Saygo

Сёку Нихонги (свитки 1-5)

6 сообщений в этой теме

Мещеряков А. Н. (пер., комм.). Хроника «Сёку нихонги». Свиток 1 // Политическая культура древней Японии. Труды Института восточных культур и античности РГГУ.  Вып.  VII.  М.:  РГГУ,  2006. С. 7-65.
 
Предисловие1
 
Погодная хроника «Сёку нихонги» (797 г.) представляет собой основной источник по истории Японии конца VII-VIII вв.2 и содержит самые различные сведения по политической, идеологической, институциональной, социальной, дипломатической и культурной истории этого времени. Как говорит само название («Продолжение анналов Японии»), хроника мыслилась ее составителями как продолжение предыдущего исторического проекта — мифологическо-летописного свода «Нихон секи» («Анналы Японии»3).

Текст «Сёку нихонги», составленный, за исключением некоторых японоязычных указов-сэммё, на китайском языке, состоит из 40 свитков и охватывает период девяти правлений с 697 по 791 гг. (Момму, 697-707; Гэммэй, 707-715; Гэнсё:, 715-724; Сё:му, 724-749; Ко:кэн, 749-758; Дзюннин, 758-764; Сё:-току 764-770; Ко:нин, 770-781; Камму, 781-806). Начало описываемых событий относится ко времени, когда столицей была Фудзивара, в 710 г. двор переезжает в Нара, в 784 г. — в Нагаока. С 794 г. более чем на тысячелетие резиденцией японского «императора» (тэнно: ) становится Хэйан (Киото).

Это была важнейшая для становления японской государственности эпоха. Одним из главных факторов, который определял динамику исторического процесса в VIII в., было введение в 701-702 гг. кодекса законов «Тайхо: рицурё:», а в 757 г. «Ё:ро: рицурё:». С помощью этих сводов политическая элита рассчитывала превратить Ямато (прежнее самоназвание государства) в Японию — высокоцентрализованную, мощную и цивилизованную (в китайском понимании этого слова) страну. В связи с этим японские историки часто именуют период с VIII по X вв. (после этого времени в устройстве японского государства произошли необратимые перемены) эпохой рицурё: кокка — «государства, основанного на законах». На этом пути были достигнуты значительные успехи, хотя по многим причинам, входить в которые в данной публикации представляется невозможным, стратегическая задача осталась невыполненной (произошел крах надельной системы землепользования, Центр перестал контролировать периферию, Япония выпала из системы международных отношений на Дальнем Востоке и т. д.). Начало этого системного кризиса видно уже с конца VIII столетия. Тем не менее, идеологической задачей составителей хроники был показ успешного развития государственности и цивилизации, выстроенных в соответствии с китайскими образцами и не уступающих им4.

Ко времени составления «Сёку нихонги» легитимность правящей династии была уже обоснована с помощью «Нихон сёки» (как с помощью синтоистского мифа, так и с помощью китайского учения о «мандате Неба»). Одной из главных целей «Сёку нихонги» было обоснование преемственности «императоров» VIII в. по отношению к прошлым правлениям. Эта задача не так тривиальна, как это может показаться на первый взгляд, поскольку в концепцию мандата Неба «вмонтирована» идея смены правящего дома, что противоречило едва ли не главной установке синто — установке на преемственность во всех областях жизни, включая властные отношения. Этот конфликт завершился тем, что в Японии победила не меритократическая, а аристократическая модель управления. Несмотря на определенные метания, выбор был сделан в пользу идеи о несменяемости династии5, что повлекло за собой и другие отступления от китайской модели. Так, если следовать логике китайской политической теории, само составление «Сёку нихонги» было бы невозможно, ибо, согласно китайской исторической традиции, официальную летопись полагалось составлять только после смены династии, чего в Японии не наблюдалось. И уж совсем немыслимым является включение в текст хроники отчета о части правления действующего императора Камму, что, наряду с другими его мероприятиями и достижениями (перенос столицы сначала в Нагаока, а потом в Хэйан, получение дани от Бохай, военные экспедиции против обитателей северо-восточного Хонсю — эмиси, эмиссия в 796 г. новой монеты, начатое в 799 г. составление генеалогических списков «Синсэн сёдзироку», отправка в 804 г. посольства в Китай и др.) могло быть использовано для прославления его правления. В любом случае в составлении «Сёку нихонги» видна непривычная поспешность: из всех официальных хроник разрыв между годом составления и последним годом описываемого времени наименьший именно для «Сёку нихонги» (для «Нихон секи» это 23 года, для «Нихон ко:ки» — 7 лет, для «Сёку нихон ко:ки» — 19 лет, для «Нихон монтоку тэнно: дзицуро-ку» — 21 год, для «Нихон сандай дзицуроку» — 24 года).

Сохраняя общую установку на преемственность, Камму предпринял и усилия по определенному дистанцированию от предыдущих правителей. Дело в том, что вместе с воцарением его отца Ко:нин внутри правящего дома произошла смена внутридинастической линии: начиная с Тэмму, на трон всходили его потомки и их родственники. Ко:нин же продолжил линию, восходящую к императору Тэнти. По тексту «Сёку нихонги» хорошо видно, что окружение Камму стремилось к возвеличиванию Тэнти и его потомков с одновременным умалением потомков Тэмму (в особенности это касается Сё:му и его дочери Ко:кэн-Сё:току).

Составление «Сёку нихонги» было закончено в 797 г.6 Хотя все последующие официальные хроники содержат предисловие составителей (в котором описывается процесс создания хроники), в «Сёку нихонги» предисловие отсутствует. Возможно, это объясняется тем, что первоначально работа имела другой, отличающийся от окончательного результата план, хроника неоднократно переделывалась, «сдавалась» по частям. В работе над хроникой можно выделить несколько этапов7.

В нашем распоряжении имеются докладные записки Фудзивара-но Цугутада (727-796) и Сугано-но Мамити (741-814). Именно они и позволяют реконструировать процесс создания хроники. Эти докладные записки были первоначально помещены в соответствующей части хроники «Нихон ко:ки». Однако та часть «Нихон ко:ки», где приводилась записка Цугутада, была утеряна, а вторая сохранилась в сильно испорченном виде. Обе они приводятся в 147 свитке «Руйдзю: кокуси» — тематической истории страны, составленной под руководством Сугавара-но Митидзанэ (845-903).

В 8-й луне 794 г. Правый министр Фудзивара-но Асоми Цугутада (2-й младший ранг), а также старший помощник (дайфу) министра народных дел (минбусё: ) Сугано-но Асоми Мамити (верхняя степень 5-го старшего ранга) и младший государственный советник (сёнагон) Акисино-но Асоми Ясухито (нижняя степень 5-го младшего ранга) получают приказ государя Камму составить хронику «Сёку нихонги». В этом указе отмечается важность исторических сочинений, а также тот факт, что сведений за период с правления Момму до Сё:му имеется достаточно. В то же самое время задание, порученное покойному среднему государственному советнику (тю:нагон) и военному министру Исикава-но Асоми Натари (3-й младший ранг)8 и заведующему Счетным отделом (сюкэйрё: ) Камицукэно-но Кими Оокава (нижняя степень 5-го младшего ранга), — составить историю страны в период от правления Дзюннин до правления Ко:нин — выполнено неудовлетворительно. И потому составленные ими 20 свитков были сначала выправлены Цугутада, Мамити и Ясухито, а затем преподнесены императору Камму. В результате редакторской работы из 20 свитков получилось 14 (свитки XXI-XXXIV в окончательном тексте «Сёку нихонги»).

В 797 г. Сугано-но Мамити, Акисино-но Ясухито и старший секретарь (дайгэки) Накасина-но Коцуо (нижняя степень 5-го внешнего младшего ранга) сообщали в своей докладной записке, что преподносят Камму окончательный текст летописи в 40 свитках. Они отмечают, что 20 свитков, охватывающие период с 758 по 791 гг., были уже составлены и преподнесены ранее императору. Что до свитков, повествующих о предшествующем периоде (697-757), то ранее9 были составлены 30 черновых свитков, которые в правление Ко:нин были по государеву указу исправлены Исикава-но Натари, министром наказаний Афуми-но Махито Мифунэ (нижняя степень 4-го младшего ранга) и дайфу министерства наказаний Тагима-но Махито Нагацугу (верхняя степень 5-го младшего ранга). Однако результаты оказались неудовлетворительными, и Ко:нин было представлено только 29 свитков (были утрачены — возможно, «утеряны» намеренно — записи за 757 г., когда был изобличен заговор Татибана-но Нарамаро — один из наиболее драматичных эпизодов политической истории VIII в.). В правление Камму Мамити провел редактуру, в результате которой в рукописи, охватывавшей этой период, оказалось 20 свитков. Общее же количество свитков стало составлять 40.

Таким образом, в промежутке между двумя докладными записками вторая половина текста «Сёку нихонги» увеличилась на шесть свитков. Когда конкретно это было сделано, остается предметом для дискуссии. В любом случае процесс создания хроники свидетельствует о сложных взаимоотношениях между различными придворными группировками, о той «борьбе за прошлое» (или, вернее, за модель прошлого), которая происходила между ними.

Таким образом, получаем следующую картину процесса создания «Сёку нихонги».
 
1365497068_cac5.png
 
О политической борьбе, которая велась вокруг текста «Сёку нихонги» уже после окончания работы над ним, свидетельствуют следующие факты, которые восстанавливаются по записям хроники «Нихон ко:ки» (Ко:нин, 1-9-10; 810 г.) и средневекового свода «Нихон киряку» (Энряку, 4-9-24, 26; 785). Из XXXVIII свитка «Сёку нихонги» по приказу Камму были вымараны (это произошло в 800 г. или несколько позже) сообщения, которые касались убийства одного из главных царедворцев Фудзивара-но Танэцугу и странной смерти принца крови Савара, причастного к этому убийству: он умер на пути к месту своей ссылки. Поскольку после этого при дворе произошла целая череда смертей, это приписали неуспокоенному духу Савара. Опасаясь его дальнейшей мести, Камму присвоил ему титул «императора Су-до:». Однако при преемнике Камму — императоре Хэйдзэй (806-809) — текст был восстановлен (возможно из-за того, что потомки Танэцугу не желали, чтобы его заслуги были обойдены молчанием). Однако Сага (809-823) счел это «невежливым» и распорядился снова вымарать восстановленные при Хэйдзэй сообщения.

Японские историки довольно часто отмечают достоверность сведений, сообщаемых «Сёку нихонги». Спору нет — она значительно выше, чем в «Нихон секи», а многие сообщения хроники подтверждаются археологическими или же эпиграфическими свидетельствами. Однако одна только история создания текста «Сёку нихонги» убедительно свидетельствует, что речь все-таки идет не о реконструкции прошлого, а о создании его модели, на построение которой огромное влияние оказали политические факторы.

Неоднократная «редакторская» работа сказалась на архитектонике памятника: свитки его первой половины (20 свитков) значительно короче, чем свитки второй части, освещение событий носит менее подробный характер. Вряд ли это объясняется недостатком первичной информации. Дело, скорее, в упомянутом сокращении первых черновых свитков, когда из 30 свитков осталось только 20. Видимо, это было обусловлено желанием Камму умалить заслуги потомков Тэмму, более детально отобразить те беспорядки (попытка свержения династии монахом До:кё:, заговоры Татибана-но Нарамаро и Фудзивара-но Накамаро), которые творились в последние годы перед восшествием Когнин, а также полнее осветить деятельность Когнин, своего отца. Вместе с тем следует обратить внимание на то, что с воцарением самого Камму, т. е. с 782 г., описание становится не таким подробным. По стандартному изданию хроники в серии «Кокуси тайкэй» нами было рассчитано, сколько страниц уделяется в каждом свитке описанию событий за один год. В результате мы получили такую картину: I - 2,06; II - 4; III - 2,78; IV - 4; V - 2,67; VI - 3,93; VII - 3,86; VIII - 4; IX - 3,2; X - 3,75; XI- 2,63; XII- 4; XIII- 4; XIV- 3,5; XV- 4,5; XVI- 4,5; XVII-5,33; XVIII - 2,33; XIX - 2,75; XX - 12,66; XXI - 24,39; XXII - 9; XXIII - 6,67; XXIV - 6; XXV - 15; XXVI - 12; XXVII - 10; XXVIII -11; XXIX- 10; XXX- 12,8; XXXI- 10,9; XXXII- 7; XXXIII- 6; XXXIV- 7; XXXV- 8; XXXVI- 6,25; XXXVII- 8; XXXVIII- 9; XXXIX-5,17; XL-8,33.

Чем объяснить такую неравномерность описания? Этот вопрос требует отдельного исследования. Возможно, ответ на него содержался в тех свитках «Нихон ко:ки», которые не дошли до нас. В любом случае неравномерность описания остается одной из основных характеристик текста «Сёку нихонги» (насколько мы можем судить, все последующие официальные хроники стараются выдержать принцип равномерности описания).

Итак, над текстом хроники потрудилось немало составителей. Однако главными из тех, кто придали «Сёку нихонги» окончательный вид, были Сугано-но Асоми Мамити (свитки I-XX) и Фудзивара-но Асоми Цугутада (свитки XXI-XL). Оба они

занимали при дворе высокое положение, но, разумеется, главную роль играл Цугутада, который и был ответственным за вторую часть «Сёку нихонги», которая была особенно важна для Камму. Цугутада был сыном Тоёнари. В своей чиновничьей карьере он последовательно занимал должности управителей провинций Синано и Этидзэн, правого старшего цензора, советника- санги, командующего внешней охраной дворца, министра казны, двора, военного министра, был командующим войсками по покорению эмиси, министром центра, старшим государственным советником (дайнагон) и, наконец, Правым министром. Поскольку должность Левого министра оставалась в это время вакантной, он был самым высокопоставленнным царедворцем. Цугутада скончался за несколько месяцев до подачи «Сёку нихонги» Камму, поэтому на этой церемонии главным действующим лицом был Мамити.

Мамити был книжником, классическим представителем потомков знатных корейцев, которые переселились в Японию. Согласно докладной записке Мамити и других потомков переселенцев (Энряку, 9-7-17, 790), род Сугано первоначально именовался Цу-но Фухито, затем Цу-но Мурадзи и вел свое происхождение от королевского рода из Пэкче. Предки Мамити переселились в Японию при государе 0:дзин, когда тот отправил посланцев в Пэкче, чтобы они нашли там и привезли в Японию образованных людей. Предки Мамити действительно славились своей ученостью. В своей докладной записке Мамити обращался с прошением о пожаловании кабанэ (титула) Асоми. Вместе с этим кабанэ Камму, который довольно активно поощрял ученость и, следовательно, потомков переселенцев, даровал ему и фамилию Сугано (по месту нахождения его усадьбы). Сам Мамити был воспитателем государя Хэйдзэй, заведующим Архивным отделом, управителем провинции Иё, левым главным цензором, советником-санги, принимал участие в составлении «Энряку ко:сансики». В 805 г. Камму вызвал престарелого Мамити и юного Фудзивара-но Оцугу, которые по его приказанию устроили знаменитый диспут о дальнейшем политическом курсе двора. В его центре стояли вопросы о строительстве новой столицы Хэйан и о войне, ставившей своей целью покорение эмиси. Оцугу утверждал, что эти мероприятия вызывают страдания народа, а потому реализацию проектов следует прекратить, Мамити настаивал на их продолжении. Камму внял доводам Оцугу (строительство Хэйана было на некоторое время приостановлено, война с эмиси прекращена), что знаменовало собой крупные перемены в политическом курсе. Второе решение было особенно важным — 805 г. может служить определенной вехой в процессе утраты Японией комплекса агрессивности по отношению к внешнему миру.

Материалы «Сёку нихонги» использовались и цитировались средневековыми авторами. Однако обычно ссылка идет не непосредственно на «Сёку нихонги», а на «официальные национальные истории» (кокуси). Дело в том, что после того, как Сугавара Митидзанэ (845-903) составил «Руйдзю: кокуси», где статьи «шести официальных хроник» (риккокуси) были распре-делены в соответствии с принятой им рубрикацией, средневековые авторы обычно пользовались не оригиналами хроник, а работой Митидзанэ. Кроме того, следует иметь в виду, что, за исключением «Нихон секи», где повествуется о начале мира и становлении японского государства, остальные хроники воспринимались не как самостоятельные произведения, а как одно сочинение. Представляется важным и следующее соображение: японское средневековье ценило историю (исторический прецедент), но сформировавшаяся к тому времени система управления воспринималась элитой как имевшая мало общего с институтами и структурами периода раньше IX-X вв. — более ранняя история представлялась слишком чуждой, а бурные события политической истории VIII столетия давали мало оснований для того, чтобы посчитать этот век «золотым». В то же самое время «Сёку нихонги» продолжали читать и переписывать. Так, из дневника императора Ханадзоно (1297-1348) известно, что он читал хронику. Но так же ясно, что количество списков, находившихся в реальном информационном обороте, было не так велико.

Правительство сёгуната Токугава уделяло большое внимание копированию, сохранению и изданию старых рукописей. Большую роль в этом деле играл сам Токугава Иэясу (1542-1616). В 1612 г. ему была доставлена рукопись «Сёку нихонги», которая ранее находилась в знаменитом книгохранилище Канадзава Бумпо:. В этой рукописи отсутствовали первые 10 свитков. По распоряжению Иэясу эти недостающие 10 свитков были переписаны с другой рукописи и добавлены в этот список, который до сих пор считается одним из основных при любых современных изданиях «Сёку нихонги». После смерти Иэясу рукопись оказалась в княжестве Овари, где по инициативе Токугава в 1646 г. был составлен классифицированный по отдельным темам текст всех древних официальных хроник («Руйдзю: нихонги»). Поскольку в княжестве Мито был предпринят грандиозный проект по созданию «Истории великой Японии», требовалась огромная работа по приведению в порядок подготовительных материалов и источников. Известно, что Токугава Мицукуни (1628-1700), глава княжества Мито, сам проводил сверку текста «Сёку нихонги».

В период Токугава, когда политическая система древней Японии становится предметом научного изучения, «Сёку нихонги» попадает в поле зрения таких знаменитых ученых конфуцианского направления, как Огю: Со:рай (1666-1728) и Ито: То:гай (1670-1736). Ученые «национальной школы» (кокугаку) и, в первую очередь, Мотоори Норинага (1730-1801), также не обошли «Сёку нихонги» своим вниманием. Критикуя составителей «Нихон секи» за «китайщину» (карагокоро), Норинага в духе своих идеологических представлений ценил «Сёку нихонги» прежде всего за те императорские указы, которые были записаны по-японски (сэммё: ). Его прочтение сэммё: до сих пор остается основой для их изучения.

В последующее время были предприняты значительные усилия по изучению «Сёку нихонги». Текст был издан ксилографическим способом, появлялись исследования и комментарии. После «обновления Мэйдзи» правительство, озабоченное конструированием национальной идеологии, придавало огромное внимание древним штудиям. Созданное при правительстве Историографическое управление (Сю:сикёку) активно занималось сбором и упорядочиванием источников. В 1887 г. при токийском Императорском университете было учреждено историческое отделение (сигакука), работа которого строилась в соответствии с принципами современной западной историографии и источниковедения.

В отличие от «Кодзики» и «Нихон секи», которые считались столпами «национального духа», хроника «Сёку нихонги» счастливо избежала чрезмерной идеологизации — содержащийся в ней разнообразный, разнохарактерный и разноречивый материал давал для этого гораздо меньше оснований.

Особо значимым рубежом в исследованиях «Сёку нихонги» было издание критического текста хроники в серии «Кокуси тайкэй» («Большая серия национальной истории»), основанной экономистом, публицистом и политиком Тагути Укити, 1855-1906 (помимо «Кокуси тайкэй», он издавал также серию литературных и исторических памятников «Гунсё руйдзю:»). В 1895 г. в «Кокуси тайкэй» была издана и «Сёку нихонги». Сотрудничавший с Укити историк Куроита Кацуми (1874-1942) предпринял 66-томное обновленное и расширенное издание серии «Кокуси тайкэй» («Синтэй дзо:хо: кокуси тайкэй»). В этой серии в 1935 году появилось новое издание «Сёку нихонги», которое считалось образцовым на протяжении более полувека.

После окончания второй мировой войны исчезли многие идеологические барьеры, которые препятствовали развитию исторической науки. Беззастенчиво эксплуатировавшиеся в идеологических целях «Кодзики» и «Нихон секи» стали представляться памятниками не столько истории, сколько «художественной литературы», под которой понималась фиктивность сообщаемых ими сведений. При этом оценка «Сёку нихонги» как важнейшего исторического источника значительно возросла. Таким образом, именно «Сёку нихонги» была фактически признана первым историческим (т. е. достоверным) памятником древней Японии. Повсюду проводились научные семинары по изучению «Сёку нихонги». С 1954 г. в Осака стал издаваться продолжающийся до сих пор журнал по исследованию «Сёку нихонги» («Сёку нихонги кэнкю:»). Текст «Сёку нихонги» неоднократно издавался, появились и переводы хроники на совре-менный язык, которые принадлежали первоклассным специалистам (особенно известными являются переводы Наоки Ко:дзиро:, 1986, и Удзитани Цутому, 1992 г.).

Усилия многочисленных историков увенчались фундаментальным шеститомным изданием в серии «Син нихон котэн бунгаку тайкэй» (1989-2000), в работе над которым приняли участие ведущие исследователи японской древности. Не будет Преувеличением сказать, что это издание знаменует собой начало нового этапа в деле публикации и комментирования древних исторических памятников. Ни один другой исторический памятник древности не вызывает такого интереса, ни над одним из них не работает столько исследователей. Достаточно сказать, что наиболее авторитетным изданием «Нихон секи» остается его публикация 1965-67 гг. в серии «Нихон котэн бунгаку тайкэй», а остальными «национальными историями» историки пользуются в практически не комментированном издании «Синтэй дзо:хо: кокуси тайкэй». Только в 2003 г. появилось издание «Нихон ко:ки» в серии «Якутю: нихон сирё:» издательства «Сю:эйся».

На европейские языки хроника «Сёку нихонги» полностью не переводилась. Частичный перевод на английский язык был осуществлен в 30-е годы XX века10. На русский язык хроника тоже не переводилась. Указы-сэммё: были переведены и откомментированы в книге Л. М. Ермаковой11.

В данной публикации представлен перевод и комментарий первого свитка «Сёку нихонги». Он охватывает период в 3 года и 5 месяцев (с 8-й луны 697 г. по 12-ю луну 700 г.). В столице Фудзивара вместо отрекшейся Дзито: на престол восходит Момму, продолжается формирование чиновничьего аппарата, начинается работа по созданию и внедрению законов «Тайхо: рицурё:».

Примечания

1. Предисловие, перевод и комментарии выполнены А. Н. Мещеряковым за исключением перевода и комментария к указу-сэммё (см. комментарий), который принадлежит перу Л. М. Ермаковой.
2. Основные события этого времени изложены в А. Н. Мещеряков, М. В. Грачев. История древней Японии. СПб.: «Гиперион», 2002.
3. «Нихон секи. Анналы Японии». Перевод и комментарии Л. М. Ермаковой и А. Н. Мещерякова. Спб.: «Гиперион», 1997.
4. В отчете Авата-но Асоми Махито, отправленного послом в Китай, передается его разговор с некими китайцами, которые якобы заявили: «Нам часто доводилось слышать, что за восточным морем лежит великая страна Ямато. Ее называют страной Кун-цзы, люди там богаты и веселы, там хорошо соблюдается ритуал. Видим, что и ты сам хорош обликом и одеждой. [Так что услышанное нами] — чистая правда»(Кэйун, 1-7-1, 704).
5 См. об этом А. Н. Мещеряков. Рецепция теории «мандата Неба» в древней Японии (VII-VIII вв.). — «Япония. Путь кисти и меча», 2002,№ 1, ее. 52-58.
6. «Нихон ко:ки», Энряку, 16-2-13.
7. «Сёку нихонги», серия «Син нихон котэн бунгаку тайкэй», Токио, «Иванами», т. 1, с. 485-501. Здесь и далее все ссылки на «Сёку нихонги» приводятся по этому изданию, по которому и был сделан перевод.
8. Потомок Сога-но Мурадзико. Дед и отец Натари — Иситари и Тоситари — были довольно влиятельными чиновниками, хотя род Исикава никогда не поднимался до высот Сога. В посмертном жизнеописании Мурадзико, помещенном в «Сёку нихонги», подчеркиваются его
способности и скверный, чересчур строгий характер (Энряку, 7-6-10; 788).
9. Предполагается, что это было сделано в правление Дзюннин, когда ведущим царедворцем был Фудзивара-но Накамаро, инициировавший множество проектов конфуцианской направленности. В их Число входило и составление хроники. Впоследствии Накамаро поднял Мятеж, его официальная оценка была крайне отрицательной. В связи с этим и возникла необходимость исправить те свитки, которые были составлены под его руководством и в которых, естественно, был отражен его взгляд на события. — «Сёку нихонги», т. 1, ее. 491-492.
10. Shellen J. В. Shoku Nihongi: Chronicles of Japan, Continued from AD. 697-791. — Transactions of the Asiatic Society of Japan. 2nd series, XI (1934), XIV (1937).
11. Норито. Сэммё. Перевод Л. М. Ермаковой. М.: «Наука», 1991.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


«Сёку нихонги». Свиток 1. От 8-й луны года младшего брата курицы [697] до 12-й луны года старшего брата крысы [700]1.

Составлено согласно государеву указу Сугано-но Асоми Мамити2, нижняя степень младшего четвертого ранга, дайфу3 в Министерстве народных дел, командующий Левой управой дворцовой охраны, учитель наследного принца4.

Государь Ама-но Мамунэ Тоёоодзи-но Сумэрамикото. 42-й император Момму5

Государь Ама-но Мамунэ Тоёоодзи-но Сумэрамикото был внуком государя Ама-но Нунахара Оки-но Махито-но Сумэрамикото6, вторым ребенком принца крови Хинамиси-но Мико-но Микото (во втором году эры [Тэмпё:] Хо:дзи [758] был оглашен указ, согласно которому ему был посмертно дарован титул императора, и он был наречен Государем, управляющим Поднебесной из дворца Оканомия)7. Матерью [Момму] была государыня Яматонэко Амацу Мисиро Тоёкуни Нарихимэ-но Сумэрамикото8, правившая Поднебесной из дворца Нара и бывшая четвертым ребенком государя Амэмикото Хиракасувакэ-но Сумэрамикото9. Небо даровало государя добродетелью и негневливостью. Он был начитан и преуспел в искусстве стрельбы из лука10. В 11-ом году правления государыни Такама-но Харахи-роно Химэ-но Сумэрамикото11 он был поставлен наследным принцем12.

[1-й год правления Момму, 697]

8-я луна, 1-й день. [Государыня Дзито:] отреклась от престола, и [Момму] взошел на престол.13

17-й день. Государь рек14:

«Внимайте повелению великому,
тому, что речено как повеление великое
государем, что, как бог явленный15,
великой Страной восьми островов16 правит,
вы — собравшиеся принцы, владетели, всех ста управ
чиновники,
и сокровище божественное, народ Поднебесной,
все внимайте, — так возглашаю.
«С тех пор, как деяния начались на Равнине Высокого
Неба17,
со времен государева предка далекого18 и доныне,
от одного к другому,
государи-потомки богов небесных
передают правление Страной восьми островов великой.
И, согласно наставлению, коим боги, на небе
пребывающие19,
дитя богов небесных наставляли, —
государыня [Дзито:], дочь Ямато, что, как бог явленный,
великой Страной восьми островов правит,
деяния на сем престоле высоком, унаследованном от
солнца небесного20,
Нам передала, на Нас возложила.
И ее повеление великое, досточтимое, высокое, широкое,
крепкое,
Мы приняли с трепетом. И мыслим божественной сутью
своей:
сию страну, обильную Поднебесную,
обустраивать и умиротворять,
народ Поднебесной ласкать и миловать».
И сему повелению великому, государем возвещенному,
все внимайте, —
так возглашаю.
«И повелевается сим:
всех ста управ чиновники!
обильной страной в четырех направлениях правьте,
а также чиновные люди, во всех землях назначенные!
законы страны, властью государевой установленные,
исполняемые,
без ошибок и нарушений [блюдите],
сердцем светлым, чистым, прямым, истинным21 дела
задумывая,
задумывайте, служите без лени и небрежения».
И сему повелению великому, изреченному, все
внимайте, — так возглашаю.
«А люди те, что сие услышали и уразумели,
и усердно служить станут, те,
по службе своей,
пожалованы будут похвалой и повышением, и
наградами», —
таково повеление великое, государем изреченное, и все
внимайте, —
так возглашаю».

В этом году рисовый налог, трудовая повинность и замени-тельная натурооплата были уменьшены наполовину22. Кроме того, на три года прекращено взимание процентов по рисовым ссудам23. Старикам было оказано вспомоществование24. Кроме того, принцам и чиновникам розданы соответствующие подарки25. Во всех провинциях приказано каждый год проводить церемонию отпущения на волю живых существ26.

20-й день. Фудзивара-но Асоми-но Мияко27 назначена средней супругой государя — бунин. Ки-но Асоми-но Камадо28 и Исикава-но Асоми Тонэ29 назначены младшими супругами государя — хин30.

29-й день. Членам императорской фамилии и чиновникам начиная от пятого ранга31 и выше в соответствии с рангами пожалованы земли в кормление32.

9-я луна, 3-й день. У жителя столицы Оомива-но Ооёсами-но Мияцуко Момотари вырос чудесный рис33. Из провинции Оми преподнесли белую речную черепаху34. Из провинции Нанба преподнесли белого оленя35.

9-й день. Ванибэ-но Оми Кимитэ, ранг гон, 1-я большая степень, пожалован ранг дзики, 1-я широкая степень, за его заслуги в год дзинсин36.

Зима, 10-я луна, 19-й день. Эмиси из Митиноку преподнесли дары своей земли37.

28-й день. Прибыло посольство из Силла: посол Ким Пхиль-Док, ранг илъгилъчхан, заместитель посла Ким Имсан, ранг нама38.

11-я луна, 11-й день. Сакамото-но Асоми Сиката, 4-я широкая степень ранга му39, и Ямато-но Имики Иотари, первая большая степень ранга син, были назначены для сопровождения посольства Силла по суше, а Хадзи-но Сукунэ Оомаро40, 4-я широкая степень ранга му и Сукэ-но Мурадзи Морокуни, 3-я широкая степень ранга син, — для проводов по морю.

12-я луиа, 18-й день. Эмиси из Этиго преподнесены соответствующие подарки.

12-я вставная луна, 7-й день. В провинциях Харима, Бид-зэн, Биттю:, Суо:, Авадзи, Ава, Сануки и Иё был голод. Оказано вспомоществование41. Отменены выплаты по рисовым ссудам.

28-й день. Запрещено посещать и поздравлять [кого бы то ни было] во время празднования нового года. Ослушавшийся же будет наказан в соответствии с установлениями государя Киёмихара42. Разрешено почитать только родителей, старших братьев и глав родов43.

[2-й год правления Момму, 698]

2-й год, весна, 1-я луна, 1-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн и принимал новогодние поздравления. Его поздравляли все гражданские и военные чиновники, посол Силла. Церемония проводилась в соответствии с обычным порядком44.

3-й день. Посольство Силла во главе с Ким Пхильдок, ранг илъгилъчхан, преподнесло дань.

8-й день. Провинция Тоса преподнесла коровий желчный камень45.

17-й день. Дань Силла преподнесена [синтоистским] святилищам46.

19-й день. Хадзи-но Сукунэ Уматэ47, 3-я степень широкого ранга дзики, был послан, чтобы преподнести дань Силла усыпальнице Ооути48.

2-я луна, 1-й день. Посол Ким Пхильдок отбыл на родину.

5-й день. Государь отправился в уезд Ути [провинции Яма-то].

12-й день. Гражданским чиновникам с должностью и умельцам49 вручено [сезонное] жалованье в соответствии с рангами50.

15-й день. Военным чиновникам вручено [сезонное] жалованье в соответствии с рангами51.

3-я луна, 5-й день. Провинция Инаба преподнесла жильную медь52.

7-й день. Провинция Этиго сообщила о разразившихся болезнях. Для оказания помощи туда направлены врачи и лекарства.

9-й день. Государь рек: «В управлениях уезда Мунаката провинции Тикудзэн и уезда Оу провинции Идзумо разрешается назначать людей, состоящих в 1-3-й степенях родства»53.

10-й день. Во всех провинциях назначены управители уездов. Государь рек: «При назначении управителей уездов управители провинций не должны быть пристрастны. Назначенные на должность управителей уездов должны руководствоваться законами. Да будет так»54.

21-й день. На празднике Камо в провинции Ямасиро запрещено собирать толпы и проводить конную стрельбу из лука55.

22-й день. Оглашен указ: назначить учителя дхармы Эсэ на должность со:дзё:, учителя дхармы Тиэн на должность сё:со:дзу, учителя Дзэнъо: на должность рисси56.

Лето, 4-я луна, 3-й день. В двух провинциях, Ооми и Кии, разразились болезни. Для излечения людей туда направлены врачи и лекарства.

Карлику по имени Хата-но Ооэ из провинции Бидзэн пожаловано имя Кагато-но Оми57.

13-й день. Восемь человек во главе с Фуми-но Имики Хакасэ58, 4-я широкая степень ранга му, посланы к южным островам на поиски страны. В связи с этим им выдано оружие59.

29-й день. Для испрашивания дождя богу Ёсино-но Микумари-но Минэ-но Ками преподнесен конь60.

5-я луна, 1-й день. Во всех провинциях стояла засуха. Поэтому во всех святилищах совершены приношения.

5-й день. В столице и столичном районе Кинай посыльные совершили моления знаменитым горам и большим рекам61.

16-й день. Во все провинции отправлены посыльные для осмотра заливных и суходольных полей62.

25-н день. Дадзайфу приказано отремонтировать три крепости: Ооно, Кии и Кукути63.

6-я луна, 8-й день. Провинция Ооми преподнесла квасцы.

14-й день. Эмиси из Этиго преподнесли дары своей земли64.

28-й день. Для испрашивания дождя всем святилищам преподнесены кони.

29-й день. Скончался Танака-но Асоми Таримаро65, 3-я широкая степень ранга дзики. Государевым указом ему присвоена 1-я широкая степень ранга дзики за его заслуги в год дзинсин.

Осень, 7-я луна, 1-й день. Произошло солнечное затмение66.

7-й день. В связи с тем, что находятся люди, которые не доносят о том, что рабы государственные и личные скрываются среди народа, введен закон о наказаниях бамбуковыми палками. Укрывшие рабов должны возместить [прежним хозяевам] потери за время укрытия. Подробности изложены в отдельном руководстве по применению законов67. Кроме того, запрещено играть в азартные игры. Содержателей таких заведений также считать преступниками68.

17-й день. Провинции Симоцукэ и Бидзэн преподнесли красную ворону69, а провинция Иё — олово.

25-й день. Такахаси-но Асоми Симамаро, 4-я широкая степень ранга дзики, назначен управителем [провинции] Исэ, а Исикава-но Асоми-но Коою, 4-я широкая степень ранга дзики, назначен управителем [провинции] Мино70.

27-й день. Провинция Иё преподнесла слиток олова.

8-я луна, 1-й день. Мамута-но Тарусима71 даровано кабанэ Мурадзи.

19-й день. Государь рек: «Фамилия Фудзивара-но Асоми должна наследоваться сыном [Каматари] — Фухито. Что до Омимаро и иже с ним, то поскольку они занимаются делами божественными, им следует вернуть прежнюю фамилию»72.

20-й день. Отремонтирована крепость Такаясу73. (Эта крепость была построена в 5-ом году правления Тэнти74).

26-й день. Установлены правила проведения придворных церемоний. Подробности изложены в отдельном руководстве по применению законов.

9-й месяц, 1-й день. Оми-но Тоётари, без ранга, назначен главой рода, а Оониэ, без ранга, — его заместителем. Хатори-но Мурадзи Садза, 4-я широкая степень ранга син, назначен главой рода, а Ку:си, без ранга, — его заместителем75.

7-й день. В провинции Симооса поднялся сильный ветер. Он разрушил дома людей.

10-й день. Принцесса крови Таки назначена жрицей в святилище Исэ76.

25-й день. Провинция Суо: преподнесла слиток меди.

28-й день. Провинция 0:ми преподнесла синюю краску, провинция Исэ преподнесла киноварную и желтую краски, четыре провинции — Хитати, Бидзэн, Иё и Хю:га — преподнесли киноварную краску, две провинции — Аки и Нагато — преподнесли синюю и зеленую краску, провинция Бунго преподнесла ярко-киноварную краску77.

Зима, 10-я луна, 3-й день. Поскольку строительство храма Якусидзи78 было, в основном, закончено, монахам государевым указом было велено селиться в нем.

22-й день. Эмиси из Митиноку преподнесли дары своей земли.

11-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца.

5-й день. Провинция Исэ преподнесла олово.

7-й день. Во все провинции отправлены посыльные для проведения [ритуала] Великого Очищения79.

23-й день. Проведен [ритуал] Великого вкушения80. Энои-но Асоми Яматомаро81, 4-я широкая степень ранга дзики, восставил большие щиты, а Оотомо-но Сукунэ Таути82, 4-я широкая степень ранга дзики, восставил щиты и копья. Чиновникам из Палаты небесных и земных божеств83, управителям уездов и крестьянам из провинций Овари и Мино пожалованы соответствующие подарки.

29-й день. Провинция Симооса преподнесла коровий желчный камень.

12-я луна, 5-й день. На острове Цусима приказано выплавлять золото84.

21-й день. В провинции Этиго починена каменная крепость85.

29-й день. Святилище Такэ-но Дайдзингу: перенесено в уезд Ватараи86.

30-й день. Ямасиро-но Ода87, вторая большая степень ранга гон, пожалована 4-я широкая степень ранга дзики.

[3-й год правления Момму, 699]

3-й год, весна, 1-я луна, 26-й день. Управление столицей Докладывало: «В квартале Хаяси88 женщина из Силла по имени Мукумэ родила разом двух мальчиков и двоих девочек». Ей по-жаловано: пять хики грубого шелка, пять дзюн ваты, десять тан полотна, пятьсот снопов риса, одна кормилица89.

27-й день. Оглашен указ: «Придворному врачевателю Кувахара-но Кацу пожаловать 4-ую широкую степень ранга дзики и кабанэ Мурадзи». Он был награжден за беспорочную службу»90.

В этот день государь отправился во дворец Нанива91.

28-й день. Скончалась принцесса Сакаибэ, третья широкая степень ранга дзё:.

2-я луна, 22-й день. Государь вернулся из дворца Нанива.

23-й день. Оглашен указ: «Вооруженные всадники, сопровождавшие государев поезд, освобождаются на этот год от подушной подати92 и несения трудовой повинности».

3-я луна, 4-й день. Провинция Симоцукэ преподнесла желтую краску93.

9-й день. Провинция Кавати преподнесла белого голубя94. Оглашен указ: «Уезд Нисикори, [где был обнаружен белый голубь], освободить на год от рисового налога и трудовой повинности». Кроме того, двор Инукаи-но Хиромаро, обнаружившего этот благоприятный знак, освобожден от несения всех повинностей сроком на три года. Кроме того, в районе Кинай помилованы те, кому полагалось наказание палками, хлыстом и ниже95.

27-й день. Инспекторы отправлены в район Кинай для выявления нарушений закона96.

Лето, 4-я луна, 25-й день. Ста шести эмиси из Этиго пожалованы соответствующие ранги97.

5-я луна, 8-й день. Государь рек: «Награждение началось в давние времена. Награждение отличившихся — важное дело для череды [государей]. Деяния отважных должны быть известны всем, имена негодных — обнародованы. Ты, Саканоуэ-но Имики Ою98, в год дзинсин участвовал в военных действиях без оглядки на свою жизнь, повернулся лицом к храмам земли и зерна99, отправился на бранное поле, спас государство100. И вот, не достигнув высоких постов, ты преждевременно скончался. Мыслим, что покинувшая нас душа печалится и желаем утешить ее на ее темных дорогах. А потому жалуем тебе 1-ю широкую степень ранга дзики и подарки».

24-й день. Э-но Кими Одзуно101 сослан на остров Идзу102. Сначала Одзуно жил на горе Кадзураки103, его знали как заклинателя. Его учителем был Каракуни-но Мурадзи Хиротари104, нижняя степень 5-го младшего внешнего ранга. Однако затем он стал использовать свое искусство во зло, и кто-то донес, что он вводит людей в заблуждение105. Поэтому его отправили в дальнюю ссылку106. Люди говорили: «Одзуно часто использует дурных божеств, заставляет их таскать воду и собирать хворост. Если же кто-то не послушается, он произносит заклинание и тогда [божество] не может больше двигаться».

б-я луна, 15-й день. Храму Ямададэра107 пожаловано 300 дворов сроком на 30 лет108.

23-й день. Скончался принц Химука-но Оокими, третья широкая степень ранга дзё:. Государь отправил посланцев с дарами109.

24-й день. 159 чиновникам от ранга дзики и ниже приказано отправиться в усадьбу принца Химука-но Оокими, чтобы принять участие в похоронах.

27-й день. Скончался принц Касуга-но Оокими110, 4-я большая степень ранга дзё:. Государь отправил посланцев с дарами.

Осень, 7-я луна, 19-й день. Следуя за государевым посланником, прибыли люди из Танэ, Яку, Амами, Токаму111. Они привезли дары своей земли. Им были пожалованы соответствующие ранги, преподнесены подарки. Люди с острова Токаму приехали в Срединную страну в первый раз112.

21-й день. Скончался принц крови Югэ113, 2-я широкая степень ранга дзё:. Для наблюдения за похоронами к нему отправлены принц Ооиси114, 4-я широкая степень ранга дзё: и Мити-но Махито Уси115, 3-я широкая степень ранга дзики. Принц крови был шестым ребенком императора Тэмму.

8-я луна, 8-й день. Дань южных островов116 преподнесена великому святилищу Исэ117 и всем другим святилищам.

11-й день. Всем чиновникам роздано [сезонное] жалование в соответствии с рангами.

21-й день. Провинция Иё преподнесла белую ласточку118.

9-я луна, 15-й день. Отремонтирована крепость Такаясу.

20-й день. Оглашен указ: «Всем, начиная от 2-й большой степени ранга сё: и кончая безранговыми чиновниками, приготовить луки, стрелы, доспехи, копья и боевых коней в соответствии с занимаемым положением». Кроме того, указано: «В столице и районе Кинай поступить так же»119.

25-й день. Скончалась принцесса крови Ниитабэ120. Принцам, сановникам и всем чиновникам государевым указом приказано принять участие в похоронах. Принцесса крови была дочерью императора Тэнти.

Зима, 10-я луна, 13-й день. Оглашен указ: «Помиловать всех преступников в Поднебесной. Под помилование не попадают те, кто совершил десять тяжких преступлений и грабители». [Указ оглашен] в связи с [высочайшим] желанием отремонтировать усыпальницы в Оти и Ямасина121.

20-й день. Принц Кинунуи122, 4-я широкая степень ранга дзё:, Тагима-но Махито Куними123, 1-я большая степень ранга дзики, Хадзи-но Сукунэ Нэмаро124, 3-я широкая степень ранга дзики, Танака-но Асоми Норимаро125, 4-я большая степень ранга дзики, четверо чиновников третьего разряда-хангсан, двое чиновников 4-го разряда-сакан126, двое начальников строителей отправлены к гробнице Оти. Принц Ооиси, 4-я широкая степень ранга дзё:, Авата-но Асоми Махито127, 2-я большая степень ранга дзики, Хадзи-но Сукунэ Уматэ, 3-я широкая степень ранга дзики, Оварида-но Асоми Тагима128, 4-я широкая степень ранга дзики, четверо чиновников третьего разряда, двое чиновников 4-го разряда, двое начальников строителей отправлены к гробнице Ямасина. Между ними распределены обязанности по ремонту.

27-й день. Инспекторы отправлены во все провинции для выявления нарушений закона.

11-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затмение129.

4-й день. Фуми-но Имики Хакасэ, Осакабэ-но Маки130 и иже с ними вернулись с южных островов. Им даровано соответствующее повышение в ранге.

29-й день. Учителю дхармы монаху Гиэн131 пожаловано 10 тысяч снопов риса в награду за его ученость.

12-я луна, 3-й день. Скончалась принцесса крови Ооэ132, 2-я широкая степень ранга дзё:. Принцам, сановникам и всем чиновникам приказано принять участие в похоронах. Принцесса крови была дочерью императора Тэнти.

4-й день. Дадзайфу приказано построить две крепости — Мино и Инацуми133.

20-й день. Учрежден Подотдел по чеканке монеты134. Заведующим назначен Накатоми-но Асоми Омимаро, 4-я большая степень ранга дзики.

[4-я год правления Момму, 700]

4-й год, весна, 1-я луна, 7-й день. Принцу крови Ниитабэ135 пожалована 2-я широкая степень ранга дзё:.

13-й день. Оглашен указ о предоставлении левому министру Тадзихи-но Махито Сима посоха долголетия и паланкина в связи с его преклонным возрастом136.

2-я луна, 5-й день. Управитель провинции Кадзуса испрашивал разрешения назначать в уезде Ава137 на должности управителей уезда и помощников управителей уезда родственников отцов, сыновей, старших и младших братьев. Разрешение дано.

8-й день. Провинция Тамба преподнесла олово.

19-й день. В двух провинциях — Этиго и Садо — приказано построить каменные крепости.

21-й день. Инспекторы отправлены в округ То:сандо: для выявления нарушений закона.

27-й день. Издан указ о том, чтобы принцы, сановники, [жители] столицы и района Кинай запасали оружие.

3-я луна, 10-й день. Скончался досточтимый монах138 До:сё:139. Государь был сильно опечален и отправил посланцев с соболезнованиями и дарами. Досточтимый [До:сё:] родился в уезде Тадзихи провинции Кавати. Он происходил из рода Фунэ-но Мурадзи140. Его отец звался Эсака141, он носил младшую степень ранга сё:кин142. Досточтимый следовал всем заповедям, отличался усердием. Однажды ученик решил испытать его. Он проделал отверстие в ночном горшке досточтимого. Когда его содержимое пролилось на постель, досточтимый улыбнулся и сказал: «Вот негодник! Постель мне испортил!». И более ничего не говорил. В правление императора Ко:току, в 4-м году Хакути [653], он отправился вместе с посольством в страну Тан143. Там он повстречался с Сюань-цзаном144, стал его учеником, получил посвящение. Сюань-цзан полюбил его, поселил в своей келье. Однажды он сказал: «Когда в давние времена я странствовал на западе, голод застиг меня в дороге. Попросить еду было не у кого. И вдруг откуда ни возьмись появился послушник. В руке у него была груша, он дал мне ее. Я съел ее, и день ото дня дух мой стал крепчать. Теперь ты для меня — все равно, что тот послушник с грушей». А еще [Сюань-цзан] сказал так: «Сутры и шастры — глубоки, удивительны, исчерпать их невозможно. А потому научись-ка лучше медитации и отправляйся проповедовать в восточную страну145». Получив наставление, досточтимый стал учиться медитации и стал много просветленнее. Он вернулся домой вместе с посольством146. На прощание Сюань-цзан подарил досточтимому имевшиеся у него мощи Будды, сутры и шастры со словами: «Человек может возвеличить Дао-Путь147. Дарю тебе все это, прилепись к этим словам». Кроме того, подарил котелок, сказав так: «Я принес его из западных стран. Будешь варить в нем — болезни исцелятся. В котелке заключена удивительная сила». Тут досточтимый почтительно попрощался и расстался [с Сюань-цзаном] со слезами на глазах. Когда [на обратном пути] добрались до провинции Дэн148, многие члены посольства заболели. Досточтимый достал котелок, скипятил воду, сварил кашу, дал всем больным. В тот же день они исцелились. Тогда отчалили и поплыли с попутным ветром. Вышли в море, и тут корабль остановился. Так продолжалось семь дней и ночей. Люди удивлялись: «Ветер силен и хорош. С ним мы уже должны были бы вернуться в свою страну. Однако по какой-то причине мы не движемся вперед». Прорицатель сказал: «Бог моря хочет заполучить себе котелок». Услышав это, досточтимый сказал: «Котелок мне подарил Сюань-цзан. Зачем же, бог моря, ты просишь его у меня?» Тогда все стали говорить так: «Если пожалеешь котелок, корабль утонет, мы станем кормом для рыб». Схватили котелок и бросили его в море. И тогда корабль смог доплыть до нашей страны149. В юго-восточном углу храма Ганго:дзи150 [До:сё:] построил залу для медитации Дзэнъин. И тогда люди Поднебесной стали следовать за досточтимым и учиться у него медитации. Впоследствии [досточтимый] обходил Поднебесную, у дорог копал колодцы, много где учредил паромные переправы и построил мосты. Мост Удзи в провинции Ямасиро — его рук дело151. И так он странствовал более десяти лет. Однако потом было высказано высочайшее повеление152, он вернулся на жительство в Дзэнъин, где по-прежнему предавался сидячей медитации. Бывало, что не вставал и три дня, бывало, что и семь. Как-то раз из его кельи разлилось благоухание. Его ученики удивились и вошли внутрь. [До:сё:] сидел на веревочном сиденье с прямой спиной, но дыхания в нем не было. И было тогда ему 70 лет. Ученики переняли его поучения, а самого предали огню в Авахара153. Обычай трупосожжения ведет свое начало в Поднебесной с этих пор154. Люди передают: «После того, как костер прогорел, родственники и ученики бросились туда, чтобы забрать останки себе. Тут вдруг поднялся смерч, поднял пепел и кости, и унес их, а куда — неизвестно. Люди тому очень дивились». После того, как столица была перенесена в Нара [710 г.], младшие братья досточтимого и его ученики обратились к государю с просьбой перенести Дзэнъин в новую столицу. Это нынешний Дзэнъин, что находится в правой половине столицы. Там хранится множество сутр и шастр. Переписаны они красиво, ошибок в них нет155. Это [книги], привезенные досточтимым [До:сё:].

15-й день. Всем принцам и сановникам приказано изучать законы рё:. Приказано также составить законы рицу156.

17-й день. Во всех провинциях учреждены пастбища для выпаса коров и лошадей157.

Лето, 4-я луна, 4-й день. Скончалась принцесса крови Асу-ка158, 4-я широкая степень ранга дзё:. Государь отправил посланцев с соболезнованиями и дарами. Принцесса была дочерью императора Тэнти.

5-я луна, 13-й день. Саэки-но Сукунэ Маро159, 4-я широкая степень ранга дзики, назначен послом в Силла, Сами-но Асоми Касамаро160, 4-я большая степень ранга гон, назначен заместителем посла. Кроме того, назначены старший и младший ханкан, старший и младший сакан.

6-я луна, 3-й день. Люди из Сацума по имени Химэ, Кумэ и Хадзу, управитель уезда Э161 по имени Э-но Кими Агата, его заместитель Э-но Кими Тэдзими, Кимоцуки-но Нанива встали во главе людей кумэ162 и с оружием в руках угрожали посланникам государя во главе с Осакабэ-но Маки. В связи с этим управителю Цукуси приказано наказать преступников в соответствии с их деяниями163.

17-й день. Законы рицу и рё: были составлены по государеву указу принцем крови Осакабэ164, 3-я большая степень ранга дзё:, Фудзивара-но Асоми Фухито165, 1-я широкая степень ранга дзики, Авата-но Асоми Махито, 2-я большая степень ранга дзики, Симоцукэно-но Асоми Комаро166, 3-я широкая степень ранга дзики, Ики-но Мурадзи Хакатоко167, 4-я широкая степень ранга дзики, Иёбэ-но Мурадзи Умакаи168, 4-я широкая степень ранга дзики, Сацу Ко:каку169, 1-я большая степень ранга гон, Хадзи-но Сукунэ Ои170, 3-я широкая степень ранга гон, Сакаибэ-но Сукунэ Морокоси171, 4-я широкая степень ранга гон, Сираи-но Фухито Хонэ172, 1-я большая степень ранга му, Кифуми-но Мурадзи Сонау173, 1-я большая степень ранга цуй, Танабэ-но Фухито Момоэ174, Мити-но Кими Обитона175, Саи-но Сукунэ Са-камаро176, Канути-но Цукури Оосуми177, 1-я большая степень ранга цуй, Нукатабэ-но Мурадзи Хаяси178, 1-я большая степень ранга син, Танабэ-но Фухито Обитона179, 2-я большая степень ранга син, Ямагути-но Имики Оомаро180, Цуки-но Имики Оки-на181, 4-я широкая степень ранга дзики. Этим людям пожалованы соответствующие подарки.

8-я луна, 3-й день. Деревья в окрестностях Унэби, Кагуяма, усыпальницы Нариаи и дворца Ёсино без всякой причины засохли182.

10-й день. Провинция Нагато преподнесла белую черепаху.

20-й день. Монахам Цу:току и Эсюн приказано вернуться к мирской жизни. Вместо них приняты в монахи два человека. Цу:току пожалована фамилия Яго-но Фухито, имя Кунисо и 4-я широкая степень ранга гон. Эсюн пожалована фамилия Кити, имя Ёроси и 4-я широкая степень ранга муку. Это было сделано для того, чтобы можно было использовать их умения183.

22-й день. В Поднебесной объявлено помилование. Под него не попали совершившие десять тяжких преступлений и воры. Престарелым пожалованы подарки.

В соответствии с докладом, представленным инспекторами, управителям провинций пожаловано повышение в рангах и земельные наделы по их деяниям. Абэ-но Асоми Миуси184, Оотомо-но Сукунэ Миюки185 пожалована 3-я широкая степень ранга сё:. За беспорочную службу управителю провинции Инаба по имени Фунэ-но Мурадзи Хадакацу186, 1-я большая степень ранга гон, пожаловано 30 дворов, а управителю провинции То:то:ми по имени Нурибэ-но Мияцуко Митимаро187, 1-я широкая степень ранга гон, пожаловано 20 дворов.

Зима, 10-я луна, 8-й день. Монахам и монахиням столицы и района Кинай, которым исполнилось более 90 лет, пожалованы грубый шелк, вата и полотно. Учрежден подотдел по пошиву одежды и изготовлению головных уборов.

15-й день. Исоноками-но Асоми Маро188, 1-я большая степень ранга дзики, назначен управителем Цукуси; Оно-но Асоми Кэно189, 3-я широкая степень ранга дзики, назначен его заместителем; Хата-но Асоми Мугоэ190, 3-я широкая степень ранга дзики, назначен управителем Суо:; Камицукэ-но Асоми Отари191, 3-я широкая степень ранга дзики, назначен управителем Киби; Кудара-но Коникиси Омбо:192, 3-я широкая степень ранга дзики, назначен управителем Хитати.

19-й день. Саэки-но Сукунэ Маро, 4-я широкая степень ранга дзики, преподнес фазана и диковинные вещи, привезенные им из Силла.

26-й день. В Суо: отправлен посланец с повелением построить корабль193.

11-я луна, 8-й день. Прибыл посол Силла Ким Сомо, ранг салъчхан194. Он сообщил о кончине матери вана [Хёсо].

21-й день. Всюду в Поднебесной развелись воры и грабители. Отправлены посланцы, чтобы изловить их.

28-й день. Камо-но Кими Нукамэ из уезда Кадзураки-но Ками провинции Ямато195 родила тройню: двух мальчиков и одну девочку. Ей пожаловано: 4 хики грубого шелка, 4 дзюн ваты, 8 тан полотна, 400 снопов риса и одна кормилица.

12-я луна, 26-й день. В провинции Ямато разразились болезни. Для оказания помощи отправлены лекари, посланы лекарства.

