Saygo

Александр Невский

5 сообщений в этой теме

КУЧКИН  В. А. АЛЕКСАНДР  НЕВСКИЙ  —  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ И ПОЛКОВОДЕЦ СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУСИ

Громадная толща лет отделяет нас от эпохи Александра Невского. Людям XX столетия  знаменитый  князь  больше  известен  по  историческим романам, беллетризированным  жизнеописаниям,  картинам  Хенрика  Семирадского,  Николая Рериха,  Павла  Корина,  кинофильму  Сергея Эйзенштейна.  Однако  полная  научная биография Александра Невского до сих пор не написана. И написать ее трудно1.

Дело    в    том,  что    прижизненных    свидетельств    деятельности    Александра сохранилось  совсем  немного,  а  посмертные  его характеристики  страдают  досадным лаконизмом,  неполнотой,  а  то  и  просто  разного  рода  неточностями  и  погрешностями. Казалось   бы, простой вопрос — кто была мать Александра Невского? В Житии  князя,  составленном  его  современником  монахом  Владимирского Рождественского монастыря около 1264 г. (но не в 1282—1283 гг., как утверждается в большинстве  современных  изданий  и  исследований)2, о  рождении  Александра сказано  вроде  бы  ясно:  “съи б князь Александра родися от отца милостилюбца и  мужелюбца,  паче  же  и  кротка, князя великаго Ярослава и от матере Феодосии”3.

Мать его названа даже по имени — случай редчайший в сообщениях о рождениях древнерусских князей. Однако о происхождении Феодосии ничего не сообщается. В  русской  исторической науке долгое время признавалось,  что  Феодосия  —  дочь  торопецкого  князя Мстислава Мстиславича  Удатного, т. е. Удачливого, который впоследствии  долгое  время  был  новгородским  князем,  княжил  затем  в  Галиче  и прославился  как  смелый  и  талантливый  полководец.  Однако  в  1908  г.  крупный специалист в области княжеской генеалогии Н. А. Баумгартен выступил со статьей, где  доказывал,  что  Феодосия  была дочерью  рязанского  князя  Игоря  Глебовича, умершего еще в 1195 г. По мнению Н. А. Баумгартена, Феодосия  стала  третьей супругой отца Александра Невского, переяславского (Переяславля  Залесского) князя  Ярослава  Всеволодовича,  и  матерью  всех  его  детей4.  Эта  точка  зрения разделялась  историками  на  протяжении  нескольких десятилетий,  больше доверявшими  авторитету  автора,  чем  системе  его  доказательств5.  А  система оказалась с изъянами. В самом деле, никакие источники не указывают на рождение в семье Игоря Глебовича рязанского дочерей. Сыновья были, целых пять, но дочерей не было. Согласно Н. А. Баумгартену, Феодосия вышла замуж за Ярослава в  1218 г., когда ей было не менее 23 лет. Для средневековья это возраст перезрелой девицы, поскольку  обычно  девушек  отдавали  замуж,  когда  им  исполнялось  12—17  лет.

Известно  также,  что  жена  Ярослава  Всеволодовича,  мать  его  сыновей,  охотно гостила вместе с мужем в Новгороде, подолгу жила там одна, постриглась в Юрьеве монастыре, там скончалась и там была похоронена  6 . Никакого интереса к Рязани она  не  проявляла.  В то же время ее невестка (ятровь), жена  князя  Святослава Всеволодовича, родом  муромская   княжна, решившись стать  монахиней, отправилась  в  монастырь  на родину в Муром “къ братьи”7. Полное равнодушие матери  Александра  Невского  к  Рязани  наряду  с  другими ее  характеристиками говорит  о  том,  что  она  не  была  рязанской  княжной,  а  была  дочерью  князя Мстислава  Мстиславича.  Ее крестильным  именем  было  Феодосия,  в  быту  же  ее звали языческим именем Ростислава.  Именно  Ростислава-Феодосия  стала  матерью всех  сыновей Ярослава Всеволодовича8.

Их  у  переяславского  князя  было  девять.  Летописи  сохранили  известия  о рождениях только первого и последнего сыновей князя Ярослава. Когда родились остальные семеро, неизвестно. Девятый сын Ярослава, Василий, родился в 1241  г.9 А  известие  о  рождении  первенца  в семье  Ярослава  и  Ростиславы заключает в Лаврентьевской летописи статью 6727 года: “Того же лѣта родися Ярославу  сынъ  и  нарекоша имя  ему  Феодоръ”10.  6727  год  летописи, вычисленный  от  так  называемого  сотворения  мира,  которое,  согласно  Библии, произошло за 5508 лет до рождения Христа, мартовский11. В летописной статье, помеченной этим годом, описываются события, случившиеся в марте — декабре 1219 г. и январе — феврале 1220 г. Свое имя Федор Ярославич мог получить или в  честь  Федора  Стратилата,  или  в  честь  Федора Тирона.  Память  этих  двух наиболее  почитавшихся  на  Руси  Федоров  отмечалась  8  февраля  (Федора Стратилата) и 17 февраля (Федора Тирона), иными словами, Федор Ярославич должен  был  родиться  в  феврале.  Это  согласуется  с  местом  записи  о  его рождении  в  статье 6727  года  Лаврентьевской  летописи.  Она  там  последняя  и должна  описывать  происшествия  января  —  февраля  1220  г.  Таким образом, можно твердо говорить о том, что старший брат Александра Невского родился в феврале 1220 г. И хотя в 1995 г. общественность нашей страны отметила 775-летие со дня рождения Александра Невского, появиться на свет в 1220 г. он не мог. Когда же родился Александр?

Древнейшие  сохранившиеся  росписи  сыновей  Ярослава  Всеволодовича указывают Александра или на первом месте как самого старшего сына, или на втором. Все зависит от характера самих росписей. Если они фиксируют вообще всех  родившихся  у  Ярослава  сыновей,  то тогда они  указывают  Александра  на втором  месте12.  На  первом,  естественно  Федор.  Если  росписи  говорят  о сыновьях Ярослава, уцелевших после завоевания русских земель Батыем, тогда они  помещают  Александра  на  первом  месте13,  что  также  справедливо:  Федор умер  до монгольского  нашествия.  Исходя  из  показаний  древнейших  перечней сыновей  Ярослава  Всеволодовича,  следует  признать,  что Александр  был  его вторым  сыном.  Поскольку  старший  сын  Ярослава  Федор  как  самостоятельное лицо впервые в летописи упоминается вместе с Александром, действует с ним и позднее,  следует  думать,  что  между  братьями  не  было  большой  возрастной разницы. Но она существовала между Александром и его более младшим братом —  Андреем,  поскольку  в  20—30-х  гг.  XIII  в.  контактов  между  ними  не было. Принимая  это  во  внимание,  можно  утверждать,  что  Александр  родился  на следующее лето после Федора.

Сохранившиеся печати Александра Невского на лицевой стороне имеют изображение конного или пешего воина, сопровождаемое надписью “Александръ”, а на оборотной стороне — также воина и надписи “Федоръ”. На лицевой стороне печатей изображался небесный покровитель князя Александра, на оборотной — его  отца,  в  крещении  нареченного  Федором  в  честь  Федора  Стратилата14.  В честь  какого  же Александра-воина  назвали  родители  будущего  победителя Невской  битвы?  В  свое  время  Н.  П.  Лихачев  высказал  мысль,  что  в  честь Александра Египетского. В. Л. Янин не поддержал этой догадки, оставив вопрос открытым.  Действительно,  предложенное  Н.  П.  Лихачевым решение  вопроса вызывает  возражение.  В  древних  (до  XIII  в.)  византийских  и  славянских минологиях  упоминается 21 святой  Александр, но только  четверо из них были воинами.  Александр  Египетский  поминался  9  июля  вместе  с  двумя  другими святыми  —  Патермуфием  и Коприем,  память  которых  в  указанный  день отмечалась  в  первую  очередь.  28  сентября  отмечалась  память  другого  воина Александра, но  вместе  с  30  другими  святыми.  Назвать  сына  Александром  по имени святого, который праздновался вместе с другими святыми и даже не был главным  среди  них,  родители  вряд  ли  могли.  Тем  более  что  в  княжеском именослове домонгольской Руси имя Александр было весьма редким, его носили только три Рюриковича. Очевидно, Александр  Ярославич  получил  свое  имя  по  тому  Александру-воину,  память которого отмечалась особо. Здесь могут быть названы еще два святых. 10 июня отмечалась память воина Александра и девы Антонины, а 13 мая — память воина Александра  Римского.  Празднование  последнего  было  распространено  гораздо шире.  Современник  Невского отметил,  что  в  1243  г.  имело  место  знамение, происшедшее  в  мае  “на память  святого  мученика  Александра”15.  Имелся  в  виду Александр  Римский.  Очевидно,  из  двух  возможных  небесных  покровителей  Александра  Невского  следует  предпочесть  Александра Римского.  А  в  таком  случае временем  рождения  Александра  Невского  должно  быть  13  мая  1221  г.16,  и юбилейную  дату  появления  на свет  выдающегося  деятеля  XIII  столетия  надо отмечать в 1996 г.

 

%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%
Изображение Александра Ярославовича; подпись под ним: «Аще бо и честию земнаго царствиа почтенъ бысть от Бога, и сопруга име и чада прижи, но смиренную мудрость стяжа паче всех человек, бе же возрастом великъ зело, красота же лица его видети яко Иосифа Прекраснаго, сила же его бе яко часть от силы Самсоновы, гласъ же его слышати яко труба въ народе». Лицевой летописный свод (том 6. стр. 8)


Первое  косвенное  летописное  известие  об  Александре  относится  к  1223  г. Под  этим  годом  новгородская  летопись  сообщает:  “Поиде князь  Ярослав  съ княгынею  и  съ  дѣтми  Переяслалю”17.  Среди  этих  детей  Ярослава  Всеволодовича, скорее всего, был и Александр.

Первое  прямое  упоминание  Александра  относится  к  1228  г.  Продолжавший править в Новгороде князь Ярослав Всеволодович в конце лета 1228 г. выехал из города  в  свой  Переяславль,  оставив  в  Новгороде  “2  сына  своя,  Феодора  и Александра, съ Федоромь Даниловицемь, съ тиуномь Якимомь” 18 . 8-летний Федор и 7-летний  Александр  были  оставлены  в  качестве  наместников  отца,  однако фактически  они должны были действовать по подсказкам ярославовых бояр — Федора Даниловича и тиуна Якима. Правление маленького княжича Александра вместе с братом продлилось недолго. Уже 20 февраля 1229 г. Ярославичи бежали из Новгорода, опасаясь начавшихся в городе волнений19.

Однако  в  январе  1231 г.  Ярослав  вновь  оставил  в  Новгороде  в  качестве наместников  двух  своих  старших  сыновей.  Они  формально замещали  отца  во время  его  отлучек  из  Новгорода  в  Переяславль20.  Летом  1233  г.  во  время приготовлений  к  свадьбе  неожиданно скончался  13-летний  Федор  Ярославич21. Теперь уже Александр стал старшим среди своих братьев.

В 1236 г. отец Александра Ярослав Всеволодович, воспользовавшись тем, что за Киев  разгорелась  ожесточенная  борьба  между южнорусскими  князьями,  в которой  более  всего  страдали  сами  киевляне,  покинул  Новгород  и  с  помощью новгородцев  вокняжился  в Киеве22.  Но  и  контроль  над  Новгородом  Ярослав терять не хотел. Вместо себя он оставил на новгородском столе своего старшего сына Александра. Тому исполнилось уже 15 лет, по представлениям тех времен он стал уже человеком взрослым, у него был опыт правления в Новгороде, но теперь он  мог  княжить  вполне  самостоятельно,  не  всегда  прислушиваясь  к  советам отцовских бояр.

В первые же годы своего властвования в Новгороде Александру пришлось столкнуться с рядом серьезных проблем. Проблемы  эти  касались взаимоотношений  Новгорода  со  своими  западными соседями.  На  северо-западных  границах  Новгороду  и  правившему  в  нем  князю приходилось  сталкиваться  со  Шведским  королевством,  на  западе  —  с  немецким Орденом  меченосцев  и  различными  немецкими епископствами  в  Прибалтике, обладавшими  значительной  военной  мощью.  Юго-западные  рубежи  Новгорода постоянно нарушались силами крепнувшего Литовского государства.

Конфликты  между  Новгородом  и  Швецией  начались  еще  в  середине  XII  в., когда шведские короли начали наступление на племена, населявшие Финляндию. В те  времена  эта  страна  была  заселена  далеко  не  вся.  Ее  юго-западную  часть населяло племя суоми, которое древнерусские люди называли сумь, а шведы и другие  западноевропейские  народы  —  финнами.  Внутренние  области  южной  Финляндии, район  центральных  финских  озер  населяло  другое  большое  финское племя — хеме, или емь — по-древнерусски, тавасты — по-шведски. С племенем емь у новгородцев были давние контакты. Постепенно распространяя свою власть на прибалтийские  племена:  водь,  чудь-эстов, весь  (вепсов),  ижору,  ливов,  корелу, Новгородская республика вошла в соприкосновение и с емью. Привлекая на свою  сторону нарождавшуюся  местную  знать,  новгородское  боярство  стало  подчинять  себе  емь,  заставляя  это  племя  платить  дань.  Правда, новгородское властвование  этим  и  ограничивалось.  Ни  укрепленных  опорных  пунктов,  ни религиозных  центров,  откуда  можно  было распространять  христианство  среди языческой еми, у Новгорода в земле этого племени не было. Данное обстоятельство было  использовано шведскими  феодалами,  когда,  установив  свое  господство  над племенем  сумь,  они  в  40-х  гг.  XII  в.  перенесли  свои  действия  во внутренние области  южной Финляндии,  населенные  емью. В отличие от  новгородской  шведская экспансия на финские земли имела несколько иной характер. Шведские феодалы не ограничивались  получением  дани,  они  стремились  закрепиться  в  новых  землях, возводя там  крепости,  подчиняя  местное  население  пришлой  администрации, вводя  шведское  законодательство,  идеологически  подготовляя  и закрепляя  все это  насильственным  обращением  тавастов  в  католичество.  Первоначально  емь весьма  благосклонно  воспринимала пропаганду  шведских  миссионеров,  рассчитывая с шведской помощью избавиться от уплаты дани Новгороду, что, в свою очередь,  вызвало походы  отца  Александра  Невского  Ярослава  Всеволодовича  на емь в 1226—1228 гг., но, когда шведы стали вводить в земле еми свои порядки и разрушать местные языческие капища, это финское племя ответило восстанием23.

О масштабе, характере и отчасти о времени этого восстания можно судить по булле  знаменитого  папы  римского  Григория  IX  от  9  декабря 1237  г.,  адресованной  главе  шведской  католической  церкви  Упсальскому  архиепископу  Ярлеру:

“Как  сообщают  дошедшие  до  нас  ваши  письма,  народ,  называемый  тавастами, который  когда-то  трудом  и  заботами  вашими  и  ваших предшественников  был обращен  в  католическую  веру,  ныне  стараниями  врагов  креста,  своих  близких соседей,  снова  обращен  к возбуждению  прежней  веры  и  вместе  с  некоторыми варварами  и  с  помощью  дьявола  с  корнем  уничтожает  молодое  насаждение церкви  божией  в  Тавастии.  Малолетних,  которым  при  крещении  засиял  свет Христа,  они,  насильно  этого  света  лишая,  умерщвляют; некоторых  взрослых, предварительно  вынув  из  них  внутренности,  приносят  в  жертву  демонам,  а других  заставляют  до  потери  сознания кружиться  вокруг  деревьев;  некоторых священников ослепляют, а у других из их числа жесточайшим способом перебивают руки и прочие члены, остальных, обернув в солому, предают сожжению; таким образом,  яростью  этих  язычников  владычество  шведское  ниспровергается, отчего легко  может  наступить  совершенное  падение  христианства,  если  не  будет  прибегнуто к помощи бога и его апостолического престола.

Но, чтобы с тем большей охотой поднялись бы мужи богобоязненные против наступающих  отступников  и  варваров,  которые  церковь  божию столь  великими потерями  привести  в  упадок  жаждут,  которые  веру  католическую  с  такой  отвратительной  жестокостью  губят,  поручаем братству  вашему  апостолическим посланием:  где  бы  только  в  означенном  государстве  или  соседних  островах  ни находились католические мужи, чтобы они против этих отступников и варваров подняли  знамя  креста  и  их  силой  и  мужеством  изгнали  по  побуждению благодетельного учения”24.

Конечно,  в  папском  послании,  рассчитанном  на  чтение  в  храмах  с  многочисленными  верующими,  краски  были  сгущены,  но  из обращения  папы  бесспорно следует,  что  в  земле  еми  произошло  крупное  восстание  против  шведского  господства,  что  для  его подавления  римская  церковь  организует  крестовый  поход “мужей  богобоязненных”,  что  тавасты  выступили  против  шведов  не  одни,  а “стараниями  своих  близких  соседей...  вместе  с  некоторыми  варварами”.  Непосредственными соседями еми были племена суми и корелы. Если земли суми уже длительное  время  находились  под  властью  шведской  короны  и  влиянием католической  церкви,  это  племя  не могло  помогать  еми-тавастам,  то  остается корела.  Но  корела  входила  в  состав  Новгородского  государства,  и  вмешательство корелы означало вмешательство Новгорода, стремившегося вернуть свои позиции в землях еми. Когда же такое вмешательство имело место?

Булла  Григория  IX  была  составлена  на  основании  писем  архиепископа  Упсальского,  в свою очередь основанных на  донесениях подчиненного последнему епископа  Финляндского  Томаса.  Папа  получил  послания  от  главы  шведской церкви,  скорее  всего,  от  своего легата  Вильгельма  Моденского,  летом  1237  г. прибывшего  в  Прибалтику25.  Следовательно,  восстание  в  Тавастии  произошло до лета 1237 г., но и незадолго до этого, поскольку в противном случае обращение к папе  теряло  свой  смысл.  А  “старания  врагов  креста...  близких соседей” еми, направленные  против  проникновения  в  земли  еми  шведов,  имели  место  несколько раньше  восстания,  т.  е.  примерно  в 1236—1237  гг.  Иными  словами,  противодействие  со  стороны  Новгорода  шведской  экспансии  на  восток  пришлось  на начало  княжения в Новгороде  Александра  Ярославича.  Как  ни  расценивать усилия Новгородской республики, направленные на сохранение своего влияния в землях  еми,  ясно,  что  без  поддержки  и  одобрения  этих  усилий  со  стороны княжеской  власти  обойтись  было  невозможно.  Молодой князь  принимал  решения, вероятно, советуясь со своим окружением, и решения ответственные.

Иначе  складывались  в  то  время  отношения  с  прибалтийскими  немцами.  На землях Восточной Прибалтики немцы появились в 80-х гг. XII в., сначала просто проповедуя  христианство,  а  затем,  убедившись,  что  местное  население  поддается христианизации с трудом, стали подкреплять свои проповеди вооруженной силой. В начале  XIII  в.  сподвижник  рижского  епископа  Альберта  Теодерих  основал  в Прибалтике  Орден  меченосцев,  буллой  от  20  октября  1210  г.  признанный  папой Иннокентием III26. После этого усилиями меченосцев — “монахов по духу, бойцов по оружию” — немецкие владения в Прибалтике стали быстро расширяться. Орден и рижский  епископ  сумели захватить  земли  по  нижнему  и  среднему  течению  р. Двины,  принадлежавшие  русскому  Полоцкому  княжеству  или  контролировавшиеся им27.  В  1210  г.  рыцари  перенесли  военные  действия  на  земли эстов, где были и владения Новгорода Великого. В 1224 г. меченосцы вместе с войсками  рижского  епископа  захватили  главный  опорный  пункт  Новгорода  в чудской  (эстонской)  земле  —  Юрьев (современный Тарту)28.  Последующая  ожесточенная борьба привела в 1234 г. к мирному соглашению немцев с Новгородом, выгодному  для  русской стороны29.  Договор  1234  г.  венчал  усилия  княжившего тогда  в  Новгороде  Ярослава  Всеволодовича  по  предотвращению  немецкого наступления на новгородские и псковские земли.

Когда  на  новгородский  стол  вступил  Александр,  договор  1234  г.  продолжал действовать.  Ни  крестоносцы,  ни  новгородцы  не предпринимали каких-либо  враждебных действий друг против друга. Написанное во Владимире на Клязьме сразу после смерти Александра Невского его Житие сообщает о самом раннем контакте Александра с Орденом меченосцев. Современник князя сообщал о том, что некогда  к Александру “нѣкто силенъ от западныя страны, иже нарицаются слугы божия, от тѣх прииде, хотя видѣти дивный възрастъ его... именемъ Андрѣяшь”30. Поскольку приезд Андреяша объяснялся в Житии исключительно желанием рыцаря посмотреть на русского князя, многие ученые полагали, что весь эпизод — простой домысел автора  Жития,  стремившегося  разными  способами  прославить  Невского.  Однако современник  Александра  Ярославича  рыцарь  Андреяш  существовал  в действительности.  Речь  должна  идти  об  Андреасе  фон  Вельвене, в  1241  г. занимавшем  высокий  пост ливонского вице-магистра. По  мнению  немецкого исследователя  Ф.  Бенингховена,  Андреас  фон Вельвен  был  рыцарем  Ордена меченосцев31. В Житии о приезде рыцаря “от  западныя страны” говорится до рассказа о Невской битве. Следовательно, встреча Андреаса с Александром имела место между  1236  г.,  когда  Александр  стал  новгородским  князем, и 1240  г., когда произошла битва на Неве. В период 1236 — 1240 гг. Орден меченосцев мог вести важные  переговоры  с  новгородским  князем  лишь  в 1236 г. Тогда Орден готовил большой  поход  против  литовцев  и  искал  союзников.  Судя  по  Житию  Александра Невского, приезд Андреаса никаких результатов не дал. По словам автора Жития, меченосец только подивился возрасту князя, что весьма показательно, поскольку в 1236  г. Александр  был  совсем  юн,  и  отбыл восвояси.  Немецкие  источники  подтверждают,  что  в  походе  немцев  на литовские земли новгородцы участия не принимали, но зато принимали участие псковичи. О последнем свидетельствует и Новгородская летопись32. Очевидно, Александр не  поддержал  Орден  силами  Новгорода  и  своей  дружины  по  той причине, что в то время уже шла борьба за подчинение еми-тавастов. С другой стороны,  он  не  воспрепятствовал  тому,  чтобы  Ордену  помогли  псковичи.  Тем самым  нормальные  отношения  с  Орденом, обусловленные  договором  1234  г., сохранялись,  а  потому  затруднялось  участие  орденских  “мужей богобоязненных”  в  том  крестовом походе  против  тавастов,  к  которому,  по просьбе  шведских  епископов,  призывал  римский  папа.  Политика  совсем  еще молодого  князя Александра,  возможно,  не  без  подсказок  со  стороны  бояр, оказывалась достаточно реалистичной и дальновидной.

Поход на Литву, организованный Орденом меченосцев в 1236 г., закончился жесточайшим  поражением  немецких  крестоносцев  и  их союзников  от литовского  князя  Выкинта.  В  битве  при  Соуле  пали  магистр  Ордена  и  48 рыцарей,  не  считая  потерь  пехоты33. Орден меченосцев  фактически  перестал существовать.  Его  остатки  в  1237  г.  срочно  были  объединены  с  Тевтонским орденом  и  подчинены ему. Тевтонский орден, основанный  немецкими крестоносцами  в  Иерусалиме  в  1191  г.,  в  конце  20-х  гг.  XIII  в.  по  просьбе польского князя  Конрада  Мазовецкого  переселился  в  Хельминскую  землю  и стал  завоевывать  земли  литовского  племени  пруссов.  После  слияния с  ним Ордена меченосцев Тевтонский орден превратился в наиболее могущественную силу немецких крестоносцев в Прибалтике. Именно с этим Орденом пришлось впоследствии столкнуться Александру Невскому.

Серьезные потрясения пережил князь Александр в начале 1238 г. За несколько месяцев до этого на восточные русские земли обрушились монгольские полчища. Взяв  Рязанское  и  Пронское  княжества,  они  перенесли  военные  действия  на владения князей — потомков Всеволода Большое Гнездо. В январе — феврале 1238  г.  они  подчинили  себе  великое  княжество Владимирское, Переяславское княжество Ярослава Всеволодовича, княжества Юрьевское, Ростовское, Ярославское и Углицкое34. Дядя Александра, великий князь владимирский Юрий Всеволодович,  вместе  с  братом  Святославом  и  тремя  племянниками сконцентрировал  силы  в  лагере  на  берегу  маленькой  речки  Сити, притоке  р. Мологи. Он ждал подхода полков своего брата Ярослава, но они не появились. Зато  неожиданно  нагрянули  монголы.  В ожесточенной  битве  они  взяли  верх. Великий  князь  Юрий  был  убит,  ростовский  князь  Василько  попал  в  плен, остальные русские князья спаслись бегством35. Батый перенес военные действия на территорию Новгородской республики. После длительной осады он в начале  марта 1238 г. взял Торжок и Селигерским путем пошел на Новгород. Но у Игнача Креста  монголы  остановились  и  повернули  обратно36.  Александр не  помог  ни великому князю Юрию, когда тот был на Сити, ни жителям Торжка. Было ли это самостоятельным  решением  молодого  князя, сказалась  ли  здесь  позиция новгородцев, не пожелавших ослаблять свои силы в борьбе с грозным врагом на чужой  территории,  или  таковы были  намерения  продолжавшегося  править  в Киеве  Ярослава  Всеволодовича,  сказать  трудно.  Более  вероятным  кажется последнее, поскольку Юрий ждал у р. Сити “брата своего Ярослава с полкы”37, т. е.  у  него  существовала  договоренность  именно  с  Ярославом, которую тот  не выполнил.

