Saygo

Дейотар, царь галатов

2 сообщения в этой теме

Смыков Е. В. Дейотар, властитель галатов

Выступая в начале марта 43 г.1 в сенате с очередной, одиннадцатой по счету, речью против Марка Антония и перечисляя силы, которыми правитель­ство располагало на Востоке, Цицерон говорил: «У царя Дейотара и у его сына есть большая и по нашему образцу обученная армия. На его сына мы можем возлагать величайшие надежды, он в высшей степени одарен и обладает вели­чайшими добродетелями. А что сказать мне об отце? Свое благоволение к рим­скому народу он доказывает едва ли не с момента своего рождения. <...> С ка­кой похвалой, с каким уважением и почётом отзывались об этом муже Сулла, Мурена, Сервилий, Лукулл! Что же мне остается добавить о Помпее? Помпее, который считал Дейотара единственным истинным другом во всем мире, ис­кренне преданным человеком, единственным верным и надежным союзником римского народа!» (Cic. Phil. XI.33-34). Если к этому добавить, что с Дейотаром встречался Марк Красс накануне своего рокового похода (Plut. Crass. 17.2), а за­тем его помощью пользовались сам Цицерон и М. Бибул (Cic. Phil. XI.34), то окажется, что фоном биографии этого союзника римского народа служит внеш­няя политика Рима в Азии на протяжении почти четырех десятилетий - причем десятилетий, которые имели определяющее значение для дальнейших судеб этих территорий. Правда, когда Цицерон говорит, что Дейотар доказывает свое расположение к римскому народу «едва ли не с момента своего рождения», он несколько преувеличивает - эти сорок лет составляют вторую половину его жизни, тогда как о первой ничего не известно. Впрочем, такова же судьба почти  всех его современников-монархов в регионе - большая часть биографических сведений о них относится к событиям, так или иначе связанным с митридатовским кризисом.


Galatia_Map.png


Дейотар был сыном Синорига, тетрарха галатов-толистобогиев. Отец Дейотара известен нам как герой почти шекспировской истории, связанной с его любовью к красавице Камме, преступлением - убийством ее мужа, и местью Каммы, отравившей Синорига и себя во время брачной церемонии. Об этом рассказывают Полиэн и Плутарх (Plut. De virt. mul. 20; Amat. 22; Polyaen. VIII.39), причем никакой другой информации о Синориге в источниках нет. Если бы не афинская надпись, содержащая патронимик Дейотара, эту исто­рию вряд ли связали бы с его отцом, поскольку в повествованиях обоих наших источников нет ни малейших хронологических указаний.

Будущий правитель единой Галатии родился в последней трети II в. до н. э. Это время рассчитывается на основе ряда косвенных свидетельств. Во-первых, все данные источников говорят, что в 50-40-е гг. I в. Дейотар был уже очень почтенного возраста. Когда с ним встретился Красс в 54 г., он был уже старик (Plut. Crass. 17.2); учитывая, что самому Крассу в это время уже перева­лило за шестьдесят, считают, что Дейотар был старше него. О его глубокой ста­рости (exacta aetate) говорит Цицерон через девять лет после этого - к тому времени он уже не в состоянии был сам садиться на коня и его подсаживали не­сколько человек (Cic. Deiot. 28).

«Звездный час» наступил для Дейотара с началом Митридатовых войн. Исследователи с полным основанием считают, что он был одним из тех трех тетрархов, которые уцелели после избиения галатской знати, учиненного Митридатом в Пергаме. Эта резня предопределила на следующие десятилетия пози­цию галатов в римско-понтийском противостоянии: ненависть к понтийскому царю сделала их верными союзниками римлян2. Что касается конкретного уча­стия Дейотара в боевых действиях этого времени, то о нем ничего не известно. Однако стоит обратить внимание на утверждение Цицерона, что с похвалой о нем отзывался уже Сулла; кроме того, после завершения Митридатовых войн он получил, пожалуй, самые щедрые территориальные пожалования в сравнении с остальными местными династами. Поэтому вполне возможно предположить, что именно он играл руководящую роль в организации отпора понтийскому стратегу Евмаху, которого Митридат направил в Галатию, чтобы прибрать ее к рукам (App. Mithr. 46). В дальнейшем, как видно из перечня имен в речи Цицерона3, он сотрудничал с Муреной в ходе второй Митридатовой войны и с П. Сервилием Ватией во время его исаврийской кампании, хотя конкретные формы этого сотрудничества восстанавливаются лишь гипотетически. Таким образом, еще до начала третьей войны с Митридатом Дейотару неоднократно предоставлялась возможность доказать свою верность римскому народу и высо­кие «деловые качества».

Когда началась третья Митридатова война, Дейотар с самого начала всту­пил в борьбу на стороне Рима. В южные районы Анатолии Митридат направил Евмаха - того самого стратега, который уже потерпел поражение от галатов во время первой войны. Теперь он, истребляя римлян без различия пола и возраста, прошел по всей Фригии, подчинил писидов, исавров и Киликию, но, наконец, был разбит Дейотаром (App. Mithr. 75). Одержанная победа имела достаточно важное значение для дальнейшего развития событий: был положен предел рас­пространению власти Митридата в южном направлении, и понтийские войска никогда больше не тревожили эти территории. Возможно, что именно в это время произошло еще одно важное для биографии Дейотара событие - он встретился с Цезарем и оказал ему гостеприимство в своем доме.

В дальнейшем участие галатов в войне на стороне римлян еще несколько раз упоминается в источниках. Имя Дейотара при этом не упоминается, но ис­следователи не без оснований полагают, что именно он оказал некоторые важ­ные услуги римскому командованию. Так, во время похода Лукулла в Понт в 72 г. с его армией шли 30 000 галатов-носильщиков, каждый из которых нес медимн зерна (Plut. Luc. 14.1). Поскольку наступление Лукулла, если даже оно не шло через территорию Галатии, проходило в непосредственной близости от владений Дейотара, его помощь была вполне естественна. Несмотря на отсутст­вие прямых указаний, можно с полным основанием полагать, что галаты сража­лись на стороне римлян и после смены римского главнокомандующего. Помпей, завершив боевые действия, среди прочих мероприятий осуществил и реоргани­зацию Галатии - теперь каждое племя получило одного правителя, носившего прежний титул тетрарха (App. Syr. 50). Такое решение, несомненно, отвечало римским интересам в большей степени, чем традиционная политическая струк­тура галатских племен - иметь в Галатии вассалами двенадцать правителей бы­ло явно невозможно.

Кроме Дейотара, получившего власть над толистобогиями, мы точно зна­ем имя Брогитара, ставшего тетрархом трокмов; имя тетрарха тектосагов оста­ется неизвестным, возможно, это был Кастор Таркондарий, в 48 г. приславший на помощь Помпею отряд во главе со своим сыном (Caes. BC. III.4.5).

Брогитар, об участии которого в борьбе с Митридатом не известно ника­ких подробностей, тем не менее, получил от Помпея крепость Митридатий с прилегающей к ней территорией (Strab. XII. 5. 2). Но, конечно же, награды, ко­торые получил Дейотар, были гораздо щедрее. За его многолетнюю верность и сотрудничество с римскими полководцами ему была предоставлена часть пон- тийской территории. По словам Страбона, «за устьем Г алиса следует Газелонитида... Одну часть этой страны занимают амисены, другую же Помпей отдал Дейотару, так же как и области около Фарнакии и Трапезусии, вплоть до Кол­хиды и Малой Армении» (Strab. XII. 3. 13). Кроме того, Помпей провозгласил Дейотара царем над этими землями. Теперь Дейотар, наряду со своей наследст­венной областью и званием тетрарха, владел территориями, превышавшими племенную территорию толистобогиев в несколько раз, да к этому обладал еще и престижным царским титулом.

Все распоряжения Помпея должны были быть ратифицированы в Риме сенатом и народом. Именно поэтому в источниках говорится, что Дейотар по­лучил Малую Армению от сената. При этом немалую роль сыграл и Цезарь: его помощь Дейотару заключалась, скорее всего, в том, что он в качестве консула содействовал утверждению acta Помпея и поддержал в сенате дарование цар­ского титула галатскому тетрарху; это и были те самые officia, на признатель­ность за которые он рассчитывал. С этих пор и до конца жизни Дейотар оста­вался вернейшим союзником Рима в регионе. Его влияние намного превышало влияние других тетрархов - хотя бы в силу того, что он приходился тестем и Брогитару, и Кастору Таркондарию, и, стало быть, мог влиять на них не только как могущественный сосед, но и как старший родственник. Разумеется, родст­венные отношения между ними не мешали ожесточенной борьбе за власть, по­скольку процессы консолидации, раз начавшись, отнюдь не завершились после помпеевских преобразований. К сожалению, события эти известны нам в пре­дельно общих чертах.

Согласно Цицерону, известный трибун-смутьян Клодий, подкупленный Брогитаром, провел в его пользу два решения. Прежде всего, Брогитар получил от народа царское звание - случай беспрецедентный, поскольку, как говорилось выше, такого рода решения принимал только сенат. Как демонстративно него­довал Цицерон, «народом были объявлены царями те, кто, конечно, никогда не потребовали бы этого от сената». Во-вторых, Брогитар пытался добиться неко­торого упрочения своего положения внутри Галатии - по предложенному Клодием закону под его контроль переходило общегалатское святилище Великой Матери богов в Пессинунте. Этот богатый и влиятельный храм находился на территории толистобогиев; номинально он был независим, но, разумеется, его жрецы имели традиционные связи с тетрархами племени, на землях которого он был расположен. Конкретное содержание закона неизвестно - ясно только, что прежний верховный жрец лишался власти, а на его место назначался либо сам Брогитар, либо его ставленник. Правда, успех этот был кратковременным - уже через два года Дейотар вернул святилище под свой контроль и, по-видимому, восстановил в правах прежнего жреца. Что касается царского титула - то Брогитар сохранял его до самой своей смерти. Он зафиксирован нумизматически - до нас дошли монеты шестого года его царствования (53/52 гг. до н. э.)4, и это по­следнее свидетельство о нем в источниках.

Для оценки личности и политики Брогитара данных у нас слишком мало. Цицерон не стесняется в выражениях на его счет: он «человек мерзкий и недос­тойный этой святыни» - причем святыни он добивался не для почитания, а для осквернения (Sest. 56), «мерзкий и нечестивый», посланцы которого в бытность Клодия трибуном в храме Кастора раздавали деньги его шайкам (Har. resp. 28). Очевидно, что такие характеристики - это обычная судебная риторика, при­званная очернить противную сторону, и, в общем и целом, Брогитар вряд ли от­личался чем-нибудь в худшую сторону от других эллинистических властителей. Что касается его связей с Клодием, то, видимо, эта политическая линия была отчасти вынужденной - Дейотар имел слишком обширные и прочные связи в кругах римского нобилитета, что толкало Брогитара в объятия политиков ради­кального толка. Интерес в данном случае был взаимный. У нас нет никаких ос­нований не доверять сообщениям о крупных суммах, которые были обещаны, а частично - и выплачены, Клодию за проведение его закона.

Что касается римских связей Дейотара, то мы вполне определенно знаем о связях Дейотара и Помпея; как и о том, что упрочению его положения содейст­вовал Цезарь в пору своего консулата; мы знаем, что Дейотара навестил Красс, направляясь в свой роковой поход (Plut. Crass. 17.2). Таким образом, он мог рассчитывать, как минимум, на благожелательность, а при случае - и на под­держку всех триумвиров. Но ими круг его связей не ограничивался. Бросается в глаза, что язвительный и достаточно влиятельный Цицерон ни разу не сказал о Дейотаре худого слова. Письма Цицерона из Киликии 51-50 гг. демонстрируют их тесные связи на личном уровне: не желая подвергать своих сыновей опасно­стям военной кампании, оратор отправляет их ко двору Дейотара (Att. V.17.3; 18.4; 20.9), там же находит заботу и лечение некий Пинарий, рекомендованный Цицерону Аттиком и тяжело заболевший на Востоке (Att. VI. 1. 23). Судя по всему, случалось Цицерону рассуждать с Дейотаром и о религиозных вопро­сах - воспоминания об этих беседах явно присутствуют в его диалоге «О пред­видении» (Div. I. 26 sq.). Если к этому добавить еще и попытки галата располо­жить дарами в свою пользу даже сурового Катона (Plut. Cat Min. 15.1-3)5, то картина получится достаточно показательная. В своем стремлении установить связи с влиятельными представителями римского нобилитета Дейотар не обра­щал внимания на их взаимоотношения и внутриполитическую ориентацию. В тех условия такая политика себя оправдала, но она же создала для Дейотара множество проблем после начала в Риме гражданской войны.

Брогитар, скорее всего, ушел из жизни примерно в одно время со своим римским покровителем. Смерть его вполне могла быть естественной - он, как и Дейотар, был уже весьма почтенного возраста; однако он вполне мог оказаться жертвой властолюбия Дейотара, который, использовав удобный момент, отде­лался от соперника и прибрал к рукам его тетрархию. Это присоединение вла­дений Брогитара к тем, которыми уже управлял Дейотар, является несомнен­ным; с большой долей вероятности можно допустить, что произошло оно на­сильственным путем.

За исключением этих внутригалатских распрей, десятилетие, последовав­шее за распоряжениями Помпея, прошло спокойно - и, соответственно, мы практически ничего не знаем о деятельности Дейотара в это время. Насколько можно судить, он продолжал укреплять прежние связи в среде римского ноби­литета и устанавливать новые, расширяя сеть своих контактов среди влиятель­ных лиц «Вечного города» и не обращая при этом внимания на их политиче­скую ориентацию6. Во всяком случае, в дальнейшем среди его римских добро­желателей мы находим М. Брута, будущего убийцу Цезаря. В написанном в феврале 50 г. письме Цицерон упоминает о том, что Дейотар отправлял посоль­ство к Ариобарзану, царю Каппадокии, с целью добиться от того выплаты дол­гов Бруту (Att. VI. 1. 4), а Брут, в свою очередь, впоследствии произнес речь в защиту Дейотара перед Цезарем (Cic. Att. XIV. 1. 2; Plut. Brut. 6.5 sq.; Tac. Dial. 21. 6)7.

Внутри своего государства Дейотар проводил политику, направленную на усвоение того лучшего, что было выработано греко-римской цивилизацией. Красс, посетивший бывшего уже в преклонном возрасте царя на своем пути в Сирию, застал его за строительством нового города (Plut. Crass. 17.2)8. Кроме того, известно, что Дейотар вооружил и обучил по римскому образцу два ле­гиона (BAlex. 34. 4). Сам царь не был чужд греческой образованности, поддер­живал связи с культурными центрами эллинского мира - в его честь была по­ставлена статуя с почетной надписью в Афинах (OGIS 347), а также статуи в других городах - Никее, Лаодикее, Эфесе. Вообще, как констатируют исследо­ватели Галатии, к середине I в. до н. э. галатская элита была в значительной степени эллинизирована и ассимилировала ценности и нормы поведения, харак­терные для других аристократических элит и династов Малой Азии9. Разумеет­ся, это относится преимущественно к внешним формам поведения, культуры и т. п. Политические взаимоотношения в регионе, по крайней мере, там, где они не затрагивали римских интересов, подчинялись совершенно иным нормам и традициям.

Вновь активно послужить римлянам Дейотару довелось во время кризис­ной ситуации, сложившейся на Востоке после поражения Красса при Каррах, когда римские провинции оказались фактически без защиты. Сирию прикрыва­ли лишь остатки армии Красса, собранные и организованные его квестором Г. Кассием. У этой армии, несмотря на первоначальную деморализацию, было, как минимум, два плюса: она состояла из воинов, получивших некоторый бое­вой опыт и представлявших будущего врага, и возглавлял ее талантливый вое­начальник. Иное дело было в Киликии - Цицерон совершенно не имел военного опыта и получил свое назначение по причинам, не имевшим никакого отношения к внешней политике. К этому добавлялись и низкие боевые качества под­разделений, которые он получил в своё распоряжение. В этих условиях помощь, которую привел Дейотар, была неоценима. Цицерон говорит о том, что царь имел в наличии 30 когорт пехоты по 400 человек в каждой, вооруженных и обу­ченных по римскому образцу, и 2 тыс. всадников (Att. VI. 1. 14); это пополнение должно было удвоить силы Цицерона (Att. V. 18. 2). Правда, в связи с измене­нием обстановки в лучшую сторону столь массированной помощи не понадоби­лось, и Цицерон порекомендовал Дейотару вернуться в его царство (Fam. XV. 4. 7), но и в дальнейшем властитель галатов неоднократно снабжал римлян ин­формацией о ситуации и возможных намерениях парфян (Cic. Att. V.21.2; Fam. VIII.10). За свои заслуги он удостоился в переписке Цицерона самых лестных эпитетов (Fam. XV.4.5).

Сам Дейотар оказался в это время в довольно сложной внешнеполитиче­ской ситуации: наряду с Римом грозно заявила о себе вторая великая держава, Парфия, и ему было необходимо найти политический курс, который в наиболь­шей степени способствовал бы сохранению его власти. Эта задача была тем бо­лее актуальна, что недавняя аннексия владений Брогитара, несомненно, увели­чила численность его врагов среди галатской знати. Разумеется, резкая смена ориентации с запада на восток была бы неразумной, и Дейотар не намеревался бросать вызов римской гегемонии. Однако определенные меры безопасности были предприняты. Дочь армянского царя Артавазда была просватана за сына и наследника Дейотара (Cic. Att. V. 21. 2). Тем самым он приобретал связи и с парфянами - сестра Артавазда была замужем за царевичем Пакором (Plut. Crass. 33.1). Это был, конечно, довольно сомнительный в глазах римлян альянс: не го­воря уже о том, что Пакор был руководителем, и, возможно, вдохновителем парфянского «натиска на запад», а Артавазд в недавнем прошлом запятнал себя изменой союзу с римлянами, в настоящее время армянский царь имел агрессив­ные намерения по отношению к союзной римлянам Каппадокии (Cic. Fam. XV. 1. 2; 3. 1). Нужно отдать должное дипломатическому таланту Дейотара: он су­мел так повести дело, что возможный союз с Арменией не навлек на него ни уп­рёков, ни подозрений со стороны римлян.

Начавшаяся в Риме гражданская война поставила под вопрос многие из достижений Дейотара. В тех условиях, когда не было никакой возможности со­хранить нейтралитет, вопрос выбора не был простой формальностью. Дейотар был обязан своим возвышением Помпею и был его клиентом - но у него были определённые officia и по отношению к Цезарю. Именно поэтому, давая объяс­нения победителю, он подчеркивал: «Обитая в такой части света, в которой никогда не было Цезаревых гарнизонов, он находился в лагере Гн. Помпея, по­нуждаемый к этому войсками и их: конечно, не его дело было выступать судьей в спорах, возникших в римском народе, но он должен был повиноваться налич­ным властям» (BAlex. 67. 1-2. Пер. М.М. Покровского с изменениями). С другой стороны, Цицерон, защищая царя от выдвинутых против него обвинений, делал упор на безупречность личного поведения Дейотара, его верность долгу: «.В этой несчастной и роковой войне царь Дейотар пришел к тому, кому прежде он помогал в войнах справедливых и направленных против врагов, с кем он был связан не только гостеприимством, но и тесной дружбой, и пришел либо как тот, кого попросили как друга, либо вызванный как союзник, либо призванный как тот, кто привык повиноваться сенату; наконец, он пришел к беглецу, а не к преследователю, то есть союзником в опасности, а не в победе» (Deiot. 12)10.

