Saygo

Дейотар, царь галатов

2 сообщения в этой теме

Смыков Е. В. Дейотар, властитель галатов

Выступая в начале марта 43 г.1 в сенате с очередной, одиннадцатой по счету, речью против Марка Антония и перечисляя силы, которыми правитель­ство располагало на Востоке, Цицерон говорил: «У царя Дейотара и у его сына есть большая и по нашему образцу обученная армия. На его сына мы можем возлагать величайшие надежды, он в высшей степени одарен и обладает вели­чайшими добродетелями. А что сказать мне об отце? Свое благоволение к рим­скому народу он доказывает едва ли не с момента своего рождения. <...> С ка­кой похвалой, с каким уважением и почётом отзывались об этом муже Сулла, Мурена, Сервилий, Лукулл! Что же мне остается добавить о Помпее? Помпее, который считал Дейотара единственным истинным другом во всем мире, ис­кренне преданным человеком, единственным верным и надежным союзником римского народа!» (Cic. Phil. XI.33-34). Если к этому добавить, что с Дейотаром встречался Марк Красс накануне своего рокового похода (Plut. Crass. 17.2), а за­тем его помощью пользовались сам Цицерон и М. Бибул (Cic. Phil. XI.34), то окажется, что фоном биографии этого союзника римского народа служит внеш­няя политика Рима в Азии на протяжении почти четырех десятилетий - причем десятилетий, которые имели определяющее значение для дальнейших судеб этих территорий. Правда, когда Цицерон говорит, что Дейотар доказывает свое расположение к римскому народу «едва ли не с момента своего рождения», он несколько преувеличивает - эти сорок лет составляют вторую половину его жизни, тогда как о первой ничего не известно. Впрочем, такова же судьба почти  всех его современников-монархов в регионе - большая часть биографических сведений о них относится к событиям, так или иначе связанным с митридатовским кризисом.


Galatia_Map.png


Дейотар был сыном Синорига, тетрарха галатов-толистобогиев. Отец Дейотара известен нам как герой почти шекспировской истории, связанной с его любовью к красавице Камме, преступлением - убийством ее мужа, и местью Каммы, отравившей Синорига и себя во время брачной церемонии. Об этом рассказывают Полиэн и Плутарх (Plut. De virt. mul. 20; Amat. 22; Polyaen. VIII.39), причем никакой другой информации о Синориге в источниках нет. Если бы не афинская надпись, содержащая патронимик Дейотара, эту исто­рию вряд ли связали бы с его отцом, поскольку в повествованиях обоих наших источников нет ни малейших хронологических указаний.

Будущий правитель единой Галатии родился в последней трети II в. до н. э. Это время рассчитывается на основе ряда косвенных свидетельств. Во-первых, все данные источников говорят, что в 50-40-е гг. I в. Дейотар был уже очень почтенного возраста. Когда с ним встретился Красс в 54 г., он был уже старик (Plut. Crass. 17.2); учитывая, что самому Крассу в это время уже перева­лило за шестьдесят, считают, что Дейотар был старше него. О его глубокой ста­рости (exacta aetate) говорит Цицерон через девять лет после этого - к тому времени он уже не в состоянии был сам садиться на коня и его подсаживали не­сколько человек (Cic. Deiot. 28).

«Звездный час» наступил для Дейотара с началом Митридатовых войн. Исследователи с полным основанием считают, что он был одним из тех трех тетрархов, которые уцелели после избиения галатской знати, учиненного Митридатом в Пергаме. Эта резня предопределила на следующие десятилетия пози­цию галатов в римско-понтийском противостоянии: ненависть к понтийскому царю сделала их верными союзниками римлян2. Что касается конкретного уча­стия Дейотара в боевых действиях этого времени, то о нем ничего не известно. Однако стоит обратить внимание на утверждение Цицерона, что с похвалой о нем отзывался уже Сулла; кроме того, после завершения Митридатовых войн он получил, пожалуй, самые щедрые территориальные пожалования в сравнении с остальными местными династами. Поэтому вполне возможно предположить, что именно он играл руководящую роль в организации отпора понтийскому стратегу Евмаху, которого Митридат направил в Галатию, чтобы прибрать ее к рукам (App. Mithr. 46). В дальнейшем, как видно из перечня имен в речи Цицерона3, он сотрудничал с Муреной в ходе второй Митридатовой войны и с П. Сервилием Ватией во время его исаврийской кампании, хотя конкретные формы этого сотрудничества восстанавливаются лишь гипотетически. Таким образом, еще до начала третьей войны с Митридатом Дейотару неоднократно предоставлялась возможность доказать свою верность римскому народу и высо­кие «деловые качества».

Когда началась третья Митридатова война, Дейотар с самого начала всту­пил в борьбу на стороне Рима. В южные районы Анатолии Митридат направил Евмаха - того самого стратега, который уже потерпел поражение от галатов во время первой войны. Теперь он, истребляя римлян без различия пола и возраста, прошел по всей Фригии, подчинил писидов, исавров и Киликию, но, наконец, был разбит Дейотаром (App. Mithr. 75). Одержанная победа имела достаточно важное значение для дальнейшего развития событий: был положен предел рас­пространению власти Митридата в южном направлении, и понтийские войска никогда больше не тревожили эти территории. Возможно, что именно в это время произошло еще одно важное для биографии Дейотара событие - он встретился с Цезарем и оказал ему гостеприимство в своем доме.

В дальнейшем участие галатов в войне на стороне римлян еще несколько раз упоминается в источниках. Имя Дейотара при этом не упоминается, но ис­следователи не без оснований полагают, что именно он оказал некоторые важ­ные услуги римскому командованию. Так, во время похода Лукулла в Понт в 72 г. с его армией шли 30 000 галатов-носильщиков, каждый из которых нес медимн зерна (Plut. Luc. 14.1). Поскольку наступление Лукулла, если даже оно не шло через территорию Галатии, проходило в непосредственной близости от владений Дейотара, его помощь была вполне естественна. Несмотря на отсутст­вие прямых указаний, можно с полным основанием полагать, что галаты сража­лись на стороне римлян и после смены римского главнокомандующего. Помпей, завершив боевые действия, среди прочих мероприятий осуществил и реоргани­зацию Галатии - теперь каждое племя получило одного правителя, носившего прежний титул тетрарха (App. Syr. 50). Такое решение, несомненно, отвечало римским интересам в большей степени, чем традиционная политическая струк­тура галатских племен - иметь в Галатии вассалами двенадцать правителей бы­ло явно невозможно.

Кроме Дейотара, получившего власть над толистобогиями, мы точно зна­ем имя Брогитара, ставшего тетрархом трокмов; имя тетрарха тектосагов оста­ется неизвестным, возможно, это был Кастор Таркондарий, в 48 г. приславший на помощь Помпею отряд во главе со своим сыном (Caes. BC. III.4.5).

Брогитар, об участии которого в борьбе с Митридатом не известно ника­ких подробностей, тем не менее, получил от Помпея крепость Митридатий с прилегающей к ней территорией (Strab. XII. 5. 2). Но, конечно же, награды, ко­торые получил Дейотар, были гораздо щедрее. За его многолетнюю верность и сотрудничество с римскими полководцами ему была предоставлена часть пон- тийской территории. По словам Страбона, «за устьем Г алиса следует Газелонитида... Одну часть этой страны занимают амисены, другую же Помпей отдал Дейотару, так же как и области около Фарнакии и Трапезусии, вплоть до Кол­хиды и Малой Армении» (Strab. XII. 3. 13). Кроме того, Помпей провозгласил Дейотара царем над этими землями. Теперь Дейотар, наряду со своей наследст­венной областью и званием тетрарха, владел территориями, превышавшими племенную территорию толистобогиев в несколько раз, да к этому обладал еще и престижным царским титулом.

Все распоряжения Помпея должны были быть ратифицированы в Риме сенатом и народом. Именно поэтому в источниках говорится, что Дейотар по­лучил Малую Армению от сената. При этом немалую роль сыграл и Цезарь: его помощь Дейотару заключалась, скорее всего, в том, что он в качестве консула содействовал утверждению acta Помпея и поддержал в сенате дарование цар­ского титула галатскому тетрарху; это и были те самые officia, на признатель­ность за которые он рассчитывал. С этих пор и до конца жизни Дейотар оста­вался вернейшим союзником Рима в регионе. Его влияние намного превышало влияние других тетрархов - хотя бы в силу того, что он приходился тестем и Брогитару, и Кастору Таркондарию, и, стало быть, мог влиять на них не только как могущественный сосед, но и как старший родственник. Разумеется, родст­венные отношения между ними не мешали ожесточенной борьбе за власть, по­скольку процессы консолидации, раз начавшись, отнюдь не завершились после помпеевских преобразований. К сожалению, события эти известны нам в пре­дельно общих чертах.

Согласно Цицерону, известный трибун-смутьян Клодий, подкупленный Брогитаром, провел в его пользу два решения. Прежде всего, Брогитар получил от народа царское звание - случай беспрецедентный, поскольку, как говорилось выше, такого рода решения принимал только сенат. Как демонстративно него­довал Цицерон, «народом были объявлены царями те, кто, конечно, никогда не потребовали бы этого от сената». Во-вторых, Брогитар пытался добиться неко­торого упрочения своего положения внутри Галатии - по предложенному Клодием закону под его контроль переходило общегалатское святилище Великой Матери богов в Пессинунте. Этот богатый и влиятельный храм находился на территории толистобогиев; номинально он был независим, но, разумеется, его жрецы имели традиционные связи с тетрархами племени, на землях которого он был расположен. Конкретное содержание закона неизвестно - ясно только, что прежний верховный жрец лишался власти, а на его место назначался либо сам Брогитар, либо его ставленник. Правда, успех этот был кратковременным - уже через два года Дейотар вернул святилище под свой контроль и, по-видимому, восстановил в правах прежнего жреца. Что касается царского титула - то Брогитар сохранял его до самой своей смерти. Он зафиксирован нумизматически - до нас дошли монеты шестого года его царствования (53/52 гг. до н. э.)4, и это по­следнее свидетельство о нем в источниках.

Для оценки личности и политики Брогитара данных у нас слишком мало. Цицерон не стесняется в выражениях на его счет: он «человек мерзкий и недос­тойный этой святыни» - причем святыни он добивался не для почитания, а для осквернения (Sest. 56), «мерзкий и нечестивый», посланцы которого в бытность Клодия трибуном в храме Кастора раздавали деньги его шайкам (Har. resp. 28). Очевидно, что такие характеристики - это обычная судебная риторика, при­званная очернить противную сторону, и, в общем и целом, Брогитар вряд ли от­личался чем-нибудь в худшую сторону от других эллинистических властителей. Что касается его связей с Клодием, то, видимо, эта политическая линия была отчасти вынужденной - Дейотар имел слишком обширные и прочные связи в кругах римского нобилитета, что толкало Брогитара в объятия политиков ради­кального толка. Интерес в данном случае был взаимный. У нас нет никаких ос­нований не доверять сообщениям о крупных суммах, которые были обещаны, а частично - и выплачены, Клодию за проведение его закона.

Что касается римских связей Дейотара, то мы вполне определенно знаем о связях Дейотара и Помпея; как и о том, что упрочению его положения содейст­вовал Цезарь в пору своего консулата; мы знаем, что Дейотара навестил Красс, направляясь в свой роковой поход (Plut. Crass. 17.2). Таким образом, он мог рассчитывать, как минимум, на благожелательность, а при случае - и на под­держку всех триумвиров. Но ими круг его связей не ограничивался. Бросается в глаза, что язвительный и достаточно влиятельный Цицерон ни разу не сказал о Дейотаре худого слова. Письма Цицерона из Киликии 51-50 гг. демонстрируют их тесные связи на личном уровне: не желая подвергать своих сыновей опасно­стям военной кампании, оратор отправляет их ко двору Дейотара (Att. V.17.3; 18.4; 20.9), там же находит заботу и лечение некий Пинарий, рекомендованный Цицерону Аттиком и тяжело заболевший на Востоке (Att. VI. 1. 23). Судя по всему, случалось Цицерону рассуждать с Дейотаром и о религиозных вопро­сах - воспоминания об этих беседах явно присутствуют в его диалоге «О пред­видении» (Div. I. 26 sq.). Если к этому добавить еще и попытки галата располо­жить дарами в свою пользу даже сурового Катона (Plut. Cat Min. 15.1-3)5, то картина получится достаточно показательная. В своем стремлении установить связи с влиятельными представителями римского нобилитета Дейотар не обра­щал внимания на их взаимоотношения и внутриполитическую ориентацию. В тех условия такая политика себя оправдала, но она же создала для Дейотара множество проблем после начала в Риме гражданской войны.

Брогитар, скорее всего, ушел из жизни примерно в одно время со своим римским покровителем. Смерть его вполне могла быть естественной - он, как и Дейотар, был уже весьма почтенного возраста; однако он вполне мог оказаться жертвой властолюбия Дейотара, который, использовав удобный момент, отде­лался от соперника и прибрал к рукам его тетрархию. Это присоединение вла­дений Брогитара к тем, которыми уже управлял Дейотар, является несомнен­ным; с большой долей вероятности можно допустить, что произошло оно на­сильственным путем.

