Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Сёку Нихонги (свитки 1-5)

6 posts in this topic

Мещеряков А. Н. (пер., комм.). Хроника «Сёку нихонги». Свиток 1 // Политическая культура древней Японии. Труды Института восточных культур и античности РГГУ.  Вып.  VII.  М.:  РГГУ,  2006. С. 7-65.
 
Предисловие1
 
Погодная хроника «Сёку нихонги» (797 г.) представляет собой основной источник по истории Японии конца VII-VIII вв.2 и содержит самые различные сведения по политической, идеологической, институциональной, социальной, дипломатической и культурной истории этого времени. Как говорит само название («Продолжение анналов Японии»), хроника мыслилась ее составителями как продолжение предыдущего исторического проекта — мифологическо-летописного свода «Нихон секи» («Анналы Японии»3).

Текст «Сёку нихонги», составленный, за исключением некоторых японоязычных указов-сэммё, на китайском языке, состоит из 40 свитков и охватывает период девяти правлений с 697 по 791 гг. (Момму, 697-707; Гэммэй, 707-715; Гэнсё:, 715-724; Сё:му, 724-749; Ко:кэн, 749-758; Дзюннин, 758-764; Сё:-току 764-770; Ко:нин, 770-781; Камму, 781-806). Начало описываемых событий относится ко времени, когда столицей была Фудзивара, в 710 г. двор переезжает в Нара, в 784 г. — в Нагаока. С 794 г. более чем на тысячелетие резиденцией японского «императора» (тэнно: ) становится Хэйан (Киото).

Это была важнейшая для становления японской государственности эпоха. Одним из главных факторов, который определял динамику исторического процесса в VIII в., было введение в 701-702 гг. кодекса законов «Тайхо: рицурё:», а в 757 г. «Ё:ро: рицурё:». С помощью этих сводов политическая элита рассчитывала превратить Ямато (прежнее самоназвание государства) в Японию — высокоцентрализованную, мощную и цивилизованную (в китайском понимании этого слова) страну. В связи с этим японские историки часто именуют период с VIII по X вв. (после этого времени в устройстве японского государства произошли необратимые перемены) эпохой рицурё: кокка — «государства, основанного на законах». На этом пути были достигнуты значительные успехи, хотя по многим причинам, входить в которые в данной публикации представляется невозможным, стратегическая задача осталась невыполненной (произошел крах надельной системы землепользования, Центр перестал контролировать периферию, Япония выпала из системы международных отношений на Дальнем Востоке и т. д.). Начало этого системного кризиса видно уже с конца VIII столетия. Тем не менее, идеологической задачей составителей хроники был показ успешного развития государственности и цивилизации, выстроенных в соответствии с китайскими образцами и не уступающих им4.

Ко времени составления «Сёку нихонги» легитимность правящей династии была уже обоснована с помощью «Нихон сёки» (как с помощью синтоистского мифа, так и с помощью китайского учения о «мандате Неба»). Одной из главных целей «Сёку нихонги» было обоснование преемственности «императоров» VIII в. по отношению к прошлым правлениям. Эта задача не так тривиальна, как это может показаться на первый взгляд, поскольку в концепцию мандата Неба «вмонтирована» идея смены правящего дома, что противоречило едва ли не главной установке синто — установке на преемственность во всех областях жизни, включая властные отношения. Этот конфликт завершился тем, что в Японии победила не меритократическая, а аристократическая модель управления. Несмотря на определенные метания, выбор был сделан в пользу идеи о несменяемости династии5, что повлекло за собой и другие отступления от китайской модели. Так, если следовать логике китайской политической теории, само составление «Сёку нихонги» было бы невозможно, ибо, согласно китайской исторической традиции, официальную летопись полагалось составлять только после смены династии, чего в Японии не наблюдалось. И уж совсем немыслимым является включение в текст хроники отчета о части правления действующего императора Камму, что, наряду с другими его мероприятиями и достижениями (перенос столицы сначала в Нагаока, а потом в Хэйан, получение дани от Бохай, военные экспедиции против обитателей северо-восточного Хонсю — эмиси, эмиссия в 796 г. новой монеты, начатое в 799 г. составление генеалогических списков «Синсэн сёдзироку», отправка в 804 г. посольства в Китай и др.) могло быть использовано для прославления его правления. В любом случае в составлении «Сёку нихонги» видна непривычная поспешность: из всех официальных хроник разрыв между годом составления и последним годом описываемого времени наименьший именно для «Сёку нихонги» (для «Нихон секи» это 23 года, для «Нихон ко:ки» — 7 лет, для «Сёку нихон ко:ки» — 19 лет, для «Нихон монтоку тэнно: дзицуро-ку» — 21 год, для «Нихон сандай дзицуроку» — 24 года).

Сохраняя общую установку на преемственность, Камму предпринял и усилия по определенному дистанцированию от предыдущих правителей. Дело в том, что вместе с воцарением его отца Ко:нин внутри правящего дома произошла смена внутридинастической линии: начиная с Тэмму, на трон всходили его потомки и их родственники. Ко:нин же продолжил линию, восходящую к императору Тэнти. По тексту «Сёку нихонги» хорошо видно, что окружение Камму стремилось к возвеличиванию Тэнти и его потомков с одновременным умалением потомков Тэмму (в особенности это касается Сё:му и его дочери Ко:кэн-Сё:току).

Составление «Сёку нихонги» было закончено в 797 г.6 Хотя все последующие официальные хроники содержат предисловие составителей (в котором описывается процесс создания хроники), в «Сёку нихонги» предисловие отсутствует. Возможно, это объясняется тем, что первоначально работа имела другой, отличающийся от окончательного результата план, хроника неоднократно переделывалась, «сдавалась» по частям. В работе над хроникой можно выделить несколько этапов7.

В нашем распоряжении имеются докладные записки Фудзивара-но Цугутада (727-796) и Сугано-но Мамити (741-814). Именно они и позволяют реконструировать процесс создания хроники. Эти докладные записки были первоначально помещены в соответствующей части хроники «Нихон ко:ки». Однако та часть «Нихон ко:ки», где приводилась записка Цугутада, была утеряна, а вторая сохранилась в сильно испорченном виде. Обе они приводятся в 147 свитке «Руйдзю: кокуси» — тематической истории страны, составленной под руководством Сугавара-но Митидзанэ (845-903).

В 8-й луне 794 г. Правый министр Фудзивара-но Асоми Цугутада (2-й младший ранг), а также старший помощник (дайфу) министра народных дел (минбусё: ) Сугано-но Асоми Мамити (верхняя степень 5-го старшего ранга) и младший государственный советник (сёнагон) Акисино-но Асоми Ясухито (нижняя степень 5-го младшего ранга) получают приказ государя Камму составить хронику «Сёку нихонги». В этом указе отмечается важность исторических сочинений, а также тот факт, что сведений за период с правления Момму до Сё:му имеется достаточно. В то же самое время задание, порученное покойному среднему государственному советнику (тю:нагон) и военному министру Исикава-но Асоми Натари (3-й младший ранг)8 и заведующему Счетным отделом (сюкэйрё: ) Камицукэно-но Кими Оокава (нижняя степень 5-го младшего ранга), — составить историю страны в период от правления Дзюннин до правления Ко:нин — выполнено неудовлетворительно. И потому составленные ими 20 свитков были сначала выправлены Цугутада, Мамити и Ясухито, а затем преподнесены императору Камму. В результате редакторской работы из 20 свитков получилось 14 (свитки XXI-XXXIV в окончательном тексте «Сёку нихонги»).

В 797 г. Сугано-но Мамити, Акисино-но Ясухито и старший секретарь (дайгэки) Накасина-но Коцуо (нижняя степень 5-го внешнего младшего ранга) сообщали в своей докладной записке, что преподносят Камму окончательный текст летописи в 40 свитках. Они отмечают, что 20 свитков, охватывающие период с 758 по 791 гг., были уже составлены и преподнесены ранее императору. Что до свитков, повествующих о предшествующем периоде (697-757), то ранее9 были составлены 30 черновых свитков, которые в правление Ко:нин были по государеву указу исправлены Исикава-но Натари, министром наказаний Афуми-но Махито Мифунэ (нижняя степень 4-го младшего ранга) и дайфу министерства наказаний Тагима-но Махито Нагацугу (верхняя степень 5-го младшего ранга). Однако результаты оказались неудовлетворительными, и Ко:нин было представлено только 29 свитков (были утрачены — возможно, «утеряны» намеренно — записи за 757 г., когда был изобличен заговор Татибана-но Нарамаро — один из наиболее драматичных эпизодов политической истории VIII в.). В правление Камму Мамити провел редактуру, в результате которой в рукописи, охватывавшей этой период, оказалось 20 свитков. Общее же количество свитков стало составлять 40.

Таким образом, в промежутке между двумя докладными записками вторая половина текста «Сёку нихонги» увеличилась на шесть свитков. Когда конкретно это было сделано, остается предметом для дискуссии. В любом случае процесс создания хроники свидетельствует о сложных взаимоотношениях между различными придворными группировками, о той «борьбе за прошлое» (или, вернее, за модель прошлого), которая происходила между ними.

Таким образом, получаем следующую картину процесса создания «Сёку нихонги».
 
1365497068_cac5.png
 
О политической борьбе, которая велась вокруг текста «Сёку нихонги» уже после окончания работы над ним, свидетельствуют следующие факты, которые восстанавливаются по записям хроники «Нихон ко:ки» (Ко:нин, 1-9-10; 810 г.) и средневекового свода «Нихон киряку» (Энряку, 4-9-24, 26; 785). Из XXXVIII свитка «Сёку нихонги» по приказу Камму были вымараны (это произошло в 800 г. или несколько позже) сообщения, которые касались убийства одного из главных царедворцев Фудзивара-но Танэцугу и странной смерти принца крови Савара, причастного к этому убийству: он умер на пути к месту своей ссылки. Поскольку после этого при дворе произошла целая череда смертей, это приписали неуспокоенному духу Савара. Опасаясь его дальнейшей мести, Камму присвоил ему титул «императора Су-до:». Однако при преемнике Камму — императоре Хэйдзэй (806-809) — текст был восстановлен (возможно из-за того, что потомки Танэцугу не желали, чтобы его заслуги были обойдены молчанием). Однако Сага (809-823) счел это «невежливым» и распорядился снова вымарать восстановленные при Хэйдзэй сообщения.

Японские историки довольно часто отмечают достоверность сведений, сообщаемых «Сёку нихонги». Спору нет — она значительно выше, чем в «Нихон секи», а многие сообщения хроники подтверждаются археологическими или же эпиграфическими свидетельствами. Однако одна только история создания текста «Сёку нихонги» убедительно свидетельствует, что речь все-таки идет не о реконструкции прошлого, а о создании его модели, на построение которой огромное влияние оказали политические факторы.

Неоднократная «редакторская» работа сказалась на архитектонике памятника: свитки его первой половины (20 свитков) значительно короче, чем свитки второй части, освещение событий носит менее подробный характер. Вряд ли это объясняется недостатком первичной информации. Дело, скорее, в упомянутом сокращении первых черновых свитков, когда из 30 свитков осталось только 20. Видимо, это было обусловлено желанием Камму умалить заслуги потомков Тэмму, более детально отобразить те беспорядки (попытка свержения династии монахом До:кё:, заговоры Татибана-но Нарамаро и Фудзивара-но Накамаро), которые творились в последние годы перед восшествием Когнин, а также полнее осветить деятельность Когнин, своего отца. Вместе с тем следует обратить внимание на то, что с воцарением самого Камму, т. е. с 782 г., описание становится не таким подробным. По стандартному изданию хроники в серии «Кокуси тайкэй» нами было рассчитано, сколько страниц уделяется в каждом свитке описанию событий за один год. В результате мы получили такую картину: I - 2,06; II - 4; III - 2,78; IV - 4; V - 2,67; VI - 3,93; VII - 3,86; VIII - 4; IX - 3,2; X - 3,75; XI- 2,63; XII- 4; XIII- 4; XIV- 3,5; XV- 4,5; XVI- 4,5; XVII-5,33; XVIII - 2,33; XIX - 2,75; XX - 12,66; XXI - 24,39; XXII - 9; XXIII - 6,67; XXIV - 6; XXV - 15; XXVI - 12; XXVII - 10; XXVIII -11; XXIX- 10; XXX- 12,8; XXXI- 10,9; XXXII- 7; XXXIII- 6; XXXIV- 7; XXXV- 8; XXXVI- 6,25; XXXVII- 8; XXXVIII- 9; XXXIX-5,17; XL-8,33.

Чем объяснить такую неравномерность описания? Этот вопрос требует отдельного исследования. Возможно, ответ на него содержался в тех свитках «Нихон ко:ки», которые не дошли до нас. В любом случае неравномерность описания остается одной из основных характеристик текста «Сёку нихонги» (насколько мы можем судить, все последующие официальные хроники стараются выдержать принцип равномерности описания).

Итак, над текстом хроники потрудилось немало составителей. Однако главными из тех, кто придали «Сёку нихонги» окончательный вид, были Сугано-но Асоми Мамити (свитки I-XX) и Фудзивара-но Асоми Цугутада (свитки XXI-XL). Оба они

занимали при дворе высокое положение, но, разумеется, главную роль играл Цугутада, который и был ответственным за вторую часть «Сёку нихонги», которая была особенно важна для Камму. Цугутада был сыном Тоёнари. В своей чиновничьей карьере он последовательно занимал должности управителей провинций Синано и Этидзэн, правого старшего цензора, советника- санги, командующего внешней охраной дворца, министра казны, двора, военного министра, был командующим войсками по покорению эмиси, министром центра, старшим государственным советником (дайнагон) и, наконец, Правым министром. Поскольку должность Левого министра оставалась в это время вакантной, он был самым высокопоставленнным царедворцем. Цугутада скончался за несколько месяцев до подачи «Сёку нихонги» Камму, поэтому на этой церемонии главным действующим лицом был Мамити.

Мамити был книжником, классическим представителем потомков знатных корейцев, которые переселились в Японию. Согласно докладной записке Мамити и других потомков переселенцев (Энряку, 9-7-17, 790), род Сугано первоначально именовался Цу-но Фухито, затем Цу-но Мурадзи и вел свое происхождение от королевского рода из Пэкче. Предки Мамити переселились в Японию при государе 0:дзин, когда тот отправил посланцев в Пэкче, чтобы они нашли там и привезли в Японию образованных людей. Предки Мамити действительно славились своей ученостью. В своей докладной записке Мамити обращался с прошением о пожаловании кабанэ (титула) Асоми. Вместе с этим кабанэ Камму, который довольно активно поощрял ученость и, следовательно, потомков переселенцев, даровал ему и фамилию Сугано (по месту нахождения его усадьбы). Сам Мамити был воспитателем государя Хэйдзэй, заведующим Архивным отделом, управителем провинции Иё, левым главным цензором, советником-санги, принимал участие в составлении «Энряку ко:сансики». В 805 г. Камму вызвал престарелого Мамити и юного Фудзивара-но Оцугу, которые по его приказанию устроили знаменитый диспут о дальнейшем политическом курсе двора. В его центре стояли вопросы о строительстве новой столицы Хэйан и о войне, ставившей своей целью покорение эмиси. Оцугу утверждал, что эти мероприятия вызывают страдания народа, а потому реализацию проектов следует прекратить, Мамити настаивал на их продолжении. Камму внял доводам Оцугу (строительство Хэйана было на некоторое время приостановлено, война с эмиси прекращена), что знаменовало собой крупные перемены в политическом курсе. Второе решение было особенно важным — 805 г. может служить определенной вехой в процессе утраты Японией комплекса агрессивности по отношению к внешнему миру.

Материалы «Сёку нихонги» использовались и цитировались средневековыми авторами. Однако обычно ссылка идет не непосредственно на «Сёку нихонги», а на «официальные национальные истории» (кокуси). Дело в том, что после того, как Сугавара Митидзанэ (845-903) составил «Руйдзю: кокуси», где статьи «шести официальных хроник» (риккокуси) были распре-делены в соответствии с принятой им рубрикацией, средневековые авторы обычно пользовались не оригиналами хроник, а работой Митидзанэ. Кроме того, следует иметь в виду, что, за исключением «Нихон секи», где повествуется о начале мира и становлении японского государства, остальные хроники воспринимались не как самостоятельные произведения, а как одно сочинение. Представляется важным и следующее соображение: японское средневековье ценило историю (исторический прецедент), но сформировавшаяся к тому времени система управления воспринималась элитой как имевшая мало общего с институтами и структурами периода раньше IX-X вв. — более ранняя история представлялась слишком чуждой, а бурные события политической истории VIII столетия давали мало оснований для того, чтобы посчитать этот век «золотым». В то же самое время «Сёку нихонги» продолжали читать и переписывать. Так, из дневника императора Ханадзоно (1297-1348) известно, что он читал хронику. Но так же ясно, что количество списков, находившихся в реальном информационном обороте, было не так велико.

Правительство сёгуната Токугава уделяло большое внимание копированию, сохранению и изданию старых рукописей. Большую роль в этом деле играл сам Токугава Иэясу (1542-1616). В 1612 г. ему была доставлена рукопись «Сёку нихонги», которая ранее находилась в знаменитом книгохранилище Канадзава Бумпо:. В этой рукописи отсутствовали первые 10 свитков. По распоряжению Иэясу эти недостающие 10 свитков были переписаны с другой рукописи и добавлены в этот список, который до сих пор считается одним из основных при любых современных изданиях «Сёку нихонги». После смерти Иэясу рукопись оказалась в княжестве Овари, где по инициативе Токугава в 1646 г. был составлен классифицированный по отдельным темам текст всех древних официальных хроник («Руйдзю: нихонги»). Поскольку в княжестве Мито был предпринят грандиозный проект по созданию «Истории великой Японии», требовалась огромная работа по приведению в порядок подготовительных материалов и источников. Известно, что Токугава Мицукуни (1628-1700), глава княжества Мито, сам проводил сверку текста «Сёку нихонги».

В период Токугава, когда политическая система древней Японии становится предметом научного изучения, «Сёку нихонги» попадает в поле зрения таких знаменитых ученых конфуцианского направления, как Огю: Со:рай (1666-1728) и Ито: То:гай (1670-1736). Ученые «национальной школы» (кокугаку) и, в первую очередь, Мотоори Норинага (1730-1801), также не обошли «Сёку нихонги» своим вниманием. Критикуя составителей «Нихон секи» за «китайщину» (карагокоро), Норинага в духе своих идеологических представлений ценил «Сёку нихонги» прежде всего за те императорские указы, которые были записаны по-японски (сэммё: ). Его прочтение сэммё: до сих пор остается основой для их изучения.

В последующее время были предприняты значительные усилия по изучению «Сёку нихонги». Текст был издан ксилографическим способом, появлялись исследования и комментарии. После «обновления Мэйдзи» правительство, озабоченное конструированием национальной идеологии, придавало огромное внимание древним штудиям. Созданное при правительстве Историографическое управление (Сю:сикёку) активно занималось сбором и упорядочиванием источников. В 1887 г. при токийском Императорском университете было учреждено историческое отделение (сигакука), работа которого строилась в соответствии с принципами современной западной историографии и источниковедения.

В отличие от «Кодзики» и «Нихон секи», которые считались столпами «национального духа», хроника «Сёку нихонги» счастливо избежала чрезмерной идеологизации — содержащийся в ней разнообразный, разнохарактерный и разноречивый материал давал для этого гораздо меньше оснований.

Особо значимым рубежом в исследованиях «Сёку нихонги» было издание критического текста хроники в серии «Кокуси тайкэй» («Большая серия национальной истории»), основанной экономистом, публицистом и политиком Тагути Укити, 1855-1906 (помимо «Кокуси тайкэй», он издавал также серию литературных и исторических памятников «Гунсё руйдзю:»). В 1895 г. в «Кокуси тайкэй» была издана и «Сёку нихонги». Сотрудничавший с Укити историк Куроита Кацуми (1874-1942) предпринял 66-томное обновленное и расширенное издание серии «Кокуси тайкэй» («Синтэй дзо:хо: кокуси тайкэй»). В этой серии в 1935 году появилось новое издание «Сёку нихонги», которое считалось образцовым на протяжении более полувека.

После окончания второй мировой войны исчезли многие идеологические барьеры, которые препятствовали развитию исторической науки. Беззастенчиво эксплуатировавшиеся в идеологических целях «Кодзики» и «Нихон секи» стали представляться памятниками не столько истории, сколько «художественной литературы», под которой понималась фиктивность сообщаемых ими сведений. При этом оценка «Сёку нихонги» как важнейшего исторического источника значительно возросла. Таким образом, именно «Сёку нихонги» была фактически признана первым историческим (т. е. достоверным) памятником древней Японии. Повсюду проводились научные семинары по изучению «Сёку нихонги». С 1954 г. в Осака стал издаваться продолжающийся до сих пор журнал по исследованию «Сёку нихонги» («Сёку нихонги кэнкю:»). Текст «Сёку нихонги» неоднократно издавался, появились и переводы хроники на совре-менный язык, которые принадлежали первоклассным специалистам (особенно известными являются переводы Наоки Ко:дзиро:, 1986, и Удзитани Цутому, 1992 г.).

Усилия многочисленных историков увенчались фундаментальным шеститомным изданием в серии «Син нихон котэн бунгаку тайкэй» (1989-2000), в работе над которым приняли участие ведущие исследователи японской древности. Не будет Преувеличением сказать, что это издание знаменует собой начало нового этапа в деле публикации и комментирования древних исторических памятников. Ни один другой исторический памятник древности не вызывает такого интереса, ни над одним из них не работает столько исследователей. Достаточно сказать, что наиболее авторитетным изданием «Нихон секи» остается его публикация 1965-67 гг. в серии «Нихон котэн бунгаку тайкэй», а остальными «национальными историями» историки пользуются в практически не комментированном издании «Синтэй дзо:хо: кокуси тайкэй». Только в 2003 г. появилось издание «Нихон ко:ки» в серии «Якутю: нихон сирё:» издательства «Сю:эйся».

На европейские языки хроника «Сёку нихонги» полностью не переводилась. Частичный перевод на английский язык был осуществлен в 30-е годы XX века10. На русский язык хроника тоже не переводилась. Указы-сэммё: были переведены и откомментированы в книге Л. М. Ермаковой11.

В данной публикации представлен перевод и комментарий первого свитка «Сёку нихонги». Он охватывает период в 3 года и 5 месяцев (с 8-й луны 697 г. по 12-ю луну 700 г.). В столице Фудзивара вместо отрекшейся Дзито: на престол восходит Момму, продолжается формирование чиновничьего аппарата, начинается работа по созданию и внедрению законов «Тайхо: рицурё:».

Примечания

1. Предисловие, перевод и комментарии выполнены А. Н. Мещеряковым за исключением перевода и комментария к указу-сэммё (см. комментарий), который принадлежит перу Л. М. Ермаковой.
2. Основные события этого времени изложены в А. Н. Мещеряков, М. В. Грачев. История древней Японии. СПб.: «Гиперион», 2002.
3. «Нихон секи. Анналы Японии». Перевод и комментарии Л. М. Ермаковой и А. Н. Мещерякова. Спб.: «Гиперион», 1997.
4. В отчете Авата-но Асоми Махито, отправленного послом в Китай, передается его разговор с некими китайцами, которые якобы заявили: «Нам часто доводилось слышать, что за восточным морем лежит великая страна Ямато. Ее называют страной Кун-цзы, люди там богаты и веселы, там хорошо соблюдается ритуал. Видим, что и ты сам хорош обликом и одеждой. [Так что услышанное нами] — чистая правда»(Кэйун, 1-7-1, 704).
5 См. об этом А. Н. Мещеряков. Рецепция теории «мандата Неба» в древней Японии (VII-VIII вв.). — «Япония. Путь кисти и меча», 2002,№ 1, ее. 52-58.
6. «Нихон ко:ки», Энряку, 16-2-13.
7. «Сёку нихонги», серия «Син нихон котэн бунгаку тайкэй», Токио, «Иванами», т. 1, с. 485-501. Здесь и далее все ссылки на «Сёку нихонги» приводятся по этому изданию, по которому и был сделан перевод.
8. Потомок Сога-но Мурадзико. Дед и отец Натари — Иситари и Тоситари — были довольно влиятельными чиновниками, хотя род Исикава никогда не поднимался до высот Сога. В посмертном жизнеописании Мурадзико, помещенном в «Сёку нихонги», подчеркиваются его
способности и скверный, чересчур строгий характер (Энряку, 7-6-10; 788).
9. Предполагается, что это было сделано в правление Дзюннин, когда ведущим царедворцем был Фудзивара-но Накамаро, инициировавший множество проектов конфуцианской направленности. В их Число входило и составление хроники. Впоследствии Накамаро поднял Мятеж, его официальная оценка была крайне отрицательной. В связи с этим и возникла необходимость исправить те свитки, которые были составлены под его руководством и в которых, естественно, был отражен его взгляд на события. — «Сёку нихонги», т. 1, ее. 491-492.
10. Shellen J. В. Shoku Nihongi: Chronicles of Japan, Continued from AD. 697-791. — Transactions of the Asiatic Society of Japan. 2nd series, XI (1934), XIV (1937).
11. Норито. Сэммё. Перевод Л. М. Ермаковой. М.: «Наука», 1991.

Share this post


Link to post
Share on other sites


«Сёку нихонги». Свиток 1. От 8-й луны года младшего брата курицы [697] до 12-й луны года старшего брата крысы [700]1.

Составлено согласно государеву указу Сугано-но Асоми Мамити2, нижняя степень младшего четвертого ранга, дайфу3 в Министерстве народных дел, командующий Левой управой дворцовой охраны, учитель наследного принца4.

Государь Ама-но Мамунэ Тоёоодзи-но Сумэрамикото. 42-й император Момму5

Государь Ама-но Мамунэ Тоёоодзи-но Сумэрамикото был внуком государя Ама-но Нунахара Оки-но Махито-но Сумэрамикото6, вторым ребенком принца крови Хинамиси-но Мико-но Микото (во втором году эры [Тэмпё:] Хо:дзи [758] был оглашен указ, согласно которому ему был посмертно дарован титул императора, и он был наречен Государем, управляющим Поднебесной из дворца Оканомия)7. Матерью [Момму] была государыня Яматонэко Амацу Мисиро Тоёкуни Нарихимэ-но Сумэрамикото8, правившая Поднебесной из дворца Нара и бывшая четвертым ребенком государя Амэмикото Хиракасувакэ-но Сумэрамикото9. Небо даровало государя добродетелью и негневливостью. Он был начитан и преуспел в искусстве стрельбы из лука10. В 11-ом году правления государыни Такама-но Харахи-роно Химэ-но Сумэрамикото11 он был поставлен наследным принцем12.

[1-й год правления Момму, 697]

8-я луна, 1-й день. [Государыня Дзито:] отреклась от престола, и [Момму] взошел на престол.13

17-й день. Государь рек14:

«Внимайте повелению великому,
тому, что речено как повеление великое
государем, что, как бог явленный15,
великой Страной восьми островов16 правит,
вы — собравшиеся принцы, владетели, всех ста управ
чиновники,
и сокровище божественное, народ Поднебесной,
все внимайте, — так возглашаю.
«С тех пор, как деяния начались на Равнине Высокого
Неба17,
со времен государева предка далекого18 и доныне,
от одного к другому,
государи-потомки богов небесных
передают правление Страной восьми островов великой.
И, согласно наставлению, коим боги, на небе
пребывающие19,
дитя богов небесных наставляли, —
государыня [Дзито:], дочь Ямато, что, как бог явленный,
великой Страной восьми островов правит,
деяния на сем престоле высоком, унаследованном от
солнца небесного20,
Нам передала, на Нас возложила.
И ее повеление великое, досточтимое, высокое, широкое,
крепкое,
Мы приняли с трепетом. И мыслим божественной сутью
своей:
сию страну, обильную Поднебесную,
обустраивать и умиротворять,
народ Поднебесной ласкать и миловать».
И сему повелению великому, государем возвещенному,
все внимайте, —
так возглашаю.
«И повелевается сим:
всех ста управ чиновники!
обильной страной в четырех направлениях правьте,
а также чиновные люди, во всех землях назначенные!
законы страны, властью государевой установленные,
исполняемые,
без ошибок и нарушений [блюдите],
сердцем светлым, чистым, прямым, истинным21 дела
задумывая,
задумывайте, служите без лени и небрежения».
И сему повелению великому, изреченному, все
внимайте, — так возглашаю.
«А люди те, что сие услышали и уразумели,
и усердно служить станут, те,
по службе своей,
пожалованы будут похвалой и повышением, и
наградами», —
таково повеление великое, государем изреченное, и все
внимайте, —
так возглашаю».

В этом году рисовый налог, трудовая повинность и замени-тельная натурооплата были уменьшены наполовину22. Кроме того, на три года прекращено взимание процентов по рисовым ссудам23. Старикам было оказано вспомоществование24. Кроме того, принцам и чиновникам розданы соответствующие подарки25. Во всех провинциях приказано каждый год проводить церемонию отпущения на волю живых существ26.

20-й день. Фудзивара-но Асоми-но Мияко27 назначена средней супругой государя — бунин. Ки-но Асоми-но Камадо28 и Исикава-но Асоми Тонэ29 назначены младшими супругами государя — хин30.

29-й день. Членам императорской фамилии и чиновникам начиная от пятого ранга31 и выше в соответствии с рангами пожалованы земли в кормление32.

9-я луна, 3-й день. У жителя столицы Оомива-но Ооёсами-но Мияцуко Момотари вырос чудесный рис33. Из провинции Оми преподнесли белую речную черепаху34. Из провинции Нанба преподнесли белого оленя35.

9-й день. Ванибэ-но Оми Кимитэ, ранг гон, 1-я большая степень, пожалован ранг дзики, 1-я широкая степень, за его заслуги в год дзинсин36.

Зима, 10-я луна, 19-й день. Эмиси из Митиноку преподнесли дары своей земли37.

28-й день. Прибыло посольство из Силла: посол Ким Пхиль-Док, ранг илъгилъчхан, заместитель посла Ким Имсан, ранг нама38.

11-я луна, 11-й день. Сакамото-но Асоми Сиката, 4-я широкая степень ранга му39, и Ямато-но Имики Иотари, первая большая степень ранга син, были назначены для сопровождения посольства Силла по суше, а Хадзи-но Сукунэ Оомаро40, 4-я широкая степень ранга му и Сукэ-но Мурадзи Морокуни, 3-я широкая степень ранга син, — для проводов по морю.

12-я луиа, 18-й день. Эмиси из Этиго преподнесены соответствующие подарки.

12-я вставная луна, 7-й день. В провинциях Харима, Бид-зэн, Биттю:, Суо:, Авадзи, Ава, Сануки и Иё был голод. Оказано вспомоществование41. Отменены выплаты по рисовым ссудам.

28-й день. Запрещено посещать и поздравлять [кого бы то ни было] во время празднования нового года. Ослушавшийся же будет наказан в соответствии с установлениями государя Киёмихара42. Разрешено почитать только родителей, старших братьев и глав родов43.

[2-й год правления Момму, 698]

2-й год, весна, 1-я луна, 1-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн и принимал новогодние поздравления. Его поздравляли все гражданские и военные чиновники, посол Силла. Церемония проводилась в соответствии с обычным порядком44.

3-й день. Посольство Силла во главе с Ким Пхильдок, ранг илъгилъчхан, преподнесло дань.

8-й день. Провинция Тоса преподнесла коровий желчный камень45.

17-й день. Дань Силла преподнесена [синтоистским] святилищам46.

19-й день. Хадзи-но Сукунэ Уматэ47, 3-я степень широкого ранга дзики, был послан, чтобы преподнести дань Силла усыпальнице Ооути48.

2-я луна, 1-й день. Посол Ким Пхильдок отбыл на родину.

5-й день. Государь отправился в уезд Ути [провинции Яма-то].

12-й день. Гражданским чиновникам с должностью и умельцам49 вручено [сезонное] жалованье в соответствии с рангами50.

15-й день. Военным чиновникам вручено [сезонное] жалованье в соответствии с рангами51.

3-я луна, 5-й день. Провинция Инаба преподнесла жильную медь52.

7-й день. Провинция Этиго сообщила о разразившихся болезнях. Для оказания помощи туда направлены врачи и лекарства.

9-й день. Государь рек: «В управлениях уезда Мунаката провинции Тикудзэн и уезда Оу провинции Идзумо разрешается назначать людей, состоящих в 1-3-й степенях родства»53.

10-й день. Во всех провинциях назначены управители уездов. Государь рек: «При назначении управителей уездов управители провинций не должны быть пристрастны. Назначенные на должность управителей уездов должны руководствоваться законами. Да будет так»54.

21-й день. На празднике Камо в провинции Ямасиро запрещено собирать толпы и проводить конную стрельбу из лука55.

22-й день. Оглашен указ: назначить учителя дхармы Эсэ на должность со:дзё:, учителя дхармы Тиэн на должность сё:со:дзу, учителя Дзэнъо: на должность рисси56.

Лето, 4-я луна, 3-й день. В двух провинциях, Ооми и Кии, разразились болезни. Для излечения людей туда направлены врачи и лекарства.

Карлику по имени Хата-но Ооэ из провинции Бидзэн пожаловано имя Кагато-но Оми57.

13-й день. Восемь человек во главе с Фуми-но Имики Хакасэ58, 4-я широкая степень ранга му, посланы к южным островам на поиски страны. В связи с этим им выдано оружие59.

29-й день. Для испрашивания дождя богу Ёсино-но Микумари-но Минэ-но Ками преподнесен конь60.

5-я луна, 1-й день. Во всех провинциях стояла засуха. Поэтому во всех святилищах совершены приношения.

5-й день. В столице и столичном районе Кинай посыльные совершили моления знаменитым горам и большим рекам61.

16-й день. Во все провинции отправлены посыльные для осмотра заливных и суходольных полей62.

25-н день. Дадзайфу приказано отремонтировать три крепости: Ооно, Кии и Кукути63.

6-я луна, 8-й день. Провинция Ооми преподнесла квасцы.

14-й день. Эмиси из Этиго преподнесли дары своей земли64.

28-й день. Для испрашивания дождя всем святилищам преподнесены кони.

29-й день. Скончался Танака-но Асоми Таримаро65, 3-я широкая степень ранга дзики. Государевым указом ему присвоена 1-я широкая степень ранга дзики за его заслуги в год дзинсин.

Осень, 7-я луна, 1-й день. Произошло солнечное затмение66.

7-й день. В связи с тем, что находятся люди, которые не доносят о том, что рабы государственные и личные скрываются среди народа, введен закон о наказаниях бамбуковыми палками. Укрывшие рабов должны возместить [прежним хозяевам] потери за время укрытия. Подробности изложены в отдельном руководстве по применению законов67. Кроме того, запрещено играть в азартные игры. Содержателей таких заведений также считать преступниками68.

17-й день. Провинции Симоцукэ и Бидзэн преподнесли красную ворону69, а провинция Иё — олово.

25-й день. Такахаси-но Асоми Симамаро, 4-я широкая степень ранга дзики, назначен управителем [провинции] Исэ, а Исикава-но Асоми-но Коою, 4-я широкая степень ранга дзики, назначен управителем [провинции] Мино70.

27-й день. Провинция Иё преподнесла слиток олова.

8-я луна, 1-й день. Мамута-но Тарусима71 даровано кабанэ Мурадзи.

19-й день. Государь рек: «Фамилия Фудзивара-но Асоми должна наследоваться сыном [Каматари] — Фухито. Что до Омимаро и иже с ним, то поскольку они занимаются делами божественными, им следует вернуть прежнюю фамилию»72.

20-й день. Отремонтирована крепость Такаясу73. (Эта крепость была построена в 5-ом году правления Тэнти74).

26-й день. Установлены правила проведения придворных церемоний. Подробности изложены в отдельном руководстве по применению законов.

9-й месяц, 1-й день. Оми-но Тоётари, без ранга, назначен главой рода, а Оониэ, без ранга, — его заместителем. Хатори-но Мурадзи Садза, 4-я широкая степень ранга син, назначен главой рода, а Ку:си, без ранга, — его заместителем75.

7-й день. В провинции Симооса поднялся сильный ветер. Он разрушил дома людей.

10-й день. Принцесса крови Таки назначена жрицей в святилище Исэ76.

25-й день. Провинция Суо: преподнесла слиток меди.

28-й день. Провинция 0:ми преподнесла синюю краску, провинция Исэ преподнесла киноварную и желтую краски, четыре провинции — Хитати, Бидзэн, Иё и Хю:га — преподнесли киноварную краску, две провинции — Аки и Нагато — преподнесли синюю и зеленую краску, провинция Бунго преподнесла ярко-киноварную краску77.

Зима, 10-я луна, 3-й день. Поскольку строительство храма Якусидзи78 было, в основном, закончено, монахам государевым указом было велено селиться в нем.

22-й день. Эмиси из Митиноку преподнесли дары своей земли.

11-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца.

5-й день. Провинция Исэ преподнесла олово.

7-й день. Во все провинции отправлены посыльные для проведения [ритуала] Великого Очищения79.

23-й день. Проведен [ритуал] Великого вкушения80. Энои-но Асоми Яматомаро81, 4-я широкая степень ранга дзики, восставил большие щиты, а Оотомо-но Сукунэ Таути82, 4-я широкая степень ранга дзики, восставил щиты и копья. Чиновникам из Палаты небесных и земных божеств83, управителям уездов и крестьянам из провинций Овари и Мино пожалованы соответствующие подарки.

29-й день. Провинция Симооса преподнесла коровий желчный камень.

12-я луна, 5-й день. На острове Цусима приказано выплавлять золото84.

21-й день. В провинции Этиго починена каменная крепость85.

29-й день. Святилище Такэ-но Дайдзингу: перенесено в уезд Ватараи86.

30-й день. Ямасиро-но Ода87, вторая большая степень ранга гон, пожалована 4-я широкая степень ранга дзики.

[3-й год правления Момму, 699]

3-й год, весна, 1-я луна, 26-й день. Управление столицей Докладывало: «В квартале Хаяси88 женщина из Силла по имени Мукумэ родила разом двух мальчиков и двоих девочек». Ей по-жаловано: пять хики грубого шелка, пять дзюн ваты, десять тан полотна, пятьсот снопов риса, одна кормилица89.

27-й день. Оглашен указ: «Придворному врачевателю Кувахара-но Кацу пожаловать 4-ую широкую степень ранга дзики и кабанэ Мурадзи». Он был награжден за беспорочную службу»90.

В этот день государь отправился во дворец Нанива91.

28-й день. Скончалась принцесса Сакаибэ, третья широкая степень ранга дзё:.

2-я луна, 22-й день. Государь вернулся из дворца Нанива.

23-й день. Оглашен указ: «Вооруженные всадники, сопровождавшие государев поезд, освобождаются на этот год от подушной подати92 и несения трудовой повинности».

3-я луна, 4-й день. Провинция Симоцукэ преподнесла желтую краску93.

9-й день. Провинция Кавати преподнесла белого голубя94. Оглашен указ: «Уезд Нисикори, [где был обнаружен белый голубь], освободить на год от рисового налога и трудовой повинности». Кроме того, двор Инукаи-но Хиромаро, обнаружившего этот благоприятный знак, освобожден от несения всех повинностей сроком на три года. Кроме того, в районе Кинай помилованы те, кому полагалось наказание палками, хлыстом и ниже95.

27-й день. Инспекторы отправлены в район Кинай для выявления нарушений закона96.

Лето, 4-я луна, 25-й день. Ста шести эмиси из Этиго пожалованы соответствующие ранги97.

5-я луна, 8-й день. Государь рек: «Награждение началось в давние времена. Награждение отличившихся — важное дело для череды [государей]. Деяния отважных должны быть известны всем, имена негодных — обнародованы. Ты, Саканоуэ-но Имики Ою98, в год дзинсин участвовал в военных действиях без оглядки на свою жизнь, повернулся лицом к храмам земли и зерна99, отправился на бранное поле, спас государство100. И вот, не достигнув высоких постов, ты преждевременно скончался. Мыслим, что покинувшая нас душа печалится и желаем утешить ее на ее темных дорогах. А потому жалуем тебе 1-ю широкую степень ранга дзики и подарки».

24-й день. Э-но Кими Одзуно101 сослан на остров Идзу102. Сначала Одзуно жил на горе Кадзураки103, его знали как заклинателя. Его учителем был Каракуни-но Мурадзи Хиротари104, нижняя степень 5-го младшего внешнего ранга. Однако затем он стал использовать свое искусство во зло, и кто-то донес, что он вводит людей в заблуждение105. Поэтому его отправили в дальнюю ссылку106. Люди говорили: «Одзуно часто использует дурных божеств, заставляет их таскать воду и собирать хворост. Если же кто-то не послушается, он произносит заклинание и тогда [божество] не может больше двигаться».

б-я луна, 15-й день. Храму Ямададэра107 пожаловано 300 дворов сроком на 30 лет108.

23-й день. Скончался принц Химука-но Оокими, третья широкая степень ранга дзё:. Государь отправил посланцев с дарами109.

24-й день. 159 чиновникам от ранга дзики и ниже приказано отправиться в усадьбу принца Химука-но Оокими, чтобы принять участие в похоронах.

27-й день. Скончался принц Касуга-но Оокими110, 4-я большая степень ранга дзё:. Государь отправил посланцев с дарами.

Осень, 7-я луна, 19-й день. Следуя за государевым посланником, прибыли люди из Танэ, Яку, Амами, Токаму111. Они привезли дары своей земли. Им были пожалованы соответствующие ранги, преподнесены подарки. Люди с острова Токаму приехали в Срединную страну в первый раз112.

21-й день. Скончался принц крови Югэ113, 2-я широкая степень ранга дзё:. Для наблюдения за похоронами к нему отправлены принц Ооиси114, 4-я широкая степень ранга дзё: и Мити-но Махито Уси115, 3-я широкая степень ранга дзики. Принц крови был шестым ребенком императора Тэмму.

8-я луна, 8-й день. Дань южных островов116 преподнесена великому святилищу Исэ117 и всем другим святилищам.

11-й день. Всем чиновникам роздано [сезонное] жалование в соответствии с рангами.

21-й день. Провинция Иё преподнесла белую ласточку118.

9-я луна, 15-й день. Отремонтирована крепость Такаясу.

20-й день. Оглашен указ: «Всем, начиная от 2-й большой степени ранга сё: и кончая безранговыми чиновниками, приготовить луки, стрелы, доспехи, копья и боевых коней в соответствии с занимаемым положением». Кроме того, указано: «В столице и районе Кинай поступить так же»119.

25-й день. Скончалась принцесса крови Ниитабэ120. Принцам, сановникам и всем чиновникам государевым указом приказано принять участие в похоронах. Принцесса крови была дочерью императора Тэнти.

Зима, 10-я луна, 13-й день. Оглашен указ: «Помиловать всех преступников в Поднебесной. Под помилование не попадают те, кто совершил десять тяжких преступлений и грабители». [Указ оглашен] в связи с [высочайшим] желанием отремонтировать усыпальницы в Оти и Ямасина121.

20-й день. Принц Кинунуи122, 4-я широкая степень ранга дзё:, Тагима-но Махито Куними123, 1-я большая степень ранга дзики, Хадзи-но Сукунэ Нэмаро124, 3-я широкая степень ранга дзики, Танака-но Асоми Норимаро125, 4-я большая степень ранга дзики, четверо чиновников третьего разряда-хангсан, двое чиновников 4-го разряда-сакан126, двое начальников строителей отправлены к гробнице Оти. Принц Ооиси, 4-я широкая степень ранга дзё:, Авата-но Асоми Махито127, 2-я большая степень ранга дзики, Хадзи-но Сукунэ Уматэ, 3-я широкая степень ранга дзики, Оварида-но Асоми Тагима128, 4-я широкая степень ранга дзики, четверо чиновников третьего разряда, двое чиновников 4-го разряда, двое начальников строителей отправлены к гробнице Ямасина. Между ними распределены обязанности по ремонту.

27-й день. Инспекторы отправлены во все провинции для выявления нарушений закона.

11-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затмение129.

4-й день. Фуми-но Имики Хакасэ, Осакабэ-но Маки130 и иже с ними вернулись с южных островов. Им даровано соответствующее повышение в ранге.

29-й день. Учителю дхармы монаху Гиэн131 пожаловано 10 тысяч снопов риса в награду за его ученость.

12-я луна, 3-й день. Скончалась принцесса крови Ооэ132, 2-я широкая степень ранга дзё:. Принцам, сановникам и всем чиновникам приказано принять участие в похоронах. Принцесса крови была дочерью императора Тэнти.

4-й день. Дадзайфу приказано построить две крепости — Мино и Инацуми133.

20-й день. Учрежден Подотдел по чеканке монеты134. Заведующим назначен Накатоми-но Асоми Омимаро, 4-я большая степень ранга дзики.

[4-я год правления Момму, 700]

4-й год, весна, 1-я луна, 7-й день. Принцу крови Ниитабэ135 пожалована 2-я широкая степень ранга дзё:.

13-й день. Оглашен указ о предоставлении левому министру Тадзихи-но Махито Сима посоха долголетия и паланкина в связи с его преклонным возрастом136.

2-я луна, 5-й день. Управитель провинции Кадзуса испрашивал разрешения назначать в уезде Ава137 на должности управителей уезда и помощников управителей уезда родственников отцов, сыновей, старших и младших братьев. Разрешение дано.

8-й день. Провинция Тамба преподнесла олово.

19-й день. В двух провинциях — Этиго и Садо — приказано построить каменные крепости.

21-й день. Инспекторы отправлены в округ То:сандо: для выявления нарушений закона.

27-й день. Издан указ о том, чтобы принцы, сановники, [жители] столицы и района Кинай запасали оружие.

3-я луна, 10-й день. Скончался досточтимый монах138 До:сё:139. Государь был сильно опечален и отправил посланцев с соболезнованиями и дарами. Досточтимый [До:сё:] родился в уезде Тадзихи провинции Кавати. Он происходил из рода Фунэ-но Мурадзи140. Его отец звался Эсака141, он носил младшую степень ранга сё:кин142. Досточтимый следовал всем заповедям, отличался усердием. Однажды ученик решил испытать его. Он проделал отверстие в ночном горшке досточтимого. Когда его содержимое пролилось на постель, досточтимый улыбнулся и сказал: «Вот негодник! Постель мне испортил!». И более ничего не говорил. В правление императора Ко:току, в 4-м году Хакути [653], он отправился вместе с посольством в страну Тан143. Там он повстречался с Сюань-цзаном144, стал его учеником, получил посвящение. Сюань-цзан полюбил его, поселил в своей келье. Однажды он сказал: «Когда в давние времена я странствовал на западе, голод застиг меня в дороге. Попросить еду было не у кого. И вдруг откуда ни возьмись появился послушник. В руке у него была груша, он дал мне ее. Я съел ее, и день ото дня дух мой стал крепчать. Теперь ты для меня — все равно, что тот послушник с грушей». А еще [Сюань-цзан] сказал так: «Сутры и шастры — глубоки, удивительны, исчерпать их невозможно. А потому научись-ка лучше медитации и отправляйся проповедовать в восточную страну145». Получив наставление, досточтимый стал учиться медитации и стал много просветленнее. Он вернулся домой вместе с посольством146. На прощание Сюань-цзан подарил досточтимому имевшиеся у него мощи Будды, сутры и шастры со словами: «Человек может возвеличить Дао-Путь147. Дарю тебе все это, прилепись к этим словам». Кроме того, подарил котелок, сказав так: «Я принес его из западных стран. Будешь варить в нем — болезни исцелятся. В котелке заключена удивительная сила». Тут досточтимый почтительно попрощался и расстался [с Сюань-цзаном] со слезами на глазах. Когда [на обратном пути] добрались до провинции Дэн148, многие члены посольства заболели. Досточтимый достал котелок, скипятил воду, сварил кашу, дал всем больным. В тот же день они исцелились. Тогда отчалили и поплыли с попутным ветром. Вышли в море, и тут корабль остановился. Так продолжалось семь дней и ночей. Люди удивлялись: «Ветер силен и хорош. С ним мы уже должны были бы вернуться в свою страну. Однако по какой-то причине мы не движемся вперед». Прорицатель сказал: «Бог моря хочет заполучить себе котелок». Услышав это, досточтимый сказал: «Котелок мне подарил Сюань-цзан. Зачем же, бог моря, ты просишь его у меня?» Тогда все стали говорить так: «Если пожалеешь котелок, корабль утонет, мы станем кормом для рыб». Схватили котелок и бросили его в море. И тогда корабль смог доплыть до нашей страны149. В юго-восточном углу храма Ганго:дзи150 [До:сё:] построил залу для медитации Дзэнъин. И тогда люди Поднебесной стали следовать за досточтимым и учиться у него медитации. Впоследствии [досточтимый] обходил Поднебесную, у дорог копал колодцы, много где учредил паромные переправы и построил мосты. Мост Удзи в провинции Ямасиро — его рук дело151. И так он странствовал более десяти лет. Однако потом было высказано высочайшее повеление152, он вернулся на жительство в Дзэнъин, где по-прежнему предавался сидячей медитации. Бывало, что не вставал и три дня, бывало, что и семь. Как-то раз из его кельи разлилось благоухание. Его ученики удивились и вошли внутрь. [До:сё:] сидел на веревочном сиденье с прямой спиной, но дыхания в нем не было. И было тогда ему 70 лет. Ученики переняли его поучения, а самого предали огню в Авахара153. Обычай трупосожжения ведет свое начало в Поднебесной с этих пор154. Люди передают: «После того, как костер прогорел, родственники и ученики бросились туда, чтобы забрать останки себе. Тут вдруг поднялся смерч, поднял пепел и кости, и унес их, а куда — неизвестно. Люди тому очень дивились». После того, как столица была перенесена в Нара [710 г.], младшие братья досточтимого и его ученики обратились к государю с просьбой перенести Дзэнъин в новую столицу. Это нынешний Дзэнъин, что находится в правой половине столицы. Там хранится множество сутр и шастр. Переписаны они красиво, ошибок в них нет155. Это [книги], привезенные досточтимым [До:сё:].

15-й день. Всем принцам и сановникам приказано изучать законы рё:. Приказано также составить законы рицу156.

17-й день. Во всех провинциях учреждены пастбища для выпаса коров и лошадей157.

Лето, 4-я луна, 4-й день. Скончалась принцесса крови Асу-ка158, 4-я широкая степень ранга дзё:. Государь отправил посланцев с соболезнованиями и дарами. Принцесса была дочерью императора Тэнти.

5-я луна, 13-й день. Саэки-но Сукунэ Маро159, 4-я широкая степень ранга дзики, назначен послом в Силла, Сами-но Асоми Касамаро160, 4-я большая степень ранга гон, назначен заместителем посла. Кроме того, назначены старший и младший ханкан, старший и младший сакан.

6-я луна, 3-й день. Люди из Сацума по имени Химэ, Кумэ и Хадзу, управитель уезда Э161 по имени Э-но Кими Агата, его заместитель Э-но Кими Тэдзими, Кимоцуки-но Нанива встали во главе людей кумэ162 и с оружием в руках угрожали посланникам государя во главе с Осакабэ-но Маки. В связи с этим управителю Цукуси приказано наказать преступников в соответствии с их деяниями163.

17-й день. Законы рицу и рё: были составлены по государеву указу принцем крови Осакабэ164, 3-я большая степень ранга дзё:, Фудзивара-но Асоми Фухито165, 1-я широкая степень ранга дзики, Авата-но Асоми Махито, 2-я большая степень ранга дзики, Симоцукэно-но Асоми Комаро166, 3-я широкая степень ранга дзики, Ики-но Мурадзи Хакатоко167, 4-я широкая степень ранга дзики, Иёбэ-но Мурадзи Умакаи168, 4-я широкая степень ранга дзики, Сацу Ко:каку169, 1-я большая степень ранга гон, Хадзи-но Сукунэ Ои170, 3-я широкая степень ранга гон, Сакаибэ-но Сукунэ Морокоси171, 4-я широкая степень ранга гон, Сираи-но Фухито Хонэ172, 1-я большая степень ранга му, Кифуми-но Мурадзи Сонау173, 1-я большая степень ранга цуй, Танабэ-но Фухито Момоэ174, Мити-но Кими Обитона175, Саи-но Сукунэ Са-камаро176, Канути-но Цукури Оосуми177, 1-я большая степень ранга цуй, Нукатабэ-но Мурадзи Хаяси178, 1-я большая степень ранга син, Танабэ-но Фухито Обитона179, 2-я большая степень ранга син, Ямагути-но Имики Оомаро180, Цуки-но Имики Оки-на181, 4-я широкая степень ранга дзики. Этим людям пожалованы соответствующие подарки.

8-я луна, 3-й день. Деревья в окрестностях Унэби, Кагуяма, усыпальницы Нариаи и дворца Ёсино без всякой причины засохли182.

10-й день. Провинция Нагато преподнесла белую черепаху.

20-й день. Монахам Цу:току и Эсюн приказано вернуться к мирской жизни. Вместо них приняты в монахи два человека. Цу:току пожалована фамилия Яго-но Фухито, имя Кунисо и 4-я широкая степень ранга гон. Эсюн пожалована фамилия Кити, имя Ёроси и 4-я широкая степень ранга муку. Это было сделано для того, чтобы можно было использовать их умения183.

22-й день. В Поднебесной объявлено помилование. Под него не попали совершившие десять тяжких преступлений и воры. Престарелым пожалованы подарки.

В соответствии с докладом, представленным инспекторами, управителям провинций пожаловано повышение в рангах и земельные наделы по их деяниям. Абэ-но Асоми Миуси184, Оотомо-но Сукунэ Миюки185 пожалована 3-я широкая степень ранга сё:. За беспорочную службу управителю провинции Инаба по имени Фунэ-но Мурадзи Хадакацу186, 1-я большая степень ранга гон, пожаловано 30 дворов, а управителю провинции То:то:ми по имени Нурибэ-но Мияцуко Митимаро187, 1-я широкая степень ранга гон, пожаловано 20 дворов.

Зима, 10-я луна, 8-й день. Монахам и монахиням столицы и района Кинай, которым исполнилось более 90 лет, пожалованы грубый шелк, вата и полотно. Учрежден подотдел по пошиву одежды и изготовлению головных уборов.

15-й день. Исоноками-но Асоми Маро188, 1-я большая степень ранга дзики, назначен управителем Цукуси; Оно-но Асоми Кэно189, 3-я широкая степень ранга дзики, назначен его заместителем; Хата-но Асоми Мугоэ190, 3-я широкая степень ранга дзики, назначен управителем Суо:; Камицукэ-но Асоми Отари191, 3-я широкая степень ранга дзики, назначен управителем Киби; Кудара-но Коникиси Омбо:192, 3-я широкая степень ранга дзики, назначен управителем Хитати.

19-й день. Саэки-но Сукунэ Маро, 4-я широкая степень ранга дзики, преподнес фазана и диковинные вещи, привезенные им из Силла.

26-й день. В Суо: отправлен посланец с повелением построить корабль193.

11-я луна, 8-й день. Прибыл посол Силла Ким Сомо, ранг салъчхан194. Он сообщил о кончине матери вана [Хёсо].

21-й день. Всюду в Поднебесной развелись воры и грабители. Отправлены посланцы, чтобы изловить их.

28-й день. Камо-но Кими Нукамэ из уезда Кадзураки-но Ками провинции Ямато195 родила тройню: двух мальчиков и одну девочку. Ей пожаловано: 4 хики грубого шелка, 4 дзюн ваты, 8 тан полотна, 400 снопов риса и одна кормилица.

12-я луна, 26-й день. В провинции Ямато разразились болезни. Для оказания помощи отправлены лекари, посланы лекарства.