Летом 1239 г. Батый взял южное Переяславское княжество, а затем одно из крупнейших древнерусских княжеств — Черниговское38. Его войска не уходили из  Руси,  парализуя  действия  еще  не  подвергшихся  разгрому  русских  князей. Этим воспользовались литовцы. В 1239 г. они захватили Смоленск. Понимая, что военные действия могут легко перекинуться и на новгородские земли, Александр укрепил  литовское порубежье,  поставив  оборонительные  городки  по  р. Шелони39.  Впрочем, эти опасения не оправдались. Осенью 1239 г. отец Александра Ярослав, ставший после гибели Юрия на р. Сити великим князем владимирским, выбил из Смоленска литовцев40  и  тем самым предотвратил их возможное нападение на Новгород.

Беда  к  новгордцам  пришла  с  другой  стороны.  Летом  1240  г.  в  новгородские пределы вторгся флот шведского короля Эрика Леспе. Время для вторжения было выбрано весьма удачно. Батый все еще не покидал русских пределов, его войска зимой  1239/40  г.  захватили  еще  одно русское  княжество  —  Муромское  и вторично  опустошили  великое  княжество  Владимирское41.  Новгородцам  и  их князю  Александру  не от кого  было  ожидать  серьезной  военной  помощи.  В  самом деле,  если  проанализировать  состав  князей,  занимавших  новгородский  стол с 1136  г.,  когда  Новгород  добился  независимости  от  киевских  князей  и  стал республикой,  и  до  1236  г.,  когда  новгородский  стол  занял Александр,  то  состав этот  окажется,  по  сути  дела,  неизменным.  На  новгородский  стол  садились  только князья  из  Чернигова,  Суздаля, Киева  и  Смоленска42. Очевидно,  лишь  эти княжества могли поддерживать Новгород в военном отношении, и лишь они были способны оказать  материальную  помощь  новгородцам  при  часто  возникавших  в  то время  в  Новгородской  земле  неурожаях  и  голоде.  Но  в  1240 г. Черниговское княжество  лежало  в  развалинах,  Суздальская  земля  и  Смоленское  княжество были сильно опустошены, не тронутым Батыем оставался Киев, но тот готовился к обороне  от  неминуемой  монгольской  осады.  Со  своими  противниками  Новгород оставался один на многих.

Известие  о  появлении  в  устье  р.  Невы  шведского  флота  было  получено  в Новгороде  своевременно.  Узнав  об  этом,  в  Новгороде решили,  что  целью  похода шведов  и  приплывших  вместе  с  ними  норвежцев,  суми  и  еми  является  Ладога. Такое  в  новгородской истории  уже  было.  В  1164  г.  55  шведских  шнек  вошли  в Неву,  поднялись  по  ней  в  Ладожское  озеро  и  достигли  Ладоги.  Правда, осада города для приплывшего шведского войска кончилась тогда большой неудачей. Это подробно  описали  новгородские  летописцы43.  В 1240  г.  новгордцы  посчитали,  что шведы хотят повторить, но без старых ошибок, операцию 1164 г. Князь Александр, спешно  собрав  свою дружину  и  часть  новгородского  войска,  немедленно  выступил  к Ладоге.  Русские  полки,  скорее  всего,  были  конными  и  могли  достигнуть Ладоги примерно  за  3—4  дня.  Однако  у  Ладоги  шведы  не  появились.  Расчеты новгородцев  и  князя  Александра  оказались  ложными, противник  преследовал совсем  иные  цели,  чем  в  1164  г.  Шведские  суда  остановились  недалеко  от  устья Невы, в устье другой реки — Ижоры, левого притока Невы. Пребывание шведов в этом месте, причем пребывание многодневное, никак не объяснено в источниках и в трудах  последующих  историков.  Только  в  самом  раннем  фрагменте  Жития Александра Невского, сохраненном Лаврентьевской летописью XIV в., сообщается, что в своем донесении двигавшемуся на шведов Александру старейшина Ижорской земли (племя ижора населяло в те времена берега Невы и подчинялось Новгороду) Пелгуй-Филипп указывал на шведские “станы и обрытья”44. “Обрытья” — это боевые рвы. Очевидно,  что  в  планы  шведов  входило  строительство  в  Ижорской  земле  в стратегически  важном  месте  такой  же  опорной  крепости, какие  строили  они  в землях суми и еми-тавастов. Устье Невы и в позднейшие времена представляло для шведов стратегический интерес. В 1300 г. они пытались построить здесь крепость при впадении в Неву р. Охты, построили ее, назвав Ландскроной, но этот могучий Венец Земли, как точно перевел шведское название русский летописец, на следующий год был  до  основания  разрушен  русскими  войсками45.  Вернемся, однако,  к  событиям 1240 г.

Не обнаружив шведов у Ладоги, Александр двинулся на запад, к устью Невы, усилив свое войско отрядом ладожан. Получив от Пелгуя уточняющие данные о расположении шведского лагеря, сумев не обнаружить себя, Александр нанес по лагерю  неожиданный  удар.  Был воскресный  день  15  июля,  сравнительно  рано  — половина  девятого  утра  по  современному  часосчислению46,  когда  на  ничего  не подозревавших  шведов  обрушились  русские  полки.  Их  внезапное  появление вызвало среди шведов панику. Часть их бросилась на корабли, стоявшие у левого берега Невы, другая старалась переправиться на левый берег р. Ижоры. Предводитель шведского войска пытался оказать сопротивление, построив оставшихся в боевые  порядки,  но  все  было  тщетно.  Непрерывно  атакуя,  русские  заставили бежать  и  их.

Владимирский  биограф  Александра  Невского  сохранил  живые рассказы  об  участниках  сражения  и  отдельных  боевых  эпизодах.  Неся большие потери, шведы тем не менее сумели добраться до своих кораблей, погрузить на них тела  павших  наиболее  знатных  воинов  и спешно  отплыть  в  море47.  Первое крупное  военное  столкновение  молодого  новгородского  князя  закончилось  его полным  триумфом.

Новгородский  летописец  отметил,  что  с  русской  стороны вместе с ладожанами пало “20  мужь... или мне” (менее)48.  Один  из  крупнейших современных специалистов по истории средневековой Руси профессор Оксфордского университета  Джон  Феннелл  в  недавно  переведенной на  русский  язык  книге “Кризис  средневековой  Руси.  1200—1304”,  основываясь  на  количестве  павших  с русской стороны, писал, что Невская битва была заурядным сражением и победа в ней Александра была “мелкой”49. Однако летопись говорит лишь о потерях среди знатных и свободных мужей, и названная ею цифра в 20 человек оказывается не такой уж маленькой. Например, при взятии в 1238 г. Батыем Торжка было убито всего 4 знатных  новоторжца50.  В  1262  г.  при  штурме  немецкого  города  Юрьева русские полки потеряли двух знатных воинов51 и т. д. Конечно, Невская битва по своему масштабу уступала битвам при Бородине или Ватерлоо, но для XIII столетия  это  было крупное  сражение,  в  котором  участвовало  несколько  тысяч человек52. Победа на Неве не позволила шведским феодалам закрепиться на берегах Невы, закрыть Новгороду и другим русским землям выход к морю, изолировать от Новгородской республики земли ижоры и корелы.

Однако вскоре этот военный успех  был  омрачен  другими  событиями. Через  полтора  месяца  после  битвы  на Неве соединенные силы Тевтонского  ордена,  датского  короля,  дерптского (юрьевского)  епископа  и  служившего  немцам  русского  князя  Ярослава Владимировича неожиданным  ударом  захватили  пограничную  псковскую  крепость Изборск. Выступившее на защиту Изборска псковское войско было разгромлено, его воевода  Гаврила  Гориславич  пал  в  бою.  Крестоносцы  осадили  Псков.  Не  получая ниоткуда помощи, псковичи вынуждены были 16 сентября 1240 г. капитулировать.

В  Пскове  были  посажены  два  немецких  фогта.  Их  поддерживала  влиятельная часть псковского населения во главе с боярином Твердилой Иванковичем. Но было и много  недовольных  установившимся  немецким  господством.  Часть  их  вместе  с семьями бежала в Новгород53.

Там произошли странные события. Новгород покинул Александр Невский, рассорившись с новгородцами54. Причины конфликта не раскрыты ни летописью, ни учеными-историками. А между тем они могут быть указаны. Изгнав с берегов Невы шведов, князь Александр тем не менее никак не воспрепятствовал захвату Пскова немецкими и датскими феодалами. Естественно, это вызвало резкое недовольство части новгородцев и особенно бежавших  в  Новгород псковичей. Однако после Невской победы Александр был не в состоянии противостоять агрессии  новых врагов. Победа над шведами была достигнута преимущественно силами дружины самого князя Александра. Недаром новгородский летописец, написав о 20 русских мужах, погибших в битве, отметил гибель только 4 новгородцев. Составитель Жития Александра, называя шестерых храбрецов Невского сражения, указал лишь на  двух  новгородцев. Остальные представляли дружину Александра, один из них был убит. Совершенно очевидно, что основная тяжесть Невского боя легла на плечи княжеской  дружины  и  именно  она  понесла наибольшие потери. А с сильно ослабленной дружиной, не получая помощи от других русских княжеств, князь — защитник Новгородской республики был просто не в состоянии выполнить свои обязанности. Обоюдные обвинения стали столь острыми, что Александр вынужден был покинуть Новгород и уехать к отцу в Переяславль. Этим сразу же воспользовались немцы. Зимой 1240/41 г. они захватили чудские и водские владения  Новгорода,  построили  в  Копорье  крепость  и,  воюя  собственно новгородскую  территорию,  подходили  на  расстояние  в  30 верст  от  самого Новгорода55. Возникла непосредственная угроза городу. При этом выяснилось,  что  своими  силами  новгородцы  не  в состоянии  справиться  со  все возраставшей немецкой агрессией. Стала очевидной необходимость приглашения на новгородский стол нового князя.

Выбор  у  новгородцев  был  невелик.  Они  вынуждены  были  просить  о  помощи того  же  Ярослава  Всеволодовича. Тот  прислал  им  вместо Александра  другого сына  —  Андрея.  Но  и  при  нем  нападения  немцев  на  новгородские  земли  продолжались.  Мало  того,  к  ним прибавились нападения эстов и  литовцев.  Тогда новгородцы  решили  просить  у  Ярослава  вместо  Андрея  снова  Александра.  Просьба была удовлетворена56.

Александр въехал в Новгород в марте 1241 г. Он действовал осмотрительно и четко.  Собрав  все  новгородские  силы,  ладожан,  корел, ижору, он  двинулся  на Копорье.  Возведенная  немцами  крепость  была  взята  и  разрушена,  изменники  из числа  води  и  эстов  были  повешены, взяты  заложники,  но  некоторые,  поддержавшие немцев, помилованы57. Так закончился 1241 год.

В начале 1242 г. Александр получил военную помощь от отца. С владимирскими полками  к  нему  пришел  брат  Андрей.  Теперь  можно  было воевать  собственно немецкие владения. Александр и Андрей вторглись в Чудскую землю. Перерезав все  пути,  которые  связывали  Орден  и немецкие  епископства  в  Прибалтике  со Псковом, Александр неожиданным ударом с запада захватил Псков58. Теперь его тылы были обеспечены. Вернувшись снова в землю эстов, он стал опустошать ее.

Однако немцы уже начали собирать силы. Их войскам у местечка Моосте, близ р. Лутсу, удалось разгромить передовой отряд Александра под командованием Домаша Твердиславича,  брата  новгородского  посадника,  и  дмитровского  наместника великого  князя  Ярослава Всеволодовича  Кербета59.  Домаш  пал  в  бою.  Это поражение заставило Александра Невского отступить на Чудское озеро.

Крестоносцы  и  их  вспомогательные  войска  начали  преследование  русских полков.  Александр  расположил  свое  войско  “на  Узмени  у Воронѣя  камени”60. Немцы  построили  свои  боевые  порядки  “свиньею”,  во  главе  которой  двигалась тяжеловооруженная  рыцарская конница,  и  ринулись  на  русские  полки.  Александр укрепил  фланги  полков,  а  впереди  войска  поставил  лучников,  которые  на расстоянии  расстреливали  крестоносную  конницу61.  Однако  немцам  удалось  прорвать строй русских ратников. Битва приняла крайне упорный характер. В конце концов  не  выдержали  боя  вспомогательные  войска  крестоносцев,  набранные  из эстов, и побежали. За ними побежали и немцы. Победа 5 апреля 1242 г. на льду Чудского  озера  русских  полков  была  полной.  В  том  же  году  немцы  прислали  в Новгород  посольство,  которое  заключило  мир  с  князем  Александром.  Орден отказался от всех своих завоеваний 1240—1241 гг. в Новгородской земле, отпустил псковских  заложников  и  разменялся  пленными62.  Условия  этого  договора  были действительны даже в XV в.63. Победу Александра Невского в Ледовом побоище Орден запомнил надолго.

Полководческий  талант  Александра,  так  ярко  проявившийся  в  военных  действиях  1240—1242  гг.,  укрепил  авторитет  князя  и  в политических  делах.  В Новгороде, где Александр Ярославич продолжал княжить, в течение долгих лет не поднимали вопроса о замене его иным князем. Сам Александр точно выполнял свои функции  военного  защитника  Новгородской  республики.  Когда  в  1245  г. литовцы неожиданно  напали  на  принадлежавшие  Новгороду  земли  Торжка  и Бежецкого Верха, то Александр во главе своей дружины и новгородцев успешно отразил  этот  набег,  а  затем  только  со  своей  дружиной  разбил  литовцев  под Жижичем и Усвятом64.

Правление  в  Новгороде  до  поры  до  времени  позволяло  Александру  Невскому избегать  каких-либо  контактов  с  монголами, летом 1242 г. установившими  свою власть над большинством русских княжеств. Однако тесная связь с Владимирской Русью,  где  правили  его  отец,  дядя Святослав,  а  также  потомки  старшего  Всеволодовича — Константина, делала отношения с Ордой неизбежными. В 1245 г. туда  отправился отец  Александра  великий  князь  владимирский  Ярослав  Всеволодович. Столицей Монгольской империи был тогда Каракорум на р. Орхоне в Монголии.  Ярослав  совершил  длительное  путешествие,  некоторое  время  пожил при дворе великого хана Гуюка, пока однажды его не пригласила к себе мать Гуюка Туракина. Она дала ему есть и пить из собственных рук, но после этого приема Ярослав скончался. Его странным образом посиневшее тело указывало на то, что он был отравлен. Это произошло 30 сентября 1246 г.65 Родичи Ярослава должны были решить вопрос, кто из них станет великим князем владимирским.

При ханском дворе в Каракоруме считали, что самым авторитетным (и опасным для Каракорума)  на  Руси  является  старший  сын  Ярослава —  Александр.  Туракина посылала к нему своих гонцов, предлагая Александру приехать к ханскому двору и  получить  землю  отца, вынашивая  вместе  с  тем  тайные  планы  умерщвления Невского, однако Александр, почувствовав опасность, к Гуюку не поехал66.

Вопрос о наследнике Ярослава решился на съезде русских князей во Владимире в 1247  г.  Великим  князем  владимирским  стал  брат Ярослава  Святослав,  раздавший детям  Ярослава  различные  княжества.  Александр  получил  граничившее  с  Новгородом  Тверское княжество  и  остался  новгородским  князем67.  Однако  братья Александра  были недовольны разделом, произведенным их дядей. Один из Ярославичей — Михаил Хоробрит — вскоре согнал Святослава с владимирского стола и сам занял его. Но пробыл он великим князем недолго: в 1248 г. он был убит в столкновении с литовцами на р. Протве68. Другой Ярославич — Андрей, который по возрасту  был  старше  Михаила, также  был  недоволен  разделом,  но  он  не  стал прибегать  к  силе,  а  отправился  в  1247  г.  к  Батыю,  чтобы  при  его  поддержке занять владимирский  стол.  Такой  оборот  дел  заставил  и  Александра,  имевшего прав на наследие отца больше, чем его братья, вслед за Андреем поехать в Орду. Батый  не  стал  самостоятельно  решать  вопроса  о  владениях  Андрея  и Александра, а отправил их в Каракорум69.

К  тому  времени  там,  видимо,  произошли  определенные  политические  изменения. С ханом Гуюком и его матерью Туракиной Батый не ладил, в Каракорум сам  не  ездил  и  с  опасением  следил  за  решениями  великоханского  двора  относительно русского улуса70. Явно задержав у себя Андрея и Александра, выехавших из Руси в разное время, Батый отпустил их в Каракорум вместе, возможно, тогда, когда умер хан Гуюк и потеряла власть Туракина71. Тем самым Александр избегал опасности,  грозившей  ему  в  1246  г.  И  все-таки  в  Каракоруме  его подстерегали крупные неприятности. Там весьма своеобразно рассудили братьев. Александр как старший  брат  получил  Киев  и  “всю Русьскую  землю”,  а  Андрей  —  великое княжество Владимирское72. Внешне все обстояло пристойно. Формально Александр получил больше, чем  его  брат,  Киев  считался  более  значимым  городом, чем Владимир. Но так  было в  домонгольское  время.  В  40-х  гг.  XIII  в.  Киев представлял собой поселение в 200 дворов73, разорена была и составлявшая часть киевской  территории  “Русская  земля”.  К  тому  же  перед смертью  Ярослав Всеволодович княжил не в Киеве, а во Владимире, и старший сын должен был получить  наследие  отца.  Однако  в Kapaкopyмe  решили  по-иному,  видимо,  опасаясь усиления  наиболее  авторитетного  в  Северо-Восточной  Руси  князя.  Неясна  при таком распределении  столов  позиция  Андрея  Ярославича:  сам  ли  он  добивался Владимирского  княжения,  и  тогда  он  действовал  явно против Александра,  или покорно следовал решениям монголов. Последнее кажется более вероятным.

Братья  возвратились  на  Русь  в  конце  1249  г.  Александр  несколько  месяцев пробыл во Владимире. Летопись сообщает, что когда зимой 1249/50 г. во Владимире скончался углицкий князь Владимир Константинович, его оплакивал и провожал из Золотых ворот “Олександръ князь и с братьею”. Той же зимой во Владимире умер еще  один  князь  —  Владимир  Всеволодович  ярославский.  Направлявшуюся  из Владимира  в Ярославль  похоронную  процессию  провожали  Александр,  ростовский  князь  Борис,  его  брат  белозерский  князь  Глеб  и  их  мать. Владимир Всеволодович  умер  “на  память  святаго  Феодора”74,  т.  е.  в  феврале  1250  г.

Пребывание во Владимире, стольном городе Андрея Ярославича, с конца 1249 г. 27 по февраль 1250 г.  Александра  Невского, его  братьев — князей углицкого, ярославского, ростовского, белозерского наводит на мысль, что при возвращении двух старших  Ярославичей  из  Каракорума во  Владимире  был  собран  съезд  русских князей,  на  котором  должны  были  обсуждаться  вопросы  взаимоотношений  с иноземной властью  и  распределения  столов  между  князьями  в  настоящем  и будущем.  Судя  по  тому,  что  никаких  ссор  между  князьями  не последовало, Андрей  не  препятствовал  достаточно  длительному  пребыванию  в  своей  столице старшего  брата,  князьям  удалось договориться  о  разделении  власти  и  своих правах. Лишь после этого в 1250 г. Александр вернулся на княжение в Новгород75.

Его  правление  там  продолжалось  без  каких-либо  эксцессов  и  потрясений.  Только тогда, когда на Руси стало известно о восхождении в 1251 г. на каракорумский стол  нового  великого  хана  Менгу  (Мунке),  ставленника  Батыя76,  Александр Невский вновь отправился в Орду (1252 г. ). Целью его поездки, судя по всему, было  получение  Владимирского  великого  княжения.  Возможно,  что  эта  акция была заранее обговорена Александром с братьями и другими князьями во время его пребывания во Владимире в 1249/50 г. После его отъезда Андрей и Ярослав Ярославичи  подняли  восстание  против  монголов,  надеясь,  что  смена  хана  в Каракоруме  позволит  им избавиться  от вмешательства  Орды  в русские  дела.  По свидетельству летописи, владимирский великий князь Андрей и поддерживавшие его лица не захотели “цесаремъ служити”77, т. е. Менгу и Батыю. Однако их расчеты не оправдались. Сторонник Менгу Батый направил на Русь войска  во главе  с Неврюем, который подавил восстание. Андрей бежал в Швецию, Ярослав остался на Руси. Эти события, изложенные в разных летописях с некоторыми нюансами, дали  повод  историкам  считать,  что  Александр  Невский,  выждав,  когда  его  брат Андрей  поднял смелое  восстание  против  иноземного  гнета,  коварно воспользовался  обстоятельствами  и  добился  в  Орде  права  на  владимирский великокняжеский  стол,  наслав  при  этом  на  Русь  ордынскую  карательную  экспедицию  под  командованием  Неврюя78.  Однако  такие выводы  основываются  на поздних  летописных  компиляциях,  в  изложении  которых  нарушена  последовательность  событий  и  причинная связь  между  ними.  Древнейшее  же  описание случившегося  в  1252  г.,  сохраненное  Лаврентьевской  летописью,  говорит  о  том, что Александр  отправился  к  Батыю  за  получением  прав  на  владимирский  великокняжеский стол не после, а до выступления Андрея. В таком случае Александр мог  действовать  по  старому уговору  с  князьями  о  великокняжеском  столе,  тем более  что  Андрей  получил  наследие отца  из  рук  ханской  власти,  а  не  по древнерусским  нормам  княжого  преемства,  в  обход  старшего  брата.  Андрей  по отбытии Александра  в  Орду,  по-видимому,  и  выступил  против  ханов,  надеясь удержать  за  собой  великое  княжение  Владимирское,  но просчитался.  Еще  до возвращения  Невского  он  бежал  из  Руси.  Александр  же,  сев  на  владимирский стол,  заставил  другого  смутьяна, брата  Ярослава,  променять  ему  свое  Переяславское  княжество  на  его  Тверское79.  Этой  акцией  Александр  еще  более усилил свои позиции как великого князя.

Хотя  Андрей  Ярославич  нашел  убежище  в  Швеции,  которая,  окончательно завоевав  в  1249  г.  емь-тавастов,  встала  тем  самым  в весьма  напряженные отношения  с  Новгородом  и  княжившим  там  Александром  Невским,  последний сумел  не  превратить  брата  в заклятого  врага,  а  сделать  его  своим  союзником. Александр  перезвал  Андрея  на  Русь,  выделив  ему  из  состава  своего  великого княжества  Владимирского  Суздальское  княжество80.  В  1257  г.  Андрей  как  владетельный князь ездил вместе с Александром в Орду чтить хана Улагчи81.

Кроме  Владимирского  великого  княжества  под  властью  Александра  Невского по-прежнему  оставался  Новгород.  Правда,  теперь  Невский уже  не  княжил  там сам,  а  держал  в  качестве  наместника  своего  старшего  сына,  Василия.  Новгородцы, свободные в выборе князей, этим обстоятельством были недовольны. В 1255 г. они изгнали молодого княжича из города, пригласив к себе из Пскова оставившего свое  Тверское княжество  Ярослава  Ярославича.  Александр  немедленно  собрал полки и выступил с ними против Новгорода. Новгородцы тоже решили биться, но дело разрешилось миром. Князь Ярослав вынужден был покинуть город, на новгородский  стол  был  возвращен  Василий, произошла  смена  посадника,  к  управлению Новгородом пришли люди, поддерживавшие Александра Невского82.

Эта  связь  с  могущественным  князем  помогла  Новгороду  пресечь  попытку шведских  феодалов  и,  по-видимому,  фогта  Виронии  (области Северной  Эстонии, подчинявшейся  датскому  королю)  Дитриха  фон  Кивеля  (Дидмана  русской  летописи)  построить  опорную  крепость  на восточном,  принадлежавшем  Новгороду берегу  р.  Наровы83.  Базируясь  здесь,  шведы  и  датский  феодал  рассчитывали начать наступление на Вотландию и Ингрию, т. е. земли води и ижоры, входившие в состав  Новгородской  республики.  Узнав  о  действиях  шведов  и Дидмана, новгородцы послали послов с просьбой о военной помощи во Владимир к Александру  Невскому  и  стали  собирать  собственное ополчение.  Когда  это  стало известно шведам и фон Кивелю, они поспешно погрузились на корабли и бежали за море84. Александр привел свои полки в Новгород, но противников уже не было.

Тогда князь предпринял поход на Копорье, а оттуда направился в завоеванную за 7 лет до этого шведами землю еми. Поход Невского на это племя в 1256 г. — последний военный поход полководца — проходил в суровых зимних условиях, но закончился успешно85. Позиции Швеции в земле еми оказались ослабленными, и внимание шведских феодалов было переключено с Новгорода на Финляндию.

По  возвращении  во  Владимир  Александр  Невский  был  вынужден  отправиться вместе с другими русскими князьями в Волжскую Орду чтить хана Улагчи. В конце  того  же  1257  года  владимирскому  великому  князю  пришлось  еще  раз иметь дело с монголами. На Русь прибыли чиновники из Каракорума, проводившие по приказу великого хана исчисление и обложение налогами всего подвластного ему населения86. Если  для  жителей  Северо-Восточной  Руси  взимание  монголами различных налогов и поборов становилось делом привычным, то для Новгорода такие выплаты были новыми и неприятными. Когда до новгородцев дошел слух о том, что монголы будут брать у них тамгу и десятину, город страшно возбудился. На стороне  новгородцев  оказался  правивший  у  них  сын  Александра  Невского Василий.  Александр вынужден  был  помогать  чужеземцам.  Его  приезд  с  численниками в Новгород зимой 1257/58 г. закончился изгнанием из Новгорода Василия и жестокими пытками людей, подвигших его на противодействие монголам и отцу87. Вероятно,  управление  Новгородом  Александр  взял  на себя,  осуществляя  свою власть  через  собственных  наместников.  Тем  не  менее  полностью  усмирить новгородцев  князю  не  удалось. Когда  зимой  1259/60  г.  в  Новгород  вторично приехали  монгольские  численники,  здесь  снова  начались  сильные  волнения, которые  не переросли  в  вооруженную  борьбу  только  из-за  вмешательства  Александра88. Ему удалось, видимо, найти какой-то компромисс, который удовлетворил новгородцев.