Итак, первоначальное решение явиться в лагерь Помпея могло быть свя­зано, по крайней мере, отчасти, с общей неясностью политической ситуации. Яркую картину того вала информации, который обрушился на Дейотара, рисует Цицерон: «Когда он услышал, что по единодушному постановлению сената взя­лись за оружие, что защита государства вверена консулам, преторам, народным трибунам, нашим полководцам, он готовился, и, будучи в высшей степени рас­положенным к этой империи, испытывал страх за безопасность римского наро­да, в которой, как он понимал, заключена и его собственная безопасность: одна­ко он считал, что и при величайшем страхе следует соблюдать спокойствие. Но особенно он был приведен в замешательство, когда услышал, что консулы и все консуляры бежали из Италии - ведь так ему сообщали! - что в смятенном со­стоянии находится сенат и вся Италия; ведь таким вестям и слухам путь на Вос­ток был открыт, а никакие истинные за ними не следовали. Он ничего не слы­шал о твоих предложениях, ничего о стремлении к согласию и миру, ничего о заговоре некоторых людей против твоего достоинства» (Cic. Deiot. 11). Учиты­вая всё это, слова Дейотара в «Александрийской войне» и оправдательное заяв­ление в речи Цицерона не выглядят простой увёрткой.

С другой стороны, вполне естественным выглядит и подчеркивание вер­ности царя своему старому другу и покровителю - Помпею. Престарелый мо­нарх, который уже не мог держаться на коне без посторонней помощи, не толь­ко прислал в лагерь Помпея 600 всадников, но и счел нужным лично явиться вместе с ними (Caes. BC. III.4.3; Cic. Deiot. 9, 13, 28; App. BC. II.49, 71; Flor. II, 13.5) - поступок, который едва ли можно назвать дипломатичным. Более того, вполне вероятно, что авторитета сената для Дейотара оказалось недостаточно, и он выступил, подчиняясь, прежде всего, распоряжениям Помпея.

После разгрома армии Помпея при Фарсале Дейотар бежал на одном ко­рабле с ним, но в дальнейшем покинул его (Plut. Pomp. 73.6; Luc. Phars. V.47 sq.; VIII. 210-238). Если верить поэме Лукана, Помпей дал ему дипломатическое поручение, связанное с поисками убежища у парфянского царя. Лукан, конечно, источник своеобразный, и верить ему можно далеко не во всем, однако в дан­ном случае сообщение не противоречит тому, что мы знаем о попытках Помпея привлечь на свою сторону парфян. Дейотар в роли посредника был для Помпея вполне подходящей кандидатурой, учитывая его добрососедские отношения с армянским царём Артаваздом, который мог выступить посредником между римским полководцем и Ородом II, царем Парфии.

Как бы то ни было, ко времени прибытия Цезаря в Азию Дейотар уже вновь был в своём царстве. Первая реакция победителя была вполне естествен­ной: не ставя в вину Дейотару и каппадокийскому царю Ариобарзану поддерж­ку ими Помпея, которая была их обязанностью, он потребовал лишь уплаты де­нежной контрибуции для покрытия его военных расходов. Дион Кассий специ­ально подчёркивает, что «столь необычайно великой была проявленная им снисходительность, что тех, кто поддержал Помпея, он похвалил и сохранил им всё то, что тот им дал, а Фарнака и Орода возненавидел как людей, которые не пришли на помощь, будучи его друзьями» (Dio Cass. XLIV. 45. 3). Вполне воз­можно, что дело здесь было не в снисходительности - Цезарю было просто не до того, чтобы заниматься сведением счётов, он спешил догнать Помпея и не дать ему найти новую базу для операций. Во всяком случае, контрибуция, на­ложенная на царей, судя по всему, была отнюдь не символической: Цицерон ут­верждает (а не верить ему в данном случае нет никаких оснований, откровенная ложь пошла бы во вред его подзащитному), что царь трижды устраивал аукцио­ны с тем, чтобы получить необходимые суммы (Cic. Deiot. 14).

Впрочем, необходимость устраивать аукционы могла быть связана не только с размером суммы, но и с тем, что Дейотар лишился части своих владе­ний. Осенью 48 г. боспорский царь Фарнак, сын Митридата Евпатора, решил извлечь выгоду из римской смуты и вернуть себе отцовские владения. Первыми жертвами его экспансии в Малой Азии стали Колхида, принадлежавшая Дейотару Малая Армения и Каппадокия (Dio Cass. XLII. 45. 3). Вполне естественно, что с жалобой на это Дейотар обратился к легату Цезаря Гн. Домицию Кальви­ну, которого тот оставил в Азии; мотивировка обращения была вполне дипло­матичной и исходила из интересов Цезаря: от лица своего и Ариобарзана он просил «не давать Фарнаку занимать и опустошать его царство, Малую Арме­нию, и царство Ариобарзана, Каппадокию: если они не будут избавлены от это­го бедствия, они не в состоянии будут исполнить предъявленные к ним требо­вания и уплатить обещанные Цезарю деньги» (BAlex. 34. 1).

В начавшейся затем войне Дейотар выступил как главный союзник Доми- ция Кальвина, предоставив в его распоряжение отряд конницы и два легиона своей снаряжённой и обученной по римскому образцу пехоты, что составило около половины армии римского наместника. Правда, количество здесь не пе­решло в качество: в произошедшей в декабре 48 г. у Никополя битве армия Домиция потерпела поражение, причем, как и следовало ожидать, боеспособность наспех набранных войск, как и легионов Дейотара, оказалась весьма низкой. Потери галатского царя были особенно велики: считается, что они составили один легион.

Таким образом, Дейотар оказался в ситуации, когда сохранение террито­риальной целостности его владений полностью зависло от Цезаря, причём в двух отношениях: во-первых, от его победы над Фарнаком (в которой, в общем-то, можно было не сомневаться), и, во-вторых, от того, захочет ли римлянин вернуть этому, по выражению Ф. Эдкока, «престарелому интригану» (aged intri­guer) его владения в полном объёме.

Сомневаться в последнем были все основания: «остальные тетрархи» (ceteri tetrarchae) галатов жаловались Цезарю, доказывая, что Дейотар не имеет никакого права на «почти всю» (paene totius) территорию Галлогреции. Поэтому сам Дейотар отправился навстречу Цезарю на границу своего царства, причем предстал перед ним, всем своим видом выражая смирение, - «сняв с себя цар­ское облачение и не только в одежде частного человека, но и в позе подсудимо­го» (ibid. 67. 1). Цезарь отверг все оправдания Дейотара, относящиеся к его под­держке Помпея, указав на «многочисленные услуги, которые он оказывал Дейо- тару в свое консульство в виде государственных постановлений», посчитал от­говорками все его ссылки на незнание ситуации, однако простил его «ввиду прежних своих благодеяний, ввиду старого гостеприимства и дружбы, высокого сана и почтенного возраста Дейотара, наконец, ввиду просьбы многочисленных его гостеприимцев, спешно съехавшихся сюда для ходатайства о его помилова­нии» (ibid. 68. 1). Итогом этого свидания было возвращение Дейотару царских одеяний и обещание Цезаря рассмотреть споры тетрархов между собой впо­следствии. Последнее вполне естественно: накануне начала боевых действий Цезарь не желал раздражать ни ту, ни другую из спорящих сторон.

Согласно «Александрийской войне», для предстоящей кампании Дейотар предоставил в распоряжение римского полководца по-римски вооруженный и обученный легион, созданный из местных жителей, и всю конницу, которая у него была (BAlex. 68.2 ), причем возглавил эти контингенты сам (Cic. Deiot. 24) - вероятно, желая хотя бы отчасти загладить грех своего личного присутст­вия в армии Помпея. Неизвестно, какую роль сыграли галатские контингенты в битве при Зеле, но сразу же после победы Цезарь отпустил их домой (BAlex. 77. 2). Скорее всего, Дейотар тоже отправился восвояси с тем, чтобы организовать встречу победителя на его пути в Рим. Цезарь задержался в Г алатии ненадолго, тем не менее, он успел побывать гостем в резиденции Дейотара и получить от него богатые дары, после чего проследовал в Никею. Именно там ему предстоя­ло решить территориальные споры между местными правителями. В общем и целом, итог был следующим.

Прежде всего, было принято решение по вопросу о Малой Армении. Она была поделена между Дейотаром и Ариобарзаном: «Некоторую часть Армении, которая ранее принадлежала Дейотару, он отдал Ариобарзану, царю Каппадокии; при этом не только не причинил ущерба Дейотару, но, скорее, оказав ему благодеяние. Ведь он не лишил его территории, но, заняв всю Армению, ранее захваченную Фарнаком, щедро даровал одну её часть Дейотару, а другую - Ариобарзану» (Dio Cass. XLI.63.3). Такое решение, вероятно, было продиктова­но рядом соображений. Прежде всего, если бы Цезарь объявил Малую Арме­нию подвластной римскому народу, она оказалась бы отрезана от других рим­ских провинций, что создавало излишние трудности. В этом отношении воз­вращение её под управление местных монархов было гораздо удобнее. С другой стороны, он почти наверняка руководствовался желанием не дать чрезмерно усилиться ни одному из этих царей. Дейотар и Ариобарзан оба были повинны в поддержке Помпея, так что верить одному из них больше, чем другому, у Цеза­ря оснований не было. Теперь, получив части некогда единого царства, они де­лались соперниками, которые бдительно следили бы друг за другом, обеспечи­вая тем самым безопасность римских интересов в регионе.

Ещё одним ударом по территориальной целостности владений Дейотара была передача тетрархии трокмов Митридату Пергамскому (BAlex. 78.3; Cic. Div. I.27; II.79; Phil. II.94; Strab. XIII. 4. 3; Dio Cass. XLII. 48. 4). В речи «За царя Дейотара» Цицерон всячески старается убедить слушателей, что Дейотар с по­ниманием отнёсся к тому, что лишился части своих владений. Это и понятно - речь призвана смягчить напряженность в отношениях диктатора и царя, однако поверить в искренность заявлений подобного рода мог только очень наивный человек. Зато после смерти Цезаря оратор рисует картину, очень далёкую от благостности: «.был ли кто-нибудь кому-либо большим недругом, чем Дейо- тару Цезарь, недругом в такой же мере, как нашему сословию, как всадниче­скому, как массилийцам, как всем тем, кому, как он понимал, дорого государст­во римского народа? .Дейотар - ни лично, ни заочно - не добился от Цезаря при его жизни ни справедливого, ни доброго отношения к себе. Цезарь. назначил в его тетрархию одного из своих спутников-греков (unum ex Graecis comitibus suis)» (Cic. Phil. II. 94). Тетрарх трокмов явно должен был занять в ре­гионе то место, которое ранее занимал Дейотар.

Впрочем, Дейотару повезло - Митридат в скором времени погиб, пытаясь утвердить свою власть в Боспорском царстве. Это давало ему некоторый шанс вновь поправить своё положение. Поэтому в Испанию, в Тарракон, отправился Блесамий, посол Дейотара (Cic. Deiot. 38). Как кажется, царь мог рассчитывать на успех - Цезарь вручил Блесамию обнадёживающее письмо для него. Но тут судьба нанесла новый удар по надеждам Дейотара - он стал жертвой обвинения. Обвинителем выступил его собственный внук Кастор, сын Кастора Таркондария. Дейотар обвинялся по двум пунктам - он всегда был врагом Цезаря, а когда Цезарь посетил его владения, замышлял убийство своего высокопоставленного гостя. По-видимому, это обвинение было реакцией на притязания Дейотара на тетрархию трокмов, которую семья Кастора тоже была не прочь получить. По­данный Цезарю донос должен был если не окончательно погубить престарелого царя, то, во всяком случае, вбить новый клин между ним и Цезарем.

«Дело Дейотара» поражает своим несоответствием традиционной рим­ской юридической практике. Никаких прецедентов ему до сей поры не было; более того, в этом деле был сконцентрирован целый набор юридических слож­ностей, начиная с самой первой: какой именно суд должен рассматривать обви­нение царя в уголовном преступлении? Следует иметь в виду и то, что одним из обвинителей выступал чужестранец, а вторым - раб. Последнее по римским за­конам и обычаям было совершенно немыслимо, на что Цицерон указывает в своей речи, справедливо подчеркивая опасность подобного прецедента11. Что касается Кастора, то его прямое выступление в качестве обвинителя по уголов­ному делу тоже было противоправным: гражданские иски чужеземцев рассмат­ривал praetor peregrinus, в остальных случаях в рассмотрении дел участвовал се­нат, где интересы иностранных клиентов представлял их патрон. Между тем, из речи Цицерона следует, что обвинители в той или иной форме держали речь пе­ред Цезарем.

Дело рассматривалось в отсутствие обвиняемого - его представлял Гиерас, приближённый царя, срочно присланный в Рим во главе ещё одного по­сольства, и другие послы, а адвокатом выступал Цицерон, для которого защита старого друга и бывшего помпеянца была делом чести12. Слушание происходило в ноябре 45 г., причём местом для него был назначен дом Цезаря, что тоже было необычно: судебный оратор тем самым вырывался из привычной среды и ли­шался поддержки многочисленных слушателей (5-6). Судя по тексту речи Ци­церона, это слушание происходило в очень узком кругу. Помимо самого Цезаря, Цицерона, Кастора и послов Дейотара на нём в качестве свидетелей со стороны защиты присутствовали несколько представителей римской аристократии - Гн. Домиций Кальвин, Сервий Сульпиций Руф, Т. Торкват (32).

Вернёмся к исходному вопросу. Если дело Дейотара не соответствует, на первый взгляд, нормам ведения судебных дел в Риме, но, вместе с тем, его нель­зя интерпретировать и как проявление судебного произвола со стороны нарож­давшегося в то время режима личной власти, чем же оно являлась? Видимо, следует согласиться с мнением, согласно которому рассмотрение обвинений в адрес Дейотара могло опираться на cognitio extra ordinem - процедуру, в ходе которой дело рассматривалось претором без участия судей13. Лишь в случае признания претензий обоснованными дело поступало в суд и рассматривалось в обычном порядке. Таким образом, Цезарь не должен был выносить окончатель­ное решение - поскольку внешняя политика формально всё ещё была прерога­тивой сената, окончательно судьбу царя, по-видимому, должен был решить этот орган.

Цицерон защищал Дейотара со всем своим мастерством, правда, речь его (по крайней мере, в дошедшем до нас варианте) кажется несколько искусствен­ной и чрезмерно правильно построенной. В ней четко соблюдена принятая в су­дебных речах структура - вступление (exordium, § 1-7), изложение дела (narratio, §7-14), опровержение обвинений (refutatio, § 15-34), заключение (conclusio, § 35-43).

Оратор начинает речь с сетований на сложности разбираемого дела и своё волнение (1-3, 5) - несомненно, несколько преувеличенных, но в целом верно отражающих сложность его положения. Кроме необычности дела самого по се­бе, он указывает еще и на то, что само место, где проходит слушание, лишает его и его подзащитного столь важной в суде поддержки народа. После стан­дартных отсылок к рассудительности и беспристрастию Цезаря, которые явля­ются гарантией беспристрастности разбирательства, оратор переходит к рас­смотрению самого обвинения. Центральное значение для отношений Цезаря и Дейотара имеет разрыв дружеских уз, вызванный гражданской войной14. Обвинители знали о том, что Цезарь уже проявлял недовольство действиями Дейотара и гневался на него и, несмотря на то, что все прежние проступки были Дейотару прощены, решили вновь обратить Цезаря против него. Но ведь характер царя несовместим с преступными помыслами! Этот наилучший муж не мог за­мышлять столь страшное преступление!

После этого Цицерон обстоятельно рассматривает детали обвинения, сво­дя их ad absurdum. Следует признать, что оно выглядит неубедительно по лю­бым меркам - и способ убийства, при котором убийца не скрывает своего дея­ния, и неоднократное изменение планов, и постоянные «случайности», которые спасали Цезаря... Действительно, не медные же истуканы, которые перемещать весьма трудно, находились в засаде?! Ирония Цицерона здесь вполне оправдана.

Дальнейшие обвинения гораздо серьёзнее - это обвинения в отсутствии лояльности Цезарю (22-25): Дейотар всегда занимал выжидательную позицию, он приготовил большую армию против Цезаря, он оказал помощь Цецилию Бассу, он посылал людей, которые должны были собирать слухи о положении Цезаря во время Александрийской и Африканской войн. Более того, при слу­хах о гибели Домиция Кальвина, присланного Цезарем в Азию, он публично выражал радость и даже обнажённый плясал на пиру! Примечательно, как Ци­церон искусно группирует опровергаемые им обвинения. Оратор перечисляет их - и отводит буквально одной-двумя фразами, ссылаясь при этом на известные всем факты. Содержал войско? - Никогда у него не было армии, достаточ­ной для войны с Римом. Помогал Цецилию? - Доказательств тому нет, и Дейотар не мог не презирать его, или как человека, никому неизвестного, или как че­ловека недостойного. Послал Цезарю плохую конницу? - В любом случае, это лучшая из той, что у него была. Желал Цезарю зла? - Но он для оказания ему помощи продавал своё имущество на аукционах, снабжал его войско, был вме­сте с римским войском в боях с Фарнаком! Но вот дело доходит до обвинений, в которых царь обвиняется как личность - и тут Цицерон даёт волю своему крас­норечию. Он напоминает о тех заслугах, которые Дейотар имеет перед римским народом, подчёркивает, что тот наделён не только всеми царским добродетеля­ми, но и «единственной в своем роде и достойной удивления воздержанностью (frugalitas)» - качеством, которым принято хвалить частного человека, а не ца­ря. В частной жизни Дейотар никогда не прекращал общения с римлянами, «так что считался не только знатным тетрархом, но и наилучшим отцом семейства, и прилежнейшим земледельцем и скотоводом» (27). С этим образом контрастиру­ет образ его внука. Цицерон исподволь подводит слушателей к его негативному восприятию. Уже в самом начале речи он подчёркивал жестокость внука, кото­рый обвиняет своего деда; теперь пришло время поговорить о политическом лице Кастора. Это действительно уязвимое место обвинения: при Фарсале и об­винитель, и обвиняемый служили Помпею. Но как разнится их поведение! Дейотар уже был изображён - пребывающий в смятении, сбитый с толку приходящими известиями, не знающий о мирных инициативах Цезаря - и покинувший войско Помпея при первой возможности. Иное дело Кастор! «Как он важничал, как хвастался, как не уступал никому в том деле своим усердием и честолюби­ем! А когда войско было утрачено и я, который всегда был сторонником мира, после битвы при Фарсале рекомендовал не просто сложить, а бросить оружие, - я не мог подчинить его моему авторитету, потому что и сам он пылал жаждой этой войны, и считал, что необходимо как следует исполнить приказания его отца», - повествует Цицерон (28-29).