Конец 1-го свитка
 
Комментарии

1. Единственный случай употребления в начале свитка датировок по Шестидесятилетнему циклу. После введения девизов правления в 700 г. (Тайхо: ) все датировки осуществляются в соответствии с девизами правления.
2. Имена придворных состояли из трех компонентов: родового (фамильного) имени (в данном случае это Сугано), наследственного родового ранга-титула кабанэ (Асоми) и личного имени (Мамити). О самом Мамити см. «Предисловие». Лица, которые упоминаются в хронике один раз и о которых умалчивают другие источники, оставлены без комментария.
3. Номенклатуру должностей и соответствующих им рангов см. в книге А. Н. Мещеряков, М. В. Грачев. История древней Японии. СПб.:«Гиперион», 2002.
4. Принц Ясудоно (будущий император Хэйдзэй).
5. 683-707, правил с 697 по 707 гг. Проблемы, возникающие в связи с именами правителей, достаточно запутаны. Японские правители обладали несколькими именами. Во-первых, они известны по именам, имевшимся у них до церемонии интронизации. Это было так называемое «прижизненное табуированное имя» (имина), которое оглашалось после смерти. Для Момму этим именем являлось Кару. Источники ничего не говорят о том, присваивалось ли правителям тронное имя. Исходя из общеисторических соображений, с большой долей вероятности мы можем ответить на этот вопрос положительно. Но, по всей видимости, эти имена были также табуированы, в связи с чем нам ничего о них не известно. Действующие императоры именовали себя как «дочь Ямато», «сын Ямато, что правит страной великой восьми островов», «Мы» (тин) и т. п. После кончины правителям могло присуждаться либо многокомпонентное «японское посмертное имя», обычно подчеркивавшее небесное происхождение государя, его креативные функции, идею преемственности (в данном случае — Ама-но Мамунэ Тоёоодзи-но Сумэрамикото, что может быть переведено как Небесный—Истинный—Основа—Обильный—Предок—Отец—Государь); это могло быть и (или) «китайское имя», состоявшее из двух иероглифов (Момму). Семантика китайских имен имеет обычно отношение к китайским представлениям об идеальном правителе (Момму означает «культурность и воинская доблесть», что отражено в предварительных записях, говорящих о его начитанности и искусстве лучника). Правителям «Нихон секи» (далее «НС») присваивалось только японское посмертное имя. Считается, что этот обычай вошел в обиход никак не раньше VI в. под китайским (корейским) влиянием. Наречение посмертным именем было составной частью погребального обряда. До этого времени правителей именовали по тому дворцу, в котором они пребывали (эта традиция частично сохраняется и в VIII в.). Считается, что посмертные имена китайского типа были присуждены правителям «НС» задним числом только в середине VIII в. (вероятно, их придумал О:ми-но Мифунэ, 722-785, в 60-х гг.). Таким образом, система китайских посмертных имен окончательно складывается лишь в середине VIII в., но продолжает свое существование вплоть до XX в. В исторической науке и обиходе правители (включая самых ранних) известны почти исключительно по китайским именам, которые, во-первых, проще для запоминания, и, во-вторых, в отличие от японских, были присуждены всем правителям. Правители «Секу нихонги» (далее «СН») обладают, как правило, двумя именами. При этом их китайские имена были введены в обиход несколько раньше, чем китайские имена правителей «НС». Так, имя «Момму» встречается уже в китаеязычной поэтической антологии «Кайфу:со:» (751 г.). Система посмертных имен японского типа начинает деградировать уже в VIII в. Из девяти правителей VIII в. только Момму, Гэммэй, Гэнсё, Сё:му и Ко:нин обладали японскими посмертными именами. Момму и Ко:нин посмертное имя было присуждено во время отправления погребальных ритуалов, а когда оно было присуждено Гэммэй и Гэнсё:, остается неизвестным. Что касается Сё:му, то поскольку он принял монашество, посмертное имя было присуждено ему вместе с наречением его посмертным буддийским именем в 759 г. (Сёму умер в 756 г.) Но у Когкэн (Сё:току) японского имени вообще нет, поскольку она приняла монашество. В свитках, относящихся к правлению Сё:току, она именуется «государыней Такано» (по местоположению ее усыпальницы). У Дзюннин (это китайское имя было присуждено ему только в 1870 г.) японское имя также отсутствует, в хронике он именуется «упраздненным императором» ввиду того, что он был сослан. Последний же правитель «СН», Камму, назван «нынешним императором». Система присуждения посмертного имени японского типа окончательно отмирает в IX в. после Дзюнна (видимо, это было связано с тем, что синтоистский погребальный ритуал был в значительной степени вытеснен буддийским, а также с большей «китаезацией» образа японского правителя в хэйанское время). Дополнительная сложность с употреблением имен японского типа состоит в том, что источники (и даже один и тот же источник) могут называть одного и того же правителя по-разному. Так, «НС» называет Дзито: Такама-но Хара Хироно-но Химэ, а «СН» именует ее Ооямато-нэко Ама-но Хироно Химэ-но Микото; самого Момму хроника именует также Ямато Нэко Тоёоодзи-но Сумэрамикото (Кэйун, 4-11-20).
6. Император Тэмму.
7. Имеется в виду сын Тэмму принц Кусакабэ (это имя являлось его тайным именем-имина). В «Манъёсю:» имеется посвященный ему плач Какиномото Хитомаро (№ 167), хорошо отражающий мифологические представления того времени. Кусакабэ был назначен наследным принцем, но умер рано, не дожив до интронизации.
В круглых скобках приводятся примечания к тексту хроники, которые в оригинале записаны более мелкими (по сравнению с основным текстом) иероглифами. Авторство и время написаний этих примечаний остаются неизвестными.
8. Императрица Гэммэй.
9. Император Тэнти.
10. Т. е. сочетал в себе знание канонических китайских философских и исторических сочинений, с одной стороны, и владение воинскими искусствами — с другой, что считалось, согласно китайским политическим представлениям, признаком идеального человека и правителя. Стрельба из лука относилась к «шести искусствам»: церемонии, музыка, стрельба из лука, управление колесницей, каллиграфия и математика.
11. Императрица Дзито:. Была дочерью Тэнти и Сога-но Оти Ирацумэ, супругой государя Тэмму.
12. В «НС» отсутствует запись о назначении Момму наследным принцем.
13. Считается, что и после отречения Дзито: имела огромное политическое влияние (тем более, если учесть, что Момму в момент восшествия на престол было только 14 лет). После отречения она приняла невиданный доселе титул дайдзё: тэнно (может быть истолковано как «действующая бывшая государыня», при переводе мы пользуемся сочетанием «бывшая государыня»). Поскольку круг претендентов (при реально существовавшей полигамии и отсутствии фиксированного порядка наследования) был весьма широк (согласно законодательству VIII века, в круг императорского дома попадало несколько десятков человек с формально одинаковыми правами), это создавало почти неограниченные возможности для возникновения конфликтных ситуаций. По всей вероятности, это имело определенное отношение к традиционной системе родства, которая, судя по всему, не отдавала приоритета ни одному из наследников. В качестве зашиты от такого рода нестабильности постепенно вырабатывается механизм отречения от престола с предварительным назначением правопреемника. Так, Дзито: отреклась в пользу Момму; Гэммэй — в пользу Гэнсё:, своей незамужней дочери (такая передача властных полномочий не имела прецедента); Гэнсё: — в пользу Сё:му (сын Момму); Сё:му — в пользу своей дочери Ко:кэн; Ко:кэн — в пользу Дзюннин (сын принца крови Тонэри); сам Дзюннин был принужден оставить престол под давлением Ко:кэн, вторично занявшей трон под именем Сё:току, Ко:нин отрекся в пользу Камму. Получается, что из всех правителей VIII в. до конца своей жизни занимали трон только Момму и Сё:току («НС» знает только один случай отречения, когда Когёку отреклась в пользу Ко:току). Церемония интронизации проходила в «тронном дворце» (Дайгокудэн). Согласно законодательству «Рицурё:» (VI-13), жрец из рода Накатоми возглашал молитвословие (норито), а жрец из рода Имубэ (Имибэ) передавал императору три императорских регалии - зеркало, меч и некий третий предмет. Хотя он записывается иероглифом «печать», многие исследователи полагают, что на самом деле это была магатама (магический предмет в виде запятой», сделанный из полудрагоценного камня). Перевод норито см. «Норито. Сэммё». Пер. Л. М. Ермаковой. М.: «Наука», 1991, сс. 116-117. Перевод административного законодательства см. «Свод законов «Тайхорё». Перевод К. А. Попова. М.: «Наука», 1984-1985.
14. Первый указ в форме сэммё: (микотонори). Этот и последующий указы в этом жанре в других свитках переведены и откомментированы Л. М. Ермаковой. Впервые сэммё из «СН» и комментарии к ним были опубликованы в книге: «Норито. Сэммё». Перевод, предисловие и комментарии Л. М. Ермаковой. М.: ГРВЛ, серия «Памятники письменности Востока», XCVII, 1991. Для настоящего издания выполнена обновленная редакция переводов и комментариев.
15. Акицумиками. Бог, явленный в мир действительности из невидимого ноуменального мира духов и богов предков.
16. Восемь — магическое число, означающее «множество».
17. Местообитание главных божеств синтоистского пантеона.
18. Имеется в виду бог Ниниги-но Микото (внук Аматэрасу), спустившийся с Равнины Высокого Неба на гору в Хю:га на острове Кюсю. Предок первоимператора и основателя правящей династии Дзимму.
19. Если исходить из мифов «Кодзики» и «НС», имеются в виду боги Аматэрасу и Таками-мусуби, поручившие Ниниги спуститься на землю, однако возможны, вероятно, и другие толкования.
20. Концепт «наследования солнцу небесному» по разному толковался в японской филологической традиции, начиная с Мотоори Норинага. Скорее всего, речь идет о наследовании от Аматэрасу, вручившей Ниниги-но Микото зеркало — как регалию власти над страной и как собственный символ-заместитель (то есть как объект поклонения).
21 Этот оборот речи представлял собой, по-видимому, магическую формулу, восхваляющую государевых слуг. Она буквально совпадает с молитвословиями норито заклинательного характера («Благопожелания Великому дворцу» и «Праздник священных врат» — см. «Норито. Сэммё», сс. 107, 109).
22. Здесь и далее перечислены мероприятия, связанные с восшествием на престол Момму. Рисовый налог (дэнсо) составлял, согласно законодательству, 2 снопа и 2 связки с каждого дан обрабатываемой земли, но в реальности собирался обмолоченым зерном. Трудовая повинность (дзо:ё или дзацуё:, в основном, это были строительные и ирригационные работы) должна была составлять не более 60 дней в году (30 дней отработок на общегосударственные проекты и 30 дней — на местные). Заменительная натурооплата (ё: ) составляла 2 дзё: и б сяку полотна. Уплачивалась вместо несения трудовой повинности тягловыми крестьянами.
23. Оотикара или оодзэй. Система ссуд была достаточно распространена в VIII в. Ссуды подразделялись на вещевые и рисовые, государственные и частные. Наибольшее распространение получили рисовые ссуды. Если ссуда предоставлялась государством (в лице уездных и провинциальных властей), то процент по выплате составлял 50 процентов (выплата производилась через год), если частным лицом или же негосударственным институтом (например, буддийским храмом) — до 100 процентов. В случае неуплаты заемщик расплачивался отработками. В уездные рисовые амбары зерно поступало из двух основных источников: рисовый налог и проценты по ссудам. Уездные амбары, куда поступали рисовые выплаты, служили основным источником финансирования государственных расходов (раздача государственных вспомоществований, обеспечение потребностей двора и деятельности провинциальных властей, продуктовое обеспечение трудомобилизованных, занятых на общественных работах и т. п.).
24. Стариками обычно именовались люди старше 80 лет, однако есть прецеденты оказания помощи тем, кому исполнилось 70 лет. Если учесть, что в VIII в. средняя ожидаемая продолжительности жизни составляла, видимо, около 25 лет, можно сделать вывод, что меры помощи престарелым носили в значительной степени церемониальный характер. Низкая средняя продолжительность жизни объясняется прежде всего высокой детской смертностью. В то же самое время данные «СН» дают основания считать, что выжившие в детстве имели хорошую возможность дожить до преклонных лет.
25. Под этой формулировкой понимается то, что подарки раздаются в соответствии с рангом или положением (должностью) присутствующих.
26. Этот ритуал имеет буддийское происхождение. При буддийских храмах вырывался специальный пруд, куда и выпускали ранее пойманных (купленных у торговцев) рыб.
27. Род Фудзивара сыграл выдающуюся роль в истории Японии VIII и нескольких последующих веков. Тип родства — божественный (синбэцу). Вел свое происхождение от небесного божества Амэ-но Коянэ-но Микото (потомка божества Цухая Мусуби-но Микото), отпочковался от жреческого рода Накатоми, проживал в левой половине столицы. Получил свою фамилию в 669 г. (по местоположению своих владений) за заслуги Накатоми-но Каматари, который был внутренним министром. Мияко была дочерью Фудзивара-но Фухито (сын Каматари), одного из главных царедворцев своего времени. Мияко стала матерью будущего государя Сё:му (здесь и далее сведения о происхождении того или иного рода основываются, в основном, на генеалогических списках 815 г. «Синсэн сёдзироку», где указывается тип родства («потомки императоров» — ко:бэцу, «потомки божеств» — синбэцу, «потомки переселенцев» — сёбан) и место регистрации. Могут указываться и некоторые другие сведения. Частичный перевод «Синсэн сёдзироку» (далее «ССР») см. «Синсэн сёдзироку». Перевод и комментарии М. В. Грачева. — «Синто. Путь японских богов». СПб.: «Гиперион», 2002, т. 2, сс. 170-193.
28. Влиятельный род Ки вел свое происхождение от сына государя Ко:гэн по имени Хикофуцу Оси-но Макото. Тип родства — ко:бэцу, левая половина столицы.
29. Род Исикава изначально носил фамилию Сога. В VI — первой половине VII вв. это был наиболее могущественный род, представители которого неизменно занимали ведущие придворные должности. Однако после убийства в 645 г. Сога-но Ирука род утрачивает свои позиции. Фамилия Исикава была пожалована Сога в правление Тэмму. Тип родства — ко:бэцу (Ки-но Цуно-но Сукунэ, левая половина столицы).
30. Японские правители VIII в. имели несколько категорий официальных супруг: главная супруга (ко:гу: ), старшая супруга (бунин), средняя супруга (хи), младшая супруга (хин). Согласно законам «Рицурё:», главная супруга не имела ранга. Что касается хи, то на это место в дворцовой иерархии могли претендовать только члены императорской фамилии, им предоставлялся четвертый (и выше) ранг (разряд-хин) для принцев и принцесс. Главная супруга государя тоже, естественно, должна была принадлежать к императорскому роду. Бунин и хин были дочерьми принцев боковых ветвей императорского рода и сановников, им предоставлялся обычный ранг — от третьего и выше (бунин) и четвертый-пятый (хин). Разделение на членов императорского и неимператорского родов начинается только в правление Тэнти. До этого все многочисленные супруги государя именовались одинаково — киса-ги (за исключением главной супруги). Хотя супругам государя полагалось различное довольствие и ранг, их дети рассматривались как полноправные дети императора. У Момму главной супруги не было.
31. Числовое обозначение рангов было введено только с принятием кодекса «Тайхо: рицурё:». В данный момент действовала старая система рангов, принятая при Тэмму в 685 г. Соответствие между новой (701г.) и старой системой рангов (685г.) см. А. Н. Мещеряков, М. В. Грачев. История древней Японии, с. 479.
32. Дзикифу. Согласно «Рицурё:», кормовые пожалования представляли собой определенное количество крестьянских дворов с приданной им землей. Половина всего определенного законом рисового налога, налоги те: и ё:, все трудовые повинности тягловых крестьян осуществлялись в пользу держателя такого кормового надела, который сам был освобожден от налогов. При этом непосредственным сбором налогов занимались управления уездов, которые доставляли полученные продукты в столицу. Сбор податей держателем кормового надела, как правило, не допускался. До введения «Рицурё:» кормовые пожалования предоставлялись лицам, обладавших рангами, которые соответствовали 5-му рангу и выше. С введением «Рицурё:» круг лиц, обладающих правом на кормовой надел, был ограничен (носителям 4-го и 5-го рангов вместо кормовых наделов стало предоставляться сезонное жалование).
33. Согласно китайской политической философии, в правление благодетельного императора на земле появляются посылаемые Небом благоприятные знамения. Согласно «Рицурё:» (XVIII-8), такие знамения подразделяются на четыре степени: высшую, верхнюю, среднюю и низшую. О знаках высшей степени надлежало немедленно сообщать императору (такие знамения предполагали изменения девиза правления), о других знамениях было должно докладывать в Министерство управления (Дзибусё: ). Закон предписывал сообщать о них императору в первый день нового года. Из сообщений «СН», однако, видно, что о знаках верхней, средней и низшей степени в действительности могли докладывать и в 9-ой луне (здесь, вероятно, сказалась местная синтоистская традиция, делающая упор на осенней обрядности). В «Энгисики» «Дзибусё:-сики») содержится подробная роспись того, какое из знамений соответствует вышеозначенным категориям. Однако знамения, регистрируемые начальными свитками «СН» (вплоть до эры Ё:ро: ), не обязательно соответствуют этой росписи. «Чудесный рис» (несколько стеблей из одного корня, два колоса на одном стебле), согласно «Энгисики», относится к низшей степени благоприятных знамений.
34. Черепахи (в особенности белые) почитались за благоприятный знак высшей степени и активно использовались в качестве инструмента политического воздействия при необходимости изменения девизов правления. В «СН» содержится 13 упоминаний о появлении «чудесных» черепах, причем иероглиф «черепаха» непосредственно входит в названия следующих девизов правления: Рэйки (Чудесная черепаха), 715-717; Дзинги (Божественная черепаха), 724-729; Хо:ки (Сокровище-черепаха), 770-781. Кроме того, непосредственным образом обнаружение черепахи повлияло на формулирование девиза правления Тэмпё:. Вслед за Китаем в Японии панцирь черепахи использовался для гадания (на обратной стороне панциря вырезали сетку, состоявшую из вертикальных и горизонтальных черт, при нагревании на огне панцирь трескался и по образовавшимся на лицевой стороне трещинам предсказатели судили о будущем). О популярности этого вида гадания в Японии сообщает еще китайская хроника «Вэй-чжи». Черепаха в силу ее долголетия считалась символом долгой жизни, мудрости и благополучия. Согласно китайскому мифу, черепаха, появившаяся из вод реки Ло, имела на своем панцире знаки, которые стали прототипом первых иероглифов. Из 13 отмеченных «СН» случаев преподнесения Двору черепах в 11 случаях их цвет указывается как белый (в Двух случаях цвет не указан). Для китайской мифологемы черепахи ее цвет, похоже, не имеет существенного значения, однако, согласно «Основным записям» и «Трактату о жертвоприношениях Небу и Земле» «Исторических записок» Сыма Цяня, на трех островах (Пэнлай, Фанчжан и Инчжоу), где обитают бессмертные даосские мудрецы, все вещи, птицы и животные — белые. Японский двор в конце VII — первой половине VIII вв. пытался моделировать себя как общность даосских святых, сама же Япония представлялась как священная земля для таких святых. Интересно, что гадатели по панцирю черепахи организационно относились не к Оммё:рё: (Астрологический отдел, где осуществлялись гадания и предсказания с помощью геомантии и астрологии), а к Палате Небесных и Земных божеств (Дзингикан). Это свидетельствует о том, что данный вид гадания появился в Японии достаточно давно и воспринимался как принадлежность синтоистского культа. В данном сообщении речь идет о «речной черепахе» (кавакамэ, «черепаха японская»), которая отсутствует в реестре благоприятных знамений «Энгисики».
35. Благоприятный знак верхней степени.
36. Речь идет о событиях 672 г., датируемого по 60-летнему циклу (комментаторы «СН» читают иероглифы дзинсин на японский манер как мидзуноэ-сару), когда после смерти Тэнти разразилась кровопролитная борьба за престол между принцами Оотомо и Ооама. В решающей битве Оотомо потерпел поражение и покончил жизнь самоубийством. На престол взошел принц Ооама (Тэмму). Начиная с этого времени и до правления Ко:нин правителями становились только потомки Тэмму. В начальных свитках «СН» содержится достаточно много сообщений, согласно которым сторонники Тэмму получают вознаграждение (чаще всего посмертное повышение в ранге).
37. Эмиси (букв, «креветочные варвары», это уничижительное название было присвоено им японцами, в средневековье их называли эдзо) — племена, обитавшие на северо-востоке Хонсю, предки айнов. Эти племена не усвоили земледельческой культуры в силу богатства имевшихся в местах их обитания пищевых ресурсов и занимались собирательством, охотой и рыболовством (в особенности была велика роль промысла лососевых). «СН» уделяет сообщениям об эмиси достаточно много места. Целью походов против эмиси, проведение которых активизируется со второй половины VII в., было не только увеличение территории, подконтрольной государю Ямато. Плененных эмиси брали с собой даже во время посещения японскими посольствами двора китайского императора. Уже в это время обозначается желание японцев создать свою мини-империю на китайский манер. Одним из необходимых признаков такой геополической модели была окружность Центра (Ямато, Японии) варварскими племенами, которые признают зависимость от «метрополии» и приносят ей регулярную дань (о которой и идет речь в данном сообщении). Чрезвычайно показательным в этом отношении было посольство 659 г., когда ко двору танского императора были доставлены мужчина и женщина из числа эмиси. На расспросы императора посланники отвечали, что эмиси живут на северо-востоке страны, не занимаются земледелием («они едят мясо и живут этим») и не строят домов (последнее, конечно же, расходилось с действительностью). Целью такой характеристики эмиси была демонстрация того, что власть благодетельного государя Ямато распространяется даже на самых диких варваров. Периоды военной активности сменялись временами культурной и социальной интеграции эмиси (присвоение им рангов, переселение их вглубь страны и т. п.). Начиная с правления Тэнти, Ямато умеряет свою военную активность в этом регионе. Правление Момму пришлось на сравнительно спокойный период отношений с эмиси. Однако уже в правление Гэммэй количество сообщений об «усмирении» восставших эмиси увеличивается.
38. Ильгильчхан — 7-й ранг 17-разрядной шкалы рангов Силла, нама — 11-й. Не будет преувеличением сказать, что Силла была основным внешнеполитическим партнером Японии (Ямато) в это время. За всю историю отношений между двумя странами посольства Силла присылались в Японию 41 раз: в 672, 673, 675, 676, 678, 679, 680, 681, 683, 684, 685, 687, 689, 690, 692, 693, 695, 697, 700, 703, 705, 707, 714, 719, 721, 723, 726, 732, 734, 738, 742, 743, 752, 760, 763, 764, 769, 774, 779, 803 и 840 гг. Япония отправила в Силла 27 посольств: 675, 676, 681, 684, 687, 692, 695, 700, 703, 704, 706, 712, 718, 719, 722, 724, 732, 736, 740, 742, 752, 753, 779, 804, 836, 878 и 882 гг. Отношения с Силла определялись следующими обстоятельствами. Вместе с войсками Танской империи Силла завоевала главного союзника Ямато — Пэкче — в 660 г., а Когурё — в 668 г., что вызвало сильнейшую озабоченность Ямато, в значительной степени ускорило проведение реформ, породило страх перед иноземным вторжением. Когда в 676 г. Танская империя ослабила свой контроль над Корейским полуостровом, Силла образовала единое государство на всей его территории. После образования единой Силла были установлены взаимоотношения между двумя государствами. С точки зрения противостояния Танской империи Силла была заинтересована в Японии как в стратегическом партнере. По настоянию Ямато Силла стала приносить регулярную дань ко двору Ямато, что было равносильно признанию Японии своим сюзереном. Дань приносилась в правления Тэмму и Дзито: с периодичностью в 1-2 года. При Момму ситуация кардинально не изменилась. Поскольку официальные контакты Японии с Тайским Китаем сошли на нет в правление Тэмму и Дзито:, китайская культура (включая политическую) получала распространение в Ямато в значительной степени через посредничество Силла (кроме того, большую роль играли беженцы из Пэкче и Когурё). Однако после того, как последствия войн на полуострове были преодолены, Силла возобновила дипломатические контакты с Китаем, недовольство данническими отношениями с Японией стало возрастать, дань стала присылаться приблизительно один раз в три года. Недовольство Силла наиболее отчетливо проявилось уже в правление Сё:му. Реальное сокращение посольств, посылаемых в Японию, отражается в требовании 733 г. присылать дань один раз в три года, т. е. Япония хотела зафиксировать хотя бы такую периодичность. Со стороны Силла постепенно снижается и уровень представительности посольств. В правления Тэмму и Дзито: в качестве послов выступали весьма высокопоставленные особы (включая принцев крови — 3 случая). Однако после визита принца Ким Яннан в 695 г., в следующий раз принц крови возглавил посольство Силла лишь в 753 г. Обычно же в это время послами становились чиновники 7-9 рангов (Силла использовала 17-ступенчатую шкалу ранжирования). В то же самое время по мере возрастания напряженности в отношениях достаточно заметно возрастает количество японских посольств в Силла, что нетипично для дипломатического этикета страны-сюзерена (из Центра должно посылаться посольств меньше, чем из страны-данника).
39. Ранг Сакамото соответствует нижней степени 7-го младшего ранга. «СН», как правило, содержит сведения о чиновниках не младше 6-го ранга.
40. Род Хадзи — тип родства синбэцу (божество-предок — Амэ-но Хохи-но Микото), правая часть столицы. Наследственное занятие — организация похорон. «НС» сообщает (32-й год правления Суйнин), что по предложению Номи-но Сукунэ человеческие жертвоприношения во время похорон были заменены глиняными (хадзи) фигурками, в связи с чем ему была пожалована фамилия Хадзи. От Хадзи отпочковался род Сугавара («СН», Тэньо, 1-6-25; там же приводится история рода) и род Акисино (Энряку, 1-5-21). Фамилия Хадзи изменена на Ооэ в 790 г. (Энряку, 9-12-1).
41. Раздача продовольствия населению осуществлялась в следующих случаях: вступление на трон, назначение престолонаследника, обнаружение благоприятных знамений, болезнь императора и членов императорской фамилии, природные бедствия и эпидемии. Основным источником вспомоществования были доходы, полученные от рисовых ссуд.
42. Имеется в виду указ Тэмму («НС», Тэмму, 8-1-7).
43. Смысл этого указа состоит, по всей видимости, в выстраивании государственно-общественной иерархии. Под главами родов (удзи-но ками) понимаются те лица, которые, в соответствии с регуляциями 664 г. (Тэнти, 3-2-9), назначались на эту должность двором (или же подумали его санкцию). При этом роды делились на «большие» (т. е. наиболее знатные), «малые» и томо-но мияцуко (роды земледельцев и ремесленников). Главы первых получили впоследствии в соответствии с реформой Тэмму кабанэ Асоми, главы вторых — Сукунэ, главы третьих — от Имики и ниже. В качестве инвеституры главам больших родов вручался «большой меч», главам малых родов — «малый меч», главам томо-но мияцуко — щит, лук и стрелы. Согласно законодательству «Рицурё» и некоторым другим свидетельствам, главы родов обладали следующими правами: наследовать собственность рода, почитать божество-прародителя рода (удзигами), управлять родовыми буддийскими храмами (удзидэра), подавать прошение о перемене родовой фамилии, быть похороненными в усыпальнице. Государство использовало прежний, дореформенный институт властных отношений, но поставило его под свой контроль за счет принятия общегосударственных законов, лишив глав родов функции судей и верховных экономических организаторов (путем введения надельного землепользования). Главы родов служили «передаточным механизмом» для проведения в жизнь указаний верховной власти.
44. Помещение Дайгокудэн служило для проведения важнейших придворных церемоний с участием императора. К их числу относились: празднование нового года, церемония интронизации, прием иностранных послов и т. п. Дайгоку (кит. Тай цзи) переводится как «великий предел». Это понятие выражает идею предельного состояния бытия, из которого путем последовательного удвоения рождаются инь и ян, а затем все сущее. Первое упоминание в Китае о дворце с таким названием относится к династии Вэй. Первое упоминание в Японии зафиксировано в «НС» (правление Ко:гёку). Первое археологическое подтверждение наличия Дайгокудэн относится к правлению Ко:току. Дайгокудэн находился на севере дворцового комплекса (император соотносился в Полярной звездой). Празднование нового года было одним из основных ритуалов «государства рицурё:» (первое свидетельство относится к правлению Ко:току). Его социальный смысл заключался в выражении верноподданических чувств по отношению к императору. Новогодние приветствия и поздравления разрешалось адресовать императору, матери императора, супруге прошлого императора, супруге действующего императора и наследному принцу. На церемонии были обязаны присутствовать все столичные чиновники (около 6000 человек), управители провинций и уездов, которые очутились в это время в столице, иностранные послы. С конца X в. эта грандиозная церемония была заменена на более «камерную», когда поздравления императору приносили только придворные.
45. Использовался в качестве лекарства. Согласно законодательству («Рё», ХХIII-26), коровы, содержавшиеся на государственных пастбищах, подлежали после смерти обязательному вскрытию на предмет изъятия желчного камня.
46. Здесь и далее под «святилищем» понимается синтоистское святилище, под «храмом» — буддийский храм.
47. Участвовал в событиях года дзинсин на стороне Тэмму.
48. Курган, в котором был погребен Тэмму (а впоследствии и его супруга Дзито: ). Круглый курган с длиной окружности 190 м, высота — 7 м. Был раскопан в 1235 г. По свидетельству современников, погребальная камера была сложена из мрамора, гроб Тэмму покрыт лаком, урна с прахом Дзито: выполнена из серебра.
49. Низкоранговые «специалисты», имевшие отношение к изготовлению рукописей, художники, музыканты и танцоры.
50. Жалованье чиновникам в период «рицурё:» состояло из двух частей: рангового жалования (ироку) и сезонного (кироку). Согласно законодательству, ранговое жалованье выплачивалось обладателям 1-5 рангов, у которых не было кормовых пожалований. Сезонное жалование выплачивалось столичным чиновникам и части провинциальных (в Дадзайфу, на островах Ики и Цусима) во 2-й и 8-й лунах в размерах, зависящих от занимаемой должности. Сводные данные об экономических привилегиях чиновников представлены в книге А. Н. Мещеряков. М. В. Грачев. История древней Японии, сс. 248-251. Из них следует, что экономические привилегии, дифференцированные по рангам и должностям, сводились к правам на получение определенного количества полей («ранговые поля» — идэн), дворов в кормление (дзикифу), рангового жалования (ироку), сезонного жалования (кироку), правам на допустимое количество личных слуг, должностной надел (сикибундэн). Следует иметь в виду, что приводимые данные приобрели окончательную систематичность только с введением кодекса «Тайхо: рицурё:». В дальнейшем в «СН» не помещаются аналогичные записи относительно выплаты жалованья (поскольку рутинная выплата жалованья не квалифицируется как «событие»). Записи за 2-й год правления Момму обладают определенным своеобразием и в отношении росписи второстепенных придворных церемоний. Так, впоследствии хроника не фиксирует проводившееся ежегодно назначение управителей уездов (см. 2-3-10). Отсутствуют в дальнейшем и имеющиеся в записях за 2-й год сообщения о преподнесении двору природных ископаемых (предполагается, что эта церемония имела место каждый год). Обычно составители хроники оставляли в тексте только первое упоминание о той или иной рутинной процедуре, которая имела место каждый год.
51. Более позднее вручение военным чиновникам сезонного жалованья обусловлено, возможно, китайскими представлениями о более высоком статусе гражданских чиновников.
52. Преподнесение полезных ископаемых может объясняться несколькими не исключающими друг друга мотивами. 1. Преподнесение местных даров приравнивалось к изъявлению покорности (рудимент даннических отношений). 2. Строительная активность государства (создание антропогенной среды обитания - строительство столиц, административных сооружений в провинциях и уездах, прокладка дорог, возведение буддийских храмов и статуй и т. п.) требовала повышенного расхода ресурсов, в связи с чем обнаружение полезных ископаемых становилось делом государственной важности (введение девизов правления Тайхо: и Вадо: напрямую связано с обнаружением золота и меди, чему китайская история примеров не знает). В указе 713 г. о составлении описаний провинций — «Фудоки» — управителям провинций вменялось в обязанность, в частности, представить сведения о наличии там тех или иных ископаемых. 3. Весь природный мир (включая все, что находится под землей) «контролировался» синтоистскими божествами, без благорасположения которых никакая успешная деятельность по освоению этого природного мира была невозможна. Таким образом, обнаружение (преподнесение) полезных ископаемых было равносильно признанию божествами оправданности действий правителя.
53 В этих уездах находились важные синтоистские святилища — Мунаката и Кумано. Уезды, в которых находились важнейшие синтоистские святилища, получили название «божественных уездов». К ним относились восемь уездов. Согласно комментариям к законам «Рё:-носюгэ», помимо перечисленных в данном указе, это уезды Ватараи и Такэ в провинции Исэ (святилище Исэ-дзингу: ), Катори в Симооса (Симооса-дзингу: ), Ава в Ава (Ава-дзиндзя), Касима в Хитати (Касима-дзингу: ), Нагуса в Кии (Хинокума-дзингу: и Куникакасу-дзингу: ). Согласно законодательству («Рё:», XVIII-25), все родственники подразделялись на пять степеней. Политика центрального аппарата была направлена на преодоление местничества и искоренение традиций на-следственного управления. Однако эти традиции были настолько сильны, что с самого начала центр был вынужден идти на уступки. Это касается, в частности, «божественных уездов», где местная аристократия в лице куни-но мшщуко (управители древних территориальных единиц) совмещала управленческие и религиозные функции. Неспособность центра назначать своих ставленников на уровне уездов явилась одной из главных причин упадка государства Рицурё.
54. Кандидаты на должность управителей уездов и их заместителей, которые были предварительно одобрены на уровне управлений провинциями, вызывались в столицу, где им зачитывался указ об их назначении. Под «законами» подразумеваются письменно зафиксированные законы, которые противопоставляются нормам обычного права, которыми в реальности часто руководствовались местные власти.
55. Данный запрет был, вероятно, вызван опасением, что скопление вооруженных людей может быть использовано потенциальными мятежниками. Впоследствии данный запрет был смягчен. Традиция относит происхождение храмовых стрельб из лука к правлению Киммэй. Это действо должно было обеспечить богатый урожай. Стрела является символом бога грома, который почитается в этом святилище.
56. Со:дзё, сё:со:дзу и рисси — высшие должности в иерархии буддийской церкви Японии, которая считалась одним из государственных институтов. Согласно «Рицурё:», руководство буддийской общины, назначаемое государевым указом, было объединено в орган, который назывался Со:мо:, входивший в состав Отдела монахов и чужеземцев (Гэмбанрё: ) при Министерстве управления (Дзибусё: ). С 722 г. размещался в храме Якусидзи в Нара. Эсэ (?-701)— проходил обучение в Китае, построил пагоду в храме Хо:кидзи. Тиэн (?-702)— в 1-й луне 702 г. был назначен со:дзё:. Дзэнъо (?-711)— в 702 г. назначен дайсо:дзу.
57. Карлики служили при дворе в качестве шутов и актеров. Конкретные причины изменения имени остаются неизвестными. Изменение имени считалось привилегией государя и практиковалось в древней Японии довольно часто. Оно могло служить как в качестве поощрительной меры, так и для понижения социального статуса. Принципы изменения имени понятны далеко не всегда. В данном случае низкородному артисту присваивается кабанэ Оми, т. е. это является поощрительной мерой. Кагато — название деревни в Бидзэн.
58. Был послан на острова Танэ «для отыскания жилищ варваров» в 695 г. (Дзито:, 9-3-23). Род Фуми — потомки переселенцев из Китая.
59. Южными островами именовались острова, примыкавшие к провинциям Огсуми и Сацума. Правительство не было заинтересовано в приобретении этих островов в качестве экономического или же людского ресурса. Немногочисленное население островов рассматривалось как «южные варвары», которые обязаны приносить «цивилизованному центру» дань, которая имела исключительно символический характер.
60. Жертвоприношения (быки и лошади) для испрашивания дождя и его прекращения практиковались в древней Японии, чему имеются письменные («НС») и археологические подтверждения (см. Канэко Хироюки. Хэйдзё:кё:-но сэйсин сэйкацу. — «Кадокава», 1997, сс. 57-86). В ритуале могли использоваться и их глиняные субституты. В данном случае речь, по-видимому, идет о живом коне. Для испрашивания дождя использовался черный конь, для его прекращения — белый. Святилище указанного божества находилось в уезде Ёсино провинции Ямато.
61. В это время в столичный район Кинай входили провинции Яма-то, Кавати, Сэццу и Ямасиро (позже к ним была присоединена провинция Идзуми). Деление на столичный район и остальную страну (Китай и Кигэ) восходит к китайской административной практике. Поскольку японская аристократия проживала в Кинай, жители этого района пользовались значительными привилегиями, включая налоговые (полное освобождение от заменительной натурооплаты ё:, половина подушной подати те: ). Степень «освоенности» государством этих районов была также различной. Если в Кинай был действительно проведен в жизнь принцип индивидуального налогообложения и индивидуальной трудовой повинности, то в Кигай непосредственным партнером правительства по-прежнему оставалась местная аристократия. В «СН» содержится много записей о молениях «знаменитым горам и большим рекам». Эта формулировка восходит к китайской ритуальной практике. Неясно, какие конкретные горы и реки имеются в виду. В любом случае, однако, можно говорить о процессе формирования гссударственной «синтоистской инфраструктуры», которая окончательно оформляется в «Энгисики», где приводится полный список святилищ, задействованных в спонсируемых государством ритуальных мероприятиях.
62. Видимо для инспекции ущерба, нанесенного засухой.
63. Дадзайфу — учреждение, под властью которого находились провинции округа Сайкайдо:. Округа (до: ) были учреждены в соответствии с «Тайхо: рицурё:» (о символике названий округов, их роли в административном управлении см. Симонова-Гудзенко Е. К. Ориентационная система в Японии VII-X вв. на примере первого территориально-административного деления. — «Япония. Путь кисти и меча», 2002, № 4, сс. 20-25. Сахарова Е. Б. Окружной уровень административно-территориального деления в Японии VIII в. — «Япония. Путь кисти и меча», 2003, № 4 (8). Сайкайдо: — единственный из округов, который обладал постоянным штатом чиновников. Особое положение Дадзайфу объясняется его военной функцией — близостью по отношению к основным дипломатическим партнерам и потенциальным противникам — Китаю и Корее, а также необходимостью покорения племен хаято на юге Кюсю. Дадзайфу находился в провинции Тикудзэн, это был второй по величине город Японии. Крепости Ооно (преф. Фукуока) и Кии (преф. Сага) были построены в правление Тэнти. Время сооружения Кукути (преф. Кумамото) неизвестно.
64. В это время эмиси еще не считались полноценными подданными и не подлежали регулярному налогообложению.
65. Упоминается в «НС» (Тэмму, 1-6-24; 1-7-2). Род Танака-но Асоми — потомок Сога-но Исикава Сукунэ, сына Такэноути-но Сукунэ («Кодзики», Когэн). Согласно «ССР», относится к потомкам императоров (ко:бэцу).
66. «СН» фиксирует 72 случая солнечного затмения. Помимо реально наблюдаемых с территории Японии затмений, есть случаи, когда затмение могло наблюдаться в Китае, но не наблюдалось в Японии. Это объясняется тем, что использовавшиеся в Японии календарные (предсказательные) методики были рассчитаны на местоположение Чанъа-ни. Данная запись — единственный случай, когда затмения не было вовсе. Таким образом, хотя составители хроники широко пользовались знамениями (как счастливыми, так и несчастливыми) для объяснения исторического процесса, затмения солнца в их число не попадали. См. «СН», т. 1, с. 465. Вместе с тем следует помнить, что день затмения считался несчастливым. Поэтому в этот день, за исключением самого затмения, «СН» никаких сообщений не содержит, так как, по всей вероятности, император и двор не должны были предпринимать никаких действий.
67. К рабам (несвободным), согласно разным оценкам, относилось от 5 до 10% населения. Несвободные подразделялись на пять категорий: рё:ко (находились в ведении Министерства управления, занимались сооружением императорских усыпальниц и уходом за ними); канко (занимались земледелием и обслуживанием двора); каннухи (обслуживали чиновников, использовались на сельскохозяйственных работах и в ремесленном производстве); кэнин (домашние рабы аристократии и храмов); синухи (личные рабы, находились в полном подчинении хозяину). Представители этой социальной группы объединялись общим названием сэммин («подлый люд»; свободные назывались рё:мин — «добрый люд»). Браки между людьми, принадлежащими к разным группам, запрещались.
68. К азартным играм причисляли прежде всего сугороку (на доске изображен «маршрут в виде препятствий и облегчающих его прохождения знаков; бросая кости, партнеры передвигают свою фишку, цель игры — достичь края поля противника).
69. Благоприятный знак верхней степени.
70. Управители провинций, в отличие от управителей уездов, принадлежали, как правило, к столичному чиновничеству (аристократии). Такахаси-но Асоми — тип родства ко:бэцу. Когда государь Кэйко: охотился в восточных провинциях, ему преподнесли морского моллюска, за что основателю рода была пожалована фамилия Касивадэ-но Оми («служитель государева стола»). В 683 г. фамилию его потомков изменили на Такахаси. Такахаси обычно занимали должности в Подотделе государева стола (Найдзэнси). История рода изложена в памятнике «Такахаси-удзи буми».
71. Род Мамута — тип родства ко:бэцу.
72. После того, как потомственные синтоистские жрецы Накатоми (тип родства синбэцу) получили фамилию Фудзивара (этой фамилией был пожалован в 669 г. Накатоми-но Каматари), часть этого разветвленного рода продолжала играть огромную роль в отправлении синтоистских культов. В связи с этим части этого рода (включая брата Фухито — Омимаро) была возвращена фамилия Накатоми, которая ассоциировалась со жреческими занятиями. Потомки Омимаро постоянно занимали руководящие должности в Палате небесных и земных божеств (Дзингикан). Фамилию Фудзивара оставили только Фухито (и его сыновьям, которые, занимая гражданские должности, играли ведущую роль в придворной жизни VIII в.). Подр. см. А. Н. Мещеряков. Возвышение рода Фудзивара (китайская образованность, политическая система и официальная идеология в Японии VII—VIII вв.) — «История и культура Японии», М.: «ИВ РАН-Крафт+», 2001, сс. 26-62.
73. Уезд Икома префектуры Нара.
74. «НС» относит это событие к 6-му году Тэнти.
75. Оба рода — Оми и Хатори — исполняли жреческие функции в святилище Исэ при отправлении ритуала Камумисо-но мацури (ритуал божественных одеяний), который отправлялся в 4-й и 9-й лунах. Об этом ритуале см. «Норито. Сэммё», с. 120. Род Оми — тип родства синбэцу, правая половина столицы. Род Хатори — тип родства синбэцу. пров. Ямато и Сэццу. Род Оми упоминается в «НС» (Су:дзин, 7-8-0) и «Когосю:и» (в русском переводе фигурирует как «Уми» — см. «Когосюи» в переводе Е. К. Симоновой-Гудзенко. — Синто. Путь японских богов. С. 86).
76. Таки (?-751) была дочерью государя Тэмму. На должность жриц в святилище Исэ (сайгу) назначались выбранные при помощи гадания незамужние принцессы крови. Исторически достоверная практика назначения жриц в Исэ берет свое начало в правление Тэмму. Выбор и назначение сайгу: производились после интронизации нового государя. Отъезду в Исэ предшествовал годичный срок очищения.
77. Во всех случаях имеется в виду краска, которая использовалась для приготовления грима.
78. Имеется в виду «старый храм Якусидзи», который был построен неподалеку от столицы Фудзивара (совр. город Касихара) по обету Тэмму для исцеления его супруги Дзито:. Наряду с Дайандзи, Ганго:дзи и Ко:фукудзи, считался одним из четырех главных храмов столицы и страны. После переезда двора в Нара (710 г.) храм также был перенесен туда.
79. По всей вероятности, ритуал Великого очищения (Оохараэ) предшествовал ритуалу Великого Вкушения (см. следующее сообщение). Согласно «Рицурё:», регулярный ритуал очищения проводился в последний день 6-й и 12-й лун. Очищение могло проводиться также в случаях болезней и природных бедствий, мятежей и заговоров, перед отправлением жрицы в святилище Исэ и интронизацией, проводившейся по синтоистским нормам (дайдзё:сай). Отправление ритуала было прекращено в XV в., в период Токугава возобновлено в измененных формах.
80. Великое вкушение (дайдзё:сай, или оониэ-но мацури) — одна из церемоний комплекса ритуалов интронизации. Представляла собой разновидность праздника урожая (ниинамэсаи), который проводился в 11-й луне. Согласно «Энгисики», дайдзё:сай включал в себя следующие ритуальные мероприятия и процедуры.
- Определение с помощью гадания двух уездов в двух провинциях (назывались юки и суки) в районе Кигай, которые должны были поставить ко двору рис нового урожая. В данном сообщении речь идет о провинциях (землях) Овари и Мино. Впоследствии роль юки стала играть провинция Ооми (после интронизации Уда, 887), а роль суки — провинции Тамба или Биттю: (после интронизации Энъю:, 969).
- Избранные гаданием посланцы двора в первой декаде 8-й луны совершали приношения в Исэ, святилищах Кинай и семи округов (до: ).
- В последней декаде 9-й луны ведомые посланцами двора чиновники и крестьяне уездов юки и суки доставляли в столицу рис нового урожая.
- В последней декаде 10-й луны государь вместе с многочисленными чиновниками совершал мисоги — очищение возле выбранной гаданием реки (в период Хэйан постоянным местом для проведения мисоги стала река Камогава, протекавшая в столице).
- За неделю до дайдзё:сай на территории дворца строился ритуальный комплекс.
- В день проведения дайзё:сай (последний день зайца в 11-й луне) представители родов Исоноками (в данном сообщении «СН» вместо Исоноками эту функцию выполняют Оотомо) и Энои устанавливают щиты и копья у северных и южных ворот ритуального комплекса (такая же процедура предусматривалась во время переноса столицы; возможно, она проводилась и во время новогодних празднеств), представители родов Оотомо и Саэки выступают в качестве охранников.
- К часу дня чиновники и крестьяне из уездов юки и суки доставляют рис и иную ритуальную пишу.
- Около 8 часов вечера государь совершает омовение, переодевается и совершает трапезу (сначала в павильоне юкидэн, потом в сукидэн), которая заканчивается в 5 часов утра.
- Представитель рода Накатоми возглашает молитвословие норито (его перевод см. «Норито. Сэммё», сс. 116-117; там же см. подробное описание дайдзё:сай), а Имибэ подносит регалии: печать (или магатама), зеркало, меч.
- В день змеи для придворных 1-5 рангов устраивается пир.
- В день быка ритуальный комплекс разбирают (потом его сжигают), проводится церемония пожалования рангов и подарков участникам ритуала.
Проведение дайдзё:сай было прекращено в XV в., в усеченной форме возобновлено при Хигасияма (1687-1709). Полная форма ритуала возрождается при Сакурамати (1735-1747). Нынешний ритуал дайдзё.сай реконструирован (отчасти придуман) в периоды Мэйдзи и Тайсё.
81. Род Энои — ответвление рода Мононобэ, считали своим прародителем божество Ниги-Хаяхи-но Микото.
82. Род Оотомо — один из древнейших родов, занимался военными делами, играл огромную роль в придворной жизни VIII в., тип родства синбэцу (Амэ-но Осихи-но Микото, потомок в 5-м поколении Таками-Мусуби-но Микото).
83. Палата Небесных и земных божеств (Дзингикан) занимала в структуре управления особое место, обусловленное, по всей вероятности, компромиссом между старыми и новыми институтами. Несмотря на то, что в название Дзингикан входит иероглиф кан («палата»), т. е. Дзингикан должен был занимать равное с Дадзё:кан (Палата большого государственного совета) положение, на самом деле Дзингикан находился в подчинении у Дадзё:кан. Глава Дзингикан обладал даже более низким рангом (нижняя степень 4-го младшего ранга), чем главы министерств (верхняя степень 4-го старшего ранга для Министерства Центра — Тю:мусё: и нижняя степень 4-го старшего ранга для остальных семи министерств). Вместе с тем нормы переписки между Дзингикан и другими министерствами (сё.) вроде бы свидетельствуют об их одинаковом статусе (переписка между равными по статусу учреждениями обозначалась как и). В то же время министерства адресовались к провинциям как к низшим (гэ), а Дзингикан адресовался к ним, как к равным.
84. Когда с Цусима преподнесли золото, это послужило основанием для введения девиза правления Тайхо: (см. Тайхо:, 1-3-21; 1-8-7).
85. Строительство крепостей и острогов на северо-востоке страны начинается в середине VII в. (Тайка, 4-4-1). Служили в качестве фортификационных сооружений в борьбе с эмиси.
86. Причины, по которым святилище было перенесено из уезда Такэ в уезд Ватараи (оба они находились в провинции Исэ), неясны. В уезде Ватараи (управлялся родом Ватараи) размещается внешнее святилище (гэку: ) храмового комплекса Исэ. В этом святилище почитается богиня еды Тоёукэ.
87. См. о нем «НС», Тэмму, 1-6-24, 673.
88. Соотнесение кварталов столицы Фудзивара, каждый из которых имел свое название, с реальной географией, не выяснено.
89. В «СН» содержится 18 сообщений о рождении трех или четырех детей, что считалось благоприятным знаком. Помощь таким семьям считалась одним из обязательных пунктов социальной программы добродетельного правителя.
90. Такое же сообщение содержится и в «НС» (Сютё:, 1-4-8, 686). Согласно «Рицурё:», в придворном штате имелись 4 врачевателя, которые обслуживали государя и его супругу. Род Кувахара, как и многие другие роды «специалистов», принадлежал к переселенцам с материка.
91. Расположен на территории города Осака.
92. Имеется в виду подушная подать те:, которая взималась продуктами ремесла (в основном, ткачества).
93. Использовалась для изготовления грима.
94. Согласно «Энгисики», благоприятный знак средней степени.
95. Первые амнистии фиксируются уже в «НС», однако достоверность этих сообщений подвергается сомнению. Амнистии подразделялись на частичные (т. е. распространяющиеся только на определенные регионы) и всеобщие. И те, и другие имеют китайское происхождение. Частичные амнистии в Танском Китае применялись в основном по отношению к восставшему населению тех территорий, которые недавно вошли в состав империи. Кроме того, амнистия часто объявлялась в тех провинциях, по которым проезжал император. В Японии наиболее часто частичные амнистии объявлялись именно в этом случае. Кроме этого, частичные амнистии проводились в связи с обнаружением счастливых знаков, после подавления мятежей и заговоров (принца Нагая и Фудзивара-но Накамаро). Всеобщие амнистии проводились в связи с интронизацией, назначением престолонаследника, при смене девиза правления, при появлении благоприятных и неблагоприятных знаков, для продления жизни императора, его супруги и членов семьи, в случаях неблагоприятной политической обстановки. Иными словами, амнистии, считаясь делом угодным Небу, использовались в качестве ритуального (благодарственного или очистительного) средства (ритуала).
96. Согласно «Рицурё:», инспекторы (дзюнсатиси) назначались для внеплановых проверок провинциальных и уездных управ. Проверки назначались по решению Дадзё:кана, должность инспектора не была штатной. Система инспекторов была заимствована из Китая, первая проверка относится к 685 г. («НС», Тэмму, 14-9-15). Инспекции назначались вплоть до 825 г. Их упразднение связано с упадком государства Рицурё:.
97. Для эмиси действовала специальная ранговая шкала из шести разрядов.
98. См. о нем Тэмму, 1-6-29 (там его имя читается как Саканоупэ-но Атапи Окина). Род Саканоуэ — потомки переселенцев из Китая.
99. Метафорическое обозначение государства.
100. Под «государством» в текстах того времени понимается прежде всего сам государь и его ближайшее окружение (двор).
101. Знаменитый герой многих древних и средневековых преданий. Известен также как Э-но Гё:дзя, Э-но Сёкаку. Род Э — тип родства синбэцу, провинция Кавати. В «Нихон рё:ики» (1-28), в отличие от «СН», предстает во многом как положительный персонаж с чертами буддийско-даосского праведника. Перевод «Нихон рё:ики» (далее «HP») см.: Нихон рёики. Японские легенды о чудесах. Перевод и комментарии А. Н. Мещерякова — СПб.: «Гиперион», 1995.
102. Имеется в виду провинция Идзу, расположенная на полуострове Идзу. При упоминании провинции в качестве места ссылки ее часто именовали «островом» (видимо, желая подчеркнуть изолированность места заключения).
103. Расположена на границе преф. Нара и округа Осака. Известна как место паломничества.
104. Каракуни — страна Корея. Согласно сообщению «СН» (Энряку, 9-11-10, 790 г.), предок Хиротари был отправлен в Корею, откуда и происходит его фамилия. Потомки Мононобэ-но Мурадзи. Тип родства — синбэцу (Сэццу, Идзуми).
105. Законы «Рицурё» запрещали монахам применение черной магии. «HP» и другие памятники буддийской традиции, которые находились под влиянием «HP» («Хонтё: синсэн дэн», «Санбо: экотоба»), приписывают Одзуно (Эн-но Гё:дзя) планы по свержению государя.
106. Согласно «HP», он был помилован через три года.
107. Этот буддийский храм начал возводиться по обету Сога-но Кураямада-но Исикава Маро в 641 г. Строительство завершено в 685 г. Расположен в г. Сакураи, преф. Нара. Главная святыня — статуя Якуси (голова статуи хранится в настоящее время в храме Ко:фукудзи, г. Нара).
108. Согласно «Рицурё:», пожалование буддийским храмам кормовых дворов (дзикифу) было ограничено 5 годами. Указ 780 г. (Хо:ки, 11-6-5) определяет этот срок правлением одного государя.
109. Согласно «Рицурё» (XXV1-3), государь высказывал через посыльных соболезнования и посылал с ними дары (использовались для организации похорон) лицам 5-го ранга и выше. В то же время государь никогда не присутствовал на самих похоронах (видимо, из-за боязни ритуальной загрязнения). Концепция пожалования рассматривается в: Д. Н. Мещеряков. Пожалование и подношение в официальной культуре Японии VIII века. — «Вещь в японской культуре». М.: «Восточная литература», сс. 60-73.
110. Предполагается, что он является автором песни № 243 в «Манъё:сю:».
111. Ныне относятся к островам Нансэй.
112. Вслед за Китаем двор Ямато принял концепцию «Срединной страны», согласно которой собственное государство находится в центре Поднебесной. На ее периферии обитают варварские племена. Принесение дани было, вероятно, следствием экспедиции, отправленной Момму, 2-4-13.
113. Сын Тэмму. В «Манъё:сю:» содержится 8 его песен. Помимо «НС», сведения о нем содержатся в «Кайфу:со:» (раздел 5).
114. Одно его стихотворение помещено в «Кайфу:со:» (№ 37). Дослужился до нижней степени 4-го старшего ранга (Тэмпё:, 11-1-13).
115. ?-719. Род Мити — тип родства ко:бэцу (принц Нанива — сын Бидацу), левая половина столицы.
116. См. запись за 19-й день 7-й луны.
117. Родовое святилище правящего рода, в котором поклонялись богине солнца Аматэрасу («внутреннее святилище», найку: ) и богине еды Тоёукэ («внешнее святилище», гэку: ). Всего же в этом комплексе в начале IX в. почиталось 14 божеств. Подр. см. Л. М. Ермакова. Храмовый комплекс Исэ и архаические верования. — «Синто. Путь японских богов». СПб.: «Гиперион», 2002, т. 1, сс. 409-423.
118. В реестре счастливых знамений «Энгисики» белая ласточка не значится.
119. Начиная с правления Тэмму (см., напр., Тэмму, 14-11-4), политика правительства была направлена на разоружение жителей периферии и вооружение чиновников. Данный указ предписывает вооружаться также населению столицы и Кинай, которое было основной опорой властей. Предполагается, что эта было одним из мероприятий по подготовке введения нового законодательства («СН», т. 1, с. 284).
120. Дочь Тэнти, средняя супруга (хи) Тэмму, мать принца крови Тонэри.
121. Имеются в виду захоронения Саймэй и Тэнти. Начало таких важных с точки зрения двора работ должно было сопровождаться каким-нибудь делом, угодным Небу. В данном случае было принято решение об амнистии. Термин «десять тяжких преступлений» (буквально «десять зол» — ши э) относится к Танскому праву (см. «Уголовные установления Тан с разъяснениями». Перевод, введение и комментарий В. М. Рыбакова. СПб.: «Петербургское востоковедение», 1999, т. 1, сс. 80-99). В «Рицурё» употребляется понятие «восемь тяжких преступлений», которые повторяют Танские установления, за исключением 8 и 10 пунктов: отсутствие родственной любви (этот пункт вошел в пятое тяжкое преступление по японской версии) и вовлечение в развратные отношения близких родственников и наложницы отца или деда (входит в седьмой пункт японской версии). К остальным восьми относились: 1. Заговор и мятеж против государя; 2. Разрушение императорских гробниц и дворца; 3. Предательство по отношению к государю — бегство в другую страну; 4. Побои и убийство старших родственников; 5. Убийство нескольких человек, жестокое убийство, нанесение вреда и убийство с помощью ворожбы как чужих людей, так и родственников; 6. Хищение ритуальной утвари, ритуальной одежды, паланкина во время отправления ритуала; 7. Сыновняя непочтительность; 8. Убийство своего начальника или учителя.
122. ?-707. Его имя упоминается в «НС» в связи со строительством дворца Фудзивара (Дзито:, 7-2-10, 693 г.).
123. Участвовал в событиях года дзинсин на стороне Тэмму (Тайхо:, 1-7-21), участвовал в церемонии оплакивания во время похорон Тэмму (Сю:тё:, 1-9-27). Род Тагима — тип родства ко:бэцу (принц крови Мароко, сын государя Ё:мэй), правая часть столицы.
124. Упоминается в «НС» в записях за 689 г.: Дзито: 3-2-26 и 3-5-22 (передавал слова Дзито: послу Силла). Наследственное занятие рода Хадзи — государевы похороны, сооружение усыпальниц и т. п.
125. Упоминается в «НС» в качестве посла в Силла (Дзито:, 1-1-19) и управителя земли Иё (Дзито:, 3-8-21).
126. Все должности в государственном аппарате подразделялись на четыре разряда: первый разряд — главы учреждения, второй — старшие помощники, третий — младшие помощники, четвертый — мелкие служащие. Таблицу разрядов см. А. Н. Мещеряков, М. В. Грачев. «История древней Японии», с. 490.
127. Упоминается в «НС» (Тэмму, 10-12-29; 14-5-19). Род Авата — тип родства синбэцу (Амэ-но Тарухико-но Куниосихито-но Микото), правая часть столицы и пров. Ямасиро.
128. Род Оварида — тип родства ко:бэцу (Инамэ-но Сукунэ, потомок Такэноути-но Сукунэ), правая часть столицы.
129. Из столицы Фудзивара не наблюдалось.
130. Род Осакабэ — потомки иммигрантов (ван Пэкче Чу), правая часть столицы.
131. Данные о нем (происходил из рода Итики, служил священником в государевых покоях при Гэнсё: и Сё:му) приводятся в записи Дзинги, 4-12-10 (727 г.). В 703 г. назначен патриархом (со:дзё: ). В храме Окадэра сохраняется его деревянная статуя.
132. Дочь Тэнти, средняя супруга-хи Тэмму, мать принцев крови Нага и Югэ.
133. Обе крепости находились в провинции Тикудзэн (преф. Фукуока).
134 Данный подотдел отсутствует в номенклатуре «Рицурё:». Представлял собой временное учреждение (рё:гайкан).
135. 676-735. Сын Тэмму и дочери Фудзивара-но Каматари.
136. На момент указа Сима было 77 лет. «Дерево долголетия» (эги-но ки, хэби-но ки) представляет собой дерево, напоминающее бамбук. Обычай предоставления престарелым посоха из «дерева долголетия» имеет китайское происхождение. На то время, к которому относится данная запись, Сима был Правым министром. Указание на последнюю (а не на текущую) должность было обычной практикой составителей «СН». Род Тадзихи — тип родства ко:бэцу (принц крови Камицууэха, сын государя Сэнка), правая часть столицы.
137. «Божественный уезд». В свялище Ава почиталось божество Футотама-но Микото, предок рода Имибэ.
138. Так мы переводим термин вадзё: (санскр. upadhyaya), означающий буддийского монаха, имеющего право набирать учеников и проводить церемонию посвящения. В реальности этот термин часто употреблялся в качестве указания на уважаемого монаха.
139. Считается основателем школы Хоссо:. Упоминается в «НС» (Хакути, 4-5-12), «HP», I-22.
140. Основателем рода Фунэ был Ван Сини («НС», Киммэй, 14-7-4), потомок переселенцев из Пэкче.
141. В «НС» в записях от 645 г. (Ко:гёку, 4-6-13) сообщается, что Эсака спас от огня исторические хроники, брошенные в огонь Сога-но Эмиси.
142. Эта система ранжирования была введена в 664 г. (Тэнти, 3-2-9). Младшая степень сё:кин приблизительно соответствует 5-му рангу.
143. «НС» сообщает, что он отправился на первом корабле (Хакути, 4-5-12). Китай обычно именовался по названию правившей династии.
144. Около 596-664, знаменитый монах и путешественник, переводчик сутр на китайский язык, автор «Записок о странах Запада». Данные о том, что До:сё: стал его учеником, подтверждаются также и сведениями китайской хроники «Суй-шу».
145. Т. е. в Японию.
146. Вероятно, имеется в виду посольство Ямато, вернувшееся из Китая в 661 г.
147. Цитата из «Лунь-юй»: «Человек может возвеличить Дао-Путь, но Дао-Путь не может возвеличить человека» («Лунь юй», пер. Л. С. Переломова, М,: «Восточная литература», 1998, с. 416).
148. Полуостров Шаньдун.
149. Букв, «до данной династии» (хонтё: ). «Данной династией» японцы часто называли свою страну.
150. Храм Ганго:дзи известен также как Хо:ко:дзи. Он был расположен в районе Асука, его часто называли Асука-дэра. Поскольку при переезде двора в Нара там был учрежден храм с таким же названием, прежний храм называют также «старым Ганго:дзи» (Хон Ганго:дзи). Сообщения о строительстве и обустраивании Ганго:дзи имеются в «НС» (Сусюн, 1-3-0, 5-10-10; Суйко, 1-1-15, 4-11-0, 13-4-1, 14-4-8). Хотя «СН» сообщает о переносе храма в Нара (Ё:ро, 2-9-23), на самом деле была перенесена только часть строений, золотой павильон и пагода остались на прежнем месте. Храмовая хроника Ганго:дзи («Ганго:дзи гаран энги») — одна из старейших. Ее текст в переводе А. Н. Мещерякова см. «Буддизм в Японии», М.: «Наука», 1993, сс. 415-426.
151. В связи с тем, что приверженцы буддизма активно занимались прозелитской деятельностью, они были заинтересованы в улучшении транспортной инфраструктуры. Другой знаменитый монах этой эпохи, Гёги, также активно занимался улучшением путей сообщения.
152. Вероятно, имеется в виду следующий указ Тэмму 679 г. (Тэмму, 8-10-17): «Монахам и монахиням следует постоянно находиться в храмах и почитать Три Сокровища». Закрепленности монахов за храмами большое внимание уделяют также законодательные своды. См. «Рицурё:», VII.
153. Совр. преф. Нара, г. Сакураи.
154. Судя по всему, это мнение более или менее соответствует истине: именно с этого времени обычай трупосожжения получает быстрое и довольно широкое распространение, чему имеются и археологические подтверждения. Так, кремированию подверглись Дзито:, Момму, Гэммэй, Гэнсё:. Однако Сё:му и его супруга Ко:мё:, хотя и были ревностными буддистами, были преданы земле. Последняя по времени находка захоронения подписанной урны с останками датируется концом VIII в. Археологические данные по району Кинки показывают, что в IX в. происходит увеличение захоронений в деревянных гробах.
155. Сохранились данные, согласно которым тексты, хранившиеся в Дзэнъин, использовались переписчиками сутр в качестве оригиналов.
156. В соответствии с китайскими традициями право подразделялось на административное (рё :) и уголовное (рицу). Судя по всему, в Японии, в отличие от Китая, большее значение придавалось административному разделу права, поскольку жизнь общества в значительной степени продолжала регулироваться нормами обычного права. Вероятно, в связи с этим сначала было обнародовано административное законодательство. Вопрос о предшественниках «Тайхо: рицурё:» является дискуссионным. Традиционная точка зрения утверждает о наличии кодекса «Киёмихарарё:», который не сохранился. Существует и другое мнение, восходящее к работам Хаякава Сё:хати: «Тайхо: рицурё:» был первым законодательным кодексом в истории Японии. Что касается ссылок на существование его предшественников, то это обусловлено спецификой миропонимания, согласно которому для легитимизации первого в истории сочинения требуется представить его как продолжение уже существующей традиции.
157. Государственные пастбища были впервые учреждены в правление Тэнти (7-7-0, 668). Их основной задачей было выращивание лошадей для военных нужд (ввиду опасения нападения со стороны Силла и Китая). Согласно «Рицурё:», пастбища находились во многих провинциях (ими управляло Военное министерство). С IX в. система государственных пастбищ постепенно приходит в упадок (связано как с общим упадком государства Рицурё:, так и с отсутствием военной угрозы). Вместо них учреждаются пастбища в провинциях Каи, Мусаси, Синано, Ко:дзукэ, которые ежегодно поставляли 240 лошадей для нужд двора. Выращивание коров на государственных и частных пастбищах полностью прекращается с конца периода Хэйан. Ввиду ограниченности территории более эффективным с точки зрения хозяйствования было признано растениеводство (это касается как государственного, так и частного уровня).
158. В «Манъё:сю:» (№№ 196-198) содержатся три плача Какиномото Хитомаро по принцессе Асука.
159. ?-723. Род Саэки — тип родства синбэцу (Митиоми-но Микото), левая часть столицы, занимались военными делами, несли охрану дворца.
160. Род Сами — тип родства ко:бэцу (Тоёкиирибико-но Микото, сын Су:дзин), правая часть столицы. Упоминается в «НС» (Тэмму, 13-11-1, 684).
161. Совр. преф. Кагосима.
162. Вероятно, имеется в виду население провинции Хиго.
163. Поскольку Осакабэ-но Макиби благополучно вернулся в прошлом году, это сообщение следует расценивать как реакцию на его отчет. Согласно «Рицурё:», данное деяние квалифицировалось как неуважение к государевым посланникам. Наказывалось смертной казнью через удушение.
164. ?-705. Сын Тэмму. Принимал участие в событиях года дзинсин, в составлении не сохранившихся хроник («НС», Тэмму, 10-3-17), в 701 г. был назначен Тидадзё: кандзи (представитель императора в Палате большого государственного совета Дадзё:кан).
165. 659-720. Один из ведущих царедворцев своего времени. Получил должность Правого министра в 708 г. (должность Левого министра оставалась при этом вакантной).
166. ?-709. В «НС» сообщается о его просьбе освободить 600 рабов (Дзито:, 3-10-22, 689). Занимал должности советника (санги), военного министра, министра кадров. Род Симоцукэно — тип родства ко:бэцу (Тоёкиирибико-но Микото, сын Су:дзин), левая часть столицы. Упоминается в «Сэндай кудзи хонги» в качестве управителя области («Сэндай кудзи хонги». Перевод и комментарии Е. К. Симоновой-Гудзенко. — «Синто. Путь японских богов», т. 2, с. 118).
167. Хакатоко активно участвовал в дипломатической деятельности. Входил в состав посольств в Китай (659 г., в «НС» содержится его подробный отчет о его злоключениях там), в Силла (695), неоднократно участвовал в приеме иностранных миссий. Род Ики — потомки китайских переселенцев (левая и правая части столицы).
168. В 689 г. назначен в «Ведомство хороших слов» (Дзито:, 3-6-2). В «Кайфу:со:» имеется его одно стихотворение (№ 36), указывается, что он был учителем наследного принца, записал предание о сыне Урасима из Мидзуноэ, которое приводится в «Танго-фудоки» (см. «Фудоки», НКБТ, сс. 471-477). Тип родства синбэцу (Амэ-но Котосиронуси-но Микото), правая часть столицы.
169. Японское произнесение китайского имени Са Хункэ. Потомок в первом поколении переселенцев из Китая. Его имя упоминается в «НС» в правление Дзито: в 691-692 гг. в качестве преподавателя китайского языка (Дзито:, 5-9-4, 6-12-14).
170. Учился в Китае (Тэмму, 13-2-6, 684).
171. Род Сакаибэ — тип родства синбэцу (Нибэ-но Сукунэ, потомок Хоакари-но Микото), левая и правая части столицы. Представители рода регулярно назначались в состав дипломатических миссий, направляемых в Китай (659, 665, 701).
172. Проходил обучение в Китае (Тэмму, 13-2-6, 684). Род Сираи упоминается в «НС» (Киммэй, 30), потомки переселенцев из Пэкче, правая часть столицы.
173. В «Кайфу:со:» имеется одно его стихотворение (№ 57). Род Сираи — потомки переселенцев из Когурё, провинция Ямасиро. Кабанэ Фухито (букв, «писец», «грамотей») обычно указывает на иностранное (корейское или китайское) присхождение рода.
174. Преподаватель столичной школы чиновников (Дайгаку), в «Кайфу:со:» имеется одно его стихотворение (№ 38). Род Танабэ — потомки иммигрантов из Китая, правая половина столицы.
175 ?-718. Скончался в должности управителя провинции Тикуго, нижняя степень 5-го старшего ранга. «СН» приводит его жизнеописание (Ё:ро:, 2-4-11). Род Мити — тип родства ко:бэцу (принц крови Нанива, сын Бидацу), левая половина столицы.
176. Род Саи — тип родства синбэцу, Ямасиро. Тот же самый предок, что и у рода Исоноками (Мононобэ), т. е. Каминиги Хаяхи-но Микото.
177. Род Канути — тип родства синбэцу (Фурутама-но Микото), Кавати.
178. Согласно мифологической части «НС», род Нукатабэ ведет свое происхождение от божества Ама-цу Хиконэ-но Микото.
179. Род потомков переселенцев из Китая (ответвление рода восточных Ая).
180. Род потомков переселенцев из Китая (ответвление рода восточных Ая).
181. В 689 г. назначен в «Ведомство хороших слов» (Дзито:, 3-6-2). В «Кайфухо:» имеется одно его стихотворение (№ 28), был заведующим отделом школы столичных чиновников (дайгакурё). Род Цуки — потомки переселенцев из Китая (ответвление рода восточных Ая).
182. Наряду с Миминаси, горы Унэби и Кагуяма являются самыми прославленными в Ямато (среди тех, что воспеты в «Манъёхю:»). Они расположены в окрестностях Фудзивара. Усыпальница Нариаи — захоронение Осисака Хикохито Ооэ, сына государя Бидацу. Дворец Ёсино (преф. Нара, уезд Ёсино) был построен в правление Саймэй. Японские государи (в особенности Тэмму и Дзито: ) часто путешествовали туда. Судя по всему, Ёсино считалось местом повышенной сакральной энергетики, живущие (пребывающие) там сравнивались с бессмертными даосскими мудрецами. В этом качестве Ёсино часто воспевается в антологиях «Манъёхю:» и «Кайфу:со:«. Впоследствии горы Ёсино стали известны как один из центров сюгэндо:. Подр. см. статью М. В. Торопыгиной в данном сборнике.
183. Законы предусматривали лишение монашеского сана за различного рода проступки («Рицурё:», VII, № 2, 5, 7). Однако в данной записи речь идет о другом. В условиях нехватки специалистов возвращение образованных буддийских монахов к мирской жизни в правления Дзито:-Гэммэй было делом вполне обычным. Впоследствии Кити Ёроси занимался медициной, а Кунисо, как предполагается, — гаданием. Род Яго — тип родства сёбан (Китай), левая половина столицы. Род Кити — тип родства ко:бэцу, левая половина столицы. Однако, согласно «Нихон Монтоку тэнно: дзицуроку», род Кити вышел из Пэкче. Вторая версия выглядит предпочтительнсс.
184. ?-703. Неоднократно появляется в «НС» с 686 по 694 гг. под именем Фусэ-но Асоми Миуси. Возглашал плачи во время похорон Тэмму и Дзито:. Занимал пост Правого министра. Род Абэ — тип родства ко:бэцу (Оохико-но Микото, сын Когэн), левая половина столицы.
185. ?-701. Сын Нагатоко, состоявшего Правым министром при Ко:току. Миюки принадлежит песня №4260 в «Манъёхю:». В 696 г. назначен старшим государственным советником (дайнагон). Посмертно присвоен титул Правого министра.
186. Впоследствии служил управителем провинции Идзумо.
187. Прародителем рода Нурибэ считалось божество Хаяхи-но Микото.
188. 639-717. До 681 г. фигурирует в «НС» как Мононобэ-но Мурадзи Маро. Участвовал в событиях года дзинсин. В 676 г. назначен послом в Китай. Участвовал в церемонии оплакивания Тэмму. Вслед за должностью дайнагон, занимал посты Правого (704) и Левого (708) министров. В «Манъёхю:» есть два его стихотворения. Род Исоноками — тип родства синбэцу (Каминиги Хаяхи-но Микото), левая половина столицы.
189. ?-714. В 695 г. назначен послом в Силла, в 702 г. — санги, в 709 г. — тю:нагон, 3-й младший ранг, министр Центра. Род Оно — тип родства ко:бэцу (Оокасуга-но Асоми), левая половина столицы. Согласно «Кодзики» — потомок Амэ Оситарасихико-но Микото (сын Ко:сё: ).
190. В 689 г. назначен в «Ведомство хороших слов» Дзито:, 3-6-2), в 701 г. — заведующим подотделом по строительству храма Якусидзи. Род Хата — тип родства ко:бэцу (Такэноути-но Сукунэ, тот же предок, что и Исоноками), правая половина столицы. Согласно «Кодзики», происходит от Хата Ясиро-но Сукунэ, сына Ко:гэн.
191. ?-709. Впоследствии — управитель провинций Симоцукэ и Муцу. Род Камицукэ — тип родства ко:бэцу (Тоёки Ирихико-но Микото, сын Су:дзин), левая половина столицы.
192. ?-734. Фигурирует в «НС» Щзито:, 5-1-7). К концу жизни имел нижнюю степень 4-го младшего ранга — уникальное достижение для потомка переселенцев. Род Кудара-но Коникиси — тип родства сёбан (ван Пэкче Ыйджа), правая половина столицы.
193. Имеется в виду корабль для отправки посольства в Китай (отправлено в 702 г.).
194. 8-й ранг в 17-разрядной шкале рангов Силла.
195. Преф. Нара.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

«Сёку нихонги». Свиток 2 // История и культура традиционной Япо­нии 2. Труды Института восточных культур и античности РГГУ. М.: РГГУ, 2011. Вып. XXIX. С. 39-69.
 
«Сёку нихонги». Свиток 2. От 1-й луны 1-го года Тайхо [701] до 12-й луны 2-го года Тайхо [702]1
 
Составлено согласно государеву указу Сутано-но Асоми Мамити, нижняя степень младшего четвертого ранга, дайфу в Министерстве народных дел, командующий Левой управой дворцовой охраны, учитель наследного принца.
 
Государь Ама-но Мамунэ Тоёоодзи-но Сумэрамикото. Император Момму.
 
1-й год Тайхо, весна, 1-я луна, 1-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн и принимал новогодние поздравления. Во время этой церемонии перед главными воротами2 был восставлен «птичий флаг». Слева были поставлены флаги с изображением солнца, синего дракона и красного сокола; справа были поставлены флаги с изображением луны, гэмпу и белого тигра3. Члены посольства из страны варваров4 построились слева и справа. Вся церемония проводилась в соответствии с правилами.
 
1-я луна, 4-й день. Государь пребывал во дворце Дайандэн5 и принимал доклады о счастливых предзнаменованиях. Все было устроено, как во время церемонии начала новой луны6.
 
1-я луна, 14-й день. Скончался посланник Силла Ким Сомо, ранг сальчхан. [Для организации похорон] пожаловано 150 хики грубого шелка, 932 кин ваты, 100 тан полотна. Заместителю посланника Ким Дзюнкё, ранг кыпчхан, и членам посольства от гребцов и выше пожалованы соответствующие подарки.
 
1-я луна, 15-й день. Скончался старший государственный советник Оотомо-но Сукунэ Миюки, 3-я широкая степень ранга сё. Государь сильно горевал и печалился. Он послал людей во главе с Энои-но Асоми Яматомаро, 4-я широкая степень ранга дзики, для организации похорон. Он послал Фудзивара-но Асоми Фухито, 1-я широкая степень ранга дзики, чтобы тот в усадьбе [покойного] огласил указ о пожаловании тому 2-й широкой степени ранга сё и должности правого министра. Миюки был сыном Нагатоко7, ранг дайси, который был правым министром при государе Нанива8.
 
1-я луна, 16-й день. Для членов государевой фамилии9 и всех чиновников в помещениях Тёдо устроен пир. Людям от 2-й широкой степени ранга дзики и выше были дарованы еда и питье с государева стола, а также одежды. Радости не было предела.
 
1-я луна, 18-й день. Церемония стрельбы из лука10 была отменена из-за траура по правому министру.
 