Конец 1-го свитка
 
Комментарии

1. Единственный случай употребления в начале свитка датировок по Шестидесятилетнему циклу. После введения девизов правления в 700 г. (Тайхо: ) все датировки осуществляются в соответствии с девизами правления.
2. Имена придворных состояли из трех компонентов: родового (фамильного) имени (в данном случае это Сугано), наследственного родового ранга-титула кабанэ (Асоми) и личного имени (Мамити). О самом Мамити см. «Предисловие». Лица, которые упоминаются в хронике один раз и о которых умалчивают другие источники, оставлены без комментария.
3. Номенклатуру должностей и соответствующих им рангов см. в книге А. Н. Мещеряков, М. В. Грачев. История древней Японии. СПб.:«Гиперион», 2002.
4. Принц Ясудоно (будущий император Хэйдзэй).
5. 683-707, правил с 697 по 707 гг. Проблемы, возникающие в связи с именами правителей, достаточно запутаны. Японские правители обладали несколькими именами. Во-первых, они известны по именам, имевшимся у них до церемонии интронизации. Это было так называемое «прижизненное табуированное имя» (имина), которое оглашалось после смерти. Для Момму этим именем являлось Кару. Источники ничего не говорят о том, присваивалось ли правителям тронное имя. Исходя из общеисторических соображений, с большой долей вероятности мы можем ответить на этот вопрос положительно. Но, по всей видимости, эти имена были также табуированы, в связи с чем нам ничего о них не известно. Действующие императоры именовали себя как «дочь Ямато», «сын Ямато, что правит страной великой восьми островов», «Мы» (тин) и т. п. После кончины правителям могло присуждаться либо многокомпонентное «японское посмертное имя», обычно подчеркивавшее небесное происхождение государя, его креативные функции, идею преемственности (в данном случае — Ама-но Мамунэ Тоёоодзи-но Сумэрамикото, что может быть переведено как Небесный—Истинный—Основа—Обильный—Предок—Отец—Государь); это могло быть и (или) «китайское имя», состоявшее из двух иероглифов (Момму). Семантика китайских имен имеет обычно отношение к китайским представлениям об идеальном правителе (Момму означает «культурность и воинская доблесть», что отражено в предварительных записях, говорящих о его начитанности и искусстве лучника). Правителям «Нихон секи» (далее «НС») присваивалось только японское посмертное имя. Считается, что этот обычай вошел в обиход никак не раньше VI в. под китайским (корейским) влиянием. Наречение посмертным именем было составной частью погребального обряда. До этого времени правителей именовали по тому дворцу, в котором они пребывали (эта традиция частично сохраняется и в VIII в.). Считается, что посмертные имена китайского типа были присуждены правителям «НС» задним числом только в середине VIII в. (вероятно, их придумал О:ми-но Мифунэ, 722-785, в 60-х гг.). Таким образом, система китайских посмертных имен окончательно складывается лишь в середине VIII в., но продолжает свое существование вплоть до XX в. В исторической науке и обиходе правители (включая самых ранних) известны почти исключительно по китайским именам, которые, во-первых, проще для запоминания, и, во-вторых, в отличие от японских, были присуждены всем правителям. Правители «Секу нихонги» (далее «СН») обладают, как правило, двумя именами. При этом их китайские имена были введены в обиход несколько раньше, чем китайские имена правителей «НС». Так, имя «Момму» встречается уже в китаеязычной поэтической антологии «Кайфу:со:» (751 г.). Система посмертных имен японского типа начинает деградировать уже в VIII в. Из девяти правителей VIII в. только Момму, Гэммэй, Гэнсё, Сё:му и Ко:нин обладали японскими посмертными именами. Момму и Ко:нин посмертное имя было присуждено во время отправления погребальных ритуалов, а когда оно было присуждено Гэммэй и Гэнсё:, остается неизвестным. Что касается Сё:му, то поскольку он принял монашество, посмертное имя было присуждено ему вместе с наречением его посмертным буддийским именем в 759 г. (Сёму умер в 756 г.) Но у Когкэн (Сё:току) японского имени вообще нет, поскольку она приняла монашество. В свитках, относящихся к правлению Сё:току, она именуется «государыней Такано» (по местоположению ее усыпальницы). У Дзюннин (это китайское имя было присуждено ему только в 1870 г.) японское имя также отсутствует, в хронике он именуется «упраздненным императором» ввиду того, что он был сослан. Последний же правитель «СН», Камму, назван «нынешним императором». Система присуждения посмертного имени японского типа окончательно отмирает в IX в. после Дзюнна (видимо, это было связано с тем, что синтоистский погребальный ритуал был в значительной степени вытеснен буддийским, а также с большей «китаезацией» образа японского правителя в хэйанское время). Дополнительная сложность с употреблением имен японского типа состоит в том, что источники (и даже один и тот же источник) могут называть одного и того же правителя по-разному. Так, «НС» называет Дзито: Такама-но Хара Хироно-но Химэ, а «СН» именует ее Ооямато-нэко Ама-но Хироно Химэ-но Микото; самого Момму хроника именует также Ямато Нэко Тоёоодзи-но Сумэрамикото (Кэйун, 4-11-20).
6. Император Тэмму.
7. Имеется в виду сын Тэмму принц Кусакабэ (это имя являлось его тайным именем-имина). В «Манъёсю:» имеется посвященный ему плач Какиномото Хитомаро (№ 167), хорошо отражающий мифологические представления того времени. Кусакабэ был назначен наследным принцем, но умер рано, не дожив до интронизации.
В круглых скобках приводятся примечания к тексту хроники, которые в оригинале записаны более мелкими (по сравнению с основным текстом) иероглифами. Авторство и время написаний этих примечаний остаются неизвестными.
8. Императрица Гэммэй.
9. Император Тэнти.
10. Т. е. сочетал в себе знание канонических китайских философских и исторических сочинений, с одной стороны, и владение воинскими искусствами — с другой, что считалось, согласно китайским политическим представлениям, признаком идеального человека и правителя. Стрельба из лука относилась к «шести искусствам»: церемонии, музыка, стрельба из лука, управление колесницей, каллиграфия и математика.
11. Императрица Дзито:. Была дочерью Тэнти и Сога-но Оти Ирацумэ, супругой государя Тэмму.
12. В «НС» отсутствует запись о назначении Момму наследным принцем.
13. Считается, что и после отречения Дзито: имела огромное политическое влияние (тем более, если учесть, что Момму в момент восшествия на престол было только 14 лет). После отречения она приняла невиданный доселе титул дайдзё: тэнно (может быть истолковано как «действующая бывшая государыня», при переводе мы пользуемся сочетанием «бывшая государыня»). Поскольку круг претендентов (при реально существовавшей полигамии и отсутствии фиксированного порядка наследования) был весьма широк (согласно законодательству VIII века, в круг императорского дома попадало несколько десятков человек с формально одинаковыми правами), это создавало почти неограниченные возможности для возникновения конфликтных ситуаций. По всей вероятности, это имело определенное отношение к традиционной системе родства, которая, судя по всему, не отдавала приоритета ни одному из наследников. В качестве зашиты от такого рода нестабильности постепенно вырабатывается механизм отречения от престола с предварительным назначением правопреемника. Так, Дзито: отреклась в пользу Момму; Гэммэй — в пользу Гэнсё:, своей незамужней дочери (такая передача властных полномочий не имела прецедента); Гэнсё: — в пользу Сё:му (сын Момму); Сё:му — в пользу своей дочери Ко:кэн; Ко:кэн — в пользу Дзюннин (сын принца крови Тонэри); сам Дзюннин был принужден оставить престол под давлением Ко:кэн, вторично занявшей трон под именем Сё:току, Ко:нин отрекся в пользу Камму. Получается, что из всех правителей VIII в. до конца своей жизни занимали трон только Момму и Сё:току («НС» знает только один случай отречения, когда Когёку отреклась в пользу Ко:току). Церемония интронизации проходила в «тронном дворце» (Дайгокудэн). Согласно законодательству «Рицурё:» (VI-13), жрец из рода Накатоми возглашал молитвословие (норито), а жрец из рода Имубэ (Имибэ) передавал императору три императорских регалии - зеркало, меч и некий третий предмет. Хотя он записывается иероглифом «печать», многие исследователи полагают, что на самом деле это была магатама (магический предмет в виде запятой», сделанный из полудрагоценного камня). Перевод норито см. «Норито. Сэммё». Пер. Л. М. Ермаковой. М.: «Наука», 1991, сс. 116-117. Перевод административного законодательства см. «Свод законов «Тайхорё». Перевод К. А. Попова. М.: «Наука», 1984-1985.
14. Первый указ в форме сэммё: (микотонори). Этот и последующий указы в этом жанре в других свитках переведены и откомментированы Л. М. Ермаковой. Впервые сэммё из «СН» и комментарии к ним были опубликованы в книге: «Норито. Сэммё». Перевод, предисловие и комментарии Л. М. Ермаковой. М.: ГРВЛ, серия «Памятники письменности Востока», XCVII, 1991. Для настоящего издания выполнена обновленная редакция переводов и комментариев.
15. Акицумиками. Бог, явленный в мир действительности из невидимого ноуменального мира духов и богов предков.
16. Восемь — магическое число, означающее «множество».
17. Местообитание главных божеств синтоистского пантеона.
18. Имеется в виду бог Ниниги-но Микото (внук Аматэрасу), спустившийся с Равнины Высокого Неба на гору в Хю:га на острове Кюсю. Предок первоимператора и основателя правящей династии Дзимму.
19. Если исходить из мифов «Кодзики» и «НС», имеются в виду боги Аматэрасу и Таками-мусуби, поручившие Ниниги спуститься на землю, однако возможны, вероятно, и другие толкования.
20. Концепт «наследования солнцу небесному» по разному толковался в японской филологической традиции, начиная с Мотоори Норинага. Скорее всего, речь идет о наследовании от Аматэрасу, вручившей Ниниги-но Микото зеркало — как регалию власти над страной и как собственный символ-заместитель (то есть как объект поклонения).
21 Этот оборот речи представлял собой, по-видимому, магическую формулу, восхваляющую государевых слуг. Она буквально совпадает с молитвословиями норито заклинательного характера («Благопожелания Великому дворцу» и «Праздник священных врат» — см. «Норито. Сэммё», сс. 107, 109).
22. Здесь и далее перечислены мероприятия, связанные с восшествием на престол Момму. Рисовый налог (дэнсо) составлял, согласно законодательству, 2 снопа и 2 связки с каждого дан обрабатываемой земли, но в реальности собирался обмолоченым зерном. Трудовая повинность (дзо:ё или дзацуё:, в основном, это были строительные и ирригационные работы) должна была составлять не более 60 дней в году (30 дней отработок на общегосударственные проекты и 30 дней — на местные). Заменительная натурооплата (ё: ) составляла 2 дзё: и б сяку полотна. Уплачивалась вместо несения трудовой повинности тягловыми крестьянами.
23. Оотикара или оодзэй. Система ссуд была достаточно распространена в VIII в. Ссуды подразделялись на вещевые и рисовые, государственные и частные. Наибольшее распространение получили рисовые ссуды. Если ссуда предоставлялась государством (в лице уездных и провинциальных властей), то процент по выплате составлял 50 процентов (выплата производилась через год), если частным лицом или же негосударственным институтом (например, буддийским храмом) — до 100 процентов. В случае неуплаты заемщик расплачивался отработками. В уездные рисовые амбары зерно поступало из двух основных источников: рисовый налог и проценты по ссудам. Уездные амбары, куда поступали рисовые выплаты, служили основным источником финансирования государственных расходов (раздача государственных вспомоществований, обеспечение потребностей двора и деятельности провинциальных властей, продуктовое обеспечение трудомобилизованных, занятых на общественных работах и т. п.).
24. Стариками обычно именовались люди старше 80 лет, однако есть прецеденты оказания помощи тем, кому исполнилось 70 лет. Если учесть, что в VIII в. средняя ожидаемая продолжительности жизни составляла, видимо, около 25 лет, можно сделать вывод, что меры помощи престарелым носили в значительной степени церемониальный характер. Низкая средняя продолжительность жизни объясняется прежде всего высокой детской смертностью. В то же самое время данные «СН» дают основания считать, что выжившие в детстве имели хорошую возможность дожить до преклонных лет.
25. Под этой формулировкой понимается то, что подарки раздаются в соответствии с рангом или положением (должностью) присутствующих.
26. Этот ритуал имеет буддийское происхождение. При буддийских храмах вырывался специальный пруд, куда и выпускали ранее пойманных (купленных у торговцев) рыб.
27. Род Фудзивара сыграл выдающуюся роль в истории Японии VIII и нескольких последующих веков. Тип родства — божественный (синбэцу). Вел свое происхождение от небесного божества Амэ-но Коянэ-но Микото (потомка божества Цухая Мусуби-но Микото), отпочковался от жреческого рода Накатоми, проживал в левой половине столицы. Получил свою фамилию в 669 г. (по местоположению своих владений) за заслуги Накатоми-но Каматари, который был внутренним министром. Мияко была дочерью Фудзивара-но Фухито (сын Каматари), одного из главных царедворцев своего времени. Мияко стала матерью будущего государя Сё:му (здесь и далее сведения о происхождении того или иного рода основываются, в основном, на генеалогических списках 815 г. «Синсэн сёдзироку», где указывается тип родства («потомки императоров» — ко:бэцу, «потомки божеств» — синбэцу, «потомки переселенцев» — сёбан) и место регистрации. Могут указываться и некоторые другие сведения. Частичный перевод «Синсэн сёдзироку» (далее «ССР») см. «Синсэн сёдзироку». Перевод и комментарии М. В. Грачева. — «Синто. Путь японских богов». СПб.: «Гиперион», 2002, т. 2, сс. 170-193.
28. Влиятельный род Ки вел свое происхождение от сына государя Ко:гэн по имени Хикофуцу Оси-но Макото. Тип родства — ко:бэцу, левая половина столицы.
29. Род Исикава изначально носил фамилию Сога. В VI — первой половине VII вв. это был наиболее могущественный род, представители которого неизменно занимали ведущие придворные должности. Однако после убийства в 645 г. Сога-но Ирука род утрачивает свои позиции. Фамилия Исикава была пожалована Сога в правление Тэмму. Тип родства — ко:бэцу (Ки-но Цуно-но Сукунэ, левая половина столицы).
30. Японские правители VIII в. имели несколько категорий официальных супруг: главная супруга (ко:гу: ), старшая супруга (бунин), средняя супруга (хи), младшая супруга (хин). Согласно законам «Рицурё:», главная супруга не имела ранга. Что касается хи, то на это место в дворцовой иерархии могли претендовать только члены императорской фамилии, им предоставлялся четвертый (и выше) ранг (разряд-хин) для принцев и принцесс. Главная супруга государя тоже, естественно, должна была принадлежать к императорскому роду. Бунин и хин были дочерьми принцев боковых ветвей императорского рода и сановников, им предоставлялся обычный ранг — от третьего и выше (бунин) и четвертый-пятый (хин). Разделение на членов императорского и неимператорского родов начинается только в правление Тэнти. До этого все многочисленные супруги государя именовались одинаково — киса-ги (за исключением главной супруги). Хотя супругам государя полагалось различное довольствие и ранг, их дети рассматривались как полноправные дети императора. У Момму главной супруги не было.
31. Числовое обозначение рангов было введено только с принятием кодекса «Тайхо: рицурё:». В данный момент действовала старая система рангов, принятая при Тэмму в 685 г. Соответствие между новой (701г.) и старой системой рангов (685г.) см. А. Н. Мещеряков, М. В. Грачев. История древней Японии, с. 479.
32. Дзикифу. Согласно «Рицурё:», кормовые пожалования представляли собой определенное количество крестьянских дворов с приданной им землей. Половина всего определенного законом рисового налога, налоги те: и ё:, все трудовые повинности тягловых крестьян осуществлялись в пользу держателя такого кормового надела, который сам был освобожден от налогов. При этом непосредственным сбором налогов занимались управления уездов, которые доставляли полученные продукты в столицу. Сбор податей держателем кормового надела, как правило, не допускался. До введения «Рицурё:» кормовые пожалования предоставлялись лицам, обладавших рангами, которые соответствовали 5-му рангу и выше. С введением «Рицурё:» круг лиц, обладающих правом на кормовой надел, был ограничен (носителям 4-го и 5-го рангов вместо кормовых наделов стало предоставляться сезонное жалование).
33. Согласно китайской политической философии, в правление благодетельного императора на земле появляются посылаемые Небом благоприятные знамения. Согласно «Рицурё:» (XVIII-8), такие знамения подразделяются на четыре степени: высшую, верхнюю, среднюю и низшую. О знаках высшей степени надлежало немедленно сообщать императору (такие знамения предполагали изменения девиза правления), о других знамениях было должно докладывать в Министерство управления (Дзибусё: ). Закон предписывал сообщать о них императору в первый день нового года. Из сообщений «СН», однако, видно, что о знаках верхней, средней и низшей степени в действительности могли докладывать и в 9-ой луне (здесь, вероятно, сказалась местная синтоистская традиция, делающая упор на осенней обрядности). В «Энгисики» «Дзибусё:-сики») содержится подробная роспись того, какое из знамений соответствует вышеозначенным категориям. Однако знамения, регистрируемые начальными свитками «СН» (вплоть до эры Ё:ро: ), не обязательно соответствуют этой росписи. «Чудесный рис» (несколько стеблей из одного корня, два колоса на одном стебле), согласно «Энгисики», относится к низшей степени благоприятных знамений.
34. Черепахи (в особенности белые) почитались за благоприятный знак высшей степени и активно использовались в качестве инструмента политического воздействия при необходимости изменения девизов правления. В «СН» содержится 13 упоминаний о появлении «чудесных» черепах, причем иероглиф «черепаха» непосредственно входит в названия следующих девизов правления: Рэйки (Чудесная черепаха), 715-717; Дзинги (Божественная черепаха), 724-729; Хо:ки (Сокровище-черепаха), 770-781. Кроме того, непосредственным образом обнаружение черепахи повлияло на формулирование девиза правления Тэмпё:. Вслед за Китаем в Японии панцирь черепахи использовался для гадания (на обратной стороне панциря вырезали сетку, состоявшую из вертикальных и горизонтальных черт, при нагревании на огне панцирь трескался и по образовавшимся на лицевой стороне трещинам предсказатели судили о будущем). О популярности этого вида гадания в Японии сообщает еще китайская хроника «Вэй-чжи». Черепаха в силу ее долголетия считалась символом долгой жизни, мудрости и благополучия. Согласно китайскому мифу, черепаха, появившаяся из вод реки Ло, имела на своем панцире знаки, которые стали прототипом первых иероглифов. Из 13 отмеченных «СН» случаев преподнесения Двору черепах в 11 случаях их цвет указывается как белый (в Двух случаях цвет не указан). Для китайской мифологемы черепахи ее цвет, похоже, не имеет существенного значения, однако, согласно «Основным записям» и «Трактату о жертвоприношениях Небу и Земле» «Исторических записок» Сыма Цяня, на трех островах (Пэнлай, Фанчжан и Инчжоу), где обитают бессмертные даосские мудрецы, все вещи, птицы и животные — белые. Японский двор в конце VII — первой половине VIII вв. пытался моделировать себя как общность даосских святых, сама же Япония представлялась как священная земля для таких святых. Интересно, что гадатели по панцирю черепахи организационно относились не к Оммё:рё: (Астрологический отдел, где осуществлялись гадания и предсказания с помощью геомантии и астрологии), а к Палате Небесных и Земных божеств (Дзингикан). Это свидетельствует о том, что данный вид гадания появился в Японии достаточно давно и воспринимался как принадлежность синтоистского культа. В данном сообщении речь идет о «речной черепахе» (кавакамэ, «черепаха японская»), которая отсутствует в реестре благоприятных знамений «Энгисики».
35. Благоприятный знак верхней степени.
36. Речь идет о событиях 672 г., датируемого по 60-летнему циклу (комментаторы «СН» читают иероглифы дзинсин на японский манер как мидзуноэ-сару), когда после смерти Тэнти разразилась кровопролитная борьба за престол между принцами Оотомо и Ооама. В решающей битве Оотомо потерпел поражение и покончил жизнь самоубийством. На престол взошел принц Ооама (Тэмму). Начиная с этого времени и до правления Ко:нин правителями становились только потомки Тэмму. В начальных свитках «СН» содержится достаточно много сообщений, согласно которым сторонники Тэмму получают вознаграждение (чаще всего посмертное повышение в ранге).
37. Эмиси (букв, «креветочные варвары», это уничижительное название было присвоено им японцами, в средневековье их называли эдзо) — племена, обитавшие на северо-востоке Хонсю, предки айнов. Эти племена не усвоили земледельческой культуры в силу богатства имевшихся в местах их обитания пищевых ресурсов и занимались собирательством, охотой и рыболовством (в особенности была велика роль промысла лососевых). «СН» уделяет сообщениям об эмиси достаточно много места. Целью походов против эмиси, проведение которых активизируется со второй половины VII в., было не только увеличение территории, подконтрольной государю Ямато. Плененных эмиси брали с собой даже во время посещения японскими посольствами двора китайского императора. Уже в это время обозначается желание японцев создать свою мини-империю на китайский манер. Одним из необходимых признаков такой геополической модели была окружность Центра (Ямато, Японии) варварскими племенами, которые признают зависимость от «метрополии» и приносят ей регулярную дань (о которой и идет речь в данном сообщении). Чрезвычайно показательным в этом отношении было посольство 659 г., когда ко двору танского императора были доставлены мужчина и женщина из числа эмиси. На расспросы императора посланники отвечали, что эмиси живут на северо-востоке страны, не занимаются земледелием («они едят мясо и живут этим») и не строят домов (последнее, конечно же, расходилось с действительностью). Целью такой характеристики эмиси была демонстрация того, что власть благодетельного государя Ямато распространяется даже на самых диких варваров. Периоды военной активности сменялись временами культурной и социальной интеграции эмиси (присвоение им рангов, переселение их вглубь страны и т. п.). Начиная с правления Тэнти, Ямато умеряет свою военную активность в этом регионе. Правление Момму пришлось на сравнительно спокойный период отношений с эмиси. Однако уже в правление Гэммэй количество сообщений об «усмирении» восставших эмиси увеличивается.
38. Ильгильчхан — 7-й ранг 17-разрядной шкалы рангов Силла, нама — 11-й. Не будет преувеличением сказать, что Силла была основным внешнеполитическим партнером Японии (Ямато) в это время. За всю историю отношений между двумя странами посольства Силла присылались в Японию 41 раз: в 672, 673, 675, 676, 678, 679, 680, 681, 683, 684, 685, 687, 689, 690, 692, 693, 695, 697, 700, 703, 705, 707, 714, 719, 721, 723, 726, 732, 734, 738, 742, 743, 752, 760, 763, 764, 769, 774, 779, 803 и 840 гг. Япония отправила в Силла 27 посольств: 675, 676, 681, 684, 687, 692, 695, 700, 703, 704, 706, 712, 718, 719, 722, 724, 732, 736, 740, 742, 752, 753, 779, 804, 836, 878 и 882 гг. Отношения с Силла определялись следующими обстоятельствами. Вместе с войсками Танской империи Силла завоевала главного союзника Ямато — Пэкче — в 660 г., а Когурё — в 668 г., что вызвало сильнейшую озабоченность Ямато, в значительной степени ускорило проведение реформ, породило страх перед иноземным вторжением. Когда в 676 г. Танская империя ослабила свой контроль над Корейским полуостровом, Силла образовала единое государство на всей его территории. После образования единой Силла были установлены взаимоотношения между двумя государствами. С точки зрения противостояния Танской империи Силла была заинтересована в Японии как в стратегическом партнере. По настоянию Ямато Силла стала приносить регулярную дань ко двору Ямато, что было равносильно признанию Японии своим сюзереном. Дань приносилась в правления Тэмму и Дзито: с периодичностью в 1-2 года. При Момму ситуация кардинально не изменилась. Поскольку официальные контакты Японии с Тайским Китаем сошли на нет в правление Тэмму и Дзито:, китайская культура (включая политическую) получала распространение в Ямато в значительной степени через посредничество Силла (кроме того, большую роль играли беженцы из Пэкче и Когурё). Однако после того, как последствия войн на полуострове были преодолены, Силла возобновила дипломатические контакты с Китаем, недовольство данническими отношениями с Японией стало возрастать, дань стала присылаться приблизительно один раз в три года. Недовольство Силла наиболее отчетливо проявилось уже в правление Сё:му. Реальное сокращение посольств, посылаемых в Японию, отражается в требовании 733 г. присылать дань один раз в три года, т. е. Япония хотела зафиксировать хотя бы такую периодичность. Со стороны Силла постепенно снижается и уровень представительности посольств. В правления Тэмму и Дзито: в качестве послов выступали весьма высокопоставленные особы (включая принцев крови — 3 случая). Однако после визита принца Ким Яннан в 695 г., в следующий раз принц крови возглавил посольство Силла лишь в 753 г. Обычно же в это время послами становились чиновники 7-9 рангов (Силла использовала 17-ступенчатую шкалу ранжирования). В то же самое время по мере возрастания напряженности в отношениях достаточно заметно возрастает количество японских посольств в Силла, что нетипично для дипломатического этикета страны-сюзерена (из Центра должно посылаться посольств меньше, чем из страны-данника).
39. Ранг Сакамото соответствует нижней степени 7-го младшего ранга. «СН», как правило, содержит сведения о чиновниках не младше 6-го ранга.
40. Род Хадзи — тип родства синбэцу (божество-предок — Амэ-но Хохи-но Микото), правая часть столицы. Наследственное занятие — организация похорон. «НС» сообщает (32-й год правления Суйнин), что по предложению Номи-но Сукунэ человеческие жертвоприношения во время похорон были заменены глиняными (хадзи) фигурками, в связи с чем ему была пожалована фамилия Хадзи. От Хадзи отпочковался род Сугавара («СН», Тэньо, 1-6-25; там же приводится история рода) и род Акисино (Энряку, 1-5-21). Фамилия Хадзи изменена на Ооэ в 790 г. (Энряку, 9-12-1).
41. Раздача продовольствия населению осуществлялась в следующих случаях: вступление на трон, назначение престолонаследника, обнаружение благоприятных знамений, болезнь императора и членов императорской фамилии, природные бедствия и эпидемии. Основным источником вспомоществования были доходы, полученные от рисовых ссуд.
42. Имеется в виду указ Тэмму («НС», Тэмму, 8-1-7).
43. Смысл этого указа состоит, по всей видимости, в выстраивании государственно-общественной иерархии. Под главами родов (удзи-но ками) понимаются те лица, которые, в соответствии с регуляциями 664 г. (Тэнти, 3-2-9), назначались на эту должность двором (или же подумали его санкцию). При этом роды делились на «большие» (т. е. наиболее знатные), «малые» и томо-но мияцуко (роды земледельцев и ремесленников). Главы первых получили впоследствии в соответствии с реформой Тэмму кабанэ Асоми, главы вторых — Сукунэ, главы третьих — от Имики и ниже. В качестве инвеституры главам больших родов вручался «большой меч», главам малых родов — «малый меч», главам томо-но мияцуко — щит, лук и стрелы. Согласно законодательству «Рицурё» и некоторым другим свидетельствам, главы родов обладали следующими правами: наследовать собственность рода, почитать божество-прародителя рода (удзигами), управлять родовыми буддийскими храмами (удзидэра), подавать прошение о перемене родовой фамилии, быть похороненными в усыпальнице. Государство использовало прежний, дореформенный институт властных отношений, но поставило его под свой контроль за счет принятия общегосударственных законов, лишив глав родов функции судей и верховных экономических организаторов (путем введения надельного землепользования). Главы родов служили «передаточным механизмом» для проведения в жизнь указаний верховной власти.
44. Помещение Дайгокудэн служило для проведения важнейших придворных церемоний с участием императора. К их числу относились: празднование нового года, церемония интронизации, прием иностранных послов и т. п. Дайгоку (кит. Тай цзи) переводится как «великий предел». Это понятие выражает идею предельного состояния бытия, из которого путем последовательного удвоения рождаются инь и ян, а затем все сущее. Первое упоминание в Китае о дворце с таким названием относится к династии Вэй. Первое упоминание в Японии зафиксировано в «НС» (правление Ко:гёку). Первое археологическое подтверждение наличия Дайгокудэн относится к правлению Ко:току. Дайгокудэн находился на севере дворцового комплекса (император соотносился в Полярной звездой). Празднование нового года было одним из основных ритуалов «государства рицурё:» (первое свидетельство относится к правлению Ко:току). Его социальный смысл заключался в выражении верноподданических чувств по отношению к императору. Новогодние приветствия и поздравления разрешалось адресовать императору, матери императора, супруге прошлого императора, супруге действующего императора и наследному принцу. На церемонии были обязаны присутствовать все столичные чиновники (около 6000 человек), управители провинций и уездов, которые очутились в это время в столице, иностранные послы. С конца X в. эта грандиозная церемония была заменена на более «камерную», когда поздравления императору приносили только придворные.
45. Использовался в качестве лекарства. Согласно законодательству («Рё», ХХIII-26), коровы, содержавшиеся на государственных пастбищах, подлежали после смерти обязательному вскрытию на предмет изъятия желчного камня.
46. Здесь и далее под «святилищем» понимается синтоистское святилище, под «храмом» — буддийский храм.
47. Участвовал в событиях года дзинсин на стороне Тэмму.
48. Курган, в котором был погребен Тэмму (а впоследствии и его супруга Дзито: ). Круглый курган с длиной окружности 190 м, высота — 7 м. Был раскопан в 1235 г. По свидетельству современников, погребальная камера была сложена из мрамора, гроб Тэмму покрыт лаком, урна с прахом Дзито: выполнена из серебра.
49. Низкоранговые «специалисты», имевшие отношение к изготовлению рукописей, художники, музыканты и танцоры.
50. Жалованье чиновникам в период «рицурё:» состояло из двух частей: рангового жалования (ироку) и сезонного (кироку). Согласно законодательству, ранговое жалованье выплачивалось обладателям 1-5 рангов, у которых не было кормовых пожалований. Сезонное жалование выплачивалось столичным чиновникам и части провинциальных (в Дадзайфу, на островах Ики и Цусима) во 2-й и 8-й лунах в размерах, зависящих от занимаемой должности. Сводные данные об экономических привилегиях чиновников представлены в книге А. Н. Мещеряков. М. В. Грачев. История древней Японии, сс. 248-251. Из них следует, что экономические привилегии, дифференцированные по рангам и должностям, сводились к правам на получение определенного количества полей («ранговые поля» — идэн), дворов в кормление (дзикифу), рангового жалования (ироку), сезонного жалования (кироку), правам на допустимое количество личных слуг, должностной надел (сикибундэн). Следует иметь в виду, что приводимые данные приобрели окончательную систематичность только с введением кодекса «Тайхо: рицурё:». В дальнейшем в «СН» не помещаются аналогичные записи относительно выплаты жалованья (поскольку рутинная выплата жалованья не квалифицируется как «событие»). Записи за 2-й год правления Момму обладают определенным своеобразием и в отношении росписи второстепенных придворных церемоний. Так, впоследствии хроника не фиксирует проводившееся ежегодно назначение управителей уездов (см. 2-3-10). Отсутствуют в дальнейшем и имеющиеся в записях за 2-й год сообщения о преподнесении двору природных ископаемых (предполагается, что эта церемония имела место каждый год). Обычно составители хроники оставляли в тексте только первое упоминание о той или иной рутинной процедуре, которая имела место каждый год.
51. Более позднее вручение военным чиновникам сезонного жалованья обусловлено, возможно, китайскими представлениями о более высоком статусе гражданских чиновников.
52. Преподнесение полезных ископаемых может объясняться несколькими не исключающими друг друга мотивами. 1. Преподнесение местных даров приравнивалось к изъявлению покорности (рудимент даннических отношений). 2. Строительная активность государства (создание антропогенной среды обитания - строительство столиц, административных сооружений в провинциях и уездах, прокладка дорог, возведение буддийских храмов и статуй и т. п.) требовала повышенного расхода ресурсов, в связи с чем обнаружение полезных ископаемых становилось делом государственной важности (введение девизов правления Тайхо: и Вадо: напрямую связано с обнаружением золота и меди, чему китайская история примеров не знает). В указе 713 г. о составлении описаний провинций — «Фудоки» — управителям провинций вменялось в обязанность, в частности, представить сведения о наличии там тех или иных ископаемых. 3. Весь природный мир (включая все, что находится под землей) «контролировался» синтоистскими божествами, без благорасположения которых никакая успешная деятельность по освоению этого природного мира была невозможна. Таким образом, обнаружение (преподнесение) полезных ископаемых было равносильно признанию божествами оправданности действий правителя.
53 В этих уездах находились важные синтоистские святилища — Мунаката и Кумано. Уезды, в которых находились важнейшие синтоистские святилища, получили название «божественных уездов». К ним относились восемь уездов. Согласно комментариям к законам «Рё:-носюгэ», помимо перечисленных в данном указе, это уезды Ватараи и Такэ в провинции Исэ (святилище Исэ-дзингу: ), Катори в Симооса (Симооса-дзингу: ), Ава в Ава (Ава-дзиндзя), Касима в Хитати (Касима-дзингу: ), Нагуса в Кии (Хинокума-дзингу: и Куникакасу-дзингу: ). Согласно законодательству («Рё:», XVIII-25), все родственники подразделялись на пять степеней. Политика центрального аппарата была направлена на преодоление местничества и искоренение традиций на-следственного управления. Однако эти традиции были настолько сильны, что с самого начала центр был вынужден идти на уступки. Это касается, в частности, «божественных уездов», где местная аристократия в лице куни-но мшщуко (управители древних территориальных единиц) совмещала управленческие и религиозные функции. Неспособность центра назначать своих ставленников на уровне уездов явилась одной из главных причин упадка государства Рицурё.
54. Кандидаты на должность управителей уездов и их заместителей, которые были предварительно одобрены на уровне управлений провинциями, вызывались в столицу, где им зачитывался указ об их назначении. Под «законами» подразумеваются письменно зафиксированные законы, которые противопоставляются нормам обычного права, которыми в реальности часто руководствовались местные власти.
55. Данный запрет был, вероятно, вызван опасением, что скопление вооруженных людей может быть использовано потенциальными мятежниками. Впоследствии данный запрет был смягчен. Традиция относит происхождение храмовых стрельб из лука к правлению Киммэй. Это действо должно было обеспечить богатый урожай. Стрела является символом бога грома, который почитается в этом святилище.
56. Со:дзё, сё:со:дзу и рисси — высшие должности в иерархии буддийской церкви Японии, которая считалась одним из государственных институтов. Согласно «Рицурё:», руководство буддийской общины, назначаемое государевым указом, было объединено в орган, который назывался Со:мо:, входивший в состав Отдела монахов и чужеземцев (Гэмбанрё: ) при Министерстве управления (Дзибусё: ). С 722 г. размещался в храме Якусидзи в Нара. Эсэ (?-701)— проходил обучение в Китае, построил пагоду в храме Хо:кидзи. Тиэн (?-702)— в 1-й луне 702 г. был назначен со:дзё:. Дзэнъо (?-711)— в 702 г. назначен дайсо:дзу.
57. Карлики служили при дворе в качестве шутов и актеров. Конкретные причины изменения имени остаются неизвестными. Изменение имени считалось привилегией государя и практиковалось в древней Японии довольно часто. Оно могло служить как в качестве поощрительной меры, так и для понижения социального статуса. Принципы изменения имени понятны далеко не всегда. В данном случае низкородному артисту присваивается кабанэ Оми, т. е. это является поощрительной мерой. Кагато — название деревни в Бидзэн.
58. Был послан на острова Танэ «для отыскания жилищ варваров» в 695 г. (Дзито:, 9-3-23). Род Фуми — потомки переселенцев из Китая.
59. Южными островами именовались острова, примыкавшие к провинциям Огсуми и Сацума. Правительство не было заинтересовано в приобретении этих островов в качестве экономического или же людского ресурса. Немногочисленное население островов рассматривалось как «южные варвары», которые обязаны приносить «цивилизованному центру» дань, которая имела исключительно символический характер.
60. Жертвоприношения (быки и лошади) для испрашивания дождя и его прекращения практиковались в древней Японии, чему имеются письменные («НС») и археологические подтверждения (см. Канэко Хироюки. Хэйдзё:кё:-но сэйсин сэйкацу. — «Кадокава», 1997, сс. 57-86). В ритуале могли использоваться и их глиняные субституты. В данном случае речь, по-видимому, идет о живом коне. Для испрашивания дождя использовался черный конь, для его прекращения — белый. Святилище указанного божества находилось в уезде Ёсино провинции Ямато.
61. В это время в столичный район Кинай входили провинции Яма-то, Кавати, Сэццу и Ямасиро (позже к ним была присоединена провинция Идзуми). Деление на столичный район и остальную страну (Китай и Кигэ) восходит к китайской административной практике. Поскольку японская аристократия проживала в Кинай, жители этого района пользовались значительными привилегиями, включая налоговые (полное освобождение от заменительной натурооплаты ё:, половина подушной подати те: ). Степень «освоенности» государством этих районов была также различной. Если в Кинай был действительно проведен в жизнь принцип индивидуального налогообложения и индивидуальной трудовой повинности, то в Кигай непосредственным партнером правительства по-прежнему оставалась местная аристократия. В «СН» содержится много записей о молениях «знаменитым горам и большим рекам». Эта формулировка восходит к китайской ритуальной практике. Неясно, какие конкретные горы и реки имеются в виду. В любом случае, однако, можно говорить о процессе формирования гссударственной «синтоистской инфраструктуры», которая окончательно оформляется в «Энгисики», где приводится полный список святилищ, задействованных в спонсируемых государством ритуальных мероприятиях.
62. Видимо для инспекции ущерба, нанесенного засухой.
63. Дадзайфу — учреждение, под властью которого находились провинции округа Сайкайдо:. Округа (до: ) были учреждены в соответствии с «Тайхо: рицурё:» (о символике названий округов, их роли в административном управлении см. Симонова-Гудзенко Е. К. Ориентационная система в Японии VII-X вв. на примере первого территориально-административного деления. — «Япония. Путь кисти и меча», 2002, № 4, сс. 20-25. Сахарова Е. Б. Окружной уровень административно-территориального деления в Японии VIII в. — «Япония. Путь кисти и меча», 2003, № 4 (8). Сайкайдо: — единственный из округов, который обладал постоянным штатом чиновников. Особое положение Дадзайфу объясняется его военной функцией — близостью по отношению к основным дипломатическим партнерам и потенциальным противникам — Китаю и Корее, а также необходимостью покорения племен хаято на юге Кюсю. Дадзайфу находился в провинции Тикудзэн, это был второй по величине город Японии. Крепости Ооно (преф. Фукуока) и Кии (преф. Сага) были построены в правление Тэнти. Время сооружения Кукути (преф. Кумамото) неизвестно.
64. В это время эмиси еще не считались полноценными подданными и не подлежали регулярному налогообложению.
65. Упоминается в «НС» (Тэмму, 1-6-24; 1-7-2). Род Танака-но Асоми — потомок Сога-но Исикава Сукунэ, сына Такэноути-но Сукунэ («Кодзики», Когэн). Согласно «ССР», относится к потомкам императоров (ко:бэцу).
66. «СН» фиксирует 72 случая солнечного затмения. Помимо реально наблюдаемых с территории Японии затмений, есть случаи, когда затмение могло наблюдаться в Китае, но не наблюдалось в Японии. Это объясняется тем, что использовавшиеся в Японии календарные (предсказательные) методики были рассчитаны на местоположение Чанъа-ни. Данная запись — единственный случай, когда затмения не было вовсе. Таким образом, хотя составители хроники широко пользовались знамениями (как счастливыми, так и несчастливыми) для объяснения исторического процесса, затмения солнца в их число не попадали. См. «СН», т. 1, с. 465. Вместе с тем следует помнить, что день затмения считался несчастливым. Поэтому в этот день, за исключением самого затмения, «СН» никаких сообщений не содержит, так как, по всей вероятности, император и двор не должны были предпринимать никаких действий.
67. К рабам (несвободным), согласно разным оценкам, относилось от 5 до 10% населения. Несвободные подразделялись на пять категорий: рё:ко (находились в ведении Министерства управления, занимались сооружением императорских усыпальниц и уходом за ними); канко (занимались земледелием и обслуживанием двора); каннухи (обслуживали чиновников, использовались на сельскохозяйственных работах и в ремесленном производстве); кэнин (домашние рабы аристократии и храмов); синухи (личные рабы, находились в полном подчинении хозяину). Представители этой социальной группы объединялись общим названием сэммин («подлый люд»; свободные назывались рё:мин — «добрый люд»). Браки между людьми, принадлежащими к разным группам, запрещались.
68. К азартным играм причисляли прежде всего сугороку (на доске изображен «маршрут в виде препятствий и облегчающих его прохождения знаков; бросая кости, партнеры передвигают свою фишку, цель игры — достичь края поля противника).
69. Благоприятный знак верхней степени.
70. Управители провинций, в отличие от управителей уездов, принадлежали, как правило, к столичному чиновничеству (аристократии). Такахаси-но Асоми — тип родства ко:бэцу. Когда государь Кэйко: охотился в восточных провинциях, ему преподнесли морского моллюска, за что основателю рода была пожалована фамилия Касивадэ-но Оми («служитель государева стола»). В 683 г. фамилию его потомков изменили на Такахаси. Такахаси обычно занимали должности в Подотделе государева стола (Найдзэнси). История рода изложена в памятнике «Такахаси-удзи буми».
71. Род Мамута — тип родства ко:бэцу.
72. После того, как потомственные синтоистские жрецы Накатоми (тип родства синбэцу) получили фамилию Фудзивара (этой фамилией был пожалован в 669 г. Накатоми-но Каматари), часть этого разветвленного рода продолжала играть огромную роль в отправлении синтоистских культов. В связи с этим части этого рода (включая брата Фухито — Омимаро) была возвращена фамилия Накатоми, которая ассоциировалась со жреческими занятиями. Потомки Омимаро постоянно занимали руководящие должности в Палате небесных и земных божеств (Дзингикан). Фамилию Фудзивара оставили только Фухито (и его сыновьям, которые, занимая гражданские должности, играли ведущую роль в придворной жизни VIII в.). Подр. см. А. Н. Мещеряков. Возвышение рода Фудзивара (китайская образованность, политическая система и официальная идеология в Японии VII—VIII вв.) — «История и культура Японии», М.: «ИВ РАН-Крафт+», 2001, сс. 26-62.
73. Уезд Икома префектуры Нара.
74. «НС» относит это событие к 6-му году Тэнти.
75. Оба рода — Оми и Хатори — исполняли жреческие функции в святилище Исэ при отправлении ритуала Камумисо-но мацури (ритуал божественных одеяний), который отправлялся в 4-й и 9-й лунах. Об этом ритуале см. «Норито. Сэммё», с. 120. Род Оми — тип родства синбэцу, правая половина столицы. Род Хатори — тип родства синбэцу. пров. Ямато и Сэццу. Род Оми упоминается в «НС» (Су:дзин, 7-8-0) и «Когосю:и» (в русском переводе фигурирует как «Уми» — см. «Когосюи» в переводе Е. К. Симоновой-Гудзенко. — Синто. Путь японских богов. С. 86).
76. Таки (?-751) была дочерью государя Тэмму. На должность жриц в святилище Исэ (сайгу) назначались выбранные при помощи гадания незамужние принцессы крови. Исторически достоверная практика назначения жриц в Исэ берет свое начало в правление Тэмму. Выбор и назначение сайгу: производились после интронизации нового государя. Отъезду в Исэ предшествовал годичный срок очищения.
77. Во всех случаях имеется в виду краска, которая использовалась для приготовления грима.
78. Имеется в виду «старый храм Якусидзи», который был построен неподалеку от столицы Фудзивара (совр. город Касихара) по обету Тэмму для исцеления его супруги Дзито:. Наряду с Дайандзи, Ганго:дзи и Ко:фукудзи, считался одним из четырех главных храмов столицы и страны. После переезда двора в Нара (710 г.) храм также был перенесен туда.
79. По всей вероятности, ритуал Великого очищения (Оохараэ) предшествовал ритуалу Великого Вкушения (см. следующее сообщение). Согласно «Рицурё:», регулярный ритуал очищения проводился в последний день 6-й и 12-й лун. Очищение могло проводиться также в случаях болезней и природных бедствий, мятежей и заговоров, перед отправлением жрицы в святилище Исэ и интронизацией, проводившейся по синтоистским нормам (дайдзё:сай). Отправление ритуала было прекращено в XV в., в период Токугава возобновлено в измененных формах.
80. Великое вкушение (дайдзё:сай, или оониэ-но мацури) — одна из церемоний комплекса ритуалов интронизации. Представляла собой разновидность праздника урожая (ниинамэсаи), который проводился в 11-й луне. Согласно «Энгисики», дайдзё:сай включал в себя следующие ритуальные мероприятия и процедуры.
- Определение с помощью гадания двух уездов в двух провинциях (назывались юки и суки) в районе Кигай, которые должны были поставить ко двору рис нового урожая. В данном сообщении речь идет о провинциях (землях) Овари и Мино. Впоследствии роль юки стала играть провинция Ооми (после интронизации Уда, 887), а роль суки — провинции Тамба или Биттю: (после интронизации Энъю:, 969).
- Избранные гаданием посланцы двора в первой декаде 8-й луны совершали приношения в Исэ, святилищах Кинай и семи округов (до: ).
- В последней декаде 9-й луны ведомые посланцами двора чиновники и крестьяне уездов юки и суки доставляли в столицу рис нового урожая.
- В последней декаде 10-й луны государь вместе с многочисленными чиновниками совершал мисоги — очищение возле выбранной гаданием реки (в период Хэйан постоянным местом для проведения мисоги стала река Камогава, протекавшая в столице).
- За неделю до дайдзё:сай на территории дворца строился ритуальный комплекс.
- В день проведения дайзё:сай (последний день зайца в 11-й луне) представители родов Исоноками (в данном сообщении «СН» вместо Исоноками эту функцию выполняют Оотомо) и Энои устанавливают щиты и копья у северных и южных ворот ритуального комплекса (такая же процедура предусматривалась во время переноса столицы; возможно, она проводилась и во время новогодних празднеств), представители родов Оотомо и Саэки выступают в качестве охранников.
- К часу дня чиновники и крестьяне из уездов юки и суки доставляют рис и иную ритуальную пишу.
- Около 8 часов вечера государь совершает омовение, переодевается и совершает трапезу (сначала в павильоне юкидэн, потом в сукидэн), которая заканчивается в 5 часов утра.
- Представитель рода Накатоми возглашает молитвословие норито (его перевод см. «Норито. Сэммё», сс. 116-117; там же см. подробное описание дайдзё:сай), а Имибэ подносит регалии: печать (или магатама), зеркало, меч.
- В день змеи для придворных 1-5 рангов устраивается пир.
- В день быка ритуальный комплекс разбирают (потом его сжигают), проводится церемония пожалования рангов и подарков участникам ритуала.
Проведение дайдзё:сай было прекращено в XV в., в усеченной форме возобновлено при Хигасияма (1687-1709). Полная форма ритуала возрождается при Сакурамати (1735-1747). Нынешний ритуал дайдзё.сай реконструирован (отчасти придуман) в периоды Мэйдзи и Тайсё.
81. Род Энои — ответвление рода Мононобэ, считали своим прародителем божество Ниги-Хаяхи-но Микото.
82. Род Оотомо — один из древнейших родов, занимался военными делами, играл огромную роль в придворной жизни VIII в., тип родства синбэцу (Амэ-но Осихи-но Микото, потомок в 5-м поколении Таками-Мусуби-но Микото).
83. Палата Небесных и земных божеств (Дзингикан) занимала в структуре управления особое место, обусловленное, по всей вероятности, компромиссом между старыми и новыми институтами. Несмотря на то, что в название Дзингикан входит иероглиф кан («палата»), т. е. Дзингикан должен был занимать равное с Дадзё:кан (Палата большого государственного совета) положение, на самом деле Дзингикан находился в подчинении у Дадзё:кан. Глава Дзингикан обладал даже более низким рангом (нижняя степень 4-го младшего ранга), чем главы министерств (верхняя степень 4-го старшего ранга для Министерства Центра — Тю:мусё: и нижняя степень 4-го старшего ранга для остальных семи министерств). Вместе с тем нормы переписки между Дзингикан и другими министерствами (сё.) вроде бы свидетельствуют об их одинаковом статусе (переписка между равными по статусу учреждениями обозначалась как и). В то же время министерства адресовались к провинциям как к низшим (гэ), а Дзингикан адресовался к ним, как к равным.
84. Когда с Цусима преподнесли золото, это послужило основанием для введения девиза правления Тайхо: (см. Тайхо:, 1-3-21; 1-8-7).
85. Строительство крепостей и острогов на северо-востоке страны начинается в середине VII в. (Тайка, 4-4-1). Служили в качестве фортификационных сооружений в борьбе с эмиси.
86. Причины, по которым святилище было перенесено из уезда Такэ в уезд Ватараи (оба они находились в провинции Исэ), неясны. В уезде Ватараи (управлялся родом Ватараи) размещается внешнее святилище (гэку: ) храмового комплекса Исэ. В этом святилище почитается богиня еды Тоёукэ.
87. См. о нем «НС», Тэмму, 1-6-24, 673.
88. Соотнесение кварталов столицы Фудзивара, каждый из которых имел свое название, с реальной географией, не выяснено.
89. В «СН» содержится 18 сообщений о рождении трех или четырех детей, что считалось благоприятным знаком. Помощь таким семьям считалась одним из обязательных пунктов социальной программы добродетельного правителя.
90. Такое же сообщение содержится и в «НС» (Сютё:, 1-4-8, 686). Согласно «Рицурё:», в придворном штате имелись 4 врачевателя, которые обслуживали государя и его супругу. Род Кувахара, как и многие другие роды «специалистов», принадлежал к переселенцам с материка.
91. Расположен на территории города Осака.
92. Имеется в виду подушная подать те:, которая взималась продуктами ремесла (в основном, ткачества).
93. Использовалась для изготовления грима.
94. Согласно «Энгисики», благоприятный знак средней степени.
95. Первые амнистии фиксируются уже в «НС», однако достоверность этих сообщений подвергается сомнению. Амнистии подразделялись на частичные (т. е. распространяющиеся только на определенные регионы) и всеобщие. И те, и другие имеют китайское происхождение. Частичные амнистии в Танском Китае применялись в основном по отношению к восставшему населению тех территорий, которые недавно вошли в состав империи. Кроме того, амнистия часто объявлялась в тех провинциях, по которым проезжал император. В Японии наиболее часто частичные амнистии объявлялись именно в этом случае. Кроме этого, частичные амнистии проводились в связи с обнаружением счастливых знаков, после подавления мятежей и заговоров (принца Нагая и Фудзивара-но Накамаро). Всеобщие амнистии проводились в связи с интронизацией, назначением престолонаследника, при смене девиза правления, при появлении благоприятных и неблагоприятных знаков, для продления жизни императора, его супруги и членов семьи, в случаях неблагоприятной политической обстановки. Иными словами, амнистии, считаясь делом угодным Небу, использовались в качестве ритуального (благодарственного или очистительного) средства (ритуала).
96. Согласно «Рицурё:», инспекторы (дзюнсатиси) назначались для внеплановых проверок провинциальных и уездных управ. Проверки назначались по решению Дадзё:кана, должность инспектора не была штатной. Система инспекторов была заимствована из Китая, первая проверка относится к 685 г. («НС», Тэмму, 14-9-15). Инспекции назначались вплоть до 825 г. Их упразднение связано с упадком государства Рицурё:.
97. Для эмиси действовала специальная ранговая шкала из шести разрядов.
98. См. о нем Тэмму, 1-6-29 (там его имя читается как Саканоупэ-но Атапи Окина). Род Саканоуэ — потомки переселенцев из Китая.
99. Метафорическое обозначение государства.
100. Под «государством» в текстах того времени понимается прежде всего сам государь и его ближайшее окружение (двор).
101. Знаменитый герой многих древних и средневековых преданий. Известен также как Э-но Гё:дзя, Э-но Сёкаку. Род Э — тип родства синбэцу, провинция Кавати. В «Нихон рё:ики» (1-28), в отличие от «СН», предстает во многом как положительный персонаж с чертами буддийско-даосского праведника. Перевод «Нихон рё:ики» (далее «HP») см.: Нихон рёики. Японские легенды о чудесах. Перевод и комментарии А. Н. Мещерякова — СПб.: «Гиперион», 1995.
102. Имеется в виду провинция Идзу, расположенная на полуострове Идзу. При упоминании провинции в качестве места ссылки ее часто именовали «островом» (видимо, желая подчеркнуть изолированность места заключения).
103. Расположена на границе преф. Нара и округа Осака. Известна как место паломничества.
104. Каракуни — страна Корея. Согласно сообщению «СН» (Энряку, 9-11-10, 790 г.), предок Хиротари был отправлен в Корею, откуда и происходит его фамилия. Потомки Мононобэ-но Мурадзи. Тип родства — синбэцу (Сэццу, Идзуми).
105. Законы «Рицурё» запрещали монахам применение черной магии. «HP» и другие памятники буддийской традиции, которые находились под влиянием «HP» («Хонтё: синсэн дэн», «Санбо: экотоба»), приписывают Одзуно (Эн-но Гё:дзя) планы по свержению государя.
106. Согласно «HP», он был помилован через три года.
107. Этот буддийский храм начал возводиться по обету Сога-но Кураямада-но Исикава Маро в 641 г. Строительство завершено в 685 г. Расположен в г. Сакураи, преф. Нара. Главная святыня — статуя Якуси (голова статуи хранится в настоящее время в храме Ко:фукудзи, г. Нара).
108. Согласно «Рицурё:», пожалование буддийским храмам кормовых дворов (дзикифу) было ограничено 5 годами. Указ 780 г. (Хо:ки, 11-6-5) определяет этот срок правлением одного государя.
109. Согласно «Рицурё» (XXV1-3), государь высказывал через посыльных соболезнования и посылал с ними дары (использовались для организации похорон) лицам 5-го ранга и выше. В то же время государь никогда не присутствовал на самих похоронах (видимо, из-за боязни ритуальной загрязнения). Концепция пожалования рассматривается в: Д. Н. Мещеряков. Пожалование и подношение в официальной культуре Японии VIII века. — «Вещь в японской культуре». М.: «Восточная литература», сс. 60-73.
110. Предполагается, что он является автором песни № 243 в «Манъё:сю:».
111. Ныне относятся к островам Нансэй.
112. Вслед за Китаем двор Ямато принял концепцию «Срединной страны», согласно которой собственное государство находится в центре Поднебесной. На ее периферии обитают варварские племена. Принесение дани было, вероятно, следствием экспедиции, отправленной Момму, 2-4-13.
113. Сын Тэмму. В «Манъё:сю:» содержится 8 его песен. Помимо «НС», сведения о нем содержатся в «Кайфу:со:» (раздел 5).
114. Одно его стихотворение помещено в «Кайфу:со:» (№ 37). Дослужился до нижней степени 4-го старшего ранга (Тэмпё:, 11-1-13).
115. ?-719. Род Мити — тип родства ко:бэцу (принц Нанива — сын Бидацу), левая половина столицы.
116. См. запись за 19-й день 7-й луны.
117. Родовое святилище правящего рода, в котором поклонялись богине солнца Аматэрасу («внутреннее святилище», найку: ) и богине еды Тоёукэ («внешнее святилище», гэку: ). Всего же в этом комплексе в начале IX в. почиталось 14 божеств. Подр. см. Л. М. Ермакова. Храмовый комплекс Исэ и архаические верования. — «Синто. Путь японских богов». СПб.: «Гиперион», 2002, т. 1, сс. 409-423.
118. В реестре счастливых знамений «Энгисики» белая ласточка не значится.
119. Начиная с правления Тэмму (см., напр., Тэмму, 14-11-4), политика правительства была направлена на разоружение жителей периферии и вооружение чиновников. Данный указ предписывает вооружаться также населению столицы и Кинай, которое было основной опорой властей. Предполагается, что эта было одним из мероприятий по подготовке введения нового законодательства («СН», т. 1, с. 284).
120. Дочь Тэнти, средняя супруга (хи) Тэмму, мать принца крови Тонэри.
121. Имеются в виду захоронения Саймэй и Тэнти. Начало таких важных с точки зрения двора работ должно было сопровождаться каким-нибудь делом, угодным Небу. В данном случае было принято решение об амнистии. Термин «десять тяжких преступлений» (буквально «десять зол» — ши э) относится к Танскому праву (см. «Уголовные установления Тан с разъяснениями». Перевод, введение и комментарий В. М. Рыбакова. СПб.: «Петербургское востоковедение», 1999, т. 1, сс. 80-99). В «Рицурё» употребляется понятие «восемь тяжких преступлений», которые повторяют Танские установления, за исключением 8 и 10 пунктов: отсутствие родственной любви (этот пункт вошел в пятое тяжкое преступление по японской версии) и вовлечение в развратные отношения близких родственников и наложницы отца или деда (входит в седьмой пункт японской версии). К остальным восьми относились: 1. Заговор и мятеж против государя; 2. Разрушение императорских гробниц и дворца; 3. Предательство по отношению к государю — бегство в другую страну; 4. Побои и убийство старших родственников; 5. Убийство нескольких человек, жестокое убийство, нанесение вреда и убийство с помощью ворожбы как чужих людей, так и родственников; 6. Хищение ритуальной утвари, ритуальной одежды, паланкина во время отправления ритуала; 7. Сыновняя непочтительность; 8. Убийство своего начальника или учителя.
122. ?-707. Его имя упоминается в «НС» в связи со строительством дворца Фудзивара (Дзито:, 7-2-10, 693 г.).
123. Участвовал в событиях года дзинсин на стороне Тэмму (Тайхо:, 1-7-21), участвовал в церемонии оплакивания во время похорон Тэмму (Сю:тё:, 1-9-27). Род Тагима — тип родства ко:бэцу (принц крови Мароко, сын государя Ё:мэй), правая часть столицы.
124. Упоминается в «НС» в записях за 689 г.: Дзито: 3-2-26 и 3-5-22 (передавал слова Дзито: послу Силла). Наследственное занятие рода Хадзи — государевы похороны, сооружение усыпальниц и т. п.
125. Упоминается в «НС» в качестве посла в Силла (Дзито:, 1-1-19) и управителя земли Иё (Дзито:, 3-8-21).
126. Все должности в государственном аппарате подразделялись на четыре разряда: первый разряд — главы учреждения, второй — старшие помощники, третий — младшие помощники, четвертый — мелкие служащие. Таблицу разрядов см. А. Н. Мещеряков, М. В. Грачев. «История древней Японии», с. 490.
127. Упоминается в «НС» (Тэмму, 10-12-29; 14-5-19). Род Авата — тип родства синбэцу (Амэ-но Тарухико-но Куниосихито-но Микото), правая часть столицы и пров. Ямасиро.
128. Род Оварида — тип родства ко:бэцу (Инамэ-но Сукунэ, потомок Такэноути-но Сукунэ), правая часть столицы.
129. Из столицы Фудзивара не наблюдалось.
130. Род Осакабэ — потомки иммигрантов (ван Пэкче Чу), правая часть столицы.
131. Данные о нем (происходил из рода Итики, служил священником в государевых покоях при Гэнсё: и Сё:му) приводятся в записи Дзинги, 4-12-10 (727 г.). В 703 г. назначен патриархом (со:дзё: ). В храме Окадэра сохраняется его деревянная статуя.
132. Дочь Тэнти, средняя супруга-хи Тэмму, мать принцев крови Нага и Югэ.
133. Обе крепости находились в провинции Тикудзэн (преф. Фукуока).
134 Данный подотдел отсутствует в номенклатуре «Рицурё:». Представлял собой временное учреждение (рё:гайкан).
135. 676-735. Сын Тэмму и дочери Фудзивара-но Каматари.
136. На момент указа Сима было 77 лет. «Дерево долголетия» (эги-но ки, хэби-но ки) представляет собой дерево, напоминающее бамбук. Обычай предоставления престарелым посоха из «дерева долголетия» имеет китайское происхождение. На то время, к которому относится данная запись, Сима был Правым министром. Указание на последнюю (а не на текущую) должность было обычной практикой составителей «СН». Род Тадзихи — тип родства ко:бэцу (принц крови Камицууэха, сын государя Сэнка), правая часть столицы.
137. «Божественный уезд». В свялище Ава почиталось божество Футотама-но Микото, предок рода Имибэ.
138. Так мы переводим термин вадзё: (санскр. upadhyaya), означающий буддийского монаха, имеющего право набирать учеников и проводить церемонию посвящения. В реальности этот термин часто употреблялся в качестве указания на уважаемого монаха.
139. Считается основателем школы Хоссо:. Упоминается в «НС» (Хакути, 4-5-12), «HP», I-22.
140. Основателем рода Фунэ был Ван Сини («НС», Киммэй, 14-7-4), потомок переселенцев из Пэкче.
141. В «НС» в записях от 645 г. (Ко:гёку, 4-6-13) сообщается, что Эсака спас от огня исторические хроники, брошенные в огонь Сога-но Эмиси.
142. Эта система ранжирования была введена в 664 г. (Тэнти, 3-2-9). Младшая степень сё:кин приблизительно соответствует 5-му рангу.
143. «НС» сообщает, что он отправился на первом корабле (Хакути, 4-5-12). Китай обычно именовался по названию правившей династии.
144. Около 596-664, знаменитый монах и путешественник, переводчик сутр на китайский язык, автор «Записок о странах Запада». Данные о том, что До:сё: стал его учеником, подтверждаются также и сведениями китайской хроники «Суй-шу».
145. Т. е. в Японию.
146. Вероятно, имеется в виду посольство Ямато, вернувшееся из Китая в 661 г.
147. Цитата из «Лунь-юй»: «Человек может возвеличить Дао-Путь, но Дао-Путь не может возвеличить человека» («Лунь юй», пер. Л. С. Переломова, М,: «Восточная литература», 1998, с. 416).
148. Полуостров Шаньдун.
149. Букв, «до данной династии» (хонтё: ). «Данной династией» японцы часто называли свою страну.
150. Храм Ганго:дзи известен также как Хо:ко:дзи. Он был расположен в районе Асука, его часто называли Асука-дэра. Поскольку при переезде двора в Нара там был учрежден храм с таким же названием, прежний храм называют также «старым Ганго:дзи» (Хон Ганго:дзи). Сообщения о строительстве и обустраивании Ганго:дзи имеются в «НС» (Сусюн, 1-3-0, 5-10-10; Суйко, 1-1-15, 4-11-0, 13-4-1, 14-4-8). Хотя «СН» сообщает о переносе храма в Нара (Ё:ро, 2-9-23), на самом деле была перенесена только часть строений, золотой павильон и пагода остались на прежнем месте. Храмовая хроника Ганго:дзи («Ганго:дзи гаран энги») — одна из старейших. Ее текст в переводе А. Н. Мещерякова см. «Буддизм в Японии», М.: «Наука», 1993, сс. 415-426.
151. В связи с тем, что приверженцы буддизма активно занимались прозелитской деятельностью, они были заинтересованы в улучшении транспортной инфраструктуры. Другой знаменитый монах этой эпохи, Гёги, также активно занимался улучшением путей сообщения.
152. Вероятно, имеется в виду следующий указ Тэмму 679 г. (Тэмму, 8-10-17): «Монахам и монахиням следует постоянно находиться в храмах и почитать Три Сокровища». Закрепленности монахов за храмами большое внимание уделяют также законодательные своды. См. «Рицурё:», VII.
153. Совр. преф. Нара, г. Сакураи.
154. Судя по всему, это мнение более или менее соответствует истине: именно с этого времени обычай трупосожжения получает быстрое и довольно широкое распространение, чему имеются и археологические подтверждения. Так, кремированию подверглись Дзито:, Момму, Гэммэй, Гэнсё:. Однако Сё:му и его супруга Ко:мё:, хотя и были ревностными буддистами, были преданы земле. Последняя по времени находка захоронения подписанной урны с останками датируется концом VIII в. Археологические данные по району Кинки показывают, что в IX в. происходит увеличение захоронений в деревянных гробах.
155. Сохранились данные, согласно которым тексты, хранившиеся в Дзэнъин, использовались переписчиками сутр в качестве оригиналов.
156. В соответствии с китайскими традициями право подразделялось на административное (рё :) и уголовное (рицу). Судя по всему, в Японии, в отличие от Китая, большее значение придавалось административному разделу права, поскольку жизнь общества в значительной степени продолжала регулироваться нормами обычного права. Вероятно, в связи с этим сначала было обнародовано административное законодательство. Вопрос о предшественниках «Тайхо: рицурё:» является дискуссионным. Традиционная точка зрения утверждает о наличии кодекса «Киёмихарарё:», который не сохранился. Существует и другое мнение, восходящее к работам Хаякава Сё:хати: «Тайхо: рицурё:» был первым законодательным кодексом в истории Японии. Что касается ссылок на существование его предшественников, то это обусловлено спецификой миропонимания, согласно которому для легитимизации первого в истории сочинения требуется представить его как продолжение уже существующей традиции.
157. Государственные пастбища были впервые учреждены в правление Тэнти (7-7-0, 668). Их основной задачей было выращивание лошадей для военных нужд (ввиду опасения нападения со стороны Силла и Китая). Согласно «Рицурё:», пастбища находились во многих провинциях (ими управляло Военное министерство). С IX в. система государственных пастбищ постепенно приходит в упадок (связано как с общим упадком государства Рицурё:, так и с отсутствием военной угрозы). Вместо них учреждаются пастбища в провинциях Каи, Мусаси, Синано, Ко:дзукэ, которые ежегодно поставляли 240 лошадей для нужд двора. Выращивание коров на государственных и частных пастбищах полностью прекращается с конца периода Хэйан. Ввиду ограниченности территории более эффективным с точки зрения хозяйствования было признано растениеводство (это касается как государственного, так и частного уровня).
158. В «Манъё:сю:» (№№ 196-198) содержатся три плача Какиномото Хитомаро по принцессе Асука.
159. ?-723. Род Саэки — тип родства синбэцу (Митиоми-но Микото), левая часть столицы, занимались военными делами, несли охрану дворца.
160. Род Сами — тип родства ко:бэцу (Тоёкиирибико-но Микото, сын Су:дзин), правая часть столицы. Упоминается в «НС» (Тэмму, 13-11-1, 684).
161. Совр. преф. Кагосима.
162. Вероятно, имеется в виду население провинции Хиго.
163. Поскольку Осакабэ-но Макиби благополучно вернулся в прошлом году, это сообщение следует расценивать как реакцию на его отчет. Согласно «Рицурё:», данное деяние квалифицировалось как неуважение к государевым посланникам. Наказывалось смертной казнью через удушение.
164. ?-705. Сын Тэмму. Принимал участие в событиях года дзинсин, в составлении не сохранившихся хроник («НС», Тэмму, 10-3-17), в 701 г. был назначен Тидадзё: кандзи (представитель императора в Палате большого государственного совета Дадзё:кан).
165. 659-720. Один из ведущих царедворцев своего времени. Получил должность Правого министра в 708 г. (должность Левого министра оставалась при этом вакантной).
166. ?-709. В «НС» сообщается о его просьбе освободить 600 рабов (Дзито:, 3-10-22, 689). Занимал должности советника (санги), военного министра, министра кадров. Род Симоцукэно — тип родства ко:бэцу (Тоёкиирибико-но Микото, сын Су:дзин), левая часть столицы. Упоминается в «Сэндай кудзи хонги» в качестве управителя области («Сэндай кудзи хонги». Перевод и комментарии Е. К. Симоновой-Гудзенко. — «Синто. Путь японских богов», т. 2, с. 118).
167. Хакатоко активно участвовал в дипломатической деятельности. Входил в состав посольств в Китай (659 г., в «НС» содержится его подробный отчет о его злоключениях там), в Силла (695), неоднократно участвовал в приеме иностранных миссий. Род Ики — потомки китайских переселенцев (левая и правая части столицы).
168. В 689 г. назначен в «Ведомство хороших слов» (Дзито:, 3-6-2). В «Кайфу:со:» имеется его одно стихотворение (№ 36), указывается, что он был учителем наследного принца, записал предание о сыне Урасима из Мидзуноэ, которое приводится в «Танго-фудоки» (см. «Фудоки», НКБТ, сс. 471-477). Тип родства синбэцу (Амэ-но Котосиронуси-но Микото), правая часть столицы.
169. Японское произнесение китайского имени Са Хункэ. Потомок в первом поколении переселенцев из Китая. Его имя упоминается в «НС» в правление Дзито: в 691-692 гг. в качестве преподавателя китайского языка (Дзито:, 5-9-4, 6-12-14).
170. Учился в Китае (Тэмму, 13-2-6, 684).
171. Род Сакаибэ — тип родства синбэцу (Нибэ-но Сукунэ, потомок Хоакари-но Микото), левая и правая части столицы. Представители рода регулярно назначались в состав дипломатических миссий, направляемых в Китай (659, 665, 701).
172. Проходил обучение в Китае (Тэмму, 13-2-6, 684). Род Сираи упоминается в «НС» (Киммэй, 30), потомки переселенцев из Пэкче, правая часть столицы.
173. В «Кайфу:со:» имеется одно его стихотворение (№ 57). Род Сираи — потомки переселенцев из Когурё, провинция Ямасиро. Кабанэ Фухито (букв, «писец», «грамотей») обычно указывает на иностранное (корейское или китайское) присхождение рода.
174. Преподаватель столичной школы чиновников (Дайгаку), в «Кайфу:со:» имеется одно его стихотворение (№ 38). Род Танабэ — потомки иммигрантов из Китая, правая половина столицы.
175 ?-718. Скончался в должности управителя провинции Тикуго, нижняя степень 5-го старшего ранга. «СН» приводит его жизнеописание (Ё:ро:, 2-4-11). Род Мити — тип родства ко:бэцу (принц крови Нанива, сын Бидацу), левая половина столицы.
176. Род Саи — тип родства синбэцу, Ямасиро. Тот же самый предок, что и у рода Исоноками (Мононобэ), т. е. Каминиги Хаяхи-но Микото.
177. Род Канути — тип родства синбэцу (Фурутама-но Микото), Кавати.
178. Согласно мифологической части «НС», род Нукатабэ ведет свое происхождение от божества Ама-цу Хиконэ-но Микото.
179. Род потомков переселенцев из Китая (ответвление рода восточных Ая).
180. Род потомков переселенцев из Китая (ответвление рода восточных Ая).
181. В 689 г. назначен в «Ведомство хороших слов» (Дзито:, 3-6-2). В «Кайфухо:» имеется одно его стихотворение (№ 28), был заведующим отделом школы столичных чиновников (дайгакурё). Род Цуки — потомки переселенцев из Китая (ответвление рода восточных Ая).
182. Наряду с Миминаси, горы Унэби и Кагуяма являются самыми прославленными в Ямато (среди тех, что воспеты в «Манъёхю:»). Они расположены в окрестностях Фудзивара. Усыпальница Нариаи — захоронение Осисака Хикохито Ооэ, сына государя Бидацу. Дворец Ёсино (преф. Нара, уезд Ёсино) был построен в правление Саймэй. Японские государи (в особенности Тэмму и Дзито: ) часто путешествовали туда. Судя по всему, Ёсино считалось местом повышенной сакральной энергетики, живущие (пребывающие) там сравнивались с бессмертными даосскими мудрецами. В этом качестве Ёсино часто воспевается в антологиях «Манъёхю:» и «Кайфу:со:«. Впоследствии горы Ёсино стали известны как один из центров сюгэндо:. Подр. см. статью М. В. Торопыгиной в данном сборнике.
183. Законы предусматривали лишение монашеского сана за различного рода проступки («Рицурё:», VII, № 2, 5, 7). Однако в данной записи речь идет о другом. В условиях нехватки специалистов возвращение образованных буддийских монахов к мирской жизни в правления Дзито:-Гэммэй было делом вполне обычным. Впоследствии Кити Ёроси занимался медициной, а Кунисо, как предполагается, — гаданием. Род Яго — тип родства сёбан (Китай), левая половина столицы. Род Кити — тип родства ко:бэцу, левая половина столицы. Однако, согласно «Нихон Монтоку тэнно: дзицуроку», род Кити вышел из Пэкче. Вторая версия выглядит предпочтительнсс.
184. ?-703. Неоднократно появляется в «НС» с 686 по 694 гг. под именем Фусэ-но Асоми Миуси. Возглашал плачи во время похорон Тэмму и Дзито:. Занимал пост Правого министра. Род Абэ — тип родства ко:бэцу (Оохико-но Микото, сын Когэн), левая половина столицы.
185. ?-701. Сын Нагатоко, состоявшего Правым министром при Ко:току. Миюки принадлежит песня №4260 в «Манъёхю:». В 696 г. назначен старшим государственным советником (дайнагон). Посмертно присвоен титул Правого министра.
186. Впоследствии служил управителем провинции Идзумо.
187. Прародителем рода Нурибэ считалось божество Хаяхи-но Микото.
188. 639-717. До 681 г. фигурирует в «НС» как Мононобэ-но Мурадзи Маро. Участвовал в событиях года дзинсин. В 676 г. назначен послом в Китай. Участвовал в церемонии оплакивания Тэмму. Вслед за должностью дайнагон, занимал посты Правого (704) и Левого (708) министров. В «Манъёхю:» есть два его стихотворения. Род Исоноками — тип родства синбэцу (Каминиги Хаяхи-но Микото), левая половина столицы.
189. ?-714. В 695 г. назначен послом в Силла, в 702 г. — санги, в 709 г. — тю:нагон, 3-й младший ранг, министр Центра. Род Оно — тип родства ко:бэцу (Оокасуга-но Асоми), левая половина столицы. Согласно «Кодзики» — потомок Амэ Оситарасихико-но Микото (сын Ко:сё: ).
190. В 689 г. назначен в «Ведомство хороших слов» Дзито:, 3-6-2), в 701 г. — заведующим подотделом по строительству храма Якусидзи. Род Хата — тип родства ко:бэцу (Такэноути-но Сукунэ, тот же предок, что и Исоноками), правая половина столицы. Согласно «Кодзики», происходит от Хата Ясиро-но Сукунэ, сына Ко:гэн.
191. ?-709. Впоследствии — управитель провинций Симоцукэ и Муцу. Род Камицукэ — тип родства ко:бэцу (Тоёки Ирихико-но Микото, сын Су:дзин), левая половина столицы.
192. ?-734. Фигурирует в «НС» Щзито:, 5-1-7). К концу жизни имел нижнюю степень 4-го младшего ранга — уникальное достижение для потомка переселенцев. Род Кудара-но Коникиси — тип родства сёбан (ван Пэкче Ыйджа), правая половина столицы.
193. Имеется в виду корабль для отправки посольства в Китай (отправлено в 702 г.).
194. 8-й ранг в 17-разрядной шкале рангов Силла.
195. Преф. Нара.