За исключением этих внутригалатских распрей, десятилетие, последовав­шее за распоряжениями Помпея, прошло спокойно - и, соответственно, мы практически ничего не знаем о деятельности Дейотара в это время. Насколько можно судить, он продолжал укреплять прежние связи в среде римского ноби­литета и устанавливать новые, расширяя сеть своих контактов среди влиятель­ных лиц «Вечного города» и не обращая при этом внимания на их политиче­скую ориентацию6. Во всяком случае, в дальнейшем среди его римских добро­желателей мы находим М. Брута, будущего убийцу Цезаря. В написанном в феврале 50 г. письме Цицерон упоминает о том, что Дейотар отправлял посоль­ство к Ариобарзану, царю Каппадокии, с целью добиться от того выплаты дол­гов Бруту (Att. VI. 1. 4), а Брут, в свою очередь, впоследствии произнес речь в защиту Дейотара перед Цезарем (Cic. Att. XIV. 1. 2; Plut. Brut. 6.5 sq.; Tac. Dial. 21. 6)7.

Внутри своего государства Дейотар проводил политику, направленную на усвоение того лучшего, что было выработано греко-римской цивилизацией. Красс, посетивший бывшего уже в преклонном возрасте царя на своем пути в Сирию, застал его за строительством нового города (Plut. Crass. 17.2)8. Кроме того, известно, что Дейотар вооружил и обучил по римскому образцу два ле­гиона (BAlex. 34. 4). Сам царь не был чужд греческой образованности, поддер­живал связи с культурными центрами эллинского мира - в его честь была по­ставлена статуя с почетной надписью в Афинах (OGIS 347), а также статуи в других городах - Никее, Лаодикее, Эфесе. Вообще, как констатируют исследо­ватели Галатии, к середине I в. до н. э. галатская элита была в значительной степени эллинизирована и ассимилировала ценности и нормы поведения, харак­терные для других аристократических элит и династов Малой Азии9. Разумеет­ся, это относится преимущественно к внешним формам поведения, культуры и т. п. Политические взаимоотношения в регионе, по крайней мере, там, где они не затрагивали римских интересов, подчинялись совершенно иным нормам и традициям.

Вновь активно послужить римлянам Дейотару довелось во время кризис­ной ситуации, сложившейся на Востоке после поражения Красса при Каррах, когда римские провинции оказались фактически без защиты. Сирию прикрыва­ли лишь остатки армии Красса, собранные и организованные его квестором Г. Кассием. У этой армии, несмотря на первоначальную деморализацию, было, как минимум, два плюса: она состояла из воинов, получивших некоторый бое­вой опыт и представлявших будущего врага, и возглавлял ее талантливый вое­начальник. Иное дело было в Киликии - Цицерон совершенно не имел военного опыта и получил свое назначение по причинам, не имевшим никакого отношения к внешней политике. К этому добавлялись и низкие боевые качества под­разделений, которые он получил в своё распоряжение. В этих условиях помощь, которую привел Дейотар, была неоценима. Цицерон говорит о том, что царь имел в наличии 30 когорт пехоты по 400 человек в каждой, вооруженных и обу­ченных по римскому образцу, и 2 тыс. всадников (Att. VI. 1. 14); это пополнение должно было удвоить силы Цицерона (Att. V. 18. 2). Правда, в связи с измене­нием обстановки в лучшую сторону столь массированной помощи не понадоби­лось, и Цицерон порекомендовал Дейотару вернуться в его царство (Fam. XV. 4. 7), но и в дальнейшем властитель галатов неоднократно снабжал римлян ин­формацией о ситуации и возможных намерениях парфян (Cic. Att. V.21.2; Fam. VIII.10). За свои заслуги он удостоился в переписке Цицерона самых лестных эпитетов (Fam. XV.4.5).

Сам Дейотар оказался в это время в довольно сложной внешнеполитиче­ской ситуации: наряду с Римом грозно заявила о себе вторая великая держава, Парфия, и ему было необходимо найти политический курс, который в наиболь­шей степени способствовал бы сохранению его власти. Эта задача была тем бо­лее актуальна, что недавняя аннексия владений Брогитара, несомненно, увели­чила численность его врагов среди галатской знати. Разумеется, резкая смена ориентации с запада на восток была бы неразумной, и Дейотар не намеревался бросать вызов римской гегемонии. Однако определенные меры безопасности были предприняты. Дочь армянского царя Артавазда была просватана за сына и наследника Дейотара (Cic. Att. V. 21. 2). Тем самым он приобретал связи и с парфянами - сестра Артавазда была замужем за царевичем Пакором (Plut. Crass. 33.1). Это был, конечно, довольно сомнительный в глазах римлян альянс: не го­воря уже о том, что Пакор был руководителем, и, возможно, вдохновителем парфянского «натиска на запад», а Артавазд в недавнем прошлом запятнал себя изменой союзу с римлянами, в настоящее время армянский царь имел агрессив­ные намерения по отношению к союзной римлянам Каппадокии (Cic. Fam. XV. 1. 2; 3. 1). Нужно отдать должное дипломатическому таланту Дейотара: он су­мел так повести дело, что возможный союз с Арменией не навлек на него ни уп­рёков, ни подозрений со стороны римлян.

Начавшаяся в Риме гражданская война поставила под вопрос многие из достижений Дейотара. В тех условиях, когда не было никакой возможности со­хранить нейтралитет, вопрос выбора не был простой формальностью. Дейотар был обязан своим возвышением Помпею и был его клиентом - но у него были определённые officia и по отношению к Цезарю. Именно поэтому, давая объяс­нения победителю, он подчеркивал: «Обитая в такой части света, в которой никогда не было Цезаревых гарнизонов, он находился в лагере Гн. Помпея, по­нуждаемый к этому войсками и их: конечно, не его дело было выступать судьей в спорах, возникших в римском народе, но он должен был повиноваться налич­ным властям» (BAlex. 67. 1-2. Пер. М.М. Покровского с изменениями). С другой стороны, Цицерон, защищая царя от выдвинутых против него обвинений, делал упор на безупречность личного поведения Дейотара, его верность долгу: «.В этой несчастной и роковой войне царь Дейотар пришел к тому, кому прежде он помогал в войнах справедливых и направленных против врагов, с кем он был связан не только гостеприимством, но и тесной дружбой, и пришел либо как тот, кого попросили как друга, либо вызванный как союзник, либо призванный как тот, кто привык повиноваться сенату; наконец, он пришел к беглецу, а не к преследователю, то есть союзником в опасности, а не в победе» (Deiot. 12)10.

Итак, первоначальное решение явиться в лагерь Помпея могло быть свя­зано, по крайней мере, отчасти, с общей неясностью политической ситуации. Яркую картину того вала информации, который обрушился на Дейотара, рисует Цицерон: «Когда он услышал, что по единодушному постановлению сената взя­лись за оружие, что защита государства вверена консулам, преторам, народным трибунам, нашим полководцам, он готовился, и, будучи в высшей степени рас­положенным к этой империи, испытывал страх за безопасность римского наро­да, в которой, как он понимал, заключена и его собственная безопасность: одна­ко он считал, что и при величайшем страхе следует соблюдать спокойствие. Но особенно он был приведен в замешательство, когда услышал, что консулы и все консуляры бежали из Италии - ведь так ему сообщали! - что в смятенном со­стоянии находится сенат и вся Италия; ведь таким вестям и слухам путь на Вос­ток был открыт, а никакие истинные за ними не следовали. Он ничего не слы­шал о твоих предложениях, ничего о стремлении к согласию и миру, ничего о заговоре некоторых людей против твоего достоинства» (Cic. Deiot. 11). Учиты­вая всё это, слова Дейотара в «Александрийской войне» и оправдательное заяв­ление в речи Цицерона не выглядят простой увёрткой.

С другой стороны, вполне естественным выглядит и подчеркивание вер­ности царя своему старому другу и покровителю - Помпею. Престарелый мо­нарх, который уже не мог держаться на коне без посторонней помощи, не толь­ко прислал в лагерь Помпея 600 всадников, но и счел нужным лично явиться вместе с ними (Caes. BC. III.4.3; Cic. Deiot. 9, 13, 28; App. BC. II.49, 71; Flor. II, 13.5) - поступок, который едва ли можно назвать дипломатичным. Более того, вполне вероятно, что авторитета сената для Дейотара оказалось недостаточно, и он выступил, подчиняясь, прежде всего, распоряжениям Помпея.

После разгрома армии Помпея при Фарсале Дейотар бежал на одном ко­рабле с ним, но в дальнейшем покинул его (Plut. Pomp. 73.6; Luc. Phars. V.47 sq.; VIII. 210-238). Если верить поэме Лукана, Помпей дал ему дипломатическое поручение, связанное с поисками убежища у парфянского царя. Лукан, конечно, источник своеобразный, и верить ему можно далеко не во всем, однако в дан­ном случае сообщение не противоречит тому, что мы знаем о попытках Помпея привлечь на свою сторону парфян. Дейотар в роли посредника был для Помпея вполне подходящей кандидатурой, учитывая его добрососедские отношения с армянским царём Артаваздом, который мог выступить посредником между римским полководцем и Ородом II, царем Парфии.

Как бы то ни было, ко времени прибытия Цезаря в Азию Дейотар уже вновь был в своём царстве. Первая реакция победителя была вполне естествен­ной: не ставя в вину Дейотару и каппадокийскому царю Ариобарзану поддерж­ку ими Помпея, которая была их обязанностью, он потребовал лишь уплаты де­нежной контрибуции для покрытия его военных расходов. Дион Кассий специ­ально подчёркивает, что «столь необычайно великой была проявленная им снисходительность, что тех, кто поддержал Помпея, он похвалил и сохранил им всё то, что тот им дал, а Фарнака и Орода возненавидел как людей, которые не пришли на помощь, будучи его друзьями» (Dio Cass. XLIV. 45. 3). Вполне воз­можно, что дело здесь было не в снисходительности - Цезарю было просто не до того, чтобы заниматься сведением счётов, он спешил догнать Помпея и не дать ему найти новую базу для операций. Во всяком случае, контрибуция, на­ложенная на царей, судя по всему, была отнюдь не символической: Цицерон ут­верждает (а не верить ему в данном случае нет никаких оснований, откровенная ложь пошла бы во вред его подзащитному), что царь трижды устраивал аукцио­ны с тем, чтобы получить необходимые суммы (Cic. Deiot. 14).

Впрочем, необходимость устраивать аукционы могла быть связана не только с размером суммы, но и с тем, что Дейотар лишился части своих владе­ний. Осенью 48 г. боспорский царь Фарнак, сын Митридата Евпатора, решил извлечь выгоду из римской смуты и вернуть себе отцовские владения. Первыми жертвами его экспансии в Малой Азии стали Колхида, принадлежавшая Дейотару Малая Армения и Каппадокия (Dio Cass. XLII. 45. 3). Вполне естественно, что с жалобой на это Дейотар обратился к легату Цезаря Гн. Домицию Кальви­ну, которого тот оставил в Азии; мотивировка обращения была вполне дипло­матичной и исходила из интересов Цезаря: от лица своего и Ариобарзана он просил «не давать Фарнаку занимать и опустошать его царство, Малую Арме­нию, и царство Ариобарзана, Каппадокию: если они не будут избавлены от это­го бедствия, они не в состоянии будут исполнить предъявленные к ним требо­вания и уплатить обещанные Цезарю деньги» (BAlex. 34. 1).

В начавшейся затем войне Дейотар выступил как главный союзник Доми- ция Кальвина, предоставив в его распоряжение отряд конницы и два легиона своей снаряжённой и обученной по римскому образцу пехоты, что составило около половины армии римского наместника. Правда, количество здесь не пе­решло в качество: в произошедшей в декабре 48 г. у Никополя битве армия Домиция потерпела поражение, причем, как и следовало ожидать, боеспособность наспех набранных войск, как и легионов Дейотара, оказалась весьма низкой. Потери галатского царя были особенно велики: считается, что они составили один легион.

Таким образом, Дейотар оказался в ситуации, когда сохранение террито­риальной целостности его владений полностью зависло от Цезаря, причём в двух отношениях: во-первых, от его победы над Фарнаком (в которой, в общем-то, можно было не сомневаться), и, во-вторых, от того, захочет ли римлянин вернуть этому, по выражению Ф. Эдкока, «престарелому интригану» (aged intri­guer) его владения в полном объёме.

Сомневаться в последнем были все основания: «остальные тетрархи» (ceteri tetrarchae) галатов жаловались Цезарю, доказывая, что Дейотар не имеет никакого права на «почти всю» (paene totius) территорию Галлогреции. Поэтому сам Дейотар отправился навстречу Цезарю на границу своего царства, причем предстал перед ним, всем своим видом выражая смирение, - «сняв с себя цар­ское облачение и не только в одежде частного человека, но и в позе подсудимо­го» (ibid. 67. 1). Цезарь отверг все оправдания Дейотара, относящиеся к его под­держке Помпея, указав на «многочисленные услуги, которые он оказывал Дейо- тару в свое консульство в виде государственных постановлений», посчитал от­говорками все его ссылки на незнание ситуации, однако простил его «ввиду прежних своих благодеяний, ввиду старого гостеприимства и дружбы, высокого сана и почтенного возраста Дейотара, наконец, ввиду просьбы многочисленных его гостеприимцев, спешно съехавшихся сюда для ходатайства о его помилова­нии» (ibid. 68. 1). Итогом этого свидания было возвращение Дейотару царских одеяний и обещание Цезаря рассмотреть споры тетрархов между собой впо­следствии. Последнее вполне естественно: накануне начала боевых действий Цезарь не желал раздражать ни ту, ни другую из спорящих сторон.