1-я луна, 23-й день. Занимавший должность сёсё в Палате народных дел Авата-но Асоми Махито, 2-я большая степень ранга дзики, назначен главным посланником ко двору Тан с вручением ему меча11. Занимавший должность садайбэн Такахаси-но Асоми Касама, 3-я широкая степень ранга дзики. назначен послом12. Глава правой государевой гвардии Сакаибэ-но Сукунэ Оокида, 4-я широкая степень ранга дзики, назначен заместителем посла. Управитель провинции Микава по имени Косэ-но Асоми Оодзи13, 4-я большая степень ранга му, назначен ханкан. Занимавший должность хандзи в министерстве наказаний Камо-но Асоми Кибимаро, 1-я большая степень ранга син, назначен тюи. Управитель уезда Сагарака провинции Ямасиро по имени Канимори-но Сукунэ14, 3-я большая степень ранга син, назначен дайроку. Сирай-но Фухито Амару и Яманоуэ-но Окура, без ранга, назначены сёроку.
 
1-я луна, 29-й день. Скончался Агатаинукаи-но Сукунэ Оотомо15, 1-я широкая степень ранга дзики. Государь послал людей во главе с принцем Якэ, 4-я широкая степень ранга дзё, чтобы тот в усадьбе [покойного] огласил указ о присвоении ему 3-й широкой степени ранга сё за заслуги в год дзинсин.
 
2-я луна, 4-й день. Оглашен указ об учреждении управления казны.
 
2-я луна, 14-й день. Проведен ритуал поклонения Конфуцию. (Примечание. Ритуал поклонения Конфуцию ведет начало с этих пор)16.
 
2-я луна, 16-й день. Принцесса крови Идзуми17 отправлена служить жрицей в святилище Исэ.
 
2-я луна, 20-й день. Государь отправился в отдаленный дворец Ёсино.
 
2-я луна, 23-й день. Для составления подворных списков в Палату народных дел назначены писцы18.
 
2-я луна, 27-й день. Государь вернулся из дворца Ёсино.
 
3-я луна, 3-й день. Во дворце Тоандэн устроен пир для членов государевой фамилии и сановников19.
 
3-я луна, 15-й день. Оосиама-но Сукунэ Аракама, ранг цуйдайсн, послан в Митиноку для организации выплавки золота20.
 
3-я луна, 19-й день. Монах Бэнки возвращен к жизни в миру. Вместо него принял постриг один человек. [Бэнки] пожалована фамилия Касуганокура-но Обито и имя Ою. 21 Ему пожалована 1-я большая степень ранга дуй.
 
3-я луна, 21-й день. Остров Цусима преподнес золото 22.
 
Был провозглашен девиз правления Тайхо23.
 
В соответствии с новыми законами24 произведено переименование учреждений, должностей и рангов25. Принцы [и принцессы] крови с рангом мё разделены на четыре ранговых степени. Принцы [и принцессы] с рангом дзё разделены на 14 ранговых степеней. Всего — 18 ранговых степеней. Остальные подданные разделены на 30 ранговых степеней, а именно: ранг сё на 6 ранговых степеней, ранг дзики — на 8, ранг гон — на четыре, ранг му — на 4, ранг цуй — на 4, ранг син — на 4 ранговых степени. Внешние ранги разделяются на 20 ранговых степеней, а именно: они начинаются с верхней степени 5-го [внешнего] старшего ранга, что соответствует [внешнему] рангу дзики, а кончаются младшим начальным рангом нижней ступени, что соответствует рангу син. Почетные ранги разделяются на 12 ранговых степеней, а именно: они начинаются с третьего старшего ранга, что соответствует рангу сё, а кончаются нижней степенью 8-го младшего ранга, что соответствует рангу цуй. Практика вручения головных уборов [на церемонии пожалования рангов] прекращается, вместо этого им вручается удостоверение26. Подробно изложено в «Погодных записях»27. Определяются [цвета] одежд: для принцев крови от 4-го разряда и выше, а также для обладателей 1-го ранга для принцев и подданных — темно-лиловый; для принцев от 2-го ранга и ниже, а также для подданных от 3-го ранга и выше — светло-лиловый; для обладателей первых четырех степеней разряда дзики — темно-алый; для нижних четырех степеней — светло-алый; для четырех степеней разряда гон — темно-зеленый; для четырех степеней разряда му — светло-зеленый; для четырех степеней разряда цуй — темно-синий; для четырех степеней разряда син — голубой. Лаковые головные уборы, пояса из тонкой материи, белые носки и черные туфли — для всех. Штаны-хакама: для разряда дзики и выше — длинные белые; от разряда гон и ниже — короткие белые.
 
Левому министру Тадзихи-но Махито Сима, 2-я широкая степень ранга сё, пожалован 2-й старший ранг. Старшему советнику Абэ-но Асоми Миуси, 3-я широкая степень ранга сё, пожалован 2-й младший ранг. Средним советникам Исоноками-но Асоми Маро и Фудзивара-но Асоми Фухито, 1-я большая степень ранга дзики, пожалован 3-й старший ранг. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро28, 1-я большая степень ранга дзики, и Ки-но Асоми Маро29, 2-я широкая степень ранга дзики, пожалован 3-й младший ранг. Кроме того, у 14 принцев и 105 подданных изменено название ранга с соответствующим повышением в ранге.
 
Старший советник Абэ-но Асоми Миуси, 2-й младший ранг, назначен правым министром. Средние советники Исоноками-но Асоми Маро и Фудзивара-но Асоми Фухито, 3-й старший ранг, а также средний советник Ки-но Асоми Маро, 3-й младший ранг, назначены старшими советниками.
 
В этот день должность среднего советника была упразднена30.
 
3-я луна, 26-й день. В провинции Тамба в течении трех дней продолжалось землетрясение.
 
3-я луна, 29-й день. Правому министру Абэ-но Асоми Миуси, 2-й младший ранг, было пожаловано: 500 хики грубого шелка, 400 мотков ниток, 5000 тан полотна, 10000 мотыг, 50000 кин железа, а также 20 тё земли в провинциях Бидзэн, Биттю, Тадзима и Аки.
 
Лето, 4-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца.
 
4-я луна, 3-й день. Оглашен указ, в соответствии с которым подношения священным рисом в святилища богов Цукиёми, Каниваи, Коносима и Хацукаси, что расположены в уезде Ка-доно провинции Ямасиро, должны отныне осуществляться родом Накатоми31.
 
4-я луна, 7-й день. Три человека во главе с садайбэн Симоцукэно-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, отправлены для разъяснений новых законов. Принцы, сановники и чиновники приступили к их изучению32.
 
4-я луна, 10-й день. Ооцу-но Мияцуко Хирохито, главе переводчиков посольства в страну Тан, пожалована фамилия Тару-ми-но Кими33.
 
4-я луна, 12-й день. Члены посольства в страну Тан были приняты государем.
 
4-я луна, 15-й день. Совершены приношения многим святилищам, у знаменитых гор и больших рек испрашивали дождь.
 
Отменена должность надсмотрщиков за государевыми полями, их обязанности возложены на управителей провинций.
 
5-я луна, 1-й день. Дайдзёкан распорядился: «Ведомствам, к которым приписаны принцы и сановники от 5-го ранга и выше, должны в конце месяца докладывать в Министерство кадров о количестве проведенных ими на службе дней. После регистрации в Министерстве кадров эти данные передаются в Дайдзёкан.
 
5-я луна, 5-й день. Сановники от 5-го ранга и выше предоставили скаковых лошадей [для проведения скачек и конной стрельбы из лука]. Государь наблюдал [за этим зрелищем]34.
 
5-я луна, 7-й день. Посланнику в страну Тан по имени Авата-но Асоми Махито пожалован меч.
 
Оглашен указ: «Лицам от 1-го ранга и ниже не предоставлять отпусков длительностью больше 15 дней. Должности от старшего советника и выше под это ограничение не подпадают».
 
5-я луна, 27-й день. Изменены ранги, начиная от ранга гон и ниже. Столичные и провинциальные чиновники от 6-го ранга и ниже повышены в ранге на одну степень.
 
6-я луна, 1-й день. Мити-но Кими Обитона, нижняя степень 7-го старшего ранга, разъяснял «Закон о монахах и монахинях» в храме Дайандзи35.
 
6-я луна, 2-й день. Скончался Имибэ-но Сукунэ Сикобути36, верхняя степень 5-го старшего ранга. Оглашен указ о присвоении ему верхней степени 4-го младшего ранга за его заслуги в год дзинсин.
 
Впервые на должность утонэри37 назначены 90 человек. Им был устроен смотр в помещении Дайдзёкан.
 
6-я луна, 8-й день. Оглашен указ: «Все дела следует вершить в соответствии с новыми законами. Управителям провинций и уездов собирать налог в строгом соответствии с установлениями. Нерадивых наказывать по делам их».
 
В этот день были отправлены посыльные в семь округ38 для разъяснения новых законов относительно основ управления и сбора налогов. Кроме того, они повезли с собой для распределения [среди местных властей] новые печати.
 
6-я луна, 11-й день. Хата-но Асоми Мугобэ, верхняя степень 5-го старшего ранга, и Кособэ-но Асоми Химаро 39, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначены в ведомство по строительству храма Якусидзи.
 
6-я луна, 16-й день. Для принцев с сановниками устроен пир во дворце Сэйкодэн 40. В соответствии с рангами им были пожалованы еда и питье с государева стола и одежды.
 
6-я луна, 25-й день. Дождя [давно] не было, в четырех внутренних провинциях 41 молились о дожде. На этот год был отменен натуральный налог продуктами ремесла42.
 
6-я луна, 29-й день. Бывшая государыня [Дзито] отправилась в отдаленный дворец Ёсино43.
 
Осень, 7-я луна, 10-й день. Императорский экипаж вернулся из отдаленного дворца Ёсино.
 
7-я луна, 21-й день. Оглашен указ, в соответствии с которым лицам, начиная от принцев и ниже, были пожалованы в кормление наделы в соответствии с рангами44. Кроме того, в соответствии с заслугами в прошлое правление [государя Тэмму] были пожалованы наделы в кормление45 тем, кто отличился в год дзинсин. Кроме того, в указе говорилось: «В прошлое правление за заслуги в год дзинсин было пожаловано: Муракуни-но Воёри — 200 дворов; по 100 дворов было пожаловано 11 человекам, а именно: Тагима-но Кими Куними, Агатаинукаи-но Мурадзи Оотомо, Энои-но Мурадзи Вокими, Фуми-но Атаи Титоко, Фуми-но Атаи Нумаро, Кифуми-но Мияцуко Оотомо, Оотомо-но Мурадзи Магута, Оотомо-но Мурадзи Миюки, Абэнофусэ-но Оми Миуси, Миваномакамуда-но Кими Кообито; по 80 дворов было пожаловано 4 человекам, а именно: Вакасакурабэ-но Оми Иосэ, Саэки-но Мурадзи Оомэ, Мукэцу-но Кими Хиро, Ванибэ-но Кимитэ 46. Хотя эти пятнадцать человек и были [лично] вознаграждены, их заслуги попадают в разряд особых заслуг средней степени, а потому, согласно закону, одна четверть [этих пожалований] должна наследоваться их детьми.
 
Государева мать разряда хи47, принцы и принцессы крови, побочные дочери государя, младшие супруги императора разряда хин наделены соответствующими кормовыми пожалованиями.
 
В этот день скончался левый министр Тадзихи-но Махито Сима, 2-й старший ранг. Государь отправил надзирать за похоронами48 находившегося в должности усёбэн Хата-но Асоми Хиротари, нижняя степень 5-го младшего ранга, и находившегося на должности сёфу в министерстве управления Ооякэ-но Асоми Канаюми, нижняя степень 5-го младшего ранга. Принц 3-го разряда Осакабэ и Исоноками-но Асоми Маро, 3-й старший ранг, отправлены в усадьбу [покойного] вручить дары. Мити-но Асоми Уси, нижняя степень 5-го старшего ранга, произнес прощальное слово от имени сановников49. Симоцукэ-но Асоми Ивасиро, нижняя степень 7-го младшего ранга, произнес прощальное слово от имени чиновников. Министр был потомком государя Сэнка, сыном принца Тадзихи.
 
7-я луна, 27-й день. Дайдзёкан распорядился: «Ведомство по строительству государева дворца приравнять к управлению50, ведомство по строительству храмов Дайандзи и Якусидзи приравнять к отделу, ведомство по строительству пагоды и сооружению статуи Будды высотой в 1 дзё и 6 сяку51 приравнять к подотделу.
 
Список чиновников, назначаемых государем, доставлять в Дайдзёкан. Список чиновников, назначаемых распоряжением Дайдзёкан, составлять в Министерстве кадров и доставлять [в Дайдзёкан]52.
 
Кроме того, [Дайдзёкан распорядился]: «Наделы за особые заслуги должны наследоваться детьми. Если детей не имеется, не передавать их никому. Однако разрешается наследовать наделы усыновленным детям старших и младших братьев. Если у тех, кто уже наследовал, детей нет, разрешается взять приемных детей и передавать им [эти наделы] по наследству. Считать их такими же родственниками, что и родных детей. Передавать надел внукам не разрешается»53.
 
Кроме того, было сказано: «Если у чиновника 5-го ранга и выше детей не имеется, разрешается использовать право тени по отношению к усыновленным ими детям старших и младших братьев. По отношению к внукам применение [права тени] не допускается» 54.
Кроме того, было сказано: «Назначение художников, а также счетоводов и учетчиков, учителей музыки и им подобных проводить решением Дайдзёкан»55.
 
8-я луна, 2-й день. Государь повелел возвратить монахам Эё, Синдзё и Торо их прежние фамилии и вернуть их к жизни в миру. Вместо каждого из них один человек был пострижен в монахи. Фамилия Эё — Року, имя — Эмаро. Фамилия Синдзё — Ко, имя — Кондзо. Фамилия Торо — Оо56, имя — Тюмон.
 
8-я луна, 3-й день. Принц крови Осакабэ, 3-й разряд, Фудзивара-но Асоми Фухито, 3-й старший ранг, Симоцукэ-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, Ики-но Мурадзи Хакатоко, нижняя степень 5-го младшего ранга и Иёбэ-но Мурадзи Умакаи, нижняя степень 5-го младшего ранга, в соответствии с распоряжением государя составили законы57.
 
Их основные положения основывались на законах, принятых при государе Киёмихара58. Каждому из составителей были пожалованы соответствующие подарки.
 
8-я луна, 4-й день. Дайдзёкан распорядился: «Через 30 лет после года каноэнэ, когда храму Сигасандзи59 в провинции Ооми был пожалован кормовой надел, и через 5 лет после 1-го года Тайхо, когда храмам Кандзэондзи60 и женскому монастырю Цукуси-но Нидзи были пожалованы кормовые наделы, эти кормовые наделы упразднить, приравнять их к [обычным] кормовым наделам и собирать с них налоги.
Подотдел жрицы в Исэ преобразовать в отдел, а служащих в нем приравнять к постоянно занятым»61.
 
8-я луна, 7-й день. Мита-но Обито Ицусэ62 из уезда Осину-ми провинции Ямато был послан ранее на остров Цусима. Он организовал там выплавку золота. Согласно государеву указу, Ицусэ пожалованы верхняя степень 6-го старшего ранга, 50 дворов и 10 тё суходольных поле. Ему также пожалованы грубый шелк, вата, полотно, мотыги. Ему разрешено выйти из состояния дзакко 63. Управителю острова Цусима, а также служащим уезда от сакан и выше пожаловано повышение на один ранг, а управителю уезда, где было обнаружено золото, пожаловано повышение на два ранга. Якабэ-но Миядзи, который обнаружил золото, пожалованы верхняя степень 8-го старшего ранга, грубый шелк, вата, полотно, мотыги. Он освобожден — на всю жизнь, а жители его уезда — на три года от всех податей и повинностей. Ицусэ был послан для организации выплавки золота по распоряжению покойного правого министра Оотомо-но Сукунэ Миюки. В связи с этим его сыну предоставлено в кормление 100 дворов и 40 тё суходольных полей. (Примечание. В «Нэндайрэки» говорится, что впоследствии выяснилась ложь Ицусэ. Что до покойного правого министра, то он ему поверил).
 
Ведомство по составлению законов распорядилось: «Чиновникам ниже 5-го ранга получать сезонное жалование собственноручно в установленный день в Министерстве казны. Палате цензоров высказывать нарушителям порицание»64.
 
8-я луна, 8-й день. Знатоки законов отправлены в шесть округ (за исключением Сайкайдо)65 для разъяснения новых законов.
 
8-я луна, 9-й день. Взрослые члены государевой фамилии, вне зависимости от того, состоят они на службе или нет, внесены в списки на получение сезонного жалования.
 
8-я луна, 14-й день. Три провинции — Харима, Авадзи и Кии — докладывали: «Из-за сильного ветра и высоких волн пострадали поля и сады». Туда были отправлены посыльные, которые проверили состояние полей и посадки тутовых деревьев, расспросили людей. Посыльные были отправлены также в провинции Кавати, Сэццу и Кии [для инспекции] строительства путевых дворцов и 38 судов для государя. Эти суда предназначались для путешествия [государя] по воде.
 
8-я луна, 21-й день. В 17 провинциях — Микава, Тотоми, Сагами, Ооми, Синано, Этидзэн, Садо, Тадзима, Хоки, Идзумо, Бидзэн, Аки, Суо, Нагато, Кии, Сануки и Иё — расплодилась саранча, дул сильный ветер, дома валились, урожаю был нанесен ущерб.
 
Согласно государеву указу, покойному Цуки-но Имики Окина, нижняя степень 5-го младшего ранга, за участие в составлении законов пожалована верхняя степень 5-го старшего ранга.
 
8-я луна, 26-й день. Крепость Такаясу была упразднена. Находившееся там имущество перевезено в провинции Ямато и Кавати. [55]
Всем провинциям приказано увеличить количество воинов, предназначенных к отправке в столицу для охраны внешних и внутренних ворот дворца66.
 
9-я луна, 9-й день. Во все провинции направлены посыльные для осмотра состояния хозяйства и оказания людям вспомоществования.
 
9-я луна, 18-й день. Государь отправился в провинцию Кии67.
 
Зима, 10-я луна, 8-й день. Государев экипаж прибыл на горячие источники Муро.
 
10-я луна, 9-й день. Сопровождавшим [государя] чиновникам, управителю провинции [Кии] и управителям уездов [провинции Кии] пожаловано повышение в рангах, одежды и ночное белье. Престарелым жителям провинции пожалован рис в соответствии с возрастом. На этот год [в Кии] отменен рисовый налог, налог продуктами ремесла, уплата процентов по рисовым ссудам. В одном уезде — Муро — люди освобождены от уплаты и самой ссуды, там также объявлена амнистия68.
 
10-я луна, 19-й день. Государев экипаж вернулся из Кии.
 
10-я луна, 20-й день. Конные воины из разных провинций, сопровождавшие государев экипаж, освобождены на этот год от налога продуктами ремесла и трудовой повинности, а носильщики освобождены от рисового налога.
 
11-я луна, 4-й день. В Поднебесной провозглашена всеобщая амнистия. Под нее не попали только воры. Престарелым, больным, монахам и монахиням пожалованы соответствующие подарки69.
 
11-я луна, 8-й день. Впервые произведены назначения в подотдел великих приношений70. Его заведующими назначены принц Мино71, нижняя степень 5-го старшего ранга, и Хикэта-но Асоми Таэ, нижняя степень 5-го младшего ранга.
 
11-я луна, 9-й день. Палате цензоров приказано приступить к инспекции внутренних провинций.
 
11-я луна, 17-й день. Дайдзёкан распорядился: «Ранее, когда по добросердечию государя бывала объявлена амнистия, в день ее объявления преступников приводили к государеву двору. Отныне [этот обычай] отменяется. После объявления о помиловании [преступников] следует освобождать их в соответствующем ведомстве».
 
12-я луна, 10-й день. Принцам и сановникам пожалованы образцы поясных мешочков72.
 
12-я луна, 15-й день. Было установлено73: «Женщины от 5-го ранга и выше не должны носить одежду тех же цветов, что и их мужья. Только в дни проведения придворных церемоний разрешать им надевать одежду тех цветов, которые соответствуют более низкому рангу, [чем обладают их мужьяр.
 
12-я луна, 27-й день. Скончалась принцесса крови Ооку74. Она была дочерью государя Тэмму.
 
В этом году бунин Фудзивара-но [Мияко] родила принца крови [Обито75].
 
2-й год [Тайхо], весна, 1-я луна, 1-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн и принимал новогодние поздравления. Принцы крови и те, кто занимал должности от старшего советника и выше, впервые облачились в парадные одежды76. Лица от принцев и ниже были одеты в обычные придворные одежды.
 
1-я луна, 8-й день. Управление по строительству государева дворца преподнесло дерево кококу высотой в 8 хиро (в простонародье его называют хиираги)77.
 
1-я луна, 10-й день. В провинции Кии учрежден почтовый двор Када78.
 
1-я луна, 15-й день. Для придворных был устроен пир во дворце Сэйкаку79. Исполнялась музыка годзё и тайхэй80. Веселию не было конца. Пожалованы соответствующие подарки.
 
1-я луна, 17-й день. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й младший ранг, назначен главой Министерства кадров. Принц Мино, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен главой левой части столицы. Фусэ-но Оми Мимимаро81, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем Сэццу82. Тагима-но Махито Татибана83, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен заведующим отделом жрицы в Исэ. Оомива-но Асоми Такэтимаро84, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем провинции Нагато. Окинага-но Махито Коою85, верхняя степень 6-го старшего ранга, и Тадзихи-но Хасихито-но Сукунэ Тарусима86, верхняя степень 6-го старшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.
 
1-я луна, 25-й день. Оглашен указ, согласно которому мастер дхармы Тиэн назначен содзё. Мастер дхармы Дзэнъо назначен дайсодзу. Мастер дхармы Бэнсё назначен сёсодзу. Мастер дхармы Сосё назначен рисси87.
 
2-я луна, 1-й день. В Поднебесной впервые роздано уголовное законодательство88.
 
2-я луна, 13-й день. В провинции Итиго разразились болезни. Для их лечения посланы врачи и лекарства.
 
В связи с раздачей приношений [синтоистским святилищам] в этот день во все провинции отправлены на почтовых лошадях посланники, чтобы призвать в столицу куни-но мияцуко89.
 
2-я луна, 19-й день. Впервые посланы в секретариат-бэнкан Дайдзёкан данные из всех провинций, касающиеся рисового налога, рисового налога на содержание почтовых дворов, амбарах и количестве оружия.
 
2-я луна, 20-й день. Во всех провинциях были назначены наблюдатели за монахами90.
 
2-я луна, 22-й день. Провинция Каи преподнесла 500 луков из катальпы91. Их направили в Дадзайфу.
 
В этот день святилища трех божеств — Итакэсо, Оояцухимэ и Цумацухимэ — были разделены92.
 
2-я луна, 28-й день. Управителям всех провинций впервые розданы ключи [от зернохранилищ], с которыми они вернулись [в свои провинции]. (Раньше ключи находились у чиновников, ответственных за сбор налогов. Теперь их получили управители провинций).
 
3-я луна, 5-й день. В трех провинциях — Инаба, Хоки и Оки — расплодилась саранча. Посевам был нанесен ущерб.
 
3-я луна, 8-й день. Впервые во все провинции Поднебесной доставили образцы мер длины и объема.
 
3-я луна, 11-й день. Накатоми-но Асоми Омимаро, нижняя степень 5-го старшего ранга, Имибэ-но Сукунэ Кообито, нижняя степень 5-го младшего ранга, Накатоми-но Асоми Иваки и Имибэ-но Сукунэ Комамаро, нижняя степень 6-го младшего ранга, Сугау-но Асоми Кунихоко, нижняя степень 7-го старшего ранга, Камунагибэ-но Сукунэ Хакасэ, нижняя степень 7-го младшего ранга, и Имибэ-но Сукунэ Насиро, верхняя степень 8-го старшего ранга, повышены на одну ранговую степень93.
 
3-я луна, 12-й день. Во дворце Дайандэн проведен [ритуалы] усмирения [злых духов] и великого очищения. Государь пребывал во дворце Сэйдэн нового дворца и предавался очищению. Приношения отправлены во все святилища внутренних провинций и семи округ94.
 
3-я луна, 17-й день. Провинции Ямато приказано починить два отдаленных дворца.
 
Четыре уезда из провинции Эттю переданы провинции Этиго.
 
3-я луна, 23-й день. 716 человек из уезда Таки провинции Мино переселены в уезд Гамо провинции Ооми.
 
3-я луна, 27-й день. Провинция Синано преподнесла 1020 луков из катальпы. Их направили в Дадзайфу.
 
3-я луна, 30-й день. Дадзайфу разрешено самостоятельно проводить назначения на должности от дзё и ниже в подведомственных провинциях, а также назначать там управителей уездов96.
 
Лето, 4-я луна, 3-й день. В день почитания божества в святилище Камо запрещено собираться в толпы и устраивать конные стрельбы из лука. Жители самой провинции [Ямасиро] под этот запрет не подпадают.
 
4-я луна, 8-й день. Провинция Хида преподнесла божественного коня96. В Поднебесной провозглашена великая амнистия. Под нее не подпали только воры. Чиновникам провинции [Хида] начиная от сакан и выше, управителю уезда, где было обнаружено чудесное знамение, пожаловано повышение на одну ранговую степень, также пожалованы соответствующие подарки, народ освобожден от податей и повинностей. Монаху Рюкан, обнаружившему чудесное знамение, прощено преступление [его отца] и разрешен въезд в столицу. (Он был сыном сосланного монаха Кодзин). Кроме того, принцам и обладателям рангов во Внутренних провинциях пожалованы подарки. Во всех провинциях отменен рисовый налог, замени-тельная натурооплата уменьшена наполовину.
 
4-я луна, 10-й день. Хада-но Имики Хиронива97, нижняя степень 7-го младшего ранга, преподнес дерево кококу высотой в 8 хиро и копьевидным корнем. Отправлены посыльные, чтобы доставить его в великое святилище Исэ.
 
4-я луна, 13-й день. Согласно государеву указу, определен список родов куни-но мияцуко во всех провинциях. Их имена записаны в «Списке куни-но мияцуко»98.
 
4-я луна, 15-й день. Семи провинциям Цукуси и провинции Этиго приказано подобрать и доставить ко двору служительниц-унэмэ и охранников государева дворца. Что до провинции Митиноку, то она не должна доставлять [служительниц и охранников]99.
 
5-я луна, 5-й день. Оглашен указ: «Если принц 5-й степени родства сам донесет о преступлении или же учинит иск, и дело его будет принято к производству, предоставлять ему во время суда особое место».
 
5-я луна, 21-й день. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й младший ранг, Авата-но Асоми Махито, нижняя степень 4-го старшего ранга, Такамуку-но Асоми Маро100, верхняя степень 4-го младшего ранга, Симоцукэно-но Асоми Маро, верхняя степень 4-го младшего ранга, и Оно-но Асоми Кэно, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначены государевым указом советниками двора101.
 
6-я луна, 6-й день. Население уездов Ёсино и Ути провинции Ямато освобождено от податей и повинностей.
 
6-я луна, 7-й день. В провинции Кодзукэ распространились болезни. Для оказания помощи туда отправлены лекарства.
 
6-я луна, 24-й день. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й младший ранг, назначен военным министром.
 
6-я луна, 28-й день. В дворцовые ворота Ама-но Инукаи ударила молния102.
 
6-я луна, 29-й день. Посольство в страну Тан отплыло с Цукуси в прошлом году, но из-за жестокого ветра и волн оно не смогло переправиться через море. Посольство вновь отправилось только сейчас.
 
Осень, 7-я луна, 4-й день. Согласно государеву указу, принцам крови запрещено въезжать конными в ворота дворца.
 
7-я луна, 8-й день. Оглашен указ: «Имущество из хранилищ великого святилища в Исэ является священным. При преподнесении его божеству следует обращаться с ним осторожно и не пачкать. Кроме того, божество Хо-но Икадзути-но Ками из уезда Отокуни провинции Ямасиро при испрашива-нии у него дождя каждый раз являет чудесные знамения. А потому следует совершать ему великие приношения по случаю праздника нового урожая и приношения по случаю ритуала цукинамисай»103.
 
7-я луна, 10-й день. Государь повелел всем чиновникам — внутренним и внешним, гражданским и военным — изучать новые законы.
Мивахито-но Ооки 104 из уезда Ооно провинции Мино преподнес лошадь с восемью копытами105. Ему была пожалована тысяча снопов риса.
 
7-я луна, 11-й день. Государь отправился в отдаленный дворец Ёсино.
 
7-я луна, 30-й день. Впервые произведены разъяснения уголовных законов.
 
В этот день были помилованы преступники.
 
8-я луна, 1-й день. Сацума и Танэ отдаляются от благодетельного государя, не слушают его распоряжений. А потому подняты войска, чтобы покорить их. В конце концов удалось проверить их дворы и учредить там чиновников106.
 
Идзумо-но Кома107 пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.
 
8-я луна, 4-й день. Такахаси-но Асоми Косама, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен заведующим подотделом по строительству храма Дайандзи.
 
8-я луна, 5-й день. В двух провинциях, Суруга и Симооса, дул сильный ветер и валил дома людей. Нанесен ущерб урожаю.
 
8-я луна, 8-й день. В усыпальницу Яматотакэру108 ударила молния. Туда отправлены посыльные для проведения ритуала [умиротворения].
 
8-я луна, 13-й день. Оглашен указ, согласно которому работникам пяти дворцовых застав, точно так же, как и самим охранникам, следует выплачивать сезонное жалование.
 
8-я луна, 16-й день. Исоноками-но Асоми Маро, 3-й старший ранг, назначен главой Дадзайфу.
 
8-я луна, 28-й день. Оглашен указ, согласно которому одежду для нужд великого святилища Исэ следует изымать из натурального налога, собираемого с дворов, принадлежащих святилищу.
 
9-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затмение.
 
9-я луна, 14-й день. Введены следующие правила. Подаваемые в первый день каждого месяца отчеты чиновников, начиная от сакан и выше, следует направлять в секретариат Дайдзёкан, откуда они направляются в Министерство центра 109.
 
Военным чинам, которые принимали участие в походе против хаято из Сацума, пожалованы соответствующие почетные ранги.
 
9-я луна, 17-й день. В пяти провинциях — Суруга, Идзу, Симооса, Эттю и Ава — случился голод. Отправлены посыльные для оказания помощи.
 
9-я луна, 19-й день. В пять провинций — Ига, Исэ, Мино, Овари и Микава — отправлены посыльные для строительства путевых дворцов.
 
9-я луна, 21-й день. Идзумо-но Кома, нижняя степень 5-го младшего ранга, пожаловано кабанэ Оми.
 
9-я луна, 23-й день. В Поднебесной объявлено великое помилование.
 
9-я луна, 25-й день. Оглашен указ, согласно которому роды, обладающие [кабанэ] начиная от имики и выше, которые не были внесены в списки в год киноэнэ, но на самом деле облагают кабанэ, должны сообщить об этом110.
 
Зима, 10-я луна, 1-й день. Скончался Мити-но Махито Томи111, нижняя степень 4-го младшего ранга.
 
10-я луна, 3-й день. При покорении хаято из Сацума были проведены моления девяти божествам, пребывающим на территории Дадзайфу, и, благодаря их божественной помощи, разбушевавшийся враг был усмирен. В благодарность за это им совершены приношения112. Охранители тамошних земель (теперь это провинция Сацума) докладывали: «Желаем возвести остроги в ключевых пунктах подведомственных земель и поместить туда охранников». Разрешение было дано.
 
В связи с высочайшим выездом в провинцию Микава, молились об успокоении божеств.
 
10-я луна, 10-й день. Бывшая государыня [Дзито] направилась в провинцию Микава. Провинции, [по которым она проследовала], были освобождены на этот год от уплаты зернового налога113.
 
10-я луна, 11-й день. Провинция Оми преподнесла чудесный рис — стебли с разных грядок срослись в один колос114.
 
10-я луна, 14-й день. Законы «Рицурё» были розданы во все провинции Поднебесной.
 
10-я луна, 21-й день. Оглашен указ: «При обнаружении дворов, где все — от прапрадедов до праправнуков — на протяжении многих поколений соблюдают нормы сыновней почтительности, членов таких дворов следует освободить от несения трудовой повинности, а перед воротами дома поставить столб с табличкой, указывающей на добродетельность данной семьи»115.
 
11-я луна, 13-й день. [Бывшая государыня Дзито] прибыла в провинцию Овари. Овари-но Мурадзи Вакакомаро и Овари-но Мурадзи Усимаро она пожаловала кабанэ Сукунэ. Управителю провинции Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 5-го младшего ранга, она пожаловала 10 дворов в кормление116.
 
11-я луна, 17-й день. [Бывшая государыня Дзито] прибыла в провинцию Мино. Управителю уезда Фува по имени Мия-но Сугури Кономи она пожаловала нижнюю степень внешнего 5-го младшего ранга. Управителю провинции Исикава-но Асоми Корю, нижняя степень 5-го младшего ранга, она пожаловала 10 дворов в кормление.
 
11-я луна, 22-й день. [Бывшая государыня Дзито] прибыла в провинцию Исэ. Ее управителю Саэки-но Сукунэ Иваю, верхняя степень 5-го младшего ранга, она цожаловала 10 дворов в кормление.
 
11-я луна, 24-й день. [Бывшая государыня Дзито] прибыла в провинцию Ига. Управителям уездов и крестьянам тех провинций, по которым она проезжала, — Овари, Мино, Исэ и Ига — она жаловала соответствующие ранги и подарки.
 
11-я луна, 25-й день. Императорский экипаж вернулся из провинции Микава. Сопровождавшие ее конные воины были освобождены от подушной подати.
 
12-я луна, 2-й день. Оглашен указ: «9-й день 9-й луны и 3-й день 12-й луны считать за дни поминовения прежних государей. Ни одному из ведомств к работе не приступать»117.
 
12-я луна, 6-й день. На дневном небе появилась звезда118.
 
12-я луна, 10-й день. В провинции Мино построена горная дорога Мисо.
 
12-я луна, 13-й день. Бывшая государыня [Дзито] занемогла. В Поднебесной объявлено великое помилование. Сто человек пострижено в монахи, в четырех внутренних провинциях читали «Сутру золотого блеска».
 
12-я луна, 22-й день. Бывшая государыня скончалась. В ее завещании говорилось: «Траурных одежд не одевать, плачей не устраивать. Всем чиновникам — столичным и провинциальным, гражданским и военным — выходить на службу, как обычно. Похороны провести скромно»119.
 
12-я луна, 23-й день. Принц крови Ходзуми120, 2 разряд, Инукаи-но Оокими121, верхняя степень 4-го младшего ранга, Мити-но Махито Уси, нижняя степень 5-го младшего ранга, Саэки-но Сукунэ Момотари и Кифуми-но Асоми Хондзити122 — нижняя степень 5-го младшего ранга, назначены ответственными за сооружение временной усыпальницы123. Принц крови Осакабэ, 3-й разряд, принц Хиросэ124, нижняя степень 4-го младшего ранга, Хикэта-но Асоми Сукунамаро125, верхняя степень 5-го младшего ранга, и Тами-но Имики Хирабу126, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначены ответственными за сооружение ограды временной усыпальницы.
 
12-я луна, 25-й день. В четырех великих храмах127 проведены [заупокойные] службы с вкушением постной пищи.
 
12-я луна, 29-й день. Возле дворца Сэйдэн возведена временная усыпальница.
 
12-я луна, 30-й день. Проведение Великого очищения отменено. Однако очищение, проводимое Ямато Кафути-но Фухитобэ, проводилось, как обычно 128.
 
Конец 2-го свитка.

Комментарии

1. Настоящая публикация второго свитка хроники «Сёку нихонги» является продолжением нашего перевода: А. Н. Мещеряков. Хроника «Сёку нихонги». Свиток I. «Политическая культура древней Японии». М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2006, с. 7-65. Там же приводятся все обстоятельства составления хроники и принципы нашего перевода. Реалии, прокомментированные в первом свитке, в настоящей публикации больше не комментируются. Сведенные в табличную форму данные реформам государственного аппарата, которым уделяется много места в данном свитке, см. А. Н. Мещеряков, М. В. Грачев. История древней Японии. СПб.: «Гиперион», 2002.
2. «Главные ворота» (сэймон) отделяли «императорскую» часть дворцового комплекса (дайри) от той части, где были расположены 12 строений (тёдо), в которых работали обычные чиновники. Эти ворота располагались к югу от тронного зала (Дайгокудэн).
3. Под «птичьим флагом» имеется в виду изображение трехлапой вороны (счастливый знак). Флаги с изображением солнца и лупы считались символами императорской власти. Синий дракон — защищает от злых духов и флюидов со стороны востока, красный сокол — мифическая птица, защитница юга, гэмпу — гибрид змеи с черепахой, защищает со стороны севера, белый тигр — защищает со стороны запада. Вся символика имеет китайское происхождение.
4. Имеется в виду посольство Силла, прибывшее в 11-й луне прошлого года. Возможно также участие посланцев с южных островов. Поздравления императора иностранными послами по случаю нового года входили в китайский императорский ритуал и означали признание его сюзереном со стороны «варваров».
5. Буквально «дворец великого покоя». Располагался на императорской половине дворцового комплекса, там проводилась церемония присвоения рангов и пиры.
6. Во время этой церемонии, на которой присутствовали столичные чиновники, руководители ведомств подавали доклады о проделанной в прошлом месяце работе.
7. Упоминается в «НС» (Когёку, 1-12-13) под именем Умакай. Скончался в 651 г.
8. Император Котоку (645-654). В данном случае именуется по местоположению дворца, который он занимал.
9. К ним относились: родные братья и сестры императора, его и их сыновья, сыновья императрицы, а также их потомки, включая четвертую степень родства («Рицурё», XIII-1).
10. Правила проведения этой церемонии устанавливаются в «Рицурё» (ХХХ-41). Ее укоренение в придворной жизни относится к правлению Тэмму.
11. Вручение меча государем — знак инвеституры. Вручение меча в этой функции практиковалось по крайней мере с конца V — начала VI вв. Первый случай такого рода — так наз. «меч из Инарияма».
12. Касама (? — 709) в Китай не отправился.
13. По возвращению из Китая Оодзи назван заместителем посла. Его имя фигурирует в «НС» (Дзито, 7-4-22), где утверждается, что он знал о хищении из государевой сокровищницы, но не предотвратил его. Род Косэ — тип родства «кобэцу» (потомок Такэноути-но Сукунэ), правая половина столицы.
14. Род Катамори изначально принадлежал к корпорации томо-но мияцуко, отвечал за поддержание чистоты во дворце. В 684 г. получил кабанэ Сукунэ («НС», Тэмму, 13-12-2).
15. В «год дзинсин» во время восточного похода Тэмму сопровождал его. Тэмму навещал его во время болезни («НС»; 9-7-5, 680 г.).
16. Ритуал поклонения Конфуцию проводился во 2-й и 8-й лунах в столичной и провинциальных школах чиновников («Рицурё», XI-3). Начало проведения этой церемонии, включавшей в себя совершение приношений, лекции и пир, служит логичным продолжением проводимого в это время курса на китаизацию власти.
17. ? — 734, дочь императора Тэнти.
18. Подворные списки были неотъемлемой частью системы управления и надельного землепользования. Правила их составления были определены законодательством («Рицурё», VIII-19-22). Хотя «НС» содержит сведения о составлении таких списков в 670, 690 и 698 гг., эти данные вызывают определенные сомнения. Однако для периода Нара можно с определенностью утверждать, что такие списки действительно составлялись. Они подлежали хранению в течение 30 лет. Поскольку данные первой переписи подлежали вечному хранению, до настоящего времени сохранились частичные данные 702 г. (по провинциям Мино, Тикудзэн, Будзэн и Бунго).
19. Расположение Тоандэн (букв, «восточный дворец покоя») неизвестно. Сам пир был приурочен к ежегодной церемонии «искривленной воды» (гёкусуй) и включался в перечень придворных церемоний («Рицурё», ХХХ-40). Согласно древнекитайским обычаям, по течению ручья пускалась чарка с вином, которой приписывалось очистительное действие. В то время, когда чарма проплывала мимо расположившихся на берегу участников пира, они слагали стихи на заданную тему. В 1975 г. на территории Нара был обнаружен искусственный водоем зигзагообразной формы, который, как предполагается, использовался для проведения данного действа.
20. Данная экспедиция, по всей вероятности, окончилась неудачей. Род Ооасиама — провинция Сэццу, тип родства «синбэцу». Изначально занимался поставкой ко двору морепродуктов, принадлежал к корпорации томо-но мияцуко. Сведения об Аракама содержатся в «НС» (Сютё, 1-9-27, 686 г.), где он оплакивает скончавшегося императора Тэмму.
21. Одна его песня (№ 298), относящаяся к монашескому периоду, содержится в «Манъёсю». После возвращения к мирской жизни антология фиксирует 7 его стихотворений. Кроме того, одно стихотворение содержится в «Кайфусо». Род Касуганокура относится, вероятно, к иммигрантам.
22. Впоследствии выяснилось, что это был подлог. См. Тайхо, 1-8-7.
23. Первый девиз правления, принятый в Японии. Девизы правления, упоминаемые в «НС» (Тайка, Хакути, Хакухо, Сютё), не находят эпиграфического подтверждения. По всей вероятности, ори были придуманы задним числом. Принятие собственного девиза правления служило важнейшим внешнеполитическим актом, поскольку только страна, независимая от Китая, имела право на собственные девизы правления (то же самое касается собственного законодательства, введенного в этом же году). Япония является в настоящее время единственной страной, которая придерживается летоисчисления по девизам правления. Исчисление времени являлось прерогативой императора, и даже во время правления всемогущественных сёгунов девизы правления провозглашались от имени императора (тэнно). «Тайхо» означает «великое сокровище», под которым в китайской традиции разумеется добродетельность Неба и Земли, либо самого императора. Однако то, что данный девиз был принят непосредственно вслед за обнаружением золота, намекает на возможность того, что двор посчитал это за благоприятный знак. Впоследствии принятие нового девиза правления сопровождается обоснованием. В данном случае такое обоснование отсутствует. Возможно, что первоначально оно существовало, однако поскольку поднесенное с острова Цукуси золото оказалось фальшивкой, обоснование пришлось убрать.
24. Имеется в виду административно-гражданская часть кодекса «Тайхо рицурё».
25. В настоящем сообщении основное внимание уделяется реформе чиновничьих рангов. Вместо прежней системы ранжирования 685 г. учреждалась новая, где ранги получили цифровое обозначение (с подразделением на категории и степени). Введение новой системы ранжирования объяснялось желанием максимально походить на Китай, откуда (с небольшими изменениями) она и была заимствована. Согласно новой системе ранжирования, столичное чиновничество обладало «обычными» рангами, а провинциальное — «внешними». Ряды столичного чиновничества пополнялись, по преимуществу, из столичного округа (Кинай), а провинциальное — из уроженцев других мест. Переход чиновника из одной сетки ранжирования в другую был весьма затруднен. Такая же труднопреодолимая граница существовала в реальности между третьим и всеми остальными рангами, между четвертым и пятым, между пятым и более низкими рангами. По сравнению с Китаем, откуда была заимствована данная система ранжирования, японская практика применения рангов отличалась намного большей закрытостью, что связано с ярко выраженным аристократизмом японского общества. В связи с этим регулярные аттестации чиновников и экзамены на занятие должности играли в Японии намного меньшую роль, чем в Китае. Кроме указанных систем ранжирования, существовали «почетные» (или «наградные») ранги, которыми жаловались, в основном, за военные заслуги. Для принцев и принцесс была введена отдельная сетка ранжирования. При этом принцы и принцессы крови были выделены в отдельную категорию, что свидетельствует о повышении статуса императорской семьи.
26. Согласно «НС», это практиковалось уже в правления Тэмму (11-3-28) и Дзито. Это может свидетельствовать как в пользу недостоверности сведений «НС», так и о непоследовательности применения практики удостоверений. В любом случае, начиная с 701 г. можно твердо говорить о том, что головной убор теряет функцию социального маркера внутри чиновничьего класса. Поскольку на предыдущие системы ранжирования оказывала большое влияние корейская государственная практика, которая теперь уступила место китайской (как более «передовой»), предыдущий маркер (головной убор) был признан «малокультурным».
27. «Нэндайрэки». По всей вероятности, один из источников, использовавшийся составителями «СН».
28. Сын Нагатоко, отец Табито. В «Манъёсю» содержится три его стихотворения. Участвовал на стороне Тэмму в войне года дзинсин, фигурирует в «НС» в качестве представителя казначейской палаты на похоронах Тэмму (Сютё, 1-9-28). Единственный из средних советников, который в этот день не занял должность старшего советника, однако впоследствии продолжил свою блестящую карьеру: занимал должности члена государственного совета (санги), военного министра, старшего советника. Скончался в 714 г.
29. Одно его стихотворение помещено в «Кайфусо». Скончался в 705 г.
30. Раньше существовали три подразделения для должности «советник» (нагон): старший (дайнагон), средний (тюнагон) и младший (сёнагон). Они были приближенными государя, но непосредственного и официально санкционированного участия в принятии решений не принимали. Теперь за старшим советником закрепляется должность санги, предполагавшая самое активное участие в политике. Кроме того, дайнагон зачитывал государевы распоряжения и указы. Младший же советник занимался «мелкими делами».
31. Таким образом, эти святилища были включены в реестр «государственных святилищ», которым доставляются подношения от государева двора (в лице представителей рода Накатоми). В это время продолжается формирование синтоистской «магической сети», которая была призвана обеспечить ритуальный контроль государства на подведомственной ему территории.
32. с этого момента часть? сообщения об активной работе по разъяснению нового законодательства (административного права), которая проводилась его разработчиками как в столице, так и на местах.
33. «ССР» приводит объяснение происхождению этой фамилии, которую можно перевести как «водонос»: во время засухи, случившейся в Правление Котоку, предок Хирохито смастерил бочку и доставлял воду во дворец. Следует также помнить, что при посылке посольств в Китай его участникам могли жаловаться перед отправкой новые ранги и должности, что должно было повысить их статус в глазах китайских чиновников.
34. 5-й день 5-й луны обозначен в «Рицурё» как праздничный. Начиная с правления Суйко, «НС» неоднократно отмечает, что в этот день проводилась государева охота и сбор целебных трав (Суйко, 19-5-5, 20-5-5, 22-5-5; Тэнти, 7-5-5; Когёку, 1-5-5). В период Нара охота была преобразована в конную стрельбу из лука, что говорит о «мужском» характере действа. В период Хэйан в этот день проводились «состязания ирисов», когда придворные предъявляли добытые ими растения, Которые оценивались с точки зрения их длины. Ирис, возможно, следует считать фаллическим символом. В настоящее время 5 мая устраивается «праздник мальчиков».
35. Этот храм первоначально известен как «храм Кудара» («НС», Когёку, 1-9-3, 642 г.), «храм Такэти», «храм Дайкан-дайдзи» (Тэмму, 212-17, 673 г.). В 701 г. располагался в уезде Такэти, после постройки Нара перенесен в столицу. Один из крупнейших буддийских храмов своего времени, пользовался активной поддержкой властей.
36. Во время интронизации Дзито преподнес ей меч и зеркало («НС», Дзито, 4-1-1).
37. Утонэри — букв, «внутренние (дворцовые) тонэри». На эту должность назначались достигшие совершеннолетия (21 год) сыновья и внуки обладателей 5-го ранга и выше. В их функцию входила охрана государя, сопровождение его во время выездов, выполнение поручений государя. Входили в штат Министерства центра.
38. В число семи округ (регионов) входили: Кинай, Токайдо, Тосандо, Хокурикудо, Санъёдо, Нанкайдо, Сайкайдо.
39. Род Косэ — левая часть столицы, тип родства «кобэцу».
40. Сэйкодэн — местоположение этого сооружения в дворцовом комплексе неизвестно.
41. В это время к внутренним провинциям (столичному округу) относились Ямато, Кавати, Сэццу, Ямасиро.
42. Роспись налога продуктами ремесла (а также другими продуктами, не имеющими отношения к растиниеводетву) приведена в «Рицурё» (закон X). В отличие от налогов, собиравшихся зерном (шли на удовлетворение нужд местных властей), этот вид налога, включавший в себя продукты ткачества, железо, мотыги, морепродукты и др., полностью доставлялся в столицу.
43. Согласно «Рицурё», бывший (отрекшийся от престола) государь или государыня пользовались теми же почестями (обращение, обозначение экипажа как «императорского» и др.), что и действующий император. Главным основанием для этого было, по-видимому, старшинство в императорской фамилии. Такая традиция создала в будущем основу для такой ситуации, когда реальная власть могла находиться в руках экс-императора (так наз. «система инсэй).
44. Роспись ранговых пожалований содержится в «Рицурё» (IX-4).
45. Роспись наградных пожалований см. «Рицурё» (IX-6).
46. Сведения об указанных выше лицах см. «НС» (правление Тэмму),
47. Имеется в виду супруга покойного принца крови Кусакабэ, являвшаяся матерью Момму и государыни Гэнсё. С 707 по 715 гг. заняла престол под именем Гэммэй.
48. Порядок проведения государственных похорон определен в «Рицурё» (XXVI).
49. Кугэ (маэцукими) — имеются в виду лица с 1-го по 5-й ранг.
50. В 708 г. статус управления повышен до министерства. Иерархия ведомств выглядела следующим образом: палата (кан) — министерство (се) — управление (сики) — отдел (рё) — подотдел (си).
51. Точно неизвестно, какая пагода и какая статуя Будды имеются в виду. Возможно, имеется в виду храм Дайандзи.
52. Полномочия по назначению чиновников распределялись следующим образом. 1. Государь самостоятельно назначал членов Дайдзёкан (от старшего советника-дайнагон и выше, а также дайбэн), глав министерств, глав дворцовых гвардий, управителя Дадзайфу. 2. По представлению Дайдзёкан государь назначал на должности от сютэн и выше (включая управителей и заместителей уездов, начальников дивизий). 3. Дайдзёкан самостоятельно назначал других уездных чиновников, управляющих в домах принцев крови и обладателей 1-3 рангов. 4. Правом на самостоятельное назначение мелких чиновников обладало Министерство кадров.
53. Институт усыновления получил в Японии широкое распространение. Обращает на себя внимание, что приемные дети пользуются даже большими правами, чем кровные родственники. Институт усыновления гарантировал преемственность в любой сфере деятельности, способствовал закреплению «аристократического»» принципа организации японского общества.
54. «Право тени» — важнейшее средство для поддержания закрытости аристократического общества. В соответствии с правом тени, дети лиц с 1-го по 5-й ранг обладали с рождения «теневыми рангами» (онъи), которые по достижении ими совершеннолетия автоматически (без аттестации) конвертировались в достаточно высокий «настоящий» ранг. Оценивая практику применения права тени, можно сказать, что в Японии она была проведена с большей последовательностью, чем в самом Китае, что отражает более закрытый характер японского общества.
55. Художники входили в структуру Министерства центра, счетоводы и учетчики — в структуру Министерства народных дел, музыканты относились к Министерству управления.
56. Род Оо — потомок переселенцев из Когурё.
57. Имеется в виду кодекс «Тайхорё».
58. Имеются в виду законы, якобы принятые при Тэмму. Однако, за исключением данного сообщения, никаких данных об этом кодексе не сохранилось. Возможно, составители «СН» прибегли к обычной для Японии логике: поскольку любое начинание не обладает достаточной легитимностью, следует представить его как продолжение когда-то начатого дела.
59. Другое название этого храма — Суфукудзи. Согласно «Фусо рякки» был основан в 7 году правления Тэнти (668).
60. В префектуре Фукуока сохранились остатки этого храма. Согласно указу от 709 г. (Вадо, 2-2-11), государь Тэнти распорядился построить его в честь своей матери Саймэй, скончавшейся на о. Цукуси (Кюсю). Однако строительство этого храма не было тогда завершено.
61. Одна из мер, направленных на повышение статуса святилища Исэ и его интеграцию в государственную структуру. Под «постоянно занятым» имеется в виду, что глава этого отдела должен был являться на службу каждый день.
62. Род Мита — левая часть столицы, тип родства сёбан (Мимана).
63. Дзакко — ремесленники, находившиеся на службе в различных государственных ведомствах.
64. В этом распоряжении порицается практика получения сезонного жалования не самим чиновником, а его уполномоченным лицом. Вся практика «государства рицурё» была рассчитана на лишение чиновника «приватного» времени, превращение его в функцию государственного аппарата.
65. Причины, по которым представители Центра не были отправлены в округ Сайкайдо, неясны. Однако в любом случае можно констатировать особый статус этого округа и острова Кюсю (Цукуси).
66. Количество охранников и срок их службы остаются неясными. В 722 г. срок службы был «уменьшен» до трех лет. В сообщении от 741 г. (Тэмпё, 13-5-6) говорится, что количество охранников увеличивается на 1000 человек.
67. Согласно «Манъёсю» (№ № 54, 146, 1667), государя Момму сопровождала в этой поездке бывшая государыня Дзито.
68. в условиях слабого развития деперсонализированных форм коммуникации высочайшие выезды служили в качестве одной из мер, направленных на установление контакта между государем, с одной стороны, местными элитами и населением — с другой. Подарки, повышения в рангах и местные амнистии (помилования) служили зримым доказательством всемогущества и богатства государя. Подобные меры создавали устойчивую ассоциативную связь между государем и благоденствием.
69. Первая всеобщая амнистия после введения в действие нового законодательства. Такие амнистии фиксируются и в «НС», но их содержание остается неясным. Возможно, что они были примыслены составителями «НС» задним числом для улучшения имиджа государя. Амнистии считалось делом, угодным Небу. Согласно данным «СН» объявление всеобщих амнистий приурочивалось к церемониям интронизации, назначения престолонаследника и обряду его совершеннолетия, переименованию эры правления, обнаружению счастливых знамений, в случае проведения крупных мероприятий буддийского характера. Для исправления ситуации объявлялось помилование и в случае природных бедствий, политических неурядиц, болезни членов императорской фамилии. Не совсем понятно, по какому случаю была объявлена данная амнистия. Возможно, она была связана с комплексом мероприятий по случаю введение в действие законодательного кодекса.
70. Данный институт отсутствует в списке учреждений «Рицурё». Впоследствии этот подотдел занимался отправкой посыльных с приношениями синтоистским святилищам в связи с ритуалом интронизации (дайдзёсай). В данном случае его связь с текущими событиями неясна, поскольку ритуал интронизации Момму уже состоялся.
71. Участник событий года дзинсин, занимал должности управителя левой части столицы, управителя провинции Сэццу, главы министерства управления. Скончался в 708 г.
72. В таких поясных мешочках хранилось удостоверение личности («Рицурё», XXI — 45).
73. Под выражением «было установлено» (сэй) имеются в виду распоряжения Дайдзёкан, имеющие характер постоянного закона, но не требовавшие императорского указа.
74. Запись о ее рождении содержится в «НС» (Саймэй, 7-1-8). Во 2-м году правления Тэмму назначена жрицей в Исэ. В «Манъёсю» приведены несколько ее песен (NqNq 163, 164, 165, 166).
75. Будущий император Сёму.
76. Имеются в виду одежды нового образца.
77. Османтус. На ветках этого вечнозеленого кустарника имеются шипы. Считалось, что они отгоняют злых духов.
78. Одно из свидетельств формирования сети почтовых дворов, которые обеспечивали быстрый обмен информацией между центром и периферией. Такие почтовые дворы должны были располагаться друг от друга на расстоянии приблизительно в 16 км. В зависимости от важности дороги почтовые дворы имели от 20 (Санъёдо), 10 (Токайдо, Тосандо) и 5 (Хокурикудо, Санъиндо, Нанкайдо, Сайкайдо) лошадей.
79. Согласно «Рицурё» (ХХХ-40), сопровождающийся танцами и музыкой пир, входящий в комплекс церемоний по поводу начала нового года, предписывалось устраивать 16-го числа.
80. Разновидности китайской придворной музыки. Авторство музыки годзё приписывается императору Тай-цзун (627-649).
81. Род Фусэ — тип родства «кобэцу», левая часть столицы. Сведения о Мимимаро содержатся в «НС», (Тэнти, 7-9-29, 668 г.): он преподносит корабль послу Силла.
82. Впоследствии Сэццу был придан статус «обычной» провинции, куда направлялся ее управитель. На момент назначения Мимимаро Сэццу имела статус «управления» (сики) и управлялась непосредственно из столицы.
83. Род Тагима — тип родства «кобэцу», левая часть столицы.
84. Такэтимаро фигурирует в «НС»: Сютё, 1-9-28, 686 г. (оплакивал императора Тэмму), Дзито, 6-2-19; 6-3-3; 6-3-6 (предупреждал государыню, что не следует совершать путешествия в Исэ во время полевых работ). См. также «НР» (1-25). Его стихи содержатся в «Манъёсю» и «Кайфу со».
85. Род Окинага — тип родства «кобэцу», левая часть столицы. Сведения о нем имеются в «К» (правление Одзин).
86. Род Тадзихи-но Хасихито относился к разряду томо-но мияцуко.
87. Согласно «Рицурё» (VII-14), высшие должностные лица буддийской церкви выдвигаются самой общиной, которая подает прошение о назначении в Дайдзёкан. Данное сообщение «СН» свидетельствует, что назначение утверждалось государем. В «Рё-но сюгэ» содержится сообщение, что за два дня до этого указа столичные монахи и чиновники Министерства управления действительно проводили собрание в храме Якусидзи, где им было объявлено о решении государя.
88. В отличие от Китая, где сначала вводилось в действие уголовное законодательство, в Японии уголовный кодекс был введен позднее административного. Возможно, что это было связано с тем, что административному законодательству придавалось в Японии большее значение, а нормы уголовного права регулировались не столько писаными законами, сколько обычным правом. Кроме того, следует иметь в виду, что, согласно дальневосточной теории управления, добродетельный государь управляет не столько с помощью насильственных мер, сколько с помощью своей добродетельности.
89. По всей вероятности, раздача приношений связана с ритуалом моления об урожае (кинэнсай или тосигои-но мацури), который проводился во 2-й луне. Куни-но мияцуко — лицо в провинциальной администрации, ответственное за проведение синтоистских ритуалов. Список куни-но мияцуко был утвержден в этом году (4-13). Согласно данным «Энгисики» представители «государственных святилищ» (канся) являлись в столицу для получения приношений от двора. Неизвестно, когда приношения стали получать не куни-но мияцуко, а жрецы.
90. Должность «наблюдателя над монахами» (кокуси) не входит в номенклатуру должностей «Рицурё». Они назначались сроком на 6 лет. Назначение кокуси (в их компетенция входило наблюдение над монахами, проведение в жизнь решений Центра, надзор над имуществом храмов) еще раз свидетельствует о том, что буддийская церковь рассматривалась в качестве одного из институтов государственного управления.
91. Луки из катальпы (адзуса) считались лучшими благодаря крепости древесины этого дерева.
92. Согласно мифологической части «НС», эти три божества являются детьми Сусаноо. Посвященные им святилища сохраняются до сих пор в префектуре Вакаяма. Под термином «разделены» имеется в виду, что раньше им поклонялись в одном святилище, а теперь их стало три.
93. Все перечисленные в этом сообщении лица имеют отношение к синтоистским культам. Повышение их ранга связано, по всей вероятности, с успешно проведенным молением об урожае. Род Сугау — тип родства «синбэцу» (Амэ-но Коянэ-но Микото), провинции Кавати. Род Камунагибэ — тип родства «синбэцу» (Каму Нигихаяхи-но Микото), правая часть столицы и провинция Сэццу.
94. Регулярный обряд очищения проводился в последний день 6-й и 12-й лун. Практиковался также и нерегулярный ритуал очищения. Неизвестно, с чем было связано его проведения в данном случае.
95. Обычно назначение на эти должности находилось в ведомстве Министерства кадров. Передача его полномочий Дадзайфу еще раз свидетельствует об особом статусе этого региона, его меньшей подконтрольности Центру.
96. Счастливый знак высшей степени. Под «божественным конем» могли пониматься следующие существа: крылатый конь с длинной шекоторый может бежать по воде; похожий на лисицу желтый конь с рогами на спине; конь, способный пробежать за день 30 тысяч ри; черный конь, способный пробежать за день 30 тысяч ри; белый конь с красной гривой; синий конь с белой гривой; конь с синей гривой; мул, способный понимать человеческую речь.
97. Род Хада — потомки иммигрантов из Китая, переселившихся в Японию в правление Одзин.
98. Памятник не сохранился, однако в 10-м свитке «Сэндай кудзи хонги» содержится подобный список. Перевод этого свитка см. «Сэндай кудзи хонги» в: Синто. Путь японских богов. СПб.: «Гиперион», 2002, т.2. Сс. 101-127, пер. Е. К. Симоновой-Гудзенко.
99. В качестве унэмэ и охранников дворца служили дети, сёстры и братья управителей уездов. В древности «преподнесение» местной элитой своих родственников означала признание ими верховенства Центра. Унэмэ служили во дворце государыни, особое внимание обращалось на их миловидность.
100. Сведения о нем имеются в «НС»: Тэмму, 10-12-29 (пожалование ранга); Тэмму, 13-4-20 (назначение послом в Китай). Скончался в 707 г.
101 Должности «советника двора» (санги) не значится в перечне должностей «Рицурё». Этот аналог «ближней думы» представлял собой важнейший институт управления, который в значительной степени влиял на принятие решений. Обращает на себя внимание быстрота, с которой он был создан после введения в действие законодательного кодекса — его рамки оказались слишком «тесны» для Японии с ее собственными традициями управления. Формальные требования для занятия поста советника-санги определены не были, ими становились лица, уже занимавшие должность в государственном аппарате (т.е. работа в качестве санги велась «по совместительству»), их подбор в значительной степени определялся текущей политической конъюнктурой.
102. Окруженный глинобитной стеной и рвом с водой государев дворец в Фудзивара имел 12 ворот, которые назывались по фамилиям родов, ответственных за их охрану.
103. Праздник урожая проводился в 11-й луне. Ритуал цукинамисай — букв, «ежемесячный ритуал». Возможно, в древности он проводился каждый месяц, но затем стал проводиться в 11-й день 6-й и 12-й луны. Ставил своей целью процветшие государя и государства. В обоих случаях центральными эпизодами действа является вкушение государем божественной пищи вместе с богами и доставка приношений двора наиболее прославленным святилищам.
104. Род Мива — тип родства «синбэцу», провинции Сэццу и Кавати.
105. Имеется в виду лошадь с раздвоенными копытами, что считалось за счастливый знак.
106. В данном сообщении речь идет о племенах хаято, населявших часть острова Кюсю и прилегавших к нему островов. Наряду с эмиси (север Хонсю) являлись объектом экспансии японского государства; Покорение хаято датируется правлением Тэмму, когда они начинают приносить дань Японии (Ямато). Однако и после образования на Кюсю провинции Сацума (около 710 г.) и Оосуми (712 г.) волнения продолжались. Последнее из них случилось в 720-721 гг. Введение надельной системы в Сацума и Оосуми, т.е. окончательное превращение хаято в «полноправных» подданных, датируется только 804 г.
107. Участвовал в событиях года дзинсин. См. также запись Тайхо, 29-21.
108. Согласно «К» и «НС» — сын государя Кэйко, знаменитый усмиритель «варварских» племен. Местоположение его усыпальницы неизвестно.
109. Согласно законодательству «Рицурё», церемония отчета о проделанной работе (1-й день каждого месяца) могла быть отменена только в случае дождя. Однако настоящее сообщение свидетельствует об упразднении ежемесячной церемонии (стала проводиться в начале квартала).
110. В год киноэнэ (3-й год правления Тэнти, 664 г.) были определенны (назначены) главы родов. В 13-м году правления Тэмму (684 г.) была проведена реформа кабанэ. Четырьмя высшими кабанэ являются махито, асоми, сукунэ и имики.
111. Сведения о нем имеются в «НС»: Тэмму, 14-9-15 (назначен посланником в округ Нанкайдо); Дзито, 1-12-10 (устраивал пир для посольства Силла); Дзито, 11-2-28 (назначен управляющим дворцом престолонаследника, т.е. будущего императора Момму).
112. Неизвестно, каким конкретно божествам были совершены моления. Обращает на себя внимание тот факт, что моления совершаются не божествам Центра, а местным. Этот выдает одну из особенностей характера синтоистских божеств, обладающих «силой» на ограниченной территории.
113. Маршрут Дзито проходил по провинциям Овари, Мино, Исэ, Ига и Микава. В «Манъёсю» (№ 57) имеется песня, сложенная во время нахождения Дзито в Микава.
114. Счастливый знак низшей степени.
115. Конфуцианские идеалы образцовых внутрисемейных отношений признавались важнейшими для строительства японского государства, о чем свидетельствует множество аналогичных записей «СН». В «Рицурё» (Х-17) говорится о том, что провинциальным и уездные управлениям следует подавать в Дайдзёкан списки почтительных сыновей, послушных внуков, справедливых мужей и добродетельных жен. Такие семьи освобождаются от налогов.
116. Пожалования рангами, наделами и фамилиями являлись, как правило, привилегией действующего государя. Однако это и последующие сообщения свидетельствуют, что и после своего отречения Дзито сохранила за собой определенные полномочия в качестве государственного деятеля.
117. Имеются в виду дни поминовения Тэмму и Тэнти. Обычай поминовения прежних государей заимствован из Китая, где он также имел общегосударственное значение, и порядок его проведения был определен законодательством (выходной день для чиновников, запрет на исполнение музыки). В Японии, однако, этот обычай с самого начала имел сильную буддийскую окраску (вкушение постной пищи в храме — см. «НС», Дзито, 1-9-9; 2-2-16).
118. Под «звездой» имеется в виду Венера. Ее появление на дневном небе истолковывалось как неблагоприятный знак, предвещающий восстания. В данном случае, возможно, предвещает смерть Дзито.
119. В завещании Дзито она выступает как идеальная государыня, одной из основных добродетелей которой являются бережливость и скромность. Однако последующие сообщения показывают, что ей были оказаны приличествующие ее положению почести.
120. Сын Тэмму. В 705 г. занял пост представителя государя в Дайдзёкан. Скончался в 715 г. В «Манъёсю» имеются 4 его стихотворения. Согласно «Фудзивара кадэн», он предугадал великую будущность Фудзивара Мутимаро (см. Е. Б. Сахарова. «Кадэн». Жизнеописание рода Фудзивара. «Политическая культура древней Японии». С. 219).
121. в 708 г. назначен главой министерства двора. Скончался в 709 г. В «Кайфусо» имеется одно его стихотворение.
122. Сведения о нем содержатся в «НС»: Тэнти, 10-3-3 (преподнес государю ватерпас), Дзито, 8-3-2 (назначен ответственным за отливку монеты).
123. Во временной усыпальнице (могари-но мия) находилось тело усопшего вплоть до сооружения основной гробницы. Этот обычай берет начало в глубокой древности. В этот период совершались похоронные обряды, а политическая элита определяла преемника усопшего государя. Поскольку в древней Японии порядок престолонаследования не был определен, время нахождения покойного во временной усыпальнице могло растягиваться на несколько лет (для Дзито этот период длился год). Однако вместе с распространением в VIII в. института отречений и введением должности престолонаследника политический аспект этого действа теряет свое значение, время нахождения во временной усыпальнице сокращается (для Момму оно составило полгода, для Гэммэй — 7 дней). Дзито была первым из лиц, занимавших престол, кто подвергся по буддийскому обычаю кремированию.
124. Сведения о принце Хиросэ содержатся в «НС» Тэмму, 10-3-17 (назначен одним из ответственных за составление летописи); Тэмму, 13-2-28 (назначен одним из ответственных за выбор местоположения новой столицы); Тэмму, 14-9-11 (инспектировал имеющееся у людей оружие); Дзито, 6-3-3 (назначен одним из местоблюстителей государыни во время ее поездки в Исэ). В «Манъёсю» имеется одна его песня. Скончался в 722 г.
125. Упоминается в «НС»: Дзито, 7-11-23 (пожалование рангом и наделом). Скончался в 720 г. в должности старшего советника.
126. Род Тами — ветвь рода китайских иммигрантов Ямато-но Ая.
127. Дайандзи, Якусидзи, Гангодзи, Кофукудзи.
128. Отмена ритуала Великого очищения связана с трауром по Дзито. Очищение с участием Ямато Кафути-но Фухитобэ заключалось в преподнесении государю меча и возглашении очистительной молитвы. См. Норито. Сэммё. Перевод Л. М. Ермаковой. М.: «Наука», 1991. С. 113.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хроника «Продолжение Анналов Японии» («Сёку нихонги»). Свиток 3 // История и культура традиционной Японии 5. Труды Института восточных культур и античности. М.: РГГУ, 2012. Вып. XLIX. С. 42-72.