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Сёку нихонги». Свиток 2 // История и культура традиционной Япо­нии 2. Труды Института восточных культур и античности РГГУ. М.: РГГУ, 2011. Вып. XXIX. С. 39-69.
 
«Сёку нихонги». Свиток 2. От 1-й луны 1-го года Тайхо [701] до 12-й луны 2-го года Тайхо [702]1
 
Составлено согласно государеву указу Сутано-но Асоми Мамити, нижняя степень младшего четвертого ранга, дайфу в Министерстве народных дел, командующий Левой управой дворцовой охраны, учитель наследного принца.
 
Государь Ама-но Мамунэ Тоёоодзи-но Сумэрамикото. Император Момму.
 
1-й год Тайхо, весна, 1-я луна, 1-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн и принимал новогодние поздравления. Во время этой церемонии перед главными воротами2 был восставлен «птичий флаг». Слева были поставлены флаги с изображением солнца, синего дракона и красного сокола; справа были поставлены флаги с изображением луны, гэмпу и белого тигра3. Члены посольства из страны варваров4 построились слева и справа. Вся церемония проводилась в соответствии с правилами.
 
1-я луна, 4-й день. Государь пребывал во дворце Дайандэн5 и принимал доклады о счастливых предзнаменованиях. Все было устроено, как во время церемонии начала новой луны6.
 
1-я луна, 14-й день. Скончался посланник Силла Ким Сомо, ранг сальчхан. [Для организации похорон] пожаловано 150 хики грубого шелка, 932 кин ваты, 100 тан полотна. Заместителю посланника Ким Дзюнкё, ранг кыпчхан, и членам посольства от гребцов и выше пожалованы соответствующие подарки.
 
1-я луна, 15-й день. Скончался старший государственный советник Оотомо-но Сукунэ Миюки, 3-я широкая степень ранга сё. Государь сильно горевал и печалился. Он послал людей во главе с Энои-но Асоми Яматомаро, 4-я широкая степень ранга дзики, для организации похорон. Он послал Фудзивара-но Асоми Фухито, 1-я широкая степень ранга дзики, чтобы тот в усадьбе [покойного] огласил указ о пожаловании тому 2-й широкой степени ранга сё и должности правого министра. Миюки был сыном Нагатоко7, ранг дайси, который был правым министром при государе Нанива8.
 
1-я луна, 16-й день. Для членов государевой фамилии9 и всех чиновников в помещениях Тёдо устроен пир. Людям от 2-й широкой степени ранга дзики и выше были дарованы еда и питье с государева стола, а также одежды. Радости не было предела.
 
1-я луна, 18-й день. Церемония стрельбы из лука10 была отменена из-за траура по правому министру.
 
1-я луна, 23-й день. Занимавший должность сёсё в Палате народных дел Авата-но Асоми Махито, 2-я большая степень ранга дзики, назначен главным посланником ко двору Тан с вручением ему меча11. Занимавший должность садайбэн Такахаси-но Асоми Касама, 3-я широкая степень ранга дзики. назначен послом12. Глава правой государевой гвардии Сакаибэ-но Сукунэ Оокида, 4-я широкая степень ранга дзики, назначен заместителем посла. Управитель провинции Микава по имени Косэ-но Асоми Оодзи13, 4-я большая степень ранга му, назначен ханкан. Занимавший должность хандзи в министерстве наказаний Камо-но Асоми Кибимаро, 1-я большая степень ранга син, назначен тюи. Управитель уезда Сагарака провинции Ямасиро по имени Канимори-но Сукунэ14, 3-я большая степень ранга син, назначен дайроку. Сирай-но Фухито Амару и Яманоуэ-но Окура, без ранга, назначены сёроку.
 
1-я луна, 29-й день. Скончался Агатаинукаи-но Сукунэ Оотомо15, 1-я широкая степень ранга дзики. Государь послал людей во главе с принцем Якэ, 4-я широкая степень ранга дзё, чтобы тот в усадьбе [покойного] огласил указ о присвоении ему 3-й широкой степени ранга сё за заслуги в год дзинсин.
 
2-я луна, 4-й день. Оглашен указ об учреждении управления казны.
 
2-я луна, 14-й день. Проведен ритуал поклонения Конфуцию. (Примечание. Ритуал поклонения Конфуцию ведет начало с этих пор)16.
 
2-я луна, 16-й день. Принцесса крови Идзуми17 отправлена служить жрицей в святилище Исэ.
 
2-я луна, 20-й день. Государь отправился в отдаленный дворец Ёсино.
 
2-я луна, 23-й день. Для составления подворных списков в Палату народных дел назначены писцы18.
 
2-я луна, 27-й день. Государь вернулся из дворца Ёсино.
 
3-я луна, 3-й день. Во дворце Тоандэн устроен пир для членов государевой фамилии и сановников19.
 
3-я луна, 15-й день. Оосиама-но Сукунэ Аракама, ранг цуйдайсн, послан в Митиноку для организации выплавки золота20.
 
3-я луна, 19-й день. Монах Бэнки возвращен к жизни в миру. Вместо него принял постриг один человек. [Бэнки] пожалована фамилия Касуганокура-но Обито и имя Ою. 21 Ему пожалована 1-я большая степень ранга дуй.
 
3-я луна, 21-й день. Остров Цусима преподнес золото 22.
 
Был провозглашен девиз правления Тайхо23.
 
В соответствии с новыми законами24 произведено переименование учреждений, должностей и рангов25. Принцы [и принцессы] крови с рангом мё разделены на четыре ранговых степени. Принцы [и принцессы] с рангом дзё разделены на 14 ранговых степеней. Всего — 18 ранговых степеней. Остальные подданные разделены на 30 ранговых степеней, а именно: ранг сё на 6 ранговых степеней, ранг дзики — на 8, ранг гон — на четыре, ранг му — на 4, ранг цуй — на 4, ранг син — на 4 ранговых степени. Внешние ранги разделяются на 20 ранговых степеней, а именно: они начинаются с верхней степени 5-го [внешнего] старшего ранга, что соответствует [внешнему] рангу дзики, а кончаются младшим начальным рангом нижней ступени, что соответствует рангу син. Почетные ранги разделяются на 12 ранговых степеней, а именно: они начинаются с третьего старшего ранга, что соответствует рангу сё, а кончаются нижней степенью 8-го младшего ранга, что соответствует рангу цуй. Практика вручения головных уборов [на церемонии пожалования рангов] прекращается, вместо этого им вручается удостоверение26. Подробно изложено в «Погодных записях»27. Определяются [цвета] одежд: для принцев крови от 4-го разряда и выше, а также для обладателей 1-го ранга для принцев и подданных — темно-лиловый; для принцев от 2-го ранга и ниже, а также для подданных от 3-го ранга и выше — светло-лиловый; для обладателей первых четырех степеней разряда дзики — темно-алый; для нижних четырех степеней — светло-алый; для четырех степеней разряда гон — темно-зеленый; для четырех степеней разряда му — светло-зеленый; для четырех степеней разряда цуй — темно-синий; для четырех степеней разряда син — голубой. Лаковые головные уборы, пояса из тонкой материи, белые носки и черные туфли — для всех. Штаны-хакама: для разряда дзики и выше — длинные белые; от разряда гон и ниже — короткие белые.
 
Левому министру Тадзихи-но Махито Сима, 2-я широкая степень ранга сё, пожалован 2-й старший ранг. Старшему советнику Абэ-но Асоми Миуси, 3-я широкая степень ранга сё, пожалован 2-й младший ранг. Средним советникам Исоноками-но Асоми Маро и Фудзивара-но Асоми Фухито, 1-я большая степень ранга дзики, пожалован 3-й старший ранг. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро28, 1-я большая степень ранга дзики, и Ки-но Асоми Маро29, 2-я широкая степень ранга дзики, пожалован 3-й младший ранг. Кроме того, у 14 принцев и 105 подданных изменено название ранга с соответствующим повышением в ранге.
 
Старший советник Абэ-но Асоми Миуси, 2-й младший ранг, назначен правым министром. Средние советники Исоноками-но Асоми Маро и Фудзивара-но Асоми Фухито, 3-й старший ранг, а также средний советник Ки-но Асоми Маро, 3-й младший ранг, назначены старшими советниками.
 
В этот день должность среднего советника была упразднена30.
 
3-я луна, 26-й день. В провинции Тамба в течении трех дней продолжалось землетрясение.
 
3-я луна, 29-й день. Правому министру Абэ-но Асоми Миуси, 2-й младший ранг, было пожаловано: 500 хики грубого шелка, 400 мотков ниток, 5000 тан полотна, 10000 мотыг, 50000 кин железа, а также 20 тё земли в провинциях Бидзэн, Биттю, Тадзима и Аки.
 
Лето, 4-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца.
 
4-я луна, 3-й день. Оглашен указ, в соответствии с которым подношения священным рисом в святилища богов Цукиёми, Каниваи, Коносима и Хацукаси, что расположены в уезде Ка-доно провинции Ямасиро, должны отныне осуществляться родом Накатоми31.
 
4-я луна, 7-й день. Три человека во главе с садайбэн Симоцукэно-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, отправлены для разъяснений новых законов. Принцы, сановники и чиновники приступили к их изучению32.
 
4-я луна, 10-й день. Ооцу-но Мияцуко Хирохито, главе переводчиков посольства в страну Тан, пожалована фамилия Тару-ми-но Кими33.
 
4-я луна, 12-й день. Члены посольства в страну Тан были приняты государем.
 
4-я луна, 15-й день. Совершены приношения многим святилищам, у знаменитых гор и больших рек испрашивали дождь.
 
Отменена должность надсмотрщиков за государевыми полями, их обязанности возложены на управителей провинций.
 
5-я луна, 1-й день. Дайдзёкан распорядился: «Ведомствам, к которым приписаны принцы и сановники от 5-го ранга и выше, должны в конце месяца докладывать в Министерство кадров о количестве проведенных ими на службе дней. После регистрации в Министерстве кадров эти данные передаются в Дайдзёкан.
 
5-я луна, 5-й день. Сановники от 5-го ранга и выше предоставили скаковых лошадей [для проведения скачек и конной стрельбы из лука]. Государь наблюдал [за этим зрелищем]34.
 
5-я луна, 7-й день. Посланнику в страну Тан по имени Авата-но Асоми Махито пожалован меч.
 
Оглашен указ: «Лицам от 1-го ранга и ниже не предоставлять отпусков длительностью больше 15 дней. Должности от старшего советника и выше под это ограничение не подпадают».
 
5-я луна, 27-й день. Изменены ранги, начиная от ранга гон и ниже. Столичные и провинциальные чиновники от 6-го ранга и ниже повышены в ранге на одну степень.
 
6-я луна, 1-й день. Мити-но Кими Обитона, нижняя степень 7-го старшего ранга, разъяснял «Закон о монахах и монахинях» в храме Дайандзи35.
 
6-я луна, 2-й день. Скончался Имибэ-но Сукунэ Сикобути36, верхняя степень 5-го старшего ранга. Оглашен указ о присвоении ему верхней степени 4-го младшего ранга за его заслуги в год дзинсин.
 
Впервые на должность утонэри37 назначены 90 человек. Им был устроен смотр в помещении Дайдзёкан.
 
6-я луна, 8-й день. Оглашен указ: «Все дела следует вершить в соответствии с новыми законами. Управителям провинций и уездов собирать налог в строгом соответствии с установлениями. Нерадивых наказывать по делам их».
 
В этот день были отправлены посыльные в семь округ38 для разъяснения новых законов относительно основ управления и сбора налогов. Кроме того, они повезли с собой для распределения [среди местных властей] новые печати.
 
6-я луна, 11-й день. Хата-но Асоми Мугобэ, верхняя степень 5-го старшего ранга, и Кособэ-но Асоми Химаро 39, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначены в ведомство по строительству храма Якусидзи.
 
6-я луна, 16-й день. Для принцев с сановниками устроен пир во дворце Сэйкодэн 40. В соответствии с рангами им были пожалованы еда и питье с государева стола и одежды.
 
6-я луна, 25-й день. Дождя [давно] не было, в четырех внутренних провинциях 41 молились о дожде. На этот год был отменен натуральный налог продуктами ремесла42.
 
6-я луна, 29-й день. Бывшая государыня [Дзито] отправилась в отдаленный дворец Ёсино43.
 
Осень, 7-я луна, 10-й день. Императорский экипаж вернулся из отдаленного дворца Ёсино.
 
7-я луна, 21-й день. Оглашен указ, в соответствии с которым лицам, начиная от принцев и ниже, были пожалованы в кормление наделы в соответствии с рангами44. Кроме того, в соответствии с заслугами в прошлое правление [государя Тэмму] были пожалованы наделы в кормление45 тем, кто отличился в год дзинсин. Кроме того, в указе говорилось: «В прошлое правление за заслуги в год дзинсин было пожаловано: Муракуни-но Воёри — 200 дворов; по 100 дворов было пожаловано 11 человекам, а именно: Тагима-но Кими Куними, Агатаинукаи-но Мурадзи Оотомо, Энои-но Мурадзи Вокими, Фуми-но Атаи Титоко, Фуми-но Атаи Нумаро, Кифуми-но Мияцуко Оотомо, Оотомо-но Мурадзи Магута, Оотомо-но Мурадзи Миюки, Абэнофусэ-но Оми Миуси, Миваномакамуда-но Кими Кообито; по 80 дворов было пожаловано 4 человекам, а именно: Вакасакурабэ-но Оми Иосэ, Саэки-но Мурадзи Оомэ, Мукэцу-но Кими Хиро, Ванибэ-но Кимитэ 46. Хотя эти пятнадцать человек и были [лично] вознаграждены, их заслуги попадают в разряд особых заслуг средней степени, а потому, согласно закону, одна четверть [этих пожалований] должна наследоваться их детьми.
 
Государева мать разряда хи47, принцы и принцессы крови, побочные дочери государя, младшие супруги императора разряда хин наделены соответствующими кормовыми пожалованиями.
 
В этот день скончался левый министр Тадзихи-но Махито Сима, 2-й старший ранг. Государь отправил надзирать за похоронами48 находившегося в должности усёбэн Хата-но Асоми Хиротари, нижняя степень 5-го младшего ранга, и находившегося на должности сёфу в министерстве управления Ооякэ-но Асоми Канаюми, нижняя степень 5-го младшего ранга. Принц 3-го разряда Осакабэ и Исоноками-но Асоми Маро, 3-й старший ранг, отправлены в усадьбу [покойного] вручить дары. Мити-но Асоми Уси, нижняя степень 5-го старшего ранга, произнес прощальное слово от имени сановников49. Симоцукэ-но Асоми Ивасиро, нижняя степень 7-го младшего ранга, произнес прощальное слово от имени чиновников. Министр был потомком государя Сэнка, сыном принца Тадзихи.
 
7-я луна, 27-й день. Дайдзёкан распорядился: «Ведомство по строительству государева дворца приравнять к управлению50, ведомство по строительству храмов Дайандзи и Якусидзи приравнять к отделу, ведомство по строительству пагоды и сооружению статуи Будды высотой в 1 дзё и 6 сяку51 приравнять к подотделу.
 
Список чиновников, назначаемых государем, доставлять в Дайдзёкан. Список чиновников, назначаемых распоряжением Дайдзёкан, составлять в Министерстве кадров и доставлять [в Дайдзёкан]52.
 
Кроме того, [Дайдзёкан распорядился]: «Наделы за особые заслуги должны наследоваться детьми. Если детей не имеется, не передавать их никому. Однако разрешается наследовать наделы усыновленным детям старших и младших братьев. Если у тех, кто уже наследовал, детей нет, разрешается взять приемных детей и передавать им [эти наделы] по наследству. Считать их такими же родственниками, что и родных детей. Передавать надел внукам не разрешается»53.
 
Кроме того, было сказано: «Если у чиновника 5-го ранга и выше детей не имеется, разрешается использовать право тени по отношению к усыновленным ими детям старших и младших братьев. По отношению к внукам применение [права тени] не допускается» 54.
Кроме того, было сказано: «Назначение художников, а также счетоводов и учетчиков, учителей музыки и им подобных проводить решением Дайдзёкан»55.
 
8-я луна, 2-й день. Государь повелел возвратить монахам Эё, Синдзё и Торо их прежние фамилии и вернуть их к жизни в миру. Вместо каждого из них один человек был пострижен в монахи. Фамилия Эё — Року, имя — Эмаро. Фамилия Синдзё — Ко, имя — Кондзо. Фамилия Торо — Оо56, имя — Тюмон.
 
8-я луна, 3-й день. Принц крови Осакабэ, 3-й разряд, Фудзивара-но Асоми Фухито, 3-й старший ранг, Симоцукэ-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, Ики-но Мурадзи Хакатоко, нижняя степень 5-го младшего ранга и Иёбэ-но Мурадзи Умакаи, нижняя степень 5-го младшего ранга, в соответствии с распоряжением государя составили законы57.
 
Их основные положения основывались на законах, принятых при государе Киёмихара58. Каждому из составителей были пожалованы соответствующие подарки.
 
8-я луна, 4-й день. Дайдзёкан распорядился: «Через 30 лет после года каноэнэ, когда храму Сигасандзи59 в провинции Ооми был пожалован кормовой надел, и через 5 лет после 1-го года Тайхо, когда храмам Кандзэондзи60 и женскому монастырю Цукуси-но Нидзи были пожалованы кормовые наделы, эти кормовые наделы упразднить, приравнять их к [обычным] кормовым наделам и собирать с них налоги.
Подотдел жрицы в Исэ преобразовать в отдел, а служащих в нем приравнять к постоянно занятым»61.
 
8-я луна, 7-й день. Мита-но Обито Ицусэ62 из уезда Осину-ми провинции Ямато был послан ранее на остров Цусима. Он организовал там выплавку золота. Согласно государеву указу, Ицусэ пожалованы верхняя степень 6-го старшего ранга, 50 дворов и 10 тё суходольных поле. Ему также пожалованы грубый шелк, вата, полотно, мотыги. Ему разрешено выйти из состояния дзакко 63. Управителю острова Цусима, а также служащим уезда от сакан и выше пожаловано повышение на один ранг, а управителю уезда, где было обнаружено золото, пожаловано повышение на два ранга. Якабэ-но Миядзи, который обнаружил золото, пожалованы верхняя степень 8-го старшего ранга, грубый шелк, вата, полотно, мотыги. Он освобожден — на всю жизнь, а жители его уезда — на три года от всех податей и повинностей. Ицусэ был послан для организации выплавки золота по распоряжению покойного правого министра Оотомо-но Сукунэ Миюки. В связи с этим его сыну предоставлено в кормление 100 дворов и 40 тё суходольных полей. (Примечание. В «Нэндайрэки» говорится, что впоследствии выяснилась ложь Ицусэ. Что до покойного правого министра, то он ему поверил).
 
Ведомство по составлению законов распорядилось: «Чиновникам ниже 5-го ранга получать сезонное жалование собственноручно в установленный день в Министерстве казны. Палате цензоров высказывать нарушителям порицание»64.
 
8-я луна, 8-й день. Знатоки законов отправлены в шесть округ (за исключением Сайкайдо)65 для разъяснения новых законов.
 
8-я луна, 9-й день. Взрослые члены государевой фамилии, вне зависимости от того, состоят они на службе или нет, внесены в списки на получение сезонного жалования.
 
8-я луна, 14-й день. Три провинции — Харима, Авадзи и Кии — докладывали: «Из-за сильного ветра и высоких волн пострадали поля и сады». Туда были отправлены посыльные, которые проверили состояние полей и посадки тутовых деревьев, расспросили людей. Посыльные были отправлены также в провинции Кавати, Сэццу и Кии [для инспекции] строительства путевых дворцов и 38 судов для государя. Эти суда предназначались для путешествия [государя] по воде.
 
8-я луна, 21-й день. В 17 провинциях — Микава, Тотоми, Сагами, Ооми, Синано, Этидзэн, Садо, Тадзима, Хоки, Идзумо, Бидзэн, Аки, Суо, Нагато, Кии, Сануки и Иё — расплодилась саранча, дул сильный ветер, дома валились, урожаю был нанесен ущерб.
 
Согласно государеву указу, покойному Цуки-но Имики Окина, нижняя степень 5-го младшего ранга, за участие в составлении законов пожалована верхняя степень 5-го старшего ранга.
 
8-я луна, 26-й день. Крепость Такаясу была упразднена. Находившееся там имущество перевезено в провинции Ямато и Кавати. [55]
Всем провинциям приказано увеличить количество воинов, предназначенных к отправке в столицу для охраны внешних и внутренних ворот дворца66.
 
9-я луна, 9-й день. Во все провинции направлены посыльные для осмотра состояния хозяйства и оказания людям вспомоществования.
 
9-я луна, 18-й день. Государь отправился в провинцию Кии67.
 
Зима, 10-я луна, 8-й день. Государев экипаж прибыл на горячие источники Муро.
 
10-я луна, 9-й день. Сопровождавшим [государя] чиновникам, управителю провинции [Кии] и управителям уездов [провинции Кии] пожаловано повышение в рангах, одежды и ночное белье. Престарелым жителям провинции пожалован рис в соответствии с возрастом. На этот год [в Кии] отменен рисовый налог, налог продуктами ремесла, уплата процентов по рисовым ссудам. В одном уезде — Муро — люди освобождены от уплаты и самой ссуды, там также объявлена амнистия68.
 
10-я луна, 19-й день. Государев экипаж вернулся из Кии.
 
10-я луна, 20-й день. Конные воины из разных провинций, сопровождавшие государев экипаж, освобождены на этот год от налога продуктами ремесла и трудовой повинности, а носильщики освобождены от рисового налога.
 
11-я луна, 4-й день. В Поднебесной провозглашена всеобщая амнистия. Под нее не попали только воры. Престарелым, больным, монахам и монахиням пожалованы соответствующие подарки69.
 
11-я луна, 8-й день. Впервые произведены назначения в подотдел великих приношений70. Его заведующими назначены принц Мино71, нижняя степень 5-го старшего ранга, и Хикэта-но Асоми Таэ, нижняя степень 5-го младшего ранга.
 
11-я луна, 9-й день. Палате цензоров приказано приступить к инспекции внутренних провинций.
 
11-я луна, 17-й день. Дайдзёкан распорядился: «Ранее, когда по добросердечию государя бывала объявлена амнистия, в день ее объявления преступников приводили к государеву двору. Отныне [этот обычай] отменяется. После объявления о помиловании [преступников] следует освобождать их в соответствующем ведомстве».
 
12-я луна, 10-й день. Принцам и сановникам пожалованы образцы поясных мешочков72.
 
12-я луна, 15-й день. Было установлено73: «Женщины от 5-го ранга и выше не должны носить одежду тех же цветов, что и их мужья. Только в дни проведения придворных церемоний разрешать им надевать одежду тех цветов, которые соответствуют более низкому рангу, [чем обладают их мужьяр.
 
12-я луна, 27-й день. Скончалась принцесса крови Ооку74. Она была дочерью государя Тэмму.
 
В этом году бунин Фудзивара-но [Мияко] родила принца крови [Обито75].
 
2-й год [Тайхо], весна, 1-я луна, 1-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн и принимал новогодние поздравления. Принцы крови и те, кто занимал должности от старшего советника и выше, впервые облачились в парадные одежды76. Лица от принцев и ниже были одеты в обычные придворные одежды.
 
1-я луна, 8-й день. Управление по строительству государева дворца преподнесло дерево кококу высотой в 8 хиро (в простонародье его называют хиираги)77.
 
1-я луна, 10-й день. В провинции Кии учрежден почтовый двор Када78.
 
1-я луна, 15-й день. Для придворных был устроен пир во дворце Сэйкаку79. Исполнялась музыка годзё и тайхэй80. Веселию не было конца. Пожалованы соответствующие подарки.
 
1-я луна, 17-й день. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й младший ранг, назначен главой Министерства кадров. Принц Мино, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен главой левой части столицы. Фусэ-но Оми Мимимаро81, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем Сэццу82. Тагима-но Махито Татибана83, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен заведующим отделом жрицы в Исэ. Оомива-но Асоми Такэтимаро84, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем провинции Нагато. Окинага-но Махито Коою85, верхняя степень 6-го старшего ранга, и Тадзихи-но Хасихито-но Сукунэ Тарусима86, верхняя степень 6-го старшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.
 
1-я луна, 25-й день. Оглашен указ, согласно которому мастер дхармы Тиэн назначен содзё. Мастер дхармы Дзэнъо назначен дайсодзу. Мастер дхармы Бэнсё назначен сёсодзу. Мастер дхармы Сосё назначен рисси87.
 
2-я луна, 1-й день. В Поднебесной впервые роздано уголовное законодательство88.
 
2-я луна, 13-й день. В провинции Итиго разразились болезни. Для их лечения посланы врачи и лекарства.
 
В связи с раздачей приношений [синтоистским святилищам] в этот день во все провинции отправлены на почтовых лошадях посланники, чтобы призвать в столицу куни-но мияцуко89.
 
2-я луна, 19-й день. Впервые посланы в секретариат-бэнкан Дайдзёкан данные из всех провинций, касающиеся рисового налога, рисового налога на содержание почтовых дворов, амбарах и количестве оружия.
 
2-я луна, 20-й день. Во всех провинциях были назначены наблюдатели за монахами90.
 
2-я луна, 22-й день. Провинция Каи преподнесла 500 луков из катальпы91. Их направили в Дадзайфу.
 
В этот день святилища трех божеств — Итакэсо, Оояцухимэ и Цумацухимэ — были разделены92.
 
2-я луна, 28-й день. Управителям всех провинций впервые розданы ключи [от зернохранилищ], с которыми они вернулись [в свои провинции]. (Раньше ключи находились у чиновников, ответственных за сбор налогов. Теперь их получили управители провинций).
 
3-я луна, 5-й день. В трех провинциях — Инаба, Хоки и Оки — расплодилась саранча. Посевам был нанесен ущерб.
 
3-я луна, 8-й день. Впервые во все провинции Поднебесной доставили образцы мер длины и объема.
 
3-я луна, 11-й день. Накатоми-но Асоми Омимаро, нижняя степень 5-го старшего ранга, Имибэ-но Сукунэ Кообито, нижняя степень 5-го младшего ранга, Накатоми-но Асоми Иваки и Имибэ-но Сукунэ Комамаро, нижняя степень 6-го младшего ранга, Сугау-но Асоми Кунихоко, нижняя степень 7-го старшего ранга, Камунагибэ-но Сукунэ Хакасэ, нижняя степень 7-го младшего ранга, и Имибэ-но Сукунэ Насиро, верхняя степень 8-го старшего ранга, повышены на одну ранговую степень93.
 
3-я луна, 12-й день. Во дворце Дайандэн проведен [ритуалы] усмирения [злых духов] и великого очищения. Государь пребывал во дворце Сэйдэн нового дворца и предавался очищению. Приношения отправлены во все святилища внутренних провинций и семи округ94.
 
3-я луна, 17-й день. Провинции Ямато приказано починить два отдаленных дворца.
 
Четыре уезда из провинции Эттю переданы провинции Этиго.
 
3-я луна, 23-й день. 716 человек из уезда Таки провинции Мино переселены в уезд Гамо провинции Ооми.
 
3-я луна, 27-й день. Провинция Синано преподнесла 1020 луков из катальпы. Их направили в Дадзайфу.
 
3-я луна, 30-й день. Дадзайфу разрешено самостоятельно проводить назначения на должности от дзё и ниже в подведомственных провинциях, а также назначать там управителей уездов96.
 
Лето, 4-я луна, 3-й день. В день почитания божества в святилище Камо запрещено собираться в толпы и устраивать конные стрельбы из лука. Жители самой провинции [Ямасиро] под этот запрет не подпадают.
 
4-я луна, 8-й день. Провинция Хида преподнесла божественного коня96. В Поднебесной провозглашена великая амнистия. Под нее не подпали только воры. Чиновникам провинции [Хида] начиная от сакан и выше, управителю уезда, где было обнаружено чудесное знамение, пожаловано повышение на одну ранговую степень, также пожалованы соответствующие подарки, народ освобожден от податей и повинностей. Монаху Рюкан, обнаружившему чудесное знамение, прощено преступление [его отца] и разрешен въезд в столицу. (Он был сыном сосланного монаха Кодзин). Кроме того, принцам и обладателям рангов во Внутренних провинциях пожалованы подарки. Во всех провинциях отменен рисовый налог, замени-тельная натурооплата уменьшена наполовину.
 
4-я луна, 10-й день. Хада-но Имики Хиронива97, нижняя степень 7-го младшего ранга, преподнес дерево кококу высотой в 8 хиро и копьевидным корнем. Отправлены посыльные, чтобы доставить его в великое святилище Исэ.
 
4-я луна, 13-й день. Согласно государеву указу, определен список родов куни-но мияцуко во всех провинциях. Их имена записаны в «Списке куни-но мияцуко»98.
 
4-я луна, 15-й день. Семи провинциям Цукуси и провинции Этиго приказано подобрать и доставить ко двору служительниц-унэмэ и охранников государева дворца. Что до провинции Митиноку, то она не должна доставлять [служительниц и охранников]99.
 
5-я луна, 5-й день. Оглашен указ: «Если принц 5-й степени родства сам донесет о преступлении или же учинит иск, и дело его будет принято к производству, предоставлять ему во время суда особое место».
 
5-я луна, 21-й день. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й младший ранг, Авата-но Асоми Махито, нижняя степень 4-го старшего ранга, Такамуку-но Асоми Маро100, верхняя степень 4-го младшего ранга, Симоцукэно-но Асоми Маро, верхняя степень 4-го младшего ранга, и Оно-но Асоми Кэно, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначены государевым указом советниками двора101.
 
6-я луна, 6-й день. Население уездов Ёсино и Ути провинции Ямато освобождено от податей и повинностей.
 
6-я луна, 7-й день. В провинции Кодзукэ распространились болезни. Для оказания помощи туда отправлены лекарства.
 
6-я луна, 24-й день. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й младший ранг, назначен военным министром.
 
6-я луна, 28-й день. В дворцовые ворота Ама-но Инукаи ударила молния102.
 
6-я луна, 29-й день. Посольство в страну Тан отплыло с Цукуси в прошлом году, но из-за жестокого ветра и волн оно не смогло переправиться через море. Посольство вновь отправилось только сейчас.
 
Осень, 7-я луна, 4-й день. Согласно государеву указу, принцам крови запрещено въезжать конными в ворота дворца.
 
7-я луна, 8-й день. Оглашен указ: «Имущество из хранилищ великого святилища в Исэ является священным. При преподнесении его божеству следует обращаться с ним осторожно и не пачкать. Кроме того, божество Хо-но Икадзути-но Ками из уезда Отокуни провинции Ямасиро при испрашива-нии у него дождя каждый раз являет чудесные знамения. А потому следует совершать ему великие приношения по случаю праздника нового урожая и приношения по случаю ритуала цукинамисай»103.
 
7-я луна, 10-й день. Государь повелел всем чиновникам — внутренним и внешним, гражданским и военным — изучать новые законы.
Мивахито-но Ооки 104 из уезда Ооно провинции Мино преподнес лошадь с восемью копытами105. Ему была пожалована тысяча снопов риса.
 
7-я луна, 11-й день. Государь отправился в отдаленный дворец Ёсино.
 
7-я луна, 30-й день. Впервые произведены разъяснения уголовных законов.
 
В этот день были помилованы преступники.
 
8-я луна, 1-й день. Сацума и Танэ отдаляются от благодетельного государя, не слушают его распоряжений. А потому подняты войска, чтобы покорить их. В конце концов удалось проверить их дворы и учредить там чиновников106.
 
Идзумо-но Кома107 пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.
 
8-я луна, 4-й день. Такахаси-но Асоми Косама, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен заведующим подотделом по строительству храма Дайандзи.
 
8-я луна, 5-й день. В двух провинциях, Суруга и Симооса, дул сильный ветер и валил дома людей. Нанесен ущерб урожаю.
 
8-я луна, 8-й день. В усыпальницу Яматотакэру108 ударила молния. Туда отправлены посыльные для проведения ритуала [умиротворения].
 
8-я луна, 13-й день. Оглашен указ, согласно которому работникам пяти дворцовых застав, точно так же, как и самим охранникам, следует выплачивать сезонное жалование.
 
8-я луна, 16-й день. Исоноками-но Асоми Маро, 3-й старший ранг, назначен главой Дадзайфу.
 
8-я луна, 28-й день. Оглашен указ, согласно которому одежду для нужд великого святилища Исэ следует изымать из натурального налога, собираемого с дворов, принадлежащих святилищу.
 
9-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затмение.
 
9-я луна, 14-й день. Введены следующие правила. Подаваемые в первый день каждого месяца отчеты чиновников, начиная от сакан и выше, следует направлять в секретариат Дайдзёкан, откуда они направляются в Министерство центра 109.
 
Военным чинам, которые принимали участие в походе против хаято из Сацума, пожалованы соответствующие почетные ранги.
 
9-я луна, 17-й день. В пяти провинциях — Суруга, Идзу, Симооса, Эттю и Ава — случился голод. Отправлены посыльные для оказания помощи.
 
9-я луна, 19-й день. В пять провинций — Ига, Исэ, Мино, Овари и Микава — отправлены посыльные для строительства путевых дворцов.
 
9-я луна, 21-й день. Идзумо-но Кома, нижняя степень 5-го младшего ранга, пожаловано кабанэ Оми.
 
9-я луна, 23-й день. В Поднебесной объявлено великое помилование.
 
9-я луна, 25-й день. Оглашен указ, согласно которому роды, обладающие [кабанэ] начиная от имики и выше, которые не были внесены в списки в год киноэнэ, но на самом деле облагают кабанэ, должны сообщить об этом110.
 
Зима, 10-я луна, 1-й день. Скончался Мити-но Махито Томи111, нижняя степень 4-го младшего ранга.
 
10-я луна, 3-й день. При покорении хаято из Сацума были проведены моления девяти божествам, пребывающим на территории Дадзайфу, и, благодаря их божественной помощи, разбушевавшийся враг был усмирен. В благодарность за это им совершены приношения112. Охранители тамошних земель (теперь это провинция Сацума) докладывали: «Желаем возвести остроги в ключевых пунктах подведомственных земель и поместить туда охранников». Разрешение было дано.
 
В связи с высочайшим выездом в провинцию Микава, молились об успокоении божеств.
 
10-я луна, 10-й день. Бывшая государыня [Дзито] направилась в провинцию Микава. Провинции, [по которым она проследовала], были освобождены на этот год от уплаты зернового налога113.
 
10-я луна, 11-й день. Провинция Оми преподнесла чудесный рис — стебли с разных грядок срослись в один колос114.
 
10-я луна, 14-й день. Законы «Рицурё» были розданы во все провинции Поднебесной.
 
10-я луна, 21-й день. Оглашен указ: «При обнаружении дворов, где все — от прапрадедов до праправнуков — на протяжении многих поколений соблюдают нормы сыновней почтительности, членов таких дворов следует освободить от несения трудовой повинности, а перед воротами дома поставить столб с табличкой, указывающей на добродетельность данной семьи»115.
 
11-я луна, 13-й день. [Бывшая государыня Дзито] прибыла в провинцию Овари. Овари-но Мурадзи Вакакомаро и Овари-но Мурадзи Усимаро она пожаловала кабанэ Сукунэ. Управителю провинции Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 5-го младшего ранга, она пожаловала 10 дворов в кормление116.
 
11-я луна, 17-й день. [Бывшая государыня Дзито] прибыла в провинцию Мино. Управителю уезда Фува по имени Мия-но Сугури Кономи она пожаловала нижнюю степень внешнего 5-го младшего ранга. Управителю провинции Исикава-но Асоми Корю, нижняя степень 5-го младшего ранга, она пожаловала 10 дворов в кормление.
 
11-я луна, 22-й день. [Бывшая государыня Дзито] прибыла в провинцию Исэ. Ее управителю Саэки-но Сукунэ Иваю, верхняя степень 5-го младшего ранга, она цожаловала 10 дворов в кормление.
 
11-я луна, 24-й день. [Бывшая государыня Дзито] прибыла в провинцию Ига. Управителям уездов и крестьянам тех провинций, по которым она проезжала, — Овари, Мино, Исэ и Ига — она жаловала соответствующие ранги и подарки.
 
11-я луна, 25-й день. Императорский экипаж вернулся из провинции Микава. Сопровождавшие ее конные воины были освобождены от подушной подати.
 
12-я луна, 2-й день. Оглашен указ: «9-й день 9-й луны и 3-й день 12-й луны считать за дни поминовения прежних государей. Ни одному из ведомств к работе не приступать»117.
 
12-я луна, 6-й день. На дневном небе появилась звезда118.
 
12-я луна, 10-й день. В провинции Мино построена горная дорога Мисо.
 
12-я луна, 13-й день. Бывшая государыня [Дзито] занемогла. В Поднебесной объявлено великое помилование. Сто человек пострижено в монахи, в четырех внутренних провинциях читали «Сутру золотого блеска».
 
12-я луна, 22-й день. Бывшая государыня скончалась. В ее завещании говорилось: «Траурных одежд не одевать, плачей не устраивать. Всем чиновникам — столичным и провинциальным, гражданским и военным — выходить на службу, как обычно. Похороны провести скромно»119.
 
12-я луна, 23-й день. Принц крови Ходзуми120, 2 разряд, Инукаи-но Оокими121, верхняя степень 4-го младшего ранга, Мити-но Махито Уси, нижняя степень 5-го младшего ранга, Саэки-но Сукунэ Момотари и Кифуми-но Асоми Хондзити122 — нижняя степень 5-го младшего ранга, назначены ответственными за сооружение временной усыпальницы123. Принц крови Осакабэ, 3-й разряд, принц Хиросэ124, нижняя степень 4-го младшего ранга, Хикэта-но Асоми Сукунамаро125, верхняя степень 5-го младшего ранга, и Тами-но Имики Хирабу126, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначены ответственными за сооружение ограды временной усыпальницы.
 
12-я луна, 25-й день. В четырех великих храмах127 проведены [заупокойные] службы с вкушением постной пищи.
 
12-я луна, 29-й день. Возле дворца Сэйдэн возведена временная усыпальница.
 
12-я луна, 30-й день. Проведение Великого очищения отменено. Однако очищение, проводимое Ямато Кафути-но Фухитобэ, проводилось, как обычно 128.
 
Конец 2-го свитка.

Комментарии

1. Настоящая публикация второго свитка хроники «Сёку нихонги» является продолжением нашего перевода: А. Н. Мещеряков. Хроника «Сёку нихонги». Свиток I. «Политическая культура древней Японии». М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2006, с. 7-65. Там же приводятся все обстоятельства составления хроники и принципы нашего перевода. Реалии, прокомментированные в первом свитке, в настоящей публикации больше не комментируются. Сведенные в табличную форму данные реформам государственного аппарата, которым уделяется много места в данном свитке, см. А. Н. Мещеряков, М. В. Грачев. История древней Японии. СПб.: «Гиперион», 2002.
2. «Главные ворота» (сэймон) отделяли «императорскую» часть дворцового комплекса (дайри) от той части, где были расположены 12 строений (тёдо), в которых работали обычные чиновники. Эти ворота располагались к югу от тронного зала (Дайгокудэн).
3. Под «птичьим флагом» имеется в виду изображение трехлапой вороны (счастливый знак). Флаги с изображением солнца и лупы считались символами императорской власти. Синий дракон — защищает от злых духов и флюидов со стороны востока, красный сокол — мифическая птица, защитница юга, гэмпу — гибрид змеи с черепахой, защищает со стороны севера, белый тигр — защищает со стороны запада. Вся символика имеет китайское происхождение.
4. Имеется в виду посольство Силла, прибывшее в 11-й луне прошлого года. Возможно также участие посланцев с южных островов. Поздравления императора иностранными послами по случаю нового года входили в китайский императорский ритуал и означали признание его сюзереном со стороны «варваров».
5. Буквально «дворец великого покоя». Располагался на императорской половине дворцового комплекса, там проводилась церемония присвоения рангов и пиры.
6. Во время этой церемонии, на которой присутствовали столичные чиновники, руководители ведомств подавали доклады о проделанной в прошлом месяце работе.
7. Упоминается в «НС» (Когёку, 1-12-13) под именем Умакай. Скончался в 651 г.
8. Император Котоку (645-654). В данном случае именуется по местоположению дворца, который он занимал.
9. К ним относились: родные братья и сестры императора, его и их сыновья, сыновья императрицы, а также их потомки, включая четвертую степень родства («Рицурё», XIII-1).
10. Правила проведения этой церемонии устанавливаются в «Рицурё» (ХХХ-41). Ее укоренение в придворной жизни относится к правлению Тэмму.
11. Вручение меча государем — знак инвеституры. Вручение меча в этой функции практиковалось по крайней мере с конца V — начала VI вв. Первый случай такого рода — так наз. «меч из Инарияма».
12. Касама (? — 709) в Китай не отправился.
13. По возвращению из Китая Оодзи назван заместителем посла. Его имя фигурирует в «НС» (Дзито, 7-4-22), где утверждается, что он знал о хищении из государевой сокровищницы, но не предотвратил его. Род Косэ — тип родства «кобэцу» (потомок Такэноути-но Сукунэ), правая половина столицы.
14. Род Катамори изначально принадлежал к корпорации томо-но мияцуко, отвечал за поддержание чистоты во дворце. В 684 г. получил кабанэ Сукунэ («НС», Тэмму, 13-12-2).
15. В «год дзинсин» во время восточного похода Тэмму сопровождал его. Тэмму навещал его во время болезни («НС»; 9-7-5, 680 г.).
16. Ритуал поклонения Конфуцию проводился во 2-й и 8-й лунах в столичной и провинциальных школах чиновников («Рицурё», XI-3). Начало проведения этой церемонии, включавшей в себя совершение приношений, лекции и пир, служит логичным продолжением проводимого в это время курса на китаизацию власти.
17. ? — 734, дочь императора Тэнти.
18. Подворные списки были неотъемлемой частью системы управления и надельного землепользования. Правила их составления были определены законодательством («Рицурё», VIII-19-22). Хотя «НС» содержит сведения о составлении таких списков в 670, 690 и 698 гг., эти данные вызывают определенные сомнения. Однако для периода Нара можно с определенностью утверждать, что такие списки действительно составлялись. Они подлежали хранению в течение 30 лет. Поскольку данные первой переписи подлежали вечному хранению, до настоящего времени сохранились частичные данные 702 г. (по провинциям Мино, Тикудзэн, Будзэн и Бунго).
19. Расположение Тоандэн (букв, «восточный дворец покоя») неизвестно. Сам пир был приурочен к ежегодной церемонии «искривленной воды» (гёкусуй) и включался в перечень придворных церемоний («Рицурё», ХХХ-40). Согласно древнекитайским обычаям, по течению ручья пускалась чарка с вином, которой приписывалось очистительное действие. В то время, когда чарма проплывала мимо расположившихся на берегу участников пира, они слагали стихи на заданную тему. В 1975 г. на территории Нара был обнаружен искусственный водоем зигзагообразной формы, который, как предполагается, использовался для проведения данного действа.
20. Данная экспедиция, по всей вероятности, окончилась неудачей. Род Ооасиама — провинция Сэццу, тип родства «синбэцу». Изначально занимался поставкой ко двору морепродуктов, принадлежал к корпорации томо-но мияцуко. Сведения об Аракама содержатся в «НС» (Сютё, 1-9-27, 686 г.), где он оплакивает скончавшегося императора Тэмму.
21. Одна его песня (№ 298), относящаяся к монашескому периоду, содержится в «Манъёсю». После возвращения к мирской жизни антология фиксирует 7 его стихотворений. Кроме того, одно стихотворение содержится в «Кайфусо». Род Касуганокура относится, вероятно, к иммигрантам.
22. Впоследствии выяснилось, что это был подлог. См. Тайхо, 1-8-7.
23. Первый девиз правления, принятый в Японии. Девизы правления, упоминаемые в «НС» (Тайка, Хакути, Хакухо, Сютё), не находят эпиграфического подтверждения. По всей вероятности, ори были придуманы задним числом. Принятие собственного девиза правления служило важнейшим внешнеполитическим актом, поскольку только страна, независимая от Китая, имела право на собственные девизы правления (то же самое касается собственного законодательства, введенного в этом же году). Япония является в настоящее время единственной страной, которая придерживается летоисчисления по девизам правления. Исчисление времени являлось прерогативой императора, и даже во время правления всемогущественных сёгунов девизы правления провозглашались от имени императора (тэнно). «Тайхо» означает «великое сокровище», под которым в китайской традиции разумеется добродетельность Неба и Земли, либо самого императора. Однако то, что данный девиз был принят непосредственно вслед за обнаружением золота, намекает на возможность того, что двор посчитал это за благоприятный знак. Впоследствии принятие нового девиза правления сопровождается обоснованием. В данном случае такое обоснование отсутствует. Возможно, что первоначально оно существовало, однако поскольку поднесенное с острова Цукуси золото оказалось фальшивкой, обоснование пришлось убрать.
24. Имеется в виду административно-гражданская часть кодекса «Тайхо рицурё».
25. В настоящем сообщении основное внимание уделяется реформе чиновничьих рангов. Вместо прежней системы ранжирования 685 г. учреждалась новая, где ранги получили цифровое обозначение (с подразделением на категории и степени). Введение новой системы ранжирования объяснялось желанием максимально походить на Китай, откуда (с небольшими изменениями) она и была заимствована. Согласно новой системе ранжирования, столичное чиновничество обладало «обычными» рангами, а провинциальное — «внешними». Ряды столичного чиновничества пополнялись, по преимуществу, из столичного округа (Кинай), а провинциальное — из уроженцев других мест. Переход чиновника из одной сетки ранжирования в другую был весьма затруднен. Такая же труднопреодолимая граница существовала в реальности между третьим и всеми остальными рангами, между четвертым и пятым, между пятым и более низкими рангами. По сравнению с Китаем, откуда была заимствована данная система ранжирования, японская практика применения рангов отличалась намного большей закрытостью, что связано с ярко выраженным аристократизмом японского общества. В связи с этим регулярные аттестации чиновников и экзамены на занятие должности играли в Японии намного меньшую роль, чем в Китае. Кроме указанных систем ранжирования, существовали «почетные» (или «наградные») ранги, которыми жаловались, в основном, за военные заслуги. Для принцев и принцесс была введена отдельная сетка ранжирования. При этом принцы и принцессы крови были выделены в отдельную категорию, что свидетельствует о повышении статуса императорской семьи.
26. Согласно «НС», это практиковалось уже в правления Тэмму (11-3-28) и Дзито. Это может свидетельствовать как в пользу недостоверности сведений «НС», так и о непоследовательности применения практики удостоверений. В любом случае, начиная с 701 г. можно твердо говорить о том, что головной убор теряет функцию социального маркера внутри чиновничьего класса. Поскольку на предыдущие системы ранжирования оказывала большое влияние корейская государственная практика, которая теперь уступила место китайской (как более «передовой»), предыдущий маркер (головной убор) был признан «малокультурным».
27. «Нэндайрэки». По всей вероятности, один из источников, использовавшийся составителями «СН».
28. Сын Нагатоко, отец Табито. В «Манъёсю» содержится три его стихотворения. Участвовал на стороне Тэмму в войне года дзинсин, фигурирует в «НС» в качестве представителя казначейской палаты на похоронах Тэмму (Сютё, 1-9-28). Единственный из средних советников, который в этот день не занял должность старшего советника, однако впоследствии продолжил свою блестящую карьеру: занимал должности члена государственного совета (санги), военного министра, старшего советника. Скончался в 714 г.
29. Одно его стихотворение помещено в «Кайфусо». Скончался в 705 г.
30. Раньше существовали три подразделения для должности «советник» (нагон): старший (дайнагон), средний (тюнагон) и младший (сёнагон). Они были приближенными государя, но непосредственного и официально санкционированного участия в принятии решений не принимали. Теперь за старшим советником закрепляется должность санги, предполагавшая самое активное участие в политике. Кроме того, дайнагон зачитывал государевы распоряжения и указы. Младший же советник занимался «мелкими делами».
31. Таким образом, эти святилища были включены в реестр «государственных святилищ», которым доставляются подношения от государева двора (в лице представителей рода Накатоми). В это время продолжается формирование синтоистской «магической сети», которая была призвана обеспечить ритуальный контроль государства на подведомственной ему территории.
32. с этого момента часть? сообщения об активной работе по разъяснению нового законодательства (административного права), которая проводилась его разработчиками как в столице, так и на местах.
33. «ССР» приводит объяснение происхождению этой фамилии, которую можно перевести как «водонос»: во время засухи, случившейся в Правление Котоку, предок Хирохито смастерил бочку и доставлял воду во дворец. Следует также помнить, что при посылке посольств в Китай его участникам могли жаловаться перед отправкой новые ранги и должности, что должно было повысить их статус в глазах китайских чиновников.
34. 5-й день 5-й луны обозначен в «Рицурё» как праздничный. Начиная с правления Суйко, «НС» неоднократно отмечает, что в этот день проводилась государева охота и сбор целебных трав (Суйко, 19-5-5, 20-5-5, 22-5-5; Тэнти, 7-5-5; Когёку, 1-5-5). В период Нара охота была преобразована в конную стрельбу из лука, что говорит о «мужском» характере действа. В период Хэйан в этот день проводились «состязания ирисов», когда придворные предъявляли добытые ими растения, Которые оценивались с точки зрения их длины. Ирис, возможно, следует считать фаллическим символом. В настоящее время 5 мая устраивается «праздник мальчиков».
35. Этот храм первоначально известен как «храм Кудара» («НС», Когёку, 1-9-3, 642 г.), «храм Такэти», «храм Дайкан-дайдзи» (Тэмму, 212-17, 673 г.). В 701 г. располагался в уезде Такэти, после постройки Нара перенесен в столицу. Один из крупнейших буддийских храмов своего времени, пользовался активной поддержкой властей.
36. Во время интронизации Дзито преподнес ей меч и зеркало («НС», Дзито, 4-1-1).
37. Утонэри — букв, «внутренние (дворцовые) тонэри». На эту должность назначались достигшие совершеннолетия (21 год) сыновья и внуки обладателей 5-го ранга и выше. В их функцию входила охрана государя, сопровождение его во время выездов, выполнение поручений государя. Входили в штат Министерства центра.
38. В число семи округ (регионов) входили: Кинай, Токайдо, Тосандо, Хокурикудо, Санъёдо, Нанкайдо, Сайкайдо.
39. Род Косэ — левая часть столицы, тип родства «кобэцу».
40. Сэйкодэн — местоположение этого сооружения в дворцовом комплексе неизвестно.
41. В это время к внутренним провинциям (столичному округу) относились Ямато, Кавати, Сэццу, Ямасиро.
42. Роспись налога продуктами ремесла (а также другими продуктами, не имеющими отношения к растиниеводетву) приведена в «Рицурё» (закон X). В отличие от налогов, собиравшихся зерном (шли на удовлетворение нужд местных властей), этот вид налога, включавший в себя продукты ткачества, железо, мотыги, морепродукты и др., полностью доставлялся в столицу.
43. Согласно «Рицурё», бывший (отрекшийся от престола) государь или государыня пользовались теми же почестями (обращение, обозначение экипажа как «императорского» и др.), что и действующий император. Главным основанием для этого было, по-видимому, старшинство в императорской фамилии. Такая традиция создала в будущем основу для такой ситуации, когда реальная власть могла находиться в руках экс-императора (так наз. «система инсэй).
44. Роспись ранговых пожалований содержится в «Рицурё» (IX-4).
45. Роспись наградных пожалований см. «Рицурё» (IX-6).
46. Сведения об указанных выше лицах см. «НС» (правление Тэмму),
47. Имеется в виду супруга покойного принца крови Кусакабэ, являвшаяся матерью Момму и государыни Гэнсё. С 707 по 715 гг. заняла престол под именем Гэммэй.
48. Порядок проведения государственных похорон определен в «Рицурё» (XXVI).
49. Кугэ (маэцукими) — имеются в виду лица с 1-го по 5-й ранг.
50. В 708 г. статус управления повышен до министерства. Иерархия ведомств выглядела следующим образом: палата (кан) — министерство (се) — управление (сики) — отдел (рё) — подотдел (си).
51. Точно неизвестно, какая пагода и какая статуя Будды имеются в виду. Возможно, имеется в виду храм Дайандзи.
52. Полномочия по назначению чиновников распределялись следующим образом. 1. Государь самостоятельно назначал членов Дайдзёкан (от старшего советника-дайнагон и выше, а также дайбэн), глав министерств, глав дворцовых гвардий, управителя Дадзайфу. 2. По представлению Дайдзёкан государь назначал на должности от сютэн и выше (включая управителей и заместителей уездов, начальников дивизий). 3. Дайдзёкан самостоятельно назначал других уездных чиновников, управляющих в домах принцев крови и обладателей 1-3 рангов. 4. Правом на самостоятельное назначение мелких чиновников обладало Министерство кадров.
53. Институт усыновления получил в Японии широкое распространение. Обращает на себя внимание, что приемные дети пользуются даже большими правами, чем кровные родственники. Институт усыновления гарантировал преемственность в любой сфере деятельности, способствовал закреплению «аристократического»» принципа организации японского общества.
54. «Право тени» — важнейшее средство для поддержания закрытости аристократического общества. В соответствии с правом тени, дети лиц с 1-го по 5-й ранг обладали с рождения «теневыми рангами» (онъи), которые по достижении ими совершеннолетия автоматически (без аттестации) конвертировались в достаточно высокий «настоящий» ранг. Оценивая практику применения права тени, можно сказать, что в Японии она была проведена с большей последовательностью, чем в самом Китае, что отражает более закрытый характер японского общества.
55. Художники входили в структуру Министерства центра, счетоводы и учетчики — в структуру Министерства народных дел, музыканты относились к Министерству управления.
56. Род Оо — потомок переселенцев из Когурё.
57. Имеется в виду кодекс «Тайхорё».
58. Имеются в виду законы, якобы принятые при Тэмму. Однако, за исключением данного сообщения, никаких данных об этом кодексе не сохранилось. Возможно, составители «СН» прибегли к обычной для Японии логике: поскольку любое начинание не обладает достаточной легитимностью, следует представить его как продолжение когда-то начатого дела.
59. Другое название этого храма — Суфукудзи. Согласно «Фусо рякки» был основан в 7 году правления Тэнти (668).
60. В префектуре Фукуока сохранились остатки этого храма. Согласно указу от 709 г. (Вадо, 2-2-11), государь Тэнти распорядился построить его в честь своей матери Саймэй, скончавшейся на о. Цукуси (Кюсю). Однако строительство этого храма не было тогда завершено.
61. Одна из мер, направленных на повышение статуса святилища Исэ и его интеграцию в государственную структуру. Под «постоянно занятым» имеется в виду, что глава этого отдела должен был являться на службу каждый день.
62. Род Мита — левая часть столицы, тип родства сёбан (Мимана).
63. Дзакко — ремесленники, находившиеся на службе в различных государственных ведомствах.
64. В этом распоряжении порицается практика получения сезонного жалования не самим чиновником, а его уполномоченным лицом. Вся практика «государства рицурё» была рассчитана на лишение чиновника «приватного» времени, превращение его в функцию государственного аппарата.
65. Причины, по которым представители Центра не были отправлены в округ Сайкайдо, неясны. Однако в любом случае можно констатировать особый статус этого округа и острова Кюсю (Цукуси).
66. Количество охранников и срок их службы остаются неясными. В 722 г. срок службы был «уменьшен» до трех лет. В сообщении от 741 г. (Тэмпё, 13-5-6) говорится, что количество охранников увеличивается на 1000 человек.
67. Согласно «Манъёсю» (№ № 54, 146, 1667), государя Момму сопровождала в этой поездке бывшая государыня Дзито.
68. в условиях слабого развития деперсонализированных форм коммуникации высочайшие выезды служили в качестве одной из мер, направленных на установление контакта между государем, с одной стороны, местными элитами и населением — с другой. Подарки, повышения в рангах и местные амнистии (помилования) служили зримым доказательством всемогущества и богатства государя. Подобные меры создавали устойчивую ассоциативную связь между государем и благоденствием.
69. Первая всеобщая амнистия после введения в действие нового законодательства. Такие амнистии фиксируются и в «НС», но их содержание остается неясным. Возможно, что они были примыслены составителями «НС» задним числом для улучшения имиджа государя. Амнистии считалось делом, угодным Небу. Согласно данным «СН» объявление всеобщих амнистий приурочивалось к церемониям интронизации, назначения престолонаследника и обряду его совершеннолетия, переименованию эры правления, обнаружению счастливых знамений, в случае проведения крупных мероприятий буддийского характера. Для исправления ситуации объявлялось помилование и в случае природных бедствий, политических неурядиц, болезни членов императорской фамилии. Не совсем понятно, по какому случаю была объявлена данная амнистия. Возможно, она была связана с комплексом мероприятий по случаю введение в действие законодательного кодекса.
70. Данный институт отсутствует в списке учреждений «Рицурё». Впоследствии этот подотдел занимался отправкой посыльных с приношениями синтоистским святилищам в связи с ритуалом интронизации (дайдзёсай). В данном случае его связь с текущими событиями неясна, поскольку ритуал интронизации Момму уже состоялся.
71. Участник событий года дзинсин, занимал должности управителя левой части столицы, управителя провинции Сэццу, главы министерства управления. Скончался в 708 г.
72. В таких поясных мешочках хранилось удостоверение личности («Рицурё», XXI — 45).
73. Под выражением «было установлено» (сэй) имеются в виду распоряжения Дайдзёкан, имеющие характер постоянного закона, но не требовавшие императорского указа.
74. Запись о ее рождении содержится в «НС» (Саймэй, 7-1-8). Во 2-м году правления Тэмму назначена жрицей в Исэ. В «Манъёсю» приведены несколько ее песен (NqNq 163, 164, 165, 166).
75. Будущий император Сёму.
76. Имеются в виду одежды нового образца.
77. Османтус. На ветках этого вечнозеленого кустарника имеются шипы. Считалось, что они отгоняют злых духов.
78. Одно из свидетельств формирования сети почтовых дворов, которые обеспечивали быстрый обмен информацией между центром и периферией. Такие почтовые дворы должны были располагаться друг от друга на расстоянии приблизительно в 16 км. В зависимости от важности дороги почтовые дворы имели от 20 (Санъёдо), 10 (Токайдо, Тосандо) и 5 (Хокурикудо, Санъиндо, Нанкайдо, Сайкайдо) лошадей.
79. Согласно «Рицурё» (ХХХ-40), сопровождающийся танцами и музыкой пир, входящий в комплекс церемоний по поводу начала нового года, предписывалось устраивать 16-го числа.
80. Разновидности китайской придворной музыки. Авторство музыки годзё приписывается императору Тай-цзун (627-649).
81. Род Фусэ — тип родства «кобэцу», левая часть столицы. Сведения о Мимимаро содержатся в «НС», (Тэнти, 7-9-29, 668 г.): он преподносит корабль послу Силла.
82. Впоследствии Сэццу был придан статус «обычной» провинции, куда направлялся ее управитель. На момент назначения Мимимаро Сэццу имела статус «управления» (сики) и управлялась непосредственно из столицы.
83. Род Тагима — тип родства «кобэцу», левая часть столицы.
84. Такэтимаро фигурирует в «НС»: Сютё, 1-9-28, 686 г. (оплакивал императора Тэмму), Дзито, 6-2-19; 6-3-3; 6-3-6 (предупреждал государыню, что не следует совершать путешествия в Исэ во время полевых работ). См. также «НР» (1-25). Его стихи содержатся в «Манъёсю» и «Кайфу со».
85. Род Окинага — тип родства «кобэцу», левая часть столицы. Сведения о нем имеются в «К» (правление Одзин).
86. Род Тадзихи-но Хасихито относился к разряду томо-но мияцуко.
87. Согласно «Рицурё» (VII-14), высшие должностные лица буддийской церкви выдвигаются самой общиной, которая подает прошение о назначении в Дайдзёкан. Данное сообщение «СН» свидетельствует, что назначение утверждалось государем. В «Рё-но сюгэ» содержится сообщение, что за два дня до этого указа столичные монахи и чиновники Министерства управления действительно проводили собрание в храме Якусидзи, где им было объявлено о решении государя.
88. В отличие от Китая, где сначала вводилось в действие уголовное законодательство, в Японии уголовный кодекс был введен позднее административного. Возможно, что это было связано с тем, что административному законодательству придавалось в Японии большее значение, а нормы уголовного права регулировались не столько писаными законами, сколько обычным правом. Кроме того, следует иметь в виду, что, согласно дальневосточной теории управления, добродетельный государь управляет не столько с помощью насильственных мер, сколько с помощью своей добродетельности.
89. По всей вероятности, раздача приношений связана с ритуалом моления об урожае (кинэнсай или тосигои-но мацури), который проводился во 2-й луне. Куни-но мияцуко — лицо в провинциальной администрации, ответственное за проведение синтоистских ритуалов. Список куни-но мияцуко был утвержден в этом году (4-13). Согласно данным «Энгисики» представители «государственных святилищ» (канся) являлись в столицу для получения приношений от двора. Неизвестно, когда приношения стали получать не куни-но мияцуко, а жрецы.
90. Должность «наблюдателя над монахами» (кокуси) не входит в номенклатуру должностей «Рицурё». Они назначались сроком на 6 лет. Назначение кокуси (в их компетенция входило наблюдение над монахами, проведение в жизнь решений Центра, надзор над имуществом храмов) еще раз свидетельствует о том, что буддийская церковь рассматривалась в качестве одного из институтов государственного управления.
91. Луки из катальпы (адзуса) считались лучшими благодаря крепости древесины этого дерева.
92. Согласно мифологической части «НС», эти три божества являются детьми Сусаноо. Посвященные им святилища сохраняются до сих пор в префектуре Вакаяма. Под термином «разделены» имеется в виду, что раньше им поклонялись в одном святилище, а теперь их стало три.
93. Все перечисленные в этом сообщении лица имеют отношение к синтоистским культам. Повышение их ранга связано, по всей вероятности, с успешно проведенным молением об урожае. Род Сугау — тип родства «синбэцу» (Амэ-но Коянэ-но Микото), провинции Кавати. Род Камунагибэ — тип родства «синбэцу» (Каму Нигихаяхи-но Микото), правая часть столицы и провинция Сэццу.
94. Регулярный обряд очищения проводился в последний день 6-й и 12-й лун. Практиковался также и нерегулярный ритуал очищения. Неизвестно, с чем было связано его проведения в данном случае.
95. Обычно назначение на эти должности находилось в ведомстве Министерства кадров. Передача его полномочий Дадзайфу еще раз свидетельствует об особом статусе этого региона, его меньшей подконтрольности Центру.
96. Счастливый знак высшей степени. Под «божественным конем» могли пониматься следующие существа: крылатый конь с длинной шекоторый может бежать по воде; похожий на лисицу желтый конь с рогами на спине; конь, способный пробежать за день 30 тысяч ри; черный конь, способный пробежать за день 30 тысяч ри; белый конь с красной гривой; синий конь с белой гривой; конь с синей гривой; мул, способный понимать человеческую речь.
97. Род Хада — потомки иммигрантов из Китая, переселившихся в Японию в правление Одзин.
98. Памятник не сохранился, однако в 10-м свитке «Сэндай кудзи хонги» содержится подобный список. Перевод этого свитка см. «Сэндай кудзи хонги» в: Синто. Путь японских богов. СПб.: «Гиперион», 2002, т.2. Сс. 101-127, пер. Е. К. Симоновой-Гудзенко.
99. В качестве унэмэ и охранников дворца служили дети, сёстры и братья управителей уездов. В древности «преподнесение» местной элитой своих родственников означала признание ими верховенства Центра. Унэмэ служили во дворце государыни, особое внимание обращалось на их миловидность.
100. Сведения о нем имеются в «НС»: Тэмму, 10-12-29 (пожалование ранга); Тэмму, 13-4-20 (назначение послом в Китай). Скончался в 707 г.
101 Должности «советника двора» (санги) не значится в перечне должностей «Рицурё». Этот аналог «ближней думы» представлял собой важнейший институт управления, который в значительной степени влиял на принятие решений. Обращает на себя внимание быстрота, с которой он был создан после введения в действие законодательного кодекса — его рамки оказались слишком «тесны» для Японии с ее собственными традициями управления. Формальные требования для занятия поста советника-санги определены не были, ими становились лица, уже занимавшие должность в государственном аппарате (т.е. работа в качестве санги велась «по совместительству»), их подбор в значительной степени определялся текущей политической конъюнктурой.
102. Окруженный глинобитной стеной и рвом с водой государев дворец в Фудзивара имел 12 ворот, которые назывались по фамилиям родов, ответственных за их охрану.
103. Праздник урожая проводился в 11-й луне. Ритуал цукинамисай — букв, «ежемесячный ритуал». Возможно, в древности он проводился каждый месяц, но затем стал проводиться в 11-й день 6-й и 12-й луны. Ставил своей целью процветшие государя и государства. В обоих случаях центральными эпизодами действа является вкушение государем божественной пищи вместе с богами и доставка приношений двора наиболее прославленным святилищам.
104. Род Мива — тип родства «синбэцу», провинции Сэццу и Кавати.
105. Имеется в виду лошадь с раздвоенными копытами, что считалось за счастливый знак.
106. В данном сообщении речь идет о племенах хаято, населявших часть острова Кюсю и прилегавших к нему островов. Наряду с эмиси (север Хонсю) являлись объектом экспансии японского государства; Покорение хаято датируется правлением Тэмму, когда они начинают приносить дань Японии (Ямато). Однако и после образования на Кюсю провинции Сацума (около 710 г.) и Оосуми (712 г.) волнения продолжались. Последнее из них случилось в 720-721 гг. Введение надельной системы в Сацума и Оосуми, т.е. окончательное превращение хаято в «полноправных» подданных, датируется только 804 г.
107. Участвовал в событиях года дзинсин. См. также запись Тайхо, 29-21.
108. Согласно «К» и «НС» — сын государя Кэйко, знаменитый усмиритель «варварских» племен. Местоположение его усыпальницы неизвестно.
109. Согласно законодательству «Рицурё», церемония отчета о проделанной работе (1-й день каждого месяца) могла быть отменена только в случае дождя. Однако настоящее сообщение свидетельствует об упразднении ежемесячной церемонии (стала проводиться в начале квартала).
110. В год киноэнэ (3-й год правления Тэнти, 664 г.) были определенны (назначены) главы родов. В 13-м году правления Тэмму (684 г.) была проведена реформа кабанэ. Четырьмя высшими кабанэ являются махито, асоми, сукунэ и имики.
111. Сведения о нем имеются в «НС»: Тэмму, 14-9-15 (назначен посланником в округ Нанкайдо); Дзито, 1-12-10 (устраивал пир для посольства Силла); Дзито, 11-2-28 (назначен управляющим дворцом престолонаследника, т.е. будущего императора Момму).
112. Неизвестно, каким конкретно божествам были совершены моления. Обращает на себя внимание тот факт, что моления совершаются не божествам Центра, а местным. Этот выдает одну из особенностей характера синтоистских божеств, обладающих «силой» на ограниченной территории.
113. Маршрут Дзито проходил по провинциям Овари, Мино, Исэ, Ига и Микава. В «Манъёсю» (№ 57) имеется песня, сложенная во время нахождения Дзито в Микава.
114. Счастливый знак низшей степени.
115. Конфуцианские идеалы образцовых внутрисемейных отношений признавались важнейшими для строительства японского государства, о чем свидетельствует множество аналогичных записей «СН». В «Рицурё» (Х-17) говорится о том, что провинциальным и уездные управлениям следует подавать в Дайдзёкан списки почтительных сыновей, послушных внуков, справедливых мужей и добродетельных жен. Такие семьи освобождаются от налогов.
116. Пожалования рангами, наделами и фамилиями являлись, как правило, привилегией действующего государя. Однако это и последующие сообщения свидетельствуют, что и после своего отречения Дзито сохранила за собой определенные полномочия в качестве государственного деятеля.
117. Имеются в виду дни поминовения Тэмму и Тэнти. Обычай поминовения прежних государей заимствован из Китая, где он также имел общегосударственное значение, и порядок его проведения был определен законодательством (выходной день для чиновников, запрет на исполнение музыки). В Японии, однако, этот обычай с самого начала имел сильную буддийскую окраску (вкушение постной пищи в храме — см. «НС», Дзито, 1-9-9; 2-2-16).
118. Под «звездой» имеется в виду Венера. Ее появление на дневном небе истолковывалось как неблагоприятный знак, предвещающий восстания. В данном случае, возможно, предвещает смерть Дзито.
119. В завещании Дзито она выступает как идеальная государыня, одной из основных добродетелей которой являются бережливость и скромность. Однако последующие сообщения показывают, что ей были оказаны приличествующие ее положению почести.
120. Сын Тэмму. В 705 г. занял пост представителя государя в Дайдзёкан. Скончался в 715 г. В «Манъёсю» имеются 4 его стихотворения. Согласно «Фудзивара кадэн», он предугадал великую будущность Фудзивара Мутимаро (см. Е. Б. Сахарова. «Кадэн». Жизнеописание рода Фудзивара. «Политическая культура древней Японии». С. 219).
121. в 708 г. назначен главой министерства двора. Скончался в 709 г. В «Кайфусо» имеется одно его стихотворение.
122. Сведения о нем содержатся в «НС»: Тэнти, 10-3-3 (преподнес государю ватерпас), Дзито, 8-3-2 (назначен ответственным за отливку монеты).
123. Во временной усыпальнице (могари-но мия) находилось тело усопшего вплоть до сооружения основной гробницы. Этот обычай берет начало в глубокой древности. В этот период совершались похоронные обряды, а политическая элита определяла преемника усопшего государя. Поскольку в древней Японии порядок престолонаследования не был определен, время нахождения покойного во временной усыпальнице могло растягиваться на несколько лет (для Дзито этот период длился год). Однако вместе с распространением в VIII в. института отречений и введением должности престолонаследника политический аспект этого действа теряет свое значение, время нахождения во временной усыпальнице сокращается (для Момму оно составило полгода, для Гэммэй — 7 дней). Дзито была первым из лиц, занимавших престол, кто подвергся по буддийскому обычаю кремированию.
124. Сведения о принце Хиросэ содержатся в «НС» Тэмму, 10-3-17 (назначен одним из ответственных за составление летописи); Тэмму, 13-2-28 (назначен одним из ответственных за выбор местоположения новой столицы); Тэмму, 14-9-11 (инспектировал имеющееся у людей оружие); Дзито, 6-3-3 (назначен одним из местоблюстителей государыни во время ее поездки в Исэ). В «Манъёсю» имеется одна его песня. Скончался в 722 г.
125. Упоминается в «НС»: Дзито, 7-11-23 (пожалование рангом и наделом). Скончался в 720 г. в должности старшего советника.
126. Род Тами — ветвь рода китайских иммигрантов Ямато-но Ая.
127. Дайандзи, Якусидзи, Гангодзи, Кофукудзи.
128. Отмена ритуала Великого очищения связана с трауром по Дзито. Очищение с участием Ямато Кафути-но Фухитобэ заключалось в преподнесении государю меча и возглашении очистительной молитвы. См. Норито. Сэммё. Перевод Л. М. Ермаковой. М.: «Наука», 1991. С. 113.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хроника «Продолжение Анналов Японии» («Сёку нихонги»). Свиток 3 // История и культура традиционной Японии 5. Труды Института восточных культур и античности. М.: РГГУ, 2012. Вып. XLIX. С. 42-72.