И тут оратор делает новый поворот. Хорошо, пусть Кастор и его родня жестоки, бесчеловечны, пусть они злоумышляют на Дейотара, которому обяза­ны возвышением - но зачем при этом покушаться на основы основ? Зачем под­стрекать раба давать показания на господина? Это противоречит не только рим­ским mores maiorum, это противно нормам человеческого общежития вообще!

Далее Цицерон переходит, может быть, к самой опасной для его подза­щитного части речи. Кастор утверждает, что в донесениях из Вечного города Блесамий пишет Дейотару, что Цезаря в Риме считают тираном, статуя его сто­ит среди статуй царей, ему не рукоплещут во время публичных зрелищ! Слож­ность здесь заключается в том, что такие письма и на самом деле могли быть - причем содержали в себе вполне объективную информацию, известную нам и по другим источникам. Но, конечно, лишнее напоминание Цезарю о сложности его положения могло вызвать его недовольство - и Цицерон переходит в контр­атаку. Блесамий это пишет? А кто такой он сам, чтобы давать такие характери­стики? ! Он вырос не в свободном обществе, а под властью царя - и при этом будет обвинять кого-то в тирании? Он видел множество царских статуй - и при этом будет попрекать Цезаря одной-единственной? А что до рукоплесканий - то Цезарь и сам их не жаждет! При этом каждое возражение Блесамию сопровож­дается комплиментами Цезарю, его милосердию, деяниям, скромности.

Таково содержание речи Цицерона. Была ли возможность у Кастора отве­тить на неё, выступал ли кто-либо ещё и как отреагировал на речь Цезарь - мы не знаем. Здесь сложно даже предполагать что-либо. Очень вероятно, что дик­татор решил разобраться с ситуацией на месте, когда прибудет на Восток для похода в Парфию.

Однако поход не состоялся, мартовские иды завершили этот этап биогра­фии Дейотара, и Цицерон, столь же красноречиво, как прежде, доказывал те­перь совершенно противоположные вещи: «Был ли кто-нибудь кому-либо большим недругом, чем Дейотару Цезарь, недругом в такой же мере, как наше­му сословию, как всадническому, как массилийцам, как всем тем, кому, как он понимал, дорого государство римского народа? .Царь Дейотар. - ни лично, ни заочно - не добился от Цезаря при его жизни ни справедливого, ни доброго отношения к себе.» (Phil. II. 94).

Однако оратор оказывался здесь в весьма щекотливом положении: в бли­жайший месяц после смерти диктатора было объявлено, что в бумагах Цезаря подтверждается восстановление власти Дейотара над всеми его прежними вла­дениями. Двусмысленность положения заключалась в том, что решение это бы­ло результатом письменного обязательства на 10 млн. сестерциев, которое по­лучил ненавистный Цицерону М. Антоний при посредничестве своей жены, не менее ненавистной Фульвии. Поэтому в своих выступлениях он яростно обру­шивается на своих врагов - но не ставит под сомнение справедливость самого решения; ведь Дейотар, как пишет он в письме Аттику, «достоин всякого царст­ва, но не через Фульвию» (Att. XIV. 22. 1).

Вообще история с обещанием денег довольно тёмная. Все произошло дос­таточно быстро, примерно на протяжении месяца. Сделку заключили послы, ко­торых Цицерон характеризует как людей честных, но боязливых и неискушён­ных, при этом они не посоветовались ни с кем из римских гостеприимцев царя (Cic. Att. XVI. 3. 6; Phil. II. 95). Безусловно, давать подобного рода обещания без санкции господина они не имели права, поэтому, думается, возможная сумма взятки, если в ней возникнет необходимость, была оговорена еще при жизни Цезаря. Но получить конкретные указания по поводу именно этой взятки по­слы, конечно, не успели бы: события развивались стремительно, а примерно ме­сяц, который прошёл от гибели диктатора до выдачи обязательства - слишком малый срок для того, чтобы связаться с Дейотаром и получить от него ответ. Поэтому, вероятнее всего, послы воспользовались прежними полномочиями, ещё не зная, что происходит в Галатии.

Сам Дейотар среагировал на события в Риме моментально, заняв свои бывшие владения сразу же после известий о гибели Цезаря. Цицерон говорит, что он «с помощью Марса, благосклонного к нему (suo Marte), вернул себе свое» (Cic. Phil. II. 95). Это, как будто бы, предполагает военную кампанию, вооружённое сопротивление и т. п., однако сопротивление, если даже оно имело место, вряд ли было значительным. К лету 44 г. Дейотар вновь оказался власте­лином двух третей Г алатии и своих прежних владений за её пределами. Его ста­тус чётко определён в надгробной надписи его сына, умершего между мартом 43 и осенью 42 г. - царь и тетрарх толистобогиев и трокмов. Из надписи видно, что тектосаги к этому времени еще сохраняли независимость, хотя, по- видимому, и недолго. Страбон, описывая Галатию, лаконично сообщает: «...Горбеунт - столица Кастора, сына Саокондария, где Дейотар убил своего зя­тя Кастора вместе со своей дочерью» (Strab. XII. 5. 3). Никаких хронологиче­ских привязок он не даёт, однако из текста речи Цицерона «За царя Дейотара» можно понять, что родители Кастора еще живы - иначе не имело бы смысла об­ращение к нему во множественном числе. Кроме того, если бы преступление было совершено ранее процесса в Риме, Цицерон не смог бы представлять жизнь Дейотара как образцовую для Кастора-младшего, сына человека, которо­го тот убил. Поэтому убийство в Горбеунте и захват тетрархии тектосагов сле­дует относить ко времени после смерти Дейотара-младшего. С другой стороны, так как кроме контингентов, присланных Дейотаром, галаты в армии Брута и Кассия не упоминаются, можно допустить, что ко второй половине 42 г. вся Галатия принадлежала уже одному властителю. Цель, к которой Дейотар шёл по­следние десятилетия, была достигнута.

Правда, достигнутое нужно было закрепить, а это было отнюдь не просто в условиях, когда гражданская война в Риме приобретала всё более жестокий характер. К чести Дейотара следует сказать, что он снова, по-видимому, сразу же, сделал ставку на своих прежних друзей. Во всяком случае, Антоний так и не получил обещанные ему деньги, а поведение Дейотара Цицерон ставит в при­мер нерешительному и колеблющемуся Сенату. В дальнейшем Дейотар участ­вовал в действиях, которые вёл проконсул Вифинии Л. Тиллий Кимбр против цезарианца П. Корнелия Долабеллы (Cic. Ad Brut. I. 6. 3). Такая его активная по­зиция дала Цицерону возможность в последний раз публично превознести сво­его старого знакомца - в одиннадцатой «Филиппике» он предлагает проект по­становления, один из пунктов которого гласил: «Если царь Дейотар и сын царя Дейотара окажут поддержку проконсулу Г. Кассию, предоставив ему войско и средства для ведения боевых действий - так же, как они неоднократно делали это ранее во многих войнах, укрепляя могущество римского народа - то тем са­мым они окажут услугу сенату и римскому народу» (Cic. Phil. XI. 31). По-видимому, Цицерон не сомневался в надёжности галатского царя; на деле всё было несколько сложнее. Едва ли случайно в проекте постановления не предпи­сывалось оказать помощь, а говорилось «если окажут.». Кассий Дион упоми­нает о том, что Дейотар отказал Кассию в помощи. Никакой хронологической привязки здесь нет, но можно с уверенностью утверждать, что произошло это примерно весной-осенью 43 г. Известно, что отношения между Брутом и Касси­ем в этот период были далеко не безоблачными, и урегулировали они их только после встречи в Смирне в конце 43 г. Видимо, эту дату можно считать terminus ante quem для сообщения Диона. Дейотар готов был прислушаться к советам старых друзей и поддержать их - но если у него были старые личные отноше­ния с Брутом, это не означало, что он чем-то обязан Кассию, пусть даже тот был политическим единомышленником Брута. В конечном счёте, Дейотара заботили не римские политические проблемы, а стабильность его собственной власти.

Во всяком случае, при Филиппах галаты составляли один из наиболее многочисленных союзных контингентов в войсках республиканцев. Согласно Аппиану, в распоряжении Брута при Филиппах была многочисленная галатская пехота и 5 тыс. конницы (App. BC. IV. 88) - силы, которые далеко превосходили численность галатских контингентов в армии Помпея. Правда, Дейотар, в силу преклонного возраста, на этот раз не явился лично, войска привёл его секретарь Аминта, который после первой битвы при Филиппах перешёл на сторону три­умвиров (Cass. Dio. XLVII. 48. 2) - возможно, имея на сей счет прямые инструк­ции от своего господина. Видимо, обстановка к тому времени сложилась таким образом, что Дейотар осознал целесообразность смены политической ориента­ции.

Дейотар ненадолго пережил битву при Филиппах - он умер в 40 г. или около того (Cass. Dio. XLVIII. 33. 5), не оставив наследника15. Трон перешёл к его бывшему обвинителю, Кастору, который пережил всех своих родственни­ков, имевших право на власть над галатами. Престарелый монарх не успел вос­пользоваться плодами своих трудов - но наследство всё-таки оставил хорошее: не раздробленную на отдельные тетрархии область, а единое царство, пожалуй, на тот момент самое крупное и сильное в регионе, под властью одного царя, к тому же, несмотря на сложности их отношений в прошлом, своего кровного родственника. На протяжении жизни одного поколения Дейотару удалось ре­шить колоссальную задачу - возвысить Галатию от племенного общества до эл­линистической монархии, пусть даже эллинизация эта была в основном поверх­ностной.

Примечания

1. Все даты в статье - до н. э.
2. Stahelin F. Geschichte der Kleinasiatischen Galater. Leipzig, 1907, 87; Magie D. Roman Rule in Asia Minor. Vol. I. Princeton, 1950. P. 372; Hoben W. Untersuchungen zur Stellung kleinasiatischer Dynasten in den Machtkampfen der ausgehenden Republik. Mainz, 1969. S. 63-64;Mitchell S. Ana­tolia. Land, Men and Gods in Asia Minor. Vol. I. The Celts in Anatolia and the Impact of Roman Rule. Oxford, 1993. P. 31.
3. О том же Цицерон говорит в общем виде и в речи «За Дейотара». Ср.: «Ведь его, после того, как он по возрасту смог нести военную службу, почтили все, кто вел войны в Азии, Каппадокии, Понте, Сирии» (Cic. Deiot. 37).
4. Reinach Th. L’Histoire par les Monnaies. ssais de numismatique ancienne. P., 1902. P. 155; HeadB.V. Historia Numorum. A Manuel of Greek Numismatics2. Oxford, 1911. P. 747.
5. Согласно рассказу Плутарха, Катон предпринял специальную поездку в Галатию, чтобы увидеться с Дейотаром. Несмотря на рассказ Плутарха о раздражении, которое тетрарх вы­звал у Катона своей навязчивостью при попытке поднести дары, это не означает отсутствие личных связей между ними в дальнейшем. В пользу этого говорит не только наличие старин­ной дружбы и гостеприимства между семьями Дейотара и Катона, о чем говорит Плутарх, но и написанное в январе 50 г. письмо Цицерона Катону, в котором царь характеризуется как «человек, который не без оснований всегда пользовался уважением и у меня, и у тебя, и у се­ната» (Cic. Fam. XV. 4. 5), «человек, который чрезвычайно близок тебе одному» (Ibid. 4. 15).
6. Связи Дейотара не ограничивались высшими кругами римских политиков. В переписке Ци­церона находится упоминание о финансисте П. Валерии, которому Дейотар оказывал помощь (Att. V. 21. 20). Видимо, в данном случае он задолжал Аттику, которому адресовано письмо. Еще одно упоминание этого лица у Цицерона связано с не вполне ясным делом о его задол­женности государству (Fam. V. 20. 3).
7. Впрочем, связи Дейотара с Брутом можно рассматривать и как дальнейшее развитие ранее существовавших связей: Брут был племянником Катона, о наследственных отношениях кото­рого с галатским царем уже говорилось. Кроме того, могло иметь значение и явное благово­ление Цезаря к Бруту.
8. Возможно, это был Никополь (Niese. Deiotarus (2) // RE. Stuttgart, 1901. Hbd. 8. Sp. 2402).
9. Darbyshire G., Mitchell S., Levent V. The Galatian settlement in Asia Minor // Anatolian Studies. 2000. Vol. 50. P. 82.
10. В дальнейшем, после убийства Цезаря, все это можно было поставить царю в заслугу. Г о- воря, что ауспиции, побудившие его встать на сторону Помпея, были благоприятными, он особо указывал на то, что «он, защищая с оружием в руках авторитет сената, свободу римско­го народа, достоинство государства римского, этим выполнил свой долг и остался верным Риму; в этом он видел большую для себя славу, чем если бы он сохранил все, что имел» (Cic. Div. I. 27; ср: Phil. XI. 33).
11. Цицерон особо подчёркивает, что против господина раб не может свидетельствовать даже под пыткой (3). О применении пыток к рабам для получения показаний см.: Greenidge A.H.J. The Legal Procedure of Cicero’s Time. Oxford, 1901. P. 377 f., 479 f., 491 f.
12. McKendrick P. The Speeches of Cicero. Context, Law, Rhetoric. L., 1995. P. 442.
13. Gotoff H.C. Cicero’s Caesarian Orations // Brill’s Company to Cicero. Oratory and Rhetoric / Ed. J.M. May. Leiden; Boston; Koln, 2002. P. 255.
14. Coşkun A. Amicitiae und politische Ambitionen im Kontext der causa Deiotariana // Roms auswartige Freunde in der spaten Republik und im fruhen Prinzipat / Hrsg. v. A. Co§kun. Gottingen, 2005. S. 140 f
15. Виноват ли сам Дейотар в сложившейся ситуации - вопрос особый. Как известно, он рас­сматривал в качестве своего наследника одноименного сына и соправителя, который, однако, умер раньше отца. Что касается другого мужского потомства - то или его не было, или, если верить Плутарху, Дейотар сам истребил его, желая оставить своего наследника без возмож­ных конкурентов (Plut. De stoic. repugn. 32.4. Р. 1049 C). Плутарх, сообщая мимоходом этот факт, не дает никаких хронологических привязок, так что речь у него может идти и о нашем Дейотаре, и о его тезке, который нам просто неизвестен. При нынешнем состоянии источни­ков ответ здесь невозможен. Так, А. Чошкун считает Дейотара невиновным в детоубийстве (Coşkun A. Op. cit. S. 139. Anm. 39). Однако сама по себе такая мера обеспечения стабильно­сти при наследовании власти отнюдь не уникальна - в другую эпоху, но в этих же самых кра­ях, у турок-османов, законом 1478 г. убийство братьев наследника не только допускалось, но и предписывалось. Так что Дейотар мог убить своих сыновей - но убил ли он их на деле, ос­тается неразрешимым вопросом.
 
Эллинистический мир: государства и правители / Отв. ред. О. Л. Габелко.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


В этой связи добавим, что галаты, подданные Дейотра, упоминаются как союзники Лукулла при его походе против Тиграна Армянского...

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Аххиява: проблема локализации
      Автор: Неметон
      В нач III тыс. до н.э новые влияния распространяются из северо-западной Анатолии в Македонию и оттуда на юг — в Центральную Грецию. Период процветания сильных морских связей и торговли был прерван ок. 2300г до н.э, о чем свидетельствуют следы пожаров и разрушений, обнаруженные в Лерне, Тиринфе, Асине, Зигурисе. Некоторые ученые связывают эти события с появлением первых греков-индоевропейцев, говоривших на греческом или протогреческом языке. К. Блеген отождествлял первых протогреков в Греции с минийцами. Согласно другим теориям, приход греков относят к началу, либо концу микенского периода. Теория об автохтонности греков в регионе противоречит лингвистическим данным, согласно которым носителям греческого языка предшествовал, по крайней мере, один негреческий неиндоевропейский слой населения и, возможно, один или два негреческих индоевропейских слоя. Т.о, разрыв между раннеэлладским (РЭ) и среднеэлладским (СЭ) периодами, по мнению большинства специалистов, наиболее подходящий момент для появления индоевропейцев-протогреков в Греции.
      Где могли в это время жить индоевропейцы?
      1.                 Северные или северо-западные причерноморские степи (М. Гимбутас). Пришельцы уничтожили РЭ культуру, построили курган из развалин «Дома черепиц» в Лерне и принесли с собой курганный обряд погребений.

      2.                  Северо-западная Анатолия, куда минийцы пришли в нач.  III тыс. до н.э, разрушив Трою I. Анатолийское происхождение минийской керамики является предметом дискуссий, т.к она встречается лишь в Троаде (Троя VIa) и есть сложности с датировкой. Обращает на себя внимание, что распространение минийской керамики во многом происходило морским путем (Халкидика). Но данных о ее северном происхождении нет.
      3.                 Теория о корнях в баденской культуре наталкивается на значительные хронологические и типологические трудности.
      4.                 Миграция микенцев на рубеже СЭ и ПЭ периодов.

      Согласно этой теории, внезапное изменение в материальной культуре наблюдаемые в кон. СЭ периода — ок. 1700-1650 гг. до н.э., являются результатом прихода нового населения, «микенцев», основателей первых микенских династий. Сюда включают появление богатых вытянутых захоронений, новых типов вооружения (мечи, щиты, колесницы со спицами). Многие видные археологи (Вейс, Милонас, Шахермайер, Вермель и др.) именно с появлением шахтных гробниц связывали приход греков в материковую Грецию. Однако сильные керамические связи СЭ и микенского периодов позволяют предположить более сильную преемственность после вторжения микенцев, которое было осуществлено небольшой группой завоевателей, основавших новые династии и создавших мелкие государства.

      Особого внимания заслуживает последующая микенская колонизация, столкнувшаяся при своем осуществлении с интересами минойского Крита. Согласно Фукидиду, Минос, уничтожив пиратство, укрепил свое влияние в Эгеиде и основал поселения на большей части Кикладских островов, управление которыми доверил своим сыновьям. Археологические материалы, полученные при раскопках на Паросе, Мелосе и Кеосе говорят, что местное население сохраняло пути своего развития, несмотря на сильное минойское влияние, которое нашло свое выражение в значительном количестве минойской керамики, появлении табличек и фрагментов сосудов со знаками линейного письма А. Это интерпретируется, как факт наличия минойских колоний без признаков минойского управления. Ряд кикладских городов был разрушен землетрясением в то время, когда в употреблении в этих городах были позднеминойская керамика ПМI и ПЭII посуда. Следов пожаров, сопровождавших разрушения, мало. Гибель этих городов датируется ок. 1450 г. до н.э, когда на материковой Греции был период расцвета. Наивысшего расцвета микенская колонизация достигает после гибели минойской морской державы. Что явилось причиной крушения власти могущественного Крита?

      Согласно теории Д. Кэски, минойский Крит был значительно ослаблен в результате извержения вулкана Санторин и последующего цунами, уничтожившего минойский флот. На полах погибших зданий Феры обнаружена керамика СМIa и СМIb периодов. Следовательно, землетрясение, разрушившее Феру, случилось раньше разрушения дворцов Крита. Обращает на себя внимание следы многочисленных пожаров и малое количество погибших во время землетрясения. Более вероятным считают вторжение на ослабленный Крит микенцев, которые разрушили основные центры острова и обосновались в Кноссе, чему свидетельствуют погребения воинов с оружием, не характерные для минойцев.

