Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Битва при Политимете (Зеравшане) 329 г. до н. э.

1 post in this topic

Клейменов А. А. Битва при Политимете: крупнейшее поражение армии Александра Македонского

Македонское военное искусство эпохи великих завоеваний часто попадает в поле зрения исследователей, стремящихся выявить причины громких побед Александра Великого. Его сражения при Гранике, Иссе, Гавгамелах и Гидаспе, а также операции по захвату неприступных укреплений Тира и Аорна справедливо оцениваются как шедевры полководческого искусства, результат эффективного использования одной из лучших военных машин древнего мира. Впрочем, получить целостное представление об особенностях македонского военного дела, обращаясь исключительно к успешным боевым операциям, нельзя. Не менее полезным является изучение и тех эпизодов в военной карьере Александра, которые связаны с неудачами. Безусловно, крупнейшее поражение армии завоевателя произошло в 329 г. до н.э. на берегах реки Политимет (Зеравшан).

Непосредственно перед этим событием  македонский царь достиг северо-восточного предела своих завоеваний, выйдя весной 329 г. до н.э. к берегам Танаиса-Сырдарьи. Здесь он решил основать город Александрию Эсхату1, который должен был стать важным опорным пунктом в покоренных землях и способствовать отражению набегов скифов, живших за рекой (Arr. Anab., IV, 1, 1-3; Curt., VII, 6, 11-13). К этому же периоду времени относится начало восстания местных жителей, перебивших оставленные в их городах македонские гарнизоны (Arr. Anab., IV, 1, 4). Арриан сообщает, что восстание, начавшееся среди согдийцев, а затем затронувшее и Бактрию, подняли те, кто ранее захватил и передал Александру бактрийского сатрапа Бесса (Anab., IV, 1, 5). Выше автор указывает, что Бесс был выдан македонскому царю Спитаменом и Датаферном (Anab., III, 30, 5). Курций Руф в целом подтверждает эти данные, отмечая, что против македонского царя выступили 7 тыс. бактрийских всадников, зачинщиками бунта которых были Спитамен и Катен (VII, 6, 15). Как предполагают исследователи, восстание первоначально развернулось на территории Уструшаны, естественно укрепленной и имевшей большое стратегическое значение области2. Как свидетельствуют данные античной письменной традиции, посредством энергичных действий Александр сумел захватить крупнейшие центры сопротивления, в том числе Газу и Кирополь (Arr. Anab., IV, 2, 1 – 3,5; VII, 6, 16-23), однако в дальнейшем ситуация лишь усложнилась.

Строительство Александрии Эсхаты имело большое значение для установления господства завоевателей на берегах Сырдарьи и потому ответная реакция живших за рекой скифов была быстрой. По образному выражению Курция Руфа, скифский царь, чьи владения простирались за Танаисом, считал Александрию ярмом на шее (VII, 7, 1). Войско скифов3  начало сосредотачиваться на северном берегу реки. Момент для нападения был выбран весьма удачно – скифы рассчитывали воспользоваться тем, что в уже покоренных Александром землях началось восстание (Arr. Anab., IV, 3, 6). В этот же период времени завоеватель узнал о том, что возглавляемый Спитаменом отряд осадил Мараканды. Арриан относит данное событие к моменту подготовки македонского царя к битве со скифским войском (Anab., IV, 3, 6-7), а Курций Руф – ко времени возвращения Александра из Уструшаны к берегам Танаиса (VII, 6, 24). Сложно подтвердить или опровергнуть предположение о заключении антимакедонского союза между Спитаменом и засырдарьинскими скифами4. В любом случае, скифы воспользовались разгоревшимся в Согдиане восстанием, а Спитамен, безусловно, выбрал в качестве объекта атаки Мараканды во многом из-за пребывания Александра и основных сил его войска на Сырдарье. Македонский царь оказался в крайне непростом положении, так как его армия оказалась с двух сторон сжата противником5. Северный враг в лице скифов угрожал целостности новой границы империи, а действовавший южнее Спитамен пытался захватить столицу Согдианы, утрата которой сильно ухудшила бы стратегическое положение Александра – завоеватель мог лишиться контроля над крупнейшим городом региона, являвшимся также важным коммуникационным узлом, обеспечивающим сухопутное сообщение с Бактрией6.

Сложно точно определить количественный и качественный состав сил, которыми располагал Спитамен в то время. Курций Руф указывает, что первоначально в восстании участвовали 7 тыс. бактрийских всадников (VII, 6, 15), однако неизвестно, сколько именно из них присоединились к Спитамену. Было бы ошибкой полагать, что вместе с лидером антимакедонских сил находились все взбунтовавшиеся – в этом случае Александр явно не ограничился бы отправкой против них достаточно ограниченных сил, о которых подробнее будет сказано ниже. Вместе с тем, предположение Ф. Рея о наличии у Спитамена при осаде Мараканд кавалерийского отряда численностью всего в 1500 воинов следует признать слабо обоснованным7. Из того же сочинения Курция Руфа известно, что чуть более года спустя Спитамен имел в своем распоряжении 2500 бактрийских кавалеристов (VIII, 2, 14-17). Видимо, это был костяк отряда, воевавший под командованием Спитамена с самого начала восстания. Можно предположить, что отряд, подступивший к стенам Мараканд, состоял из 2500-3000 бактрийских всадников, которые в описываемое время являлись в основном легковооруженными лучниками и копейщиками8. Также не следует исключать вероятность участия в осаде Мараканд некоторого числа согдийцев и представителей местных кочевых племен9. Среднеазиатские воины были весьма опасным противником. Используемый ими тактический арсенал был весьма разнообразен, включая в себя атаку кавалерийской лавой, сосредоточенные действия компактными частями боевого порядка при эшелонированном построении и притворное отступление10. Немаловажным обстоятельством было и то, что среднеазиатские воины и военачальники благодаря участию   в   военных   предприятиях   ахеменидского   государства   еще   до   вторжения Александра в Бактрию и Согдиану на практике ознакомились с организацией, тактикой и вооружением македонской армии11.

Противостоял Спитамену македонский гарнизон, данные о котором также весьма   отрывочны.   Единственная   информация,   которой   мы располагаем   –   результат коррекции отрывка работы Курция Руфа, посвященного мероприятиям, проведенным   Александром   после занятия   Мараканд.   Фраза ac praesidio urbis relicto  («оставил в городе гарнизон»), содержащаяся в тексте сочинения, может быть исправлена и прочитана как mille praesidio urbis relicto («оставил в городе тысячный   гарнизон»)12. В  настоящее время большое  количество специалистов отдает предпочтение именно этому варианту прочтения и оценивает македонский гарнизон Мараканд в одну тысячу воинов13. Определить качественный состав этих сил можно лишь по аналогии. Так, в тот же период времени Александр занимался обустройством Александрии Эсхаты, в которой, как сообщает Арриан, были размещены эллинские наемники, окрестные варвары и уже не годные для военной службы македонские солдаты (Anab., IV, 4, 1). Судя по данным античной письменной традиции, именно наемников Александр чаще всего использовал для несения гарнизонной службы (Arr.  Anab.,  V, 29, 2 – 3;  VII, 21, 7;  Curt.,  IX  , 7, 1;  Diod., XVII, 83, 2; 99, 5). Как справедливо отмечает М. Н. Руденко, это позволяло Александру оставлять македонские подразделения при себе14. Напарниками наемников по гарнизонной службе и в Александрии Эсхате, и в Маракандах могли являться упомянутые Аррианом македонские ветераны. Возможно, последним были доверены руководящие посты. Здесь мы можем провести параллель с организацией крепостной стражи в Сузах, где командирами являлись македоняне старших возрастов (Curt., V, 2, 16).