Хроника «Сёку нихонги». Свиток 3. От 1-й луны 3-го года Тайхо [703] до 6-й луны 4-го года Кэйун [707]1.

Составлено согласно государеву указу Сугано-но Асоми Мамити, ниж­няя степень младшего 4-го ранга, дайфу в Министерстве народных дел, командующий Левой управой дворцовой охраны, учитель наследного принца.
 
Государь Ама-но Мамунэ Тоёоодзи-но Сумэрамикото. Император Момму.

1-й год [Тайхо], 1-я луна, 1-й день. Новогодние поздравления госу­дарю были отменены2. Все, начиная от принцев крови и кончая чиновни­ками ста управ, отправились во временную усыпальницу для воздания почестей бывшей государыне [Дзито].
 
1-я луна, 2-й день. Фудзивара-но Асоми Фусасаки3, нижняя степень 6-го старшего ранга, отправлен в округ Токайдо. Тадзихи-но Махито Миякэмаро4, верхняя степень 6-го младшего ранга, отправлен в округ Тосандо. Такамуку-но Асоми Оотари5, верхняя степень 7-го младшего ранга, отправлен в округ Хокурикудо. Хата-но Махито Ёдза6, нижняя степень 7-го младшего ранга, отправлен в округ Санъиндо. Ходзуми-но Асоми Ою7, верхняя степень 8-го старшего ранга, отправлен в округ Санъёдо. Оно-но Асоми Умакаи, верхняя степень 7-го младшего ранга, отправлен в округ Нанкайдо. Оотомо-но Сукунэ Оонута, верхняя степень 7-го старшего ранга, отправлен в округ Сайкайдо. Каждому из них при­дано по делопроизводителю. Они отправлены для осуществления про­верок, выявления преступлений и несправедливостей8.

1-я луна, 5-й день. В четырех храмах — Дайандзи, Якусидзи, Гангодзи и Гуфукудзи9 — проведены поминальные службы по бывшей госуда­рыне с вкушением постной пищи10.
 
1-я луна, 9-й день. Силла прислала Кому Фукуго, ранг сальчхан, и Кому Кёкан, ранг кыпчхан. Они доложили о кончине вана [Хёсо].

В этот день было установлено: «Шесть человек на должность сюрай11 изначально набирались из числа охранников дворца — оотонэри. Поэто­му следует приравнять их к оотонэри — освободить их от уплаты налогов и несения трудовой повинности».

1-я луна, 20-й день. Государь повелел принцу крови 3-го разряда Осакабэ быть своим представителем в Дадзёкан12.

2-я луна, 3-й день. Оглашен указ: «Симоцукэ-но Асоми Комаро, ниж­няя степень 4-го младшего ранга, и еще трое должны быть отмечены за составление законов «Рицурё». В связи с этим Комаро и Ики-но Мурадзи Хакатоко, нижняя степень 5-го младшего ранга, пожаловано по 10 тё по­лей и по 100 дворов в кормление. Сыну Цуки-но Имики Окина, которому посмертно была пожалована верхняя степень 5-го старшего ранга, по­жаловано 10 тё полей и 100 дворов в кормление. Сыну Иёбэ-но Мурадзи Умакаи, нижняя степень 5-го младшего ранга, пожаловано 6 тё полей и 100 дворов в кормление. Кормовые дворы не подлежат наследованию, поля наследуются сроком на одно поколение.

2-я луна, 4-й день. Обладателям нижней степени 7-го младшего ранга Мамута-но Тарусима и Кинунуи-но Мияцуко Кугуси пожаловано кабанэ Мурадзи13.

2-я луна, 11-й день. Со дня кончины отрекшейся государыни Дзито прошло 49 дней. Отправлены посыльные в 33 храма — в том числе в че­тыре главных храма, в храмы Ситэннодзи и Ямададэра. Там устроены [поминальные] службы с вкушением постной пищи.

Количество писцов в Дадзайфу увеличено на 10 человек14.

3-я луна, 10-й день. Симоцукэ-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, пожаловано 20 тё наградных полей.

3-я луна, 10-й день. Государь повелел читать сутру «Дайханнякё»15 в четырех главных храмах. В монахи пострижено 100 человек.

3-я луна, 16-й день. Было установлено: «В административном законо­дательстве говорится, что преподавателей в провинциальных школах следует изыскивать в самой провинции или же в соседних провинциях. Однако и сегодня, как и прежде, подходящих людей обнаружить трудно. В случае, если и в соседних провинциях невозможно обнаружить под­ходящих людей, следует обращаться в Министерство кадров. Оно же подберет подходящих людей и сделает представление в Дадзёкан.

Если человек обладает способностями для того, чтобы стать управи­телем уезда, а управителем данного уезда является его родственник 3-й и больше степени родства, разрешить такому человеку занимать должность управителя соседнего уезда».

3-я луна, 17-й день. В двух провинциях — Синано и Кодзукэ — раз­разились болезни. Туда отправлены лекарства для оказания помощи.

3-я луна, 24-й день. Монах Гкэн назначен на должность содзё. 

Лето, 4-я луна, 2-й день. В месте пребывания останков отрекшейся государыни проведена поминальная служба с вкушением постной пищи в связи с истечением 100 дней со времени ее кончины16.

4-я луна, 4-й день. Кома-но Дзякуко17, нижняя степень 5-го младшего ранга, пожаловано кабанэ Кими.

4-я луна, 20-й день. Вакэ-но Сакамото, нижняя степень 7-го млад­шего ранга, пожаловано кабанэ Кими.

4-я луна, 27-й день. Более чем 200 человекам из провинции Аки, обращенным в рабство за грабительство, разрешено возвратиться в со­стояние свободных и приписаться к прежним подворным спискам.

4-я вставная луна, 1-й день. В Поднебесной объявлено великое помилование18.

Для гостей из Силла устроен пир в доме приемов в Нанива. Оглашен указ: «В послании посла из Силла Кому Фукуго, ранг сальчхан, говорится: “С моим государем случилось несчастье — прошлой осенью он занемог, а нынешней весной — скончался19. Это страшное и незабываемое горе для нашей священной династии. Мы же скажем, что хотя господин варвар­ской страны пребывал далеко, Мы любили и оберегали его, как собствен­ное дитя. И хотя смерть — удел человеческий, при известии о кончине опечалились Мы безмерно. Мы назначим посольство и отправим его с со­болезнованиями и дарами в Силла20. Ты, Фукуго, переплыл через бескрай­нее море и хорошо исполнил свое посольское дело. Вознаграждаем твое усердие. Жалуем тебе полотно и шелк”».

В этот день скончался правый министр Абэ-но Асоми Миуси, 2-й млад­ший ранг. Для выражения соболезнований и вручения подарков отправлен Исоноками-но Асоми Маро21, 3-й старший ранг.

5-я луна, 2-й день. Кому Фукуго и его люди отбыли в свое княжество.

Кисакибэ-но Ода, верхняя степень 7-го старшего ранга, Кисакибэ-но Хицудзи, верхняя степень 7-го младшего ранга, и Кисакибэ-но Нагасима, верхняя степень 7-го младшего ранга вместе с их младшими братьями, которые являются внуками Нэи, родителя Куракаки-но Мурадзи Кохито, верхняя степень 7-го старшего ранга, обратились с прошением о пере­воде из состояния дзакко [в статус свободных].

5-я луна, 3-й день. Людей из Силла, которых прибило [к японским берегам], передали Фукуго для возвращения на родину.

5-я луна, 9-й день. В Нага и Накуса, двух уездах провинции Кии, пре­кращен сбор подушной подати в виде полотна, вменено в обязанность поставлять шелковую нить. Трем уездам [провинции Кии] — Атэ, Иитака и Муро — вменено в обязанность поставлять серебро.

5-я луна, 16-й день. В провинции Сагами разразились болезни. Для оказания помощи туда отправлены лекарства.

5-я луна, 5-й день. Оомива-но Асоми Такэтимаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем левой части столицы. Оотомо-но Сукунэ Обито22, нижняя степень 5-го младшего ранга, назна­чен управителем провинции Ямато. Хикэта-но Асоми Хиромэ, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен заведующим отделом жрицы Исэ и управителем провинции Исэ23.

Осень, 7-я луна, 5-й день. Оглашен указ: «Подворные списки — осно­ва государства. Если изменять их, непременно вкрадутся ложь и обман. Установления года кого24 относительно подворных списков должны быть незыблемы, изменять их нельзя»25.

Ооиси-но Оокими, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Кавати. Кифуми-но Мурадзи Оотомо, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Ямасиро. Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Овари. Хикэта-но Асоми Оодзи, ниж­няя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Муцу. Камицукэ-но Асоми Атари, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Симоса. Ина-но Махито Ивасаки26, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Бидзэн.

В связи с частыми природными бедствиями урожай выдался плохим. В связи с этим оглашен государев указ об уменьшении наполовину душевой подати в столице, столичном районе Кинай и провинциях, относя­щихся к Дадзайфу. По всей Поднебесной отменен налог заменительной натурооплаты.

Кроме того, обладателям 5-го ранга и выше государь повелел продви­гать наверх людей умных и добропорядочных.

7-я луна, 13-й день. В четырех больших храмах приказано читать «Сутру золотого блеска»27.

7-я луна, 17-й день. В горах провинции Оми сам собой случился по­жар. К знаменитым горам и большим рекам отправлены посыльные для вознесения молитв о дожде.

7-я луна, 23-й день. Тами-но Имики Оохи28, нижняя степень 5-го младшего ранга, посмертно пожалована верхняя степень 5-го старшего ранга. Такада-но Обито Нииноми29, верхняя степень 6-го старшего ранга, посмертно пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга. В их дома отправлены посыльные с выражением соболезнований и дарами. Это сделано в связи с их заслугами в год дзинсин.

8-я луна, 2-й день. Кудара-но Коникиси Рёгу30, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Иё.

8-я луна, 5-й день. Дадзайфу обратилось с прошением: «Просим по­зволения, чтобы обладатели почетных рангов могли бы служить в вой­сковых частях. Когда же наберется достаточное количество дней для их аттестации, будем посылать [соответствующие документы] в Министер­ство кадров, чтобы, как и в случае с санъи — обладателями рангов без должности, — они могли бы получать ранги на основании аттестаций». Разрешение было предоставлено.

9-я луна, 3-й день. Принцу крови Сики, 4-й разряд, пожалован руд­ник в провинции Оми.

9-я луна, 22-й день. Хата-но Асоми Хиротари, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен послом в Силла.

9-я луна, 25-й день. В качестве поощрения за его целительское искус­ство монаху Хорэн пожаловано 40 тё полей в провинции Будзэн31

Зима, 10-я луна, 9-й день. Назначены лица, ответственные за прове­дение похорон бывшей государыни [Дзито]. Принц крови Ходзуми, 2-й разряд, назначен ответственным за подготовку траурных одежд. Принц Хиросэ, нижняя степень 4-го младшего ранга, Исикава-но Асоми Миямаро32, нижняя степень 5-го старшего ранга, и Ина-но Махито Оомура33, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначены его заместителями. [К ним в помощь] приданы четыре распорядителя и два писца. Принц крови Сики, 4-й разряд, назначен ответственным за погребальный костер34. Принц Окинага, верхняя степень 4-го младшего ранга, Такахаси-но Асоми Касама, верхняя степень 5-го старшего ранга, и Хадзи-но Сукунэ Уматэ, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначены его заме­стителями. [К ним в помощь] приданы четыре распорядителя и четыре писца35.

10-я луна, 16-й день. Монаха Рюкан вернули к жизни в миру Его фамилия в миру — Кому36, имя — Такара, он — сын шрамана Кодзин. Он преуспел в науках и ремеслах, сведущ в математике и календаре.

10-я луна, 25-й день. Пребывая во дворце Дайандэн, государь огла­сил указ о даровании послам в Силла Хата-но Асоми Хиротари и Нуката- но Хитотари37 по одной штуке спального белья и одежды. Им также было передано два хики парчи и 40 хики грубого шелка для подарка вану Силла.

11-я луна, 16-й день. Дадзёкан распорядился: «В соответствии с ре­комендациями инспекторов, достойные управители провинций и уездов подлежат поощрению со стороны Министерства кадров согласно ад­министративному законодательству, а нерадивые подлежат наказанию со стороны Министерства наказаний согласно уголовному законода­тельству».

12-я луна, 8-й день. Приказано впервые составить и передать в Ми­нистерство кадров списки достигших 21 года детей принцев крови, детей принцев 5-й степени родства и лиц 5-го ранга и выше38

12-я луна, 13-й день. Мити-но Махито Уси, нижняя степень 5-го стар­шего ранга, назначен главой дворцовой гвардии39.

12-я луна, 17-й день. Тагима-но Махито Тктоко, верхняя степень 4-го младшего ранга, возглавивший [процессию] принцев и сановников, произнес прощальное слово, обращенное к бывшей государыне [Дзито]40.

Ей было присвоено посмертное имя Оояматонэко-но Ама-но Хироно Химэ-но Микото41. В этот день ее останки были преданы огню на холме Асука.

12-я луна, 26-й день. [Государыня Дзито] подхоронена в гробнице Ооути-но Мисасаги42.

[1-й год Кэйун, 704 г.]

1-й год Кэйун, весна, 1-я луна, 1-й день. Государь пребывал во двор­це Дайгокудэн и принимал новогодние поздравления. Для обладателей 5-го  ранга и выше были впервые поставлены кресла.

1-я луна, 7-й день. Государь распорядился [о новых назначениях и по­жалованиях рангов]. Старший государственный советник Исоноками-но Асоми Маро, 2-й младший ранг, назначен правым министром. Принцу Нагая43, без ранга, пожалована верхняя степень 4-го старшего ранга. Принцам Ооти, Тэсима, Кэта, Ясу, Ямато, Уда и Нариаи, без ранга, пожало­вана нижняя степень 4-го младшего ранга44. Нижняя степень 5-го млад­шего ранга пожалована: Такахаси-но Асоми Вакамаро, нижняя степень 6-го  старшего ранга, Вакаинукаи-но Сукунэ Адзимаро45, нижняя степень 6-го младшего ранга, Ходзуми-но Асоми Ямамори46, Косэ-но Асоми Кусуи47, Оомива-но Асоми Комамаро48, Саэки-но Сукунэ Норимаро — все верхняя степень 6-го старшего ранга, а также Адзуми-но Сукунэ Муси­на49, нижняя степень 6-го младшего ранга, Унэмэ-но Асоми Хирабу50, нижняя степень 6-го старшего ранга, Оо-но Асоми Ясумаро51, верхняя степень 6-го младшего ранга, Абэ-но Асоми Обитона52, нижняя степень 6-го старшего ранга, Тагути-но Асоми Масухито53, нижняя степень 6-го младшего ранга, Каса-но Асоми Маро54, верхняя степень 6-го млад­шего ранга, Исоноками-но Асоми Тоёнива55, нижняя степень 6-го старше­го ранга, Оотомо-но Сукунэ Мититари56 и Сонэ-но Мурадзи Тарухито57, нижняя степень 6-го младшего ранга, Фуми-но Имики Сака, верхняя сте­пень 6-го старшего ранга, Хада-но Имики Момотари, нижняя степень 6-го младшего ранга, Сада-но Имики Ою58, Нурибэ-но Мияцуко Митима- ро, Ками-но Сугури Ооиси59, Мэта-но Кими Ходзо, Вокэйдзя — все верх­няя степень 6-го старшего ранга, а также Тадзихи-но Махито Миякэмаро, нижняя степень 6-го старшего ранга, Утэна-но Имики Ясима60, верхняя степень 6-го старшего ранга.

1-я луна, 11-й день. Увеличены на 200 дворов кормовые наделы: принца крови Нага61, принца крови Тонэри62, принца крови Ходзуми — все 2-й разряд, а также принца крови Осакабэ — 3-й разряд. Кормовые наделы принца крови 3-го разряда Ниитабэ и принца крови 4-го разряда Сики увеличены на 100 дворов; правого министра Исоноками-но Асоми Маро, 2-й младший ранг — на 2170 дворов; старшего государственного советника Фудзивара-но Асоми Фухито, 2-й младший ранг — на 800 дво­ров. Кроме того, в соответствии с рангами увеличены наделы еще 14 человекам с 3-го ранга по 5-й.

1-я луна, 16-й день. Оглашен указ: «Принцессам крови Минабэ63 и Исикава64, должность бунин, увеличить кормовые наделы на 100 дворов».

1-я луна, 22-й день. В уездахТакэ и Ватараи65 провинции Исэ должно­сти от старшего помощника и выше разрешено занимать родственникам третьей степени родства и ближе.

1-я луна, 25-й день. Упразднена церемония приветствия на коле­нях66.

2-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца67.

2-я луна, 8-й день. Дворцовых жрецов68 Палаты небесных и земных божеств приравняли к статусу умельцев-тёдзё69.

2-я луна, 20-й день. Фамилия Ками-но Сугури Кудара, верхняя сте­пень 5-го младшего ранга, изменена на Ато-то Мурадзи70.

2-я луна, 29-й день. В провинции Синано разразились болезни. Для оказания помощи пожалованы лекарства.

Лето, 3-я луна, 9-й день. Кузнечному бюро поручено изготовить печати для всех провинций.

3-я луна, 15-й день. 1400 луков, преподнесенных провинцией Сина­но, отправлены в Дадзайфу.

3-я луна, 19-й день. В провинции Сануки разразился голод. Оказана помощь.

3-я луна, 27-й день. В четырех провинциях — Биттю, Бинго, Аки и Ава — пострадала рисовая рассада. Оказана помощь.

5-я луна, 10-й день. Провинция Бидзэн преподнесла божественного коня. Над дворцовой башней Сэйро появилось чудесное облако71. Государь повелел объявить в Поднебесной великое помилование и изменить девиз правления на Кэйун — Чудесные Облака. Старикам и престарелым больным оказано вспомоществование. Прощены все недоимки по рисо­вым ссудам, начиная с года дзинъин [702 г.]. Уезд, который преподнес чу­десного коня, освобожден на этот год от уплаты подушной подати. Пожа­лованы подарки принцам крови, принцам, чиновникам всех столичных ведомств, начиная от служек-сибу и выше. Управитель преподнесшей коня провинции, Ина-но Махито Ивасаки, нижняя степень 5-го старшего ранга, повышен в ранге на одну степень. Обнаружившему чудесное об­лако Оно-но Асоми Умакаи, сёдзё из Министерства кадров, верхняя сте­пень 7-го младшего ранга, пожаловано 10 хики грубого шелка, 20 мотков шелковых ниток, 30 тан полотна, 40 мотыг.

5-я луна, 16-й день. В провинции Мусаси разразился голод. Оказано вспомоществование.

6-я луна, 3-й день. Оглашен указ: «Воинов всех провинций разделить на воинские части гундан72, разбить их на 10 смен, каждой смене упражняться в воинских искусствах 10 дней73. Строго придерживаться [этих правил]. Запрещается использование воинских частей для целей, не ого­воренных в законе74. Однако если какая-то застава требует охраны, вои­нов разрешается использовать согласно возникшим обстоятельствам».

6-я луна, 5-й день. Лицам, обладающим наградным 7-м рангом и ниже, но не имеющим обычного ранга, разрешено служить в воинских частях75. При этом три года их службы считать при аттестации за два и по истечении этого срока подавать документы в Министерство кадров, где осуществлять присвоение им рангов по тем же правилам, что и чиновни­кам с рангом, но без должности. Те же, кто по состоянию здоровья и спо­собностям подходят для регулярной службы, могут быть использованы по усмотрению управителя провинции. В отношении срока их службы и аттестации поступать точно так же, как и с обычными чиновниками.

6-я луна, 11-й день. Такая-но Мурадзи Кусумэ76 из уезда Фурути про­винции Кавати родила сразу трех мальчиков. Ей пожаловано 2 хики грубого шелка, 2 дзюн шелковой ваты, 4 тан полотна.

6-я луна, 15-й день. Провинция Ава преподнесла две сросшиеся вет­ви от разных деревьев77.

6-я луна, 22-й день. Во всех святилищах совершены приношения для испрашивания дождя. 

Осень, 7-я луна, 1-й день. Авата-но Асоми Махито, нижняя степень 4-го старшего ранга, вернулся из Китая. По прибытии в Китай один че­ловек спросил его: «Чьим послом ты являешься?» Он ответил: «Я посол страны Япония»78. Наш посол в свою очередь спросил: «В какой области я нахожусь?» Ему ответили: «Это провинция Яньчэн в округе Чучжоу в стране Дачжоу». [Махито] снова спросил: «Раньше эта страна называ­лась Великая Тан. Теперь же она называется Дачжоу. Отчего переимено­вали страну?» Ему ответили: «Во 2-м году Юн-чунь [683] скончался вели­кий император [Гао-цзун]. На престол взошла его супруга, она назвалась Чэншэнь Хуанди, а страну переименовала в Дачжоу». [Махито] закончил расспросы, и китайцы сказали нашему послу: «Нам часто доводилось слышать, что за восточным морем лежит великая страна Ямато. Ее назы­вают страной Конфуция, люди там богаты и веселы, там хорошо соблю­дается ритуал. Видим, что ты, посол, хорош обликом и одеждой79. [Так что услышанное нами] — чистая правда». Сказав так, они удалились.

7-я луна, 3-й день. Управление левой части столицы преподнесло белую ласточку. Провинция Симоса преподнесла белую ворону80.

7-я луна, 9-й день. Поскольку сезонные дожди не выпадали, отправ­лены посланники для вознесения молитв о дожде во всех святилищах.

7-я луна, 17-й день. Из государственных запасов выплачено жалова­нье серебром служащим Министерства кадров, отделов столичной шко­лы чиновников и придворных рангов81.

7-я луна, 19-й день. Оглашен указ: «Всем старикам в столице от 80 лет и выше пожаловать вспомоществование».

7-я луна, 21-й день. Совершены приношения святилищу Суминоэ.

7-я луна, 22-й день. Сакаибэ-но Сукунэ Морокоси, верхняя степень 5-го младшего ранга, посмертно пожалована верхняя степень 5-го старшего ранга. Одна четвертая часть наградного надела в 100 дворов, при­надлежавшего правому министру Абэ-но Асоми Миуси, 2-й младший ранг, передана его сыну Хиронива82, верхняя степень 5-го младшего ранга. Одна четвертая часть наградного надела в 40 дворов, принадлежавшего Таката-но Нииноми-но Обито, посмертно пожалованно­го верхней степенью 5-го младшего ранга, передана его сыну Обитона, без ранга.

8-я луна, 3-й день. Посол в Силла, Хата-но Асоми Хиронари, верхняя степень 5-го младшего ранга, вернулся из Силла.

8-я луна, 5-й день. В провинциях Исэ и Ига появилась саранча.

8-я луна, 28-й день. В провинции Суо дул сильный ветер. Он валил деревья и нанес ущерб урожаю.

Зима, 10-я луна, 5-й день. Оглашен указ, согласно которому в связи с плохой погодой, нанесшей ущерб урожаю, на этот год были отменены все повинности и зерновой налог83.

10-я луна, 9-й день. Авата-но Асоми Махито и другие [члены посоль­ства в Китай] были приняты государем. Хата-но Ая-но Тоору, верхняя степень 6-го старшего ранга, назначен послом в Силла.

10-я луна, 16-й день. Хата-но Ая-но Тоору84 пожаловано кабанэ Мияцуко.

11-я луна, 8-й день. Имубэ-но Сукунэ Кообито, верхняя степень 5-го младшего ранга, отправлен в великое святилище Исэ совершить при­ношения с помощью митэгура85, зеркала с изображением феникса86 и парчи с узором из птичьих гнезд.

11-я луна, 11-й день. Во всех храмах проведены поминальные служ­бы семисотого дня по бывшей государыне [Дзито].

11-я луна, 14-й день. Хикэта-но Асоми Сукунамаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, пожалована фамилия Абэ-но Асоми87. Авата-но Асоми Махито, нижняя степень 4-го старшего ранга, за его посольскую миссию в далекие земли пожаловано 20 тё полей в провинции Ямато и 1000 коку неочищенного риса.

11-я луна, 20-й день. Определено место для дворца Фудзивара-но. 1505 дворам тех людей, которые проживали в границах дворца, пожало­вано полотно в соответствующих количествах88.

12-я луна, 10-й день. Совершены приношения всем святилищам.

12-я луна, 20-й день. Дадзайфу доносило: «Минувшей осенью дули сильные ветры, валило деревья. Урожаю был нанесен ущерб».

Летом этого года в провинциях Ига и Идзу разразились болезни. Для оказания помощи туда были посланы лекари и лекарства.

[2-й год Кэйун, 705 г.]

2-й год, весна, 1-я луна, 15-й день. Во дворце был устроен пир для гражданских и военных чиновников из ста управ.

1-я луна, 19-й день. Принцу Аватима, без ранга, пожалована нижняя степень 4-го младшего ранга.

3-я луна, 4-й день. Государь отправился в отдаленный дворец Курахаси89.

3-я луна, 7-й день. Скончалась принцесса Тоёкуни, нижняя степень 4-го старшего ранга.

Лето, 4-я луна, 3-й день. Оглашен указ: «Хотя Нам не хватает добро­детелей и талантов, Мы вознеслись над принцами и сановниками. Добро­детельности Нашей [так мало], что Небо не откликается, гуманности [так мало], что она не достигает людей. И потому Инь и Ян пришли в беспоря­док, дождь и солнечное тепло приходят не вовремя, злаки не вызревают, народ страдает от голода. Каждый раз, когда думаем об этом, сердце пе­чалится. Для облегчения страданий народа повелеваем в пяти великих храмах читать сутру «Алмазного блеска». Повелеваем также во всех про­винциях Поднебесной не собирать в этом году проценты по рисовым ссу­дам, а заменительную натурооплату уменьшить наполовину»90.

4-я луна, 5-й день. Отправлены посыльные для инспекции всех про­винций Поднебесной.

4-я луна, 11-й день. Принцу крови 3-го разряда Осакабэ пожаловано 100 тё земель в провинции Этидзэн.

4-я луна, 17-й день. Оглашен указ: «Согласно закону о чиновниках, число старших государственных советников-дайнагон определено в че­тыре. Обязанности их равны обязанностям министра, ранг их выше ран­га министра. Обязанности старших государственных советников тяже­лы, дела их трудны, найти подходящего человека нелегко. А потому считаем целесообразным уменьшить их число до двух и учредить им в помощь трех средних государственных советников-тюнагон. Их обязан­ности таковы: доклады государю, оглашение указов, выяснение мнений нижестоящих, участие в работе Дадзёкан. Их ранг и довольствие опреде­лить в соответствии с соображениями, вытекающими из администра­тивного законодательства»91.

В ответ на этот указ Дадзёкан докладывал: «Обязанности среднего советника близки к обязанностям старшего советника, дела его трудны. А потому нецелесообразно присваивать ему низкий ранг и определять недостаточное довольствие. Просим разрешить присваивать среднему со­ветнику верхнюю степень 4-го старшего ранга и наделять их 200 кормо­выми дворами и 30 помощниками». Высочайшее согласие было получено.

Согласно ранее принятому законодательству, кормовые наделы для служительниц-унэмэ из всех провинций были упразднены. Теперь они были восстановлены.

4-я луна, 22-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн. Он на­значил92 на должность среднего государственного советника Авата-но Асоми Махито, нижняя степень 4-го старшего ранга, Такамуку-но Асоми Маро, нижняя степень 4-го старшего ранга, и Абэ-но Асоми Сукунамаро, верхняя степень 4-го младшего ранга. Накатоми-но Асоми Омимаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначен на должность левого старшего цензора. Окинага-но Махито Ою93, нижняя степень 4-го млад­шего ранга, назначен на должность правого старшего цензора. Симоцукэ-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен военным министром. Косэ-но Асоми Маро94, нижняя степень 4-го млад­шего ранга, назначен министром народных дел.

Дадзайфу предоставлено восемь колокольчиков для гонцов и 10 би­рок. Провинции Нагато предоставлено два колокольчика95.

5-я луна, 8-й день. Скончался принц крови 3-го разряда Осакабэ. Назначены ответственные за проведение похорон. Принц Осакабэ был девятым сыном императора Тэмму.

5-я луна, 9-й день. Оотомо-но Сукунэ Таути, нижняя степень 5-го стар­шего ранга, назначен управителем провинции Овари.

5-я луна, 25-й день. Хатаноая-но Мияцуко Тоору вернулся из Силла.

5-я луна, 27-й день. Совершены приношения всем святилищам для испрашивания дождя.

5-я луна, 28-й день. Дадзёкан докладывал: «В последние дни случи­лась засуха. [Листья растений] на полях и в садах обожжены и скручены. Хотя долгое время и молились о дожде, благословенный дождь не выпада­ет. Просим позволить достойным монахам из столицы и района Кинай провести моления о дожде, а также запретить торговлю на рынках и за­творить южные ворота»96. Высочайшее согласие было получено.

Осень, 7-я луна, 19-й день. Скончался старший государственный со­ветник Ки-но Асоми Маро, 3-й старший ранг. Он был сыном Уси, назначенного на должность помощника главных министров97 при государе из Ооми [Тэнти], того, которому был посмертно пожалован 3-й старший ранг.

7-я луна, 29-й день. В провинции Ямато поднялся сильный ветер. Он разрушал дома людей.

8-я луна, 11-й день. Оглашен указ: «Инь и Ян пришли в беспорядок, засуха продолжается более десять дней. Люди голодают, некоторые со­вершают преступления. Желая обновиться вместе с народом, объявляем великое помилование98. Прощаются все преступления, начиная от за­служивающих смертной казни и ниже, вне зависимости от тяжести преступления. Старикам99, больным, вдовцам и вдовам, сиротам и без­детным, всем, кто не может прокормиться сам, оказывается вспомоще­ствование в соответствующих размерах. Тех, кто совершил восемь тяж­ких преступлений100 и не подпадают под обычное помилование, из списка помилованных исключить. Подушную подать во всех провинциях следует сократить наполовину»101.

Послу в Китай Авата-но Асоми Махито пожалован 3-й младший ранг. Члены его посольства соответствующим образом повышены в ранге, и им пожалованы соответствующие подарки. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й младший ранг, назначен старшим государственным советником. Принц Мино, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен дайбу в провинцию Сэццу.

9-я луна, 5-й день. Принцу крови 2-го разряда Ходзуми объявлен указ  о назначении его представителем государя в Дадзёкан.

9-я луна, 9-й день. Святилище Ятагарасу помещено в уезд Уда про­винции Ямато102. Там совершены моления.

9-я луна, 20-й день. Тагима-но Махито Сакураи103, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Исэ.

9-я луна, 26-й день. Провинция Этиго преподнесла красную ворону. Чиновникам этой провинции и уезда, где обнаружено благоприятное знамение, пожаловано повышение в ранге на одну степень. Жители этого уезда освобождены от налогов и повинностей сроком на один год. Сисихито-но Оми Кунимоти, обнаружившему благоприятное знамение, пожалована нижняя степень 8-го младшего ранга. Кроме того, этим лю­дям пожалованы грубый шелк, вата, полотно и мотыги в соответствую­щих количествах. 

Зима, 10-я луна, 3-й день. Оглашен указ, согласно которому в пять округ (за исключением Санъёдо и Сайкайдо104) отправлены посыльные для оказания помощи старикам, престарелым и больным, вдовцам и вдовам, сиротам и бездетным старикам. Подушная подать на этот год уменьшена наполовину.

10-я луна, 30-й день. Посол Силла Кому Дзюкицу, ранг ильгильчхан, прибыл для поднесения дани.

11-я луна, 3-й день. Оно-но Асоми Кэно, верхняя степень 4-го стар­шего ранга, назначен министром Центра.

11-я луна, 4-й день. Тагима-но Махито Татэ, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен заведующим отделом жрицы в Исэ.

Оглашен указ, согласно которому принцам крови, принцам и сановни­кам были увеличены кормовые наделы в соответствующем размере. До этого времени чиновникам 5-го ранга полагались кормовые наде­лы. Теперь они заменены ранговым жалованьем.

11-я луна, 13-й день. Из всех провинций были призваны конные вои­ны для встречи посла из Силла. Ки-но Асоми Комаро105, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен командовать конницей.

11- я луна, 28-й день. Старший государственный советник Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й младший ранг, назначен по совместительству гла­вой Дадзайфу. Исикава-но Асоми Миямаро, нижняя степень 4-го младше­го ранга, назначен его заместителем.

12-я луна, 9-й день. Столичным храмам назначены временные кор­мовые наделы106 в соответствующих размерах.

12-я луна, 19-й день. Всем женщинам Поднебесной, за исключением служительниц Палаты небесных и земных божеств, отдела жрицы Исэ, а также престарелых женщин, приказано собирать волосы в пучок. (По­дробно изложено в прошлой хронике. Сейчас предписание повторено вновь)107.

12-я луна, 20-й день. Скончался принц Кадоно108, верхняя степень 4-го старшего ранга.

12-я луна, 27-й день. Принцу Ямасаки109, без ранга, пожалована ниж­няя степень 4-го младшего ранга. Принцам Нанива и Ато пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга. Нижняя степень 5-го младшего ранга пожалована: Микуни-но Махито Хитотари110 и Фудзивара-но Асо­ми Мутимаро111 — оба верхняя степень 6-го старшего ранга; Тадзихи-но Махито Ябэ, Сами-но Асоми Касамаро, Фудзивара-но Асоми Фусасаки — все нижняя степень 6-го старшего ранга; Накатоми-но Асоми Иваки, Кома-но Асоми Акимаро112, Сакамото-но Асоми Асомаро113, Тадзихи-но Махито Агатамори114, Абэ-но Асоми Ясумаро115 — все верхняя степень 6-го младшего ранга; Хата-но Асоми Хиромаро, Саэки-но Сукунэ Оноко116, Абэ-но Асоми Макими117, Тагути-но Асоми Хиромаро118, Косэ-но Асоми Кооходзи119, Ки-но Асоми Охито — все нижняя степень 6-го младшего ранга; Оотомо-но Сукунэ Оонута, верхняя степень 7-го старшего ранга; Сакаибэ-но Сукунэ Митамаро120, верхняя степень 6-го старшего ранга; Агатаинукаи-но Сукунэ Цукуси121, нижняя степень 6-го младшего ранга; Саканоуэ-но Имики Осикума и Фунэ-но Мурадзи Хадакацу—оба верхняя степень 6-го старшего ранга; Мино-но Мурадзи Киёмаро122, нижняя сте­пень 6-го младшего ранга.
 
В этот день посол Силла Кому Дзюкицу прибыл в столицу.
 
В этом году в 20 провинциях разразились голод и болезни. Для оказа­ния помощи туда были отправлены врачи и лекарства.
 
[3-й год Кэйун, 706 г.]
 
3-й год, весна, 1-я луна, 1-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн и принимал новогодние поздравления. Присутствовало также посольство Кому Дзюкицу из Силла. Охрана дворца осуществлялась осо­бым образом.
 
1-я луна, 4-й день. Посольство Силла преподнесло дань.
 
1-я луна, 7-й день. Для посольства Кому Дзюкицу устроен при дворе пир. В саду исполнялась иноземная музыка. Пожалованы соответствую­щие ранги и подарки.
 
1-я луна, 12-й день. Посольство Кому Дзюкицу отбыло в свое княже­ство. Им передано послание государя вану [Силла]. В нем говорилось: «Император почтительно сообщает вану Силла следующее. К нам прибы­ли послы Кому Дзюкицу, ранг ильгильчхан, и Кому Конко, ранг сачхан. Они преподнесли дань. С тех пор, как ты стал править страной, прошло много лет123. [И все это время] дань приносилась неукоснительно, послы приезжали один за другим. Преданность и верность были явлены, радо­сти Нашей нет конца. Начало весны выдалось холодным, но надеемся, что ты здоров, а в пределах твоей страны царят мир и спокойствие. В свя­зи с отъездом посольства передаем вышеозначенные чувства, а также дары нашей земли, перечисленные отдельно»124.
 
1-я луна, 17-й день. Определены правила награждения во время великой церемонии стрельбы из лука125. Принцам крови 2-го разряда, а также принцам и сановникам 2-го ранга за попадание одной стрелой в крайний круг мишени полагается 20 тан полотна, в средний круг — 25 тан полотна, в центральный круг — 30 тан полотна. Принцам крови 3-4-го разрядов и обладателям 3-го ранга за попадание одной стрелой в крайний круг мишени полагается 15 тан полотна, в средний круг — 20 тан полотна, в центральный круг — 25 тан полотна. Носителям 4-го ранга за попадание одной стрелой в крайний круг мишени полагается 10 тан по­лотна, в средний круг — 15 тан полотна, в центральный круг — 20 тан по­лотна. Носителям 5-го ранга за попадание одной стрелой в крайний круг мишени полагается 6 тан полотна, в средний круг — 12 тан полотна, в центральный круг — 16 тан полотна. При попадании в кожу полагается 0,5 тан полотна. При попадании второй стрелы в крайний, средний и цен­тральной круги, а также в кожу, вознаграждение увеличивать вдвое. Носителям 6-7-го рангов за попадание одной стрелой в крайний круг ми­шени полагается 4 тан полотна, в средний круг — 6 тан полотна, в цент­ральный круг — 8 тан полотна. Носителям 8-го и начального рангов за попадание одной стрелой в крайний круг мишени полагается 3 тан по­лотна, в средний круг — 4 тан полотна, в центральный круг — 5 тан по­лотна. При попадании в кожу полагается 0,5 тан полотна. При попадании второй стрелы в крайний, средний и центральный круги или в кожу воз­награждение увеличивать вышеуказанным образом. Носителям наград­ных рангов придворная одежда не полагается. Они приступают к стрель­бе после носителей соответствующего придворного ранга.
 
1-я вставная луна, 5-й день. Ина-но Махито Оомура, верхняя сте­пень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Этиго.
 
В столице, районе Кинай, в провинциях Кии, Инаба, Микава и Суруга разразились болезни. Для излечения туда отправлены лекари и лекарства.
 
В этот день во всех храмах и святилищах приказано провести уборку. Кроме того, приказано изловить воров и грабителей.
 
1-я вставная луна, 13-й день. Дань от Силла преподнесена великому святилищу Исэ и святилищам семи округ.
 
Оглашен указ: «Душевая подать, собираемая во всех провинциях и хра­нящаяся в Министерстве казны, должна быть постатейно обследована соответствующими служащими, а о результатах проверки должно быть доложено. Легкие вещи — грубый шелк, шелковая нить и вата из поступ­лений заменительной натурооплаты, хранившейся до сих пор в Мини­стерстве народных дел, — должны отныне храниться в Министерстве Казны126. При этом должны быть рассчитаны годовые потребности Министерства народных дел и соответствующее количество налоговых поступлений передано непосредственно туда».
 
1-я вставная луна, 20-й день. Ввиду разразившихся в Поднебесной болезней государь повелел провести моления богам неба и земли.
 
1-я вставная луна, 28-й день. Принцесса крови Идзуми отправилась в великое святилище Исэ.
 
2-я луна, 6-й день. Скончался глава Управления левой части столицы Оомива-но Асоми Такэтимаро, верхняя степень 4-го младшего ранга. За заслуги в год дзинсин государь посмертно пожаловал ему 3-й младший ранг. Он был сыном Токанэ, верхняя степень большого ранга цветка127.
 
2-я луна, 7-й день. Сезонное жалованье принца крови 2-го разряда Ходзуми, занимающего должность представителя государя в Дадзёкан, приравнено к сезонному жалованью правого министра.
 
2-я луна, 14-й день. Абэ-но Асоми Обитона, нижняя степень 5-го млад­шего ранга, назначен заместителем управителя Дадзайфу.
 
Ками-но Обито Катана, женщина из уезда Сагарака провинции Ямасиро, родила шестерых детей за три раза. В первый раз она родила двух мальчиков, во второй раз двух девочек, в третий раз — двух мальчиков. Относительно первой двойни был оглашен указ государя — их назначили оотонэри.

1-я луна, 16-й день. В семи провинциях — Кавати, Сэццу, Идзумо, Аки, Кии, Сануки и Иё — разразился голод. Оказано вспомощест­вование.

Оглашен указ: «Согласно законодательству, обладатели 3-го ранга и выше имеют право на кормовые наделы. Обладатели же 4-го ранга и ниже получают только ранговое сезонное жалованье. Кроме того, обладатели 4-го ранга имеют право на церемониальный зонт128, а обладатели 5-го ран­га такой привилегии лишены. Те, кто обладают зонтами, и те, у кого их нет, не должны получать одинаковое ранговое жалованье. Поэтому обладате­лям 4-го ранга должны предоставляться наделы в кормление.

Согласно законодательству, ранговые наделы принцев и сановников колеблются в следующих пределах: от 300 дворов для 1 -го старшего ранга и до 100 дворов для 3-го младшего ранга. Получается, что хотя ранг и вы­сок, а надел невелик. В связи с этим следует установить верхний предел в 600 дворов для 1-го старшего ранга, а нижний — в 80 дворов для 4-го младшего ранга». 
 
Кроме того, приняты установления в семи статьях.
 
Согласно административному законодательству, перемещение выс­ших должностных лиц осуществляется после прохождения аттестации один раз в шесть лет. При аттестации других чиновников срок увеличива­ется на два года с каждым рангом и достигает 12 лет. Это слишком долгий срок для ротации. Поэтому для каждого ранга следует уменьшить срок переаттестации на два года. (Это 1-я статья.)
 
В административном законодательстве есть положение о первой ат­тестации для получающих теневой ранг, однако руководство по приме­нению этого положения отсутствует. Отныне использование права тени и получение ранга должно сопровождаться рекомендацией и государе­вым указом. В иных случаях аттестация осуществляется по обычной процедуре. (Это 2-я статья.)
 
Согласно уголовному законодательству, чиновникам, лишенным ран­га, разрешается вновь получить ранг по истечении шести лет. Однако в административном законодательстве отсутствует руководство по про­цедуре повторного получения ранга по истечении шестилетнего срока после совершения преступления. После обсуждения следует принять по­ложение относительно возвращения ранга. (Это 3-я статья.)
 
Согласно административному законодательству, жители столицы и района Кинай облагаются душевой податью (по сравнению с жителями других провинций она уменьшена наполовину). Следует отменить нало­гообложение полотном отдельного человека и взимать подать с двора. Люди внутренних провинций любы Нам больше народа внешних провин­ций. Руководствоваться следующим принципом: взимать подушную по­дать с каждого двора в зависимости от количества тягловых мужчин, а сами дворы поделить на четыре разряда. Размер подати определить по­сле обсуждения вопроса [в Дадзёкан]. (Это 4-я статья.)
 
Согласно административному законодательству, с взрослых мужчин в качестве заменительной натурооплаты взимается 2 дзё и 6 сяку полот­на. Желаем снизить налог, чтобы искоренить бедность. А потому замени- тельная натурооплата должна быть снижена наполовину. В Дадзайфу заменительную натурооплату разрешается отменить. Однако если при проведении общественных работ обнаружится нехватка средств, следует после тщательного обдумывания принять мягкие решения, которые будут иметь силу вечного закона. (Это 5-я статья.)
 
Согласно административному законодательству, все — начиная от обладателей 1-го ранга и вплоть до простого народа — должны выращи­вать просо и сдавать его в амбары для бедняков. Содержимое этих амба­ров предназначается для пропитания нуждающихся в том, и запасы должны создаваться заблаговременно. Собирать у бедных и потом отда­вать им же противоречит здравому смыслу. Отныне следует собирать просо для пополнения амбаров только от зажиточных дворов, распреде­лять его среди нуждающихся и только среди них. В случае, если какой-то чиновник присвоит себе просо в количестве, превышающем 1 то, уволь­нять его в тот же день и наказывать в зависимости от количества похи­щенного. (Это 6-я статья.)
 
Согласно административному законодательству, принцы 5-й степени родства хотя и называются принцами, но не входят в крут родственников государя. Получается, что в настоящее время принцы 5-й степени род­ства хоть и зовутся принцами, но исключены из списков членов импера­торского рода и являются обычными сановниками. Любя родственников и сострадая им, испытываем бесконечную печаль по поводу того, что эти люди не внесены в списки [членов императорского рода]. Отныне пусть принцы 5-й степени родства входят в круг родственников государя, а их потомки также называются принцами. Все остальное оставить в законе без изменений. (Это 7-я статья.)
 
2-я луна, 22-й день. Кораблю «Саэки» пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга. (Это корабль, на котором путешествовал в Китай посол Авата-но Асоми Махито, 3-й младший ранг)129.
 
2-я луна, 23-й день. Государь отправился в Утиноно130.
 
2-я луна, 25-й день. Согласно государевым дополнениям к законам, принцы 5-й степени родства впервые облачились в одежды светло-лилового цвета131.
 
2-я луна, 26-й день. В столице и в районе Кинай расплодились воры и разбойники. Отобраны крепкие и сильные мужи, чтобы изловить их.

В этот день 19 святилищ в провинциях Каи, Синано, Эттю, Тадзима и Тоса были включены в список святилищ, которым делаются приноше­ния по случаю праздника испрашивания урожая. (Список приводится в «Дзинги канки»132.)
 
3-я луна, 13-й день. Жительница правой части столицы по имени Хэки-но Сутамэ родила троих мальчиков. Ей пожалованы одежда, еда и кормилица.
 
3-я луна, 14-й день. Оглашен указ: «Церемонии133 — основа Неба и Земли, они придают человеку форму. Добродетельность и человеколюбие распространяются церемониями, учение и правильные обыкновения формируются церемониями. Однако в последнее время облик и пове­дение многих чиновников стали сильно расходиться с церемониально- стью. Мало того. Исчезло различие между мужчинами и женщинами, день и ночь они проводят вместе. Слышим Мы также, что в столице и окрестностях распространяется страшная вонь. Это происходит отто­го, что ведомства наши досматривают за людьми не так, как то следует. Двум министерствам и пяти столичным воинским частям134 следует отрядить чиновников и воинов, чтобы учинить строгую проверку. Наруши­телей — наказать. В случае невозможности наказания следует записать обстоятельства и доложить наверх».
 
Оглашен другой указ: «Люди высокоранговые получают жалованье затем, чтобы не пахать. Они не должны мешать крестьянам заниматься земледелием. Вот почему князь Чжао Во (Чжао Гун) отдыхал под груше­вым деревом каранаси, а Гун Сю (Гун Сюи) по той же причине выдергивал в саду из земли овощи. В последнее время принцы и сановники захваты­вают горы и болота и не дают их обрабатывать. Сами не пашут и не сеют, соревнуются в алчности, зряшно не дают взрасти плодам земли. Если крестьянин станет собирать у них хворост или срезать траву, тут же от­бирают у него [корзину или серп], жестоко мучают. И это еще не все. Да­дут им один или два сэ земли, а они уже перевалили за вершину горы и провели границу в долине. Отныне и впредь все это запрещается. Од­нако если вокруг могил предков или вокруг домов людей на расстоянии в 20-30 бу посажены деревья и устроена роща, эти земли под запрет не подпадают».
 
Лето, 4-я луна, 29-й день. В провинциях Кавати, Идзумо, Бидзэн, Аки, Авадзи, Сануки и Иё разразились голод и болезни. Отправлены по­сланцы для оказания помощи.
 
5-я луна, 15-й день. Каваэ-но Асоми Отомаро из уезда Исикава про­винции Кавати преподнес белого голубя135. Ему пожаловано 5 хики гру­бого шелка, 10 мотков ниток, 20 тан полотна, 20 мотыг, 300 снопов риса.
 
6-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца136.
 
6-я луна, 4-й день. В столице и в районе Кинай приказано молиться знаменитым горам и большим рекам о ниспослании дождя.
 
6-я луна, 24-й день. Скончалась принцесса Ёдза137, нижняя степень 4-го младшего ранга.
 
Осень, 7-я луна, 11-й день. Косэ-но Асоми Таясу138, верхняя степень 4-го  младшего ранга, назначен министром кадров.
 
7-я луна, 20-й день. Каса-но Асоми Маро, нижняя степень 5-го млад­шего ранга, назначен управителем провинции Мино139.
 
7-я луна, 24-й день. В двух провинциях — Тамба и Тадзима — вспых­нули горные пожары. Туда были отправлены посыльные для совершения приношений богам Неба и Земли. Вдруг раздался раскат грома, и пожар сам собой прекратился. На горе Саминэ в уезде Ути провинции Ямато вспыхнул пожар. Его потушили.
 
7-я луна, 27-й день. Абэ-но Асоми Макими, младшая степень 5-го  младшего ранга, назначен управителем провинции Ямато.
 
7-я луна, 28-й день. Управитель провинции Суо по имени Хикэта-но Асоми Акинива, нижняя степень 7-го младшего ранга, преподнес белого оленя140
 
Во всех провинциях разразился голод. В шесть округ (за исключением Сайкайдо) отправлены посыльные для оказания помощи.
 
Из Дадзайфу докладывали: «В подведомственных девяти провинци­ях и на трех островах141 сначала была жара, потом поднялся сильный ветер. Деревья выворачивало с корнем, урожаю нанесен ущерб». Для проведения инспекции туда отправлены посланцы. Люди, наиболее пострадавшие от бедствия, освобождены от душевой подати и трудовой повинности.
 
8-я луна, 3-й день. Из провинции Этидзэн докладывали: «Не можем потушить горные пожары». Отправлены посыльные для совершения при­ношений местным богам и прекращения пожаров.
 
8-я луна, 21-й день. Мино-но Мурадзи Киёмаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен послом в Силла.
 
8-я луна, 29-й день. Принцесса крови 3-го разряда Таката142 направ­лена служить жрицей в великое святилище в Исэ.
 
9-я луна, 3-й день. Сакибэ-но Сукунэ Митамаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Микава.
 
9-я луна, 15-й день. В семь округ отправлены посланцы, чтобы уста­новить законы относительно полевого налога. Установлен налог в раз­мере 15 снопов с 1 тё земли143. Кроме того, назначены люди для несения трудовой повинности.

9-я луна, 25-й день. Государь отправился в Нанива144.

Зима, 10-я луна, 12-й день. Государь вернулся во дворец. Четыре че­ловека повышены в ранге на одну степень145: куни-но мияцуко из провин­ции Сэццу по имени Оосикоти-но Имики Ивамаро, верхняя степень 7-го младшего ранга; куни-но мияцуко из провинции Ямасиро по имени Ямасиро-но Имики Хомудзи146, нижняя степень внешнего 8-го младшего ранга; Нанива-но Имики Хаматари, верхняя степень 8-го младшего ран­га; Миякэ-но Имики Оомэ, нижняя степень 7-го младшего ранга.

10-я луна, 15-й день. 660 конных воинов из разных провинций, сопровождавших высочайший выезд, освобождены от заменительной натурооплаты, душевой подати и полевого налога.

11-я луна, 3-й день. Государь направил вану Силла послание: «Госу­дарь почтительно пишет вану. Обделенные способностями, Мы случайно оказались на троне. Нам стыдно, что не умеем выточить камень, поддер­живающий Небо; Мы получили зеркало и заняли трон с легкомыслием. До наступления темени забываем Мы вкусить пищи, тяжелые думы гнетут Нас. Не спим до глубокой ночи, печальные мысли одолевают Нас. Желаем, чтобы Небо покрывало, а Земля держала, чтобы гуманность распространялась до дальних границ [Поднебесной].

Ты, ван, пребываешь в стране, где в течение многих поколений народ жалели-миловали, откуда от чистого сердца и без перебоя посылаются корабли с данью, чем и оказывается Нам глубокое уважение. И желаем Мы, чтобы твоя страна стояла твердыней, чтобы распространялась там добродетель правителя вплоть до горных обиталищ оленей, чтобы крепо­сти стояли прочно, чтобы благословенные законы процветали, страна пребывала в покое и веселии, чтобы нравы были просты и мягки.

Наступили суровые холода. Как здоровье? С выражением вышеозна­ченных чувств посылаем посла Мино-но Мурадзи Киёмаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, и его заместителя Цусима-но Мурадзи Катасива147, нижняя степень 6-го младшего ранга. На этом заканчиваем».

11-я луна, 8-й день. Принц Ооти148, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Исэ.

12-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца149.

12-я луна, 6-й день. Принцесса крови 4-го разряда Таки отправилась в великое святилище в Исэ.

12-я луна, 9-й день. Оглашен указ, согласно которому всем мужчинам в Поднебесной предписано вместо хабакимо носить белые хакама150.

В этом году во всех провинциях Поднебесной свирепствовали болез­ни, многие умерли. Впервые изготовлены глиняные статуэтки коров, с пышностью проведен ритуал изгнания духов болезней151.

[4-й год Кэйун, 707 г.]

4-й год, весна, 1-я луна152.

2-я луна, 6-й день. Ввиду того, что во всех провинциях свирепствова­ли болезни, отправлены посыльные для проведения Великого очищения.

2-я луна, 19-й день. Оглашен указ, согласно которому всем принцам и сановникам от 5-го ранга и выше предписано обсудить вопрос о переносе столицы153.

2-я луна, 22-й день. Заместителю налогового отдела Куракаи-но Атаи Кохито, верхняя степень 6-го младшего ранга, пожаловано кабанэ Мурадзи.

2-я луна, 25-й день. Государь пребывал во дворце Дайгокудэн. Огла­шен указ о повышении в рангах. Соответствующее повышение даровано 110 человекам, начиная от принцев крови и кончая чиновниками 5-го ранга — как мужчинам, так и женщинам154. Кроме того, нижняя сте­пень 5-го младшего ранга пожалована: принцу Наоми, без ранга; Ки-но Асоми Морохито, верхняя степень 6-го младшего ранга; Такамуку-но Асо­ми Сикобути, Оварида-но Асоми Ясумаро, Оварида-но Асоми Якамоти, Камицукэ-но Асоми Катами — все нижняя степень 6-го младшего ранга; Такахаси-но Асоми Камимаро, нижняя степень 7-го старшего ранга; Накатоми-но Асоми Хитотари155, Хэгури-но Асоми Ясумаро156 — оба нижняя степень 6-го младшего ранга; Коси-но Мурадзи Муракими157, Кунимаги-но Имики Ясима, Хатаноая-но Мияцуко Тоору.

3-я луна, 2-й день. Заместитель посла Косэ-но Асоми Оодзи, нижняя степень 5-го младшего ранга, вернулся из Китая158.

3-я луна, 22-й день. Симоцукэ-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, подал прошение о том, чтобы изменить фамилию Симоцукэ-но Асоми Ивасиро на Симоцукэ-но Кавати Асоми Ивасиро. Прошение удовлетворено159.

3-я луна, 26-й день. 23 провинциям, включая Сэццу и Кавати, выданы клейма для клеймения жеребцов и телят на государственных пастбищах.

Лето, 4-я луна, 13-й день. В связи с годовщиной смерти принца кро­ви Хинамиси этот день впервые объявлен в стране днем траура.

4-я луна, 15-й день. Оглашен указ: «Возвещается повеление государе­во: Службу ты, Фудзивара-но Асоми [Фухито], не только нынче несешь. Служил ты и в царствования государей многих, о коих молвят с трепетом, затем Нашим приближенным сделался. С сердцем светлым и чистым Нам служил и споспешествовал во всем, и мыслим Мы, что было то и тяжким, и трудным. Но если Мы слишком долго раздумывать станем, то не будет ли то похоже на немилость? Мы же всегда [твои радения] прилежными и многотрудными почитали, — так возвещается. И отец твой, Фудзивара-но Ооми [Каматари], что служил государю, о коем молвят с трепетом, пра­вившему Поднебесной из великого дворца Нанива160, нес службу свою, подобно Такэути-но Сукунэ Микото161, и государь его наградами и лаской жаловал. Посему повелевается: взяв за образец то, что в законах написа­но, законам согласно, жалуем тебе вотчину в пять тысяч дворов, дабы долго и далеко, отныне и впредь, по наследству она передавалась. И сему повелению реченному все внимайте — так возглашаем»162.

Однако [Фудзивара-но Фухито от кормового надела] отказался. Тогда количество пожалованных ему дворов было уменьшено на три тысячи и составило две тысячи с правом передачи потомкам одной тысячи дворов.

Оглашен еще один указ, согласно которому увеличены кормовые наде­лы в соответствующем количестве лицам, начиная от принцев крови и кончая обладателями 4-го ранга, а также принцессам крови и принцес­сам, младшим женам государя и мёбу163.

4-я луна, 29-й день. В Поднебесной разразились болезни и голод. Оглашен указ, в соответствии с которым оказано вспомоществование. В самом тяжелом положении оказались провинции Тамба, Идзумо и Ивами. Совершены приношения всем святилищам. Кроме того, в храмах столицы, района Кинай и в провинциях читались сутры.