      Землетрясение, разрушившее Трою VIIa, позволило микенцам установить контроль над проливами после Троянской войны и создало условия для дальнейшей микенской экспансии, достигшей своего апогея после 1450г до н.э. Микенская керамика встречается в египетской Амарне времен Эхнатона, в южной Палестине и северной Сирии — Угарите, Алалахе, Катне и Кадеше. Особенно многочисленны микенские находки на Кипре. Микенская керамика также засвидетельствована на Мальте и у Тарента, где существовало микенское поселение.

      Обнаружение микенской керамики в Сирии
      Контакты с восточным побережьем Эгеиды засвидетельствованы слабее в силу слабой изученности побережья Малой Азии. В Милете СМIII — ПМII обнаружены столь сильные связи с Критом, что возникло предположение о торговой колонии. Этот город погиб в пожаре и в новом, основанном на том же месте уже имеется микенская керамика. После второго разрушения Милет был укреплен мощной стеной и предполагают, что там правила микенская династия, хотя население оставалось карийским. Появление толосовых могил у Колофона, возможно, свидетельствует о наличии и других микенских династий в городах Малой Азии. Микенская керамика импортировалась и в Трою VIIa незадолго до ее гибели. Возможно, именно города - государства Западной Анатолии и являлись легендарной Аххиявой хеттских источников XIV-XIIIвв до н.э?

      Э. Форрер установил в хеттских текстах из Богазкёя целый ряд параллелей между хеттскими именами собственными и аналогичными именами собственными греческими. Первое место в этом ряду занимает название Аххиява (или Ахихия), сопоставимое с греческим Ахайвия и позднее Ахайя — «Земля ахейцев». Известно, что:
      - согласно текстам, первым хеттским царем, вступившим в контакт с Аххиявой, был Супиллулиума I (около 1370-1330 гг. до н. э.). Этот властитель отправлял в Аххияву какое-то лицо (возможно, даже собственную супругу), что истолковывается как свидетельство связей, уже существовавших к тому времени между двумя государствами.
      - Мурсили II (около 1329—1300 гг. до н. э.) обращался к помощи «бога Аххиявы и бога страны Лазпаш».
      - При хеттском дворе вместе с его наследником Муваталли (около 1300—1280 гг. до н. э.) воспитывались двое знатных аххиявских юношей, один из которых даже происходил из царского рода Аххиявы, а вторым был некий Тавагалава. Именно о втором из этих лиц говорится в адресованном царю Аххиявы пространном послании Муваталли, которое, хотя и сохранилось лишь частично, ясно указывает на ухудшение хеттско-аххиявских отношений. Войско Тавагалавы и воины хеттского царя будто бы одновременно вступили в область Лукка в связи с тем, что тамошнее население обратилось с просьбой о помощи сначала к Тавагалаве, а затем и к хеттскому царю. Дело дошло до дипломатических трений, вылившихся в военный конфликт, который окончился победой хеттов. Тогда на сцене появляется хеттский подданный некий Пиямаратус, который отнял у хеттского царя 7 тыс. пленных и ушел с ними в город Милаванду (Милет), очевидно находившийся под властью царя Аххиявы. Хеттский царь потребовал у царя Аххиявы выдачи Пиямаратуса, но, не получив ответа, вступил со своим войском в Милаванду. Однако там он не нашел ни Пиямаратуса, отплывшего к тому времени из Милаванды, ни Тавагалавы. Поэтому в конце своего послания Муваталли настаивает, чтобы царь Аххиявы не позволял Пиямаратусу использовать территорию Аххиявы в качестве базы для борьбы с хеттами, и упоминает в этой связи о каком-то уже имевшем ранее место конфликте, связанном с областью Вилуса, который будто бы был улажен двусторонним соглашением. Послание составлено в миролюбивом тоне, очевидно вызванном тем обстоятельством, что резиденция царя Аххиявы находилась вне пределов досягаемости хеттских войск, т.е. была отделена морем от Милаванды — владения Аххиявы на территории Малой Азии. Вряд ли в то время в Малой Азии существовала область, которая могла бы безнаказанно не считаться с могуществом хеттов, как это сделал царь Аххиявы, укрывая как Пиямаратуса, так и Тавагалаву. Что касается местонахождения Милаванды, то в настоящее время исследователи полностью согласны с Э. Форрером, отождествляющим Милаванду (или же Милавату) с Милетом — крупным греческим центром на западном побережье Малой Азии (более древней греческой формой названия «Милет» было Милват, причем существование микенского поселения на территории Милета археологически датируется XV в. до н. э.). О возможности проникновения Аххиявы в глубь Малой Азии свидетельствует недвусмысленное указание хеттского царя на то, что во время боев с Тавагалавой он воздержался от разрушения крепости Атрии. Однако, с другой стороны, возможно, что размеры, владений Аххиявы в Малой Азии были в то или иное время различными. К такому выводу можно прийти на основании послания хеттского царя Хаттусили III (около 1275—1250 гг. до н. э.), адресованного в Милавату, из которого следует, что правитель этого города находился в зависимости от центральной хеттской власти. Была ли в то время Милаванда тождественна Милавате или нет, этот город, так или иначе, уже не принадлежал царю Аххиявы.
      Заслуживает упоминания и хеттский документ времени Хаттусили III, в котором говорится о подарках царя Аххиявы царю хеттов. Недостаточно ясен вопрос о развитии хеттско-аххиявских отношений особенно во время правления следующего хеттского царя, Тудхалии IV (около 1250—1220 гг. до н. э.). К этому времени относится фрагментарный текст, в котором говорится, что население земли у реки Сеха выступило с оружием в руках против хеттов и что в связи с этим царь Аххиявы лично побывал на малоазийской территории, хотя трудно сказать, при каких обстоятельствах, а также на чьей стороне он выступал. Документ оканчивается сообщением о поражении противников хеттов. Представляется, что указанные действия хеттов были тесно связаны с враждебными действиями широкой антихеттской коалиции, возглавляемой областью Ашшува, о чем мы читаем в другом тексте, который относится, очевидно, к тому же времени. В нем дан перечень названий двадцати двух областей, выступивших против хеттов. Первой из них названа Лукка (обычно отождествляемая с позднейшей Ликией на юго-западе Малой Азии), на восьмом месте следует Каркиша (в которой усматривают расположенную далее к северо-западу Карию), а предпоследнее и последнее места занимают Вилусия и Таруиса. Если эти двадцать два района перечислены, как считают многие ученые, в направлении с юга на север, то Таруиса и Вилусия должны были находиться на крайнем северо-западе Малой Азии, т.е. как раз там, где была расположена Троя или [В]илион, греческие топонимические названия которых связывают с хеттскими формами Таруиса и Вилус[ий]я. Далее в тексте говорится о поражении упомянутой коалиции и разрушении центра восстания Ашшувы — области, давшей, согласно Э. Форреру, название всему континенту, известному в раннем греческом языке в форме Асвия, а позднее Асия (Азия). Однако сколько-нибудь надежными сведениями относительно позиции, которой придерживалась во время этого конфликта Аххиява, мы не располагаем.
      Другой интересный документ времени Тудхалии IV, содержащий часть текста договора между Тудхалией и царем области Амурру (Северная Сирия), сообщает о запрете на торговлю между Амурру и находившейся тогда во враждебных отношениях с хеттами Ассирией, а также о запрете кораблям из Аххиявы вести торговлю с Ассирией. Таким образом, и этот документ подтверждает, что Аххиява была расположена у моря и что важную роль в ее экономике играла морская торговля. О том, что в то время (или же вскоре после) отношения между хеттами и Аххиявой подвергались каким-то серьезным испытаниям, свидетельствует в договоре одно любопытное обстоятельство. В нем говорится о царях, за которыми признавалось достоинство, равное достоинству хеттского царя. И если первоначально в этой части договора перечислялись поочередно цари Египта, Вавилонии, Ассирии и Аххиявы, то затем упоминание о царе Аххиявы было стерто.
      Последним хеттским документом, имеющим отношение к Аххияве, является послание Арнуванды IV (около 1220—1200 гг. до н. э. некоему Маддуватте. Маддуватта некогда был изгнан из своей земли Аттариссией — «мужем из страны Аххиява», бежал к хеттскому царю Тудхалии IV и получил от него власть над областью Ципасла по соседству с Арцавой (где-то в южной части Малой Азии). Аттариссия преследовал его и там, но хеттский царь снова пришел на помощь Маддуватте и возвратил ему его земли. Однако позднее, уже во времена царствования Арнуванды, Маддуватта выступил вместе со своим давнишним врагом Аттариссией против хеттов и предпринял совместно с ним нападение на страну Алашию (последняя обычно отождествляется с Кипром). Арнуванда расценил это как действие, враждебное хеттам, но Маддуватта будто бы возразил, что он не знал, что Алашия входит в сферу интересов Хеттской державы. Таким образом, хеттско-аххиявские отношения, особенно на начальном этапе, несомненно, отличались чертами дипломатического добрососедства, подтверждаемого в ряде случаев и близкими связями между представителями правящих династий, хотя время от времени оно и нарушалось различными трениями. Источником напряженности прежде всего были предпринимаемые по частной инициативе (и вероятно, только негласно поддерживаемые аххиявскими властителями) попытки различных аххиявских искателей приключений проникнуть в глубь Малой Азии и далее на восток и юго-восток. Общую тенденцию хеттов к сохранению дружественных отношений в официальной политике можно объяснить различием в территориальном расположении двух государств: власть хеттов распространялась главным образом на внутренние области Малой Азии, в то время как основная территория Аххиявской державы находилась за ее пределами.
      Имя вассала хеттского царя Тудхалии II (или IV) Madduwattaš, бывшего какое-то время, видимо, правителем Арцавы, хотя его основное владение не названо, имеет чисто малоазийское происхождение. Интересно, что в свою очередь имя ахейского (аххиявского) правителя Attar(iš)-šijaš также, по всей вероятности, сохранилось в лидийской письменной традиции. Районом конфликта можно признать  Лукку/Ликию между Аххиявой/ахейцами Аттариссия и лувийцами Маддуватты, пользовавшимися военной поддержкой хеттов.

      Возможные локализации Аххиявы (Пелопоннес, Родос, юг Анатолии)
      Более конкретное определение местонахождения Аххиявы остается пока невозможным. Представляется, что из числа возможных мест следует исключить Кипр, поскольку в хеттских текстах он выступает под именем Алашии. Из островов Эгейского моря заслуживает внимания только Родос. Именно там помещает Аххияву значительная часть ученых. Однако некоторые исследователи до сих пор ставят вслед за Э. Форрером знак равенства между Аххиявой и Микенской Грецией в целом, подчеркивая при этом, что ни на Кипре, ни на Родосе в слоях XIV—XIII вв. до н. э. археологически не засвидетельствованы следы какого-либо более или менее значительного политического центра дворцового типа. Вероятно, ближе всего к истине находятся те, кто считает Аххияву одним из прибрежных ахейских государств, возникших в XV в. до н. э. в восточной части Эгеиды и прилегающих к ней районах в связи с потребностями хозяйственной деятельности ахейцев, основу экономики которых составляла морская торговля, зачастую сочетавшаяся с грабежом и пиратством. Таким условиям, естественно, наиболее соответствовал Родос, выгодность географического положения которого определялась близостью побережья Малой Азии и вместе с тем безопасной отдаленностью от основных центров Хеттской державы.
      Сходные идеи относительно локализации Аххиявы высказывали Ф. Шахермейр (Пелопоннес — Микены; Родос, Кипр), Дж. Пейдж (прежде всего Родос, затем Крит и Микены), В. В. Иванов (Микены). Противоположного мнения придерживаются Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванов, предполагающие «исконный» ареал Аххиявы (ахейские греки) в Анатолии.

       Ф. Шахермейр в своей новой книге произвел синтез высказанных главным образом в последние два десятилетия взглядов на локализацию Аххиявы и вообще спорную географию Западной Анатолии, с более пристальным вниманием к юго-западной части. Он выделил в отдельную группу мнения, помещающие Аххияву в районе Трои, Северо-Западной Анатолии (Хоуинк Тен Кате), в Трое и Фракии (Дж. Маккуин), во Фракии (Дж. Мелларт), при этом два последних сильно сдвигают к северу Каркису, Лукку и Милаванду, которую Маккуин помещает на южном берегу Мраморного моря, что делает все его построение, по справедливому замечанию Шахермейра, совершенно фантастическим.
      Заслуживает внимания новый взгляд А. Гетце, призывавшего до 50-х годов относиться с большой осторожностью к отождествлению Аххиявы с ахейцами, хотя он в свое время и предложил под вопросом соположение хетт. Aḫḫijawa — греч. ἈχαιϜοί одновременно и независимо от Э. Форрера. Гетце поместил, правда, с двумя вопросами, Аххияву в Трое, восточнее по соседству Вилусу и непосредственно за ней Лукку. Сам Шахермейр целиком присоединяется к цитированным выше выводам Гютербока, Меллинк и Вермёль относительно локализации Аххиявы на материковой Греции, а также к важному для всей проблемы Аххиявы утверждению Гютербока относительно того, что Тавакалавас был братом царя Аххиявы.
      При большей скученности и открытости к югу в центрально-западной части бросается в глаза четкая граница ареала на севере по р. Герм, протекающей на границе Мисии и Лидии и впадающей в Смирнский залив. На ней расположены четыре города, из них такие крупные, как Лариса и Сарды, несколько южнее среднего течения — Сипил, недалеко от устья — Смирна, далее к югу по берегу — Клазомены.

      Сторонники историчности Троянской войны пытаются опереться на хеттские источники. По их мнению, упоминаемые в хеттских текстах города «Труиша» и «Вилуша» идентичны «Трое» и «Илиону», что, однако, маловероятно, поскольку отсутствуют данные о каких-либо действиях хеттов на западном побережье Малой Азии. Правда, хеттские источники знают о государстве Аххиява, под которым логично видеть ахейцев, но какие-либо подробные сведения о войнах, которые вели цари Аххиявы, в хеттских источниках отсутствуют.
      В статье о лувийцах в Трое как одном из компонентов в составе населения исторической Трои, засвидетельствованном гомеровскими поэмами, Гиндиным уже был обоснован вывод, что в ликийской теме, занимавшей с исторической точки зрения столь неоправданно большое место в развитии сюжета Илиады, нашло отражение реальное противостояние на протяжении периода Трои VI (1800—1300 гг. до н. э. — по К. Блегену) вплоть до Приамовой Трои VIIа (1300—1240) двух противоборствующих и одновременно взаимодействующих этнокультурных комплексов по всей линии прибрежных территорий Малой Азии от Троады до Киликии: ахейских греков, называемые хеттскими клинописными источниками Аххиявой (Aḫ-ḫi- i̯a-u̯a-a в письме о Тавагалавасе, Анналах Тудхалии IV — последняя треть II тыс.) и Аххией (A-aḫ-ḫi- i̯a-a (человек страны Аххия, т. е. ахеец) — дважды в тексте Маддуваттаса, XV в. до н.э.) и лувийцев, занимавших западную часть Анатолии по крайней мере с последней четверти III тыс. Как установлено, вся их страна первоначально носила название не Luwia/Luia, а Lukkā, зафиксированное в хеттских памятниках применительно к области, совпадающей приблизительно с исторической Ликией (Lu-uk-ka-aš — в договоре Муватталиса с Алаксандусом из Вилусы и в других источниках).
      По мнению Г. Гютербока, «великий царь Аххиявы... правил материковой Грецией, так же как островами и колониями в Анатолии». В результате в последнее время наметилась разумная тенденция рассматривать в качестве греков, называемых хеттами Аххиявой, не только греческих или грецизированных аборигенов островов Родоса и Лесбоса, но и многочисленные греческие (ахейские) отряды, базирующиеся в метрополии и в многочисленных греческих поселениях в Западной Анатолии (например, Милаванде—Милете), включая греческие колонии со смешанным ахейско-анатолийским населением. В свою очередь очень велики были масштабы колонизации ахейскими греками Западной Малой Азии и степень активности их контактов, дружественных или военных, с лувийцами и даже с хеттами в центре Анатолии.
       И действительно, ахейцы плотно населяли Милет, где прослеживаются микенские древности начиная с XV в. до н. э. (дома, храм Афины, керамика, погребения микенского типа). Сходная археологическая картина наблюдается в Насосе, а также в Мюзгеби к западу от Галикарнаса, Ионии, Эфесе, Смирне, Клазоменах. На основании этих данных эгейские археологи заключает, что в эру Тудхалияса II и Арнувандаса I — период захвата Кносса ахейцами и распространения линейного письма Б (около 1450 г. до н. э.) те же ахейцы овладели минойскими городами в Эгеиде и Западной Анатолии (главным образом в Карии). Кроме того, в последнее время микенская керамика, грубо датируемая 1300 г. до н. э., обнаружена в самом центре Анатолийского плато, в 300 км к югу от Анкары и несколько дальше от Хаттусаса — в Машат-Гююке.
      Впрочем, здесь необходимо учитывать важное уточнение М. Вуда: микенская керамика встречается в 25 городах, но это не означает везде присутствия греков, так как погребения имеются только в Колофоне, Питане, Милете, Иасосе и Мюзгеби — Галикарнасе. М. Меллинк в своем археологическом комментарии к новой ревизии хеттских клинописных текстов об Аххияве, предпринятой в цитированном докладе Г. Гютербока, утверждала: «Результаты раскопок в Милете и Иасосе полностью находятся в согласии (are in harmony) с разрабатываемой гипотезой, что Аххиява = ахейцы». Далее она указывает на важность передатировки Маддуватта-текста (1450 г. до н. э, дающей «ключ к событиям в Анатолии в период после опустошения Крита ахейцами» и предоставляющей нам возможность «взглянуть на Аттариссия как на типичного ахейского воина из рода, восстановившего Кносс после 1450 г. до н. э.» и «поддержать стремление локализовать царя Аххиявы в Микенах, главном династическом центре ахейцев».
    • Долгов В.В. Мстислав Великий
      Автор: Saygo
      Долгов В.В. Мстислав Великий // Вопросы истории. - 2018. - № 4. - С. 26-47.
      Работа посвящена князю Мстиславу Великому, старшему сыну Владимира Мономаха и английской принцессы Гиты Уэссекской. По мнению автора, этот союз имел, прежде всего, генеалогическое значение, а его политический эффект был невелик. В публикации дан анализ основным этапам биографии князя. Главные политические принципы, реализуемые в политике Мстислава — это последовательный легитимизм и строгое соответствие обычаю и моральным нормам. Неукоснительное соблюдение принципа справедливости дало князю дополнительные рычаги для управления общественным мнением и стало источником политического капитала, при помощи которого Мстислав удерживал Русь от распада.
      Князь Мстислав Великий, несмотря на свое горделивое прозвище, в отечественной историографии оказался обделен вниманием. Он находится в тени своего отца — Владимира Мономаха, биографии которого посвящена обширная литература. Между тем, деятельность Мстислава, хотя и уступает по масштабности свершениям Карла Великого, Оттона I Великого, Ивана III или Петра Великого, все же весьма интересна. Это был последний князь, при котором домонгольская Русь сохраняла некоторое подобие единства перед длительным периодом раздробленности.
      В древнерусской летописной традиции никакого прозвища за Мстиславом Владимировичем закреплено не было. Только один раз летописец, сравнивая Мстислава с его отцом Владимиром Мономахом, именует их обоих «великими»1. В поздних летописях Мстислав иногда называется «Манамаховым»2. Традиция добавления к его имени прозвища «Великий» заложена В.Н. Татищевым, который писал: «Он был великий правосудец, в воинстве храбр и доброразпорядочен, всем соседем его был страшен, к подданым милостив и разсмотрителен. Во время его все князи руские жили в совершенной тишине и не смел един другаго обидеть»3.
      При этом первый вариант труда Татищева, написанный на «древнем наречии», и являющийся, по сути, сводом имевшихся у историка летописных материалов, никаких упоминаний о прозвище не содержит4. Очевидно, Татищев ввел наименование «Великий», при подготовке «Истории» для широкого круга читающей публики, стремясь сделать повествование более ярким.
      Год рождения Мстислава Великого известен точно. Судя по всему, как ни странно, он позаботился об этом сам. Сообщение о его рождении было добавлено в погодную запись под 6584 (1076) г.5 в той редакции «Повести временных лет», которая была составлена при патронате самого Мстислава6.

