Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Альбертусталер 1753 года

1 post in this topic

Гольденберг Л. И. Альбертусталер 1753 года

В 1753 г. герцогством Гольштейн-Готторп, видимо по инициативе его герцога, был отчеканен серебреный Альбертусталер. О причинах выпуска этой монеты автору удалось обнаружить в литературе только одно свидетельство: "В 1753 г. в связи с провозглашением герцога Шлезвиг Гольштейн-Готторпского Карла Петера Ульриха (будущего императора Петра III) наследником престола был выпущен талер с изображением двуглавого орла с гербами России и Шлезвиг-Гольштейна, окруженными цепью ордена Андрея Первозванного"1. Ничего другого по данному вопросу (о причине его чеканки) не найдено.

По нашему мнению, с вышеназванной мотивацией причин выпуска Гольштейн-Готторпского Альбертусталера ("в связи с провозглашением наследником престола") нельзя согласиться и вот почему. В Москве, в придворной церкви Лефортовского дворца Карл Петер Ульрих принял Православие под именем Великого князя Петра Федоровича и там же его тетя - императрица Елизавета Петровна - провозгласила его наследником Российского престола. Оба события - (крещение в Православие и провозглашение наследником)- произошли в один и тот же день: 7(18) ноября 1742 года. На провозглашение Великого князя Петра Федоровича наследником престола была выпущена медаль с датой 18 ноября 1742 года. Автором штемпеля этой медали был крупный нюрнбергский медальер Андреас Вестнер (1707- 1754). В русском исполнении эта медаль повторена с подписью TI - Тимофей Иванов; в последующие годы (1757- 1761) он был резчик штемпелей ряда золотых и серебряных монет.

На лицевой стороне медали дан погрудный портрет императрицы Елизаветы Петровны в короне, под которым стоит подпись "Vestner. F." (в русском варианте TI) Круговая латинская легенда в переводе означает: "Елизавета Божьей Милостью императрица российская". На реверсе медали изображены три пьедестала: центральный с бюстом Петра Федоровича, - более крупный, и по обеим сторонам от него: - один с распятием, а другой - с короной и скипетром. Все надписи выполнены по латыни и в переводе сообщают следующее: "Петр Федорович, урожденный герцог Гольштейнский (центральный пьедестал); "Вера" (правый со стороны медали пьедестал) и "Могущество" (левый пьедестал). Изображение венчает лента с надписью "Твердь империи Российской". Под обрезом изображения надпись "Великим князем России и наследником престола объявлен 1742 г. 18 ноября".

Поскольку дата объявления наследником 18 ноября 1742 г. не вызывает сомнений, возникает вопрос, почему Альбертусталер 1753 г. был выпущен "в связи с провозглашением наследником престола", то есть по прошествии одиннадцати лет после данного события. Чтобы понять причины выпуска этой монеты в 1753 году, рассмотрим вначале международную обстановку в Европе на втором этапе войны за австрийское наследство и в первое пятилетие после ее окончания (1745- 1753). С этой точки зрения остановимся на знаковых для Гольштейнского герцогства и России датах и событиях. 20 января 1745 г. умер германский император Карл VII, Баварский курфюрст Карл-Альбрехт; 22 апреля 1745 г. был заключен Фюссенский мирный договор, по которому преемник курфюрста Карла Альбрехта на Баварском троне - молодой баварский курфюрст- Максимилиан III Йозеф признал Прагматическую санкцию; 1 (10) февраля 1745 г. великий князь Петр Федорович достиг в России совершеннолетия: ему исполнилось 17 лет; 7 мая 1745 г. Саксонский курфюрст Фридрих Август II, в то время имперский викарий (лицо, исполняющее обязанности еще неизбранного императора), объявил Карла Петера Ульриха правящим герцогом Гольштейн-Готторп; 13 сентября 1745 г. великий герцог Тосканский, муж королевы Венгрии и Богемии - Марии Терезии Франц Стефан во Франкфурте-на-Майне был избран германским императором. Во время этих выборов курфюрст Пфальца Карл Теодор и король Пруссии Фридрих II - проголосовали против этого решения; 4 октября 1745 г. состоялась коронация германского императора Франца I.

В то время управление герцогством Гольштейн-Готторп осуществлял Тайный правительственный совет во главе со штатгальтером. Связь великого князя Петра Федоровича с этим советом шла через главу Гольштейнского представительства в Петербурге - И. Пехлина, который одновременно был и членом Тайного правительственного совета герцогства. До 1751 г. штатгальтером был один из двоюродных дядей (средний) Гольштейнского герцога - Фридрих Август, но в 1751 г. он был избран Любекским епископом и тайный совет остался без главы. В том же 1751 г. Дания предложила России обменять герцогства Шлезвиг и Гольштейн на удаленные от моря графства Ольденбург и Дельменхорст. Великий князь Петр Федорович был категорически против этого, мотивируя свой отказ соблюдением традиций Петра I во внешней политике - владеть территориями, имеющими выход в море. Для усиления политического давления на Россию в 1752 г. германский император Франц I наделил шведского короля Адольфа Фредерика (старшего двоюродного дядю Гольштейнского герцога) леном (пожизненным владением) на герцогство Гольштейн. Этим, по существу, отменялось провозглашенное в период викариата указанное выше решение Фридриха Августа Саксонского.

 

post-2-0-61557400-1426685225_thumb.jpg
Альбертусталер 1753 года. S-P


Возмущенный таким демаршем германского императора, великий князь Петр Федорович немедленно захотел подтвердить свое законное право на владение герцогством Гольштейн-Готторп и в 1753 г. от имени герцогства Гольштейн-Готторп выпустил Альбертусталер. На аверсе этого Альбертусталера дан погрудный портрет Петра (вправо) в доспехах и с распущенными волосами. На правой (по отношению к портрету) стороне его груди показан мальтийский крест высшего прусского ордена Черного Орла. Под портретом стоит латинская буква "S". Круговая легенда аверса гласит: "PETRUS D. G. MAGNUS DUX TOTIUS RUSSIAE", - что означает: "Петр Божьей милостью Великий князь наследник России".

На реверсе монеты представлен коронованный имперской короной Российский двуглавый орел с двумя овальными гербовыми щитами - Российской империи (справа, по отношению к монете) и герцогства Шлезвиг-Гольштейн (с другой стороны). Оба гербовых щита покоятся на цепи высшего русского ордена Андрея Первозванного, который (орден) подвешен к ней и помещен на поверхности хвоста орла. Ниже, под орлом стоит латинская буква "Р". В лапах орла нет ни скипетра, ни державы. Расположенная на реверсе по кругу монеты латинская легенда сообщает: "HAER.es NORW.egiae DUX SLESV.ici HOLS.atiae ST.ormarie & DITM.arsie COM.ts OLD.enburgi & DELM.enhorsti", что в переводе означает: "Наследник Норвегии, герцог Шлезвиг- Гольштейн, Штормарна (Stormarn), Дитмаршена (Dithmarshen), граф Ольденбурга и Дельменхорста (Delmenhorst)". Как видно из содержания этой надписи, Гольштейнский герцог сообщает о своих правах на наследственные земли.

Данная легенда в своем начале подчеркивает королевское происхождение герцога от некогда владевшего Норвегией Гольштейн-Готторпского герцога. Под ним подразумевается король Дании и Норвегии, герцог Гольштейн-Готторп Фредерик I (1523-1533). Для оценки личных взглядов Петра III стоит напомнить, что его дальний предок, от которого он сам вел свое происхождение, прославился в истории тем, что основывал свое правление на свободе совести своих подданных, о чем им было заявлено еще в 1527 году. Этот король после коронации (1524) уехал в Гольштейн-Готторп и потом жил в основном там. От одного из его сыновей - Адольфа, герцога Гольштейн-Готторпского и пошла герцогская линия, потомком которой по прямой и был император Петр III.

Области с названием Штормарн (Stormarn) в настоящее время в Германии нет, ее заменили небольшие города на юго-западе Голыптейна. Округ Дитмаршен (Ditmarschen), главным городом которого является г. Хайде (Heide), находится на западе Голыптейна у основания Ютландского полуострова, откуда обеспечивается выход в Северное море. Указанное в монетной легенде реверса графство Ольденбург представляло собой болотистую территорию в устье реки Везер и находилось в 1667 г. под властью датской короны. А г. Дельменхорст (тогда графство) стоит на реке Дельме и находится западнее Бремена в Земле Нижняя Саксония. На ребре (гурте) данной монеты написано по старонемецки: "NACH DEM FUS DER ALBERTUS THALER", что означает: "По стопе Альбертусталера". Завершая описание данного Альбертусталера отметим, что оно дается впервые.

Возвратимся к вопросу о причинах выпуска данной монеты. Из приведенного можно видеть, что главной причиной чеканки Гольштейн-Готторпского Альбертусталера 1753 г., снабженного всеми германскими и российскими титулами и гербами, было желание Великого князя Петра Федоровича напомнить Европе о своих правах на герцогство. К тому же в 1753 г. появился еще один повод для выполнения его желания: 21 февраля 1753 г. герцогу Карлу Петеру Ульриху исполнилось 25 лет.

Но, кроме уже отмеченных причин было в Гольштейн-Готторпском герцогстве и другое серьезное экономическое основание для чеканки этого Альбертусталера. Стоит напомнить, что Альбертусталер получил свое название от имени Альбрехта (Альберта) (1559-1621) - генерального наместника германского императора в Нидерландах (он был одним из младших сыновей императора Максимилиана II). В 1612 г. он выпустил облегченные (по сравнению с имперскими) талеры; его примеру в XVII и XVIII вв. следовали и другие европейские правители.

Дело в том, что Альбертусталер был торговой монетой (Handelmunze), в основном предназначенной для торговли с колониями европейских государств. Содержание серебра в торговых монетах формально соответствовало пробе серебра имперского талера, но на самом деле было ниже, да и общий вес монеты тоже занижался. По этим причинам Альбертусталер не признавался в Западной Европе полноценной ходячей монетой. Такие торговые монеты были выгодным товаром и часто использовались для торговли с колониальными и далекими от Европы территориями (например, известна их продажа голландской торговой компанией на остров Яву и др.). Европа продавала их в эти страны по номинальной цене имперских талеров, а возникавшая при этом плюсовая для государства-продавца финансовая прибыль становилась вкладом в государственную казну. Совершенно очевидно, что пополнение казны герцогства Гольштейн-Готторп было главной частью деятельности его руководства и безусловно стало важной причиной выпуска этих монет.

Толчком к чеканке собственных талеров Гольштейн-Готторпским герцогством, видимо, также послужили пример (или совет) прусского короля Фридриха II, который в 1752 г. выпустил значительную партию прусских торговых талеров.

Распространение таких талеров на заморских территориях, а также в Восточной Европе (которая была тоже рынком торговли этими монетами) всемерно расширяло информационное поле о правителях торгующих ими государств, в данном случае о Гольштейн-Готторпском герцоге, Великом князе России, к чему он, выпуская эти монеты, и стремился для защиты своих монархических прав.

Для изготовления штемпеля Альбертусталера Великий князь Петр Федорович обратился к Пфальцскому курфюрсту Карлу Теодору, проголосовавшему, как отмечалось ранее, против избрания Франца I императором. В Пфальц-Зульцбахской резиденции курфюрста - г. Маннхайме, на монетном дворе в то время работал известный немецкий гравер Антон Шефер (1722-1799). В 1744-1799гг. он резал штемпели монет не только для курфюрста Пфальцского, но и для архиепископов Кельна и Трира, епископа Шпейра, а также герцогства Юлих- Берг и для ряда других влиятельных германских владетелей. Антон Шеффер происходил из семьи потомственных резчиков штемпелей монет и мастеров-монетчиков, работавших на монетном дворе в Маннхайме. Ему и был поручен заказ русского Великого князя, причем он должен был исполнить штемпель только для аверса этой монеты. Что касается ее реверса, то для его исполнения было принято, видимо, иное решение.
 