В начале 60-х гг. XIII в. Волжская Орда отделилась от Монгольской империи, став  суверенным  государством89.  Разладом  между каракорумским  и  сарайским правительствами немедленно воспользовались на Руси. Во многих русских городах произошли  восстания  против сидевших  здесь  имперских  чиновников.  Александр Невский  поддержал  эти  выступления,  рассылая  грамоты  с  призывом  “тотар побивати”90. В  Сарае  на эти  действия  смотрели  сквозь  пальцы,  поскольку дело шло  о  ликвидации  превратившейся  в  чуждую  структуру власти.  Однако,  став самостоятельными, сарайские ханы начали испытывать недостаток в вооруженных силах.  Даже  во  время существования  единой  Монгольской  империи  такой  недостаток  покрывался  за  счет  мобилизации  в  монгольские  войска  подвластного монголам населения. Сарайский хан Берке пошел по проторенному пути. В 1262 г. он потребовал произвести военный набор среди жителей Руси, поскольку возникла угроза  его  владениям  со  стороны  иранского  правителя  Хулагу91.  Александр Невский вынужден был отправиться в Орду, чтобы как-то смягчить требования хана.

Берке задержал русского князя в Орде на несколько месяцев92. Там  Александр  заболел.  Уже будучи больным, он  выехал на Русь. С трудом добравшись до Городца на Волге, князь понял, что до Владимира ему не доехать.

Днем 14 ноября 1263 г. он постригся в монахи, а к вечеру того же дня скончался93. Через 9 дней тело князя было доставлено в стольный Владимир и при большом стечении  народа  захоронено  в  основанном  дедом  Александра  Всеволодом  Большое Гнездо Рождественском монастыре94.

Жизнь  Александра  Невского  оборвалась  рано.  Ему  даже  не  исполнилось сорока трех лет. Но эта жизнь с подросткового возраста была наполнена крупными событиями,  сложными  дипломатическими  переговорами,  смелыми  походами,  решительными  битвами.  Как полководец  Александр  Невский  едва  ли  имеет  себе равных  среди  других  князей  средневековой  Руси.  Но  он  был  человеком  своей эпохи, в характере которого причудливо сочетались жестокость к изменникам и ослушникам  с  отрицанием  усобной  княжеской  борьбы  и стремлением  облегчить положение  покоренного  чужеземными  завоевателями  народа.  Особенно  следует подчеркнуть то обстоятельство, что  Александр в отличие от  деда, отца, родных братьев, даже собственных детей ни разу не участвовал в кровавых междоусобных схватках. Внутренние  конфликты  были;  чтобы  решить  их,  Александр  собирал войска, однако до открытых действий дело не доходило, решала угроза применения силы, а не собственно сила. Вполне очевидно, что это была сознательная политика Александра  Невского,  прекрасно понимавшего,  что  в  условиях  послебатыева погрома  русских  земель  и  чужеземного  господства  внутренние  войны,  даже  в случае полной  победы  одной  из  сторон,  могут  привести  только  к  общему  ослаблению  Руси и уничтожению  ее  трудового  и  военноспособного населения.  Биограф Александра  Невского,  написавший  его  Житие,  бывший  не  только  “самовидцем” взросления  князя,  но  и  очевидцем по  меньшей  мере  последствий  монгольского завоевания,  специально  обратил  внимание  на  то,  что  Невский,  став  великим князем Владимирским,  “церкви  въздвигну,  грады  испольни,  люди  распуженыа събра  в  домы  своя”95.  Обеспечение  границ,  сохранение целостности  территории, забота о ее населении — вот главные черты деятельности князя Александра в тот критический  период  русской истории.  Об  Александре  Невском  кратко,  можно сказать  словами  летописца  XIII  в.:  “потрудися  за  Новъгородъ  и  за  всю  Русьскую землю”96.

Примечания

1. Даже  в  составленной  совсем  недавно  “Летописи  жизни  и  деятельности  Александра Невского”,  где,  казалось  бы,  должны  были  быть учтены  последние  исследования,  касающиеся биографии знаменитого князя, приведены факты, не находящие опоры в источниках. Так, рождение Александра Невского отнесено к 30 мая 1220 г.; обряд княжеского пострига — к 1223 г., местом пострига указан Спасский собор в Переяславле, хотя ранние источники таких фактов не содержат, зато они сообщают о том, что почти весь 1223 год отец Александра Ярослав провел в Новгороде, а без  него  постриги  вряд  ли  были  возможны;  в  1238  г.  Александр  не  был  князем  Дмитровским  и Тверским;  в октябре  1246  г,  он  не  мог  хоронить  отца  во  Владимире,  так  как  тот  30  сентября указанного года скончался в Каракоруме, откуда его тело не могли за месяц довезти до Владимира; нет никаких данных, свидетельствующих о получении Александром в 1247 г. Переяславля, Зубцова и Нерехты; второй брак Александра Невского, отнесенный в “Летописи жизни и деятельности” к осени 1252 г., явно недостоверен, причем не объяснено, как женился Александр на Дарье, дочери рязанского князя Изяслава Владимировича, которая источникам неизвестна и которой, если бы она существовала в действительности, должно было быть не менее 35 лет (старше мужа на 4 года), и т. д.  См.:  Бегунов  Ю. К.  Летопись  жизни  и  деятельности  Александра  Невского // Князь  Александр Невский и его эпоха. СПб., 1995. С. 206—209. 
2. О времени написания двух видов старшей редакции Жития Александра Невского см.: Кучкин В. А. Монголо-татарское иго в освещении древнерусских книжников (XIII — первая четверть  XIV в.) // Русская культура в условиях иноземных нашествий и войн. X — начало XX в. М., 1990. Вып. 1. С. 36—39. 
3. Бегунов Ю.  К.  Памятник  русской  литературы  XIII  века  “Слово  о  погибели  Русской 
земли”. М.; Л., 1965. С. 160. 
4. Баумгартен Н. А. К  родословию  великих  князей  Владимирских.  Мать  Александра Невского // Летопись Историко-родословного общества в Москве. М., 1908. Вып. 4 (16). С. 21—23. Первой женой Ярослава, по Н. А. Баумгартену, была половецкая княжна, а второй — Ростислава 
Мстиславовна. 
5. Ее принял, в частности, такой крупный исследователь биографии Александра Невского, как В. Т. Пашуто. // См.: Пашуто В. Т. Александр Невский // ЖЗЛ. М., 1974. С. 10. 
6. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов // Под редакцией и с предисловием А. Н. Насонова. М.; Л., 1950 (далее — НПЛ). С. 61, 66, 78, 79, под 6731, 6736, 6748 и 6752 гг. 
7. ПСРЛ. Т. I. Л., 1926—1928. Стб. 450, под 6736 г. 
8. Подробнее о матери Александра Невского см.: Кучкин В. А. К  биографии  Александра Невского // Древнейшие государства на территории СССР. 1985. М., 1986. С. 71—80. 
9  ПСРЛ. Т. I. Стб. 470. 
10. Там же. Стб. 444. 
11. Бережков  Н. Г. Хронология русского летописания. М., 1963. С. 106. 
12. ПСРЛ. Т. XXIV. Пг., 1921. С. 227. Перечень составлен в конце XV в. 
13. ПСРЛ. Т. I. Стб. 469. 
14. Янин  В. Л. Актовые печати Древней Руси X—XV вв. Т. II. М., 1970. С. 7—8. 
15. НПЛ. С. 79. 
16. Подробнее о времени рождения Александра Невского см.: Кучкин В. А. О дате рождения Александра Невского // Вопросы истории. 1986. № 2. К дате 13 мая как дню рождения Александра Невского  склоняется  и  В. К. Зиборов, указавший  в  подтверждение  своего  мнения  на некоторые литературные параллели между Житием Александра Невского и службой Александру Римскому. К сожалению,  В.  К.  Зиборову осталась  неизвестной  наша  заметка  1986  г.  о  времени  рождения Александра Невского. См.: Зиборов  В. К. О новом экземпляре печати Александра Невского // Князь Александр Невский и его эпоха. С. 149—150. 
17. НПЛ. С. 61. 
18. Там же. С. 67. 
19. Там же. О дате см.: Бережков  Н. Г. Указ. соч. С. 269. 
20. НПЛ. С. 70. 
21. Там же. С. 72. 
22. Там же. С. 74. 
23. Шаскольский  И. П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII—XIII вв. Л., 1978. С. 20—29, 33—37, 125—139. 
24. Там же. С. 141. Несколько иной перевод начальной и заключительной частей папской буллы см.: Князь Александр Невский и его эпоха. С. 54. Примеч. 37. 
25. Шаскольский  И. П. Указ. соч. С. 142 и примеч. 65 на с. 140. 
26. Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. М.; Л., 1938. С. 70 и примеч. 27 на с. 255—256. 
27. Там же. С. 104, 114—115 и примеч. 74 на с. 274—275. 
28. Там же. С. 222—228; НПЛ. С. 61. 
29. НПЛ. С. 73. 
30. Бегунов  Ю. К. Памятник русской литературы XIII века... С. 161. 
31. Benninghoven  F. Der Orden der Schwertbrüder. Köln; Graz. 1965. S. 444—445. 
32. НПЛ. С. 74. 
33. Пашуто  В. Т. Образование Литовского государства. М., 1959. С. 371. 
34. Кучкин  В. А. Русь под игом: как это было? М., 1991. С. 14. 
35. ПСРЛ. Т. I. Стб. 465—466. 
36. НПЛ. С. 76. 
37. ПСРЛ. Т. I. Стб. 461. 
38. Там же. Стб. 469. 
39. НПЛ. С. 77. 
40. ПСРЛ. Т. I. Стб. 469. 
41. Там же. Стб. 470. 
42. Donskoĭ D. Généalogie des Rurikides. Rennes, 1991. P. 233—235. 
43. НПЛ. С. 31. 
44. ПСРЛ. T. I. Стб. 479. 
45. НПЛ. С. 91. 
46. Сражение началось в “6 час дне” (ПСРЛ. Т. I. Стб. 479). Для 15 июля это соответствовало 8 часам 35 минутам по современному часосчислению (Черепнин  Л. В. Русская хронология. М., 1944. С. 50). Разъяснение А. Н. Кирпичникова, что битва началась “в 6-м часу дня, т. е. в 11 часов” (Кирпичников  А. Н. Невская битва 1240 года и ее тактические особенности // Князь Александр  Невский  и  его  эпоха.  С.  27),  не учитывает  то  время  года,  к  которому  отнесено указание на 6 часов дня. 
47. НПЛ. С. 77; ПСРЛ. Т. I. Стб. 478—480. В исследованиях о Невской битве очень многое идет от  позднейшей  традиции,  разного  рода соображений  и  расчетов  историков  в  ущерб свидетельствам ранних и достоверных источников. В частности, подвергается сомнению состав войска шведского короля, определенный летописью: свеи, мурмане, сумь, емь. Однако такое сомнение вряд ли может быть оправдано. Мурмане (норвежцы) — скорее всего, представители варбельгеров,  бежавшие  от  преследований  норвежского  короля  Хакона.  Сумь  и  емь особых военных  отрядов  не  составляли,  они,  возможно,  были  рабочей  силой,  которая  должна  была возвести крепость. Участие ладожан в войске Александра Ярославича можно объяснить только тем, что князь сначала пошел к Ладоге. Мысль, будто ладожане соединились с Александром где-то  на  пути  к  шведскому  лагерю,  представляется  нереальной,  поскольку  в  таком  случае ладожанам и новгородцам необходимо было постоянно сноситься между собой, договариваясь о месте и времени встречи, и тратить на это дни, за которые можно было собрать не ладожан, а самих новгородцев. Между тем, как свидетельствует Житие Александра, последний выступил против шведов “в малѣ дружинѣ, не сождавъся со многою силою своею”, “мнози новгородци не совокупилися  бѣша,  понеже ускори  князь  поити”  (ПСРЛ.  Т.  I.  Стб. 478,  479).  Если  к  войску Александра  не  смогли  присоединиться  многие  новгородцы,  то  как  же  это  сумели  сделать далекие  ладожане? Такое  могло  произойти  только  в  том  случае,  если  первой  целью  похода Александра  была  не  Ижора,  а  Ладога.  К  шведскому  лагерю князь  подошел  на  лошадях  — “скоро приѣха” (ПСРЛ. Т. I. Стб. 479), а не на судах, как иногда утверждают военные историки, заменяя своими мыслями  прямые  свидетельства  источников.  Нельзя  представлять  себе Невскую битву как правильное полевое сражение, что старается сделать А. Н. Кирпичников. Выражение  “самому  королеви  взложи  печать  на  лице  острым  своимъ  копьем”  не  может означать  “переднюю сторону строя  шведских  войск”  (Кирпичников А. Н.  Указ. соч. С. 27), будто бы заранее построенных для сражения, и т. д. 
48. НПЛ. С. 77. 
49. Феннелл  Д. Кризис средневековой Руси. 1200—1304. М., 1990. С. 142—144. 
50. НПЛ. С. 76. 
51. Там же. С. 83. 
52. В шведской шнеке помещалось 40 человек. Шведский флот в 1240 г. был едва ли меньше флота 1164 г. Русские полки, по меньшей мере, насчитывали несколько сотен человек. 
53. НПЛ. С. 77—78; Псковские летописи. Вып. I. М.; Л., 1941. С. 13; Ледовое побоище 1242 г. М.; Л., 1966. С. 203—209. 
54. НПЛ. С. 78. 
55. Там же. 
56. Там же. 
57. Там же; Бегунов  Ю. К. Памятник русской литературы XIII века... С. 169. 
58. НПЛ. С. 78; Бегунов  Ю. К. Памятник русской литературы XIII века... С. 169; ПСРЛ. Т. I. Стб. 470. 
59. НПЛ. С. 78, 79. 
60. Там же. С. 78. 
61. Об  этом  говорят  немецкие  источники.  Они  также  сообщают,  что  русская  рать  окружила крестоносное  войско.  Поскольку  фронт русских  полков  был  прорван,  о  чем  единогласно свидетельствуют  как  немецкие,  так  и  русские  источники,  окружение  немецких  сил могло произойти  только  в  том  случае,  если  Александр  Невский  заранее укрепил  свои  фланги.  См.: НПЛ. С. 78; Ледовое побоище 1242 г. С. 213. 
62. НПЛ. С. 78—79. 
63. Там же. С. 412—413. 
64. Там же. С. 79. 
65. Свидетелем кончины великого князя владимирского Ярослава Всеволодовича в Каракоруме был монах-францисканец  Карпини,  который  и описал смерть русского князя. (Иоанн де Плано Карпини. История  монголов; Вильгельм де Рубрук. Путешествие  в  восточные  страны. СПб., 1911. С. 57). Дата смерти Ярослава — ПСРЛ. Т. I. Стб. 471. 
66. Иоанн де Плано Карпини. Указ. соч. С. 57. 
67. ПСРЛ.  Т.  I.  Стб.  471;  К у ч кин    В.  А.  Формирование  государственной  территории  Северо-Восточной Руси в X—XIV вв. М., 1984. С. 111, 113—115. 
68. ПСРЛ. Т. IV. Ч. 1. Вып. 1. ПК, 1915. С. 229. 
69. ПСРЛ. Т. I. Стб. 471. 
70. Насонов   А. Н. Монголы и Русь. М.; Л., 1940. С. 31—32. 
71. Гуюк умер между 26 апреля 1248 г. и 15 апреля 1249 г. — Тизенгаузен  В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Вып. II. М.; Л., 1941. С. 66. Примеч. 4. 
72. ПСРЛ. Т. I. Стб. 472. 
73. Иоанн  де Плано  Карпини .  Указ. соч. С. 25. 
74. ПСРЛ. T. I. Стб. 472.
75. НПЛ. С. 80. 
76. Насонов А. Н. Указ. соч. С. 30, примеч. 3. С. 33. 
77. ПСРЛ. Т. I. Стб. 473. 
78. См., напр.: Экземплярский  А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период  с  1238  по  1505  г.  Т.  1.  СПб.,  1889.  С. 26—27,  35.  Подобные  мысли  ранее  высказывал, основываясь на авторских заключениях В. Н. Татищева, но не на показаниях древнейших летописных сводов, С. М. Соловьев ( Соловьев  С. М. Сочинения. Кн. II. М., 1988. С. 152 и 324. Примеч. 299). Что касается В. Н. Татищева, то он события 1252 г. излагал по Никоновской летописи XVI в., дополняя ее своими заключениями. Ср.: Татищев  В. Н. История Российская. Т. V. М.; Л., 1965. С.  40—41  и  ПСРЛ.  Т.  X.  СПб.,  1885.  С.  138—139.  Лаврентьевская  и  подобные  ей  другие древнейшие летописи во времена В. Н. Татищева известны не были. 
79. Кучкин   В. А. Формирование... С. 115—116. 
80. Там же. С. 112. 
81. ПСРЛ. Т. I. Стб. 474. 
82. НПЛ. С. 80—81. 
83. Там же. С. 81. Подробнее см.: Шаскольский  И. П. Указ. соч. С. 206—213. 
84. НПЛ. С. 81. 
85. Там же. 
86. ПСРЛ. Т. I. Стб. 475. Подробнее см.: Насонов  А. Н. Указ. соч. С. 11—14. 
87. НПЛ. С. 82. 
88. Там же. С. 82—83. 
89. Насонов   А. Н. Указ. соч. С. 51. 
90. ПСРЛ. Т. XXXVII. Л., 1982. С. 30. Анализ этого известия см.: Насонов  А. Н. Указ. соч. С. 52. 
91. Бегунов  Ю. К. Памятник русской литературы XIII века... С. 177; Насонов  А. Н. Указ. соч. С. 53—55. 
92. НПЛ. С. 83. 
93. Там же. 
94. Там  же.  С.  84;  Бегунов   Ю.  К.  Памятник  русской  литературы  XIII  века...  С.  178—179.  
95. Бегунов  Ю. К. Памятник русской литературы XIII века... С. 175.  
96. НПЛ. С. 84.

Отечественная история. - 1996. - № 5. - С. 18 - 33.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


ЕГОРОВ В. Л. АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ И ЧИНГИЗИДЫ

Внешнеполитическая  деятельность  Александра  Невского,  которая  пришлась на  один  из  тяжелейших  для  Древнерусского  государства периодов  истории, неоднократно  привлекала  внимание  исследователей.  Решительность  и неординарность  поступков  великого  князя  в отношениях  с  Европой  и  Азией снискали  ему  славу  вдумчивого  политика  и  дальновидного  стратега.  Его  твердая линия по защите русских территорий от шведской и немецкой агрессии, обеды на западных границах с энтузиазмом были восприняты современниками и по заслугам оценены российскими историками прошлого и настоящего.

Однако  далеко  не  все  внешнеполитические  инициативы  Александра Ярославича  получили  в  историографии  единодушно  положительные оценки.  Неоднозначно восприятие отношений великого князя с монгольскими завоевателями.

Высказываемые  по  этому  вопросу  мнения  носят  подчас  диаметрально противоположный характер. Ряд исследователей считают, что князь вынужден был смириться  и  подчиниться  сложившимся  неблагоприятным  обстоятельствам1. Другие подчеркивают, что Александр осознанно и целенаправленно пошел на союз с Золотой Ордой и использовал его в своих целях. В разработке этой точки зрения дальше  всех  пошел  Л. Н. Гумилев,  доказывавший  существование  прямого политического и военного союза между Русью и Золотой Ордой2.

Последняя  публикация  об  Александре  Невском  принадлежит  В. А.  Кучкину, давшему  сжатый  очерк  жизненного  пути  князя,  в  котором уделено  особое внимание  некоторым  спорным  вопросам  его  биографии3.  Правда,  отдельные суждения  автора,  особенно  касающиеся Золотой  Орды,  вызывают  недоумение.  В частности, его утверждение  о  получении  сарайскими  ханами  военной  помощи  из метрополии не  подтверждается  источниками.  Каракорум  присылал  в  улус Джучи лишь  чиновников  фискального  ведомства  ("численников")  для соблюдения  своих финансовых  интересов.  Приезды  их  носили  характер  инспекции,  призванной определить долю Каракорума в дани, получаемой с Руси. Постоянные же властные функции  на  территории  русских  княжеств  исполняли  исключительно золотоордынские чиновники. В связи с этим трудно согласиться с В. А. Кучкиным в том, что в Сарае "смотрели сквозь пальцы" на антимонгольские призывы русских князей. Автор статьи почему-то именует улус Джучи (Золотую  Орду) Волжской Ордой, хотя наименование это появилось лишь в XV в., уже  после  распада основанного Бату государства.

Проблема  отношений  Александра  Невского  с  государством  Чингизидов  не может рассматриваться лишь в контексте изучения личности великого князя. Она самым  непосредственным  образом  связана  с  выработкой  внешнеполитической линии княжеской власти в новых для Русского государства условиях, сложившихся после монгольского завоевания. Выяснение сути отношений Александра Невского с Чингизидами позволит ответить и на ставший столь острым в последнее  время вопрос:  "А  было  ли  на  Руси  монгольское  иго?"  Уже  один  только  факт вынужденной  поездки  князя  в  Центральную  Азию,  заставившей  его  на  два  слишним  года  бросить  государственные  дела,  являет  собой убедительнейшее свидетельство  не  просто  политической,  но  чисто  феодальной  зависимости  от монголов, пронизавшей всю структуру русской государственности.

* * *
Золотая Орда как государство возникла в самом конце 1242 г. Уже в начале следующего года хан Бату с присущей ему энергией начал оформлять отношения с русскими  князьями.  Ярослав  Всеволодович  как  великий  князь  владимирский вынужден  был  по  вызову  приехать в ханскую  ставку  именно  в  1243  г.4,  дабы пройти достаточно унизительную процедуру получения ярлыка, подтверждающего его  титул.  Его сыну,  Александру  Ярославичу,  удавалось  в  течение  четырех  с лишним лет (1243-1247) воздерживаться от поездок в Орду. Он мог по формальной причине  не  ездить  на  поклон  к  хану,  так  как  не  занимал  владимирского  стола.

Кроме  того,  монгольские  войска  в  процессе  завоевания  Руси  так  и  не  смогли достичь Новгорода Великого, и жители его считали себя непокоренными. Власть же  монголов  здесь  осуществлялась  опосредованно  через  великого  князя владимирского,  напрямую  новгородцы длительное  время  не  сталкивались  с ханскими  чиновниками.  Это  был  период  подчеркнутого,  хотя  и  молчаливого неприятия  ханской власти,  все  тяготы  отношений  с  которой  ложились  на  плечи великого князя владимирского. Откровенно независимое поведение Александра в ту  пору  особенно  контрастировало  с  поведением  других  русских  князей, стремившихся из поездок в Орду извлечь для себя максимальную пользу.

Не появляясь в Орде лично, Александр именно в этот период выступает как защитник русских пленных, «посылая к царю в Орду за люди своя, иже пленени быша от безбожных татар. И много злата и сребра издава на пленник их, искоупая от безбожных татар, избавляя их от бед и напасти»5.  Это  летописное  сообщение фиксирует одну из важнейших сторон деятельности Александра.

Итак,  основу  политических  взаимоотношений  Руси  с  Золотой  Ордой  начал закладывать отец Александра, великий князь владимирский Ярослав Всеволодович. Его поездку к хану Бату в 1243 г. можно считать не просто удачной, а серьезным дипломатическим успехом с обнадеживающей перспективой. Такая оценка следует из сообщения летописи, согласно которому золотоордынский хан «почти Ярослава великою честью и отпусти». При этом в саму метрополию, в Монголию, отбыл сын Ярослава, Константин, возвратившийся к отцу также "с честью" в 1245 г.6

Однако поездка Константина была расценена имперским правительством как явно  не  соответствовавшая  уровню  столь  ответственной миссии.  Скорее  всего, Константин  привез  отцу  жесткий  приказ  прибыть  в  Монголию  лично.  Такое предположение подтверждается летописным сообщением о том, что Ярослав сразу же  по  прибытии  Константина  направился  к  Бату,  а  оттуда  в  Каракорум.

Дальнейшие события приняли ярко выраженный драматический характер, причем источники не раскрывают причины такого резкого поворота. В  Монголии  Ярослав  Всеволодович  был  отравлен  регентшей  престола Туракиной, вдовой каана Угедея. Можно только строить догадки, чем не угодил ей князь. Летопись сообщает, что он скончался «идя от канович месяца сентября на память  святого  Григорья»7,  т.е.  осенью  1246 г. Свидетелем  печального  события стал  Плано  Карпини,  приводящий  подробности  кончины  великого  князя  после угощения в каанской юрте. Очевидец уточняет русскую летопись, рассказывая, что князь  скончался  не  «идя  от  канович»,  а  в  отведенной  ему  юрте  через  семь дней после пира, причем тело его «удивительным образом посинело»8.

Тотчас  после  смерти  Ярослава  вдова  Угедея  -  мать  нового  казна  Гуюка  - направила гонца к Александру Ярославичу с приказом прибыть в  Монголию  для утверждения  в  отцовском  наследстве.  Это  приглашение,  а  вернее,  приказ, показывает,  что  регентша  не  сомневалась в  том,  кто  унаследует  власть отравленного великого князя. Не исключено, что сына по прибытии в Каракорум ждала  та  же  участь,  что  и отца.  Специальные  курьеры  имперской  почты преодолевали расстояние от Каракорума до Владимира примерно за два месяца и, таким образом, Александру послание было вручено в самом конце 1246 г.