      Мстислав Великий в Царском Титулярнике, 1672 г.

      Мстислав у смертного одра Христины (вверху слева). Из Лицевого летописного свода XVI в.

      Свадьба Мстислава с Любавой (вверху). Из Лицевого летописного свода XVI в.
      Отец Мстислава — князь Владимир Всеволодович Мономах был женат не единожды. Источники не дают возможности сказать наверняка, два или три раза. Однако личность матери Мстислава известна точно — это принцесса Гита Уэссекская, дочь последнего англосаксонского короля Гарольда II Годвинсона. Король Гарольд пал в битве при Гастингсе, которая стала решающим событием нормандского вторжения. Англия попала в руки герцога Вильгельма Завоевателя. Гита с братьями вынуждена была бежать.
      О браке английской принцессы с русским князем молчат и русские, и англо-саксонские источники, хотя и Повесть временных лет, и Англо-саксонская хроника излагают события той поры достаточно подробно. Но, видимо, глобальные исторические катаклизмы заслонили для русского и англосаксонского летописцев судьбы осиротевшей принцессы, оставшейся без королевства.
      Брак Гиты с Владимиром Мономахом остался бы неизвестен потомкам, если бы в его подготовке не были замешаны скандинавы, которым было свойственно повышенное внимание к брачно-семейным вопросам. Основной формой исторических сочинений у них долгое время оставались не летописи, а записи семейных историй — саги. Из саг семейные истории перекочевали в многотомную хронику Саксона Грамматика, написанную в XII—XIII веках.
      Саксон Грамматик сообщает, что дочь погибшего англо-саксонского короля вместе с братьями нашла убежище у датского короля Свена Эстридсена, приходившегося им родственником. Бабушка принцессы Гиты — тоже Гита (Торкельдоттир) — была сестрой Ульфа Торкельсона, ярла Дании, отца Свена. Таким образом, она приходилась королю Дании двоюродной племянницей.
      Саксон пишет, что король Свен принял сирот по-родственному, не стал вспоминать прежние обиды и устроил брак Гиты с русским королем Вольдемаром, «называемым ими самими Ярославом» (Quos Sueno, paterm eorum meriti oblitus, consanguineae pietaiis more excepit puellamaue Rutenorum regi Waldemara, qui et ipse Ianzlavus a suis est appellatus, nuptum dedit)7.
      Династические связи Рюриковичей с европейскими владетельными домами в XI в. были в порядке вещей. Дети князя киевского Ярослава Мудрого — дедушки и бабушки Мстислава — сочетались браком с представителями влиятельнейших королевских родов. Елизавета Ярославна вышла замуж за норвежского короля Харальда Сигурдарсона Сурового Правителя, Анастасия — за венгерского короля Андроша, Анна — за французского короля Генриха I. Иностранных невест получили и сыновья: Изяслав был женат на польской принцессе, Святослав — на немецкой графине. Однако самая аристократичная невеста досталась его деду — Всеволоду. Ею стала дочь византийского императора Константина Мономаха.
      Браки заключались с политическим прицелом: династические связи обретали значение политических союзов. Во второй половине XI в. на Руси разворачивалась борьба между сыновьями Ярослава, и международные союзы играли в этой борьбе не последнюю роль. По мнению А.В. Назаренко, целью женитьбы князя Святослава Ярославича на графине Оде Штаденской было обретение союзника в лице ее родственника — императора Генриха IV. Союзник был необходим для нейтрализации активности польского короля Болеслава II, поддерживавшего главного соперника Святослава — его брата, киевского князя Изяслава Ярославича. В рамках этих событий Назаренко рассматривает и брак Мономаха с английской принцессой.
      Не подвергая сомнению концепцию исследователя в целом, необходимо все-таки оговориться, что политические резоны этого брака выглядят весьма призрачно. Ведь Гита была принцессой без королевства. По мнению Назаренко, брак с Гитой мог стать «мостиком» для установления союзных отношений с королем Свеном, который выступал союзником императора Генриха в борьбе против восставших саксов, и, следовательно, теоретически тоже мог стать частью военно-политического консорциума, направленного против Болеслава. Это предположение логически непротиворечиво, и поэтому вполне вероятно.
      Однако версия, что юному князю просто нужна была жена, выглядит все же правдоподобней. В хронике Саксона Грамматика устройство брака представлено как чистая благотворительность со стороны Свена Эстридсена. Никаких серьезных признаков установления союзных отношений с ним нет. В события междоусобной борьбы на Руси он не вмешивался. Английские родственники принцессы лишились власти. То есть, Гита была невестой без политического приданого (а, возможно, и вовсе без приданого). Брак с ней был продиктован матримониальной необходимостью. Юному княжичу искали невесту знатного рода, а бесприютной принцессе — дом и прочное положение. Это, скорее всего, и свело Владимира Мономаха с Гитой Уэссекской.
      События, упомянутые в хронике Саксона Грамматика, нашли отражение и в Саге об Олафе Тихом: «На Гюде, дочери конунга Харальда женился конунг Вальдамар, сын конунга Ярицлейва в Хольмгарде и Ингигерд, дочери конунга Олава Шведского. Сыном Валвдамара и Гюды был конунг Харальд, который женился на Кристин, дочери конунга Инги Стейнкельссона»8. Подобные сведения содержатся и в ряде других саг9. Следует отметить, что в текст саг вкралась неточность: «конунг Вальдамамр» назван сыном «конунга Ярицлейва». Среди потомства князя Ярослава действительно был Владимир — один из старших его сыновей, князь новгородский. Но он скончался задолго до битвы при Гастингсе, а может быть еще и до рождения самой Гиты — в 1052 году10. Поэтому в данном случае, несомненно, имеется в виду внук Ярослава — Владимир Мономах.
      Саги дают еще одну интересную подробность: помимо своего славянского имени — Мстислав, крестильного — Фёдор11, князь имел еще и «западное» имя — Харальд, данное ему матерью, принцессой Гитой, очевидно, в честь его деда — англосаксонского короля.
      Основное имя, под которым он упоминается в исторических источниках — Мстислав — тоже было получено им неслучайно. Наречение было чрезвычайно важным делом в княжеской семье. Отдельные ветви княжеского рода имели свой излюбленный набор династических имен. Новорожденный князь мог получить и имя, характерное для рода матери или вовсе стороннее. Но в целом династические предпочтения прослеживаются достаточно ясно.
      «Владимир Мономах явно рассматривает себя как основателя новой династической ветви рода, свою семью — как некое обновление ветви Ярославичей. Возможно, он видит в самом себе прямое подобие своего прадеда Владимира Святого. По крайней мере, в имянаречении своих сыновей он явно возвращается именно к этому отрезку родовой истории», — отмечают исследователи древнерусского именослова А.Ф. Литвина и Ф.Б. Успенский12.
      До рождения героя настоящего исследования был известен только один князь с именем Мстислав — Мстислав Чермный, князь тмутараканский и черниговский, чей образ в Повести временных лет имеет черты эпического героя. Причем, Новгородская первая летопись, в которой, как считается, отразился Начальный свод, предшествовавший Повести временных лет, почти ничего не сообщает о Мстиславе тмутараканском кроме самого факта его рождения. Все героические подробности — единоборство с касожским князем Редедей, благородный отказ от борьбы с братом Ярославом Мудрым за киевский престол — появляются только в Повести, создание одной из редакций которой было осуществлено игуменом Сильвестром, близким Владимиру Мономаху13. Сам литературный образ Мстислава тмутараканского (особенно, отказ от междоусобной борьбы с братом) отчетливо перекликается с идейными принципами самого Мономаха, высказанными в его Поучении. Героизмом и благородством Мстислав тмутараканский вполне подходил на роль «династического прототипа» для старшего сына Мономаха.
      Кроме того, Мстислав, согласно одному из двух летописных перечней14, был одним из старших сыновей Владимира Святого от полоцкой княжны Рогнеды Рогволдовны. И в дальнейшем Мстиславами нарекали преимущественно старших сыновей в роду потомков Ярослава Мудрого.
      Рождение и раннее детство Мстислава пришлись на бурную эпоху. Его отец Владимир Мономах проводил жизнь в бесконечных походах и стремительно рос в княжеской иерархии, переходя от одного княжеского стола к другому. В год рождения своего первенца Владимир совершил поход в Чехию. В рассказе о своей жизни, являющемся частью «Поучения», Мономах пишет о стремительной смене городов во время походов: Ростов, Курск, Смоленск, Берестье, Туров и пр. Рассказ Мономаха не дает возможности понять, титульным князем какого города он был и где могла помещаться его семья. Под 1078 г. летопись упоминает его сидящим в Смоленске. Но 1078 г. был отмечен очередным витком междоусобной войны: в битве на Нежатиной ниве погиб великий князь Изяслав, дед Мстислава — Всеволод Ярославич — стал новым князем киевским, а Мономах сел в Чернигове. Где пребывал в то время двухлетний Мстислав с матерью — неизвестно. Учитывая опасную обстановку, в которой происходило обретение Мономахом нового престола, вряд ли семья была при нем неотлучно. Относительно безопасным убежищем могло быть родовое владение деда — город Переяславль-Южный.
      Как это было заведено в роду Рюриковичей, первый княжеский стол Мстислав получил еще ребенком. В 1088 г. его дядя Святополк Изяславич ушел из Новгорода на княжение в Туров15. Покинуть северную столицу ради относительно небольшого городка Святополка побудило, очевидно, желание занять более выгодную позицию в борьбе за киевское наследство, которое могло открыться после смерти великого князя Всеволода.
      По словам летописца, в период киевского княжения Всеволода одолевали «недузи»16. По закону «лествичного восхождения», Святополк был следующим по очереди претендентом на главный трон. Но времена были неспокойные. Русь раздирали междоусобные войны. Многочисленные родственники могли не посчитаться с законным правом, поэтому претендент решил себя обезопасить.
      Однако Всеволод прожил еще почти пять лет. Русь в то время представляла собой политическую шахматную доску, на которой разыгрывалась грандиозная партия. Это была сложная игра с замысловатой стратегией и тактикой. В освободившийся Новгород старый князь посадил своего двенадцатилетнего внука17. Возраст по меркам XI в. был вполне подходящим.
      Новгород неоднократно становился стартовой площадкой для княжеской карьеры. Однако в данном случае это событие оказалось малозначительным: автор Повести временных лет, отметив уход Святополка из Новгорода, не сообщил, кто пришел ему на смену. То, что это был именно Мстислав, мы узнаем из перечня новгородских князей, который был составлен значительно позже описываемых событий. Список этот читается в Новгородской первой летописи младшего извода. В Комиссионном списке летописи он повторяется два раза: перед основным текстом (этот вариант списка оканчивается Василием I Дмитриевичем)18 и внутри текста (там в качестве последнего новгородского князя фигурирует Василий II Васильевич Тёмный)19. Таким образом, списки эти, скорее всего, современны самой летописи, написанной в XIV веке. Откуда летописец XIV в. черпал информацию? Возможно, он ориентировался на какие-то не дошедшие до нашего времени перечни князей. Но не исключен вариант, что он сам составлял их, исходя из содержания летописи. Повесть временных лет содержит смысловую лакуну: кто был новгородским князем после ухода Святополка — не ясно. Поздний летописец вполне мог заполнить ее по своему усмотрению, поместив список князей прославленного Мстислава. Поэтому полной уверенности в том, что первым столом, который получил Мстислав, был именно новгородский — нет.
      На страницах Повести временных лет Мстислав как деятельная фигура впервые упоминается только под 1095 г. как князь Ростова20. В этом году княживший в Новгороде Давыд Святославич ушел на княжение в Смоленск. За год до этого брат Давыда — Олег Святославич, один из главных антигероев древнерусской истории, вернул себе родовой Чернигов. Святославичи объединялись на случай обострения борьбы за великокняжеский престол. Очевидно Давыд стремился утвердиться в Смоленске потому, что город был связан с Черниговом водной артерией — Днепром. Это открывало возможность быстро организовать совместное выступление на Киев: отец братьев — князь Святослав изгонял из Киева отца действовавшего великого князя Святополка II Изяславича. То, что Святополк делал со своим родным братом, то Олег и Давыд могли проделать с двоюродным. Располагая силами Черниговской, Смоленской и Новгородской земель, братья были способны побороться за главный стол.
      Однако их планам не суждено было сбыться. Самостоятельной силой проявила себя община Новгорода. Уход Давыда новгородцы расценили как предательство. Они обратились не просто к другому князю, но к представителю враждовавшего с предыдущим семейного клана — Мстиславу Владимировичу. «Иде Святославич из Новагорода кь Смоленьску. Новгородце же идоша Ростову по Мьстислава Володимерича», — сообщает летопись21. Конструкция противопоставления, оформленная при помощи частицы «же», показывает, что летописец считал обращение к Мстиславу как ответ на уход Давыда, а не просто замещение вакантного места. В «шахматной игре» князей фигуры нередко совершали самостоятельные ходы, сводя на нет княжеские планы и взаимные счеты. Самостоятельное обращение новгородцев к Мстиславу — дополнительный довод в пользу того, что молодой князь уже правил в волховской столице и хорошо зарекомендовал себя.
      В планы Давыда не входило терять Новгород. Но новгородцы «Давыдови рекоша “не ходи к нам”»22. Пришлось Святославичу довольствоваться Смоленском.
      Система пришла в относительное равновесие. Расстановка сил позволяла на время забыть об усобицах. Перед Русью стояла серьезная проблема — набеги кочевников-половцев. Противостояние им требовало консолидации сил всех русских земель. Главным организатором борьбы против кочевников выступил Владимир Всеволодович Мономах — на тот момент князь переяславский. Мономах действовал совместно с великим киевским князем Святополком II. Таким образом, две из трех ветвей потомков Ярослава Мудрого объединились в борьбе с внешней угрозой. Киев и Переяславль выступили единой силой.
      Но третья ветвь — черниговская — осталась в стороне. Более того, Олег Святославич, не имея сил бороться против братьев, наводил на Русь половецкие войска, за что и был назван автором «Слова о полку Игореве» Гориславичем. С половцами пришел Олег, и в 1094 г. войско не понадобилось — Владимир Мономах, видя разорение, которое несли с собой кочевники, фактически добровольно вернул Олегу его земли. Олег сел в Чернигове, но половецкие войска требовали оплаты. Олег разрешил им грабить родную черниговскую землю23.
      Несмотря на предательское, по сути, поведение Олега, Святополк II и Владимир Мономах были готовы начать с ним сотрудничество. Очевидно, они понимали, что Олег был доведен до крайности потерей отцовского наследства и не имел возможности выбрать другие средства для возращения утраченной отчины. Но теперь справедливость была восстановлена, и двоюродные братья в праве были рассчитывать на то, что Олег присоединится к ним в праведной борьбе.
      Однако не таков был Олег Гориславич. Примириться с двоюродными братьями в противостоянии, начатом еще их отцами, он не мог. В 1095 г. братья позвали его в поход на половцев. Это было первое предложение о совместных действиях, которое должно было положить конец вражде. Олег пообещал, но в итоге в поход не пошел. Святополку II и Владимиру Мономаху пришлось идти без него. Поход был удачный, русское войско вернулось с победой и богатой добычей. Но досада у братьев осталась. Они «начаста гневатися на Олга, яко не шедшю ему на поганыя с нима»24.
      В качестве компенсации за уклонение от похода Святополк II и Владимир Мономах потребовали у Олега Святославича выдать им сына половецкого хана Итларя, которого держал у себя черниговский князь. Но Олег не сделал и этого. «Бысть межи ими ненависть», — резюмировал летописец.
      Двойной отказ от сотрудничества привел к тому, что со стороны киевско-переяславской коалиции последовала санкция, пока относительно мягкая. Сын Мономаха — Изяслав Владимирович — занял город Олега Муром, изгнав оттуда княжеского наместника. Муром был небольшим городком, лежавшим на границе русских земель.
      Потеря Мурома, конечно же, не заставила Олега одуматься. Скорее, наоборот — еще больше разозлила и ожесточила его. Пружина вражды стала раскручиваться с новой силой.
      В 1096 г. Святополк и Владимир послали к Олегу предложение, которое выглядело как образец братской любви и добрых намерений: «Поиди Кыеву, ать рядъ учинимъ о Руской земьле предъ епископы, игумены, и предъ мужи отець нашихъ и перъд горожаны, дабы оборонили землю Русьскую от поганыхъ»25.
      Учитывая, что Муром в тот момент не был возвращен Олегу, понятно, что предложение братьев черниговский князь воспринял едва ли не как издевательство. Его реакция была резкой. Олег «усприемъ смыслъ буй и словеса величава» ответил: «Несть лепо судити епископомъ и черньцемъ или смердомъ»26. Категории населения, которые в послании Святослава и Владимира олицетворяли Русскую землю (высшее духовенство, старые дружинники, горожане), в устах Олега превращались в «низы», достойные лишь аристократического презрения. Игуменов он низводил до простых монахов-чернецов, а свободных горожан называл смердами. В композиции летописи дерзкая речь князя Олега обозначала его окончательный разрыв не только с великокняжеской коалицией, но и со всем установившимся общественным порядком. Олег, таким образом, выступил как носитель антикультурного, разрушительного начала.
      Соответственно, последующие действия братьев предстают не просто очередным ходом в междоусобной войне, а законным возмездием, восстановлением надлежащего порядка. Сначала они изгнали Олега из Чернигова. Олег затворился в Стародубе, но после ожесточенной осады был изгнан и оттуда. Затравленный Олег дал обещание уйти к своему брату Давыду в Смоленск, а затем вместе с ним явиться в Киев. Этим обещанием он спас себя от преследования. Но как только непосредственная опасность миновала — нарушил слово и продолжил свой поход. В Смоленск, правда, он зашел, но лишь за тем, чтобы взять у брата войско. Со смоленским отрядом Олег подошел к Мурому.
      Как ни плачевно было положение князя Олега, сначала он намеревался решить дело миром. Правда была на его стороне — Муром был отобран у него незаконно. Кроме того, юный Изяслав приходился ему племянником, и захватил Муром не своей волей. Поэтому он предложил Изяславу уйти в Ростов, принадлежавший их семье: «Иди у волость отца своего Ростову, а то есть волость отца моего. Да хочю, ту седя, порядъ положите съ отцемь твоимъ. Се бо мя выгналъ из города отца моего. Или ты ми зде не хощеши хлеба моего же вдати?»27
      Но Изяслав не хотел сдаваться. Узнав, что к Мурому идет дядя с войском, он позаботился о том, чтобы встретить опасность во всеоружии. К Мурому были стянуты ростовские, суздальские и белозерские полки, а на предложение оставить город он ответил отказом.
      Это решение оказалось для него роковым. Тактике обороны в крепости Изяслав предпочел открытую битву. Войска встретились в поле перед городом. В ходе битвы Изяслав был убит.
      Интересно, что именно в этом случае летописец сочувствует, скорее, Олегу, чем Изяславу. В произошедшей битве Изяслав возлагал надежду на «множество вой», а Олег — на «правду», которая в кои-то веки была на его стороне. Это обстоятельство отмечает летописец. Но правота Олега была очевидна не только ему. Дальнейшие события — отказ переяславского семейства от мести за Изяслава — объясняется не только миролюбивой доктриной Мономаха, но и тем обстоятельством, что правда действительно была на стороне Олега.
      Однако после праведной победы Олег вновь перешел к захватнической политике. Он пленил ростовцев, суздальцев и белозерцев, входивших в войско погибшего Изяслава. Затем захватил Суздаль, Ростов, ростовскую и муромскую земли. По закону ему принадлежала только муромская земля. Ростов был вотчиной Мономаха. Но во всех захваченных землях он располагался по-хозяйски: сажал посадников и начинал собирать «дани» (то есть налоги).
      Мстислав в ту пору был князем Великого Новгорода. К нему привезли тело убитого под Муромом брата Изяслава. Мстислав похоронил его в Софийском соборе. Хотя у него были все основания ненавидеть дядю, убившего его родного брата, он не стал отвечать несправедливостью на несправедливость. С первых самостоятельных политических шагов Мстислав явил собой образец сдержанности и справедливости. Он лишь указал Олегу на необходимость вернуться в принадлежавший ему Муром, «а в чюжей волосте не седи»28. Более того, он пообещал Олегу заступничество перед могущественным отцом — князем Владимиром Мономахом.
      Конец XI в. был переломным в отношении к мести. Не прошло и двух десятилетий с того момента, когда дед Мстислава — Всеволод — совместно с братьями отменил право мести в «Правде Ярославичен». Под влиянием христианской проповеди месть выходила из числа социально одобряемых способов поддержания общественного порядка. Но в аристократической военной среде смягчения нравов, очевидно, еще не произошло. Поэтому миролюбивый жест Мстислава был воспринят как пример беспрецедентного смирения и благородства.