Ямада-но Фухито Миката, нижняя степень 6-го старшего ранга, за его ученость были пожалованы полотно, мотыги, соль и неочищенный рис164.

5-я луна, 2-й день. Военное министерство впервые представило табель посещения двора и выходов на службу обладателей 5-го ранга и выше, служащих в пяти частях дворцовой гвардии. Табель передан в Дадзёкан165.

5-я луна, 8-й день. Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Кавати.

5-я луна, 15-й день. Грубый шелк, вата, полотно, мотыги и неочищен­ный рис в соответствующих количествах пожалованы: Косэ-но Асоми Оодзи, нижняя степень 5-го младшего ранга, Камо-но Асоми Кибимаро, верхняя степень 7-го младшего ранга, и Ики-но Мурадзи Комаро, нижняя степень 8-го младшего ранга. Все они являлись членами посольства в да­лекую страну [Китай].

5-я луна, 16-й день. Провинция Мино докладывала: «Муракуни-но Мурадзи Тосимэ родила разом трех девочек». Ей пожаловано 40 коку не­очищенного риса и кормилица.

5-я луна, 21-й день. В районе Кинай разразились ливни, они нанесли ущерб посадкам риса. Отправлены посланники для предоставления бес­процентного займа риса.

5-я луна, 26-й день. Нисикори-но Тора166 из уезда Нака провинции Сануки, Мибу-но Иотари из уезда Сида провинции Муцу и Косэбэ-но Катами из уезда Ямато провинции Тккуго пожаловано по одному комплекту одежды, соль, и неочищенный рис. Когда они отправились на спасение Пэкче167, наша армия не сумела одержать победу. Тора и другие [воины] были пленены воинами армии Тан, их обратили в рабство. Они освободи­лись по прошествии более 40 лет. Им удалось повстречаться с посольст­вом Авата-но Асоми Махито и вместе с ним вернуться обратно. Пожалова­ния сделаны им в утешение за выпавшие на их долю страдания.

5-я луна, 28-й день. Мино-но Мурадзи Киёмаро168, нижняя степень 5-го младшего ранга, а также Гкхо169, Шки, Соею, Дзидзё и Дзётаиу — мо­нахи, находившиеся на обучении [в Силла], вернулись из Силла.

6-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца.

6-я луна, 15-й день. Государь [Момму] скончался. Он завещал: «Опла­кивать три дня, траурные одежды носить один месяц»170.

6-я луна, 16-й день. Ответственными за проведение церемоний во временной усыпальнице покойного государя назначены: принц крови 3-го разряда Сики, принц Инуками, нижняя степень 4-го старшего ранга, Оно-но Асоми Кэно, верхняя степень 4-го старшего ранга, Саэки-но Сукунэ Момотари, верхняя степень 5-го младшего ранга, и Кифуми-но Мура­дзи Хондзира. Оплакивание и сроки соблюдения траура были определе­ны согласно завещанию государя. Поминальные службы от 7-го до 49 дня решено проводить в четырех главных храмах171.

Зима, 10-я луна, 2-й день. Ответственными за сооружение погре­бального костра назначены: принц крови 2-го разряда Ниитабэ, Абэ-но Асоми Сукунамаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, Саэки-но Суку- нэ Оомаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, и Ки-но Асоми Охито, нижняя степень 5-го младшего ранга. Ответственными за сооружение усыпальницы назначены: Симоцукэ-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, Хадзи-но Сукунэ Уматэ, верхняя степень 5-го стар­шего ранга, Тами-но Имики Хиробу, нижняя степень 5-го младшего ранга, Исоноками-но Асоми Тоёнива, верхняя степень 5-го младшего ранга и Фудзивара-но Асоми Фусасаки, нижняя степень 5-го младшего ранга. Ответственными за подготовку траурных одежд назначены: принц Ину­ками, нижняя степень 4-го старшего ранга, Унэмэ-но Асоми Хирабу, верх­няя степень 5-го младшего ранга, Тадзихи-но Махито Миямаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, Кифуми-но Мурадзи Хондзира, нижняя степень 5-го младшего ранга и Мэта-но Кими Ходзо, нижняя степень 5-го младшего ранга.

11-я луна, 12-й день. Тагима-но Махито Тйтоко, верхняя степень 4-го младшего ранга, возглавил траурную процессию и произнес про­щальное слово. Государю было присвоено посмертное имя Яматонэко Тоёодзи-но Сумэрамикото. В этот день его тело предано огню на холме Асука.

11-я луна, 6-й день. Государь похоронен в усыпальнице Хинокумаако.

Конец третьего свитка

Комментарии

1. Настоящая публикация третьего свитка хроники «Сёку нихонги» является продолжением нашего перевода: Мещеряков А. Н. Хроника «Сёку нихонги». Сви­ток 1 // Политическая культура древней Японии. Труды Института восточных культур и античности. Вып. VII. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2006. С. 7-65; Хроника «Сёку нихонги». Свиток 2 // История и куль­тура традиционной Японии 2. Труды Института восточных культур и античности. Вып. XXIX. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2011. В первой публикации приводятся все обстоятельства составления хроники и принципы нашего перевода. Реалии, откомментированные в первом и втором свитках, в настоящей публикации больше не комментируются.
2. Отмена этой церемонии была обусловлена трауром по отрекшейся импе­ратрице Дзито.
3. Второй сын Фухито, основатель северного дома Фудзивара-но. Фусасаки до­служился до должности левого министра и 1-го старшего ранга, посмертно ему была присвоена должность (титул) Равного министра. В «Кайфусо» имеется три его стихотворения, в «Манъёсю» — одна песня.
4. Дослужился до верхней степени 4-го старшего ранга и должности садайбэн (левого главного цензора). В 722 г. сослан на остров Идзу по ложному обвинению в заговоре (Ёро, 6-1-20).
5. Дослужился до верхней степени 5-го младшего ранга, был управителем про­винции Симоса, служил в Министерстве народных дел.
6. Дослужился до нижней степени 5-го младшего ранга. Согласно «Синсэн сёдзироку», род Хата-но Махито происходил от одного из сыновей государя Одзин.
7. За критику государыни Гэнсё сослан на остров Садо (Ёро, 6-1-20), но затем ему было разрешено вернуться в столицу (Тэмпё, 12-6-?). В «Манъёсю» — две его песни. Согласно «Синсэн сёдзироку», род Ходзуми-но Асоми имел с родом Исоно-ками-но Асоми одного и того же божественного предка — потомка в 5-м колене божества Камуниниги-но Хаяхи-но Микото.
8. Обращает на себя внимание тот факт, что, хотя инспекцию осуществляли мо­лодые низкоранговые чиновники, все они происходили из весьма знатных родов.
9. Известен также как храм Кавара. Расположен в окрестностях Нара. Легенды связывают его основание с именем Сога-но Умако или же государыни Саймэй, но археологические раскопки 1957-1958 гг. показали, что, скорее, он был основан в правление ТЪнти. В «Нихон сёки» имеется несколько упоминаний об этом храме (Хакути, 4-6-0; Тэмму, 2-3-17, 14-8-13, 14-9-24; Сютё, 1-5-24, 1-12-19).
10. К этому дню прошло 14 дней со времени кончины Дзито. Буддийские поми­нальные службы устраиваются через 7, 14, 49 и 100 дней после кончины.
11. Чиновники, ответственные за соблюдение церемониала.
12. Первое упоминание о должности тидайсёкандзи, назначения на которую производились до 745 г. Назначенцами являлись, как правило, принцы крови. Сам государь в заседаниях Дадзёкан участия не принимал. Учреждение этой должности обычно рассматривается в контексте борьбы императорского рода за расширение своих властных полномочий.
13. Мамута-но Тарусима кабанэ Мурадзи уже было пожаловано ранее (Момму, 2-8-1).
14. Количество сообщений об увеличении количества писцов в администра­тивном аппарате заметно увеличивается начиная с 1-го года Вадо (708 г.), что свидетельствует об укоренении письменности в качестве действенного инстру­мента управления. Данное сообщение, вероятно, имеет прямое отношение к предпринятому во 2-м году Тайхо составлению подворных списков в Сайкайдо (частично сохранились до сегодняшнего дня). Согласно законодательству, стан­дартное количество писцов в Дадзайфу составляло 28 человек.
15. Сутра «Дайханнякё» — санскр. «Махапраджняпарамита сутра».
16. В соответствии с синтоистскими представлениями, тело Дзито находилось во временной усыпальнице (могари-но мия). Данная запись свидетельствует о про­цессе контаминации синтоистских и буддийских представлений и ритуалов.
17. Потомок выходцев из Koгурё.
18. Причины объявления помилования неясны.
19. Согласно «Самкук саги», корейский государь Хёсо скончался в 7-й луне 702 г. (КимБусик. Самкук саги. Летописи Силла / Пер. М. Н. Пака. М.: Восточная лите­ратура, 2001. Т. 1. С. 209.
20. О назначении этого посольства см.: Тайхо, 3-9-22.
21. В это время занимал должность старшего государственного советника (дайнагон).
22. В НС (Дзито, 7-4-22) сообщается, что Оотомо-но Охито был понижен в ранге за казнокрадство.
23. Совмещение этих двух должностей было распространенной практикой.
24. 670 г. См.: НС, Тэнти, 9-2-0.
25. Непосредственной причиной появления данного указа являлось составле­ние новых подворных списков, законченных к 5-й луне 3-го годаТайхо. Предпола­гается, что в новых списках, представленных провинциями, было много измене­ний в отношений фамилий и кабанэ, что делало пользование ими затруднитель­ным (СНКБТ. Т. 1. С. 355-356).
26. Дослужился до управителя правой части столицы, получил нижнюю сте­пень 4-го младшего ранга. Род Ина (Вина) возводил свою родословную к импера­тору Сэнка.
27. Предполагается, что данное ритуальное мероприятие могло иметь связь с ритуалом Урабон — поминовением усопших предков (15-й день 7-й луны).
28. См. о нем: НС, Тэмму, 1-6-24. Род Тами — потомки переселенцев из Китая, прибывших в Японию в правление императора Одзин.
29. См. о нем: НС, Тэмму, 1-6-24. РодТакада — потомки переселенцев из Когурё.
30. Принадлежал к царскому роду переселенцев из Пэкче. В НС сообщается, что он (принц Янъу) оплакивал и произносил прощальное слово на похоронах импе­ратора ТЪмму от имени своего отца—принца Сонгван (Сютё, 1-9-30). Дослужился до нижней степени 4-го младшего ранга. Скончался в 738 г.
31. Хорэн был выходцем из этой провинции. См. о нем также: Ёро, 5-6-3.
32. Дослужился до левого цензора и 3-го младшего ранга. Скончался в 714 г.
33.   Сохранилась урна с прахом Оомура. Там указано, что он был потомком императора Сэнка. В правление Момму занимал должность сёнагона, затем был назначен управителем провинции Этиго, где и скончался в 708 г. в возрасте 46 лет. Перевод этой надписи см. в работе: Родин С. А. Японские эпитафии-боси. История и культура традиционной Японии 2. Труды института восточных куль­тур и античности. Вып. XXIX. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2011. С. 70-130.
34. Дзито была первой из царствующих особ, подвергшихся кремации.
35. В списке должностных лиц, ответственных за проведение похорон Дзито, отсутствует чиновник, занимающийся сооружением усыпальницы, поскольку Дзито была подхоронена к ее мужу Тэмму.
36. Соответствует корейской (силланской) фамилии Ким, что указывает на корейские корни Рюкан.
37. Хитотари, вероятно, исполнял обязанности заместителя посла.
38. Это распоряжение является подготовительной мерой по введению системы «теневых рангов».
39. Видимо, имеется в виду совмещение должностей начальников левой и пра­вой управ дворцовой гвардии.
40. Произнесение «прощального слова» (синобигото) входило в качестве обяза­тельного элемента в обряд похорон по синтоистскому образцу. Титоко также про­износил речи на похоронах Тэмму (НС, Дзито, 2-11-11) и Момму (Кэйун, 4-11-12).
41. Посмертное имя «японского типа». Означает: Великое Ямато — корни (на которых держится Ямато) — широкая равнина — госпожа.
42. Совр. холм Асука, уездТакаси, префектура Нара.
43. 684-729. Внук императора ТЪмму, сын принца Такэти. Дослужился до 2-го старшего ранга, В 724 г. получил должность левого министра. В 729 г. в результате интриг рода Фудзивара-но обвинен в государственной измене, колдовстве. Вме­сте с супругой и сыновьями покончил жизнь самоубийством. В «Манъёсю» со­держится пять его песен, в «Кайфусо» — три стихотворения. В Нара археологами обнаружена его усадьба.
44. Вышеназванным принцам ранг был присужден благодаря «праву тени».
45. Род Вакаинукаи принадлежал к потомкам божеств, его члены традиционно были охранниками одних из дворцовых врат.
46. В 713 г. ему пожалована нижняя степень 5-го старшего ранга.
47. Впоследствии ему была пожалована нижняя степень 5-го старшего ранга.
48. Дослужился до верхней степени 5-го старшего ранга, занимал должности управителей провинций Тамба и Муцу.
49. Род Адзуми — тип родства — синбэцу, в древности относился к категории томо-но мияцуко, в его ведении находились жители побережья (рыбаки). Соглас­но тексту «Такахаси-удзи буми», род Адзуми претендовал на то, что его предки ста­ли обслуживать государев стол раньше, чем род Такахаси, однако эти сведения были сочтены подделкой и с 792 г. род Адзуми был отстранен от обслуживания государева стола.
50. Дослужился до верхней степени 5-го старшего ранга, был управителем провинции Оми. В «Кайфусо» имеется одно его стихотворение. Род Унэмэ — тип родства синбэцу.
51. Составитель «Кодзики». Дослужился до нижней степени 4-го младшего ран­га и должности министра народных дел, скончался в 723 г. В 1979 г. обнаружена его могила. Род Оо — тип родства кобэцу.
52. Дослужился до должности военного министра, обладал нижней степенью 4-го старшего ранга. В «Кайфусо» имеется одно его стихотворение. Скончался в 728 г.
53. Дослужился до верхней степени 5-го старшего ранга, был управителем про­винции Кодзукэ, начальником правой дворцовой гвардии. В «Манъёсю» цмеются две его песни. Род Тагути — ветвь рода Сога, тип родства кобэцу.
54. Дослужился до верхней степени 4-го младшего ранга и должности правого старшего цензора. В связи с болезнью императрицы Пэммэй принял монашество. В «Манъёсю» содержится семь его стихотворений. Тип родства — кобэцу.
55. Дослужился до верхней степени 4-го младшего ранга. Скончался в 718 г.
56. Дослужился до нижней степени 4-го старшего ранга и должности левого главного цензора.
57. Дослужился до верхней степени 5-го старшего ранга. Род Сонэ — тип род­ства синбэцу, ветвь рода Мононобэ.
58. Дослужился до нижней степени 5-го старшего ранга, занимал должность управителя провинции Тамба. Род Сада — потомки выходцев из Китая, тип род­ства сёбан.
59.  Род Ками-но Сугури — тип родства сёбан (выходцы из Китая).
60. Род Утэна — потомки выходцев из Китая, тип родства сёбан.
61. Сын императора Тэмму, скончался в 715 г., будучи обладателем 1-го разря­да. В «Манъёсю» имеется пять его стихотворений.
62. Сын императора Тэмму, скончался в 735 г. В это время — обладал 1-м раз­рядом, занимал должность тидайдзё кандзи. Являлся руководителем проекта по составлению «Нихон сёки». Его сын, принц Ои, стал императором Дзюннин. В «Манъёсю» имеется три его стихотворения.
63. Дочь императора Тэнти. В «Манъёсю» имеется одно ее стихотворение.
64. ?-724. Наложница императора Тэмму, мать принца Ходзуми.
65. Оба поименованных уезда относятся к категории «священных» («божест­венных» — сингун). В этих уездах все налоги оставались в ведении синтоистского святилища (в данном случае — великого святилища Исэ).
66. Данное церемониальное приветствие (хидзамадзуки), по всей вероятности, относилось к чисто японским обыкновениям. Человек сидел на коленях и при­жимал обе руки к полу. Этот обычай фиксируется и в «Вэй-чжи», и в «Нихон сёки». Однако начиная с правления Котоку в придворный обиход входит «стоячее» при­ветствие на китайский манер. В правление ТЪмму провозглашается запрет на «хидзамадзуки» (Тэмму, 11-9-2). Данное сообщение свидетельствует, что отказ от традиционной формы приветствия происходил с трудом. «Хидзамадзуки» можно наблюдать (хотя и достаточно редко) и в современной Японии.
67. Данное затмение из столицы Фудзивара-но непосредственно не наблю­далось.
68.  Не совсем понятно, что имеется в виду под «дворцовым жрецом» (оомиядзи). В чиновничьей номенклатуре «Рицурё» эта должность отсутствует. Предполага­ется, что это были жрецы, находившиеся непосредственно при императоре.
69. См. примеч. 1-49.
70. Фамилия Ками-но Сугури относится к эмигрантским, однако относительно Ато в «ССР» указывается, что они относятся к потомкам божеств. Изменение «эми­грантских» фамилий на «японские» служило средством повышения статуса для потомков выходцев из Кореи и Китая.
71. Чудесное облако относится к благоприятным знакам (знамениям) высшей степени, появление которого может приводить к принятию нового девиза прав­ления.
72. Наряду со столичными подразделениями («гвардией») эфу, гундан составля­ли основу армии. Согласно законодательству, одна часть состояла из 1000 чело­век, однако в реальности гундан были разделены на три категории (видимо, в за­висимости от количества населения в данной провинции): «большие» (более тысячи человек), «средние» (от 600 до 1000) и «малые» (до 500 человек). Воинов на­бирали из крестьян, они находились на самообеспечении (как оружием, так и про­довольствием). Закон предписывал призывать одного рекрута от трех взрослых мужчин, но ныне показано, что обычно рекрутировался один человек от одного двора. Набор осуществлялся под началом управителя провинции. Часть воинов отправлялась на службу в столицу сроком на один год. Часть отправлялась в округ Сайкайдо в качестве «пограничников». Остальные рекруты были приписаны к гундан, которые находились в непосредственном подчинении у управителя про­винции. В законах не поясняется, на каких условиях несли службу призывники, но данный указ дает об этом некоторое представление. Из указа явствует, что в мирное время, за исключением десятидневных сборов, воины занимались обыч­ным крестьянским трудом. По сравнению с организацией армии в Китае, в Япо­нии наблюдаются определенные отличия. Главными из них были следующие. 1. Японская армия была рассредоточена по всей стране, в то время как китайская концентрировалась в основном в столицах и их окрестностях. 2. Если в Китае ар­мия непосредственно подчинялась Центру и местные власти не имели к ней ника­кого отношения, то в Японии была велика роль управителя провинции. 3. Все офицеры в китайской армии присылались и назначались из Центра, а в японской армии офицерами служили представители местной знати.
При организации армии японская власть исходила из опасения вторжения из Китая или Силла. Однако в связи с ослаблением Китая во второй половине VIII в. такие опасения отпали. Вместе с ними отпадает и надобность в большой армии. В связи с этим в 792 г. система гундан ликвидируется повсюду за исключением
Митиноку (Муцу), Дэва, Садо и Дадзайфу. Вместо гундан учреждаются небольшие воинские подразделения. В 926 г. войска были упразднены и в Дадзайфу.
73. Непонятна периодичность такого рода учений. Исследователи склоняются к мнению, что в учениях участвовали все части по очереди, и, таким образом, оче­редь для учений данной части наступала через каждые сто дней.
74. Вероятно, у управителей провинций возникало искушение использовать воинов для своих хозяйственно-строительных нужд.
75. Таким образом, практика, впервые разрешенная в округе Сайкайдо (см. Тайхо, 3-8-5), получает повсеместное распространение.
76. Род Такая-но Мурадзи — тип родства «синбэцу».
77. Благоприятный знак низшей степени.
78. Словом «Япония» переведен бином Нихон (так же называется и современная Япония). Переименование страны с Ямато на Нихон было обусловлено несколь­кими причинами. 1. Китай не признавал права на переименование в тех странах, которых он считал своими вассалами. Таким образом, объявление о переименова­нии было равносильно провозглашению полной независимости от Китая. Следует помнить также, что посольство Махито отправилось в Китай сразу же после составления законодательного свода «Тайхо рицурё» (страны-вассалы, например Силла, были обязаны пользоваться Танским законодательством) и введения соб­ственного девиза правления Тайхо (страны-вассалы пользовались китайскими девизами правления). 2. Прежде китайцы записывали название Ямато иеро­глифом, одно из значений которого — «карлик». В связи с этим китайская хрони­ка «Цзю тайшу» утверждала, что старое название страны японцам «не нравится». 3. В описываемое «СН» время происходит усиление культа японского «императора» и прародительницы императорского рода богини солнца Аматэрасу. Бином «Ни­хон» состоит из иероглифов, которые трактуются как «Присолнечная [страна]».
С этого времени в дипломатических документах используется только термин «Нихон». Однако внутри страны это название используется наравне с «Ямато». Что до этнонима «японцы» (нихондзин), то случай его первого употребления впервые фиксируется только в XII в. («Удзи сюи моногатари», XX-19). Подроб. см.: Мещеря­ков А. Н. Ямато и Япония: процессы формирования государственной идентично­сти в период Нара (международный аспект) // Восток. 1999. № 3. С. 16-24. Широ­кое же употребление термин «нихондзин» получает только в период Мэйдзи.
79. «Цзю тайшу» отзывается о Махито так: «Махито любит читать классические сочинения, прилепился к текстам, толкует их. Хорош обликом». Под «обликом» здесь понимается умение «правильно» одеваться и вести себя. Однако утвержде­ние о том, что китайцы якобы именовали Японию «страной Конфуция», следует, безусловно, воспринимать с долей скепсиса.
80. Белая ворона — благоприятный знак средней степени. Считалось, что во­рона — солярный символ.
81. Причины этой нерегулярной (разовой) выплаты неясны.
82. Впоследствии занимал должности министра двора, левого главного цензо­ра, советника-санги, среднего государственного советника. Скончался в 732 г. В «Манъёсю» — четыре стихотворения, в «Кайфусо» — два.
83. Согласно законодательству, освобождение от повинностей и полевого нало­га применялось в случае, если ущерб превышал 80 процентов урожая.
84. Согласно «ССР», Хата-но Ая-но Мияцуко, является потомком китайского (вэйского) императора Вэнь-ди.
85. Митэгура — стандартное приношение синтоистским божествам. Представ­ляет собой палочку с закрепленными на ней полосками белой ткани или бумаги.
86. Несколько подобных зеркал хранятся в настоящее время в сокровищнице святилища Исэ.
87. Данная перемена фамилии связана с недавней смертью главы фамилии Абэ — Абэ-но Асоми Миуси. Семья Хикэта была ответвлением рода Абэ. Через не­которое время и другие носители фамилии Хикэта также получат фамилию Абэ- но Асоми.
88. Данная запись не находит удовлетворительного толкования, ибо дворец Фудзивара-но был построен 10 лет назад. Возможно, имеется в виду определение списка тех людей, которые ранее проживали на территории дворца.
89. Совр. город Сакураи, префектура Нара.
90. Данный указ исходит из китайской концепции верховной власти, согласно которой правитель несет прямую ответственность за природные катаклизмы, возникающие как возмущение Неба неправедностью правителя. Под «пятью ве­ликими храмами» разумеются Дайандзи, Якусидзи, Гангодзи, Гуфукудзи и Ситэннодзи (или Ямададэра).
91. При провозглашении «Тайхорё» на должность старшего государственного советника (дайнагон) были назначены Исоноками Маро, Фудзивара-но Фухито и Ки-но Маро (Тайхо, 1-3-21). После того как Исоноками Маро стал правым ми­нистром (Кэйун, 1-1-7), две должности дайнагона остались вакантными. Долж­ности среднего советника (тюнагон) в чиновничьей номенклатуре «Рицурё» не существовало.
92. Хотя присвоение ранга происходило по китайскому образцу с помощью вручения письменного документа, назначение на высшие должности было уст­ным — перед присутствующими и императором оглашалось имя назначаемого и его новая должность.
93. В правление Дзито был послом в Силла. Впоследствии занимал должности военного министра, главы левой части столицы. Дослужился до верхней степени 4-го младшего ранга. Скончался в 712 г.
94. Дослужился до среднего государственного советника и младшего 3-го ран­га. Скончался в 717 г.
95. Колокольчики вручались чиновникам в качестве предмета, удостоверяю­щего их право на пользование почтовыми станциями и лошадьми на основных дорогах, ведших из столицы в регионы. Бирки удостоверяли право на пользова­ние государственными лошадьми внутри провинций. Эти лошади (дэмма) содер­жались возле строений управлений уездами. Особое внимание, уделяемое в дан­ном случае Дадзайфу и Нагато, объясняется, видимо, их близостью к континенту и их ролью при встрече послов, опасениями агрессии, собственными планами по вторжению в Корею.
96. Запрет торговли на рынках и закрытие южных ворот—китайские по своему происхождению меры, направленные на прекращение засухи.
97. См.: НС, Тэнти, 10-1-5.
98. Стандартное выражение китайских указов о помиловании. Считалось, что ее объявление способствует приливу жизненных сил как у прощенного народа, так и и у самого государя.
99. К категории «стариков» могли относить лиц старше 70 или 80 лет.
100. К восьми тяжким преступлениям относятся заговоры, мятежи, неповино­вение властям в различной форме, массовые убийства.
101. Начиная с этого указа все указы о «больших помилованиях» целиком стро­ятся по китайскому образцу и состоят из четырех пунктов: причины помилова­ния, не подпадающие под помилование преступления, оказание вспомощество­вания, освобождение от налогов.
102. Святилище Ятагарасу носит имя ворона, который указывал путь легендар­ному первоимператору Дзимму в его походе. См.: НС, Дзимму, предварительные записи. Святилище расположено в нынешней префектуре Нара.
103. Дослужился до нижней степени 4-го младшего ранга. Скончался в 715 г.
104. Причины исключения двух округ из этой благотворительной акции неясны.
105. В «Кайфусо» имеется два его стихотворения.
106. Срок пользования временными кормовыми наделами — пять лет и меньше.
107. Собирание волос в пучок — китайская манера прически. В Японии перво­начально было принято распускать волосы. Под «прошлой хроникой» имеется в виду НС, где впервые устанавливаются подобные предписания (Тэмму, 11-4-23, Сютё, 1-7-2).
108. Сын императора Тэнти. В «Кайфусо» — два его стихотворения.
109. Скончался в 723 г. В «Кайфусо» (там сказано, что он занимает должность министра наказаний и обладает нижней степенью 4-го младшего ранга) — одно его стихотворение, в «Манъёсю» — три (одно нагаута и два танка).
110. Дослужился до нижней степени 5-го старшего ранга. В «Манъёсю» — одно его стихотворение. Род Микуни — тип родства синбэцу.
111. Старший сын Фухито, основатель южной ветви рода Фудзивара-но. Скон­чался в 738 г. в должности левого министра (обладал 1-м старшим рангом).
112. Дослужился до управителя провинции Хитати и нижней степени 5-го стар­шего ранга. Фамилия Кома была впоследствии изменена на Абэ (Вадо, 4-12-12).
113. Дослужился до верхней степени 5-го младшего ранга, занимал должность управителя провинции Микава.
114. Дослужился до должности тюнагон и 3-го старшего ранга. Скончался в 737 г.
115. Был управителем провинции Тамба, дослужился до нижней степени 4-го младшего ранга. Упоминается в «Тоси кадэн».
116. Упоминается в НС в связи с событиями года дзинсин. Позднее занимал должность управителя провинции Ямато, дослужился до верхней степени 5-го младшего ранга.
117. Впоследствии — управитель провинций Ямато и Этиго.
118. В «Манъёсю» имеется танка (№ 427), сочиненная Осакабэ Таримаро по случаю смерти Тагути Хиромаро.
119. Впоследствии занимал должность управителя провинции Иё, обладал верхней степенью 5-го младшего ранга. О его родословной см.: Тэмпё ходзи, 5-4-9.
120. Впоследствии — управитель провинций Микава и Ямасиро.
121. Дослужился до нижней степени 4-го младшего ранга, скончался в 724 г.
122. В 706 г. назначен послом в Силла, впоследствии — управитель провинции Тотоми. В «Кайфусо» — одно его стихотворение, там он именуется профессором сто­личной школы чиновников, обладателем нижней степени 5-го младшего ранга.
123. Ван Силла занял трон пять лет назад.
124. Согласно установлениям для министерства казны, представленным в «Энгисики», дары для вана Силла составляли: 25 хики грубого шелка, 100 мотков ниток, 150 тон ваты. Для посла: 8 хики шелка и 90 тон ваты.
125. Соревнования по стрельбе из лука в присутствии государя обычно про­водились в 17-й день 1-й луны. Каждый лучник имел право на два выстрела.
Диаметр мишени для принцев крови составлял 3 сяку, для всех остальных — 2,5 сяку. В случае участия в церемонии иноземных гостей размер мишени для них и для чиновников 5-го ранга и выше составлял 3 сяку. Деревянная мишень прикреплялась к коже.
126. Подразумевается, что «тяжелые» вещи (рис, соль) продолжают храниться в Министерстве народных дел.
127. Седьмой ранг в 19-ступенчатой ранговой системе, принятой в 649 г.
128. Церемониальные зонты (кинугаса) во время выхода господина несли над ним слуги.
129. Хотя СН и указывает, что корабль посольства Махито строился в провин­ции Суо (Момму, 4-10-26), не исключена возможность, что строительство велось и в провинции Аки (посольские корабли неоднократно строились именно там), где и находился уезд Саэки, от которого происходит название корабля. Присвоение придворных рангов посольским кораблям было обычной практикой. Такие кораб­ли украшались особым образом (в частности, фиолетовыми лентами).
130. Уезд Удзи провинции Ямато.
131. Под государевыми дополнениями к законам (кяку) имеется в виду недав­ний указ от Кэйун, 3-2-16 (пункт 7). Согласно законодательству одеяние принцев 1-го ранга было темно-фиолетовым, со 2-го по 5-й — светло-фиолетовым. Санов­ники 1-го ранга носили темно-фиолетовые одеяния, 2-го и 3-го рангов — светло­фиолетовые, 4-го ранга — темно-пурпурные, 5-го — светло-пурпурные. Принцам 5-й степени родства (им по праву тени жаловалась нижняя степень 5-го младшего ранга) полагались светло-пурпурные одеяния. Теперь же они вошли в круг род­ственников государя и облачились в светло-фиолетовые одежды.
132. Буквально: «Записи Палаты небесных и земных божеств». Памятник не сохранился.
133. Под «церемониями» (кит. ли, яп. рэй) понимается ключевая концепция поведения человека и устройства общества. Церемониальность включает в себя повседневное и ритуальное поведение, она явлена в манерах поведения, речи, одеждах. Ее главный смысл заключается в фрагментации общества по принципу иерархии (ранговой, должностной, половозрастной, семейной, внутри всякого коллектива и института), в том, чтобы каждый человек знал свое место в обще­стве и вел себя в строгом соответствии с занимаемым местом.
134. Имеются в виду министерство кадров и военное министерство, а также во­инские части: управа внешней охраны дворца (Эмонфу), управы левой и правой дворцовой гвардии (Саэсифу и Уэсифу), левая и правая управы дворцовой охраны (Сахёэфу и Ухёэфу).
135. Белый голубь — благоприятный знак средней степени. Род Каваэ — тип родства кобэцу.
136. Данное затмение солнца из столицы Фудзивара-но непосредственно не наблюдалось.
137. В «Манъёсю» имеется одно ее стихотворение.
138.  В 686 г. был арестован за участие в заговоре принца Ооцу (НС, Сютё), после самоубийства принца прощен. В конце жизни занимал должность заме­стителя управителя Дадзайфу, носил верхнюю степень 4-го младшего ранга. Скончался в 710 г. в возрасте 48 лет. В «Кайфусо» имеется два его стихотво­рения.
139. Сообщение о назначении Каса-но Асоми Маро управителем Мино продуб­лировано в сообщении Вадо, 1-3-13.
140. Белый олень — благоприятный знак высшей степени.
141. В данный момент в Дадзайфу входило восемь провинций (Тикудзэн, Тэкуго, Будзэн, Бунго, Хидзэн, Хиго, Химука, Сацума). Провинция Осуми была образова­на в 713 г. Три острова — Ики, Цусима и Танэгасима.
142. Дочь императора Тэмму. Скончалась в 728 г. Упоминается в примечании к стихотворению «Манъёсю» №1611.
143. Согласно законодательству, налог составлял 22 снопа.
144. Этот государев выезд отражен в песнях «Манъёсю», № 64, 65.
145. Нижеследующие повышения произведены в связи с услугами, оказанными государю во время выезда в Нанива. Такие повышения были делом обычным, но повышение в ранге куни-но мияцуко встречается редко.
146. Тип родства обоих куни-но мияцуко — синбэцу.
147. Род Цусима — тип родства синбэцу.
148. Дослужился до нижней степени 4-го младшего ранга.
149. Данное затмение солнца из столицы Фудзивара-но непосредственно не наблюдалось.
150. Хабакимо — род поножей. Изготавливались из полотна или соломы, завя­зывались на икрах. Хакама — род шаровар, напоминают юбку.
151. Первое упоминание о ритуале цуина (имеет китайское происхождение), призванного отвратить болезни (духов болезней) перед наступлением холодов. В Китае этот ритуал был также призван приблизить наступление весны и теплой погоды, но в Японии имел исключительную цель по предотвращению болезней. Фигурки коров и людей выставлялись перед дворцовыми воротами. Во внутри- дворцовом пространстве читались заклинания, придворные с криками «прогоня­ли» духов с помощью щитов, луков (из древесины персика), стрел из камыша, посохов (из дерева персика).
152. Записи за этот месяц не сохранились.
153. Возможно, обсуждение вопроса о переносе столицы было связано со сви­репствовавшими болезнями, голодом и природными катаклизмами недавнего времени. В то же самое время нельзя исключить, что введение сообщений обо всех этих несчастьях в текст хроники играло роль своеобразного индикатора гря­дущих перемен. Указ о переносе столицы см.: Вадо, 1-2-15.
154. Данное повышение в ранге имело «плановый» характер.
155. Два его стихотворения имеются в «Кайфусо».
156. Род Хэгури — тип родства кобэцу.
157. Род Коси — тип родства синбэцу.
158. При назначении посольства 701 г. он фигурирует в качестве ханкан (Тайхо, 1-1-23). Поскольку посол Такахаси-но Асоми Касама в результате не отправился в Китай, Оодзи был повышен в должности.
159. Ранее указывалось (Кэйун, 2-4-22), что он является обладателем верхней степени 4-го младшего ранга. После смерти Комаро его род вернулся к прежней фамилии.
160. Император Котоку.
161. Полулегендарный царедворец, служивший при пяти императорах — от Кэйко до Нинтоку.
162. Данный указ приводится в переводе Л. М. Ермаковой (Норито. Сэммё. М.: Наука, 1991. С. 138-139).
163. Под мёбу в данном случае имеются в виду обладательницы 5-го ранга и выше.
164. Род Ямада относился, видимо, к переселенцам с материка. В «Кайфусо» имеется три стихотворения Миката.
165. Табель выходов на службу служил одним из основных параметров, согласно которому проводилась аттестация чиновников.
166. Ранее род Нисикори возглавлял корпорацию ремесленников-производителей шелка.
167. Имеется в виду военная экспедиция на Корейский полуостров (661 г.).
168. Посол в Силла.
169. В «Кайфусо» имеются два его стихотворения.
170. Срок оплакивания императора в законодательстве не определен. Принцы крови оплакивались три дня. Закон определяет, что в случае смерти императора траурные одежды носятся в течение года.
171. Дайандзи, Якусидзи, Гкнгодзи, Кофукудзи.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сёку Нихонги. Свиток 4 // История и культура традиционной Японии 6. Труды Института восточных кулыур и античности РГГУ.  М.:  РГГУ; Наталис, 2013. Вып. LI. С. 24-47.

Свиток 4 От 7-й луны 4-го года Кэйун [707 г.] до 12-й луны 2-го года Вадо [709 г.]1.

Составил согласно государеву указу Сутано-но Асоми Мамити, нижняя степень младшего четвертого ранга, дайфу в министерстве народных дел, командующий Левой управой дворцовой охраны, учитель наследного принца.

Государыня Яматонэко Аману Мисиро Тоёкуни Нари-химэ-но Сумэрамикото2. 43-я императрица Гэммэй3.

Детское [запретное] имя государыни Яматонэко Амацу Мисиро Тоёкуни Нарихимэ-но Сумэрамикото — принцесса крови Абэ. Она была четвертым ребенком государя Амэмикото Хиракасувакэ-но Сумэрамикото [Тэнти]. Ее матерью была Сога-но Химэ, младшая супруга [Тэнти]. Она приходилась до­черью главному министру [ооми] Сога-но Ямада-но Исикавамаро. Вышла замуж за принца крови Хинамиси [Кусакабэ] и родила от него государя Ама-но Мамунэ Тоёоодзи Сумэрами- кото [Момму]. В 11-й лупе 3-го года Кэйун государь Тоёоодзи занемог. Вначале он хотел отречься от престола, но государы­ня решительно воспротивилась и не заняла трона. В 6-й луне 4-го года Кэйун государь Тоёоодзи скончался. 

В 24-й день [6-й луны] государыня пребывала в восточной башне. Там она обратилась к главам восьми министерств и начальникам пяти воинских частей, сказав, что согласно воле покойного она берет правление в свои руки.

Осень, 7-я луна, 17-й день. Во дворце Дайгокудэн госу­дарыня вступила на трон. Она рекла4:

Великому повелению,
повелению государыни, дочери Ямато,
что, как богиня явленная,
правит Великой страной восьми островов,
вы, принцы крови, принцы, вельможи,
всех ста управ чиновники и народ Поднебесной,
все внимайте, — так возглашаем.
В день огненной курицы луны восьмой государыня [Дзито], дочь Ямато, о коей молвят с трепетом, правившая Поднебесной из дворца Фудзивара, наследные деяния обильной страны Поднебесной передала государю [Момму], ныне правящему — принцу наследному, сыну принца крови Хинамиси, и рядом с ним пребывала,
Поднебесную обустраивала и ею правила.
И вот законы те, что установлены и дарованы государем [Тэнти], сыном Ямато, о коем молвят с трепетом, правившим Поднебесной из дворца Ооми-но Ооцу, — законы, что вместе с Небом-Землей долго длятся, с Солнцем-Луной далёко длятся, законы вечные, неизменные,
кои принять и исполнять надлежит,
все Мы приняли и с трепетом службу несли.
И сему повелению изреченному все внимайте, — так возглашаем.

Вот исполняли Мы их и в месяце одиннадцатом года прошлого изрек государь, сын Наш:
«Тело Наше нынче устало,
и желаем Мы покой получить и болезнь побороть.
На посту же Нашем, унаследованном от солнца небесного, должно быть другому владыке и править.
Посему Мы его уступаем».
И повеление сие выслушав, Мы ответствовали:
«Не под силу Нам это будет», —
так, отказываясь, смиренно Мы говорили
и поста сего не принимали.
Но уж многажды дни такие копились, когда государь пост Нам уступать изволил.
И вот с чувством и трепетом
в день пятнадцатый луны шестой года нынешнего поведали Мы государю, что повеление его принимаем и пост великотяжелый наследуем, дабы сердце Неба-Земли чтить и лелеять с трепетом.
И сему повелению великому, изреченному, все внимайте, — так возглашаем.
Если принцы крови, принцы, вельможи, всех ста управ чиновники с сердцем светлым и чистым
будут всё больше радеть о делах, всё больше стараться, подпорою Нам служить и во всем споспешествовать, тогда, мыслим Мы, правление в обильной стране Поднебесной покойным и долгим пребудет.
А еще мыслим Мы, что тогда законы страны обильной, установленные как законы вечные,
кои вместе с Небом-Землей долго и далеко не переменятся, передаваться будут не отклоняясь, не сдвигаясь.
И великому повелению изреченному все внимайте, — так возглашаем.
И нет в том ничего необычного, —
чтобы со времен предка далекого и до царствований государей многих,
на высоком престоле пребывая, солнцу наследуя небесному,
обильную страну Поднебесную ласкать и миловать.
Божественной сутью своей помышляем,
что есть то деяние наследное — обустраивать-миловать,
подобно тому как родители
дитя слабое направляют и пестуют.

Посему прежде всего народ Поднебесной состраданием и великим помилованием дарим. С рассвета семнадцатого дня четвертой луны преступления всякие, легкие и тяже­лые, но из тех, что по тяжести легче «больших преступле­ний», — все прощаются. И те, что уже открыты, и те, что еще не открыты, за все прощение даруется. Однако из «восьми преступлений» тяжких, кто уже убил, ограбил или украл, и притом не попадает под помилование обычное, тем проще­ние не даруется. А тех, кто соучаствовал в измене, но не был сослан, а также тех, кто в ссылке находится, — их отпустить надлежит. А тех, кто в горах и болотах хоронятся, при себе оружие держат, их, если за сто дней с повинной не явятся, наказать по закону.

Вспомоществование назначить престарелым: кому за сто лет и за кем уход нужен — жалуется нелущенного риса два коку, кому за девяносто — один коку и пять то, кому за во­семьдесят — один коку. Служилым людям с восьмого ранга по шестой выдается полотна по одному тану и более в соответ­ствии с рангом. Кто выше пятого ранга — сему не подлежит. Монахи и монахини с восьмого по шестой ранг под вспомо­ществование подпадают, пожаловать им нелущенного риса и полотна. Одиноким и вдовцам, что содержать себя не мо­гут, вспомоществование назначить — один коку нелущенно­го риса каждому. Жителей столицы, внутренних провинций и всех провинций Дадзайфу в году нынешнем от подушной подати, а жителей всех провинций Поднебесной от полевого налога — освободить.

И сему великому повелению, государыней изреченному, все внимайте, — так возглашаем.

7-я луна, 5-й день. Перед усыпальницей Ооути [где были похоронены Тэмму и Дзито] государыня объявила свою волю [о восхождении на трон].

7-я луна, 6-й день. Отправлены посланцы в Дадзайфу, чтобы пожаловать ранги и соответствующие подарки жите­лям южных островов.

7-я луна, 21-й день. Учрежден отдел меченосцев-тонэри5.

8-я луна, 16-й день. Членам посольства Косэ-но Асоми Оодзи, нижняя степень 5-го младшего ранга, пожалованы соответствующие ранги. Камо-но Асоми Кибимаро, верхняя степень 7-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга. Моряки освобождены от налогов сроком на 10 лет.

9-я луна, 12-й день. Оомива-но Асоми Ясумаро6, млад­шая степень 5-го старшего ранга, назначен главой рода.

Зима, 10-я луна, 24-й день. Скончался Фуми-но Имики Нэмаро, нижняя степень 4-го младшего ранга. Учитывая его заслуги в год дзинсин, в его дом отправлены посланцы для оглашения указа государыни, ему пожалованы верхняя сте­пень 4-го старшего ранга, грубый шелк и полотно.

11-я луна, 2-й день. Провинции Сима оказано вспомоще­ствование.

Абэ-но Асоми Макими, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Этиго.

11-я луна, 20-й день. Государь Яматонэко Тоёоодзи-но Сумэрамикото [Момму] похоронен в гробнице Ако.

11-я луна, 24-й день. Скончался глава ведомства инспек­ций принц Кинунуи, нижняя степень 4-го младшего ранга.

12-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затмение.

12-я луна, 4-й день. В провинции Иё разразились болез­ни. Для излечения больных туда отправлены лекарства.

12-я луна, 27-й день. Оглашен указ: «Церемонии — глав­ное в пути управления. Если нет церемоний, слова приходят в беспорядок. Если слова в беспорядке, теряется главное. Ра­нее был оглашен указ о прекращении церемонии приветствия на коленях7. Теперь же Мы слышим: “Перед учреждениями в столице и вне их все ведут себя недостойно, в походке от­сутствует церемонность, в речах нет умеренности”. Это про­исходит оттого, что не соблюдается порядок чинов и забыты церемонии. Отныне следует ужесточить наблюдение [за цере­мониями], исправить дурные обычаи, следовать достойным образцам».

1-й год Вадо [708 г.]

1-й год Вадо, весна, 1-я луна, 1-й день. Уезд Титибу про­винции Мусаси преподнес жильную медь. Оглашен указ8

Повелению великому,
повелению государыни, дочери Ямато,
что, как богиня явленная, Поднебесной правит,
вы, принцы крови, принцы, вельможи,
всех ста управ чиновники и народ Поднебесной,
все внимайте, — так возглашаем.
Мыслим Мы божественной сутью своей о сем как о деянии наследном, —
ибо так началось со времен государя, что с Равнины Высокого Неба спуститься соизволил, и доныне, всех времен государи многие
на престоле высоком пребывая, наследуя солнцу небесному, страну обильную Поднебесную обустраивали и ласкали, и изреченному повелению великому все внимайте, — так возглашаю.
Деяния эти, солнцу небесному наследованные, обустраивающие и ласкающие, до нашего царствования дошли, и сердце Неба-Земли Мы чтили и лелеяли, в трепете и благодарности пребывали.
И вот донесли Нам, что в стране обильной, где Мы правим,
в земле Мусаси, в стороне восточной,
мягкий красный металл сам собой наружу явился.
И мыслим Мы божественной сутью своею,
что это — сокровище, явленное изволением богов дарующих, на Небе пребывающих, на Земле пребывающих.
И поскольку то сокровище-знамение богами Неба и Земли явлено, то и название правления Нашего обновляется, переменяется, и повелению изреченному все внимайте, — так возглашаем.
Повелением сим пятый год Кэйун переменяя,
первым годом Вадо9 нарекаем, — так назвать решено годы царствования.
Сим в Поднебесной возвещается повеление радостное: всем, кому повышение в ранге положено,
тем его даровать.

Страну Поднебесную великим помилованием дарим. С рассвета одиннадцатого дня месяца первого года Вадо пре­ступления всякие, легкие и тяжелые, но из тех, что по тяжести легче «больших преступлений», все прощаются — и те, что уже открыты, и те, что еще не открыты, у тех, кто осужден, у тех, кто еще нет. Однако из «восьми преступлений» тяжких, кто уже убил, ограбил или украл, и притом не попадает под помилование обычное, тем прощение не даруется. А тех, кто в го­рах и болотах хоронятся, при себе книги запретные держат10, их, если за сто дней с повинной не явятся, наказать по закону. Престарелым людям ста родов жалуется: кому за сто лет — три коку нелущенного риса, за девяносто — два коку, за восемь­десят — один коку. Родителелюбивых сыновей, послушных внуков, праведных мужей и верных жен отметками на воро­тах отличить и на три года милостиво от податей освободить. Одиноким и вдовцам, что содержать себя не могут, один коку нелущенного риса пожаловать. Чиновников ста управ — по чинам и рангам их жаловать. Управителей уездных по всем провинциям — на одну степень ранга повысить. Тех же, кто выше верхней степени шестого старшего ранга. — не про­двигать. Провинцию Мусаси на год от заменительной натурооплаты освободить, а уезд [Титибу] — еще и от подушной пода­ти. Изреченному повелению государыни все внимайте, — так возглашаю.

В этот день принцу крови 4-го разряда Сики пожало­ван третий разряд. Исоноками-но Асоми Маро, 2-й младший ранг, и Фудзивара-но Асоми Фухито, 2-й младший ранг, по­жалован 2-й старший ранг. Такамуку-но Асоми Маро, верхняя степень 4-го старшего ранга, пожалован 3-й младший ранг. Нижняя степень 5-го младшего ранга пожалована: Абэ-но Асоми Оомива, верхняя степень 6-го старшего ранга, а также Кавабэ-но Асоми Моти, Каса-но Асоми Ёсимаро, Оно-но Асоми Умакаи (все — нижняя степень 6-го старшего ранга); а также Камицукэ-но Асоми Хирохито, Тадзихи-но Махито Хиронари (все — верхняя степень 6-го младшего ранга); а также Оотомо-но Сукунэ Сукунамаро, нижняя степень 6-го младшего ранга; а также Ато-но Сукунэ Титоко, Кососи11, Байбункай12 (все — верхняя степень 6-го старшего ранга); а также Кусакабэ-но Сукунэ Ою и Цусима-но Асоми Катасива (оба — нижняя сте­пень 6-го младшего ранга), а также Кондзёган13 (без ранга).

2-я луна, 11-й день. Учреждено бюро по чеканке монеты. Его главой назначен Тадзихи-но Махито Миякэмаро, верхняя степень 5-го младшего ранга.

В провинции Сануки разразились болезни. Для излечения больных туда отправлены лекарства.

2-я луна, 15-й день. Оглашен указ:

С почтением приняли Мы волю Неба и стали править стра­ной. Хотя добродетельности Нашей мало, почтительно пре­бываем в фиолетовом дворце14. Постоянно размышляем так: «Построить [новую столицу] — трудно, жить в ней — хорошо». Перенос столицы — дело трудное. Однако принцы, сановники и министры твердят в один голос: «Со времен давних и до дней нынешних обиталище государево строилось так: наблюдали за солнцем, смотрели за звездами и так решали, где заложить дворец; смотрели за делами, следили за землей и так реша­ли, где расположить государеву столицу. Основания столицы должны быть крепкими и прочными, ибо бессмертные дела [го­сударевы] будут здесь вершиться». Трудно не прислушаться к этому гласу, эти слова и чувства западают глубоко. Столица — место для ста управ, сюда собираются люди из-за четырех мо­рей. Хорошо ли Нам одним там развлекаться-радоваться? Но если уж [от переноса столицы] польза будет, как Нам от того отстраняться? В давние времена Иньские ваны переносили столицу пять раз, и их называли обновленцами. Чжоуские правители переносили столицу трижды, и их называют вели­кими успокоителями. Так что давайте и мы со спокойной ду­шой перенесем наши мирные жилища. Место Хэйдзё любезно охранителям четырех направлений, силам Инь-Ян, три горы защищают его. Гадание по панцирю черепахи и гадательные палочки указывают на него. Следует возвести столицу именно там. Повелеваем представить постатейный список расходов на строительство. После того как будет собран урожай, пове­леваем проложить дороги и построить мосты. Нельзя при этом допустить чрезмерных тягот у народа, который повинуется сыновнему долгу. Следует все сделать хорошо, чтобы потом не доделывать15.

3-я луна, 2-й день. В двух провинциях — Ямасиро и Би­дзэн — разразились болезни. Для излечения больных туда от­правлены лекарства.

3-я луна, 13-й день. Накатоми-но Асоми Омимаро, верх­няя степень 4-го младшего ранга, назначен главой Палаты небесных и земных божеств. Правый министр Исоноками-но Асоми Маро, 2-й старший ранг, назначен левым министром. Средний государственный советник Фудзивара-но Асоми Фухито, 2-й старший ранг, назначен правым министром. Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, 3-й старший ранг, назначен стар­шим государственным советником. Оно-но Асоми Кэно, верх­няя степень 4-го старшего ранга, Абэ-но Асоми Сукунамаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, и Накатоми-но Асоми Омимаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначены средними государственными советниками. Косэ-но Асоми Маро, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначен левым старшим цензором-садайбэн. Исикава-но Асоми Миямаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен правым стар­шим цензором-удайбэн. Симоцукэно-но Асоми Комаро, верх­няя степень 4-го младшего ранга, назначен главой кадрового министерства. Принц Мино, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен главой министерства управления. Тадзихи-но Махито Икэмори, нижняя степень 4-го младшего ранга, на­значен главой министерства народных дел. Окинага-но Ма­хито Ою, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен главой военного министерства. Принц Такэда, верхняя сте­пень 4-го младшего ранга, назначен главой министерства наказаний. Принц Хиросэ, верхняя степень 4-го младшего ранга, назначен главой министерства казны. Принц Инуками, младшая степень 4-го старшего ранга, назначен главой министерства государева двора. Оотомо-но Сукунэ Таути, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен главой мини­стерства по строительству дворца16. Принц Ооиси, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен дандзёин17. Фусэ-но     Асоми Мимимаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, на­значен градоначальником левой части столицы. Вина-но Махито Ивасаки, верхняя степень 5-го старшего ранга, на­значен градоначальником правой части столицы. Оотомо-но Сукунэ Обито, верхняя степень 5-го младшего ранга, назна­чен главой управы внешней охраны дворца. Кудара-но Энбо, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен главой левой управы дворцовой гвардии. Косэ-но Асоми Кусухи, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен главой правой управы дворцовой гвардии. Саэки-но Сукунэ Таримаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен главой левого двор­цового арсенала. Такамуку-но Асоми Сикофути, нижняя сте­пень 5-го младшего ранга, назначен главой правого дворцо­вого арсенала. Такамуку-но Асоми Маро, 3-й младший ранг, назначен управителем провинции Сэццу. Саэки-но Суку­нэ Оноко, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Ямато. Исикава-но Асоми Иватари, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Кавати. Сакаибэ-но Сукунэ Митамаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем про­винции Ямасиро. Ооякэ-но Асоми Канаюми, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Исэ. Саэки-но Сукунэ Оомаро, нижняя степень 4-го младшего ран­га, назначен управителем провинции Овари. Мино-но Мурадзи Киёмаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем провинции Тотоми. Камицукэ-но Асоми Ясумаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управи­телем провинции Кадзуса. Камо-но Асоми Кибимаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провин­ции Симоса. Абэнокома-но Асоми Акимаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Хитати. Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 5-го стар­шего ранга, назначен управителем провинции Оми. Каса-но Асоми Маро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Мино. Оварида-но Асоми Якамоти, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управите­лем провинции Синано. Тагути-но Асоми Масухито, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем про­винции Кодзукэ. Тагима-но Асоми Сакураи, нижняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Муса- си. Тадзихи-но Махито Хиронари, нижняя степень 5-го млад­шего ранга, назначен управителем провинции Симоцукэ. Камицукэ-но Асоми Отари, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем провинции Митиноку. Коси-но Мурадзи Муракими, нижняя степень 5-го младшего ран­га, назначен управителем провинции Этидзэн. Абэ-но Асо­ми Макими, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Этиго. Оомива-но Асоми Комамаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Тамба. Имубэ-но Сукунэ Кообито, нижняя сте­пень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Идзумо. Косэ-но Асоми Оодзи, верхняя степень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Харима. Кудара-но Коникиси Нантэн, нижняя степень 4-го младшего ранга, на­значен управителем провинции Бидзэн. Тадзихи-но Махито Киби, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управи­телем провинции Биттю. Саэки-но Сукунэ Маро, верхняя сте­пень 5-го старшего ранга, назначен управителем провинции Бинго. Хикэта-но Асоми Ниэ, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Нагато. Оотомо-но Сукунэ Мититари, верхняя степень 5-го младшего ранга, на­значен управителем провинции Сануки. Кумэ-но Асоми Оваримаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен упра­вителем провинции Иё. Авата-но Асоми Махито, 3-й младший ранг, назначен главой Дадзайфу. Косэ-но Асоми Таясу, верх­няя степень 4-го младшего ранга, назначен заместителем гла­вы Дадзайфу.

3-я луна, 22-й день. Оглашен указ, в соответствии с кото­рым главе Дадзайфу и его заместителю, управителям провин­ций трех застав18 и управителю провинции Овари придаются охранники. Их число составляет: восемь для главы Дадзайфу, четыре — для его заместителя и для управителя Овари, два — для управителей провинций трех застав. Их аттестацию, обес­печение слугами и казенной землей проводить так же, как и в случае с писцами.

Камо-но Асоми Кибимаро, нижняя степень 5-го млад­шего ранга, назначен главой отдела монахов и чужеземцев. Саэки-но Сукунэ Момотари, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Симоса.

3-я луна, 23-й день. Оно-но Асоми У макай, нижняя сте­пень 5-го младшего ранга, назначен заведующим отделом охраны дворца.

3-я луна, 27-й день. Ниёдзамэ из Аватима провинции Мино, приходящаяся супругой Куни-но Мияцуко Тиё, роди­ла разом троих мальчиков. Ей пожаловано 400 снопов риса и кормилица.

Лето, 4-я луна, 7-й день. Принцу Мура, без ранга, пожа­лована нижняя степень 5-го младшего ранга.

4-я луна, 11-й день. [Палата большого государственного совета] постановила: «Наблюдается множество случаев, ког­да лиц, получивших направление провинциальной школы на занятие должности, а также прямых потомков обладателей 6-8-го рангов включают в списки для получения ранга, хотя они еще не успели пройти ежегодной аттестации. Наблюда­ется также много случаев, когда простолюдины выдают себя за лиц, получивших направление провинциальной школы, и с ними обращаются соответствующим образом. Это случается из-за недогляда министерства кадров. Оно должно учинить тщательную проверку и доложить о ее результатах. Если ра­ботник министерства — от писца и выше, зная о нарушении, явится с повинной, его вина прощается. Если же утаит и не доложит, наказывать его по закону.

Согласно закону, получить рекомендацию для занятия должности имеют право только прямые потомки обладателей 6-8-го рангов, простолюдины на то права не имеют. В против­ном случае министерство кадров нарушает закон. Если про­столюдин даже и предоставит документ, подтверждающий получение им ранга, возвращать его в прежнее состояние. Однако следует учитывать его способности и срок службы и разрешать, если он того пожелает, зачислять его в кандидаты на должность, как если бы он получил направление провинци­альной школы.

Сроки аттестации присланных двором преподавателей провинциальных школ и лекарей приравнять к писцам. Оцен­ки выставлять таким же образом, что и на прежнем месте службы. Если же [преподаватели и лекари] — люди местные или же из соседних провинций, следовать закону.

В столице и в провинциях составить списки лиц, получив­ших направление провинциальных школ, и прямых потомков обладателей 6-8-го рангов, которые имеют право на службу. В случае необходимости министерство кадров укажет, кого брать на службу».

4-я луна, 20-й день. Скончался Какиномото-но Асоми Сару, нижняя степень 4-го младшего ранга.

5-я луна, 11-й день. Серебряная монета впервые пущена в обращение. 

5-я луна, 19-й день. Управителю провинции Ооми при­дано два охранника.

5-я луна, 29-й день. Провинция Нагато докладывала: «Выпала сладкая роса»19.

5-я луна, 30-й день. Скончался принц Мино, нижняя сте­пень 4-го младшего ранга.

6-я луна, 25-й день. Скончалась принцесса крови 3-го раз­ряда Тадзима. Она была дочерью императора Тэмму.

6-я луна, 28-й день. Оглашен указ, согласно которому в столичных храмах повелевалось читать сутры методом пере­листывания для обеспечения мира в Поднебесной и умиро­творения народа.

Осень, 7-я луна, 7-й день. В отделе дворцовых кладовых впервые ввели должности четырех писцов20.

В двух провинциях — Тадзима и Хоки — разразились бо­лезни. Для излечения больных туда направлены лекарства.

7-я луна, 14-й день. В провинции Оки шли проливные дожди, дул сильный ветер. Для оказания вспомоществования туда отправлены посыльные.

7-я луна, 15-й день. Государыня призвала к себе принца крови 2-го разряда Ходзуми, левого министра Исоноками-но Асоми Маро, правого министра Фудзивара-но Асоми Фухито, старшего государственного советника Оотомо-но Сукунэ Ясумаро, средних государственных советников Оно-но Асоми  Кэно, Абэ-но Асоми Сукунамаро и Накатоми-но Асоми Омимаро, левого старшего цензора-садайбэн Косэ-но Асоми Маро, главу министерства кадров Симоцукэ-но Асоми Комаро. Госу­дарыня объявила им указ: «В сердце у вас покой, вы ведете за собой сто управ. Слыша это, сердце Наше наполняется утеши­тельной радостью. И вот, полагаем Мы, что раз вы таковы, то при содействии всех чинов сумеете вы обеспечить для подне­бесного народа вечный мир, а сами Мы сложим руки, расстег­нем ворот [и сможем благодушествовать]. Ожидаем Мы также, что ваши дети и внуки будут также процветать и служить Нам. Приложите старания для исполнения Нашей воли».

Государыня призвала к себе также дайфуку из Палаты небесных и земных божеств, сёбэн из Палаты большого го­сударственного совета, дзидзю, от сёфу и выше из восьми министерств, от хицу и выше из ведомства инспекций цен­зоров, обладателей 5-го ранга военных ведомств и объявила им: «Вы, наши высокопоставленные подданные, — основа наших учреждений. Вашими радениями работники учрежде­ний трудятся на славу. Приходилось Нам слышать: “Если под­данные служат преданно и с чистым сердцем, их ждут слава и награды. Если же подданные алчны и сердца их замутнены, если они сбились с Пути служения, их ждут наказание и по­зор”. В этих словах заключен вечный закон Неба-Земли, эти слова — ясное зерцало для отношений между правителем и подданным. А потому, зная это, вы должны каждый на своем месте служить с усердием, пресекая лень и попустительство. Надлежит вам примечать способных и продвигать их. Надле­жит вам не покрывать того, кто небрежен и нерадив».

В соответствии [с этими указаниями] Абэ-но Асоми Суку­намаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, была пожало­вана верхняя степень 4-го старшего ранга. Симоцукэно-но Асоми Комаро, Накатоми-но Асоми Омимаро и Косэ-но Асоми Маро (все — верхняя степень 4-го младшего ранга) была по­жалована нижняя степень 4-го старшего ранга. Военным чи­новникам, обладателям 5-го ранга и выше, а также придвор­ным служивым дамам были пожалованы соответствующие подарки.

7-я луна, 16-й день. Согласно указу государыни, преста­релым столичным монахам и монахиням, а также простолю­динам от 80 лет и старше было пожаловано просо. Тем, кому исполнилось 100 лет, — два коку, кому 90 лет — полтора коку, кому 80 лет — один коку.

7-я луна, 26-й день. В провинции Ооми изготовили мед­ную монету.

8-я луна, 10-й день. Медная монета впервые пущена в об­ращение.

8-я луна, 21-й день. Штат писцов в военном министер­стве увеличен на 6 человек, теперь их стало 16 человек. Управ­лениям левой и правой части столицы придано по 6 писцов. Штат писцов в счетном отделе увеличен на 4 человека, теперь их стало 10 человек.

8-я вставная луна, 7-й день. Палата большого государ­ственного совета постановила: «Отныне ширина рукавов у одежд должна составлять от 8 сун до 1 сяку в зависимости от телосложения. Воротник разрешается шить из другого матери­ала. Запрещается чрезмерно обуживать рукава и воротники».

8-я вставная луна, 8-й день. Скончался Такамуку-но Асо­ми Маро, 3-й младший ранг, дайбу из провинции Сэццу. Он был сыном Куниоси, верхняя степень ранга большого цвет­ка, служившего в качестве сёсё в министерстве наказаний в правление государя из Нанива [Котоку].

9-я луна, 4-й день. Принц Аватима, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен главой министерства управле­ния. Окинага-но Махито Ою, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем левой части столицы. Оомива-но Асоми Ясумаро, верхняя степень 5-го старшего ранга, назна­чен на должность дайбу в провинцию Сэццу.

9-я луна, 14-й день. Государыня проследовала в Сугавара [в провинции Ямато].

9-я луна, 20-й день. Государыня проследовала в Нара и осмотрела местность.

9-я луна, 22-й день. Государыня проследовала в загород­ный дворец Окада, что в уезде Сагарака провинции Ямасиро. В управлениях тех провинций, где лежал ее путь, чинам от сакан и выше было пожаловано по одной верхней одежде и штанам-хакама. В управлениях тех уездов, где устраивались путевые дворцы, были пожалованы соответствующие подар­ки. Крестьяне этих уездов были освобождены от подушевого налога. В деревнях Камо и Куни каждому двору было особо пожаловано по 30 снопов риса.

9-я луна, 27-й день. Государыня прибыла в загородный дворец Касуга. Уезды Соу-но Ками и Соу-но Симо провинции Ямато были освобождены на этот год от подушной подати.

9-я луна, 28-й день. Поезд государыни вернулся в сто­лицу. 

Провинция Этиго докладывала: «Хотим учредить уезд Идэва». Разрешение было дано.

9-я луна, 30-й день. Абэ-но Асоми Сукунамаро, верхняя степень 4-го старшего ранга, и Тадзихи-но Махито Икэмори, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначены главами бюро по строительству столицы Хэйдзё. Накатоми-но Асоми Хитотари, Оми-но Асоми Хирохито и Оно-но Асоми Умакаи (все — нижняя степень 5-го младшего ранга) назначены их за­местителями. Саканоуэ-но Имики Осикума, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен главным строителем. 7 чело­век назначены ханкан, 5 человек назначены сакан.