Плано  Карпини  сообщает,  что  князь  выказал  открытое  неповиновение9.  Он остался в Новгороде, дожидаясь прибытия тела отца, что могло произойти не ранее апреля  1247  г.10  Именно  под  этим  годом  Лаврентьевская  летопись  сообщает  о похоронах  Ярослава Всеволодовича, состоявшихся  во  Владимире,  на  которые прибыл  и  Александр  из  Новгорода11.  В  Софийской  I  летописи  этот  эпизод дополнен  важной деталью,  раскрывающей  характер  самого  Александра  и  его отношение  к  откровенно  циничному,  хотя  и  слегка  замаскированному, убийству отца. Он появился во Владимире не просто со свитой, приличествующей князю на траурной церемонии, а «в силе тяжце. И бысть грозен приезд его»12. Дальнейшее описание  этого  события  в  летописи  приобретает  эпические  и  даже гиперболические  оттенки, перекликаясь  с  известным  рассказом  о  том,  как половчанки  пугали  своих  детей  именем  киевского  князя  Владимира.  Появление Александра  во  Владимире  во  главе  значительного  военного  отряда  носило  явно демонстративный  характер.  Подчеркивая  это  и  как  бы разъясняя  его  конкретное значение, летописец добавляет, что слух о таком поведении князя дошел «до устья Волгы»13.

Как  долго  дружина  Александра  пробыла  во  Владимире  и  куда  дальше  она направилась,  летопись  умалчивает.  После  похорон Александр  принял  участие  в выборах  нового  великого  князя  владимирского,  которым  стал  брат  отравленного Ярослава,  Святослав. Летопись  подчеркивает  легитимную  преемственность перешедшей  к  нему  верховной  власти  тем,  что  он  «седе во  Владимире  на  столе отца  своего».  Племянники  его  (дети  Ярослава)  не  оспаривали  прерогатив старшинства и порядка наследования власти, а разошлись по городам, которые «им отец оурядил»14.

Однако в процедуре вокняжения на владимирском столе Святослава не была учтена  одна  тонкость,  несоблюдение  которой  оставляло потенциальному сопернику формальное право бороться за власть. Дело в том, что Святослав после своего избрания по каким-то причинам не поехал в Орду за обязательным ярлыком, подтверждающим  столь  высокий  титул.  По  крайней  мере  летопись  ничего  не сообщает о такой поездке.

Медлительностью  или  небрежением  Святослава  к  установившемуся протоколу  воспользовался  его  брат,  Михаил,  по  прозвищу Хоробрит,  лишив престола законно избранного князя правившего всего лишь около года15. Правда, сам  узурпатор  погиб  зимой  1248  г.  в войне  с  Литвой16.  Все  эти  события  имели непосредственное  отношение  к  дальнейшей  судьбе  владимирского  стола, решавшейся летом 1249 г. в Каракоруме.

После  избрания  Святослава  на  владимирский  стал  Александр  Ярославич, видимо, все еще размышлял о своей поездке к монголам. Он имел жесткий приказ прибыть в Каракорум и неоднократные приглашения от хана Бату, кочевавшего в прикаспийских  степях.  Лишь  после отъезда  в  Золотую  Орду  младшего  брата, Андрея,  Александр  направился  в  ставку  Бату.  Отъезд  Александра  из  Владимира, скорее всего,  состоялся  в  мае-июне  1247  г.  Таким  образом,  первая  встреча  двух достойных и в военном и в политическом искусстве правителей могла состояться в июле - августе 1247 г. где-то на Нижней Волге.

Впечатление,  произведенное  26-летним  русским  витязем  на  пожилого золотоордынского  хана,  летописец  выразил  словами: «Воистину поведаша,  яко несть  подобна  сему  князю. И  чти  его  царь  многими  дары  и  отпусти  с  великою честию  на  Русь»17.  Эта  фраза  из Софийской  I  летописи  рисует  весьма впечатляющую  картину  встречи  двух  государственных  мужей.  Однако  в Лаврентьевской летописи дано менее эмоциональное описание этой встречи и не столь светлого финала. Бату, несомненно, не забыл, что Александр в свое время не выполнил  приказа  прибыть  в  Каракорум.  В  этой  ситуации  хан  должен  был отправить  Александра  в  Монголию,  что  он  и  сделал18. Когда  Андрей,  а  вслед  за ним  Александр  выехали  в  дальний  путь,  точно  определить  невозможно,  однако анализ  ситуации, сложившейся  в  Монгольской  империи,  позволяет  высказать предположения по этому поводу.

Сын Угедея, Гуюк, был объявлен кааном в августе 1246 г.19,  а его мать Туракина-хатун, виновная в гибели отца Александра (в сентябре того же  года), сама была отравлена через 2-3 месяца после вступления сына на престол20. Смерть каанши,  казалось  бы,  позволяла  Александру без  особых  опасений  отправиться  в Монголию. Однако новый каан Гуюк вступил в резкую конфронтацию с ханом Золотой Орды Бату, приведшую двоюродных братьев - Чингизидов на грань войны.

Гуюк во главе значительной армии направился против Бату, однако летом 1248 г. он  скоропостижно  скончался  в  окрестностях  Самарканда. После  его  смерти регентшей  стала  мать  Мункэ  (Менгу),  Огул-Саймиш,  тайно  помогавшая  Бату против Гуюка21. А в 1251 г. кааном стал ее сын, имевший самые дружественные отношения с Бату.

Вполне  допустимо  предположить,  что  во  время  жесткого  противостояния между  метрополией  и  Золотой  Ордой  Александр  не  мог приехать  в  Каракорум. Скорее  всего,  он  с  братом  отправился  туда  после  получения  на  берегах Волги известия о смерти Гуюка, т.е. в конце лета или осенью 1248 г.

В  результате  общая  хронология  первой  поездки  Александра  во  владения Чингизидов предстает в следующем виде: выезд из Владимира - в начале лета 1247 г.; пребывание во владениях Бату - до осени 1248 г.; выезд в Каракорум - осенью 1248 г. В конце декабря 1249 г. Александр уже присутствовал на похоронах князя Владимира  Константиновича  во  Владимире22.  В  степях  Александр  с  братом пробыли несколько месяцев, что являлось обычным для таких поездок.

Последствия поездки князей были не только чрезвычайно удачными, но и в значительной мере неожиданными. Они прибыли в Каракорум, имея поддержку со стороны хана Золотой Орды. Несомненно, она была результатом не только личного впечатления, произведенного Александром на Бату, но и подкреплена была приличествующими дарами и оказанием хану принятых при его дворе почестей.

Русские источники скромно об этом умалчивают, как умалчивают они и о впечатлении, произведенном Бату на Александра (это и понятно, ведь хвалить "сыроядца  поганого"  православному  летописцу  было  трудно,  а  высказываться  о нем резко или даже просто объективно не позволяла ситуция). Нужно учесть также, что  князей  принимала  благожелательно  настроенная  к  хану  Бату  регентша имперского престола.

Стечение всех этих благоприятных для обоих князей обстоятельств и привело к  столь  успешному  исходу  их  поездки.  Пожалуй,  за  всю историю  русско-ордынских  отношений  на  протяжении  XIII-XIV  вв.  не  было  более  удачного результата,  которого  добились  сразу  два князя  при  минимальных  материальных затратах  и  политических  уступках.  Александр  Ярославич  получил  в  Каракоруме ярлык  на великое  киевское  княжение  и  владение  "всей  русской  землей".  Его младший  брат,  Андрей,  также  получил  ярлык,  но  лишь  на  великое княжение владимирское,  т.е.  на  территорию  Северо-Восточной  Руси23.  Однако  будущее показало, что в этом - оправданном, с точки зрения монгольского династического наследственного  права,  -  разделе  сфер  власти  на  территории  Древнерусского государства  была заложена  мина  замедленного  действия.  Чисто  формально распределение власти между князьями можно признать справедливым. Старший - более  авторитетный  и  знаменитый  -  получил  верховную  власть  в общегосударственном  масштабе.  Младший  -  унаследовал владимирский  домен отца, составляющий часть земель обширного Древнерусского государства. Однако установившаяся на Руси после монгольского нашествия 1237-1240 гг. политическая реальность  далеко  не  соответствовала  чисто  умозрительным  представлениям центральноазиатских правителей.

После возвращения из Монголии князей Александра и Андрея борьба вокруг владимирского  стола,  казалось  бы,  должна  была  прекратиться, поскольку претендент на него был официально утвержден в Каракоруме. На самом же деле она  лишь  вступила  в  новую  стадию.  Права  на владимирское княжение мог оспаривать князь Святослав Всеволодович, свергнутый Михаилом Хоробритом.

После гибели последнего зимой 1248 г. в течение всего периода, пока Александр и Андрей  находились  в  Орде  (т.е.  до  конца  1249  г.)  их дядя,  Святослав,  оставался единственным реальным исполнителем великокняжеских функций. Приехавший во Владимир  Андрей  имел ярлык  на  владимирский  стол  с  печатью  каана.  Однако Святослав,  будучи  избранным  съездом  князей  наследником  отцовских  владений, поехал осенью 1250 г. вместе с сыном в Орду для восстановления своих попранных прав24. Естественно, хан Бату не мог поддержать его претензий.

Александр Ярославич по возвращении из Монголии через Владимир проследовал в Новгород. Как сообщает В. Н. Татищев, он намеревался затем посетить  Киев  для  подтверждения  своих  властных  полномочий,  полученных  в Монголии.  Однако  новгородцы  воспротивились такой поездке,  как  объяснено  у В. Н.  Татищева,  "татар  ради"25,  т.е.  опасаясь  потерять  надежного  защитника  от притязаний  Орды.  В  1251  г. Александр  тяжело  заболел  и  не  выезжал  из Новгорода26. В дальнейших сообщениях источников нет никаких сведений о том, чтобы он еще раз пытался утвердиться в Киеве. Причина этого в первую очередькоренилась в том, что Киев после монгольского нашествия полностью утратил свое былое  политическое,  экономическое  и  культурное  значение.  Город  лежал  в развалинах  и  едва  насчитывал  двести домов27. Какое-то  время  здесь  еще находилась  резиденция  общерусского  митрополита, однако и тот в 1300 г., "не терпя  татарьского  насильа, оставя  митрополью и збежа ис Киева, и весь Киевъ розбежалъся"28.  Кроме  того,  сообщение  с  Киевом  и  галицко-волынскими княжествами фактически было прервано из-за экспансии Литвы и периодических походов  золотоордынских  войск  через  южнорусские  территории  в западном  и северном направления29. В результате приднепровские и прикарпатские земли на протяжении  XIII  в.  в  политическом отношении все  более  отдалялись  от  Северо-Восточной Руси.

Коренной  перелом  в  позиции  Александра  Ярославича  произошел  в  1252  г. Летописные  статьи  не  позволяют  в  подробностях  уяснить все  причины  резкого поворота княжеской позиции. Некоторые детали его раскрыты лишь в сочинении В. Н.  Татищева,  возможно,  имевшего в своем  распоряжении  источники  с  более пространными  текстами30.  За  два  года,  прошедших  после  возвращения  из Монголии, Александр Ярославич с полной ясностью осознал, что полученный им ярлык на титул великого князя киевского является всего лишь почетным и не дает никакой  реальной  власти  в  сложившейся  политической  ситуации.  Определенную роль  могло  сыграть  и  честолюбие  старшего  по рождению  брата,  обойденного младшим.  Если  Александр  мог  воспринимать  как  должное  пребывание  на владимирском столе своего дяди, Святослава Всеволодовича31, то назначение на это место князя Андрея явно противоречило устоявшемуся наследственному праву. Конечно,  судить  о  личных  отношениях  между  братьями  трудно,  но  то,  что  они были очень непростыми, бесспорно.

Наконец,  нельзя  сбрасывать  со  счетов  и  того,  что  поездка  Александра Ярославича в Золотую Орду, а затем в Монголию (около 7 тыс. км в одну сторону), наложила глубокий отпечаток на его представления о силе и мощи Монгольской империи,  покорившей  огромные  пространства с  многочисленным  населением. Князь  вернулся  из  длительного  путешествия  не  просто  человеком  умудренным  и более  опытным,  но  и более  жестким  правителем,  наметившим  стратегическую линию взаимоотношений с монголами на годы вперед. Поездка в Монголию стала рубежом  в  деятельности  князя-воителя:  теперь  первостепенное  место  в  его политике занимает не война, а дипломатия. С ее помощью Александр Ярославич сумел добиться большего, чем копьем и мечом.

Двухлетнее  соправительство  братьев  привело  в  1252  г.  к  резкой  размолвке между ними. Скорее всего, конкретной причиной столкновения стало выяснение их места в  иерархии  власти.  Обладая  титулом  великого  князя  киевского,  Александр, несомненно, претендовал на верховную власть во всех русских землях, в том числе и в Северо-Восточной Руси, с чем Андрей не мог согласиться: во-первых, великое княжество  Владимирское  стало  фактически  автономным  еще  до  монгольского нашествия  и,  во-вторых,  его  власть  была  официально санкционирована  в Каракоруме.
 
Характерно,  что  в  сложившемся  противостоянии  Александр  не  прибег  к обычной  в  то  время  практике  междоусобной  войны,  не  пошел на  брата собственными силами, хотя и располагал достаточной военной мощью. Вероятно, он рассчитывал на чисто административное решение вопроса ханом Бату. Андрей же в такой ситуации вполне мог не подчиниться сарайскому хану ибо имел ярлык, подписанный главой всей Монгольской империи.

Александр  Ярославич  выехал  в  Сарай  зимой  или  ранней  весной  1252  г.  с жалобой  на  брата  которая  содержала  три  основных  пункта: 1)  Андрей,  будучи младшим,  несправедливо  получил  великое  княжение;  2)  Андрей  взял  себе отцовские  города,  которые  по  праву должны  принадлежать  старшему  брату;  3) Андрей не полностью платит хану "выходы и тамги"32. Из этих обвинений видно, что личные интересы Александра в жалобе преобладали, и третий пункт выглядит как необходимое добавление, без которого реакция золотоордынского хана могла и не последовать. Фактически эта поездка Александра в  Орду стала  продолжением печально известных русских междоусобиц, но на этот раз вершимых монгольским оружием.  Можно  расценивать  этот  поступок  как  неожиданный  и  недостойный великого воина, но он был созвучен эпохе и воспринимался в то время как вполне естественный  в  феодальной  борьбе  за  власть.  Золотая  Орда  не  преминула воспользоваться  представившимся  случаем  и  в  полном  соответствии  с кочевническими традициями организовала откровенно грабительский набег.

Крупное  воинское  соединение  во  главе  с  "царевичем"  (т.е.  Чингизидом) Неврюем  и  двумя  "темниками"  появилось  под  Владимиром  в канун  "Борисова дня"33.  Его  действия  не  ограничились  разгромом  Переяславля,  где  пребывал Андрей,  а  охватили  обширную  сельскую округу,  откуда  было  уведено  в  Орду множество  пленных  и  скота34.  Судя  по  контексту  летописных  статей, описывающих этот эпизод, сам Александр не принимал участия в походе золотоордынских войск, оставаясь в Орде. Он вернулся лишь спустя какое-то время после ухода отряда Неврюя "с честью великою", да еще получив в Орде "старейшенство во всей братьи его"35. По прибытии домой с ярлыком на владимирский стол князь направил  свою  неукротимую  энергию  на  восстановление  родного  Переяславля, только что пережившего жестокий разгром.

Нужно обратить внимание на то, что, будучи в Орде, Александр общался не с ханом Бату, а с его сыном, Сартаком36. Сам  же  властелин Золотой  Орды  в  это  время  находился  в  Монголии,  где участвовал в выборах нового каана Мункэ. Ни одна русская летопись не отмечает каких-либо  особых  деталей  относительно  взаимоотношений  Александра Ярославича и Сартака, ограничиваясь самыми общими сведениями. Тем не менее Л. Н.  Гумилев,  основываясь  на  самом  факте  встречи  русского  князя  и  сына золотоордынского хана, высказал категоричное мнение, что Александр побратался с  Сартаком,  "вследствие  чего  стал  приемным  сыном  хана"37.  Подобное заключение  не имеет  никаких  подтверждений  ни  в  одном  источнике  и  может рассматриваться лишь как авторская гипотеза. Более того, русский православный князь не мог участвовать в  языческом  обряде  братания,  во  время  которого  кровь двух участников ритуала смешивается в чаше с кумысом и затем ими выпивается. Самое большее, что мог позволить себе Александр в ханской ставке, это вручить правителю Золотой Орды и его окружению богатые дары, которые всегда являлись необходимым условием для успеха миссии.

С  1252  г.,  когда  Александр  Ярославич  добился  столь  желанного владимирского  стола,  он  больше  ни  разу  не  ездил  на  поклон  к  Бату или Сартаку38, что само по себе свидетельствует о многом. В первую очередь этим подчеркивается  самостоятельная  внутренняя  политика князя,  проводившаяся  им без оглядки на Орду. Так же свободно он чувствовал себя во внешнеполитических акциях  военного  характера, которые  проводил  своими  силами,  без  какой-либо помощи  со  стороны  сарайских  ханов.  Утверждения  же,  будто  Русь  в  то  время имела договор о взаимопомощи с Золотой Ордой, опровергается всей дальнейшей деятельностью  Александра  Ярославича.  Нет  никаких данных  и  о  том,  что поддержка монголов остановила натиск с Запада на русские земли39. Все заслуги в этом  целиком  и  полностью принадлежали  Александру  Невскому.  Можно  лишь отметить,  что  западных  соседей  Руси  сдерживали  (да  и  то  далеко  не  всегда определенные  опасения  вторгнуться  в  сферу  интересов  Золотой  Орды,  которую составляли русские княжества.

С 1252 по 1257 г. великий князь владимирский как бы забыл о существовании Золотой Орды, занимаясь исключительно русскими делами и не проявляя никаких признаков  низкопоклонства  по  отношению  к  грозному  соседу.  Такое  поведение подчеркивает  не  только  твердый характер  князя,  но  и  обоснованность политической линии, выбранной им. К тому же период правления Бату для Золотой Орды был единственным, когда основанное им государство не вело никаких войн, что  снимало  одну  из  тяжелейших  обязанностей  Руси  перед завоевателями  - поставку  военных  отрядов  в  действующую  армию  -  и  позволяло  сохранять  силы для успешной борьбы на западных границах. Политику Александра в отношениях с Золотой Ордой оправдывало и то, что Северо-Восточная Русь под его дланью не знала междоусобиц,  используя  все  силы  для  ликвидации  все  еще  ощутимых последствий трехлетнего монгольского разорения.

О  том,  что  Золотая  Орда  воспринималась  Александром  Ярославичем  как неизбежное  зло,  от  которого  пока  не  было  возможности избавиться, свидетельствует и небольшой эпизод, помещенный в летописи под 1256 г. После смерти хана Бату в 1255 г. сарайский трон занимал его малолетний сын, Улагчи, к которому тотчас направились некоторые русские князья, выражая тем самым свою полную  лояльность новому  хану.  Александр  же  демонстративно  не  поехал представляться хану-ребенку, а лишь послал ему дары40. При этом он не преминул использовать  благоприятное  стечение  обстоятельств  (смена  правителя  Золотой Орды)  и  обратился  к  новому  хану  с  просьбой  о прощении  своего  брата  Андрея, вернувшегося  из  вынужденной  эмиграции.  По  данным,  приводимым  В. Н. Татищевым,  просьба  была воспринята  благосклонно.  После  этого  в  1257  г. Александр  Ярославич  направился  в  Орду  уже  вместе с  Андреем,  где  последний получил  полное  прощение41,  и  тем  самым  была  устранена  старая  заноза, омрачавшая отношения между братьями. Случай поистине уникальный в практике русско-ордынских  отношений,  когда  вина  русского  князя  была  оставлена  без последствий,  и  свидетельствующий о блестящем  дипломатическом  даровании великого князя владимирского.

Следующим  чрезвычайно  серьезным  этапом  русско-ордынских  отношений стало  проведение  переписи  населения  для  обложения данью. По  сути  дела, перепись положила начало созданию разветвленной административно-фискальной системы, конкретно олицетворявшей монгольское иго на Руси. Тактика Александра Ярославича  во  время  пребывания  монгольских  "численников"  в  русских княжествах строилась  на  принципах  сдерживания  обеих  сторон  от  практически неизбежных столкновений. Князь отчетливо понимал, сколь мощной и мобильной армией обладает Золотая Орда, и не испытывал никаких сомнений в том, что для ее использования достаточно самого пустячного повода.

Перепись  представляла  достаточно  трудоемкое  мероприятие,  растянувшееся на 1257-1258 гг. Первый ее этап прошел на территории Северо-Восточной Руси без каких-либо  серьезных  инцидентов,  а  летопись  неизбежность  этой  процедуры оценила  хотя  и  как  наказание, но  со  спокойствием:  "грех  ради  наших"42.  Зимой 1258  г.  "численники"  добрались  до  Новгорода,  население  которого  до  сих  пор сталкивалось  с  проявлением  монгольской  власти  лишь  опосредованно, через великого  князя  владимирского.  В  результате вольнолюбивые  новгородцы  не захотели потерпеть у себя дома реального проявления власти Золотой Орды в виде таинственной процедуры переписи всего населения, которая в глазах православных носила  явно  магический  характер.  Александру  пришлось  действовать  не  только увещеванием,  но  и  более  крутыми  методами,  чтобы  сохранить  мир  как  в  самом городе, так и с Золотой Ордой43.

Окончание  переписи  населения  Северо-Восточной  Руси  означало установление  твердой  даннической  разверстки  с  конкретной территории. Исследованием этого вопроса занимался А. Н. Насонов, который пришел к выводу о  создании  "численниками"  особых  отрядов, возглавлявшихся  монгольскими командирами  и  составлявших  опорную  силу  баскаков,  которые  представляли ханскую  администрацию  на русских  землях44.  Это  мнение  было  основано  на единственном  летописном  сообщении,  подводившем  итог  деятельности "численников": "и ставиша Десятники, и сотники, и тысячники, и темники и идоша в Орду; токмо не чтоша игуменов, черньцов, попов, крилошан, кто зрит на святую Богородицу  и  на  владыку"45.  Предположение  А. Н.  Насонова  о  военных  отрядах, размещенных  на  территории  русских  княжеств, представляется  не  просто сомнительным,  но  практически  нереальным. Если  можно представить (с определенной долей допуска) военные соединения, возглавлявшиеся десятниками и  даже  сотниками,  то  формирования,  во  главе  которых  стояли  бы  тысячники  и темники (десятитысячники),  трудно  даже  вообразить.  Не  только  содержание  и вооружение  такой  огромной  по  масштабам  XIII  в.  армии,  но одна лишь организация  ее  представляют  целый  комплекс  серьезнейших  проблем.  Учитывая этот  аргумент,  а  также  опираясь  на  известные административно-политические принципы,  заложенные  в  основу  Монгольской  империи  еще  Чингисханом, летописное  сообщение  об итогах  работы  "численников"  можно  трактовать  иным образом.

Активно  действовавший  при  жизни  Чингисхана  и  его  преемнике  Угедее первый  министр  Елюй-Чуцай  разработал  общеимперские принципы  обложения данью  покоренных  земель46. При  этом  ему  пришлось  преодолеть  сопротивление консервативной  части  степной аристократии,  призывавшей  каана  к  поголовному истреблению  покоренного  населения  и  использованию  освободившихся  после этого пространств  для  нужд  кочевого  скотоводства,  с  помощью  цифровых выкладок  Елюй-Чуцай  доказал  во  много  раз  большую  выгодность обложения завоеванных  народов  данью,  а  не  истребление  их.  В  результате  был  утвержден долевой  принцип  распределения  дани  с завоеванных  земель,  согласно  которому общее  количество  даннических  и  налоговых  поступлений  распределялось следующим  образом. Строго  определенная  часть  от  общей  суммы  отчислялась  в общеимперскую казну и отправлялась в Каракорум. Обоснованием такого решения являлось то, что в завоевательных походах участвовали общеимперские армейские соединения, возглавлявшиеся обычно несколькими Чингизидами. Кампанию 1236-1240 гг. по завоеванию Восточной Европы возглавляли 12 принцев, причем каждый из них привел свои собственные войска, общее руководство которыми осуществлял хан Бату. В соответствии с этим каждый из принцев имел право претендовать на свою  долю  доходов  с  завоеванных  земель.  И,  наконец,  третьим  претендентом  на собранную дань выступал глава вновь образованного улуса (т. е. части империи), в который  входили  завоеванные  земли.  В  данном  случае  это  был  хан  Бату  и  его наследники.

Согласно  разработкам  Елюй-Чуцая,  для  определения  общей  суммы  дани  с покоренных  земель  и  вычисления  процентов, причитавшихся  каждому  участнику этого дележа, необходимо было провести полную перепись населения, облагаемого податями. Как следует из материалов русских летописей, центральное монгольское правительство  не  доверяло  осуществление  этой  процедуры  улусным ханам,  а присылало для переписи населения своих "численников". Именно эти чиновники в полном  соответствии  с  центральноазиатскими кочевническими  традициями подразделяли  все  данническое  население  по  привычной  десятичной  системе. Причем  счет  велся  не  по душам,  а  по  семейно-хозяйственным  единицам.  В Центральной Азии такой единицей являлся кочевой аил, а на Руси - двор (усадьба).

Исчисление  всего  населения  по  десятичной  системе  было  направлено  в первую  очередь  на  чисто  практическую  организацию  сбора дани,  ее  подсчета, доставки  в  центры  сбора  и  предварительного  определения  ожидаемой  общей суммы.  Таким  образом,  введение десятичной  системы  исчисления  населения преследовало конкретные фискальные цели, и сообщение о назначении десятников, сотников, тысячников и темников относилось не к созданию специальных военных отрядов, которые, якобы, оставались на покоренной территории, а к утверждению лиц, ответственных за сбор дани с соответствующей группы населения. Сами же эти  лица  (десятники  и  т.д.)  назначались  из среды  русского  населения.  Конечный пункт сбора всей дани мог находиться только в ведении "великого владимирского баскака"47.  Рассказ  о деятельности  "численников"  у  В. Н.  Татищева  завершается сообщением  о  том,  что  они,  "вся  урядивше"  (т. е.  приведя  в  нужный порядок), "возвратишася во Орду"48.