Сегодня известно, что автором аверса штемпеля Гольштейнского Альбертусталера является Антон Шеффер, подписавший портретную сторону монеты буквой "S"2. О том, кто является автором реверса, неизвестно и об этом не сохранилось никаких документальных и мемуарных сведений. Скорее всего, это свидетельствует о результативности усилий Екатерины II по полному сокрытию всего того, что относилось к деятельности Петра III. Так как возможности Екатерины II в этом отношении ограничивались в основном пределами Российской империи, то такая посылка приводит к выводу, что автором штемпеля реверса ("Орловой" стороны) данной монеты был русский гравер. Эта отправная позиция естественна потому, что на реверсе изображен герб России - коронованный двуглавый орел, исполнение которого на представительской монете по причине поддержания государственного престижа логично поручить российскому мастеру; кроме этого, в пользу такого решения говорит и его предшествующий опыт по изготовлению штемпелей русских монет.

При подготовке изображений на той международной монете, видимо, и было решено, что портрет немецкого правителя германского герцогства будет резать немецкий гравер, а коронованного российского двуглавого орла поручили исполнить русскому резчику.

Вполне вероятно, что буква "Р" на оборотной стороне рассматриваемого Гольштейнского Альбертусталера означает начальную букву фамилии российского резчика-исполнителя штемпеля реверса, на котором показан государственный герб России, - коронованный двуглавый орел. Этим резчиком мог быть гравер Московского Красного монетного двора русский медальер - Иван Плавильщиков, исполнивший там в 1753-1754 гг. штемпели трех серебряных рублей с портретом императрицы Елизаветы Петровны: рубли 1753 IП и 1754 IП - старого типа и рубль 1754 IП - нового типа. При изготовлении штемпеля реверса Гольштейнского Альбертусталера 1753 г. Иван Плавильщиков подписался одной буквой фамилии - "Р".

Отметим, что Антон Шеффер на монетах Пфалца и других немецких княжеств так же, как Иван Плавильщиков в Москве, обычно подписывался начальными буквами своих имени и фамилии - AS (Anton Schaffer), но на реверсе рассматриваемой монеты он подписался только буквой "S". Видимо, выполняя важный правительственный и международный заказ, оба резчика каждой из сторон Голыитейнского Альбертусталера, по договоренности, поступили одинаково: на вверенной одному из них по государственной принадлежности авторской стороне монеты каждый подписался только одной начальной буквой своей фамилии: S - Schaffer - аверс, Р - Плавильщиков - реверс.

Таким образом, авторами штемпелей лицевой и оборотной сторон данного Альбертусталера являются - аверса (портретная сторона монеты) - резчик штемпелей монетного двора в Маннхайме (Курфюршество Пфальц) - Антон Шеффер; подпись на аверсе - "S", что ранее уже было известно; реверса ("орловая" сторона монеты) - гравер Московского Красного монетного двора Иван Плавильщиков; подпись на реверсе - "Р" - Plawilschikow.

Примечания

1. ПОТИН В. М. Монеты, клады, коллекции. Очерки нумизматики. СПб. 1993, с. 40.
2. См. УЗДЕННИКОВ В. В. Монеты России 1700-1917. М. 1986, с. 459. В этой же книге на с. 389, примечание 186 и на с. 460 (вверху страницы) указано, что литера "Р" на реверсе этого Шлезвиг-Гольштейнского Альбертусталера принадлежит неизвестному резчику монетных штемпелей. То есть, если немецкий автор аверса штемпеля давно известен, то об исполнителе его реверса не сохранилось ничего.

Вопросы истории. - 2002. - № 5. - С. 145-148.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Попов А. А. История распада Греко-Бактрийской державы
      By Saygo
      Попов А. А. История распада Греко-Бактрийской державы // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. Под редакцией професора Э. Д. Фролова. Выпуск 9. Санкт-Петербург, 2010. - C. 75-90.
      Одна из основных задач, которая стоит перед исследователями истории Греко-Бактрии и индогреческих царств, - это выявление последовательности правления царей из династий Евтидемидов и Евкратидидов после правления Деметрия I и Евкратида I. У нас имеется значительный нумизматический материал при практически полном отсутствии литературных памятников. Поэтому восстановить корректно события политической истории после смерти Евкратида Великого, кроме последовательности правления эллинских царей в Бактрии и Индии, вообще представляется невыполнимой задачей. Как в случае с некогда бытовавшим в историографии «бактрийским миражем» на горизонте постепенно появляется еще более отдаленный и расплывчатый «индо-греческий» мираж. Однако попытки реконструировать указанные события уже предпринимались в научной литературе. Достаточно вспомнить труд В. Тарна1, исследование А.К. Нарайна2 или работу О. Бопеараччи3. Безусловно, используя исследования предшественников, а также сохранившиеся источники мы также предприняли попытку подобной реконструкции.
      Весьма интересно сравнение монетного чекана Деметрия I4 с монетами Евтидема II5. Кроме нумизматики других источников о Евтидеме II на сегодняшний день мы не знаем. Имя этого царя говорит о его практически стопроцентной принадлежности к динадинастии Евтидемидов. Стоит вопрос о том, кем он является Деметрию I: братом, сыном, внуком? Судя по эллинской традиции называть своих сыновей в честь своих отцов, Евтидем II, по-видимому, является внуком Евтидема I и сыном Деметрия I. При этом остальные два варианта также нельзя отбрасывать окончательно.
      Другие данные также говорят о тесной связи Деметрия I и Евтидема II. На монетах обоих царей мы находим индентичные изображения бога-покровителя Геракла. Монетная стопа, а также монограммы на монетных эмиссиях весьма схожи. Бросается в глаза тот факт, что у обоих царей мы не встречаем двуязычных монет, на которых кроме греческих должны были бы встречаться индийские надписи.
      Монета Евтидема