Зима, 10-я луна, 2-й день. Глава министерства двора принц Инуками, нижняя степень 4-го младшего ранга, от­правлен в великое святилище Исэ для совершения приноше­ний и доклада о ходе строительства дворца Хэйдзё.

11-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца.

11-я луна, 7-й день. Люди из более чем 90 дворов в Сугавара были переселены. Им пожаловано полотно и неочищен­ный рис.

11-я луна, 21-й день. Проведен великий праздник вкуше­ния нового урожая. Две провинции — Тотоми и Тадзима — об­служивали его.

11-я луна, 23-й день. Для обладателей рангов от 5-го и выше во внутреннем дворце устроен пир. В саду исполнялась музыка разных земель. Пожалованы соответствующие по­дарки.

11-я луна, 25-й день. Для чиновников от 6-го ранга и ниже во внутреннем дворце был устроен пир. По его оконча­нии всем пожаловано по 1 хаки грубого шелка.

11-я луна, 27-й день. Служащим Палаты небесных и зем­ных божеств, чиновникам уездных управ провинций Тотоми и Тадзима и жителям этих провинций, а всего 1854 челове­кам, пожалованы соответствующие ранги и подарки.

12-я луна, 5-й день. Проведен ритуал умиротворения зем­ли дворца Хэйдзё.

[2-й год Вадо, 709 г.]

2-й год, весна, 1-я луна, 9-й день. Абэ-но Асоми Суку- намаро, верхняя степень 4-го старшего ранга, и Оно-но Асо­ми Кэно, нижняя степень 4-го старшего ранга, пожалован 3-й  младший ранг. Оотомо-но Сукунэ Таути, Оомива-но Асо­ми Ясумаро, Хадзи-но Сукунэ Уматэ (все — верхняя степень 5-го старшего ранга) и Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 5-го старшего ранга, пожалована нижняя степень 4-го младшего ранга. Камицукэно-но Асоми Араума, ниж­няя степень 6-го старшего ранга, Хадзи-но Сукунэ Ои, верх­няя степень 6-го старшего ранга, Оотомо-но Сукунэ Усикаи, верхняя степень 6-го младшего ранга, Каса-но Асоми Нагамэ, Оокасута-но Асоми Акаэ, Ходзуми-но Асоми Ою (все — ниж­няя степень 6-го младшего ранга), Цуки-но Мурадзи Оми, Куракаки-но Имики Кохито, нижняя степень 6-го старшего ранга, и Оокисаки-но Мияцуко Тора пожалована нижняя сте­пень 5-го младшего ранга.

1-я луна, 21-й день. В провинции Симоса разразились бо­лезни. Туда направлены лекарства для исцеления.

1-я луна, 25-й день. Оглашен указ: «Оказывать помощь — вот что главное в управлении государством. Изгонять ложь и утверждать истину — вот в чем основа. Недавно была пущена в ход серебряная монета, которая сменила прежнюю. Пуще­на в оборот и медная монета. Однако своекорыстные злодеи стали сами отливать фальшивую монету, чем и наносят ущерб деньгам казенным. С теми, кто тайно отливает фальшивую серебряную монету, отныне и впредь поступать так: самих обращать в государственных рабов, а имущество — отдавать донесшему на них. Тех же, кто своекорыстно портит монету, наказывать двумястами ударами палок и отправлять на ка­торгу. Знавший о преступлении, но не донесший о нем нака­зывается наравне с преступником».

2-я луна, 2-й день. Оглашен указ: «Храм Кандзэондзи на Цукуси был заложен по обету в память о государе, правившем Поднебесной из дворца Ооми-но Оцу [Тэнти], а также в память о государыне, правившей Поднебесной из дворца Ноти-но Окамото [Саймэй]. С тех пор прошло много лет, но храм еще не возведен. Управа Дадзайфу должна все обдумать и отря­дить на строительство 50 человек тягловых, а в месяцы после окончания полевых работ назначить людей дополнительно и, руководя ими, быстро завершить строительство».

2-я луна, 21-й день. Уезд Нагата в провинции Тотоми об­ширен, дома жителей расположены весьма далеко [от уезд­ной управы], добираться туда тяжело, мучения людей велики. В связи с этим уезд разделили на два.

3-я луна, 5-й день. В провинции Оки случился голод. Ока­зано вспомоществование.

3-я луна, 6-й день. Люди эмиси из двух провинций — Митиноку и Этиго — обладают сердцами дикими, к обу­чению не склонны, они часто нападают на добрых людей. В связи с этим отправили посланцев, чтобы провести во­инский набор в провинциях Тотоми, Суруга, Каи, Сина- но, Кодзукэ, Этидзэн и Эттю. Садайбэн по имени Косэ-но Асоми Маро, нижняя степень 4-го младшего ранга, был назначен командующим-усмирителем Востока в Митино­ку. Тайфу в министерстве народных дел Саэки-но Сукунэ Иваю, нижняя степень 5-го старшего ранга, был назначен командующим-усмирителем эмиси в Этиго. Глава отдела дворцовых кладовых Ки-но Асоми Морохито, нижняя сте­пень 5-го младшего ранга, был назначен заместителем ко­мандующего. Им вменено в обязанность усмирить эмиси в двух округах [Тосандо и Хокурикудо]. В связи с этим им по­жалованы мечи и право осуществлять законы военного вре­мени.

3-я луна, 15-й день. Посол Силла Кому Синфуку был при­зван государыней прибыть [в столицу] по морскому и сухопут­ному пути.

3-я луна, 24-й день. Впервые назначены ответственные за производство различных вещей21: Унэмэ-но Асоми Хирабу, Тадзихи-но Махито Миякэмаро (все — верхняя степень 5-го младшего ранга), Фунэ-но Мурадзи Хадакацу, Каса-но Асоми Ёсимаро (оба — нижняя степень 5-го младшего ранга).

3-я луна, 24-й день. Палата большого государственного совета постановила: «Если цена вещи составляет больше 4 мон серебром, использовать серебряную монету; если цена вещи составляет менее 3 мон, использовать медную монету».

Лето, 4-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затмение.

4-я луна, 16-й день. Скончался Камицукэ-но Асоми Ота­ри, нижняя степень 4-го младшего ранга.

5-я луна, 5-й день. Управителю уезда Мунаката провин­ции Тикудзэн по имени Мунаката-но Асоми Тодо, нижняя сте­пень 5-го младшего внешнего ранга, пожалована верхняя сте­пень 5-го младшего внешнего ранга. Управителю уезда Аюти провинции Овари по имени Овари-но Сукунэ Окоси, верхняя степень 6-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего внешнего ранга.

5-я луна, 20-й день. В пяти провинциях — Кавати, Сэццу, Ямасиро, Идзу и Каи — из-за продолжительных дождей посе­вам риса нанесен ущерб.

В этот день посол Силла по имени Кому Синфуку препод­нес дары своей земли.

5-я луна, 27-й день. Для Кому Синфуку и иже с ним устро­ен пир во дворце Тёдо. Им пожалованы соответствующие по­дарки. Вану Силла пожаловано 20 хики шелка, 30 хики шел­ка из Мино, 200 мотков шелковой нити, 150 тон шелковой ваты.

В этот день правый министр Фудзивара-но Асоми Фухито пригласил посла в помещение Бэнкан и сказал: «Посольства Силла издавна приезжали к нашему двору, но они никогда не разговаривали с министрами. Однако я надеюсь, что сегод­няшняя встреча послужит углублению добросердечия между двумя странами и улучшит наши отношения». Посол и иже с ним поднялись со своих мест для приветствия. Сев на свои места, сказали: «Мы — люди низкие. Получив поручение на­шего вана, мы прибыли ко двору [японской] государыни. Мы, люди незначительные, не можем выразить своего счастья. Нас позвали сюда, усадили на сиденья, мы удостоились ли­цезреть дружественного и грозного [Фухито]. Мы почтительно выслушиваем его великодушные поучения. Нашей радости нет конца».

6-я луна, 2-й день. Кому Синфуку и его люди отбыли на родину.

6-я луна, 10-й день. В двух провинциях — Кадзуса и Эттю — разразились болезни. Для излечения больных туда от­правлены лекарства.

6-я луна, 17-й день. Во внутренние провинции Кинай от­правлены посланники для совершения молений о дожде.

6-я луна, 21-й день. Всем провинциям приказано предо­ставить список расходов на содержание почтовых дворов.

Управителю уезда Микаса провинции Тикудзэн по име­ни Мунакатабэ-но Катауси, нижняя степень 7-го старшего ранга, пожалована фамилия Масики-но Мурадзи. Замести­телю управителя уезда Сима по имени Накатомибэ-но Каи, верхняя степень 7-го младшего ранга, пожалована фамилия Накатоминосии-но Мурадзи.

6-я луна, 27-й день. В провинции Кии разразились болез­ни. Для излечения больных туда отправлены лекарства.

6-я луна, 29-й день. Скончался принц Инуками, нижняя степень 4-го старшего ранга, без должности. 

Экури-но Мононобэ-но Насиро, нижняя степень 7-го млад­шего ранга, пожалована фамилия Экури-но Мурадзи.

Оглашен указ: «Управителю Цукуси и всем нижестоящим чинам надлежит сократить наполовину обеспечение рабочей силой. Исключить из этого списка управителей провинций Сацума и Танэ, а также провинциальных инспекторов мона­хов».

Осень, 7-я луна, 1-й день. Камицукэ-но Асоми Ясумаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управите­лем провинции Митиноку. Всем провинциям приказано до­ставить оружие в крепость Идэва. Это сделано для нанесения удара по эмиси.

7-я луна, 13-й день. Четыре провинции — Этидзэн, Эттю, Этиго и Садо — послали сто судов для проведения операции по покорению [эмиси].

8-я луна, 2-й день. Хождение серебряной монеты прекра­щено, в обращении осталась только медная монета.

Палата большого государственного совета распорядилась: «Сезонное жалование и аттестацию чиновников, которые слу­жат в монетном бюро в провинции Кавати, приравнять к отдельскому».

8-я луна, 25-й день. Командующий-усмиритель эмиси Саэки-но Сукунэ Иваю, нижняя степень 5-го старшего ран­га, и его заместитель Ки-но Асоми Морохито, нижняя степень 5-го младшего ранга, закончили свою миссию и вернулись ко двору. Государыня призвала и горячо поблагодарила их.

8-я луна, 25-й день. Государыня отправилась во дворец Хэйдзё. Дворы, к которым принадлежали сопровождавшие ее поезд конные воины из столицы и внутренних провинций, были освобождены от несения трудовой повинности.

9-я луна, 2-й день. Управителю провинции Ямато по имени Саэки-но Сукунэ Оноко, нижняя степень 5-го младше­го ранга, пожалована верхняя степень 5-го младшего ранга. Дайдзё в министерстве по строительству дворца Утэми-но Имики Сукунамаро, нижняя степень 6-го младшего ранга, по­жалована нижняя степень 5-го младшего ранга. 

В этот день государыня объезжала новую столицу и оказы­вала милость простым людям.

9-я луна, 4-й день. Работникам министерства по строи­тельству дворца, начиная от сёрё и выше, пожалованы соот­ветствующие подарки.

9-я луна, 5-й день. Государыня вернулась [в Фудзивара] из Хэйдзё.

9-я луна, 12-й день. Командующим войсками против эми­си пожалованы соответствующие подарки.

9-я луна, 20-й день. Воины из провинций Тотоми, Суруга, Каи, Хитати, Синано, Митиноку, Этидзэн, Эттю и Этиго, которые прослужили более 50 дней во время похода против эмиси, освобождены от налогов сроком на один год.

Фудзивара-но Асоми Фусасаки, нижняя степень 5-го млад­шего ранга, был отправлен в округа Токайдо и Тосандо для инспекции застав и крепостей, а также для наблюдения за нравами. В награду за хорошее состояние дел управителю провинции Исэ по имени Ооякэ-но Асоми Канаюми, ниж­няя степень 5-го старшего ранга, управителю провинции Овари по имени Саэки-но Сукунэ Оомаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, управителю провинции Оми по имени Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 4-го младшего ранга, и управителю провинции Мино по имени Каса-но Асо­ми Маро, верхняя степень 5-го младшего ранга, пожаловано: по 10 тё полей в соответствующей провинции, по 200 коку неочищенного риса и по одной одежде.

Зима, 10-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затме­ние.

10-я луна, 2-й день. Палата большого государственного совета постановила: «Документы, касающиеся аттестации столичных и провинциальных чиновников, сначала направ­ляются в бэнкан, по подведении итогов возвращаются в ве­домство, их направившее, а затем пересылаются в министер­ство кадров и военное министерство».

10-я луна, 8-й день. Деревня Коно уезда Асида провинции Бинго находится далеко от уездной управы. Она расположе­на далеко в высоких горах, и добираться до уездной управы весьма хлопотно. Поэтому три села из уезда Хондзи выделены из него и присоединены к уезду Асида, а здание управы этого уезда помещено в деревню Коно.

10-я луна, 11-й день. Оглашен указ: «Если ведомство по строительству столицы обнаружит захоронения, их следует немедленно закопать. [Прах] не оставлять на открытом возду­хе, не выбрасывать. Следует провести обряд поднесения вина земле для умиротворения души покойного».

10-я луна, 14-й день. Палата большого государственного совета постановила: «Люди ста родов из внутренних провин­ций и провинции Ооми не страшатся закона, скрывают бро­дяг и беглецов с места несения трудовой повинности, остав­ляют их работать на себя. Поэтому многие из них находятся там и не возвращаются к месту приписки и к своим искон­ным хозяевам. Это происходит не только потому, что народ нарушает законы, но и потому, что управители провинций не наказывают провинившихся. Невозможно нанести больший ущерб делам общественным и личным. Такого впредь быть не должно. Управителям провинций надлежит провести розыск­ные мероприятия до 30-го дня 11-й луны и доложить о резуль­татах. После доведения до сведения данного распоряжения разрешается в течение пяти дней признаваться в содеянном. Это относится как к беглым, так и к их скрывающим. Тех же, кто не явится с повинной в течение этого срока, подвергать наказанию в соответствии с законом. Знавшего, но не донес­шего наказывать наравне с беглецом. Не разрешается заме­нять наказание лишением ранга, применять "право тени” для откупа от наказания. Управители провинций, не проведшие расследования, наказываются в соответствии с законом».

10-я луна, 26-й день. Ко двору прибыло 188 людей хаято из провинции Сацума — чином от управителя уездов и ниже. 500 конных воинов из всех провинций были построены в строгом порядке.

10-я луна, 28-й день. Оглашен указ: «Из-за строительства столицы переселяются деревни, люди встревожены. Их успо­каивают, но они не успокаиваются. Каждый раз, когда вспо­минаем об этом, сильно печалимся. Повелеваем отменить на этот год подушевой и полевой налоги».

11-я луна, 2-й день. Принц Нагая, 3-й младший ранг, назначен главой министерства двора. Тагути-но Асоми Масухито, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен ко­мандующим войском правой части столицы. Такамуку-но Асоми Сикобути, нижняя степень 5-го младшего ранга, на­значен управителем провинции Ямасиро. Хэ1ури-но Асоми Масумаро, верхняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Кодзукэ. Кондзёган, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Хоки. Абэ-но Асоми Хиронива, нижняя степень 5-го старшего ран­га, назначен управителем провинции Иё.

12-я луна, 5-й день. Государыня отправилась во дворец Хэйдзё.

12-я луна, 20-й день. Скончался Симоцукэно-но Асоми Комаро, нижняя степень 4-го старшего ранга, занимавший должности главы министерства кадров и генерала.

Конец 4 свитка.

Комментарии

1. Настоящая публикация четвертого свитка хроники «Сёку нихонги» является продолжением нашего перевода: Мещеряков А.Н. (пер., комм.). Хроника «Сёку нихонги». Свиток 1 / Политическая культура древней Япо­нии. Труды института восточных культур и античности РГГУ. Вып. VII. М.: РГГУ, 2006. С. 7-65; Хроника «Сёку нихонги». Свиток 2 / История и культура традиционной Японии 2. Труды института восточных культур и античности РГГУ. М.: РГГУ, 2011. Вып. XXIX. С. 39-69; Хроника «Продолжение Анналов Японии» («Сёку нихонги»). Свиток 3 / История и культура традиционной Япо­нии 5. Труды института восточных культур и античности. М.: РГГУ, 2012. Вып. XLIX. С. 42-72. В первой публикации приводятся все обстоятельства составления хроники и принципы нашего перевода. Реалии, откомменти­рованные в предыдущих свитках, в настоящей публикации больше не ком­ментируются.
2. Посмертное имя «японского типа». Означает: «Ямато — корни (на кото­рых держится Ямато) — небесное правление — делание богатой страны — го­сударыня».
3. Посмертное имя «китайского типа». Означает: «Основа — свет».
4. Данный указ (сэммё) приводится по изданию: Норито. Сэммё / Пер. Л. М. Ермаковой. М.: Наука, 1991. С. 139-141. Он воспроизводится также в книге: Синто. Путь японских богов. СПб.: Гиперион, 2002. Т. 2. С. 135-137. В текст перевода введены наши минимальные уточняющие пояснения, свя­занные с общими принципами перевода памятника и употреблявшейся ра­нее терминологией.
5. Данное подразделение не предусмотрено номенклатурой «Тайхо рицурё».
6. В «Кайфусо» содержится одно стихотворение Ясумаро.
7. Кэйун, 1-1-25.
8. Данный указ (сэммё) с указанными в сноске 4 оговорками приводится по: Норито. Сэммё. Указ. изд. С. 141-142. Он воспроизводится также в книге: Синто. Т. 2. С. 137-139.
9. Вадо — букв. «Жильная медь».
10. К «запретным книгам», которые запрещалось иметь в личном владении, относили сочинения по астрологии, гаданию, военному делу. См.: Свод зако­нов Тайхорё / Пер. К. А. Попова. М.: Наука, 1985. С. 152.
11. Выходец с Корейского полуострова.
12. Видимо, выходец с Корейского полуострова.
13. Выходец с Корейского полуострова.
14. Сикю (впоследствии сисиндэн) — обозначение императорского дворца. Фиолетовый цвет (мурасаки) — наиболее «престижный»; считалось, что одея­ния даосских небожителей были фиолетовыми.
15. Данный указ определяет местоположение новой столицы Нара. Оно выбиралось в соответствии с представлениями об идеальном месте поселе­ния — с северной, восточной и западной сторон она была окружена горами, к югу простиралась равнина. Такой рельеф воспринимался как безопасный и защищенный не столько от вторжения людей (в отличие от китайских сто­лиц, столица японская не была окружена крепостными стенами), сколько от вторжения вредоносных духов и флюидов. Показательно, что эта японская столица, известная ныне как Нара, в VIII в. именовалась Хэйдзё, т. е. «Спо­койный замок» (или «Спокойная крепость»). Гарантами этого выступали за­щитники сторон света: сине-зеленый дракон (сэйрё) соотносится с востоком, белый тигр (бякко) — с западом, феникс (красный сокол, яп. судзаку) — с югом, гибрид черной черепахи со змеей (гэмпу) — с севером. Государев дво­рец располагался на севере столицы, поскольку император считался земной проекцией Полярной звезды. Его «драконий лик» был обращен к югу, где ле­жала подведомственная ему страна. В усадьбах аристократов, моделировав­ших «большое пространство» столицы, главное строение также возводилось на севере земельного участка.
16. Временное ведомство, образованное для строительства Нара.
17. Номенклатуру должностей в государственном аппарате см.: Мещеря­ков А.Н., Грачев М.В. История древней Японии. М.: Наталис, 2010. С. 517­-524.
18. Три заставы (Судзука, Фува, Арати) располагались в провинциях Исэ, Мино и Этидзэн. Созданы, видимо, в правление Тэнти с целью обороны сто­личного региона. С их помощью контролировалось перемещение по дорогам Токайдо, Тосандо и Хокурикудо.
19. Благоприятное знамение высшей степени.
20. Это и последующие аналогичные сообщения об увеличении штата пис­цов в различных ведомствах свидетельствуют об увеличении объемов бумаж­ной работы и общем курсе государства на тотальное документирование своей деятельности.
21. Неясно, о производстве каких вещей идет речь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хроника «Сёку нихонги» («Продолжение Анналов Японии»). Свиток 5 // История и культура традиционной Японии 7 / Orientalia et Classica: труды Ин-та восточ. культур и античности. — М. : Наталис, 2014. — С. 7-24.

Свиток 5 От 1-й луны 3-го года Вадо [710] до 12-й луны 5-го года Вадо [712]1

Составил согласно государеву указу Сугано-но Асоми Мамити, нижняя степень 4-го младшего ранга, дайфу в Мини­стерстве народных дел, командующий Левой управой дворцо­вой охраны, учитель наследного принца.

Государыня Яматонэко Амацу Мисиро Тоёкуни Нари-химэ-но Сумэрамикото. 43-я императрица Гэммэй.

3-й год Вадо [710 г.]

3-й год, весна, 1-я луна, 1-й день. Государыня пребывала во дворце Дайгокудэн и принимала новогодние поздравления. Были также построены люди хаято и эмиси2. Командующий левым конным отрядом Оотомо-но Сукунэ Табито, верхняя сте­пень 5-го старшего ранга, заместитель командующего Ходзуми-но Асоми Ою, нижняя степень 5-го младшего ранга, ко­мандующий правым конным отрядом Саэки-но Сукунэ Иваю, нижняя степень 5-го старшего ранга, и его заместитель Оно-но Асоми Умакаи, нижняя степень 5-го младшего ранга, разде­лившись на восточный и западный отряды перед воротами го­сударева дворца на улице Судзаку, построили конников, кото­рые направились во дворец во главе процессии хаято и эмиси.

1-я луна, 7-й день. Принцам Кадобэ и Кадзураки, без ран­га, и Мори-но Имики Кавати, верхняя степень 6-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.

1-я луна, 11-й день. Было решено: «При пожаловании [младших] рангов нельзя прибавлять количество лет на про­шлой службе к сроку на новой должности».

Скончался Такахаси-но Асоми Касама, нижняя степень 4-го младшего ранга, без должности.

1-я луна, 13-й день. Принцам Судзука и Мутобэ, без ранга, пожалована нижняя степень 4-го младшего ранга. Ёсино-но Мурадзи Кудзира, Кифуми-но Мурадзи Масу, Танабэ-но Фухито Хирабу, Тори-но Ясуцугу, все — верхняя степень 6-го стар­шего ранга, Ямато-но Имики Ихотари и Ямада-но Фухито Миката — нижняя степень 6-го старшего ранга, Мити-но Махито Маро, Осинуми-но Мурадзи Хитонари, Симоцукэно-но Асоми [имя пропущено], все — верхняя степень 6-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.

1-я луна, 15-й день. Управа Дадзайфу преподнесла мед­ные монеты.

1-я луна, 16-й день. Государыня пребывала у ворот Тёкакумон3. Устроен пир для гражданских и военных чиновников всех управ, хаято и эмиси. Исполнялась музыка разных зе­мель. Чиновникам, начиная с 5-го младшего ранга и выше, пожаловано по одной верхней одежде. Хаято и эмиси пожа­лованы ранги и соответствующие подарки.

1-я луна, 27-й день. Провинция Харима преподнесла мед­ные монеты. Провинция Хюга преподнесла девушек-унамэ. Провинция Сацума преподнесла воинов-тонэри.

1-я луна, 29-й день. Поскольку человек из числа хаято из провинции Хюга по имени Со-но Кими Хосомаро разъясняет тамошним людям их варварские обычаи [и необходимость от­каза от них], а также внемлет святой культурности [государы­ни], она распорядилась о пожаловании ему нижней степени 5-го внешнего младшего ранга.

2-я луна, 11-й день. В провинции Синано разразились бо­лезни. Туда отправлены лекарства для оказания помощи.

2-я луна, 29-й день. Учреждены дворы лесников. Запре­щена рубка деревьев в горах.

3-я луна, 7-й день. [Государыня] распорядилась: «До это­го времени принцы и принцессы крови, принцы и сановники беспрепятственно брали себе в услужение людей за пределами внутренних провинций. Отныне это запрещается. От Боль­шой палаты государственного совета ожидается принятие со­ответствующих решений».

3-я луна, 10-й день. Столица перенесена в Нара. Ле­вый министр Исоноками-но Асоми Маро, 2-й старший ранг, оставлен местоблюстителем [на время отсутствия государыни в Фудзивара].

Лето, 4-я луна, 2-й день. Случилось затмение солнца.

4-я луна, 21-й день. Эмиси из провинции Митиноку про­сили пожаловать им кабанэ «кими» и обращаться с ними так же, как и со внесенными в подворные списки. Разрешение было дано.

4-я луна, 22-й день. Совершены приношения всем святи­лищам, испрашивали дождь у знаменитых гор и больших рек.

4-я луна, 23-й день. Принц Нагая, 3-й младший ранг, назначен главой министерства кадров. Тадзихи-но Махито Агатамори, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен главой министерства двора. Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 4-го младшего ранга, назначен управителем правой части столицы. Унэмэ-но Асоми Хирабу, верхняя сте­пень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Оми. Сада-но Имики Ою, верхняя степень 5-го младшего ран­га, назначен управителем провинции Тамба. Ямада-но Фухито Миката, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провинции Суо.

4-я луна, 29-й день. В трех провинциях — Микава, Тотоми и Мино — разразился голод. Оказано вспомоществование.

5-я луна, 8-й день. Оотомо-но Сукунэ Усикаи, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен управителем провин­ции Тотоми.

6-я луна, 2-й день. Скончался заместитель управителя Дадзайфу по имени Косэ-но Асоми Таясу, верхняя степень 4-го младшего ранга.

Осень, 7-я луна, 7-й день. Охранник-тонэри левого ми­нистра [Исоноками-но Асоми Маро] по имени Муса-но Сугури Сагами, нижняя степень 8-го старшего ранга, обнаружил чу­десную тыкву4. В связи с этим гражданские и военные чинов­ники принесли поздравления государыне. Им пожалованы соответствующие подарки. Каждому столичному двору было пожаловано по 1 коку неочищенного риса. Сагами был повы­шен в ранге на две степени. Ему было пожаловано 10 хики грубого шелка и 20 тан полотна.

9-я луна, 18-й день. В Поднебесной запрещено хождение серебряной монеты.

Зима, 10-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затме­ние.

10-я луна, 14-й день. Скончался Кифуми-но Мурадзи Оотомо, нижняя степень 5-го младшего ранга. За заслуги в год дзинсин государыня посмертно пожаловала ему нижнюю сте­пень 4-го старшего ранга, пожалованы дары.

4-й год Вадо [711 г.]

4-й год, весна, 1-я луна, 1-й день. В пригородах столи­цы учреждены почтовые дворы: в уезде Сагарака провинции Ямасиро — почтовый двор Окада; в уезде Цуцуки провинции Кавати — почтовый двор Кусува; в уезде Симаноками про­винции Сэццу — почтовый двор Оохара; в уезде Симаносимо [провинции Сэццу] — почтовый двор Уэмура; в уезде Аэ про­винции Ига — почтовый двор Нииноми.

2-я луна, 26-й день. Скончался Хадзи-но Сукунэ Уматэ, нижняя степень 4-го младшего ранга.

3-я луна, 6-й день. Двум людям из провинции Исэ — Исобэ-но Оодзи и Исобэ-но Коси — пожалована фамилия Ватараи-но Каннуси5.

Шесть сел провинции Кодзукэ — Оримо, Карасина, Ята, Ооякэ из уезда Камура, Муми из уезда Мидоно и Яма из уезда Катаока — выделены в уезд Таго.

Лето, 4-я луна, 1-й день. Случилось затмение солнца.

4-я луна, 5-й день. В двух провинциях — Ямато и Садо — разразился голод. Оказано вспомоществование.

4-я луна, 7-й день. Оглашен указ о присвоение рангов тем гражданским и военным чиновникам всех управ, ко­торые успешно прошли аттестацию. Принцу Кумакори и принцу Нагата, верхняя степень 5-го младшего ранга, пожа­лована нижняя степень 5-го старшего ранга. Накатоми-но Асоми Омимаро и Косэ-но Асоми Маро, оба — нижняя сте­пень 4-го старшего ранга, пожалована верхняя степень 4-го старшего ранга. Исикава-но Асоми Миямаро, верхняя степень 4-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 4-го старшего ранга. Окинага-но Махито Ою, нижняя степень 4-го младшего ранга, пожалована верхняя степень 4-го млад­шего ранга. Ина-но Махито Ивасаки, Мити-но Махито Уси, Оотомо-но Сукунэ Табито, все — верхняя степень 5-го стар­шего ранга, а также Исоноками-но Асоми Тоёнива, верхняя степень 5-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 4-го младшего ранга. Имибэ-но Сукунэ Кообито, Абэ-но Асо­ми Хиронива, Исикава-но Асоми Нанивамаро, Исикава-но Асоми Иватари, Ооякэ-но Асоми Канаюми, Оо-но Асоми Ясумаро, Тадзихи-но Махито Миякэмаро, все — нижняя степень 5-го старшего ранга, а также Каса-но Асоми Маро, верхняя степень 5-го младшего ранга, пожалована верхняя степень 5-го старшего ранга. Тадзихи-но Махито Кидэ, Тадзихи-но Махито Киби, Камицукэно-но Асоми Ясумаро, Саэки-но Су­кунэ Момотари, Абэ-но Асоми Фунамори, Унэмэ-но Асоми Хирабу, Абэ-но Асоми Обитона, Оомива-но Асоми Комамаро, Сонэ-но Мурадзи Тарухито, все — верхняя степень 5-го млад­шего ранга, пожалована нижняя степень 5-го старшего ранга. Фудзивара-но Асоми Мутимаро, Фудзивара-но Асоми Фусасаки, Косэ-но Асоми Коодзи, Тадзихи-но Махито Агатамори, Агатаинукаи-но Сукунэ Цукуси, Оварида-но Асоми Ясума­ро, Накатоми-но Асоми Хитотари, Хэгури-но Асоми Ясумаро, все — нижняя степень 5-го младшего ранга, пожалована верх­няя степень 5-го младшего ранга. Икэда-но Асоми Кообито, Исикава-но Асоми Тарухито, оба — нижняя степень 6-го стар­шего ранга, а также Абэ-но Асоми Суруга, верхняя степень 6-го младшего ранга, Авата-но Асоми Хито, нижняя степень 6-го младшего ранга, Накатоми-но Асоми Адзумахито, верх­няя степень 7-го старшего ранга, Такахаси-но Асоми Эмиси, верхняя степень 7-го старшего ранга, Тами-но Имики Осихи, Кифуми-но Мурадзи Сонау, Кануми-но Мурадзи Оосуми, Мити-но Кими Обитона, все — верхняя степень 6-го старшего ранга, а также Акисомэ-но Мурадзи Акияма, верхняя степень 6-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го млад­шего ранга.

4-я луна, 9-й день. Штат уезда Ёсино провинции Ямато определен следующим образом: управитель уезда — 1, заме­ститель управителя — 1, старший делопроизводитель сюсё — 2, младший делопроизводитель сютё — 1.

4-я луна, 15-й день. Скончался глава министерства двора Тадзихи-но Махито Мимори, нижняя степень 4-го младшего ранга.

4-я луна, 20-й день. Оглашен указ: «Отныне и впредь управитель провинции [Ямасиро] обязан каждый год само­лично инспектировать проведение праздника Камо».

5-я луна, 7-й день. Было решено: «Хотя люди, находя­щиеся в услужении у принцев и принцесс крови, у принцев и сановников, зарегистрированы в министерстве кадров, их аттестацию впредь не проводить. Тем, кто уже имеет ранг, по­зволить носить его. В качестве исключения разрешить иметь ранг для одной трети слуг принцев и сановников, принцев и принцесс крови, взятых из числа людей с их кормовых на­делов, и одной четверти — для слуг, взятых с ранговых на­делов.

Если имеющие ранг слуги подолгу отсутствуют на месте службы, если они не слушаются хозяина и не соблюдают це- ремониальности, немедленно лишать их ранга и возвращать в прежнее состояние. Однако если ранг получен на другом ме­сте службы, делать этого нельзя.

В случае смерти хозяина их слуг аттестации не подвергать, вернув их в прежнее состояние. Однако если они хотят перей­ти к другому хозяину, то разрешать.

Все остальное — оставить в соответствии с законом».

В провинции Овари разразились болезни. Для излечения больных отправлены врачи и лекарства.

5-я луна, 11-й день. Скончался Тагима-но Махито Титоко, нижняя степень 4-го младшего ранга.

5-я луна, 15-й день. Для того чтобы люди могли иметь при торговле взаимную выгоду, 6 сё неочищенного риса прирав­нять к одному мон денег.

Прежде был введен на запрет набора слуг из мест, не вхо­дящих во внутренние провинции. Теперь он отменен.

6-я луна, 21-й день. Оглашен указ: «В прошлом году шли затяжные дожди, зерновые не уродились. Летом нынешним была засуха, почти все рисовые поля пострадали. Мы жалели народ, молились Небесной реке6. И вот сейчас выпал благосло­венный дождь, и это лучше любых благоприятных знамений. Радуемся с народом, славим Небо». По этому поводу граждан­ским и военным чиновникам ста управ пожалованы соответ­ствующие подарки.

6-я вставная луна, 3-й день. Постановлено, что отныне в случае кончины обладателя 5-го ранга и выше следует сооб­щать о том в палату инспекций Бэнкан в тот же день.

6-я вставная луна, 14-й день. [Дворцовые] ткачи впер­вые отправлены по всем провинциям, чтобы научить [мест­ных людей] ткать парчу и узорчатый шелк.

6-я вставная луна, 21-й день. Мунакатабэ-но Камамаки пожалована фамилия Анахо-но Мурадзи.

6-я вставная луна, 22-й день. Скончался средний госу­дарев советник и глава Палаты небесных и земных божеств Накатоми-но Асоми Омимаро, верхняя степень 4-го старшего ранга.

Осень, 7-я луна, 1-й день. Оглашен указ: «Законы вве­дены в действие уже давно, однако соблюдают их немногие, повсеместности не наблюдается. Ведомства ленятся и не под­ходят к делу с ответственностью. Чиновники лишь именуют себя таковыми, но дел не делают. Если найдется преступив­ший закон, но в результате сговора это не будет отражено в аттестационных оценках, считать это за серьезное преступле­ние, не подлежащее прощению».

7-я луна, 5-й день. Камабэ-но Сукунэ Намэ из уезда Сагарака провинции Ямасиро родила тройню мальчиков. Ей по­жаловано 2 хики грубого шелка, 2 тон шелковой ваты, 4 тан полотна, 200 снопов риса и кормилица.

7-я луна, 9-й день. Скончался управитель провинции Овари по имени Саэки-но Сукунэ Оомаро, нижняя степень 4-го младшего ранга, 4-й наградной ранг.

8-я луна, 4-й день. Троим людям — Сакабэ-но Кими Оота, Сакабэ-но Кими Нукамаро и Сакабэ-но Кими Ивасуми — в со­ответствии с подворной переписью года каноэ-тора7 пожало­вана фамилия Камобэ-но Мурадзи.

9-я луна, 1-й день. Случилось солнечное затмение.

9-я луна, 2-й день. Оглашен указ: «Воины размещены в столице на случай возникновения чрезвычайных и непредви­денных обстоятельств. Чтобы выполнить свой воинский долг, они должны быть смелыми и сильными. Однако все они слабы и к тому же не владеют воинскими искусствами. Их можно назвать [воинами] лишь по недоразумению, толку от них нет. В случае возникновения непредвиденных обстоятельств как они справятся с ними? А ведь [в «Лунъюй»] сказано, что посы­лать в бой необученных — значит бросаться людьми. Поруча­ем начальникам, чтобы отныне они набирали людей смелых и в воинском деле сведущих. При этом менять их каждый год».

9-я луна, 4-й день. Оглашен указ: «Известились Мы, что люди, призванные на строительство столицы со всех провин­ций, сбегают во множестве. Несмотря на запреты, не можем остановить их. В настоящее время ограда дворца не готова, охрана невозможна. В связи с этим повелеваем учредить вре­менный штаб для охраны склада с оружием».

Во исполнение указа назначены на должности генералов Исоноками-но Асоми Тоёнива, нижняя степень 4-го младшего ранга, Ки-но Асоми Охито и Авата-но Асоми Хито, оба — ниж­няя степень 5-го младшего ранга.

Зима, 10-я луна, 23-й день. Согласно указу государыни установлены нормы сезонного жалования для кровных прин­цев и чиновников в соответствии с их разрядами и рангами. Принцы крови 2-го разряда и сановники 2-го ранга: грубый шелк — 30 хики, шелковая нить — 100 мотков, деньги — 2000 мон. Принцы 3-го ранга: грубый шелк — 30 хики, день­ги— 1000 мон. Сановники 3-го ранга: грубый шелк— 10 хики, деньги — 1 ООО мон. Принцы [и чиновники?] 4-го ранга: гру­бый шелк — 6 хаки, деньги — 300 мон. Чиновники 5-го ранга: грубый шелк — 4 хики, деньги — 200 мон. Чиновники 6-го и 7-го рангов: грубый шелк — 2 хики, деньги — 40 мон. Чинов­ники 8-го и начального рангов: грубый шелк — 1 хики, день­ги — 20 мон. Работающим посменно охранникам оотонзри, меченосцам тонэри, гвардейцам, писцам, служащим мини­стерств и Большой палаты государственного совета, охран­никам ворот дворца, тюремщикам и служащим при воинских частях столицы: шелковая нить — 2 мотка, деньги — 10 мон. Женщинам полагается такое же довольствие.

Кроме того, оглашен еще один указ: «Обладание деньгами дает возможность при условии их наличия осуществлять тор­говлю. Однако народ к тому не приучен и того не разумеет. Торгуют мало, денег не копят. А посему повелеваем: в зави­симости от накопленной суммы предоставлять повышение в ранге. Обладателям 6-го младшего ранга и ниже: повышение на одну степень при условии накопления более 10 кан и повы­шение на две степени при условии накопления более 20 кан. Обладателям начального ранга и ниже: повышение на одну степень при накоплении каждых пяти кан. Если обладатель верхней степени большого начального ранга или же облада­тель начального ранга достигнет нижней степени 8-го млад­шего ранга, то далее для получения повышения на одну сте­пень следует накапливать 10 кан. Обладателям 5-го ранга и выше, а также обладателям 6-го старшего ранга: при нако­плении 10 кан и больше ожидать государева указа.

Если же кто-то возьмет денег взаймы и обманет власти, то эти деньги подлежат конфискации, а сам он — принудитель­ным работам сроком на один год. Заимодавец подлежит тако­му же наказанию.

Срок подачи заявлений о накоплениях ограничивается 12-й луной сего года, когда и следует представить заявление с указанием накопленной суммы. После того как Большая пала­та государственного совета рассмотрит заявления и доложит о том государыне, следует представить накопленные деньги».

Оглашен указ: «Ожидаем Мы, что ввиду предоставляемой возможности повышения в ранге во всех домах возникнет желание накопительства и там станут нанизывать монеты на шнур. Однако опасаемся, что жаждущие выгоды люди станут отливать поддельную монету. Согласно уголовному уложению, подделка денег относится к преступлениям легким. Повелева­ем временно приравнять ее к преступлениям тяжким и запре­тить [подделки] со всей строгостью. Сам фальшивомонетчик наказывается смертной казнью через усекновение головы, его приспешники обращаются в государственных рабов, а домо­чадцы подлежат ссылке. Если член пятидворки знал о престу­плении, но не донес о нем, наказывать его наравне с преступ­ником. Для не знавшего о том наказание снижается на пять степеней. Для того, кто умышленно пользовался поддельными деньгами, но раскаялся в том и явился с повинной, снижать наказание на одну степень. Кто не успел воспользоваться поддельной монетой и явился с повинной — того прощать. Если кто-то знал о содеянном, но не донес, наказывать наравне с преступником. С тем, кто знал о содеянном, но потом донес, поступать так же, как и с раскаявшимся фальшивомонетчи­ком».

11-я луна, 4-й день. Впервые пожалованы ранги тем, кто накопил денег.

11-я луна, 21-й день. Сугао-но Асоми Оомаро, нижняя степень 6-го младшего ранга, и Такахаси-но Асоми Отари, верхняя степень 7-го старшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.

11-я луна, 22-й день. Оглашен указ: «Всем провинциям в течение трех лет предписывается предоставлять рисовую ссу­ду без взимания интереса. Пожаловать одежду и еду тем лю­дям из внутренних провинций, которым минуло 80 лет, а так­же тем одиноким, кто не может содержать себя. Запретить отныне выдачу частных рисовых ссуд с интересом больше чем половина. Во всем остальном руководствоваться законом».

12-я луна, 2-й день. Восемь человек во главе с Тамба-но Фухито Титари, большой начальный ранг, подделали печать и выдавали поддельные удостоверения о присвоении рангов. Они сосланы в провинцию Синано.

Принц Кадзураки, нижняя степень 5-го младшего ранга, назначен заведовать дворцовыми конюшнями.

12-я луна, 6-й день. Оглашен указ: «Принцы крови и дру­гие влиятельные дома часто захватывают горы и долины, стесняя тем самым народ. Отныне на такой захват налагается строгий запрет. Тот же, кто разработает пустошь, должен че­рез управление провинции доложить о том и ожидать реше­ния Большого государственного совета».

12-я луна, 12-й день. Кома-но Асоми Акимаро, нижняя степень 5-го младшего ранга, докладывал: «Наша изначальная фамилия — Абэ. Во времена государя, который управлял Под­небесной из дворца Иварэ-но Икэнобэ [Ёмэй], мой предок во втором колене по имени Хитоко-но Оми был отправлен послом в страну Кома [Когурё]. Поэтому его стали называть Кома. Од­нако это не имеет отношения к нашей настоящей фамилии. Прошу разрешения именоваться по-прежнему». Разрешение было дано.

12-я луна, 20-й день. Внесены изменения в закон о по­жаловании рангов за накопление денег. Разрешено получение ранга безранговым служащим при условии накопления 7 кан, а также тем, кто не обладает рангом и не служит, — за нако­пление 10 кан. Остальное оставлено без изменений.

5-й год Вадо [712 г.]

5-й год, весна, 1-я луна, 1-й день. Оглашен указ: «Среди несущих трудовую повинность [на строительстве столицы] не­мало таких людей, которые при наступлении срока возвраще­ния в родную деревню не имеют пищи, голодают, валяются в придорожных канавах. Управителям провинций вменяется в обязанность проявлять о них всестороннюю заботу и оказы­вать вспомоществование. В случаях смерти следует незамед­лительно предавать тело земле, имя умершего записывать и сообщать его в место приписки».

1-я луна, 19-й день. Безранговым принцам Камицуми- ти, Ооно и Ямато пожалована нижняя степень 4-го младше­го ранга. Безранговым принцам Нукатабэ, Итиси и Танака пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга. Саэки-но Сукунэ Маро и Косэ-но Асоми Оодзи, оба — верхняя степень 5-го старшего ранга, пожалована нижняя степень 4-го млад­шего ранга. Ходзуми-но Асоми Ямамори, Косэ-но Асоми Кусухи, Оотомо-но Сукунэ Мититари и Сада-но Имики Ою, все — верхняя степень 5-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го старшего ранга. Ки-но Асоми Охито, Каса-но Асоми Ёсимаро, Тадзихи-но Махито Хиронари, Оотомо-но Су­кунэ Сукунамаро, все — нижняя степень 5-го младшего ранга, пожалована верхняя степень 5-го младшего ранга. Оомива-но Асоми Осихито и Камо-но Асоми Катамаро, оба — верхняя степень 6-го младшего ранга, а также Саэки-но Сукунэ Хатаясу и Оварида-но Асоми Цукитари, оба — верхняя степень 6-го старшего ранга, а также Нукада-но Обито Хитотари, нижняя степень 6-го старшего ранга, Кохо-но Одо, нижняя степень 6-го младшего ранга, пожалована нижняя степень 5-го младшего ранга.

1-я луна, 23-й день. Упразднен сигнальный костер в Такаясу, провинция Кавати. Для связи со столицей учреждены сигнальные костры в Таками и Касуга, провинция Ямато.

2-я луна, 19-й день. Оглашен указ, согласно которому пре­старелым, вдовцам, вдовам и одиноким, сиротам и бездетным старикам из столицы и внутренних провинций пожалованы грубый шелк, шелковая вата, рис и соль в соответствующих количествах. Престарелым монахам и монахиням совершены такие же пожалования.

3-я луна, 19-й день. Провинция Мино преподнесла срос­шиеся ветки и белого дикого гуся8.

Лето, 4-я луна, 19-й день. Оглашен указ: «Раньше назна­чение старших и младших делопроизводителей в управы уез­дов осуществлялось управами провинций, а имена назначен­ных сообщались [в Большую палату государственного совета], где и подлежали утверждению. Однако на то есть соответству­ющий закон. А потому отныне следует определить кандидата, а потом провести испытание в соответствии с законом. Затем провести назначение [в министерстве кадров], об утвержде­нии которого ходатайствовать перед Большой палатой госу­дарственного совета».

5-я луна, 4-й день. В провинции Суруга разразились бо­лезни. Для излечения больных туда отправлены лекарства.

5-я луна, 5-й день. Обладателям 6-го ранга и ниже запре­щено ношение кожаных поясов с украшениями из олова и се­ребра.

5-я луна, 13-й день. Оглашен указ: «Прежний указ об от­мене на три года взимания интереса по рисовым ссудам на­правлен на то, чтобы облегчить жизнь бедным крестьянам. Однако управы провинций и уездов, старосты деревень, вос­пользовавшись Нашей милостью, обращают ее в свою пользу9. Повелеваем строго запретить искажать Нашу волю и грабить народ. Если же сыщется такой, кто окажется в том виновен и требует незаконный интерес по ссудам, считать его престу­пление за тяжкое, которое не подлежит прощению».

5-я луна, 16-й день. Учрежден закон о снабжении упра­вителей провинций провиантом, лошадьми и вестовыми на время инспектирования ими провинций и возвращения в столицу. Подробно записано отдельно.

Большая палата государственного совета докладывала го­сударыне: «Среди управителей уездов есть такие: умножают число дворов и увеличивают налоговые поступления, поощря­ют землепашество и разведение тутового дерева, бедных у них мало, они препятствуют беглецам, не допускают воров­ства и разбоя, подворные списки составляют истинные, пол­ные и без пропусков, судят по справедливости и понапрасну в острог не сажают, служат со рвением и обликом аккуратны. (Это первый пункт.) Но есть и такие: полны алчности и делят не ровно, в работе — изъяны, делами не занимаются, народ обманывают и [государственную] помощь используют не по назначению, богаты хитростью и требуют себе должностей высоких, пустоши не осваивают, о налоговых поступлениях не пекутся, составленные ими подворные списки полны лжи, людей на работы не призывают, беглецов у них много, земля у них не обрабатывается. (Это второй пункт.) Среди крестьян есть такие: усердны в землепашестве и разведении тутового дерева, достигли успеха в ремеслах, помогают бедным и пе­стуют одиноких стариков и сирот, славны заботой о родите­лях и службой вышестоящим, таланты-знания свои пускают на дело. (Это третий пункт.) Просим разрешения, чтобы в случае если у кого-то из управителей уездов или крестьян на­берется более трех достоинств или недостатков из числа ука­занных в трех вышеприведенных пунктах, управителю про­винции было бы дозволено составить подробное донесение и передать его государеву посланнику для доклада государыне». Разрешение было дано.

5-я луна, 17-й день. Находящимся в различных ведом­ствах чиновникам начиная от сакан и выше, а также госу­даревым посланникам в провинциях было высочайше указа­но: «Хотя со дня принятия законов прошло немало времени, сведущих в законодательных уложениях мало, непослушных им — много. Повелеваем, чтобы отныне нарушитель адми­нистративного уложения подвергался наказанию согласно соответствующей статье уголовного уложения. Пусть палата инспекций отряжает своих людей три раза в месяц для про­верки всех ведомств и выявления нарушений. Если сыщется отлынивающий от службы, следует составить донесение, на­править его в министерство кадров и учитывать при аттеста­ции.

Когда управление провинции отправляет по служебным делам посланца в столицу, следует выбирать людей сведущих. Этот посланец должен знать состояние дел нынешних, а так­же за все годы по отдельности, когда он состоял в должности. Нельзя допускать того, чтобы он не мог без запинки ответить на вопрос и затруднялся при этом. Если посланец не сможет выполнить порученное, наказывать его отправившего и его самого вышеозначенным образом.

Повелеваем посылать отныне инспекторов в провинции каждый год, дабы достоинства и недостатки управления в провинциях были выявлены. Когда посланец вернется об­ратно, он должен со спокойствием и без утайки поведать об увиденном. Если через его расспросы будет обнаружено [на­рушение закона, то с нарушителем] поступать вышеозначен­ным образом.

Провинциальным управам предписывается ежегодно со­ставлять отчеты о службе чиновников с указанием их достиже­ний, проступков и состояния дел, которые следует присовоку­плять к аттестационному листу и направлять в министерство кадров. Министерство кадров должно сличать эти данные с результатами проверок инспекторами».

5-я луна, 28-й день. Большая палата государственного совета постановила: «Печать, которая ставится на ранговые удостоверения, должна храниться в Большой палате государ­ственного совета. Печать для документов, посылаемых в про­винции, должна храниться в ведомстве инспекций Бэнкан».

6-я луна, 7-й день. Случилось землетрясение.

7-я луна, 15-й день. Провинция Ига преподнесла черную лисицу10.

В 21 провинции — Исэ, Овари, Микава, Сурута, Идзу, Оми, Этидзэн, Тамба, Тадзима, Инаба, Хоки, Идзумо, Харима, Бидзэн, Биттю, Бинго, Аки, Кии, Ава, Иё и Сануки — начато производство узорчатого шелка и парчи.

7-я луна, 17-й день. Делопроизводитель дайсакан из провинции Харима по имени Садзанами-но Коути, верх­няя степень 8-го младшего ранга, положил много сил для постройки зернового амбара. Он повышен в ранге на одну степень. Ему пожаловано 30 хики грубого шелка и 30 тан полотна.

8-я луна, 3-й день. Большая палата государственного со­вета постановила: «Запасы риса в уездных хранилищах малы. Когда наступает день раздачи, бывает, что его не хватает. Следует выделять уездам рис для ссуд из провинциальных хранилищ в количествах, зависящих от размера провинции, и вкупе с уже хранящимся в уездах рисом использовать его для предоставления ссуд. Полученную же прибавку снова ис­пользовать для предоставления ссуд. При этом нельзя допу­скать, чтобы там, где было много риса, стало его мало. Нельзя допускать и того, чтобы количество риса в провинциальных хранилищах уменьшалось. Да будет так всегда».

8-я луна, 23-й день. Государыня отправилась в крепость Такаясу.

9-я луна, 3-й день. Оглашен указ: «Иэхара-но Омина и Ки-но Асоми Омина, вдовы левого министра Тадзихи-но Махито Сима, 2-й старший ранг, и правого министра Оотомо-но Сукунэ Миюки, 2-й младший ранг, при жизни мужей помо­гали им в управлении страной, а после их смерти ревностно заботятся об их могилах. Когда думаем об их преданности, сердце Наше полнится благодарностью. А потому жалуем им по 50 дворов». Кроме того, Иэхара-но Омина было пожаловано кабанэ Мурадзи.

Оглашен указ: «Слышали Мы, что в сочинениях древних говорится: “В год крысы — урожай плохой”. Однако Небо и Земля пришли на помощь, урожай удался на славу. Мудрый правитель древности говорил так: “Счастливое предзна­менование не идет в сравнение с богатым урожаем”. Кро­ме того, Адзикикэй и иже с ним преподнесли Нам из про­винции Ига черную лисицу, что является благоприятным знамением высшей степени. В книге сказано: “Это знак того, что правление государя — мирное”. Желаем разделить Нашу радость с людьми и объявляем великое помилование. Под него не подпадают грабители и воры, а также те, кто не подпадает под обычное помилование. Фальшивомонет­чикам наказание снижается на одну степень. Чиновникам управы провинции Ига в должности от сакан и выше жа­луется повышение ранга на одну степень. Уезд, в котором обнаружено знамение, освобождается от заменительной натуроплаты, а двор человека, обнаружившего знамение, освобождается от всех налогов и повинностей сроком на три года. Все провинции Поднебесной освобождаются на этот год от уплаты рисового налога, а три провинции — Ямато, Кавати и Ямасиро — освобождаются еще и от упла­ты подушной подати».

9-я луна, 4-й день. Адзикикэй, верхняя степень 6-го стар­шего ранга, пожалована нижняя степень 4-го младшего ран­га.

9-я луна, 15-й день. Монах Кандзё назначен патриархом дайсодзу. Монах Бэнцу назначен заместителем патриарха сёсодзу. Монах Канти назначен рисси.

9-я луна, 19-й день. Мити-но Кими Обитона, нижняя сте­пень 5-го младшего ранга, назначен послом в Силла.

9-я луна, 23-й день. Большая палата государственного совета провела заседание и обратилась к государыне: «Стро­ительство страны и расширение границ — дело воински до­блестное и почетное. Создание ведомств и обихаживание на­рода—дело важное для его окультуривания. Северные эмиси живут в земле далекой и опасной, они вели себя по повеле­нию строптивых сердец своих, часто угрожали границам. Однако войско наше налетело на них, словно гроза, и рассея­лись разбойники, словно туман, и стала земля та мятежная пребывать в покое, стал народ государынин жить без помех. Пользуясь этим, желаем учредить там провинцию с управой, дабы народ тамошний навсегда в спокойствии пребывал». Государыня соизволила согласиться. Была учреждена про­винция Дэва.

9-я луна, 29-й день. В провинциях, где расположены три заставы11, принцам и принцессам крови, принцам и сановни­кам запрещено брать в услужение местных людей. 

Зима, 10-я луна, 1-й день. Два уезда провинции Митиноку — Могами и Оитами — присоединены к провинции Дэва.

10-я луна, 17-й день. Обладателям 6-го ранга и ниже, а также военным чиновникам запрещено красить одежды соком цезальпинии12, а также покупать и продавать такие одежды.

10-я луна, 20-й день. Скончался Окинага-но Махито Ою, верхняя степень 4-го младшего ранга.

10-я луна, 28-й день. Посольство, отправляющееся в Силла, получило прощальную аудиенцию у государыни.

10-я луна, 29-й день. Оглашен указ: «Когда несущие тру­довую повинность люди, а также те, кто доставляет налоги в столицу, возвращаются в родную деревню, у них не хватает пропитания и взять его неоткуда. Повелеваем организовать торговлю рисом из уездных хранилищ в удобных местах, что­бы трудообязанные могли бы покупать его. Кроме того, следует известить путешествующих, чтобы они запасались деньгами и не таскали бы с собой тяжести, но покупали бы [пропитание] за деньги [там же, где и трудообязанные]».

11-я луна, 16-й день. В левом и правом Управлении ин­спекторов количество писцов увеличено на 6 человек. Теперь их там стало по 16 человек.

11-я луна, 20-й день. Абэ-но Асоми Сукунамаро, 3-й млад­ший ранг, докладывал: «Хикэта-но Асоми Ниэ, верхняя сте­пень 5-го младшего ранга, Хикэта-но Асоми Адзумахито, верхняя степень 7-го старшего ранга, Хикэта-но Асоми Фу- нахито, верхняя степень 7-го младшего ранга, Куно-но Асоми Митасуки, нижняя степень 7-го младшего ранга, Осата-но Асоми Оомаро, нижняя степень начального младшего ранга, и Осата-но Такэру, без ранга, а всего шесть человек, имеют то же происхождение, что и род Абэ, ничем от меня, Сукунамаро, не отличаясь. Однако из-за их проживания [в разных местах] они образовали другие роды. Когда думаю об этом, становит­ся печально и грустно. Сам я, Сукунамаро, был уже облаго­детельствован государем, и мне была возвращена прежняя фамилия13. Однако вышеуказанные люди еще не удостоились внимания государыни. Почтительно прошу о том, чтобы их фамилии были изменены на исконную». Высочайшее разре­шение было дано.

12-я луна, 7-й день. Было решено: «У одних работников ведомств рукава одежд узкие и короткие, у других подо­лы — широкие и длинные. У иных же запах одежды на груди слишком мал. Оттого при ходьбе они легко распахиваются. Подобная одежда является серьезным нарушением церемо- ниальности. Соответствующему ведомству14 следует строго запретить ношение таких одежд.

Кроме того, пусть теперь придворная одежда тех, кто не обладает рангом, будет с желтым подолом. Ширина подола — 1 сяку 2 сун и меньше.

Кроме того, в случае продажи вещей, полученных от душе­вой подати и заменительной натуроплаты, пусть 1 кипа по­лотна стоит 5 мон.

12-я луна, 15-й день. На восточном и западном рынках столицы учреждены по две должности писцов.

12-я луна, 23-й день. Соответствующее ведомство до­кладывало: «Если в документ закрадется ошибка, [которая обнаружится] уже после прикладывания государевой печати, младшему государеву советнику следует для исправления до­кумента обратиться к начальству, после чего снова подать до­кумент государю и поставить печать».

Конец 5-го свитка.

Комментарии

1. Настоящая публикация пятого свитка хроники «Сёку нихонги» являет­ся продолжением нашего перевода: Мещеряков А.Н. (пер., комм.). Хроника «Сёку нихонги». Свиток 1 // Политическая культура древней Японии. Труды Института восточных культур и античности РГГУ. Вып. VII. М.: РГГУ, 2006. С. 7-65; «Сёку нихонги». Свиток 2 // История и культура традиционной Япо­нии 2. Труды Института восточных культур и античности РГГУ. М.: РГГУ, 2011. Вып. XXIX. С. 39-69; Хроника «Продолжение Анналов Японии» («Сёку нихонги»). Свиток 3 // История и культура традиционной Японии 5. Труды Института восточных культур и античности. М.: РГГУ, 2012. Вып. XLIX. С. 42­72; «Сёку нихонги». Свиток 4 / / История и культура традиционной Японии 6. Труды Института восточных культур и античности РГГУ. М.: РГГУ; Наталис, 2013. Вып. LI. С. 24—47. В первой публикации приводятся все обстоятельства составления хроники и принципы нашего перевода. Реалии, откомментиро­ванные ранее, в настоящей публикации больше не комментируются.
2. Первое свидетельство участия представителей племен хаято и эмиси в новогодних придворных ритуалах.
3. Местоположение этих ворот неизвестно.
4. В списке знамений «Энгисики» «чудесная тыква» отсутствует.
5.  Ватараи были жрецами «внешнего святилища» (гэку) синтоистского комплекса Исэ.
6. Млечный Путь.
7. См.: «Нихон сёки», Дзито, 3-вставная 8-10 (689 г.).
8. Считались благоприятными знамениями.
9. Речь, видимо, идет о следующем: сами управленцы получают беспро­центные ссуды, которые затем ссужают крестьянам под определенный про­цент.
10. Благоприятное знамение высшей степени.
11. Имеются в виду провинции Исэ, Мино и Этидзэн.
12. Цезальпиния 蘇 芳, сухо:, произрастает в Индии, Индокитае, на Малай­ском полуострове. Из нее получают красно-фиолетовый краситель.
13. См.: Кэйун, 1-11-14 (704 г.).
14. Имеется в виду Ведомство инспекций (Дандзётай).