Особо  нужно  отметить,  что  одна  из  причин  резкого  взрыва  недовольства городских  низов  населения  Новгорода  против  "численников" состояла  именно  в принципе обложения данью по дворам49. При таком раскладе ремесленник со своего двора должен был выплачивать столько же, столько и боярин с обширной усадьбы с многочисленной челядью.

"Численники"  на  Руси  появились  лишь  через  14  лет  после  формального установления  монгольской  власти  в  1243  г.  Это  было  связано с  проведением серьезного  упорядочения  налоговой  системы,  проводившегося  кааном  Мунке  во всех завоеванных землях50.

Особый  интерес  представляет  тот  факт,  что  "численники",  согласно сообщениям летописей, действовали лишь на территории Северо-Восточной Руси. Что  же  касается  юго-западных  земель,  то  здесь  их  появление  летописцами  не отмечено,  чему  может  быть  только одно объяснение.  Как  уже  упоминалось,  в походе  на  Восточную  Европу  участвовали  12  Чингизидов,  которые  действовали сообща вплоть до конца 1240 г. После взятия Киева в декабре 1240 г. армия под командованием  хана  Бату  выполнила  все  задачи,  поставленные  перед  ней всемонгольским курултаем 1235 г.51  Однако Бату не удовлетворился достигнутым и решил  продолжать  поход  дальше  на  запад.  Большая часть  принцев  во  главе  с Гуюком и Мунке не согласились с этим и ушли со своими отрядами в Монголию52. Этот  факт  отмечен  и  в Ипатьевской  летописи,  причем  в  тексте  добавлено,  что принцы ушли домой, узнав о смерти каана Угедея53, а Гуюк и Мунке в 1241 г. уже были  в  Монголии.  Дальнейший  поход  хан  Бату  проводил  практически  лишь силами  войск  собственного  улуса  без  поддержки общеимперских  формирований.

Создавшаяся  ситуация  давала  ему  право  собирать  дань  с  русских  княжеств западнее  Днепра  исключительно  в  свою  пользу,  без отчисления  принятой  доли  в общеимперскую  казну.  Именно  поэтому  "численники"  не  появились  на  землях Юго-Западной  Руси,  а баскаки  (в  данном  случае  из  местного  населения)  здесь выступали в качестве улусных золотоордынских чиновников, а не представителей Каракорума54.

Те русские княжества, которые были покорены общеимперской монгольской армией, в летописях отнесены к юрисдикции "канови и Батыеве"55, что означало двойное политическое подчинение и распределение общей суммы собираемой дани между  Каракорумом  и  Сараем.  Земли же, завоеванные  только  войсками  Бату, платили дань исключительно Сараю. Их однозначная зависимость от хана Золотой Орды подтверждается и  тем,  что  ни  один  князь  Юго-Западной  Руси  не  ездил  в Каракорум  для  утверждения  инвеституры  на  свою  вотчину.  Наиболее  ярким примером  в  этом  отношении  может  быть  Даниил  Галицкий,  который  в  1250  г. испрашивал ярлык на владение своими землями только у хана Бату56. Именно эта поездка заставила летописца произнести самые горькие слова о монгольском иге: "О, злее зла честь татарская!"57

Александру  Ярославичу  эту  злую  честь  пришлось  испытать  и  в  Сарае,  и Каракоруме,  причем,  несомненно,  он  встречал  там  множество пленных соотечественников,  находившихся  в  самом  жалком  состоянии.  Как  отмечалось выше,  еще  в  молодости  князь  тратил  "много злата  и  сребра"  на  выкуп  русского полона  в  Орде.  Не  исключено,  что  именно  поэтому  он  пришел  к  выводу  о необходимости создать постоянно действующий русский опорный центр в столице Золотой  Орды.  Идея  была  воплощена  .в  жизнь:  совместно  с  митрополитом Кириллом была учреждена Сарайская епархия. В летописях не содержится деталей, раскрывающих  этапы  переговоров  об  учреждении православного представительства в Сарае. Можно лишь выразить уверенность в том, что при хане Берке,  пытавшемся  ввести  в  Золотой Орде  ислам,  такая  договоренность  была невозможна  без  самых  энергичных  действий  Александра  Ярославича.  В  1261  г. первым предстоятелем  Сарайской  епархии,  пределы  которой  простирались  от Волги  до  Днепра  и  от  Кавказа  до  верховьев  Дона,  стал  епископ Митрофан58.

Угнанные  из  Руси  пленники  получили не только мощную  духовную  опору, но и твердую связь с  родиной, что  давало  какую-то надежду на выкуп  и  возвращение домой.  Несомненно,  что  подворье  сарайского  епископа  стало  своеобразным полномочным  представительством Руси  в  Золотой  Орде,  деятельность  которого выходила далеко за церковные рамки.

Проведенная  каракорумскими  чиновниками  в  1257-1258  гг.  перепись населения позволила предварительно исчислять сумму ожидаемой дани с любого отдельно взятого населенного пункта или волости. И это, в свою очередь, открыло широчайшие  возможности  для  фактически неконтролируемых  действий откупщиков.  Разгул  их  произвола  летописи  отметили  сразу  же  после  завершения переписи,  в  самом начале  1260-х  гг.  Система  откупов  строилась  на  том,  что богатый ростовщик, купец или феодал предварительно вносил ожидаемую сумму дани с конкретного города или волости в ордынскую казну и получал право сбора денег с населения. При этом произвол откупщиков достигал крайних пределов, что позволяло  им  возвращать  выплаченный  в  казну  аванс  с  огромными  процентами.

Творимое  откупщиками  насилие  привело  к  взрыву  возмущения  населения  сразу нескольких  городов  -  Ростова,  Владимира,  Суздаля, Переяславля,  Ярославля59.

Стихийно  собравшееся  вече  постановило  изгнать  откупщиков  из  городов,  и  это решение  было  выполнено  доведенными  до  крайности жителями  без  участия княжеской  администрации.  В  этом  неординарном  событии  обращает  на  себя внимание  одна  немаловажная деталь:  откупщики  были  именно  изгнаны,  а  не убиты. В таком решении можно видеть плоды политики Александра Ярославича, постоянно предостерегавшего  от  серьезных  конфликтов  с  Ордой,  чтобы  не спровоцировать  организацию  карательной  экспедиции  на  Русь.  Но вполне вероятно, что возмущенным народом умело руководили представители княжеской администрации.  По  крайней  мере,  сам  великий князь  находился  в  тот  момент  во Владимире  или  Переяславле. Как  бы  там  ни  было,  к  каким бы то ни было серьезным последствиям это событие не привело, что также можно отнести на счет дипломатических шагов, предпринятых великим князем владимирским.

Последняя,  четвертая  по счету поездка Александра  Ярославича  в  Золотую Орду  была  связана  с  одной  из  самых  тяжелых повинностей, из  которых складывалась система угнетения русских княжеств. В 1262 г. между Золотой Ордой и  Хулагуидским  Ираном  вспыхнула  война. Хан  Берке  начал  обширную мобилизацию и при этом потребовал от великого князя владимирского прислать в действующую  армию русские полки. Софийская  I  летопись  по  списку И. Н. Царского  сообщает, что  для  набора  рекрутов  на  Русь  прибыл  специальный золотордынский полк  с  заданием  «попленити  христианы»  и  увести  в  степи  «с собою воиньствовати»60. Александр и на этот раз поступил неординарно, проявив свои  недюжинные  политические  дарования. Сам  он  стал  готовиться  к  поездке  в Орду,  «дабы  отмолить  люди  от  бед». Одновременно он  послал  своего  брата Ярослава с сыном Дмитрием и «все полки своя ними» на осаду города Юрьева61. Такой  ход позволял формально  оправдаться  перед  ханом  занятостью  войск  на западной границе и сохранить опытный  воинский  костяк  (из  похода в далекий Азербайджан  могли  вернуться  лишь  единицы).  Александр,  несомненно,  понимал серьезные  последствия  отказа  в  присылке  русских полков  и  именно  поэтому направился  не  под  стены  Юрьева,  а  в  Сарай.  Щедрые  дары  и  дипломатическое искусство великого князя владимирского и на этот раз способствовали достижению успеха.  Однако  зимовка  в  золотоордынских  степях  серьезно  подорвала здоровье князя, и по пути домой он скончался в Городце на Волге 14 ноября 1263 г. В общей сложности Александр Ярославич провел в Орде четыре с лишним года.

Внешнеполитические акции Александра Ярославича, безусловно, отразились на  дальнейшем  развитии  Древнерусского  государства  Не  зря князь-воитель  стал князем-дипломатом  После  долгого,  изматывающего  и  кровавого  периода междоусобных  войн  Александр  Невский был практически  первым  правителем, проводившим  общерусскую  политику  на  территории  северо-западных  и  северо-восточных  княжеств. Она  носила  стратегический  характер, и  благодаря  ей  не откололись  под  натиском  с  Запада  псковские  и  новгородские  земли,  как  это произошло с Галицко-Волынской Русью.

Точный выбор приоритетов и обоснованность стратегической линии внешней политики  Александра  Невского  в  дальнейшем  способствовали превращению Северо-Восточной  Руси  в  ядро  великорусского  национального  государства. Особенно  отчетливо  это  видно  при  сравнении внешнеполитических  устремлений Александра  Невского  и  Даниила  Галицкого. Поиски  Даниилом  опоры  на  Западе привели  к фактическому  краху  Галицко-Волынской  Руси,  а  в  XIV-XV  вв  -  и  к захвату  ее  вместе  с  киевско-черниговскими  землями  Польшей  и Литвой.  В результате  между  двумя  частями  Древнерусского  государства  -  юго-западной  и северо-восточной - возник четкий рубеж.

История  возложила  на  плечи  Александра  Ярославича  ответственнейшую задачу  выбора  направления  политического  развития  Русского государства  в  его отношениях  с  Западом  и  с  Востоком.  И  именно  Александра  можно  и  должно считать  первым  русским  политиком, заложившим  основы  совершенно  особого пути,  который  в  полной  мере  начал  осмысляться  лишь  в  XX  в.  и  получил наименование евразийства. Далеко не однозначные внешнеполитические проблемы Александр Невский решал в полном соответствии с той чрезвычайной ситуацией, которая  сложилась  вокруг  Русского государства в 40-60-х  гг. XIII  в.  На откровенные территориальные  притязания  Запада  великий  князь  ответил  на  поле брани, сохранив и утвердив целостность русских земель. Вопрос же о притязаниях Золотой  Орды,  сводившихся  в  конечном  счете  к  требованию  выплаты  дани, затрагивавший болезненные внутриполитические проблемы государства (в первую очередь распределение даннических повинностей), Александр предпочитал решать за  столом  переговоров. Эта  вынужденная  и  в  достаточной  степени  унизительная для князя-воина позиция выявляет не его конформизм, а трезвый расчет, детальное знание  сложившейся  ситуации  и  гибкий  дипломатический ум. Несомненно одно: внешняя  политика  Александра  строилась  на жестких  жизненных  реалиях, возникших после монгольского завоевания 1237-1240 гг., с одной стороны, и шведско-немецких ударов 1240-1242 гг. - с другой.

Длительное  монгольское  нашествие  позволило  Александру  понять  и  цели, преследуемые Чингизидами в этой войне. Их интересы сводились к откровенному грабежу,  захвату  пленных  и  последующему  взиманию  дани.  Что  же  касается населенных русскими земель, то к ним монголы остались совершенно равнодушны, предпочитая  привычные  степи,  идеально  отвечавшие  кочевому  укладу  их хозяйства.  В противоположность  этому  западные  феодалы  стремились  именно  к территориальным  приобретениям  за  счет  русских  владений.  Была и еще  одна существенная  причина,  оказывавшая  влияние  на  политику  русских  князей,  илежавшая  для  современников  событий  на поверхности.  Монголы  не  просто спокойно  относились  к  русскому  православию,  но  даже  поддерживали  его, освобождая  духовенство  от уплаты  дани,  а  мусульманский  хан  Берке  не противодействовал  созданию  на  территории  Орды  православной  Сарайской епархии. Шведская  же  и  немецкая  оккупации  однозначно  несли  с  собой католическую экспансию.

Таким  образом,  внешнеполитическая  стратегия  Александра  Невского, носившая общерусский характер, учитывала противоположные направления (Запад и  Восток)  и  объединяла  в  целое  интересы  Северо-Восточной  и  Северо-Западной Руси.  Столь  всеобъемлющие внешнеполитические  задачи  после  Александра Невского  смог  поставить  и  во  многом  решить  только  Дмитрий  Донской,  также действовавший на два фронта - против Литвы и против Золотой Орды.

Примечания

1. См., например, известную научно-популярную книгу В. Т. Пашуто "Александр Невский" (М., 1975). Она содержит множество красочных деталей, свойственных этому жанру. Однако основная канва повествования строго соответствует череде летописных фактов, в изложении которых не допускается никаких отклонений. Естественно, что в рамках популярного издания автор вынужден был отказаться от углубленных научных экскурсов, ограничившись воссозданием общесобытийной картины, на фоне которой рисуется облик князя-воителя, посвятившего свои дела и помыслы Отечеству. Что же касается конкретной темы взаимоотношений князя с Чингизидами, то в книге делается упор на эмоциональный момент - сильное впечатление, которое произвели на Александра поездки в Сарай и Монголию.
2. Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989. С. 534
3. Кучкин В.А. Александр Невский - государственный деятель и полководец средневековой Руси // Отечественная история. 1996. № 5. С. 18-33
4. ПСРЛ. Т. 1. Л. 1927. Стб. 470
5. Там же. Т. 5. СПб. 1851. С. 186
6. Там же. Т. 1. Стб. 470
7. Там же. Стб. 471. Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М., 1957. С. 77
8. Там же. С. 78
9. Там же
10. Протяженность пути из Монголии до берегов Волги составляет около 7 тыс. км. Карпини проехал это расстояние за три с половиной месяца - с 8 апреля по 22 июля 1246 г. (Путешествия в восточные страны. С. 71-74). При этом он сообщает, что он и его спутники ехали налегке, чрезвычайно быстро, с минимальными привалами и постоянно сменяя лошадей. Точно такой же срок понадобился для преодоления этого пути и Гильому Рубруку в 1253 г. (там же. С. 122, 136). Обозы и караваны это же расстояние проходили примерно за шесть месяцев, продвигаясь за один день примерно на 25-30 км
11. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 471
12. Там же. Т. 5. С. 186
13. Там же
14. Там же.  Т. 1. Стб. 471
15. Там же. Т. 39. М., 1994. С. 86. Это сообщение приведено в Софийской I летописи по списку И. Н. Царского. Рукопись по сравнению с основным текстом Софийской I летописи (ПСРЛ. Т. 5) содержит интересные дополнения и подробности политической истории Руси, использовавшиеся как варианты в публикациях 1851 и 1925 гг. Первое полное издание списка И. Н. Царского вышло под редакцией В. И.
Буганова и Б. М. Клосса, которые отметили ценность источника и достоверность его при детализации различных событий
16. Там же. Т. 7. СПб., 1856. С. 159
17. Там же. Т. 39. С. 86
18. Там же. Т. I. Стб. 471
19. Путешествия в восточные страны… С. 76
20. Рашид  ад-Дин.  Сборник летописей. Т. II. М., Л., 1960. С. 117; Чулууны  Далай. Монголия в XIII-XIV веках. М., 1983. С. 185
21. Рашид  ад  Дин. Указ. соч. С. 121-122
22. ПСРЛ. Т. 1.  Стб. 472
23. Там же
24. Там же
25. Татищев   В.Н. История Российская. Т. V. М., Л., 1965. С. 39
26. ПСРЛ. Т.  1.  Стб. 472
27. Путешествия в Восточные страны…С. 47
28. ПСРЛ. Т.  1.  Стб. 475
29. Егоров В.Л. Историческая география Золотой орды в ХIII-ХIV вв. М., 1985. С. 187-192.
30. Татищев  В.Н. Указ. соч. С. 40
31. Сам Святослав Всеволодович, скорее всего, в это время был тяжело болен и никакого участия в описываемых событиях не принимал. Это подтверждается сообщением о его кончине 3 февраля 1253 г. (ПСРЛ. Т. 39. С. 87. В летописи это событие отнесено к 1252 г., поскольку он был мартовским).
32. Татищев  В.Н Указ. соч. С. 40
33. ПСРЛ. Т. 39. С. 87. В летописи нет уточняющих деталей, позволяющих точно конкретизировать дату, но слова "Борисов день" позволяют с большой долей уверенности предполагать, что событие относится ко дню памяти первых русских святых Бориса и Глеба, а именно к 24 июля (см.: Хорошев А. С. Политическая история русской канонизации (XI-XVI вв.). М., 1986. С. 15
34. Егоров  В.Л. Указ. соч. С. 182
35. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 473
36. Там же. Т. 39. С. 87
37. Гумилев Л.Н. Указ. соч. С. 534
38. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950 (далее: НIЛ). С. 81
39. Гумилев Л.Н. Указ. соч. С. 536-537, его же. От Руси к России. М., 1992. С. 129
40. ПСРЛ. Т 1. Стб. 474
41. Татищев  В.Н. Указ. соч. С. 42
42. ПСРЛ. Т. 39 С. 88                                                           
43. Там же. Т. 1. Стб. 474; Татищев  В Н. Указ. соч. С. 42-43
44. Насонов А.Н. Монголы и Русь (история татарской политики на Руси) М.; Л. 1940. С. 17
45. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 474-475
46. Мункуев Н.Ц. Китайский источник о первых монгольских ханах. М., 1965. С. 34-36
47. Насонов  А.Н. Указ. соч. С. 20
48. Татищев  В.Н. Указ. соч. С. 42
49. НIЛ. С. 82
50. Насонов  А.Н. Указ. соч. С. 12-14
51. Егоров  В.Л. Указ. соч. С. 26-27
52. Рашид ад-Дин. Указ. соч. С. 43
53. ПСРЛ. Т. 2. Стб. 784-785. Такое добавление позволяет говорить о более позднем появлении этой вставки в летописную статью, поскольку Угедей скончался 11 декабря 1241 г.
54. Там же Стб. 828-829
55. Насонов  А.Н. Указ. соч. С. 10-11
56. ПСРЛ. Т. 2. Стб. 805-808
57. Там же. Стб. 807
58. Там же. Т. 1. Стб. 476
59. Там же. Т. 39. С. 88-89
60. Там же. С. 89
61. Там же

Отечественная история. - 1997. - № 2.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Данилевский И. Н. Александр Невский: Парадоксы исторической памяти

Князь Александр Ярославич Невский занимает особое место среди сакрализованных персонажей российской истории. Судя по опросам, это самый популярный персонаж древнерусской истории1. В глазах наших соотечественников он предстает прежде всего как защитник Отечества, рыцарь без страха и упрека, всю свою жизнь посвятивший защите священных рубежей Родины. Как ни странно, это представление сформировалось не так давно: ему нет еще и семидесяти лет, поскольку в основе такого образа лежит гениальный фильм С. М. Эйзенштейна «Александр Невский» (1939 г.). И не важно, что рецензию на литературный сценарий «Русь», лежащий в основе киношедевра, М. Н. Тихомиров озаглавил «Издевка над историей»2. Для подавляющего большинства граждан России именно этот фильм (если, конечно, не считать школьные учебники для 6 класса) стал основным источником информации о великом предке.

Наверное, поэтому обращение к историческим источникам, повествующим о жизни и делах князя, попытка разобраться, какую реальную роль сыграл Александр в истории нашей страны, и где коренятся истоки привычного образа спасителя и защитника Отечества, вызывают, как правило, довольно жесткое неприятие у наших современников. Обращение же к историографической традиции мешает проводить такую тенденцию: образ князя явно начинает уступать своему основному «сопернику» в исторической памяти россиян - образу Дмитрия Ивановича Донского.

Действительно, в самых ранних источниках, авторы которых едва ли не лично знали князя3, описания и характеристики даже самых ярких событий, связанных с именем Александра Ярославича, выглядят довольно заурядно4. Поэтому апологетически настроенным историкам то и дело приходится прибегать к методе, предложенной в свое время М. Хитровым, сетовавшим, что «к великому сожалению, в рассказе о св. Александре Невском нам приходится довольствоваться скудными историческими известиями», поскольку «летописные известия о лицах и событиях XIII и XIV веков кратки, отрывочны и сухи». В этих условиях, считает он, «единственное средство сколько-нибудь помочь горю - это самому автору проникнуться глубоким благоговением и любовью к предмету изображения и чутьем сердца угадать то, на что не дают ответа соображения рассудка»5. Из этого-то источника обычно и черпают недостающие сведения.
 
Победа на Неве стоила новгородцам и ладожанам жизни двадцати земляков («или мне [менее], Богь весть», - философски замечает автор сообщения в Новгородской первой летописи6). Правда, врагов было перебито «много множъство», но - на другом берегу Ижоры, «иде же на бе проходно полку Олександрову», уточняет Лаврентьевская летопись7. Полагать, что эта битва действительно стала «важным этапом» в борьбе за выход Руси в Балтийское море (который она и без того имела вплоть до начала XVII в.), или что она «уже в XIII веке предотвратила потерю Русью берегов Финского залива и полную экономическую блокаду Руси»8, — наивно. И до, и после нее шведы неоднократно высаживались на побережье юго-восточной Прибалтики. И до, и после нее они даже строили здесь крепости. И до, и после нее новгородцы и подстрекаемые ими карелы совершали опустошительные набеги на шведские земли. И до, и после нее заключались мирные договоры (оказывавшиеся, впрочем, недолговечными). И все это никогда не приводило ни к «потере», ни к «блокаде». Шведы, судя по «Хронике Эрика», подробно повествующей о событиях в данном регионе в XIII в., вообще умудрились не заметить этого сражения9. Даже автор приведенных выше «официальных» советских характеристик Невской битвы вынужден был заключить: «после разгрома (!) на Неве шведское правительство не отказалось от мысли овладеть землей финнов»10.

Все это свидетельствует о том, что с точки зрения современного прагматического мышления очень трудно понять, что же, собственно, заставило агиографа именно это событие сделать ключевым в создании образа святого князя Александра Ярославича. Мало того, в глазах автора жития Невская битва по своему значению, судя по всему, превосходила Ледовое побоище. Во всяком случае, описание последнего значительно уступает рассказу о сражении в устье Ижоры даже по объему. В Новгородской первой летописи сообщение о битве на Неве по количеству слов в полтора раза превосходит описание Ледового побоища11, в Лаврентьевской - только перечень подвигов, совершенных дружинниками Александра в устье Ижоры, вдвое превышает рассказ о сражении на льду Чудского озера12.

Впрочем, и летописные повествования о Ледовом побоище вызывают у нашего современника ничуть не меньше вопросов. Суть дела сводится в них к довольно ограниченной информации. Так, согласно Новгородской 1 летописи, после изгнания из Пскова крестоносцев, приглашенных туда самими псковичами в 1240 г.13, Александр Ярославич по не вполне ясным причинам отправился дальше на запад, «на Чюдь», вторгаясь в земли Дорпатского епископства. Здесь он «пусти полкъ всь в зажития14», при этом отряды под командованием Домаша Твердиславича и Кербета «быша в розгоне15». «Немци и Чюдь» разбили эти отряды, Домаша убили, «а инехъ руками изъимаша, а инии къ князю прибегоша в полкъ». После этого Александр отступил к Чудскому озеру и здесь, «на Узмени, у Воронея камени» встретил догонявшего его неприятеля. Само описание битвы занимает чуть больше ста слов:

«И наехаша на полкъ Немци и Чюдь и прошибошася свиньею сквозе полкъ, и бысть сеча ту велика Немцемь и Чюди. Богъ же и святая Софья и святою мученику Бориса и Глеба, еюже ради новгородци кровь свою прольяша, техъ святыхъ великыми молитвами пособи Богь князю Александру; а Немци ту падоша, а Чюдь даша плеща; и, гоняче, биша ихъ на 7-ми верстъ по леду до Суболичьскаго берега; и паде Чюди бещисла, а Немець 400, а 50 руками яша и приведоша в Новъгородъ. А бишася месяца априля въ 5, на память святого мученика Клавдия, на похвалу святыя Богородица, в субботу»16.

Некоторые дополнения к этому описанию находим в житийной повести об Александре Ярославиче. После рассказа об «освобождении» Пскова агиограф сообщает, Александр «землю их [«безбожных немець»] повоева и пожже и полона взя бес числа, а овех иссече». Когда же «стражие» сообщили о приближении основных сил противника, «князь... Александръ оплъчися, и поидоша противу себе». Автор Жития «уточняет» численность войск («покриша озеро Чюдьское обои от множества вой», причем добавляется, что Ярослав Всеволдович прислал в помощь Александру «брата меньшаго Андръя... въ множестве дружине»). Само описание сражения предельно метафорично:

«И бысть сеча зла, и трусь от копий ломления, и звукъ от сечения мечнаго, яко же и езеру померзъшю двигнутися, и не бъ видъти леду, покры бо ся кровию». В результате с Божьей помощью (воплощением ее, в частности, явился «полкъ Божий на въздусе, пришедши на помощь Александрови») князь «победи я..., и даша плеща своя, и сеча хуть я, гоняще, аки по иаеру [те. по воздуху], и не бе камо утещи». «И возвратися князь Александръ с победою славною, — заключает агиограф, — и бяше множество полоненых в полку его. и ведяхут босы подле коний, иже именують себе божий ритори»17.