      Монета Деметрия I
      Казалось бы, существенной разницей должен был бы быть тот факт, что Евтидем II взял себе в боги-покровители не Артемиду, которая была таковой у Деметрия I, а Аполлона. Эти данные прослеживаются по эмиссиям медных монет Деметрия I6 и Евтидема II7. Однако учитывая, то что Аполлон и Артемида - близнецы: брат и сестра, можно высказать предположение, что и здесь нет никакого противоречия.
      Монетные изображения рисуют нам образ Евтидема II, юного и, возможно, неопытного правителя. Евтидем II не принял во время своего царствования и впоследствии не удостоился никакого имени схожего с теми, которыми обладали его предки и преемники, - «Бог» («Теос»), «Непобедимый» («Аникет»), «Спаситель» («Сотер») и другие. Вероятно, его правление не было долгим. Возможно, около двух лет, может быть чуть более. Так как на изготовление монетного штемпеля высокого качества требовалось хотя бы это время. Качество же монет этого царя весьма высокое. На недолгое правление указывают немногочисленные эмиссии и находки монет Евтидема II.
      Значительную информацию о последовательности правления некоторых царей дают коммеморативные монеты греко-бактрийских и индо-греческих правителей.
      Так, самая обширная подобная эмиссия, дошедшая до нас принадлежит эпохи царя Агафокла Справедливого (Дикайоса). Не раз отмечалось, что она была направлена на укрепление идеи о легитимности власти этого царя и утверждении царского культа. Существуют эмиссии тетрадрахм, посвященные Александру Великому8, Антиоху II Победителю (Никатору)9, Диодоту Богу (Теосу)10 и Диодоту Спасителю (Сотеру)11, по-видимому, одному и тому же царю Диодоту I, Евтидему I Богу12, Деметрию I Непобедимому (Аникету)13, Панталеону Спасителю (Сотеру)14. На каждой такой монете содержится имя Агафокла, а также содержатся не только портреты и имена каждого из правителей, но и боги-покровители.
      Интересно, что на монетах, посвященных Александру, изображается Зевс, восседающий на троне. Зевс, мечущий молнии и идущий со щитом в левой руке, изображен на монетах Антиоха и Диодота. На монетах Евтидема и Деметрия мы встречаем уже Геракла. Причем, если на монетах Евтидема Геракл сидит с палицей на коленях в позе «отдыхающего», то на монетах Деметрия Геракл стоит и держит палицу вверх в левой руке, также как бы отдыхая, но уже в положении стоя. Примечательно, что на монетах Панталеона мы встречаем изображение сидящего на троне Зевса, аналогичному изображению с монет, посвященных Александру15. На обыкновенном же чекане Агафокла, на его драхмах и тетрадрахмах изображается стоящий Зевс, но уже не мечущий молнии, а как-будто вставший только что с трона16.
      Безусловно, этим Агафокл хотел продемонстрировать подданным связь своей власти с Александром, потомком Зевса, покорителем и наследником державы Ахеменидов. Причем, приверженность первых Евтидемидов культу Геракла не означает отступления от этой генеральной идеи. Ведь Александр Великий и его отец Филипп восходили к роду, происходившему от Геракла. Сам Александр нередко сравнивался именно с этим героем и сыном Зевса.
      Логично заключить, что следующие после Деметрия I Непобедимого Евтидемиды использовали образ Зевса и сына его Геракла для укрепления своей власти среди центрально-азиатских и индийских подданных, особенно, эллинского происхождения.
      В значительном труде О. Бопеараччи, посвященном греко-бактрийской и индо-греческой нумизматике, Агафокл представлен как царь, правивший после Панталеона17. При этом как же тогда воспринимать, вышеупомянутую эмиссию коммеморативных монет Агафокла в честь Панталеона? Таким образом, в противовес выводу этого авторитетного ученого представляется логичным мнение о том, что Агафокл правил после Панталеона, был его современником и преемником его власти.
      Монеты Панталеона не содержат громких эпитетов этого царя18. Однако на монетах Агафокла, как было сказано выше, он назван «Спасителем» («Сотером»), что говорит о его божественности. Подобное обожествление могло произойти после смерти Панталеона. как было свойственно многим монаршим династиям. Это деяние могло также стать актом идеологической борьбы с другими конкурентами на престол. Таким образом, это может быть свидетельством того, что Панталеон правил до Агафокла, а не синхронно с ним или после него. По крайней мере, смерть Панталеона Спасителя наступила ранее окончания правления Агафокла Справедливого.
      Коммеморативные монеты Антимаха I Бога (Теоса), посвященные Диодоту I Спасителю (Сотеру)19 и Евтидему I Богу (Теосу)20, также весьма интересны, но, к сожалению, не столь многочисленны как коммеморативные эмиссии Агафокла Справедливого.
      Этот царь также демонстрирует приверженность династии Евтидемидов. Ведь мы не знаем ни одной эмиссии потомков Евкратида, посвященной Евтидему I. Это объяснимо тем, что между Евкратидом I и сыном Евтидема I Деметрием I была война, в которой Евкратид вышел победителем.
      Любопытен ответ на вопрос: каким по счету Евтидемидом был Антимах I Бог? По мнению О. Бопеараччи, он правил после уже упомянутых Панталеона и Агафокла21. Судя по отсутствию коммеморативных монет в честь Деметрия I, Панталеона Спасителя, Агафокла Справедливого, действительно, можно предположить, что Антимах Бог был современником или преемником власти Деметрия I. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что Антимах Бог правил до Панталеона и Агафокла.
      Однако отсутствие на сегодняшний день указанных эмиссий не означает полного отсутствия возможности того, что они когда-то были. К тому же вряд ли такой значительный правитель из рода Евтидемидов не присутствовал бы на коммеморативных монетах Агафокла Справедливого, если Антимах Бог правил бы до него. Таким образом, логично заключить, что мнение О. Бопеараччи здесь вполне имеет право на существование.
      Коммеморативная эмиссия монет, имеющая на одной стороне легенду «Царь Великий Евкратид» и на другой стороне легенду «Гелиокла и Лаодики», также крайне интересна для рассмотрения22.
      Дж. Макдональд предположил, что Евкратид I был по происхождению Селевкид, так как его матерью была принцесса крови, принадлежащая этой династии и изображенная на этих монетах, Лаодика23. Впоследствии к этому мнению примкнул В. Тарн, который предполагал, что здесь мы сталкиваемся с эмиссией Евкратида I, пытавшегося возвести свое происхождение к Селевкидам24. Уже С. П. Толстов подверг данное мнение критике25. Его мнение кажется верным, к тому же если внимательно прочитать легенды на монетах, там обнаруживается их принадлежность к Гелиоклу и Лаодике. Ведь именно их имена находятся здесь в родительном падеже, а имя Евкратида в именительном, то есть монета чеканена в честь Евкратида, а не Евкратидом в честь своих якобы родственников, например, гипотетических отца и матери-принцессы.
      По мнению некоторых ученых, Лаодика могла принадлежать в целом какой-то правящей или свергнутой царской династии26.
      И, наконец, столь распространенное среди греков и македонян имя могло принадлежать любой знатной даме, которая могла быть супругой Евкратида Великого.
      В пользу гипотезы о том, что Лаодика была матерью Гелиокла, а не сестрой или супругой, говорят портреты на вышеуказанных монетах. Отчетливо видно, что на голове Гелиокла отсутствует, а на голове Лаодики присутствует царская диадема. Такая ситуация не могла возникнуть если бы они оба были дети от одного царя, в данном случае, Евкратида Великого. Также такое положение вещей было бы странным если бы супруга Гелиокла имела бы царское достоинство, а сам он такового бы не имел. Остается один подкрепленный логикой вариант: Лаодика является царицей, супругой другого царя, а не Гелиокла, а Гелиокл не обличенный царской властью, так как изображается без диадемы, тем не менее, изображается как наследник Евкратида I и основной претендент на царскую власть. Подобная ситуация могла возникнуть в том случае, когда Лаодика была регентом при Гелиокле.
      Что касается мнения о том, что здесь изображенный Гелиокл был уже пожилым мужчиной, эта точка зрения весьма оспорима. Достаточно крупные не совсем юношеские черты лица с мимическими морщинами скорее указывают на профессионализм художника, изобразившего Гелиокла. Недаром греко-бактрийская и индо-греческая нумизматика может по праву считаться вершиной медальерного искусства античности. Можно вспомнить также мастерство художников эпохи римского императора Веспасиана. Они изображали этого римского правителя очень реалистично, подчеркивая даже изъяны, вплоть до морщин, на его лице. В том числе, это можно увидеть на портретах, помещенных на монеты. Ведь морщинистость, до «натужности» его лица, отмечена даже у Светония в биографии Веспасиана (20, 1). Таким образом, хотя нам не известны литературные описания вмешности Гелиокла Справедливого, тем не менее, он предстает перед нами человеком с волевыми чертами лица, готовым к борьбе с противником и готовым отстаивать свои представления о справедливости, какими бы ни были.
      Необязательным является положение, при котором регентом могла стать мать лишь при малолетнем сыне. Он мог быть уже вполне взрослым человеком и выбрать на время свою мать, бывшую царицу, себе в качестве соправителя. К тому же понятия «молодой человек» и «молодость» были несколько иными в античности по отношению к современности, то есть они были несколько шире по временным рамкам.
      Следует вспомнить литературный пассаж, посвященный гибели Екратида I. Его убил собственный сын и соправитель и надругался над его трупом, бросив его без погребения и проехав по его крови на колеснице (Just. XLI, 6, 1). Здесь встает вопрос об имени царя-отцеубийцы, которое не упоминается в сведениях Помпея Трога (Юстина). Наши нумизматические свидетельства также не могут дать прямого ответа. Однако на обширном нумизматическом материале не только можно, но и следует выстроить ряд предположений и гипотез.
      На сегодняшний день мы имеем ряд эмиссий, которые могут принадлежать, например, сыновьм или внукам, то есть ближайшим потомкам или преемникам Евкратида I. Ученые здесь справедливо выделяют чекан Евкратида II Спасителя (Сотера), Гелиокла I Справедливого (Дикайоса)27, Платона Славного (Епифана). Кто из них мог быть убийцей Евкратида и его соправителем?
      Наличие уже установленного чекана Гелиокла и Лаодики с портретом Евкратида выдвигает нам два ряда предположений.
      Первый заключается в том, что Гелиокл Справедливый убил своего отца, так как тот развязал братоубийственную войну между центрально-азиатскими эллинами, подданными Деметрия I и некогда его отца Евтидема I.
      В этом контексте чекан Гелиокла и Лаодики следует воспринимать как отражение сведений Помпея Трога (Юстина) о том, что Евкратид сделал соправителем своего сына. Таким образом, здесь Гелиокл изображен как соправитель, а Лаодика, скорее всего, его мать и супруга Евкратида, которая как и Олимпиада, мать Александра Великого, могла способствовать восхождению своего сына на престол. По данной версии мы здесь видим портреты заговорщиков, из которых основное действующее лицо, вероятнее всего, - Лаодика. Впоследствии, став царем, Гелиоклом I назвал себя Справедливым, подчеркивая законность захвата власти.
      Роль Лаодики в приходе к власти Гелиокла I очевидна. Однако не понятно: кем она была узурпатором или восстановителем законной власти?
      Можно даже реанимировать теорию о ее царском происхождении. Вслед за Дж. Макдональдом и В. Тарном предположить, что она относилась к Селевкидам. Тем самым, Гелиокл I все более становится легитимным правителем в глазах многих. Ведь он сверг узурпатора Евкратида, удалившего от власти законную династию, основанную Евтидемом I, который получил царскую диадему из рук Антиоха III Великого, а с ней и власть над Бактрией. К тому же он, потомок Селевка I, получил в упраление те территории, которые принадлежали его предкам, пусть и по материнской линии.
      Второй ряд предположений и гипотез может заключаться в том, что Гелиокл был сыном Евкратида, победившим своего брата, некогда соправителя Евкратида, убийцу своего отца. Гелиокл здесь выступает как восстановитель власти Евкратида Великого, которого поддерживает его мать и вдова царя Евкратида Лаодика. Такой точки зрения придерживается А. К. Нарайн28.
      В качестве же отцеубийцы здесь выступает Платон Славный (Епифан). Таким образом, слава его заключалась в захвате власти с помощью свержения талантливого и храброго полководца, которым нам представляется Евкратид Великий. В то время, когда эти события произошли, Платон явно не был юношей. Об этом свидетельствуют его портреты на серебрянных тетрадрахмах, где он изображен мужчиной с крупными, даже несколько полноватыми чертами лица.
      Сюжет, связанный с расправой над Евкратидом Великим, может служить аргументом в пользу мнения о том, что его убийца был Платон. Известно, что отцеубийца проехал по крови Евкратида I на колеснице. Колесница же у эллинов и многих других народов была не просто средством передвижения, но и символом, в том числе, власти. На монетах Платона мы встречаем его бога-покровителя Гелиоса. Сегодня известны эмиссии, где это божество просто стоит, а также где Гелиос скачет на колеснице. Это художественное воплощение бога Солнца также символично. Известны примеры из истории, когда правители выбирали себе богов, героев, великих людей в качестве примера для подражания помимо того, что считали некоторых богов своими покровителя-ми. Вряд ли можно найти такого царя, чей бог-покровитель передвигается на колеснице, у которого, в свою очередь, не будет подобного транспорта.