Согласно «Александрийской войне», для предстоящей кампании Дейотар предоставил в распоряжение римского полководца по-римски вооруженный и обученный легион, созданный из местных жителей, и всю конницу, которая у него была (BAlex. 68.2 ), причем возглавил эти контингенты сам (Cic. Deiot. 24) - вероятно, желая хотя бы отчасти загладить грех своего личного присутст­вия в армии Помпея. Неизвестно, какую роль сыграли галатские контингенты в битве при Зеле, но сразу же после победы Цезарь отпустил их домой (BAlex. 77. 2). Скорее всего, Дейотар тоже отправился восвояси с тем, чтобы организовать встречу победителя на его пути в Рим. Цезарь задержался в Г алатии ненадолго, тем не менее, он успел побывать гостем в резиденции Дейотара и получить от него богатые дары, после чего проследовал в Никею. Именно там ему предстоя­ло решить территориальные споры между местными правителями. В общем и целом, итог был следующим.

Прежде всего, было принято решение по вопросу о Малой Армении. Она была поделена между Дейотаром и Ариобарзаном: «Некоторую часть Армении, которая ранее принадлежала Дейотару, он отдал Ариобарзану, царю Каппадокии; при этом не только не причинил ущерба Дейотару, но, скорее, оказав ему благодеяние. Ведь он не лишил его территории, но, заняв всю Армению, ранее захваченную Фарнаком, щедро даровал одну её часть Дейотару, а другую - Ариобарзану» (Dio Cass. XLI.63.3). Такое решение, вероятно, было продиктова­но рядом соображений. Прежде всего, если бы Цезарь объявил Малую Арме­нию подвластной римскому народу, она оказалась бы отрезана от других рим­ских провинций, что создавало излишние трудности. В этом отношении воз­вращение её под управление местных монархов было гораздо удобнее. С другой стороны, он почти наверняка руководствовался желанием не дать чрезмерно усилиться ни одному из этих царей. Дейотар и Ариобарзан оба были повинны в поддержке Помпея, так что верить одному из них больше, чем другому, у Цеза­ря оснований не было. Теперь, получив части некогда единого царства, они де­лались соперниками, которые бдительно следили бы друг за другом, обеспечи­вая тем самым безопасность римских интересов в регионе.

Ещё одним ударом по территориальной целостности владений Дейотара была передача тетрархии трокмов Митридату Пергамскому (BAlex. 78.3; Cic. Div. I.27; II.79; Phil. II.94; Strab. XIII. 4. 3; Dio Cass. XLII. 48. 4). В речи «За царя Дейотара» Цицерон всячески старается убедить слушателей, что Дейотар с по­ниманием отнёсся к тому, что лишился части своих владений. Это и понятно - речь призвана смягчить напряженность в отношениях диктатора и царя, однако поверить в искренность заявлений подобного рода мог только очень наивный человек. Зато после смерти Цезаря оратор рисует картину, очень далёкую от благостности: «.был ли кто-нибудь кому-либо большим недругом, чем Дейо- тару Цезарь, недругом в такой же мере, как нашему сословию, как всадниче­скому, как массилийцам, как всем тем, кому, как он понимал, дорого государст­во римского народа? .Дейотар - ни лично, ни заочно - не добился от Цезаря при его жизни ни справедливого, ни доброго отношения к себе. Цезарь. назначил в его тетрархию одного из своих спутников-греков (unum ex Graecis comitibus suis)» (Cic. Phil. II. 94). Тетрарх трокмов явно должен был занять в ре­гионе то место, которое ранее занимал Дейотар.

Впрочем, Дейотару повезло - Митридат в скором времени погиб, пытаясь утвердить свою власть в Боспорском царстве. Это давало ему некоторый шанс вновь поправить своё положение. Поэтому в Испанию, в Тарракон, отправился Блесамий, посол Дейотара (Cic. Deiot. 38). Как кажется, царь мог рассчитывать на успех - Цезарь вручил Блесамию обнадёживающее письмо для него. Но тут судьба нанесла новый удар по надеждам Дейотара - он стал жертвой обвинения. Обвинителем выступил его собственный внук Кастор, сын Кастора Таркондария. Дейотар обвинялся по двум пунктам - он всегда был врагом Цезаря, а когда Цезарь посетил его владения, замышлял убийство своего высокопоставленного гостя. По-видимому, это обвинение было реакцией на притязания Дейотара на тетрархию трокмов, которую семья Кастора тоже была не прочь получить. По­данный Цезарю донос должен был если не окончательно погубить престарелого царя, то, во всяком случае, вбить новый клин между ним и Цезарем.

«Дело Дейотара» поражает своим несоответствием традиционной рим­ской юридической практике. Никаких прецедентов ему до сей поры не было; более того, в этом деле был сконцентрирован целый набор юридических слож­ностей, начиная с самой первой: какой именно суд должен рассматривать обви­нение царя в уголовном преступлении? Следует иметь в виду и то, что одним из обвинителей выступал чужестранец, а вторым - раб. Последнее по римским за­конам и обычаям было совершенно немыслимо, на что Цицерон указывает в своей речи, справедливо подчеркивая опасность подобного прецедента11. Что касается Кастора, то его прямое выступление в качестве обвинителя по уголов­ному делу тоже было противоправным: гражданские иски чужеземцев рассмат­ривал praetor peregrinus, в остальных случаях в рассмотрении дел участвовал се­нат, где интересы иностранных клиентов представлял их патрон. Между тем, из речи Цицерона следует, что обвинители в той или иной форме держали речь пе­ред Цезарем.

Дело рассматривалось в отсутствие обвиняемого - его представлял Гиерас, приближённый царя, срочно присланный в Рим во главе ещё одного по­сольства, и другие послы, а адвокатом выступал Цицерон, для которого защита старого друга и бывшего помпеянца была делом чести12. Слушание происходило в ноябре 45 г., причём местом для него был назначен дом Цезаря, что тоже было необычно: судебный оратор тем самым вырывался из привычной среды и ли­шался поддержки многочисленных слушателей (5-6). Судя по тексту речи Ци­церона, это слушание происходило в очень узком кругу. Помимо самого Цезаря, Цицерона, Кастора и послов Дейотара на нём в качестве свидетелей со стороны защиты присутствовали несколько представителей римской аристократии - Гн. Домиций Кальвин, Сервий Сульпиций Руф, Т. Торкват (32).

Вернёмся к исходному вопросу. Если дело Дейотара не соответствует, на первый взгляд, нормам ведения судебных дел в Риме, но, вместе с тем, его нель­зя интерпретировать и как проявление судебного произвола со стороны нарож­давшегося в то время режима личной власти, чем же оно являлась? Видимо, следует согласиться с мнением, согласно которому рассмотрение обвинений в адрес Дейотара могло опираться на cognitio extra ordinem - процедуру, в ходе которой дело рассматривалось претором без участия судей13. Лишь в случае признания претензий обоснованными дело поступало в суд и рассматривалось в обычном порядке. Таким образом, Цезарь не должен был выносить окончатель­ное решение - поскольку внешняя политика формально всё ещё была прерога­тивой сената, окончательно судьбу царя, по-видимому, должен был решить этот орган.

Цицерон защищал Дейотара со всем своим мастерством, правда, речь его (по крайней мере, в дошедшем до нас варианте) кажется несколько искусствен­ной и чрезмерно правильно построенной. В ней четко соблюдена принятая в су­дебных речах структура - вступление (exordium, § 1-7), изложение дела (narratio, §7-14), опровержение обвинений (refutatio, § 15-34), заключение (conclusio, § 35-43).

Оратор начинает речь с сетований на сложности разбираемого дела и своё волнение (1-3, 5) - несомненно, несколько преувеличенных, но в целом верно отражающих сложность его положения. Кроме необычности дела самого по се­бе, он указывает еще и на то, что само место, где проходит слушание, лишает его и его подзащитного столь важной в суде поддержки народа. После стан­дартных отсылок к рассудительности и беспристрастию Цезаря, которые явля­ются гарантией беспристрастности разбирательства, оратор переходит к рас­смотрению самого обвинения. Центральное значение для отношений Цезаря и Дейотара имеет разрыв дружеских уз, вызванный гражданской войной14. Обвинители знали о том, что Цезарь уже проявлял недовольство действиями Дейотара и гневался на него и, несмотря на то, что все прежние проступки были Дейотару прощены, решили вновь обратить Цезаря против него. Но ведь характер царя несовместим с преступными помыслами! Этот наилучший муж не мог за­мышлять столь страшное преступление!

После этого Цицерон обстоятельно рассматривает детали обвинения, сво­дя их ad absurdum. Следует признать, что оно выглядит неубедительно по лю­бым меркам - и способ убийства, при котором убийца не скрывает своего дея­ния, и неоднократное изменение планов, и постоянные «случайности», которые спасали Цезаря... Действительно, не медные же истуканы, которые перемещать весьма трудно, находились в засаде?! Ирония Цицерона здесь вполне оправдана.

Дальнейшие обвинения гораздо серьёзнее - это обвинения в отсутствии лояльности Цезарю (22-25): Дейотар всегда занимал выжидательную позицию, он приготовил большую армию против Цезаря, он оказал помощь Цецилию Бассу, он посылал людей, которые должны были собирать слухи о положении Цезаря во время Александрийской и Африканской войн. Более того, при слу­хах о гибели Домиция Кальвина, присланного Цезарем в Азию, он публично выражал радость и даже обнажённый плясал на пиру! Примечательно, как Ци­церон искусно группирует опровергаемые им обвинения. Оратор перечисляет их - и отводит буквально одной-двумя фразами, ссылаясь при этом на известные всем факты. Содержал войско? - Никогда у него не было армии, достаточ­ной для войны с Римом. Помогал Цецилию? - Доказательств тому нет, и Дейотар не мог не презирать его, или как человека, никому неизвестного, или как че­ловека недостойного. Послал Цезарю плохую конницу? - В любом случае, это лучшая из той, что у него была. Желал Цезарю зла? - Но он для оказания ему помощи продавал своё имущество на аукционах, снабжал его войско, был вме­сте с римским войском в боях с Фарнаком! Но вот дело доходит до обвинений, в которых царь обвиняется как личность - и тут Цицерон даёт волю своему крас­норечию. Он напоминает о тех заслугах, которые Дейотар имеет перед римским народом, подчёркивает, что тот наделён не только всеми царским добродетеля­ми, но и «единственной в своем роде и достойной удивления воздержанностью (frugalitas)» - качеством, которым принято хвалить частного человека, а не ца­ря. В частной жизни Дейотар никогда не прекращал общения с римлянами, «так что считался не только знатным тетрархом, но и наилучшим отцом семейства, и прилежнейшим земледельцем и скотоводом» (27). С этим образом контрастиру­ет образ его внука. Цицерон исподволь подводит слушателей к его негативному восприятию. Уже в самом начале речи он подчёркивал жестокость внука, кото­рый обвиняет своего деда; теперь пришло время поговорить о политическом лице Кастора. Это действительно уязвимое место обвинения: при Фарсале и об­винитель, и обвиняемый служили Помпею. Но как разнится их поведение! Дейотар уже был изображён - пребывающий в смятении, сбитый с толку приходящими известиями, не знающий о мирных инициативах Цезаря - и покинувший войско Помпея при первой возможности. Иное дело Кастор! «Как он важничал, как хвастался, как не уступал никому в том деле своим усердием и честолюби­ем! А когда войско было утрачено и я, который всегда был сторонником мира, после битвы при Фарсале рекомендовал не просто сложить, а бросить оружие, - я не мог подчинить его моему авторитету, потому что и сам он пылал жаждой этой войны, и считал, что необходимо как следует исполнить приказания его отца», - повествует Цицерон (28-29).

И тут оратор делает новый поворот. Хорошо, пусть Кастор и его родня жестоки, бесчеловечны, пусть они злоумышляют на Дейотара, которому обяза­ны возвышением - но зачем при этом покушаться на основы основ? Зачем под­стрекать раба давать показания на господина? Это противоречит не только рим­ским mores maiorum, это противно нормам человеческого общежития вообще!

