17th Centuries. 2011.
      W. P. Guthrie. Naval Actions of the Thirty Years' War // The Mariner's Mirror, 87:3, 262-280. 2001
      Steven Ashton Walton. The Art of Gunnery in Renaissance England. 1999
       L.G.Carr Laughton & Michael Lewis. Early Tudor Ship Guns // The Mariner's Mirror, 46:4 (1960), 242-285
       
      A. M. Rodger. IMAGE AND REALITY IN EIGHTEENTH-CENTURY NAVAL TACTICS. 2003.
      Brian Tunstall. Naval Warfare in the Age of Sail: The Evolution of Fighting Tactics, 1650-1815. 1990.
      Emir Yener. Ottoman Seapower and Naval Technology during Catherine II’s Turkish Wars 1768-1792. 2016.
       
      Боевые парусники уже в конце 15 века довольно похожи на своих потомков века 18. Однако есть "но". "Линейная тактика", ассоциируемая с линкорами 18 века - это не про каракки, галеоны, нао и каравеллы 16 века, она складывается только во второй половине 17 столетия. Небольшая подборка статей и книг, помогающих понять - "что было до".
       
      Ещё пара интересных статей. Не совсем флот и совсем не 15-17 века.
      Gijs A. Rommelse. An early modern naval revolution? The relationship between ‘economic reason of state’ and maritime warfare // Journal for Maritime Research, 13:2, 138-150. 2011.
      N. A.M. Rodger. From the ‘military revolution’ to the ‘fiscal-naval state’ // Journal for Maritime Research, 13:2, 119-128. 2011.