      В «Поучении» отец Мстислава — Владимир Мономах — писал, что обратиться с предложением мира к Олегу его побудила именно инициатива сына Мстислава. При этом князь отмечал, что сын его юн, а смирение его называл неразумным. Однако он не мог не признать в нем моральной силы: «Да се ти написах, зане принуди мя сынъ мой, егоже еси хрстилъ, иже то седить близь тобе, прислалъ ко мне мужь свой и грамоту, река: “Ладимъся и смеримся, а братцю моему судъ пришелъ. А ве ему не будеве местника, но възложиве на Бога, а стануть си пред Богомь; а Русьскы земли не погубим”. И азъ видех смеренье сына своего, сжалихси, и Бога устрашихся, рекох: онъ въ уности своей и в безумьи сице смеряеться — на Бога укладаеть; азъ человекь грешенъ есмь паче всех человекъ»29.
      Текст «Поучения» перекликается с летописным. «Аще и брата моего убилъ еси, то есть недивно: в ратехъ бо цесари и мужи погыбають», — говорил, согласно летописи, Мстислав. «Дивно ли, оже мужь умерлъ в полку ти? Лепше суть измерли и роди наши», — писал в «Поучении» Мономах.
      Сложно сказать, было ли смирение Мстислава продуманной атакой против дяди или искренним порывом души. Но нет никакого сомнения, что в конечном итоге отказ от мести был в полной мере использован для пополнения «символического капитала» рода Мономахов. На фоне смирения Мстислава Олег выглядел аморальным чудовищем.
      При этом перенос смирения и всепрощения в плоскость практической политики совсем не был предрешен. Ведь отказ от мести вступал в действие только в том случае, если Олег вернет захваченное и возвратится в Муром. И Владимир Всеволодович, и Мстислав Владимирович хорошо знали своего родственника. Было понятно, что требование вернуть захваченное он не выполнит. И тогда на стороне Мстислава будет не только военная сила, но и моральный перевес.
      Морально-этический аспект был важен потому, что без поддержки городского общества князья могли располагать лишь небольшим отрядом верных лично им дружинников. Этого было мало для полномасштабного противостояния. Горожане же не всегда поддерживали князей в их междоусобных войнах. Если внешняя агрессия не оставляла им выбора — новгородцы, смоляне или киевляне становились под княжеские знамена для ее отражения, то для участия во внутренних войнах требовался дополнительный мотив.
      Олег захваченного не вернул. И, более того, проявил намерение завладеть Новгородом. Посовещавшись с новгородцами, Мстислав приступил к операции по выдворению князя Олега из захваченных областей.
      Для начала он отправил новгородского воеводу Добрыню Рагуиловича перехватить сборщиков дани, которых по покоренным землям разослал князь Олег. Очевидно новгородцы снабдили Добрыню серьезной военной силой, так как младший брат Олега — князь Ярослав Святославич, осуществлявший «сторожу» в покоренных землях, узнав о приближении Добрыни, вынужден был спасаться бегством. Олегу, который к тому времени уже успел выступить в поход, пришлось повернуть к Ростову.
      Мстислав, преследуя мятежного дядю, направился к Ростову. Олег убежал из Ростова в Суздаль. Мстислав двинулся туда. Олег, понимая, что и в Суздале ему не укрыться, сжег город и отправился в свою отчину — Муром.
      Мстислав, дойдя до сожженного Суздаля, преследование остановил. Он считал, что, находясь в Муроме, Олег правил не нарушал. Подчеркнуто скрупулезное соблюдение порядка отличало Мстислава. Поэтому он обращался с загнанным в угол дядей весьма предупредительно. Несмотря на то, что сила была на его стороне, он показывал смирение. Мстислав заявил: «Мни азъ есмь тебе; шлися ко отцю моему, а дружину вороти, юже еси заялъ, а язь тебе о всемь послушаю»30. Здесь и признание меньшего по сравнению с Олегом статуса («мни азъ есмь тебе»), и предложение решать проблему на более высоком уровне («шлися ко отцю моему»), и благородная готовность к послушанию.
      В сложившейся ситуации Олегу не оставалось ничего, кроме как ответить на мирную инициативу племянника. Он послал Мстиславу ответное предложение о мире. Летописец подчеркивает, что со стороны Олега это был обман — «лесть». Но Мстислав остался верен избранной линии поведения: он поверил дяде и распустил свою дружину.
      Этим не преминул воспользоваться князь Олег. Известие о его нападении застало Мстислава врасплох. Летописец рисует весьма подробную картину: шла первая неделя Великого поста, настала Фёдорова суббота, Мстислав сидел на неком обеде, когда ему пришла весть, что князь Олег уже на Клязьме, то есть, максимум, в тридцати километрах от Суздаля. Доверяя Олегу, Мстислав не выставил стражу, поэтому вероломный дядя смог подойти незамеченным довольно близко.
      Олег действовал неторопливо. Расположившись на Клязьме, он, видимо, считал свою позицию заведомо выигрышной, поэтому не переходил к решительным действиям. Расчет бы на то, что Мстислав, видя угрозу, сам оставит Суздаль. Но этого не произошло. Мстислав воспользовался передышкой и за два дня снова собрал дружину: «новгородце, и ростовце, и белозерьци»31. Силы сравнялись. Мстислав встал перед городом, но старался действовать неторопливо. Полки стояли друг перед другом четыре дня. Летописец считал это вполне нормальным явлением. Средневековые битвы нередко начинались, а иногда и заканчивались долгим стоянием друг против друга: спешить к гибели никому не хотелось.
      У Мстислава была дополнительная причина не форсировать события. К нему пришло известие, что отец послал ему на помощь брата Вячеслава с отрядом половцев.
      Вячеслав подошел в четверг. Очевидно, это заметили в стане Олега, но не знали, насколько велика подмога. Для того, чтобы усилить психологический эффект, Мстислав дал половчанину Куману стяг своего отца, пополнил его отряд пешими воинами и поставил его на правый фланг. Куман развернул стяг Владимира Мономаха. По словам летописца, «узри Олегъ стягь Володимерь, и вбояся, и ужась нападе на нь и на вой его»32. Несмотря на деморализацию, Олег все-таки повел свое войско в бой. Двинулся на врага и Мстислав. Началось сражение, вошедшее в историю как «битва на Колокше».
      Отряд Кумана стал заходить в тыл Олегу. Олег был окончательно деморализован и бежал с поля боя. Мстислав победил. Причем, в изложении летописца, основным действующим лицом выступил не столько половецкий отряд, сколько сам стяг: «поиде стягь Володимерь и нача заходити в тыль его»33. Не исключено, что под «стягом» в данном случае понимается боевое подразделение (аналогичное «стягу» или «хоругви» поздних источников). Но текстуальная связь с вручением стяга, понимаемого как предмет, позволяет думать, что в данном случае речь идет именно о психологическом воздействии самого знамени.
      Олег бежал к своему городу Мурому. Мстислав последовал за ним. Понимая, что в Муроме ему не укрыться от превосходящих сил племянника, Олег оставил («затворил») в Муроме брата Ярослава, а сам отправился к Рязани.
      Мстислав подошел к Мурому, освободил своих людей, заключил мир с муромцами и пошел к Рязани. Олегу пришлось бежать и оттуда. История повторилась: Мстислав подошел к Рязани, освободил своих людей, которые были перед тем заточены Олегом, и заключил мир с рязанцами. Понимая, что эта игра в догонялки может продолжаться долго, Мстислав обратился к дяде с благородным предложением: «Не бегай никаможе, но послися ко братьи своей с молбою не лишать тебе Русьской земли. А язь послю кь отцю молится о тобе»34.
      Война на уничтожение среди Рюриковичей была не принята. При самых тяжелых межкняжских спорах сохранялось понимание того, что все они члены одного рода и «братья». Христианское воспитание не позволяло им переходить грань убийства. Формально не запрещенные Священным Писанием формы насилия использовались широко: изгнание, заточение, ослепление и пр. Но убийства политических противников были редкостью. Их можно было оправдать только в случае открытого боевого столкновения (как это было в упомянутой выше трагической истории с князем Изяславом). В данном случае, смерь Олега не добавила бы клану Мономашичей политических дивидендов.
      Олег был вынужден согласиться на мир. Яростный противник всяческих компромиссов и коллективных действий, в следующем, 1097 г., он все-таки принял участие в Любеческом съезде. Если бы не твердая позиция Мстислава, которому удалось направить деятельность мятежного дяди в нужное отцу, Владимиру Мономаху, русло, проведение межкняжеского съезда было бы под вопросом.
      В сообщении о Любеческом съезде 1097 г. Мстислав не упомянут в числе основных его участников. Участие в советах было делом старших князей. От лица клана Мономашичей вещал его глава — сам Владимир Всеволодович. Ему принадлежала инициатива, в его замке состоялось собрание. Мстислав обеспечивал силовую поддержку политики отца. Причем, как видим, не бездумно. Мономах воспитал сына способным работать на общее дело без детальных инструкций.
      В это время Мстиславу уже исполнилось двадцать лет. По обычаям того времени он должен был быть женат. Татищев относит свадьбу к 1095 году. Он, впрочем, не указывает источник своих сведений и ошибочно называет его первую жену дочерью посадника35. Но сама по себе дата находится в пределах вероятного: обычно князья вступали в брак лет в пятнадцать-шестнадцать. Первой женой Мстислава, которая, как было сказано, известна по сагам, была Христина — дочь шведского короля Инге Стейнкельссона. О том, что жену Мстислава звали Христиной сообщает и Новгородская летопись36.
      События частной жизни князей редко попадали на страницы летописи. В некоторых, увы, редких, случаях недостаток сведений можно восполнить за счет источников иностранного происхождения. Интересные биографические сведения о Мстиславе Великом содержатся в латинском тексте, дошедшем до нас в двух списках — в составе двух сборников, создание которых было связано с монастырем св. Панетелеймона в Кёльне. В научный оборот этот текст был введен Назаренко. Им же осуществлен перевод следующего фрагмента: «Арольд (как было сказано, германским именем Мстислава было Харальд. — В.Д.), король народа Руси, который жив и сейчас, когда мы это пишем, подвергся нападению медведя, распоровшего ему чрево так, что внутренности вывалились на землю, и он лежал почти бездыханным, и не было надежды, что он выживет. Находясь в болотистом лесу и удалившись, не знаю, по какой причине, от своих спутников, он подвергся, как мы уже сказали, нападению медведя и был изувечен свирепым зверем, так как у него не оказалось под рукой оружия и рядом не было никого, кто мог бы прийти на помощь. Прибежавший на его крик, хотя и убил зверя, но помочь королю не смог, ибо было уже слишком поздно. С рыданиями донесли его на руках до ложа, и все ждали, что он испустит дух. Удалив всех, чтобы дать ему покой, одна мать осталась сидеть у постели, помутившись разумом, потому что, понятно, не могла сохранить трезвость мысли при виде таких ран своего сына. И вот, когда в течение нескольких дней, отчаявшись в выздоровлении раненого, ожидали его смерти, так как почти все его телесные чувства были мертвы и он не видел и не слышал ничего, что происходило вокруг, вдруг предстал ему красивый юноша, приятный на вид и с ясным ликом, который сказал, что он врач. Назвал он и свое имя — Пантелеймон, добавив, что любимый дом его находится в Кёльне. Наконец, он указал и причину, по какой пришел: “Сейчас я явился, заботясь о твоем здравии. Ты будешь здрав, и ныне твое телесное выздоровление уже близко. Я исцелю тебя, и страдание и смерть оставят тебя”. А надо сказать, что мать короля, которая тогда сидела в печали, словно на похоронах, уже давно просила сына, чтобы тот с миром и любовью отпустил ее в Иерусалим. И вот, как только тот, кто лежал все равно, что замертво, услышал в видении эти слова, глаза [его] тотчас же открылись, вернулась память, язык обрел движение, а гортань — звуки, и он, узнав мать, рассказал об увиденном и сказанном ему. Ей же и имя, и заслуги Пантелеймона были уже давно известны, и она, по щедротам своим, еще раньше удостоилась стать сестрою в той святой обители его имени, которая служит Христу в Кёльне. Когда она услышала это, дух ее ожил, и от голоса сына мать встрепенулась и в слезах радости воскликнула громким голосом: “Сей Пантелеймон, которого ты, сын мой, видел, — мой господин! Теперь и я отправлюсь в Иерусалим, потому что ты не станешь [теперь этому] препятствовать, и тебе Господь вернет вскоре здоровье, раз [у тебя] такой заступник”. И что же? В тот же день пришел некий юноша, совершенно схожий с тем, которого король узрел в своем сновидении, и предложил лечение. Применив его, он вернул мертвому — вернее, безнадежно больному — жизнь, а мать с радостью исполнила обет благочестивого паломничества»37.
      По мнению Назаренко, описанный «случай на охоте» мог произойти в промежуток между рождением старшего сына Мстислава — Всеволода и рождением Изяслава, который был крещен в честь св. Пантелеймона. Наиболее вероятной датой исследователь считает 1097— 1099 года. С этой датировкой необходимо согласиться, поскольку из летописного текста в этот период имя Мстислава, столь решительно вышедшего на историческую арену, на некоторое время исчезает!
      Возращение в большую княжескую политику произошло в 1102 году. 20 декабря Мстислав с новгородскими мужами пришел в Киев к великому князю Святополку II Изяславичу. У Святополка была договоренность с отцом Мстислава — Владимиром Мономахом, согласно которой Мстислав должен был уступить Новгород своему троюродному брату — сыну Святополка. Вместо Новгорода Мстиславу предлагалось сесть в г. Владимире.
      Произошедшее в дальнейшем позволяет думать, что такая рокировка на самом деле не входила в планы клана Мономаха. Не зря Мстислав пришел в Киев в сопровождении новгородцев — им отводилась важная роль. Причем, присутствовавшие при встрече дружинники Владимира подчеркнуто дистанцировались от происходившего: «и рекоша мужи Володимери: “Се приела Володимеръ сына своего, да се седять новгородце, да поемыпе сына твоего, вдуть Новугороду, а Мьстиславъ да вдеть Володимерю”».
      Настал час выйти на авансцену новгородскому посольству, которое напомнило великому князю, что Мстислав был дан новгородцам в князья его предшественником — Всеволодом Ярославичем, что они «вскормили» князя для себя и поэтому не намерены менять его на другого. Реплика новгородцев, удостоверившая их непреклонность, была коротка, но эффектна: «Аще ли две голове имееть сынъ твой, то поели Ми».
      Святополк пытался возражать, «многу име прю с ними», но успеха не достиг. Новгородцы вернулись в свой город с желанным им Мстиславом.
      Князь ценил преданность новгородцев. Он рассматривал Новгород не просто как очередную ступень на пути восхождения к киевскому престолу. В 1103 г. Мстиславом была заложена церковь Благовещения на Городище38, а через десять лет, в 1113 г., — Никольский собор на Ярославовом дворе. Архитектура Никольского собора в целом не характерна для XII в., когда основным типом храма стала одноглавая крестово-купольная постройка. Большой пятиглавый собор соперничал по масштабам с храмом Св. Софии, построенным в XI в. по заказу Ярослава Мудрого39. Правнук повторил «архитектурный текст» прадеда, сыгравшего важную роль в истории Новгорода. В 1113 г. отец Мстислава стал киевским князем. Интересно, что в «Степенной книге» описание этих событий объединено в одну главу, озаглавленную «Самодержавие Владимирово»40. Таким образом, закладка церкви выглядит как символический акт, отмечающий победу клана Мономашичей в очередном акте междоусобной войны.
      Кроме того в 1116 г. Мстислав увеличил протяженность городских укреплений: «заложи Новъгородъ болей перваго»41.
      Мстислав возглавлял военные походы новгородцев, выполняя тем самым основную княжескую функцию — военного организатора и вождя. В 1116 г. состоялся его поход с новгородцами на чудь. Поход был удачным: был взят город эстов — Оденпе («Медвежья Голова» в русской летописи)42. Об этом сообщает Новгородская Первая летопись старшего извода. В третьей редакции «Повести временных лет» (которая содержит дополнительные сведения о дате рождения Мстислава) добавлены подробности: «и погость бещисла взяша, и възвратишася въ свояси съ многомъ полономъ»43.
      Русь в это время переживала очередной виток противостояния со степным миром кочевников. Одной из ключевых фигур обороны по-прежнему оставался Владимир Мономах. Он выступил организатором княжеских съездов, главная цель которых заключалась в консолидировании противостояния степной угрозе. Результатом съездов были походы 1103, 1107 и 1111 гг., в ходе которых половцам был нанесен серьезный урон, снизивший остроту проблемы.
      Новгород в силу своего положения не был подвержен непосредственной опасности. Сложно сказать, участвовал ли в этой борьбе Мстислав. Новгородская летопись сообщает о походах, но участие в них новгородцев не уточняется. Летописец именует участников похода «вся братья князи Рускыя земли» (поход 1103 г.)44, или «вся земля просто русская» (поход 1111 г.).
      Как известно, слово «русь» имеет в летописях «широкое» и «узкое» значение. В широком смысле Русью именовали всю территорию, подвластную князьям из династии Рюриковичей. В узком — территорию среднего Поднепровья, с центром в Киеве. В каком же смысле использовал этот термин летописец?
      Во-первых, нужно сказать, что в средневековом Новгороде понятия «русский» и «новгородец» использовались как взаимозаменяемые. Пример этому находим в текстах того же XII в. — в договоре Новгорода с Готским берегом и немецкими городами 1189—1199 гг., заключенном князем Ярославом Владимировичем45.
      Во-вторых, сам факт помещения рассказа о походах в летописи показывает, что новгородцы воспринимали походы как нечто, имеющее к ним отношение. Более того, обращает на себя внимание стилистическая окраска рассказов об этих походах. Новгородский летописец в повествовании о важных победах над степными кочевниками переходит на патетический слог, в целом для него несвойственный и встречающийся в новгородской летописи достаточно редко.
      В-третьих, южный летописец, отводя определяющую роль в организации борьбы Мономаху, подчеркивает, что тот выступал не один, а «съ сынми»46.
      В свете этих соображений, возможно, следует пересмотреть атрибуцию имени «Мстислав» в перечне князей, принимавших участие в походе 1107 года. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях перечень этот имеет следующий вид: «Святополкъ же, и Володимеръ, и Олегь, Святославъ, Мьстиславъ, Вячьславь, Ярополкь идоша на половце»47. По мнению Д.С. Лихачёва, Мстислав, названный в перечне, это современник и тезка героя настоящей статьи — Мстислав, отчество которого нам не известно48. Этого Мстислава летописец характеризует по имени деда: «Игоревъ унукъ».
      Мнение Лихачёва основывалось, очевидно, на том, что в аналогичном перечне, помещенном в статье, рассказывающей о походе 1103 г., упомянут «Мьстиславъ, Игоревъ унукъ»49.
      Однако нужно помнить, что, во-первых, формальное совпадение списков не означает их семантического тождества. Так, например, место Вячеслава Ярополчича, участвовавшего в походе 1103 г. (и умершего в 1104 г.50), занял другой Вячеслав — сын Мономаха51. Во-вторых, для летописца, работавшего под покровительством князя Мстислава, Мстиславом, упоминаемым без уточняющих эпитетов, мог быть, скорее всего, князь-патрон. Другие же Мстиславы, современники Мстислава Великого — Мстислав Святополчич и Мстислав «Игорев внук» — упоминаются с необходимыми в контексте пояснениями. Так или иначе, имена обоих живых на тот момент Мстиславов одинаково могли отразиться в названном перечне.
      В 1113 г. на Руси произошли значительные перемены. Умер великий князь Святополк II Изяславич. После его смерти в Киеве вспыхнуло восстание, ставшее результатом давно назревавшего кризиса52. Горожане разграбили двор тысяцкого Путяты и живших в Киеве евреев53. Кризис был разрешен призванием на киевский стол Владимира Мономаха. Права Мономаха на престол не были бесспорными. Он был сыном младшего из сыновей Ярослава Мудрого, побывавших на киевском столе, — Всеволода. Весьма решительно настроенный сын среднего Ярославича — Олег Святославич Черниговский с формальной точки зрения имел больше прав на престол. Однако ситуация сложилась не в его пользу. Община города Киева стала на сторону Мономаха, пользовавшегося авторитетом как у народа, так и у представителей знати.
      Для Мстислава изменение статуса отца имело важные последствия. В 1117 г. Мономах перевел его из Новгорода в Белгород — то есть, по сути, в Киев (названый Белгород — княжеская резиденция под Киевом, на берегу р. Ирпень). Место Мстислава в Новгороде занял его сын Всеволод. Таким образом, Мономах усилил группировку сил в столице, обеспечивая устойчивость власти. В дальнейшем Владимир и Мстислав упоминались в летописи как единая сила. Когда на город Владимир-Волынский совершил нападение князь Ярослав Святополчич, летописец отметил, что помощь к нему не смогла подойти вовремя. Причем, «Володимеру не поспевшю ис Кыева съ Мстиславомъ сыномъ своимъ»54. Когда же помощь все-таки была оказана, действующими лицами снова оказались отец и сын. В то время Владимир Мономах достиг уже весьма преклонного по древнерусским меркам возраста: ему исполнилось семьдесят лет. Среди князей до столь преклонного возраста доживали немногие. Без помощи Мстислава Владимиру было бы сложно исполнять обязанности правителя в обществе, где от князя ждали личного участия во всех делах, особенно в делах военных.