Далее Цицерон переходит, может быть, к самой опасной для его подза­щитного части речи. Кастор утверждает, что в донесениях из Вечного города Блесамий пишет Дейотару, что Цезаря в Риме считают тираном, статуя его сто­ит среди статуй царей, ему не рукоплещут во время публичных зрелищ! Слож­ность здесь заключается в том, что такие письма и на самом деле могли быть - причем содержали в себе вполне объективную информацию, известную нам и по другим источникам. Но, конечно, лишнее напоминание Цезарю о сложности его положения могло вызвать его недовольство - и Цицерон переходит в контр­атаку. Блесамий это пишет? А кто такой он сам, чтобы давать такие характери­стики? ! Он вырос не в свободном обществе, а под властью царя - и при этом будет обвинять кого-то в тирании? Он видел множество царских статуй - и при этом будет попрекать Цезаря одной-единственной? А что до рукоплесканий - то Цезарь и сам их не жаждет! При этом каждое возражение Блесамию сопровож­дается комплиментами Цезарю, его милосердию, деяниям, скромности.

Таково содержание речи Цицерона. Была ли возможность у Кастора отве­тить на неё, выступал ли кто-либо ещё и как отреагировал на речь Цезарь - мы не знаем. Здесь сложно даже предполагать что-либо. Очень вероятно, что дик­татор решил разобраться с ситуацией на месте, когда прибудет на Восток для похода в Парфию.

Однако поход не состоялся, мартовские иды завершили этот этап биогра­фии Дейотара, и Цицерон, столь же красноречиво, как прежде, доказывал те­перь совершенно противоположные вещи: «Был ли кто-нибудь кому-либо большим недругом, чем Дейотару Цезарь, недругом в такой же мере, как наше­му сословию, как всадническому, как массилийцам, как всем тем, кому, как он понимал, дорого государство римского народа? .Царь Дейотар. - ни лично, ни заочно - не добился от Цезаря при его жизни ни справедливого, ни доброго отношения к себе.» (Phil. II. 94).

Однако оратор оказывался здесь в весьма щекотливом положении: в бли­жайший месяц после смерти диктатора было объявлено, что в бумагах Цезаря подтверждается восстановление власти Дейотара над всеми его прежними вла­дениями. Двусмысленность положения заключалась в том, что решение это бы­ло результатом письменного обязательства на 10 млн. сестерциев, которое по­лучил ненавистный Цицерону М. Антоний при посредничестве своей жены, не менее ненавистной Фульвии. Поэтому в своих выступлениях он яростно обру­шивается на своих врагов - но не ставит под сомнение справедливость самого решения; ведь Дейотар, как пишет он в письме Аттику, «достоин всякого царст­ва, но не через Фульвию» (Att. XIV. 22. 1).

Вообще история с обещанием денег довольно тёмная. Все произошло дос­таточно быстро, примерно на протяжении месяца. Сделку заключили послы, ко­торых Цицерон характеризует как людей честных, но боязливых и неискушён­ных, при этом они не посоветовались ни с кем из римских гостеприимцев царя (Cic. Att. XVI. 3. 6; Phil. II. 95). Безусловно, давать подобного рода обещания без санкции господина они не имели права, поэтому, думается, возможная сумма взятки, если в ней возникнет необходимость, была оговорена еще при жизни Цезаря. Но получить конкретные указания по поводу именно этой взятки по­слы, конечно, не успели бы: события развивались стремительно, а примерно ме­сяц, который прошёл от гибели диктатора до выдачи обязательства - слишком малый срок для того, чтобы связаться с Дейотаром и получить от него ответ. Поэтому, вероятнее всего, послы воспользовались прежними полномочиями, ещё не зная, что происходит в Галатии.

Сам Дейотар среагировал на события в Риме моментально, заняв свои бывшие владения сразу же после известий о гибели Цезаря. Цицерон говорит, что он «с помощью Марса, благосклонного к нему (suo Marte), вернул себе свое» (Cic. Phil. II. 95). Это, как будто бы, предполагает военную кампанию, вооружённое сопротивление и т. п., однако сопротивление, если даже оно имело место, вряд ли было значительным. К лету 44 г. Дейотар вновь оказался власте­лином двух третей Г алатии и своих прежних владений за её пределами. Его ста­тус чётко определён в надгробной надписи его сына, умершего между мартом 43 и осенью 42 г. - царь и тетрарх толистобогиев и трокмов. Из надписи видно, что тектосаги к этому времени еще сохраняли независимость, хотя, по- видимому, и недолго. Страбон, описывая Галатию, лаконично сообщает: «...Горбеунт - столица Кастора, сына Саокондария, где Дейотар убил своего зя­тя Кастора вместе со своей дочерью» (Strab. XII. 5. 3). Никаких хронологиче­ских привязок он не даёт, однако из текста речи Цицерона «За царя Дейотара» можно понять, что родители Кастора еще живы - иначе не имело бы смысла об­ращение к нему во множественном числе. Кроме того, если бы преступление было совершено ранее процесса в Риме, Цицерон не смог бы представлять жизнь Дейотара как образцовую для Кастора-младшего, сына человека, которо­го тот убил. Поэтому убийство в Горбеунте и захват тетрархии тектосагов сле­дует относить ко времени после смерти Дейотара-младшего. С другой стороны, так как кроме контингентов, присланных Дейотаром, галаты в армии Брута и Кассия не упоминаются, можно допустить, что ко второй половине 42 г. вся Галатия принадлежала уже одному властителю. Цель, к которой Дейотар шёл по­следние десятилетия, была достигнута.

Правда, достигнутое нужно было закрепить, а это было отнюдь не просто в условиях, когда гражданская война в Риме приобретала всё более жестокий характер. К чести Дейотара следует сказать, что он снова, по-видимому, сразу же, сделал ставку на своих прежних друзей. Во всяком случае, Антоний так и не получил обещанные ему деньги, а поведение Дейотара Цицерон ставит в при­мер нерешительному и колеблющемуся Сенату. В дальнейшем Дейотар участ­вовал в действиях, которые вёл проконсул Вифинии Л. Тиллий Кимбр против цезарианца П. Корнелия Долабеллы (Cic. Ad Brut. I. 6. 3). Такая его активная по­зиция дала Цицерону возможность в последний раз публично превознести сво­его старого знакомца - в одиннадцатой «Филиппике» он предлагает проект по­становления, один из пунктов которого гласил: «Если царь Дейотар и сын царя Дейотара окажут поддержку проконсулу Г. Кассию, предоставив ему войско и средства для ведения боевых действий - так же, как они неоднократно делали это ранее во многих войнах, укрепляя могущество римского народа - то тем са­мым они окажут услугу сенату и римскому народу» (Cic. Phil. XI. 31). По-видимому, Цицерон не сомневался в надёжности галатского царя; на деле всё было несколько сложнее. Едва ли случайно в проекте постановления не предпи­сывалось оказать помощь, а говорилось «если окажут.». Кассий Дион упоми­нает о том, что Дейотар отказал Кассию в помощи. Никакой хронологической привязки здесь нет, но можно с уверенностью утверждать, что произошло это примерно весной-осенью 43 г. Известно, что отношения между Брутом и Касси­ем в этот период были далеко не безоблачными, и урегулировали они их только после встречи в Смирне в конце 43 г. Видимо, эту дату можно считать terminus ante quem для сообщения Диона. Дейотар готов был прислушаться к советам старых друзей и поддержать их - но если у него были старые личные отноше­ния с Брутом, это не означало, что он чем-то обязан Кассию, пусть даже тот был политическим единомышленником Брута. В конечном счёте, Дейотара заботили не римские политические проблемы, а стабильность его собственной власти.

Во всяком случае, при Филиппах галаты составляли один из наиболее многочисленных союзных контингентов в войсках республиканцев. Согласно Аппиану, в распоряжении Брута при Филиппах была многочисленная галатская пехота и 5 тыс. конницы (App. BC. IV. 88) - силы, которые далеко превосходили численность галатских контингентов в армии Помпея. Правда, Дейотар, в силу преклонного возраста, на этот раз не явился лично, войска привёл его секретарь Аминта, который после первой битвы при Филиппах перешёл на сторону три­умвиров (Cass. Dio. XLVII. 48. 2) - возможно, имея на сей счет прямые инструк­ции от своего господина. Видимо, обстановка к тому времени сложилась таким образом, что Дейотар осознал целесообразность смены политической ориента­ции.

Дейотар ненадолго пережил битву при Филиппах - он умер в 40 г. или около того (Cass. Dio. XLVIII. 33. 5), не оставив наследника15. Трон перешёл к его бывшему обвинителю, Кастору, который пережил всех своих родственни­ков, имевших право на власть над галатами. Престарелый монарх не успел вос­пользоваться плодами своих трудов - но наследство всё-таки оставил хорошее: не раздробленную на отдельные тетрархии область, а единое царство, пожалуй, на тот момент самое крупное и сильное в регионе, под властью одного царя, к тому же, несмотря на сложности их отношений в прошлом, своего кровного родственника. На протяжении жизни одного поколения Дейотару удалось ре­шить колоссальную задачу - возвысить Галатию от племенного общества до эл­линистической монархии, пусть даже эллинизация эта была в основном поверх­ностной.

Примечания

1. Все даты в статье - до н. э.
2. Stahelin F. Geschichte der Kleinasiatischen Galater. Leipzig, 1907, 87; Magie D. Roman Rule in Asia Minor. Vol. I. Princeton, 1950. P. 372; Hoben W. Untersuchungen zur Stellung kleinasiatischer Dynasten in den Machtkampfen der ausgehenden Republik. Mainz, 1969. S. 63-64;Mitchell S. Ana­tolia. Land, Men and Gods in Asia Minor. Vol. I. The Celts in Anatolia and the Impact of Roman Rule. Oxford, 1993. P. 31.
3. О том же Цицерон говорит в общем виде и в речи «За Дейотара». Ср.: «Ведь его, после того, как он по возрасту смог нести военную службу, почтили все, кто вел войны в Азии, Каппадокии, Понте, Сирии» (Cic. Deiot. 37).
4. Reinach Th. L’Histoire par les Monnaies. ssais de numismatique ancienne. P., 1902. P. 155; HeadB.V. Historia Numorum. A Manuel of Greek Numismatics2. Oxford, 1911. P. 747.
5. Согласно рассказу Плутарха, Катон предпринял специальную поездку в Галатию, чтобы увидеться с Дейотаром. Несмотря на рассказ Плутарха о раздражении, которое тетрарх вы­звал у Катона своей навязчивостью при попытке поднести дары, это не означает отсутствие личных связей между ними в дальнейшем. В пользу этого говорит не только наличие старин­ной дружбы и гостеприимства между семьями Дейотара и Катона, о чем говорит Плутарх, но и написанное в январе 50 г. письмо Цицерона Катону, в котором царь характеризуется как «человек, который не без оснований всегда пользовался уважением и у меня, и у тебя, и у се­ната» (Cic. Fam. XV. 4. 5), «человек, который чрезвычайно близок тебе одному» (Ibid. 4. 15).
6. Связи Дейотара не ограничивались высшими кругами римских политиков. В переписке Ци­церона находится упоминание о финансисте П. Валерии, которому Дейотар оказывал помощь (Att. V. 21. 20). Видимо, в данном случае он задолжал Аттику, которому адресовано письмо. Еще одно упоминание этого лица у Цицерона связано с не вполне ясным делом о его задол­женности государству (Fam. V. 20. 3).
7. Впрочем, связи Дейотара с Брутом можно рассматривать и как дальнейшее развитие ранее существовавших связей: Брут был племянником Катона, о наследственных отношениях кото­рого с галатским царем уже говорилось. Кроме того, могло иметь значение и явное благово­ление Цезаря к Бруту.
8. Возможно, это был Никополь (Niese. Deiotarus (2) // RE. Stuttgart, 1901. Hbd. 8. Sp. 2402).
9. Darbyshire G., Mitchell S., Levent V. The Galatian settlement in Asia Minor // Anatolian Studies. 2000. Vol. 50. P. 82.
10. В дальнейшем, после убийства Цезаря, все это можно было поставить царю в заслугу. Г о- воря, что ауспиции, побудившие его встать на сторону Помпея, были благоприятными, он особо указывал на то, что «он, защищая с оружием в руках авторитет сената, свободу римско­го народа, достоинство государства римского, этим выполнил свой долг и остался верным Риму; в этом он видел большую для себя славу, чем если бы он сохранил все, что имел» (Cic. Div. I. 27; ср: Phil. XI. 33).
11. Цицерон особо подчёркивает, что против господина раб не может свидетельствовать даже под пыткой (3). О применении пыток к рабам для получения показаний см.: Greenidge A.H.J. The Legal Procedure of Cicero’s Time. Oxford, 1901. P. 377 f., 479 f., 491 f.
12. McKendrick P. The Speeches of Cicero. Context, Law, Rhetoric. L., 1995. P. 442.
13. Gotoff H.C. Cicero’s Caesarian Orations // Brill’s Company to Cicero. Oratory and Rhetoric / Ed. J.M. May. Leiden; Boston; Koln, 2002. P. 255.
14. Coşkun A. Amicitiae und politische Ambitionen im Kontext der causa Deiotariana // Roms auswartige Freunde in der spaten Republik und im fruhen Prinzipat / Hrsg. v. A. Co§kun. Gottingen, 2005. S. 140 f
15. Виноват ли сам Дейотар в сложившейся ситуации - вопрос особый. Как известно, он рас­сматривал в качестве своего наследника одноименного сына и соправителя, который, однако, умер раньше отца. Что касается другого мужского потомства - то или его не было, или, если верить Плутарху, Дейотар сам истребил его, желая оставить своего наследника без возмож­ных конкурентов (Plut. De stoic. repugn. 32.4. Р. 1049 C). Плутарх, сообщая мимоходом этот факт, не дает никаких хронологических привязок, так что речь у него может идти и о нашем Дейотаре, и о его тезке, который нам просто неизвестен. При нынешнем состоянии источни­ков ответ здесь невозможен. Так, А. Чошкун считает Дейотара невиновным в детоубийстве (Coşkun A. Op. cit. S. 139. Anm. 39). Однако сама по себе такая мера обеспечения стабильно­сти при наследовании власти отнюдь не уникальна - в другую эпоху, но в этих же самых кра­ях, у турок-османов, законом 1478 г. убийство братьев наследника не только допускалось, но и предписывалось. Так что Дейотар мог убить своих сыновей - но убил ли он их на деле, ос­тается неразрешимым вопросом.
 