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Удальцова З. В. О внутренних причинах падения Византии в XV веке
      By Saygo
      Удальцова З. В. О внутренних причинах падения Византии в XV веке // Вопросы истории. - 1953. - № 7. - С. 102-120.
      Пятьсот лет назад у берегов Босфора разыгрались знаменательные и драматические события. 29 мая 1453 г. полчища турецкого султана Мехмеда II ворвались в столицу Византии - Константинополь. Вслед за столицей ими были завоёваны остальные, ещё уцелевшие земли Византийской империи. Это имело большие последствия. Захват Константинополя облегчил туркам их наступление на Балканский полуостров: обеспечив себя с тыла, турецкие феодалы получили возможность бросить все свои силы против народов Балкан. В конце XV - начале XVI в. многие страны Юго-Восточной Европы подпали под иго турецких феодалов, продолжавшееся несколько столетий. Угроза вторжения турецких полчищ реально нависла и над другими странами Европы. "Турецкое нашествие XV и XVI столетий, - писал Маркс, - представляло второе издание арабского нашествия VIII века... Как тогда при Пуатье, как впоследствии во время монгольского нашествия при Вальштатте, так и здесь опасность опять угрожала всему европейскому развитию"1.
      Известие о падении Константинополя встретило самый широкий отклик в странах Восточной Европы. Это нашло своё отражение в современной событию литературе. На Руси широкую известность приобрела "Повесть о взятии Царьграда", принадлежащая перу Нестора Искандера2, русского человека, захваченного в плен турками и находившегося в турецком лагере. Большую популярность получил близкий по времени к падению Константинополя русский перевод "Плача" о Константинополе греческого писателя Иоанна Евгеника - перевод, дополненный многими интересными деталями. О падении Константинополя рассказывает и русский фольклор. Сохранилась, например, былина о том, как Илья Муромец отправился выручать Константина Боголюба от Идолища Поганого3.
      С большим возмущением и тревогой рассказывают о падении Византии грузинские и армянские хронисты. Они рисуют это событие как общее бедствие, которое создаёт реальную угрозу для Грузии и Армении. Об этом, в частности, пишет грузинский летописец4. Описанию гибели Константинополя посвящены две обширные армянские стихотворные хроники XV в. - Абраама Анкирского и Аракела Багешского. В них с большой жизненной правдой передаются непосредственные впечатления современников о действиях турецких войск5.
      Сочувствие к судьбе Византии в Грузии и Армении было обусловлено не только вероисповедными мотивами, как обычно рисуется в буржуазной историографии, но и важными политическими причинами. Турецкая агрессия угрожала этим странам и потому не могла не вызывать в среде грузинского и армянского народов чувство протеста против действий захватчиков и сочувствия к жертвам этой агрессии.
      Героическая борьба народов юго-востока Европы против турецких захватчиков с большим сочувствием освещена у венгерского хрониста Туроца6 и в летописи польского историка XV в. Длугоша7.
      Иным было отношение к падению Византии в странах Западной Европы. Известие о падении Константинополя не вызвало там того сочувствия к народам, подпавшим под турецкое иго, в частности к славянам и грекам, какое было в странах Восточной и Центральной Европы. Это объясняется, прежде всего, враждебной политикой по отношению к Византии, которую вели западноевропейские феодалы, особенно католическая церковь, в последние века существования Византийской империи. В XV в. папство стремилось воспользоваться тяжёлым внутренним и внешнеполитическим положением Византии, чтобы подчинить себе восточную церковь, используя с этой целью заключённую в 1439 г. флорентийскую унию. В этой политике папство опиралось на кучку предателей в самой Византийской империи, возглавлявших так называемое латинофильское течение.
      Католическое духовенство всячески разжигало враждебное отношение к "схизматикам"-грекам. Маркс указывал, что в период турецкого завоевания в Европе была в ходу пословица: "Христиане будут только тогда действительно счастливы, когда будут уничтожены проклятые греческие еретики и турки разрушат Константинополь"8. Подобные настроения усиленно насаждались и подогревались агентами папского престола. Вместо активной борьбы против турецких завоевателей западноевропейские феодалы и папство стремились ослабить и захватить Византию и южнославянские страны, не желая сознавать, что турецкая агрессия угрожала всей Европе. Значительную роль при этом сыграли экономические интересы итальянских городов и папства.
      Организации отпора турецким завоевателям мешали также распри среди западноевропейских феодалов. Византийский историк XV в. Франдзи писал о причинах того, что Запад не оказал реальной помощи Византии против турок: "...многовластие итальянских и других западных владетелей - причина того, что они не имеют единого начальника и среди них нет единомыслия... Они много совещаются, рассуждают и говорят, но мало делают..."9. Нестор Искандер также разоблачает предательскую позицию правящих кругов западных держав по отношению к Византии. Искандер писал по этому поводу: "А фрягове не восхотеша помощи дати, но глаголаху в себе: "не дейте, да возмут и Турки, а у них мы возмем Царь-град"10.
      Вражда к "схизматикам"-грекам и влияние католической церкви наложили отпечаток на большинство "латинских" источников об осаде и взятии Византии турками11. Эти источники отличаются крайней тенденциозностью и ярко выраженной католической, "западнической" ориентацией. Исключение составляет лишь рассказ непосредственного участника обороны Константинополя венецианского хирурга Николо Барбаро, который находился в течение всей осады в Константинополе и записал в своём дневнике важнейшие события того времени12. Однако "западнические" тенденции чувствуются и в этом интересном памятнике XV века.
      Византийские источники XV в. содержат обширный материал о внутренней и внешнеполитической истории Византии накануне и во время турецкого завоевания. Подавляющее большинство этих произведений принадлежит перу представителей византийской феодальной знати, и классовая направленность источников проявляется весьма ярко. На авансцену истории эти авторы выдвигают византийских императоров и турецких султанов, борьбу феодальных клик за престол, религиозные распри и догматические споры. Жизнь и борьба народных масс в большинстве случаев остаются в тени или рисуются в искажённом виде. В трудах византийских историков, посвященных последним годам существования Византийской империи, усиленно прославляются греческая культура, язык, обычаи и ярко выражено враждебное отношение к турецким завоевателям (см. Франдзи13, Халкокондил14 и др.).
      Вместе с тем произведения некоторых византийских историков проникнуты латинофильским духом, их авторы придают чрезвычайно большое значение вопросу о церковной унии, возлагают надежды на помощь Запада в борьбе против турок и сочувственно относятся к проникновению в Византийскую империю итальянцев. Наиболее видным представителем этого направления является историк Дука15.
      В отдельных исторических сочинениях того времени проявляется и явная туркофильская тенденция. Особенно открыто она выступает в произведении ренегата Михаила Гермодора Критовула с острова Имброс16, перешедшего на сторону турок. Турецкие источники о падении Константинополя, написанные много позднее этого события, по своей достоверности значительно уступают свидетельствам непосредственных очевидцев взятия Константинополя турецкими войсками. Так, например, широко используемая в современной турецкой историографии хроника Саадэддина (Хаджи-эфенди) "Венец летописей" (Тай-ут-теверих), освещающая правление Мехмеда II, была написана спустя почти целое столетие после взятия Константинополя турецкими захватчиками. К более позднему времени относятся также и рассказ о падении Константинополя турецкого историка Евлия Челеби и ряд других турецких источников. Отличительной чертой турецких источников является их крайняя тенденциозность, ярко выраженная националистическая окраска, проявляющаяся в восхвалении подвигов турецких султанов, в особенности султана "Завоевателя" - Мехмеда II.
      ***
      Буржуазная историография всячески искажала и фальсифицировала историю турецкого завоевания Византии и стран Балканского полуострова. Для буржуазного византиноведения эта проблема в основном сводилась к внешнему завоеванию; внутренние причины гибели Византийского государства оставались вне поля зрения буржуазных исследователей. В трудах, где этот вопрос ставился, он получал крайне тенденциозное освещение, связанное с определёнными политическими и религиозными направлениями в буржуазной историографии.
      Западноевропейские реакционные католические учёные считали, что причиной исторической трагедии Византии была, прежде всего, недальновидная политика византийского правительства - политика "враждебности" и "недоверия" к Западу: религиозная нетерпимость "схизматиков"-греков, якобы отвергнувших бескорыстную помощь "единоверного" Запада. Требуя для Византии обвинительного приговора истории, этот лагерь выступал ревностным защитником хищного и вероломного папства, стремился оправдать его предательскую политику по отношению к Византии, не останавливаясь перед прямым извращением исторических фактов17.
      Против этой точки зрения выступали буржуазные учёные, примыкавшие в силу своих политических и религиозных взглядов к "православному" лагерю "защитников" Византии. Они поднимали на щит последних представителей гибнущей "великой" империи, всячески идеализировали Византию и в угоду своим весьма реакционным монархическим взглядам тенденциозно восхваляли мнимые подвиги императора Константина XI18.
      Не смогли дать правильного ответа на вопрос об основных причинах падения Византии даже крупнейшие представители русского буржуазного византиноведения, хотя они неизмеримо более византинистов других стран занимались внутренней историей Византии. В соответствии со своими политическими взглядами и идеалистической методологией В. Г. Васильевский, Ф. И. Успенский, Н. А. Скабаланович и другие русские византинисты прошлого века были убеждены, что сила, и прочность Византийского государства определяются в первую очередь взаимоотношениями монарха как некоей надклассовой силы и широкими слоями общинного крестьянства, являвшегося якобы опорой византийской монархии. Поэтому основную причину постепенного ослабления, а затем и гибели Византийской империи эти учёные искали в изменении аграрной политики византийских императоров. Византийское правительство, по их мнению, могло ещё спасти свободное общинное крестьянство от наступления феодалов-динатов, но не сделало этого19.
      Открытая фальсификация истории турецкого завоевания получила широкое распространение в современной буржуазной историографии20. Пантюркистские лжеучёные прославляют разбойничье турецкое завоевание, открывшее якобы новую эру в истории Европы и Азии, восхваляют кровавые подвиги турецких феодалов. Подобные измышления ничего общего с исторической действительностью, с фактами не имеют.
      Только марксистская историческая наука может правильно разрешить вопрос о причинах гибели Византийской империи. Не отрицая значения внешнего завоевания в истории, она не сводит причины гибели того или иного государства исключительно к внешнему завоеванию. Весьма важным для историков-марксистов, является выяснение внутренних причин, облегчавших, а часто и обусловливавших завоевание. Поэтому одной из насущных задач советского византиноведения является изучение внутренних причин падения Византийской империи.
      Успешное разрешение этой задачи требует исследования социально-экономических и политических отношений поздней Византии. Несмотря на большие трудности из-за крайне недостаточного количества уцелевших источников, советские византинисты создали ряд важных работ, посвященных разным сторонам жизни византийского общества в XIII - XV веках. К таким работам относятся "История Византии" М. В. Левченко, ряд статей Б. Т. Горянова об аграрном строе поздней Византии, работа А. П. Каждана "Аграрные отношения в Византии в XIII - XIV вв.", статьи по истории проникновения итальянцев в Византию Е. Ч. Скржинской и некоторые другие исследования советских византинистов21. При всей спорности выдвинутых в некоторых из этих работ отдельных положений эти исследования, основанные на марксистско-ленинской методологии, дают возможность поставить вопрос об основных внутренних причинах падения Византии.
      Одним из важнейших экономических законов, действие, которого распространяется на все общественные формации, является закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил. С точки зрения действия этого закона на определённой стадии развития феодального общества и необходимо рассматривать вопрос о внутренних причинах упадка Византийского государства, облегчивших его завоевание турецкими войсками. В XIV - XV вв. феодальные производственные отношения перестали быть двигателем развития производительных сил, какими они были в период возникновения и победы феодального строя, и начали играть тормозящую роль в общественном развитии. Именно в этом назревавшем, хотя ещё полностью и не назревшем противоречии между производительными силами и мешавшими их поступательному движению вперёд феодальными производственными отношениями следует искать главную внутреннюю причину упадка Византийского государства.
      Глубоко ошибочна "теория", согласно которой Византийское государство накануне турецкого завоевания рассматривается как агонизирующий полутруп, лишённый жизненных сил и неминуемо обречённый на гибель. Эта "теория" с XVIII в., со времён Гиббона, имеет широкое распространение в буржуазной историографии. На самом деле византийский народ и в самый тяжёлый период своей истории жил и трудился, созидая материальные ценности, двигая вперёд производительные силы, творя прекрасные произведения искусства. В XIV - XV вв. на основе дальнейшего, хотя и замедленного развития производительных сил в экономике византийских городов всё более значительную роль начинают играть товарно-денежные отношения. Товарное производство проникало и в византийскую деревню.
      Однако развитие товарного производства в Византии XIV - XV вв. лишь создавало некоторые условия для возникновения капиталистического способа производства, но ещё не вело непосредственно к капитализму22. Классики марксизма-ленинизма с исчерпывающей полнотой указали на условия, при которых происходит возникновение капиталистического производства. Это - наличие частной собственности на средства производства, превращение рабочей силы в товар, который может купить капиталист и эксплуатировать в процессе производства, система эксплуатации наёмных рабочих капиталистами.
      В Византии XIV - XV вв. сочетания этих важнейших условий ещё не существовало. Лишь в отдельных крупных экономических центрах Византийского государства, преимущественно в городах-эмпориях, спорадически появлялись первые ростки новых, капиталистических отношений. Маркс указывал на существование отдельных мануфактур в Константинополе в XV в., как и в других городах-эмпориях средневекового общества. Он писал: "Мануфактура возникает там, где происходит массовое производство на вывоз для внешнего рынка, следовательно, на базе крупной морской и сухопутной торговли, в эмпориях (коммерческих центрах), каковы итальянские города, Константинополь, фландрские, голландские города, некоторые испанские, как Барселона и т. д."23.
      Характерной особенностью ремесленного производства в Константинополе в XV в. являлось развитие именно тех отраслей производства, которые были связаны с внешней торговлей, в первую очередь производящих предметы роскоши. В этих отраслях византийские ремесленники достигли в XV в. высокой степени совершенства и превосходили итальянских ремесленников, о чём свидетельствует перенесение этих отраслей ремесла из Константинополя в Италию в XV веке. Вплоть до открытия морского пути в Индию Константинополь продолжал играть роль важнейшего торгового центра. Маркс подчёркивал, что в XIV - XV вв. Константинополь не утерял значения важнейшего посредника между Европой и Восточной Азией, когда ещё не было колоний, когда Америка для Европы ещё не существовала, а с Восточной Азией сносились через Константинополь24. Впрочем, был путь и минуя Константинополь: Египет - Сирия - Месопотамия - Иран.
      Византийские и другие источники, несмотря на крайнюю скудость данных, всё же содержат некоторые сведения, опровергающие установившийся в буржуазной литературе взгляд о якобы полном упадке городской жизни в Византии в XIV - XV веках. Интересные сведения о довольно оживлённой торговле и ремесленном производстве в Константинополе в XIV в. сообщает флорентийский купец Франческо Бальдуччи Пеголотти25. О торговле греческих купцов в Константинополе есть данные и в некоторых документальных материалах26. Византийский историк Дука рассказывает о торговых операциях в Константинополе непосредственно перед осадой города турками27. Он сообщает, что и в это время через проливы в Чёрное море плавали корабли многих государств, в том числе генуэзские, венецианские, константинопольские торговые суда из Кафы, Трапезунда, Амисы, Синопа и др. Большинство этих кораблей заходило с торговыми целями в Константинопольский порт. Историк Франдзи рассказывает, что во время осады в Константинополь прорвалось греческое судно, которое везло из Сицилии хлеб для столицы империи28. Эти данные вносят существенные коррективы в господствующее до последнего времени представление о полном упадке Константинополя в XIV - XV вв., представление, основанное на данных некоторых источников, например, Никифора Григоры, французского путешественника XV в. Бертрандона де ла Брокиер и других.
      Весьма ценны также сообщения историка XV в. Лаоника Халкокондила. Он часто упоминает о богатстве византийских городов в период турецкого завоевания. По данным этого автора, в XV в. такие города, как родина Халкокондила Афины, как Коринф, Фивы и ряд других, оставались крупными экономическими центрами. Византийский учёный и политический деятель XV в. Георгий Гемист Плифон в своём проекте социально-экономических реформ подчёркивал необходимость проведения протекционистской политики, которая оградила бы местное производство от конкуренции итальянцев и способствовала бы дальнейшему развитию византийского ремесла, особенно изготовлению различных тканей. Плифон писал: "Нуждаться в чужеземных платьях - также большая глупость. Немалым вредом для государства является, если мы в стране, которая имеет в достаточном количестве шерсть и где нет недостатка в льнем хлопке, не будем выделывать из них, как сами умеем, платья, а будем поступать так, как будто мы не можем обойтись без привезенной из-за Атлантического моря и даже обработанной там ткани. Для нас будет значительно более достойным, если мы обойдемся местными тканями, чем, если мы будем чужеземные ткани считать лучшими, чем отечественные"29.
      Историк Дука подробно описывает богатства Новой Фокеи и её квасцовые рудники30. Он указывает на обширные торговые связи Фокеи с различными странами. По его словам, франки, германцы, англичане, итальянцы, испанцы, арабы, египтяне и сирийцы покупали в Фокее квасцы, необходимые для окраски тканей. Богатым городом в XV в., по данным византийских историков, оставалась и Фессалоника31.
      Другой византийский историк XV в., Критовул, в своём историческом произведении рисует картину довольно оживлённой экономической жизни в таких крупных торговых центрах, как города Энос, Синоп, столица Трапезунтской империи - Трапезунт и др. В изображении Критовула Энос в XV в. предстаёт перед нами как один из богатых и цветущих городов фракийского побережья32. Он был лакомым куском, из-за которого шла ожесточённая борьба между турками и итальянцами. Экономической основой богатства Эноса в XIV - XV вв. являлись квасцовые разработки, обладание которыми приносило значительные доходы, а также развитая торговля с островами Эгейского моря и прибрежными областями Фракии и Македонии. Крупными центрами в XV в. оставались города Патры, Митилена на острове Лесбос, Коринф и другие33. Византийская сатира Мазариса, описывающая события начала XV в., содержит интересные данные о соляных варницах в Византии и о торговых сделках между греками и латинянами в Пелопоннесе34. Подобные примеры можно было бы умножить.
      Однако зарождение некоторых элементов новых, капиталистических производственных отношений происходило в Византии лишь спорадически, в отдельных торговых центрах, в условиях продолжавшегося повсеместного господства феодальных производственных отношений. Аналогичные явления наблюдались, как известно, в экономической жизни и других средневековых государств. Местами мануфактура спорадически развивалась в окружении, целиком, относящемся ещё к другим отношениям (в итальянских городах - рядом с цехами). Но подобные явления ещё не вели к капитализму, ибо были развиты только в местных рамках, а не в широком масштабе. Развитие внешней торговли и ростовщичества в Византии XIII - XV вв. создавало лишь некоторые условия для возникновения капиталистического производства. Торговый и ростовщический капитал всегда исторически предшествует образованию промышленного капитала, но не составляет ещё достаточного условия для возникновения капиталистического производства.
      Новейшие работы советских исследователей не оставляют сомнений в том, что и в сельском хозяйстве поздней Византии наблюдался некоторый прогресс в развитии производительных сил, выражавшийся в более широком применении трёхполья, распространении мельниц, расчистке лесов, заметно возросшем применении удобрения почвы и искусственного орошения35. Вместе с тем аграрный строй империи характеризовался господством феодальных производственных отношений. Крупное феодальное землевладение почти совсем вытеснило свободную крестьянскую общину. Владения феодалов из временных и условных держаний превратились в наследственные вотчины. Кроме сбора налогов, феодалы приобретали широкие административные и судебные права в отношении зависимого населения. Основная масса крестьянства была уже полностью закрепощена. Именно к этому времени относится ряд законодательных актов, запрещавших феодалам принимать беглых крепостных и предписывавших возврат пойманных крестьян их владельцам. Крестьянская община, столь распространённая в Византии в предшествующее время, становилась теперь крепостной, подчинённой феодалу.
      Формы зависимости крестьян в поздней Византии были весьма многообразны36. Основной категорией зависимого крестьянства по-прежнему оставались парики. Но наряду с париками были и крестьяне-прекаристы. Некоторая часть зависимого крестьянства находилась на положении дворовых, живущих в имении феодала. Часть домениальных земель феодалы сдавали в аренду крестьянам-издольщикам. Рабский труд почти не встречается в поздней Византии.
      В византийской деревне XIV - XV вв. появляются первые симптомы разложения феодальных отношений. По данным источников, в этот период начинается процесс обезземеливания крестьянства. Категорией крестьянства, часто упоминаемой в документах того времени, являлись так называемые актимоны (неимущие). Это было обезземеленное крестьянство, уже лишённое средств производства. Актимоны не имели ни своих земельных наделов, ни рабочего скота, ни инвентаря. Лишь в редких случаях актимон мог получить от феодала небольшой надел и превратиться в парика: большей же частью из среды обезземеленного крестьянства выходили наёмные работники (мистии), обрабатывавшие домениальные земли феодалов. Положение обезземеленного крестьянства было крайне тяжёлым.
      На основе хотя и медленного, но всё же продолжающегося развития производительных сил в сельском хозяйстве Византии происходит проникновение в деревню товарно-денежных отношений. Имения крупных феодалов теснее связываются с рынком; развивается производство хлеба на продажу. Такие города, как Фессалоника, Родесто, Монемвазия и др., становятся в XIV в. довольно крупными центрами хлебной торговли. Важным следствием развития товарно-денежных отношений явилась коммутация повинностей крестьян, в свою очередь, ускорявшая расслоение крестьянства. Росту имущественной дифференциации крестьянства способствовало также и ростовщичество, о развитии которого в XIV - XV вв. сообщают многие современники. Они называют ростовщиков "дикими зверями", которые "обращают соплеменников в рабство"37.
      Таким образом, византийская деревня XIV - XV вв. всё же в основном оставалась феодальной, хотя в ней уже начался процесс разложения феодальных отношений. Развитие производительных сил в Византии продолжалось, но более медленно, чем в некоторых других странах Юго-Восточной Европы и бассейна Средиземного моря. В частности, оно значительно отставало от экономического роста славянских стран Балканского полуострова и итальянских городов-республик. Это объяснялось многими причинами.
      Одной из этих причин являлось неограниченное господство класса феодалов, уже превратившегося в этот период в реакционную силу, препятствовавшее дальнейшему прогрессу страны. В руках феодалов находилась не только власть на местах, но и центральный аппарат государственного управления. Усиление эксплуатации феодалами зависимого крестьянства, его разорение и обезземеливание подрывали экономические основы Византийского государства, мешали дальнейшему развитию производительных сил, тормозили рост внутренней торговли и складывание внутреннего рынка. При наличии достаточно оживлённой внешней торговли внутренний рынок в Византии оставался ещё весьма слабым, что отрицательно сказывалось на развитии ремесленного производства и товарного обмена между городом и деревней. Византийские императоры вели пагубную для экономики страны политику покровительства иностранным, в первую очередь итальянским, купцам и предпринимателям, раздавали иностранцам торговые привилегии и предоставляли им ряд других преимуществ, нанося этим непоправимый вред византийскому ремеслу и торговле.
      Крестовые походы и латинское завоевание Византии сыграли роковую роль в судьбах Византийского государства. Они во многом способствовали последующему территориальному расчленению империи, упадку центральной власти, разорению населения и потере Византией её былой торговой гегемонии на Средиземном море. С этого времени византийские купцы во многом вынуждены были уступить свои позиции венецианцам, а позднее - генуэзцам. Одна из главных виновниц захвата Константинополя латинскими баронами - Адриатическая республика - получила значительные выгоды при дележе византийских владений. В её руки в XIII в. фактически попали важнейшие торговые пути в Эгейском и Средиземном морях.
      Венецианцы прочно обосновались в крупных торговых центрах империи - Фессалонике, Адрианополе, - городах Пелопоннеса и на островах Архипелага, захватили фактории на Черноморском побережье. Однако у Венеции была опасная" соперница - Лигурийская республика. Византия стала ареной ожесточённой борьбы венецианцев и генуэзцев. В восстановленной в 1261 г. Византийской империи преобладание явно перешло к генуэзцам. Византийское правительство пыталось использовать торговое, соперничество между итальянскими республиками, противопоставляя, их друг другу. В то время как Михаил Палеолог усиленно покровительствовал торговле пизанцев и генуэзцев, папа и венецианцы покровительствовали Карлу I Анжуйскому.
      Особенно тяжёлые последствия для экономической жизни империи имело предоставление привилегий генуэзским купцам по Нимфейскому договору 1261 г., положившее начало их интенсивному проникновению в Византийское государство. Основав на побережье Чёрного моря свои колонии, генуэзцы стремились в XIV - XV вв. монополизировать в своих руках торговлю с богатыми областями Причерноморья. Византийский политический деятель и писатель XIV в. Иоанн Кантакузин ярко характеризует вероломную политику генуэзских купцов, обвиняя их в "коварстве и враждебности к ромеям" и "чрезвычайной склонности к ложным клятвам"38.
      Генуэзская колония Галата, возникшая у самых стен Константинополя, приобрела в XIV - XV вв. большое экономическое и политическое значение и стала как бы "государством в государстве".
      По описаниям современников, в XIV в. Галата была богатым и цветущим городом. Населяли её почти исключительно итальянцы. Во главе управления городом стоял подеста, назначаемый из Генуи. В Галате действовало генуэзское законодательство. Здесь била ключом торговая деятельность, и генуэзские купцы с каждым годом всё больше богатели, особенно наживаясь на черноморской торговле. По словам историка XIV в. Никифора Григоры, генуэзцы, оттеснив византийцев, захватили львиную долю доходов от торговых пошлин. Ежегодный доход генуэзцев достигал примерно 200 тыс. золотых, в то время как у византийцев он с трудом доходил до 30 тыс. золотых39. Тот же Григора вынужден признать, что генуэзцы Галаты достигли "большой славы и силы" и насмехались над слабостью византийцев. Итальянская монета начинает мало-помалу вытеснять греческую из торгового обращения. Современники признают, что у генуэзцев Галаты были большие запасы хлеба, оружия, денег и сильный морской флот.
      Генуэзцы вмешивались во внутренние усобицы в Византии, стремясь разжечь раздоры в государстве. Во время начавшейся борьбы Византии с турками генуэзцы активно помогали туркам. Так, знатный генуэзец Иоанн Адурно помог войскам султана Мурата переправиться из Азии в Европу, предоставив ему свои корабли. За этот поступок, предательский по отношению к византийцам, Адурно был щедро награждён султаном40. Преследуя в первую очередь свои корыстные интересы, и венецианцы, и генуэзцы заключали торговые договоры с турками.
      Венеция и Генуя в XIV - XV вв. начали вытеснять византийский флот в Чёрном и Эгейском морях. По словам Иоанна Кантакузина, генуэзцы "желали властвовать на море и не допускать византийцев плавать на кораблях..."41.
      Венецианские, генуэзские и другие купцы, и предприниматели проникали во все поры экономической жизни Византийского государства. Подобно червю, они подтачивали изнутри Византийское государство, высасывали из него жизненные соки, выкачивали богатства и не способствовали росту новых производственных отношений, как утверждают некоторые буржуазные историки42, а тормозили их развитие.
      Таким образом, положение усугублялось и осложнялось ещё одним весьма важным обстоятельством: проникновением иностранных (главным образом итальянских) купцов во все сферы экономической жизни Византии. Как показывают данные многочисленных источников, это явилось одной из причин, тормозивших дальнейшее развитие производительных сил в стране.
      Политика покровительства иностранцам, в первую очередь итальянцам, проводимая правительством империи и подрывавшая экономические основы Византийского государства, послужила также одной из важных причин упадка, а затем и гибели Византийской империи.
      Хищническая политика итальянских купцов и предпринимателей порождала ненависть к ним большинства населения империи, особенно городского населения: купцов, ремесленников и т. п. В основе этой ненависти лежали глубокие экономические и политические причины. Но немалую роль сыграла в этом отношении и вероисповедная рознь, разжигаемая византийским монашеством. Вражда к латинянам, проходящая красной нитью через многие произведения византийской историографии последних веков существования Византийского государства (Георгий Пахимер43, Никифор Григора, Георгий Франдзи, Лаоник Халкокондил, Критовул и др.), пережила Византийскую империю. Характеризуя положение в османской Турции, К. Маркс отмечал, что религиозное возмущение против латинян "образует, можно сказать, единственную общую связь между различными народами, населяющими Турцию и исповедующими православие"44.
      Упадку Византии способствовали кровопролитные смуты и феодальные усобицы. Они приводили к ослаблению, расчленению и раздроблению государства, разоряли казну, подрывали финансы и военные силы империи. Последний период византийской истории наполнен кровопролитными столкновениями и междоусобными войнами между претендентами на императорский престол. Особенно ожесточённым и бедственным для народных масс было междоусобие 1321 - 1325 годов. Оно известно в византийской литературе того времени под названием "войны двух Андроников" - Андроника II старшего, сына и преемника Михаила Палеолога, и его внука, Андроника III младшего. Весьма тягостной для населения была также война 1341 - 1347 гг. между сторонниками Иоанна V Палеолога и феодальной кликой, поддерживавшей своего ставленника Иоанна Кантакузина. Эта междоусобная война послужила толчком к началу широкого народного движения во Фракии и Македонии в 40-х годах XIV века.
      Историк Дука сообщает многочисленные сведения о кровавых феодальных междоусобицах в Византии XIV - XV вв. и правдиво показывает пагубное влияние этих усобиц на положение Византийского государства, главным образом на положение народных масс Византии. Описывая захват власти Иоанном Кантакузином, Дука подчёркивает, что с этого момента начались особенно ожесточённые раздоры в Византийском государстве, облегчившие проникновение турок в Византию. Сокрушаясь о судьбе своего государства, Дука пишет: "Неудачи ромеев и ежедневные их распри друг с другом и междоусобные войны дали перевес в военных делах варварам и кочевникам..."45. Несмотря на явное сочувствие к Кантакузину, Дука признаёт, что Кантакузин, подняв междоусобную войну, "начал опустошать, грабить, разорять все города Фракии до самой Селимврии"46.
      Обе борющиеся стороны призывали на помощь турок, что обрекало на страшные бедствия население. Турецкие феодалы грабили народ и обращали захваченное в плен население в рабов: "Связав людей веревками всех вместе, мужчин и женщин с грудными младенцами и молодых юношей, священников и монахов, как гурты овец на большой дороге... бесчисленными вереницами гнали в Константинополь на продажу"47. Дука в несколько риторических выражениях описывает эту междоусобную войну: "Кто берет в плен? Ромеи. Кого берут в плен? Ромеев. Кто поражает мечом? Ромеи. Кто поражается мечом? Ромеи. Чьи мертвые тела? Ромеев. Кто убившие? Ромеи"48. По словам Дуки, области, прилегавшие к столице, во время этой междоусобицы были превращены в пустыню.
      Письма византийского учёного XIV в. Димитрия Кидониса также рисуют яркую картину борьбы за императорский престол: "Продолжает свирепствовать старое зло, которое причинило общее разорение. Я имею в виду раздоры между императорами из-за призрака власти. Ради этого они вынуждены служить варвару (турецкому султану. - З. У.)... Всякий понимает, что кому из двоих варвар окажет поддержку, тот и возобладает"49.
      В гущу феодальных усобиц в Пелопоннесе в начале XV в. вводит нас интересное литературное произведение того времени - сатира Мазариса "Разговор мёртвых", - написанное на близком к народному греческом языке. Ядом гневной сатиры, глубоким презрением к феодальной знати проникнуто описание Мазарисом распущенного образа жизни и постоянных усобиц пелопоннесских феодалов. Мазарис упоминает о мятеже топархов (начальников областей Пелопоннеса) 1415 г. и говорит о своём страстном желании, "чтобы замки этих мерзких, лживых, коварных, подлых, никчемных топархов были уничтожены", а "сами они, чтобы расплавились, как воск от огня, как иней под лучами солнца"50. Сатира Мазариса беспощадно бичует язвы феодального общества Византии XV века.
      С обличениями Мазариса перекликается характеристика византийской феодальной знати в речах философа Георгия Гемиста Плифона. Феодалы Пелопоннеса, говорил Плифон, "считают тенью и пустыми словами справедливость, правду и всеобщее благо, стремятся лишь к золоту и другим богатствам, оценивают благополучие одеждами, серебром и золотом, ежедневной ленью и обжорством и ни во что ставят как свою, так и своих детей и всего государства безопасность и свободу"51. О феодальных междоусобицах в империи в XV в. рассказывают также Критовул, Халкокондил и другие историки того времени.
      Феодальные усобицы тяжелее всего отражались на положении народных масс Византии. Они приводили к разорению и дальнейшему закабалению крестьян. Источники сообщают о многочисленных вымогательствах и злоупотреблениях феодалов по отношению к крестьянству, о бесчинствах византийских чиновников. Мазарис в своей сатире бичует пороки византийской администрации, особенно суда. Он пишет: "Там судят в силу расположения, и особенно поддаваясь лести, они получают подарки с обеих тяжущихся сторон; невинный погибает, а желательный приговор получают наиболее состоятельные, заплатившие больше других, а особенно люди сильные и обладающие властью и огромным богатством"52.
      Пагубным последствием близорукой и своекорыстной политики византийских феодалов явилось дальнейшее территориальное расчленение империи, упадок её военных сил и политического влияния. В последний период существования Византийской империи её территория постепенно сокращалась. Теснимая внешними врагами и лишённая союзников, империя теряла одну территорию за другой. В конце XIII в. она потеряла последние остатки своих владений в Малой Азии, завоёванной турками, а в 1357 г. турки, утвердившись в Галлиполи, начали завоевание европейских областей империи. Византия не смогла найти союзников на Балканах. Здесь сказалась её многовековая крайне агрессивная и хищническая политика по отношению к славянским странам Балканского полуострова. В 1359 - 1360 гг. Византия потеряла Фракию, причём фракийские феодалы оказали поддержку туркам. В 1361 г. столицей Османской империи сделался Адрианополь. К XV в. территория Византийской империи сводилась к Константинополю с окрестными восточнофракийскими городами, островам Эгейского моря, Фессалонике и Пелопоннесу. Византийские владения были разобщены между собой, что вело к дальнейшему экономическому и политическому ослаблению государства.
      Усиление феодального гнёта вызывало активное сопротивление трудящихся и обострение классовой борьбы в Византии.
      В крупных городах Византийской империи, например, в Константинополе, Фессалонике, Эносе, Коринфе, Монемвазии и других, уже складывалось сословие горожан. На одном полюсе городского населения всё больше обособлялся патрициат, на другом - плебейство. Вследствие того, что в византийских городах зарождались некоторые элементы нового строя и формировались новые общественные силы, классовая борьба в Византии в XIV в. вступила в высшую фазу. Широкое антифеодальное крестьянское движение, развернувшееся во Фракии и Македонии в 40-х годах XIV в., слилось с восстанием плебейских масс и примкнувшей к ним торгово-ремесленной верхушки городов Фессалоники и Адрианополя. На этой новой основе вспыхнуло в 1342 г. одно из крупнейших народных восстаний в Византии - восстание зилотов54.
      Одной из наиболее ранних провозвестниц будущих классовых боёв нарождавшегося бюргерства в союзе с крестьянством и плебейскими массами города против феодального строя была Фессалоникийская коммуна. Несмотря на ожесточённые удары врагов, она просуществовала семь лет. Сила Фессалоникийской коммуны была в союзе народных масс города с зависимым крестьянством; её слабость, обусловившая гибель зилотов, таилась в неразвитости самих городских классов, в отсутствии экономических условий для созревания класса буржуазии и класса пролетариата.
      Однако самая попытка городских масс Византии в союзе с крестьянством свергнуть господство феодалов и произвести коренные социально-экономические реформы свидетельствует о поступательном движении византийского общества в XIV веке. Вместе с тем разгром зилотов имел трагические последствия для судеб Византийского государства. Победа феодалов привела к торжеству самой разнузданной реакции, неуклонно ведущей страну к гибели.
      Деградирующий и разлагающийся феодальный класс Византии перед лицом надвигавшихся на Византию турецких завоевателей не только не сплотил свои ряды для отпора внешнему врагу, но, наоборот, с необычайным ожесточением бросился в пучину феодальных усобиц, острой борьбы политических партий и течений.
      ***
      При анализе внутренних причин гибели Византийского государства весьма важно выяснить отношение к турецкому завоеванию различных социальных слоев византийского общества и, прежде всего народных масс. Этот вопрос теснейшим образом связан с изучением социальных корней так называемого туркофильского течения в Византии в XIV - XV веках. Буржуазные историки фальсифицировали вопрос о туркофильском течении в Византии. Апологеты турецких захватчиков стремились показать широкие масштабы распространения туркофильского течения в Византийской империи и доказать, что сочувствие к туркам якобы проникло в самые широкие слои византийского общества. Буржуазные историки взяли на себя неблагодарную задачу реабилитации ренегатов-туркофилов в глазах потомков55.
      В своих выводах буржуазные историки пытались, в частности, опереться на "труд" ренегата Критовула "История Мехмеда II". Однако внимательный анализ этого произведения показывает, что социальной опорой туркофилов на островах Эгейского моря, в Пелопоннесе и в других областях Византийской империи являлась местная феодальная знать - динаты. Никакой опоры в широких народных массах туркофильское течение не имело. Из труда Критовула ясно видно, что изменническую политику в пользу турок вела кучка ренегатов из знати, стремившаяся ценою предательства спасти свои богатства и власть и использовавшая в своих интересах недовольство населения засильем итальянцев.
      Данные Критовула о предательстве знати подтверждаются известиями Димитрия Кидониса, ярко запечатлевшего в своих письмах картину глубокого морального упадка и разложения правящих кругов византийского общества. Кидонис писал, что в самом Константинополе граждане, "слывущие за самых влиятельных в императорском дворце, - восстают, ссорятся друг с другом и дерутся за высшие должности. Каждый стремится пожрать все сам, и если это ему не удается, он грозит переходом к врагу и нападением на свою страну и друзей"56. Некоторые динаты от угроз переходили к делу, становясь открыто ренегатами, предателями своей родины.
      Надо сказать, что турецкие султаны учитывали эти настроения знати. Повсюду - ив Анатолии, и во Фракии, а затем и в Константинополе - они проводили совершенно различную политику в отношении различных классов населения завоёванных земель. Они всячески заигрывали со знатью: выкупали византийских феодалов из плена у своих собственных солдат, иногда давали им поместья, а особо "отличившихся" в предательстве родины награждали выгодными должностями. Так, например, упомянутый выше историк Критовул, представитель знатнейшей фамилии о. Имброса, за ренегатство был назначен султаном правителем этого острова. Этими изменниками и была создана лживая легенда о мнимом туркофильстве населения Византии и якобы "милостивом" отношении турок к покорённому населению, подхваченная и возрождённая затем буржуазными апологетами турецкого завоевания.
      В действительности же по отношению к широким слоям трудящегося населения турецкие захватчики были совершенно беспощадны. Не удивительно, что именно народные массы оказывали наиболее упорное сопротивление завоевателям. Византийские историки XV в., в том числе и Критовул, приводят многочисленные данные о борьбе широких народных масс против вторжения турецких завоевателей. В этом отношении значительный интерес представляют данные историка Дуки. По его словам, жители Константинополя оказали мужественное сопротивление врагу ещё во время осады города войсками Мусы57. "Выходя из города, - пишет Дука, - граждане вступали с турками в рукопашный бой, и на одного убитого ромея падало три убитых турка"58. Дука упоминает о героической обороне византийской крепости Зитуния во время нападения на неё войск султана Мурада, об активных военных действиях византийцев против турецких войск на Пелопоннесе в начале XV в., о героической попытке жителей Константинополя помешать врагу, построить крепость на Босфоре, близ самой столицы. Мужественно оборонялась от турок и крепость Силимврия59.
      Византийские историки Халкокондил, Франдзи и даже туркофил Критовул единодушно свидетельствуют о героической борьбе народных масс Пелопоннеса против турецких завоевателей60. Во время первого похода султана Мехмеда II на Пелопоннесский полуостров в 1458 г. особенно мужественно оборонялся город Коринф. Критовул признаёт, что султан потерпел под стенами Коринфа серьёзную неудачу. Во время штурма города жители героически защищались и отбили турецкие войска. Турки принуждены были начать осаду города, которая затянулась на длительное время. Критовул, отдавая должное мужеству осаждённых, писал: "Коринфяне, осаждаемые уже четыре месяца, терпели нужду в хлебе и во всем необходимом и, страдая от голода, однако еще стойко держались, и никто не помышлял о перемирии". Город был сдан лишь из-за предательства знати, перешедшей на сторону турок61. Упорное сопротивление туркам оказали жители других городов и крепостей Пелопоннеса (Кастриона, Гардикиона, Тегеи и др.). Героически боролись против турок жившие в Пелопоннесе албанцы. Турки беспощадно расправлялись с населением Пелопоннеса62.
      В то время как народные массы оказывали решительное сопротивление турецким завоевателям, часть пелопоннесских феодалов во главе с деспотом Деметрием Палеологом вела себя крайне трусливо и предательски, помогая иноземным завоевателям. Такая же картина наблюдалась при захвате в 1461 г. Синопа и Трапезунта. Жители этих городов пытались оказать врагу сопротивление, а знать, правители заняли предательскую позицию и фактически сдали города туркам. Критовул сообщает, что Синоп сдал Мехмеду II правитель города Исмаил, получив при этом высокое вознаграждение за своё предательство. Рассказ Критовула о сдаче Синопа подтверждается данными других византийских историков, Халкокондила и Дуки63. Критовул не может также скрыть мужественного сопротивления турецким захватчикам со стороны населения города Трапезунта, длившегося целых 28 дней. Иначе вели себя знать Трапезунта и последний царь из династии Великих Комнинов - Давид. Несмотря на то, что Трапезунт был хорошо укреплён и имел достаточные запасы продовольствия, чтобы выдержать длительную осаду, Давид и его вельможи трусливо сдали город султану.
      После захвата Трапезунта султан разрешил знати выселиться из города со всем своим имуществом. С населением же турки расправились очень жестоко. Жители города должны были отдать в гвардию султана 1500 мальчиков64. Почти всех жителей Трапезунта выселили в Константинополь. Однако трапезунтская знать и Давид Комнин просчитались, поверив обещаниям султана. Мехмед II выделил вначале Давиду и его приближённым в управление область около реки Стримона, но вскоре под предлогом "измены" со стороны Давида беспощадно расправился с последним Великим Комнином, приказав задушить его вместе с восьмью сыновьями65.
      Предательская политика, а часто и открытая измена влиятельных группировок византийской знати облегчили завоевание империи турками. Это особенно отчётливо проявилось в период последних ожесточённых боёв за Константинополь в апреле - мае 1453 г., когда, как писал русский очевидец событий Нестор Искандер, султан Мехмед II, собрав "воя многа землею и морем, и пришед внезаапу град обьступи со многою силою... и град повеле бита пушками и пищальми, а ины стенобиеные хитрости наряжати и приступы градцкие уготовити"66.
      Непосредственный участник обороны города, историк и видный политический деятель Георгий Франдзи отмечает, что, несмотря на постоянный обстрел и разрушение части укреплений, осаждённые успешно отбивали атаки турок. "Было удивительно, - пишет Франдзи, - что, не имея военного опыта, они одерживали победы, ибо, встречаясь с неприятелем, они мужественно и благородно делали то, что было свыше сил человеческих"67. Турки неоднократно пытались засыпать ров, защищавший город, но жители по ночам быстро снова его очищали; осаждённые умело предотвратили попытку турок проникнуть в город через подкоп. Жители города взорвали этот подкоп вместе с находившимися в нём турецкими солдатами; жители сожгли большую осадную машину, которую турки с огромным трудом и большими потерями придвинули, было к городским стенам68. Дука указывает, что защитники Константинополя часто делали вылазки из города и, "выходя за ров, вступали ромеи в рукопашный бой с турками"69.
      Франдзи сообщает о героизме византийских и генуэзских моряков, которые находились на четырёх кораблях, прибывших к Константинополю во время осады. Они не только приняли неравный бой с превосходящими силами противника, но, нанеся турецкому флоту значительное поражение, прорвались в гавань Константинополя. По словам Франдзи, турки даже хотели снять осаду, ибо "видели, как столь страшное и столь многочисленное войско, в продолжение стольких дней, осаждая город с суши и с моря, не добилось никакого успеха"70. Особенно интересны сведения Нестора Искандера о том, что во время турецких приступов на стены выходили не только "градцкые люди... от мала и до велика, но и жены мнози противляхуся им и бьяхуся крепце"71.
      Однако среди жителей осаждённой столицы Византии не было единства. Источники указывают на ожесточённую борьбу политических и религиозных течений в Константинополе во время осады, в частности на борьбу сторонников и противников унии с папством72. Так, в ноябре 1452 г. в Константинополь приехал для осуществления унии в качестве легата папы Николая V ренегат-грек, перешедший в католичество, кардинал Исидор (бывший лжемитрополит Руси). Его присутствие в городе, который как раз в то время турки ежедневно штурмовали, усиливало религиозные распри.
      Византийское правительство вело близорукую и своекорыстную политику: боясь своего народа, оно возлагало главные надежды на иноземцев-наёмников и жителей иностранных кварталов столицы. Именно наёмникам (итальянцам, испанцам, французам и немцам) была поручена защита наиболее важных укреплений. Франдзи сообщает о недовольстве среди народных масс политикой императора Константина XI, о волнениях в городе во время осады73. Возможно, что недовольство было вызвано именно политикой правительства, ориентировавшегося на иностранцев. По данным Франдзи, в городе нашлись изменники, и среди них архонты - представители высшей византийской аристократии74. Тень измены пала и на первого министра империи, великого дуку - Луку Нотару, который будто бы сказал, что предпочёл бы видеть в столице торжество турецкого тюрбана, чем латинской тиары75. Об изменнических настроениях среди придворной знати неоднократно говорит и Нестор Искандер. Он прямо утверждает, что некоторые приближённые Константина и патриарх (то есть, видимо, Исидор) вместе с командиром генуэзского наёмного отряда настойчиво советовали императору сдать город76. Высшие чиновники государства Мануил Иагарис и Неофит Родосский утаили деньги, отпущенные правительством на укрепление стен города, а Лука Нотара спрятал большие сокровища и передал их потом султану, желая спасти свою жизнь и жизнь своих родственников77. Весьма мало патриотизма проявили византийское монашество и высшее духовенство78, крайне недовольное конфискацией церковного имущества на нужды обороны.
      Одновременно начались смуты и столкновения среди итальянцев, находившихся в Константинополе, чуть было не приведшие к вооружённой борьбе между исконными соперниками - венецианцами и генуэзцами79. Это также ослабляло защитников города. Даже сочувствующий итальянцам византийский историк Дука вынужден был признать, что в течение всей осады Константинополя генуэзцы Галаты вели вероломную политику по отношению к византийцам. По сообщению Дуки, генуэзцы Галаты во время осады одновременно помогали и туркам и грекам. "Выходя из-за стен Галаты, они безбоязненно отправлялись в лагерь турок и в изобилии снабжали тирана (султана Мехмеда II. - З. У.) всем необходимым: и маслом для орудий, и всем иным, что требовали турки. Тайно же помогали ромеям"80.
      Франдзи пишет о предательстве генуэзцев Галаты: "Завел он (султан. - З. У.) дружбу с жителями Галаты, а те радовались этому - не знают они, несчастные, басни о крестьянском мальчике, который варил улиток и сказал: "О! глупые твари! Съем вас всех по очереди"81. Как известно, слова Франдзи оправдались: Мехмед II после падения Константинополя расправился и с Галатой.
      Свидетельства очевидцев (Нестора Искандера, Франдзи и др.) показывают, что, несмотря на почти двухмесячную осаду и неоднократные приступы турецких войск, основная масса боеспособного населения Константинополя проявляла удивительное мужество в роковые дни последнего штурма. Уже 26 мая турки, "прикативши пушки и пищали и туры и лестницы и грады древяные, и ины козни стенобитные... тако же и морю придвигнувше корабли и катарги многая, и начаху бить град отовсюду"82. Три дня - 26, 27, 28 мая - турки, продолжает Нестор Искандер, "нуждахуся силой взяти на стену и не даша им Греки, но сечахуся с ними крепко"83.
      Ранним утром 29 мая 1453 г., рассказывает Франдзи, когда начали тускнеть звёзды, и забрезжил рассвет, а на востоке появилась утренняя заря, вся масса неприятелей вновь двинулась на город. Два часа продолжалась страшная схватка, и перевес был на стороне осаждённых - турецкие триремы с лестницами были отбиты от стен города со стороны моря. "Великое множество агарян было перебито из города камнеметными машинами, и на сухопутном участке наши приняли врага так же смело. И можно было видеть страшное зрелище - темное облако скрывало солнце и небо. Это наши сжигали неприятелей, бросая на них со стен греческий огонь"84. Турецкие войска понесли большие потери, и солдаты хотели повернуть назад, "но чауши и дворцовые равдухи (полицейские чины в турецкой армии. - З. У.) стали бить их железными палками и плетьми, чтобы те не показывали спины врагу. Кто опишет крики, вопли и горестные стоны избитых!"85 - восклицает историк.
      Источники сообщают противоречивые данные о том, как именно турки ворвались в Константинополь. Франдзи возлагает значительную долю вины за это на генуэзца Джиованни Джустиниани. Тот после ранения покинул важнейший участок обороны близ ворот св. Романа, куда был направлен главный удар турецких янычар. По словам Франдзи, уход командира вызвал замешательство, а затем и бегство войск на этом основном участке обороны, и турки ворвались в город86. Рассказ Франдзи совпадает с данными Халкокондила, расходясь с ним лишь в незначительных подробностях87. Несколько иначе описывает события латинофильски настроенный историк Дука. Всячески стремясь оправдать Джустиниани, он говорит о том, что атака турок у ворот св. Романа была отбита уже после ухода Джустиниани. Турки же проникли в город якобы через случайно обнаруженные ими потайные ворота (так называемые Керкопорта), захватили городские стены и с тыла напали на защитников города88.
      Но и после того как турецкие войска ворвались в город, сопротивление византийцев не прекратилось. По словам Дуки, наиболее упорным было сопротивление в кварталах, прилежащих к гавани. Интересные сведения сообщает об этом Нестор Искандер. "Народы же, - пишет он, - по улицам и по дворам не покоряхуся Туркам, но бьахуся с ними...; а иные людие и жены и дети метаху на них сверху полат кремниды (черепицу. - З. У.) и платы и паки зажигаху кровли палатные древяные и метаху на них со огни и пакость им деяху вельми"89.
      Несмотря на упорное сопротивление защитников города, Константинополь был взят штурмом благодаря численному превосходству турок, и подвергнут трёхдневному грабежу. Ворвавшись в город, турки стали безжалостно убивать, захватывать в плен и грабить жителей.
      Источники сохранили описание чудовищных зверств турок в завоёванном городе. "В некоторых местах, - пишет Франдзи, - вследствие множества трупов совершенно не было видно земли"90. По его словам, по городу неслись стенания и крики множества убиваемых и обращаемых в рабство людей: "В жилищах плач и сетования, на перекрестках вопли, в храмах слезы, везде стоны мужчин и стенания женщин: турки хватают, тащат, обращают в рабство, разлучают и насильничают"91. По словам Дуки, турки "стариков, находившихся в доме и не могущих выйти из жилища вследствие болезни или старости, безжалостно убивали. Младенцев, недавно рожденных, бросали на улицы..."92.
      С рассказом Дуки перекликается повествование армянского хрониста Абраама Анкирского о зверствах турок в Константинополе93.
      Великолепные храмы и дворцы были разграблены и сожжены, многие прекрасные памятники искусства уничтожены.
      ***
      Итак, мы можем придти к заключению, что гибель Византийского государства была обусловлена не только внешним завоеванием, как обычно утверждают буржуазные учёные. Решающую роль в ослаблении, а затем и гибели Византийской империи сыграли внутренние причины. Главными из них были экономический упадок Византии вследствие назревавшего несоответствия между производительными силами и феодальными производственными отношениями; разорение и обнищание крестьянства и плебейских масс города; проникновение иностранцев в империю, мешавшее её экономическому развитию; обострение классовых противоречий в византийском обществе; засилье феодалов и ожесточённые феодальные усобицы; наконец, обострение борьбы внутри господствующего класса и предательская политика части феодальной знати. К этому следует добавить тяжёлое внешнеполитическое положение Византийского государства, предательское поведение папства и западноевропейских феодалов. Все эти внутренние и внешние причины, а не прославляемая турецкими шовинистическими историками сила турок и привели к гибели Византийского государства.
      Вместе с тем турецкое завоевание отнюдь не расчистило путь для развития производительных сил, как это пытаются утверждать некоторые буржуазные историки, особенно пантюркистского направления. Турецкое завоевание принесло греческому народу, как и другим народам Балканского полуострова, жесточайшие муки, гибель тысяч людей, рабство и разорение. Источники рисуют страшные и правдивые картины чудовищных зверств турок.
      Великий революционер-демократ Н. Г. Чернышевский писал: "Турки только и жили завоеваниями, расширение границ было единственною мыслью их... постепенно, отнимая одну область за другою у православных (греков и сербов) на Балканском полуострове, турки думали просто о завоевании этих областей, о грабеже, дани и владычестве..."94. В противоположность западноевропейским буржуазным историкам, идеализировавшим образ султана Мехмеда II, Н. Г. Чернышевский дал необычайно яркую и верную оценку этого правителя. "Мы не хотим выставлять Мухаммеда извергом, - писал Чернышевский, - но он был истинный турок XV века; вспыльчив, славолюбив, коварен и не щадил никого и ничего для удовлетворения своим страстям, из которых первая была страсть к завоеваниям"95.
      К. Маркс неоднократно подчёркивал опустошительность походов турок, их зверства и жестокость. При этом Маркс всегда имел в виду только господствующий класс - турецких феодалов. Напротив, к трудящимся Турции Маркс всегда относился с большим уважением, подчёркивая трудолюбие и высокие нравственные качества турецких крестьян96.
      Турецкое завоевание оказало глубоко отрицательное влияние на дальнейшие судьбы народов Балканского полуострова и всей Юго-Восточной Европы. Оно нанесло тяжёлый удар транзитной торговле Европы с Востоком и привело к её упадку. Установление турецкого террористического режима, разнузданное господство турецких феодалов, возрождение самых отсталых и жестоких форм эксплуатации трудящихся, порабощение покорённых народов, грубое попирание их самобытной культуры и человеческого достоинства - вот что принесло с собой турецкое иго.
      Турецкое завоевание Византии и других стран Балканского полуострова на целые столетия задержало дальнейшее экономическое развитие этих стран, привело к упадку и разрушению их производительных Сил, задушило те ростки новых отношений, которые уже начали там пробиваться, возродило самые отсталые формы феодального строя.
      Однако турецким завоевателям так и не удалось сломить мужественного сопротивления балканских народов, уничтожить их культуру, убить любовь к свободе и независимости.
      Примечания
      1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VII, стр. 276.
      2. "Повесть о Царьграде (его основании и взятии турками в 1453 г.)". Нестора Искандера. По рукописи Троице-Сергиевской лавры начала XVI в. N 773. См. "Памятники древней письменности". Вып. 62. СПБ. 1886.
      3. "История русской литературы". Т. II. Изд. АН СССР. М.-Л. 1945, стр. 280.
      4. См. Zebeau. Histoire du Bas-empire. T. XXI. Paris. 1836, p. 308 - 327.
      5. Там же. Т. XVII, ч. II, стр. 225 - 247.
      6. St. Katona. Historia critica regum Hungariae. T. XIII, стр. 1096 и сл.
      7. I. Dlugosz. Opera omnia. T. 13. Cracoviae. 1886.
      8. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. IX, стр. 669.
      9. G. Phrantzes. Chronicon. Изд. Migne. Patrologia Graeca. T. 156, col. 860.
      10. Нестор Искандер. Указ. соч., стр. 11.
      11. Основные из этих источников: письмо к папе Николаю V архиепископа Митиленского Леонарда Хиосского. См. изд. Migne. Patrologia Graeca. T. 159, col. 923 - 944. Убертин Пускул. Поэма о падении Константинополя. Напечатано G. Ellisen. Anaiecten der mittel - und neugriechischen Literatur. T. III. Leipzig. 1857, S. 1 - 83. Хроника Дольфино. Assedio e pressa di Constantinopoli nell'anno 1453, ed. Ph. Dethier. Manumenta Hungariae Historica. Buda-Pest, sine anno. T. XXII, p. 969 - 1046. Письмо двух флорентийцев к архиепископу Авиньонскому о взятии Константинополя турецким султаном. Изд. Martine et Durand. Thesauarus novus anecdotorum. T. I. Paris. 1729.
      12. Nicolo Barbaro. Giornale dell'assedio di Constantinopoli. Изд. E. Cornet. Vienna. 1856.
      13. G. Phrantzes. Указ. соч.
      14. Laonici Chalcocondylae. Historiarum demonstrationes. Изд. Migne. Patrologia Graeca. T. 159.
      15. Ducas. Historia Byzantina. Bonn. 1834; Patrologia Graeca. T. 157.
      16. Critobulus. De rebus gestis Mechmetis II. Изд. C. Muller. Fragmenta Historicorum Graecorum. T. V. Paris. 1883.
      17. G. Schlumberger. Le siege, la prise et le sac de Constantinople par les turcs en 1453. Paris. 1914, 1935. E. Pears. The destruction of the Greek empire and the story of the capture of Constantinople by the Turks. London. 1903. M. Mordtmann. Die Belagerung und Eroberung Constantinopels durch die Turken in Jahre 1453. Stuttgart. 1858. M. Mordtmann. Die letzten Tage von Bysanz. "Mitteilungen des Deutschen Exkursions-Klubs". Konstantinopel. 1893. J. H. Krause. Die Eroberungs von Constantinopel in XIII - XV Jahrhunderts. Halle. 1870. E. H. Vlasto. Les derniers jours de Constantinople. Paris. 1883. E. Driault. Le basileus Constantin XII, heres et martyr. Liege. 1936. C. Marinescu. Le pape Nicolas V (1447 - 1455) et son attitude envers l'Empire Bysantin. "Известия на Бьелгарския археологически институт". Т. XI. 1933 и др.
      18. М. Стасюлевич. Осада и взятие Византии турками в 1453 г. "Учёные записки" II отделения императорской Академии наук. СПБ. 1854. Р. Е. Шелеговский. Падение Константинополя. СПБ. 1898.
      19. В. Г. Васильевский. Материалы для внутренней истории Византийского государства. Журнал Министерства народного просвещения. 1879. N 4; 1880. N 7 - 8. Ф. И. Успенский. Материалы для истории землевладения в XIV в. в записках Новороссийского университета. Т. XXXVIII. 1883. Его же. Следы писцовых книг в Византии. Журнал Министерства народного просвещения. 1885. N 7. Н. А. Скабаланович. Византийское государство и церковь в XI в. СПБ. 1884.
      20. N. Jorga. Geschichte des Osmanischen Reichs. Bd. 1 - 11 Gotha. 1908 - 1909. N. Jorga. Histoire de la vie buzantin. Bucarest. 1934.
      21. М. В. Левченко. История Византии. М. - Л. 1940. Б. Т. Горянов. Византийское крестьянство при Палеологах. "Византийский временник". 1950. Т. III. А. П. Каждан. Аграрные отношения в Византии в XIII - XIV вв. М. - Л. 1952. Е. Ч. Скржинская. Генуэзцы в Константинополе в XIV в. "Византийский временник". 1947. Т. I и др.
      22. Некоторое преувеличение степени развития элементов капиталистического строя в Византии в XIV в. имеется в рецензии А. К. Бергера "Демократическая революция в Византии в XIV в." на статью Ш. Диля "Революционные события в Византии" ("La Revue de Paris", 1 ноября 1928 г.) и книгу Г. К. Кордату "Фессалоникская коммуна 1342 - 1349". Афины. 1928.
      23. К. Маркс. Фермы, предшествующие капиталистическому производству. Огиз. Госполитиздат. 1940, стр. 48.
      24. См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные письма. Госполитиздат. 1947, стр. 25.
      25. Fr. Bald. Pegolotti. La pratica della mercatura. Cambridge, Mass. 1936.
      26. K. E. Zachariae von Lingenthal. Jus Greco-Romanum. T. III. Leipzig. 1857. S. 636, 33.
      27. Ducas. Указ. соч., гл. 34, стр. 246.
      28. G. Phrantzes. Указ. соч., стб. 844.
      29. См. A. Ellissen. Analecten der mittel - und neugriechischen Literatur. 4. IV, разд. 11, § 22. Скорее всего, автор подразумевает под тканями, привезёнными из-за Атлантического океана, фландрские ткани.
      30. Ducas. Указ. соч., гл. 25, стр. 160 и сл.
      31. Там же, гл. 29, стр. 197 и сл.
      32. Critobulus. Указ. соч., кн. II, гл. XII, §§ 2 - 8.
      33. Там же, кн. III, гл. V, §§ 1 - 6; кн. IV, гл. XIII, §§ 1 - 3; кн. III, гл. III, §§ 8 - 10; гл. IV, §§ 1 - 2.
      34. A. Ellissen. Указ. соч., ч. IV, разд. I, § 15.
      35. См. А. П. Каждан. Указ. соч., стр. 53.
      36. См. А. П. Каждан. Указ. соч. Б. Т. Горянов. Византийское крестьянство при Палеологах. "Византийский временник". Т. III. М. 1950 и др.
      37. Изд. Migne. Patrologia Graeca. T. 150, col. 748.
      38. Johannis Cantacuzeni eximperatoris. Historiarum Libri IV. Bonn. 1828 - 1832. T. III, p. 68. Ромеями византийские авторы называли жителей Византийской, или Ромейской, империи.
      39. Nicephori Gregorae. Historia Byzantina. T. 11. Bonn. 1830, p. 842.
      40. Ducas. Указ. соч., гл. 27, стр. 177 - 180.
      41. Johannis Cantacuzeni. Указ. соч. Т. III, стр. 69.
      42. O. Tafrali. Thessalonique au XIV-e siecle. Paris. 1913.
      43. Georgii Pachymeris. De Michaele et Andronico Paleologis. Libri 13. Bonn. 1835, t. 1 - 2.
      44. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. IX, стр. 669.
      45. Ducas. Указ. соч., гл. VI, стр. 25 - 26.
      46. Там же, гл. VIII, стр. 30.
      47. Там же, стр. 32 - 33.
      48. Там же, гл. IX, стр. 35.
      49. Demetrius Cydones. Correspondance. Paris. 1930.
      50. См. A. Ellissen. Указ. соч. Ч. IV, I разд., § 24.
      51. Там же, разд. II, § 61.
      52. A. Ellissen. Указ. соч. Ч. IV, I разд., § 5.
      54. См. работы советских исследователей по этому вопросу: А. К. Бергер. Указ. соч. Б. Т. Горянов. Восстание зилотов в Византии (1342 - 1349), "Известия АН СССР", серия истории и философии, вып. III. 1946. А. П. Каждая. Указ. соч., гл. 8.
      55. N. Jorga. Histoire de. la vie byzantine. T. III.
      56. Demetrius Cydones. Correspondance.
      57. Муса, сын султана Баязида I, захватил власть в турецком государстве (1410 - 1413) и начал наступление на владения Византии в Фессалии, Беотии и др., напал на Константинополь, но был отбит греками.
      58. Ducas. Указ. соч., гл. 19, стр. 93.
      59. Там же, гл. 28, стр. 190; гл. 32, стр. 222 - 223; гл. 34, стр. 242 - 243; гл. 37, стр. 258.
      60. L. Chalcocond. Указ. соч., стр. 443 - 448 и сл. G. Phrantzes. Указ. соч., стр. 387 и сл. Critobulus. Указ. соч., кн. III, гл. III.
      61. Critobulus. Указ. соч., кн. III, гл. VII, § 3.
      62. Там же, кн. III, гл. XXII, § 4. Chalcocond. Указ. соч., стр. 474 и сл. G. Phrantzes. Указ. соч., стр. 405 и сл.
      63. L. Chalcocond. Указ. соч., стр. 488 - 492. Ducas. Указ. соч., стр. 342.
      64. Critobulus. Указ. соч., кн. IV, гл. VIII, § 2. Chalcocond. Указ. соч., стр. 497.
      65. L. Chalcocond. Указ. соч., стр. 497.
      66. Нестор Искандер. Указ. соч., стр. 6.
      67. G. Phrantzes. Указ. соч., стр. 840 - 841.
      68. Там же, стр. 843.
      69. Ducas. Указ. соч., гл. 38, стр. 266.
      70. G. Phrantzes. Указ. соч., стр. 844 - 845, 858.
      71. Нестор Искандер. Указ. соч., стр. 13.
      72. Ducas. Указ. соч., гл. 39, стр. 290 - 291.
      73. G. Phrantzes. Указ. соч., стр. 856.
      74. Там же, стр. 855.
      75. Ducas. Указ. соч., гл. 38, стр. 264.