В псковских летописях, зависящих от новгородского летописания, о битве говорится еще более кратко. Упоминается лишь, что сражение произошло «на леду», а противников Александр «овы изби и овы, связавъ, босы поведе по леду»18. Псковская 3-я летопись добавляет: «паде Немец ратманов 500, а 50 их руками изымаше, а Чюдь побеже; и поиде князь по них, секуще 7 верстъ по озеру до Собилицкого берега, и Чюди много победи, имь же несть числа, а иных вода потопи»19.

И уж совсем скромное описание «побоища» в Лаврентьевской летописи (опирающейся в данном случае на великокняжеский свод 1281 г., составленный при сыне Александра, князе Дмитрии): «В лето 6750. Ходи Александръ Ярославичь с Новъгородци на Немци и бися с ними на Чюдъскомъ езере у Ворониа камени. И победи Александра и гони по леду 7 верст секочи их»20. Впрочем, в Ипатьевской летописи (отразившей в этой части враждебное Александру галицко-волынское летописание) вообще отсутствуют какие бы то ни было упоминания о «крупнейшей битве раннего средневековья». Видимо, прав был новгородский летописец, описывавший Раковорскую битву 1268 г. (которой не так повезло с исторической памятью, как Ледовому побоищу, состоявшемуся всего за четверть века до того): «бысть страшно побоище, яко не видали ни отци, и деди»21.

Обращение же к источникам, появившимся «по ту сторону», еще больше снижает представление о масштабах и последствиях сражения на Чудском озере. В частности, итоги битвы видятся автору немецкой Рифмованной хроники гораздо более скромными, нежели они представлялись древнерусскому летописцу (а за ним и большинству наших современников):

«С обеих сторон убитые падали на траву. Те, кто был в войске братьев, оказались в окружении. У русских было такое войско, что, пожалуй, шестьдесят человек одного немца атаковало. Братья упорно сражались. Всё же их одолели. Часть дорпатцев вышла из боя, чтобы спастись. Они вынуждены были отступить. Там двадцать братьев осталось убитыми и шестеро попали в плен»22.

Итак, не 500 и даже не 400 убитых и 50 захваченных в плен рыцарей, а всего 20 и 6. Вообще-то, и это - вполне солидные потери для Ордена, общая номинальная численность которого вряд ли превышала сотню рыцарей. Но в нашей исторической памяти масштабы сражения напрямую связываются с его значением. Если уж битва, то десятки тысяч с одной стороны, десятки тысяч с другой... Приходится, однако, смириться со свидетельством источников. В крайнем случае, историки пытаются «согласовать» числа, приведенные древнерусскими летописцами, и данные Рифмованной хроники: ссылаются на то, что летописец, якобы, привел полные данные потерь противника, а Хроника учла только полноправных рыцарей. Естественно, ни подтвердить, ни опровергнуть такие догадки невозможно.

Так что, «побоище» по «внешним признакам» никак не выдается на фоне многочисленных сражений, которые пришлось провести жителям новгородских и псковских земель в течение XIII в. Именно поэтому в историографии последних десятилетий прилагаются такие усилия, чтобы повысить статус сражения на льду Чудского озера - несомненно, самой крупной победы, одержанной князем над врагами Русской земли, но далеко не самой крупной и важной даже для новгородской и псковской истории XIII века. Что же до общерусского значения этих событий, то о нем можно говорить, лишь забыв о чудовищной катастрофе, которая обрушилась на Русь в 1236-1240 гг.

Тем не менее, именно Невская битва и Ледовое побоище стали ключевыми событиями для создателя Жития святого благоверного князя Александра Ярославича. И дело здесь не в военных и политических успехах князя: они волновали агиографа (в отличие от современных исследователей) меньше всего. Суть в том, . что эти сражения стали своеобразными поворотными точками в сохранении в неприкосновенности идеалов православия. Последним угрожали и шведы, которые не просто так привезли с собой епископа (сведения о нескольких епископах, прибывших на берега Невы, представляются явным преувеличением), и Ливонский орден, одной из основных целей которого был не столько захват новых земель, сколько прозелитизм на покоренных и прилегающих к ним территориях. Недаром С.М. Соловьев подчеркивал:

«Зная..., с каким намерением приходили шведы, мы поймем то религиозное значение, которое имела Невская победа для Новгорода и остальной Руси; это значение ясно видно в особенном сказании о подвигах Александра: здесь шведы не иначе называются как римлянами - прямое указание на религиозное различие, во имя которого предпринята была война»23.

Видимо, в этом-то плане Невская битва и была существеннее победы на Чудском озере24.

Собственно, именно религиозное значение этих сражений молодого Александра и стало причиной помещения рассказа о них в житийную повесть. Было бы крайне странно, если бы автор жития задался целью прославить князя как военачальника или поли- тика 25. Гораздо важнее для агиографа было объяснить читателю, какие деяния его персонажа позволяют судить о его святости, причислить его к лику святых. Для Александра таким поступком стало жесткое противостояние «латынянам» в то время, когда все прочие светские правители были либо покорены ими, либо вступили с ними в сговор, предав тем самым идеалы православия.

В 1204 г. под ударами крестоносцев пал Константинополь, что в итоге не только заставило императора Михаила VIII Палеолога искать помощи на Западе, но и привело в конце концов к полной религиозной капитуляции Константинопольской патриархии перед Папой. 6 июля 1274 г. была заключена Лионская уния. Патриарх Георгий Акрополит принес присягу Папе, признавая его верховенство в христианской церкви.

Кроме того, греки принимали верховную юрисдикцию Папы в канонических вопросах и необходимость поминать его во время церковных богослужений26. Недаром, завершая свое горестное повествование о завоевании Царьграда «фрягами» в 1204 г., древнерусский книжник, очевидец этого события, заключает: «И тако погыбе царство богохранимаго Констянтиняграда и земля Грьчьская въ сваде цесаревъ, еюже обладають Фрязи»27. Кроме собственно конфессиональных для такого вывода имелись и вполне достаточные формальные основания: власть византийских императоров была низложена, а столица ромеев стала столицей Константинопольской империи, или Романии (Латинской империи)28,

С другой стороны, Даниил Романович Галицкий, героически сопротивлявшийся монголам, вынужден был периодически искать убежища и помощи у католических соседей. Его политический союз с венгерским королем Белой IV был скреплен браком княжича Льва Даниловича с дочерью Белы Констанцией. Впоследствии это позволило Даниилу добиться признания герцогских прав на Австрию за своим сыном Романом. В первой половине 1252 г. в замке Гимберг, южнее Вены, состоялась свадьба Романа Даниловича с наследницей австрийского престола Гертрудой Баденберг.

Мало того, еще в 1245 г. начались переговоры Даниила с папой Иннокением IV о военном союзе, условием которого должна была стать церковная уния (впрочем, она так и не была заключена). Это позволило Даниилу вмешаться в борьбу за австрийское наследство и около 1254 г. даже принять от папы императорские корону и скипетр.

На этом фоне резко выделяется поведение Александра Ярославича. Он не только не обращается за помощью к могущественным католическим правителям и иерархам, но и в довольно резкой форме отказывается от какого бы то ни было сотрудничества с «латынянами», когда те его предлагают:

«Некогда же приидоша къ нему послы от папы из великого Рима, ркуще: "Папа нашь тако глаголет: Слышахом тя князя честна и дивна, и земля твоя велика. Сего ради прислахом к тобе от двоюнадесятъ кординалу два хытреца — Агалдада и Ремонта, да послу шаеши учения ихъ о законе Божий"». Общаться с Папой Александр не пожелал, заявив: «От вас учения не приемлем»29.

В условиях страшных испытаний, обрушившихся на православные земли в первой половине XIII в., Александр - едва ли не единственный из светских правителей - не усомнился в своей духовной правоте, не поколебался в своей вере, не отступился от своего Бога. Отказываясь от совместных с католиками действий против Орды, он неожиданно становится последним властным оплотом православия, последним защитником всего православного мира. И народ понял и принял это, простив реальному Александру Ярославичу все жестокости и несправедливости, о которых сохранили множество свидетельств древнерусские летописцы. Защита идеалов православия искупила (но не оправдала, как это делают многие современные историки) его политические прегрешения. Могла ли такого правителя православная церковь не признать святым? Видимо, поэтому он канонизирован не как праведник, но как благоверный князь. Победы прямых наследников Александра на политическом поприще закрепили, развили - и в конце концов изменили этот образ.

Самый существенный поворот в трансформации образа Александра как защитника православия произошел в начале ХУШ в., когда, собственно, и начал формироваться в общественном сознании новый образ Александра Невского - бескомпромиссного борца за независимость Руси-России. Одним из поводов послужило почти точное топографическое совпадение поля битвы князя со шведским десантом с местом, которое Петр I избрал для строительства новой столицы зарождающейся Российской империи. В 1724 г., по настоянию Петра и при его непосредственном участии мощи Александра были торжественно перенесены из Владимира-на-Клязьме в Санкт-Петербург. Вопрос борьбы за выход России в Балтику оказался самым тесным образом связан с воспоминаниями о победе Александра на Неве. Не без оснований Петр установил 30 августа днем памяти Александра Невского - именно в этот день был заключен Ништадтский мир со Швецией.

Образ Александра как защитника Русской земли стал с этого времени закрепляться в исторической памяти, чему способствовал целый ряд официальных мероприятий, предпринятых преемниками Петра. Так, в 1725 г. Екатерина I учредила высшую военную награду - Орден св. Александра Невского. Императрица Елизавета в 1753 г. приказала поместить мощи Александра в серебряную раку. Затем стали ежегодно проводить специальный крестный ход из петербургского Казанского собора в Александро-Невскую лавру. Наконец, в начале XX века одну из московских улиц назвали именем Александра Невского.

Традиция почитания Александра Невского как выдающегося защитника Руси - казалось бы, вопреки официальной идеологии - была возрождена в советский период. Одним из важнейших моментов в этом и стал фильм С.М. Эйзенштейна - фильм не столько об историческом прошлом, сколько о ближайшем будущем России. Он оказался до такой степени актуальным накануне войны, что был запрещен к показу. И лишь после начала Великой Отечественной войны он вышел на экраны страны. В том же 1941 г. его создатели были удостоены Сталинской премии. Популярность фильма была так велика, что когда в июле 1942 г. был учрежден советский орден Александра Невского, его украсил портрет Н. Черкасова в роли Александра. Все это вызвало новую волну популярности главного героя фильма. Она поддерживалась и Русской Православной Церковью. В годы войны ею, в частности, были собраны пожертвования на строительство авиационной эскадрильи имени Александра Невского. В послевоенное время в нескольких советских городах (в том числе, во Владимире) были установлены памятники Александру.

Естественно, в литературе 1940-50-х гг. военные заслуги Александра стали всемерно преувеличиваться30, а его тесное сотрудничество с монголами - замалчиваться. Мало того, авторы большинства работ искали все новые аргументы для оправдания такого сотрудничества. Как несомненно позитивный момент стали рассматривать даже случаи использования Александром ордынских сил для укрепления личной власти, в борьбе против своих же братьев и покорения Новгорода и Пскова. При этом подчеркивалось, что сопротивление власти Орды пока было безнадежным, а потому содействие Орде в покорении русских земель характеризовалось как политическая прозорливость и мудрость.

Так формировалась память об Александре, которая соответствовала имперской идеологии России и Советского Союза. Именно такая память долгие годы преподносилась как истинная история. Она была инкорпорирована в учебники и учебные пособия, в научно-популярные издания и с их помощью внедрялась в общественное сознание. До сих пор она оказывает влияние на историческую память наших сограждан, формируя у них имперское мышление и становясь важным инструментом в политической пропаганде.

В основе этой памяти смешение, по крайней мере, четырех разных образов Александра: великого князя Александра Ярославича, получавшего не самые лестные характеристики от своих современников; святого благоверного князя Александра, ставшего символом защиты православия в последние времена; Александра Невского - борца за выход в Балтийское море и, наконец, Александра Невского - защитника священных рубежей нашей Родины («А кто с мечом к нам придет, - от меча и погибнет!»). Каждый из них сформировался в свое время и выполнял свои социальные, политические и идеологические функции. В массовом сознании все они слились в единый синкретический образ, в котором трудно отделить одного Александра от другого. Порой их путают даже профессиональные историки, полагающие, что спокойный взгляд на дела «реального» Александра (как, впрочем, и критические замечания по поводу оценок этих дел в советской историографии, - смешивающиеся, кстати, с оценками деятельности самого Александра) порочат священное для россиян имя. Несогласные обвиняются, по меньшей мере, в экстравагантности. При этом главное, на что обращается внимание, - верность избранного Александром пути развития России31

Авторы подобных высказываний даже не замечают, что приписывают Александру свои собственные знания и взгляды (а возможно, и заблуждения). Говоря о безнадежности сопротивления Орде, они забывают, что Александру противостояла не вся мощь Великой Монгольской империи, как это было во время нашествия, а лишь западный ее улус, отношения которого с Каракорумом были непростыми. Конечно, и это был достаточно грозный и опасный противник, но без содействия русских князей, и прежде всего Ярослава Всеволодовича и Александра Ярославича, мощь его была не столь велика, как объединенные силы Чингизидов. К тому же, если уж «сопротивление могущественному внешнему противнику для князя - не только вопрос личного мужества, а еще и вопрос ответственности перед вверившим ему власть населением города», а потому «он не имеет права рисковать жизнями и судьбами людей»32, то зачем же тогда сдавать город этому самому противнику, да еще и просить у того помощи для подавления сопротивления себе самому (как это было, скажем, во времена Неврюевой рати)? Впрочем, тут можно спорить и спорить. Более важным представляется другой момент.

Размышляя о политической прозорливости Александра, избравшего верный путь дальнейшего развития русских земель, нынешние историки, приписывающие князю заботу о грядущих столетиях, когда станет возможным освобождение от власти Орды (о котором знают они, историки, но даже не подозревают современники Александра), забывают, что время княжения Александра воспринималось современниками (и, скорее всего, им самим) как последнее. Достаточно вспомнить высказывания старшего современника Александра, Серапиона Владимирского, с горечью взвывшего тогда к своей пастве:

«Слышасте, братье, самого Господа, глаголяща въ Евангелии: "И въ последняя лета будет знаменья въ солнци, и в луне, и въ звездахъ, и труси по местомъ, и глади". Тогда сеченное Господомь нашимь ныня збысться — при насъ, при последнихъ пюдех. Колико видехомъ солнца погибша и луну померькъшю, и звездное пременение! Ныне же земли трясенье своима очима видехомъ; земля, от начала оутвержена и неподвижима, повеленьемь Божиимь ныне движеться, грехы нашими колеблется, безаконья нашего носити не можеть. ...Се оуже наказаеть ны Богъ знаменьи, земли трясеньемь Его повеленьемь: не глаголеть оусты, но делы наказаеть. Всемъ казнивъ ны, Богъ не отьведеть злаго обычая. Ныне землею трясеть и колеблеть, безаконья грехи многая от земля отрясти хощеть, яко лествие от древа. Аще ли кто речеть: "Преже сего потрясения беша и рати, и пожары быша же", рку: "Тако есть. но - что потом бысть намъ? Не глад ли? не морови ли? не рати ли многыя? Мы же единако не покаяхомъся, дондеже приде на ны языкъ немилостивъ попустившю богу; и землю нашю пуоту створша, и грады наши плениша, и церкви святыя разориша, отца и братью нашю избиша, матери наши и сестры в поруганье быша". Ныне же, братье, се ведуще, оубоимься прощенья сего страшьнаго и припадемъ Господеви своему исповедающесь: да не внидем в болши гневъ Господень, не наведемъ на ся казни болша первое»33.

Никакого потом для людей того времени не существовало. Никакого освобождения от нечистых народов, нашествие которых должно было завершиться воцарением антихриста, не предвиделось. Наступили последние времена. А потому и выбирать путь дальнейшего развития не приходилось. Эта мысль с предельной ясностью выражена в словах митрополита Кирилла, произнесенных якобы во время погребения князя: «"Чада моя, разумейте, яко уже заиде солнце земли Суздальской!"». На что присутствовавшие здесь «иереи и диакони, черноризци, нищий и богатии и вси людие глаголааху; "Уже погыбаемь!"» И «бысть же вопль, и кричание, и туга, яка же несть была, яко и земли потрястися», - заключает агиограф34. Фразеология этого фрагмента Жития восходит к библейским пророчествам Амоса и Иеремии, а также к апокрифическому Откровению Мефодия Патарского, предсказывающих самое скорое (если не немедленное) наступление последних времен35. Смерть Александра знаменовала в глазах автора житийной повести и ее читателей богооставленность Русской земли и прекращение человеческой истории.

Пренебрежение подобными различиями в восприятии мира древнерусским книжником и современным исследователем, в их историческом сознании и памяти чревато самыми серьезными заблуждениями и ошибками. 

Примечания

1. Храпов В. Кого дают в герои нашим детям // Знание — сила. 1990. № 3; Левинсон А.Г. Массовые представления об «исторических личностях» // Одиссей - 1996: Ремесло историка на исходе XX века. М., 1996.
2. Тихомиров М.Н. Издевка над историей // Историк-марксист. 1938. № 3.
3. Автор житийной повести об Александре прямо сообщает: «Азъ худый и многогрешный, малосъмысля, покушаюся писати житие святаго князя Александра, сына Ярославля, а внука Всеволожа. Понеже слышах от отець своихъ и самовидець есмь възраста его, радъ бых исповедалъ святое и честное и славное житие его» (Повести о житии и о храбрости благовернаго и великаго князя Александра// Памятники литературы Древней Руси: XIII век. М., 1981. С. 426).
4. Впрочем, не стоит забывать, что задачи автора агиографического произведения были несколько иными, нежели это представляется многим современным исследователям, которые невольно приписывают древнерусским авторам нынешние представления об Александре: «В житии Александра Невского... главным образом представлены эпизоды, которые говорят о нем, как о непобедимом князе-полководце, известном всюду своими военными подвигами, и как о замечательном политике» (Строков А., Богусевич В. Новгород Великий: Пособие для экскурсантов и туристов. Л., 1939. С. 23). Ср. более «мягкое», но от того вряд ли более верное определение: «Составление полной биографии князя Александра не входило в задачи автора. Содержанием жития является краткое изложение основных, с точки зрения автора, эпизодов из его жизни, которые позволяют воссоздать героический образ князя, сохранившийся в памяти современников, - князя-воина, доблестного полководца и умного политика» (Охотникова В. И. Житие Александра Невского: Комментарий] // Памятники литературы Древней Руси: ХШвек. М., 1981. С. 602)
5. Хитров М. Святый благоверный великий князь Александр Ярославич Невский: Подробное жизнеописание с рисунками, планами и картами. М., 1893 [Л., 1992].С. 10-11.
6. Новгородская первая летопись старшего извода (Синодальный спи- сок) // Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов (Полное собрание русских летописей. Т. 3). [2-е изд.]. М., 2000. С. 77.
7. Лаврентьевская летопись// Полное собрание русских летописей. Т. 1. М., 1998. Стб. 480.
8. Очерки истории СССР: Период феодализма. IХ-ХV вв. В двух частях. М., 1953. Ч 1 С. 845.
9. См.; Хроника Эрика. Выборг, 1994.
10. Очерки истории СССР... IХ-ХV вв. Ч. 1. С. 886.
11. Новгородская первая летопись. С. 77. 12 Лаврентьевская летопись. Стб. 478.
13. Ср. выводы, к которым приходит автор последнего исследования, посвященного новгородско-псковским отношениям: «появление немцев во Пскове произошло с согласия значительной части псковской общины», и далее: «по большому счету, можно говорить о добровольной сдаче города самими жителями, а не кучкой бояр-заговорщиков»; причиной стало, видимо, то, что «псковичи предпочли в 1240 г. установление власти немцев возможному поглощению суверенной Псковской земли Новгородской волостью» (Валеров А. В. Новгород и Псков: Очерки политической истории Северо-Западной Руси ХI-ХIV веков. СПб., 2004. С. 164, 165, 168).
14. Составители Словаря древнерусского языка ХI-ХIV веков (М., 1990. Т. 3. С. 301) и Словаря русского языка ХI-ХVII вв. (М., 1978. Вып. 5. С. 196) толкуют это слово как 'место заготовления съестных припасов и фуража'. Если принять эту трактовку, остается непонятным, почему местом заготовки припасов для новгородского князя оказывается враждебная территория. Некоторую ясность, впрочем, вносит следующая фраза.
15. Еще одно слово, которое требует специального пояснения. В Словаре русского языка ХI-ХIV вв. оно определяется как 'нападение по территорию противника с целью приобретения добычи'; любопытно, что лексикографы «постеснялись» рассмотреть такое значение в данном сообщении и выделили последнее (и только его!) в особый случай: «Передовой отряд (?)» (М., 1995. Вып. 21. С. 172). Логичным поэтому выглядит толкование данного фрагмента летописи в «Очерках истории СССР»: «освободив Псков, Александр Ярославич повел свое войско в землю эстов, дав право войску воевать "в зажития", то есть нанося максимальный ущерб врагу» (Очерки истории СССР... IХ-ХV вв. Ч. 1. С. 848).
16. Новгородская первая летопись старшего извода (Синодальный список) // Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов (Полное собрание русских летописей. Т. 3). [2-е изд.]. М., 2000. С. 78.
17 Повести о житии и о храбрости благовернаго и великаго князя Александра // Памятники литературы древней Руси: Х111 век, М., 1981. С. 432,434.
18. Псковская 1-я летопись (Тихановский список)// Псковские летописи. (Полное собрание русских летописей. Т. 5. Вып. 1.). М., 2003. С. 48.
19. Псковская 3-я летопись (Строевский список) // Псковские летописи. С. 82.
20. Лаврентьевская летопись (Полное собрание русских летописей. Т. 1). (3-е изд.] М, 1997. Стб. 523.
21. Новгородская первая летопись... С. 85 (курсив мой. - И.Д.}.
22. Матузова В.И., Назарова Е.Л. Крестоносцы и Русь: Конец XII в. - 1270 г. Тексты. Перевод. Комментарий. М., 2002. С. 234.
23. Соловьев С.М. История России с древнейших времен// Соловьев С.М. Сочинения. М., 1993. Т. 3. С. 174 (курсив мой. - И.Д.).
24. Напомню, именно с прозвищем Невский Александр Ярославич вошел в нашу историческую память. Правда, его он получил не ранее конца XV в. Только тогда, по наблюдению В. В. Тюрина, он впервые упоминается в общерусских летописях с этим прозвищем (Тюрин В.В.. Древний Новгород в русской литературе XX в.: Реальность и мифы // Прошлое Новгорода и новгородской земли: Материалы науч. конф. 11-13 ноября 1998 года. Новгород, 1998. С. 197). Дело осложняется тем, что с тем же прозвищем в повести «О зачале царствующего града Москвы» из «Хронографа Дорофея Монемвасийского», сохранившегося в списке конца XVII в. (собрание Государственного Исторического музея) упоминаются сыновья Александра, которые ни при каких условиях не могли принимать участия в этой битве: «Лето 6889-го октября в 29 день в Володимере граде по державе князя Владимера державствовал князь Андрей Александровичь Невский, а во граде Суздале державствовал князь Данил Александрович Невский» (Тихомиров М.Н. Древняя Москва: ХII-ХV вв. // Тихомиров М.Н. Древняя Москва: ХII-ХV вв.; Средневековая Россия на международных путях: ХIV-ХV вв. М, 1992. С. 177). Иногда это объясняется тем, что прозвище Невский было связано не с победой Александра над шведами, а являлось посессивным, указывая на княжеские владения на берегах Невы.
25. Ср.: «Автор жития, книжник из окружения митрополита Кирилла [ок. 1242 г - 06.12.1281 г.], называющий себя современником князя, свидетелем его жизни, по своим воспоминаниям и рассказам соратников Александра Невского создает жизнеописание князя, прославляющее его воинские доблести и политические успехи. Составление полной биографии князя Александра не входило в задачи автора. Содержанием жития является краткое изложение основных, с точки зрения автора, эпизодов из его жизни, которые позволяют воссоздать героический образ князя, сохранившийся в памяти современников, - князя-воина, доблестного полководца и умного политика» (Охотникова В.И. Житие Александра Невского... С. 602); или: «В житии Александра Невского... главным образом представлены эпизоды, которые говорят о нем, как о непобедимом князе-полководце, известном всюду своими военными подвигами, и как о замечательном политике» (Строков А.. Богусевич В. Новгород Великий... С. 23). Подобные высказывания свидетельствуют, скорее всего, о том, что их авторы слабо представляют себе цель создания агиографического произведения.
26. Осипова К.А. Восстановленная Византийская империя: Внутренняя и внешняя политика первых Палеологов // История Византии: В трех томах. М., 1967. Т. 3. С. 83.
27. Новгородская первая летопись... С, 49.
28. Каждан А.П. Латинская империя // История Византии. Т. 3. С. 15.
29. Повести о житии ... Александра. С. 436
30. Несомненным преувеличением выглядят официальные характеристики двух побед Александра в многотомных «Очерках истории СССР», ставших на многие годы образцом для характеристик этих событий в учебной, научно-популярной и, отчасти, научной литературе. Так, Ледовое побоище определяется там как «крупнейшая битва раннего средневековья», в ходе которой «впервые в международной истории был положен предел немецкому грабительскому продвижению на восток, которое немецкие правители непрерывно осуществляли в течение нескольких столетий». Причем «победа на Чудском озере - Ледовое побоище - имела огромное значение для всей Руси, для всего русского и связанных с ним народов, так как эта победа спасала их от немецкого рабства. Значение этой победы, однако, еще шире: она имеет международный характер». В частности, «Ледовое побоище сыграло решающую роль в борьбе литовского народа за независимость, оно отрази- лось и на положении других народов Прибалтики», поскольку «решающий удар, нанесенный крестоносцам русскими войсками, отозвался по всей Прибалтике, потрясая до основания и Ливонский и Прусский ордена» (Очерки истории СССР... IХ-ХV вв. Ч. 1. С. 851, 852).
31. Ср.: «Действительно, с позиций сурового ригоризма восточная политика Александра Невского не так впечатляет, как гибель Михаила Черниговского (!?), но направление было выбрано верно» (Долгов В.В., Котляров Д.А., Кривошеев Ю. В., Пузанов В. В. Формирование российской государственности: Разнообразие взаимодействий «центр - периферия» (этнокультурный и социально-политический аспекты). Екатеринбург, 2003. С. 413).
32. Долгов В.В., Котляров ДА, Кривошеев Ю.В., Пузанов В.В. Формирование российской государственности. С. 412.
33. Слово преподобного отца нашего Серапиона // Памятники литературы Древней Руси: XIII век. М., 1981. С 440, 442
34. Повести о житии... Александра. С. 438.
35. Подробнее см.: Данилевский И.Н. Русские земли глазами современников и потомков (ХII-XIV вв.): Курс лекций. М., 2001.