Хроника «Сёку нихонги». Свиток 3. От 1-й луны 3-го года Тайхо [703] до 6-й луны 4-го года Кэйун [707]1.

Составлено согласно государеву указу Сугано-но Асоми Мамити, ниж­няя степень младшего 4-го ранга, дайфу в Министерстве народных дел, командующий Левой управой дворцовой охраны, учитель наследного принца.
 
Государь Ама-но Мамунэ Тоёоодзи-но Сумэрамикото. Император Момму.

1-й год [Тайхо], 1-я луна, 1-й день. Новогодние поздравления госу­дарю были отменены2. Все, начиная от принцев крови и кончая чиновни­ками ста управ, отправились во временную усыпальницу для воздания почестей бывшей государыне [Дзито].
 
1-я луна, 2-й день. Фудзивара-но Асоми Фусасаки3, нижняя степень 6-го старшего ранга, отправлен в округ Токайдо. Тадзихи-но Махито Миякэмаро4, верхняя степень 6-го младшего ранга, отправлен в округ Тосандо. Такамуку-но Асоми Оотари5, верхняя степень 7-го младшего ранга, отправлен в округ Хокурикудо. Хата-но Махито Ёдза6, нижняя степень 7-го младшего ранга, отправлен в округ Санъиндо. Ходзуми-но Асоми Ою7, верхняя степень 8-го старшего ранга, отправлен в округ Санъёдо. Оно-но Асоми Умакаи, верхняя степень 7-го младшего ранга, отправлен в округ Нанкайдо. Оотомо-но Сукунэ Оонута, верхняя степень 7-го старшего ранга, отправлен в округ Сайкайдо. Каждому из них при­дано по делопроизводителю. Они отправлены для осуществления про­верок, выявления преступлений и несправедливостей8.

1-я луна, 5-й день. В четырех храмах — Дайандзи, Якусидзи, Гангодзи и Гуфукудзи9 — проведены поминальные службы по бывшей госуда­рыне с вкушением постной пищи10.
 
1-я луна, 9-й день. Силла прислала Кому Фукуго, ранг сальчхан, и Кому Кёкан, ранг кыпчхан. Они доложили о кончине вана [Хёсо].

В этот день было установлено: «Шесть человек на должность сюрай11 изначально набирались из числа охранников дворца — оотонэри. Поэто­му следует приравнять их к оотонэри — освободить их от уплаты налогов и несения трудовой повинности».

1-я луна, 20-й день. Государь повелел принцу крови 3-го разряда Осакабэ быть своим представителем в Дадзёкан12.

2-я луна, 3-й день. Оглашен указ: «Симоцукэ-но Асоми Комаро, ниж­няя степень 4-го младшего ранга, и еще трое должны быть отмечены за составление законов «Рицурё». В связи с этим Комаро и Ики-но Мурадзи Хакатоко, нижняя степень 5-го младшего ранга, пожаловано по 10 тё по­лей и по 100 дворов в кормление. Сыну Цуки-но Имики Окина, которому посмертно была пожалована верхняя степень 5-го старшего ранга, по­жаловано 10 тё полей и 100 дворов в кормление. Сыну Иёбэ-но Мурадзи Умакаи, нижняя степень 5-го младшего ранга, пожаловано 6 тё полей и 100 дворов в кормление. Кормовые дворы не подлежат наследованию, поля наследуются сроком на одно поколение.

2-я луна, 4-й день. Обладателям нижней степени 7-го младшего ранга Мамута-но Тарусима и Кинунуи-но Мияцуко Кугуси пожаловано кабанэ Мурадзи13.

2-я луна, 11-й день. Со дня кончины отрекшейся государыни Дзито прошло 49 дней. Отправлены посыльные в 33 храма — в том числе в че­тыре главных храма, в храмы Ситэннодзи и Ямададэра. Там устроены [поминальные] службы с вкушением постной пищи.

Количество писцов в Дадзайфу увеличено на 10 человек14.

3-я луна, 10-й день. Симоцукэ-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, пожаловано 20 тё наградных полей.

3-я луна, 10-й день. Государь повелел читать сутру «Дайханнякё»15 в четырех главных храмах. В монахи пострижено 100 человек.

3-я луна, 16-й день. Было установлено: «В административном законо­дательстве говорится, что преподавателей в провинциальных школах следует изыскивать в самой провинции или же в соседних провинциях. Однако и сегодня, как и прежде, подходящих людей обнаружить трудно. В случае, если и в соседних провинциях невозможно обнаружить под­ходящих людей, следует обращаться в Министерство кадров. Оно же подберет подходящих людей и сделает представление в Дадзёкан.

Если человек обладает способностями для того, чтобы стать управи­телем уезда, а управителем данного уезда является его родственник 3-й и больше степени родства, разрешить такому человеку занимать должность управителя соседнего уезда».

3-я луна, 17-й день. В двух провинциях — Синано и Кодзукэ — раз­разились болезни. Туда отправлены лекарства для оказания помощи.

3-я луна, 24-й день. Монах Гкэн назначен на должность содзё. 

Лето, 4-я луна, 2-й день. В месте пребывания останков отрекшейся государыни проведена поминальная служба с вкушением постной пищи в связи с истечением 100 дней со времени ее кончины16.

4-я луна, 4-й день. Кома-но Дзякуко17, нижняя степень 5-го младшего ранга, пожаловано кабанэ Кими.

4-я луна, 20-й день. Вакэ-но Сакамото, нижняя степень 7-го млад­шего ранга, пожаловано кабанэ Кими.

4-я луна, 27-й день. Более чем 200 человекам из провинции Аки, обращенным в рабство за грабительство, разрешено возвратиться в со­стояние свободных и приписаться к прежним подворным спискам.

4-я вставная луна, 1-й день. В Поднебесной объявлено великое помилование18.

Для гостей из Силла устроен пир в доме приемов в Нанива. Оглашен указ: «В послании посла из Силла Кому Фукуго, ранг сальчхан, говорится: “С моим государем случилось несчастье — прошлой осенью он занемог, а нынешней весной — скончался19. Это страшное и незабываемое горе для нашей священной династии. Мы же скажем, что хотя господин варвар­ской страны пребывал далеко, Мы любили и оберегали его, как собствен­ное дитя. И хотя смерть — удел человеческий, при известии о кончине опечалились Мы безмерно. Мы назначим посольство и отправим его с со­болезнованиями и дарами в Силла20. Ты, Фукуго, переплыл через бескрай­нее море и хорошо исполнил свое посольское дело. Вознаграждаем твое усердие. Жалуем тебе полотно и шелк”».

В этот день скончался правый министр Абэ-но Асоми Миуси, 2-й млад­ший ранг. Для выражения соболезнований и вручения подарков отправлен Исоноками-но Асоми Маро21, 3-й старший ранг.

5-я луна, 2-й день. Кому Фукуго и его люди отбыли в свое княжество.

Кисакибэ-но Ода, верхняя степень 7-го старшего ранга, Кисакибэ-но Хицудзи, верхняя степень 7-го младшего ранга, и Кисакибэ-но Нагасима, верхняя степень 7-го младшего ранга вместе с их младшими братьями, которые являются внуками Нэи, родителя Куракаки-но Мурадзи Кохито, верхняя степень 7-го старшего ранга, обратились с прошением о пере­воде из состояния дзакко [в статус свободных].

5-я луна, 3-й день. Людей из Силла, которых прибило [к японским берегам], передали Фукуго для возвращения на родину.

5-я луна, 9-й день. В Нага и Накуса, двух уездах провинции Кии, пре­кращен сбор подушной подати в виде полотна, вменено в обязанность поставлять шелковую нить. Трем уездам [провинции Кии] — Атэ, Иитака и Муро — вменено в обязанность поставлять серебро.

5-я луна, 16-й день. В провинции Сагами разразились болезни. Для оказания помощи туда отправлены лекарства.

5-я луна, 5-й день. Оомива-но Асоми Такэтимаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем левой части столицы. Оотомо-но Сукунэ Обито22, нижняя степень 5-го младшего ранга, назна­чен управителем провинции Ямато. Хикэта-но Асоми Хиромэ, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен заведующим отделом жрицы Исэ и управителем провинции Исэ23.

Осень, 7-я луна, 5-й день. Оглашен указ: «Подворные списки — осно­ва государства. Если изменять их, непременно вкрадутся ложь и обман. Установления года кого24 относительно подворных списков должны быть незыблемы, изменять их нельзя»25.

Ооиси-но Оокими, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Кавати. Кифуми-но Мурадзи Оотомо, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Ямасиро. Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Овари. Хикэта-но Асоми Оодзи, ниж­няя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Муцу. Камицукэ-но Асоми Атари, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Симоса. Ина-но Махито Ивасаки26, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Бидзэн.

В связи с частыми природными бедствиями урожай выдался плохим. В связи с этим оглашен государев указ об уменьшении наполовину душевой подати в столице, столичном районе Кинай и провинциях, относя­щихся к Дадзайфу. По всей Поднебесной отменен налог заменительной натурооплаты.

Кроме того, обладателям 5-го ранга и выше государь повелел продви­гать наверх людей умных и добропорядочных.

7-я луна, 13-й день. В четырех больших храмах приказано читать «Сутру золотого блеска»27.

7-я луна, 17-й день. В горах провинции Оми сам собой случился по­жар. К знаменитым горам и большим рекам отправлены посыльные для вознесения молитв о дожде.

7-я луна, 23-й день. Тами-но Имики Оохи28, нижняя степень 5-го младшего ранга, посмертно пожалована верхняя степень 5-го старшего ранга. Такада-но Обито Нииноми29, верхняя степень 6-го старшего ранга, посмертно пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга. В их дома отправлены посыльные с выражением соболезнований и дарами. Это сделано в связи с их заслугами в год дзинсин.

8-я луна, 2-й день. Кудара-но Коникиси Рёгу30, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Иё.

8-я луна, 5-й день. Дадзайфу обратилось с прошением: «Просим по­зволения, чтобы обладатели почетных рангов могли бы служить в вой­сковых частях. Когда же наберется достаточное количество дней для их аттестации, будем посылать [соответствующие документы] в Министер­ство кадров, чтобы, как и в случае с санъи — обладателями рангов без должности, — они могли бы получать ранги на основании аттестаций». Разрешение было предоставлено.

9-я луна, 3-й день. Принцу крови Сики, 4-й разряд, пожалован руд­ник в провинции Оми.

9-я луна, 22-й день. Хата-но Асоми Хиротари, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен послом в Силла.

9-я луна, 25-й день. В качестве поощрения за его целительское искус­ство монаху Хорэн пожаловано 40 тё полей в провинции Будзэн31

Зима, 10-я луна, 9-й день. Назначены лица, ответственные за прове­дение похорон бывшей государыни [Дзито]. Принц крови Ходзуми, 2-й разряд, назначен ответственным за подготовку траурных одежд. Принц Хиросэ, нижняя степень 4-го младшего ранга, Исикава-но Асоми Миямаро32, нижняя степень 5-го старшего ранга, и Ина-но Махито Оомура33, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначены его заместителями. [К ним в помощь] приданы четыре распорядителя и два писца. Принц крови Сики, 4-й разряд, назначен ответственным за погребальный костер34. Принц Окинага, верхняя степень 4-го младшего ранга, Такахаси-но Асоми Касама, верхняя степень 5-го старшего ранга, и Хадзи-но Сукунэ Уматэ, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначены его заме­стителями. [К ним в помощь] приданы четыре распорядителя и четыре писца35.

10-я луна, 16-й день. Монаха Рюкан вернули к жизни в миру Его фамилия в миру — Кому36, имя — Такара, он — сын шрамана Кодзин. Он преуспел в науках и ремеслах, сведущ в математике и календаре.

10-я луна, 25-й день. Пребывая во дворце Дайандэн, государь огла­сил указ о даровании послам в Силла Хата-но Асоми Хиротари и Нуката- но Хитотари37 по одной штуке спального белья и одежды. Им также было передано два хики парчи и 40 хики грубого шелка для подарка вану Силла.

11-я луна, 16-й день. Дадзёкан распорядился: «В соответствии с ре­комендациями инспекторов, достойные управители провинций и уездов подлежат поощрению со стороны Министерства кадров согласно ад­министративному законодательству, а нерадивые подлежат наказанию со стороны Министерства наказаний согласно уголовному законода­тельству».

12-я луна, 8-й день. Приказано впервые составить и передать в Ми­нистерство кадров списки достигших 21 года детей принцев крови, детей принцев 5-й степени родства и лиц 5-го ранга и выше38

12-я луна, 13-й день. Мити-но Махито Уси, нижняя степень 5-го стар­шего ранга, назначен главой дворцовой гвардии39.

12-я луна, 17-й день. Тагима-но Махито Тктоко, верхняя степень 4-го младшего ранга, возглавивший [процессию] принцев и сановников, произнес прощальное слово, обращенное к бывшей государыне [Дзито]40.

Ей было присвоено посмертное имя Оояматонэко-но Ама-но Хироно Химэ-но Микото41. В этот день ее останки были преданы огню на холме Асука.

12-я луна, 26-й день. [Государыня Дзито] подхоронена в гробнице Ооути-но Мисасаги42.

[1-й год Кэйун, 704 г.]

1-й год Кэйун, весна, 1-я луна, 1-й день. Государь пребывал во двор­це Дайгокудэн и принимал новогодние поздравления. Для обладателей 5-го  ранга и выше были впервые поставлены кресла.

1-я луна, 7-й день. Государь распорядился [о новых назначениях и по­жалованиях рангов]. Старший государственный советник Исоноками-но Асоми Маро, 2-й младший ранг, назначен правым министром. Принцу Нагая43, без ранга, пожалована верхняя степень 4-го старшего ранга. Принцам Ооти, Тэсима, Кэта, Ясу, Ямато, Уда и Нариаи, без ранга, пожало­вана нижняя степень 4-го младшего ранга44. Нижняя степень 5-го млад­шего ранга пожалована: Такахаси-но Асоми Вакамаро, нижняя степень 6-го  старшего ранга, Вакаинукаи-но Сукунэ Адзимаро45, нижняя степень 6-го младшего ранга, Ходзуми-но Асоми Ямамори46, Косэ-но Асоми Кусуи47, Оомива-но Асоми Комамаро48, Саэки-но Сукунэ Норимаро — все верхняя степень 6-го старшего ранга, а также Адзуми-но Сукунэ Муси­на49, нижняя степень 6-го младшего ранга, Унэмэ-но Асоми Хирабу50, нижняя степень 6-го старшего ранга, Оо-но Асоми Ясумаро51, верхняя степень 6-го младшего ранга, Абэ-но Асоми Обитона52, нижняя степень 6-го старшего ранга, Тагути-но Асоми Масухито53, нижняя степень 6-го младшего ранга, Каса-но Асоми Маро54, верхняя степень 6-го млад­шего ранга, Исоноками-но Асоми Тоёнива55, нижняя степень 6-го старше­го ранга, Оотомо-но Сукунэ Мититари56 и Сонэ-но Мурадзи Тарухито57, нижняя степень 6-го младшего ранга, Фуми-но Имики Сака, верхняя сте­пень 6-го старшего ранга, Хада-но Имики Момотари, нижняя степень 6-го младшего ранга, Сада-но Имики Ою58, Нурибэ-но Мияцуко Митима- ро, Ками-но Сугури Ооиси59, Мэта-но Кими Ходзо, Вокэйдзя — все верх­няя степень 6-го старшего ранга, а также Тадзихи-но Махито Миякэмаро, нижняя степень 6-го старшего ранга, Утэна-но Имики Ясима60, верхняя степень 6-го старшего ранга.

1-я луна, 11-й день. Увеличены на 200 дворов кормовые наделы: принца крови Нага61, принца крови Тонэри62, принца крови Ходзуми — все 2-й разряд, а также принца крови Осакабэ — 3-й разряд. Кормовые наделы принца крови 3-го разряда Ниитабэ и принца крови 4-го разряда Сики увеличены на 100 дворов; правого министра Исоноками-но Асоми Маро, 2-й младший ранг — на 2170 дворов; старшего государственного советника Фудзивара-но Асоми Фухито, 2-й младший ранг — на 800 дво­ров. Кроме того, в соответствии с рангами увеличены наделы еще 14 человекам с 3-го ранга по 5-й.

1-я луна, 16-й день. Оглашен указ: «Принцессам крови Минабэ63 и Исикава64, должность бунин, увеличить кормовые наделы на 100 дворов».

1-я луна, 22-й день. В уездахТакэ и Ватараи65 провинции Исэ должно­сти от старшего помощника и выше разрешено занимать родственникам третьей степени родства и ближе.

1-я луна, 25-й день. Упразднена церемония приветствия на коле­нях66.

2-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца67.

2-я луна, 8-й день. Дворцовых жрецов68 Палаты небесных и земных божеств приравняли к статусу умельцев-тёдзё69.

2-я луна, 20-й день. Фамилия Ками-но Сугури Кудара, верхняя сте­пень 5-го младшего ранга, изменена на Ато-то Мурадзи70.

2-я луна, 29-й день. В провинции Синано разразились болезни. Для оказания помощи пожалованы лекарства.

Лето, 3-я луна, 9-й день. Кузнечному бюро поручено изготовить печати для всех провинций.

3-я луна, 15-й день. 1400 луков, преподнесенных провинцией Сина­но, отправлены в Дадзайфу.

3-я луна, 19-й день. В провинции Сануки разразился голод. Оказана помощь.

3-я луна, 27-й день. В четырех провинциях — Биттю, Бинго, Аки и Ава — пострадала рисовая рассада. Оказана помощь.

5-я луна, 10-й день. Провинция Бидзэн преподнесла божественного коня. Над дворцовой башней Сэйро появилось чудесное облако71. Государь повелел объявить в Поднебесной великое помилование и изменить девиз правления на Кэйун — Чудесные Облака. Старикам и престарелым больным оказано вспомоществование. Прощены все недоимки по рисо­вым ссудам, начиная с года дзинъин [702 г.]. Уезд, который преподнес чу­десного коня, освобожден на этот год от уплаты подушной подати. Пожа­лованы подарки принцам крови, принцам, чиновникам всех столичных ведомств, начиная от служек-сибу и выше. Управитель преподнесшей коня провинции, Ина-но Махито Ивасаки, нижняя степень 5-го старшего ранга, повышен в ранге на одну степень. Обнаружившему чудесное об­лако Оно-но Асоми Умакаи, сёдзё из Министерства кадров, верхняя сте­пень 7-го младшего ранга, пожаловано 10 хики грубого шелка, 20 мотков шелковых ниток, 30 тан полотна, 40 мотыг.

5-я луна, 16-й день. В провинции Мусаси разразился голод. Оказано вспомоществование.

6-я луна, 3-й день. Оглашен указ: «Воинов всех провинций разделить на воинские части гундан72, разбить их на 10 смен, каждой смене упражняться в воинских искусствах 10 дней73. Строго придерживаться [этих правил]. Запрещается использование воинских частей для целей, не ого­воренных в законе74. Однако если какая-то застава требует охраны, вои­нов разрешается использовать согласно возникшим обстоятельствам».

6-я луна, 5-й день. Лицам, обладающим наградным 7-м рангом и ниже, но не имеющим обычного ранга, разрешено служить в воинских частях75. При этом три года их службы считать при аттестации за два и по истечении этого срока подавать документы в Министерство кадров, где осуществлять присвоение им рангов по тем же правилам, что и чиновни­кам с рангом, но без должности. Те же, кто по состоянию здоровья и спо­собностям подходят для регулярной службы, могут быть использованы по усмотрению управителя провинции. В отношении срока их службы и аттестации поступать точно так же, как и с обычными чиновниками.

6-я луна, 11-й день. Такая-но Мурадзи Кусумэ76 из уезда Фурути про­винции Кавати родила сразу трех мальчиков. Ей пожаловано 2 хики грубого шелка, 2 дзюн шелковой ваты, 4 тан полотна.

6-я луна, 15-й день. Провинция Ава преподнесла две сросшиеся вет­ви от разных деревьев77.

6-я луна, 22-й день. Во всех святилищах совершены приношения для испрашивания дождя. 

Осень, 7-я луна, 1-й день. Авата-но Асоми Махито, нижняя степень 4-го старшего ранга, вернулся из Китая. По прибытии в Китай один че­ловек спросил его: «Чьим послом ты являешься?» Он ответил: «Я посол страны Япония»78. Наш посол в свою очередь спросил: «В какой области я нахожусь?» Ему ответили: «Это провинция Яньчэн в округе Чучжоу в стране Дачжоу». [Махито] снова спросил: «Раньше эта страна называ­лась Великая Тан. Теперь же она называется Дачжоу. Отчего переимено­вали страну?» Ему ответили: «Во 2-м году Юн-чунь [683] скончался вели­кий император [Гао-цзун]. На престол взошла его супруга, она назвалась Чэншэнь Хуанди, а страну переименовала в Дачжоу». [Махито] закончил расспросы, и китайцы сказали нашему послу: «Нам часто доводилось слышать, что за восточным морем лежит великая страна Ямато. Ее назы­вают страной Конфуция, люди там богаты и веселы, там хорошо соблю­дается ритуал. Видим, что ты, посол, хорош обликом и одеждой79. [Так что услышанное нами] — чистая правда». Сказав так, они удалились.

7-я луна, 3-й день. Управление левой части столицы преподнесло белую ласточку. Провинция Симоса преподнесла белую ворону80.

7-я луна, 9-й день. Поскольку сезонные дожди не выпадали, отправ­лены посланники для вознесения молитв о дожде во всех святилищах.

7-я луна, 17-й день. Из государственных запасов выплачено жалова­нье серебром служащим Министерства кадров, отделов столичной шко­лы чиновников и придворных рангов81.

7-я луна, 19-й день. Оглашен указ: «Всем старикам в столице от 80 лет и выше пожаловать вспомоществование».

7-я луна, 21-й день. Совершены приношения святилищу Суминоэ.

7-я луна, 22-й день. Сакаибэ-но Сукунэ Морокоси, верхняя степень 5-го младшего ранга, посмертно пожалована верхняя степень 5-го старшего ранга. Одна четвертая часть наградного надела в 100 дворов, при­надлежавшего правому министру Абэ-но Асоми Миуси, 2-й младший ранг, передана его сыну Хиронива82, верхняя степень 5-го младшего ранга. Одна четвертая часть наградного надела в 40 дворов, принадлежавшего Таката-но Нииноми-но Обито, посмертно пожалованно­го верхней степенью 5-го младшего ранга, передана его сыну Обитона, без ранга.

8-я луна, 3-й день. Посол в Силла, Хата-но Асоми Хиронари, верхняя степень 5-го младшего ранга, вернулся из Силла.

8-я луна, 5-й день. В провинциях Исэ и Ига появилась саранча.

8-я луна, 28-й день. В провинции Суо дул сильный ветер. Он валил деревья и нанес ущерб урожаю.

Зима, 10-я луна, 5-й день. Оглашен указ, согласно которому в связи с плохой погодой, нанесшей ущерб урожаю, на этот год были отменены все повинности и зерновой налог83.

10-я луна, 9-й день. Авата-но Асоми Махито и другие [члены посоль­ства в Китай] были приняты государем. Хата-но Ая-но Тоору, верхняя степень 6-го старшего ранга, назначен послом в Силла.

10-я луна, 16-й день. Хата-но Ая-но Тоору84 пожаловано кабанэ Мияцуко.

11-я луна, 8-й день. Имубэ-но Сукунэ Кообито, верхняя степень 5-го младшего ранга, отправлен в великое святилище Исэ совершить при­ношения с помощью митэгура85, зеркала с изображением феникса86 и парчи с узором из птичьих гнезд.

11-я луна, 11-й день. Во всех храмах проведены поминальные служ­бы семисотого дня по бывшей государыне [Дзито].

11-я луна, 14-й день. Хикэта-но Асоми Сукунамаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, пожалована фамилия Абэ-но Асоми87. Авата-но Асоми Махито, нижняя степень 4-го старшего ранга, за его посольскую миссию в далекие земли пожаловано 20 тё полей в провинции Ямато и 1000 коку неочищенного риса.

11-я луна, 20-й день. Определено место для дворца Фудзивара-но. 1505 дворам тех людей, которые проживали в границах дворца, пожало­вано полотно в соответствующих количествах88.

12-я луна, 10-й день. Совершены приношения всем святилищам.

12-я луна, 20-й день. Дадзайфу доносило: «Минувшей осенью дули сильные ветры, валило деревья. Урожаю был нанесен ущерб».

Летом этого года в провинциях Ига и Идзу разразились болезни. Для оказания помощи туда были посланы лекари и лекарства.

[2-й год Кэйун, 705 г.]

2-й год, весна, 1-я луна, 15-й день. Во дворце был устроен пир для гражданских и военных чиновников из ста управ.

1-я луна, 19-й день. Принцу Аватима, без ранга, пожалована нижняя степень 4-го младшего ранга.

3-я луна, 4-й день. Государь отправился в отдаленный дворец Курахаси89.

3-я луна, 7-й день. Скончалась принцесса Тоёкуни, нижняя степень 4-го старшего ранга.

Лето, 4-я луна, 3-й день. Оглашен указ: «Хотя Нам не хватает добро­детелей и талантов, Мы вознеслись над принцами и сановниками. Добро­детельности Нашей [так мало], что Небо не откликается, гуманности [так мало], что она не достигает людей. И потому Инь и Ян пришли в беспоря­док, дождь и солнечное тепло приходят не вовремя, злаки не вызревают, народ страдает от голода. Каждый раз, когда думаем об этом, сердце пе­чалится. Для облегчения страданий народа повелеваем в пяти великих храмах читать сутру «Алмазного блеска». Повелеваем также во всех про­винциях Поднебесной не собирать в этом году проценты по рисовым ссу­дам, а заменительную натурооплату уменьшить наполовину»90.

4-я луна, 5-й день. Отправлены посыльные для инспекции всех про­винций Поднебесной.

4-я луна, 11-й день. Принцу крови 3-го разряда Осакабэ пожаловано 100 тё земель в провинции Этидзэн.

4-я луна, 17-й день. Оглашен указ: «Согласно закону о чиновниках, число старших государственных советников-дайнагон определено в че­тыре. Обязанности их равны обязанностям министра, ранг их выше ран­га министра. Обязанности старших государственных советников тяже­лы, дела их трудны, найти подходящего человека нелегко. А потому считаем целесообразным уменьшить их число до двух и учредить им в помощь трех средних государственных советников-тюнагон. Их обязан­ности таковы: доклады государю, оглашение указов, выяснение мнений нижестоящих, участие в работе Дадзёкан. Их ранг и довольствие опреде­лить в соответствии с соображениями, вытекающими из администра­тивного законодательства»91.

В ответ на этот указ Дадзёкан докладывал: «Обязанности среднего советника близки к обязанностям старшего советника, дела его трудны. А потому нецелесообразно присваивать ему низкий ранг и определять недостаточное довольствие. Просим разрешить присваивать среднему со­ветнику верхнюю степень 4-го старшего ранга и наделять их 200 кормо­выми дворами и 30 помощниками». Высочайшее согласие было получено.

Согласно ранее принятому законодательству, кормовые наделы для служительниц-унэмэ из всех провинций были упразднены. Теперь они были восстановлены.

4-я луна, 22-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн. Он на­значил92 на должность среднего государственного советника Авата-но Асоми Махито, нижняя степень 4-го старшего ранга, Такамуку-но Асоми Маро, нижняя степень 4-го старшего ранга, и Абэ-но Асоми Сукунамаро, верхняя степень 4-го младшего ранга. Накатоми-но Асоми Омимаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначен на должность левого старшего цензора. Окинага-но Махито Ою93, нижняя степень 4-го млад­шего ранга, назначен на должность правого старшего цензора. Симоцукэ-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен военным министром. Косэ-но Асоми Маро94, нижняя степень 4-го млад­шего ранга, назначен министром народных дел.

Дадзайфу предоставлено восемь колокольчиков для гонцов и 10 би­рок. Провинции Нагато предоставлено два колокольчика95.

5-я луна, 8-й день. Скончался принц крови 3-го разряда Осакабэ. Назначены ответственные за проведение похорон. Принц Осакабэ был девятым сыном императора Тэмму.

5-я луна, 9-й день. Оотомо-но Сукунэ Таути, нижняя степень 5-го стар­шего ранга, назначен управителем провинции Овари.

5-я луна, 25-й день. Хатаноая-но Мияцуко Тоору вернулся из Силла.

5-я луна, 27-й день. Совершены приношения всем святилищам для испрашивания дождя.

5-я луна, 28-й день. Дадзёкан докладывал: «В последние дни случи­лась засуха. [Листья растений] на полях и в садах обожжены и скручены. Хотя долгое время и молились о дожде, благословенный дождь не выпада­ет. Просим позволить достойным монахам из столицы и района Кинай провести моления о дожде, а также запретить торговлю на рынках и за­творить южные ворота»96. Высочайшее согласие было получено.

Осень, 7-я луна, 19-й день. Скончался старший государственный со­ветник Ки-но Асоми Маро, 3-й старший ранг. Он был сыном Уси, назначенного на должность помощника главных министров97 при государе из Ооми [Тэнти], того, которому был посмертно пожалован 3-й старший ранг.

7-я луна, 29-й день. В провинции Ямато поднялся сильный ветер. Он разрушал дома людей.

8-я луна, 11-й день. Оглашен указ: «Инь и Ян пришли в беспорядок, засуха продолжается более десять дней. Люди голодают, некоторые со­вершают преступления. Желая обновиться вместе с народом, объявляем великое помилование98. Прощаются все преступления, начиная от за­служивающих смертной казни и ниже, вне зависимости от тяжести преступления. Старикам99, больным, вдовцам и вдовам, сиротам и без­детным, всем, кто не может прокормиться сам, оказывается вспомоще­ствование в соответствующих размерах. Тех, кто совершил восемь тяж­ких преступлений100 и не подпадают под обычное помилование, из списка помилованных исключить. Подушную подать во всех провинциях следует сократить наполовину»101.

Послу в Китай Авата-но Асоми Махито пожалован 3-й младший ранг. Члены его посольства соответствующим образом повышены в ранге, и им пожалованы соответствующие подарки. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й младший ранг, назначен старшим государственным советником. Принц Мино, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен дайбу в провинцию Сэццу.

9-я луна, 5-й день. Принцу крови 2-го разряда Ходзуми объявлен указ  о назначении его представителем государя в Дадзёкан.

9-я луна, 9-й день. Святилище Ятагарасу помещено в уезд Уда про­винции Ямато102. Там совершены моления.

9-я луна, 20-й день. Тагима-но Махито Сакураи103, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Исэ.

9-я луна, 26-й день. Провинция Этиго преподнесла красную ворону. Чиновникам этой провинции и уезда, где обнаружено благоприятное знамение, пожаловано повышение в ранге на одну степень. Жители этого уезда освобождены от налогов и повинностей сроком на один год. Сисихито-но Оми Кунимоти, обнаружившему благоприятное знамение, пожалована нижняя степень 8-го младшего ранга. Кроме того, этим лю­дям пожалованы грубый шелк, вата, полотно и мотыги в соответствую­щих количествах. 

Зима, 10-я луна, 3-й день. Оглашен указ, согласно которому в пять округ (за исключением Санъёдо и Сайкайдо104) отправлены посыльные для оказания помощи старикам, престарелым и больным, вдовцам и вдовам, сиротам и бездетным старикам. Подушная подать на этот год уменьшена наполовину.

10-я луна, 30-й день. Посол Силла Кому Дзюкицу, ранг ильгильчхан, прибыл для поднесения дани.

11-я луна, 3-й день. Оно-но Асоми Кэно, верхняя степень 4-го стар­шего ранга, назначен министром Центра.

11-я луна, 4-й день. Тагима-но Махито Татэ, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен заведующим отделом жрицы в Исэ.

Оглашен указ, согласно которому принцам крови, принцам и сановни­кам были увеличены кормовые наделы в соответствующем размере. До этого времени чиновникам 5-го ранга полагались кормовые наде­лы. Теперь они заменены ранговым жалованьем.

11-я луна, 13-й день. Из всех провинций были призваны конные вои­ны для встречи посла из Силла. Ки-но Асоми Комаро105, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен командовать конницей.

11- я луна, 28-й день. Старший государственный советник Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й младший ранг, назначен по совместительству гла­вой Дадзайфу. Исикава-но Асоми Миямаро, нижняя степень 4-го младше­го ранга, назначен его заместителем.

12-я луна, 9-й день. Столичным храмам назначены временные кор­мовые наделы106 в соответствующих размерах.

12-я луна, 19-й день. Всем женщинам Поднебесной, за исключением служительниц Палаты небесных и земных божеств, отдела жрицы Исэ, а также престарелых женщин, приказано собирать волосы в пучок. (По­дробно изложено в прошлой хронике. Сейчас предписание повторено вновь)107.

12-я луна, 20-й день. Скончался принц Кадоно108, верхняя степень 4-го старшего ранга.

12-я луна, 27-й день. Принцу Ямасаки109, без ранга, пожалована ниж­няя степень 4-го младшего ранга. Принцам Нанива и Ато пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга. Нижняя степень 5-го младшего ранга пожалована: Микуни-но Махито Хитотари110 и Фудзивара-но Асо­ми Мутимаро111 — оба верхняя степень 6-го старшего ранга; Тадзихи-но Махито Ябэ, Сами-но Асоми Касамаро, Фудзивара-но Асоми Фусасаки — все нижняя степень 6-го старшего ранга; Накатоми-но Асоми Иваки, Кома-но Асоми Акимаро112, Сакамото-но Асоми Асомаро113, Тадзихи-но Махито Агатамори114, Абэ-но Асоми Ясумаро115 — все верхняя степень 6-го младшего ранга; Хата-но Асоми Хиромаро, Саэки-но Сукунэ Оноко116, Абэ-но Асоми Макими117, Тагути-но Асоми Хиромаро118, Косэ-но Асоми Кооходзи119, Ки-но Асоми Охито — все нижняя степень 6-го младшего ранга; Оотомо-но Сукунэ Оонута, верхняя степень 7-го старшего ранга; Сакаибэ-но Сукунэ Митамаро120, верхняя степень 6-го старшего ранга; Агатаинукаи-но Сукунэ Цукуси121, нижняя степень 6-го младшего ранга; Саканоуэ-но Имики Осикума и Фунэ-но Мурадзи Хадакацу—оба верхняя степень 6-го старшего ранга; Мино-но Мурадзи Киёмаро122, нижняя сте­пень 6-го младшего ранга.
 
В этот день посол Силла Кому Дзюкицу прибыл в столицу.
 
В этом году в 20 провинциях разразились голод и болезни. Для оказа­ния помощи туда были отправлены врачи и лекарства.
 
[3-й год Кэйун, 706 г.]
 
3-й год, весна, 1-я луна, 1-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн и принимал новогодние поздравления. Присутствовало также посольство Кому Дзюкицу из Силла. Охрана дворца осуществлялась осо­бым образом.
 
1-я луна, 4-й день. Посольство Силла преподнесло дань.
 
1-я луна, 7-й день. Для посольства Кому Дзюкицу устроен при дворе пир. В саду исполнялась иноземная музыка. Пожалованы соответствую­щие ранги и подарки.
 
1-я луна, 12-й день. Посольство Кому Дзюкицу отбыло в свое княже­ство. Им передано послание государя вану [Силла]. В нем говорилось: «Император почтительно сообщает вану Силла следующее. К нам прибы­ли послы Кому Дзюкицу, ранг ильгильчхан, и Кому Конко, ранг сачхан. Они преподнесли дань. С тех пор, как ты стал править страной, прошло много лет123. [И все это время] дань приносилась неукоснительно, послы приезжали один за другим. Преданность и верность были явлены, радо­сти Нашей нет конца. Начало весны выдалось холодным, но надеемся, что ты здоров, а в пределах твоей страны царят мир и спокойствие. В свя­зи с отъездом посольства передаем вышеозначенные чувства, а также дары нашей земли, перечисленные отдельно»124.
 
1-я луна, 17-й день. Определены правила награждения во время великой церемонии стрельбы из лука125. Принцам крови 2-го разряда, а также принцам и сановникам 2-го ранга за попадание одной стрелой в крайний круг мишени полагается 20 тан полотна, в средний круг — 25 тан полотна, в центральный круг — 30 тан полотна. Принцам крови 3-4-го разрядов и обладателям 3-го ранга за попадание одной стрелой в крайний круг мишени полагается 15 тан полотна, в средний круг — 20 тан полотна, в центральный круг — 25 тан полотна. Носителям 4-го ранга за попадание одной стрелой в крайний круг мишени полагается 10 тан по­лотна, в средний круг — 15 тан полотна, в центральный круг — 20 тан по­лотна. Носителям 5-го ранга за попадание одной стрелой в крайний круг мишени полагается 6 тан полотна, в средний круг — 12 тан полотна, в центральный круг — 16 тан полотна. При попадании в кожу полагается 0,5 тан полотна. При попадании второй стрелы в крайний, средний и цен­тральной круги, а также в кожу, вознаграждение увеличивать вдвое. Носителям 6-7-го рангов за попадание одной стрелой в крайний круг ми­шени полагается 4 тан полотна, в средний круг — 6 тан полотна, в цент­ральный круг — 8 тан полотна. Носителям 8-го и начального рангов за попадание одной стрелой в крайний круг мишени полагается 3 тан по­лотна, в средний круг — 4 тан полотна, в центральный круг — 5 тан по­лотна. При попадании в кожу полагается 0,5 тан полотна. При попадании второй стрелы в крайний, средний и центральный круги или в кожу воз­награждение увеличивать вышеуказанным образом. Носителям наград­ных рангов придворная одежда не полагается. Они приступают к стрель­бе после носителей соответствующего придворного ранга.
 
1-я вставная луна, 5-й день. Ина-но Махито Оомура, верхняя сте­пень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Этиго.
 
В столице, районе Кинай, в провинциях Кии, Инаба, Микава и Суруга разразились болезни. Для излечения туда отправлены лекари и лекарства.
 
В этот день во всех храмах и святилищах приказано провести уборку. Кроме того, приказано изловить воров и грабителей.
 
1-я вставная луна, 13-й день. Дань от Силла преподнесена великому святилищу Исэ и святилищам семи округ.
 
Оглашен указ: «Душевая подать, собираемая во всех провинциях и хра­нящаяся в Министерстве казны, должна быть постатейно обследована соответствующими служащими, а о результатах проверки должно быть доложено. Легкие вещи — грубый шелк, шелковая нить и вата из поступ­лений заменительной натурооплаты, хранившейся до сих пор в Мини­стерстве народных дел, — должны отныне храниться в Министерстве Казны126. При этом должны быть рассчитаны годовые потребности Министерства народных дел и соответствующее количество налоговых поступлений передано непосредственно туда».
 
1-я вставная луна, 20-й день. Ввиду разразившихся в Поднебесной болезней государь повелел провести моления богам неба и земли.
 
1-я вставная луна, 28-й день. Принцесса крови Идзуми отправилась в великое святилище Исэ.
 
2-я луна, 6-й день. Скончался глава Управления левой части столицы Оомива-но Асоми Такэтимаро, верхняя степень 4-го младшего ранга. За заслуги в год дзинсин государь посмертно пожаловал ему 3-й младший ранг. Он был сыном Токанэ, верхняя степень большого ранга цветка127.
 
2-я луна, 7-й день. Сезонное жалованье принца крови 2-го разряда Ходзуми, занимающего должность представителя государя в Дадзёкан, приравнено к сезонному жалованью правого министра.
 
2-я луна, 14-й день. Абэ-но Асоми Обитона, нижняя степень 5-го млад­шего ранга, назначен заместителем управителя Дадзайфу.
 
Ками-но Обито Катана, женщина из уезда Сагарака провинции Ямасиро, родила шестерых детей за три раза. В первый раз она родила двух мальчиков, во второй раз двух девочек, в третий раз — двух мальчиков. Относительно первой двойни был оглашен указ государя — их назначили оотонэри.

1-я луна, 16-й день. В семи провинциях — Кавати, Сэццу, Идзумо, Аки, Кии, Сануки и Иё — разразился голод. Оказано вспомощест­вование.

Оглашен указ: «Согласно законодательству, обладатели 3-го ранга и выше имеют право на кормовые наделы. Обладатели же 4-го ранга и ниже получают только ранговое сезонное жалованье. Кроме того, обладатели 4-го ранга имеют право на церемониальный зонт128, а обладатели 5-го ран­га такой привилегии лишены. Те, кто обладают зонтами, и те, у кого их нет, не должны получать одинаковое ранговое жалованье. Поэтому обладате­лям 4-го ранга должны предоставляться наделы в кормление.

Согласно законодательству, ранговые наделы принцев и сановников колеблются в следующих пределах: от 300 дворов для 1 -го старшего ранга и до 100 дворов для 3-го младшего ранга. Получается, что хотя ранг и вы­сок, а надел невелик. В связи с этим следует установить верхний предел в 600 дворов для 1-го старшего ранга, а нижний — в 80 дворов для 4-го младшего ранга». 
 
Кроме того, приняты установления в семи статьях.
 
Согласно административному законодательству, перемещение выс­ших должностных лиц осуществляется после прохождения аттестации один раз в шесть лет. При аттестации других чиновников срок увеличива­ется на два года с каждым рангом и достигает 12 лет. Это слишком долгий срок для ротации. Поэтому для каждого ранга следует уменьшить срок переаттестации на два года. (Это 1-я статья.)
 
В административном законодательстве есть положение о первой ат­тестации для получающих теневой ранг, однако руководство по приме­нению этого положения отсутствует. Отныне использование права тени и получение ранга должно сопровождаться рекомендацией и государе­вым указом. В иных случаях аттестация осуществляется по обычной процедуре. (Это 2-я статья.)
 
Согласно уголовному законодательству, чиновникам, лишенным ран­га, разрешается вновь получить ранг по истечении шести лет. Однако в административном законодательстве отсутствует руководство по про­цедуре повторного получения ранга по истечении шестилетнего срока после совершения преступления. После обсуждения следует принять по­ложение относительно возвращения ранга. (Это 3-я статья.)
 
Согласно административному законодательству, жители столицы и района Кинай облагаются душевой податью (по сравнению с жителями других провинций она уменьшена наполовину). Следует отменить нало­гообложение полотном отдельного человека и взимать подать с двора. Люди внутренних провинций любы Нам больше народа внешних провин­ций. Руководствоваться следующим принципом: взимать подушную по­дать с каждого двора в зависимости от количества тягловых мужчин, а сами дворы поделить на четыре разряда. Размер подати определить по­сле обсуждения вопроса [в Дадзёкан]. (Это 4-я статья.)
 
Согласно административному законодательству, с взрослых мужчин в качестве заменительной натурооплаты взимается 2 дзё и 6 сяку полот­на. Желаем снизить налог, чтобы искоренить бедность. А потому замени- тельная натурооплата должна быть снижена наполовину. В Дадзайфу заменительную натурооплату разрешается отменить. Однако если при проведении общественных работ обнаружится нехватка средств, следует после тщательного обдумывания принять мягкие решения, которые будут иметь силу вечного закона. (Это 5-я статья.)
 
Согласно административному законодательству, все — начиная от обладателей 1-го ранга и вплоть до простого народа — должны выращи­вать просо и сдавать его в амбары для бедняков. Содержимое этих амба­ров предназначается для пропитания нуждающихся в том, и запасы должны создаваться заблаговременно. Собирать у бедных и потом отда­вать им же противоречит здравому смыслу. Отныне следует собирать просо для пополнения амбаров только от зажиточных дворов, распреде­лять его среди нуждающихся и только среди них. В случае, если какой-то чиновник присвоит себе просо в количестве, превышающем 1 то, уволь­нять его в тот же день и наказывать в зависимости от количества похи­щенного. (Это 6-я статья.)
 
Согласно административному законодательству, принцы 5-й степени родства хотя и называются принцами, но не входят в крут родственников государя. Получается, что в настоящее время принцы 5-й степени род­ства хоть и зовутся принцами, но исключены из списков членов импера­торского рода и являются обычными сановниками. Любя родственников и сострадая им, испытываем бесконечную печаль по поводу того, что эти люди не внесены в списки [членов императорского рода]. Отныне пусть принцы 5-й степени родства входят в круг родственников государя, а их потомки также называются принцами. Все остальное оставить в законе без изменений. (Это 7-я статья.)
 
2-я луна, 22-й день. Кораблю «Саэки» пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга. (Это корабль, на котором путешествовал в Китай посол Авата-но Асоми Махито, 3-й младший ранг)129.
 
2-я луна, 23-й день. Государь отправился в Утиноно130.
 
2-я луна, 25-й день. Согласно государевым дополнениям к законам, принцы 5-й степени родства впервые облачились в одежды светло-лилового цвета131.
 
2-я луна, 26-й день. В столице и в районе Кинай расплодились воры и разбойники. Отобраны крепкие и сильные мужи, чтобы изловить их.

В этот день 19 святилищ в провинциях Каи, Синано, Эттю, Тадзима и Тоса были включены в список святилищ, которым делаются приноше­ния по случаю праздника испрашивания урожая. (Список приводится в «Дзинги канки»132.)
 
3-я луна, 13-й день. Жительница правой части столицы по имени Хэки-но Сутамэ родила троих мальчиков. Ей пожалованы одежда, еда и кормилица.
 
3-я луна, 14-й день. Оглашен указ: «Церемонии133 — основа Неба и Земли, они придают человеку форму. Добродетельность и человеколюбие распространяются церемониями, учение и правильные обыкновения формируются церемониями. Однако в последнее время облик и пове­дение многих чиновников стали сильно расходиться с церемониально- стью. Мало того. Исчезло различие между мужчинами и женщинами, день и ночь они проводят вместе. Слышим Мы также, что в столице и окрестностях распространяется страшная вонь. Это происходит отто­го, что ведомства наши досматривают за людьми не так, как то следует. Двум министерствам и пяти столичным воинским частям134 следует отрядить чиновников и воинов, чтобы учинить строгую проверку. Наруши­телей — наказать. В случае невозможности наказания следует записать обстоятельства и доложить наверх».
 
Оглашен другой указ: «Люди высокоранговые получают жалованье затем, чтобы не пахать. Они не должны мешать крестьянам заниматься земледелием. Вот почему князь Чжао Во (Чжао Гун) отдыхал под груше­вым деревом каранаси, а Гун Сю (Гун Сюи) по той же причине выдергивал в саду из земли овощи. В последнее время принцы и сановники захваты­вают горы и болота и не дают их обрабатывать. Сами не пашут и не сеют, соревнуются в алчности, зряшно не дают взрасти плодам земли. Если крестьянин станет собирать у них хворост или срезать траву, тут же от­бирают у него [корзину или серп], жестоко мучают. И это еще не все. Да­дут им один или два сэ земли, а они уже перевалили за вершину горы и провели границу в долине. Отныне и впредь все это запрещается. Од­нако если вокруг могил предков или вокруг домов людей на расстоянии в 20-30 бу посажены деревья и устроена роща, эти земли под запрет не подпадают».
 
Лето, 4-я луна, 29-й день. В провинциях Кавати, Идзумо, Бидзэн, Аки, Авадзи, Сануки и Иё разразились голод и болезни. Отправлены по­сланцы для оказания помощи.
 
5-я луна, 15-й день. Каваэ-но Асоми Отомаро из уезда Исикава про­винции Кавати преподнес белого голубя135. Ему пожаловано 5 хики гру­бого шелка, 10 мотков ниток, 20 тан полотна, 20 мотыг, 300 снопов риса.
 
6-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца136.
 
6-я луна, 4-й день. В столице и в районе Кинай приказано молиться знаменитым горам и большим рекам о ниспослании дождя.
 
6-я луна, 24-й день. Скончалась принцесса Ёдза137, нижняя степень 4-го младшего ранга.
 
Осень, 7-я луна, 11-й день. Косэ-но Асоми Таясу138, верхняя степень 4-го  младшего ранга, назначен министром кадров.
 
7-я луна, 20-й день. Каса-но Асоми Маро, нижняя степень 5-го млад­шего ранга, назначен управителем провинции Мино139.
 
7-я луна, 24-й день. В двух провинциях — Тамба и Тадзима — вспых­нули горные пожары. Туда были отправлены посыльные для совершения приношений богам Неба и Земли. Вдруг раздался раскат грома, и пожар сам собой прекратился. На горе Саминэ в уезде Ути провинции Ямато вспыхнул пожар. Его потушили.
 
7-я луна, 27-й день. Абэ-но Асоми Макими, младшая степень 5-го  младшего ранга, назначен управителем провинции Ямато.
 
7-я луна, 28-й день. Управитель провинции Суо по имени Хикэта-но Асоми Акинива, нижняя степень 7-го младшего ранга, преподнес белого оленя140
 
Во всех провинциях разразился голод. В шесть округ (за исключением Сайкайдо) отправлены посыльные для оказания помощи.
 
Из Дадзайфу докладывали: «В подведомственных девяти провинци­ях и на трех островах141 сначала была жара, потом поднялся сильный ветер. Деревья выворачивало с корнем, урожаю нанесен ущерб». Для проведения инспекции туда отправлены посланцы. Люди, наиболее пострадавшие от бедствия, освобождены от душевой подати и трудовой повинности.
 
8-я луна, 3-й день. Из провинции Этидзэн докладывали: «Не можем потушить горные пожары». Отправлены посыльные для совершения при­ношений местным богам и прекращения пожаров.
 
8-я луна, 21-й день. Мино-но Мурадзи Киёмаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен послом в Силла.
 
8-я луна, 29-й день. Принцесса крови 3-го разряда Таката142 направ­лена служить жрицей в великое святилище в Исэ.
 
9-я луна, 3-й день. Сакибэ-но Сукунэ Митамаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Микава.
 
9-я луна, 15-й день. В семь округ отправлены посланцы, чтобы уста­новить законы относительно полевого налога. Установлен налог в раз­мере 15 снопов с 1 тё земли143. Кроме того, назначены люди для несения трудовой повинности.

9-я луна, 25-й день. Государь отправился в Нанива144.

Зима, 10-я луна, 12-й день. Государь вернулся во дворец. Четыре че­ловека повышены в ранге на одну степень145: куни-но мияцуко из провин­ции Сэццу по имени Оосикоти-но Имики Ивамаро, верхняя степень 7-го младшего ранга; куни-но мияцуко из провинции Ямасиро по имени Ямасиро-но Имики Хомудзи146, нижняя степень внешнего 8-го младшего ранга; Нанива-но Имики Хаматари, верхняя степень 8-го младшего ран­га; Миякэ-но Имики Оомэ, нижняя степень 7-го младшего ранга.

10-я луна, 15-й день. 660 конных воинов из разных провинций, сопровождавших высочайший выезд, освобождены от заменительной натурооплаты, душевой подати и полевого налога.

11-я луна, 3-й день. Государь направил вану Силла послание: «Госу­дарь почтительно пишет вану. Обделенные способностями, Мы случайно оказались на троне. Нам стыдно, что не умеем выточить камень, поддер­живающий Небо; Мы получили зеркало и заняли трон с легкомыслием. До наступления темени забываем Мы вкусить пищи, тяжелые думы гнетут Нас. Не спим до глубокой ночи, печальные мысли одолевают Нас. Желаем, чтобы Небо покрывало, а Земля держала, чтобы гуманность распространялась до дальних границ [Поднебесной].

Ты, ван, пребываешь в стране, где в течение многих поколений народ жалели-миловали, откуда от чистого сердца и без перебоя посылаются корабли с данью, чем и оказывается Нам глубокое уважение. И желаем Мы, чтобы твоя страна стояла твердыней, чтобы распространялась там добродетель правителя вплоть до горных обиталищ оленей, чтобы крепо­сти стояли прочно, чтобы благословенные законы процветали, страна пребывала в покое и веселии, чтобы нравы были просты и мягки.

Наступили суровые холода. Как здоровье? С выражением вышеозна­ченных чувств посылаем посла Мино-но Мурадзи Киёмаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, и его заместителя Цусима-но Мурадзи Катасива147, нижняя степень 6-го младшего ранга. На этом заканчиваем».

11-я луна, 8-й день. Принц Ооти148, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Исэ.

12-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца149.

12-я луна, 6-й день. Принцесса крови 4-го разряда Таки отправилась в великое святилище в Исэ.

12-я луна, 9-й день. Оглашен указ, согласно которому всем мужчинам в Поднебесной предписано вместо хабакимо носить белые хакама150.

В этом году во всех провинциях Поднебесной свирепствовали болез­ни, многие умерли. Впервые изготовлены глиняные статуэтки коров, с пышностью проведен ритуал изгнания духов болезней151.

[4-й год Кэйун, 707 г.]

4-й год, весна, 1-я луна152.

2-я луна, 6-й день. Ввиду того, что во всех провинциях свирепствова­ли болезни, отправлены посыльные для проведения Великого очищения.

2-я луна, 19-й день. Оглашен указ, согласно которому всем принцам и сановникам от 5-го ранга и выше предписано обсудить вопрос о переносе столицы153.

2-я луна, 22-й день. Заместителю налогового отдела Куракаи-но Атаи Кохито, верхняя степень 6-го младшего ранга, пожаловано кабанэ Мурадзи.

2-я луна, 25-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн. Огла­шен указ о повышении в рангах. Соответствующее повышение даровано 110 человекам, начиная от принцев крови и кончая чиновниками 5-го ранга — как мужчинам, так и женщинам154. Кроме того, нижняя сте­пень 5-го младшего ранга пожалована: принцу Наоми, без ранга; Ки-но Асоми Морохито, верхняя степень 6-го младшего ранга; Такамуку-но Асо­ми Сикобути, Оварида-но Асоми Ясумаро, Оварида-но Асоми Якамоти, Камицукэ-но Асоми Катами — все нижняя степень 6-го младшего ранга; Такахаси-но Асоми Камимаро, нижняя степень 7-го старшего ранга; Накатоми-но Асоми Хитотари155, Хэгури-но Асоми Ясумаро156 — оба нижняя степень 6-го младшего ранга; Коси-но Мурадзи Муракими157, Кунимаги-но Имики Ясима, Хатаноая-но Мияцуко Тоору.

3-я луна, 2-й день. Заместитель посла Косэ-но Асоми Оодзи, нижняя степень 5-го младшего ранга, вернулся из Китая158.

3-я луна, 22-й день. Симоцукэ-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, подал прошение о том, чтобы изменить фамилию Симоцукэ-но Асоми Ивасиро на Симоцукэ-но Кавати Асоми Ивасиро. Прошение удовлетворено159.

3-я луна, 26-й день. 23 провинциям, включая Сэццу и Кавати, выданы клейма для клеймения жеребцов и телят на государственных пастбищах.

Лето, 4-я луна, 13-й день. В связи с годовщиной смерти принца кро­ви Хинамиси этот день впервые объявлен в стране днем траура.

4-я луна, 15-й день. Оглашен указ: «Возвещается повеление государе­во: Службу ты, Фудзивара-но Асоми [Фухито], не только нынче несешь. Служил ты и в царствования государей многих, о коих молвят с трепетом, затем Нашим приближенным сделался. С сердцем светлым и чистым Нам служил и споспешествовал во всем, и мыслим Мы, что было то и тяжким, и трудным. Но если Мы слишком долго раздумывать станем, то не будет ли то похоже на немилость? Мы же всегда [твои радения] прилежными и многотрудными почитали, — так возвещается. И отец твой, Фудзивара-но Ооми [Каматари], что служил государю, о коем молвят с трепетом, пра­вившему Поднебесной из великого дворца Нанива160, нес службу свою, подобно Такэути-но Сукунэ Микото161, и государь его наградами и лаской жаловал. Посему повелевается: взяв за образец то, что в законах написа­но, законам согласно, жалуем тебе вотчину в пять тысяч дворов, дабы долго и далеко, отныне и впредь, по наследству она передавалась. И сему повелению реченному все внимайте — так возглашаем»162.

Однако [Фудзивара-но Фухито от кормового надела] отказался. Тогда количество пожалованных ему дворов было уменьшено на три тысячи и составило две тысячи с правом передачи потомкам одной тысячи дворов.

Оглашен еще один указ, согласно которому увеличены кормовые наде­лы в соответствующем количестве лицам, начиная от принцев крови и кончая обладателями 4-го ранга, а также принцессам крови и принцес­сам, младшим женам государя и мёбу163.

4-я луна, 29-й день. В Поднебесной разразились болезни и голод. Оглашен указ, в соответствии с которым оказано вспомоществование. В самом тяжелом положении оказались провинции Тамба, Идзумо и Ивами. Совершены приношения всем святилищам. Кроме того, в храмах столицы, района Кинай и в провинциях читались сутры.

Ямада-но Фухито Миката, нижняя степень 6-го старшего ранга, за его ученость были пожалованы полотно, мотыги, соль и неочищенный рис164.

5-я луна, 2-й день. Военное министерство впервые представило табель посещения двора и выходов на службу обладателей 5-го ранга и выше, служащих в пяти частях дворцовой гвардии. Табель передан в Дадзёкан165.

5-я луна, 8-й день. Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Кавати.

5-я луна, 15-й день. Грубый шелк, вата, полотно, мотыги и неочищен­ный рис в соответствующих количествах пожалованы: Косэ-но Асоми Оодзи, нижняя степень 5-го младшего ранга, Камо-но Асоми Кибимаро, верхняя степень 7-го младшего ранга, и Ики-но Мурадзи Комаро, нижняя степень 8-го младшего ранга. Все они являлись членами посольства в да­лекую страну [Китай].

5-я луна, 16-й день. Провинция Мино докладывала: «Муракуни-но Мурадзи Тосимэ родила разом трех девочек». Ей пожаловано 40 коку не­очищенного риса и кормилица.

5-я луна, 21-й день. В районе Кинай разразились ливни, они нанесли ущерб посадкам риса. Отправлены посланники для предоставления бес­процентного займа риса.

5-я луна, 26-й день. Нисикори-но Тора166 из уезда Нака провинции Сануки, Мибу-но Иотари из уезда Сида провинции Муцу и Косэбэ-но Катами из уезда Ямато провинции Тккуго пожаловано по одному комплекту одежды, соль, и неочищенный рис. Когда они отправились на спасение Пэкче167, наша армия не сумела одержать победу. Тора и другие [воины] были пленены воинами армии Тан, их обратили в рабство. Они освободи­лись по прошествии более 40 лет. Им удалось повстречаться с посольст­вом Авата-но Асоми Махито и вместе с ним вернуться обратно. Пожалова­ния сделаны им в утешение за выпавшие на их долю страдания.

5-я луна, 28-й день. Мино-но Мурадзи Киёмаро168, нижняя степень 5-го младшего ранга, а также Гкхо169, Шки, Соею, Дзидзё и Дзётаиу — мо­нахи, находившиеся на обучении [в Силла], вернулись из Силла.

6-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца.

6-я луна, 15-й день. Государь [Момму] скончался. Он завещал: «Опла­кивать три дня, траурные одежды носить один месяц»170.

6-я луна, 16-й день. Ответственными за проведение церемоний во временной усыпальнице покойного государя назначены: принц крови 3-го разряда Сики, принц Инуками, нижняя степень 4-го старшего ранга, Оно-но Асоми Кэно, верхняя степень 4-го старшего ранга, Саэки-но Сукунэ Момотари, верхняя степень 5-го младшего ранга, и Кифуми-но Мура­дзи Хондзира. Оплакивание и сроки соблюдения траура были определе­ны согласно завещанию государя. Поминальные службы от 7-го до 49 дня решено проводить в четырех главных храмах171.

Зима, 10-я луна, 2-й день. Ответственными за сооружение погре­бального костра назначены: принц крови 2-го разряда Ниитабэ, Абэ-но Асоми Сукунамаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, Саэки-но Суку- нэ Оомаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, и Ки-но Асоми Охито, нижняя степень 5-го младшего ранга. Ответственными за сооружение усыпальницы назначены: Симоцукэ-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, Хадзи-но Сукунэ Уматэ, верхняя степень 5-го стар­шего ранга, Тами-но Имики Хиробу, нижняя степень 5-го младшего ранга, Исоноками-но Асоми Тоёнива, верхняя степень 5-го младшего ранга и Фудзивара-но Асоми Фусасаки, нижняя степень 5-го младшего ранга. Ответственными за подготовку траурных одежд назначены: принц Ину­ками, нижняя степень 4-го старшего ранга, Унэмэ-но Асоми Хирабу, верх­няя степень 5-го младшего ранга, Тадзихи-но Махито Миямаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, Кифуми-но Мурадзи Хондзира, нижняя степень 5-го младшего ранга и Мэта-но Кими Ходзо, нижняя степень 5-го младшего ранга.

11-я луна, 12-й день. Тагима-но Махито Тйтоко, верхняя степень 4-го младшего ранга, возглавил траурную процессию и произнес про­щальное слово. Государю было присвоено посмертное имя Яматонэко Тоёодзи-но Сумэрамикото. В этот день его тело предано огню на холме Асука.

11-я луна, 6-й день. Государь похоронен в усыпальнице Хинокумаако.