Ликвидировать внезапно возникшую в тылу проблему Александр решил силами специально созданного экспедиционного корпуса. Согласно Арриану, был сформирован отряд, в котором из кавалерии было 60 всадников-гетайров и 800 наемников под командованием Карана, а также 1500 наемных пехотинцев. Командирами были Каран, Андромах и Менедем, к которым был приставлен переводчик Фарнух, ликиец по национальности (Anab., IV, 3, 7). Курций Руф говорит о трех тысячах пехотинцах и восьмистах всадниках под общим командованием Менедема (VII, 6, 24). Арриан, очевидно, передает информацию Птолемея и отчасти Аристобула, об использовании труда которого сообщает сам (Anab., IV, 6, 1). Учитывая то, что рассказ Курций Руфа о битве на Политимете близок к пересказу сведений Аристобула Аррианом, можно предположить, что римский историк опирается на сведения того же автора «первой волны» или на сочинение Клитарха15. Разница в представленных цифрах может быть объяснена склонностью Курция Руфа к гиперболизации фактов и драматизации исторических событий16. Следуя своим обычным установкам, римский автор стремился изобразить постигшее македонский отряд поражение более масштабным, для чего и увеличил численность пехоты в отряде в два раза.

Обязанности командиров в отряде, судя по имеющимся данным, выполняли несколько  лиц. Сообщается,  что Каран возглавил 800 наемников-кавалеристов (Arr., Anab., IV, 3, 7; 5, 7). Предположение Дж. Эшли о том, что Андромах выполнял роль начальника наемной пехоты17, противоречит данным Арриана, который, описывая кампанию против Спитамена, прямо называет Андромаха кавалерийским командиром (Anab., IV, 5, 5). Известно, что ранее, во время битвы при Гавгамелах, он возглавлял отряд «чужеземной» наемной конницы (Arr., Anab., III, 12, 5), командиром «чужеземных наемников» был и во время похода Александра из Арии в Бактрию (Arr.,  Anab.,  III, 25, 4). Эти сведения заставляют согласиться с А. Б. Босвортом, указывающим, что в структуре македонской армии Андромах занимал место начальника гиппархии наемников18. Н. Секунда, видимо, опираясь на данные о предшествующих военных кампаниях, предполагает, что в операции против Спитамена Андромах и Каран руководили отрядами по 400 наемных всадников19. В этой связи необходимо заметить, что, согласно сообщению Арриана, Каран возглавлял всех наемных кавалеристов в отряде (Anab., IV, 3, 7), а Андромах действовал  как самостоятельный командир, который напрямую Карану не подчинялся (Anab., IV, 5, 7). Следовательно, в рамках операции против Спитамена Андромах, вопреки обыкновению, командовал подразделением кавалерии, не имеющим к наемникам никакого отношения. Это были те самые упомянутые Аррианом шестьдесят всадников-гетайров20.

Командиром   наемной   пехоты   являлся   Менедем21. Греческие пехотинцы были наибольшей по численности составной частью корпуса, в связи с чем Курций Руф и называет Менедема начальником всех отправленных против Спитаменасил (VII, 6, 24). Указанные командиры были македонянами и принадлежали к числу «друзей  царя» (Arr.Anab.,  IV, 6, 1). Однако, вопреки ошибочному указанию Курция Руфа, никому из них не было поручено общее руководство корпусом. Изначально командующим операцией был назначен Фарнух, человек несведущий в военном деле и посланный Александром больше для переговоров с местным населением, чем для ведения боевых действий (Anab., IV, 6, 1). Состав отряда – 1500 наемных пехотинцев (пельтастов и относительно подвижных гоплитов22) и 860 всадников – наталкивает на вывод о том, что он создавался для быстрого марша и сражения, в котором значительная роль отводилась пехоте. Видимо, Александр, комплектуя отряд, рассчитывал, что бой со Спитаменом будет проходить в районе Мараканд. Наделение значительными полномочиями переводчика Фарнуха свидетельствует о том, что планировалось использовать не только военные, но и дипломатические методы. Ликиец должен был при необходимости наладить контакт с жителями Мараканд, большинство  которых не разделяло антимакедонскую позицию Спитамена (Curt., VII, 6, 24), или же провести переговоры с самим лидером повстанцев.

Посредством создания особого корпуса из наемников Александр стремился ликвидировать проблему в тылу своей армии и деблокировать Мараканды, при этом не отвлекая лучшую часть своего войска от решения приоритетной стратегической задачи, заключавшейся в разгроме скифского войска, сосредоточенного на восточном берегу Сырдарьи. Подобным образом македонский завоеватель действовал не в первый раз. Ранее, в период продвижения Александра к границам среднеазиатских сатрапий, в тылу его армии уже возникала похожая ситуация, связанная с восстанием сатрапа Арии Сатибарзана, которое  могло привести  к утрате контроля над областью Герата, являвшейся важнейшим естественным коммуникационным узлом23. Первое выступление Сатибарзана было подавлено самим македонским царем, который во главе отборных подвижных подразделений вторгся на территорию Арии, разгромил важнейшие очаги восстания, а самого Сатибарзана вынудил бежать в Бактрию (Arr. Anab., III, 25, 6-7; Diod., XVII, 78, 1-2; Curt., VI, 6, 21-33). Второе выступление Сатибарзана, вернувшегося из Бактрии в сопровождении двух тысяч всадников, полученных им от Бесса (Arr. Anab., III, 28, 2), произошло во время продвижения македонской армии к границам Бактрии по землям арахонтов и индов (Arr. Anab., III, 28, 2; Curt., VII, 3, 2; Diod., XVII, 81, 3).

Александр выделил для подавления нового арийского восстания корпус, состоящий, по данным Курция Руфа, из шести тысяч греческих пехотинцев и шести сотен всадников (VII, 3, 2). Упомянутых греческих пехотинцев и кавалеристов следует считать наемниками, так как ранее Александр отправил всех союзников по Коринфской лиге домой (Arr. Anab., III, 19, 5). Античные авторы упоминают, что в роли командиров выступили Эригий, Каран и перс Артабаз (Arr. Anab., III, 28, 2; Curt., VII, 3, 2; ср.: Diod., XVII, 81, 3). Безусловно, общее командование было поручено Эригию, входившему в число друзей детства и ближайших сподвижников царя24. Этому корпусу удалось подавить восстание, причем большую роль сыграла личная доблесть самого командира. Сатибарзан, желая в решающем сражении изменить ситуацию свою пользу, вызвал любого желающего из македонян на поединок. Вызов был принят Эригием, который в конной схватке убил Сатибарзана, после чего потерявшие вождя арии сдались. Как сообщается, голову Сатибарзана Эригий отвез Александру (Curt., VII, 4, 33-40; Diod., XVII, 83, 4-6). Параллели с событиями в Согдиане очевидны и, без сомнения, успешный опыт подавления антимакедонского выступления в Арии оказал определенное влияние на решение, принятое Александром после получения им сообщения о событиях в районе Мараканд.

Корпус под командованием Фарнуха, Карана, Андромаха и Менедема, состоявший из относительно подвижной пехоты и кавалерии, видимо, достаточно быстро приблизился к Маракандам. Спитамен, узнав о подходе македонян, покинул пределы города (Arr.Anab., IV, 5, 3; Curt., VII, 7, 31). Переданные античными авторами данные об обстановке, сложившейся на тот момент времени, позволяют понять причины такого решения. Согласно Арриану, Спитамен не сумел выбить македонян из  цитадели  Мараканд. Гарнизон упорно оборонялся и даже совершил удачную вылазку (Anab., IV, 5, 2). Курций Руф сообщает, что Спитамен выгнал македонян из города и разместился внутри его стен (muris  urbis (VII, 6, 24). Кажущееся противоречие в этих данных исчезает при учете особенностей планировки Мараканд исследуемого времени. Известно, что Мараканды имели защищенную особой крепостной стеной цитадель, называемую в источниках ’ακρα (Arr.Anab., IV, 3, 6; 5, 2) или arx, при этом Курций Руф четко отличает arx от общегородской системы укреплений (VII, 3, 2). Упомянутая античными авторами цитадель сопоставляется с «Северным укреплением» – административной частью древнего города, обнаруженной во время раскопок25. Очевидно, достаточно сильный македонский гарнизон сумел закрепиться в цитадели, а Спитамен и его соратники заняли остальную часть Мараканд, находящуюся внутри городских стен. Об этом косвенно свидетельствует и факт повторной осады Спитаменом города после разгрома отряда Фарнуха (Arr.Anab., IV, 6, 3; Curt.,VII, 9, 20). Сложившаяся в Маракандах ситуация объясняет быстроту, с которой Александр отправил корпус наемников на выручку осажденному гарнизону – он опасался, что Спитамен выбьет македонян из цитадели и возьмет под контроль весь город. Понятным становится и решение лидера повстанцев уйти из Мараканд, принятое им после получения сведений о приближении крупного отряда противника. Курций Руф в качестве причины этого решения называет нежелание Спитамена оказаться запертым в городе (VII, 7, 31). Действительно, если бы повстанцы остались в городе, цитадель в котором по-прежнему контролировал немалый македонский гарнизон, то они оказались бы в ловушке. Спитамен, имея значительный перевес в коннице, решил сохранить свободу для маневра и покинуть пределы Мараканд, в стенах которых преимущество было бы на стороне лучше подготовленных к ближнему бою пехотинцев из македонского гарнизона и наемников из отряда Фарнуха.