Эллинистический мир: государства и правители / Отв. ред. О. Л. Габелко.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


В этой связи добавим, что галаты, подданные Дейотра, упоминаются как союзники Лукулла при его походе против Тиграна Армянского...

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Аменхотеп II: история одного похода
      Автор: Неметон
      В 1942 году в развалинах Мемфиса была найдена стела Аменхотепа II с описанием похода в Сирию. Анализ надписей может дать яркую характеристику внешней политики фараонов периода Нового царства в условиях противостояния с государством Митанни на территории Сирии и Палестины.

      «Год 7-й, месяц Лета 1, день 25-й, …Разбил его величество Нахарину, сокрушил лук его страну нехси… Отправился его величество в Речену при своем первом победоносном походе, для того, чтобы расширить свои границы, захватить добро тех, кто не был ему верен…Достиг его величество Шамаш-Эдома и разрушил он его в краткий миг…Его величество находился на своей боевой колеснице «Амон силен, Мут довольна» …Перечень добычи, захваченной его мечом: азиатов -35, быков – 22».
      Прежде чем вторгнуться в Сирию (Речену), Аменхотеп совершил поход в страну «нехси», т.е. земли, лежавшие к югу от Египта и разбил войска Митаннийского царства, обозначаемого в источниках, как Нахарина. Обезопасив свои южные границы и на время ослабив одного из главных соперников в регионе, он начал масштабный поход в Сирию, на первых порах, не встречая особого сопротивления на подступах к реке Оронт, о чем свидетельствует малое количество добычи, захваченной в Шамаш-Эдоме. Интересно упоминание о собственном имени боевой колесницы фараона, что указывает на количество лошадей в упряжке. Перейдя Митанни вброд, Аменхотеп во главе своего войска первым ступил на вражеский берег:

      «Переправился его величество через Оронт по воде рысью, подобно Решефу. Обернул он дышло свое, чтобы посмотреть на свой арьергард».
      Сравнение Аменхотепа с Решефом, западносемитским богом войны, вошедшим в египетский пантеон в качестве «побеждающего врага», призвано показать решительность намерений фараона и его стремительность полководца. На противоположном берегу Оронта, оторвавшись от своего арьергарда.  он чуть не попал в плен к небольшому отряду сирийцев, наблюдавшим за передвижением египетских войск:
      «Увидел он немногих азиатов, приближавшихся ползком с боевым оружием для нападения на войско царя. Его величество кружил над ними, подобно божественному соколу. Поникли они, и ослабели сердца их, когда один за другим падал на своего товарища, включая их командира, причем не было никого с его величеством, кроме него и его могучего меча. Истребил их его величество стрелами и удалился с радостным сердцем. Перечень добычи его величества в этот день: правителей - 2, знатных сирийцев - 6, а также их боевые колесницы, их лошади, все их боевое оружие.  Достиг его величество места южнее страны Нин. Ее правитель, все ее население были довольны его величеством, лица их выражали удивление его могуществом».

      Источник показывает, что египтяне не встречают значительного сопротивления на первом этапе похода. Немногочисленные войска местных правителей, даже будучи объединенными, не представляли серьезной угрозы армии Аменхотепа. Некоторые населенные пункты, стремясь избежать разорения, добровольно открывали ворота войскам фараона. Основная часть противника отходила к Угариту, богатому городу-порту на побережье Средиземного моря, около которого произошло первое серьезное сражение, завершившееся победой египтян:
      «Достиг его величество Угарита и окружил всех своих противников. Он уничтожил их, точно они не существовали. Стала вся страна его собственностью».
      После включения Угарита в сферу своего влияния, Аменхотеп изменил баланс сил в свою пользу. Влияние Угарита на ближневосточную торговлю было весьма весомым. После небольшого привала у г. Цалха восточнее Шамаш-Рама, было захвачено поселение Минджату, а правители Гизры и Инки добровольно покорились Аменхотепу. Затем египетское войско направилось к Кадешу, у стен которого случилось странное происшествие…
      «Достиг его величество Кадеша. Вышел правитель его с миром навстречу его величеству. Заставил их жителей, а также всех их детей принести присягу. Его величество стрелял из лука по южной окраине этого города в две цели, сделанные из кованной меди».
      Любопытно, по каким целям стрелял фараон у стен капитулировавшего города? Изложенное в источнике можно трактовать неоднозначно:
      1.       Фараон стрелял из лука, т.е. «цели» находились на некотором расстоянии
      2.       Происходящее потребовало его личного присутствия, что говорит об исключительности действа
      3.       Стрельба велась по южной окраине, не конкретному месту, а части города вообще, т.е. цели, видимо, находились в воздухе!
      4.       Цели металлические, из кованной меди, с которой их сравнил писец.
      5.       Стрельба не причинила объектам ни малейшего вреда, т.к после этого эпизода, о них уже не упоминается.
      Видимо, либо это был какой-то ритуал, связанный с символическим взятием города, сдавшегося на милость победителя, либо Аменхотеп у Кадеша стрелял из лука по двум металлическим объектам, находившихся в воздухе над южной окраиной города. Однозначно ответить на вопрос не могу…
      Далее описан еще один эпизод, который лично у меня вызывает неоднозначную оценку. Думается, что он был введен специально, чтобы отметить доблесть фараона, в одиночку поставившего город на колени:
      «Проследовал его величество на своей боевой упряжке в Хашабу. Был он один, никого с ним не было. Спустя короткое время прибыл он оттуда, причем привел он 16 знатных сирийцев, которые находились по бокам его боевой колесницы. 20 отрубленных рук висели на лбу его лошади, 60 быков гнал он перед собой. Был предложен мир его величеству этим городом».
      Итак, мы видим, что фараон вернулся из Хашибы с заложниками и быками. Для заключения мира более достаточно, учитывая скромную добычу первых дней похода. Но, отдельно указывается, что на голове его лошади болталось 20 отрубленных рук. Из этого можно заключить, что:
      1.       Боевая упряжка состояла из одной лошади, в отличие от двух, впряженных в боевую колесницу.
      2.       Количество убитых фараоном людей во время «визита» в Хашибу составило от 10 до 20 человек, в зависимости от количества отрубленных рук одного убитого. Хотя в дальнейшем мы увидим, что среди военной добычи будет упоминаться нечетное количество рук, т.е. с известной степенью вероятности можно предположить, что у мертвого врага отрубалась одна рука и, таким образом, штурм Хашибы обошелся городу в 20 убитых.
      3.       Если фараон выехал один в город и подвергся там нападению, даже уничтожив нападавших, сомнительно, что после такого демарша он принял бы мир от города.
      4.       Вероятней всего, город был взят после скорого штурма с малым количеством жертв.
      5.       Довольно странно, что после добровольной капитуляции таких городов, как Кадеш, который стал камнем преткновения в борьбе за Сирию ведущих держав региона при Тутмосе III, менее укрепленная Хашиба решилась на сопротивление. По всей вероятности, ситуация радикально изменилась и это вызвало решение Аменхотепа о возвращении в Мемфис. И не последнюю роль в этом сыграло задержание гонца из Митанни:
      «Вот отправился его величество к югу через долину Шарона. Встретил он гонца правителя Нахарины с письмом на глиняной табличке, которая висела на его шее. Его величество захватил его в плен и вел у бока своей боевой колесницы. Выступил его величество из лагеря в Египет на боевой упряжке. Знатный сириец-военнопленный был на боевой упряжке один с ним».
      Итак, мы видим, что письмо правителя Митанни написано на глиняной табличке, т.е. клинописью и адресовано тому, кто мог его прочитать. Учитывая, что ранее войска Митанни были разбиты Аменхотепом, можно предположить, что в табличке речь шла о создании антиегипетской коалиции. Причем, то, что ее вез знатный сириец, говорит о свершившемся факте создания такой коалиции в Вашшукканни, митаннийской столице. Куда направлялся сириец, представить несложно – Кадеш, который со времен отца Аменхотепа, Тутмоса III, возглавлял антиегипетские союзы. В частности, после смерти Хатшепсут в 1468 г. до н.э. Тутмос выступил в поход против коалиции «330 правителей» во главе с царем Кадеша, за которым стояло набирающее мощь Митанни. После 7-ми месячной осады пал Мегиддо, но Митанни осталось несломленной и в 1468-1448 гг. Тутмос III был вынужден совершить не менее 15 походов в Азию, дважды осаждал Кадеш, но взять не смог. Его сыну удалось это сделать без боя, по всей видимости, правитель Кадеша ждал вестей из Митанни о планируемой военной помощи. Поняв, что ему могут нанести удар в спину, Аменхотеп принимает решение о возвращении в Египет. Причем, как видим, отступал он довольно быстро, если пересадил знатного сирийца к себе на колесницу. Обращает на себя внимание, что статус сирийца меняется на военнопленного, т.е. Кадеш более не воспринимается, как дружественный город.
      «Достиг его величество Мемфиса…Перечень его добычи: знатных сирийцев - 550, их жен – 240, хананейцев – 640, сыновей правителей - 232, дочерей правителей – 323, наложниц правителей всех чужеземных стран вместе с их украшениями из серебра и золота, которые они носили, всего - 2255. Лошадей - 820, боевых колесниц – 730 вместе со всем их боевым снаряжением».

      Насколько видно из перечня военной добычи Аменхотепа после первого сирийского похода, в основном ее составили богатые и знатные заложники, лошади и боевые колесницы. Это может свидетельствовать как о поспешности отступления в Египет, так и об особенностях внешней политики египетских царей. которые наряду с непосредственным покорением земель практиковали захват в заложники представителей правящих династий для обеспечения их лояльности. После второго похода в Сирию спустя 2 года, его добыча была более весома. Но Аменхотепу II (1438-1412 гг. до н.э), несмотря на победные реляции, пришлось признать в 1429 г. до н.э. верховенство митаннийского царя Сауссадаттара над Сирией и Северной Финикией.

    • Recueil des historiens des croisades
      Автор: hoplit
      Recueil des historiens des croisades.
      Assises de Jérusalem
      1. Assises de Jérusalem ou recueil des ouvrages de jurisprudence composés pendant le XIIIe siècle dans les royaumes de Jérusalem et de Chypre. Tome premier.
      2. Assises de Jérusalem ou recueil des ouvrages de jurisprudence composés pendant le XIIIe siècle dans les royaumes de Jérusalem et de Chypre. Tome II.
       