      Таким образом, перед нами предстает по-шекспировски драматическая сцена. Платон после расправы над своим отцом приказывает бросить его тело без погребения, на поругание. По тому месту, где произошло убийство и где еще не остыла кровь убиенного, он скачет на своей колеснице. Платон находится, без сомнения, в экстатическом состоянии. По-видимому, в качестве оправдания своих злодеяний он представляет религиозную одержимость, как будто им повелевает бог Гелиос, а не алчность и властолюбие. Однако такая картина, скорее всего, ужаснула многих его сподвижников и подданных. Новый царь из-за таких действий сам создал оппозицию себе. Его власть была обречена на провал, и вряд ли она была долгой.
      Так, Л. А. Боровкова предполагает даже репрессии по отношению к сподвижникам Евкратида Великого со стороны Платона29.
      Кто мог стать во главе такой оппозиционной силы?
      По мнению Л. А. Боровковой участниками заговора против Платона были «соратники и помощники» Евкратида I30. Без сомнения, в том числе ущемленная в своих правах греко-бактрийская царица, вдова Евкратида I. Вероятнее всего, таковой царицей являлась Лаодика, изображенная на вышеупомянутых монетах, где она предстает перед нами в диадеме. Возможно, она могла быть, вообще, мачехой по отношению к убийце своего мужа, новому царю Платону. Неизвестно, какие были у них взаимоотношения с ним еще при жизни ее супруга из-за, того, в частности, что убийца Евкратида Великого был его соправителем.
      Для того чтобы показать приверженность старым порядкам, бытовавшим при Евкратиде I, Лаодика поддерживает притязания на престол другого сына Евкратида Великого Гелиокла, который был ее сыном. Как прокламацию своих действий Гелиокл и Лаодика чеканят несколько эмиссий монет с портретом Евкратида. Эти акции еще раз должны были показать жителям государства и, прежде всего, эллинам, кто их истинный господин, какое ужасное преступление было совершено.
      То, что Гелиокл и Лаодика являются продолжателями дела Евкратида, кажется более вероятным, нежели то, что они были его противниками и убийцами. Действительно, нелепо предполагать, что низверженный правитель да еще носивший эпитет «Великий» появится в своем героическом облике победоносного полководца на монетах своих душегубов. В этой связи первую гипотезу о принадлежности Гелиокла к свержению Евкратида придется отвергнуть. При этом не стоит окончательно опровергать мысль о связях Лаодики с какой-либо монаршей династией, например, с Селевкидами. Ибо в том случае, если Лаодика боролась с Платоном за власть, ее царское происхождение, к тому же, от преемников Ахеменидов и Александра Великого в Центральной Азии и Индии было значительным фактором, обеспечившим успех противникам убийцы Евкратида I. Наконец, вспомним, что Евкратид, принявший имя «Великий», «правивший тысячью городов», уподобил себя персидским царям и Александру. При таких обстоятельствах вряд ли бы он был женат на даме ординарного происхождения, скорее всего, Евкратид попытался бы иметь в качестве супруги представительницу царского рода.
      Таким образом, свержение Евкратида Великого или, наоборот, восстановление законной власти можно назвать очередной «войной Лаодики» по аналогии с III Сирийской войной («войной Лаодики»), между Птолемеями и Селевкидами. Ведь в обеих войнах мать по имени Лаодика отстаивала претензии своего сына на престол.
      В качестве аргумента в пользу мнения о невозможности преемственности власти Платона и Гелиокла следует рассмотреть монограммы на монетах этих монархов. На сегодняшний день не существует ни одной монетной эмиссии Платона и монетной эмиссии Гелиокла с Лаодикой, где были бы схожие монограммы. Этот фактор может указывать на то, что эти монеты чеканились в разных местах. Таким образом, одни подданные Евкратида I приняли власть Платона, а другие оказались в оппозиции. К тому же на монетах царя Платона всего лишь один тип монограмм. Эмиссии этих монет и их находки не многочисленны. Все это может свидетельствовать о недолгом сроке правления Платона, но при этом достаточном для изготовления нескольких монетных штемпелей высокого качества, то есть около двух лет31. Такое положение вещей резко контрастирует с обилием эмиссий и находок монет Гелиокла I.
      Остается вопрос: какое место среди преемников Евкратида Великого должен занимать Евкратид II? Мог ли он быть убийцей Евкратида I и его соправителем? Положительный ответ здесь кажется сомнительным. Приведем ряд аргументов. Монограммы на монетах Гелиокла I и Евкратида II некоторые идентичны, а некоторые весьма схожи, что говорит о преемственности власти. К тому же стоит вспомнить эллинскую традицию, по которой отцы сыновьям давали имена своих отцов, то есть внук носил имя деда.
      Рассмотрим ситуацию, при которой Евкратид II был отцом Гелиокла I. Тогда каковы были бы мотивы чеканки коммеморативных монет в честь Евкратида Великого со стороны царицы Лаодики, предположим, жены Евкратида II, и Гелиокла, внука Евкратида I и сына Евкратида II? Какие цели могли преследовать невестка и внук Евкратида I, если и так была бы очевидна их связь через Евкратида II с этим выдающимся монархом? Значимые мотивы и цели отсутствуют. Коммеморативные эмиссии монет, недовавшие политических девидентов, вряд ли возможны. В этом случае, если бы Гелиокл и Лаодика стремились бы получить выгоду от этого, они чеканили монеты, славившие имя Евкратида II.
      Рассмотрим ситуацию, при которой Евкратид II был бы отцом или сыном Платона. Тогда как объяснить уже указанное сходство чеканки монет Евкратида II и Гелиокла I, а также различие чекана Евкратида II и Платона? Как объяснить удивительное портретное сходство Евкратида II и Гелиокла I, а также заметные портретные отличия между Евкратидом II и Платоном?
      Итак, приходим к окончательному мнению, о том что Евкратид II имеет династическую связь с Гелиоклом I и Евкратидом I, при этом являясь сыном первого из них.
      В пользу же возможной связи Гелиокла I с династией Селевкидов может говорить тот факт, что он, когда стал царем, избрал себе Зевса в качестве бога-покровителя. На монетах Гелиокла Справедливого Зевс изображается как стоящим, аналогичным образом с Зевсом, изображенным на монетах Агафокла I Справедливого, так и сидящим на троне, аналогичным образом с Зевсом, изображенным на монетах Панталеона Спасителя.
      К тому же Гелиокл I принял имя «Справедливый» («Дикайос»), подчеркивая легитимность своей власти. Данное обстоятельство могло быть связано с коммеморативным чеканом Агафокла I.
      Примечательно, что у ближайших потомков Евкратида I - Платона, Гелиокла I, Евкратида II - отсутствуют индийские монетные эмиссии при том, что таковые имеются у преемников Деметрия I, то есть Евтидемидов. Монограммы на монетах этих потомков Евкратида Великого также не совпадают с монограммами на монетах Евтидемидов: Панталеона, Агафокла, Антимаха, Евтидема II.
      Исходя из данных коммеморативных эмиссий Агафокла Справедливого, Антимаха Бога, Гелиокла и Лаодики, ординарных монетных эмиссий царей Платона, Гелиокла I, Евкратида II, Евтидема II, Панталеона I, Агафокла I, Антимаха I, можно совершить реконструкцию возможных событий после войны Деметрия I и Евкратида I.
      Во время индийского похода Евкратида I его сын и соправитель Платон решается на захват власти в царстве своего отца. Во время их встречи после этого похода Платон открыто совершает свержение Евкратида Великого, влекомый честолюбивыми помыслами и прекрываясь волей Гелиоса, своего бога-покровителя.
      Однако не все подданные Евкратида I приняли власть нового правителя. Лишь немногие земли державы Евкратида I присягнули на верность Платону. По-видимому, это был один из регионов в Бакгрии, возможно, лишь одна провинция с центральным городским поселением.
      Шаткость власти Платона усилилась, когда против него выступила оппозиционная сила внутри самой династии Евкратидидов в виде вдовы Евкратида Великого Лаодики и ее сына Гелиокла. Будучи в прошлом принцессой знатного эллинского рода, вероятнее всего, представительницей династии Селевкидов, Лаодика увеличила шансы Гелиокла на приобретение престола. К тому же за долгое время царствования Евкратида I его власть должна была стать крепкой. Платон своим коварством явно внушал многим опасение перемен в государстве. Консервативно настроенные сподвижники Евкратида I, особенно эллины в столице и крупных бактрийских городах, решили поддержать притязания Гелиокла.
      Значительный фактор, который усугублял сложное положение Платона было соперничество Евкратидидов и Евтидемидов. Преемники Деметрия I Непобедимого владели значительными территориями в Индии и, возможно, на юге Бактрии. Евкратид I вел с Евтидемидами борьбу, что иллюстрирует его возвращение в Бактрию из Индии.
      Свержение узурпатора Платона было лишь делом времени. Скорее всего, он хотел повторить судьбу своего отца, который поднял восстание в Бактрии против Деметрия I, совершавшего завоевания в Индии, пользуясь ослаблением позиций свергнутого царя во время затянувшейся войны в другой стране. Тем не менее, Платон не смог этого осуществить и не стал великим полководцем. Хотя он принял имя «Славный» («Епифан»).
      Последние дни отцеубийцы Платона видятся в сумрачных тонах. Он был оставлен многими бывшими подданными, которые были когда-то ему верны как соправителю и наследнику Евкратида Великого. Его последним прибежищем стал какой-то город, защитники которого также не все доверяли своему владыке-предателю. Власть Платона держалась теперь не на славе, а на страхе. В итоге Платон был или предан, или покончил жизнь самоубийством. Возможно, чтобы смыть со своего имени позор, этот дерзкий правитель мог погибнуть на поле брани.
      Гелиокл, став царем, принял имя «Справедливый», подчеркивая законность своей власти. Правил Гелиокл I бактрийскими территориями. Отсутствие же индийских эмиссий монет, говорит о том, что в Индии укрепилась власть Евтидемидов, которые воспользовались династической борьбой внутри династии Евкратидидов.
      Сын Гелиокла I Евкратид II также не имеет индийских монетных эмиссий, поэтому территория его царства, вероятнее всего, ограничивалась бактрийскими провинциями. В начале своего царствования он не принял никаких громких имен32, но все же впоследствии мы видим, что к имени Евкратида II добавился эпитет «Спаситель» («Сотер»)33. Вероятнее всего, это было связано с его эффективной внешней политикой.
      Какие победы мог одержать Евкратид II? Нам известно, что одной из значительных угроз Евкратидидам были правители из династии Евтидемидов, владевшие землями в Индии. Их попытки вернуть бактрийские территории, очевидно, периодически предпринимались, но при непосредственных преемниках Евкратида Великого они не могли добиться полной победы. Отпор это агрессии мог дать и Евкратид II.
      Второй существеный противник всегда располагался на северных границах Греко-Бактрии. Это были воинственные кочевые народы. На тот момент времени ими могли быть юэчжи, пришедшие с востока. Мы знаем, что изначально они не одержали решающей победы над бактрийскими греками и приостановили свой натиск. Произошли эти события в царствование Евкратида I около 162 г. до н. э.34 Была ли осуществлена очередная попытка юэчжей захватить Бактрию в правление Евкратида II? Четкого ответа на этот вопрос дать сегодня нельзя из-за недостаточности источников. Однако мы знаем, что в итоге Бактрия была присоединена к владениям юэчжей около рубежа II - I вв. до н. э.
      Последним значительным соседом Бактрии была Парфия, сильное, растущее и агрессивное государство, которое уже в царствование Евкратида II отторгло у бактрийских эллинов некоторые сатрапии.
      Имя же «Спаситель» («Сотер») эллинские правители принимали часто именно после победы над «варварами», которые вторгались в их владения.
      В любом их этих случаев Евкратиду Спасителю удалось сохранить свое государство. Встает лишь вопрос: смог ли он передать его по наследству другим представителям династии Евкратидидов? Скорее всего, да, так как, исходя из данных нумизматики, преемники Евкратида правили еще задолго после Евкратида II.
      Однако при Гелиокле I и Евкратиде II не удалось восстановить власть Евкратидидов над индийскими территориями, где уже прочно укрепили свою власть преемники Евтидема I.
      История Евтидемидов после свержения Деметрия I кажется весьма драматичной. Эта династия была весьма сильна, к тому же была признана Антиохом III Великим. Она не могла исчезнуть в одночасье. Тем более, когда были завоеваны огромные территории в Индии. Борьба за власть внутри Евкратидидов также способствовала восстановлению власти преемников Евтидема I.
      Евтидем II, юный наследник Деметрия I, владел некоторыми территориями в Бактрии. Об этом может говорить бактрийский чекан монет этого царя, например, отсутствие индийских эмиссий и монограммы близкие монетным монограммам Евтидема I и Деметрия I.
      Возможно, он был соправителем Деметрия I, когда последний находился в индийском походе. В силу своей неопытности Евтидем II, вероятно, не смог дать отпор новой политической силе. Его власть могла быть сокрушена талантливым полководцем, узурпатором Евкратидом I.