      В 1125 г. Владимир Мономах скончался. Летописец отмечает его кончину приличествующей случаю хвалебной характеристикой князя. Похороны Мономаха собрали вместе его сыновей и внуков: «плакахуся по немъ вси людие и сынове его Мьстисла, Ярополкъ, Вячьславъ, Георгии, Андреи и внуци его»55. После похорон братья и внуки разошлись, а Мстислав остался на киевском столе. Начало его княжения в Киеве — 20 сентября 1126 года.
      Серьезных соперников в занятии киевского стола у Мстислаба не было. Позиции его были весьма прочны. Среди потомков Мономаха он был старейшим. Его брат Ярослав держал Переяславль, а сын Всеволод был князем Новгорода. Клан Святославичей на тот момент переживал не лучшие времена. Наиболее яркие его представители были уже в могиле, среди крупных владетелей остался лишь Ярослав Святославич (тот самый, который спасался бегством от новгородского воеводы Добрыни). Ярослав сидел в Чернигове, но по личным качествам своим не мог претендовать на престол. Мстислав же, напротив, считался продолжателем дела прославленного отца и пользовался среди горожан и знати большим авторитетом.
      В общем и целом ситуация на Руси, доставшейся в наследство Мстиславу, была спокойной. Насколько вообще может быть спокойной ситуация в стране, находящейся на грани политической раздробленности. Мстиславу приходилось прикладывать изрядные усилия для того, чтобы сохранить шаткое равновесие.
      Узнав о кончине Мономаха, половцы предприняли попытку набега на Русь. С этим Ярославу Владимировичу удалось справиться силами переяславцев.
      Сплоченность и единодушие клана Мономаховичей контрастировали с ситуацией в стане черниговских Святославичей. На черниговского князя Ярослава Святославича напал его племянник, сын Олега «Гориславича» — Всеволод. Племянник прогнал дядю с престола, а дружину его «исече и разъграби»56.
      Поначалу Мстислав намеревался поддержать законного черниговского владетеля — Ярослава. Он пресек попытку Всеволода Ольговича по примеру покойного родителя воспользоваться помощью половцев. Но дальше великий князь столкнулся с дилеммой: Ярослав сбежал в Муром и оттуда слал жалобные просьбы защитить его от разбушевавшегося племянника. Мстислав был связан с Ярославом крестным целованием и поэтому должен был взять на себя борьбу с Всеволодом.
      На другой чаше весов была текущая политическая ситуация: Всеволод прочно устроился в Чернигове. В отношении великого князя и его бояр он проявлял подчеркнутую лояльность: упрашивал самого князя, задаривал подарками его бояр и пр. То есть, всячески показывал, что, сидя в Чернигове, не принесет великому князю никаких неприятностей. Вместе с тем, для того, чтобы выгнать его оттуда пришлось бы развязать масштабную войну, которая неизбежно привела бы к массовым человеческим жертвам.
      Таким образом, Мстислав стоял перед выбором: сохранить ли верность своему слову и при этом пожертвовать жизнями многих людей, либо преступить крестное целование ради предотвращения кровопролития. Аристократическая честь вступала в противоречие с гуманистическим принципом.
      Мстислав обратился за помощью к церкви. Игумен монастыря св. Андрея Григорий, пользовавшийся высоким авторитетом еще у Мономаха, высказался в пользу мира. Собравшийся затем церковный собор тоже встал за сохранение жизней, пообещав взять грех клятвопреступления на себя. Мстислав решился — и прекратил преследование Всеволода. Летописец отмечает, что отказ от данного Ярославу слова лег тяжелым камнем на совесть Мстислава: «и плакася того вся дни живота своего»57. Но решения своего он не изменил.
      Решив проблему черниговского стола, в том же 1127 г. Мстислав взялся за наведение порядка на западных рубежах своих владений — в Полоцкой земле. Там княжили потомки Всеслава Владимировича, составившие отдельную ветвь Рюрикова рода, исключенного из лествичной системы, охватывавшей остальные русские земли.
      Между потомками Ярослава Мудрого и Всеслава Полоцкого существовала давняя вражда. Владимир Мономах писал, что захватил Минск, не оставив в нем «ни челядина, ни скотины»58. Сын его политику продолжил.
      Наступление на Полоцкую землю было задумано как масштабная операция. Мстислав отправил войска «четырьми путьми». Вернее, он наметил четыре первоначальных цели наступления. Первой был город Изяславль. К нему были посланы князья: Вячеслав из Турова, Андрей из Владимира-Волынского, Всеволодок из Городка и Вячеслав Ярославич из Клецка. Второй целью стал город Борисов. Туда были направлены Всеволод Ольгович с братьями. К Друцку отправился сын Ростислав со смолянами и воевода Иван Войтишич с торками59. И, наконец, четвертая цель — город Логожск. Туда с великокняжеским полком был отправлен сын Мстислава — Изяслав. Все отряды пробирались к назначенным им местам атаки порознь, но ударить должны были в один условленный день. Таким образом, вторжение в Полоцкую землю планировалось широким фронтом, между крайними точками которого — городами Йзяславлем и Друцком — было без малого семьсот километров. План сработал, атака увенчалась успехом.
      Полоцкие полки были застигнуты врасплох. Изяслав Мстиславич захватил своего зятя князя Брячислава с логожским полком на пути к отцу последнего — полоцкому князю Давыду Игоревичу. Таким образом, Логожск не имел возможности оказать сопротивление.
      Видя, что Брячислав с логожским отрядом оказались в плену, сдались князю Вячеславу и жители города Изяславля. Они хотели выговорить себе хотя бы относительно приемлемые условия сдачи. Вечером трагичного для них дня они обратились к князю Вячеславу Владимировичу с просьбой не отдавать город на разграбление («на щить»). Тысяцкий князя Андрея Воротислав и тысяцкий Вячеслава Иванко для предотвращения грабежа послали в город отроков. Но с рассветом увидели, что предотвратить разорение не удастся. С трудом удалось отстоять лишь имущество жены Брячислава — дочери Мстислава Великого. Воины возвратились из похода «съ многымъ полономъ»60.
      Видя, что ситуация складывается не в их пользу, жители Полоцка «сътьснувшеси» (И.И. Срезневский предлагал три значения этого слова: разгневаться, встревожиться, смириться61 — все они вполне подходят по смыслу в данном фрагменте) изгнали князя Давыда с сыновьями и призвали Рогволда.
      Судя по тому, что Рогволд после восхождения на полоцкий престол быстро исчез со страниц летописи и не упоминался больше в качестве действующего персонажа, прожил он недолго. Мстиславу приходилось возвращаться к полоцкой проблеме. Великий князь попытался привлечь полоцких князей к борьбе против половцев. Но получил дерзкий ответ: «Бонякови шелоудивомоу во здоровье» (то есть полочане пожелали главному врагу Руси половецкому хану Боняку здоровья). Князь разгневался, но проучить наглецов в то время не смог — война с половцами была в разгаре. Когда же война завершилась — припомнил полочанам их предательство. В 1129 г. он «посла по кривитьстеи князи» и выслал Давыда, Ростислава, Святослава и двух Рогволдовичей в Константинополь, где они пребывали в заточении. Видимо, судьба «кривических» (полоцких) князей сложилась в Константинополе нелегко — спустя семь лет на Русь смогли возвратиться только двое из них62.
      Внешняя политика Мстислава была продолжением политики его отца. Эта преемственность была отмечена летописцем: Мстислав выступает как наследник «пота» Мономаха. «Пот» этот был утерт в борьбе против половцев: «е бо Мьстиславъ великий и наследи отца своего потъ Володимера Мономаха великого. Володимиръ самъ собою постоя на Доноу, и многа пота оутеръ за землю Роускоую, а Мьстиславъ моужи свои посла, загна Половци за Донъ и за Волгу за Гиик, и тако избави Богъ Роускоую землю от поганых»63.
      При этом на внешнюю политику Мстислава наложила отпечаток молодость, проведенная в Новгороде. Новгородские проблемы по-прежнему волновали его. В 1131 г. князь послал сыновей Всеволода, Изяслава и Ростислава на чудь. Поход увенчался успехом. Чудь была побеждена и обложена данью. Из похода были приведены многочисленные пленники. В следующем, 1132 г., Мстислав организовал и возглавил поход на Литву. Поход бы удачный64. Хотя удача его была несколько омрачена тем, что на обратном пути литовцы смогли отомстить русскому войску, перебив много киян, полк которых отстал от великокняжеского отряда и шел отдельно65.
      Брачно-семейные дела Мстислава Великого освещены, по меркам древнерусских источников, весьма подробно. Как было сказано, согласно сагам и новгородской летописи первой женой князя была Христина — дочь шведского короля Инге Стейнкельссона. Она скончалась в 1122 году. В то же лето Мстислав женился снова — на дочери новгородского посадника Дмитрия Завидовича66. Имени ее летопись не сообщает, но вслед за Татищевым ее принято называть Любавой. Впрочем, известие Татищева и в этом случае выглядит не вполне надежно. Кроме имени Татищев снабдил свою «Историю» сюжетом, также не имеющим прямых аналогов в летописях и иных источниках. «Единою на вечер, беседуя он с вельможи своими и был весел. Тогда един от его евнух, приступи ему, сказал тихо: “Княже, се ты, ходя, земли чужия воюешь и неприятелей всюду побеждаешь, когда же в доме то или в суде и о разправе государства трудишься, а иногда с приятели твоими, веселясь, время препровождаешь, но не ведаешь, что у княгини твоей делается, Прохор бо Василевич часто со княгинею наедине бывает; если ныне пойдешь, то можешь сам увидеть, яко правду вам доношу”. Мстислав, выслушав, усмехнулся и сказал: “Рабе, не помниши ли, как княгиня Крестина вельми меня любила и мы жили в совершенной любви. И хотя я тогда, как молодой человек, не скупо чужих жен посесчал, но она, ведая то, нимало не оскорблялась и тех жен любовно принимала, показуя им, якобы ничего не знала, и тем наиболее меня к ея любви и почтению обязывала. Ныне же я состарелся, и многие труды и попечения о государстве уже мне о том думать не позволяют, а княгиня, как человек молодой, хочет веселиться и может при том учинить что и непристойное. Мне устеречь уже неудобно, но довольно того, когда о том никто не ведает и не говорят, для того и тебе лучше молчать, если не хочешь безумным быть. И впредь никому о том не говори, чтоб княгиня не уведала и тебя не погубила”. И хотя Мстислав тогда ничего противнаго не показал, но поворотил в безумную евнуху продерзость. Но по некоем времяни тиуна Прохора велел судить за то, якобы в судах не по законам поступал и людей грабил, за что его сослал в Полоцк, где вскоре в заточении умер»67.
      Эта жанровая сценка присутствует в обоих вариантах «Истории» Татищева, как написанной на «древнем наречии», так и в той, которая была подготовлена на современном автору языке. Состояние исторической науки не дает возможности ответить на вопрос, выдумал ли Татищев этот пассаж или добросовестно выписал из какого-нибудь не дошедшего до нас источника68. Можно лишь заметить, что стилистически повествование о семейной жизни князя Мстислава выглядит как произведение «демократической» литературы XVII в. со всеми характерными для нее чертами: развлекательной фабулой, отсутствием серьезного морального содержания, немудреным юмором. Противопоставление старого мужа и молодой жены — один из известных типов построения сюжета «бытовых повестей» XVII в., в которых впервые в русской литературе возникает тема сложностей любви и супружеских отношений69.
      В апреле 1132 г. Мстислав Великий скончался в Киеве. До возраста отца — Владимира Мономаха — ему дожить не удалось. Умер он в 55 лет.
      Первый брак со шведской принцессой Христиной был весьма многодетным. Летопись называет имена сыновей: Всеволода, Изяслава, Ростислава и Святополка70. Среди дочерей Мстислава из русских источников известно имя лишь одной из них — Рогнеды71. Скандинавские дают еще два: Ингибьерг и Маль(м)фрид72. Имена других дочерей летопись не называет, они выступают в летописи под отчеством «Мстиславовна». Известна Мстиславовна — жена Изяславского князя Брячислава Давыдовича и Мстиславовна — жена Всеволода Ольговича. Еще об одной из дочерей летопись сообщает: «Веде на Мьстиславна въ Грекы за царь»73.
      Сын от второго брака с дочерью новгородского посадника появился на свет перед смертью великого князя — в 1132 г. и наречен был Владимиром74. О его рождении и имянаречении летописец счел нужным оставить заметку в годовой статье. В качестве участника политических событий Владимир Мстиславич впервые упоминается в 1147 году75. Сообщает летопись еще об одном сыне Мстислава — Ярополке. Судя по тому, что в компании братьев он впервые появляется только в 1149 г.76, можно предположить, что он тоже был одним из поздних детей Мстислава. Возможно, он оказался младше Владимира и родился уже после смерти великого князя. Поэтому летописец и не стал упоминать об этом рождении.
      Согласно летописи, одна из дочерей Мстислава была замужем за венгерским королем77. Ее имя сообщает латиноязычный источник — дарственная грамота чешской княгини Елизаветы, дочери венгерской королевы, жены чешского князя Фридриха ордену Иоаннитов: «Ego Elisabem, ducis Bonemie Uxor, seauens vestigia Eurosine matris mee...»78 Таким образом, венгерская королева звалась Ефросиньей Мстиславной.
      Польский генеалог Витольд Бжезинский, ссылаясь на мнение Барбары Кржеменской, считает дочерью Мстислава Дурансию (Durancja)79, жену Оты III, князя Оломуца. Кроме того, Бжезинский со ссылкой на «Rodowód pierwszycn Piastów» Казимежа Ясинского, называет дочерью Мстислава жену великопольского князя Мешко III Старого — Евдокию80. Другой видный польский исследователь генеалогии Дариуш Домбровский возможности такой филиации не усматривает. Более того, Евдокия Киевская относится им к числу «мнимых Мстиславичей»81. В качестве возможных Домбровский указывает происхождение Евдокии от Изяслава Давыдовича, Ростислава Мстиславича, Изяслава Мстиславича. Самым вероятным отцом Евдокии он считает Юрия Долгорукого. Однако и построения Домбровского не лишены недочетов, обсуждению которых посвящена критическая рецензия А.В. Горовенко82. Поэтому вопрос о конфигурации родословного древа потомков Мстислава до сих пор остается открытым.
      Умирая, Мстислав оставил великое княжение своему брату Ярополку. Такой шаг соответствовал принципу «лествичного восхождения» и был вполне в духе князя, всю жизнь остававшегося человеком нормы и правила.
      Ярополк, видимо, следуя заветам старшего брата, сделает попытку приблизить его детей, своих старших племянников, Всеволода и Изяслава Мстиславичей, к узловым точкам южной Руси. Он попытался утвердить Всеволода в Переяславле-Южном, но наткнулся на активное сопротивление младшего брата Юрия Владимировича Долгорукого. Между племянниками Мстиславичами и оставшимися младшими дядьями вспыхнула междоусобица, которой не преминули воспользоваться черниговские Ольговичи. Приостановленный сильной рукой Владимира Мономаха распад древнерусского государства после смерти Мстислава Великого стал нарастать с новой силой.
      Примечания
      1. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. 2. М. 1998, стб. 303.
      2. Там же, т. 37, с. 162.
      3. ТАТИЩЕВ В.Н. История Российская. Т. 2. М. 1963, с. 91, 143.
      4. Там же. Т. 4. М.-Л. 1964, с. 158, 188.
      5. ПСРЛ, т. 2, стб. 190.
      6. ШАХМАТОВ А.А. История русского летописания. Т. 1. Повесть временных лет и древнейшие русские летописные своды. Кн. 2. Раннее русское летописание XI— XII вв. СПб. 2003, с. 552-554.
      7. SAXO GRAMMATICUS. Gesta Danorum. Strassburg. 1886, p. 370. В русских реалиях датский хронист разбирался не очень хорошо: этим объясняется путаница с именем «русского короля».
      8. ДЖАКСОН Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (середина XI — середина XIII в.). Тексты, перевод, комментарий. М. 2000, с. 167.
      9. Там же, с. 177.
      10. ПСРЛ, т. 1, стб. 160.
      11. ЛИТВИНА А.Ф., УСПЕНСКИЙ Ф.Б. Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. В кн.: Династическая история сквозь призму антропонимики. М. 2006, с. 185.
      12. Там же, с. 13.
      13. ШАХМАТОВ А.А. Ук. соч., с. 545.
      14. ПСРЛ, т. 2, стб. 67.
      15. Там же, стб. 199.
      16. Там же, стб. 208.
      17. Там же, т. 3, с. 161.
      18. Там же, с. 470.
      19. Там же, с. 161.
      20. Там же, т. 2, стб. 219.
      21. Там же.
      22. Там же.
      23. Там же, стб. 217.
      24. Там же, стб. 219.
      25. Там же, стб. 220.
      26. Там же.
      27. Там же, стб. 226—227.
      28. Там же, стб. 227.
      29. Поучение Владимира Мономаха. Библиотека литературы Древней Руси (БЛ ДР), т. 1, XI—XII века. СПб. 1997, с. 473-475.
      30. ПСРЛ, т. 2, стб. 228.
      31. Там же, стб. 229.
      32. Там же.
      33. Там же.
      34. Там же, стб. 230.
      35. ТАТИЩЕВ В.Н. Ук. соч., т. 2, с. 157.
      36. ПСРЛ, т. 3, с. 21,205.
      37. НАЗАРЕНКО А.В. Неизвестный эпизод из жизни Мстислава Великого. — Отечественная история. 1993, № 2, с. 65—66.
      38. ПСРЛ, т. 3, с. 19.
      39. Новгородским князем в то время был сын Ярослава Владимир. Однако новгородский собор был одним из трех софийских соборов, последовательно построенных в главных политических центрах Руси (Киеве, Новгороде и Полоцке) одной строительной артелью. Из этого можно заключить, что строительство осуществлялось по плану великого князя, а не самостоятельно князьями названных городов.
      40. ПСРЛ, т. 21, с. 187.
      41. Там же, т. 3, с. 204.
      42. Там же, с. 20.
      43. Там же, т. 2, стб. 283.
      44. Там же, т. 3, с. 203.
      45. Договор Новгорода с Готским берегом и немецкими городами. Памятники русского права. М. 1953, с. 126.
      46. ПСРЛ, т. 2, стб. 264—265.
      47. Там же, т. 1, стб. 282; т. 2, стб. 258.
      48. Повесть временных лет. М.-Л. 1950, ч. 2, с. 449.
      49. ПСРЛ, т. 2, стб. 253.
      50. Там же, стб. 256.
      51. ТВОРОГОВ О.В. Повесть временных лет. Комментарии. БЛ ДР, т. 1, XI—XIII века. СПб. 1997, с. 521.
      52. ФРОЯНОВ И.Я. Древняя Русь. Опыт исследования истории социальной и политической борьбы. М.-СПб. 1995.
      53. ПСРЛ, т. 2, стб. 276.
      54. Там же, стб. 287.
      55. Там же, стб. 289.
      56. Там же, стб. 290.
      57. Там же, стб. 291.
      58. Поучение Владимира Мономаха. БЛ ДР, т. 1, XI—XII века. СПб. 1997, с. 456—475.
      59. ПСРЛ, т. 2, стб. 292. Впрочем, С.М. Соловьёв считал, что воевода шел к Борисову вместе с Всеволодом Ольговичем. См.: СОЛОВЬЁВ С.М. История России с древнейших времен; ЕГО ЖЕ. Сочинения в 18 кн. М. 1993. Кн. 1, т. 1—2, с. 392. Сомнение в правильности такого чтения вызывает тот факт, что фразы о посылке Ивана и Ростислава выстроены однотипно и соединены союзом «и».
      60. ПСРЛ, т. 2, стб. 292, 293.
      61. СРЕЗНЕВСКИЙ И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. Т. III. СПб. 1912, с. 852.
      62. ПСРЛ, т. 2, стб. 303.
      63. Там же, стб. 303—304.
      64. Там же, стб. 294, 301.
      65. Там же, стб. 294.
      66. Там же, т. 3. с. 21, 205.
      67. ТАТИЩЕВ В.Н. Ук. соч., т. 2, с. 143.
      68. ЖУРАВЕЛЬ А.В. Новый Герострат, или у истоков модерной истории. Сб. РИО. Т. 10 (158). М. 2006, с. 522—544; ТОЛОЧКО А.П. «История Российская» Василия Татищева: источники и известия. М.-Киев. 2005, с. 486.
      69. Ср., например: Притча о старом муже и молодой девице. Русская бытовая повесть XV-XVII вв. М. 1991, с. 226-229.
      70. ПСРЛ, т. 2, стб. 294, 296.
      71. Там же, стб. 529, 531; ЛИТВИНА А.Ф., УСПЕНСКИЙ Ф.Б. Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики. М. 2006, с. 260.
      72. ДЖАКСОН Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе. Тексты, перевод, комментарий. Издание второе, в одной книге, исправленное и дополненное. М. 2012, с. 34.
      73. ПСРЛ, т. 2, стб. 286.
      74. Там же, стб. 294.
      75. Там же, стб. 344.
      76. Там же, стб. 378.
      77. Там же, стб. 384.
      78. Цит. по: ГРОТ К. Из истории Угрии и славянства. Варшава. 1889, с. 94—95.
      79. BRZEZIŃSKI W. Pocnodzeme Ludmiły, zony Mieszka Platonogiego. Przyczynek do dziejów czesko-polskicn w drugiej połowie XII w. In: Europa Środkowa i Wschodnia w polityce Piastów. Toruń. 1997, s. 215.
      80. Ibid., s. 219.
      81. ДОМБРОВСКИЙ Д. Генеалогия Мстиславичей. Первые поколения (до начала XIV в.). СПб. 2015, с. 715-725.
      82. ГОРОВЕНКО А. В. Блеск и нищета генеалогии. Рецензия на кн.: ДОМБРОВСКИЙ Д. Генеалогия Мстиславичей. Первые поколения (до начала XIV в.). СПб. 2015. Valla. Т. 2, № 3 (2016), с. 110-134.
    • Потомки аргонавтов: от Лемноса до Феры
      Автор: Неметон
      Ночная Спарта замерла в тревожном ожидании. И стар, и млад, напряженно вглядывались в темные склоны Тайгета, усыпанные огнями костров. Пришельцы никак не проявляли себя и было непонятно, кто они, откуда и что намерены предпринимать дальше. Регент при малолетних царях Фера принял осторожное решение послать к неизвестным вестника, на вопрос которого, как свидетельствует Геродот, «пришельцы отвечали, что они минийцы, потомки героев-аргонавтов, которые высадились на Лемносе и стали их родоначальниками». Они также рассказали, что были изгнаны со своей родины пеласгами и прибыли в Лакедемон морем, «в землю своих отцов. На это у них ведь есть полное право. Они просят, однако, позволения жить среди лакедемонян. Лакедемоняне решили принять минийцев на предложенных теми условиях. А побудило их решить так главным образом то, что Тиндариды участвовали в походе аргонавтов».