      Historiens occidentaux.
      1. Historiens occidentaux I-1
      2. Historiens occidentaux I-2
      3. Historiens occidentaux II
      4. Historiens occidentaux III
      5. Historiens occidentaux IV
      6. Historiens occidentaux V
       
      Historiens orientaux
      1. Historiens orientaux I
      2. Historiens orientaux II-1
      3. Historiens orientaux II-2
      4. Historiens orientaux III
      5. Historiens orientaux IV
      6. Historiens orientaux V
       
      Historiens grecs
      1. Historiens grecs I
      2. Historiens grecs II
       
      Documents arméniens
      1. Documents arméniens I
      2. Documents arméniens II
    • Armenian Historical Sources of the 5-15th Centuries.
      Автор: hoplit
      Armenian Historical Sources of the 5-15th Centuries
      Haythono. Liber historiarum partium Orientis.
    • Парунин А. В. "Чингиз-наме" как источник по истории Золотой Орды
      Автор: Saygo
      Парунин А. В. "Чингиз-наме" как источник по истории Золотой Орды // История, экономика и культура средневековых тюрко-татарских государств Западной Сибири. - Курган: Изд-во гос. ун-та, 2017. - С.3-9.
    • Чумичева О. В. Страницы истории Соловецкого восстания (1666-1676 гг.)
      Автор: Saygo
      Чумичева О. В. Страницы истории Соловецкого восстания (1666-1676 гг.) // История СССР. - 1990. - № 1. - С. 167-175.
      Многолетнее Соловецкое восстание — одна из ярких страниц классовой борьбы в России. Совпадающее по времени с крестьянской войной под руководством Степана Разина, восстание проходило под старообрядческими лозунгами. Публикации Н. И. Субботина, Е. В. Барсова, Я. Л. Барскова содержат фактический материал в основном о кануне (до 1666 г.) и заключительном периоде восстания (1674—1676 гг.)1 Приведенные ими документы воссоздают картину осады монастыря, освещают действия царских властей по отношению к восставшим. Ситуация же в осажденной обители известна неполно, фрагментарно. Поэтому до сих пор не решены вопросы о социальном составе участников восстания, о развитии идейных воззрений повстанцев. Остаются пробелы и в изложении событий. Многое строится лишь на предположениях.
      Первыми к описанию Соловецкого восстания обратились старообрядцы. Многочисленные предания легли в основу работы С. Денисова «История о отцех и страдальцех соловецких»2. В центре его — выступление благочестивых иноков за веру, доказательство их духовного, религиозного противостояния нечестивым властям.
      В официальной церковной историографии утверждалось, что восстание было делом исключительно невежественных монахов и ограничивалось чисто религиозными вопросами3. Социальным составом повстанцев впервые заинтересовался П. С. Казанский, но он не имел источников для решения этого принципиально важного вопроса4. Результаты изучения темы в рамках церковной историографии суммированы в работах И. Я. Сырцова5. Он впервые привлек огромный фактический материал и никто из исследователей не превзошел его в этом. Менялись концепции, но не источниковая база. Сырцов впервые создал цельную картину возникновения и развития восстания, предпринял попытку его периодизации. Многие выводы Сырцова и сегодня не потеряли своего значения.
      Историк-демократ А. П. Щапов обратился к анализу социально-политических причин возникновения старообрядчества. Он считал, что Соловецкое восстание носило политический, антимонархический характер. Его причина — «антагонизм Поморской области против Москвы»6.
      В целом в досоветской историографии был собран основной фактический материал по соловецкому восстанию. Но не была дана классовая оценка восстания, не проанализирована идеология движения.
      В советской историографии Соловецким восстанием занимались А. А. Савич, Н. А. Барсуков, А. М. Борисов7. Они сформулировали две различные концепции восстания.
      По мнению Савича, причины восстания лежали в отношениях соловецкой вотчины и правительства. Протест был вызван централизаторской политикой правительства в середине XVII в. События носили острополитический характер. Религиозная оболочка, по утверждению Савича, сначала прикрывала суть конфликта, а затем была сброшена. Миряне поддержали монашеское выступление.
      Совсем иное содержание видели в Соловецком восстании Барсуков и Борисов. Они отвергали значение старообрядчества в соловецких событиях. Для них не существовало разницы между государственной церковью и расколом. Единственной движущей силой восстания Барсуков и Борисов считали мирян, которые в 1674 г. окончательно порвали с реакционным влиянием монахов. С этого времени, собственно, и началось, по мнению этих ученых восстание. Барсукову удалось найти в фондах ЦГАДА некоторые новые источники по истории Соловецкого восстания. Однако он выявил далеко не все материалы. Работа с источниками проведена была крайне неудовлетворительно: часто встречаются фактические ошибки и натяжки; все, что не подходило под концепцию автора, отбрасывалось. Это лишает нас возможности пользоваться фактическим материалом его трудов.
      Цель настоящей статьи, написанной на основе новых источников, до сих пор не введенных в научный оборот, — показать ход восстания, уточняя, а порой корректируя имеющиеся представления, раскрыть новые, доселе неизвестные страницы его истории. Привлеченные к исследованию документы представляют собой челобитные и отписки воевод, осаждавших обитель, соловецкого архимандрита Иосифа, распросные речи выходцев из монастыря и стрельцов, побывавших на Соловках, отпуски грамот и указов, направленных из Москвы к воеводам. Судя по составу документов, перед нами — части приказных архивов.
      Опубликованные материалы и уже хорошо известные факты приводятся в тех случаях, когда без них невозможно понять события, изложенные в новых документах.