      Однако, скорее всего, Евтидем II правил или во время правления Евкратида I, сохранив некоторые владения Деметрия I, или после Евкратида I.
      В правление Панталеона власть Евтидемидов была упрочена в индийских и, возможно, южнобактрийских провинциях, некогда принадлежавших Деметрию I Непобедимому, что видно из индийского и бактрийского чекана монет Панталеона. Его правление было спасительным для уже пошатнувшейся династии Евтидемидов. На его монетных эмиссиях мы не видим громких тронных имен. Однако его преемник Агафокл Справедливый (Дикайос), на своем коммеморативном чекане в честь него назвывает Панталеона «Спасителем» («Сотером»), возводя происхождение его власти к Александру Великому.
      Агафокл, унаследовавший власть в династии Евтидемидов, должен был установить равновесие сил. В качестве идеологической основы законности своей власти он выбирает широкое распространение идеи о том, что Евтидемиды - сам Евтидем I, его сын Деметрий I, Панталеон, непосредственный предшественник Агафокла - являются единственными законными правителями среди эллинов в этом регионе. Ведь власть над этими землями Александра, который владел ей от Ахеменидов, досталась Селевкидам. Они же ее утратили после правления Антиоха II, и она перешла к Диодоту I и его сыну. При этом свергнувший Диодота II Евтидем I был признан как царь Антиохом III. Таким образом, логическая цепочка замкнулась. Агафокл недаром принял имя «Справедливый» («Дикайос»), чтобы еще раз подчеркнуть легитимность своей власти. Данную информацию, как говорилось выше, мы черпаем из коммеморативных и ординарных эмиссий Агафокла.
      Возможно, к таким действиям его подтолкнули мероприятия Гелиокла I и его матери Лаодики. Ведь примечательно, что Гелиокл I тоже избрал себе форму пропаганды коммеморативный чекан монет в честь своего отца Евкратида Великого. Затем он принял тронное имя «Справедливый» («Дикайос»).
      Вероятно, ущемленное самолюбие Агафокла побудило его к ответным действиям. Он своими коммеморативными эмиссиями должен был показать: кто является действительно справедливым наследником Александра в Бактрии и Индии, и кто является по-настоящему великим полководцем. Наверное, Агафокл справедливо рассуждал о том, что нельзя было сравнивать Евкратида Великого с Александром Великим.
      Агафоклу Справедливому наследовал Антимах I Бог, который, судя по новым коммеморативным монетным эмиссиям, продолжил идеологическую борьбу Агафокла. Правление Антимаха I было, по-видимому, успешным, и его преемникам удалось приумножить владения Евтидемидов.
      Таким образом, при первых трех индо-греческих царях из династии Евтидемидов - Панталеоне Спасителе, Агафокле Справедливом, Антимахе I Боге - были заложены основные принципы новой эллинской государственности на индийском субконтиненте. Параллельно же развивались события в Бактрии, связанные с династией Евкратидидов.
      Таким образом, в описанный период времени состоялся великий раздел огромной греко-бактро-индийской империи Деметрия I и Евкратида I или Индо-Бактрийской империи греческих царей. Северные территории отошли Евкратидидам, а южные - Евтидемидам.
      Примечания
      1. Tarn W.W. The Greeks in Bactria and India. 1st ed., Cambridge, 1938; 2nd ed., Cambridge, 1951; 3rd ed., Chicago, 1985.
      2. Narain A.K. The Indo-Greeks. 1st ed., Oxford, 1957; 2nd ed.,Oxford, 1962.
      3. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. Catalogue raisonne. Paris, 1991.
      4. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 164-167. Pl. 4 - 5.
      5. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 168 - 171. Pl. 5 - 6.
      6. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 167. Pl. 5. Ser. 4.
      7. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 169 - 171. Pl. 6. Ser. 5 - 9.
      8. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 177. Pl. 8. Ser. 12.
      9. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 177 - 178. Pl. 8. Ser. 13.
      10. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 178. Pl. 8. Ser. 15.
      11. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 178. Pl. 8. Ser. 14.
      12. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 179. Pl. 8. Ser. 16.
      13. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 179. Pl. 8. Ser. 17.
      14. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 179 - 180. Pl. 8. Ser. 18.
      15. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P 181. Pl. 9. Ser. 1 - 3.
      16. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 173 - 174. Pl. 6 - 7. Ser. 1 - 4.
      17. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 56 - 59.
      18. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 181 - 182. Pl. 9. Ser. 1 - 6.
      19. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 187. Pl. 10. Ser. 9.
      20. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 187. Pl. 10. Ser. 10.
      21. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 59 - 62.
      22. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 209 - 210. Pl. 19 - 20. Ser. 13 - 16.
      23. Cambridge History of India. Vol. I. Cambridge, 1922. P. 454.
      24. Tarn W.W. The Greeks in Bactria and India. 2nd ed. Cambridge, 1951. P. 196.
      25. Подъем и крушение империи эллинистического Дальнего Востока // ВДИ, 1940, №3 - 4. С. 202 - 203.
      26. Массон В.М., Ромодин В.А. История Афганистана. Т. 1. М., 1964. С. 112.
      27. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 222 - 225. Pl. 24 - 26. Ser. 1/1 - 17, 2/18 - 22, 3/23 - 70, 4/A - B.
      28. Narain A.K. The Indo-Greeks. 1st ed., Oxford, 1957. P. 71 - 72.
      29. Кушанское царство (по древним китайским источникам). М., 2005. С. 132.
      30. Кушанское царство. С. 127.
      31. Боровкова Л. А. Кушанское царство. С. 127.
      32. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 217-218. Pl. 22 - 23. Ser. 1 - 2.
      33. Bopearachchi O. Monnais greco-bactriennes et indo-grecques. P. 218-219. Pl. 23. Ser. 3.
      34. Боровкова Л. А. Кушанское царство. С. 58.
    • Куликова Ю. В. Бунт наместников на Дунае в середине III в.
      By Saygo
      Куликова Ю. В. Бунт наместников на Дунае в середине III в. // Вопросы истории. - 2017. - № 2. - С. 91-104.
      К середине III в. особенно ярко проявились негативные последствия агрессивной провинциальной политики Римской империи. Усугубляющим фактором стали политическая нестабильность и потеря авторитета императорской власти. Недоверие ставленников Валериана к Галлиену, недовольство его политикой стали причинами сепаратистских настроений в легионах и провинциях. Общепринятой точкой зрения, как у античных авторов, так и у некоторых современных исследователей, является предположение, что восстания на Дунае были началом сепаратистских тенденций в западных провинциях. Однако восстание Ингенуя произошло намного раньше пленения императора Валериана, которое, как известно, явилось поводом для восстаний наместников. При рассмотрении фактов, становится понятно, что мятежи Ингенуя и Регалиана не имели целью отколоть от Римской империи территории, а были вызваны более субъективными причинами и носили чисто локальный характер.
      Рим всегда проводил агрессивную внешнюю политику. Это позволило расширить территорию, став Средиземноморской державой, а затем и Римской империей. Огромные ресурсы завоеванных территорий поступали в Италию и Рим, концентрируясь в «вечном городе», благодаря особенностям провинциальной политики римских императоров. Италия обладала особым статусом, отличным от остальных провинций. Такое положение вещей превращало ее в потребителя, зависевшего от поставок товаров. Нельзя сказать, что провинции находились в бедственном положении. В первые века нашей эры большинство из них были процветающими, с роскошной архитектурой в городах, школами и публичными библиотеками. Они экспортировали свою продукцию, большая часть которой была предназначена непосредственно для Италии и Рима. Однако к III в. н.э. негативные последствия провинциальной политики Рима стали очевидны и, зачастую, почти необратимы. Усугубляли кризисную ситуацию нестабильность центральной власти и потеря авторитета императорами.
      С самого начала становления политической системы управления Октавиана Августа — принципата — сенат пытался ухватить ускользавшие из его рук нити власти, включая назначение принцепса. Но у этого органа власти появился очень сильный конкурент, чьи амбиции были не менее значительными. Проведенные реформы не только способствовали формированию профессиональной армии и появлению в ее составе отрядов наемников, но и расширению полномочий командного состава. Армия стала представлять собой реальную политическую силу со своими специфическими интересами, в которой объединяющую роль играл авторитет военного лидера. Связь армии с императором и его администрацией все более укреплялась, благодаря проводимым политико-экономическим мероприятиям, а также продуманной идеологической пропаганде. После того, как центральная власть значительно ослабла, а солдаты поняли, что сами могут избрать того, кто воплотит их надежды, роль армии в политической жизни значительно возросла. Разные группы общества хотели видеть у власти такого императора, который осуществил бы их собственную программу, поэтому в III в. происходила быстрая смена императоров, причем все они погибали насильственной смертью.
      Наиболее опасными для императорской власти были тесные контакты между наместниками тех провинций, которые имели в своем распоряжении большие группы войск, тем более что их контингент пополнялся, в основном, из числа местного населения и, таким образом, был привязан к месту своего расположения.
      Время правления императора Валериана и его сына Галлиена считается периодом максимального углубления политического кризиса. Происходила активизация военных действий практически на всех рубежах. Возрастала интенсивность германских вторжений. Большую проблему представляли племенные союзы. Так, роксоланы заключили союз с сильнейшим племенным объединением аламаннов. Особенно осложнялась ситуация на рейнском и дунайском лимесах, оборонительные укрепления которых разрушались. Неспособность центральной власти обеспечить защиту регионам тоже являлась значимой причиной для событий середины III века.
      Император Валериан пришел к власти (редкий случай в этот сложный для государства период) при поддержке сената и армии1. Он сменил на троне убитого во время мятежа Требониана Галла, который в свою очередь возглавил государство после гибели в бою императора Деция и его наследника. Требониан Галл правил менее трех лет, когда его собственный военачальник, наместник Мёзии и Паннонии Марк Эмилий Эмилиан, мавр по происхождению2, поднял мятеж, вошел в Рим и был признан сенатом в качестве законного императора. Но именно провозглашение рейнскими легионами Валериана изменило расстановку сил. Опасаясь влиятельного военачальника, воины, ранее поддерживавшие Эмилиана, убили его, чтобы признать власть Валериана3. Этот факт показывает, что Валериан обладал огромным авторитетом. Однако первый узурпатор в его правление появился, возможно, еще до провозглашения Валериана. Вероятно, узурпатор Силбаннак был офицером, оставленным Эмилианом в Риме еще до выступления последнего против Валериана4. Таким образом, узурпация Силбаннака не была ответом на политику императора Валериана, а стала своеобразным протестом против самого восшествия на трон этого императора.
      Валериан, как и многие императоры до него, видимо, понимал, что управление огромным государством невозможно при сохранении прежней административной структуры. Ситуация на Востоке складывалась едва ли не самым худшим образом. Персидский шах Шапур продолжал одерживать победы, вытесняя римские легионы из Месопотамии. Не лучше дела обстояли и на Западе, где активизировались германские племена. Так, на Дунае усилились столкновения с сарматами, роксоланами и другими племенами. На Рейне — с аламаннами, расширившими свой племенной союз за счет более мелких племен.
      Воевать на два фронта с одним главнокомандующим и императором было бы очень затруднительно, поэтому Валериан решил, что такое разделение обязанностей и полномочий вполне соответствует насущным задачам Империи. Интересно, что еще император Деций пытался разделить гражданские и военные полномочия; цензором и представителем сената должен был стать Валериан5.
      Теперь же, уже будучи императором, для слаженного управления Империей, он разделил полномочия, а фактически и государство, на западные и восточные провинции. По предположениям ряда исследователей, сделанных на основании найденной надписи с именами Валериана и Галлиена, римский император предпринял масштабную инспекционную поездку, желая, видимо, сосредоточить основные силы на рейнском лимесе. Помимо этого, археологические раскопки последних лет заставили современных исследователей вновь обратиться к такому источнику, как «Scriptores Historiae Augustae», и предположить, что основным монетным двором Римской империи и, возможно, новой столицей должна была стать Колония Агриппина (Colonia Claudia Ara Agrippina)6, получившая новое название: Civitas Colonia Agrippina Augusta Valeriana Gallieniana7.