Конец третьего свитка

Комментарии

1. Настоящая публикация третьего свитка хроники «Сёку нихонги» является продолжением нашего перевода: Мещеряков А. Н. Хроника «Сёку нихонги». Сви­ток 1 // Политическая культура древней Японии. Труды Института восточных культур и античности. Вып. VII. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2006. С. 7-65; Хроника «Сёку нихонги». Свиток 2 // История и куль­тура традиционной Японии 2. Труды Института восточных культур и античности. Вып. XXIX. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2011. В первой публикации приводятся все обстоятельства составления хроники и принципы нашего перевода. Реалии, откомментированные в первом и втором свитках, в настоящей публикации больше не комментируются.
2. Отмена этой церемонии была обусловлена трауром по отрекшейся импе­ратрице Дзито.
3. Второй сын Фухито, основатель северного дома Фудзивара-но. Фусасаки до­служился до должности левого министра и 1-го старшего ранга, посмертно ему была присвоена должность (титул) Равного министра. В «Кайфусо» имеется три его стихотворения, в «Манъёсю» — одна песня.
4. Дослужился до верхней степени 4-го старшего ранга и должности садайбэн (левого главного цензора). В 722 г. сослан на остров Идзу по ложному обвинению в заговоре (Ёро, 6-1-20).
5. Дослужился до верхней степени 5-го младшего ранга, был управителем про­винции Симоса, служил в Министерстве народных дел.
6. Дослужился до нижней степени 5-го младшего ранга. Согласно «Синсэн сёдзироку», род Хата-но Махито происходил от одного из сыновей государя Одзин.
7. За критику государыни Гэнсё сослан на остров Садо (Ёро, 6-1-20), но затем ему было разрешено вернуться в столицу (Тэмпё, 12-6-?). В «Манъёсю» — две его песни. Согласно «Синсэн сёдзироку», род Ходзуми-но Асоми имел с родом Исоно-ками-но Асоми одного и того же божественного предка — потомка в 5-м колене божества Камуниниги-но Хаяхи-но Микото.
8. Обращает на себя внимание тот факт, что, хотя инспекцию осуществляли мо­лодые низкоранговые чиновники, все они происходили из весьма знатных родов.
9. Известен также как храм Кавара. Расположен в окрестностях Нара. Легенды связывают его основание с именем Сога-но Умако или же государыни Саймэй, но археологические раскопки 1957-1958 гг. показали, что, скорее, он был основан в правление ТЪнти. В «Нихон сёки» имеется несколько упоминаний об этом храме (Хакути, 4-6-0; Тэмму, 2-3-17, 14-8-13, 14-9-24; Сютё, 1-5-24, 1-12-19).
10. К этому дню прошло 14 дней со времени кончины Дзито. Буддийские поми­нальные службы устраиваются через 7, 14, 49 и 100 дней после кончины.
11. Чиновники, ответственные за соблюдение церемониала.
12. Первое упоминание о должности тидайсёкандзи, назначения на которую производились до 745 г. Назначенцами являлись, как правило, принцы крови. Сам государь в заседаниях Дадзёкан участия не принимал. Учреждение этой должности обычно рассматривается в контексте борьбы императорского рода за расширение своих властных полномочий.
13. Мамута-но Тарусима кабанэ Мурадзи уже было пожаловано ранее (Момму, 2-8-1).
14. Количество сообщений об увеличении количества писцов в администра­тивном аппарате заметно увеличивается начиная с 1-го года Вадо (708 г.), что свидетельствует об укоренении письменности в качестве действенного инстру­мента управления. Данное сообщение, вероятно, имеет прямое отношение к предпринятому во 2-м году Тайхо составлению подворных списков в Сайкайдо (частично сохранились до сегодняшнего дня). Согласно законодательству, стан­дартное количество писцов в Дадзайфу составляло 28 человек.
15. Сутра «Дайханнякё» — санскр. «Махапраджняпарамита сутра».
16. В соответствии с синтоистскими представлениями, тело Дзито находилось во временной усыпальнице (могари-но мия). Данная запись свидетельствует о про­цессе контаминации синтоистских и буддийских представлений и ритуалов.
17. Потомок выходцев из Koгурё.
18. Причины объявления помилования неясны.
19. Согласно «Самкук саги», корейский государь Хёсо скончался в 7-й луне 702 г. (КимБусик. Самкук саги. Летописи Силла / Пер. М. Н. Пака. М.: Восточная лите­ратура, 2001. Т. 1. С. 209.
20. О назначении этого посольства см.: Тайхо, 3-9-22.
21. В это время занимал должность старшего государственного советника (дайнагон).
22. В НС (Дзито, 7-4-22) сообщается, что Оотомо-но Охито был понижен в ранге за казнокрадство.
23. Совмещение этих двух должностей было распространенной практикой.
24. 670 г. См.: НС, Тэнти, 9-2-0.
25. Непосредственной причиной появления данного указа являлось составле­ние новых подворных списков, законченных к 5-й луне 3-го годаТайхо. Предпола­гается, что в новых списках, представленных провинциями, было много измене­ний в отношений фамилий и кабанэ, что делало пользование ими затруднитель­ным (СНКБТ. Т. 1. С. 355-356).
26. Дослужился до управителя правой части столицы, получил нижнюю сте­пень 4-го младшего ранга. Род Ина (Вина) возводил свою родословную к импера­тору Сэнка.
27. Предполагается, что данное ритуальное мероприятие могло иметь связь с ритуалом Урабон — поминовением усопших предков (15-й день 7-й луны).
28. См. о нем: НС, Тэмму, 1-6-24. Род Тами — потомки переселенцев из Китая, прибывших в Японию в правление императора Одзин.
29. См. о нем: НС, Тэмму, 1-6-24. РодТакада — потомки переселенцев из Когурё.
30. Принадлежал к царскому роду переселенцев из Пэкче. В НС сообщается, что он (принц Янъу) оплакивал и произносил прощальное слово на похоронах импе­ратора ТЪмму от имени своего отца—принца Сонгван (Сютё, 1-9-30). Дослужился до нижней степени 4-го младшего ранга. Скончался в 738 г.
31. Хорэн был выходцем из этой провинции. См. о нем также: Ёро, 5-6-3.
32. Дослужился до левого цензора и 3-го младшего ранга. Скончался в 714 г.
33.   Сохранилась урна с прахом Оомура. Там указано, что он был потомком императора Сэнка. В правление Момму занимал должность сёнагона, затем был назначен управителем провинции Этиго, где и скончался в 708 г. в возрасте 46 лет. Перевод этой надписи см. в работе: Родин С. А. Японские эпитафии-боси. История и культура традиционной Японии 2. Труды института восточных куль­тур и античности. Вып. XXIX. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2011. С. 70-130.
34. Дзито была первой из царствующих особ, подвергшихся кремации.
35. В списке должностных лиц, ответственных за проведение похорон Дзито, отсутствует чиновник, занимающийся сооружением усыпальницы, поскольку Дзито была подхоронена к ее мужу Тэмму.
36. Соответствует корейской (силланской) фамилии Ким, что указывает на корейские корни Рюкан.
37. Хитотари, вероятно, исполнял обязанности заместителя посла.
38. Это распоряжение является подготовительной мерой по введению системы «теневых рангов».
39. Видимо, имеется в виду совмещение должностей начальников левой и пра­вой управ дворцовой гвардии.
40. Произнесение «прощального слова» (синобигото) входило в качестве обяза­тельного элемента в обряд похорон по синтоистскому образцу. Титоко также про­износил речи на похоронах Тэмму (НС, Дзито, 2-11-11) и Момму (Кэйун, 4-11-12).
41. Посмертное имя «японского типа». Означает: Великое Ямато — корни (на которых держится Ямато) — широкая равнина — госпожа.
42. Совр. холм Асука, уездТакаси, префектура Нара.
43. 684-729. Внук императора ТЪмму, сын принца Такэти. Дослужился до 2-го старшего ранга, В 724 г. получил должность левого министра. В 729 г. в результате интриг рода Фудзивара-но обвинен в государственной измене, колдовстве. Вме­сте с супругой и сыновьями покончил жизнь самоубийством. В «Манъёсю» со­держится пять его песен, в «Кайфусо» — три стихотворения. В Нара археологами обнаружена его усадьба.
44. Вышеназванным принцам ранг был присужден благодаря «праву тени».
45. Род Вакаинукаи принадлежал к потомкам божеств, его члены традиционно были охранниками одних из дворцовых врат.
46. В 713 г. ему пожалована нижняя степень 5-го старшего ранга.
47. Впоследствии ему была пожалована нижняя степень 5-го старшего ранга.
48. Дослужился до верхней степени 5-го старшего ранга, занимал должности управителей провинций Тамба и Муцу.
49. Род Адзуми — тип родства — синбэцу, в древности относился к категории томо-но мияцуко, в его ведении находились жители побережья (рыбаки). Соглас­но тексту «Такахаси-удзи буми», род Адзуми претендовал на то, что его предки ста­ли обслуживать государев стол раньше, чем род Такахаси, однако эти сведения были сочтены подделкой и с 792 г. род Адзуми был отстранен от обслуживания государева стола.
50. Дослужился до верхней степени 5-го старшего ранга, был управителем провинции Оми. В «Кайфусо» имеется одно его стихотворение. Род Унэмэ — тип родства синбэцу.
51. Составитель «Кодзики». Дослужился до нижней степени 4-го младшего ран­га и должности министра народных дел, скончался в 723 г. В 1979 г. обнаружена его могила. Род Оо — тип родства кобэцу.
52. Дослужился до должности военного министра, обладал нижней степенью 4-го старшего ранга. В «Кайфусо» имеется одно его стихотворение. Скончался в 728 г.
53. Дослужился до верхней степени 5-го старшего ранга, был управителем про­винции Кодзукэ, начальником правой дворцовой гвардии. В «Манъёсю» цмеются две его песни. Род Тагути — ветвь рода Сога, тип родства кобэцу.
54. Дослужился до верхней степени 4-го младшего ранга и должности правого старшего цензора. В связи с болезнью императрицы Пэммэй принял монашество. В «Манъёсю» содержится семь его стихотворений. Тип родства — кобэцу.
55. Дослужился до верхней степени 4-го младшего ранга. Скончался в 718 г.
56. Дослужился до нижней степени 4-го старшего ранга и должности левого главного цензора.
57. Дослужился до верхней степени 5-го старшего ранга. Род Сонэ — тип род­ства синбэцу, ветвь рода Мононобэ.
58. Дослужился до нижней степени 5-го старшего ранга, занимал должность управителя провинции Тамба. Род Сада — потомки выходцев из Китая, тип род­ства сёбан.
59.  Род Ками-но Сугури — тип родства сёбан (выходцы из Китая).
60. Род Утэна — потомки выходцев из Китая, тип родства сёбан.
61. Сын императора Тэмму, скончался в 715 г., будучи обладателем 1-го разря­да. В «Манъёсю» имеется пять его стихотворений.
62. Сын императора Тэмму, скончался в 735 г. В это время — обладал 1-м раз­рядом, занимал должность тидайдзё кандзи. Являлся руководителем проекта по составлению «Нихон сёки». Его сын, принц Ои, стал императором Дзюннин. В «Манъёсю» имеется три его стихотворения.
63. Дочь императора Тэнти. В «Манъёсю» имеется одно ее стихотворение.
64. ?-724. Наложница императора Тэмму, мать принца Ходзуми.
65. Оба поименованных уезда относятся к категории «священных» («божест­венных» — сингун). В этих уездах все налоги оставались в ведении синтоистского святилища (в данном случае — великого святилища Исэ).
66. Данное церемониальное приветствие (хидзамадзуки), по всей вероятности, относилось к чисто японским обыкновениям. Человек сидел на коленях и при­жимал обе руки к полу. Этот обычай фиксируется и в «Вэй-чжи», и в «Нихон сёки». Однако начиная с правления Котоку в придворный обиход входит «стоячее» при­ветствие на китайский манер. В правление ТЪмму провозглашается запрет на «хидзамадзуки» (Тэмму, 11-9-2). Данное сообщение свидетельствует, что отказ от традиционной формы приветствия происходил с трудом. «Хидзамадзуки» можно наблюдать (хотя и достаточно редко) и в современной Японии.
67. Данное затмение из столицы Фудзивара-но непосредственно не наблю­далось.
68.  Не совсем понятно, что имеется в виду под «дворцовым жрецом» (оомиядзи). В чиновничьей номенклатуре «Рицурё» эта должность отсутствует. Предполага­ется, что это были жрецы, находившиеся непосредственно при императоре.
69. См. примеч. 1-49.
70. Фамилия Ками-но Сугури относится к эмигрантским, однако относительно Ато в «ССР» указывается, что они относятся к потомкам божеств. Изменение «эми­грантских» фамилий на «японские» служило средством повышения статуса для потомков выходцев из Кореи и Китая.
71. Чудесное облако относится к благоприятным знакам (знамениям) высшей степени, появление которого может приводить к принятию нового девиза прав­ления.
72. Наряду со столичными подразделениями («гвардией») эфу, гундан составля­ли основу армии. Согласно законодательству, одна часть состояла из 1000 чело­век, однако в реальности гундан были разделены на три категории (видимо, в за­висимости от количества населения в данной провинции): «большие» (более тысячи человек), «средние» (от 600 до 1000) и «малые» (до 500 человек). Воинов на­бирали из крестьян, они находились на самообеспечении (как оружием, так и про­довольствием). Закон предписывал призывать одного рекрута от трех взрослых мужчин, но ныне показано, что обычно рекрутировался один человек от одного двора. Набор осуществлялся под началом управителя провинции. Часть воинов отправлялась на службу в столицу сроком на один год. Часть отправлялась в округ Сайкайдо в качестве «пограничников». Остальные рекруты были приписаны к гундан, которые находились в непосредственном подчинении у управителя про­винции. В законах не поясняется, на каких условиях несли службу призывники, но данный указ дает об этом некоторое представление. Из указа явствует, что в мирное время, за исключением десятидневных сборов, воины занимались обыч­ным крестьянским трудом. По сравнению с организацией армии в Китае, в Япо­нии наблюдаются определенные отличия. Главными из них были следующие. 1. Японская армия была рассредоточена по всей стране, в то время как китайская концентрировалась в основном в столицах и их окрестностях. 2. Если в Китае ар­мия непосредственно подчинялась Центру и местные власти не имели к ней ника­кого отношения, то в Японии была велика роль управителя провинции. 3. Все офицеры в китайской армии присылались и назначались из Центра, а в японской армии офицерами служили представители местной знати.
При организации армии японская власть исходила из опасения вторжения из Китая или Силла. Однако в связи с ослаблением Китая во второй половине VIII в. такие опасения отпали. Вместе с ними отпадает и надобность в большой армии. В связи с этим в 792 г. система гундан ликвидируется повсюду за исключением
Митиноку (Муцу), Дэва, Садо и Дадзайфу. Вместо гундан учреждаются небольшие воинские подразделения. В 926 г. войска были упразднены и в Дадзайфу.
73. Непонятна периодичность такого рода учений. Исследователи склоняются к мнению, что в учениях участвовали все части по очереди, и, таким образом, оче­редь для учений данной части наступала через каждые сто дней.
74. Вероятно, у управителей провинций возникало искушение использовать воинов для своих хозяйственно-строительных нужд.
75. Таким образом, практика, впервые разрешенная в округе Сайкайдо (см. Тайхо, 3-8-5), получает повсеместное распространение.
76. Род Такая-но Мурадзи — тип родства «синбэцу».
77. Благоприятный знак низшей степени.
78. Словом «Япония» переведен бином Нихон (так же называется и современная Япония). Переименование страны с Ямато на Нихон было обусловлено несколь­кими причинами. 1. Китай не признавал права на переименование в тех странах, которых он считал своими вассалами. Таким образом, объявление о переименова­нии было равносильно провозглашению полной независимости от Китая. Следует помнить также, что посольство Махито отправилось в Китай сразу же после составления законодательного свода «Тайхо рицурё» (страны-вассалы, например Силла, были обязаны пользоваться Танским законодательством) и введения соб­ственного девиза правления Тайхо (страны-вассалы пользовались китайскими девизами правления). 2. Прежде китайцы записывали название Ямато иеро­глифом, одно из значений которого — «карлик». В связи с этим китайская хрони­ка «Цзю тайшу» утверждала, что старое название страны японцам «не нравится». 3. В описываемое «СН» время происходит усиление культа японского «императора» и прародительницы императорского рода богини солнца Аматэрасу. Бином «Ни­хон» состоит из иероглифов, которые трактуются как «Присолнечная [страна]».
С этого времени в дипломатических документах используется только термин «Нихон». Однако внутри страны это название используется наравне с «Ямато». Что до этнонима «японцы» (нихондзин), то случай его первого употребления впервые фиксируется только в XII в. («Удзи сюи моногатари», XX-19). Подроб. см.: Мещеря­ков А. Н. Ямато и Япония: процессы формирования государственной идентично­сти в период Нара (международный аспект) // Восток. 1999. № 3. С. 16-24. Широ­кое же употребление термин «нихондзин» получает только в период Мэйдзи.
79. «Цзю тайшу» отзывается о Махито так: «Махито любит читать классические сочинения, прилепился к текстам, толкует их. Хорош обликом». Под «обликом» здесь понимается умение «правильно» одеваться и вести себя. Однако утвержде­ние о том, что китайцы якобы именовали Японию «страной Конфуция», следует, безусловно, воспринимать с долей скепсиса.
80. Белая ворона — благоприятный знак средней степени. Считалось, что во­рона — солярный символ.
81. Причины этой нерегулярной (разовой) выплаты неясны.
82. Впоследствии занимал должности министра двора, левого главного цензо­ра, советника-санги, среднего государственного советника. Скончался в 732 г. В «Манъёсю» — четыре стихотворения, в «Кайфусо» — два.
83. Согласно законодательству, освобождение от повинностей и полевого нало­га применялось в случае, если ущерб превышал 80 процентов урожая.
84. Согласно «ССР», Хата-но Ая-но Мияцуко, является потомком китайского (вэйского) императора Вэнь-ди.
85. Митэгура — стандартное приношение синтоистским божествам. Представ­ляет собой палочку с закрепленными на ней полосками белой ткани или бумаги.
86. Несколько подобных зеркал хранятся в настоящее время в сокровищнице святилища Исэ.
87. Данная перемена фамилии связана с недавней смертью главы фамилии Абэ — Абэ-но Асоми Миуси. Семья Хикэта была ответвлением рода Абэ. Через не­которое время и другие носители фамилии Хикэта также получат фамилию Абэ- но Асоми.
88. Данная запись не находит удовлетворительного толкования, ибо дворец Фудзивара-но был построен 10 лет назад. Возможно, имеется в виду определение списка тех людей, которые ранее проживали на территории дворца.
89. Совр. город Сакураи, префектура Нара.
90. Данный указ исходит из китайской концепции верховной власти, согласно которой правитель несет прямую ответственность за природные катаклизмы, возникающие как возмущение Неба неправедностью правителя. Под «пятью ве­ликими храмами» разумеются Дайандзи, Якусидзи, Гангодзи, Гуфукудзи и Ситэннодзи (или Ямададэра).
91. При провозглашении «Тайхорё» на должность старшего государственного советника (дайнагон) были назначены Исоноками Маро, Фудзивара-но Фухито и Ки-но Маро (Тайхо, 1-3-21). После того как Исоноками Маро стал правым ми­нистром (Кэйун, 1-1-7), две должности дайнагона остались вакантными. Долж­ности среднего советника (тюнагон) в чиновничьей номенклатуре «Рицурё» не существовало.
92. Хотя присвоение ранга происходило по китайскому образцу с помощью вручения письменного документа, назначение на высшие должности было уст­ным — перед присутствующими и императором оглашалось имя назначаемого и его новая должность.
93. В правление Дзито был послом в Силла. Впоследствии занимал должности военного министра, главы левой части столицы. Дослужился до верхней степени 4-го младшего ранга. Скончался в 712 г.
94. Дослужился до среднего государственного советника и младшего 3-го ран­га. Скончался в 717 г.
95. Колокольчики вручались чиновникам в качестве предмета, удостоверяю­щего их право на пользование почтовыми станциями и лошадьми на основных дорогах, ведших из столицы в регионы. Бирки удостоверяли право на пользова­ние государственными лошадьми внутри провинций. Эти лошади (дэмма) содер­жались возле строений управлений уездами. Особое внимание, уделяемое в дан­ном случае Дадзайфу и Нагато, объясняется, видимо, их близостью к континенту и их ролью при встрече послов, опасениями агрессии, собственными планами по вторжению в Корею.
96. Запрет торговли на рынках и закрытие южных ворот—китайские по своему происхождению меры, направленные на прекращение засухи.
97. См.: НС, Тэнти, 10-1-5.
98. Стандартное выражение китайских указов о помиловании. Считалось, что ее объявление способствует приливу жизненных сил как у прощенного народа, так и и у самого государя.
99. К категории «стариков» могли относить лиц старше 70 или 80 лет.
100. К восьми тяжким преступлениям относятся заговоры, мятежи, неповино­вение властям в различной форме, массовые убийства.
101. Начиная с этого указа все указы о «больших помилованиях» целиком стро­ятся по китайскому образцу и состоят из четырех пунктов: причины помилова­ния, не подпадающие под помилование преступления, оказание вспомощество­вания, освобождение от налогов.
102. Святилище Ятагарасу носит имя ворона, который указывал путь легендар­ному первоимператору Дзимму в его походе. См.: НС, Дзимму, предварительные записи. Святилище расположено в нынешней префектуре Нара.
103. Дослужился до нижней степени 4-го младшего ранга. Скончался в 715 г.
104. Причины исключения двух округ из этой благотворительной акции неясны.
105. В «Кайфусо» имеется два его стихотворения.
106. Срок пользования временными кормовыми наделами — пять лет и меньше.
107. Собирание волос в пучок — китайская манера прически. В Японии перво­начально было принято распускать волосы. Под «прошлой хроникой» имеется в виду НС, где впервые устанавливаются подобные предписания (Тэмму, 11-4-23, Сютё, 1-7-2).
108. Сын императора Тэнти. В «Кайфусо» — два его стихотворения.
109. Скончался в 723 г. В «Кайфусо» (там сказано, что он занимает должность министра наказаний и обладает нижней степенью 4-го младшего ранга) — одно его стихотворение, в «Манъёсю» — три (одно нагаута и два танка).
110. Дослужился до нижней степени 5-го старшего ранга. В «Манъёсю» — одно его стихотворение. Род Микуни — тип родства синбэцу.
111. Старший сын Фухито, основатель южной ветви рода Фудзивара-но. Скон­чался в 738 г. в должности левого министра (обладал 1-м старшим рангом).
112. Дослужился до управителя провинции Хитати и нижней степени 5-го стар­шего ранга. Фамилия Кома была впоследствии изменена на Абэ (Вадо, 4-12-12).
113. Дослужился до верхней степени 5-го младшего ранга, занимал должность управителя провинции Микава.
114. Дослужился до должности тюнагон и 3-го старшего ранга. Скончался в 737 г.
115. Был управителем провинции Тамба, дослужился до нижней степени 4-го младшего ранга. Упоминается в «Тоси кадэн».
116. Упоминается в НС в связи с событиями года дзинсин. Позднее занимал должность управителя провинции Ямато, дослужился до верхней степени 5-го младшего ранга.
117. Впоследствии — управитель провинций Ямато и Этиго.
118. В «Манъёсю» имеется танка (№ 427), сочиненная Осакабэ Таримаро по случаю смерти Тагути Хиромаро.
119. Впоследствии занимал должность управителя провинции Иё, обладал верхней степенью 5-го младшего ранга. О его родословной см.: Тэмпё ходзи, 5-4-9.
120. Впоследствии — управитель провинций Микава и Ямасиро.
121. Дослужился до нижней степени 4-го младшего ранга, скончался в 724 г.
122. В 706 г. назначен послом в Силла, впоследствии — управитель провинции Тотоми. В «Кайфусо» — одно его стихотворение, там он именуется профессором сто­личной школы чиновников, обладателем нижней степени 5-го младшего ранга.
123. Ван Силла занял трон пять лет назад.
124. Согласно установлениям для министерства казны, представленным в «Энгисики», дары для вана Силла составляли: 25 хики грубого шелка, 100 мотков ниток, 150 тон ваты. Для посла: 8 хики шелка и 90 тон ваты.
125. Соревнования по стрельбе из лука в присутствии государя обычно про­водились в 17-й день 1-й луны. Каждый лучник имел право на два выстрела.
Диаметр мишени для принцев крови составлял 3 сяку, для всех остальных — 2,5 сяку. В случае участия в церемонии иноземных гостей размер мишени для них и для чиновников 5-го ранга и выше составлял 3 сяку. Деревянная мишень прикреплялась к коже.
126. Подразумевается, что «тяжелые» вещи (рис, соль) продолжают храниться в Министерстве народных дел.
127. Седьмой ранг в 19-ступенчатой ранговой системе, принятой в 649 г.
128. Церемониальные зонты (кинугаса) во время выхода господина несли над ним слуги.
129. Хотя СН и указывает, что корабль посольства Махито строился в провин­ции Суо (Момму, 4-10-26), не исключена возможность, что строительство велось и в провинции Аки (посольские корабли неоднократно строились именно там), где и находился уезд Саэки, от которого происходит название корабля. Присвоение придворных рангов посольским кораблям было обычной практикой. Такие кораб­ли украшались особым образом (в частности, фиолетовыми лентами).
130. Уезд Удзи провинции Ямато.
131. Под государевыми дополнениями к законам (кяку) имеется в виду недав­ний указ от Кэйун, 3-2-16 (пункт 7). Согласно законодательству одеяние принцев 1-го ранга было темно-фиолетовым, со 2-го по 5-й — светло-фиолетовым. Санов­ники 1-го ранга носили темно-фиолетовые одеяния, 2-го и 3-го рангов — светло­фиолетовые, 4-го ранга — темно-пурпурные, 5-го — светло-пурпурные. Принцам 5-й степени родства (им по праву тени жаловалась нижняя степень 5-го младшего ранга) полагались светло-пурпурные одеяния. Теперь же они вошли в круг род­ственников государя и облачились в светло-фиолетовые одежды.
132. Буквально: «Записи Палаты небесных и земных божеств». Памятник не сохранился.
133. Под «церемониями» (кит. ли, яп. рэй) понимается ключевая концепция поведения человека и устройства общества. Церемониальность включает в себя повседневное и ритуальное поведение, она явлена в манерах поведения, речи, одеждах. Ее главный смысл заключается в фрагментации общества по принципу иерархии (ранговой, должностной, половозрастной, семейной, внутри всякого коллектива и института), в том, чтобы каждый человек знал свое место в обще­стве и вел себя в строгом соответствии с занимаемым местом.
134. Имеются в виду министерство кадров и военное министерство, а также во­инские части: управа внешней охраны дворца (Эмонфу), управы левой и правой дворцовой гвардии (Саэсифу и Уэсифу), левая и правая управы дворцовой охраны (Сахёэфу и Ухёэфу).
135. Белый голубь — благоприятный знак средней степени. Род Каваэ — тип родства кобэцу.
136. Данное затмение солнца из столицы Фудзивара-но непосредственно не наблюдалось.
137. В «Манъёсю» имеется одно ее стихотворение.
138.  В 686 г. был арестован за участие в заговоре принца Ооцу (НС, Сютё), после самоубийства принца прощен. В конце жизни занимал должность заме­стителя управителя Дадзайфу, носил верхнюю степень 4-го младшего ранга. Скончался в 710 г. в возрасте 48 лет. В «Кайфусо» имеется два его стихотво­рения.
139. Сообщение о назначении Каса-но Асоми Маро управителем Мино продуб­лировано в сообщении Вадо, 1-3-13.
140. Белый олень — благоприятный знак высшей степени.
141. В данный момент в Дадзайфу входило восемь провинций (Тикудзэн, Тэкуго, Будзэн, Бунго, Хидзэн, Хиго, Химука, Сацума). Провинция Осуми была образова­на в 713 г. Три острова — Ики, Цусима и Танэгасима.
142. Дочь императора Тэмму. Скончалась в 728 г. Упоминается в примечании к стихотворению «Манъёсю» №1611.
143. Согласно законодательству, налог составлял 22 снопа.
144. Этот государев выезд отражен в песнях «Манъёсю», № 64, 65.
145. Нижеследующие повышения произведены в связи с услугами, оказанными государю во время выезда в Нанива. Такие повышения были делом обычным, но повышение в ранге куни-но мияцуко встречается редко.
146. Тип родства обоих куни-но мияцуко — синбэцу.
147. Род Цусима — тип родства синбэцу.
148. Дослужился до нижней степени 4-го младшего ранга.
149. Данное затмение солнца из столицы Фудзивара-но непосредственно не наблюдалось.
150. Хабакимо — род поножей. Изготавливались из полотна или соломы, завя­зывались на икрах. Хакама — род шаровар, напоминают юбку.
151. Первое упоминание о ритуале цуина (имеет китайское происхождение), призванного отвратить болезни (духов болезней) перед наступлением холодов. В Китае этот ритуал был также призван приблизить наступление весны и теплой погоды, но в Японии имел исключительную цель по предотвращению болезней. Фигурки коров и людей выставлялись перед дворцовыми воротами. Во внутри- дворцовом пространстве читались заклинания, придворные с криками «прогоня­ли» духов с помощью щитов, луков (из древесины персика), стрел из камыша, посохов (из дерева персика).
152. Записи за этот месяц не сохранились.
153. Возможно, обсуждение вопроса о переносе столицы было связано со сви­репствовавшими болезнями, голодом и природными катаклизмами недавнего времени. В то же самое время нельзя исключить, что введение сообщений обо всех этих несчастьях в текст хроники играло роль своеобразного индикатора гря­дущих перемен. Указ о переносе столицы см.: Вадо, 1-2-15.
154. Данное повышение в ранге имело «плановый» характер.
155. Два его стихотворения имеются в «Кайфусо».
156. Род Хэгури — тип родства кобэцу.
157. Род Коси — тип родства синбэцу.
158. При назначении посольства 701 г. он фигурирует в качестве ханкан (Тайхо, 1-1-23). Поскольку посол Такахаси-но Асоми Касама в результате не отправился в Китай, Оодзи был повышен в должности.
159. Ранее указывалось (Кэйун, 2-4-22), что он является обладателем верхней степени 4-го младшего ранга. После смерти Комаро его род вернулся к прежней фамилии.
160. Император Котоку.
161. Полулегендарный царедворец, служивший при пяти императорах — от Кэйко до Нинтоку.
162. Данный указ приводится в переводе Л. М. Ермаковой (Норито. Сэммё. М.: Наука, 1991. С. 138-139).
163. Под мёбу в данном случае имеются в виду обладательницы 5-го ранга и выше.
164. Род Ямада относился, видимо, к переселенцам с материка. В «Кайфусо» имеется три стихотворения Миката.
165. Табель выходов на службу служил одним из основных параметров, согласно которому проводилась аттестация чиновников.
166. Ранее род Нисикори возглавлял корпорацию ремесленников-производителей шелка.
167. Имеется в виду военная экспедиция на Корейский полуостров (661 г.).
168. Посол в Силла.
169. В «Кайфусо» имеются два его стихотворения.
170. Срок оплакивания императора в законодательстве не определен. Принцы крови оплакивались три дня. Закон определяет, что в случае смерти императора траурные одежды носятся в течение года.
171. Дайандзи, Якусидзи, Гкнгодзи, Кофукудзи.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сёку Нихонги. Свиток 4 // История и культура традиционной Японии 6. Труды Института восточных кулыур и античности РГГУ.  М.:  РГГУ; Наталис, 2013. Вып. LI. С. 24-47.

Свиток 4 От 7-й луны 4-го года Кэйун [707 г.] до 12-й луны 2-го года Вадо [709 г.]1.

Составил согласно государеву указу Сутано-но Асоми Мамити, нижняя степень младшего четвертого ранга, дайфу в министерстве народных дел, командующий Левой управой дворцовой охраны, учитель наследного принца.

Государыня Яматонэко Аману Мисиро Тоёкуни Нари-химэ-но Сумэрамикото2. 43-я императрица Гэммэй3.

Детское [запретное] имя государыни Яматонэко Амацу Мисиро Тоёкуни Нарихимэ-но Сумэрамикото — принцесса крови Абэ. Она была четвертым ребенком государя Амэмикото Хиракасувакэ-но Сумэрамикото [Тэнти]. Ее матерью была Сога-но Химэ, младшая супруга [Тэнти]. Она приходилась до­черью главному министру [ооми] Сога-но Ямада-но Исикавамаро. Вышла замуж за принца крови Хинамиси [Кусакабэ] и родила от него государя Ама-но Мамунэ Тоёоодзи Сумэрами- кото [Момму]. В 11-й лупе 3-го года Кэйун государь Тоёоодзи занемог. Вначале он хотел отречься от престола, но государы­ня решительно воспротивилась и не заняла трона. В 6-й луне 4-го года Кэйун государь Тоёоодзи скончался. 

В 24-й день [6-й луны] государыня пребывала в восточной башне. Там она обратилась к главам восьми министерств и начальникам пяти воинских частей, сказав, что согласно воле покойного она берет правление в свои руки.

Осень, 7-я луна, 17-й день. Во дворце Дайгокудэн госу­дарыня вступила на трон. Она рекла4:

Великому повелению,
повелению государыни, дочери Ямато,
что, как богиня явленная,
правит Великой страной восьми островов,
вы, принцы крови, принцы, вельможи,
всех ста управ чиновники и народ Поднебесной,
все внимайте, — так возглашаем.
В день огненной курицы луны восьмой государыня [Дзито], дочь Ямато, о коей молвят с трепетом, правившая Поднебесной из дворца Фудзивара, наследные деяния обильной страны Поднебесной передала государю [Момму], ныне правящему — принцу наследному, сыну принца крови Хинамиси, и рядом с ним пребывала,
Поднебесную обустраивала и ею правила.
И вот законы те, что установлены и дарованы государем [Тэнти], сыном Ямато, о коем молвят с трепетом, правившим Поднебесной из дворца Ооми-но Ооцу, — законы, что вместе с Небом-Землей долго длятся, с Солнцем-Луной далёко длятся, законы вечные, неизменные,
кои принять и исполнять надлежит,
все Мы приняли и с трепетом службу несли.
И сему повелению изреченному все внимайте, — так возглашаем.

Вот исполняли Мы их и в месяце одиннадцатом года прошлого изрек государь, сын Наш:
«Тело Наше нынче устало,
и желаем Мы покой получить и болезнь побороть.
На посту же Нашем, унаследованном от солнца небесного, должно быть другому владыке и править.
Посему Мы его уступаем».
И повеление сие выслушав, Мы ответствовали:
«Не под силу Нам это будет», —
так, отказываясь, смиренно Мы говорили
и поста сего не принимали.
Но уж многажды дни такие копились, когда государь пост Нам уступать изволил.
И вот с чувством и трепетом
в день пятнадцатый луны шестой года нынешнего поведали Мы государю, что повеление его принимаем и пост великотяжелый наследуем, дабы сердце Неба-Земли чтить и лелеять с трепетом.
И сему повелению великому, изреченному, все внимайте, — так возглашаем.
Если принцы крови, принцы, вельможи, всех ста управ чиновники с сердцем светлым и чистым
будут всё больше радеть о делах, всё больше стараться, подпорою Нам служить и во всем споспешествовать, тогда, мыслим Мы, правление в обильной стране Поднебесной покойным и долгим пребудет.
А еще мыслим Мы, что тогда законы страны обильной, установленные как законы вечные,
кои вместе с Небом-Землей долго и далеко не переменятся, передаваться будут не отклоняясь, не сдвигаясь.
И великому повелению изреченному все внимайте, — так возглашаем.
И нет в том ничего необычного, —
чтобы со времен предка далекого и до царствований государей многих,
на высоком престоле пребывая, солнцу наследуя небесному,
обильную страну Поднебесную ласкать и миловать.
Божественной сутью своей помышляем,
что есть то деяние наследное — обустраивать-миловать,
подобно тому как родители
дитя слабое направляют и пестуют.

Посему прежде всего народ Поднебесной состраданием и великим помилованием дарим. С рассвета семнадцатого дня четвертой луны преступления всякие, легкие и тяже­лые, но из тех, что по тяжести легче «больших преступле­ний», — все прощаются. И те, что уже открыты, и те, что еще не открыты, за все прощение даруется. Однако из «восьми преступлений» тяжких, кто уже убил, ограбил или украл, и притом не попадает под помилование обычное, тем проще­ние не даруется. А тех, кто соучаствовал в измене, но не был сослан, а также тех, кто в ссылке находится, — их отпустить надлежит. А тех, кто в горах и болотах хоронятся, при себе оружие держат, их, если за сто дней с повинной не явятся, наказать по закону.

Вспомоществование назначить престарелым: кому за сто лет и за кем уход нужен — жалуется нелущенного риса два коку, кому за девяносто — один коку и пять то, кому за во­семьдесят — один коку. Служилым людям с восьмого ранга по шестой выдается полотна по одному тану и более в соответ­ствии с рангом. Кто выше пятого ранга — сему не подлежит. Монахи и монахини с восьмого по шестой ранг под вспомо­ществование подпадают, пожаловать им нелущенного риса и полотна. Одиноким и вдовцам, что содержать себя не мо­гут, вспомоществование назначить — один коку нелущенно­го риса каждому. Жителей столицы, внутренних провинций и всех провинций Дадзайфу в году нынешнем от подушной подати, а жителей всех провинций Поднебесной от полевого налога — освободить.

И сему великому повелению, государыней изреченному, все внимайте, — так возглашаем.

7-я луна, 5-й день. Перед усыпальницей Ооути [где были похоронены Тэмму и Дзито] государыня объявила свою волю [о восхождении на трон].

7-я луна, 6-й день. Отправлены посланцы в Дадзайфу, чтобы пожаловать ранги и соответствующие подарки жите­лям южных островов.

7-я луна, 21-й день. Учрежден отдел меченосцев-тонэри5.

8-я луна, 16-й день. Членам посольства Косэ-но Асоми Оодзи, нижняя степень 5-го младшего ранга, пожалованы соответствующие ранги. Камо-но Асоми Кибимаро, верхняя степень 7-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга. Моряки освобождены от налогов сроком на 10 лет.

9-я луна, 12-й день. Оомива-но Асоми Ясумаро6, млад­шая степень 5-го старшего ранга, назначен главой рода.

Зима, 10-я луна, 24-й день. Скончался Фуми-но Имики Нэмаро, нижняя степень 4-го младшего ранга. Учитывая его заслуги в год дзинсин, в его дом отправлены посланцы для оглашения указа государыни, ему пожалованы верхняя сте­пень 4-го старшего ранга, грубый шелк и полотно.

11-я луна, 2-й день. Провинции Сима оказано вспомоще­ствование.

Абэ-но Асоми Макими, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Этиго.

11-я луна, 20-й день. Государь Яматонэко Тоёоодзи-но Сумэрамикото [Момму] похоронен в гробнице Ако.

11-я луна, 24-й день. Скончался глава ведомства инспек­ций принц Кинунуи, нижняя степень 4-го младшего ранга.

12-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затмение.

12-я луна, 4-й день. В провинции Иё разразились болез­ни. Для излечения больных туда отправлены лекарства.

12-я луна, 27-й день. Оглашен указ: «Церемонии — глав­ное в пути управления. Если нет церемоний, слова приходят в беспорядок. Если слова в беспорядке, теряется главное. Ра­нее был оглашен указ о прекращении церемонии приветствия на коленях7. Теперь же Мы слышим: “Перед учреждениями в столице и вне их все ведут себя недостойно, в походке от­сутствует церемонность, в речах нет умеренности”. Это про­исходит оттого, что не соблюдается порядок чинов и забыты церемонии. Отныне следует ужесточить наблюдение [за цере­мониями], исправить дурные обычаи, следовать достойным образцам».

1-й год Вадо [708 г.]

1-й год Вадо, весна, 1-я луна, 1-й день. Уезд Титибу про­винции Мусаси преподнес жильную медь. Оглашен указ8

Повелению великому,
повелению государыни, дочери Ямато,
что, как богиня явленная, Поднебесной правит,
вы, принцы крови, принцы, вельможи,
всех ста управ чиновники и народ Поднебесной,
все внимайте, — так возглашаем.
Мыслим Мы божественной сутью своей о сем как о деянии наследном, —
ибо так началось со времен государя, что с Равнины Высокого Неба спуститься соизволил, и доныне, всех времен государи многие
на престоле высоком пребывая, наследуя солнцу небесному, страну обильную Поднебесную обустраивали и ласкали, и изреченному повелению великому все внимайте, — так возглашаю.
Деяния эти, солнцу небесному наследованные, обустраивающие и ласкающие, до нашего царствования дошли, и сердце Неба-Земли Мы чтили и лелеяли, в трепете и благодарности пребывали.
И вот донесли Нам, что в стране обильной, где Мы правим,
в земле Мусаси, в стороне восточной,
мягкий красный металл сам собой наружу явился.
И мыслим Мы божественной сутью своею,
что это — сокровище, явленное изволением богов дарующих, на Небе пребывающих, на Земле пребывающих.
И поскольку то сокровище-знамение богами Неба и Земли явлено, то и название правления Нашего обновляется, переменяется, и повелению изреченному все внимайте, — так возглашаем.
Повелением сим пятый год Кэйун переменяя,
первым годом Вадо9 нарекаем, — так назвать решено годы царствования.
Сим в Поднебесной возвещается повеление радостное: всем, кому повышение в ранге положено,
тем его даровать.

Страну Поднебесную великим помилованием дарим. С рассвета одиннадцатого дня месяца первого года Вадо пре­ступления всякие, легкие и тяжелые, но из тех, что по тяжести легче «больших преступлений», все прощаются — и те, что уже открыты, и те, что еще не открыты, у тех, кто осужден, у тех, кто еще нет. Однако из «восьми преступлений» тяжких, кто уже убил, ограбил или украл, и притом не попадает под помилование обычное, тем прощение не даруется. А тех, кто в го­рах и болотах хоронятся, при себе книги запретные держат10, их, если за сто дней с повинной не явятся, наказать по закону. Престарелым людям ста родов жалуется: кому за сто лет — три коку нелущенного риса, за девяносто — два коку, за восемь­десят — один коку. Родителелюбивых сыновей, послушных внуков, праведных мужей и верных жен отметками на воро­тах отличить и на три года милостиво от податей освободить. Одиноким и вдовцам, что содержать себя не могут, один коку нелущенного риса пожаловать. Чиновников ста управ — по чинам и рангам их жаловать. Управителей уездных по всем провинциям — на одну степень ранга повысить. Тех же, кто выше верхней степени шестого старшего ранга. — не про­двигать. Провинцию Мусаси на год от заменительной натурооплаты освободить, а уезд [Титибу] — еще и от подушной пода­ти. Изреченному повелению государыни все внимайте, — так возглашаю.

В этот день принцу крови 4-го разряда Сики пожало­ван третий разряд. Исоноками-но Асоми Маро, 2-й младший ранг, и Фудзивара-но Асоми Фухито, 2-й младший ранг, по­жалован 2-й старший ранг. Такамуку-но Асоми Маро, верхняя степень 4-го старшего ранга, пожалован 3-й младший ранг. Нижняя степень 5-го младшего ранга пожалована: Абэ-но Асоми Оомива, верхняя степень 6-го старшего ранга, а также Кавабэ-но Асоми Моти, Каса-но Асоми Ёсимаро, Оно-но Асоми Умакаи (все — нижняя степень 6-го старшего ранга); а также Камицукэ-но Асоми Хирохито, Тадзихи-но Махито Хиронари (все — верхняя степень 6-го младшего ранга); а также Оотомо-но Сукунэ Сукунамаро, нижняя степень 6-го младшего ранга; а также Ато-но Сукунэ Титоко, Кососи11, Байбункай12 (все — верхняя степень 6-го старшего ранга); а также Кусакабэ-но Сукунэ Ою и Цусима-но Асоми Катасива (оба — нижняя сте­пень 6-го младшего ранга), а также Кондзёган13 (без ранга).

2-я луна, 11-й день. Учреждено бюро по чеканке монеты. Его главой назначен Тадзихи-но Махито Миякэмаро, верхняя степень 5-го младшего ранга.

В провинции Сануки разразились болезни. Для излечения больных туда отправлены лекарства.

2-я луна, 15-й день. Оглашен указ:

С почтением приняли Мы волю Неба и стали править стра­ной. Хотя добродетельности Нашей мало, почтительно пре­бываем в фиолетовом дворце14. Постоянно размышляем так: «Построить [новую столицу] — трудно, жить в ней — хорошо». Перенос столицы — дело трудное. Однако принцы, сановники и министры твердят в один голос: «Со времен давних и до дней нынешних обиталище государево строилось так: наблюдали за солнцем, смотрели за звездами и так решали, где заложить дворец; смотрели за делами, следили за землей и так реша­ли, где расположить государеву столицу. Основания столицы должны быть крепкими и прочными, ибо бессмертные дела [го­сударевы] будут здесь вершиться». Трудно не прислушаться к этому гласу, эти слова и чувства западают глубоко. Столица — место для ста управ, сюда собираются люди из-за четырех мо­рей. Хорошо ли Нам одним там развлекаться-радоваться? Но если уж [от переноса столицы] польза будет, как Нам от того отстраняться? В давние времена Иньские ваны переносили столицу пять раз, и их называли обновленцами. Чжоуские правители переносили столицу трижды, и их называют вели­кими успокоителями. Так что давайте и мы со спокойной ду­шой перенесем наши мирные жилища. Место Хэйдзё любезно охранителям четырех направлений, силам Инь-Ян, три горы защищают его. Гадание по панцирю черепахи и гадательные палочки указывают на него. Следует возвести столицу именно там. Повелеваем представить постатейный список расходов на строительство. После того как будет собран урожай, пове­леваем проложить дороги и построить мосты. Нельзя при этом допустить чрезмерных тягот у народа, который повинуется сыновнему долгу. Следует все сделать хорошо, чтобы потом не доделывать15.

3-я луна, 2-й день. В двух провинциях — Ямасиро и Би­дзэн — разразились болезни. Для излечения больных туда от­правлены лекарства.

3-я луна, 13-й день. Накатоми-но Асоми Омимаро, верх­няя степень 4-го младшего ранга, назначен главой Палаты небесных и земных божеств. Правый министр Исоноками-но Асоми Маро, 2-й старший ранг, назначен левым министром. Средний государственный советник Фудзивара-но Асоми Фухито, 2-й старший ранг, назначен правым министром. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й старший ранг, назначен стар­шим государственным советником. Оно-но Асоми Кэно, верх­няя степень 4-го старшего ранга, Абэ-но Асоми Сукунамаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, и Накатоми-но Асоми Омимаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначены средними государственными советниками. Косэ-но Асоми Маро, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначен левым старшим цензором-садайбэн. Исикава-но Асоми Миямаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен правым стар­шим цензором-удайбэн. Симоцукэно-но Асоми Комаро, верх­няя степень 4-го младшего ранга, назначен главой кадрового министерства. Принц Мино, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен главой министерства управления. Тадзихи-но Махито Икэмори, нижняя степень 4-го младшего ранга, на­значен главой министерства народных дел. Окинага-но Ма­хито Ою, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен главой военного министерства. Принц Такэда, верхняя сте­пень 4-го младшего ранга, назначен главой министерства наказаний. Принц Хиросэ, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначен главой министерства казны. Принц Инуками, младшая степень 4-го старшего ранга, назначен главой министерства государева двора. Оотомо-но Сукунэ Таути, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен главой мини­стерства по строительству дворца16. Принц Ооиси, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен дандзёин17. Фусэ-но     Асоми Мимимаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, на­значен градоначальником левой части столицы. Вина-но Махито Ивасаки, верхняя степень 5-го старшего ранга, на­значен градоначальником правой части столицы. Оотомо-но Сукунэ Обито, верхняя степень 5-го младшего ранга, назна­чен главой управы внешней охраны дворца. Кудара-но Энбо, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен главой левой управы дворцовой гвардии. Косэ-но Асоми Кусухи, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен главой правой управы дворцовой гвардии. Саэки-но Сукунэ Таримаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен главой левого двор­цового арсенала. Такамуку-но Асоми Сикофути, нижняя сте­пень 5-го младшего ранга, назначен главой правого дворцо­вого арсенала. Такамуку-но Асоми Маро, 3-й младший ранг, назначен управителем провинции Сэццу. Саэки-но Суку­нэ Оноко, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Ямато. Исикава-но Асоми Иватари, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Кавати. Сакаибэ-но Сукунэ Митамаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем про­винции Ямасиро. Ооякэ-но Асоми Канаюми, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Исэ. Саэки-но Сукунэ Оомаро, нижняя степень 4-го младшего ран­га, назначен управителем провинции Овари. Мино-но Мурадзи Киёмаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем провинции Тотоми. Камицукэ-но Асоми Ясумаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управи­телем провинции Кадзуса. Камо-но Асоми Кибимаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провин­ции Симоса. Абэнокома-но Асоми Акимаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Хитати. Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 5-го стар­шего ранга, назначен управителем провинции Оми. Каса-но Асоми Маро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Мино. Оварида-но Асоми Якамоти, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управите­лем провинции Синано. Тагути-но Асоми Масухито, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем про­винции Кодзукэ. Тагима-но Асоми Сакураи, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Муса- си. Тадзихи-но Махито Хиронари, нижняя степень 5-го млад­шего ранга, назначен управителем провинции Симоцукэ. Камицукэ-но Асоми Отари, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем провинции Митиноку. Коси-но Мурадзи Муракими, нижняя степень 5-го младшего ран­га, назначен управителем провинции Этидзэн. Абэ-но Асо­ми Макими, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Этиго. Оомива-но Асоми Комамаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Тамба. Имубэ-но Сукунэ Кообито, нижняя сте­пень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Идзумо. Косэ-но Асоми Оодзи, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Харима. Кудара-но Коникиси Нантэн, нижняя степень 4-го младшего ранга, на­значен управителем провинции Бидзэн. Тадзихи-но Махито Киби, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управи­телем провинции Биттю. Саэки-но Сукунэ Маро, верхняя сте­пень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Бинго. Хикэта-но Асоми Ниэ, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Нагато. Оотомо-но Сукунэ Мититари, верхняя степень 5-го младшего ранга, на­значен управителем провинции Сануки. Кумэ-но Асоми Оваримаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен упра­вителем провинции Иё. Авата-но Асоми Махито, 3-й младший ранг, назначен главой Дадзайфу. Косэ-но Асоми Таясу, верх­няя степень 4-го младшего ранга, назначен заместителем гла­вы Дадзайфу.

3-я луна, 22-й день. Оглашен указ, в соответствии с кото­рым главе Дадзайфу и его заместителю, управителям провин­ций трех застав18 и управителю провинции Овари придаются охранники. Их число составляет: восемь для главы Дадзайфу, четыре — для его заместителя и для управителя Овари, два — для управителей провинций трех застав. Их аттестацию, обес­печение слугами и казенной землей проводить так же, как и в случае с писцами.

Камо-но Асоми Кибимаро, нижняя степень 5-го млад­шего ранга, назначен главой отдела монахов и чужеземцев. Саэки-но Сукунэ Момотари, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Симоса.

3-я луна, 23-й день. Оно-но Асоми У макай, нижняя сте­пень 5-го младшего ранга, назначен заведующим отделом охраны дворца.

3-я луна, 27-й день. Ниёдзамэ из Аватима провинции Мино, приходящаяся супругой Куни-но Мияцуко Тиё, роди­ла разом троих мальчиков. Ей пожаловано 400 снопов риса и кормилица.

Лето, 4-я луна, 7-й день. Принцу Мура, без ранга, пожа­лована нижняя степень 5-го младшего ранга.

4-я луна, 11-й день. [Палата большого государственного совета] постановила: «Наблюдается множество случаев, ког­да лиц, получивших направление провинциальной школы на занятие должности, а также прямых потомков обладателей 6-8-го рангов включают в списки для получения ранга, хотя они еще не успели пройти ежегодной аттестации. Наблюда­ется также много случаев, когда простолюдины выдают себя за лиц, получивших направление провинциальной школы, и с ними обращаются соответствующим образом. Это случается из-за недогляда министерства кадров. Оно должно учинить тщательную проверку и доложить о ее результатах. Если ра­ботник министерства — от писца и выше, зная о нарушении, явится с повинной, его вина прощается. Если же утаит и не доложит, наказывать его по закону.

Согласно закону, получить рекомендацию для занятия должности имеют право только прямые потомки обладателей 6-8-го рангов, простолюдины на то права не имеют. В против­ном случае министерство кадров нарушает закон. Если про­столюдин даже и предоставит документ, подтверждающий получение им ранга, возвращать его в прежнее состояние. Однако следует учитывать его способности и срок службы и разрешать, если он того пожелает, зачислять его в кандидаты на должность, как если бы он получил направление провинци­альной школы.

Сроки аттестации присланных двором преподавателей провинциальных школ и лекарей приравнять к писцам. Оцен­ки выставлять таким же образом, что и на прежнем месте службы. Если же [преподаватели и лекари] — люди местные или же из соседних провинций, следовать закону.

В столице и в провинциях составить списки лиц, получив­ших направление провинциальных школ, и прямых потомков обладателей 6-8-го рангов, которые имеют право на службу. В случае необходимости министерство кадров укажет, кого брать на службу».

4-я луна, 20-й день. Скончался Какиномото-но Асоми Сару, нижняя степень 4-го младшего ранга.

5-я луна, 11-й день. Серебряная монета впервые пущена в обращение. 

5-я луна, 19-й день. Управителю провинции Ооми при­дано два охранника.

5-я луна, 29-й день. Провинция Нагато докладывала: «Выпала сладкая роса»19.

5-я луна, 30-й день. Скончался принц Мино, нижняя сте­пень 4-го младшего ранга.

6-я луна, 25-й день. Скончалась принцесса крови 3-го раз­ряда Тадзима. Она была дочерью императора Тэмму.

6-я луна, 28-й день. Оглашен указ, согласно которому в столичных храмах повелевалось читать сутры методом пере­листывания для обеспечения мира в Поднебесной и умиро­творения народа.

Осень, 7-я луна, 7-й день. В отделе дворцовых кладовых впервые ввели должности четырех писцов20.

В двух провинциях — Тадзима и Хоки — разразились бо­лезни. Для излечения больных туда направлены лекарства.

7-я луна, 14-й день. В провинции Оки шли проливные дожди, дул сильный ветер. Для оказания вспомоществования туда отправлены посыльные.

7-я луна, 15-й день. Государыня призвала к себе принца крови 2-го разряда Ходзуми, левого министра Исоноками-но Асоми Маро, правого министра Фудзивара-но Асоми Фухито, старшего государственного советника Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, средних государственных советников Оно-но Асоми  Кэно, Абэ-но Асоми Сукунамаро и Накатоми-но Асоми Омимаро, левого старшего цензора-садайбэн Косэ-но Асоми Маро, главу министерства кадров Симоцукэ-но Асоми Комаро. Госу­дарыня объявила им указ: «В сердце у вас покой, вы ведете за собой сто управ. Слыша это, сердце Наше наполняется утеши­тельной радостью. И вот, полагаем Мы, что раз вы таковы, то при содействии всех чинов сумеете вы обеспечить для подне­бесного народа вечный мир, а сами Мы сложим руки, расстег­нем ворот [и сможем благодушествовать]. Ожидаем Мы также, что ваши дети и внуки будут также процветать и служить Нам. Приложите старания для исполнения Нашей воли».

Государыня призвала к себе также дайфуку из Палаты небесных и земных божеств, сёбэн из Палаты большого го­сударственного совета, дзидзю, от сёфу и выше из восьми министерств, от хицу и выше из ведомства инспекций цен­зоров, обладателей 5-го ранга военных ведомств и объявила им: «Вы, наши высокопоставленные подданные, — основа наших учреждений. Вашими радениями работники учрежде­ний трудятся на славу. Приходилось Нам слышать: “Если под­данные служат преданно и с чистым сердцем, их ждут слава и награды. Если же подданные алчны и сердца их замутнены, если они сбились с Пути служения, их ждут наказание и по­зор”. В этих словах заключен вечный закон Неба-Земли, эти слова — ясное зерцало для отношений между правителем и подданным. А потому, зная это, вы должны каждый на своем месте служить с усердием, пресекая лень и попустительство. Надлежит вам примечать способных и продвигать их. Надле­жит вам не покрывать того, кто небрежен и нерадив».

В соответствии [с этими указаниями] Абэ-но Асоми Суку­намаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, была пожало­вана верхняя степень 4-го старшего ранга. Симоцукэно-но Асоми Комаро, Накатоми-но Асоми Омимаро и Косэ-но Асоми Маро (все — верхняя степень 4-го младшего ранга) была по­жалована нижняя степень 4-го старшего ранга. Военным чи­новникам, обладателям 5-го ранга и выше, а также придвор­ным служивым дамам были пожалованы соответствующие подарки.

7-я луна, 16-й день. Согласно указу государыни, преста­релым столичным монахам и монахиням, а также простолю­динам от 80 лет и старше было пожаловано просо. Тем, кому исполнилось 100 лет, — два коку, кому 90 лет — полтора коку, кому 80 лет — один коку.

7-я луна, 26-й день. В провинции Ооми изготовили мед­ную монету.

8-я луна, 10-й день. Медная монета впервые пущена в об­ращение.

8-я луна, 21-й день. Штат писцов в военном министер­стве увеличен на 6 человек, теперь их стало 16 человек. Управ­лениям левой и правой части столицы придано по 6 писцов. Штат писцов в счетном отделе увеличен на 4 человека, теперь их стало 10 человек.

8-я вставная луна, 7-й день. Палата большого государ­ственного совета постановила: «Отныне ширина рукавов у одежд должна составлять от 8 сун до 1 сяку в зависимости от телосложения. Воротник разрешается шить из другого матери­ала. Запрещается чрезмерно обуживать рукава и воротники».

8-я вставная луна, 8-й день. Скончался Такамуку-но Асо­ми Маро, 3-й младший ранг, дайбу из провинции Сэццу. Он был сыном Куниоси, верхняя степень ранга большого цвет­ка, служившего в качестве сёсё в министерстве наказаний в правление государя из Нанива [Котоку].

9-я луна, 4-й день. Принц Аватима, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен главой министерства управле­ния. Окинага-но Махито Ою, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем левой части столицы. Оомива-но Асоми Ясумаро, верхняя степень 5-го старшего ранга, назна­чен на должность дайбу в провинцию Сэццу.

9-я луна, 14-й день. Государыня проследовала в Сугавара [в провинции Ямато].

9-я луна, 20-й день. Государыня проследовала в Нара и осмотрела местность.

9-я луна, 22-й день. Государыня проследовала в загород­ный дворец Окада, что в уезде Сагарака провинции Ямасиро. В управлениях тех провинций, где лежал ее путь, чинам от сакан и выше было пожаловано по одной верхней одежде и штанам-хакама. В управлениях тех уездов, где устраивались путевые дворцы, были пожалованы соответствующие подар­ки. Крестьяне этих уездов были освобождены от подушевого налога. В деревнях Камо и Куни каждому двору было особо пожаловано по 30 снопов риса.

9-я луна, 27-й день. Государыня прибыла в загородный дворец Касуга. Уезды Соу-но Ками и Соу-но Симо провинции Ямато были освобождены на этот год от подушной подати.

9-я луна, 28-й день. Поезд государыни вернулся в сто­лицу. 

Провинция Этиго докладывала: «Хотим учредить уезд Идэва». Разрешение было дано.

9-я луна, 30-й день. Абэ-но Асоми Сукунамаро, верхняя степень 4-го старшего ранга, и Тадзихи-но Махито Икэмори, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначены главами бюро по строительству столицы Хэйдзё. Накатоми-но Асоми Хитотари, Оми-но Асоми Хирохито и Оно-но Асоми Умакаи (все — нижняя степень 5-го младшего ранга) назначены их за­местителями. Саканоуэ-но Имики Осикума, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен главным строителем. 7 чело­век назначены ханкан, 5 человек назначены сакан.

Зима, 10-я луна, 2-й день. Глава министерства двора принц Инуками, нижняя степень 4-го младшего ранга, от­правлен в великое святилище Исэ для совершения приноше­ний и доклада о ходе строительства дворца Хэйдзё.

11-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца.

11-я луна, 7-й день. Люди из более чем 90 дворов в Сугавара были переселены. Им пожаловано полотно и неочищен­ный рис.

11-я луна, 21-й день. Проведен великий праздник вкуше­ния нового урожая. Две провинции — Тотоми и Тадзима — об­служивали его.

11-я луна, 23-й день. Для обладателей рангов от 5-го и выше во внутреннем дворце устроен пир. В саду исполнялась музыка разных земель. Пожалованы соответствующие по­дарки.

11-я луна, 25-й день. Для чиновников от 6-го ранга и ниже во внутреннем дворце был устроен пир. По его оконча­нии всем пожаловано по 1 хаки грубого шелка.

11-я луна, 27-й день. Служащим Палаты небесных и зем­ных божеств, чиновникам уездных управ провинций Тотоми и Тадзима и жителям этих провинций, а всего 1854 челове­кам, пожалованы соответствующие ранги и подарки.

12-я луна, 5-й день. Проведен ритуал умиротворения зем­ли дворца Хэйдзё.

[2-й год Вадо, 709 г.]

2-й год, весна, 1-я луна, 9-й день. Абэ-но Асоми Суку- намаро, верхняя степень 4-го старшего ранга, и Оно-но Асо­ми Кэно, нижняя степень 4-го старшего ранга, пожалован 3-й  младший ранг. Оотомо-но Сукунэ Таути, Оомива-но Асо­ми Ясумаро, Хадзи-но Сукунэ Уматэ (все — верхняя степень 5-го старшего ранга) и Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 5-го старшего ранга, пожалована нижняя степень 4-го младшего ранга. Камицукэно-но Асоми Араума, ниж­няя степень 6-го старшего ранга, Хадзи-но Сукунэ Ои, верх­няя степень 6-го старшего ранга, Оотомо-но Сукунэ Усикаи, верхняя степень 6-го младшего ранга, Каса-но Асоми Нагамэ, Оокасута-но Асоми Акаэ, Ходзуми-но Асоми Ою (все — ниж­няя степень 6-го младшего ранга), Цуки-но Мурадзи Оми, Куракаки-но Имики Кохито, нижняя степень 6-го старшего ранга, и Оокисаки-но Мияцуко Тора пожалована нижняя сте­пень 5-го младшего ранга.

1-я луна, 21-й день. В провинции Симоса разразились бо­лезни. Туда направлены лекарства для исцеления.

1-я луна, 25-й день. Оглашен указ: «Оказывать помощь — вот что главное в управлении государством. Изгонять ложь и утверждать истину — вот в чем основа. Недавно была пущена в ход серебряная монета, которая сменила прежнюю. Пуще­на в оборот и медная монета. Однако своекорыстные злодеи стали сами отливать фальшивую монету, чем и наносят ущерб деньгам казенным. С теми, кто тайно отливает фальшивую серебряную монету, отныне и впредь поступать так: самих обращать в государственных рабов, а имущество — отдавать донесшему на них. Тех же, кто своекорыстно портит монету, наказывать двумястами ударами палок и отправлять на ка­торгу. Знавший о преступлении, но не донесший о нем нака­зывается наравне с преступником».

2-я луна, 2-й день. Оглашен указ: «Храм Кандзэондзи на Цукуси был заложен по обету в память о государе, правившем Поднебесной из дворца Ооми-но Оцу [Тэнти], а также в память о государыне, правившей Поднебесной из дворца Ноти-но Окамото [Саймэй]. С тех пор прошло много лет, но храм еще не возведен. Управа Дадзайфу должна все обдумать и отря­дить на строительство 50 человек тягловых, а в месяцы после окончания полевых работ назначить людей дополнительно и, руководя ими, быстро завершить строительство».

2-я луна, 21-й день. Уезд Нагата в провинции Тотоми об­ширен, дома жителей расположены весьма далеко [от уезд­ной управы], добираться туда тяжело, мучения людей велики. В связи с этим уезд разделили на два.

3-я луна, 5-й день. В провинции Оки случился голод. Ока­зано вспомоществование.

3-я луна, 6-й день. Люди эмиси из двух провинций — Митиноку и Этиго — обладают сердцами дикими, к обу­чению не склонны, они часто нападают на добрых людей. В связи с этим отправили посланцев, чтобы провести во­инский набор в провинциях Тотоми, Суруга, Каи, Сина- но, Кодзукэ, Этидзэн и Эттю. Садайбэн по имени Косэ-но Асоми Маро, нижняя степень 4-го младшего ранга, был назначен командующим-усмирителем Востока в Митино­ку. Тайфу в министерстве народных дел Саэки-но Сукунэ Иваю, нижняя степень 5-го старшего ранга, был назначен командующим-усмирителем эмиси в Этиго. Глава отдела дворцовых кладовых Ки-но Асоми Морохито, нижняя сте­пень 5-го младшего ранга, был назначен заместителем ко­мандующего. Им вменено в обязанность усмирить эмиси в двух округах [Тосандо и Хокурикудо]. В связи с этим им по­жалованы мечи и право осуществлять законы военного вре­мени.

3-я луна, 15-й день. Посол Силла Кому Синфуку был при­зван государыней прибыть [в столицу] по морскому и сухопут­ному пути.

3-я луна, 24-й день. Впервые назначены ответственные за производство различных вещей21: Унэмэ-но Асоми Хирабу, Тадзихи-но Махито Миякэмаро (все — верхняя степень 5-го младшего ранга), Фунэ-но Мурадзи Хадакацу, Каса-но Асоми Ёсимаро (оба — нижняя степень 5-го младшего ранга).

3-я луна, 24-й день. Палата большого государственного совета постановила: «Если цена вещи составляет больше 4 мон серебром, использовать серебряную монету; если цена вещи составляет менее 3 мон, использовать медную монету».

Лето, 4-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затмение.

4-я луна, 16-й день. Скончался Камицукэ-но Асоми Ота­ри, нижняя степень 4-го младшего ранга.

5-я луна, 5-й день. Управителю уезда Мунаката провин­ции Тикудзэн по имени Мунаката-но Асоми Тодо, нижняя сте­пень 5-го младшего внешнего ранга, пожалована верхняя сте­пень 5-го младшего внешнего ранга. Управителю уезда Аюти провинции Овари по имени Овари-но Сукунэ Окоси, верхняя степень 6-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего внешнего ранга.

5-я луна, 20-й день. В пяти провинциях — Кавати, Сэццу, Ямасиро, Идзу и Каи — из-за продолжительных дождей посе­вам риса нанесен ущерб.

В этот день посол Силла по имени Кому Синфуку препод­нес дары своей земли.

5-я луна, 27-й день. Для Кому Синфуку и иже с ним устро­ен пир во дворце Тёдо. Им пожалованы соответствующие по­дарки. Вану Силла пожаловано 20 хики шелка, 30 хики шел­ка из Мино, 200 мотков шелковой нити, 150 тон шелковой ваты.

В этот день правый министр Фудзивара-но Асоми Фухито пригласил посла в помещение Бэнкан и сказал: «Посольства Силла издавна приезжали к нашему двору, но они никогда не разговаривали с министрами. Однако я надеюсь, что сегод­няшняя встреча послужит углублению добросердечия между двумя странами и улучшит наши отношения». Посол и иже с ним поднялись со своих мест для приветствия. Сев на свои места, сказали: «Мы — люди низкие. Получив поручение на­шего вана, мы прибыли ко двору [японской] государыни. Мы, люди незначительные, не можем выразить своего счастья. Нас позвали сюда, усадили на сиденья, мы удостоились ли­цезреть дружественного и грозного [Фухито]. Мы почтительно выслушиваем его великодушные поучения. Нашей радости нет конца».

6-я луна, 2-й день. Кому Синфуку и его люди отбыли на родину.

6-я луна, 10-й день. В двух провинциях — Кадзуса и Эттю — разразились болезни. Для излечения больных туда от­правлены лекарства.

6-я луна, 17-й день. Во внутренние провинции Кинай от­правлены посланники для совершения молений о дожде.

6-я луна, 21-й день. Всем провинциям приказано предо­ставить список расходов на содержание почтовых дворов.

Управителю уезда Микаса провинции Тикудзэн по име­ни Мунакатабэ-но Катауси, нижняя степень 7-го старшего ранга, пожалована фамилия Масики-но Мурадзи. Замести­телю управителя уезда Сима по имени Накатомибэ-но Каи, верхняя степень 7-го младшего ранга, пожалована фамилия Накатоминосии-но Мурадзи.

6-я луна, 27-й день. В провинции Кии разразились болез­ни. Для излечения больных туда отправлены лекарства.

6-я луна, 29-й день. Скончался принц Инуками, нижняя степень 4-го старшего ранга, без должности. 

Экури-но Мононобэ-но Насиро, нижняя степень 7-го млад­шего ранга, пожалована фамилия Экури-но Мурадзи.

Оглашен указ: «Управителю Цукуси и всем нижестоящим чинам надлежит сократить наполовину обеспечение рабочей силой. Исключить из этого списка управителей провинций Сацума и Танэ, а также провинциальных инспекторов мона­хов».

Осень, 7-я луна, 1-й день. Камицукэ-но Асоми Ясумаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управите­лем провинции Митиноку. Всем провинциям приказано до­ставить оружие в крепость Идэва. Это сделано для нанесения удара по эмиси.

7-я луна, 13-й день. Четыре провинции — Этидзэн, Эттю, Этиго и Садо — послали сто судов для проведения операции по покорению [эмиси].

8-я луна, 2-й день. Хождение серебряной монеты прекра­щено, в обращении осталась только медная монета.

Палата большого государственного совета распорядилась: «Сезонное жалование и аттестацию чиновников, которые слу­жат в монетном бюро в провинции Кавати, приравнять к отдельскому».

8-я луна, 25-й день. Командующий-усмиритель эмиси Саэки-но Сукунэ Иваю, нижняя степень 5-го старшего ран­га, и его заместитель Ки-но Асоми Морохито, нижняя степень 5-го младшего ранга, закончили свою миссию и вернулись ко двору. Государыня призвала и горячо поблагодарила их.

8-я луна, 25-й день. Государыня отправилась во дворец Хэйдзё. Дворы, к которым принадлежали сопровождавшие ее поезд конные воины из столицы и внутренних провинций, были освобождены от несения трудовой повинности.

9-я луна, 2-й день. Управителю провинции Ямато по имени Саэки-но Сукунэ Оноко, нижняя степень 5-го младше­го ранга, пожалована верхняя степень 5-го младшего ранга. Дайдзё в министерстве по строительству дворца Утэми-но Имики Сукунамаро, нижняя степень 6-го младшего ранга, по­жалована нижняя степень 5-го младшего ранга. 

В этот день государыня объезжала новую столицу и оказы­вала милость простым людям.