      Геродот определял минийцев, как уроженцев острова Лемнос. Вслед за Гекатеем Милетским он сообщает о том, что пеласги, вытесненные из Аттики афинянами-ионийцами, направились на Лемнос. Изгнанные ими минийцы, в свою очередь, прибыли морем в Лаконику, «землю отцов», и в качестве обоснования своего законного права владеть здешней землей называли себя потомками аргонавтов. Отец истории говорит, что главным мотивом спартанцев согласиться принять их послужил факт участия Тиндаридов в этом походе. Насколько известно, Тиндаридами называют сыновей спартанского царя Тиндарея, последнего из Лакедемонидов, Кастора и Поллукса, которые действительно участвовали в походе аргонавтов и высаживались на Лемносе вместе с Ясоном. Т.о, минийцы причисляли себя к потомкам сыновей Тиндарея, которые побывали на Лемносе за поколение до Троянской войны, в период, когда в Микенах царствовал Атрей (1223-1216/1207 гг. до н. э.), чьи сыновья Агамемнон и Менелай, женатые на дочерях Тиндарея Клитемнестре и Елене, выступили организаторами похода ахейцев на Илион.

      Кроме того, известно, что Ясон вступил в связь с царицей Лемноса Гипсипилой, дочерью Фоанта, от которой родился сын Евней, бывший царем Лемноса во время Троянской войны и, согласно Гомеру, на десятый год осады Трои посылавший ахейцам корабли с вином. Ясон вел происхождение от царя Орхомена Миния, был внуком его дочери Климены и сыном Алкимеды и царя Иолка Эсона, т.е, имел минийское происхождение.

      Пеласги вытеснили минийцев с Лемноса после возвращения Гераклидов, чему свидетельство отъезд Феры, бывшего регентом Прокла и Еврисфена в Спарте. Оттесненные из Фессалии в Аттику, пеласги вступили в конфликт с афинянами и были вынуждены мигрировать, в т.ч. на Лемнос. До этого, население Лемноса представляло собой смесь минойцев и кадмейцев, проживание которых на острове может быть подкреплено преданием о переселении на о. Феру спартанцев, где проживали выходцы из Тира, оставленные Кадмом во время поисков Европы. К родословной Феры мы еще вернемся. Получив от спартанцев землю, минийцы «тотчас же взяли себе в жены [спартанок], а привезенных с собой с Лемноса дочерей и сестер выдали замуж за лакедемонян. Спустя немного времени минийцы стали держаться высокомерно, требовали себе долю в царской власти и совершали разные другие недостойные поступки. Тогда лакедемоняне решили перебить минийцев: схватили их и бросили в темницу. Осужденных на казнь лакедемоняне всегда казнят ночью, а днем – никого».
      Как видно, минийцы предприняли попытку захвата власти в Спарте и должны были быть казнены, но «жены их – коренные лакедемонянки и дочери знатнейших спартанцев – попросили позволения переговорить каждая со своим мужем. Лакедемоняне пропустили их, не ожидая никакого коварства. Женщины же, войдя в темницу, поступили так: всю свою одежду они отдали мужьям, а сами надели мужское платье. Минийцы вышли из темницы, переодетые в женскую одежду, как их жены. Ускользнув таким образом из города, они вновь разбили стан на Тайгете».
      Безусловно, участь минийцев, число которых было невелико, судя по тому, что для нейтрализации достаточно было их заключить в темницу, была незавидна. Но в это время проводилась активная колонизационная политика, что требовало определенных ресурсов, в т.ч. и людских. Видимо, в Спарте рассудили, что более разумно будет выслать строптивых минийцев осваивать новые территории под спартанским патронажем. И, как нельзя кстати, «Фера, сын Автесиона, внук Тисамена, правнук Ферсандра, праправнук Полиника, как раз собирался вывести колонию из Лакедемона. Этот Фера происходил из рода Кадма и был дядей по матери сыновей Аристодема – Еврисфена и Прокла. Во время несовершеннолетия последних Фера (как их опекун) был царем Спарты. Племянники между тем выросли и сами вступили на престол. Фера же, обиженный тем, что ему теперь приходится подчиняться другим (ведь сам он уже вкусил власть), объявил, что не останется в Лакедемоне, а отправится морем к своим родственникам».
      О каких родственниках спартанского регента говорит Геродот? Он пишет, что Фера происходил из рода Кадма. Когда Зевс похитил Европу, Агенор направил сыновей на её розыски, наказав без неё не возвращаться. Отправившись на поиски сестры вместе с матерью, когда та умерла, он похоронил ее во Фракии. Плывя с Востока в Грецию, он остановился на острове Санторин (Тера, Фера) и оставил здесь несколько своих спутников:

      «Ведь Кадм, сын Агенора, в поисках Европы высадился на острове, ныне называемом Ферой. Полюбилась ли ему эта земля или же он захотел поступить так по другим причинам, но он оставил на острове несколько финикиян, в том числе одного своего родственника – Мемблиара, сына Пойкила. Восемь человеческих поколений жили финикияне на острове Каллиста, пока Фера не прибыл туда из Лакедемона».
      Интересное свидетельство колонизации финикийцами островов. Исходя из информации о том, что от момента прибытия Кадма до прибытия Феры прошло восемь человеческих поколений, и, что в ряде источников начало правления совершеннолетних царей Еврисфена и Прокла относят к 1100 г до.н.э., время прибытия Кадма на Феру можно установить предположительно 1260г до н.э., т.е после падения Трои и до вторжения Гераклидов. Не будем забывать, что XIIIв до н.э – период нашествия «народов моря». Возможно, именно это вызвало отъезд Кадма и его братьев из Тира и последующую колонизацию.

      Согласно мифологии, потомки Кадма породнились с Гераклидами после возвращения последних в Пелопоннес после Троянской войны. Будучи братом Аргии, которая родила от гераклида Аристодема Прокла и Еврисфена, Фера являлся их регентом в Спарте до совершеннолетия. Можно предположить, что миграция на Феру части спартанцев также была обусловлена проблемами совместного проживания с гераклидами.
      «К этим-то финикиянам отправился Фера с людьми из разных спартанских фил. Он хотел жить вместе с ними в дружбе и вовсе не изгонять их. В это время минийцы бежали из темницы и разбили стан на Тайгете. Лакедемоняне угрожали им смертью, но Фера упрашивал сограждан не проливать крови и обещал вывести минийцев из страны. Лакедемоняне уступили его просьбам. Тогда Фера отплыл на трех 30-весельных кораблях к потомкам Мемблиара».
      Фера отправился на т.н. триаконторе, древнегреческой одноярусной беспалубной галере, рассчитанная на 30 гребцов, которая была весьма близка по конструкции к критским кораблям. Обычно гребцами являлись воины, поэтому можно предположить, что общее количество переселенцев было невелико, даже с учетом членов семей.

      «Он взял с собой, однако, не всех минийцев, но лишь немногих. Большая же часть минийцев обратилась против парореатов и кавконов и изгнала их из страны. Сами же они разделились на шесть частей и впоследствии основали города: Лепрей, Макист, Фриксы, Пирг, Эпий и Нудий. Большинство этих городов уже в мое время разрушено элейцами. Остров же по имени основателя колоний был назван Ферой».
      Согласно преданиям, часть минийцев, не последовавшая на Феру, вытеснив парореатов и кавконов из Аркадии и Трифилии, смешалась с аркадянами (элейцами), позднее создав общий этнос. Участие представителей некоторых спартанских семей в колонизации Феры указывает на желание ахейцев покинуть город после смены власти, что, собственно, и вызвало экспедицию Феры в кон. XIIв до н.э.

      Т.о, согласно свидетельству Геродота и посредством интерпретации мифологии,
      1.      Исторической территорией проживания этого народа можно считать Беотию (Орхомен Минийский), о-в Лемнос и Фессалию (Иолк).
      2.      Можно предположить, что первоначальное население Лемноса состояло из минойцев и потомков финикийцев (кадмейцев), которые смешались с минийцами из Иолка в период царствования Атрея в Микенах, до Троянской войны.
      3.      Орхомен Минийский принимал активное участие в Троянской войне (по свидетельству Гомера, выслал 30 кораблей)
      4.      После Троянской войны, пеласги, оттесненные из Аттики афинянами, переселились на Лемнос, вынудив лемносских минийцев мигрировать в Лаконику
      5.      После неудачной попытки захвата власти в Спарте, минийцы были вынуждены частью отправится на Санторин (Феру), частью уйти в Аркадию, где со временем образовали с элейцами общий этнос в XIIв до н.э (или будучи завоеванными ими, согласно Геродоту), исчезнув с арены истории.

    • Ягю Мунэнори. Хэйхо Кадэн Сё. Переходящая в роду книга об искусстве меча
      Автор: foliant25
      Ягю Мунэнори. Хэйхо Кадэн Сё. Переходящая в роду книга об искусстве меча
      Просмотреть файл PDF, Сканированные страницы + оглавление

      "Хэйхо Кадэн Сё -- Переходящая в роду книга об искусстве меча", полный перевод которой составляет основу этой книги, содержит наблюдения трёх мастеров меча: Камиидзуми Хидэцуна (1508?-1588), Ягю Мунэёси (1529-1606) и Ягю Мунэнори (1571-1646), сына Мунэёси.
      В Приложении содержатся два трактата ("Фудоти Симмё Року -- Тайное писание о непоколебимой мудрости" и "Тайа ки -- Хроники меча Тайа") Такуан Сохо (1573-1645).
      Старояпонский текст оригинала переведён Хироаки Сато (Сато Хироаки) на английский (добавлены предисловие и примечания) и издан в 1985 году, и с этого английского Никитин А. Б. сделал русский перевод.
      Автор foliant25 Добавлен 27.04.2018 Категория Япония
    • Ягю Мунэнори. Хэйхо Кадэн Сё. Переходящая в роду книга об искусстве меча
      Автор: foliant25
      PDF, Сканированные страницы + оглавление

      "Хэйхо Кадэн Сё -- Переходящая в роду книга об искусстве меча", полный перевод которой составляет основу этой книги, содержит наблюдения трёх мастеров меча: Камиидзуми Хидэцуна (1508?-1588), Ягю Мунэёси (1529-1606) и Ягю Мунэнори (1571-1646), сына Мунэёси.
      В Приложении содержатся два трактата ("Фудоти Симмё Року -- Тайное писание о непоколебимой мудрости" и "Тайа ки -- Хроники меча Тайа") Такуан Сохо (1573-1645).
      Старояпонский текст оригинала переведён Хироаки Сато (Сато Хироаки) на английский (добавлены предисловие и примечания) и издан в 1985 году, и с этого английского Никитин А. Б. сделал русский перевод.