Экспедиционный корпус успешно справился со своей основной задачей – Спитамен был вынужден уйти из Мараканд и македоняне снова взяли город под полный контроль26. Командование отряда решило на этом не останавливаться и изгнать Спитамена из Согдианы (Arr.Anab., IV, 5, 3). Видимо, в момент принятия решения перед македонскими военачальниками был образ Эригия, которому удалось с помощью корпуса, укомплектованного наемниками, подавить восстание в Арии и привезти голову лидера мятежников царю. Напомним, что Каран лично участвовал в той боевой операции. Арриан сообщает, что после ухода из Мараканд Спитамен отправился к «царскому городу» Согдианы, преследуемый отрядом Фарнуха (Anab., IV, 5, 3). Одни исследователи считают, что данный фрагмент сочинения Арриана сильно испорчен и его следует читать как «граница Согдианы» или «север Согдианы»27. Другие предполагают, что поздние переписчики труда Арриана допустили ошибку28. Третьи считают, что Спитамен действительно двинулся к «царскому городу», под которым следует понимать либо неизвестную вторую столицу Согдианы29, либо Кату, «царский город» в районе Бухары30, либо город, основанный Киром в районе современного Ширина31. Уверенно отдать предпочтение какой-либо одной из представленных версий нельзя. Судя по данным о последовавшем сражении, Спитамен со своим отрядом двигался по долине Политимета-Зеравшана. Местом решающей схватки ее называют и Арриан (Anab., IV, 5, 6), и Курций Руф (VII, 9, 21- 10,1-9), при этом первый из авторов отмечает, что сражение прошло на краю «скифской пустыни», под которой, очевидно, в данном случае скрываются Кызылкумы32. Указанные античными авторами географические объекты позволяют локализовать место, где Спитамен окончил отступление, в районе Фараба и Чарджоу33.

 

post-2-0-82233400-1427270904.jpg


Наиболее пространный рассказ о дальнейших событиях оставил Арриан. Он пишет, что македоняне, преследуя повстанцев, без особой необходимости напали на «скифов-кочевников». Спитамен воспользовался этим и, пополнив свой отряд шестью сотнями скифских всадников, расположился на краю «скифской пустыни». Его конные лучники кружили вокруг македонян и осыпали их стрелами. Воины Спитамена без труда уклонялись от прямого столкновения, используя быстроту и свежесть своих лошадей, в то время как конница Андромаха были изнурена из-за долгого пути и недостаточного количества фуража. В отряде росло количество убитых и раненых, что вынудило командиров построить воинов в четырехугольник-каре и двинуться к реке Политимет, где находился лес, куда не могли бы проникнуть стрелы варваров и можно было бы эффективно использовать пехоту.

Каран, не сообщив ничего Андромаху, стал переходить реку, чтобы поместить свою конницу под защиту леса. Испуганные пехотинцы двинулись за кавалерией ибез всякого приказа и порядка стали спускаться по обрывистому берегу. Противник, заметив ошибку македонян, начал вместе с лошадьми кидаться в реку с обеих сторон переправы. Уже переправившиеся воины сбрасывались в реку, только входившие в воду воины подвергались атакам с тыла. Остатки отряда, оказавшиеся в безвыходном   положении,   отступили   к   небольшому   острову посреди реки, где были окружены и уничтожены. Большая часть македонян была убита, немногие попавшие в плен были впоследствии также умерщвлены (Arr.Anab., IV, 5, 3-8).

Арриан приводит и другую версию событий, изложенную, по его словам, Аристобулом. Согласно ней значительная часть отряда погибла, попав в засаду, устроенную скифами, спрятавшимися в зарослях и атаковавшими македонян в разгар боя (Anab., IV, 6, 1). Среди главных причин поражения Арриан называет отсутствие единоначалия в отряде: Фарнух, признавая свою слабую осведомленностью в военной области, хотел во время сражения передать командование корпусом кому-нибудь из македонян – Карану, Андромаху или Менедему, однако те отказались, не желая действовать в разрез с приказами царя и взваливать на себя ответственность за все происходящее (Anab., IV, 6, 1-2). В близком к версии Аристобула ключе интересующие нас события описывает Курций Руф. По его данным, Спитамен покинул Мараканды и устроил засаду на дороге, по которой должны были пройти македоняне. В лесистой местности, удобной для засады, были спрятаны дахи. Отряд Менедема был окружен и атакован численно превосходящим противником. После ожесточенного боя оставшиеся в живых македоняне отступили   на   холм. Спитамен их окружил чтобы голодом  вынудить к сдаче (Curt.,VII, 7, 31-39). При этом в сочинении римского автора эпизод с прибытием Александра к месту гибели отряда Менедема соседствует с описанием долины Политимета и рассказом об устроенных там македонянами опустошениях (Curt., VII, 9, 21 – 10, 1-9).

Таким образом, перед нами две версии событий, которые на первый взгляд представляются настолько противоречащими друг другу, что даже натолкнули А. С. Шофмана на вывод о наличии двух различных сражений между наемниками Александра и восставшими34. Однако при внимательном рассмотрении между двумя версиями обнаруживается много общего: упоминание долины Политимета, наличие лесистой местности в районе боя, участие в нем скифов (дахов), окружение македонского отряда и отступление его остатков к острову или холму.

Первую и вполне удачную попутку совместить обе версии осуществил сам Арриан, связавший рассказ Аристобула об устроенной скифами засаде с описанием отхода воинов из отряда Фарнуха к лесу (Anab., IV, 6, 1). Это предположение представляется весьма убедительным: очевидно, окружение македонского отряда во время переправы стало возможным благодаря тому, что на предполагаемом пути его следования Спитамен спрятал воинов, которые в нужный момент атаковали противника.

На факте окружения пехоты, возглавляемой Менедемом, и заостряет внимание Курций Руф, описывающий самый драматичный момент боя и оставляющий без внимания другие немаловажные детали. Рассказ о предшествующих окружению событиях оказался у римского автора скомкан, из-за чего и возникло ложное впечатление, что Спитамен устроил засаду в лесу по пути следования македонян от Танаиса-Сырдарьи к Маракандам.

Большинство исследователей считают, что сведения Арриана более достоверны35. Видимо, Спитамен, покинув Мараканды, двинулся на запад вдоль течения Политимета, преследуемый корпусом Фарнуха, а затем остановился на границе Кызылкум. Нападение на дахов (скифов-кочевников), вызвавшее их переход на сторону Спитамена, осложнило положение македонского корпуса, оказавшегося возле пустыни лицом к лицу с опасным противником, в войске которого было большое количество конных лучников. Немногочисленная кавалерия Андромаха и Карана, ослабленная из-за долгого марша и отсутствия фуража, не могла эффективно противодействовать неуловимым всадникам Спитамена, став вместе с пехотой объектом их безнаказанных атак. Командованию отрядом ничего не оставалось как повести своих людей к лесу, где противник лишился бы возможности эффективно использовать конных лучников. Для обеспечения успеха этого маневра пехоту построили в боевой порядок, особо эффективный для защиты от атак вражеской кавалерии36. Во время марша к фатальным последствиям привела несогласованность действий между командирами подразделений. Корпус распался на составные элементы, утратив организационное единство: Каран начал переправлять наемную кавалерию на противоположный берег Политимета, а пехотинцы по собственной инициативе, не соблюдая строя, двинулись за конницей. В этот момент во фронт и тыл ударили воины Спитамена, в том числе и скрывавшиеся ранее в засаде. Видимо, действовали они согласно заранее составленному плану сражения37. Македонский отряд превратился в неуправляемую массу людей, ставшую легкой добычей врага.