9-я луна, 4-й день. Работникам министерства по строи­тельству дворца, начиная от сёрё и выше, пожалованы соот­ветствующие подарки.

9-я луна, 5-й день. Государыня вернулась [в Фудзивара] из Хэйдзё.

9-я луна, 12-й день. Командующим войсками против эми­си пожалованы соответствующие подарки.

9-я луна, 20-й день. Воины из провинций Тотоми, Суруга, Каи, Хитати, Синано, Митиноку, Этидзэн, Эттю и Этиго, которые прослужили более 50 дней во время похода против эмиси, освобождены от налогов сроком на один год.

Фудзивара-но Асоми Фусасаки, нижняя степень 5-го млад­шего ранга, был отправлен в округа Токайдо и Тосандо для инспекции застав и крепостей, а также для наблюдения за нравами. В награду за хорошее состояние дел управителю провинции Исэ по имени Ооякэ-но Асоми Канаюми, ниж­няя степень 5-го старшего ранга, управителю провинции Овари по имени Саэки-но Сукунэ Оомаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, управителю провинции Оми по имени Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 4-го младшего ранга, и управителю провинции Мино по имени Каса-но Асо­ми Маро, верхняя степень 5-го младшего ранга, пожаловано: по 10 тё полей в соответствующей провинции, по 200 коку неочищенного риса и по одной одежде.

Зима, 10-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затме­ние.

10-я луна, 2-й день. Палата большого государственного совета постановила: «Документы, касающиеся аттестации столичных и провинциальных чиновников, сначала направ­ляются в бэнкан, по подведении итогов возвращаются в ве­домство, их направившее, а затем пересылаются в министер­ство кадров и военное министерство».

10-я луна, 8-й день. Деревня Коно уезда Асида провинции Бинго находится далеко от уездной управы. Она расположе­на далеко в высоких горах, и добираться до уездной управы весьма хлопотно. Поэтому три села из уезда Хондзи выделены из него и присоединены к уезду Асида, а здание управы этого уезда помещено в деревню Коно.

10-я луна, 11-й день. Оглашен указ: «Если ведомство по строительству столицы обнаружит захоронения, их следует немедленно закопать. [Прах] не оставлять на открытом возду­хе, не выбрасывать. Следует провести обряд поднесения вина земле для умиротворения души покойного».

10-я луна, 14-й день. Палата большого государственного совета постановила: «Люди ста родов из внутренних провин­ций и провинции Ооми не страшатся закона, скрывают бро­дяг и беглецов с места несения трудовой повинности, остав­ляют их работать на себя. Поэтому многие из них находятся там и не возвращаются к месту приписки и к своим искон­ным хозяевам. Это происходит не только потому, что народ нарушает законы, но и потому, что управители провинций не наказывают провинившихся. Невозможно нанести больший ущерб делам общественным и личным. Такого впредь быть не должно. Управителям провинций надлежит провести розыск­ные мероприятия до 30-го дня 11-й луны и доложить о резуль­татах. После доведения до сведения данного распоряжения разрешается в течение пяти дней признаваться в содеянном. Это относится как к беглым, так и к их скрывающим. Тех же, кто не явится с повинной в течение этого срока, подвергать наказанию в соответствии с законом. Знавшего, но не донес­шего наказывать наравне с беглецом. Не разрешается заме­нять наказание лишением ранга, применять "право тени” для откупа от наказания. Управители провинций, не проведшие расследования, наказываются в соответствии с законом».

10-я луна, 26-й день. Ко двору прибыло 188 людей хаято из провинции Сацума — чином от управителя уездов и ниже. 500 конных воинов из всех провинций были построены в строгом порядке.

10-я луна, 28-й день. Оглашен указ: «Из-за строительства столицы переселяются деревни, люди встревожены. Их успо­каивают, но они не успокаиваются. Каждый раз, когда вспо­минаем об этом, сильно печалимся. Повелеваем отменить на этот год подушевой и полевой налоги».

11-я луна, 2-й день. Принц Нагая, 3-й младший ранг, назначен главой министерства двора. Тагути-но Асоми Масухито, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен ко­мандующим войском правой части столицы. Такамуку-но Асоми Сикобути, нижняя степень 5-го младшего ранга, на­значен управителем провинции Ямасиро. Хэ1ури-но Асоми Масумаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Кодзукэ. Кондзёган, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Хоки. Абэ-но Асоми Хиронива, нижняя степень 5-го старшего ран­га, назначен управителем провинции Иё.

12-я луна, 5-й день. Государыня отправилась во дворец Хэйдзё.

12-я луна, 20-й день. Скончался Симоцукэно-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го старшего ранга, занимавший должности главы министерства кадров и генерала.

Конец 4 свитка.

Комментарии

1. Настоящая публикация четвертого свитка хроники «Сёку нихонги» является продолжением нашего перевода: Мещеряков А.Н. (пер., комм.). Хроника «Сёку нихонги». Свиток 1 / Политическая культура древней Япо­нии. Труды института восточных культур и античности РГГУ. Вып. VII. М.: РГГУ, 2006. С. 7-65; Хроника «Сёку нихонги». Свиток 2 / История и культура традиционной Японии 2. Труды института восточных культур и античности РГГУ. М.: РГГУ, 2011. Вып. XXIX. С. 39-69; Хроника «Продолжение Анналов Японии» («Сёку нихонги»). Свиток 3 / История и культура традиционной Япо­нии 5. Труды института восточных культур и античности. М.: РГГУ, 2012. Вып. XLIX. С. 42-72. В первой публикации приводятся все обстоятельства составления хроники и принципы нашего перевода. Реалии, откомменти­рованные в предыдущих свитках, в настоящей публикации больше не ком­ментируются.
2. Посмертное имя «японского типа». Означает: «Ямато — корни (на кото­рых держится Ямато) — небесное правление — делание богатой страны — го­сударыня».
3. Посмертное имя «китайского типа». Означает: «Основа — свет».
4. Данный указ (сэммё) приводится по изданию: Норито. Сэммё / Пер. Л. М. Ермаковой. М.: Наука, 1991. С. 139-141. Он воспроизводится также в книге: Синто. Путь японских богов. СПб.: Гиперион, 2002. Т. 2. С. 135-137. В текст перевода введены наши минимальные уточняющие пояснения, свя­занные с общими принципами перевода памятника и употреблявшейся ра­нее терминологией.
5. Данное подразделение не предусмотрено номенклатурой «Тайхо рицурё».
6. В «Кайфусо» содержится одно стихотворение Ясумаро.
7. Кэйун, 1-1-25.
8. Данный указ (сэммё) с указанными в сноске 4 оговорками приводится по: Норито. Сэммё. Указ. изд. С. 141-142. Он воспроизводится также в книге: Синто. Т. 2. С. 137-139.
9. Вадо — букв. «Жильная медь».
10. К «запретным книгам», которые запрещалось иметь в личном владении, относили сочинения по астрологии, гаданию, военному делу. См.: Свод зако­нов Тайхорё / Пер. К. А. Попова. М.: Наука, 1985. С. 152.
11. Выходец с Корейского полуострова.
12. Видимо, выходец с Корейского полуострова.
13. Выходец с Корейского полуострова.
14. Сикю (впоследствии сисиндэн) — обозначение императорского дворца. Фиолетовый цвет (мурасаки) — наиболее «престижный»; считалось, что одея­ния даосских небожителей были фиолетовыми.
15. Данный указ определяет местоположение новой столицы Нара. Оно выбиралось в соответствии с представлениями об идеальном месте поселе­ния — с северной, восточной и западной сторон она была окружена горами, к югу простиралась равнина. Такой рельеф воспринимался как безопасный и защищенный не столько от вторжения людей (в отличие от китайских сто­лиц, столица японская не была окружена крепостными стенами), сколько от вторжения вредоносных духов и флюидов. Показательно, что эта японская столица, известная ныне как Нара, в VIII в. именовалась Хэйдзё, т. е. «Спо­койный замок» (или «Спокойная крепость»). Гарантами этого выступали за­щитники сторон света: сине-зеленый дракон (сэйрё) соотносится с востоком, белый тигр (бякко) — с западом, феникс (красный сокол, яп. судзаку) — с югом, гибрид черной черепахи со змеей (гэмпу) — с севером. Государев дво­рец располагался на севере столицы, поскольку император считался земной проекцией Полярной звезды. Его «драконий лик» был обращен к югу, где ле­жала подведомственная ему страна. В усадьбах аристократов, моделировав­ших «большое пространство» столицы, главное строение также возводилось на севере земельного участка.
16. Временное ведомство, образованное для строительства Нара.
17. Номенклатуру должностей в государственном аппарате см.: Мещеря­ков А.Н., Грачев М.В. История древней Японии. М.: Наталис, 2010. С. 517­-524.
18. Три заставы (Судзука, Фува, Арати) располагались в провинциях Исэ, Мино и Этидзэн. Созданы, видимо, в правление Тэнти с целью обороны сто­личного региона. С их помощью контролировалось перемещение по дорогам Токайдо, Тосандо и Хокурикудо.
19. Благоприятное знамение высшей степени.
20. Это и последующие аналогичные сообщения об увеличении штата пис­цов в различных ведомствах свидетельствуют об увеличении объемов бумаж­ной работы и общем курсе государства на тотальное документирование своей деятельности.
21. Неясно, о производстве каких вещей идет речь.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хроника «Сёку нихонги» («Продолжение Анналов Японии»). Свиток 5 // История и культура традиционной Японии 7 / Orientalia et Classica: труды Ин-та восточ. культур и античности. — М. : Наталис, 2014. — С. 7-24.

Свиток 5 От 1-й луны 3-го года Вадо [710] до 12-й луны 5-го года Вадо [712]1

Составил согласно государеву указу Сугано-но Асоми Мамити, нижняя степень 4-го младшего ранга, дайфу в Мини­стерстве народных дел, командующий Левой управой дворцо­вой охраны, учитель наследного принца.

Государыня Яматонэко Амацу Мисиро Тоёкуни Нари-химэ-но Сумэрамикото. 43-я императрица Гэммэй.

3-й год Вадо [710 г.]

3-й год, весна, 1-я луна, 1-й день. Государыня пребывала во дворце Дайгокудэн и принимала новогодние поздравления. Были также построены люди хаято и эмиси2. Командующий левым конным отрядом Оотомо-но Сукунэ Табито, верхняя сте­пень 5-го старшего ранга, заместитель командующего Ходзуми-но Асоми Ою, нижняя степень 5-го младшего ранга, ко­мандующий правым конным отрядом Саэки-но Сукунэ Иваю, нижняя степень 5-го старшего ранга, и его заместитель Оно-но Асоми Умакаи, нижняя степень 5-го младшего ранга, разде­лившись на восточный и западный отряды перед воротами го­сударева дворца на улице Судзаку, построили конников, кото­рые направились во дворец во главе процессии хаято и эмиси.

1-я луна, 7-й день. Принцам Кадобэ и Кадзураки, без ран­га, и Мори-но Имики Кавати, верхняя степень 6-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.

1-я луна, 11-й день. Было решено: «При пожаловании [младших] рангов нельзя прибавлять количество лет на про­шлой службе к сроку на новой должности».

Скончался Такахаси-но Асоми Касама, нижняя степень 4-го младшего ранга, без должности.

1-я луна, 13-й день. Принцам Судзука и Мутобэ, без ранга, пожалована нижняя степень 4-го младшего ранга. Ёсино-но Мурадзи Кудзира, Кифуми-но Мурадзи Масу, Танабэ-но Фухито Хирабу, Тори-но Ясуцугу, все — верхняя степень 6-го стар­шего ранга, Ямато-но Имики Ихотари и Ямада-но Фухито Миката — нижняя степень 6-го старшего ранга, Мити-но Махито Маро, Осинуми-но Мурадзи Хитонари, Симоцукэно-но Асоми [имя пропущено], все — верхняя степень 6-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.

1-я луна, 15-й день. Управа Дадзайфу преподнесла мед­ные монеты.

1-я луна, 16-й день. Государыня пребывала у ворот Тёкакумон3. Устроен пир для гражданских и военных чиновников всех управ, хаято и эмиси. Исполнялась музыка разных зе­мель. Чиновникам, начиная с 5-го младшего ранга и выше, пожаловано по одной верхней одежде. Хаято и эмиси пожа­лованы ранги и соответствующие подарки.

1-я луна, 27-й день. Провинция Харима преподнесла мед­ные монеты. Провинция Хюга преподнесла девушек-унамэ. Провинция Сацума преподнесла воинов-тонэри.

1-я луна, 29-й день. Поскольку человек из числа хаято из провинции Хюга по имени Со-но Кими Хосомаро разъясняет тамошним людям их варварские обычаи [и необходимость от­каза от них], а также внемлет святой культурности [государы­ни], она распорядилась о пожаловании ему нижней степени 5-го внешнего младшего ранга.

2-я луна, 11-й день. В провинции Синано разразились бо­лезни. Туда отправлены лекарства для оказания помощи.

2-я луна, 29-й день. Учреждены дворы лесников. Запре­щена рубка деревьев в горах.

3-я луна, 7-й день. [Государыня] распорядилась: «До это­го времени принцы и принцессы крови, принцы и сановники беспрепятственно брали себе в услужение людей за пределами внутренних провинций. Отныне это запрещается. От Боль­шой палаты государственного совета ожидается принятие со­ответствующих решений».

3-я луна, 10-й день. Столица перенесена в Нара. Ле­вый министр Исоноками-но Асоми Маро, 2-й старший ранг, оставлен местоблюстителем [на время отсутствия государыни в Фудзивара].

Лето, 4-я луна, 2-й день. Случилось затмение солнца.

4-я луна, 21-й день. Эмиси из провинции Митиноку про­сили пожаловать им кабанэ «кими» и обращаться с ними так же, как и со внесенными в подворные списки. Разрешение было дано.

4-я луна, 22-й день. Совершены приношения всем святи­лищам, испрашивали дождь у знаменитых гор и больших рек.

4-я луна, 23-й день. Принц Нагая, 3-й младший ранг, назначен главой министерства кадров. Тадзихи-но Махито Агатамори, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен главой министерства двора. Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем правой части столицы. Унэмэ-но Асоми Хирабу, верхняя сте­пень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Оми. Сада-но Имики Ою, верхняя степень 5-го младшего ран­га, назначен управителем провинции Тамба. Ямада-но Фухито Миката, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Суо.

4-я луна, 29-й день. В трех провинциях — Микава, Тотоми и Мино — разразился голод. Оказано вспомоществование.

5-я луна, 8-й день. Оотомо-но Сукунэ Усикаи, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провин­ции Тотоми.

6-я луна, 2-й день. Скончался заместитель управителя Дадзайфу по имени Косэ-но Асоми Таясу, верхняя степень 4-го младшего ранга.

Осень, 7-я луна, 7-й день. Охранник-тонэри левого ми­нистра [Исоноками-но Асоми Маро] по имени Муса-но Сугури Сагами, нижняя степень 8-го старшего ранга, обнаружил чу­десную тыкву4. В связи с этим гражданские и военные чинов­ники принесли поздравления государыне. Им пожалованы соответствующие подарки. Каждому столичному двору было пожаловано по 1 коку неочищенного риса. Сагами был повы­шен в ранге на две степени. Ему было пожаловано 10 хики грубого шелка и 20 тан полотна.

9-я луна, 18-й день. В Поднебесной запрещено хождение серебряной монеты.

Зима, 10-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затме­ние.

10-я луна, 14-й день. Скончался Кифуми-но Мурадзи Оотомо, нижняя степень 5-го младшего ранга. За заслуги в год дзинсин государыня посмертно пожаловала ему нижнюю сте­пень 4-го старшего ранга, пожалованы дары.

4-й год Вадо [711 г.]

4-й год, весна, 1-я луна, 1-й день. В пригородах столи­цы учреждены почтовые дворы: в уезде Сагарака провинции Ямасиро — почтовый двор Окада; в уезде Цуцуки провинции Кавати — почтовый двор Кусува; в уезде Симаноками про­винции Сэццу — почтовый двор Оохара; в уезде Симаносимо [провинции Сэццу] — почтовый двор Уэмура; в уезде Аэ про­винции Ига — почтовый двор Нииноми.

2-я луна, 26-й день. Скончался Хадзи-но Сукунэ Уматэ, нижняя степень 4-го младшего ранга.

3-я луна, 6-й день. Двум людям из провинции Исэ — Исобэ-но Оодзи и Исобэ-но Коси — пожалована фамилия Ватараи-но Каннуси5.

Шесть сел провинции Кодзукэ — Оримо, Карасина, Ята, Ооякэ из уезда Камура, Муми из уезда Мидоно и Яма из уезда Катаока — выделены в уезд Таго.

Лето, 4-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца.

4-я луна, 5-й день. В двух провинциях — Ямато и Садо — разразился голод. Оказано вспомоществование.

4-я луна, 7-й день. Оглашен указ о присвоение рангов тем гражданским и военным чиновникам всех управ, ко­торые успешно прошли аттестацию. Принцу Кумакори и принцу Нагата, верхняя степень 5-го младшего ранга, пожа­лована нижняя степень 5-го старшего ранга. Накатоми-но Асоми Омимаро и Косэ-но Асоми Маро, оба — нижняя сте­пень 4-го старшего ранга, пожалована верхняя степень 4-го старшего ранга. Исикава-но Асоми Миямаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 4-го старшего ранга. Окинага-но Махито Ою, нижняя степень 4-го младшего ранга, пожалована верхняя степень 4-го млад­шего ранга. Ина-но Махито Ивасаки, Мити-но Махито Уси, Оотомо-но Сукунэ Табито, все — верхняя степень 5-го стар­шего ранга, а также Исоноками-но Асоми Тоёнива, верхняя степень 5-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 4-го младшего ранга. Имибэ-но Сукунэ Кообито, Абэ-но Асо­ми Хиронива, Исикава-но Асоми Нанивамаро, Исикава-но Асоми Иватари, Ооякэ-но Асоми Канаюми, Оо-но Асоми Ясумаро, Тадзихи-но Махито Миякэмаро, все — нижняя степень 5-го старшего ранга, а также Каса-но Асоми Маро, верхняя степень 5-го младшего ранга, пожалована верхняя степень 5-го старшего ранга. Тадзихи-но Махито Кидэ, Тадзихи-но Махито Киби, Камицукэно-но Асоми Ясумаро, Саэки-но Су­кунэ Момотари, Абэ-но Асоми Фунамори, Унэмэ-но Асоми Хирабу, Абэ-но Асоми Обитона, Оомива-но Асоми Комамаро, Сонэ-но Мурадзи Тарухито, все — верхняя степень 5-го млад­шего ранга, пожалована нижняя степень 5-го старшего ранга. Фудзивара-но Асоми Мутимаро, Фудзивара-но Асоми Фусасаки, Косэ-но Асоми Коодзи, Тадзихи-но Махито Агатамори, Агатаинукаи-но Сукунэ Цукуси, Оварида-но Асоми Ясума­ро, Накатоми-но Асоми Хитотари, Хэгури-но Асоми Ясумаро, все — нижняя степень 5-го младшего ранга, пожалована верх­няя степень 5-го младшего ранга. Икэда-но Асоми Кообито, Исикава-но Асоми Тарухито, оба — нижняя степень 6-го стар­шего ранга, а также Абэ-но Асоми Суруга, верхняя степень 6-го младшего ранга, Авата-но Асоми Хито, нижняя степень 6-го младшего ранга, Накатоми-но Асоми Адзумахито, верх­няя степень 7-го старшего ранга, Такахаси-но Асоми Эмиси, верхняя степень 7-го старшего ранга, Тами-но Имики Осихи, Кифуми-но Мурадзи Сонау, Кануми-но Мурадзи Оосуми, Мити-но Кими Обитона, все — верхняя степень 6-го старшего ранга, а также Акисомэ-но Мурадзи Акияма, верхняя степень 6-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го млад­шего ранга.

4-я луна, 9-й день. Штат уезда Ёсино провинции Ямато определен следующим образом: управитель уезда — 1, заме­ститель управителя — 1, старший делопроизводитель сюсё — 2, младший делопроизводитель сютё — 1.

4-я луна, 15-й день. Скончался глава министерства двора Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 4-го младшего ранга.

4-я луна, 20-й день. Оглашен указ: «Отныне и впредь управитель провинции [Ямасиро] обязан каждый год само­лично инспектировать проведение праздника Камо».

5-я луна, 7-й день. Было решено: «Хотя люди, находя­щиеся в услужении у принцев и принцесс крови, у принцев и сановников, зарегистрированы в министерстве кадров, их аттестацию впредь не проводить. Тем, кто уже имеет ранг, по­зволить носить его. В качестве исключения разрешить иметь ранг для одной трети слуг принцев и сановников, принцев и принцесс крови, взятых из числа людей с их кормовых на­делов, и одной четверти — для слуг, взятых с ранговых на­делов.

Если имеющие ранг слуги подолгу отсутствуют на месте службы, если они не слушаются хозяина и не соблюдают це- ремониальности, немедленно лишать их ранга и возвращать в прежнее состояние. Однако если ранг получен на другом ме­сте службы, делать этого нельзя.

В случае смерти хозяина их слуг аттестации не подвергать, вернув их в прежнее состояние. Однако если они хотят перей­ти к другому хозяину, то разрешать.

Все остальное — оставить в соответствии с законом».

В провинции Овари разразились болезни. Для излечения больных отправлены врачи и лекарства.

5-я луна, 11-й день. Скончался Тагима-но Махито Титоко, нижняя степень 4-го младшего ранга.

5-я луна, 15-й день. Для того чтобы люди могли иметь при торговле взаимную выгоду, 6 сё неочищенного риса прирав­нять к одному мон денег.

Прежде был введен на запрет набора слуг из мест, не вхо­дящих во внутренние провинции. Теперь он отменен.

6-я луна, 21-й день. Оглашен указ: «В прошлом году шли затяжные дожди, зерновые не уродились. Летом нынешним была засуха, почти все рисовые поля пострадали. Мы жалели народ, молились Небесной реке6. И вот сейчас выпал благосло­венный дождь, и это лучше любых благоприятных знамений. Радуемся с народом, славим Небо». По этому поводу граждан­ским и военным чиновникам ста управ пожалованы соответ­ствующие подарки.

6-я вставная луна, 3-й день. Постановлено, что отныне в случае кончины обладателя 5-го ранга и выше следует сооб­щать о том в палату инспекций Бэнкан в тот же день.

6-я вставная луна, 14-й день. [Дворцовые] ткачи впер­вые отправлены по всем провинциям, чтобы научить [мест­ных людей] ткать парчу и узорчатый шелк.

6-я вставная луна, 21-й день. Мунакатабэ-но Камамаки пожалована фамилия Анахо-но Мурадзи.

6-я вставная луна, 22-й день. Скончался средний госу­дарев советник и глава Палаты небесных и земных божеств Накатоми-но Асоми Омимаро, верхняя степень 4-го старшего ранга.

Осень, 7-я луна, 1-й день. Оглашен указ: «Законы вве­дены в действие уже давно, однако соблюдают их немногие, повсеместности не наблюдается. Ведомства ленятся и не под­ходят к делу с ответственностью. Чиновники лишь именуют себя таковыми, но дел не делают. Если найдется преступив­ший закон, но в результате сговора это не будет отражено в аттестационных оценках, считать это за серьезное преступле­ние, не подлежащее прощению».

7-я луна, 5-й день. Камабэ-но Сукунэ Намэ из уезда Сагарака провинции Ямасиро родила тройню мальчиков. Ей по­жаловано 2 хики грубого шелка, 2 тон шелковой ваты, 4 тан полотна, 200 снопов риса и кормилица.

7-я луна, 9-й день. Скончался управитель провинции Овари по имени Саэки-но Сукунэ Оомаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, 4-й наградной ранг.

8-я луна, 4-й день. Троим людям — Сакабэ-но Кими Оота, Сакабэ-но Кими Нукамаро и Сакабэ-но Кими Ивасуми — в со­ответствии с подворной переписью года каноэ-тора7 пожало­вана фамилия Камобэ-но Мурадзи.

9-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затмение.

9-я луна, 2-й день. Оглашен указ: «Воины размещены в столице на случай возникновения чрезвычайных и непредви­денных обстоятельств. Чтобы выполнить свой воинский долг, они должны быть смелыми и сильными. Однако все они слабы и к тому же не владеют воинскими искусствами. Их можно назвать [воинами] лишь по недоразумению, толку от них нет. В случае возникновения непредвиденных обстоятельств как они справятся с ними? А ведь [в «Лунъюй»] сказано, что посы­лать в бой необученных — значит бросаться людьми. Поруча­ем начальникам, чтобы отныне они набирали людей смелых и в воинском деле сведущих. При этом менять их каждый год».

9-я луна, 4-й день. Оглашен указ: «Известились Мы, что люди, призванные на строительство столицы со всех провин­ций, сбегают во множестве. Несмотря на запреты, не можем остановить их. В настоящее время ограда дворца не готова, охрана невозможна. В связи с этим повелеваем учредить вре­менный штаб для охраны склада с оружием».

Во исполнение указа назначены на должности генералов Исоноками-но Асоми Тоёнива, нижняя степень 4-го младшего ранга, Ки-но Асоми Охито и Авата-но Асоми Хито, оба — ниж­няя степень 5-го младшего ранга.

Зима, 10-я луна, 23-й день. Согласно указу государыни установлены нормы сезонного жалования для кровных прин­цев и чиновников в соответствии с их разрядами и рангами. Принцы крови 2-го разряда и сановники 2-го ранга: грубый шелк — 30 хики, шелковая нить — 100 мотков, деньги — 2000 мон. Принцы 3-го ранга: грубый шелк — 30 хики, день­ги— 1000 мон. Сановники 3-го ранга: грубый шелк— 10 хики, деньги — 1 ООО мон. Принцы [и чиновники?] 4-го ранга: гру­бый шелк — 6 хаки, деньги — 300 мон. Чиновники 5-го ранга: грубый шелк — 4 хики, деньги — 200 мон. Чиновники 6-го и 7-го рангов: грубый шелк — 2 хики, деньги — 40 мон. Чинов­ники 8-го и начального рангов: грубый шелк — 1 хики, день­ги — 20 мон. Работающим посменно охранникам оотонзри, меченосцам тонэри, гвардейцам, писцам, служащим мини­стерств и Большой палаты государственного совета, охран­никам ворот дворца, тюремщикам и служащим при воинских частях столицы: шелковая нить — 2 мотка, деньги — 10 мон. Женщинам полагается такое же довольствие.

Кроме того, оглашен еще один указ: «Обладание деньгами дает возможность при условии их наличия осуществлять тор­говлю. Однако народ к тому не приучен и того не разумеет. Торгуют мало, денег не копят. А посему повелеваем: в зави­симости от накопленной суммы предоставлять повышение в ранге. Обладателям 6-го младшего ранга и ниже: повышение на одну степень при условии накопления более 10 кан и повы­шение на две степени при условии накопления более 20 кан. Обладателям начального ранга и ниже: повышение на одну степень при накоплении каждых пяти кан. Если обладатель верхней степени большого начального ранга или же облада­тель начального ранга достигнет нижней степени 8-го млад­шего ранга, то далее для получения повышения на одну сте­пень следует накапливать 10 кан. Обладателям 5-го ранга и выше, а также обладателям 6-го старшего ранга: при нако­плении 10 кан и больше ожидать государева указа.

Если же кто-то возьмет денег взаймы и обманет власти, то эти деньги подлежат конфискации, а сам он — принудитель­ным работам сроком на один год. Заимодавец подлежит тако­му же наказанию.

Срок подачи заявлений о накоплениях ограничивается 12-й луной сего года, когда и следует представить заявление с указанием накопленной суммы. После того как Большая пала­та государственного совета рассмотрит заявления и доложит о том государыне, следует представить накопленные деньги».

Оглашен указ: «Ожидаем Мы, что ввиду предоставляемой возможности повышения в ранге во всех домах возникнет желание накопительства и там станут нанизывать монеты на шнур. Однако опасаемся, что жаждущие выгоды люди станут отливать поддельную монету. Согласно уголовному уложению, подделка денег относится к преступлениям легким. Повелева­ем временно приравнять ее к преступлениям тяжким и запре­тить [подделки] со всей строгостью. Сам фальшивомонетчик наказывается смертной казнью через усекновение головы, его приспешники обращаются в государственных рабов, а домо­чадцы подлежат ссылке. Если член пятидворки знал о престу­плении, но не донес о нем, наказывать его наравне с преступ­ником. Для не знавшего о том наказание снижается на пять степеней. Для того, кто умышленно пользовался поддельными деньгами, но раскаялся в том и явился с повинной, снижать наказание на одну степень. Кто не успел воспользоваться поддельной монетой и явился с повинной — того прощать. Если кто-то знал о содеянном, но не донес, наказывать наравне с преступником. С тем, кто знал о содеянном, но потом донес, поступать так же, как и с раскаявшимся фальшивомонетчи­ком».

11-я луна, 4-й день. Впервые пожалованы ранги тем, кто накопил денег.

11-я луна, 21-й день. Сугао-но Асоми Оомаро, нижняя степень 6-го младшего ранга, и Такахаси-но Асоми Отари, верхняя степень 7-го старшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.

11-я луна, 22-й день. Оглашен указ: «Всем провинциям в течение трех лет предписывается предоставлять рисовую ссу­ду без взимания интереса. Пожаловать одежду и еду тем лю­дям из внутренних провинций, которым минуло 80 лет, а так­же тем одиноким, кто не может содержать себя. Запретить отныне выдачу частных рисовых ссуд с интересом больше чем половина. Во всем остальном руководствоваться законом».

12-я луна, 2-й день. Восемь человек во главе с Тамба-но Фухито Титари, большой начальный ранг, подделали печать и выдавали поддельные удостоверения о присвоении рангов. Они сосланы в провинцию Синано.

Принц Кадзураки, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен заведовать дворцовыми конюшнями.

12-я луна, 6-й день. Оглашен указ: «Принцы крови и дру­гие влиятельные дома часто захватывают горы и долины, стесняя тем самым народ. Отныне на такой захват налагается строгий запрет. Тот же, кто разработает пустошь, должен че­рез управление провинции доложить о том и ожидать реше­ния Большого государственного совета».

12-я луна, 12-й день. Кома-но Асоми Акимаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, докладывал: «Наша изначальная фамилия — Абэ. Во времена государя, который управлял Под­небесной из дворца Иварэ-но Икэнобэ [Ёмэй], мой предок во втором колене по имени Хитоко-но Оми был отправлен послом в страну Кома [Когурё]. Поэтому его стали называть Кома. Од­нако это не имеет отношения к нашей настоящей фамилии. Прошу разрешения именоваться по-прежнему». Разрешение было дано.

12-я луна, 20-й день. Внесены изменения в закон о по­жаловании рангов за накопление денег. Разрешено получение ранга безранговым служащим при условии накопления 7 кан, а также тем, кто не обладает рангом и не служит, — за нако­пление 10 кан. Остальное оставлено без изменений.

5-й год Вадо [712 г.]

5-й год, весна, 1-я луна, 1-й день. Оглашен указ: «Среди несущих трудовую повинность [на строительстве столицы] не­мало таких людей, которые при наступлении срока возвраще­ния в родную деревню не имеют пищи, голодают, валяются в придорожных канавах. Управителям провинций вменяется в обязанность проявлять о них всестороннюю заботу и оказы­вать вспомоществование. В случаях смерти следует незамед­лительно предавать тело земле, имя умершего записывать и сообщать его в место приписки».

1-я луна, 19-й день. Безранговым принцам Камицуми- ти, Ооно и Ямато пожалована нижняя степень 4-го младше­го ранга. Безранговым принцам Нукатабэ, Итиси и Танака пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга. Саэки-но Сукунэ Маро и Косэ-но Асоми Оодзи, оба — верхняя степень 5-го старшего ранга, пожалована нижняя степень 4-го млад­шего ранга. Ходзуми-но Асоми Ямамори, Косэ-но Асоми Кусухи, Оотомо-но Сукунэ Мититари и Сада-но Имики Ою, все — верхняя степень 5-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го старшего ранга. Ки-но Асоми Охито, Каса-но Асоми Ёсимаро, Тадзихи-но Махито Хиронари, Оотомо-но Су­кунэ Сукунамаро, все — нижняя степень 5-го младшего ранга, пожалована верхняя степень 5-го младшего ранга. Оомива-но Асоми Осихито и Камо-но Асоми Катамаро, оба — верхняя степень 6-го младшего ранга, а также Саэки-но Сукунэ Хатаясу и Оварида-но Асоми Цукитари, оба — верхняя степень 6-го старшего ранга, а также Нукада-но Обито Хитотари, нижняя степень 6-го старшего ранга, Кохо-но Одо, нижняя степень 6-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.

1-я луна, 23-й день. Упразднен сигнальный костер в Такаясу, провинция Кавати. Для связи со столицей учреждены сигнальные костры в Таками и Касуга, провинция Ямато.

2-я луна, 19-й день. Оглашен указ, согласно которому пре­старелым, вдовцам, вдовам и одиноким, сиротам и бездетным старикам из столицы и внутренних провинций пожалованы грубый шелк, шелковая вата, рис и соль в соответствующих количествах. Престарелым монахам и монахиням совершены такие же пожалования.

3-я луна, 19-й день. Провинция Мино преподнесла срос­шиеся ветки и белого дикого гуся8.

Лето, 4-я луна, 19-й день. Оглашен указ: «Раньше назна­чение старших и младших делопроизводителей в управы уез­дов осуществлялось управами провинций, а имена назначен­ных сообщались [в Большую палату государственного совета], где и подлежали утверждению. Однако на то есть соответству­ющий закон. А потому отныне следует определить кандидата, а потом провести испытание в соответствии с законом. Затем провести назначение [в министерстве кадров], об утвержде­нии которого ходатайствовать перед Большой палатой госу­дарственного совета».

5-я луна, 4-й день. В провинции Суруга разразились бо­лезни. Для излечения больных туда отправлены лекарства.

5-я луна, 5-й день. Обладателям 6-го ранга и ниже запре­щено ношение кожаных поясов с украшениями из олова и се­ребра.

5-я луна, 13-й день. Оглашен указ: «Прежний указ об от­мене на три года взимания интереса по рисовым ссудам на­правлен на то, чтобы облегчить жизнь бедным крестьянам. Однако управы провинций и уездов, старосты деревень, вос­пользовавшись Нашей милостью, обращают ее в свою пользу9. Повелеваем строго запретить искажать Нашу волю и грабить народ. Если же сыщется такой, кто окажется в том виновен и требует незаконный интерес по ссудам, считать его престу­пление за тяжкое, которое не подлежит прощению».

5-я луна, 16-й день. Учрежден закон о снабжении упра­вителей провинций провиантом, лошадьми и вестовыми на время инспектирования ими провинций и возвращения в столицу. Подробно записано отдельно.

Большая палата государственного совета докладывала го­сударыне: «Среди управителей уездов есть такие: умножают число дворов и увеличивают налоговые поступления, поощря­ют землепашество и разведение тутового дерева, бедных у них мало, они препятствуют беглецам, не допускают воров­ства и разбоя, подворные списки составляют истинные, пол­ные и без пропусков, судят по справедливости и понапрасну в острог не сажают, служат со рвением и обликом аккуратны. (Это первый пункт.) Но есть и такие: полны алчности и делят не ровно, в работе — изъяны, делами не занимаются, народ обманывают и [государственную] помощь используют не по назначению, богаты хитростью и требуют себе должностей высоких, пустоши не осваивают, о налоговых поступлениях не пекутся, составленные ими подворные списки полны лжи, людей на работы не призывают, беглецов у них много, земля у них не обрабатывается. (Это второй пункт.) Среди крестьян есть такие: усердны в землепашестве и разведении тутового дерева, достигли успеха в ремеслах, помогают бедным и пе­стуют одиноких стариков и сирот, славны заботой о родите­лях и службой вышестоящим, таланты-знания свои пускают на дело. (Это третий пункт.) Просим разрешения, чтобы в случае если у кого-то из управителей уездов или крестьян на­берется более трех достоинств или недостатков из числа ука­занных в трех вышеприведенных пунктах, управителю про­винции было бы дозволено составить подробное донесение и передать его государеву посланнику для доклада государыне». Разрешение было дано.

5-я луна, 17-й день. Находящимся в различных ведом­ствах чиновникам начиная от сакан и выше, а также госу­даревым посланникам в провинциях было высочайше указа­но: «Хотя со дня принятия законов прошло немало времени, сведущих в законодательных уложениях мало, непослушных им — много. Повелеваем, чтобы отныне нарушитель адми­нистративного уложения подвергался наказанию согласно соответствующей статье уголовного уложения. Пусть палата инспекций отряжает своих людей три раза в месяц для про­верки всех ведомств и выявления нарушений. Если сыщется отлынивающий от службы, следует составить донесение, на­править его в министерство кадров и учитывать при аттеста­ции.

Когда управление провинции отправляет по служебным делам посланца в столицу, следует выбирать людей сведущих. Этот посланец должен знать состояние дел нынешних, а так­же за все годы по отдельности, когда он состоял в должности. Нельзя допускать того, чтобы он не мог без запинки ответить на вопрос и затруднялся при этом. Если посланец не сможет выполнить порученное, наказывать его отправившего и его самого вышеозначенным образом.

Повелеваем посылать отныне инспекторов в провинции каждый год, дабы достоинства и недостатки управления в провинциях были выявлены. Когда посланец вернется об­ратно, он должен со спокойствием и без утайки поведать об увиденном. Если через его расспросы будет обнаружено [на­рушение закона, то с нарушителем] поступать вышеозначен­ным образом.

Провинциальным управам предписывается ежегодно со­ставлять отчеты о службе чиновников с указанием их достиже­ний, проступков и состояния дел, которые следует присовоку­плять к аттестационному листу и направлять в министерство кадров. Министерство кадров должно сличать эти данные с результатами проверок инспекторами».

5-я луна, 28-й день. Большая палата государственного совета постановила: «Печать, которая ставится на ранговые удостоверения, должна храниться в Большой палате государ­ственного совета. Печать для документов, посылаемых в про­винции, должна храниться в ведомстве инспекций Бэнкан».

6-я луна, 7-й день. Случилось землетрясение.

7-я луна, 15-й день. Провинция Ига преподнесла черную лисицу10.

В 21 провинции — Исэ, Овари, Микава, Сурута, Идзу, Оми, Этидзэн, Тамба, Тадзима, Инаба, Хоки, Идзумо, Харима, Бидзэн, Биттю, Бинго, Аки, Кии, Ава, Иё и Сануки — начато производство узорчатого шелка и парчи.

7-я луна, 17-й день. Делопроизводитель дайсакан из провинции Харима по имени Садзанами-но Коути, верх­няя степень 8-го младшего ранга, положил много сил для постройки зернового амбара. Он повышен в ранге на одну степень. Ему пожаловано 30 хики грубого шелка и 30 тан полотна.

8-я луна, 3-й день. Большая палата государственного со­вета постановила: «Запасы риса в уездных хранилищах малы. Когда наступает день раздачи, бывает, что его не хватает. Следует выделять уездам рис для ссуд из провинциальных хранилищ в количествах, зависящих от размера провинции, и вкупе с уже хранящимся в уездах рисом использовать его для предоставления ссуд. Полученную же прибавку снова ис­пользовать для предоставления ссуд. При этом нельзя допу­скать, чтобы там, где было много риса, стало его мало. Нельзя допускать и того, чтобы количество риса в провинциальных хранилищах уменьшалось. Да будет так всегда».

8-я луна, 23-й день. Государыня отправилась в крепость Такаясу.

9-я луна, 3-й день. Оглашен указ: «Иэхара-но Омина и Ки-но Асоми Омина, вдовы левого министра Тадзихи-но Махито Сима, 2-й старший ранг, и правого министра Оотомо-но Сукунэ Миюки, 2-й младший ранг, при жизни мужей помо­гали им в управлении страной, а после их смерти ревностно заботятся об их могилах. Когда думаем об их преданности, сердце Наше полнится благодарностью. А потому жалуем им по 50 дворов». Кроме того, Иэхара-но Омина было пожаловано кабанэ Мурадзи.

Оглашен указ: «Слышали Мы, что в сочинениях древних говорится: “В год крысы — урожай плохой”. Однако Небо и Земля пришли на помощь, урожай удался на славу. Мудрый правитель древности говорил так: “Счастливое предзна­менование не идет в сравнение с богатым урожаем”. Кро­ме того, Адзикикэй и иже с ним преподнесли Нам из про­винции Ига черную лисицу, что является благоприятным знамением высшей степени. В книге сказано: “Это знак того, что правление государя — мирное”. Желаем разделить Нашу радость с людьми и объявляем великое помилование. Под него не подпадают грабители и воры, а также те, кто не подпадает под обычное помилование. Фальшивомонет­чикам наказание снижается на одну степень. Чиновникам управы провинции Ига в должности от сакан и выше жа­луется повышение ранга на одну степень. Уезд, в котором обнаружено знамение, освобождается от заменительной натуроплаты, а двор человека, обнаружившего знамение, освобождается от всех налогов и повинностей сроком на три года. Все провинции Поднебесной освобождаются на этот год от уплаты рисового налога, а три провинции — Ямато, Кавати и Ямасиро — освобождаются еще и от упла­ты подушной подати».

9-я луна, 4-й день. Адзикикэй, верхняя степень 6-го стар­шего ранга, пожалована нижняя степень 4-го младшего ран­га.

9-я луна, 15-й день. Монах Кандзё назначен патриархом дайсодзу. Монах Бэнцу назначен заместителем патриарха сёсодзу. Монах Канти назначен рисси.

9-я луна, 19-й день. Мити-но Кими Обитона, нижняя сте­пень 5-го младшего ранга, назначен послом в Силла.

9-я луна, 23-й день. Большая палата государственного совета провела заседание и обратилась к государыне: «Стро­ительство страны и расширение границ — дело воински до­блестное и почетное. Создание ведомств и обихаживание на­рода—дело важное для его окультуривания. Северные эмиси живут в земле далекой и опасной, они вели себя по повеле­нию строптивых сердец своих, часто угрожали границам. Однако войско наше налетело на них, словно гроза, и рассея­лись разбойники, словно туман, и стала земля та мятежная пребывать в покое, стал народ государынин жить без помех. Пользуясь этим, желаем учредить там провинцию с управой, дабы народ тамошний навсегда в спокойствии пребывал». Государыня соизволила согласиться. Была учреждена про­винция Дэва.

9-я луна, 29-й день. В провинциях, где расположены три заставы11, принцам и принцессам крови, принцам и сановни­кам запрещено брать в услужение местных людей. 

Зима, 10-я луна, 1-й день. Два уезда провинции Митиноку — Могами и Оитами — присоединены к провинции Дэва.

10-я луна, 17-й день. Обладателям 6-го ранга и ниже, а также военным чиновникам запрещено красить одежды соком цезальпинии12, а также покупать и продавать такие одежды.

10-я луна, 20-й день. Скончался Окинага-но Махито Ою, верхняя степень 4-го младшего ранга.

10-я луна, 28-й день. Посольство, отправляющееся в Силла, получило прощальную аудиенцию у государыни.

10-я луна, 29-й день. Оглашен указ: «Когда несущие тру­довую повинность люди, а также те, кто доставляет налоги в столицу, возвращаются в родную деревню, у них не хватает пропитания и взять его неоткуда. Повелеваем организовать торговлю рисом из уездных хранилищ в удобных местах, что­бы трудообязанные могли бы покупать его. Кроме того, следует известить путешествующих, чтобы они запасались деньгами и не таскали бы с собой тяжести, но покупали бы [пропитание] за деньги [там же, где и трудообязанные]».

11-я луна, 16-й день. В левом и правом Управлении ин­спекторов количество писцов увеличено на 6 человек. Теперь их там стало по 16 человек.

11-я луна, 20-й день. Абэ-но Асоми Сукунамаро, 3-й млад­ший ранг, докладывал: «Хикэта-но Асоми Ниэ, верхняя сте­пень 5-го младшего ранга, Хикэта-но Асоми Адзумахито, верхняя степень 7-го старшего ранга, Хикэта-но Асоми Фу- нахито, верхняя степень 7-го младшего ранга, Куно-но Асоми Митасуки, нижняя степень 7-го младшего ранга, Осата-но Асоми Оомаро, нижняя степень начального младшего ранга, и Осата-но Такэру, без ранга, а всего шесть человек, имеют то же происхождение, что и род Абэ, ничем от меня, Сукунамаро, не отличаясь. Однако из-за их проживания [в разных местах] они образовали другие роды. Когда думаю об этом, становит­ся печально и грустно. Сам я, Сукунамаро, был уже облаго­детельствован государем, и мне была возвращена прежняя фамилия13. Однако вышеуказанные люди еще не удостоились внимания государыни. Почтительно прошу о том, чтобы их фамилии были изменены на исконную». Высочайшее разре­шение было дано.

12-я луна, 7-й день. Было решено: «У одних работников ведомств рукава одежд узкие и короткие, у других подо­лы — широкие и длинные. У иных же запах одежды на груди слишком мал. Оттого при ходьбе они легко распахиваются. Подобная одежда является серьезным нарушением церемо- ниальности. Соответствующему ведомству14 следует строго запретить ношение таких одежд.

Кроме того, пусть теперь придворная одежда тех, кто не обладает рангом, будет с желтым подолом. Ширина подола — 1 сяку 2 сун и меньше.

Кроме того, в случае продажи вещей, полученных от душе­вой подати и заменительной натуроплаты, пусть 1 кипа по­лотна стоит 5 мон.

12-я луна, 15-й день. На восточном и западном рынках столицы учреждены по две должности писцов.

12-я луна, 23-й день. Соответствующее ведомство до­кладывало: «Если в документ закрадется ошибка, [которая обнаружится] уже после прикладывания государевой печати, младшему государеву советнику следует для исправления до­кумента обратиться к начальству, после чего снова подать до­кумент государю и поставить печать».

Конец 5-го свитка.

Комментарии

1. Настоящая публикация пятого свитка хроники «Сёку нихонги» являет­ся продолжением нашего перевода: Мещеряков А.Н. (пер., комм.). Хроника «Сёку нихонги». Свиток 1 // Политическая культура древней Японии. Труды Института восточных культур и античности РГГУ. Вып. VII. М.: РГГУ, 2006. С. 7-65; «Сёку нихонги». Свиток 2 // История и культура традиционной Япо­нии 2. Труды Института восточных культур и античности РГГУ. М.: РГГУ, 2011. Вып. XXIX. С. 39-69; Хроника «Продолжение Анналов Японии» («Сёку нихонги»). Свиток 3 // История и культура традиционной Японии 5. Труды Института восточных культур и античности. М.: РГГУ, 2012. Вып. XLIX. С. 42­72; «Сёку нихонги». Свиток 4 / / История и культура традиционной Японии 6. Труды Института восточных культур и античности РГГУ. М.: РГГУ; Наталис, 2013. Вып. LI. С. 24—47. В первой публикации приводятся все обстоятельства составления хроники и принципы нашего перевода. Реалии, откомментиро­ванные ранее, в настоящей публикации больше не комментируются.
2. Первое свидетельство участия представителей племен хаято и эмиси в новогодних придворных ритуалах.
3. Местоположение этих ворот неизвестно.
4. В списке знамений «Энгисики» «чудесная тыква» отсутствует.
5.  Ватараи были жрецами «внешнего святилища» (гэку) синтоистского комплекса Исэ.
6. Млечный Путь.
7. См.: «Нихон сёки», Дзито, 3-вставная 8-10 (689 г.).
8. Считались благоприятными знамениями.
9. Речь, видимо, идет о следующем: сами управленцы получают беспро­центные ссуды, которые затем ссужают крестьянам под определенный про­цент.
10. Благоприятное знамение высшей степени.
11. Имеются в виду провинции Исэ, Мино и Этидзэн.
12. Цезальпиния 蘇 芳, сухо:, произрастает в Индии, Индокитае, на Малай­ском полуострове. Из нее получают красно-фиолетовый краситель.
13. См.: Кэйун, 1-11-14 (704 г.).
14. Имеется в виду Ведомство инспекций (Дандзётай).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Эта тема закрыта для публикации сообщений.

  • Похожие публикации

    • Граф М. Т. Лорис-Меликов и его "Конституция"
      Автор: Saygo
      Мамонов А. В. Граф М. Т. Лорис-Меликов: к характеристике взглядов и государственной деятельности // Отечественная история. - 2001. - № 5. - С. 32 - 50.
    • Лим С. Ч. История айнского сопротивления японской экспансии в 1669-1789 годах в Эдзо
      Автор: Saygo
      Лим С. Ч. История айнского сопротивления японской экспансии в 1669-1789 годах в Эдзо // Вестник Сахалинского музея. - 2011. - № 17. - С. 169-194.
      Социально-экономическое развитие Эдзо в XVI - XVII веках
      XVI - XVII века были столетиями активного и отчаянного сопротивления айнского народа Эдзо японской экспансии. Нередкими были крупные и мелкие вооруженные выступления аборигенов против грубого вмешательства японцев в их жизнь, против хищнической эксплуатации природных ресурсов северного острова, подрывавшей основы айнского хозяйства, полностью зависящего от рыболовства, охоты и собирательства лесных дикоросов и прибрежных даров моря.
      Пока численный перевес был на стороне эдзосцев, они представляли постоянную угрозу японцам (вадзин), старающимся постепенно расширить японскую колонизацию с полуострова Осима в глубь острова Эдзо (Хоккайдо) с помощью своих торговых агентов. Дмитрий Позднеев пишет, что почти до начала XVIII века, то есть «...на период первых десяти правителей Мацумаэскаго дома падает постепенное сокрушение на Хоккайдоо прежней аинской силы и упрочение взамен ея японского влияния...»1.
      Айны еще долго жили по своим обычаям, говорили на своем языке и были независимы от княжества Мацумаэ. Управлялись своими старейшинами, которых они сами и выбирали. Если власти клана Мацумаэ посылали своих чиновников в глубь территории Эдзо, то только для того, чтобы провести торговый обмен с живущим там народом.
      Между японцами и аборигенами еще не было каких-либо обязывающих политических отношений.
      Эту ситуацию четко обозначил Хафукасэ, могущественный вождь айнов Исикари, посланный для переговоров в Мацумаэ в период войны 1669 года под руководством Сякусяин: «Князь Мацумаэ и я, вождь Исикари, у нас нет ничего, что нас обязывает делать по отношению друг другу. Я не буду препятствовать в делах князя Мацумаэ, так пусть и князь делает то же самое в отношении наших дел»2.
       
      Расширение территории княжества Мацумаэ на полуострове Осима в Эдзо в XVII веке3
      Расширение торговли по всему острову стимулировало развитие политических отношений японцев и айнов, а усиление экономической экспансии оказывало влияние на жизненный уклад аборигенов. В долине реки Исикари, где пища от охоты и рыболовства была в изобилии и торговля с японцами не столь интенсивной, меркантильный капитал японцев оказывал меньшее влияние на местное население. Айны Исикари не столь остро нуждались в японских товарах. Но для территорий, примыкающих к княжеству Мацумаэ, торговля играла важную роль. Там айны беспокоились, что им грозит голод, если не подходили торговые суда4.
      Все же к началу XVII века и ближние, и дальние айны были вовлечены в торговлю. Католический миссионер Анжелюс в 1618 году наблюдал прибытие айнов восточной и западной (Тэсио) частей острова на 100 лодках с кетой, сельдью, мехом, красивыми китайскими халатами, предназначенными для обмена с японцами и друг с другом. Для торговли с эдзосцами из Хонсю прибыло 300 больших судов японцев с рисом и сакэ5.
      Ф. Зибольд объясняет, каким образом именно рис и сакэ, а также и табак становятся основными товарами японцев для айнов: «Привоз ограничивается предметами, употребляющимися у японцев в домашнем обиходе, как, например, одеждой, домашней утварью, съестными припасами (особенно рисом), табаком, заки и соей. Впрочем, давно уже Айносы употребляют две последние статьи; потому что, когда начальник их является с данью в Мацумай, то для возвратных подарков выбирают именно эти две статьи, после аудиенции старшин и приличнаго им угощения. Создавая новые потребности, эта отрасль промышленности должна скоро получить огромное развитие. Уже ввоз табаку и заки в Иезо очень значителен. Кроме того, туземцы охотно покупают грубыя шерстяныя материи, горшки, фарфор и медные изделия, необходимыя для хозяйства, оружие и недорогия лаковые произведения...»6.
      История экспансии японцев в Эдзо неразрывно связана с историей княжества Мацумаэ, чьи правители подчиняли аборигенов как с помощью оружия, так и в процессе постепенной монополизации несправедливой торговли. В обмен на ценную красную рыбу, морепродукты и драгоценную пушнину японцы отдавали товары, основными из которых были рис, сакэ, рисовое сусло для сакэ, табак, подержанная одежда и металлические изделия. Там, где японцам не удалось завоевать земли аборигенов силой оружия, они сумели постепенно добиться своего торговлей и алкоголем.
      На первоначальном этапе соблюдалось разграничение территорий в Эдзо между японцами полуострова Осима и айнами, установленное сёгуном Тоётоми Хидэёси (1582-1598 годы) во избежание столкновений, и им же было указано японцам Осима не творить беззакония по отношению к айнам7, пишет Такакура Синъитиро. Но вся многовековая история немирных отношений айнов и японцев говорит о том, что японцы больше опасались воинственных туземцев и до поры до времени старались сохранить нейтралитет у дальних северных границ, когда в самой Японии еще продолжались ожесточенные междоусобные войны.
      Выгодный обмен с айнами и богатые природные ресурсы Эдзо увеличивают приток пришельцев с центральных районов Японии, особенно с торгового города Осака. Если в самом начале торговые посты (фактории) находились в трех основных портах: Мацумаэ, Эсаси (Эдзо) и Акита (Хонсю), то постепенно они распространяются по всему полуострову Осима, вытесняя айнов с их родовых угодий8.
      Клан Мацумаэ при Ёсихиро (годы жизни 1548-1616), хотя и провозгласил принцип «управление без насилия», предусматривавшее невмешательство в жизнь айнов, но чем дальше проникала японская торговля на территорию Эдзо, тем больше нарушался этот принцип, и торговцы, и чиновники могли обосновываться там, где хотели. Японские торговые суда уже в первые десятилетия XVII века дошли на востоке до Немуро, а на западе до Саробэцу9. И, несмотря на предостережение сёгуна Токугава Иэясу (1598-1616 годы) к Мацумаэ Ёсихиро, начинается не только свободное вхождение на эти территории, но и раздача княжеством эдзоских земель своим вассалам. Последние получали монопольное право торговли с айнами.
      С другой стороны, в период с 1624-го до 1643 года княжескими властями вводилось четкое разграничение территорий: Вадзинти (японцев) и Эдзоти (айнов), приведшее к запрету для айнов входить во владения княжества10. Конечно, и японцам не разрешалось свободно, без позволения чиновников Мацумаэ, проникать в Эдзоти, но все же они могли войти туда. А что касалось туземцев, заинтересованных в айнско-японских торговых операциях, запрет был строгим, что привязывало туземцев к торговле только через посредников клана Мацумаэ. Айны были недовольны этим, так как они не могли вести более выгодную и независимую торговлю с другими провинциями северо-востока Японии. Установление торговой монополии клана привело к злоупотреблениям по отношению к туземцам11. Бретт Уолкер пишет, что айны были раздражены строгими запретами в торговле, тем более что они испытывали возрастающую потребность в приобретении железных изделий, риса, сакэ. Еще в 1669 году они считали, что могут торговать там, где и с кем выгоднее. Он приводит высказывание мэцукэ Маки Тадаэмон (соглядатая из княжества Цугару) о том, что айны Исикари сами хотят вести непосредственную торговлю с городом Хиросаки (Хонсю), как это делали их предки до 1628 года (в 1628 году Токугава Иэмицу дал право торговой монополии клану Мацумаэ)12.
      Клан Мацумаэ ведет свою родословную с Такэда Нобухиро, возглавившего разрозненные силы японцев полуострова Осима (южная оконечность острова Эдзо) в борьбе против айнов, выступивших за изгнание пришельцев с их земель под руководством Косямаин в 1456 году. Вскоре после победы над айнами он женился на дочери главы клана Какидзаки и тем самым стал зятем влиятельной семьи. В 1514 году клан Какидзаки (Такэда) стал предводителем японцев в Осима, но оставался субъектом клана Андо в княжестве Цугару (Хонсю).
      Какидзаки (Такэда) Суэхиро понимает, что военные столкновения с айнами только уменьшают прибыль от торговли. В 1551 году он заключает соглашение с местными айнами на условиях того, что прибыль от эдзоской торговли будет поделена между вождями и вадзин13. «Суэхиро заключил мир с восточными и западными айну, роздал им всем ценные подарки и приобрел их расположение. Айну почитали Суэхиро как божество в человеческом образе и дали клятву, что они будут повиноваться ему от всего сердца и никогда не будут двоедушными» - цитирует Д. Позднеев выдержки из работы Окамото Рюноскэ «Хоккаидоо сикоо»14.
      Суэхиро оставляет за айнскими вождями право управления своим народом, но под постоянным контролем княжества. Айнский вождь Хаситаин из Сэтанай был поселен поближе к японцам в Каминокуни и стал «начальником западных айнов, а Цикомотаин из Сиринай был назначен начальником восточных айнов. Тогда была определена система торговли в Эдзоских землях и двум начальникам было назначено содержание рисом»15. Тем самым семья Какидзаки получает монопольное право в торговле с айнами и устанавливает японский контроль над землями полуострова Осима. В целом это была небольшая часть территории между Каминокуни и Сириути16. Но, как пишет С. Такакура, могущество Мацумаэ процветает с вытеснением айнов с полуострова Ватарисима (Осима)17 - их собственной территории. Теперь же айны будут вынуждены торговать с княжеством через их торговых посредников, и последствия этого окажутся бедственными и сокрушительными для всего айнского народа в будущем.
      В 1599 году дом Какидзаки получает имя Мацумаэ во время аудиенции в замке Осака у Токугава Иэясу, и тем самым в 1604 году маленькая вотчина на полуострове Осима стала называться княжеством Мацумаэ (по названию одного из первых японских поселений в Осима). Эдикт Токугава Иэясу, скрепленный черной печатью, подтверждает власть дома Мацумаэ над островом Эдзо, и не только над японцами-вадзин, но и над айнами, данную еще до этого предыдущим правителем Тоётоми Хидэёси. Д. Позднеев пишет: «...как Тоётоми Хидэёси, так и сёгуны Токугава относились к правителям Мацумаэ очень внимательно. Они оставляли им полную свободу действий на острове, не притесняли податями и, наоборот, отдавали в их полное распоряжение разного рода доходные статьи... Летописи несколько раз упоминают о том, что в исключительную собственность даймёосского дома передавались открываемыя на острове золотые копи»18. То есть центральные власти считали, что княжество Мацумаэ играет немаловажную роль как в деле защиты северных рубежей японского государства, так и в экспансии айнской территории и подчинении независимых и воинственных эдзосцев.
      По эдикту Токугава, правительство княжества получает монопольное право на торговлю в Эдзо. В этом документе конкретно указывалось, что, во-первых, следует считать незаконной торговлю в Эдзо без разрешения князя Мацумаэ. Во-вторых, незамедлительно сообщать властям о тех, кто занимается торговлей без должного разрешения. Кроме того, княжеству вменялось в обязанность защищать эдзосцев от посягательства извне19. Но постепенно клан Мацумаэ расширяет свои монопольные права и старается провести ряд новых налогов в Эдзо для пополнения своей казны. Во-первых, накладывается налог на все население острова, а также на золотодобывающие шахты японцев, с продаж соколов, а также вводится система окигути якусэн - налог на суда и путешественников как при входе в пределы Эдзо, так и при выходе из него20.
      В 1613 году недалеко от города Мацумаэ было обнаружено золото, и княжество дает разрешение на разработки в шахтах, которые затем стали быстро появляться по всему острову. К 1628 году стали действовать шахты и в отдаленных землях Эдзо: Хидака и Токати, а в 1669 году - на севере острова. Хотя власти запрещали японцам входить и оставаться в Эдзо, специально для золотых приисков было дано разрешение на привлечение значительного числа рабочей силы из самой Японии. Власти Мацумаэ имели ощутимые финансовые выгоды от поступления налогов с золотодобывающих предприятий. Существовал только один строгий запрет для приезжающих японцев - не привозить и тем более не продавать аборигенам огнестрельное оружие.
      Японские работники приисков оказались людьми не лучшего нрава, как и торговцы: они грабили айнские поселения, насиловали айнских женщин или насильно уводили их с собой. Кроме того, промывка золотого песка в реках нарушала нерестилища лососевых рыб21.

      Территории Эдзо - Вадзинти (Земля японцев), Западный Эдзо и Восточный Эдзо22
      Территория Эдзо делилась на восточную и западную, а также южная часть Сахалина, которую именовали как дальние земли Эдзо. Княжество Мацумаэ не имело права непосредственного контроля над эдзосцами, а имело только право торговой монополии23. Территорию княжества айны называли Сямоти24. Границы его были определены после демаркации инспекцией бакуфу в 1633 году. Земли эти были с богатыми рыбными угодьями, но мало пригодны для земледелия, и главным источником благополучия японцев здесь становится торговля с айнами25.

      Церемония уимам (торговля в виде обмена подарками) из серии "Курьезные виды на острове Эдзо" Симанодзё Мураками26
      Основной целью торговли семейства Мацумаэ с айнами является извлечение прибыли. В этих условиях торговая монополия, установленная с целью защиты аборигенов, потеряла первоначальное значение и была использована только для извлечения выгоды за счет обмана туземного населения. Это стало очевидно, когда японцы расширили свое влияние на острове, пишет С. Такакура27. Торговля носила внешне обряд уимам (по-айнски означало обмен подарками любезности28), когда айны отправлялись в Мацумаэ отдавать дань и получали в ответ подарки, полученные княжеством от торговли в Хонсю29.
      Позднее эта церемония означала официальный ритуал разрешения властями княжества торговли айнов на территории Мацумаэ. Непосредственно в Эдзо торговля находилась в целом в руках у айнов. Но власти княжества с целью контроля над айнской торговлей с японцами в Эдзо учредили систему акинайба тигёсэй (商場知行制) - систему управления торговлей, то есть провели административное деление территории (тигё) в Эдзо. В свою очередь князь Мацумаэ раздавал эти тигё своим вассалам (тигёнуси 知行主 - владельцы тигё) как их вотчины, но только с правом взимания торговых пошлин с участников торгового обмена. Первоначально в эти тигё приходили торговые суда владельцев вотчины, количество их заходов было произвольным, но после войны Сякусяин ограничили заходом только одного торгового судна в летнюю навигацию30.
      Таким образом, нарушение туземной монополии на торговлю началось с XVII века. Постепенно власти княжества Мацумаэ и его вассалы основали ряд своих торговых факторий (басё) на земле айнов, увеличивая вновь число заходов торговых судов в Эдзо31. На границе этих территорий были расположены военные посты, но граница эта не привела к автономности двух народов, отмечает С. Такакура32, то есть не помешала проникновению японских торговцев и предпринимателей в глубь острова Эдзо.
      Эмори Сусуму отмечает, что особенностью княжества Мацумаэ является то, что в отличие от экономических систем других феодальных вотчин (даймё) Японии, главным элементом в его хозяйстве является торговля33. На службе у мацумаэского князя было около 2000 вассалов (кэрай) Обычно в средневековой Японии жалованье выплачивалось рисом. Земли Эдзо были мало пригодны для выращивания риса, и японцы были вынуждены ввозить его в большом количестве, которого тем не менее часто недоставало. Поэтому власти Мацумаэ выдавали рис низшим вассалам, а высшим вместо рисового жалованья стали выделять участки земель (тигё) на территории айнов в Эдзо, на которых они могли использовать право взимания налогов с торговли. Земли раздавались вассалам в период с 1596-го по 1614 год. И так как сам даймё не мог точно знать размеры территории Эдзо, то «даже земли, раздававшиеся его вассалам, были только теми побережными участками, которые фактически принадлежали эдзоским племенам»34.
      Таким образом, не имея полного представления о географии острова Эдзо, тем не менее были взяты под контроль наиболее важные рыболовные угодья и традиционные места торговли айнов, который в дальнейшем позволил японским колонизаторам сравнительно быстро подчинить коренное население острова.
      Значительная часть поступлений в казну княжества шла и от ловли соколов на землях туземцев. В феодальной Японии была очень популярна охота с соколами. Клан Мацумаэ каждый год вылавливал несколько десятков соколов и выгодно продавал крупным феодалам (даймё) Японии. К 1669 году в Сикоцу и Исикари были установлены около 300 помещений для пойманных соколов. Клан Мацумаэ только с охоты на соколов ежегодно имел доход от тысячи до двух тысяч рё. Из 300 птичьих сторожек (ловушек) примерно 120-130 находились во владениях Мацумаэ35.
      Таким образом, основой хозяйства Мацумаэ была торговля, так как по сравнению с другими феодальными кланами они не могли успешно вести сельское хозяйство. В феодальной Японии крестьяне были основными плательщиками налогов, а в княжестве Мацумаэ - торговцы, считавшиеся в японском средневековом обществе самым низшим сословием, ниже крестьян. Купцы в Мацумаэ пользовались большой властью над местными охотниками и рыбаками.
      Товары для Эдзо доставлялись торговцами из центральной Японии. Сами купцы первое время не могли участвовать в торговле с айнами. Только чиновники клана допускались к айнам, то есть они были посредниками в цепочке купечество-клан-айны-клан-купечество. Чиновники княжества Мацумаэ принимали товары купцов, привезенные из центральных районов Японии, везли их к айнам и обменивали на товары местного промысла айнов (сушеную лососину, морскую капусту, меха, китайскую парчу и т. д.), затем ими уже рассчитывались с купцами. То есть процесс обмена проводился чиновниками Мацумаэ, и такое посредничество приносило немало выгод клану36.
      Товары, скупаемые в Эдзо с владений мацумаэских вассалов, поступали на рынки Киото и Осака. Купцы стали инвестировать свой капитал в эту выгодную торговлю и открывать свои конторы на Хоккайдо. Со второй четверти XVII столетия клан Мацумаэ стал постепенно подпадать под финансовую зависимость от торговой буржуазии, постепенно допуская ее к непосредственной торговле с туземцами.
      Очень быстро японские купцы сумели закабалить и туземное население. Айны брали у них в долг рис, сакэ и другие товары, за которые отдавали в большем объеме, чем было при участии чиновников княжества, тем, что добывалось охотой или сезонной рыбалкой. Часто долг оказывался выплаченным не полностью, он разрастался и в конечном итоге закабалял айнов. Старейшина Бикуни с Шикотана накануне восстания Сякусяин жаловался, что если в обмен на рис не хватало одной связки сушеных моллюсков, то на следующий год долг возрастал до 20 связок. А если не удавалось уплатить этот долг, то часто отбирали айнских детей37.
      С удорожанием жизни самураев, с возрастающей их склонностью к роскоши росли и расходы, и, чтобы иметь возможность их оплачивать, они стали отдавать свои угодья на откуп купцам из центральной Японии. К тому же и природные ресурсы для охоты и рыболовства уже оскудели. Если сельское хозяйство в Японии было условием экономической и социальной стабильности, то о Мацумаэ этого сказать нельзя38.
      Земли Эдзо разделили на тигё (知行) - участки земель для вассалов (тигёнуси - хозяин участка). Но с передачей этих участков на временный откуп торговцам, в качестве административной службы там устанавливались басё (場所 - торговые посты)39, среди них были, конечно, и басё княжества. В литературе больше используется термин басё, чем тигё, - это явное доказательство того, что все высшие кэраи дома Мацумаэ ради выгоды отдавали свои земли посредникам-купцам.
      В основе торговли управляющих тигё с айнами лежит традиция омуся (айны обменивались подарками во время встречи после долгой разлуки, поглаживая при этом друг друга). С появлением первых японцев на их землях в знак дружеского расположения айны стали обмениваться с ними дарами своей земли, при этом японцы везли именно те товары, в которых нуждались аборигены40.
      Басё еще называли акинайба (商場 - место торговли), т. е. главным их назначением на начальном этапе была торговля, куда посылались торговые суда. Как было сказано выше, постепенно басё отдавались откупщикам-посредникам, которые сами отправлялись не только торговать, но и собирать налоги. На первых порах с больших судов отправляли товар на берег на лодках и временно размещали в айнских домах, затем постепенно в этих местах стали строить торговые склады, появились почтовая служба и другие административные учреждения.
      На первоначальном этапе управляющие басё уважали и соблюдали суверенитет туземного народа, проводили дружеский и миролюбивый курс. Затем, с усилением позиций японцев, меняется и их курс, и они начинают вести несправедливую торговлю, постепенно закабаляя айнов и заставляя работать на них41.
      Так как не было ограничений на торговлю, то порой за год отправлялось до 300 судов. Их число увеличилось с введением ундзёкин (運上金) - налога на право торговли в Эдзо. Чем больше торговых судов проникало к айнам, тем больше было прибыли как у княжества Мацумаэ и его вассалов, так и у откупщиков-купцов. А до этого ежегодно княжество отправляло одно судно, совершавшее обход своих басё, оставляя товары и забирая все, что было собрано в уплату товара и налога42. По данным 1669 года, княжество получало значительные доходы от собственной торговли и от монопольного права на торговлю в Эдзо: доходы от княжеской флотилии в 8-9 лодок - 1000-2000 рё, от продажи соколов - 1000-2000 рё. Налоги на хозяйства, приходящие суда и путешественников составляли 600 рё43.
      «Главным контингентом богатаго класса в Мацумаэ были откупщики Эдзоских земель. Эти откупщики брали себе на откуп в различных местах участки, и хотя номинально они должны были заниматься воспитанием и образованием эдзосцев, то на деле они предавались исключительно торговле», - пишет Д. Позднеев44. Интересно, что торговых посредников обозначали иероглифом 鷹 – よう、おう、たか (ё:, оу, така), что может означать (в зависимости от его прочтения) и «хищник», и «ястреб», и «мошенник», и «торговец вразнос». Но происхождение его первоначально идет от понятия «охотиться на соколов». Японские охотники стали появляться вблизи айнских поселений и охотиться в угодьях коренных жителей, покушаясь не только на среду их обитания, но разрушая и источник доходов айнской торговли соколами45.
      Размеры территории, отводимой под контроль басё, не имели каких-либо стандартов, но чем дальше они находились от Мацумаэ, тем были обширнее. В басё входили не только рыболовные угодья айнских семей, но и общинные. Это неизбежно приводило к постоянным конфликтам между алчными агентами владельцев басё и исконными хозяевами этих земель - туземцами. К 1600 году по всему острову уже было около 400 басё. Они располагались главным образом вдоль реки Исикари, изобиловавшей лососями в период их нереста46. Ко времени восстания 1669 года басё еще не были установлены в отдаленных районах Эдзо и располагались только вдоль реки Хидака на востоке и Офую на западе47.