      Планируя плотнее заняться восточными рубежами, которые подвергались нападению со стороны персидского шаха Шапура, Валериан в 257 г. перенес свою штаб-квартиру в Антиохию8, куда уже в следующем году отправился сам. Ставка Галлиена должна была располагаться ближе к Рейну, чтобы контролировать оборону против увеличившихся набегов германцев, поэтому Колония Агриппина — наиболее вероятный выбор с административной и стратегической точек зрения. Исследователи ведут дискуссию по вопросу, был ли перевод монетного двора из Лугдуна в Колонию Агриппину (С I А) окончательным, или монеты чеканились и на другом монетном дворе. Интересно, что в начале XX в. Колония Агриппина считалась исследователями столицей «Галльской империи».
      В то же время на дунайский лимес был отправлен Валериан Младший9. Вопрос о Валериане Младшем является спорным. В источниках есть упоминание о том, что это сын Валериана, но от другой женщины10, то есть по сути, речь идет о сводном брате Галлиена неизвестного происхождения. В действительности, Лициний Валериан, брат Галлиена, являлся должностным лицом, и в 265 г. был избран консулом11. После убийства Галлиена Лициний Валериан и его племянник Мариниан погибли, вероятно, претендуя на трон12. Таким образом, слова Евтропия, что Галлиен убит в Медиолане вместе со своим братом, ранее принимавшиеся за ошибку, отражают реальный факт13.
      Но, с другой стороны, исследователи предполагают, что оба сына Галлиена носили имя Валериан, и их вполне можно именовать Валериан Старший и Валериан Младший14. На монете, отчеканенной в Риме, титул выглядел так: PCL VALERIANVS NOB CAES (Publius Cornelius Licinius Valerianus nobilissimus Caesar)15. Подобные монеты чеканились также в Колонии Агриппине, Виминации, Антиохии, где стала располагаться резиденция императора Валериана, однако в при- рейнских и придунайских провинциях на монетах он только Caesar16 — титул, который он получил в 256 году. Предположительно, он не имел права самостоятельно чеканить монету, то есть его полномочия были значительно ограничены. Валериан Младший погиб, вероятно, во время восстания Ингенуя, и только после его гибели Салонин получил титул Цезаря. Только один источник упоминает Валериана Младшего в феврале 258 г., тогда как в июле того же года он уже не фигурирует. На этом основании делается вывод, что его гибель произошла в этот отрезок времени. Только после этого Салонин (Публий Корнелий Салонин Валериан) получил титул наследника17.
      Император Валериан также предпринял определенные шаги в целях обеспечения безопасности провинций. В них были поставлены опытные и талантливые военачальники, способные организовать защиту подвластного региона. Их авторитет среди воинов был столь велик, что впоследствии, по сообщению Требеллия Поллиона, все они были провозглашены императорами18.
      Кроме того, автор биографии Аврелиана утверждает, что император Валериан настоял на том, чтобы основная часть западного контингента войск была в руках верного и разумного человека, который одновременно будет помощником и советником Галлиена19. Выбор императора пал на уравновешенного и испытанного наместника Галлии и обеих Германий Постума20, тем более, что под его контролем оставался монетный двор в Колонии Агриппине.
      В связи с вышесказанным, возникает закономерный вопрос, каким образом планировалось построить управление государством? Ю. К. Колосовская вполне справедливо утверждала, что введенная Валерианом система управления Римской империей была прообразом тетрархии21. Валериан и Галлиен выступали соправителями, а оба Цезаря не могли участвовать в законодательной деятельности, а лишь осуществляли надзор. Однако Валериан опирался и на своих военачальников, доверив им защиту провинций. Вероятно, именно эта сила должна была являться уравновешивающим фактором. Каждый из Августов должен был заниматься делами своей части Империи, согласуя свои действия.
      Мы не знаем, в каких точно должностях находились поставленные Валерианом наместники. Многие из них вышли из низших слоев, поднявшись по карьерной лестнице и получив свои назначения именно в правление императора Валериана. Возможно, что в неспокойное время, когда на западных и восточных границах Римском империи активизировались многочисленные враждебные племена, эти военачальники были оставлены в должности прокураторов и подчинялись только самому Валериану. Этим можно объяснить дальнейшие события.
      Обезопасив, по его мнению, западные рубежи, Валериан отправился на Восток, чтобы начать активные военные действия. Однако удача явно была на стороне шаха Шапура, который, согласно собственной надписи, пленил не только римского императора, но также сенаторов и сопровождавших его знатных лиц и военачальников22.
      Датировка этого события не является твердо установленной23. Если Валериан был пленен в 259 г., то неужели наместники восстали против него?
      Галлиен проводил множество мероприятий, которые должны были способствовать изменению ситуации. Он оказывал поддержку городам, стремился облегчить жизнь ремесленников и мелких собственников. Фигура Галлиена неоднозначно воспринимается отечественными и зарубежными исследователями. Он прекратил гонения на христиан, а своей военной реформой стремился заручиться поддержкой в армии и, безусловно, был неординарным человеком, обладающим талантами военачальника, но греческая историографическая традиция относится к нему негативно24.
      Галлиен явно опасался влиятельных военачальников, оставленных своим отцом, тем более, что он не пользовался у них авторитетом. Именно этим, вероятно, были вызваны некоторые шаги, предпринятые с целью установления контроля и ослабления власти наместников на Рейне и Дунае. Ю. В. Колосовская отмечает, что в 257 г. Галлиен, стремясь уменьшить влияние дунайских легионов, назначил своего сына Корнелия Валериана командующим войскам в Иллирике25. Это утверждение вполне можно принять, тем более, что монеты Валериана с обозначением пятых трибутных полномочий были отчеканены в Антиохии26. Ценой огромных уступок варварам Галлиен пытался решить проблему на Дунае. Он получил титул Dacicus Maximus в 257 г., но это не было следствием победы над Ингенуем.
      Следовательно, римский император отправился на Восток, по крайней мере, в период до конца 257 года27. Если принять во внимание, что ряд современных исследователей склонны признавать сведения, предоставляемые античными авторами, достоверными, то речь скорее идет об установлении контроля над опасными провинциями со стороны Галлиена непосредственно сразу после отъезда императора Валериана на Восток. Известный пример — префект претория Сильван, отправленный на рейнский лимес. Мог ли Ингенуй также быть послан на дунайский лимес с целью контроля за Валерианом Младшим? В одном источнике указывается, что супруга Галлиена Салонина не доверяла Ингеную28.
      Известие о пленении и позорном рабстве Валериана вызвало широкий общественный резонанс. Как сообщают источники, многие народы, являвшиеся союзниками Рима, выразили желание отправить военные отряды для освобождения Валериана29. Они были уверены, что действия персидского шаха должны вызвать соответствующую реакцию императорского дома30. Это потрясшее империю событие, а также нежелание Галлиена тратить силы на спасение одного человека в то время, когда они необходимы для отражения германских вторжений, вероятно, повлияли на последующие события.
      Бездействие Галлиена в отношении участи отца было крайне негативно воспринято в военной среде, чью доблесть и честь подвергли сомнению. Как сообщают античные авторы, вначале к власти устремились Макриан и Баллиста, которые, собрав остатки разбитой в Персии армии, предприняли поход на Рим31. Это произошло не ранее конца 258 г., поскольку сыновья Макриана, провозглашенные императорами, Макриан Младший и Квиет стремились заключить союз с Постумом, наиболее влиятельным наместником, а его восстание приходится на зиму 258—259 годов. Об этом могут свидетельствовать, с одной стороны, монета, найденная на территории Галлии с легендой SPES AV и именем QVIETVS P F AV, которая по стилю более характерна для Макриана Младшего; с другой стороны, — монеты самого Постума с легендой SERAPI COMITI AVG., так как сам культ Сераписа не был распространен в Галлии, и легенда ORIENS AVGG на монетах Регалиана32. Кроме того, Макриан был представителем богатейшей аристократии, заручиться поддержкой которой было так необходимо в свое время Валериану, и являлся одним из кандидатов на римский престол33. Однако в силу того, что у него было физическое увечье, Макриан Старший не принял императорского титула, а провозгласил императорами своих сыновей.
      Согласно сведениям Зонары, Ингенуй поднял мятеж в Сирмии34 (совр. Сремска Митровица), впоследствии — столице одного из тетрархов. Этот известный город мог быть выбран резиденцией для цезаря Валериана. В источниках нет упоминания ни о происхождении, ни об этапах карьеры Ингенуя. Однако путаница в имени узурпатора среди античных авторов не удивительна35. Подобные примеры можно видеть и в отношении других императоров, например, Регалиана, которого Евтропий называл Требеллианом, или мятежника Лелиана, которого ошибочно называют Лолианом и даже Эмилианом36. Это связано с тем, что источники относятся к более позднему периоду, когда события середины III в. были подвергнуты забвению, что ясно видно на примере частично сбитой надписи на победном алтаре из Аугсбурга, в попытке уничтожить имя галльского императора Постума, и факт вхождения провинции Реция в состав «Галльской империи», а также победа над ютунгами, приписанная позднее императору Аврелиану.
      Не совсем ясно также, какой пост занимал Ингенуй на момент своего провозглашения императором. Фраза Требеллия Поллиона «Pannonias tunc regebat» позволила некоторым исследователям утверждать, что он был наместником обеих Панноний и Мезий, по крайней мере, его поддержали легионы этих провинций, но, по свидетельству Аврелия Виктора, Ингенуй «curantem Pannonios»37. В таком случае, версия о том, что он был направлен Галлиеном, подобно Сильвану, контролировать дунайский лимес, может быть вполне состоятельной.
      Сложно определить точную дату провозглашения Ингенуя императором. С одной стороны, согласно античным авторам, это произошло в 258 г., когда консулами были Марк Нуммий Туск и Муммий Басс, но, с другой стороны, — император Валериан попал в плен в консульство Помпония Басса и Эмилиана, то есть в 259 году38. Кроме того, провозглашение Ингенуя связывается с вторжением сарматов, или маркоманнов, которые опустошили дунайские провинции. Галлиен не предпринял никаких решительных мер, что также могло быть вероятной причиной или оправданием для захвата власти Ингенуем. Но монеты римского императора никак не отражают победу над варварами. И это в то время, когда любые победы над варварами отражались в монетных легендах.
      Время провозглашения тем более важно определить, поскольку действия Галлиена оказались достаточно решительными. Если бы он, как утверждает И. П. Сергеев39, пытался подавить восстание Постума, то Ингенуй восстал намного позднее. Но, как известно, первая карательная операция против «Галльской империи» была организована в 261—262 гг., и результат ее был не в пользу римского императора. Кроме того, Аврелий Виктор указывает, что Ингенуя охватила жажда власти, как только до него дошло известие о поражении Валериана40. Поэтому, если сопоставить все имеющиеся у нас данные, то конец 258 г. или начало 259 г. является наиболее верной датировкой, соответствующей последовательности дальнейших событий. Таким образом, Ингенуй восстал в то время, когда Валериан отправился на Восток.
      Ю. К. Колосовская утверждает, что под контролем Ингенуя оказались легионы Реции, Норика, Паннонии, Верхней Мёзии и Дакии41, однако никаких доказательств этому нет. Возможно, некоторые из легионов действительно поддержали восстание. Еще Филипп Араб, назначая в этот регион своего полководца и будущего императора Деция, объединил управление войсками Паннонии и Мезии, чтобы противостоять готской угрозе42. Именно в связи сохранением и даже ухудшением ситуации в регионе вряд ли возможно говорить о разделении полномочий при Валериане и Галлиене, а значит, версия о том, что Ингенуй был наместником только Верхней Паннонии, может быть признана несостоятельной. Кроме того, уход римских войск из северной части Дакии в период правления Галлиена, передислокация легионов и прекращение чеканки провинциальной монеты в этом регионе, возможно, стали причинами того, что на юго-западе остались лишь отдельные части легионов. Хотя более вероятно, что подобное решение было принято Галлиеном уже после разгрома восстаний Ингенуя и Регалиана, поскольку римский император уже не мог удержать провинции под контролем.
      Основой военных сил в этом регионе были вексилляции43, некоторые из которых также могли поддержать Ингенуя, который был провозглашен мезийскими легионами с согласия населения Паннонии (ср. провозглашение Регалиана) в условиях, когда только сильный авторитетный лидер смог бы оказать достойный отпор сарматам.