Как видно, у корпусов Эригия и Фарнуха, при всей схожести их качественного состава и стоявших задач, была разная судьба. Если первый успешно подавил восстание в тылу македонской армии, то второй потерпел сокрушительное поражение. Что же стало причиной его неудачи?

Конечно, не последнюю роль сыграла тактика, выбранная Спитаменом, который, в отличие от Сатибарзана, не вел открытый бой в бесхитростной «рыцарской» манере, а умело использовал свое преимущество в легкой кавалерии и организовал засаду. Тем не менее, навряд ли основной причиной поражения являлась общая неподготовленность представителей армии Александра к среднеазиатским приемам ведения военных действий, как об этом пишет Ф. Хольт38. Более оправданным представляется мнение, согласно которому к фатальным последствиям привело назначение Фарнуха, человека некомпетентного в военном деле, на пост командира экспедиционного корпуса39.

Как справедливо заметил Рей, македоняне во время кампании Филиппа II в Добрудже и при Александре Великом на берегах Сырдарьи выходили победителями из сражений с кочевниками, однако на Политимете у наемников не нашлось командира подобного калибра, способного принять соответствующие боевой обстановке меры40. Действительно, македонское командование в разыгравшемся сражении проявило себя не на высоте, однако заметим, что и располагало оно ограниченными ресурсами. Согласно выводам Дж. Эшли, неудачно был укомплектован сам корпус, в котором существовала явная диспропорция в пользу тяжеловооруженной пехоты и тяжелой конницы при недостатке стрелков. Исследователь отмечает, что кавалерии в отряде явно не хватало, а моральные качества наемников и их дисциплинированность оставляли желать лучшего. Сформированный корпус проигрывал по возможностям силам Спитамена, который располагал мобильной легкой кавалерией, способной эффективно поражать противника на расстоянии41. Конечно, Дж. Эшли не вполне корректно относит всех наемных пехотинцев к тяжеловооруженным, называет тяжелой и наемную кавалерию, однако выявленный им дисбаланс в составе корпуса действительно имел место – для борьбы с подвижными силами Спитамена требовалось гораздо больше кавалерии и пехоты, использующей оружие дистанционного действия.

Представляется, что непосредственной причиной произошедшей катастрофы являлась допущенная македонской стороной серьезная стратегическая ошибка. Командованию корпуса удалось выполнить главную задачу, которую перед ним поставил Александр – под угрозой окружения Спитамен со своими соратниками покинул столицу Согдианы. Узость стоявшей перед корпусом задачи позволяет объяснить необычное кадровое решение великого полководца: назначая переводчика Фарнуха ответственным за проведение операции, он явно не ожидал, что в итоге экспедиционный корпус отойдет от Мараканд и столкнется с боевыми действиями в партизанской манере42. Этим же объясняется и дисбаланс в составе отряда в пользу пехоты. Роковой просчет состоял в том, что командование корпуса, не сумев здраво оценить свои возможности и замысел противника, не ограничилось выполнением основной задачи, а пустилось преследовать подвижную кавалерию восставших, в результате попав в умело расставленную ловушку. Насколько позволяют судить данные Плутарха, именно на командиров злосчастного отряда окружение македонского царя взвалило вину за поражение при Политимете, были даже сочинены некие насмешливые песенки, исполнение которых стало одной из причин конфликта между царем и его соратником Клитом Черным в Маракандах (Alex., 50). Как полагает А. Б. Босворт, восходящее к Аристобулу описание командования Фарнуха несет в себе следы официальной версии событий, удобной для Александра благодаря переносу ответственности за поражение с царя на его подчиненных43. Как бы то ни было, главным виновником произошедшего являлся сам Александр, который не назначил командиром корпуса компетентного и авторитетного военачальника, способного как воздержаться от принятия опрометчивых решений, так и обеспечить эффективное взаимодействие всех входящих в состав корпуса подразделений.

Масштаб понесенных потерь для армии Александра был беспрецедентным.

Арриан, цитируя Аристобула, современника описываемых событий, сообщает, что из всего отряда спаслись лишь 40 всадников и человек 300 пехоты (Anab., IV, 6, 1), то есть погибли в общей сложности около 2020 человек. Курций Руф оценивает македонские потери в 2000 пехотинцев и 300 всадников (VII, 7, 31-39). Однако, несмотря на гибель целого корпуса, материальный урон, понесенный армией завоевателя, был не так уж и велик. Потери среди македонян, являвшихся ядром армии Александра, были минимальны, а убыль в наемном контингенте была с лихвой компенсирована зимой 329-328 гг. до н.э., когда из западных регионов новой империи были доставлены подкрепления, включавшие в себя внушительное количество греческих «солдат удачи» (Anab., IV, 7, 1-2; Curt., VII, 10, 11-12). Только Антипатр, согласно Курцию Руфу, прислал не менее 8 тыс. греков, 500 из которых были всадниками (VII, 10, 11-12). Сам македонский царь, в свою очередь, приложил все усилия для того, чтобы уничтожение экспедиционного корпуса не ухудшило общую стратегическую обстановку в Согдиане. После победы над скифским войском на берегах Сырдарьи Александр во главе отборных частей стремительным маршем двинулся к столице Согдианы, повторно осажденной Спитаменом.

Угроза Маракандам была ликвидирована, а лидер восставших был вынужден отступить в пустыню (Arr. Anab., IV, 6, 3-5; Curt., VII, 9, 20-22).

Гораздо тяжелее могли быть моральные последствия поражения, что вынудило Александра принять весьма жесткие меры. Как отметил Курций Руф, новость о поражении омрачила блеск военных успехов македонского царя, заставив его скрывать неудачу от армии. Римский автор сообщает, что прибывшим с места сражения под угрозой смерти было запрещено распространять новости о произошедшем (VII, 7, 30-39). Поражение корпуса Фарнуха повлияло и на отношение Александра к местному населению. Как сообщают античные авторы, во время преследования отступавшего от Мараканд Спитамена македонский царь оказался на месте гибели отряда наемников, где похоронил павших, а затем подверг опустошению всю долину Политимета, убив большое количество местных жителей (Arr. Anab., IV, 6, 5; Curt., VII, 9, 20-22). Арриан указывает, что подобным образом Александр наказал население за участие в нападении на македонян (Anab., IV, 6, 5). В короткие сроки огню и мечу был предан весь регион. По мнению большинства исследователей, о последствиях именно этой акции сообщает Диодор, отмечающий, что Александр победил отпавших от него согдийцев, убив их при этом более 120 тысяч (XVII, prol., (2), 23) 44 . Конечно, в данном случае Александр мог преследовать вполне тривиальные военные цели, заключавшиеся в стремлении лишить восставших продовольственной базы45, однако показательная жестокость завоевателя наталкивает на вывод о том, что двигало им нечто иное.

Видимо, причинами этого поступка являлись чувство досады, вызванное разгромом экспедиционного корпуса, и стремление запугать жителей других областей Согдианы, лишить их воли к сопротивлению. Сложно дать однозначную оценку последствиям подобных действий. По мнению М. Смита, жестокая расправа над населением долины Политимета не привела к замирению жителей региона, а наоборот, лишь способствовала росту антимакедонских настроений, став причиной волны восстаний, прокатившихся по Средней Азии в 328 г. до н.э.46  К диаметрально противоположным выводам приходит Э. М. Энсон, который, опираясь на прямые указания источников, называет «решительную политику» Александра одной из главных причин утраты восставшими поддержки местного населения47. В любом случае, именно поражение на Политимете стало одной из непосредственных причин ужесточения политики македонского царя по отношению к жителям региона.

Александр, один из величайших полководцев в истории, сумел вынести и полезные уроки из случившегося с наемниками. Он не стал отказываться от практики использования автономных соединений для самостоятельного решения боевых задач, являвшейся одной из характерных черт его полководческого искусства на протяжении всего Восточного похода48. Напротив, как констатируют исследователи, в период среднеазиатской и индийской кампаний Александр стал применять экспедиционные корпуса чаще49. Именно грамотное использование подвижных корпусов македонский царь противопоставил атакам летучего отряда Спитамена.