      Появление басё на территории эдзосцев48
      Басё, или контракты на торговую монополию, заключались на разные сроки: на 3 года или на 5, 7 лет. Зачастую эти сроки продлевались49. «Живший в городе Мацумаэ купец обращался с просьбою к хозяину земель, т. е. к самураю, получившему эти земли во владение, в которой излагал свое желание взять на себя заботу о благосостоянии эзоскаго народа, после чего он получал от хозяина право откупщика (укэионин - 請負人), смотря по размеру податей, которыя он бывал в состоянии здесь же уплатить. Это соглашение называлось «контрактом на участок» (басёукэой - 場所請負). Таким образом, заботы об эзоских народцах заключались в такой торговле в назначенном месте. Места, в которых жили контролеры, переводчики и сторожа, носили название унзёя - 運上屋»50.
      Тайный агент (мэцукэ), посланный в Эдзо княжеством Цугару (постоянный соперник клана Мацумаэ в торговле), Маки Тадаэмон докладывал, что причиной восстания айнов в 1669 году является несправедливая торговля, проводившаяся там с согласия князя Мацумаэ. Он пишет, что торговля в Эдзо осуществлялась только в торгово-административных постах (басё), что японцы заставляли туземцев покупать рис в мешках, в которых обычно было 7-8 сё (1 сё - 1,8 литра зерна), а на самом деле там находилось всего 2 сё. То есть объем рисовых мешков просто уменьшали, в то время как их число оставалось прежним, бессовестный обман был рассчитан на доверчивых аборигенов. Если раньше за 100 сушеных лососей давали примерно 1 мешок риса объемом 36 литров, то к 1669 году один мешок содержал всего 12-14 литров, а если не хватало одной партии моллюсков (500 раковинных моллюсков), то на следующий год айны должны были отдать 20 партий (10000 штук). Если абориген не мог выплатить долг, то забирали его детей. Также почти силком заставляли покупать и ненужные айнам товары51.
      Долги у айнов росли, и, как жаловался айнский старейшина Бикуни, приходится отдавать сына в уплату долга52. Цугарский мэцукэ пишет, что дело дошло до того, что айнские вожди отправились жаловаться на произвол торговцев в Мацумаэ, но их самих наказали. Так, вождь айнов Ёити по имени Кёкусикэ в свои 70 лет отправился в Мацумаэ с прошением к князю. Однако его встретили дурно, даже наказали за то, что он явился в запретную для айнов территорию. Вернувшийся ни с чем к себе, он был так разъярен, что был готов объединить айнов на борьбу против японцев53.
      Анализируя характер действий Мацумаэского княжества, С. Такакура считает, что Эдзо был для них торговой колонией, главной чертой которой являются непостоянство, временность и отсутствие политических дискуссий между правителями и управляемыми. Ясно, что данная колония является объектом эксплуатации про¬дукции колониального ареала. Власти Мацумаэ в ранний период достигли своих целей господства на этой земле не военными силами, а мирными отношениями с айнами - развитием торговли и транспорта, что принесло реальные финансовые выгоды клану54.
      С. Такакура дает описание из «Цугару Иттоси» (津軽一統志 - Записки княжества Цугару) о тогдашнем отношении к туземцам со стороны пришлых купцов и промышленников:
      Торговые суда посылались в Эдзо только в летний период. Купцы из Японии в основном занимались рыботорговлей, и выгоднее было открывать свои рыбные промыслы в Эдзо, заготавливать рыбу в течение осенних и весенних нерестовых периодов, хранить ее там до начала летней навигации. Здесь они могли заставлять работать на себя местное население, постепенно закабалявшееся долгами в несправедливой торговле. Так на земли Эдзо пришли рыбопромысловые предприятия с множеством японцев в штате: управляющие, надсмотрщики, клерки, сторожа и т. д.55.
      Тем самым японские рыбопромышленники покушались на самое существенное в жизни айнов. Они пришли на их территорию ловить рыбу. К тому же они использовали большие сети, увеличивая объем добычи. Это подрывало айнскую торговлю, так как они сбивали цены на рыбу, выловленную айнами, покупая ее у них по очень низкой цене56. Все это, естественно, обрекало туземцев к жизни в постоянном голоде, тем более что быстро истощались рыбные запасы острова Эдзо.
      Эксплуатация и несправедливость по отношению к айнам день ото дня усиливались. Даже те айны, которые жили в отдаленных районах, уже не могли не заметить и не почувствовать печальные последствия японской экспансии в своей повседневной жизни. Айнское общество с его первобытной демократией стало постепенно разрушаться. Ко всем прочим бедам экономического и социального характера свое разрушающее влияние на жизнь айнского народа оказали в тот год и природные катаклизмы. Произошли мощные извержения вулканов, сопровождавшиеся большими пожарами: в июле 1640 года Утиурадакэ (Комагадакэ) на острове Осима (Ватарисима), в 1663 году в Усудакэ, в 1667 году - Тарумаэдакэ. Огненная лава разбуженных вулканов разлилась на обширной территории, что нанесло ущерб не только полям и огородам, но и всей растительности. Жизнь айнов резко ухудшилась57.
      В XVII веке айны продолжали жить небольшими селения в 7-8 дворов во главе со старейшиной-вождем, но во второй половине века стали появляться более крупные поселения с более чем 20 дворами, имевшие более или менее постоянные места. Так, на западе Эдзо располагались 10 поселений айнов: Симакомаки, Сутцу, Бикуни, Фурухира, Ёити, Хассябу, Васибэцу, Тэсио, Соя, на востоке 9 селений - Усу, Осарубэцу, Сирануй, Юфуцу, Сикоцу, Мукава, Сару, Уракава, Кусури. Среди них в Ёити насчитывалось 40 дворов, в Юфуцу и Сикоцу проживало по 100 семей в каждом, то есть уже появились очень крупные поселения (сюраку), располагавшиеся у богатых рыбой устьев крупных рек Эдзо58.
      Несколько котан (поселений), располагавшихся поблизости, иногда объединялись под главенством союзного вождя. Так, например, известным айнским вождем в местечке Ёити был Хатироэмон (примерно в 1670 году). Он был сильным и влиятельным человеком, буквально диктовавшим свои условия торговли японцам из княжества Цугару59. Вождь союза племен (отона) в Симакомаки по имени Тёххэ (Тинэкори) имел влияние на айнские поселения до Суцуки на юге, а вождь Каннэкурума - от Иванай (岩内) до западного побережья. Вождь Ёротаин возглавлял айнские племена с устья реки Исикаридо Отарунай, на востоке Эдзо сильные племена были под началом вождей Айцураин, Окаффу, Цуясяин, Ясяин, Сити, Сякусяин, Бараякэ, Сиритэси60.
      Семьи айнов обычно состояли из супругов и их детей. Если же дети становились взрослыми и обзаводились семьями, то отделялись и жили в выстроенном ими же доме. Мужчины занимались охотой, рыбачили, а также делами, касающимися торговли. Они также проводили различные религиозные церемонии, связывавшие их повседневную жизнь с религиозными таинствами. Женщины поддерживали семейный очаг: собирали дикоросы в горах, прибрежные дары моря, занимались примитивным огородом, приготовлением пищи, изготовлением обуви и одежды, воспитывали детей. Кроме того, они вместе с мужьями в сезон нереста были заняты и в рыбалке, а также и на охоте в горах61.
      Туземные селения располагались вдоль крупных рек или на берегу моря у устья реки. Но если число семей возрастало и увеличивалась нагрузка на рыбные и охотничьи угодья, то они выбирали другие места в глубине острова. У них не было постоянного места для жилья62. У каждой айнской семьи были свои рыбные угодья (ивору) на реках, другие не имели права нарушать их границы. Нарушителей наказывали сбриванием бороды или пострижением волос. Соблюдение границ рыбных угодий было строгим для людей, живших в естественных условиях.
      С другой стороны, когда у общины ощущался острый недостаток пищи, они нарушали эти границы и между ними начиналась борьба. Вдоль рек можно было увидеть тяси - крепости, которые защищали рыбные промыслы от притязаний других племен63. Эти тяси послужили позднее в качестве крепостей в ходе боевых действий восставших айнов во главе с Сякусяин64.
      Нельзя утверждать, что хозяйство туземцев имело замкнутый характер, самообеспечиваемый за счет окружающей природной среды. Торговля (и не только с японцами) активно вошла в жизнь северных аборигенов уже давно. Как известно, ими велась обширная торговля и вне Эдзо, еще с того времени, когда японцы не прервали их связи с континентом через Сахалин. Айны в основном уже охотятся не для обеспечения собственных нужд в мясе, шкурах и мехе, а добывают пушнину для торговли65.
      Следующим условием изменения социально-экономического характера было то, что айнское общество, несмотря на всяческие запреты и притеснения княжества Мацумаэ, занимаясь рыбным промыслом, охотой, лесным и горным собирательством, продолжает заниматься и огородничеством66. Последнее давало айнам возможность не только несколько улучшить условия выживания, но и осуществлять торговый обмен и с другими аборигенами.
      Но самое существенное влияние на изменение образа жизни айнского общества оказала торговля с японцами и Мацумаэским княжеством. Это в конечном итоге приводит к появлению в айнском обществе более сильных в экономическом отношении (именно в местах рыбных промыслов - в долинах рек) айнских объединений. Стали выдвигаться не просто вожди отдельных племен, а именно вожди объединенных групп айнского народа - могущественные вожди. Появляются союзы и союзные вожди, располагавшиеся в Хидака в долине реки Сибэтяри, объединявшие айнов восточных земель Эдзо67.
      Таким образом, к концу XVII века становится заметным расслоение в айнских племенах как по силе влияния, так и по степени зависимости от торговли с княжеством Мацумаэ. Идет интенсивный процесс объединения айнских племен как экономического, так и политического характера с более или менее четким определением их территориальных границ. Вместе с тем можно согласиться с Р. Окуяма68, что айнское общество, долгое время находившееся в полной независимости, оказалось подорванным системой басё, в дальнейшем позволившей японским колонизаторам впрямую вмешаться в жизнь туземного населения Эдзо.
      Война Сякусяин против японской экспансии в Эдзо в 1669 году
      Необходимо отметить характер письменных источников того времени о социально-экономическом положении Эдзо до 1669 года, которые объяснили бы причины и условия начала большой войны айнов во главе с Сякусяин против японской экспансии. Историки отмечают наличие нескольких документальных источников, а именно как самого княжества Мацумаэ, так и его конкурентов и противников - феодальных домов Хиросаки, Мориока, Акита, Цугару на северо-востоке острова Хонсю, находившихся в постоянной вражде друг с другом за право преобладания в выгодной северной торговле.
      Соперничающие с Мацумаэ князья посылали своих шпионов в Эдзо, чтобы собрать компрометирующий материал против княжества Мацумаэ перед сёгунатом. Таким образом, они составляли официальные донесения для Токугавского сёгуната Эдо (Токио), которые часто расходились в оценках событий, данных в сообщениях княжества Мацумаэ. Но и к ним тоже следует относиться с большой осторожностью.
      Основными источниками для исследователей войны Сякусяин явились:
      1. 渋舎利蝦夷蜂起に付出陣書 («Сибэтяри Эдзо хоки ни фусюцу дзинсё» - Донесение о восстании в Сибутяри на о. Эдзо).
      2. 蝦夷談筆記 («Эдзо данхикки» - Записи Эдзо).
      3. 寛文拾年えびす蜂起集書 («Камбун сюнэн эбису хоки сюсё» - Сборник документов о восстании Эдзо в эру Камбун).
      4. 津軽一統誌、巻第十 («Цугару иттоси» - Записи Цугару, том 10).
      5. 福山秘府 («Фукуяма хифу» - Записки монастыря Фукуяма).
      В одном из основных источников 渋舎利蝦夷蜂起に付出陣書 («Донесение о восстании в Сибутяри на о. Эдзо») содержится доклад одного из военачальников клана Мацумаэ Хатидзаэмон о восстании Сякусяин. Если здесь описывается восстание и его подавление, то ничего не говорится о причинах восстания. Это и понятно: они писали только то, что было выгодно клану Мацумаэ.
      В другой работе 蝦夷談筆記 («Записи Эдзо») говорится о том, что в 1710 году в Мацумаэ сёгунатом был направлен военный советник Синдзаэмон (Нидзаэмон) с его учеником, сделавшему записи со слов переводчика айнского языка 勘右衛門, которому во время войны было 20 лет. Он рассказал все, что видел, когда сопровождал представителей клана Мацумаэ в качестве переводчика. Таким образом, эти записи, отличавшиеся от официальной хроники клана Мацумаэ, включают в себя довольно подробные описания, и думается, они не были столь далекими от истинных событий69 - считает Синъя Гё.
      津軽一統誌、巻第十(«Цугару иттоси» - Записи Цугару, том 10), документы клана Хиросаки (Хонсю), являются наиболее полными источниками о войне Сякусяин. В начале 1670-х годов, когда пламя войны с Сякусяин было почти потушено, власти княжества Хиросаки провели тщательное расследование для правительства Эдо, они страстно стремились показать ошибки в управлении и торговой деятельности клана Мацумаэ. Клан Хиросаки раздражало монопольное положение Мацумаэ в выгодной торговле и доступе к северным рыбным промыслам. В отличие от Мацумаэ записи Хиросаки доказывали, что именно клан Мацумаэ своей несправедливой политикой способствовал возникновению военного конфликта с аборигенным населением70.
      Х. Ои утверждает, что японские документы о войне Сякусяин непоследовательны, что многие специфические детали нереальны. Он критикует историков за доверие только к документам. Х. Ои указывает на то, что современные достижения археологических и этнографических изысканий выявили сложный комплекс проблем экономической, этнической, экологической и других сторон жизни айнского народа Эдзо, возникших в тот период. Все это и отвергает односторонний тезис о том, что война Сякусяин была только этнической войной между айнами и японцами. Конечно, Х. Ои считает, что ни айны, ни японцы не были объединенными этническими блоками. Так, например, два документа, которые Х. Ои рассматривает («Эдзо хооки» и «Цугару иттооси») были фактически написаны авторами, которые имели различные взгляды71.
      Мацумаэ Ясухиро, автор хроники «Эдзо хооки», имел родственные связи с кланом Мацумаэ. Однако Ясухиро был вассалом Токугава, посланным из Эдо как военный представитель сёгуна, и он не оправдал ожиданий семьи Мацумаэ. Он откровенно высказал свое мнение правительству, что на Вадзинти (Осима) нет порядка72, то есть он явно осуждал политику Мацумаэ по отношению к коренному населению. Составители «Цугару иттооси» имели совершенно другую программу, хотя их доклад был подготовлен по приказу сёгуна и содержал описания событий нескольких десятилетий ранее 1669 года. Клан Хиросаки направлял в отдаленные районы своих агентов, которые опрашивали айнских вождей, надеясь найти доказательства плохого управления клана Мацумаэ. Ослабление позиции храма Фукуяма (политический центр клана Мацумаэ) могло быть позитивным для экономического развития других районов северо-востока Японии, считали в княжестве Цугару.
      У айнов не было единства, его же не было и у японцев. Фактически Токугавское государство начала XVII века еще представляло собой лоскутное одеяло из маленьких государств, каждое из которых стремилось к расширению своего влияния в Японии.
      Б. Уолкер указывает на основные версии причин войны, встречающиеся в японской литературе. Во-первых, версия о том, что айны начали антияпонскую борьбу, представляя, что им угрожало неминуемое истребление как коренного народа Эдзо, мешавшего японской экспансии73.
      Говоря о второй версии, Б. Уолкер знакомит с предположениями М. Кайхо о том, что экономическая политика монастыря Фукуяма провоцировала выступления айнов против торговой монополии Мацумаэ и несправедливостей в торговом обмене. М. Кайхо говорит, что айны были недовольны строгими запретами, которые не давали им участвовать в торговле без японских посредников, тем более что у них росла потребность в железных изделиях, рисе, сакэ. Айны Исикари говорили чиновнику Хиросаки Маки Тадаэмон, что они стремятся снова сами вести торговлю с храмом Такаока в городе Хиросаки, как это делали их предки до 1628 года, до того, как Токугава Иэясу разрешил ввести право торговой монополии клану Мацумаэ74.
      Б. Уолкер же считает, что конфликт Сякусяин был и конфликтом экологического характера, а именно за рыбные и охотничьи угодья, то есть шла борьба за природные ресурсы Эдзо. Может быть, этническая ненависть оказала влияние на интенсификацию насилия, но не это явилось началом войны Сякусяин, считает он. Скорее, война началась с территориального спора между вождями двух соседних айнских племен - Хаэ и Сибутяри. Это был конфликт за пусть оскудевавшие, но возможности в торговле, за охотничьи и рыболовные угодья. Обычно разграничения территорий для хозяйственной деятельности айнских племен были условны. Но расширение торгового предпринимательства пришельцев из центральных районов Японии разрушало эти границы, сеяло рознь среди племен за право обладания лучшими охотничьими и рыбными угодьями, а значит, за возможность получать выгоды от торговли с японскими купцами75.
      С. Эмори тоже определяет два основных этапа развития войны за независимость айнов. Он считает, что междоусобная борьба между племенами Сибэтяри и Хаэ за рыболовные угодья (по-айнски - «ивор») постепенно выливается в антимацумаэское и антияпонское сопротивление, объединившее восточных и западных айнов Эдзо76.

      Карта театра военных действий в период войны Сякусяин в 1669 году77
      В местности Хидака, в долинах рек Сидзунай и Сару, и сегодня проживают в большинстве своем айны. На этой богатой дичью и рыбой земле в 1648 году началась междоусобная борьба между вождем союза айнов Сибэтяри (ныне Сидзунай) Камокутаин и вождем айнов Хаэ (в долине реки Сару) Онибиси, двумя крупнейшими группами айнов, за рыбные промыслы и охотничьи угодья. Айнские названия этих двух групп - сумункур (племя в Хаэ) и менасункур (племя в Сибэтяри).
      В тот период вождь айнов Сибэтяри Камокутаин имел влияние на территорию от устья реки Сибэтяри и до Урара, Момбэцу, Фуцунай, Мицуиси, Уракава, Унбэцу. Род Камокутаин пришел из Куннэцу в местности Токати, перевалив горы Хидака, в верховья реки Сибэтяри. И далее он прошел в низовье Сибэтяри и расположился на территории Фуцунай78.
      Айнские племена, объединенные кровнородственными узами, зависели от природных ресурсов, и отношения между группами не были пасторальными. Охота, рыболовство и собирательство, как лесное, так и морское, обеспечивали скудное существование аборигенов. Остров Эдзо, как и все острова Японского архипелага, постоянно подвергался различным природным катаклизмам: извержениям вулканов с разрушительными пожарами, землетрясениям, цунами, наводнениям от тайфунов, нарушавшим и без того тяжелую мирную жизнь.
      Для выживания айнские племена начинали передвижение в другие земли, неизбежно вступая в стычки с теми, кто там находился. Нередкими были случаи аннексии территории теми племенами, которые набирали мощь, вплоть до военных столкновений. В результате побежденные были вынуждены спасаться бегством. И сегодня о былом свидетельствуют легенды и остатки тяси как история жесточайшей борьбы за выживание в прошлом айнского народа. И местность Хидака тоже не была исключением. Особенно претендовали на эти территории айны из местности Токати79.
      То, что касается рода Камокутаин, а именно: когда его сородичи пришли и каким образом из земли Токати в местность Сидзунай, неизвестно. Еще в период жизни его отца Сэнтаин они располагались на обширной территории от Фуцуная до Сибэтяри. После смерти Сэнтаин вождем по семейному наследованию стал Камокутаин. Он соорудил на холме, с которого можно было видеть полностью земли в низовьях реки Сибэтяри, огромную крепость (тяси). Она должна была противостоять айнам сюмкур (сумункур) из племени Хаэ, которые располагались ниже (в трех километрах) и на противоположном берегу.
      Айны Хаэ (сюмкур) поселились главным образом в середине течения реки Хаэ и далее, у рек Сару, Момбэцу. Влияние вождя сюмкур распространялось до Ацубэцу, Пипоку (Бипоку). Нет никаких данных о том, когда айны Хаэ, продвигаясь к середине течения реки Хаэ, выстроили там тяси, но известно, что с вождем Камокутаин враждовал молодой вождь Хаэ - 20-летний Онибиси. Тогда еще у айнов не было безусловного наследования роли вождя, поэтому совет старейшин и решал, кто способен стать вождем. То, что вождем стал 20-летний Онибиси, возможно, определило этот выбор не только его происхождение из именитой семьи вождя, но и его личные качества.
      Б. Уолкер считает, что земли двух айнских союзов находились недалеко от княжества Мацумаэ, и борьба за выгодные позиции в торговле с японцами тоже послужила причиной их столкновений80.
      Японский ученый С. Такакура все же считает, что война туземцев во главе с Сякусяин была не междоусобной борьбой, а имела антияпонскую направленность, как до этого было выступление айнов во главе с вождем Хенауке в Сётанай в 1644 году (по данным С. Эмори - в 1643 году, также он указывает на крайнюю скудность оставшихся материалов об этом первом восстании айнов после создания княжества под новым именем - Мацумаэ)81. Этого мнения придерживается и С. Эмори, указавший на два основных условия, приведшие к мощной для того времени войне айнского народа против японской колонизации в Эдзо. Во-первых, образование и деятельность клана Мацумаэ способствовали значительным изменениям в худшую сторону в жизненных условиях айнов. Во-вторых, в самом айнском обществе до XVIII века появляются заметные признаки разложения родового строя, в результате чего выделились сильнейшие роды. В Эдзо появились крупные айнские объединения, которые сосредоточились в административных условных округах (акинайба тигё). Эти округа были созданы администрацией Мацумаэ и явились ядром антимацумаэского и антияпонского сопротивления82.
      Айны Сибэтяри находились в некотором отдалении от княжества Мацумаэ и были более независимыми и менее подверженными влиянию японцев, в то время как айны Хаэ располагались у устья реки Хидака и были в непосредственном контакте с кланом Мацумаэ, пытавшемся с их помощью оказать давление на вождей Сибэтяри, мешавшим японской колонизации в Эдзо83.
      В свою очередь вождь Онибиси безуспешно пытался вовлечь японцев в свое противоборство против Сякусяин. На самом деле, пишет Р. Сиддл, военные силы самого княжества были малы: даже в более поздние времена, как, например, в 1777 году, там было всего лишь 170 самураев и пеших воинов, а все население составляло около 26500 человек84. Естественно, можно судить, что в 1669 году их было значительно меньше.
      С другой стороны, как отмечает Окуяма Рё, междоусобная война между двумя племенами пагубно отражалась на торговле, поэтому княжество Мацумаэ, выступая в качестве посредника, безуспешно в течение 6 лет старалось примирить враждующие племена85. Межайнские распри могли навредить и охоте на соколов. Соколы для клана Мацумаэ представляли важный источник богатства.
      В 1648 году во время очередного пира вождей Камокутаин и Онибиси один из людей первого по имени Сякусяин (имя с айнского языка переводится как «справедливый айн»86) неизвестно по какой причине убил человека Онибиси. За это вождь племени Хаэ потребовал, по айнскому обычаю, цугунай (ценный подарок), но Сякусяин отказался выполнить это требование. Их взаимная вражда продолжалась в течение 6 лет и часто переходила в вооруженные нападения87.
      В 1653 году айны из союза Онибиси совершили налет на поселения в Сибэтяри и убили вождя Камокутаин. Княжество послало своих представителей к обеим сторонам для проведения переговоров о примирении, и те привезли с собой рис, сакэ и другие товары, должные способствовать умиротворению враждующих между собой айнов. В 1655 году у монастыря Фукуяма Онибиси и Сякусяин, ставший вождем после смерти Камокутаин, перед представителями княжества дали клятву о примирении.
      Д. Позднеев приводит описание вождей из японского источника: «Сагусаинъ 沙具沙允 иначе называемый Сюэсэнъ 秋扇 был начальникомъ восточнаго племени Сибуцяри 志毘茶利. Огромнаго телосложения и чрезвычайно сильный, он с легкостью поднимал несколько сот кинъ (фунтов). Влияние его было огромно. Его боялись и дальние и ближние Эзо. Сюнэнъ с самого начала имел план возстания и потому он построил в горах крепость. Из нея он смотрел вниз на протекавшую Сибуцяри-гава»88.
      В глазах японских властей он выглядит просто бунтовщиком, а не национальным вождем айнов, объединившим айнский народ против губительных последствий японской торговой колонизации Эдзо. Другая лестная оценка дается вождю Онибиси как человеку превосходных качеств, противостоявшему злодею. «Как раз в это время был некто Онибиси 鬼菱, глава в местности Хаи はい. Другое имя его было Онибэ 鬼部. Рост его был в 7 сяку89 и сила как у нескольких человек. Он обладал быстрыми движениями в несравнимой степени. По горам и долинам он передвигался и бегал с такою быстротою, что движения его можно было уподобить полету. Туземцы имеют у себя предание, что местность Хаи была именно тем пунктом, где проживал бежавший в Эзо Минамото Ёсицунэ. Поэтому, говоря о жителях данной местности, они выражаются: «хаикуру». (Куру значит на их языке все относящееся к высокопоставленному лицу). Онибиси также был рожден в этой стране и находился под японским влиянием. Он уже давно состоял в подчиненном отношении к Мацумаэскому клану. В поведении Сагусаин его всегда раздражали своеволие и необузданность последнего. Однажды Онибиси пришел в дом Сагусаин и узнал о злых планах его. Он подумал: если теперь же не убить Сагусаин, то он позднее поднимет возстание, вследствие чего для всех эзоских племен будет большой вред. Однако если я, думал Онибиси, находясь в столь близких местах, буду медлить и только тянуть время, это будет совершенною изменою верноподданническим чувствам»90.
      В записях «Фукуяма кюдзики» говорится, что в 1662 году вновь разгорелся нешуточный конфликт между двумя племенами в местности Хидака. По запискам клана Мацумаэ невозможно узнать подробности того инцидента, но можно кое-что узнать из исторических записей клана Хиросаки (Цугару иттоси) в главе Эдзо хоки сисай но кото - Дело о восстании в Эдзо: когда Сякусяин, поймав двух медвежат, спустился в низовье реки Сидзунай, то встретил Онибиси, и у них состоялась словесная ссора по поводу нарушений договоренностей по рыбным и охотничьим угодьям. Опять вспыхнул с новой силой раздор между двумя айнскими племенами91.
      Б. Уолкер в своей работе указывает более позднюю дату междоусобного раздора айнов. Мир в поселениях удерживался до 1666 года, после чего известный конфликт по поводу охотничьих и рыбных угодий появился вновь. В сообщении Мацумаэ Ясухиро, который вел войска против Сякусяин, отмечено, что причиной нового насилия явилось то, что айны Хаэ часто пересекали территорию Сибутяри и грабительски опустошали охотничьи и рыболовные угодья. Сверх того, напряженность усилилась, когда в 1666 году Онибиси попросил у Сякусяин медвежью клетку для ритуального убийства медведя, объясняя это тем, что его земля несчастлива - они не могут поймать ни одного медведя. Сякусяин игнорировал просьбу, чем привел Онибиси в ярость.
      Летом 1667 года айн из Хаэ (племянник Цукакопоси), также кровно связанный с Онибиси, поймал живого журавля, которого он надеялся продать. Он поймал журавля в районе реки Уракава, который Сякусяин считал сферой своего влияния. Разгневанный вождь пригласил этого человека в свою деревню, якобы выпить с ним сакэ, затем Ланринка, младший брат Сякусяин, убил несчастного гостя за то, что он был на земле Сибутяри без разрешения Сякусяин. Вскоре семья убитого потребовала у Онибиси наказать убийцу. Вначале вождь Хаэ согласился и подготовился вести военную экспедицию из 90 айнов Хаэ против Сякусяин, однако, по совету японского приятеля Бунсиро, главы прииска на реке Сибутяри, решил потребовать компенсации от Сякусяин в количестве 300 вещей. Но в конце концов он получил только 11, что, естественно, вызвало у Онибиси недовольство92.
      Таким образом, в центре этого спора был вопрос о размежевании охотничьих угодий между могущественными племенами туземного народа.
      Г. Синъя, говоря об основной причине междоусобной борьбы в южной части Эдзо, указывает на то, что вожди двух крупных айнских племен по-своему оценивали и воспринимали усиление японского влияния. Сякусяин всегда был настроен против разработок золота в верховьях реки Сибэтяри, так как промывание золотого песка в реке быстро разрушало естественные нерестилища лососевых рыб - основного источника питания аборигенов. К тому же климатические условия здесь были благоприятными для проникновения японцев: там было относительно тепло и мало снега. И это очень сильно беспокоило Сякусяин. И, вероятно, золотодобытчики, желавшие развернуть прииски по добыче золота в верховьях реки, решили использовать Онибиси, чтобы вытеснить Сякусяин. Все это продолжалось почти 20 лет, когда Сякусяин наконец решительно выступил против Онибиси - проводника японского влияния на айнской земле93.
      Можно определенно сказать, пишет Р. Сиддл, что японцы использовали Онибиси в борьбе с Сякусяин, и Онибиси стал жертвой этой политики. Ведь Онибиси тоже был влиятельной фигурой среди айнов западной части Сибэтяри. Р. Сиддл ссылается на исторические источники, указывающие, что именно недовольство грабительской торговлей японцев заставило Сякусяин задуматься о перемирии с Онибиси. Он посылал к нему своих гонцов с призывом объединиться в войне с княжеством Мацумаэ94.
      Сякусяин из своей крепости, стоящей на высоком берегу реки Сибэтяри, имел возможность наблюдать во всех подробностях деятельность золотодобытчиков в ее верховьях. Управляющий золотого прииска Бунсиро жил в доме, выстроенном на западном берегу Сибэтяри, прекрасно обозреваемый наблюдателями вождя Сякусяин. Последний должен был выполнить задание японских властей примирить Сякусяин и Онибиси, но, конечно, в интересах Мацумаэ. Сам он имел все основания опасаться, что межплеменные распри сократят его доходы с разработки золота на айнской земле. Для этого он решил использовать айнов Онибиси против Сякусяин, чтобы вытеснить аборигенов с их же земли95.
      20 апреля 1668 года Онибиси вместе со своими людьми отправился к Бунсиро. Видевший это из своей крепости, Сякусяин и несколько десятков его людей 21 апреля направились к дому Бунсиро, где должен был остановиться Онибиси, и окружили его. Испуганный Бунсиро выбежал из дома и стал кричать, что Онибиси явился советоваться о мирном решении споров между ними. Сякусяин этому не поверил, слишком много было таких переговоров, и Онибиси был убит96.
      После смерти Онибиси его люди продолжали враждебные действия с айнами Сибэтяри. Они неоднократно нападали на владения Сякусяин. Так, например, в 1669 году в конце июня они напали на усадьбу Сякусяин, сожгли ее и убили несколько человек97.
      Старшая сестра Онибиси, вышедшая замуж за Утомаса (его имя произносят еще как Утаф, Утоф)98 с долины реки Сару, решила, что ее муж заменит Онибиси в борьбе против Сякусяин. Она вернулась в Хаэ и отстроила заново крепость. Узнав об этом, Сякусяин посылает айнов Урагава в Хаэ с приказом разрушить крепость. Она сделала вторую попытку отстроиться, но погибла в сражении, и большинство ее людей разбежалось по горам.
      Оставшиеся сторонники Онибиси, вожди Тикунаси и Хароу, в декабре 1668 года отправились к князю Мацумаэ просить продуктов и оружия. В просьбе об оружии им было категорически отказано. Клан Мацумаэ выполнял строжайший запрет сёгуната о передаче или продаже огнестрельного оружия айнам. Они опасались, что им будет еще труднее противостоять айнам, вооруженным огнестрельным оружием99.
      В апреле 1669 года вождь айнов Сару Утомаса предпринял еще одну попытку получить от княжества Мацумаэ оружие. Власти Мацумаэ решили оставить Утомаса у себя, а его людей отправили в Сару и Сибэтяри с предложением примирения обеих сторон. Сякусяин понимал, что занимавшие нейтралитет власти Мацумаэ все же заинтересованы в усилении вражды среди айнов, ослаблявшей их, и согласился на примирение. Через некоторое время Утомаса умер от отравления в Мацумаэ. Может быть, власти Мацумаэ, опасавшиеся объединения айнских сил, и устроили провокацию с отравлением Утомаса? - задает вопрос Р. Синъя100. Другой японский автор - С. Эмори пишет, что Утомаса погиб во время извержения, когда возвращался из Мацумаэ101.
      Сякусяин немедленно воспользовался инцидентом с Утомаса и призвал всех айнов на острове Эдзо выступить против Мацумаэ и японцев. Он заявлял, что японцы хотят постепенно уничтожить айнский народ, чтобы свободно хозяйничать в их стране.
      Айны немедленно отозвались на этот призыв, и почти все вожди стали готовиться к штурму крепостей Мацумаэ и других японских поселений: от Сиранука на востоке и до Масикэ на западе. Следуя призыву Сякусяин, айнский народ почти одновременно поднялся на борьбу за изгнание японцев. Они напали почти на все торговые суда, бывшие в то время в Эдзо, разгромили их, убили членов команды и торговцев. Число сторонников Сякусяин насчитывало около 2 тысяч человек102. После многих лет противостояния друг другу айны Хаэ и Сару объединились и последовали за Сякусяин в антияпонской борьбе.
      В «Эдзо хооки» описывается, что после смерти Утомаса в 1669 году Сякусяин послал Тименха на запад, Уэнсируси - на восток встретиться с советом старейшин. Послание Сякусяин было простым: он объявлял, что представители клана Мацумаэ отравили Утомаса и что в дальнейшем они планируют убить всех айнов. Он призывал даже айнов Сахалина и южных Курил прибыть на Хоккайдо, выступить против Куннуи (золотой прииск японцев, находившийся на подступах к Мацумаэ) и захватить там провизию. Как объясняется в «Эдзо хооки», Сякусяин хотел создать единый фронт айнов против японцев и в свою очередь обещал союзникам те земли, которые они захотят, а также свободу от японцев103.
      Среди сторонников Сякусяин в борьбе против княжества Мацумаэ были и четверо японцев - охотников за соколами, состоявших в близких отношениях с его семьей. Об одном из них известна и другая версия, описанная Д. Позднеевым: «В этой местности имеются золотые прииски, и потому здесь происходило постоянное движение взад и вперед японцев; рудокопов здесь собиралось очень много. Среди них был некто по имени Сёодаюу 庄太夫, он происходил из округа Дэва 出羽 из местности Сэнхоку (仙北, женился на дочери Сюусэна и изменил свое имя на Риттооинъ 立頭允. Они обсуждали план об истреблении дома Мацумаэ и о том, чтобы подчинить себе все плавание коммерческих судов, приходящих сюда из всех провинций, и распоряжаться доходами всех Эзоских земель по своему усмотрению. Сёодаюу вовлек в это дело Сагусаин, и они желали поднять восстание»104. Японский ученый Сакураи Киёхико пишет, что тогда поговаривали о том, что они были христианами105. Такая догадка могла быть верной, так как в этот период проводились жесткие меры Токугавского сёгуната по полному искоренению христианства в Японии, многие его адепты были преданы жестокой казни. Н. Витсен в письмах иезуита Анджелиса находит: «В описании событий, происходивших в области религии в Японии в 1624 году, мы читаем, что некий священник проповедовал католическую веру в Мацумаэ, а другой священник по имени Якоб, португалец, около 1617 года перешел в Йесо. Он был первый, кто служил там обедню. (Вероятно, это Якоб Карвайлло (Karvaillo)»106.
      В июне 1669 года айнские отряды атаковали японцев в районе Сираой, на восточном побережье Эдзо. Меньше чем через месяц айны совершили нападение на непрошеных пришельцев недалеко от Ёити, на западном побережье. Они нападали на японцев, далеко проникших в их края, безжалостно убивали торговцев, охотников и золотоискателей. Оставшиеся в живых вадзин бежали в Мацумаэ. По данным записок «Цугару иттоси»: было убито японцев на тихоокеанском побережье в Сираой - 9, Хоробэцу - 23, Мицуиси - 10, Хороидзуми - 11, Токати - 20, Кусиро - 15, Сиранука - 13, то есть около 100 человек. На япономорском побережье: Исоя - 20, Сирикока - 30, Ёити - 43, Фурубира - 18, Отару - 7, Масикэ - 23 и других - всего около 240 человек. В других источниках зафиксировано меньшее количество - соответственно 120 и 153 человека. Айны разгромили на тихоокеанском побережье 11 судов, на побережье Японского моря - 8, по другим данным - около 30 судов107.

      Карта южной части Эдзо (Хоккайдо) в период войны айнов под руководством Сякусяин. 1669 год108
      «В том же году в 8-й лунъ (1669) из Мацумаэ в эти места прибыло свыше 30 казенных и купеческих судов для ведения торговли. По обычаю всех лет, когда они прибыли в Сибуцяри, то к ним немедленно же пришли подчиненные Сюусэна и на этот раз привели с собою особенно много эзосцев. Они обманно сказали: «В настоящем году улов лосося особенно хорош. Поэтому в отношении привезенных для торговли товаров мы дадим вам ту цену, какую вы только пожелаете». Затем приведенные подчиненными Сюусэн эзосцы взяли на плечи большую половину привезенных товаров и ушли. Экипажи судов, видя такое хорошее положение торговли, чрезвычайно обрадовались, но еще не понимали смысла всего происходившаго. И вот глубокою ночью, узнав о том, что весь экипаж судов спал, далекий от подозрений, несколько тысяч эзосцев произвели нападение на все 30 пришедших судов и убили с лишком 400 человек японцев. Их суда и товары они все разграбили. Из среды пришедших японцев только ничтожное число (пять человек) избежали смерти»109.
      Судя по тому, что 4 судна японцев благополучно вернулись после торговли в Соя и Рисири, только там айны не присоединились к освободительной войне Сякусяин. Вождь айнов Исикари Хаукасэ придерживался нейтралитета. Кстати, на этих двух территориях торговля была затруднительна, и японцев там появлялось мало, может, это и было причиной того, что айны не присоединились к восстанию110.
      Несмотря на то, что по тем временам расстояния между территориями участников войны были значительными и, казалось бы, связь могла быть затруднена, сторонники Сякусяин оказались умело организованными и до них быстро доходили все призывы и указы их лидера. Например, если провести линию через каждое селение из ставки Сякусяин в Сибэтяри до побережья Японского моря, до Ёити, видно, что расстояние составляло от 150 до 200 км. Айны пользовались различными средствами связи (дымом и огнями костров), которые передавали информацию от одной горы к другой. Сюда и доставлялись гонцами воззвания и обращения Сякусяин. Так, например, агенты Цугару писали, что вожди Ёити и Иванаи довольно подробно знали содержание обращения Сякусяин ко всем айнам с призывом начать освободительную войну111.
      Войска Сякусяин направились к княжеству Мацумаэ и 25 июля достигли Этомо (Муроран) - это почти в 10 днях пешим ходом до опорного пункта вадзин. Узнав об этом, большинство японцев, живших около замка Мацумаэ, спешно бежали в Хонсю. В тот период японское население составляло около 15 тысяч человек вместе с 80 вассалами княжества112.
      Мощное выступление айнов, невиданное по своим масштабам, всполошило не только княжество Мацумаэ, но и правительство Токугава. 25 июня власти княжества направляют сообщение о восстании айнов в Эдо (Токио), а также в княжество Хиросаки. Сообщение от Мацумаэ доставляется в Эдо 11 июля, а в Хиросаки - в конце июня. В Эдо чиновники находились в нерешительности, как передать сообщение о чрезвычайном происшествии в Эдзо сёгуну, и сообщили об этом только 13 июля. Опасались реакции правительства также и представители княжества Хиросаки, поэтому они передали свое сообщение в резиденцию Токугава, только когда убедились, что мацумаэсцы уже побывали там со своим докладом113.
      Но центральному правительству было трудно оказать им немедленную и непосредственную помощь, так как оно еще не сумело прийти в себя после подавления крестьянского мятежа (крестьян-христиан) в Симабара (1637-1638), потребовавшего огромных усилий и времени для ликвидации его последствий по всей стране. В этих условиях Токугавское правительство приказывает княжествам Цугару и Намбу (северо-восток Хонсю) направить свои войска к проливу Цугару (разделявшему острова Хонсю и Эдзо)114 и одновременно посылает в Куннуй на помощь Какидзаки Сакусаэмон 300 воинов. Правительство назначает главнокомандующим Мацумаэ Хатидзаэмон (Ясухиро) и приказывает ему отправиться в Эдзо. Таким образом, пишет С. Эмори, впервые центральное правительство принимает активное участие в делах Эдзо, в подавлении айнского сопротивления. Княжества Хиросаки, Мориока, Акита и Сэндай прислали в Мацумаэ огнестрельное оружие: от Хиросаки - 50 ружей, 5 тысяч пуль, порох, фитили, от Мориока - 50 ружей, от Акита - 100 ружей, Сэндай - 10 ружей115.
      В Куннуй отправляют отряд под командованием вассала княжества Какидзаки Куродо, который вместе с еще сотней рабочих прииска, то есть уже силами 500 с лишним человек, начинает строить земляные валы, ограду из бамбука в виде частокола и готовиться к отражению атаки айнов. Тем временем поступило вооруженное подкрепление с Мацумаэ Хатидзаэмон, и численность вооруженных японцев достигла одной тысячи человек116.
      По данным «Эдзо данхикки», численность войска Сякусяин составляла 2 тысячи человек. 4 августа войско клана Мацумаэ во главе с Хатидзаэмон объединенными силами начинает наступление. Силам Сякусяин было трудно противостоять армии с огнестрельным оружием, и они с большими потерями были вынуждены укрыться в горах. Вооружение айнов составляли охотничьи луки, копья с отравленными наконечниками и короткие ножи117. С. Такакура пишет, что в восстании участвовали совершенно не подготовленные к современной войне с применением огнестрельного оружия аборигены118.
      Обратимся к японскому источнику в книге Д. Позднеева: «Авангарды возмутившихся эдзосцев имели план поджечь поля, чтобы спалить затем и ограду, но осуществление его не удалось. Отступив, они перешли через реку Куннуй-гава и таким образом сражались. (Река эта маленькая, шириною только 5-6 кэнов119). Мацумаэское войско, построив в ряд свои огнестрельные орудия, стреляло в них. Все мятежники стреляли отравленными стрелами из луков, как градом, но так как наши войска были в доспехах, а рудокопы тоже под платьем носили брони, то стрелы их никому не наносили поранений. Число убитых нами мятежников нельзя было и сосчитать, так их было много. Бой начался в 6 часов утра и продолжался до 12 часов дня. Мятежники, не будучи в состоянии выдержать подобнаго напряжения, все убежали в горы»120.
      После боя у реки Куннуй айны Сякусяин, вооруженные только луками и копьями, продолжали сопротивляться. Но под дулами ружей они отступили. 21 августа основное войско Мацумаэ прибыло в Куннуй, и постепенно военное положение для айнов стало неблагоприятным. В этих условиях войско Сякусяин начинает отступать к своей крепости Сибэтяри. Войско же Мацумаэ погрузилось на судно, прибывшее в Камэда и, пройдя бухту Утиура, быстро продвинулось к Этомо. Здесь 628 человек разделились на 3 отряда и пошли к Пипоку, на подступах к крепости Сякусяин в Сибэтяри. Крепость Сякусяин в Сибэтяри находилась на обрывистом берегу высотой 70 метров. Можно сказать, что это было естественное укрепление, недоступное ружейному выстрелу121.
      С наступлением холодной и слякотной осени сложились неблагоприятные условия для борьбы войска Мацумаэ (японцев-южан) с восставшими туземцами. Да и положение Сякусяин становилось затруднительным из-за нехватки боеприпасов, к тому же проявлялись явные признаки колебания и неуверенности его союзников. Вместе с тем он видел трудности, испытываемые и войсками Мацумаэ. В создавшихся условиях он согласился на мирные переговоры. И, пишет Р. Сиддл, японцы, как обычно, коварно нарушили свое обещание122.
      23 октября после проведения переговоров японцы устроили пиршество в честь достигнутого мира, а потом вероломно напали на яростно сопротивлявшегося Сякусяин и его товарищей (14 человек) и убили123. Это событие описывается в японском источнике в презрительном тоне по отношению к Сякусяин и его сподвижникам. Но его мужество они не могли не отметить: «Сагусаин вскочил и, смотря сверкающими от гнева глазами, вскричал: «Гонза (т. е. Гонзаэмон) обманул меня. Поведение его подло». После этого высказанного упрека он спокойно сел на землю и был здесь умерщвлен»124.
      На следующий день войска Мацумаэ вошли в Сибэтяри, оставшееся без предводителей, захватили крепость Сякусяин, разрушили и сожгли ее. Так закончилась война айнов во главе с Сякусяин за свою независимость. Ему было тогда 64 года125.
      В этой войне не участвовали туземцы только одного или двух регионов. Таким образом, айнский народ почти на всей территории Эдзо поддерживал Сякусяин и участвовал в войне под его руководством. Можно сказать, что это был наивысший подъем народной борьбы против японского засилья и несправедливости, продолжавшихся почти 200 лет.
      Победа оказалась за японским государством в целом, а также и за кланом Мацумаэ. Айны были в неравных условиях: несмотря на численное превосходство, они оказались беспомощными со своими луками, стрелами и копьями против огнестрельного оружия. Японские власти очень строго следили, чтобы огнестрельное оружие не попало в руки айнов. Четверо японцев, которые боролись против Мацумаэ и пришли к айнам с ружьями, были приговорены к смертной казни. Одного японца специально привезли в Пипоку и устроили над ним публичную казнь огнем, чтобы другим было неповадно126.
      В период войны Сякусяин княжество Мацумаэ понесло значительные убытки от сокращения торговли в Эдзо. В обычный год на остров прибывало 300-400 торговцев, и даже до августа их было в Мацумаэ 140-150 человек. Теперь же их едва можно было насчитать 70-80 человек. Даже когда сопротивление айнов было подавлено, торговые суда почти не появлялись, так как была прервана торговля с туземцами. В княжестве накопился эдзоский товар: весенняя сельдь, осенняя морская капуста, моллюски, в то время как товаров из Японии было мало. Даже княжеские суда два года подряд не отправлялись с товаром для обмена в Эдзо. Само княжеское семейство было вынуждено питаться кашей из чумизы, смешанной с засушенной морской капустой. Конечно, от прекращения торговли потерпели и айны. Они страдали из-за отсутствия риса127.
      Княжество Мацумаэ после этого восстания расположило войска почти во всех районах по побережью Японского моря до мыса Соя, а туземных вождей заставило принять клятву-договор о верности и послушании.
      Тем самым продолжалось притеснение айнов на их землях, расширялась японская экспансия на север Хоккайдо. Все же японское правительство извлекло уроки из событий 1669 года. В договоре с айнскими вождями теперь были более или менее четко указаны условия торговли с туземцами. Так, например, 1 мешок риса (7-8 сё) оценивался в 5 меховых шкурок, 5 связок (100 штук) сушеной рыбы128.
      Вместе с тем основные положения этого договора предусматривали безусловное подчинение айнов власти как чиновников Мацумаэ и Токугавского сёгуната, так и любых японцев-колонизаторов, приходящих на земли аборигенного народа Эдзо.
      Основные положения договора-клятвы айнских вождей, данных японским властям Мацумаэ после поражения в войне 1669 года129
      1. Все распоряжения князя Мацумаэ, вне зависимости от их содержания, будут контролироваться до их полного выполнения нами (айнскими вождями), нашими родными, независимо от того, мужчина это или женщина.
      2. Если снова будет замышляться бунт, то о заговорщиках необходимо сообщать немедленно, чтобы незамедлительно были посланы войска для подавления бунтовщиков.
      3. Нельзя причинять никакого вреда любому сямо (японцу), который бы путешествовал по стране (Эдзо) по поручению князя. Любой сямо должен быть принят радушно, обеспечен продуктами, если бы даже он путешествовал по своим частным делам.
      4. Запрещено причинять вред угодьям орлов или золотодобывающим шахтам.
      5. Как будет приказано князем, мы обещаем иметь приемлемые и мирные отношения с торговыми судами. Покупка чего-либо из других стран запрещена, так же как и продажа своих товаров там. Тот, кто привезет кожу и сушеную лосось из других стран с намерением продать их здесь, будет наказан.
      6. По правилам торговли будут обмениваться 5 шкурок или 1 связка сушеного лосося за один мешок риса. Подарки, табак и металлоизделия будут оцениваться в зависимости от цен на рис. Если товаров будет в изобилии, то цены на шкурки и сушеную рыбу будут ниже.
      7. Нельзя причинять вред посланцам князя, пешим или конным. Необходимо за¬готавливать корм для собак, развозящих по стране чиновников.
      Этим договором японское правительство стремилось устранить все угрозы со стороны Эдзо, постепенно подчиняя коренных жителей и западных районов. Так, например, после 1685 года вождь западного Эдзо выплачивал ежегодную контрибуцию Мацумаэ. Айны, живущие от Уракава на восточном побережье и до Машикэ на западном побережье, поклялись, что будут торговать в пользу Мацумаэ, работать на посланцев князя и давать мясо для собак торговцев. В июле того же года айны Кусиро, Аккеси, Носаппу и Токати, которые не принимали участия в восстании, пришли в Куннуи и обещали мир, к ним присоединились айны северной части Масукэ, которые пришли в Ёити на следующий год. Таким образом в целом аборигенный народ Эдзо к концу XVII века оказался под властью Мацумаэ, все больше вмешивавшемся в их жизнь.
      Примечательно, что в восстании участвовали именно те, кто хотя бы один раз имел контакт с японцами, а те айны, которые жили в глубинке, не присоединились, а заключили позднее свои собственные мирные договоры с Мацумаэ, чтобы избежать репрессий со стороны японцев. Таким образом, война айнов под руководством Сякусяин была направлена против нашествия, контроля и разрушения народа японским торговым капиталом.
      Но в конце концов аборигены силой были поставлены в худшее положение, политическое и экономическое давление на них увеличивалось. После поражения Сякусяин эксплуатация природных ресурсов, основных источников поддержания жизни айнского общества, усиливается. Бесконтрольное проникновение японских купцов и рыбопромышленников из Эдо, Осака и других городов центральной Японии становится все более интенсивным. Это окончательно разрушило айнскую торговлю с ее древними связями в дальневосточном регионе. Японский торговый капитал уже принимал прямое участие не только в торговле, но и в добыче рыбы, морепродуктов и других природных богатств Эдзо. Рассчитываясь с княжеством Мацумаэ фиксированным налогом, японцы могли безгранично хозяйничать на землях айнов в созданных системах торгово-предпринимательских пунктов - басё.
      Напряженность в Эдзо сохранялась и после убийства Сякусяин, и только неоднократные карательные походы (в 1670 году к айнам Ёити, в 1671 году в Сираой, в 1672 году в Куннуй) позволили властям Мацумаэ восстановить несправедливую для туземцев, но очень прибыльную для японцев торговлю. Очаги айнского сопротивления переместились далеко на север и не гасли еще несколько лет. В конце концов даже такие гордые вожди, как Хаукасэ из Исикари, были вынуждены подчиниться Мацумаэ130.
      Война Сякусяин служит определенным рубежом в истории завоевания Эдзо. Сякусяин был харизматической личностью, объединившей разрозненные айнские племена в борьбе против японской угрозы с юга. На это и Эдо ответил объединением военных сил на северо-востоке страны, назначив своих военачальников в Мацумаэ. Этим подчеркивалась важность тех границ для защиты государства.
      Несправедливая торговля Мацумаэ и другие раздражающие айнов действия японцев явились причиной возникновения конфликта под руководством Сякусяин. В то же время они обеспечили условия поражения коренного народа. Могущественные вожди были порождены торговлей с японцами, они даже украшали себя, возвеличивая свое политическое могущество, теми товарами, к которым они имели доступ в местах торговли. И конфликт между племенами Хаэ и Сибутяри имел в корне борьбу за преобладание в охотничьих угодьях, в торговле и другом. Все это возвышало их роль в политическом и сакральном, а также экономическом значении. В середине XVII века торговля стала для айнского общества погребальным звоном, делает вывод Б. Уолкер131.
      ПРИМЕЧАНИЯ
      1. Позднеев Д. Материалы по истории Северной Японии и ее отношений к материку Азии и России. Иокогама, 1909. Т. 1. С. 92.
      2. Takakura Sin’ichiro. The Ainu of Northern Japan. Philadelphia, April, 1960. P. 26.
      3. Tabata Hiroshi. Basyo ukeoisei to ainu. Sapporo simposiumu «Kita kara no Nippon shi. Kinsei Ezoti shi no kotiku o mezashite». Sapporo, Hokkaido syuppankiga senta, 1998. P. 81.
      4. Takakura Sin’ichiro. Op. cit. P. 26.
      5. Sakurai Kiyohiko Ainu hisi. Tokyo, Kadokawa shyoten, 1967. P. 119.
      6. Зибольд Ф. Путешествие по Японии, или Описание японской империи в физическом, географическом и историческом отношениях. Перевод В. М. Строева. В 3-х т. СПб.: Типография А. Дмитриева, 1854. Т. 3. С. 253–254.
      7. Takakura Sin’ichiro. Op. cit. P. 26–27.
      8. Takakura Sin’ichiro. Op. cit. P. 25.
      9. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 90–91.
      10. Emori Susumu. Ainu minzoku no rekishi. Op. cit. P. 245.
      11. Takakura Sin’ichiro. Op. cit. P. 26–27.
      12. Walker, Brett L. Op. cit. P. 51.
      13. Siddle, Richard. Race… Op. cit. P. 31.
      14. Позднеев Д. Указ. соч. С. 72.
      15. Позднеев Д. Указ. соч. С. 72–73.
      16. Siddle, Richard. Race… Op. cit. P. 31.
      17. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 25.
      18. Позднеев Д. Указ. соч. Т. 1. С. 61.
      19. Позднеев Д. Указ. соч. С. 142; Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 25.
      20. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 25.
      21. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 28; Указ. соч. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 91–92.
      22. Matsumae no rekishi monogatari. Matsumae, Matsumae no syoshi o saguru kai, 1998. P. 18.
      23. Okuyama Ryo. Op. cit. P. 53–54.
      24. Сямо ти – земля японцев; сямо, сисаму на айнском языке означало сосед, так называли они японцев.
      25. Siddle, Richard. Race… Op. cit. P. 32.
      26. Howell, David. Op. cit. P. 98.
      27. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 26–27.
      28. Tabata Hiroshi, Kuwabara Masato, Funatsu Isao, Sekiguchi Akira. Hokkaido no rekishi. Tokyo, 2000. Р. 93.
      29. Siddle, Richard. Race… Op. cit. P. 32.
      30. Tabata Hiroshi, Kuwabara Masato. Ainu minzoku no rekishi to bunka. Tokyo, 2000. Р. 51.
      31. Siddle, Richard. Race… Op. cit. P. 32.
      32. Takakura Sin`ichiro. Op. cit.
      33. Emori Susumu. Hokkaido kinseisi no kenkyu. Sapporo, 1997. Р. 107.
      34. Позднеев Д. Указ. соч. С. 132.
      35. Omori Kosyo. Op. cit. P. 8.
      36. Sakurai Kiyohiko. Op. cit. P. 119.
      37. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 94.
      38. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 30.
      39. Okuyama Ryo. Op. cit. P. 54.
      40. Ibid. P. 54–56.
      41. Sakurai Kiyohiko. Op. cit. P. 119. Позднеев Д. Указ. соч. С. 134.
      42. Okuyama Ryo. Op. cit. P. 55.
      43. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 25.
      44. Позднеев Д. Указ. соч. С. 133.
      45. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 91.
      46. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 91.
      47. Okuyama Ryo. Op. cit. P. 55.
      48. Ibid. P. 55–56.
      49. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 31.
      50. Позднеев Д. Указ. соч. С. 134.
      51. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 28; Ibid. Emori Susumu. Ainu no rekishi… Op. cit. P. 189–190.
      52. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 28.
      53. Ibid.
      54. Ibid. P. 26.
      55. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 28, 31.
      56. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 26; Emori Susumu. Ainu no rekishi… Op. cit. P. 189–190.
      57. Sakurai Kiyohiko. Op. cit. P. 120.
      58. Emori Susumu. Hokkaido kinseisi… Op. cit. P. 201.
      59. Tabata Hiroshi, Kuwabara Masato, Funatsu Isao, Sekiguchi Akira. Hokkaido no rekishi. Tokyo, 2000. Р. 96.
      60. Emori Susumu. Hokkaido kinseisi… Op. cit. P. 201.
      61. Tabata Hiroshi, Kuwabara Masato, Funatsu Isao, Sekiguchi Akira. Op. cit. P. 95.
      62. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 96.
      63. Sakurai Kiyohiko. Op. cit. P. 121.
      64. Ibid. P. 120.
      65. Tabata Hiroshi, Kuwabara Masato, Funatsu Isao, Sekiguchi Akira. Op. cit. P. 96.
      66. Арутюнов С. А., Щебеньков В. Г. Древнейший народ Японии. Судьбы племени айнов. М., 1992. С. 50.
      67. Emori Susumu. Ainu no rekishi… Op. cit. P. 191.
      68. Okuyama Ryo. Op. cit. P. 55.
      69. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 86–87.
      70. Walker, Brett L. Op. cit. P. 52.
      71. Walker, Brett L. Op. cit. P. 61.
      72. Ibid. P. 61.
      73. Ibid. P. 51.
      74. Ibid. P. 51.
      75. Walker, Brett L. Op. cit. P. 52.
      76. Emori Susumu. Ainu no rekishi… Op. cit. P. 185.
      77. Walker, Brett L. Op. cit. P. 50.
      78. Omori Kosyo. Syakusyain senki. Tokyo, 2002. P. 9.
      79. Ibid. P. 10.
      80. Walker, Brett L. Op. cit. P. 48–49.
      81. Takakura Sin`ichiro. Op. cit. P. 29; Emori Susumu. Ainu no rekishi… Op. cit. P. 180.
      82. Emori Susumu. Ainu no rekishi… Op. cit. P. 189.
      83. Okuyama Ryo. Op. cit. P. 65–67.
      84. Siddle, Richard. Op. cit. P. 34.
      85. Okuyama Ryo. Op. cit. P. 65–67.
      86. Sin’ya Gyo. Syakusyain no uta. Tokyo, 1971. Песни Сякусяин. P. 161.
      87. Ibid. P. 98.
      88. Позднеев Д. Указ. соч. T. 2. С. 94.
      89. Сяку – 30,3 см.
      90. Позднеев Д. Указ. соч. Т. 2. С. 94–95.
      91. Omori Kosyo. Op. cit. P. 186.
      92. Walker, Brett L. Op. cit. P. 55.
      93. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 98.
      94. Siddle, Richard. Op. cit. P. 34.
      95. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 98.
      96. Ibid.
      97. Ibid. P. 99.
      98. Emori Susumu. Ainu no rekishi… Op. cit. P. 186.
      99. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 100.
      100. Ibid. P. 101.
      101. Emori Susumu. Ainu no rekishi... Op. cit. P. 186.
      102. Ibid. P. 186–188.
      103. Walker, Brett L. Op. cit. P. 62.
      104. Позднеев Д. Указ. соч. Т. 2. С. 94.
      105. Sakurai Kiyohiko. Op. cit. P. 123.
      106. Т. де Грааф, Б. Наарден. Описание нивхов и айнов и территорий их проживания в ХVII веке по книге Н. Витсена «Северная и Восточная Тартария» // Краеведческий бюллетень. 2005. № 4. С. 41.
      107. Позднеев Д. Указ. соч. Т. 2. С. 96
      108. Emori Susumu. Ainu no rekishi… Op. cit. P. 185.
      109. Там же. С. 96.
      110. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 102–103.
      111. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 104.
      112. Ibid.
      113. Emori Susumu. Ainu no rekishi… Op. cit. P. 192; Omori Kosyo. Op. cit. P. 192–193.
      114. Siddle, Richard. Op. cit. P. 34.
      115. Emori Susumu. Ainu no rekishi… Op. cit. P. 192–193; Omori Kosyo. Op. cit. P. 192–193.
      116. Emori Susumu. Ainu no rekishi… Op. cit. P. 192–193; Omori Kosyo. Op. cit. P. 192–193.
      117. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 104.
      118. Takakura Shin’ichiro. Op. cit. P. 29.
      119. Кэн – 1,81 м.
      120. Позднеев Д. Указ. соч. Т. 2. С. 97.
      121. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 105.
      122. Siddle, Richard. Op. cit. P. 35.
      123. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 106.
      124. Позднеев Д. Указ. соч. Т. 2. С. 101.
      125. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 106.
      126. Ibid. P. 107.
      127. Tabata Hiroshi, Kuwabara Masato, Funatsu Isao, Sekiguchi Akira. Hokkaido no rekishi. Tokyo, 2000. Р. 87–88.
      128. Shin’ya Gyo. Op. cit. P. 107.
      129. Sakurai Kiyohiko. Op. cit. P. 125.
      130. Siddle, Richard. Op. cit. P. 35.
      131. Walker, Brett L. Op. cit. P. 71.
      ЛИТЕРАТУРА
      Арутюнов С. А., Щебеньков В. Г. Древнейший народ Японии. Судьбы племени айнов. М.,1992.
      Грааф, де, Т., Наарден Б. Описание нивхов и айнов и территорий их проживания в ХVII веке по книге Н. Витсена «Северная и Восточная Тартария» // Краеведческий бюллетень. 2005. № 4.
      Зибольд Ф. Путешествие по Японии, или Описание японской империи в физическом, географическом и историческом отношениях. Перевод В. М. Строева. В 3-х т. СПб.: Типография А. Дмитриева, 1854. Т. 3.
      Позднеев Д. Материалы по истории Северной Японии и ея отношений к материку Азии и России. Иокогама, 1909. Т. 1.
      Siddle, Richard. Race, Resistance and the Ainu of Japan. London and New York, Sheffield Centre for Japanese Studies / Routledge Series, 1996.
      Takakura Sin’ichiro. The Ainu of Northern Japan. Philadelphia, April, 1960.
      Walker, Brett L. The Conquest of Ainu Lands. Ecology and Culture in Japanese Expansion, 1590–1800. University of California Press, Berkeley, Los Angeles, London, 2001.
      Emori Susumu. Ainu minzoku no rekishi. Tokyo, Sofukan, 2007. 639+36 р. 榎森進。アイヌ民族の歴史。東京、草風館. История айнского народа.
      Emori Susumu. Hokkaido kinseisi no kenkyu. Sapporo, 1997. 521 р. 榎森進。北海道近世史の研究。幕藩体制と蝦夷地・札幌、北海道出版企画センター、Исследования новой истории Хоккайдо.
      Emori Susumu. Ainu no rekishi to Bunka 2. Tohoku gakuin daigaku bungakubu kyoiku. Sendai, Sonobe, 2004. 254 р. 榎森進。アイヌの歴史と文化 2。東北学院大学文学部教授。仙台、株式会社ソノベ、Айнская история и культура.
      Matsumae no rekishi monogatari. Matsumae, Matsumae no syoshi o saguru kai, 1998. 18 р. 松前の歴史物語。松前の書誌を探る会。Рассказы об истории Мацумаэ.
      Okuyama Ryo. Ainu suibosi. Sapporo, Miyama syobo, 1979. 276 p. 奥山亮。アイヌ衰亡史。 札幌、みやま書房。История айнского общества и его разрушение.
      Omori Kosyo. Syakusyain senki. Tokyo, Jinbun butsu oraisya, 2002. 321 р. 大森光章。シャクシャイン戦記。東京、新人物往来者 Записки о войне Сякусяин.
      Sakurai Kiyohiko. Ainu hisi. Tokyo, Kadokawa shyoten, 1967. 220 p. 桜井清彦。アイヌ秘史。東京、角川書店 Скрытая история айнов.
      Shin’ya Gyo. Ainu minzoku teikoshi. Tokyo, San’ichi syobo, 1977. 320 р. 新谷行。アイヌ民族抵抗史。東京、三一書房 История сопротивления айнов.
      Sin’ya Gyo. Syakusyain no uta. Tokyo, Aoumi syuppan, 1971. 161 р. Песни Сякусяин.
      Tabata Hiroshi, Kuwabara Masato, Funatsu Isao, Sekiguchi Akira. Hokkaido no rekishi. Tokyo, Yamakawa suppansya, 2000. 332+44 р. 田端宏、桑原真人、船津功、関口明。北海道の歴史。東京、山川出版社、История Хоккайдо.
      Tabata Hiroshi, Kuwabara Masato. Ainu minzoku no rekishi to bunka. Tokyo, Yamakawa suppansya, 2000. 147 р. 田端宏、桑原真人。アイヌ民族の歴史と文化。教育指導の手引。東京、山川出版社 История и культура айнского народа.
      Tabata Hiroshi. Basyo ukeoisei to ainu. Sapporo simposiumu “Kita kara no Nippon shi. Kinsei Ezoti shi no kotiku o mezashite”. Sapporo, Hokkaido syuppankiga senta, 1998. P. 81.
      Howell David L. The Ainu and the Early Modern Japanese State, 1600–1868. Р. 96–101 // Ainu. Spirit of a Northern People. Edited by William W. Fitzhugh and Chisato O. Dubreuil. Arctic Studies Center National Museum of Natural History Smithsonian Institution in association with University of Washington Press. Los Angeles, Perpetua Press, 1999.
    • Чудинов А. В. "Русский якобинец" Павел Строганов. Легенда и действительность
      Автор: Saygo
      Чудинов А. В. "Русский якобинец" Павел Строганов. Легенда и действительность // Новая и новейшая история. - 2001. - № 4. - С. 42-70.
      История про то, как граф Павел Александрович Строганов во время Французской революции конца XVIII в. под именем гражданина Очера вступил в Якобинский клуб, - популярный сюжет отечественной литературы. Об этом и о других эпизодах жизни юного русского аристократа в революционной Франции, где он оказался вместе со своим гувернером Жильбером Роммом, ставшим впоследствии видным монтаньяром, писали А. И. Герцен, Ю. Н. Тынянов и М. А. Алданов1. Часто к судьбе Строганова обращались и историки, посвятившие ему ряд статей и глав монографий2. Однако до сих пор еще никому из ученых не удавалось использовать все источники по теме исследования, рассеянные по архивам Франции, Италии и России3.
      Наиболее широким кругом таких документов обладал первый биограф Ж. Ромма Марк де Виссак4, купивший у потомков знаменитого монтаньяра его личный архив. Но де Виссак ввел в научный оборот лишь небольшую часть этого фонда. К тому же, не будучи профессиональным исследователем, он не давал ссылок на источники. Завершив работу над книгой, он продал бумаги Ромма. Часть их разошлась в розницу через аукцион, основную же массу приобрел российский историк, великий князь Николай Михайлович, работавший над трехтомной биографией П. А. Строганова5. Помимо упомянутых документов Николай Михайлович изучил и частично опубликовал переписку Ромма с родственниками его ученика, а также письма самого Павла отцу, графу Александру Сергеевичу Строганову, хранившиеся в архивных собраниях России. Однако значительная часть материалов как фонда Ромма, так и фонда Строгановых осталась вне поля зрения этого историка, а осуществленная им публикация источников, особенно русскоязычных, содержит, к сожалению, много неточностей и искажений текста оригинала.
      После Октябрьской революции 1917 г. значительная часть бумаг Ромма попала из России в Италию. Они-то и легли в основу его новейшей биографии, написанной итальянским исследователем А. Галанте-Гарроне6. Рассказывая о деятельности Ромма и Строганова в 1789-1790 гг., этот автор опирался прежде всего на переписку Ромма с его друзьями из Риома, хранящуюся ныне в миланском Музее Рисорджименто.
      В. М. Далин, посвятивший пребыванию П. А. Строганова в революционном Париже специальное исследование, которое неоднократно переиздавалось как на русском, так и на французском языках7, был лишен возможности работать в зарубежных архивах с соответствующими документами, но зато использовал официальную корреспонденцию российского посла во Франции И. М. Симолина из фондов Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ), которая не была доступна западным специалистам.
      И только совсем недавно благодаря участию в работе международного коллектива историков над многотомной публикацией писем и путевых дневников Ромма автор этих строк получил счастливую возможность ознакомиться со всеми известными к настоящему времени материалами по интересующей нас теме, разумеется, кроме тех, что были утрачены после революции 1917 г. На их основе я ниже и попытаюсь максимально подробно восстановить историю пребывания П. А. Строганова в революционной Франции.