      Монет Ингенуя не сохранилось, поэтому мы не знаем точно срока его правления, но, судя по всему, он был не слишком продолжительным. Если уж галльский император Марий, правивший несколько месяцев, сумел отчеканить значительное количество монет, то, видимо, правление Ингенуя было и того меньше. В немалой степени отсутствие монет может быть связано с тем, что, опасаясь усиления дунайских наместников, Галлиен закрыл монетный двор в Виминации44. Кроме того, можно предположить, что военные дела по защите региона от внешней угрозы сразу же поглотили внимание провозглашенного императора. Но Регалиан, например, успел отчеканить монеты. Могло ли быть восстание Ингенуя всего лишь мятежом? Дело в том, что существует одна надпись, которую можно приписать жене Ингенуя45. В ней она называется матерью лагерей только Петовии (Паннония). Кроме того, среди легионов, которые упоминает Галлиен, нет только легионов Верхней Паннонии, где дислоцировались X и XIV Близнецы, также упоминается только один из легионов Нижней Мезии и один Дакии. Известно, что два легиона Паннонии и два Мезии отпали от Ингенуя, переметнувшись на сторону Галлиена и оставив его, таким образом, полностью без поддержки. Безусловно, при таком раскладе сил у Ингенуя не было шансов.
      Галлиен, узнав о выступлении Ингенуя, срочно покинул рейнскую границу и отправился на Дунай. Для борьбы с узурпатором он привлек войска из Британии, прирейнских областей, Дакии, недавно созданный конный корпус во главе с Авреолом. Для борьбы с восставшим наместником Галлиен привлек значительные силы, передислоцировав их с Рейна, Британии, Дакии, поставив во главе Авреола, командующего реформированной конницей. По подсчетам Колосовской, в военных действиях против Ингенуя участвовали вексилляции 17 легионов46. И здесь кроется ответ на вопрос о времени восстания. Дело в том, что в состав «Галльской империи» вошли, добровольно присягнув, Галлия, Верхняя и Нижняя Германия, Британия, Испания и Реция. Если Галлиен воспользовался силами этих провинций, то, значит, восстание Ингенуя началось раньше восстания Постума, что не противоречит сообщениям античных авторов47.
      Вместе с командующим конницей Авреолом Галлиен жестоко подавил восстание. Источники указывают, что решающее сражение произошло при Мурсе в Паннонии (совр. Осиек. Хорватия). Ингенуй был разгромлен, а вот о его дальнейшей судьбе информация достаточно противоречива. Требеллий Поллион указывает, что он утопился, Евтропий — что Галлиен убил Ингенуя лично, а Аврелий Виктор сообщает только о его поражении, хотя И. П. Сергеев утверждает, что он был убит своими же солдатами48. Поскольку город расположен на реке, то гибель раненного и преследуемого мятежника вполне могла быть связана с водой. Однако если Ингенуй был среди самых доверенных военачальников Валериана, поставленных им во главе провинций, то, обладая такой военной силой, он вряд ли был разбит в столь короткий срок. И вот здесь возникает предположение, не являлся ли Ингенуй специально назначенным лицом для помощи, сопровождения и контроля над Цезарем Валерианом, подобно префекту претория Сильвану, сопровождавшему Цезаря Салонина на Рейн. Оба сына Галлиена были еще слишком юны для самостоятельного управления. Сильван, как мы теперь понимаем, действовал согласно плану Галлиена и Валериана по организации контроля над отдельными регионами, но, кроме того, для Галлиена было важно ограничить или лишить власти поставленных его отцом наместников. Именно поэтому вместе с назначенными цезарями проследовали доверенные лица самого Галлиена. По дальнейшим действиям Сильвана видно, что он пытался взять управление провинциями и военными силами под свой контроль, передав распоряжение распределением военной добычи в руки Цезаря Салонина. Колония Агриппина, как и задумывалось Валерианом, стала центром этого региона, где располагалась новая администрация во главе с Цезарем Салонином и Сильваном. Не обладая достаточным авторитетом, в тех условиях почти невозможно было ограничить или лишить наместника военной власти. Это стало поводом для восстания легионов, которые осадили Колонию Агриппину, а после ее взятия убили цезаря Салонина и Сильвана, провозгласив императором Постума.
      Вполне возможно, что Ингенуй действовал по той же схеме, стремясь как можно быстрее навести порядок, но также переоценил свои возможности. Именно поэтому присягнувшие ему воинские подразделения не смогли оказать достойного сопротивления Галл иену — их было слишком мало, точно так же не поддержали Сильвана и военные подразделения Галлии и обеих Германий.
      Галл иен покарал не только нарушившие верность подразделения, но и жителей провинций, поддержавших узурпатора, «во многих городах не оставив в живых ни одного мужчины»49. Такая расправа заставила остальных наместников задуматься не только о своей судьбе, но и о жизни подвластных легионов и населения. Так, галльский император Постум, отразив два карательных похода Галлиена и Авреола, создал буферные зоны, чтобы оградить регион, и правил десять лет.
      Вероятно, по случаю победы над Ингенуем Галлиен выпустил монеты, наделявшие участвовавшие в подавлении мятежа легионы почетными эпитетами Pia и Fidelis50. По мнению А. Альфельди, поскольку Галлиен нуждался в войсках, эти эпитеты получили и те легионы, которые поддержали выступление Ингенуя51. Если за Ингенуем действительно не было сколь-нибудь значительной военной силы, как это могло бы показаться, тогда предположения о локальности его мятежа, затронувшего только Верхнюю Паннонию, являются правдоподобными52.
      Однако события становились необратимыми. На дунайском лимесе вспыхнул новый мятеж. Согласно источникам, следующий при- дунайский узурпатор — Регалиан — «... стал императором по почину мезийцев, которые до того были побеждены вместе с Ингенуем, и против чьих родичей тяжко свирепствовал Галлиен»53. Таким образом, Регалиан оказался провозглашен панноннскими легионами с согласия мезийцев.
      Важно, что неспособность Галлиена ответить на внешнеполитические угрозы, стала одной из причин сепаратизма в Римской империи в середине III века. Ценой огромных уступок варварам Галлиен пытался решить проблему на Дунае. Он получил титул Dacicus Maximus в 257 г., но это не было следствием победы над Ингенуем.
      Каковы были взаимоотношения наместников, поставленных Валерианом, не известно. Только после гибели Ингенуя они, вероятно, задумались о заключении союза. Галльскому императору Постуму, взявшемум под свой контроль Галлию, обе Германии, Испанию и Британию, удалось договориться, видимо, с Макрианом и Квиетом, а также с Регалианом и Симплицинием Гениалисом, наместником Реции, который присягнул Постуму. Если бы подобная коалиция осуществилась, у Галлиена не было бы ни единого шанса, поэтому он нанес удар, стараясь уничтожить восставших наместников западных провинций поодиночке, вынужденный оставить восточные дела в руках Одената.
      О Регалиане известно немного больше, хотя его имя в источниках также искажено54. Однако оно отчеканено на монете — Р. С. Regalianus55, возможно, Publius Cornelius. Согласно источникам, Регалиан происходил из Дакии, а его предком был Децебал. То, что его отличил Валериан, может лишь указать на его военные таланты, позволившие ему возвыситься до военачальника. Как раз Регалиан, скорее всего, и являлся наместником обеих Панноний и Мезий, поскольку указанная в источниках должность в то время еще не существовала «dux Illirici».
      После подавления восстания Ингенуя население провинций не желало, видимо, мириться с правлением римского императора, покровительствовавшего во время уничтожения мятежников даже убийцам родственников56. Источники, таким образом, указывают, что причиной провозглашения Регалиана императором послужила поддержка выжившего населения и военных сил, которых у него, как у наместника, было гораздо больше. Современные исследователи указывают, что Регалиан происходил из знатной семьи и даже был сенатором57, а значит, был богатым землевладельцем. Примером участия в этот период сенаторов в мятежах может быть аквитанский землевладелец и сенатор Тетрик, ставший последним галльским императором.
      О карьере Регалиана ничего не известно, кроме факта, что будущий император одержал победу apud Scupos (совр. Скопье). В г. Охриде (совр. Македония) была найдена надпись, подтвердившая события, на которые ссылается античный автор. Речь идет о победе над неким войском, двигавшимся с Востока58, и в числе полководцев был и Регалиан, поскольку известно, что он оказал важную услугу Галлиену.
      Точно установить дату выступления Регалиана невозможно, ясно лишь, что оно произошло спустя некоторое время после подавления восстания Ингенуя, когда Галлиен, посчитав, что мятеж в этом регионе полностью подавлен, направился на Рейн для борьбы с Постумом, а во главе придунайских войск оставил, очевидно, Регалиана. Некоторые исследователи предполагают, что это произошло в 260 г.59, но, скорее всего, в 259 году. В источниках указано, что причинами провозглашения Регалиана были, с одной стороны, жестокое подавление предыдущего мятежа, а с другой, — активизация вторжений сарматов60.
      В вопросе о том, какими силами располагал Регалиан, исследователи расходятся — очевидно, под его командованием были легионы Паннонии (скорее, их части), и, возможно, Мёзии и Дакии. А. Альфёльди считал, что в распоряжении Регалиана были два легиона Верхней Паннонии (X Парный легион, XIV Парный легион), XIII Парный легион из Дакии и XI Клавдиев легион Нижней Мёзии. Колосовская высказывала мнение, что под контролем Регалиана оказались обе Паннонии, Верхней Мезии и, возможно, Дакии61, поскольку с монет Галлиена исчезают легенды, связанные с легионами указанных провинций.
      Узурпация Регалиана, видимо, была продолжительнее, чем узурпация Ингенуя — он успел выпустить свои монеты — до нашего времени дошли чрезвычайно редкие антонинианы с изображением самого Регалиана и его жены (или, по другому мнению, матери) Сульпиции Дриантиллы, которые были найдены исключительно на территории Верхней Паннонии и чеканились, скорее всего, в Карнунте. Все найденные монеты — это подчеканки монет Каракаллы, Александра Севера, Юлии Домны и Юлии Мезы, которые показывали стремление нового императора заручиться поддержкой военных и гражданского населения. На основании легенд этих монет, которые упоминают Августов (а не одного Августа), Йозеф Фитц сделал предположение, что Регалиан пропагандировал, таким образом, идею союза с другим восставшим наместником, Постумом. И действительно, легенда CONCORDIA AVGG на монетах Регалиана вполне может свидетельствовать о переговорах и даже некой договоренности двух провозглашенных императоров62.
      Галлиен, занятый войной в Галлии, не сразу среагировал на новый мятеж на Дунае, однако и Регалиан не мог, очевидно, предпринять каких-то активных действий по расширению зоны своего влияния — он был вынужден сразу же отражать нашествия сарматов, квадов или роксоланов. Он одержал несколько побед, и его военные мероприятия явно были успешны (по крайней мере, на аверсе одной из монет есть легенда «VICTORIA»), однако, как сообщает «История Августов», он «... был убит по подстрекательству роксоланов, с согласия воинов, под влиянием страха, охватившего провинциалов, как бы Галлиен не применил снова еще более жестоких мер»63. Таким образом, Регалиан был предательски убит в 260 г. в сражении в результате организованного заговора его врагов, роксоланов и сарматов, вступивших в союз с теми, кто не поддержал его власть или испугался кары Галлиена.
      Выступление Регалиана по-разному оценивается в исследовательской литературе — одни историки считают его узурпацию, так же как и более раннюю узурпацию Ингенуя, проявлением сепаратизма провинций Римской империи и попыткой создания отдельной Дунайской империи (по аналогии с «Галльской империей»). По другому, более распространенному на данный момент взгляду, эти выступления не являлись попытками отделения от Рима каких-то территорий. Провозглашение Регалиана исходило из четко поставленных задач: защита дунайского лимеса от усиливавшегося напора варваров и удержание его. Однако создание «Дунайской империи» по образу «Галльской империи» было в принципе невозможно по ряду причин. Первая — это разрозненная и не прекращающая освободительная война местного населения против римского владычества. Население Дакии, Мезии, Паннонии готово было скорее заключать союзы и объединяться с сарматами и роксоланами, чем примириться с властью Рима. Вторая — фактическое отсутствие крупной земельной аристократии, имевшей влияние и авторитет, сравнимый с авторитетом и влиянием галльской аристократии. В указанный период, например, в Дакии, только начало складываться крупное землевладение и, возможно, его представители со временем и смогли бы действовать более организованно при защите своих интересов64.
      Ясно, что попытки центральной власти установить жесткий контроль над лимесами, изменить стратегию управления государством, не только разделив его, но и перенеся столицы в более удобные со стратегической точки зрения места, на тот момент не увенчались успехом. Причины кроются не только в сохранении системы принципата, которую необходимо было окончательно разрушить, но и в менталитете, сформировавшемся за первые века империи. Если бы император Валериан продолжил править, то, вероятно, именно ему могла бы принадлежать честь формирования новой системы управления.