В частности, в рамках кампании 328 г. до н.э., когда сам Александр был занят усмирением Согдианы, лидер повстанцев объявился в Бактрии. Ему удалось посредством неожиданного нападения захватить небольшую крепость, разорить прилегающую к столице сатрапии Бактрам /Зариаспам местность, выманить из этого города и уничтожить часть македонского гарнизона (Arr. Anab., IV, 16, 5-7; Curt., VIII, 1, 3-5).

Как и год назад в тылу Александра возникла угроза потери важнейшей базы и основного узла коммуникаций50. Проблему решил возглавляемый македонским военачальником Кратером экспедиционный корпус, укомплектованный, согласно данным Курция Руфа, преимущественно конницей (VIII, 1, 6). Спитамен, узнав о выдвижении Кратера, снова направился в сторону пустыни. В разыгравшемся на ее границе сражении македоняне победили восставших и присоединившихся к ним массагетов, вынудив уцелевших скрыться в безводных землях (Arr. Anab., IV, 17, 1-2). В дальнейшем для противодействия Спитамену Александр, стремившийся не дать противнику оправиться от нанесенного Кратером удара51, использовал экспедиционный корпус смешенного состава. Военачальник Кен, специально оставленный в Согдиане на зимовку с двумя таксисами фаланги, четырьмя сотнями всадников-гетайров, а также вспомогательными подразделениями согдийцев и бактрийцев, нанес Спитамену поражение в районе Баг. Понесшие большие потери восставшие отступили в пустыню, где их вождь вскоре был предательски убит (Arr. Anab., IV, 17, 4-7; ср.: Curt., VIII, 2, 14-17; 3, 1-16). Успех этих операций был во многом обеспечен тем, что Александр стал с большей осторожностью подходить к вопросу использования экспедиционных корпусов – отныне они формировались только из наиболее подготовленных и дисциплинированных подразделений. Как верно подметил У. Тарн, после поражения на Политимете Александр не поручал наемникам заданий, имевших большое значение52. Возглавляли автономно действующие соединения теперь исключительно проверенные в боях командиры, такие как Кратер, Кен, Пердикка и Птолемей. Несмотря на интенсификацию   использования   экспедиционных   корпусов, македонская   армия больше не знала неудач, подобных той, что произошла в 329 г. до н.э. Гибель корпуса Фарнуха осталась единственным «черным пятном» в полководческой карьере завоевателя Азии. 

Примечания

Работа выполнена при поддержке гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых МК-5688.2014.6 (договор от «03» февраля 2014 г. № 14.Z56.14.5688-МК).

1. Предположительно, в районе современного Ходжента. См.:  КОШЕЛЕНКО Г.А. Греческий полис на эллинистическом Востоке. М. 1979, с. 157; FRASER P.M. Cities of Alexander the Great. Oxford. 2003, p. 151; HOLT F. Into the Land of Bones. Alexander the Great in Afghanistan. Berkeley – Los Angeles – L. 2005, p. 48; HAMMOND N.G.L. The Genius of Alexander the Great. L. 1998, p. 144.
2. ДРОЙЗЕН И.  История эллинизма. Т. 1. Ростов-на-Дону. 1995, с. 336–337; ШОФМАН А.С.  Восточная политика Александра Македонского.   Казань. 1976, с. 468; ГАФУРОВ Б.Г., ЦИБУКИДИС Д.И. Александр Македонский и Восток. М. 1980, с. 250. 
3. Арриан   называет   их   «азиатскими»   (Anab.,  IV,   3,   6),   а   Курций   Руф  – «европейскими»   (Curt.,  VII,   7,   1).   Большинство   специалистов идентифицируют   их   с   саками:  ШОФМАН А.С. Восточная политика Александра Македонского, с. 476, 491; ПЬЯНКОВ И.В. Средняя  Азия  в античной  географической  традиции. М. 1997, с. 47;  ГАФУРОВ  Б.Г., ЦИБУКИДИС  Д.И.  Указ.   соч.,  с.   252–254;  ТРЕВЕР   К.В.  Александр Македонский в Согде. – Вопросы истории. 1947, №5, с. 116; ШИФМАН И.Ш. Александр Македонский. Л. 1988, с. 146; РАХМАНОВА Р.М. Средняя Азия V – IV вв. до н.э. и поход Александра Македонского. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Л. 1964, с. 20; BOSWORTH A.B. Alexander the Great. Part I: The events of the reign. The Cambridge Ancient History, Vol. VI. Cambridge. 1994, p. 823; DANI A.H., BERNARD P. Alexander and his successors in Central Asia. Historyof civilizations of Central Asia, Vol II. Paris. 1994, p. 71; YENNE B. Alexander the   Great.   Lessons  from History’s  Undefeated  General.  N.Y.  2010, p. 113; WORTHINGTON I.  Alexander the Great: Man and God.  L. 2004, p. 180;  ср.:
ГАИБОВ   В.А.,   КОШЕЛЕНКО   Г.А.  Кочевники   Средней   Азии   в   эпоху Александра Македонского. – Вестник древней истории. 2005, №1, с. 118–119.
4. DANI A.H., BERNARD P. Op. cit., p. 71. 
5. ТРЕВЕР К.В. Указ. соч., c. 116.
6. КОСЬКЕ   Ф.Я.  Племена   Северной   Парфии   в   борьбе   с   македонским завоеванием. – Вестник древней истории. 1962, №1, c. 122.
7. RAY F.E. Greek and Macedonian Land Battles of the 4th Century. Jefferson. 2012, p. 162. 
8. NIKONOROV V.P. The Armies of Bactria 700 BC – 450 AD, Vol. I. Stockport. 1997, p. 25.
9. ГАИБОВ В.А., КОШЕЛЕНКО Г.А. Указ. соч., c. 121.
10. ЛИТВИНСКИЙ Б.А., ПЬЯНКОВ И.В. Военное дело у народов Средней Азии в VI-IV вв. до н.э. – Вестник древней истории. 1966. №3, c. 47; ГАФУРОВ Б.Г. Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история. М. 1972, c. 93. 
11. ЛИТВИНСКИЙ Б.А., ПЬЯНКОВ И.В. Указ. соч., c. 51. 
12. ПЬЯНКОВ И.В. Мараканды. – Вестник древней истории. 1970, №1, c. 42.
13. HOLT F.  Into the Land of Bones. Alexander the Great in Afghanistan, p. 47; ASHLEY J.R. The Macedonian Empire: The Era of Warfare under Philip II and Alexander the Great, 359 – 323 BC. Jefferson. 1998, p. 296; HAMMOND N.G.L. The Genius of Alexander the Great, p. 144; NAWOTKA K. Alexander the Great. Cambridge. 2010, p. 274.
14. РУДЕНКО  М.Н.  Македонская  армия  и  массовая  оппозиция  Александру Великому в 334-323 гг. до н.э. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Саратов. 2009, c. 17. 
15. ГАИБОВ В.А., КОШЕЛЕНКО Г.А. Указ. соч., c. 121. Прим. 49; HAMMOND N.G.L. Three historians of Alexander the Great. Cambridge. 1983, p. 143. 16. ЦИБУКИДИС Д.И.  Древняя Греция  и Восток. Эллинистическая проблематика  греческой  историографии  (1850-1974). М. 1981, c. 56;
МАРИНОВИЧ Л.П.  Греки и Александр Македонский (К проблеме кризиса полиса). М. 1993, c. 53–54.
17. ASHLEY J.R. Op. cit., p. 300.
18. BOSWORTH  A.B.  A Historical Commentary on Arrian’s  History of Alexander, Vol. 2. Oxford. 1995, p. 29.
19. СЕКУНДА Н. Армия Александра Македонского. М. 2004, c. 37.
20. HECKEL W. The marshals of Alexander’s empire. L. – N.Y. 1992, p. 331.
21. Ibid., p. 313.
22. СЕКУНДА   Н.  Указ.   соч.,  c.   52;  ФОР   П.  Повседневная   жизнь   армии Александра Македонского. М. 2008, c. 54; GABRIEL R.A. Philip II of Macedonia: Greater than Alexander. Washington. 2010, p. 70.
23. FRASER P.M. Op. cit., p. 111–112.
24. ШОФМАН   А.С.  Восточная   политика   Александра   Македонского,  c.   323; HECKEL W. Op. cit., p. 193. 
25. ИНЕВАТКИНА О.Н. Акрополь древнего Самарканда в структуре города (VI в. до н.э. – V в. н.э.). Автореф. дисс. канд. ист. наук. М. 1995, c. 22.
26. BOSWORTH A.B. Alexander the Great. Part I: The events of the reign, p. 823.
27. ГАИБОВ В.А., КОШЕЛЕНКО Г.А. Указ. соч., c. 121. Прим. 50. 
28. МОНЧАДСКАЯ Е.А. О «царском городе» или «второй столице» Согдианы – Вестник древней истории. 1959,  №2,  с. 119–121;  ПЬЯНКОВ И.В.  Древний Самарканд (Мараканды) в известиях античных авторов (Собрание отрывков и комментарии). Душанбе. 1972, c. 23–24.
29. МАССОН В.М. К локализации Согда. – Труды САГУ  XI. Ташкент. 1950, c. 75. 
30. ТРЕВЕР К.В. Указ. соч., c. 116; DANI A.H., BERNARD P. Op. cit., p. 72. 
31. НЕГМАТОВ Н.Н. Историко-географический очерк Уструшаны с древнейших времен по X в. – МИА. 1953, №37, c. 235.32. ВАЙНБЕРГ Б.И. Этногеография Турана в древности. VIII в. до н.э. – VIII в. н.э. М. 1999, c. 262; SIDKY H. The Greek kingdom of Bactria: from Alexander to Eurcratides the Great. Lanham. 2000, p. 66. 
33. КОСЬКЕ Ф.Я. Указ. соч., c. 122.
34. ШОФМАН   А.С.  Восточная   политика   Александра   Македонского,  c.   473;
ШОФМАН А.С. Спитамен. – Вопросы истории. 1972, №5, c. 218.
35. ДРОЙЗЕН И. Указ. соч., c. 344–345; ТРЕВЕР К.В. Указ. соч.,  c. 116–117; ПЬЯНКОВ И.В. Древний Самарканд (Мараканды) в известиях античных авторов, c. 47; ГАФУРОВ Б.Г. Указ. соч., c. 96; HOLT F. Into the Land of Bones. Alexander the Great in Afghanistan, p. 57–58; O’BRIEN J. Alexander the Great: The Invisible Enemy. L. – N.Y.  1994, p. 127. 
36. HAMMOND N.G.L., F.W. WALBANK A History of Macedonia, Vol. III: 336–167 BC. Oxford. 2001, p. 37.
37. ЛИТВИНСКИЙ Б.А., ПЬЯНКОВ И.В. Указ. соч., c. 50.
38. HOLT F. Into the Land of Bones. Alexander the Great in Afghanistan, p. 56–57.
39. ПАРК Г.У.  Греческие наемники. «Псы войны» древней Эллады. М. 2013,  c. 223; YENNE B. Op. cit., p. 122. 
40. RAY F.E. Op. cit., p. 162. 
41. ASHLEY J.R. Op. cit., p. 300.
42. SMITH M. The Failure of Alexander’s Conquest and Administration of Bactria-Sogdiana. – Hirundo: The McGill Journal of Classical Studies, Vol. 8. Montreal. 2009, p. 67. 
43. BOSWORTH A. B. A Historical Commentary on Arrian’s History of Alexander, p. 25.
44. ТРЕВЕР К.В. Указ. соч., c. 117; ГАФУРОВ Б.Г., ЦИБУКИДИС Д.И. Указ. соч., c. 253;  ШОФМАН А.С.  Восточная политика Александра Македонского,  c. 475; HOLT F. Into the Land of Bones. Alexander the Great in Afghanistan, p. 58; ср.: SMITH M. Op. cit., p. 67. 
45. HOLT F. Into the Land of Bones. Alexander the Great in Afghanistan, p. 60.46. SMITH M. Op. cit., p. 67.
47. ANSON E.M. Alexander the Great: Themes and Issues. L. – N.Y. 2013, p. 165.
48. GAEBEL R.E. Cavalry Operations in the Ancient Greek World. Norman. 2002, p. 194–195.
49. ШОФМАН А.С. Восточная политика Александра Македонского, c. 294–296; СЕКУНДА Н. Указ. соч., c. 14; НЕФЕДКИН А.К. Конница эпохи эллинизма: Автореф. дисс. докт. ист. наук. Ставрополь. 2007, c. 17.
50. HOLT F. Into the Land of Bones. Alexander the Great in Afghanistan, p. 71.
51. WORTHINGTON I. Op. cit., p. 187.
52. TARN W.W. Alexander the Great, Vol. 2. Cambridge. 1948, p. 167.