      Александр Сергеевич Строганов с женой Екатериной Петровной и детьми. 1778

      Павел Строганов. 1795

      Шарль-Жильбер Ромм

      Теруань де Мерикур

      Последние монтаньяры. Шарль Роно, 1882
      * * *
      Начало отношениям Ж. Ромма и П. А. Строганова было положено в 1779 г., когда граф А. С. Строганов нанял француза-учителя для воспитания семилетнего сына Попо. Союз этот оказался поистине удивительным: и ученик, и наставник в будущем сыграли видную роль в истории своих стран. Ромм стал крупным деятелем Французской революции, депутатом Законодательного собрания и Конвента, "цареубийцей", проголосовавшим за казнь короля, автором революционного календаря, лидером последних якобинцев, осужденным на смерть после прериальского восстания в 1795 г. Павел Строганов остался в российской истории как ближайший сподвижник императора Александра I, участник и идеолог либеральных реформ начала XIX в., умелый дипломат и талантливый полководец, отличившийся в кампаниях 1808-1809 и 1811-1814 гг.
      С конца 1779 г. и до середины 1786 г. Ромм и его воспитанник жили в России. Они много путешествовали - от Белого моря до Черного, от западной границы до Урала. С июля 1786 г. маршруты их странствий пролегали уже по странам Западной Европы: Германии, Швейцарии, Франции. Повсюду Ромма и Попо сопровождал художник Андрей Воронихин, бывший крепостной Строгановых, в будущем - великий архитектор, зодчий Казанского собора в Петербурге. С 1787 г. к ним присоединились также юный барон Григорий Строганов, троюродный брат Павла, в дальнейшем - видный русский дипломат, и его француз-гувернер Ж. Демишель, земляк и друг Ромма. В 1788 г. вся компания покинула Швейцарию и направилась во Францию.
      О том, когда именно это произошло, между историками согласия нет. Едва ли не по каждому аспекту пребывания Ромма и Строганова в революционной Франции исследователями высказывались разные, подчас весьма далекие друг от друга взгляды. По словам великого князя Николая Михайловича, "в первых месяцах 1789 года Жильбер Ромм нашел возможным перебраться со своими питомцами в Париж, чтобы там завершить свою задачу. Они отправились через Лион сначала снова в Риом, осматривая на пути шелковые фабрики, угольные копи, оружейные заводы, и вскоре прибыли в Париж"8. По мнению же Галанте-Гарроне, Ромм и Строганов пересекли швейцарско-французскую границу летом 1788 г., в подтверждение он ссылался на следующие строки из послания Ромма его другу, директору риомской почты Габриэлю Дюбрелю: "Мы покидаем Женеву в поисках новых сюжетов для образования. Остаток теплого времени года мы хотели бы провести во Франции, в южных областях"9. И хотя письмо не датировано, итальянский историк полагает, что оно написано в июне-июле 1788 г.10
      В действительности же Ромм и Строганов прибыли во Францию в последней декаде мая 1788 г. В письме отцу из Женевы от 10 (21) мая Павел, сообщив, что Демишель уже несколько дней, как отбыл в Овернь, добавил: "Мы тоже скоро поедем. Все приготовления к нашему отъезду готовы, мы только ожидаем выздоровления моей кобылы, которая была очень больна"11. А в конце мая, как отмечалось в одном из писем племянницы Ромма Миет Тайан, ее дядя с учеником находились уже в Лионе, откуда первый прислал своей матери весточку, предупреждая, что на какое-то время они еще задержатся в этом городе12. Но уже 3 (14) июня Павел написал отцу из Риома13.
      Этот родной город Ромма был избран для продолжительной остановки не только потому, что наставник Павла после долгой разлуки хотел увидеться с родными, но, возможно, и по причине более прозаической - из-за отсутствия средств для более далекого путешествия. Старый граф по какой-то причине задерживал очередной перевод денег, и Ромм из письма в письмо напоминал ему о необходимости выслать их как можно скорее, чтобы они с Павлом могли продолжить поездку14. В ожидании ответа учитель с учеником отправились погостить к матери Ромма в Жимо, деревню вблизи Риома, где поселились в доме, который Ромм еще в 1782 г. через посредников купил на полученное в России жалование.
      По свидетельству Миет Тайан, приезда необычной пары ждали уже с начала мая. Мать Ромма пригласила также и остальных своих детей, чтобы после долгих лет разлуки они смогли повидаться с братом. Гости стали съезжаться еще с конца мая, но Ромм и его ученик все не появлялись. Их уже почти отчаялись дождаться. Но вот 13 июня, когда Миет, жившая в то лето у бабушки, сидела над очередным посланием кузине, ее раздумья оказались прерваны громким шумом, доносившимся снаружи. Снедаемая любопытством, девушка быстро завершила письмо: "Во дворе происходит что-то необычное... Я слышу: лошади, карета. Собаки, гуси, старая Кату (служанка, бывшая нянька Ромма. - А. Ч.) - все голосят одновременно. Прощай. Пойду узнаю, из-за чего весь этот содом"15. Причиной переполоха стал приезд долгожданного сына мадам Ромм с воспитанником - "русским принцем". Так жители Жимо окрестили молодого Строганова.
      Миет донесла до нас яркий словесный портрет юного Павла Строганова. "Им нельзя не восхищаться. Он соединяет престиж высокого положения со всеми преимуществами физической привлекательности. Он высок, хорошо сложен, лицо веселое и умное, живой разговор и приятный акцент. Он говорит по-французски лучше, чем мы.
      Иностранного в нем - только имя да военная форма, красная с золотыми аксельбантами. Его пепельно-русые волосы, постриженные на английский манер, вьются от природы и слегка касаются воротника. Такая прическа очаровательна, она удачно подчеркивает восхитительную свежесть его лица. Все в молодом графе Строганове, вплоть до уменьшительного имени Попо, исполнено обаяния"16.
      В Оверни Ромм и Строганов пробыли до 19 августа, и все это время учеба Павла не прекращалась ни на один день. Вместе с ним на "уроках" присутствуют племянники Ромма - Бенжамен Ромм, Жан-Батист и Миет Тайаны. В корреспонденции Миет мы находим подробное описание педагогических методов, применявшихся их наставником: "Он не требует от своих учеников повторять то, что им излагает. Он хочет лишь, чтобы они все поняли. Для этого есть один верный способ. Его рассказ всегда сопровождается демонстрацией. Он сравнивает малые предметы с большими. На берегу пруда можно вообразить, что видишь море; плывущая утка дает представление о навигации; птица, рассекающая воздух, рептилия, ползущая по земле, деревья, плоды и цветы - все служит тому, чтобы запечатлеть в наших умах понятия различных наук. Такая манера учить, прогуливаясь, не может не дать положительного результата. С г-ном Роммом ни одного мгновения не пропадает без пользы. По вечерам, перед сном, он играет с нами в игры, требующие математических расчетов. Развлекаясь, мы учимся считать, что показалось бы нам очень скучным, если бы нас заставляли заниматься этим по обязанности"17.
      Овернь с ее разнообразными ландшафтами и обилием природных ресурсов открывала широкие возможности для занятий естественной историей. Ромм и Строганов пешком и в карете путешествовали по плодородной равнине Лимань, изучали расположенные вокруг нее потухшие вулканы, пили воду из минеральных источников, осматривали месторождения битума. Но и о других науках не забывали. Наблюдение за лунным затмением 23 июня 1788 г. стало наглядным уроком астрономии. В знаменитой военной школе, расположенной в местечке Эфиа, Павел и его наставник участвовали в опытах с электричеством. В типографии Клермон-Феррана они знакомились с печатным делом. При посещении замков и храмов Ромм рассказывал ученику об истории Оверни.
      Обо всем этом мы узнаем из переписки Миет Тайан. А что привлекало внимание самого Павла? К сожалению, среди архивных материалов, относящихся к овернскому периоду, мне не удалось найти путевой дневник ("журнал") Строганова, где он, как сообщалось им в письмах отцу, делал заметки обо всем увиденном. Та из тетрадей дневника, что имеется в нашем распоряжении, была начата как раз в день отъезда из Оверни, о чем свидетельствует первая же фраза: "19 августа 1788 г. в 7 часов 30 мин. мы покинули Риом, ни с кем не попрощавшись"18. О том, что из увиденного произвело на юного графа наибольшее впечатление, можно судить только по трем его письмам, отправленным за это время отцу. Впрочем, данный источник, несмотря на ограниченный объем содержащихся в нем сведений, имеет свои преимущества. Ведение путевого "журнала" составляло для Павла обязанность, ибо рассматривалось как часть учебного процесса. Дневниковые заметки в дошедшей до нас тетради сухи и формальны. Зато в личной корреспонденции, где юноша не был связан требованием отражать все увиденное, он имел возможность писать лишь о том, что действительно вызывало у него наибольший интерес.
      В первом из писем Павел рассказывал о религиозном празднике в Риоме: "Мы сюда приехали в день святого Амабля, празднуемый торжественно здешними обитателями, потому что сей святой почитается покровителем здешняго города. В оной день бывает великой крестной ход и на завтре ярманка; приезжает к этому ярманка из далека, даже из Лиона. Мы смотрели этой ход, который весьма изряден для такого маленького города. Я думаю, что не трудно найтить лутчаго хода, но трудно найтить, где б народ весел был, как здешный"19.
      Второе послание отцу содержит подробное описание системы церковной благотворительности в Риоме: "Во время, которое я к вам не писал, мы видели здесь достопримечательное заведение; некоторыя из здешных господ сообщились числом до тридцати, чтоб подавать помощь бедным семьям, в городе и в окрестностях обитающим. Они имеют собрания в первое воскресение каждаго месяца, в которых здешной господин cure (кюре. - А. Ч.) им подает роспись всех тех бедных семей и их недостатков, для коих те господа складываются деньгами, в течение года до семи тысяч ливров. Оныя деньги отдают сестрам щедрости, имеющим должность приготовить платье, пищу, лекарства и пр. и разносить по домам тех семей"20.
      Третье из писем целиком посвящено взаимоотношениям Павла с его учителем. Судя по приведенным письмам, наиболее живой интерес из всего увиденного юноша проявлял к аспектам, так или иначе связанным с религией. С детских лет Павла Строганова отличала глубокая религиозность. Во многом это было связано с особенностями воспитания. Родным языком он считал французский. Когда же семья вернулась в Россию, мальчика стали усердно учить русскому языку и основам православия. Разумеется, ни в том, ни в другом Ромм не был компетентен, и задача преподавания этих предметов легла на плечи русских учителей. Более того, согласно педагогической теории Ж.-Ж. Руссо, которую Ромм положил в основу своей системы воспитания, регулярные занятия с ребенком следовало начинать лишь с 12 лет. Вот почему Ромм и приступил к ним лишь в 1784 г. Следовательно, с 7 до 12 лет, когда ребенок особенно восприимчив к новым впечатлениям, Попо систематически изучал лишь русский язык и религию. Да и позднее, как свидетельствуют письма юного Строганова из Киева 1785-1786 гг., эти предметы занимали наибольшую часть его учебного времени в течение всего периода пребывания в России21. Не удивительно, что ко времени отъезда за границу, где Павлу предстояло интенсивно осваивать естественные и точные дисциплины, его религиозные убеждения были уже прочными. Как отмечал Ромм в одном из писем, "особенно живой интерес он проявляет к Священному писанию. В те моменты, когда мы можем заняться чтением, я ему предлагаю различные интересные произведения, которые он мог бы слушать с удовольствием, но он постоянно предпочитает Ветхий или Новый Завет"22.
      В литературе нередко встречается мнение, что воззрения Павла Строганова полностью определялись Роммом и совпадали со взглядами последнего. Так, советская исследовательница К. И. Раткевич писала: "Воспитанником своим Ромм завладел всецело. Мальчик говорил его словами, думал мыслями, подсказанными наставником, реагировал на впечатления внешнего мира в соответствии с его принципами. Так продолжалось и тогда, когда он стал юношей"23.
      В действительности же их сосуществование было далеко не столь гладким и подчас омрачалось острыми конфликтами. Вступая в должность гувернера, Ромм питал надежду создать из своего воспитанника того самого "естественного человека", которого Руссо изобразил в знаменитом трактате "Эмиль, или о воспитании". Подписав договор с графом А. С. Строгановым, Ромм 11 мая 1779 г. делился с Дюбрелем планами на будущее: "Мы увидим Петербург, Голландию, Пруссию, Англию, затем я представлю своим добрым друзьям в Риоме ученика, достойного их, поскольку хочу сделать из него человека. Именно таким он выйдет из моих рук"24. Характерно, что Ромм почти дословно цитирует Руссо: "Выходя из моих рук... он будет прежде всего человеком"25.
      Однако живой ребенок оказался совсем не похож на выдуманного Руссо Эмиля, особенно когда подошел к подростковому возрасту. В письмах старшему Строганову Ромм не раз жаловался то на "излишнюю живость" Попо, то на его "инертность и лень". Учитель и ученик ссорились, не разговаривали порою по много дней. Тогда Ромм переходил на письменное общение с воспитанником, сочиняя длинные обличительные послания, вроде следующего: "Отказавшись от моих забот ради своей самостоятельности, вы впали в невежество, чревоугодничество, лень, неучтивость и самую возмутительную неблагодарность. Несчастный! Если это будет продолжаться, вы скоро станете самым презренным, самым отвратительным существом"26. К концу пребывания в России Ромм даже обращался к А. С. Строганову с просьбой об отставке с поста воспитателя: "Господин Граф, я признаю свое бессилие. Я чувствую себя абсолютно неспособным достичь даже посредственных успехов на этом тернистом поприще. Опыт более чем семи лет дает мне право признаться в своей полной непригодности. Теперь я жалею о том, что столь долго занимал место возле вашего сына, которое кто-нибудь другой мог заполнить с большей пользой для него и к большему удовлетворению для вас и всех тех, кто заинтересован в его воспитании"27.
      Конфликты между Роммом и его подопечным не прекратились и после отъезда из России. Во время одного из них Павел даже просил у отца разрешения покинуть Женеву и отправиться в действующую армию на турецкий фронт28. Однако ссоры с воспитателем, как правило, заканчивались раскаянием юноши. Так, уже через три дня после этой отчаянной просьбы Павел писал родителю: "Вы знаете, что мой величайший порок до сих пор есть ленность. Господин Ром много трудился, чтоб во мне искоренить оной. В том, как и во многих других вещах, я был столь глуп, его не хотел слушать, на то вас покорно прошу мне его простить, ибо чувствую, что тем вам и всем моим родным буду очень не угоден. Я взял сильное намерение его во всем слушать и совершенно надеюсь на вашу отеческую милость". После чего Ромм добавлял: "Господин Граф, постскриптум Попо дает вам понять, что в отношениях между нами далеко не всегда царит полное взаимопонимание. Его легкомыслие, а особенно ощущение собственных сил, придающее ему с каждым днем все больше энергии, заставляют его порою возмущаться теми ограничениями, которыми я сдерживаю его переменчивые капризы. Разума, того единственного средства, коим я бы хотел на него воздействовать, всегда оказывается недостаточно"29.
      Внешне же отношения Ромма с его подопечным выглядели почти идеальными. Со стороны невозможно было догадаться о существовавшем напряжении между учителем и учеником. Миет Тайан с восхищением описывала кузине тот спартанский образ жизни, к которому приучал Павла Строганова его наставник: "Нет необходимости обладать миллионами, моя дорогая подруга, чтобы жить в таких лишениях, как г-н Граф. Его воспитание, вместо того, чтобы учить пользоваться своим достоянием, формирует привычку обходиться без оного. Выросший в суровых условиях, он сумеет выдержать превратности судьбы, не жалея о том, к чему привыкают богачи. Предназначенный к военной службе, он порой должен будет обходиться без самого насущного. Привыкнув с ранних лет к лишениям, он станет страдать от них меньше, чем другие. Ему не придется отказываться от перины, чтобы спать на голых досках; ведь он никогда не знал мягкой постели. Последний из солдат спит в лучших условиях, чем он. Г-н Ромм утверждает, что именно такому режиму г-н Граф обязан своим хорошим здоровьем. Когда он (Ромм. - А. Ч.) взялся за его воспитание, тот, как и все дети богачей, был слабым, капризным и злым, постоянно плакал, требуя исполнения все новых прихотей, которые иногда невозможно было удовлетворять. Он был обузой для него (Ромма. - А. Ч.) и для других. Терпение и большие способности г-на Ромма позволили избавиться от всех этих мелких недостатков: характер его улучшился, здоровье стало совершенным. Подобная счастливая перемена доказывает преимущества системы, против которой мы роптали. Я начинаю верить, что мой Дядя прав"30. В словах Миет отчетливо слышен тот апломб, с которым Ромм, очевидно, объяснял своим слушателям достоинства осуществлявшейся им системы воспитания.
      Обладая почти неограниченной властью над подопечным, Ромм охотно демонстрировал ее в присутствии родных и земляков, публично заставляя Павла отказываться даже от самых невинных удовольствий, не совместимых, по мнению учителя, со спартанским образом поведения. О нескольких таких случаях Миет сообщала в письмах: "Ты будешь весьма удивлена, моя дорогая подруга, когда узнаешь, что граф не может съесть ничего из того, что захочет, не посоветовавшись со своим воспитателем. Я опасалась, что наша кухарка окажется недостаточно искусна для столь богатого наследника; однако приготовить то, что ему позволено, смогла бы и самая последняя судомойка: жареное мясо, пареные овощи, сырые яйца, молоко и фрукты. Вино - никогда, тем более ликер, и никакого кофе. Вот примерно и все обычное меню молодого человека, который однажды получит состояние в несколько миллионов. Моя мать, не знавшая о режиме графа, предложила ему котлеты в пикантном соусе. Он взял их, не обратив внимания, и уже начал есть, когда это заметил г-н Ромм. Он (Ромм - А. Ч.) подал ему знак, выражая свое неудовольствие. Ученик послушно положил на тарелку кусочек, который уже собирался нести в рот, возможно, сожалея, что не успел осуществить это намерение. Мы восхищались покорностью графа и критиковали суровость г-на Ромма. [...] Г-н Ромм молча выслушал то, что семья считала вправе ему высказать. Когда все закончили говорить, он встал и торжественно заявил, что все сказанное ему по поводу ученика вызывает лишь досаду, но никоим образом не изменит план воспитания. Твердый в своих решениях и в своих принципах, он никогда не уступает чьим-либо просьбам. Как ты понимаешь, после этого каждый предпочитает держать свое мнение при себе. Мы позволяем себе лишь потихоньку жалеть молодого графа, у которого непреклонность наставника, похоже, не вызывает такого же протеста, как у нас. Он так ему доверяет, что легко подчиняется всем ограничениям, которые тот на него налагает.
      Поведаю тебе об одном случае, показывающем, какое влияние он (Ромм - А. Ч.) на него имеет. Вчера Бенжамен, мой брат, и я пошли в сад играть в волан. Г-н Граф нас увидел и захотел присоединиться. Он только начал партию, когда пробило три. Г-н Ромм показал ему на часы. Попо попросил еще две минуты, на что мудрый ментор отвечал: "Сударь, если вы предпочитаете удовольствие работе, можете остаться, я вас не удерживаю". Попо понял, что тот хотел сказать, бросил ракетку и безропотно последовал за ним. Не знаю, кто заслуживает большего восхищения: ученик или учитель"31.
      И все же покорность Павла носила в значительной степени лишь внешний характер. Если в это время дело не доходило до открытого конфликта, как было в Женеве, то сие отнюдь не означало, что юноша исполнился сознательной готовностью следовать предписаниям педагогической системы Ромма. Он весьма болезненно переживал размолвки с учителем, ибо считал, что, допуская их, проявляет непослушание воле отца и, соответственно, нарушает долг христианина. Однако конфликты не прекращались. "Милостивой государь и почтенный отец мой, - писал Павел. - Я получил вчерась ваше письмо, писанное ко мне мая 26 дня. В самом деле, я в Женеве был с два месяца нехотевши никаким образом слушать господина Рома и так его раздражил, что он было хотел ехать в Россию после его свидания с его родными, но я, узнав мою вину, и мы помирились. Ежели мне случается иногда еще ему не послушаться, я сколь скоро что узнаваю, в чем виновен, то я ему прощение спрашиваю, но я стараюсь ему всегда послушаться"32.
      Но, как свидетельствовала Миет Тайан, близко наблюдавшая Павла Строганова на протяжении более двух месяцев, юноша, оказываясь вне поля зрения учителя, пренебрегал его запретами. Так, на сельском празднике 23 июня, когда Ромм отправил своего питомца вместе с другими молодыми людьми разносить гостям крепкие напитки, Павел тайком опустошил полбутылки анисовки, сознательно нарушив требования наставника, не разрешавшего ему пить даже кофе33.
      * * *
      Лето подошло к концу, и Ромм с подопечным покинули Риом, отправившись в путешествие по Франции. Маршрут был намечен еще в Женеве, о чем Ромм сообщал Дюбрелю в упоминавшемся выше письме без даты: "Мы хотели бы посмотреть, какие предметы первой необходимости производятся в Лионе, увидеть бумажное производство в Аннонэ, лесоперерабатывающие заводы, замечательное предприятие Крезо в Бургундии, откуда поедем пожить в один из южных городов"34. Эту программу Ромм и Строганов выполнили полностью, за исключением последнего пункта, изменить который их заставили начавшиеся во Франции политические события.
      В отправленном из Лиона письме от 27 августа (7 сентября) 1788 г. Павел так рассказывал отцу о первом этапе их вояжа: "Мы выехали из Риома августа 9-го дня (правильно: 19-го. - А. Ч.) и были потом в Сент-Этиене, в Форе, где видели заводы огнестрельных ружьев. Оттуда мы проехали в Аннонэ, где видели бумажныя, для письма фабрики господ Montgolfier и Johannot, лутчия из всех нами виденных; а оттуда приехали в Лион 24-го дня, где и теперь находимся. Я вам не описываю здесь все, что мы видели в тех заводах, потому что это бы было слишком длинно; но я буду вам оное сообщать в моем журнале"35. О следующем отрезке путешествия нам известно из записных книжек Ромма: он и его ученик посетили знаменитый уже тогда центр металлургии - заводы Крезо, где ознакомились с самыми передовыми для Франции того времени технологиями. "Семь лет назад, - пометил в блокноте Ромм, - Крезо еще ничего из себя не представлял, а сегодня это только что появившееся предприятие привлекает к себе взгляды всех просвещенных людей"36.
      В конце октября Ромм и Строганов вернулись в Лион. Похоже, именно здесь и было принято решение об изменении дальнейшего маршрута. Вместо южных провинций, как это планировалось ранее, учитель и ученик направились в Париж. В письме из Лиона от 21 октября (1 ноября) молодой человек сообщал отцу: "Брат (Г. А. Строганов. - А. Ч.) поехал вчера поутру в южныя провинции Франции; а мы скоро поедем смотреть соляныя варницы, существующия в Франш-Конте, и думаем соединиться с ним в Париже чрез полтора месяца"37. Что побудило Ромма изменить первоначальные намерения?
      8 августа 1788 г. Людовик XVI постановил созвать 4 мая следующего года Генеральные штаты. Происходившие до того времени политические события во Франции не только никак не влияли на разработанный Роммом план учебы воспитанника, но даже не находили никакого отражения в корреспонденции обоих. Однако всплеск общественной активности, вызванный известием о предстоявших выборах, не остался незамеченным. Ну, а поскольку главной целью продолжавшихся уже без малого 10 лет путешествий Ромма и Строганова было прежде всего знакомство со всевозможными достопримечательностями, наставник и его подопечный не могли оставить без внимания такую редкость, как собрание представителей трех сословий, ранее состоявшееся в последний раз в 1614 г. Очевидно, желание своими глазами увидеть подготовку к этому историческому событию и заставило Ромма направиться с учеником в Париж. Он так объяснил изменение своих планов матери в письме от 24 октября: "Хотя мы не являемся людьми государственными и нам нечего делать на общенациональных собраниях, которые вскоре состоятся, они, однако, внесли кое-какие коррективы в наши намерения. Мы едем в Париж на четыре месяца раньше"38. По наблюдению Галанте-Гарроне, о возникшем тогда у Ромма интересе к общественным делам свидетельствовало и то, что впервые в списке приобретенных им книг в ноябре появилась политическая брошюра "Письма о нынешних волнениях в Париже"39.
      Павел Строганов, рассказывая тетке в письме от 21 октября (1 ноября) о ближайших планах, также связывал свой приезд в Париж с созывом Генеральных штатов: "Мой кузен отправился вчера утром в вояж по южным провинции Франции, который продлится около двух месяцев. Мы же тем временем осмотрим солеварни во Франш-Конте, откуда поедем через Овернь в Париж. Кузен присоединится к нам в Париже в начале года, когда соберутся Генеральные штаты. Я с нетерпением буду ждать этого момента"40. Последняя фраза относилась к встрече Павла с троюродным братом, а отнюдь не к началу работы Штатов. Политика занимала пока скромное место среди его интересов: в письме отцу, отправленном в тот же день, о Генеральных штатах вообще не упоминалось. Такое умолчание отнюдь не было связано с желанием уберечь родителя от треволнений. Весть о созыве Штатов большинство французов встретило с энтузиазмом, и никто не мог предвидеть последовавших вскоре революционных событий. Кстати, о них Павел в дальнейшем информировал отца весьма подробно и регулярно. Осенью же 1788 г. он пока еще не придавал политическим событиям большого значения.
      И все же именно с этого времени их отзвуки нет-нет да и появлялись в его корреспонденции наряду с привычным перечислением увиденных достопримечательностей. Так, в направленном из Безансона послании от 16 ноября юноша сообщал: "Мы выехали из Лиона сего месяца 4-го дня и уже видели соляныя варницы Франш-Конте, о которых я вам буду говорить в моем журнале. Мы находимся теперь в сем городе во время весьма достопримечательное, ибо собрание провинции сей, не бывшее от 1614 года, теперь началось и привлекло великое множество приезжих"41.
      В исторической литературе высказывались разные суждения о времени прибытия Ромма и Строганова в Париж. Великий князь Николай Михайлович датировал их появление там началом 1789 г. Вероятно, вслед за ним такого же мнения придерживался и Далин: "Не окажись Ромм и его воспитанник в Париже в первые месяцы 1789 г., кто знает, как сложилась бы его жизнь"42. А по утверждению Галанте-Гарроне, "Ромм приехал в Париж 24 ноября 1788 г."43 Впрочем, ни одна из этих версий не подтверждается документами. В письме от 16 декабря 1788 г. Павел извещал отца: "Уже три дня тому назад как мы в Париже"44. Ну, а поскольку он обычно датировал свои послания либо одновременно числами старого и нового стилей, разница между которыми составляла 11 дней, либо (как, очевидно, и на сей раз) только старого, то, произведя соответствующие вычисления (16-3 + 11), мы получим 24 декабря. Первое из парижских писем Ромма графу Строганову45 датировано 17 декабря 1788 г., очевидно, также старого стиля, которым Ромм нередко пользовался при отправке корреспонденции в Россию.
      Нет единства мнений среди исследователей и относительно цели появления Ромма и его ученика в Париже. Великий князь Николай Михайлович считал, что, направляясь в столицу, наставник юного графа уже имел твердое намерение сменить деятельность преподавателя на карьеру политика: "Ромм едва ли был чистосердечен, когда писал своей матери, что "мы люди не политические, и нам нет никакого дела до народных сборищ". Напротив, никто так не увлекся окружающим, так резко не отказался от своих любимых занятий наукой и так сразу не вошел в сферу огня, с увлечением и страстью, как Жильбер Ромм. Все прошлое было им забыто в одно мгновение"46. По словам этого автора, произведенная по инициативе учителя замена фамилии его воспитанника на псевдоним свидетельствовала о заранее выношенном замысле Ромма заняться политической деятельностью: "Если он, въезжая в Париж, нашел более осторожным переменить фамилию графа Строганова на Очер, то ясно, что Ромм сознавал необходимость этой меры, и еще в горах Оверни, в начале 1789 года, его мысль определенно работала в известном направлении, весьма отдаленном от воспитательской деятельности"47.
      Возражая великому князю Николаю Михайловичу, Галанте-Гарроне полагал, что Ромм, изменив намеченный маршрут путешествия по Франции, поехал в Париж именно для того, чтобы продолжить образование своего подопечного. Однако итальянский исследователь считал, что такое образование состояло прежде всего в приобретении юным графом политического опыта, необходимого для будущего государственного мужа. Принятое Роммом решение отправиться в столицу, по мнению этого историка, "не было результатом компромисса между обязанностями наставника и нарождающейся страстью к политике; тем более это не было изменой его прежней деятельности; оно было продиктовано искренним убеждением, что понаблюдать воочию за перипетиями столь великих событий может оказаться не менее полезно для образования молодого русского, чем посещать промышленные предприятия и изучать иностранные языки"48. Но перемену фамилии Строгановым Галанте-Гарроне тоже связывал с политической ситуацией: "Зачем потребовалась такая мера предосторожности? Вряд ли тогда еще Ромм предполагал, что его ученик окажется замешан в политических событиях, однако он, несомненно, считал, что имя наследника русского аристократического рода будет в Париже помехой в то время, когда французская буржуазия начала борьбу за свои права и общественное мнение раскалилось до предела. Для юного российского аристократа лучше было сохранить инкогнито, чтобы раствориться в огромной толпе народа, который уже поднял голову и преисполнился надеждой"49. Далин также полагал, что Павел Строганов принял псевдоним по политическим мотивам, но датировал это несколько более поздним временем:
      "Вскоре, 7 августа (1790 г. - А. Ч.), он получил диплом члена Якобинского клуба... Из предосторожности он присвоил себе имя Павла Очера (так называлась речка, у которой в Пермской губернии был расположен один из уральских заводов Строгановых)"50.
      Изучение всей совокупности известных к настоящему времени документов позволяет уточнить представление о том, с какими целями Ромм и Строганов прибыли в Париж. Все вышеназванные авторы, помня о последующей судьбе Ромма, переоце- нивали влияние политического фактора на его планы того времени. Хотя желание воочию узреть исторические события, связанные с созывом Генеральных штатов, и побудило Ромма изменить маршрут путешествия, главной целью для него по-прежнему оставалось образование воспитанника, прежде всего в области естественных и точных наук. А где, как не в Париже, имелись для этого наиболее благоприятные возможности? В дополнении к упомянутому выше письму Павла от 16 декабря 1788 г. Ромм делился с отцом ученика следующими педагогическими соображениями: "Ваш сын должен прослушать здесь такие необходимые для своего образования курсы, как естественная история и горная химия, к коим мы добавим также все то, что позволит сделать оставшееся от занятий ими время. Здоровье у него весьма крепкое. Он прошел сотни лье пешком по декабрьским холодам через Франш-Конте, изучая солеварни. Ростом он уже значительно превзошел меня и, думаю, вас тоже, насколько я могу судить по памяти"51. Об основательности педагогических планов Ромма свидетельствовало и его письмо А. С. Строганову от 12 (23) февраля 1789 г., где изложена развернутая программа обучения Попо52. Этот документ в значительной степени проливает свет на причины изменения Роммом фамилии Павла. Жизнь инкогнито должна была, по мысли наставника, избавить молодого человека от необходимости вращаться в светских кругах с их многочисленными соблазнами, а потому рассматривалась Роммом как необходимое условие нравственного воспитания юноши. Вот почему решение о перемене имени было принято одновременно с принятием решения о поездке в Париж - в октябре 1788 г., когда еще никому и в голову не приходило, что некоторое время спустя во Франции возникнет необходимость скрывать аристократическое происхождение по политическим мотивам. Впервые упоминание о псевдониме Павла Строганова появляется в письме Ромма Дюбрелю, отправленном из Лиона 4 октября 1788 г.: "Я счел уместным изменить имя Попо. Барон (Г. А. Строганов. - А. Ч.) также захотел изменить свое, о чем он известит вас лично. Попо выбрал имя "Очер" по названию одного из владений его отца в Сибири. Пожалуйста, примите это во внимание. Во время пребывания в Париже его надо называть просто г-н Очер. Графа Строганова там быть не должно"53. Павел известил об этом решении отца в письме из Лиона от 21 октября (1 ноября): "Как господин Ромм хочет, чтоб я был не известен в сем городе (Париже. - А. Ч.), то он мне присоветовал переменить мое имя, и я избрал Очер - имя вашего завода"54.
      В Париже учебные занятия Павла Строганова продолжались, как и прежде, а объем их, возможно, даже увеличился. Согласно записям в книге расходов, которую вел Ромм, сразу после их приезда был нанят учитель немецкого языка, а позже Павел и присоединившийся к нему Григорий Строганов стали посещать курсы военного искусства55. Круг их общения также составляли в основном люди, связанные с науками. В письме от 12 (23) февраля Павел отмечал: "Мы здесь часто видим господина de Mailli, и у него видели часть привезенных им из России руд, кои доказывают чрез их драгоценность его великим охотником и бывшим в дружестве с теми, которые имеют лутчия рудники в Сибири"56. В письме от 31 марта (11 апреля) он сообщает отцу о встрече со знаменитым швейцарским натуралистом и философом Горацием-Бенедиктом де Соссюром57, с которым познакомился еще в Женеве. Письма Павла и его учителя в Петербург зимой и весной 1789 г. не содержат ни малейшего упоминания о политических событиях. Другой источник, а именно - переписка Ромма с его риомскими друзьями, также свидетельствует о том, что и наставник, и его ученик до мая 1789 г. обращали на политику мало внимания, сосредоточившись в основном на занятиях науками58.
      В апреле пришло сообщение из Петербурга о смерти барона А. Н. Строганова, отца троюродного брата Павла. Григорий начал готовиться к отъезду в Россию. Письмо от 31 марта (11 апреля), которым Павел откликнулся на столь печальное известие, ярко показывает глубокую и очень искреннюю религиозность этого еще совсем молодого человека: "Милостивой государь и почтенной отец мой. Я весьма сожалею о смерти дядюшки; это великая потеря для всей его фамилии, а наипаче для братца, весьма несщастливо, что ему должно было оставить свои учения в такое время, в которое они ему больше б пользу могли принести. Я чувствую, что сия потеря должна и вас весьма оскорблять, а особливо нечаянностию, ибо дядюшка помер в таких летах, в которых обыкновенно человек бывает крепче. Но надобно думать, что сие к лутчему зделано, ибо Бог ничего не делает, которое бы не было весьма хорошо; в коего вера тем весьма утешительна, что, ежели, с одной стороны, мы оскорблены чем-нибудь, можем, с другой, нас утешать тем, что противное тому хуже б было"59.
      * * *
      В мае, с открытием Генеральных штатов, распорядок занятий Павла Строганова претерпел серьезные изменения. Ромм и его подопечный начали регулярно посещать Версаль, где с трибуны наблюдали за работой Штатов. Вероятно, первое время Ромм полагал, что ему удастся совмещать столь интенсивное увлечение политикой с продолжением систематического образования ученика. В мае он направил А. С. Строганову письмо с пространным планом дальнейшей учебы его сына. Без указания даты оно впервые было опубликовано великим князем Николаем Михайловичем60. По мнению Галанте-Гарроне, документ составлен в апреле 1789 г. - накануне отъезда на родину Г. А. Строганова, т.е. до начала работы Генеральных штатов, сразу после которого Ромм, как полагал итальянский историк, оставил все свои педагогические начинания61. Судя по тексту письма, его, скорей всего, действительно повезли с собой в Петербург Г. А. Строганов и Демишель. Однако из Парижа они уехали не в апреле, как думал Галанте-Гарроне, а 12 мая62 - неделю спустя после открытия Генеральных штатов. Впрочем, последнее обстоятельство пока еще ничуть не мешало Ромму строить новые планы в отношении своего питомца: "К концу года мы намереваемся проехать в южные провинции, оттуда направимся в Германию, Голландию и Англию, дабы продолжить занятия по различным дисциплинам [...]. Пребывание в Германии будет преследовать цель упрочить наши навыки в немецком и приступить к изучанию права. После овладения этим языком, знать который в России настоятельно необходимо, я хочу, чтобы он (Павел. - А. Ч.) освоил английский, дабы суметь прочесть вышедшие на нем несколько хороших книг по искусству. Изучение этих языков окажется для него менее трудным, поскольку он довольствуется освоением прозы, которая всегда проще, чем речь поэта"63.
      Столь замечательным прожектам суждено было остаться только на бумаге. Водоворот революционных событий все глубже затягивал и учителя, и ученика. В монографии Галанте-Гарроне детально показан процесс быстрой радикализации в мае-июне 1789 г. взглядов Ромма, прежде безразлично относившегося к политике. О воззрениях его подопечного известно гораздо меньше. Логично предположить, что резкая смена обстановки, когда юноша, которого долгое время воспитывали анахоретом, вдруг оказался в гуще политических страстей, произвела на него достаточно сильное впечатление. Если еще осенью предыдущего года политика имела для Павла более чем второстепенное значение, то с июня 1789 г. она стала регулярно появляться в его письмах к отцу. Так, 15 (26) июня 1789 г. Павел сообщал: "Мы здесь имеем весьма дождливое время, что заставляет опасаться великаго голода, который уже причинил во многих городах бунты. Теперь в Париже есть премножество войск собрано, чтобы от возмущений удерживать народ, который везде ужасно беден"64.
      А Ромм в посланиях старшему Строганову, напротив, вообще не касался политических тем, рассказывая преимущественно об успехах юноши в учебе. Так, в письме от 16 (27) июня он сообщал: "Ваш сын добился успехов в плавании: дважды он пересек Сену в достаточно широком месте"65. И даже в день парижского восстания и взятия Бастилии, т.е. 3 (14) июля, Ромм в письме, ни словом не упомянув о происходившем на улице, ограничился обсуждением исключительно учебы: "Я не могу не обратиться к Вам снова с просьбой, повторяя которую, уже наскучил, но оная для нас важна, а именно - прислать нам те предметы, которые уже давно собираете для нас и которые могли бы расширить познания Вашего сына в географии, истории и экономике его родины. Он находится в добром здравии и добился больших успехов в тех физических упражнениях, которыми занимается, но особенно в плавании"66.
      Однако события 14 июля получили огромный резонанс не только во Франции, но и далеко за ее пределами, а потому дальнейшее умолчание о них Ромма могло вызвать недоумение старого графа. И когда Павел 9 (20) июля известил отца о случившемся:
      "Вы, может быть, уже знаете о бывшем в Париже смятении, и Вы, может быть, неспокойны о нас, но ничего не опасайтесь, ибо теперь все весьма мирно"67, - Ромм от себя добавил: "Господин Граф, мы могли бы Вам писать чаще, чтобы предотвратить тревогу, которую у Вас могут вызвать сообщения газет о происходящем в Париже. Теперь же вокруг нас все в совершенном спокойствии"68.
      С этого времени мало какое из писем уже не только Павла Строганова, но и Ромма обходилось без того или иного упоминания о событиях революции. 24 июля (4 августа) Попо рассказывал о посещении с наставником разгромленной народом Бастилии69. Сам Ромм в тот же день направил А. С. Строганову письмо с объяснением причин их задержки в Париже: "Мы отложили наше путешествие в южные провинции, поскольку при этом всеобщем брожении умов, которые повсюду заняты исключительно вопросами власти и управления, мы не смогли бы там столь же успешно обеспечить себе образование, развлечение и безопасность. Г-н де Лафайет, главнокомандующий городской милицией Парижа, и г-н Байи, мэр города, установили прекраснейший порядок во всех кварталах. Повсюду здесь царит спокойствие, и пребывание в Париже теперь более безопасно, нежели во всей остальной Франции"70. Утверждая последнее, Ромм мог сравнивать положение в столице с ситуацией в его родной Нижней Оверни, охваченной в те дни, как, впрочем, и вся остальная Франция, "великим страхом". Дюбрель сообщал Ромму, что провинция взбудорожена слухами о появившихся неизвестно откуда таинственных разбойничьих шайках, одно известие о приближении которых вызывает страшную панику71.
      Между тем "политическое образование" Ромма и Строганова продолжалось, поглощая почти все их время. Все другие занятия оказались заброшены. Поездки в Версаль стали едва ли не ежедневными, а с 11 августа Ромм даже снял там квартиру, которую они с Павлом покинули лишь в октябре, с переездом Национального собрания в Париж72. В послании Дюбрелю от 8 сентября Ромм так описывал освоение нового и для учителя, и для ученика "предмета": "В течение некоторого времени мы регулярно посещаем заседания Национального собрания. Они мне представляются отличной школой общественного права для Очера. Он проявляет к ним живой интерес, все наши разговоры теперь только об этом. Получаемые нами со всех сторон знания обо всех важнейших сторонах политического устройства столь прочно завладели нашим вниманием и настолько заполняют наше время, что любое другое занятие для нас оказывается почти невозможным"73.
      В какой степени эти "уроки" были усвоены Павлом Строгановым? Политика действительно стала наиболее подробно освещавшейся в его корреспонденции темой. Особое внимание он уделял положению с продовольствием, считая основной причиной народных волнений недостаток хлеба. Едва ли не в каждом письме он так или иначе касался этой темы, сообщая, как обстоят дела со снабжением населения продовольствием: 9 (20) сентября 1789 г. - "Здесь жатва хотя и была хороша, однако же весьма трудно достать хлеба, и не знают, к чему сие приписать; говорят, что много вывозят для императора (хотя вывоз весьма строго запрещен)"74; 23 сентября (4 октября) - "Здесь все весьма тихо, хлеб не редок, как был прежде, и так народ не бунтуется"75. Любопытно, что уже на следующий день после того, как это было написано, в Париже начались волнения, вылившиеся в поход плебса на Версаль. И в дальнейшем продовольственная проблема постоянно находила отражение в письмах Павла: 11 (22) ноября 1789 г. - "Все мирно теперь в Париже и хлеб не редок"76, 2 (13) декабря - "Здесь все мирно и уверяют, что меры взятыя снабдили Париж хлебом на целую зиму"77. Письмо от 17 (28) декабря 1789 г. также показывает, что перспективу гражданского умиротворения во Франции Павел Строганов связывал с благоприятным урожаем грядущего года. В небольшой приписке к этому посланию Ромм добавлял: "Мы можем лишь повторить, что порядок и безопасность укрепляются с каждым днем, что все идет к установлению мира и что мы здесь пользуемся всеми благоприятными возможностями, которые нам предоставляются в данных обстоятельствах"78. Любопытно, что двумя неделями позже младший Строганов почти дословно повторил то же самое: "Я не имею ничего другого вам сказать, как только, что здесь все спокойно и в мире"79.
      И это далеко не единственное совпадение в оценках ситуации учителем и учеником. Так, в их письме от 25 ноября (6 декабря) Ромм описывал ее в выражениях, весьма схожих с приведенными выше высказываниями Павла: "Здесь царят порядок и мир; хлеб, столь необходимый для их поддержания в народе, обилен и хорош"80. Есть и другие примеры, свидетельствующие о близости взглядов Ромма и младшего Строганова. Выше уже приводилась положительная оценка Роммом деятельности маркиза де Лафайета и Байи81. Так же отзывается о роли Лафайета в событиях 5-6 октября и Павел Строганов, выражая в письме отцу от 4 (15) октября как собственное мнение, так и мнение наставника ("я с господином Ромом думаю"). Отметим также, что из всех существовавших тогда версий о причинах стихийного похода парижан на Версаль Павел приводил ту, которой придерживались наиболее последовательные сторонники революции, а именно - "заговор" противников реформ: "Теперь Париж весьма спокоен, меры, которыя взял маркиз de la Fayette для сего, не оставляют никакого страха для совершеннаго мира; нынешния мятежи меня ни под каким видом не удивляют, но, на против, кажутся весьма натуральными, ибо французской народ переменяет свою constitution, что и причиняет великое множество не довольных, которыя думают привесть паки древную чрез оныя, они желают внутренней войны, и есть многия, кой боятся, чтоб она не случилась, но я с господином Ромом думаю, что это совсем без основания, по хорошим мерам, которыя против ея взяты. Не давно что было еще в Париже великое смятение, причиненное одним пиром, данным королевскими лейб-гвардиями, в котором они произносили в пресудствии короля и королевы многия ругательства против l' assemblee nationale (Национального собрания. - А. Ч.) и народнаго банта, которой есть синяго, краснаго и белаго цветов, бросив его под ноги, и тем вооружали против себя около пятнадцати тысяч человек из парижскаго гражданскаго войска, пришедших в Версалию под предводительством маркиза de la Fayette, сии последния их прозбами принудили короля со всею его фамилиею переехать в Париж, где он и пребывает в Tuileries (Тюильри. - А. Ч), охраняем гражданским войском, а не лейб- гвардиями; с тех пор все в Париже в современном мире. L'assemblee nationale также от ныне пребудет в Париже. Я вам советую не тревожиться о нас, ибо я уверен, что нечего бояться"82.
      Неоднократно встречающиеся совпадения в оценках событий Роммом и его подопечным являются свидетельством значительного влияния на Павла Строганова взглядов наставника. И все же из этой констатации еще отнюдь не следует, что ученик смотрел на происходившее исключительно глазами учителя и полностью разделял его воззрения. С появлением нового и общего для обоих увлечения политикой прежние противоречия в их личных отношениях не только не исчезли, но даже усилились. Если еще осенью 1788 г., во время путешествия по Франш- Конте, Ромм сообщал старшему Строганову о том, что вполне удовлетворен поведением воспитанника, который проявляет все большую готовность к послушанию83, то уже летом 1789 г. конфликты между учителем и учеником возобновились. 19 (30) августа Павел писал в Петербург: "Милостивой государь и почтенной отец мой. Мы получили ваше письмо, писанное из Сарскаго села от 21-го июля; я весьма чувствителен к милостям, которые вы для меня всегда имеете, а наипаче в сем случае; хотя я не всегда их достоин. Я чувствую, что уже несколько времени, как я не имею с господином Ромом такое поведение, каковым я ему должен; я его не слушаю, как должен слушать; и чувствую, что, имевши с ним худое поведение, я не держу слова, которое вам дал, и, следовательно, против Бога грешу; рассмотря все сие, я возбужден сие письмо к вам написать и сделать сие исповедание, надеявшись на вашу милость меня в том простить, ибо я весьма в сем поведении раскаиваюсь"84.
      Ромм же в письмах старому графу не раз жаловался на "моральную инертность" своего воспитанника85. К сожалению, из корреспонденции не ясно, в чем именно проявлялись разногласия между Роммом и младшим Строгановым. Возможно, повзрослевший Павел все больше тяготился мелочной опекой со стороны наставника? А может, просто сказалась разница в темпераментах?86 Во всяком случае она весьма заметна в отношении каждого из них к происходившим вокруг событиям. Задумчивый, чувствительный и глубоко религиозный юноша далеко не в полной мере разделял тот революционный энтузиазм, которым все больше проникался Ромм. Наставник Павла ощущал себя полноправным участником революции. Начав с того, что добровольно взял на себя миссию информировать земляков о работе Национального собрания, он к концу 1789 г. уже являлся одним из наиболее активных вдохновителей "левых" своего родного города. В письмах Дюбрелю, которые в Риоме зачитывались вслух перед многочисленной аудиторией, Ромм оправдывал совершавшиеся в стране акты революционного насилия. По горячим следам событий 5-6 октября он, например, писал: "Доводы одного лишь разума способны повлиять только на слабых и добрых, надо, чтобы разуму предшествовал террор, способный переубедить всех"87. И даже в письмах А. С. Строганову, где Ромм умалчивал о своем личном участии в политике, он не скрывал сочувствия к происходившим переменам. Так, когда отец Павла попросил его выкупить заложенные некогда графиней Строгановой фамильные ценности, Ромм, обсуждая возможность этой операции, мимоходом дал понять, что считает намерения сторонников преобразований благом, даже если они грозят обернуться старому графу во вред: "При том желании реформ, которое овладело всеми во Франции, некоторые люди требуют ликвидировать лотереи и Mont de piete (ломбарды. - А. Ч.). Поскольку подобная ликвидация вполне вероятна и была бы весьма желательна для общественного блага, то, если она будет иметь место, не повлечет ли она частного зла для вас? (курсив мой. - А. Ч.)"88. В письме тому же адресату от 14 (25) января Ромм на конкретных примерах показывал, сколь благотворно, по его мнению, влияет революция на общественную мораль89.
      Настроения же Павла Строганова, выраженные в письмах к отцу, составляли удивительный контраст с восторженным энтузиазмом Ромма. При несомненной симпатии к переменам в общественном устройстве Франции юноша смотрел на них доброжелательно, но все же с позиции стороннего наблюдателя, не ощущая себя участником происходившего и в какой-то степени даже испытывая от него душевный дискомфорт. Что у него вызывало действительно сильные переживания, так это трудности, с которыми тогда столкнулась Россия, - войны со Швецией и Турцией, угроза внутренних неурядиц. Лейтмотив корреспонденции П. А. Строганова зимой и весной 1790 г. - это повторявшееся из письма в письмо желание скорейшего прекращения раздиравших Европу войн и мятежей, установления гражданского согласия во Франции и замирения России с соседями. Так, в письме от 30 декабря 1789 г. (10 января 1790 г.) он сообщал: "Я желаю так же, как и вы, чтоб войны, существующия против моего отечества, скоро прекратились"90. Различия в восприятии Роммом и Строгановым окружавшей действительности ярко проявились в их совместном письме от 14 (25) января 1790 г. Если написанная Роммом и упомянутая выше часть этого послания целиком посвящена благотворному влиянию революции на нравы, то Павел, напротив, высказывал обеспокоенность возможными беспорядками в России: "Я здесь слышал, что был великой бунт в Москве, но что его скоро утишили; великое несчастие бы было, чтоб к двум иностранным войнам присовокупились еще внутренныя мятежи, но надобно чаять, что все несчастия не совокупятся вдруг оскорбить Россию; я бы весьма желал, чтоб новой год, в которой вошли и с коим я имею честь вас поздравить, был не столь мятежен, как прошедший, что предвещается по крайней мере для здешной земли, ибо хоть иногда и приключаются маленькия мятежи, то тотчас и утишаются, и теперь не токмо в Париже, но и в провинции все в мире"91.
      Не менее ярко характеризует умонастроение Павла и письмо от 28 января (8 февраля), где он восхищался действиями французского монарха по умиротворению общества и выражал тревогу из-за возможной болезни русской государыни: "Здесь мир от часу больше утверждается и теперь основан не поколебимым образом чрез поступок короля его пришествием a 1'assemblee nationale; от коих пор весь Париж в превеликой радости; везде поют молебны, даже и посреди площади Карузельской пели, и присягают всенародно законам и королю, как мущины, так и женщины; в речи короля 1'assemblee nationale приметили особливо сии слова: "се bon peuple qui m'est si cher, et dont on me dit que je suis aime quand on veut me consoler de mes peines" ("этот добрый народ, который мне так дорог и которым, как говорят мне, когда хотят утешить меня в моих печалях, я любим". - А. Ч.). Но вы все это подробнее увидите в ведомостях. Я здесь слышал, что наша государыня больна, и, незнавши, ежели ето правда, вас покорно прошу не оставить меня в незнании о сем"92.
      К счастью, сведения о мятеже в России не подтвердились, и это известие дало Павлу Строганову еще один повод высказаться в письме от 12 (23) марта в пользу внешнего и внутреннего мира: "Мы получили вчерась от вас письмо, чрез которое вы нас уведомляете, что господин Демишель выехал уже из Петербурга; мы верно его увидим прежде пятнадцати дней. Я весьма рад был увидеть в вашем письме, что сказано ложно о смятении в Москве бывшем, это бы было великое нещастие, ежели б во время, когда мы имеем две войны на руках, еще б внутренней мятеж случился; говорят здесь, что теперь есть возмущение в Польше и что поляки переменяют некоторые части их constitution; а в немецкой земле смерть императора причиняет немало шуму, и так почти вся Европа в безпокойстве, а мы здесь в превеликом мире"93.
      Думаю, нет оснований полагать, что в письмах отцу молодой Строганов был неискренен. Это Ромму, который опасался неодобрения старым графом своих методов "гражданского воспитания" его сына, приходилось проявлять осторожность. В письмах в Петербург Ромм по возможности обходил молчанием острые темы политики, но потом полностью отводил душу в посланиях риомским друзьям. Павел же, кроме отца, не имел не только постоянных корреспондентов, но и по-настоящему близких людей, если не считать младшей сестры, еще совсем ребенка. С отцом он откровенно делился мыслями, чувствами и наиболее яркими впечатлениями. В отличие от Ромма у него не было оснований затушевывать в письмах к старому графу происходившее вокруг. Напротив, Павел старался максимально подробно рассказать об увиденном. Более того, не ограничиваясь этим, он высылал отцу десятки революционных изданий. В пользу предположения, что такая инициатива принадлежала, скорей всего, именно ему, а не учителю, как полагал Галанте-Гарроне94, свидетельствует тот факт, что именно Павел сообщал в письмах отцу о таких посылках95. Ромм же - никогда. Да и большая часть сохранившегося в личном архиве Ромма перечня отправлявшихся в одной из таких посылок книг составлена рукой Попо96. Учитывая столь высокий уровень откровенности в переписке между отцом и сыном, едва ли есть основания полагать, что младший Строганов кривил душой, заявляя в посланиях родителю о своем предпочтении мирного развития событий революционным и военным потрясениям.
      Такое постоянство во мнениях свидетельствует об уже сложившейся и устойчивой основе мировоззрения юноши. Ее не смогло поколебать никакое влияние революционной среды, которое существенно усилилось с начала 1790 г. Регулярно посещая заседания Национального собрания, Ромм и его воспитанник стали одними из завсегдатаев трибуны, отведенной для зрителей. Эти люди настроены были в большинстве своем весьма радикально. Днями напролет они наблюдали за парламентскими прениями, всегда готовые возгласами одобрения поддержать ораторов "левой" и ошикать "правых". О царившей в их среде атмосфере экзальтации можно судить по зарисовке, сделанной Павлом Строгановым и сохранившейся в бумагах Ромма: "11 февраля 1790 г. за полчаса или, по меньшей мере, за четверть часа до открытия заседания Национального собрания граждане, занимающие трибуну Фейянов, заметили четырех человек, одетых в неизвестную форму, которых депутат-кюре посадил в углу зала со стороны патриотов (слева. - А. Ч.). Все спрашивали друг друга, что это за форма, и кто-то ответил, что это четыре офицера национальной гвардии Ренна. Его слова тут же заставили вспомнить о патриотизме бретонцев и о той пользе, которую они принесли революции. Трибуну охватило всеобщее ликование. Однако еще не было полной уверенности в том, что они из Бретани. Их спросили, и утвердительный ответ вызвал аплодисменты той части трибуны, которая могла их видеть. Граждане, занимавшие не столь удобные места, стали кричать, что тоже хотят их увидеть. Эти господа вышли на середину зала, и, когда вся трибуна смогла их рассмотреть, раздались всеобщие рукоплескания, перемежаемые криками: "Да здравствуют бретонцы! Да здравствует национальная гвардия Ренна!". После того как аплодисменты два или три раза переходили в овацию, один из завсегдатаев трибуны потребовал тишины и объяснил, сколь сильно трибуна желала бы принять в свое лоно этих храбрых патриотов. Он потребовал потесниться так, чтобы в середине первого ряда образовались четыре места, которые можно было бы предложить этим господам. Предложение оказалось принято с энтузиазмом и готовностью, тем более удивительной, что все и так уже сидели крайне тесно. Места были тут же освобождены и предложены этим господам, они согласились, и несколько человек составили депутацию для их сопровождения. Они уселись под овацию трибуны и крики "Да здравствуют бретонцы! Да здравствует национальная гвардия Ренна!". Дабы сделать все наилучшим образом, рядом с ними поместили двух человек, постоянно посещающих заседания и способных ответить на любые вопросы о Собрании, какие только могут у них возникнуть. В конце заседания эти господа попросили тишины и через одного из посаженных рядом с ними людей поблагодарили граждан на трибуне за проявленное к ним внимание. П. Очер, очевидец "97.
      Продолжительное общение с революционными энтузиастами из числа постоянных посетителей Национального собрания привело Ромма к идее создания политического клуба. 10 января 1790 г. он и еще несколько завсегдатаев трибуны Фейянов основали "Общество друзей закона". Помимо самого Ромма, его племянника Ж. Б. Тайана и "гражданина Очера", в члены клуба вошли видный журналист Бернар Маре, ученый-естествоиспытатель Луи-Огюстен-Гийом Боек и еще около 20 их единомышленников. Наиболее же колоритной фигурой среди них, несомненно, была Теруань де Мерикур. Уроженка Люксембурга, красавица 26 лет, она прославилась своим активным участием в походе парижан на Версаль 5-6 октября 1789 г. В дальнейшем ее постоянно можно было встретить в кругу радикальных революционеров, в частности, на трибунах Национального собрания. Там-то она и познакомилась с Роммом и его учеником, предложив им создать политический клуб. Первые заседания "Друзей закона" проходили у нее дома. Ромм стал председателем Общества, Теруань де Мерикур - архивистом.
      История этого клуба детально исследована Галанте-Гарроне, что избавляет нас от необходимости ее подробного изложения. Коснемся лишь деятельности в обществе Павла Строганова. В опубликованных итальянским историком протоколах "Друзей закона", охватывающих время с 10 января по 16 апреля 1790 г., гражданин Очер ни разу не встречается среди участников дискуссий. Да и вообще его имя упоминается лишь четырежды: 3 февраля он единогласно избран библиотекарем клуба; 21 февраля его полномочия в этом качестве подтверждены; на том же заседании и потом еще 24 февраля ему вместе с тремя другими членами поручено формальное задание - собрать сведения о кандидатах на вступление в общество98. Как видим, деятельность Строганова в рядах "Друзей закона" отнюдь не отличалась активностью; он выглядел на заседаниях молчаливым статистом. Зато Ромм был подлинной душой и лидером общества, одним из главных вдохновителей всех дискуссий.
      И все же участие Павла в политическом клубе должно было производить на юношу большое впечатление. Всего годом ранее он по воле наставника жил в изоляции, ведя, в соответствии с учением Руссо, существование "простое и уединенное". Искусственно оттягивая адаптацию 17-летнего юноши к взрослой жизни, учитель ему "дозволял лишь те удовольствия, которые тот имел в детстве"99. Даже посещение провинциального театра в Клермон-Ферране, как заметила наблюдательная Миет Тайан, оказалось для молодого Строганова в диковинку: уберегая его от влияния света, учитель ранее избегал подобных зрелищ100. Теперь же, среди "Друзей закона", Павел мог держать себя на равных с людьми, которые были его намного старше, чувствовать себя одним из них. Возможно также, что именно в это время ему довелось познать еще одну сторону взрослой жизни. Как сообщил де Виссак, Павел влюбился в Теруань де Мерикур и оказался связан с ней интимными отношениями: "Очер не смог устоять перед чарами этой распутной Юдифь, тем более опасной для русского юноши, что в любви она была холодна, в противоположность неистовству своих политических взглядов"101. Опираясь на богатый документальный материал, в дальнейшем частично утраченный, де Виссак не делал подстрочных ссылок, из-за чего сегодня трудно судить, на чем основано это утверждение.
      Занятый политикой и революционным воспитанием ученика, Ромм, похоже, на какое-то время упустил из виду, что их новые занятия могут вызвать неодобрение не только старого графа, но и властей России, подданным которой был Павел Строганов. Небольшое происшествие 18 февраля, напомнившее Ромму об этом, явилось для него неприятной неожиданностью. В его записной книжке оно изложено так: "У нас появился какой-то человек, искавший барона Строганова. Сам он представился инспектором полиции [...]. Он мне сказал, что 15 дней тому назад у г-на Монморена, министра иностранных дел, видел некоего господина, вернувшегося из России. Он расспрашивал о нашем пребывании во Франции, желая знать его сроки. [...] И наконец он сказал, что узнал о нашем месте жительства от г-на Машкова102. Он не спрашивал графа Строганова, а спросил г-на Ромма. Этот человек показался мне шпионом, и я заношу сюда для памяти подробности, подтверждающие такое подозрение"103. Встревоженный Ромм сообщил о случившемся отцу Павла, но и для того происшествие оказалось неприятным сюрпризом: "Визит полицейского агента, - написал он 12 марта, - мне так же не понравился, как и Вам; не знаю, чему его и приписать. Впрочем, мой дорогой Ромм, я уверен, что Вы слишком осторожны, чтобы не предпринять после этого мер. Скоро наступит теплое время, и я полагаю, что Вы воспользуетесь им, дабы сделать несколько путешествий. Жду от Вас соответствующих известий. В нашей стране умы слишком возбуждены; вся Европа внимательно наблюдает за происходящим, и, уверяю Вас, ничего хорошего от этого не ждут"104.
      Более чем прозрачную рекомендацию А.С. Строганова покинуть Париж Ромм и не подумал выполнять. С конца мая он был занят организацией крупной политической акции - празднования первой годовщины клятвы в Зале для игры в мяч105, которую принесли 20 июня 1789 г. депутаты Национального собрания, пообещав не расходиться, пока не примут конституци