"Цепь времен": Проблемы исторического сознания. М.: ИВИ РАН, 2005, с. 119-132.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Аменхотеп II: история одного похода
      Автор: Неметон
      В 1942 году в развалинах Мемфиса была найдена стела Аменхотепа II с описанием похода в Сирию. Анализ надписей может дать яркую характеристику внешней политики фараонов периода Нового царства в условиях противостояния с государством Митанни на территории Сирии и Палестины.

      «Год 7-й, месяц Лета 1, день 25-й, …Разбил его величество Нахарину, сокрушил лук его страну нехси… Отправился его величество в Речену при своем первом победоносном походе, для того, чтобы расширить свои границы, захватить добро тех, кто не был ему верен…Достиг его величество Шамаш-Эдома и разрушил он его в краткий миг…Его величество находился на своей боевой колеснице «Амон силен, Мут довольна» …Перечень добычи, захваченной его мечом: азиатов -35, быков – 22».
      Прежде чем вторгнуться в Сирию (Речену), Аменхотеп совершил поход в страну «нехси», т.е. земли, лежавшие к югу от Египта и разбил войска Митаннийского царства, обозначаемого в источниках, как Нахарина. Обезопасив свои южные границы и на время ослабив одного из главных соперников в регионе, он начал масштабный поход в Сирию, на первых порах, не встречая особого сопротивления на подступах к реке Оронт, о чем свидетельствует малое количество добычи, захваченной в Шамаш-Эдоме. Интересно упоминание о собственном имени боевой колесницы фараона, что указывает на количество лошадей в упряжке. Перейдя Митанни вброд, Аменхотеп во главе своего войска первым ступил на вражеский берег:

      «Переправился его величество через Оронт по воде рысью, подобно Решефу. Обернул он дышло свое, чтобы посмотреть на свой арьергард».
      Сравнение Аменхотепа с Решефом, западносемитским богом войны, вошедшим в египетский пантеон в качестве «побеждающего врага», призвано показать решительность намерений фараона и его стремительность полководца. На противоположном берегу Оронта, оторвавшись от своего арьергарда.  он чуть не попал в плен к небольшому отряду сирийцев, наблюдавшим за передвижением египетских войск:
      «Увидел он немногих азиатов, приближавшихся ползком с боевым оружием для нападения на войско царя. Его величество кружил над ними, подобно божественному соколу. Поникли они, и ослабели сердца их, когда один за другим падал на своего товарища, включая их командира, причем не было никого с его величеством, кроме него и его могучего меча. Истребил их его величество стрелами и удалился с радостным сердцем. Перечень добычи его величества в этот день: правителей - 2, знатных сирийцев - 6, а также их боевые колесницы, их лошади, все их боевое оружие.  Достиг его величество места южнее страны Нин. Ее правитель, все ее население были довольны его величеством, лица их выражали удивление его могуществом».

      Источник показывает, что египтяне не встречают значительного сопротивления на первом этапе похода. Немногочисленные войска местных правителей, даже будучи объединенными, не представляли серьезной угрозы армии Аменхотепа. Некоторые населенные пункты, стремясь избежать разорения, добровольно открывали ворота войскам фараона. Основная часть противника отходила к Угариту, богатому городу-порту на побережье Средиземного моря, около которого произошло первое серьезное сражение, завершившееся победой египтян:
      «Достиг его величество Угарита и окружил всех своих противников. Он уничтожил их, точно они не существовали. Стала вся страна его собственностью».
      После включения Угарита в сферу своего влияния, Аменхотеп изменил баланс сил в свою пользу. Влияние Угарита на ближневосточную торговлю было весьма весомым. После небольшого привала у г. Цалха восточнее Шамаш-Рама, было захвачено поселение Минджату, а правители Гизры и Инки добровольно покорились Аменхотепу. Затем египетское войско направилось к Кадешу, у стен которого случилось странное происшествие…
      «Достиг его величество Кадеша. Вышел правитель его с миром навстречу его величеству. Заставил их жителей, а также всех их детей принести присягу. Его величество стрелял из лука по южной окраине этого города в две цели, сделанные из кованной меди».
      Любопытно, по каким целям стрелял фараон у стен капитулировавшего города? Изложенное в источнике можно трактовать неоднозначно:
      1.       Фараон стрелял из лука, т.е. «цели» находились на некотором расстоянии
      2.       Происходящее потребовало его личного присутствия, что говорит об исключительности действа
      3.       Стрельба велась по южной окраине, не конкретному месту, а части города вообще, т.е. цели, видимо, находились в воздухе!
      4.       Цели металлические, из кованной меди, с которой их сравнил писец.
      5.       Стрельба не причинила объектам ни малейшего вреда, т.к после этого эпизода, о них уже не упоминается.
      Видимо, либо это был какой-то ритуал, связанный с символическим взятием города, сдавшегося на милость победителя, либо Аменхотеп у Кадеша стрелял из лука по двум металлическим объектам, находившихся в воздухе над южной окраиной города. Однозначно ответить на вопрос не могу…
      Далее описан еще один эпизод, который лично у меня вызывает неоднозначную оценку. Думается, что он был введен специально, чтобы отметить доблесть фараона, в одиночку поставившего город на колени:
      «Проследовал его величество на своей боевой упряжке в Хашабу. Был он один, никого с ним не было. Спустя короткое время прибыл он оттуда, причем привел он 16 знатных сирийцев, которые находились по бокам его боевой колесницы. 20 отрубленных рук висели на лбу его лошади, 60 быков гнал он перед собой. Был предложен мир его величеству этим городом».
      Итак, мы видим, что фараон вернулся из Хашибы с заложниками и быками. Для заключения мира более достаточно, учитывая скромную добычу первых дней похода. Но, отдельно указывается, что на голове его лошади болталось 20 отрубленных рук. Из этого можно заключить, что:
      1.       Боевая упряжка состояла из одной лошади, в отличие от двух, впряженных в боевую колесницу.
      2.       Количество убитых фараоном людей во время «визита» в Хашибу составило от 10 до 20 человек, в зависимости от количества отрубленных рук одного убитого. Хотя в дальнейшем мы увидим, что среди военной добычи будет упоминаться нечетное количество рук, т.е. с известной степенью вероятности можно предположить, что у мертвого врага отрубалась одна рука и, таким образом, штурм Хашибы обошелся городу в 20 убитых.
      3.       Если фараон выехал один в город и подвергся там нападению, даже уничтожив нападавших, сомнительно, что после такого демарша он принял бы мир от города.
      4.       Вероятней всего, город был взят после скорого штурма с малым количеством жертв.
      5.       Довольно странно, что после добровольной капитуляции таких городов, как Кадеш, который стал камнем преткновения в борьбе за Сирию ведущих держав региона при Тутмосе III, менее укрепленная Хашиба решилась на сопротивление. По всей вероятности, ситуация радикально изменилась и это вызвало решение Аменхотепа о возвращении в Мемфис. И не последнюю роль в этом сыграло задержание гонца из Митанни:
      «Вот отправился его величество к югу через долину Шарона. Встретил он гонца правителя Нахарины с письмом на глиняной табличке, которая висела на его шее. Его величество захватил его в плен и вел у бока своей боевой колесницы. Выступил его величество из лагеря в Египет на боевой упряжке. Знатный сириец-военнопленный был на боевой упряжке один с ним».
      Итак, мы видим, что письмо правителя Митанни написано на глиняной табличке, т.е. клинописью и адресовано тому, кто мог его прочитать. Учитывая, что ранее войска Митанни были разбиты Аменхотепом, можно предположить, что в табличке речь шла о создании антиегипетской коалиции. Причем, то, что ее вез знатный сириец, говорит о свершившемся факте создания такой коалиции в Вашшукканни, митаннийской столице. Куда направлялся сириец, представить несложно – Кадеш, который со времен отца Аменхотепа, Тутмоса III, возглавлял антиегипетские союзы. В частности, после смерти Хатшепсут в 1468 г. до н.э. Тутмос выступил в поход против коалиции «330 правителей» во главе с царем Кадеша, за которым стояло набирающее мощь Митанни. После 7-ми месячной осады пал Мегиддо, но Митанни осталось несломленной и в 1468-1448 гг. Тутмос III был вынужден совершить не менее 15 походов в Азию, дважды осаждал Кадеш, но взять не смог. Его сыну удалось это сделать без боя, по всей видимости, правитель Кадеша ждал вестей из Митанни о планируемой военной помощи. Поняв, что ему могут нанести удар в спину, Аменхотеп принимает решение о возвращении в Египет. Причем, как видим, отступал он довольно быстро, если пересадил знатного сирийца к себе на колесницу. Обращает на себя внимание, что статус сирийца меняется на военнопленного, т.е. Кадеш более не воспринимается, как дружественный город.
      «Достиг его величество Мемфиса…Перечень его добычи: знатных сирийцев - 550, их жен – 240, хананейцев – 640, сыновей правителей - 232, дочерей правителей – 323, наложниц правителей всех чужеземных стран вместе с их украшениями из серебра и золота, которые они носили, всего - 2255. Лошадей - 820, боевых колесниц – 730 вместе со всем их боевым снаряжением».

      Насколько видно из перечня военной добычи Аменхотепа после первого сирийского похода, в основном ее составили богатые и знатные заложники, лошади и боевые колесницы. Это может свидетельствовать как о поспешности отступления в Египет, так и об особенностях внешней политики египетских царей. которые наряду с непосредственным покорением земель практиковали захват в заложники представителей правящих династий для обеспечения их лояльности. После второго похода в Сирию спустя 2 года, его добыча была более весома. Но Аменхотепу II (1438-1412 гг. до н.э), несмотря на победные реляции, пришлось признать в 1429 г. до н.э. верховенство митаннийского царя Сауссадаттара над Сирией и Северной Финикией.

    • Recueil des historiens des croisades
      Автор: hoplit
      Recueil des historiens des croisades.
      Assises de Jérusalem
      1. Assises de Jérusalem ou recueil des ouvrages de jurisprudence composés pendant le XIIIe siècle dans les royaumes de Jérusalem et de Chypre. Tome premier.
      2. Assises de Jérusalem ou recueil des ouvrages de jurisprudence composés pendant le XIIIe siècle dans les royaumes de Jérusalem et de Chypre. Tome II.
       
      Historiens occidentaux.
      1. Historiens occidentaux I-1
      2. Historiens occidentaux I-2
      3. Historiens occidentaux II
      4. Historiens occidentaux III
      5. Historiens occidentaux IV
      6. Historiens occidentaux V
       
      Historiens orientaux
      1. Historiens orientaux I
      2. Historiens orientaux II-1
      3. Historiens orientaux II-2
      4. Historiens orientaux III
      5. Historiens orientaux IV
      6. Historiens orientaux V
       
      Historiens grecs
      1. Historiens grecs I
      2. Historiens grecs II
       
      Documents arméniens
      1. Documents arméniens I
      2. Documents arméniens II
    • Armenian Historical Sources of the 5-15th Centuries.
      Автор: hoplit
      Armenian Historical Sources of the 5-15th Centuries
      Haythono. Liber historiarum partium Orientis.
    • Парунин А. В. "Чингиз-наме" как источник по истории Золотой Орды
      Автор: Saygo
      Парунин А. В. "Чингиз-наме" как источник по истории Золотой Орды // История, экономика и культура средневековых тюрко-татарских государств Западной Сибири. - Курган: Изд-во гос. ун-та, 2017. - С.3-9.
    • Чумичева О. В. Страницы истории Соловецкого восстания (1666-1676 гг.)
      Автор: Saygo
      Чумичева О. В. Страницы истории Соловецкого восстания (1666-1676 гг.) // История СССР. - 1990. - № 1. - С. 167-175.
      Многолетнее Соловецкое восстание — одна из ярких страниц классовой борьбы в России. Совпадающее по времени с крестьянской войной под руководством Степана Разина, восстание проходило под старообрядческими лозунгами. Публикации Н. И. Субботина, Е. В. Барсова, Я. Л. Барскова содержат фактический материал в основном о кануне (до 1666 г.) и заключительном периоде восстания (1674—1676 гг.)1 Приведенные ими документы воссоздают картину осады монастыря, освещают действия царских властей по отношению к восставшим. Ситуация же в осажденной обители известна неполно, фрагментарно. Поэтому до сих пор не решены вопросы о социальном составе участников восстания, о развитии идейных воззрений повстанцев. Остаются пробелы и в изложении событий. Многое строится лишь на предположениях.
      Первыми к описанию Соловецкого восстания обратились старообрядцы. Многочисленные предания легли в основу работы С. Денисова «История о отцех и страдальцех соловецких»2. В центре его — выступление благочестивых иноков за веру, доказательство их духовного, религиозного противостояния нечестивым властям.
      В официальной церковной историографии утверждалось, что восстание было делом исключительно невежественных монахов и ограничивалось чисто религиозными вопросами3. Социальным составом повстанцев впервые заинтересовался П. С. Казанский, но он не имел источников для решения этого принципиально важного вопроса4. Результаты изучения темы в рамках церковной историографии суммированы в работах И. Я. Сырцова5. Он впервые привлек огромный фактический материал и никто из исследователей не превзошел его в этом. Менялись концепции, но не источниковая база. Сырцов впервые создал цельную картину возникновения и развития восстания, предпринял попытку его периодизации. Многие выводы Сырцова и сегодня не потеряли своего значения.
      Историк-демократ А. П. Щапов обратился к анализу социально-политических причин возникновения старообрядчества. Он считал, что Соловецкое восстание носило политический, антимонархический характер. Его причина — «антагонизм Поморской области против Москвы»6.
      В целом в досоветской историографии был собран основной фактический материал по соловецкому восстанию. Но не была дана классовая оценка восстания, не проанализирована идеология движения.
      В советской историографии Соловецким восстанием занимались А. А. Савич, Н. А. Барсуков, А. М. Борисов7. Они сформулировали две различные концепции восстания.
      По мнению Савича, причины восстания лежали в отношениях соловецкой вотчины и правительства. Протест был вызван централизаторской политикой правительства в середине XVII в. События носили острополитический характер. Религиозная оболочка, по утверждению Савича, сначала прикрывала суть конфликта, а затем была сброшена. Миряне поддержали монашеское выступление.
      Совсем иное содержание видели в Соловецком восстании Барсуков и Борисов. Они отвергали значение старообрядчества в соловецких событиях. Для них не существовало разницы между государственной церковью и расколом. Единственной движущей силой восстания Барсуков и Борисов считали мирян, которые в 1674 г. окончательно порвали с реакционным влиянием монахов. С этого времени, собственно, и началось, по мнению этих ученых восстание. Барсукову удалось найти в фондах ЦГАДА некоторые новые источники по истории Соловецкого восстания. Однако он выявил далеко не все материалы. Работа с источниками проведена была крайне неудовлетворительно: часто встречаются фактические ошибки и натяжки; все, что не подходило под концепцию автора, отбрасывалось. Это лишает нас возможности пользоваться фактическим материалом его трудов.
      Цель настоящей статьи, написанной на основе новых источников, до сих пор не введенных в научный оборот, — показать ход восстания, уточняя, а порой корректируя имеющиеся представления, раскрыть новые, доселе неизвестные страницы его истории. Привлеченные к исследованию документы представляют собой челобитные и отписки воевод, осаждавших обитель, соловецкого архимандрита Иосифа, распросные речи выходцев из монастыря и стрельцов, побывавших на Соловках, отпуски грамот и указов, направленных из Москвы к воеводам. Судя по составу документов, перед нами — части приказных архивов.
      Опубликованные материалы и уже хорошо известные факты приводятся в тех случаях, когда без них невозможно понять события, изложенные в новых документах.