Вопросы истории. 2014. № 12. С. 84 – 97.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • "Примитивная война".
      By hoplit
      Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.
       
      - Prehistoric Warfare and Violence. Quantitative and Qualitative Approaches. 2018
      - Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis. 2016
      - Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.
      - J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.
      - DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.
      - William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.
      - Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.
      - ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.
      - Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.
      -  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence // Nature 538, 233–237
      - Sticks, Stones, and Broken Bones: Neolithic Violence in a European Perspective. 2012
       
       
      - Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.
      - Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).
      - Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и конфликты.
      - Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.
      - Louise E. Sweet. Camel Raiding of North Arabian Bedouin: A Mechanism of Ecological Adaptation //  American Aiztlzropologist 67, 1965.
      - Peters E.L. Some Structural Aspects of the Feud among the Camel-Herding Bedouin of Cyrenaica // Africa: Journal of the International African Institute,  Vol. 37, No. 3 (Jul., 1967), pp. 261-282
       
       
      - Зуев А.С. О боевой тактике и военном менталитете коряков, чукчей и эскимосов.
      - Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).
      - О.А. Митько. Люди и оружие (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).
      - К.Г. Карачаров, Д. И. Ражев. Обычай скальпирования на севере Западной Сибири в Средние века.
      - Нефёдкин А.К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).
      - Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.
      - Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.
      - Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.
      - Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.
      - Нефедкин А.К. Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.
      - Нефедкин А.К. Колесницы и нарты: к проблеме реконструкции тактики // Археология Евразийских степей. 2020
       
      - N. W. Simmonds. Archery in South East Asia s the Pacific.
      - Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.
      - Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.
      - Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.
      - Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.
      - D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.
      - Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.
      - W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.
      - E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.
      - K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.
      - Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 
      - William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.
      - Henry Reynolds. Forgotten war. 
      - Henry Reynolds. The Other Side of the Frontier. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.
      -  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.
      - Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.
      - Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      - Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      - Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      - Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      - Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      - Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
      - Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.
      - P. D'Arcy. Maori and Muskets from a Pan-Polynesian Perspective // The New Zealand journal of history 34(1):117-132. April 2000. 
      - Andrew P. Vayda. Maoris and Muskets in New Zealand: Disruption of a War System // Political Science Quarterly. Vol. 85, No. 4 (Dec., 1970), pp. 560-584
      - D. U. Urlich. The Introduction and Diffusion of Firearms in New Zealand 1800–1840 // The Journal of the Polynesian Society. Vol. 79, No. 4 (DECEMBER 1970), pp. 399-41
      -  Barry Craig. Material culture of the upper Sepik‪ // Journal de la Société des Océanistes 2018/1 (n° 146), pages 189 à 201
      -  Paul B. Rosco. Warfare, Terrain, and Political Expansion // Human Ecology. Vol. 20, No. 1 (Mar., 1992), pp. 1-20
      - Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Flèches de chasse, flèches de guerre: Le cas des Danis d'Irian Jaya (Indonésie) // Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Bulletin de la Société préhistorique française. T. 87, No. 10/12, Spécial bilan de l'année de l'archéologie (1990), pp. 484-511
      - Warfare // Douglas L. Oliver. Ancient Tahitian Society. 1974
      - Bard Rydland Aaberge. Aboriginal Rainforest Shields of North Queensland [unpublished manuscript]. 2009
      - Leonard Y. Andaya. Nature of War and Peace among the Bugis–Makassar People // South East Asia Research. Volume 12, 2004 - Issue 1
      - Forts and Fortification in Wallacea: Archaeological and Ethnohistoric Investigations. Terra Australis. 2020
       
       
      - Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.
      - Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.
      - Myron J. Echenberg. Late nineteenth-century military technology in Upper Volta // The Journal of African History, 12, pp 241-254. 1971.
      - E. E. Evans-Pritchard. Zande Warfare // Anthropos, Bd. 52, H. 1./2. (1957), pp. 239-262
      - Julian Cobbing. The Evolution of Ndebele Amabutho // The Journal of African History. Vol. 15, No. 4 (1974), pp. 607-631
       
       
      - Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.
      - Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.
      - R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.
      - J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.
      - Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.
      - R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 
      - R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.
      - Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.
       