      Противостояние церковной реформе 1652 г. началось в монастыре уже в 1650-х гг. В 1657 г. монастырь отказался принять новопечатные Служебники, а в 1661 —1664 гг. выступал против наречного пения, введенного по реформе8. К середине 1660-х гг. ситуация в обители накалилась. Во-первых, монастырь не мог до бесконечности игнорировать решение центральных властей; необходимость искать выход из тупика — одна из постоянных причин напряженности. Во-вторых, братия и миряне в основном очень решительно и категорически были настроены против любых изменений церковного обряда. Степень этой решимости ясно показало в 1663 г. так называемое «дело Геронтия», когда мелкие и случайные нарушения порядка службы вызвали настоящий бунт в монастыре против священника Геронтия и других лиц, участвовавших в богослужении9. В-третьих, внутри монастыря в 1660-х гг. сформировались две группировки, боровшиеся за власть и стоявшие на принципиально противоположных позициях. С одной стороны, в монастыре была промосковская партия, ориентировавшаяся на правительство и возглавлявшаяся архимандритом Варфоломеем. С другой — оппозиционная партия, руководимая энергичными богословски образованными лидерами — Ефремом Каргопольцем, Геннадием Качаловым, Ионой Брызгало, Александром Стукаловым, бывшим архимандритом Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде Никанором, Герасимом Фирсовым, Геронтием. Активную роль в оппозиции играли некоторые ссыльные, например, князь М. В. Львов, саввино-сторожевский старец Тихон, дьякон Сильвестр и др.
      Оппозиция в монастыре была направлена в первую очередь против архимандрита Варфоломея. В 1666 г. составляется обличительная челобитная, автором которой был Герасим Фирсов10. Новые материалы подробно рассказывают о составлении челобитной. Герасим написал текст и прочитал его своим единомышленникам, которые должны были подписать документ. В челобитной говорилось о «государевом слове» на архимандрита, но слушатели не поняли, в чем заключалось дело. Герасим отказался дать конкретные пояснения. Тогда они заявили, что, если Герасим «про то им не скажет, и они де к той челобитной рук своих не приложат». И Фирсов вынужден был рассказать о том, как близкий к Варфоломею инок Иринарх Тарбеев ругал царя в присутствии архимандрита11.
      После подписания челобитной о ней узнал келарь Саватий Обрютин. Из опубликованных источников можно понять, что челобитная была похищена келарем, затем по требованию составителей разорвана12. Однако из новых документов выясняется, что Саватий пригласил составителя Герасима Фирсова и участника обсуждения Александра Стукалова к себе в келью и потребовал у них челобитную, которую и разорвал. Но клочки с именами подписавшихся отдал назад челобитчикам. Таким образом, вокруг челобитной началась острая борьба. В результате три главных челобитчика — Ефрем Каргополец, Геннадий Качалов и Александр Стукалов — на неделю были посажены в тюрьму.
      Герасим Фирсов избежал ее, так как уехал в Москву на собор. С собой он захватил новый вариант челобитной13. Ее авторы просили царя сместить архимандрита Варфоломея, а вместо него поставить либо архимандрита Никанора, либо соловецкого священника Вениамина.
      В то время, когда Герасим Фирсов и Александр Стукалов собирали подписи под челобитной на Варфоломея, в Москву поступил донос на ближайшего помощника архимандрита — келаря Саватия Обрютина по «государеву слову». Автором доноса был ссыльный дьякон Сильвестр. Переслать донос в Москву ему помогли кн. М. В. Львов, дьякон Тихон, послушник архимандрита Никанора Питирим, т. е. те же люди, которые подписывали челобитную на Варфоломея. Сильвестр сообщал в извете, что Саватий Обрютин говорил «непристойные речи» о царевиче Алексее Алексеевиче14.
      Судя по всему, возникновение двух дел одновременно против архимандрита Варфоломея и келаря Саватия — не случайное совпадение. Можно предположить, что челобитная Фирсова и Стукалова, извет Сильвестра — две части единой акции по смене монастырских властей, общее дело, организованное оппозицией в монастыре.
      Центральная власть пыталась остановить опасное для нее развитие событий в обители. В октябре 1666 г. в монастырь отправился ярославский архимандрит Сергий. Обстоятельства его поездки хорошо известны по публикации Н. И. Субботина15. Сергию не удалось найти общий язык с недовольными. И в источниках, и в литературе можно встретить, упоминание о какой-то другой комиссии, которая находилась в Сумском остроге под руководством стольника Алексея Севостьяновича Хитрово16. Чем занималась эта комиссия, каковы результаты ее деятельности, было неизвестно.
      Среди новых материалов есть документы, прямо относящиеся к деятельности А. С. Хитрово в Сумском остроге17. Следствие по делу, начало которому положил извет Сильвестра, велось в Москве. 31 декабря 1666 г. Хитрово поехал в Сумской острог, чтобы закончить дело, допросив всех свидетелей. Заодно он должен был разобраться с делом по челобитной Фирсова и Стукалова на Варфоломея. В ходе следствия Сильвестр отказался от всех своих обвинений, но основные факты против Варфоломея (о беспорядках в монастыре, самоуправстве близких к нему лиц и т. п.) подтвердились. Правительство, убедившись в крайней непопулярности архимандрита Варфоломея и келаря Саватия Обрютина, приняло решение об их замене. Вместо Варфоломея соловецким архимандритом был поставлен бывший строитель московского подворья Иосиф, сторонник промосковской партии18.Никанора, несмотря на его покаяние на соборе 1666—1667 гг., соловецким архимандритом не назначили. Видимо, власти опасались сильного, авторитетного и не очень надежного архимандрита в отдаленной и неспокойной обители.
      По окончании следствия в Сумском остроге Хитрово увез колодников кн. Львова, Саватия Обрютина, Иону Брызгало, Геннадия Качалова и др. в Москву. Таким образом, почти все лидеры начального этапа сопротивления в Соловецком монастыре в 1667 г. покинули обитель.
      В ходе допросов Сильвестр заговорил не только о письмах со смутной угрозой «извести» царевича, но и об эсхатологических слухах, распространившихся в монастыре. Он изложил версию о том, что патриарх Никон является антихристом, так как имя его соотносится с апокалипсическим числом 666. Подтверждение видели и в желании Никона стать «папою») и в начатом им строительстве Новоиерусалимского монастыря19. Выяснилось также, что Алексея Михайловича считали в монастыре последним царем, «потому что де на московском государстве было семь царей. А осмого де царя не будет»20. Из речей Сильвестра можно понять, что в 1660-х гг. в Соловецком монастыре бытовала концепция чувственного антихриста, шли поиски конкретного человека, в котором он воплотился. Но наряду с этим старообрядцы обители читали сочинение анзерского священноинока Феоктиста «Об Антихристе и тайном царстве его», где формулировалась концепция духовного антихриста. Так накануне восстания в монастыре зарождается важный идеологический спор, подхваченный затем всеми старообрядцами.
      Во время следствия Хитрово в Сумском остроге в монастыре не было одного из главных лидеров оппозиции — Александра Стукалова. 12 октября 1666 г. Александр, старец Варфоломей, слуги Фадей Петров и Иван поехали в Москву по решению черного собора просить царя поставить в Соловецкий монастырь нового архимандрита. Н. И. Субботин издал 4 документа, относящиеся к январю 1667 г.: члены черного собора беспокоятся о судьбе Стукалова и его товарищей. Они пишут в Москву к брату Александра — Ивану Ивановичу, так как до монастыря дошел слух об аресте и ссылке челобитчиков21.
      Обнаружено дело о поездке в Москву старца Александра Стукалова. В его составе есть монастырский соборный приговор от 11 октября 1666 г. о направлении Александра в Москву, который начинается словами: «По благословению архимандрита Варфоломея и по приговору келаря Азария и казначея Варсонофия...» Цель поездки — выступление против архимандрита — не указана в документе. Варфоломей не мог одобрить этот приговор. Он никогда не признавал Азария келарем. Видимо, упоминание Варфоломея использовалось для доказательства покорности иноков царской воле, проявления миролюбия монахов.
      В состав дела о поездке Александра Стукалова в Москву входят еще два документа — письма чернеца Абросимища с припиской вернувшегося в обитель спутника Стукалова Фадейки Петрова и старца Иева Щербака22. Оба письма адресованы Александру Стукалову и рассказывают о важном этапе борьбы монастыря — отказе подчиняться новому, назначенному летом 1667 г. церковным собором архимандриту Иосифу.
      События, связанные с приездом архимандритов Варфоломея и Иосифа, хорошо известны по документам, опубликованным Н. И. Субботиным23. В них отказ подчиняться вновь назначенному архимандриту изложен с точки зрения противников восстания. Единственное свидетельство соловецкого монаха Кирилла Чаплина — это распросные речи, которые несут явный отпечаток официозности. Новые документы дают оценку событий с точки зрения рядовых участников восстания. Эти материалы отличаются от опубликованных Субботиным и по форме: там — официальные отчеты, здесь — частные письма, в которых слова о том, что монахи «нонеча... ожидают на себя осуждения» от царя, чередуются с вопросом, женился ли некий Сава Васильевич. Письма написаны по горячим следам событий. Архимандриты приехали в монастырь 14 сентября 1667 г., а письма написаны 5 октября. Что же узнаем мы из сопоставления всех документов?
      Все источники сообщают, что первоначально Иосиф и Варфоломей остановились на Заяцком острове; туда прибыли келарь Азарий и казначей Геронтий с братией. Монахи отказались слушать царскую грамоту на Заяцком острове, потребовав официального черного собора в монастыре. Дальше начинаются разногласия в документах. Архимандрит Варфоломей просто сообщает о поездке в монастырь, идеологическом споре на соборе, оскорблениях со стороны соловецких монахов. Письма Иева Щербака и Абросима существенно дополняют картину. Подчеркивается нежелание архимандритов ехать в монастырь. Особенно активно протестовал Варфоломей. Соловецкие иноки настаивали на том, чтобы архимандрит прибыл в обитель. Свое требование старцы мотивировали тем, что Варфоломей «не считан» в казне. Архимандрит продолжал сопротивляться. Он даже отдал приказ своим слугам стрелять по соловецким монахам, но все же бывшему архимандриту пришлось поехать в обитель.
      Для авторов писем важно то, что архимандриты привезли с собой вино. В письмах рассказывается, как старцы и трудники разбили ладью с вином, а пиво и вино вылили в море. Но их не занимает идеологический спор на черном соборе, который является центром рассказа у Варфоломея. Единственное, что они хотят знать, — «на чем государь положил... дела». Старцев еще не оставила надежда на изменение государственной политики в отношении нового и старого обряда. Но по тону писем можно понять: новый обряд принят не будет. И убежденность иноков от царского решения не зависит.
      Монархические иллюзии, вера в то, что царь все решит «по справедливости», — одна из характерных черт идеологии восставших старообрядцев. Почти до конца, в самых отчаянных ситуациях верил в «исправление» Алексея Михайловича протопоп Аввакум. Вновь и вновь пишут царю соловецкие повстанцы. Расставаться с иллюзиями трудно. Но сама логика событий незаметно для участников ведет их к углублению конфликта с властями. Каждый новый шаг в этом направлении четко отражается в документах восстания.
      Примерно в те же дни, когда в Соловецком монастыре горячо переживали приезд архимандритов, появляется наиболее знаменитый идеологический документ восстания — пятая соловецкая челобитная. Она датирована 22 сентября 1667 г.24 Текстология и история создания этого популярнейшего у старообрядцев памятника — отдельный вопрос. Но один из черновых списков этого сочинения показывает, сколь важным для соловецких повстанцев оказалось неприятие архимандрита Иосифа. В рукописи, находящейся в Соловецком фонде, после обычного окончания челобитной идет довольно большой отрывок. Авторы челобитной обвиняют Варфоломея и утверждают, что новый архимандрит Иосиф — друг Варфоломея — ничего в обители не изменит. В качестве доказательства рассказывается о вине, привезенном архимандритами и вылитом в море25. Эта часть написана очень горячо. Видимо, она дописана под влиянием последних событий: 14 сентября приехали Варфоломей и Иосиф; 22 сентября — дата утверждения челобитной собором. Но это дополнение стилистически не соответствует остальной челобитной. Весь тон документа — очень спокойный, доказательный. Челобитная посвящена проблемам идеологическим, богословским. На этом фоне неуместно выглядит обращение к частной теме. Видимо, это почувствовали и сами авторы. Дополнение осталось в черновике.
      С июня 1668 г. Соловецкий монастырь был осажден26. Первым воеводой, возглавившим царские войска под стенами обители, стал Игнатий Андреевич Волохов. Летом 1672 г. его сменил Клементий Алексеевич Иевлев, пробывший под монастырем год — до лета 1673 г.27 В сентябре 1673 г. назначен был воеводой Иван Александрович Мещеринов, прибывший под монастырь лишь в январе 1674 г.28 Именно он взял монастырь в январе 1676 г., завершив многолетнюю осаду восставшей обители.
      Действовали воеводы по-разному. Волохов не столько использовал военную силу (у него было немного стрельцов), сколько убеждал восставших подчиниться царским властям. Он посылал в монастырь своих стрельцов для переговоров, писал увещевательные грамоты29. В этот период еще существовали надежды утишить восстание без штурма монастыря. Иевлев попытался активизировать военные действия, сжег деревянные постройки под стенами монастыря. Но его попытки не увенчались успехом. Он, как и Волохов, подходил к стенам обители только летом, а осень и зиму проводил не на Соловецком острове, а на берегу — в Сумском остроге. Только с прибытием Мещеринова начинаются энергичные действия против восставших. Правительство посылает дополнительные войска, торопит воеводу, запрещает ему покидать Соловецкий остров даже зимой30.
      Что же происходит тем временем внутри осажденного монастыря?
      По опубликованным источникам и литературе сложилось представление о постоянной, непрерывной радикализации восстания, его прямолинейном развитии по нарастающей. Однако новые материалы полностью опровергают эту простую и ясную картину. Идеологическая борьба на протяжении всего восстания оказалась очень сложной, напряженной.
      В Соловецком монастыре в течение всего восстания существовали два основных направления — умеренное и радикальное. Борьба между ними носила ожесточенный характер. На первых порах власть оказалась в руках наиболее радикального, решительного крыла восставших. Основными лидерами стали келарь Азарий, казначей Симон (казначея Геронтия, автора пятой соловецкой челобитной, в сентябре 1668 г. заточили в тюрьму за несогласие с руководителями восстания31), миряне Фадей Петров, Елеазар Алексеев и др. Оказавшись у власти, радикальные лидеры провели целую серию реформ и преобразований в монастырской жизни, в обряде, далеко превосходящих по смелости и совершенно иных по направлению, чем официальная церковная реформа 1652 г.
      Во-первых, в великий пост 7 марта 1669 г. в монастыре были собраны и уничтожены все новопечатные книги32. Их оказалось много — 300—400. Все книги были вынесены из монастыря на берег, вырваны из переплетов и сожжены. Отдельно уничтожили изображения из книг, назвав их «кумирами». Видимо, старообрядцы выразили этим протест против новой формы перстосложения для благословения — именословной, которая была изображена на образах святых в книгах. Акт уничтожения книг стал выражением крайного неприятия новопечатной литературы.
      Во-вторых, в обители были сняты старые четырехконечные кресты. Вместо них установили новые, восьмиконечные. Кресты были заменены также на выносных хоругвях, фонарях, пеленах33.Уничтожены были как раз старые кресты, не соответствовавшие той форме, которая признавалась старообрядцами как единственно правильная.
      В-третьих, весной же 1669 г. в монастыре впервые в истории старообрядчества были введены бытовые и религиозные разграничения между «верными» и «неверными», т. е. греками. На пасхе греков не допустили к святыням, а с 22 апреля 1669 г. отлучили от церкви. Шли разговоры о том, что «гречан-киевлян» надо заново крестить. Грекам выделили особую посуду для еды и питья34.
      В-четвертых, весной — летом 1669 г. (точная дата неизвестна) келарь Азарий, казначей Симон и др. ввели принципиально важное новшество. Из традиционной молитвы за царя они убрали конкретные имена, вставив слова о «благоверных князех». Вместо молитвы за патриарха и митрополитов появилась просьба о здравии «православных архиепископов»35. Фактически это означало введение в монастыре (гораздо раньше, чем считалось) немоления за царя и патриарха — наиболее острой и определенной формы политического протеста старообрядчества.
      И, наконец, из ряда источников улавливается, что в это же время были предприняты первые попытки восставших порвать со священниками, не поддерживавшими радикальные мероприятия восставших, отказаться от исповеди36.
      Таким образом, лидеры восстания, провозгласив борьбу за сохранение «старых обрядов», в реальности начали решительные и смелые преобразования, затрагивающие как сферу обряда, так и принципиальные вопросы церковной системы, отношение к царской власти. Можно ли считать это внезапным, неожиданным? Нет.
      Еще задолго до начала открытой вооруженной борьбы, осады монастыря царскими войсками некоторые лидеры оппозиции высказывали мнение о возможности и даже необходимости церковной реформы, но совсем не похожей на официальную реформу 1652 г. Так, Герасим Фирсов в послании к архимандриту Никанору (ок. 1657 г.) писал о том, что в обряде, богослужебных книгах невольно накапливаются ошибки37. Поэтому время от времени следует проводить кропотливую работу по их выявлению и устранению. Фирсов подробно описывал, как, с его точки зрения, нужно проводить эту работу. Сам Герасим предлагал вариант сверки современных книг и древних по вопросу об апостольских праздниках. Фирсов доказывал необходимость кардинальной перестройки системы церковных праздников. Но решительность этого раннего идеолога соловецкого восстания не относилась к политической области. Герасим Фирсов категорически выступал против изменений, неоправданных с богослужебной точки зрения. Политические доводы в культовых вопросах он отвергал.