      Противостояние церковной реформе 1652 г. началось в монастыре уже в 1650-х гг. В 1657 г. монастырь отказался принять новопечатные Служебники, а в 1661 —1664 гг. выступал против наречного пения, введенного по реформе8. К середине 1660-х гг. ситуация в обители накалилась. Во-первых, монастырь не мог до бесконечности игнорировать решение центральных властей; необходимость искать выход из тупика — одна из постоянных причин напряженности. Во-вторых, братия и миряне в основном очень решительно и категорически были настроены против любых изменений церковного обряда. Степень этой решимости ясно показало в 1663 г. так называемое «дело Геронтия», когда мелкие и случайные нарушения порядка службы вызвали настоящий бунт в монастыре против священника Геронтия и других лиц, участвовавших в богослужении9. В-третьих, внутри монастыря в 1660-х гг. сформировались две группировки, боровшиеся за власть и стоявшие на принципиально противоположных позициях. С одной стороны, в монастыре была промосковская партия, ориентировавшаяся на правительство и возглавлявшаяся архимандритом Варфоломеем. С другой — оппозиционная партия, руководимая энергичными богословски образованными лидерами — Ефремом Каргопольцем, Геннадием Качаловым, Ионой Брызгало, Александром Стукаловым, бывшим архимандритом Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде Никанором, Герасимом Фирсовым, Геронтием. Активную роль в оппозиции играли некоторые ссыльные, например, князь М. В. Львов, саввино-сторожевский старец Тихон, дьякон Сильвестр и др.
      Оппозиция в монастыре была направлена в первую очередь против архимандрита Варфоломея. В 1666 г. составляется обличительная челобитная, автором которой был Герасим Фирсов10. Новые материалы подробно рассказывают о составлении челобитной. Герасим написал текст и прочитал его своим единомышленникам, которые должны были подписать документ. В челобитной говорилось о «государевом слове» на архимандрита, но слушатели не поняли, в чем заключалось дело. Герасим отказался дать конкретные пояснения. Тогда они заявили, что, если Герасим «про то им не скажет, и они де к той челобитной рук своих не приложат». И Фирсов вынужден был рассказать о том, как близкий к Варфоломею инок Иринарх Тарбеев ругал царя в присутствии архимандрита11.
      После подписания челобитной о ней узнал келарь Саватий Обрютин. Из опубликованных источников можно понять, что челобитная была похищена келарем, затем по требованию составителей разорвана12. Однако из новых документов выясняется, что Саватий пригласил составителя Герасима Фирсова и участника обсуждения Александра Стукалова к себе в келью и потребовал у них челобитную, которую и разорвал. Но клочки с именами подписавшихся отдал назад челобитчикам. Таким образом, вокруг челобитной началась острая борьба. В результате три главных челобитчика — Ефрем Каргополец, Геннадий Качалов и Александр Стукалов — на неделю были посажены в тюрьму.
      Герасим Фирсов избежал ее, так как уехал в Москву на собор. С собой он захватил новый вариант челобитной13. Ее авторы просили царя сместить архимандрита Варфоломея, а вместо него поставить либо архимандрита Никанора, либо соловецкого священника Вениамина.
      В то время, когда Герасим Фирсов и Александр Стукалов собирали подписи под челобитной на Варфоломея, в Москву поступил донос на ближайшего помощника архимандрита — келаря Саватия Обрютина по «государеву слову». Автором доноса был ссыльный дьякон Сильвестр. Переслать донос в Москву ему помогли кн. М. В. Львов, дьякон Тихон, послушник архимандрита Никанора Питирим, т. е. те же люди, которые подписывали челобитную на Варфоломея. Сильвестр сообщал в извете, что Саватий Обрютин говорил «непристойные речи» о царевиче Алексее Алексеевиче14.
      Судя по всему, возникновение двух дел одновременно против архимандрита Варфоломея и келаря Саватия — не случайное совпадение. Можно предположить, что челобитная Фирсова и Стукалова, извет Сильвестра — две части единой акции по смене монастырских властей, общее дело, организованное оппозицией в монастыре.
      Центральная власть пыталась остановить опасное для нее развитие событий в обители. В октябре 1666 г. в монастырь отправился ярославский архимандрит Сергий. Обстоятельства его поездки хорошо известны по публикации Н. И. Субботина15. Сергию не удалось найти общий язык с недовольными. И в источниках, и в литературе можно встретить, упоминание о какой-то другой комиссии, которая находилась в Сумском остроге под руководством стольника Алексея Севостьяновича Хитрово16. Чем занималась эта комиссия, каковы результаты ее деятельности, было неизвестно.
      Среди новых материалов есть документы, прямо относящиеся к деятельности А. С. Хитрово в Сумском остроге17. Следствие по делу, начало которому положил извет Сильвестра, велось в Москве. 31 декабря 1666 г. Хитрово поехал в Сумской острог, чтобы закончить дело, допросив всех свидетелей. Заодно он должен был разобраться с делом по челобитной Фирсова и Стукалова на Варфоломея. В ходе следствия Сильвестр отказался от всех своих обвинений, но основные факты против Варфоломея (о беспорядках в монастыре, самоуправстве близких к нему лиц и т. п.) подтвердились. Правительство, убедившись в крайней непопулярности архимандрита Варфоломея и келаря Саватия Обрютина, приняло решение об их замене. Вместо Варфоломея соловецким архимандритом был поставлен бывший строитель московского подворья Иосиф, сторонник промосковской партии18.Никанора, несмотря на его покаяние на соборе 1666—1667 гг., соловецким архимандритом не назначили. Видимо, власти опасались сильного, авторитетного и не очень надежного архимандрита в отдаленной и неспокойной обители.
      По окончании следствия в Сумском остроге Хитрово увез колодников кн. Львова, Саватия Обрютина, Иону Брызгало, Геннадия Качалова и др. в Москву. Таким образом, почти все лидеры начального этапа сопротивления в Соловецком монастыре в 1667 г. покинули обитель.
      В ходе допросов Сильвестр заговорил не только о письмах со смутной угрозой «извести» царевича, но и об эсхатологических слухах, распространившихся в монастыре. Он изложил версию о том, что патриарх Никон является антихристом, так как имя его соотносится с апокалипсическим числом 666. Подтверждение видели и в желании Никона стать «папою») и в начатом им строительстве Новоиерусалимского монастыря19. Выяснилось также, что Алексея Михайловича считали в монастыре последним царем, «потому что де на московском государстве было семь царей. А осмого де царя не будет»20. Из речей Сильвестра можно понять, что в 1660-х гг. в Соловецком монастыре бытовала концепция чувственного антихриста, шли поиски конкретного человека, в котором он воплотился. Но наряду с этим старообрядцы обители читали сочинение анзерского священноинока Феоктиста «Об Антихристе и тайном царстве его», где формулировалась концепция духовного антихриста. Так накануне восстания в монастыре зарождается важный идеологический спор, подхваченный затем всеми старообрядцами.
      Во время следствия Хитрово в Сумском остроге в монастыре не было одного из главных лидеров оппозиции — Александра Стукалова. 12 октября 1666 г. Александр, старец Варфоломей, слуги Фадей Петров и Иван поехали в Москву по решению черного собора просить царя поставить в Соловецкий монастырь нового архимандрита. Н. И. Субботин издал 4 документа, относящиеся к январю 1667 г.: члены черного собора беспокоятся о судьбе Стукалова и его товарищей. Они пишут в Москву к брату Александра — Ивану Ивановичу, так как до монастыря дошел слух об аресте и ссылке челобитчиков21.
      Обнаружено дело о поездке в Москву старца Александра Стукалова. В его составе есть монастырский соборный приговор от 11 октября 1666 г. о направлении Александра в Москву, который начинается словами: «По благословению архимандрита Варфоломея и по приговору келаря Азария и казначея Варсонофия...» Цель поездки — выступление против архимандрита — не указана в документе. Варфоломей не мог одобрить этот приговор. Он никогда не признавал Азария келарем. Видимо, упоминание Варфоломея использовалось для доказательства покорности иноков царской воле, проявления миролюбия монахов.
      В состав дела о поездке Александра Стукалова в Москву входят еще два документа — письма чернеца Абросимища с припиской вернувшегося в обитель спутника Стукалова Фадейки Петрова и старца Иева Щербака22. Оба письма адресованы Александру Стукалову и рассказывают о важном этапе борьбы монастыря — отказе подчиняться новому, назначенному летом 1667 г. церковным собором архимандриту Иосифу.
      События, связанные с приездом архимандритов Варфоломея и Иосифа, хорошо известны по документам, опубликованным Н. И. Субботиным23. В них отказ подчиняться вновь назначенному архимандриту изложен с точки зрения противников восстания. Единственное свидетельство соловецкого монаха Кирилла Чаплина — это распросные речи, которые несут явный отпечаток официозности. Новые документы дают оценку событий с точки зрения рядовых участников восстания. Эти материалы отличаются от опубликованных Субботиным и по форме: там — официальные отчеты, здесь — частные письма, в которых слова о том, что монахи «нонеча... ожидают на себя осуждения» от царя, чередуются с вопросом, женился ли некий Сава Васильевич. Письма написаны по горячим следам событий. Архимандриты приехали в монастырь 14 сентября 1667 г., а письма написаны 5 октября. Что же узнаем мы из сопоставления всех документов?
      Все источники сообщают, что первоначально Иосиф и Варфоломей остановились на Заяцком острове; туда прибыли келарь Азарий и казначей Геронтий с братией. Монахи отказались слушать царскую грамоту на Заяцком острове, потребовав официального черного собора в монастыре. Дальше начинаются разногласия в документах. Архимандрит Варфоломей просто сообщает о поездке в монастырь, идеологическом споре на соборе, оскорблениях со стороны соловецких монахов. Письма Иева Щербака и Абросима существенно дополняют картину. Подчеркивается нежелание архимандритов ехать в монастырь. Особенно активно протестовал Варфоломей. Соловецкие иноки настаивали на том, чтобы архимандрит прибыл в обитель. Свое требование старцы мотивировали тем, что Варфоломей «не считан» в казне. Архимандрит продолжал сопротивляться. Он даже отдал приказ своим слугам стрелять по соловецким монахам, но все же бывшему архимандриту пришлось поехать в обитель.
      Для авторов писем важно то, что архимандриты привезли с собой вино. В письмах рассказывается, как старцы и трудники разбили ладью с вином, а пиво и вино вылили в море. Но их не занимает идеологический спор на черном соборе, который является центром рассказа у Варфоломея. Единственное, что они хотят знать, — «на чем государь положил... дела». Старцев еще не оставила надежда на изменение государственной политики в отношении нового и старого обряда. Но по тону писем можно понять: новый обряд принят не будет. И убежденность иноков от царского решения не зависит.
      Монархические иллюзии, вера в то, что царь все решит «по справедливости», — одна из характерных черт идеологии восставших старообрядцев. Почти до конца, в самых отчаянных ситуациях верил в «исправление» Алексея Михайловича протопоп Аввакум. Вновь и вновь пишут царю соловецкие повстанцы. Расставаться с иллюзиями трудно. Но сама логика событий незаметно для участников ведет их к углублению конфликта с властями. Каждый новый шаг в этом направлении четко отражается в документах восстания.
      Примерно в те же дни, когда в Соловецком монастыре горячо переживали приезд архимандритов, появляется наиболее знаменитый идеологический документ восстания — пятая соловецкая челобитная. Она датирована 22 сентября 1667 г.24 Текстология и история создания этого популярнейшего у старообрядцев памятника — отдельный вопрос. Но один из черновых списков этого сочинения показывает, сколь важным для соловецких повстанцев оказалось неприятие архимандрита Иосифа. В рукописи, находящейся в Соловецком фонде, после обычного окончания челобитной идет довольно большой отрывок. Авторы челобитной обвиняют Варфоломея и утверждают, что новый архимандрит Иосиф — друг Варфоломея — ничего в обители не изменит. В качестве доказательства рассказывается о вине, привезенном архимандритами и вылитом в море25. Эта часть написана очень горячо. Видимо, она дописана под влиянием последних событий: 14 сентября приехали Варфоломей и Иосиф; 22 сентября — дата утверждения челобитной собором. Но это дополнение стилистически не соответствует остальной челобитной. Весь тон документа — очень спокойный, доказательный. Челобитная посвящена проблемам идеологическим, богословским. На этом фоне неуместно выглядит обращение к частной теме. Видимо, это почувствовали и сами авторы. Дополнение осталось в черновике.
      С июня 1668 г. Соловецкий монастырь был осажден26. Первым воеводой, возглавившим царские войска под стенами обители, стал Игнатий Андреевич Волохов. Летом 1672 г. его сменил Клементий Алексеевич Иевлев, пробывший под монастырем год — до лета 1673 г.27 В сентябре 1673 г. назначен был воеводой Иван Александрович Мещеринов, прибывший под монастырь лишь в январе 1674 г.28 Именно он взял монастырь в январе 1676 г., завершив многолетнюю осаду восставшей обители.
      Действовали воеводы по-разному. Волохов не столько использовал военную силу (у него было немного стрельцов), сколько убеждал восставших подчиниться царским властям. Он посылал в монастырь своих стрельцов для переговоров, писал увещевательные грамоты29. В этот период еще существовали надежды утишить восстание без штурма монастыря. Иевлев попытался активизировать военные действия, сжег деревянные постройки под стенами монастыря. Но его попытки не увенчались успехом. Он, как и Волохов, подходил к стенам обители только летом, а осень и зиму проводил не на Соловецком острове, а на берегу — в Сумском остроге. Только с прибытием Мещеринова начинаются энергичные действия против восставших. Правительство посылает дополнительные войска, торопит воеводу, запрещает ему покидать Соловецкий остров даже зимой30.
      Что же происходит тем временем внутри осажденного монастыря?
      По опубликованным источникам и литературе сложилось представление о постоянной, непрерывной радикализации восстания, его прямолинейном развитии по нарастающей. Однако новые материалы полностью опровергают эту простую и ясную картину. Идеологическая борьба на протяжении всего восстания оказалась очень сложной, напряженной.
      В Соловецком монастыре в течение всего восстания существовали два основных направления — умеренное и радикальное. Борьба между ними носила ожесточенный характер. На первых порах власть оказалась в руках наиболее радикального, решительного крыла восставших. Основными лидерами стали келарь Азарий, казначей Симон (казначея Геронтия, автора пятой соловецкой челобитной, в сентябре 1668 г. заточили в тюрьму за несогласие с руководителями восстания31), миряне Фадей Петров, Елеазар Алексеев и др. Оказавшись у власти, радикальные лидеры провели целую серию реформ и преобразований в монастырской жизни, в обряде, далеко превосходящих по смелости и совершенно иных по направлению, чем официальная церковная реформа 1652 г.
      Во-первых, в великий пост 7 марта 1669 г. в монастыре были собраны и уничтожены все новопечатные книги32. Их оказалось много — 300—400. Все книги были вынесены из монастыря на берег, вырваны из переплетов и сожжены. Отдельно уничтожили изображения из книг, назвав их «кумирами». Видимо, старообрядцы выразили этим протест против новой формы перстосложения для благословения — именословной, которая была изображена на образах святых в книгах. Акт уничтожения книг стал выражением крайного неприятия новопечатной литературы.
      Во-вторых, в обители были сняты старые четырехконечные кресты. Вместо них установили новые, восьмиконечные. Кресты были заменены также на выносных хоругвях, фонарях, пеленах33.Уничтожены были как раз старые кресты, не соответствовавшие той форме, которая признавалась старообрядцами как единственно правильная.
      В-третьих, весной же 1669 г. в монастыре впервые в истории старообрядчества были введены бытовые и религиозные разграничения между «верными» и «неверными», т. е. греками. На пасхе греков не допустили к святыням, а с 22 апреля 1669 г. отлучили от церкви. Шли разговоры о том, что «гречан-киевлян» надо заново крестить. Грекам выделили особую посуду для еды и питья34.
      В-четвертых, весной — летом 1669 г. (точная дата неизвестна) келарь Азарий, казначей Симон и др. ввели принципиально важное новшество. Из традиционной молитвы за царя они убрали конкретные имена, вставив слова о «благоверных князех». Вместо молитвы за патриарха и митрополитов появилась просьба о здравии «православных архиепископов»35. Фактически это означало введение в монастыре (гораздо раньше, чем считалось) немоления за царя и патриарха — наиболее острой и определенной формы политического протеста старообрядчества.
      И, наконец, из ряда источников улавливается, что в это же время были предприняты первые попытки восставших порвать со священниками, не поддерживавшими радикальные мероприятия восставших, отказаться от исповеди36.
      Таким образом, лидеры восстания, провозгласив борьбу за сохранение «старых обрядов», в реальности начали решительные и смелые преобразования, затрагивающие как сферу обряда, так и принципиальные вопросы церковной системы, отношение к царской власти. Можно ли считать это внезапным, неожиданным? Нет.
      Еще задолго до начала открытой вооруженной борьбы, осады монастыря царскими войсками некоторые лидеры оппозиции высказывали мнение о возможности и даже необходимости церковной реформы, но совсем не похожей на официальную реформу 1652 г. Так, Герасим Фирсов в послании к архимандриту Никанору (ок. 1657 г.) писал о том, что в обряде, богослужебных книгах невольно накапливаются ошибки37. Поэтому время от времени следует проводить кропотливую работу по их выявлению и устранению. Фирсов подробно описывал, как, с его точки зрения, нужно проводить эту работу. Сам Герасим предлагал вариант сверки современных книг и древних по вопросу об апостольских праздниках. Фирсов доказывал необходимость кардинальной перестройки системы церковных праздников. Но решительность этого раннего идеолога соловецкого восстания не относилась к политической области. Герасим Фирсов категорически выступал против изменений, неоправданных с богослужебной точки зрения. Политические доводы в культовых вопросах он отвергал.
      Преемники Фирсова по руководству оппозицией, в частности его адресат — Никанор, приняв идею о возможности церковной реформы, проводили ее в другом направлении — в соответствии со своими политическими потребностями, нуждами борьбы. Сама логика вооруженных действий подвела оппозиционеров к необходимости разрыва с официальной церковью, царем.
      Но далеко не все в монастыре готовы были принять смелые новшества Азария, Никанора и их товарищей. Восстание развивалось настолько стремительно, что основная масса участников не успевала за лидерами. Как следует из новых документов, в начале сентября 1669 г. инициаторы наиболее радикальных мероприятий восстания были схвачены и посажены в тюрьму38.
      «В обедное время» 8 сентября четыре мирянина — Григорий Черный, Киприан Кузнец, Федор Брагин и Никита Троетчина — сумели освободиться и выпустили своих товарищей. Вооружившись, группа свергнутых лидеров попыталась застать врасплох новых руководителей монастыря— келаря Епифания, казначея Глеба и других — в трапезной. Но в бою радикальная группа снова потерпела поражение. 37 человек, в том числе Азарий, Симон, Фадей Петров, были связаны и высланы из монастыря. Ладью с ними нашли сумские стрельцы, поехавшие на рыбную ловлю. 19 сентября 1669 г. все лидеры радикального направления, кроме Никанора, по каким-то причинам не арестованного умеренными, оказались в руках Волохова39.
      Итак, к власти в монастыре в сентябре 1669 г. пришли умеренные. Радикальные мероприятия отменяются, происходит возврат к более традиционным формам обрядов. На свободу выпускают стойкого защитника церковной традиции — Геронтия.
      Однако уже в 1670 г. новые лидеры начинают переговоры с Волоховым о сдаче монастыря царским войскам. Власти монастыря просят у царя грамоту с обещанием милости, если ворота будут открыты40. В 1671 г. умеренные лидеры подтверждают, что монастырь откроет ворота, если царские войска снимут осаду, а вместо Иосифа царь назначит другого архимандрита. Причем умеренные добавляют, что в случае успеха соглашения обитель примет церковную реформу41. Умеренные лидеры категорически отказались от союза с мирянами, обвиняя радикальную партию в опоре на бельцов42.
      Но соглашательская политика умеренных лидеров не означала, что восстание идет на убыль. Пока келарь Епифаний и казначей Глеб вели переговоры с Волоховым, Никанор «по башням ходит беспрестанно, и пушки кадит, и водою кропит, и им говорит: матушки де мои галаночки, надежа де у нас на вас, вы де нас обороните»43. Миряне, поддержанные частью иноков, стреляли по царским войскам. В 1670, 1671 гг. в монастыре неоднократно вспыхивали споры: можно ли стрелять по царским войскам. Энергичным противником вооруженных действий стал Геронтий. Он «о стрельбе запрещал и стрелять не велел»44. Но остановить развитие событий умеренные не могли. В августе — сентябре 1671 г. они потерпели окончательное поражение. Часть умеренных была заключена в тюрьму, другие бежали45. В начале сентября для дальнейших переговоров о сдаче монастыря приехали на Соловецкий остров стрельцы Волохова. Но они не застали уже ни Епифания, ни Глеба, ни других их единомышленников. Новое руководство монастыря категорически отказалось от любого компромисса с властями46.
      Итак, двухлетний период правления умеренных закончился. Теперь восставшие снова вступили на путь радикализации. Означало ли это, что сопротивление восстанию в осажденном монастыре прекратилось? Нет. И об этом свидетельствует попытка переворота, во главе которой стоял соловецкий монах Яков Соловаров47.
      Весной — летом 1670 г. Яков был в монастыре городничим старцем48. Он всегда относился к числу недовольных: и в период правления умеренных (в июне 1670 г.), и после победы радикальных (в октябре 1671 г.) до Волохова доходили слухи, что Яков готовит какой-то заговор. Выходцы из монастыря называли и его сторонников — священников Тихона Рогуева, Митрофана, Селиверста, Амбросима, старцев Еремея Козла, Тарасия Кокору, Киприана и его послушника Тихона и др. Все они, по словам выходцев, настроены были против восстания, хоть и молчали «страха ради» на черных соборах49. В 1671 г. Волохов узнает, что заговор Якова Соловарова раскрыт: сам Яков и его товарищи попали в тюрьму50.
      Вскоре рассказы выходцев подтвердились. В октябре 1671 г. Яков Соловаров и конархист Михаил Харзеев были высланы из обители51. В Сумском остроге на допросе 25 октября 1671 г. Яков рассказал о своей попытке совершить переворот. Летом 1670 г., когда Волохов находился под монастырем, Яков собрал около 50 старцев и мирян. Они хотели открыть ворота и впустить Волохова с войсками в обитель. Но заговорщики решили, что их слишком мало, надо найти еще союзников. Однако, когда стали искать новых заговорщиков, информация о деятельности Соловарова дошла до монастырских властей. 14 июня Яков был арестован, но единомышленников не назвал. Больше года он провел в тюрьме, затем был выслан52. Яков Соловаров был решительным противником восстания. Это он доказал и на берегу, донеся на старца Сидора Несоленого, который хотел уехать на Соловки весной 1672 г.53
      Однако, несмотря на уверения некоторых выходцев из монастыря в том, что противники восстания в Соловецкой обители сильны, Волохов не очень доверял им. Так, например, когда старец Кирилл заявил ему, что в Соловецком монастыре половина иноков «не мятежники», Волохов сообщил об этом в Москву, но добавил, что это не так. Есть ли кто-то в монастыре из противников, сколько их, — «о том в правду недоведомое дело»54.
      В последние годы восстания основной силой его стали миряне. Это закономерно, так как именно на данном этапе военные действия обеих сторон достигли наибольшего размаха. В них ведущая роль принадлежала бельцам, хотя старцы также принимали участие в боевых действия, руководили отрядами мирян на стенах обители55.
      В развитии восстания, безусловно, немалую роль сыграли пришлые люди. Еще в 1669 г. посетивший монастырь стрелец Петрушка Иванов отметил, что среди восставших «из московских бунтовщиков есть»56. В 1675 г. Мещеринов заявляет: «в Соловецком монастыре воры сидят схожие изо многих стран — з Дону и московские беглые стрелцы и салдаты, и из боярских дворов беглые холопи»57. В литературе о восстании неоднократно говорилось, что были в обители и разницы, хотя определенных свидетельств об этом нет. Новые материалы подтвердили смутное указание опубликованных источников. Один из разинцев, Петрушка, стал в монастыре пушкарем, другой — Григорий Кривоног — нашел способ пробираться по рвам к подкопам Мещеринова, закрываясь от ядер досками; так удалось сорвать строительство подкопов к стенам58.
      Но активную роль мирян в восстании не нужно понимать как полное и бескомпромиссное размежевание с иноками. До последних дней восстания во главе монастыря стоял малый черный собор — келарь, казначей, соборные старцы. Архимандрита в монастыре не было, но во всех списках главных «завотчиков» обязательно звучит имя архимандрита Никанора. В период восстания он фактически выполнял роль соловецкого архимандрита. Келари и казначеи за время восстания неоднократно менялись: одних свергали (Азарий, Епифаний), другие, видимо, погибали. Новые материалы дают возможность представить последовательность смены келарей и казначеев. За годы восстания келарями последовательно были: Азарий — Епифаний — Маркел — Нафанаил Тугун59 — Феодосий (послушник Никанора) — Левкий, казначеями: Геронтий — Симон — Глеб — Мисаил; последний, умирая, передал все дела своему духовному отцу священнику Леонтию60.
      Малый собор управлял повседневными делами монастыря. А все наиболее важные вопросы решались черным собором, на который собирались все старцы и миряне, жившие в обители. Не пускали на него лишь откровенных противников восстания61.Именно черный собор выслушивал и обсуждал царские и воеводские грамоты, принимал важнейшие документы, адресованные царю. Так, именно черный собор 28 декабря 1673 г. принял столь важное решение «за великого государя богомолье отставить» и «стоять друг за друга и помереть всем за одно»62. К черному собору апеллировали миряне, когда священники продолжали молить бога за царя63.
      Миряне и иноки одинаково стояли за свое дело, вместе отрицали традиционные обряды, умирали без покаяния64, Участники восстания делились по своим убеждениям на различные группы, и это деление — именно по убеждениям, а не по принадлежности к инокам и бельцам.
      Соловецкий монастырь, хорошо укрепленный, изолированный морем, обладавший значительными запасами продовольствия и боеприпасов, казалось, мог держаться еще много лет. Мещеринов активными военными действиями, жестокой круглогодичной блокадой в 1675—1676 гг. пытался вынудить восставших сдаться. Он организовал подкопы под Белую, Никольскую и Квасопаренную башни, перекрыл приток воды в Святое озеро, остановив этим соловецкую мельницу65. Но подкопы были разрушены восставшими. А генеральный штурм монастыря через пустующую Сельдяную башню, предпринятый 23 декабря 1675 г. по совету выходцев, окончился поражением отряда Мещеринова66.
      Зимняя осада, угроза голода (подвоз продуктов стал невозможен из-за того, что войска не ушли с острова) делали свое дело. В обители началась цинга; постоянный обстрел территории монастыря со специально построенных валов вел к массовым жертвам67. Но монастырь продолжал борьбу.
      Как же был взят монастырь? Этот вопрос, казалось бы, давно ясен. Один из выходцев, старец Феоктист, указал, где в стене у Белой башни есть плохо заделанная калитка. В ночь на 22 января 1676 г. отряд в 50 человек во главе с майором Степаном Келеном и старцем Феоктистом сломал калитку, вошел в монастырь, а затем, растворив ворота, впустил остальные войска68.
      Этот традиционный рассказ опирается на опубликованные документы: отчет воеводы Мещеринова на следствии. Но среди новых материалов есть фрагменты отписки Мещеринова о взятии монастыря, составленные по горячим следам событий. В ней финальный штурм в ночь на 22 января описывается несколько иначе69.
      После неудачи 23 декабря 1675 г. у Сельдяной башни Мещеринов попытался возобновить строительство подкопов к Белой, Никольской и Квасопаренной башням. Одновременно воевода отдал распоряжение беспрестанно стрелять по этим башням, вынуждая защитников сойти со стен на этих участках. На этом этапе по трем башням выпущено было 700 ядер. Операция оказалась успешной для Мещеринова: когда подкопы были подведены к башням, там никого не было. Тогда в ночь на 22 января 1676 «за час до свету» у Белой и Никольской башен начался штурм. И «ратные люди на Белую башню взошли, и у той башни у калитки замок збили...» После этого начался бой внутри монастыря70.
      Трудно судить, что произошло на самом деле у Белой башни темной и ненастной ночью 22 января, так как оба свидетельства исходят от Мещеринова, а других рассказов об этом нет.
      Новые материалы содержат ценные подробности и о последнем эпизоде сопротивления восставших. Защитники заперлись в трапезной. Здание обстреливали, в окна метали гранатные ядра. Часть людей погибла, другие попали в руки Мещеринова. Всего он захватил 63 человека. Из них 35 были посажены в тюрьму, а 28 — казнены. Среди пленных были лидеры движения на последнем его этапе: келарь Левкий, казначей священник Леонтий, ризничий старец Вениамин (его в 1666 г. рекомендовал Фирсов на пост архимандрита), сотники Самко и Логин71. Отметим, что среди руководителей восстания Мещеринов не назвал архимандрита Никанора. Традиционные старообрядческие легенды рассказывают о героизме Никанора в последние часы восстания. Но приходится признать, что легенды ни на чем не основаны. Никанор назван среди главных «завотчиков» в октябре 1674 г. вместе с келарем Нафанаилом Тугуном72. Но в октябре 1675 г. названы и келарь Феодосий («никаноров послушник»), другие лидеры, а сам Никанор не упомянут73. Не исключено, что архимандрит Никанор, участвовавший в оппозиции на первых порах, прошедший все этапы восстания, не дожил до его поражения — к октябрю 1675 г. он уже умер.
      Итак, новые материалы по истории Соловецкого восстания показывают, что борьба внутри монастыря была более напряженной, чем это считалось до сих пор. Уже на первом его этапе возникают резко антимонархические эсхатологические взгляды. Восстание развивалось не однолинейно. Оно пережило несколько крутых поворотов. И только мужество повстанцев, их убежденность в своей правоте дали возможность самому северному пункту русской обороны — Соловецкому монастырю — долгие годы жить своей жизнью, собирать недовольных и не выполнять царских приказов.
      Примечания
      1. Материалы для истории раскола за первое время его существования. Изд. Н. И. Субботиным. Т. 3. М., 1878; Новые материалы для истории старообрядчества XVII—XVIII вв. Собр. Е. В. Барсовым. М., 1890; Барское Я. Л. Памятники первых лет русского старообрядчества // ЛЗАК (за 1911 г.) вып. 24, СПб., 1912.
      2. Это произведение шесть раз издавалось в старообрядческих типографиях с 1788 по 1914 гг., а также бытовало в списках.
      3. Игнатий, Донской и Новочеркасский. Истина святой Соловецкой обители. СПб., 1844; Воздвиженская Е. В. Соловецкий монастырь и старообрядчество. М., 1911 и др.
      4. Казанский П. С. Кто были виновники соловецкого возмущения от 1666 до 1676 гг.? // ЧОИДР. М., 1867, кн. IV, с. 1 — 10.
      5. Сырцов И. Я. Соловецкий монастырь накануне возмущения монахов-старообрядцев // Православный сборник, 1879, октябрь, с. 271—298; его же. Возмущение соловецких монахов-старообрядцев в XVII в. Кострома, 1888.
      6. Щапов А. П. Сочинения Т. 1, СПб., 1906, с. 414, 456.
      7. Савич А. А. Соловецкая вотчина XV—XVII вв. Пермь, 1927; Барсуков Н. А. Соловецкое восстание 1668—1676 гг. Петрозаводск, 1954; его же. Соловецкое восстание (1668—1676 гг.): Автореф. канд. дис. М., 1960; Борисов А. М. Хозяйство Соловецкого монастыря и борьба крестьян с северными монастырями в XVI—XVII вв. Петрозаводск, 1966.
      8. Материалы для истории раскола... т. 3. с. 7, 13—14, 80—81, 111.
      9. Там же, с. 18—43.
      10. Там же. с. 47—66.
      11. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 538, л. 38—40.
      12. Материалы для истории раскола, т. 3, с. 114—115.
      13. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 538, л. 40—41.
      14. Там же, д. 533 и д. 538
      15. Материалы для истории раскола..., т. 3. с. 125—164.
      16. Там же, с. 196—198.
      17. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 533 и д. 538.
      18. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 203—206.
      19. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 4—6.
      20. Там же, л. 4.
      21. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 178—187
      22. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 553.
      23. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 207—208, 212, 276—282, 288—291.
      24. Там же, с. 213—276.
      25. ЦГАДА, ф. 1201, оп. 4, д. 22, л. 13—35.
      26. Там же, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 25—26.
      27. Сырцов И. Я. Возмущение соловецких монахов-старообрядцев в XVII в. Кострома, 1888, с. 276, 281.
      28. Там же, с. 286.
      29. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 31—35, 29—30.
      30. Там же, ф. 125, on. 1, 1674, д. 25, л. 2, 4—6; д. 23, л. 26.
      31. Там же, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 1.
      32. Там же, ф. 125, on. 1, 1669, д. 5, л. 7—18.
      33. Там же, л. 9.
      34. Там же, л. 4—5, 35—36.
      35. Там же, л. 101, 96.
      36. См.: Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 337, 344; Новые материалы для истории старообрядчества..., с. 121.
      37. См.: Показание от божественных писаний // Никольский Н. К. Сочинения соловецкого инока Герасима Фирсова. — ПДП, вып. 188. СПб., 1916.
      38. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1669, д. 5, л. 98.
      39. Там же, л. 94.
      40. Там же, л. 298.
      41. Там же, л. 323.
      42. Там же, л. 98—99.
      43. Материалы для истории раскола..., т. 3. с. 327, 337.
      44. Там же, с. 327.
      45. Там же, с. 333, 341.
      46. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1669, д. 5, л. 382—390.
      47. В опубликованных источниках упоминаний об этом нет.
      48. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1670, д. 5, л. 4, 193, 267.
      49. Там же, 1671, д. 31, л. 33; 1670, д. 5, л. 4.
      50. Там же, л. 71.
      51. Там же, л. 118, 141.
      52. Там же, л. 122—123, 131, 141—142.
      53. Там же, л. 218—225.
      54. Там же, л. 188—189.
      55. Там же, 1675, д. 20, л. 10.
      56. Там же, 1669, д. 5, л. 96.
      57. Там же, 1675, д. 20, л. 5.
      58. Там же, 1670, д. 5, л. 137; 1673, д. 16, л. 9.
      59. В литературе ошибочно: Тугин.
      60. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1673, д. 16, л. 33.
      61. Там же, 1670, д. 5, л. 125.
      62. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 337; ЦГАДА, ф. 125, on. 1. 1674, д. 26, л. 9—10.
      63. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 328.
      64. Там же, с. 343, 328.
      65. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1673, д. 16, л. 9.
      66. Там же, л. 10.
      67. Там же, 1675, д. 20, л. 3—4.
      68. Сырцов И. Я. Указ, соч., с. 301—303.
      69. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1673, д. 16, л. 2—12 (это документ 1676 г.)
      70. Там же, л. 10—12.
      71. Там же, л. 2, 12.
      72. Там же, 1674, д. 26, л. 9.
      73. Там же, 1675, д. 20, л. 10.