       
      - Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.
      - Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.
      - Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.
      - T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.
      - Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.
      - Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.
      - HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 
      - NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.
      - F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 
      - Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 
      - H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 
      - Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.
      - Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.
      - Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?
      - Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 
      - Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).
      - McClelland A.V. The Evolution of Tlingit Daggers // Sharing Our Knowledge. The Tlingit and Their Coastal Neighbors. 2015
       
       
      - ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.
      - Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.
      - D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.
      - DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern Plains Armor.
      - Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.
      - Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.
      - James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.
      - Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.
      - Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.
      - James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.
       
       
      - D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.
      - Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL PERFORMANCE CHARACTERISTICS.
      - Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.
      - W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic and  experimental research.
      - DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.
      - Walter Hough. Primitive American Armor. 
      - George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.
      - Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.
      - David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.
      - Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.
      - Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.
      - Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 
      - Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.
      - Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.
      - Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.
      - George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America // Journal of Archaeological Research, Vol. 7, No. 2 (June 1999), pp. 105-151
      - George R. Milner, Eve Anderson and Virginia G. Smith. Warfare in Late Prehistoric West-Central Illinois // American Antiquity. Vol. 56, No. 4 (Oct., 1991), pp. 581-603
      - Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 
      - Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).
      - Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.
      - J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.
      - Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.
      - Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.
      - Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.
      - Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.
      - Jennifer Birch. Coalescence and Conflict in Iroquoian Ontario // Archaeological Review from Cambridge - 25.1 - 2010
      - William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.
      - Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.
      - David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.
      - Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.
      - Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011
      - Steven LeBlanc. Prehistoric Warfare in the American Southwest. 1999.
      - Keith F. Otterbein. A History of Research on Warfare in Anthropology // American Anthropologist. Vol. 101, No. 4 (Dec., 1999), pp. 794-805
      - Lee, Wayne. Fortify, Fight, or Flee: Tuscarora and Cherokee Defensive Warfare and Military Culture Adaptation // The Journal of Military History, Volume 68, Number 3, July 2004, pp. 713-770
      - Wayne E. Lee. Peace Chiefs and Blood Revenge: Patterns of Restraint in Native American Warfare, 1500-1800 // The Journal of Military History. Vol. 71, No. 3 (Jul., 2007), pp. 701-741
       
      - Weapons, Weaponry and Man: In Memoriam Vytautas Kazakevičius (Archaeologia Baltica, Vol. 8). 2007
      - The Horse and Man in European Antiquity: Worldview, Burial Rites, and Military and Everyday Life (Archaeologia Baltica, Vol. 11). 2009
      - The Taking and Displaying of Human Body Parts as Trophies by Amerindians. 2007
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research. Reporting on Environmental Degradation and Warfare. 2012
      - Empires and Indigenes: Intercultural Alliance, Imperial Expansion, and Warfare in the Early Modern World. 2011
      - A. Gat. War in Human Civilization.
      - Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.
      - Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.
      - Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.
      - Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.
      - Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.
      - Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.
      - М. Дэйви. Эволюция войн.
      - War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.
      - I.J.N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.
      - Антропология насилия. Новосибирск. 2010.
      - Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war: violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.
      - Warfare in Bronze Age Society. 2018
      - Ian Armit. Headhunting and the Body in Iron Age Europe. 2012
      - The Cambridge World History of Violence. Vol. I-IV. 2020

    • Сеньориальные и "частные" войны.
      By hoplit
      - Justine Firnhaber-Baker. From God’s Peace to the King’s Order: Late Medieval Limitations on Non-Royal Warfare // Essays in Medieval Studies Volume 23, 2006.
      - Justine Firnhaber-Baker. Seigneurial War and Royal Power in Later Medieval Southern France // Past & Present, Vol. 208, No. 1, 2010, p. 37-76.
      - Justine Firnhaber-Baker. Techniques of seigneurial war in the fourteenth century // Journal of Medieval History 36(1): 90-103. 2010.
       - Gadi Algazi. Pruning Peasants Private War and Maintaining the Lords’ Peace in Late Medieval Germany // Medieval Transformations: Texts, Power and Gifts in Context, Esther Cohen & Mayke de Jong eds. (Leiden: Brill, 2000), pp. 245–274.
      -  Geary Patrick J. Vivre en conflit dans une France sans État : typologie des mécanismes de règlement des conflits (1050-1200) // Annales. Economies, sociétés, civilisations. 41ᵉ année, N. 5, 1986. pp. 1107-1133
       
      Также - Justine Firnhaber-Baker. Violence and the State in Languedoc, 1250-1400. 2014.
       
      Сборник статей по "приватным войнам" в домонгольском Иране - Iranian Studies, volume 38, number 4, December 2005.
      - Jürgen Paul. Introduction: Private warfare in pre-Mongol Iran.
      - Ahmed Abdelsalam. The practice of violence in the ḥisba-theories.
      - Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a.
      - Jürgen Paul. The Seljuq conquest(s) of Nishapur: A reappraisal.
      - David Durand-guédy. Iranians at war under Turkish domination: The example of pre-Mongol Isfahan. 
       
      Juergen Paul
      -  Juergen Paul. The State and the military: the Samanid case // Papers on hater Asia, 26. 1994
      - Juergen Paul. Armies, lords, and subjects in medieval Iran // The Cambridge World History of Violence, vol. 2. 2020
      - Juergen Paul. The State and the Military – a Nomadic Perspective // Militär und Staatlichkeit. Beiträge des Kolloquiums am 29. und 30.04.2002. 2003
      И у него же - пачка свежих интересных работ по региональной элите. К примеру:
      Juergen Paul. Who Were the Mulūk Fārs // Transregional and Regional Elites - Connecting the Early Islamic Empire. 2020
      Juergen Paul. Local Lords or Rural Notables? Some Remarks on the ra'is in Twelfth Century Eastern Iran // Medieval Central Asia and the Persianate World. Iranian Tradition and Islamic Civilisation. 2015
      Juergen Paul. Hasanwayh b. Husayn al-Kurdi: From freehold castles to vassality? // The Abbasid and Carolingian Empires. Comparative Studies in Civilizational Formation. 2017
       
    • Каталог гор и морей (Шань хай цзин) - (Восточная коллекция) - 2004
      By foliant25
      Просмотреть файл Каталог гор и морей (Шань хай цзин) - (Восточная коллекция) - 2004
      PDF, отсканированные стр., оглавление.
      Перевод и комментарий Э. М. Яншиной, 2-е испр. издание, 2004 г. 
      Серия -- Восточная коллекция.
      ISBN 5-8062-0086-8 (Наталис)
      ISBN 5-7905-2703-5 (Рипол Классик)
      "В книге публикуется перевод древнекитайского памятника «Шань хай цзин» — важнейшего источника естественнонаучных знаний, мифологии, религии и этнографии Китая IV-I вв. до н. э. Перевод снабжен предисловием и комментарием, где освещаются проблемы, связанные с изучением этого памятника."
      Оглавление:

       
      Автор foliant25 Добавлен 01.08.2019 Категория Китай
    • Мусульманские армии Средних веков
      By hoplit
      Maged S. A. Mikhail. Notes on the "Ahl al-Dīwān": The Arab-Egyptian Army of the Seventh through the Ninth Centuries C.E. // Journal of the American Oriental Society,  Vol. 128, No. 2 (Apr. - Jun., 2008), pp. 273-284
      David Ayalon. Studies on the Structure of the Mamluk Army // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London
      David Ayalon. Aspects of the Mamlūk Phenomenon // Journal of the History and Culture of the Middle East
      Bethany J. Walker. Militarization to Nomadization: The Middle and Late Islamic Periods // Near Eastern Archaeology,  Vol. 62, No. 4 (Dec., 1999), pp. 202-232
      David Ayalon. The Mamlūks of the Seljuks: Islam's Military Might at the Crossroads //  Journal of the Royal Asiatic Society, Third Series, Vol. 6, No. 3 (Nov., 1996), pp. 305-333
      David Ayalon. The Auxiliary Forces of the Mamluk Sultanate // Journal of the History and Culture of the Middle East. Volume 65, Issue 1 (Jan 1988)
      C. E. Bosworth. The Armies of the Ṣaffārids // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London,  Vol. 31, No. 3 (1968), pp. 534-554
      C. E. Bosworth. Military Organisation under the Būyids of Persia and Iraq // Oriens,  Vol. 18/19 (1965/1966), pp. 143-167
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army //  Studia Islamica,  No. 45 (1977), pp. 67-99
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army (Conclusion) // Studia Islamica,  No. 46 (1977), pp. 147-182
      Nicolle, D. The military technology of classical Islam. PhD Doctor of Philosophy. University of Edinburgh. 1982
      Nicolle D. Fighting for the Faith: the many fronts of Crusade and Jihad, 1000-1500 AD. 2007
      Nicolle David. Cresting on Arrows from the Citadel of Damascus // Bulletin d’études orientales, 2017/1 (n° 65), p. 247-286.
      David Nicolle. The Zangid bridge of Ǧazīrat ibn ʿUmar (ʿAyn Dīwār/Cizre): a New Look at the carved panel of an armoured horseman // Bulletin d’études orientales, LXII. 2014
      David Nicolle. The Iconography of a Military Elite: Military Figures on an Early Thirteenth-Century Candlestick. В трех частях. 2014-19
      Patricia Crone. The ‘Abbāsid Abnā’ and Sāsānid Cavalrymen // Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain & Ireland, 8 (1998)
      D.G. Tor. The Mamluks in the military of the pre-Seljuq Persianate dynasties // Iran,  Vol. 46 (2008), pp. 213-225 (!)
      J. W. Jandora. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests // Studia Islamica,  No. 64 (1986), pp. 101-113
      John W. Jandora. The Battle of the Yarmuk: A Reconstruction // Journal of Asian History, 19 (1): 8–21. 1985
      Khalil ʿAthamina. Non-Arab Regiments and Private Militias during the Umayyād Period // Arabica, T. 45, Fasc. 3 (1998), pp. 347-378
      B.J. Beshir. Fatimid Military Organization // Der Islam. Volume 55, Issue 1, Pages 37–56
      Andrew C. S. Peacock. Nomadic Society and the Seljūq Campaigns in Caucasia // Iran & the Caucasus,  Vol. 9, No. 2 (2005), pp. 205-230
      Jere L. Bacharach. African Military Slaves in the Medieval Middle East: The Cases of Iraq (869-955) and Egypt (868-1171) //  International Journal of Middle East Studies,  Vol. 13, No. 4 (Nov., 1981), pp. 471-495
      Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a // Iranian Studies, 38:4, 555-573
      Гуринов Е.А. , Нечитайлов М.В. Фатимидская армия в крестовых походах 1096 - 1171 гг. // "Воин" (Новый) №10. 2010. Сс. 9-19
      Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Армии мусульман // Крылов С.В., Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
      Нечитайлов М.В., Гуринов Е.А. Армия Саладина (1171-1193 гг.) (1) // Воин № 15. 2011. Сс. 13-25. И часть два.
      Нечитайлов М.В., Шестаков Е.В. Андалусские армии: от Амиридов до Альморавидов (1009-1090 гг.) (1) // Воин №12. 2010. 
      Kennedy, H.N. The Military Revolution and the Early Islamic State // Noble ideals and bloody realities. Warfare in the middle ages. P. 197-208. 2006.
      Kennedy, H.N. Military pay and the economy of the early Islamic state // Historical research LXXV (2002), pp. 155–69.
      Kennedy, H.N. The Financing of the Military in the Early Islamic State // The Byzantine and Early Islamic Near East. Vol. III, ed. A. Cameron (Princeton, Darwin 1995), pp. 361–78.
      H.A.R. Gibb. The Armies of Saladin // Studies on the Civilization of Islam. 1962
      David Neustadt. The Plague and Its Effects upon the Mamlûk Army // The Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland. No. 1 (Apr., 1946), pp. 67-73
      Ulrich Haarmann. The Sons of Mamluks as Fief-holders in Late Medieval Egypt // Land tenure and social transformation in the Middle East. 1984
      H. Rabie. The Size and Value of the Iqta in Egypt 564-741 A.H./l 169-1341 A.D. // Studies in the Economic History of the Middle East: from the Rise of Islam to the Present Day. 1970
      Yaacov Lev. Infantry in Muslim armies during the Crusades // Logistics of warfare in the Age of the Crusades. 2002. Pp. 185-208
      Yaacov Lev. Army, Regime, and Society in Fatimid Egypt, 358-487/968-1094 // International Journal of Middle East Studies. Vol. 19, No. 3 (Aug., 1987), pp. 337-365
      E. Landau-Tasseron. Features of the Pre-Conquest Muslim Army in the Time of Mu ̨ammad // The Byzantine and Early Islamic near East. Vol. III: States, Resources and Armies. 1995. Pp. 299-336
      Shihad al-Sarraf. Mamluk Furusiyah Literature and its Antecedents // Mamluk Studies Review. vol. 8/4 (2004): 141–200.
      Rabei G. Khamisy Baybarsʼ Strategy of War against the Franks // Journal of Medieval Military History. Volume XVI. 2018
      Manzano Moreno. El asentamiento y la organización de los yund-s sirios en al-Andalus // Al-Qantara: Revista de estudios arabes, vol. XIV, fasc. 2 (1993), p. 327-359
      Amitai, Reuven. Foot Soldiers, Militiamen and Volunteers in the Early Mamluk Army // Texts, Documents and Artifacts: Islamic Studies in Honour of D.S. Richards. Leiden: Brill, 2003
      Reuven Amitai. The Resolution of the Mongol-Mamluk War // Mongols, Turks, and others : Eurasian nomads and the sedentary world. 2005
      Juergen Paul. The State and the military: the Samanid case // Papers on hater Asia, 26. 1994
       
      Kennedy, Hugh. The Armies of the Caliphs: Military and Society in the Early Islamic State Warfare and History. 2001
      Blankinship, Khalid Yahya. The End of the Jihâd State: The Reign of Hisham Ibn Àbd Al-Malik and the Collapse of the Umayyads. 1994.
      D.G. Tor. Violent Order: Religious Warfare, Chivalry, and the 'Ayyar Phenomenon in the Medieval Islamic World. 2007
      Michael Bonner. Aristocratic Violence and Holy War. Studies in the Jihad and the Arab-Byzantine Frontier. 1996
      Patricia Crone. Slaves on Horses. The Evolution of the Islamic Polity. 1980
      Hamblin W. J. The Fatimid Army During the Early Crusades. 1985
      Daniel Pipes. Slave Soldiers and Islam: The Genesis of a Military System. 1981
       
      P.S. Большую часть работ Николя в список вносить не стал - его и так все знают. Пишет хорошо, читать все. Часто пространные главы про армиям мусульманского Леванта есть в литературе по Крестовым походам. Хоть в R.C. Smail. Crusading Warfare 1097-1193, хоть в Steven Tibble. The Crusader Armies: 1099-1187 (!)...
    • «Чжу фань чжи» («Описание иноземных стран») Чжао Жугуа ― важнейший историко-географический источник китайского средневековья. 2018
      By foliant25
      Просмотреть файл «Чжу фань чжи» («Описание иноземных стран») Чжао Жугуа ― важнейший историко-географический источник китайского средневековья. 2018
      «Чжу фань чжи» («Описание иноземных стран») Чжао Жугуа ― важнейший историко-географический источник китайского средневековья. 2018
      PDF
      Исследование, перевод с китайского, комментарий и приложения М. Ю. Ульянова; научный редактор Д. В. Деопик.
      Китайское средневековое историко-географическое описание зарубежных стран «Чжу фань чжи», созданное чиновником Чжао Жугуа в XIII в., включает сведения об известных китайцам в период Южная Сун (1127–1279) государствах и народах от Японии на востоке до Египта и Италии на западе. Этот ценный исторический памятник, содержащий уникальные сообщения о различных сторонах истории и культуры описываемых народов, а также о международных торговых контактах в предмонгольское время, на русский язык переведен впервые.
      Тираж 300 экз.
      Автор foliant25 Добавлен 03.11.2020 Категория Китай