      У Регалиана, стремившегося к союзу с другими наместниками, были шансы расширить свое влияние, но не было достаточно сил. Таким образом, восстания на Дунае, видимо, были мало связаны с пленением императора Валериана. Они восстали не против императора, а против Галлиена, которого не поддерживали. Внешняя опасность, ставшая более ощутимой, в немалой степени подталкивала военачальников к решительным действиям для более действенного, по их мнению, противостоянию варварским племенам. Римские императоры должны были избрать иную стратегию и тактику в борьбе с ними, и их колебания, старая система управления, не позволявшая контролировать всю Империю, дезорганизованность администрации приводили к катастрофичной ситуации. Мятеж Ингенуя должен был продемонстрировать Галлиену общие настроения в военной среде, но римский император не внял предостережению. Потеряв одного сына, он с еще большим упорством пытался дискредитировать наиболее уважаемого наместника, в силах которого было объединить распадающиеся провинции. Восстание Регалиана — скорее, попытка найти баланс и возможность принимать самостоятельные решения в борьбе с варварами, но действия Галлиена привели к тому, что Регалиан, как и другие провозглашенные императоры, стал искать политического и военного союза с Постумом. Именно в таких союзах и совместной координации действий опытные военачальники, видимо, видели возможность успешно противостоять племенам на Рейне и Дунае. Кроме того, им необходимо было иметь мобильные военные группы, способные быстро перемещаться из одного региона в другой, что и показал случай с ютунгами, которые вторглись через Рецию в Северную Италию. Они были полностью разбиты в результате организованной засады. Также важным показателем изменения военной стратегии были подобные группы на лимесе, способные отражать удары и проникать на вражескую территорию, предотвращая нападение. Безусловно, использование наемных отрядов из германских племен — тенденция не новая, но введение их на постоянной основе — это шаг вперед, получивший свое дальнейшее развитие в правление Диоклетиана и Константина. Таким образом, ясно, что опытные военачальники видели проблему и стремились ее решить, что было совершенно невозможно в тех условиях. Каждый из них действовал в интересах подвластного региона, и даже античные авторы не многих смогли обвинить лишь в желании захватить власть.
      Галлиен в результате своей политики потерял двух сыновей, часть легионов вместе с командующим кавалерией Авреолом и контроль над некоторыми западными провинциями. Освобождение из позорного плена Валериана вряд ли изменило ситуацию, ведь, согласно закону, выкупленный из плена врагов не мог вернуть себе прежний статус65. А плененный Валериан, как это ни жестоко звучит, Риму уже был не нужен.
      Примечания
      1. Scriptores Historiae Augustae (SHA), Valer. duo., V.
      2. Зонара называет его ливийцем. Zonaras, XII, 21.
      3. Epitom., XXXI, 2.
      4. ESTIOT S. L’empereur Silbannacus. Un second antoninien. — Revue Numismatique (RN). 1996, t. 151, p. 105.
      5. Должность цензора была восстановлена на этот короткий период времени. См.: ЦИРКИН Ю.Б. Император Деций: попытка возрождения Рима. В кн.: Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. СПб. 2009, с. 325.
      6. CHRISTOL М. La place du stock d’argent dans l’évolution du système monétaire. — RN. 2003, ser. 6, t. 159, p. 118.
      7. Corpus Inscriptionum Latinarum (CIL) XIII 8261.
      8. CHRISTOL M. La prosopographie de la province de Numidie de 253 à 260 et la chronologie des révoltes africaines sous le règne de Valérien et de Gallien. — Antiquités africaines. 1976, № 10, p. 76.
      9. CHRISTOL M. Les déplacements du collège impérial de 256 à 258: Cologne, capitale impériale. — Cahiers du Centre Gustave Glotz. 1997, № 8, p. 252; BRENOT Cl. Valérien jeune était-il myste d’Isis? — RN. 1973, ser. 6, t. 15, p. 157—158.
      10. SHA, Valer. duo., VIII, 1; Epitom., XXXII.
      11. CIL VI 2809.
      12. GRANDVALLET C. Marinianus, successeur désigné de Gallien? — L’antiquité classique. 2006, t. 75. p. 140-141.
      13. Eutr., IX, 11, 1; В другом источнике указывается, что Лициний Валериан погиб в Риме. — Zonaras, XII, 26.
      14. BRENOT Cl. .Op. cit., p. 158 COHEN H. Description historique des monnaies frappées sous l’Empire Romain. T. V. Paris. 1892, p. 531.
      15. The Roman Imperial Coins (RIC). Valerian, II, 14. На реверсе легенда IOVI CRESCENTI и изображение Юпитера-ребенка, стоящего рядом с козлом.
      16. CIL III 4646, 4647, 4652, 7608, 7971; COHEN H. Op. cit., p. 531.
      17. CHRISTOL M. Les déplacements..., p. 248; GILLLAM H.H. Ein weiterer Antoninian des Saloninus Augustus. — Numismatisches Nachrichtenblatt. 1982, BD. 31, № 1, S. 6—7.
      18. SHA, Tyr. Trig., X, 15.
      19. Ibid., Aurel., VIII, 2.
      20. Ibid., Tyr. Trig., III, 3; Gail. Duo, IV, 3-4; Aur. Vict., De Caes., XXXIII, 7; Zosim., I, 38; Zonaras, XII, 24.
      21. КОЛОСОВСКАЯ Ю.К. Рим и мир племен на Дунае в I—IV вв. н.э. М. 2000, с. 252—253.
      22. GAGE J. Comment Sapor a-t-il «triomphé» de Valérien? — Syria. 1965, t. 42, fasc. 3— 4, p. 355-356.
      23. Ibidem; CHRISTOL M. La prosopographie..., p. 77; BINGEN J. Georges Lopuszanski. La date de la capture de Valérien et la chronologie des empereurs gaulois. — L’antiquité classique. 1952, t. 21, fasc. 2, p. 504—505; PETIT P. Jenö Fitz. Ingenuus et Régalien. — L’antiquité classique. 1966, t. 35, fasc. 2, p. 695—696.
      24. SHA, Gall. duo., VII; VIII; XI; XVI-XVIII Eutr., IX, 9, 7; Aur. Vict., De Caes., XXXIII, 6; Epitom., XXXII.
      25. КОЛОСОВСКАЯ Ю.К. Ук. соч., с. 246.
      26. RIC. Valerian, 277.
      27. Валериан, оставив сына в Колонии Агриппине, а внука Валериана Младшего в Иллирике, отправился на Восток летом 257 года. CHRISTOL M. Les déplacements..., p. 252.
      28. ШТАЕРМАН Е.М. Кризис рабовладельческого строя в западных провинциях Римской империи. М. 1957, с. 477.
      29. SHA, Valer. duo, MIL
      30. Не раз высказывалось мнение, что Галлиен действовал в соответствии с римскими традициями, согласно которым попавших в плен во время военных столкновений воинов не выкупали, ссылаясь на случай, произошедший во время войны с Ганнибалом, когда карфагенский полководец предложил выкупить пленных римлян и получил отказ.
      31. SHA, Gall. duo, I, 2; III, 5; Туг. trig., XII-XIV; XVIII, Euseb., VII, 10, 5-9; 23, 2; Zonaras, XII, 24.
      32. Cohen. Postum., 169-172; RIC. Postum., 282, 329; RIC. Regalian., 7-8; АБРАМЗОН М.Г. Монеты как средство пропаганды официальной политики Римской империи. М. 1995, с. 251; CALLU J.P. La politique monétaire des Empereurs romains de 238 a 311. Paris. 1969, p. 132-134.
      33. ШТАЕРМАН E.M. Ук. соч., с. 416.
      34. Zonaras, XII, 24.
      35. Ingenuus (SHA, Tyr. trig., IX), Ingebus (Aur. Vict., De Caes., XXXIII), Genuus (Oros., VII, 22, 10).
      36. Eutr., IX, 8, 1; SHA, Tyr. Trig., V; Epitom., XXXII, 4.
      37. Aur. Vict., De Caes., XXXIII; SHA, Tyr. trig, IX, 1; Ю.К. Колосовская предполагала, что Ингенуй объединил военные силы всех дунайских провинций. См. КОЛОСОВСКАЯ Ю.К. Ук. соч., с. 246; эту же версию высказывает французский исследователь. См. PETIT P. Op. cit., р. 695—696.
      38. SHA, Tyr. Trig., IX, 1; Aur.Vict., De Caes., XXXIII; CIL VI 03836a-b = CIL VI 31747a-b; CHRISTOL M. Les déplacements..., p. 248.
      39. СЕРГЕЕВ И.П. Римская империя в III веке нашей эры: Проблемы социально-политической истории. Харьков. 1999, с. 113.
      40. Aur. Vict., De Caes., XXXIII, 2.
      41. КОЛОСОВСКАЯ Ю.К. Ук. соч., с. 246.
      42. ЕЕ ЖЕ. Паннония в I—III вв. М. 1973, с. 238.
      43. Там же; FITZ J. Ingenuus et Regalien. Brussels. 1966, p. 27.
      44. СЕРГЕЕВ И.П. Ук. соч., с. 114.
      45. CIL III 4054; ШТАЕРМАН Е.М. Ук. соч., с. 477.
      46. КОЛОСОВСКАЯ Ю.К. Паннония..., с. 238.
      47. Eutr., IX, 8, 1; Aur. Vict., De Caes., XXXIII; SHA, Tyr. Trig., IX, 1; Oros., VII, 22; Zonaras, XII, 24.
      48. SHA, Tyr. Trig., IX; Eutr., IX, 8, 1 Aur. Vict., De Caes., XXXIII; СЕРГЕЕВ И.П. Ук. соч., с. 114.
      49. Aur. Vict., De Caes., XXXIII; SHA, Tyr. Trig., IX.
      50. RIC. Gallien., 315, 320, 324, 339, 341.
      51. ALFÖLDI A. Studien zur Geschichte der Weltkrise des 3. Jahrhunderts nach Christus. Darmstadt. 1967, S. 102.
      52. ШТАЕРМАН E.M. Ук. соч., с. 477.
      53. SHA, Tyr. Trig., X.
      54. Regilianus, Regillianus, Trebellianus.
      55. RIC. Regalian., 6—7.
      56. Anonym., 5. In.: FHG. 1885, t. IV, p. 191-192.
      57. КОВАЛЁВ С.И. История Рима. СПб. 2002, с. 755; Римские историки IV века. М. 1997, с. 346.
      58. КОЛОСОВСКАЯ Ю.К. Паннония...., с. 239-240.
      59. ЕЕ ЖЕ. К истории падения римского господства в Дакии. — Вестник древней истории. 1955, № 3, с. 88.
      60. Aur. Vict. De Caes., XXXIII, 2; SHA, Tyr. Trig., X, 1.
      61. ALFÖLDI A. Op. cit., s. 102; КОЛОСОВСКАЯ Ю.К. Рим и мир племен..., с. 246.
      62. RIC. Regalian., 1—2.
      63. SHA, Tyr. Trig., X, 2.
      64. КОЛОСОВСКАЯ Ю.К. К истории падения..., с. 81.
      65. Dig., I, 5, 21; XLIII, 16, 1, 19-20; XLVTI, 8, 2, 14; ШТАЕРМАН Е.М. Ук. соч., с. 377.
    • Мухамадиев А. Г. Булгаро-татарская монетная система XII-XV вв.
      By Сергий
      Мухамадиев А. Г. Булгаро-татарская монетная система XII-XV вв. - М.: Наука, 1983.
      Содержание
      Введение 3
      Глава 1. Основные центры чеканки монет в Поволжье XII—XV вв.
      Булгар, Булгар ал-Махруса 11
      Сарай, Сарай ал-Махруса 13
      Сарай, Сарай ал-Джедид 15
      Биляр 17
      Укек 18
      Хаджп-Тархан 18
      Мухши 19
      Сарайчук 19
      Булгар, Булгар ал-Джедид (Казань) 20
      Полистан, Гюлистан ал-Махруса, Гюлистан ал-Джедид 21
      Глава 2. Деньги, денежная терминология и денежный счет Поволжья в предмонгольский период
      Товарно-денежные отношения к концу безмонетного периода 24
      Стеклянные гирьки и драгоценный металл 26
      Возобновление чеканки 29
      Преодоление кризиса 34
      Денежная терминология и денежный счет в предмонгольский период 37
      Глава 3. Денежная и денежно-весовая система Поволжья середины и второй половины XIII в.
      Образование улуса Кипчак 41
      Возобновление чеканки монет в Булгаре при Чингизи­дах 43
      Обособление улуса. "Высокая тамга" 46
      Денежно-весовая система 60—80-х годов XIII в. 48
      Денежное обращение 90-х годов XIII в. 55
      Глава 4. Денежно-весовая система первой половины XIV в.
      Денежно-весовая реформа 1310-1311 гг. 62
      Денежно-весовая система при Узбеке 67
      Увеличение веса серебрянных монет 73
      Медные монеты 76
      Денежно-весовая система 40—50-х годов XIV в. 81
      Глава 5. Денежно-весовая система второй половины XIV в.
      Монеты 60—70-х годов 88
      Денежно-весовая реформа 1380 г. 99
      Обрезанные монеты и их весовой стандарт 105
      Начало обращения обрезанных монет 109
      Надчеканки на монетах 112
      Глава 6. Денежно-весовая система XV в.
      Возвышение Казани 115
      Казанский монетный двор 118
      Обособление Казани 124
      Заключение 136
      Приложение
      Описание использованных в работе монет из коллекций и кладов
      XIII век 142
      XIV век 144
      XV век 154
      Литература 159
      Список сокращений 164
      Таблицы I—XXI 165
    • Мухамадиев А. Г. Булгаро-татарская монетная система XII-XV вв.
      By Сергий
      Просмотреть файл Мухамадиев А. Г. Булгаро-татарская монетная система XII-XV вв.
      Мухамадиев А. Г. Булгаро-татарская монетная система XII-XV вв. - М.: Наука, 1983.
      Содержание
      Введение 3
      Глава 1. Основные центры чеканки монет в Поволжье XII—XV вв.
      Булгар, Булгар ал-Махруса 11
      Сарай, Сарай ал-Махруса 13
      Сарай, Сарай ал-Джедид 15
      Биляр 17
      Укек 18
      Хаджп-Тархан 18
      Мухши 19
      Сарайчук 19
      Булгар, Булгар ал-Джедид (Казань) 20
      Полистан, Гюлистан ал-Махруса, Гюлистан ал-Джедид 21
      Глава 2. Деньги, денежная терминология и денежный счет Поволжья в предмонгольский период
      Товарно-денежные отношения к концу безмонетного периода 24
      Стеклянные гирьки и драгоценный металл 26
      Возобновление чеканки 29
      Преодоление кризиса 34
      Денежная терминология и денежный счет в предмонгольский период 37
      Глава 3. Денежная и денежно-весовая система Поволжья середины и второй половины XIII в.
      Образование улуса Кипчак 41
      Возобновление чеканки монет в Булгаре при Чингизи­дах 43
      Обособление улуса. "Высокая тамга" 46
      Денежно-весовая система 60—80-х годов XIII в. 48
      Денежное обращение 90-х годов XIII в. 55
      Глава 4. Денежно-весовая система первой половины XIV в.
      Денежно-весовая реформа 1310-1311 гг. 62
      Денежно-весовая система при Узбеке 67
      Увеличение веса серебрянных монет 73
      Медные монеты 76
      Денежно-весовая система 40—50-х годов XIV в. 81
      Глава 5. Денежно-весовая система второй половины XIV в.
      Монеты 60—70-х годов 88
      Денежно-весовая реформа 1380 г. 99
      Обрезанные монеты и их весовой стандарт 105
      Начало обращения обрезанных монет 109
      Надчеканки на монетах 112
      Глава 6. Денежно-весовая система XV в.
      Возвышение Казани 115
      Казанский монетный двор 118
      Обособление Казани 124
      Заключение 136
      Приложение
      Описание использованных в работе монет из коллекций и кладов
      XIII век 142
      XIV век 144
      XV век 154
      Литература 159
      Список сокращений 164
      Таблицы I—XXI 165
      Автор Сергий Добавлен 21.05.2014 Категория Великая Степь
    • Étienne De La Vaissiere. Is There a "Nationality of the Hephtalites"?
      By Чжан Гэда
      Étienne De La Vaissiere. Is There a “Nationality of the Hephtalites”? // Bulletin of the Asia Institute; New Series, vol. 17. - 2003. - pp. 119-132.