      Преемники Фирсова по руководству оппозицией, в частности его адресат — Никанор, приняв идею о возможности церковной реформы, проводили ее в другом направлении — в соответствии со своими политическими потребностями, нуждами борьбы. Сама логика вооруженных действий подвела оппозиционеров к необходимости разрыва с официальной церковью, царем.
      Но далеко не все в монастыре готовы были принять смелые новшества Азария, Никанора и их товарищей. Восстание развивалось настолько стремительно, что основная масса участников не успевала за лидерами. Как следует из новых документов, в начале сентября 1669 г. инициаторы наиболее радикальных мероприятий восстания были схвачены и посажены в тюрьму38.
      «В обедное время» 8 сентября четыре мирянина — Григорий Черный, Киприан Кузнец, Федор Брагин и Никита Троетчина — сумели освободиться и выпустили своих товарищей. Вооружившись, группа свергнутых лидеров попыталась застать врасплох новых руководителей монастыря— келаря Епифания, казначея Глеба и других — в трапезной. Но в бою радикальная группа снова потерпела поражение. 37 человек, в том числе Азарий, Симон, Фадей Петров, были связаны и высланы из монастыря. Ладью с ними нашли сумские стрельцы, поехавшие на рыбную ловлю. 19 сентября 1669 г. все лидеры радикального направления, кроме Никанора, по каким-то причинам не арестованного умеренными, оказались в руках Волохова39.
      Итак, к власти в монастыре в сентябре 1669 г. пришли умеренные. Радикальные мероприятия отменяются, происходит возврат к более традиционным формам обрядов. На свободу выпускают стойкого защитника церковной традиции — Геронтия.
      Однако уже в 1670 г. новые лидеры начинают переговоры с Волоховым о сдаче монастыря царским войскам. Власти монастыря просят у царя грамоту с обещанием милости, если ворота будут открыты40. В 1671 г. умеренные лидеры подтверждают, что монастырь откроет ворота, если царские войска снимут осаду, а вместо Иосифа царь назначит другого архимандрита. Причем умеренные добавляют, что в случае успеха соглашения обитель примет церковную реформу41. Умеренные лидеры категорически отказались от союза с мирянами, обвиняя радикальную партию в опоре на бельцов42.
      Но соглашательская политика умеренных лидеров не означала, что восстание идет на убыль. Пока келарь Епифаний и казначей Глеб вели переговоры с Волоховым, Никанор «по башням ходит беспрестанно, и пушки кадит, и водою кропит, и им говорит: матушки де мои галаночки, надежа де у нас на вас, вы де нас обороните»43. Миряне, поддержанные частью иноков, стреляли по царским войскам. В 1670, 1671 гг. в монастыре неоднократно вспыхивали споры: можно ли стрелять по царским войскам. Энергичным противником вооруженных действий стал Геронтий. Он «о стрельбе запрещал и стрелять не велел»44. Но остановить развитие событий умеренные не могли. В августе — сентябре 1671 г. они потерпели окончательное поражение. Часть умеренных была заключена в тюрьму, другие бежали45. В начале сентября для дальнейших переговоров о сдаче монастыря приехали на Соловецкий остров стрельцы Волохова. Но они не застали уже ни Епифания, ни Глеба, ни других их единомышленников. Новое руководство монастыря категорически отказалось от любого компромисса с властями46.
      Итак, двухлетний период правления умеренных закончился. Теперь восставшие снова вступили на путь радикализации. Означало ли это, что сопротивление восстанию в осажденном монастыре прекратилось? Нет. И об этом свидетельствует попытка переворота, во главе которой стоял соловецкий монах Яков Соловаров47.
      Весной — летом 1670 г. Яков был в монастыре городничим старцем48. Он всегда относился к числу недовольных: и в период правления умеренных (в июне 1670 г.), и после победы радикальных (в октябре 1671 г.) до Волохова доходили слухи, что Яков готовит какой-то заговор. Выходцы из монастыря называли и его сторонников — священников Тихона Рогуева, Митрофана, Селиверста, Амбросима, старцев Еремея Козла, Тарасия Кокору, Киприана и его послушника Тихона и др. Все они, по словам выходцев, настроены были против восстания, хоть и молчали «страха ради» на черных соборах49. В 1671 г. Волохов узнает, что заговор Якова Соловарова раскрыт: сам Яков и его товарищи попали в тюрьму50.
      Вскоре рассказы выходцев подтвердились. В октябре 1671 г. Яков Соловаров и конархист Михаил Харзеев были высланы из обители51. В Сумском остроге на допросе 25 октября 1671 г. Яков рассказал о своей попытке совершить переворот. Летом 1670 г., когда Волохов находился под монастырем, Яков собрал около 50 старцев и мирян. Они хотели открыть ворота и впустить Волохова с войсками в обитель. Но заговорщики решили, что их слишком мало, надо найти еще союзников. Однако, когда стали искать новых заговорщиков, информация о деятельности Соловарова дошла до монастырских властей. 14 июня Яков был арестован, но единомышленников не назвал. Больше года он провел в тюрьме, затем был выслан52. Яков Соловаров был решительным противником восстания. Это он доказал и на берегу, донеся на старца Сидора Несоленого, который хотел уехать на Соловки весной 1672 г.53
      Однако, несмотря на уверения некоторых выходцев из монастыря в том, что противники восстания в Соловецкой обители сильны, Волохов не очень доверял им. Так, например, когда старец Кирилл заявил ему, что в Соловецком монастыре половина иноков «не мятежники», Волохов сообщил об этом в Москву, но добавил, что это не так. Есть ли кто-то в монастыре из противников, сколько их, — «о том в правду недоведомое дело»54.
      В последние годы восстания основной силой его стали миряне. Это закономерно, так как именно на данном этапе военные действия обеих сторон достигли наибольшего размаха. В них ведущая роль принадлежала бельцам, хотя старцы также принимали участие в боевых действия, руководили отрядами мирян на стенах обители55.
      В развитии восстания, безусловно, немалую роль сыграли пришлые люди. Еще в 1669 г. посетивший монастырь стрелец Петрушка Иванов отметил, что среди восставших «из московских бунтовщиков есть»56. В 1675 г. Мещеринов заявляет: «в Соловецком монастыре воры сидят схожие изо многих стран — з Дону и московские беглые стрелцы и салдаты, и из боярских дворов беглые холопи»57. В литературе о восстании неоднократно говорилось, что были в обители и разницы, хотя определенных свидетельств об этом нет. Новые материалы подтвердили смутное указание опубликованных источников. Один из разинцев, Петрушка, стал в монастыре пушкарем, другой — Григорий Кривоног — нашел способ пробираться по рвам к подкопам Мещеринова, закрываясь от ядер досками; так удалось сорвать строительство подкопов к стенам58.
      Но активную роль мирян в восстании не нужно понимать как полное и бескомпромиссное размежевание с иноками. До последних дней восстания во главе монастыря стоял малый черный собор — келарь, казначей, соборные старцы. Архимандрита в монастыре не было, но во всех списках главных «завотчиков» обязательно звучит имя архимандрита Никанора. В период восстания он фактически выполнял роль соловецкого архимандрита. Келари и казначеи за время восстания неоднократно менялись: одних свергали (Азарий, Епифаний), другие, видимо, погибали. Новые материалы дают возможность представить последовательность смены келарей и казначеев. За годы восстания келарями последовательно были: Азарий — Епифаний — Маркел — Нафанаил Тугун59 — Феодосий (послушник Никанора) — Левкий, казначеями: Геронтий — Симон — Глеб — Мисаил; последний, умирая, передал все дела своему духовному отцу священнику Леонтию60.
      Малый собор управлял повседневными делами монастыря. А все наиболее важные вопросы решались черным собором, на который собирались все старцы и миряне, жившие в обители. Не пускали на него лишь откровенных противников восстания61.Именно черный собор выслушивал и обсуждал царские и воеводские грамоты, принимал важнейшие документы, адресованные царю. Так, именно черный собор 28 декабря 1673 г. принял столь важное решение «за великого государя богомолье отставить» и «стоять друг за друга и помереть всем за одно»62. К черному собору апеллировали миряне, когда священники продолжали молить бога за царя63.
      Миряне и иноки одинаково стояли за свое дело, вместе отрицали традиционные обряды, умирали без покаяния64, Участники восстания делились по своим убеждениям на различные группы, и это деление — именно по убеждениям, а не по принадлежности к инокам и бельцам.
      Соловецкий монастырь, хорошо укрепленный, изолированный морем, обладавший значительными запасами продовольствия и боеприпасов, казалось, мог держаться еще много лет. Мещеринов активными военными действиями, жестокой круглогодичной блокадой в 1675—1676 гг. пытался вынудить восставших сдаться. Он организовал подкопы под Белую, Никольскую и Квасопаренную башни, перекрыл приток воды в Святое озеро, остановив этим соловецкую мельницу65. Но подкопы были разрушены восставшими. А генеральный штурм монастыря через пустующую Сельдяную башню, предпринятый 23 декабря 1675 г. по совету выходцев, окончился поражением отряда Мещеринова66.
      Зимняя осада, угроза голода (подвоз продуктов стал невозможен из-за того, что войска не ушли с острова) делали свое дело. В обители началась цинга; постоянный обстрел территории монастыря со специально построенных валов вел к массовым жертвам67. Но монастырь продолжал борьбу.
      Как же был взят монастырь? Этот вопрос, казалось бы, давно ясен. Один из выходцев, старец Феоктист, указал, где в стене у Белой башни есть плохо заделанная калитка. В ночь на 22 января 1676 г. отряд в 50 человек во главе с майором Степаном Келеном и старцем Феоктистом сломал калитку, вошел в монастырь, а затем, растворив ворота, впустил остальные войска68.
      Этот традиционный рассказ опирается на опубликованные документы: отчет воеводы Мещеринова на следствии. Но среди новых материалов есть фрагменты отписки Мещеринова о взятии монастыря, составленные по горячим следам событий. В ней финальный штурм в ночь на 22 января описывается несколько иначе69.
      После неудачи 23 декабря 1675 г. у Сельдяной башни Мещеринов попытался возобновить строительство подкопов к Белой, Никольской и Квасопаренной башням. Одновременно воевода отдал распоряжение беспрестанно стрелять по этим башням, вынуждая защитников сойти со стен на этих участках. На этом этапе по трем башням выпущено было 700 ядер. Операция оказалась успешной для Мещеринова: когда подкопы были подведены к башням, там никого не было. Тогда в ночь на 22 января 1676 «за час до свету» у Белой и Никольской башен начался штурм. И «ратные люди на Белую башню взошли, и у той башни у калитки замок збили...» После этого начался бой внутри монастыря70.
      Трудно судить, что произошло на самом деле у Белой башни темной и ненастной ночью 22 января, так как оба свидетельства исходят от Мещеринова, а других рассказов об этом нет.
      Новые материалы содержат ценные подробности и о последнем эпизоде сопротивления восставших. Защитники заперлись в трапезной. Здание обстреливали, в окна метали гранатные ядра. Часть людей погибла, другие попали в руки Мещеринова. Всего он захватил 63 человека. Из них 35 были посажены в тюрьму, а 28 — казнены. Среди пленных были лидеры движения на последнем его этапе: келарь Левкий, казначей священник Леонтий, ризничий старец Вениамин (его в 1666 г. рекомендовал Фирсов на пост архимандрита), сотники Самко и Логин71. Отметим, что среди руководителей восстания Мещеринов не назвал архимандрита Никанора. Традиционные старообрядческие легенды рассказывают о героизме Никанора в последние часы восстания. Но приходится признать, что легенды ни на чем не основаны. Никанор назван среди главных «завотчиков» в октябре 1674 г. вместе с келарем Нафанаилом Тугуном72. Но в октябре 1675 г. названы и келарь Феодосий («никаноров послушник»), другие лидеры, а сам Никанор не упомянут73. Не исключено, что архимандрит Никанор, участвовавший в оппозиции на первых порах, прошедший все этапы восстания, не дожил до его поражения — к октябрю 1675 г. он уже умер.
      Итак, новые материалы по истории Соловецкого восстания показывают, что борьба внутри монастыря была более напряженной, чем это считалось до сих пор. Уже на первом его этапе возникают резко антимонархические эсхатологические взгляды. Восстание развивалось не однолинейно. Оно пережило несколько крутых поворотов. И только мужество повстанцев, их убежденность в своей правоте дали возможность самому северному пункту русской обороны — Соловецкому монастырю — долгие годы жить своей жизнью, собирать недовольных и не выполнять царских приказов.
      Примечания
      1. Материалы для истории раскола за первое время его существования. Изд. Н. И. Субботиным. Т. 3. М., 1878; Новые материалы для истории старообрядчества XVII—XVIII вв. Собр. Е. В. Барсовым. М., 1890; Барское Я. Л. Памятники первых лет русского старообрядчества // ЛЗАК (за 1911 г.) вып. 24, СПб., 1912.
      2. Это произведение шесть раз издавалось в старообрядческих типографиях с 1788 по 1914 гг., а также бытовало в списках.
      3. Игнатий, Донской и Новочеркасский. Истина святой Соловецкой обители. СПб., 1844; Воздвиженская Е. В. Соловецкий монастырь и старообрядчество. М., 1911 и др.
      4. Казанский П. С. Кто были виновники соловецкого возмущения от 1666 до 1676 гг.? // ЧОИДР. М., 1867, кн. IV, с. 1 — 10.
      5. Сырцов И. Я. Соловецкий монастырь накануне возмущения монахов-старообрядцев // Православный сборник, 1879, октябрь, с. 271—298; его же. Возмущение соловецких монахов-старообрядцев в XVII в. Кострома, 1888.
      6. Щапов А. П. Сочинения Т. 1, СПб., 1906, с. 414, 456.
      7. Савич А. А. Соловецкая вотчина XV—XVII вв. Пермь, 1927; Барсуков Н. А. Соловецкое восстание 1668—1676 гг. Петрозаводск, 1954; его же. Соловецкое восстание (1668—1676 гг.): Автореф. канд. дис. М., 1960; Борисов А. М. Хозяйство Соловецкого монастыря и борьба крестьян с северными монастырями в XVI—XVII вв. Петрозаводск, 1966.
      8. Материалы для истории раскола... т. 3. с. 7, 13—14, 80—81, 111.
      9. Там же, с. 18—43.
      10. Там же. с. 47—66.
      11. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 538, л. 38—40.
      12. Материалы для истории раскола, т. 3, с. 114—115.
      13. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 538, л. 40—41.
      14. Там же, д. 533 и д. 538
      15. Материалы для истории раскола..., т. 3. с. 125—164.
      16. Там же, с. 196—198.
      17. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 533 и д. 538.
      18. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 203—206.
      19. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 4—6.
      20. Там же, л. 4.
      21. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 178—187
      22. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 553.
      23. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 207—208, 212, 276—282, 288—291.
      24. Там же, с. 213—276.
      25. ЦГАДА, ф. 1201, оп. 4, д. 22, л. 13—35.
      26. Там же, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 25—26.
      27. Сырцов И. Я. Возмущение соловецких монахов-старообрядцев в XVII в. Кострома, 1888, с. 276, 281.
      28. Там же, с. 286.
      29. ЦГАДА, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 31—35, 29—30.
      30. Там же, ф. 125, on. 1, 1674, д. 25, л. 2, 4—6; д. 23, л. 26.
      31. Там же, Госархив, разряд XXVII, д. 533, л. 1.
      32. Там же, ф. 125, on. 1, 1669, д. 5, л. 7—18.
      33. Там же, л. 9.
      34. Там же, л. 4—5, 35—36.
      35. Там же, л. 101, 96.
      36. См.: Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 337, 344; Новые материалы для истории старообрядчества..., с. 121.
      37. См.: Показание от божественных писаний // Никольский Н. К. Сочинения соловецкого инока Герасима Фирсова. — ПДП, вып. 188. СПб., 1916.
      38. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1669, д. 5, л. 98.
      39. Там же, л. 94.
      40. Там же, л. 298.
      41. Там же, л. 323.
      42. Там же, л. 98—99.
      43. Материалы для истории раскола..., т. 3. с. 327, 337.
      44. Там же, с. 327.
      45. Там же, с. 333, 341.
      46. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1669, д. 5, л. 382—390.
      47. В опубликованных источниках упоминаний об этом нет.
      48. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1670, д. 5, л. 4, 193, 267.
      49. Там же, 1671, д. 31, л. 33; 1670, д. 5, л. 4.
      50. Там же, л. 71.
      51. Там же, л. 118, 141.
      52. Там же, л. 122—123, 131, 141—142.
      53. Там же, л. 218—225.
      54. Там же, л. 188—189.
      55. Там же, 1675, д. 20, л. 10.
      56. Там же, 1669, д. 5, л. 96.
      57. Там же, 1675, д. 20, л. 5.
      58. Там же, 1670, д. 5, л. 137; 1673, д. 16, л. 9.
      59. В литературе ошибочно: Тугин.
      60. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1673, д. 16, л. 33.
      61. Там же, 1670, д. 5, л. 125.
      62. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 337; ЦГАДА, ф. 125, on. 1. 1674, д. 26, л. 9—10.
      63. Материалы для истории раскола..., т. 3, с. 328.
      64. Там же, с. 343, 328.
      65. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1673, д. 16, л. 9.
      66. Там же, л. 10.
      67. Там же, 1675, д. 20, л. 3—4.
      68. Сырцов И. Я. Указ, соч., с. 301—303.
      69. ЦГАДА, ф. 125, on. 1, 1673, д. 16, л. 2—12 (это документ 1676 г.)
      70. Там же, л. 10—12.
      71. Там же, л. 2, 12.
      72. Там же, 1674, д. 26, л. 9.
      73. Там же, 1675, д. 20, л. 10.