      76. Нестор Искандер. Указ. соч., стр. 15 - 16. 21 - 22.
      77. G. Phrantzes. Указ. соч., стр. 896.
      78. Ducas. Указ. соч., 254 - 255, 261 - 262, 290 - 291.
      79. G. Phrantzes. Указ. соч., стр. 853.
      80. Ducas. Указ. соч., гл. 38, стр. 275.
      81. G. Phrantzes. Указ. соч., стр. 854.
      82. Нестор Искандер. Указ. соч., стр. 27 - 28.
      83. Там же, стр. 28.
      84. G. Phrantzes. Указ. соч., стр. 873.
      85. Там же, стр. 874. О том, что турецкие командиры насильно гнали солдат на штурм города, угрожая им смертью, говорят и другие источники. Так, Дука пишет: "...тиран, стоя позади войска с железной палкой, гнал своих воинов к стенам, где льстя милостивыми словами, где - угрожая". (Ducas. Указ. соч., гл. 39, стр. 284). Халкокондил писал, что в турецком лагере не вышедшему в бой воину наказанием была смерть (L. Chalcocond. Указ. соч., стр. 394). Нестор Искандер сообщает о том, что турецкие командиры били солдат, принуждая их идти на приступ.
      86. G. Phrantzes. Указ, соч., стр. 875 - 876.
      87. L. Chalcocond. Указ. соч., стр. 345.
      88. Ducas. Указ. соч., гл. 39, стр. 284 - 286.
      89. Нестор Искандер. Указ. соч., стр. 38.
      90. G. Phrantzes. Указ. соч., стр. 879.
      91. Там же, стр. § 80. Сам Франдзи также был захвачен в плен, продан в рабство и лишь позже был выкуплен и уехал на о. Керкиру, где и написал свой исторический труд. От рук турок погибла почти вся его семья.
      92. Ducas. Указ. соч., гл. 39, стр. 295.
      93. Абраам Анкирский. Плач на взятие Константинополя. Русский перевод А. С. Анасяна и С. С. Аревшатяна, строфы 129 - 144.
      94. Н. Г. Чернышевский. Полное собрание сочинений. Т. II. М. 1949, стр. 641.
      95. Там же, стр. 604.
      96. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XV, стр. 379.
    • Корецкий В. И. Земский собор 1575 г. и частичное возрождение опричнины
      By Saygo
      Корецкий В. И. Земский собор 1575 г. и частичное возрождение опричнины // Вопросы истории. - 1967. - № 5. - С. 32-50.
      В последние годы внимание советских историков вновь привлечено к земским соборам XVI века1. Изучаются причины их созыва, обстановка, в которой они действовали, вопросы, обсуждавшиеся на них, состав участников. Поставлены важные проблемы о принципиальной общности и существенных особенностях социальной природы земских соборов в России и сословно-представительных учреждений Западной Европы, о созыве земских соборов в России XVI в. в связи с классовой и внутриклассовой борьбой, о "совещаниях соборной формы" и др. Делаются попытки уточнить, сколько было соборов в XVI в. и когда они созывались. Акад. М. Н. Тихомиров, указав на факт созыва земского собора 1580 г., справедливо предположил, что могли быть и другие, неизвестные до сих пор историкам земские соборы XVI в., заполняющие "громадный промежуток времени" между 1566 и 1580 годами2. Предположение М. Н. Тихомирова вскоре получило подтверждение в известии о земском соборе 1575 года3. Изучение этого земского собора представляет большой интерес в связи с "поставлением" Симеона Бекбулатовича "великим князем всея Русии". При оценке такого необычного шага Ивана Грозного мнения историков разделились.
      П. А. Садиков объяснял "политический маскарад" 1575 - 1576 гг. той обстановкой "бескоролевья", которая сложилась тогда в Польско-Литовском государстве. Чтобы обеспечить себе избрание на польский трон, Иван Грозный и поставил Симеона "великим князем всеа Русии", а сам назвался просто "князем Московским"4. Однако это предположение противоречит поведению Ивана IV во время переговоров с польско-литовской стороной, когда одним из главных требований Грозного было признание за ним полного царского титула5. И в дипломатических документах, адресованных другим государствам, например, Дании, Швеции, Турции, везде в 1575 - 1576 гг. фигурировал полный царский титул Ивана Грозного6. В повседневной дипломатической практике "доставление" Симеона Бекбулатовича замалчивалось, а самого "великого князя" иностранным послам даже не показывали. В свете этих данных предположение П. А. Садикова не может быть принято.
      Автор разделяет точку зрения тех исследователей7, которые видят причины "поставления" Симеона Бекбулатовича в особенностях внутренней политики Ивана Грозного. Однако нам хотелось бы показать, что лучшему пониманию как причин загадочного царского поступка, так и последовавших затем мероприятий Ивана IV может служить изучение обстоятельств созыва земского собора в Москве осенью 1575 года. В выяснении взаимосвязи этих двух событий, их классовой направленности, характера и объема произведенного в 1575 - 1576 гг. нового разделения государства, напоминавшего во многом опричнину 1565 - 1572 гг., и состоит цель настоящей статьи.
      ***
      В 70-х годах XVI в. Россия переживала тяжелое хозяйственное разорение. Первые ощутимые признаки его проявились уже в 60-х годах, а спустя десятилетие это разорение приняло угрожающие размеры8. Источники позволяют увидеть главную причину хозяйственного упадка страны в резком возрастании государственных налогов в связи с Ливонской войной, опричными перетасовками и правежами Грозного.
      Правительство, сталкиваясь с надвинувшимся на страну хозяйственным разорением, пыталось как-то этому противодействовать. В 1572 - 1573 гг. был организован даже специальный приказ во главе с князем Д. А. Друцким и дьяком Киреем Гориным по продаже в Московском уезде запустевших поместий в вотчины. В этом же приказе выдавались льготные грамоты на запустевшие вотчины в ряде центральных уездов9. Из дошедших до нас немногих льготных грамот можно заключить, что выдавались они по преимуществу представителям дворянских верхов, связанных с опричниной.
      Правительство более широко пыталось поставить продажу "порозжих" поместных земель. По указу 1572 - 1573 гг., "порозжие" поместные земли должны были продаваться в Московском уезде не только служилым и приказным людям, но и "мочным гостям"10. Основная цель этого указа состояла в преодолении "пустоты", катастрофически развившейся именно на поместных землях и усугубленной в Московском уезде набегом крымского хана Девлет-Гирея в 1571 году.
      Названный приказ просуществовал недолго, до 1577 года. Последние два года его возглавлял уже не Д. А. Друцкий, казненный Грозным, а князь И. Гагарин. Все заключенные сделки записывались в "продажный список", который до нас, к сожалению, не дошел. О социальном составе покупателей можно судить по нескольким сохранившимся купчим и упоминаниям о покупках в писцовых книгах Московского уезда. В числе покупателей - князь И. М. Глинский, боярин И. В. Годунов, дьяки Андрей и Василий Щелкаловы, Сапун Аврамов, Шемет Иванов, Рохманин Русинов и лица менее значительные, но близкие ко "двору" Ивана Грозного и его дворцовому хозяйству, - государевы конюхи, псари и т. п.11. Таким образом, продажа запустевших поместий под Москвой имела, помимо экономической, еще и политическую цель - иметь близ столицы надежных служилых людей, лично преданных царю.
      Однако правительственные меры по борьбе с запустением успеха не имели. Напротив, продолжая взимать налоги "с пуста" с оставшихся крестьян, правительство способствовало еще большему упадку поместий и вотчин. Столкнувшись с острой нехваткой денежных средств, прежде всего для ведения Ливонской войны, Иван Грозный обратил внимание на церковные богатства. Разгромив во время опричнины крупных светских феодалов при помощи духовных12, Иван Грозный в начале 70-х годов меняет свою политику в отношении церкви. Указом от 9 октября 1572 г. были запрещены земельные вклады в крупные монастыри во всем государстве и установлено правило обязательного "доклада" правительственным органам в случае вклада в мелкие монастыри13. Испытывая острую нужду в деньгах для продолжения войны, государственная власть рассчитывала получить их из монастырских сокровищниц.
      Однако церковники отнюдь не склонны были добровольно делиться своими богатствами с государством. Вспыхнула ожесточенная борьба, в ходе которой Иван Грозный применил излюбленные приемы подавления политических противников - опалы и казни. Ряд высших церковных иерархов был обвинен в различных предосудительных для их сана поступках, на них были заведены судебные дела. По свидетельству англичанина Джерома Горсея, находившегося в это время в России, Иван IV предложил также монастырям доставить "вернейший и точный инвентарь всех сокровищ и годового дохода", получаемого каждым монастырем от всех своих владений14. Это сообщение Горсея получает косвенное подтверждение в Троицкой вкладной книге 1673 г., где сохранились ссылки на "ризные книги" монастырской казны "83-го года", то есть 1574 - 1575 годов15. Взятие на учет монастырских ценностей, составление инвентарей, отпись "на государя" части монастырских земель - все это порождало среди монастырской братии глухое недовольство.
      В такой напряженной обстановке осенью 1575 г. в Москве собрался земский собор. Созванный на восемнадцатом году Ливонской войны, этот собор стал известен историкам совсем недавно. Сведение о нем было обнаружено в разрядных книгах пространной редакции, где приводилась запись от 30 сентября 1575 г. о том, что "велел государь боярам и воеводам князю Ивану Юрьевичю Булгакову-Голицыну и иным воеводам и большим дворянам з берегу и из украйных городов быта к Москве по списку для собору"16.
      Некоторое представление о том, кого же из наиболее крупных военачальников вызвал Иван IV в Москву "з берегу" для участия в земском соборе, дает сопоставление весенних и осенних разрядных назначений 1575 года. В столицу направился И. Ю. Булгаков-Голицын и, надо полагать, также И. В. Шереметев, В. Ю. Голицын, П. И. Татев, принимавшие участие в земском соборе 1566 года. Некоторые участники земского собора 1566 г., например, В. И. Телятевский, А. Палецкий, Р. В. Охлябинин, были оставлены Иваном IV для несения береговой службы и на земском соборе не присутствовали. Таким образом, самый факт участия на предыдущем земском соборе еще не влек за собой участия на следующем - эти дворяне могли быть посланы и на другую "государеву службу".
      Бояре, воеводы и "большие" дворяне из войска, сконцентрированного на южных границах, и из пограничных городов отправлялись в Москву на собор "по государеву указу", "по списку", что не позволяет преувеличивать значение выборности, избирательной борьбы и т. п. в деятельности русских земских соборов XVI века. Поскольку на их проезд в Москву требовалось некоторое время, начало заседаний земского собора надо отнести к первой половине октября 1575 года.
      Наряду с думными чинами и представителями дворянства, прибывшими из войска и южных городов для участия в работе земского собора, были вызваны и высшие церковые иерархи, члены "освященного собора". 30 декабря 1575 г. старец Гурий Ступишин подал в Иосифо-Волоколамский монастырь "память разходную, как жил на Москве с ыгуменом в соборе", на общую сумму в 100 руб. 22 алт. 4 ден.17. С сентября 1575 г. в Москве находились епископы и архиепископы из различных районов России, на содержание которых по монастырям собирались деньги. В приходо-расходной книге Иосифо-Волоколамского монастыря за 1575/76 г. сохранилась запись о посылке "к Москве с Ыевом с Русиным 10 алтын на колачи, давати владыком на корм"18. Для чего они были вызваны в столицу, мы узнаем из "Летописца новгородским церквам божиим" (так называемая 3-я Новгородская летопись), где рассказано о поездке новгородского архиепископа Леонида в Москву ("и приеха к Москве на собор") и о его казни "повелением" Ивана Грозного "у Пречистой на площади", то есть на площади перед кремлевским Успенским собором19.
      Это ценное известие С. Б. Веселовский отнес к "7081" (1572/73 г.)20. Однако обращение к актовому материалу и к "Краткому летописцу новгородских владык" позволяет датировать события значительно точнее. Леонид не мог быть казнен в 1573 г., ибо последняя из выданных им жалованных грамот своему дворецкому князю Л. П. Солнцеву на поместье в Городищенском погосте датирована 14 августа 1575 года21. В "Кратком летописце" имеется указание на то, что Леонид, поставленный новгородским архиепископом 6 декабря 1571 г., был на владычестве "четыре года без полуторамесяца", что ведет нас к октябрю 1575 года. Между тем в тексте летописца сказано, что Леонид умер в Москве 20 октября, без указания года22. Итак, казнь новгородского архиепископа Леонида последовала 20 октября 1575 г. в связи с его приездом на земский собор.
      В 20-х числах октября того же года одновременно с Леонидом на площади перед кремлевским Успенским собором, в котором в XVI в. обычно происходили заседания земских соборов, был казнен ряд бояр, дворян, видных приказных деятелей и высших церковных иерархов. Свидетельства об этих казнях содержатся в Пискаревском и Соловецком летописцах23. Здесь говорится о казни боярина князя А. П. Куракина, окольничих П. В. Юрьева, И. А. Бутурлина, Н. В. Борисова, дьяка С. Ф. Мишурина, новгородского архиепископа Леонида, архимандрита Чудова монастыря и протопопа кремлевского Архангельского собора. Кроме того, добавляют летописцы, были казнены и "многие другие". Даниил Принц, прибывший в Москву осенью 1575 г. с посольством от Габсбургов, говорит о 40 казненных дворянах и называет официальную версию расправы над ними - заговор на жизнь царя24. Об "изменах" и "неповиновении" подданных говорил в ноябре 1575 г. сам Иван IV английскому послу Даниилу Сильвестру25. Поэтому упомянутые в синодиках Ивана Грозного и исчезнувшие около 1575 г. из разрядных книг, актов и других документов такие лица, как окольничий князь Б. Д. Тулупов, князь Д. А. Друцкий, Н. Г. Яхонтов, А. М. Старого, дьяки Дружина Володимеров, Осип Ильин и другие, с большой долей вероятности могут быть также отнесены к числу казненных Иваном Грозным осенью 1575 года26. Через месяц казни возобновились. Известно, что 27 ноября 1575 г. был казнен Дмитрий Андреевич Бутурлин. Новые опалы и казни обрушились, очевидно, и на других27.
      В свете приведенных материалов о земском соборе 1575 г. и массовых казнях в Москве особый интерес приобретает сообщение Джерома Горсея. Он рассказывает о соборных совещаниях в России, в том числе о "великом со всех провинций собрании в Консистории св. духа" (то есть в Успенском соборе) и об острой борьбе на них между царем, высшим духовенством и частью светских феодалов28. Можно предположить, что Горсей подразумевает деятельность именно земского собора 1575 г., ибо в исторических источниках начала 80-х годов XVI в. нет сведений о сочетании таких событий, как земский собор, "заговор" против царя и массовые казни видных дворян и церковных феодалов.
      Суммируя данные русских источников, дополненных известиями иностранцев (Д. Принца, Д. Сильвестра и Джерома Горсея), можно сделать вывод, что земский собор был созван осенью 1575 года. Соборные заседания продолжались с некоторыми перерывами с октября по декабрь включительно. На соборе произошло какое-то крупное выступление против Грозного со стороны дворянства и высшего духовенства, еще более внушительное, чем в 1566 г., когда часть земского дворянства выступила против опричнины29. Это выступление было расценено Иваном IV как "заговор", "мятеж", а участники "заговора" понесли суровое наказание.
      Причина выступления высших духовных иерархов, материальные интересы которых были задеты Грозным, понятна. Но чем было вызвано выступление служилых людей? Чтобы ответить на этот вопрос, надо пристальнее посмотреть на состав казненных. В основном это были бывшие видные опричные деятели (П. В. Юрьев, И. А. Бутурлин, И. В. Борисов, Б. Д. Тулупов, Д. А. Друцкий, С. Ф. Мишурин, А. М. Старого, Дружина Володимеров, Осип Ильин)30. Только Гедиминович, князь А. П. Куракин и Н. В. Яхонтов (из тверского боярского рода Левашовых) не входили в опричнину и принадлежали к числу тех княжеских и боярских родов, которые были высланы "на житье" в Казань Иваном Грозным еще при учреждении опричнины в 1565 году. К ним следует присоединить и Н. Я. Пыжова (из старинного московского рода Хвостовых), также подвергшегося опричной высылке31. Если поведение А. П. Куракина, Н. В. Яхонтова и Н. Я. Пыжова можно объяснить их опальным положением, то этого нельзя сказать о видных опричниках, близких к Грозному и занимавших в 70-х годах важные военные и административные должности. Так, во главе приказа по продаже "порозжих" поместий стоял Д. А. Друцкий, Разбойным приказом ведал Дружина Володимеров, Ямским - С. Ф. Мишурин, Дворцовым - Осип Ильин. Они наиболее ясно могли представить себе внутреннее положение страны и всю тяжесть надвинувшегося на нее хозяйственного разорения. Скорее всего их толкнули на выступление те же соображения, которые заставили на соборе 1580 г. дворянских представителей "всей землей" просить Грозного "о мире, заявляя, что больше того с их сел не возьмешь, против сильного господаря (Стефана Батория. - В. К.) трудно воевать, когда из-за опустошения их вотчин не имеешь на чем и с чем"32. Не прошли мимо них и первые тревожные симптомы недовольства служилой массы затянувшейся войной, сказавшиеся зимой 1574/75 г. и осенью 1575 года33.
      Правительство Ивана IV вследствие финансовых затруднений не всегда выплачивало в срок денежное жалованье служилым людям". В 1574 - 1575 гг. не получили жалованье путивльские и рыльские дети боярские. Эти деньги были им выданы лишь в марте 1576 г. после подачи челобитья.
      То, о чем заговорила в 1580 г. "вся земля", то есть рядовая служилая масса, предсказывали за пять лет до того наиболее дальновидные представители дворянства, выступившие на земском соборе 1575 г. против пагубной политики правительства Ивана Грозного. В этом отношении они как бы продолжили ту линию предостережений, которую начал на земском соборе 1566 г. дьяк И. М. Висковатый. Грозный не внял тревожному сигналу. Казня воевод, руководителей и дьяков важнейших приказов, хорошо знавших жизнь страны и настроения рядовой служилой массы, Грозный подрывал самые основы своей политики. Осенью 1575 г., казнив недовольных, он прибег к необычной мере, озадачившей современников едва ли не больше, чем его таинственный отъезд из Москвы в Александрову слободу в декабре 1564 г. и последующее учреждение опричнины. По словам летописца, царь "производил", передал титул "великого князя всеа Русии" незадолго перед тем крещенному татарскому царевичу Симеону Бекбулатовичу, а сам "назвался "Иван Московский", и челобитные писали так же. А ездил просто, что бояре, а зимою возница в оглоблех. А бояр себе взял немного, а то все у Симеона. А как приедет к великому князю Симеону, и сядет далеко, как и бояря, и Симеон князь велики сядет в царском месте"34. Летописец сообщает, что Грозный даже торжественно короновал ("царским венцом венчал") Симеона Бекбулатовича в Успенском соборе.
      Откуда же Иван IV почерпнул мысль о "вокняжении" Симеона Бекбулатовича, а еще раньше о введении опричнины и разделении Русского государства на две части - опричную и земскую? В этих действиях царя историки справедливо усматривали нечто загадочное и непонятное. В. О. Ключевский видел в "поставлении" Симеона Бекбулатовича грандиозный политический маскарад, но полагал, что "здесь не все - политический маскарад". С. Ф. Платонову смысл этой, по его выражению, "игры или причуды" Грозного вообще представлялся неясным35. В исторической литературе высказывалось предположение, что мысль об учреждении опричнины была подана Ивану IV Марией Темрюковной и ее черкесским окружением36. Русский летописец, напротив, склонен приписывать введение опричнины "совету" "злых людей" В. М. Юрьева и А. Д. Басманова37. Можно указать на известную аналогию между "поставлением" Симеона и позднейшими действиями персидского шаха Аббаса I, который, получив от астрологов предсказание об "уничтожении и казни высокопоставленной особы из причисляемых к солнцу", снял с себя на несколько дней царскую власть и сделал падишахом ремесленника-еретика Юсуфа, которого затем свел с престола и казнил38. По свидетельству "Пискаревского летописца", некоторые современники пытались объяснять поразивший их случай с "поставлением" Симеона тем, что волхвы нагадали подозрительному и суеверному Грозному "перемену": "московскому царю смерть"39. Но если тут говорить о заимствовании, то только Аббаса I у Ивана Грозного. Нетрудно заметить, что эти попытки как-то осмыслить загадочные действия Ивана IV в 1564 - 1565 и 1575 гг. носят весьма приблизительный характер; главное в них то, что они ведут нас в сторону Востока.
      Иван IV любил обосновывать свои поступки ссылками на священное писание и житийную литературу. Можно предположить, что в церковных книгах царь мог найти примеры, оказывавшие влияние по крайней мере на формы претворения в жизнь тех или иных своих политических начинаний. Заметим, кстати, что архаичность этих форм уже неоднократно отмечалась исследователями. Поиски в этом направлении привели нас к "Житию Варлаама и Иоасафа". Это житие представляет собой обработку, приписываемую Иоанну Дамаскину, восточной легенды из жизни Будды40.
      Здесь мы встречаемся с поразительно сходными ситуациями. Царевич Иоасаф, наследовавший после смерти своего отца Авенира царский престол, тяготится властью, хочет отказаться от нее и отправиться в пустыню к своему духовному наставнику Варлааму. Он собирает царский совет ("созва вся старейшины воиньская, препоясанныя, и от градских людей") и объявляет о своем желании поставить во главе государства одного из вельмож - Варахию, мотивируя это тем, что ему "время отити, иде же сам (бог. - В. К.) наставит мя". Не встречая сочувствия своим планам, Иоасаф тайно покидает столицу и, несмотря на протесты подданных и самого кандидата, назначает Варахию царем41.
      Приводится в житии и случай с разделением царства на две части: "И раздели убо вся сущая под областию его страны на двое. Постави же сына царем, всякою царьскою просвети славою, и во отлученное ему царство посла, и (с) светльми оруженосники. Князем же и владыкам; воем же и воеводам повеле всякому хотящему ити с сьшом царевым и град некий многочеловечен отлучи ему в царство и вся дарова ему, еже подобает царем"42.
      Достаточно привести эти места из "Жития Варлаама и Иоасафа", чтобы убедиться, насколько близки к ним в своей основе действия Грозного и во время учреждения опричнины (внезапный отъезд царя в Александрову слободу, разделение государства на две части - опричную и земскую) и особенно при "поставлении" Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии".
      Но был ли Грозный при всей своей начитанности знаком с "Житием Варлаама и Иоасафа"? На этот вопрос надо ответить утвердительно. В послании Ивана Грозного в Кирилло-Белозерский монастырь, написанном всего за два года до необычного "вокняжения" Симеона, на это житие есть прямая ссылка43. Житие это использовано и в духовном завещании Грозного 1572 г. и его первом послании к А. М. Курбскому в 1564 г. накануне учреждения опричнины. Есть основания полагать, что рассматриваемое сочинение входило в круг чтения еще юного Ивана IV, определенного Макарием или Сильвестром. Однако у Грозного кроткая восточная легенда приобрела вопреки намерениям его юношеских наставников устрашающие, жестокие черты.
      Знаменитое челобитье Грозного и его сыновей "великому князю всеа Русии" Симеону Бекбулатовичу от 30 октября 1575 г. является, по сути дела, программой будущей реформы, представляющей собой не что иное, как возрождение опричнины. Ни характер, ни объем, ни последовательность мероприятий Ивана Грозного в 1575 - 1576 гг. сколько-нибудь полно еще не выяснены. Причина этому - крайняя скудость источников. О деятельности Ивана IV как "князя Московского" дошло до нас всего четыре грамоты, а "великого князя всеа Русии" Симеона около 50 актов, связанных в основном с Новгородом. Однако этих материалов все же недостаточно, чтобы исчерпывающе судить о внутренней политике в те дни, когда Симеон находился на "великом княжении", а Иван IV - на "уделе". Поэтому на основе новых архивных источников попытаемся выделить и хотя бы кратко охарактеризовать ее основные аспекты.
      Самая ранняя грамота Грозного, направленная "от государя князя Ивана Васильевича московского и псковского, и ростовского" на Двину о сборе податей, отделена от его челобитья Симеону Бекбулатовичу всего 19 днями44. Здесь мы встречаемся с наиболее полным наименованием удельного титула Ивана IV, что дает возможность представить себе контуры "удела" в момент его образования. Итак, в "государев удел" в ноябре 1576 г. входили Двина, Псков и Ростов. Весьма вероятно, что в "удел" сразу же были взяты дворцовые волости, например, Аргуновская, Сурярская и др.45. Что касается собственно "московского удела" Ивана IV - Старицы, Дмитрова, Ржевы и Зубцова46, то еще требуется установить время перехода этих мест в "удел". Возможно, что какие-то из них быстро стали "удельными" территориями, что и дало основание Грозному называть себя "князем Московским". Это относится в равной мере к Порхову и Шелонской пятине, зафиксированным в "уделе" более поздними источниками, а также и к землям, прилегающим к Двине, - Пошехонскому, Каргопольскому, Вологодскому уездам и др., о которых известно, что они весной 1577 г. входили во "двор"47.
      Уже зимой 1576 г. Грозный обосновывается в Старице, которая становится второй Александровой слободой. Большой интерес в этом плане представляет изложение в грамоте Симеона Бекбулатовича в Обонежскую пятину указа Ивана IV о высылке детей боярских из Зубцова и Ржевы и испомещения их на землях тех "бояр и дворян, и детей боярских", которых "взял князь Иван Васильевич Московский к себе в удел"48. Следовательно, превращение Старицы в резиденцию Ивана IV повлекло за собой взятие в "удел" близлежащих Зубцова и Ржевы. Указ был дан в феврале - начале марта 1576 г., ибо сохранилась ввозная грамота от 11 марта И. О. и К. О. Безобразовым, испомещенным в Ржевском уезде "против их алексинского поместья"49. Многочисленные случаи высылки помещиков в "государев удел" наблюдаются в Обонежской пятине. В апреле - июне 1576 г. здесь происходила массовая раздача поместий, оставленных теми, кого Иван IV решил взять к себе в "удел"50. В "боярском списке" 1577 г. под особыми рубриками значатся высланные из Зубцова, Старицы и Пскова51. 1 марта 1576 г. из Старицы от имени "государя князя Ивана Васильевича Московского" была послана грамота в Дмитровский уезд, в которой извещалось об отделении поместья Г. М. Елчанинову "к старому его дмитровскому поместью в придачю". Первое упоминание о Дмитровском уезде в составе "удела" относится к 14 февраля 1576 г., когда из казны Иосифо-Волоколамского монастыря было выплачено туровскому приказчику Тонкому Гаврилову "2 алтына з деньгою" в возмещение тех денег, что "давал он в Старице о грамоте о Бужаровской в Дмитров"52. Отсюда можно заключить, что Дмитров уже зимой 1576 г. управлялся из Старицы. По-видимому, Дмитров был взят в "удел" при его учреждении осенью 1575 г. или вскоре после этого.
      К маю 1575 г. документы зафиксировали вхождение в "удел" Порховского уезда53. Однако Шелонская пятина вошла в него не вся. Сохранившаяся от 20 мая 1576 г. грамота "государя князя Ивана Васильевича Московского" в Порхов и отрывок писцовой книги касаются лишь западных погостов Шелонской пятины54, в восточных же действовала в это время администрация Симеона. Так, 7 мая 1576 г. сын боярский Семен Куликов "по государеву, великого князя Симеона Бекбулатовича всеа Русии слову и по грамоте великого князя дьяка Ильи Осеева" отделил в Шелонской пятине в Зарусской половине в Ильменском погосте поместье И. М. Назимову55. 9 июля тот же Куликов опрашивал крестьян Березского погоста Залесской половины Шелонской пятины, стремясь узнать, что "Филип Головачев ко государю в удел взят ли, а то их поместье не отдано ли кому и не владеет ли хто?". Обыскные люди отвечали ему, что "Филипа, господине, государь (Иван IV. - В. К) взял в удел"56. И действительно, в отрывке писцовой книги погостов Шелонской пятины, взятых в "удел", находим в Ручеевском погосте поместье Филиппа Головачева57.
      Упоминание среди "дворовых" городов весной 1577 г. Каргополя, Вологды и Пошехонья наряду с бывшими "удельными" Дмитровым и Ростовом говорит как бы в пользу того, что и они входили в "удел" "Ивана Московского". Если сопоставить эти данные с грамотой Ивана IV на Двину от 19 ноября 1576 г., то получим довольно крупный массив северных уездов, которые, входя ранее в опричнину, затем в "удел" и позднее во "двор", составляли для опричных экспериментов Ивана Грозного более или менее прочную финансовую базу.
      Из этих земель в опричнину в разное время входили только Старица, Ржева, Пошехонье, Вологда, Двина, тогда как Псков и Порхов с другими землями Шелонской пятины, оказавшимися в "уделе", никогда в опричнину не включались, а принадлежность к опричнине Ростова и Дмитрова, на наш взгляд, более чем проблематична58. Поскольку с момента казни Владимира Андреевича, последнего старицкого удельного князя, прошло не более семи лет, "поимание" в "удел" его бывших владений, так же как и владений других удельных князей, вполне объяснимо стремлением Грозного до конца выкорчевать удельно-княжеский сепаратизм. Среди казненных осенью 1575 г. были лица, в прошлом так или иначе связанные со старицкими князьями и выступавшие в пользу кандидатуры Владимира Андреевича во время дворцовых событий 1553 года. Ростов и Дмитров представляли собой уезды, где имелось землевладение "княжат", которым были нанесены сильные удары во время опричнины. Теперь Иван Грозный добивал своих политических противников.
      В 1575 - 1576 гг. Иван IV продолжал то, на чем остановился в момент отмены опричнины в 1572 году. Одной из последних, по данным В. Б. Кобрина, в опричные годы была взята в "государеву светлость" Старица; сейчас она берется в "государев удел" одной из первых. Новгородские - Обонежская и Бежецкая пятины были взяты в опричнину накануне ее отмены59; теперь очередь дошла до Порховского уезда Шелонской пятины и Пскова.
      Дальше на запад в смысле опричных переборов двигаться уже было некуда. Взятие в "удел" Пскова с прилегавшими другими землями Шелонской пятины диктовалось в основном военными соображениями: на 1577 г. намечался грандиозный поход в Ливонию. Иван IV хотел иметь в своем непосредственном тылу земли, населенные преданными ему людьми, составляющие как бы защитную прослойку от Новгорода, хотя и разгромленного опричниками в 1570 г., но все еще, как казалось Грозному, достаточно опасного. По-видимому, "удельные" военно-стратегические опорные пункты располагались по всей русско-литовской границе. В числе "дворцовых городов" в росписи ливонского похода. 1577 г. показаны Себеж, Красный, Опочка и "старо-опричные" - Белев, Козельск, Перемышль и Лихвин60.
      Итак, "удел" 1575 - 1576 гг. не был простым повторением опричнины. Его территория во многом не совпадала с опричной. Однако опричные порядки в 1575 - 1576 гг. распространялись на новые районы Русского государства, свидетельствуя об исключительном упорстве Грозного в его попытках проводить опричную политику в новых условиях. Крупную роль при этом играли и военно-стратегические планы. Остальная территория страны находилась в повседневном управлении Симеона Бекбулатовича, конечно, и здесь важные вопросы решались самим Иваном IV61.
      С. М. Каштанов обратил внимание на необычность, формуляра жалованных грамот Ивана IV 1575 - 1576 гг. в Казань на земли Троице-Сергиева монастыря62. Все они даны от имени Ивана IV как царя и великого князя всея Руси. Возможно, что объяснение этому следует искать не в особом статусе Казанской земли (чтобы утверждать это, надо иметь в руках правительственные акты светским землевладельцам), а в особенностях политики Грозного в отношении влиятельного Троице-Сергиева монастыря. Эта политика обусловливается в данном случае тем обстоятельством, что из Казани вышел такой крупный "заговорщик", как князь П. А. Куракин, конфискованные поместные земли которого, согласно этим грамотам, передавались в Троицу63. Мы располагаем грамотами "великого князя всеа Русии" Симеона Бекбулатовича, посвященными отделу и переделу поместий, оформлению владельческих прав на них, сбору податей и т. п. и адресованными в Кострому, Ярославль, Шую, Владимир, Белоозеро, Муром, Мценск, Новгородские пятины64. Несомненно, это лишь небольшая часть той обширной документации, которая исходила от Симеона в 1575 - 1576 годах. В архиве Посольского приказа в первой четверти XVII в. хранилось еще: "Столп помесной наугороцкой 84-го (1575/1576) году. Ветх добре и истлел и роспался. Многово места чести нельзя, что згнило. Столпик 7084 (1575 - 1576 гг.), а в нем наказы приказным людем по городом при великом князе Симеоне Бекбулатовиче всеа Русии. Ветх добре и роспался и истлел. Столпик невелик, ветх добре, помесной Кашинской 84-го (1575/1576) году. Началу и исподу нет"65.
      Эти бумаги, истлевавшие на глазах у приказных XVII в., представляют собой, видимо, остатки, свидетельствующие о кратковременной деятельности "великого князя всеа Русии" Симеона Бекбулатовича" Те грамоты, которые сохранились, выданы им начиная от февраля 1576 г. по сентябрь включительно. Наибольший интерес для датировки пребывания на "великом княжении" Симеона вызывает его сентябрьская грамота в Вотцкую пятину, но день ее выдачи оказался, к сожалению, утраченным из-за ветхости документа66. Однако известное нам последнее упоминание о деятельности Симеона как "великого князя всеа Русии" датировано 13 сентября 1576 г. и содержится в царской грамоте Ивана IV от 30 марта 1577 г. в Обонежскую пятину, где имеется следующая отсылка: "В нынешным восемьдесят пятом году сентября в трие на десят день песал к нам князь великий Симеон Бекбулатович"67. Итак, Симеон Бекбулатович еще в середине сентября 1576 г. находился на "великом княжении", пробыв на нем одиннадцать месяцев.
      В исторической литературе время "великого княжения" Симеона Бекбулатовича определялось по-разному. С. М. Соловьев отводил ему чуть ли не два года, П. А. Садиков - значительно меньше - "с половины 1575 г. по август 1576 г.", С. М. Каштанов - с октября 1575 г. по август 1576 года68. Теперь можно утверждать, что Симеон находился на "великом княжении" с октября 1575 г. до середины по крайней мере сентября 1576 года. Кратковременность "княжения" Симеона Бекбулатовича отмечает и "Соловецкий летописец", где сказано, что Симеон "был на княженье год не полон"69.
      Мы проследили, как шло формирование территории "удела" Ивана IV, теперь предстоит рассмотреть, каким образом происходило комплектование его служилыми людьми.
      В своем челобитье Симеону Бекбулатовичу Иван Грозный в уничижительной форме просил, чтобы он "ослободил бы еси пожаловал изо всяких людишек выбирать и приимать; а которые нам ненадобны, и нам бы тех пожаловал еси, государь, освободил прочь отсылати". "И как, государь, - писал Грозный, - переберем людишка, и мы ко тебе, государю, имяны их списки принесем и от того времени без твоего государева ведома ни одного человека не возьмем"70.
      Как и во времена опричнины, в основу комплектования "удела" служилыми людьми был положен "двор" Ивана Грозного. В одном из дел Поместного приказа 1585 г. находим ценные указания на высылку дворовых в 1576 г. из Обонежской пятины в "удел". "А в прошлом в 84-м году дети боярские Обонежской пятины, которые были у государя во дворе, выведены в Порхов. А поместья их по государеве грамоте и по разметному списку велено роздати детям боярским, которых государь велел вывести изо Ржовы и Зубцова"71. Соответственно с этим указом Ивана IV из Обонежской пятины был выведен дворовый Ефим Воронов, обозначенный в списке "двора" Ивана Грозного от 20 марта 1573 г, как получающий государево жалованье в 25 рублей72. В 1576 г. в Обонежской пятине встречаются и многие другие покинутые поместья дворовых, которых Иван Грозный перевел в свой "удел": Григория и Игнатия Колычевых, Самсона Андреева сына Волосатого, Алексея Быкова, дьяка Богдана Иванова, Якова Федорова и Степана Андреева Култашева, Никиту и Казарина Култашевых, Ивана и Облезу Вороновых, Архипа и Матвея Юрьевых Скобельциных, Казарина и Ждана Скобельциных, Алексея Константинова сына Быкова. Все эти лица упомянуты в списке "дворовых" 1573 года73. Важно отметить, что дворовые, владевшие поместьями в Обонежской пятине и переведенные в "удел", - в прошлом опричники, так как Обонежская пятина вместе с Бежецкой, по свидетельству "Новгородской летописи", в 1571 г. была взята в опричнину74. Подтверждения этого летописного известия имеются в приказном делопроизводстве 80-х годов XVI в., сохранившем исключительно ценные данные о событиях более ранних опричных лет. Оказывается, в 1571 г. Иван Грозный лично "смотрел князей и детей боярских Обонежской пятины и верстал их государьским жалованием в 79-м году"75. Верстальный список отобранных царем в опричнину был прислан к новгородскому наместнику князю П. Д. Пронскому и дьяку Семену Мишурину, видным опричным деятелям, за приписыо дьяка Посника Суворова, которого теперь есть все основания тоже считать опричным дьяком. Посник Суворов в списке опричного двора Ивана Грозного, составленном В. Б. Кобриным, отсутствует, но он значится в списке "двора" 1573 г. с окладом в 150 рублей76.
      Судя по сохранившимся выдержкам из опричного верстального списка 1571 г., в Обонежской пятине были тогда испомещены как дворовые, так и опричники, не входившие во "двор". Позднее, в 1576 г., Иван Грозный выводит в "удел" только дворовых, а бывших опричников-недворовых оставляет в старых поместьях. Такая участь постигла бывших опричников Богдана Дмитриева сына Мартьянова и Искача Степанова сына Скрипицына77. "Дворовые" переводились в "удел" не только из Обонежской пятины, но и из других уездов. Г. М. Ельчанинов, испомещенный 1 марта 1576 г. в "удельном" Дмитровском уезде, был дворовым, Иван и Кузьма Осиповичи Безобразовы, получившие ввозную грамоту на поместье в Ржевском уезде, являлись дворовыми, наконец, порховский наместник В. М. Безобразов, проводивший описание погостов Шелонской пятины, отошедших в "удел", - тоже дворовый78.
      Иван Грозный выбирал служилых людей в свой "удел" в 1575 - 1576 гг. в основном из "двора", неизменно составлявшего ядро его ближайшего опричного окружения. Но, как свидетельствуют источники, Иван IV воспользовался новым перебором также для очередной чистки своего "двора" от неугодных элементов. Так, дворовый Ишук Иванов сын Бастанов был выведен из Ржева, вошедшего в "удел", и испомещен в земской Обонежской пятине; из Ржевского уезда, в прошлом опричного, весной 1576 г. выслан ряд дворовых79.
      Обнаружение в списке "двора" Ивана Грозного 1573 г. опричников, испомещенных в 1571 г. в Обонежской пятине и служивших во "дворе" целыми семьями - отцы, братья, племянники, дяди (Вороновых записано там 9 человек, Култашевых - 32, Скобельциных - 33), серьезно повышает степень научной обоснованности вывода Д. Н. Альшица, оспаривавшегося О. А. Яковлевой80, о том, что этот список является списком опричников. В. Б. Кобрин, реконструируя состав опричного двора Ивана Грозного, не использовал список 1573 г., полагая, что он мог быть как опричным, так и "сводкой двух списков - опричного и земского"81. По-видимому, по той же причине не уделил должного внимания списку 1573 г. и А. А. Зимин, хотя этот список дает возможность полнее осветить ближайшее опричное окружение Грозного накануне отмены опричнины. Трудно представить, чтобы царь вскоре после официальной отмены опричнины в 1572 г. пошел на сколько-нибудь существенное разбавление своего опричного "двора" земскими элементами. И в дальнейшем, как это видно из "удельных" испомещений 1575 - 1576 гг., за немногими исключениями состав "двора" оставался неизменным.
      Итак, в вихре опричных и "удельных" переборов, высылок, перемещений присутствует некая постоянная величина, служащая Ивану IV надежной опорой. Это его ближайшее опричное окружение, "государев двор".
      Взятые в "государев удел" служилые люди попадали в особое положение. На смену аристократической привилегированности "по породе" шла опричная, по степени близости к государю. Особенно сильно она сказывалась в наделении землей и крестьянами. Г. М. Ельчанинов, получив в Дмитровском уезде к своему поместью "в придачю" 119 четвертей, попал, безусловно, в лучшее положение, чем высланный оттуда помещик. Всего отчетливее, однако, эта сторона выступает в описании отошедших в "удел" погостов Шелонской пятины, составленном зимой 1575/76 года82. Книга зафиксировала тот момент, когда большая часть помещиков уже покинула свои поместья, на месте находились лишь те, кого Иван IV решил оставить в своем "уделе", и, может быть, к этому времени только начали появляться первые переселенцы из других уездов. В Шелонской пятине в 1576 г. три четверти земли пустовало и лишь четверть обрабатывалась. Те немногие оазисы, которые сохранились среди общего запустения, принадлежали либо помещикам, оставленным в "уделе", либо подлежали приписке к "государевым" дворцовым селам. Например, любимцам Грозного - В. Г. Зюзину, Богдану и Афанасию Бельским, которым в списке 1573 г. помечены значительные денежные оклады в 400, 250 и 40 руб., - принадлежало в Шелонской пятине 237 крестьянских, бобыльских и людских дворов. "Дворовые" Косицкие (5 человек) владели 84 дворами, князь М. Егупов - 23, Ю. Костров - 20. Не обделил себя и Грозный: к "государевой десятинной пашне" дворцового села Фролова в Карачунском и Болчинском погостах было приписано 565 крестьянских и бобыльских дворов83.
      Такому "цветущему" состоянию земель приближенных Грозного способствовала щедрая раздача льгот. А, В. Вельский, обладатель хорошо налаженного хозяйства, в котором насчитывалось 122 крестьянских, бобыльских и людских двора, тем не менее получил в июле 1575 г. льготу до 14 июля 1578 года. Были даны льготы и "дворовому" Пауку Косицкому с 26 декабря 1574 г. по 26 декабря 1580 года84. С 1 сентября 1575 г. пользовалась льготой княгиня Аксинья Телятевская, вдова одного из видных опричных деятелей князя А. П. Телятевского, на свою запустевшую вотчину в Дмитровском уезде, вскоре отошедшем в "удел"85. Подобная раздача льгот в конце 1574 и особенно летом 1575г. наталкивает на мысль, что Грозный заранее замышлял о выделении "государева удела".
      На земли к помещикам, находившимся под особым покровительством государя, тянулись крестьяне. Так, при описании поместья князя Ю. Кострова писцы отметили четырех новоприходцев: "жильцы пришли сее осени (то есть осенью 1575 г. - В. К.), земля не пахана"86. Взятым в "удел" феодалам предоставлялись лучшие, наиболее населенные земли, предусматривались щедрые льготы, при выдаче которых Грозный руководствовался принципом фаворитизма. Иван IV стремился обеспечить землей и крестьянами свое ближайшее окружение - опричную гвардию и гвардию в гвардии - "государев двор".
      Возрожденная в 1575 - 1576 гг. опричнина, как и опричнина 1565 - 1572 гг., знаменовала новый шаг на пути закрепощения крестьян. Интерес к юридическому оформлению крепостнических отношений проглядывает в вопросе Ивана Грозного "великому князю всеа Русии" Симеону Бекбулатовичу о том, "как нам своих мелких людишек держати: по наших ли диячишков запискам и по жалованьишку нашему, или велишь на них полные имати?"87. В случае положительного ответа, а именно такой ответ и предполагался, операции по похолоплению для дворян, взятых в "удел", существенно облегчались, поскольку им не надо было обращаться в московский Ямской приказ, где выдавались "полные" грамоты.
      Выезжая в "удел", дворяне вывозили с собой и своих "людишек", "людей" (холопов), среди которых, конечно, могли быть и насильственно похолопленные крестьяне. Но, как правило, во второй половине XVI в. крестьяне и холопы различались не только в жалованных грамотах, но и в писцовых книгах и других документах. Крестьяне оставались в покинутых поместьях, становясь легкой добычей для соседних помещиков. Именно на опричные годы и приходится начало той беспримерной вакханалии насильственных вывозов крестьян помещиками, борьбе с которой правительство царя Федора вынуждено было уделить столько сил в 80 - 90-х годах XVI века. Со своей стороны, крестьяне использовали создавшееся положение для осуществления незаконных выходов. Так, из поместья в Обонежской пятине дьяка Андрея Клобукова, взятого в "удел", пять крестьян в 1576 г. были незаконно вывезены помещиком Иваном Змеевым "туто же в Петровской погост", три крестьянина - Федором Богдановым сыном Змеева, три крестьянина - Шестым Змеевым, а про других крестьян обыскные люди заявили, что они "из того поместья вышли в иные погосты". "А про засев и про рожь сказывати было некому, сколько в которой деревни ржи сеяно, потому что все деревни пусты"88. Не лучшую картину представляло собой в июле 1576 г. и поместье Богдана Боскакова в Вотцкой пятине, из которого всех крестьян "вывез за себя Федор Ребров о Петрове дни"89.
      Запустение поместий от чрезмерных налогов и от насильств "сильных людей" приводило к оскудению рядовых помещиков, в их среде наблюдались попытки избежать военной службы. Правительство Ивана Грозного, сталкиваясь со случаями неявки помещиков на военную службу, изыскивало в 1575 - 1576 гг. средства, чтобы пресечь эти нежелательные явления. По крайней мере с начала 1576 г. действовал "государев указ", призванный повысить дисциплину и боеспособность дворянского войска, но вместе с тем чувствительно затрагивавший интересы служилой массы. Согласно этому указу, все поместные земли служилого человека должны были находиться лишь в том уезде, где он значился в служилом списке. Помещик Федор Ахшимов был выслан из Мценского уезда и лишен там поместья на том основании, что "он служит из Новосили, и верстан де он в Новосиль"90. Аналогичные мероприятия проводились и в "уделе". Тем самым уничтожалась разбросанность владений, столь характерная для служилого землевладения в XVI в., но одновременно закрывались и возможности для помещиков как-то манкировать своими обязанностями и выводить с собой в поход меньшее число воинов, чем это предусматривалось Уложением о службе 1556 г., или даже вовсе не являться на "государеву службу", укрываясь в своих отдаленных поместьях.
      С изданием этого указа правительству было проще налагать санкции: уменьшать у "нетчика" земельные владения или привлекать его самого к ответу. Эти суровые меры призваны были способствовать подготовке ливонского похода, задуманного Грозным на 1577 год. Его генеральной репетицией явился весенний калужский поход 1576 г. "князя Ивана Васильевича Московского" и "великого князя всеа Русии" Симеона Бекбулатовича против крымского хана. Этот поход должен был обеспечить русский тыл.
      Финансовая сторона проводившейся в 1575 - 1576 гг. реформы наиболее отчетливо выступает из указной грамоты Ивана IV на Двину от 19 ноября 1575 г., в которой сообщалось, что "весь Двинский уезд - станы и волости и всякие денежные свои доходы пометили есмя к себе в удел"91. Совершенно не считаясь с возможностью запустения, Грозный предписывал собрать с двинян столько же налогов, сколько и в предыдущем, 1574 году. Сюда посылался для сбора налогов сын боярский Суторма Хренов. Полномочия этого "государева посланника" ничем не отличались от опричных праветчиков на Двине и в Новгородской области в конце 60-х - начале 70-х годов XVI века. Неплательщиков предполагалось "бить на правеже нещадно от утра и до вечера", виновных в неправильной раскладке налогов - казнить смертью.
      Финансовые вопросы занимали и земское правительство Симеона Бекбулатовича, которое пыталось, однако, их решать не столь прямолинейно, как Грозный. При переселениях подчас возникали случаи, когда с тех или иных поместий нельзя было взять налоги: старые помещики уже уехали, а новые еще не появились. Тогда местные органы власти все налоги раскладывали на оставшихся. Очевидно, в таком положении очутился в 1576 г. шуйский помещик Василий Каблуков, который бил челом "великому князю всеа Русии" Симеону Бекбулатовичу, жалуясь на шуйского городового приказчика, бравшего подати не только с его поместья, но и за приписные к нему земли, отчего "его поместье пустеет"92. Специальной указной грамотой Симеон запретил подобную практику.
      Целям предельной концентрации финансовых средств, необходимых для осуществления задуманной военной кампании 1577 г., служила и политика правительства Ивана Грозного в отношении церкви. С поставлением Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии" потеряли прежнее значение жалованные грамоты монастырям, а права выдавать новые Симеон от Грозного не получил93. Их выдазал за большие деньги крупнейшим монастырям - Иосифо-Волоколамскому, Кирилло-Белозерскому, Троице-Сергиевому - непосредственно Грозный то как царь (если монастырские владения находились в "земщине"), то от имени "князя Ивана Васильевича Московского" (если таковые были расположены в "уделе")94. Англичанин протестант Джильс Флетчер, которому все это было особенно по душе, исчисляет (по-видимому, сильно преувеличивая) отнятые таким путем Грозным у епископий и монастырей суммы в каждом случае в 40 - 50, а то и в 100 тыс. рублей. Другой ревностный протестант, Джером Горсей, склонен расценивать эти действия Ивана IV как следование примеру английского короля, осуществившего секуляризацию церковных владений в Англии95. Конечно, подобное утверждение - явное преувеличение, свидетельствующее о непонимании Горсеем истинной природы взаимоотношений государственной власти и церкви в России XVI века. В данном случае мы имеем дело лишь с единовременными изъятиями Иваном Грозным крупных денежных сумм из монастырских хранилищ на Ливонскую войну.
      Ведя наступление на монастыри, он стремился опереться не только на служилое дворянство, но и на волостных крестьян "государева удела". В 1575 - 1576 гг. по грамотам, выданным из Александровой слободы, крестьянами Аргуновской волости, вошедшей в состав опричной территории, ставятся "для бережения государева леса" деревни, которые позднее, в 1578 - 1579 гг., пытался вернуть себе Троице-Сергиев монастырь. Хотя эти деревни были поставлены крестьянами на монастырской земле, решение о передаче их в монастырь последовало уже после смерти Грозного, в середине 1580-х годов96.
      Правительство Ивана IV не прочь было заручиться поддержкой дворцовых крестьян и в своей борьбе с крупными боярскими вотчинниками. Осенью 1575 г., как явствует из разрядных книг, была послана из Москвы в рязанские дворцовые села специальная комиссия в составе Ф. А. Пушкина и князя М. А. Щербатого. Поводом для ее посылки послужило челобитье рязанских дворцовых крестьян Ивану IV "на Федора Шереметева да на ево людей и (на) крестьян ево и на детей боярских". В чем заключалось дело, к сожалению, узнать из краткой разрядной записи не удается. Но жалобе крестьян было уделено самое пристальное внимание, и их представители были вызваны в Москву97.
      Стремление Грозного использовать в 1575 - 1576 гг. противоречия между дворцовыми крестьянами, соседними монастырями и крупными светскими вотчинниками также ведет нас к опричнине, с ее политикой раскола и противопоставления друг другу различных классов, социальных прослоек и групп в целях их взаимного ослабления.
      Однако, как и прежде, такая политика приводила в ряде случаев к нежелательным для правительства последствиям. В 70-х годах XVI в. активизировались крестьянские выступления против монастырей. В 1574 г. крестьяне Ростовской волости сожгли Важский Клоновский монастырь, а в 1577 - 1578 гг. произошли серьезные волнения в Антониево-Сийском монастыре98. Обострение классовой борьбы, массовые побеги и неуплата податей, конечно, не входили в планы Ивана Грозного, но эти процессы, развивавшиеся с неумолимой силой, были ему неподвластны.
      ***
      Подведем некоторые итоги. Ожесточенная внутриклассовая борьба 60 - 70-х годов XVI в. не миновала и земские соборы, ставшие ее ареной. Это учреждение пытались использовать как Грозный и группировавшиеся вокруг него слои господствующего класса, так и оппозиционные элементы. Установление факта выступления феодальной оппозиции на земском соборе 1575 г., созванном в разгар Ливонской войны и призванном обсудить внутренние и внешнеполитические вопросы ее успешного продолжения, имеет большое значение. Важность этого вывода становится особенно очевидной при сопоставлении собора 1575 г. с другими земскими соборами 60-х годов XVI в. - предопричным собором или совещанием соборного типа 1564 - 1565 гг. и опричным 1566 г., на которых также часть их участников выступила против планов Грозного99. Отличительной особенностью выступления оппозиции на соборе 1575 г. является расширение социального состава представителей господствующего класса, недовольных политикой правительства Ивана IV, и большая острота столкновения. К удельно-княжеской аристократии и высшему духовенству на этот раз присоединились и бывшие видные опричники - руководители важных приказов, писцы, обеспокоенные затянувшейся войной и надвинувшимся на страну хозяйственным разорением. Показательно, что даже специально подобранные члены земского собора 1575 г. (они вызывались в Москву "по государеву указу", "по списку") отказались согласиться с планами царя.
      Иван Грозный жестоко расправился с недовольными. Произведя в 20-х числах октября 1575 г. массовые казни участников земского собора, Иван IV в конце октября поставил на "великое княжение" Симеона Бекбулатовича, разделил страну на "удел" и "земщину" и приступил к новым опричным "переборам" служилых людей. Важное место при этом придавалось всемерной концентрации денежных и военных средств для задуманного Грозным на 1577 г. похода в Ливонию с целью достижения окончательной победы в затянувшейся войне. Как удалось установить, литературным источником для Грозного как при учреждении опричнины в 1565 г., так и при "поставлении" Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии" в 1575 г. явилось "Житие Варлаама и Иоасафа".
      В основу "переборов" 1575 - 1576 гг. было положено ближайшее опричное окружение Грозного, "государев двор". Крепостническое существо этой перетасовки служилых людей заключалось в том, что взятые в "удел" феодалы попадали в привилегированное положение, лучше обеспечивались землей и крестьянами, получали щедрые льготы. Произошло возрождение опричной политики в формах, во многом характерных для 1565 - 1572 годов. Однако в это время речь уже шла не столько о сокрушении княжеско-боярской оппозиции, сколько о наступлении на привилегии духовных феодалов с целью облегчения положения поместного дворянства и отведения его недовольства в сторону монастырей.
      В то же время, нанеся в 1575 г. удар по части своего бывшего опричного окружения, занимавшей руководящее положение в управлении и вступившей с ним в конфликт по ряду важных вопросов, Грозный, подрывал самые основы своей политики. В 1575 - 1576 гг. произошло не только частичное возрождение опричнины, но и ее дальнейшее вырождение. Раскол государства на две части, отрицательно сказавшийся уже в 1565 - 1572 гг., был усугублен "доставлением" Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии". Ущербность новой опричнины сказалась и в том, что хотя ее порядки и были распространены на.новые районы Русского государства, но размеры "удела" 1575 - 1576 гг. уступали опричной территории 1565 - 1572 гг., а сроки существования были значительно короче (одиннадцать месяцев вместо почти семи лет). Выведя свою власть за рамки сословных учреждений - земского собора, боярской думы, "освященного собора" - и добившись тем самым большей степени относительной независимости самодержавной власти от государствующего класса феодалов, который она представляла, Грозный придал ей черты восточного деспотизма. Внешне это нашло наиболее яркое выражение в постановке во главе страны, пусть на короткий срок, крещеного татарского царевича, внутренне - в полном пренебрежении в политических планах экономической реальностью. Такое резкое усиление самодержавной власти, достигнутое искусственным насильственным путем, когда пережитки феодальной раздробленности искоренялись феодальными же средствами, привело к перенапряжению сил страны, к страшному хозяйственному разорению, к росту крепостничества и обострению классовых противоречий, вылившихся в начале XVII в. в грандиозную крестьянскую войну.
      Примечания
      1. М. Н. Тихомиров. Сословно-представительные учреждения (земские соборы) в России XVI в. "Вопросы истории", 1958, N 5; L. Tcherepnine. Le role des semski Sobory en Russie lors de la guerre des Paysans an debut du XVI 1-е siecle. Отдельный оттиск из "Etudes presenties, a la Comission Internationale pour L'histoire des Assamblees d'etats". T. XXIII, 1960; его же. Земские соборы и утверждение абсолютизма в России. "Абсолютизм в России (XVII-XVIII вв.)". Сборник статей. М. 1964; С. О. Шмидт. Соборы середины XVI века. "История СССР", 1960, N 4; А. А. Зимин. Земский собор 1566 г. "Исторические записки". Т. 71. 1962.
      2. М. Н. Тихомиров. Указ. соч., стр. 17.
      3. В. И. Корецкий. Земский собор 1575 г. и поставление Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии". "Исторический архив", 1959, N 2.
      4. П. А. Садиков. Очерки по истории опричнины. М. - Л. 1950, стр. 43 - 44.
      5. Л. Дербов. К вопросу о кандидатуре Ивана IV на польский престол (1572 - 1576): "Ученые записки" Саратовского государственного университета. Т. XXXIX. Вып. исторический. 1954, стр. 210, и др.
      6. ЦГАДА, ф. Крымские дела, кн. 14, лл. 276 - 278; "Сборник Русского исторического общества" (Сборник РИО). СПБ. 1910, стр. 343. 347, 349 - 350; "Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными". СПБ. 1851, стб. 481, и др.
      7. С. М. Соловьев. История России с древнейших времен. Кн. III. М. 1960. стр. 565; С. М. Середонин. Сочинение Джильса Флетчера "Of the Russe Common Wealth" как исторический источник. СПБ. 1891, стр. 76 - 81; Я. С. Лурье. Вопросы внешней и внутренней политики в посланиях Ивана IV. "Послания Ивана Грозного". М. - Л. 1951, стр. 481 - 484; С. М. Каштанов. О внутренней политике Ивана Грозного в период "великого княжения" Симеона Бекбулатовича. "Труды" Московского государственного историко-архивного института. Т. 16. 1961, стр. 427 - 462.
      8. В. Ф. Загорский. История землевладения Шелонской пятины в конце XV и XVI веков. ЖМЮ, 1909, N 10, стр. 194; "Чтения общества истории и древностей российских (ОИДР) за 1887 г.". Кн. II. М. 1883, стр. 13; Е. Д. Сташевский. Опыты изучения писцовых книг Московского государства XVI в. Киев. 1907, стр. 26 - 27, 101; Н. А. Рожков. Сельское хозяйство Московской Руси в XVI в. М. 1899. стр. 311.
      9. М. А. Дьяконов. Акты тяглого населения. Вып. 2. Юрьев. 1897, NN 21, 24.
      10. "Памятники русского права" (далее ПРП). Вып. 5. М. 1959, стр. 461 - 462.
      11. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, Суздаль, стб. 27693, ч. III, лл. 32, 161; Государственная библиотека имени В. И. Ленина (ГБЛ). Троицкое, кн. 536, N 148; Г. Н. Шмелев. Из истории московского Успенского собора. М. 1908, стр. 161 -162. "Писцовые книги Московского государства XVI в.". Ч. I. Отд. I. Изд. Калачева. СПБ. 1872, стр. 209 - 213, 258, и др.
      12. См. М. Н. Тихомиров. Россия в XVI столетии. М. 1962, стр. 59.
      13. ПРП. Вып. 4. М. 1956, стр. 532.
      14. Дж. Горсей. Записки о Московии XVI века. СПБ. 1909, стр. 36.
      15. Московское отделение архива Академии наук СССР, ф. 620, N 18 (Троицкая вкладная книга 1673 г. - копия С. Б. Веселовского), лл. 26 об., 28, 51 об., и др.
      16. В. И. Корецкий. Указ. соч., стр. 153.
      17. Ленинградское отделение Института истории (ЛОИИ). Собрание рукописных книг, N 1208, лл. 89 об. - 90. Осенью 1575 г. в Москву выехал, очевидно, также для участия в соборе игумен Антониево-Сийского монастыря Тихон, взявший с собой из монастырской казны 40 белок (ЛОИИ. Собрание Антониево-Сийского монастыря. Оп. 2, N 1, лл. 22 об. - 23 об., 24).
      18. Там же. Собрание рукописных книг, N 1208, л. 71 об.
      19. "Новгородские летописи". СПБ. 1879, стр. 345.
      20. С. Б. Веселовский. Исследования по истории опричнины. М. 1963, стр. 407.
      21. Б. Д. Греков. Описание актовых книг, хранящихся в архиве Археографической комиссии. Птгр. 1916, стр. 105.
      22. "Новгородские летописи", стр. 148.
      23. "Материалы по истории СССР". Вып. II. М. 1955, стр. 81; М. Н. Тихомиров. Малоизвестные летописные памятники. "Исторические записки". Т. 7. 1951, стр. 219.
      24. "Чтения ОИДР". Кн. 3. М. 1876, стр. 29.
      25. Ю. Толстой. Первые сорок лет сношений между Россиею и Англиею. 1553 - 1593. СПБ. 1875, стр. 182.
      26. Р. Г. Скрынников особо выделяет в синодике опальных Ивана Грозного казни 1575 г., но он не связывает эти казни с происходившим осенью 1575 г. в Москве земским собором (Р. Г. Скрынников. Синодик опальных Ивана Грозного как исторический источник. "Вопросы истории СССР XVI-XVIII вв.". "Ученые записки" Ленинградского государственного педагогического института имени А. И. Герцена. Т. 278. 1965, стр. 60 - 63, приложение II, стр. 85).
      27. С. Б. Веселовский. Указ. соч., стр. 364.
      28. Дж. Горсей. Указ. соч., стр. 36, 38.
      29. О выступлении земского дворянства против опричнины в 1566 г. см. А. А. Зимин. Опричнина Ивана Грозного. М. 1964, стр. 203 - 208.
      30. В. Б. Кобрин. Состав опричного двора Ивана Грозного. "Археографический ежегодник за 1959 г.". М. 1960, стр. 16 - 91; А. А. Зимин. Указ. соч., стр. 110, 364 - 365 и др.
      31. Р. Г. Скрынников. Опричная земельная реформа Грозного 1565 г. "Исторические записки". Т. 70. 1961, стр. 233, 249; С. Б. Веселовский. Указ. соч., стр. 464 - 465.
      32. М. Н. Тихомиров. Сословно-представительные учреждения (земские соборы) в России XVI века, стр. 16.
      33. Зимой 1575 г. многие новгородские помещики уклонились от участия в походе в Ливонию, за что понесли суровые наказания. В грамоте от 20 сентября 1575 г. о посылке детей боярских южных городов "на сторожи" и "на берег", в Серпухов к боярину и воеводе князю И. Ю. Булгакову-Голицыну, отозванному 30 сентября в Москву на земский собор, предусматривалась возможность уклонения детей боярских от военной службы и "ухоронки" их в своих поместиях (ЦГАДА, ф. 170, рубрика III, д. 4, л. I).
      34. "Материалы по истории СССР". Вып. II, стр. 81 - 82.
      35. В. О. Ключевский. Сочинения. Т. II. М. 1957, стр. 178; С. Ф. Платонов. Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. М. 1937, стр. 118- 119. Напротив, С. М. Каштанову "доставление" Симеона "не кажется... ни экстравагантной, ни неожиданной или необдуманной", а "вполне закономерной" формой политического маневрирования (С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 460). Однако привести из русской истории примеры, подобные случаю с Симеоном, он не смог хотя бы потому, что во всех указанных им случаях великие князья (Василий I, Иван III) и цари (Борис Годунов, Михаил Федорович) назначали себе "соправителя", сами при этом на "удел" не садились.
      36. П. А. Садиков. Указ. соч., стр. 18; А. А. Зимин. Опричнина Ивана Грозного, стр. 134.
      37. "Материалы по истории СССР". Вып. II, стр. 76.
      38. П. И. Петров. К вопросу об источнике повести Ахундова "Обманутые звезды". "Вопросы истории религии и атеизма". Сборник. Т. 8. М. 1960, стр. 339 - 341, 345.
      39. "Материалы по истории СССР". Вып. II, стр. 82.
      40. "История русской словесности А. Галахова". Т. I. СПБ. 1880, стр. 422 - 426; А. И. Соболевский. Переводная литература Московской Руси XIV-XVI вв. СПБ. 1903, стр. 4, прим. 3.
      41. "Житие Варлаама и Иоасафа". "Общество любителей древней письменности" (ОЛДП). Т. XXXVIII. СПБ. 1887, стр. 473, 475, 480 - 481.
      42. Там же. Т. XXXVIII, стр. 440 - 441.
      43. "Послания Ивана Грозного", стр. 174.
      44. С. О. Шмидт. Неизвестные документы XVI в. "Исторический архив", 1961, N 4, стр. 155 - 156.
      45. В. И. Корецкий. Правая грамота от 30 ноября 1618 г. Троице- Сергиеву монастырю. "Записки" Отдела рукописей Государственной библиотеки имени В. И. Ленина. М. 1959, стр.. 201 - 203; ААЭ. Т. I, N 294.
      46. С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 432.
      47. П. А. Садиков, Из истории опричнины XVI в. "Исторический архив". Т. III. 1940, стр. 280 - 281.
      48. В. И. Корецкий. Земский собор 1575 г. и поставление Симеона Бекбулатовича "великим князем всеа Русии", стр. 154 - 155.
      49. А. Юшков. Акты XIII-XVII вв., представленные в Разрядный приказ. Ч. I. М. 1898, стр. 186.
      50. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, кн. 774, лл. 28 об., 35, 40 об., 50, 53 об., 67, 74, 92, 95 об. и др.
      51. "Акты Московского государства". Т. I. СПБ. 1890, стр. 46 - 47.
      52. ЛОИИ. Собрание рукописных книг, N 1028, л. 98; А. Юшков. Указ. соч., стр. 185.
      53. А. Юшков. Указ. соч., стр. 186 - 187.
      54. "Новгородские писцовые книги" (далее НПК). Т. V. СПБ. 1905, стб. 573 - 696. А. М. Андрияшев. Материалы для исторической географии Новгородской земли. Т. III, М. 1914, стр. 1 - 124.
      55. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, кн. N 768, л. 151 об.
      56. Там же, лл. 161 - 162.
      57. НПК. Т. V, стр. 694.
      58. А. А. Зимин. Опричнина Ивана Грозного, стр. 329, 335, и др.
      59. "Новгородские летописи", стр. 104 - 105.
      60. "Военный журнал", 1852, N 2, стр. 98 - 99; П. А. Садиков. Указ. соч., стр. 334.
      61. Вызывает возражение вывод С. М. Каштанова о том, что "Иван IV, ставя Симеона великим князем, сознательно шел на политическое соперничество между собой и Симеоном" (С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 444), вследствие чего отношения между Иваном Грозным и Симеоном рассматриваются под углом экономической и политической борьбы, шедшей якобы между ними. Выдвинутое в связи с этим положение С. М. Каштанова о перемене в конце марта - начале апреля 1576 г. Иваном Грозным Симеону области "великого княжения" (см. там же, стр. 445 - 446) не находит, на наш взгляд, подтверждения в источниках. Чтобы говорить о такой "перемене", нужно иметь в руках документы, исходящие как от Ивана Грозного, так и Симеона, которые с весны 1576 г. замещали бы друг друга.
      62. С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 428 - 430, 456 - 457.
      63. Но тогда отпадает предположение С. М. Каштанова о трехчленном делении Русского государства в 1575 - 1576 гг. на "земщину" Симеона, "удел" (или опричнину Грозного) и "земщину" Грозного (С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 443).
      64. "Исторический, архив". Т. III, стр. 278 - 279; ААЭ. Т. I, стр. 355 - 357; АИ. Т. I, стр. 360 - 361; Н. П. Лихачев. Разрядные дьяки в XVI столетии. СПБ. 1888, стр. 472; "Русская вифлиофика Н. Полевого". Т. I. М. 1833, стр. 201 - 203; ЦГАДА, ф. Поместный приказ, кн. N 768, лл. 150, 153 об., 159 об., 161 - 163 об., 165 - 166 об., 172 - 174 и др. и кн. N 774, лл. 1 - 148.
      65. ЦГАДА, ф. Посольский приказ, "Архивская книга" N 2, 1626 г., л. 426 об.
      66. Там же, кн. N 768, лл. 172 - 174.
      67. Там же, кн. N 774, л. 148 об. То, что грамота Ивана IV от 2 сентября 1576 г. по челобитью игумена Вяжицкого монастыря Сильвестра на игумена Соловецкого монастыря Варлаама дана новгородским дьяком от имени "царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии", следует объяснить либо особенностями политики Грозного по отношению к монастырям, либо подготовкой к ликвидации "великого княжения" Симеона (привезена она была в Новгород только 10 октября 1576 г.). См. "Русская историческая библиотека" (РИБ). Т. 32. Птгр. 1915, стб. 539 - 540.
      68. С. М. Соловьев. Указ. соч., стр. 565; П. А. Садиков. Очерки по истории опричнины, стр. 43; С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 429, 456.
      69. "Исторический архив". Т. VII. 1951, стр. 226.
      70. "Послания Ивана Грозного", стр. 195.
      71. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, стб. N 42737, ч. I, д. 2, л. 14.
      72. Д. Н. Альшиц. Новый документ о людях и приказах опричного двора Ивана Грозного после 1572 года. "Исторический архив". Т. IV. 1949, стр. 22.
      73. Там же, стр. 20 - 22, 25 - 27, 29 - 30 и др.
      74. "Новгородские летописи", стр. 104 - 105.
      75. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, ст. N 42740, ч. I, л. 136.
      76. Д. Н. Альшиц. Указ. соч., стр. 20. А. А. Зимин считает Посника Суворова опричником, основываясь на весеннем разряде 1572 г. См. А. А. Зимин. Опричнина Ивана Грозного, стр. 351, прим. 9.
      77. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, ст. N 42740, .ч. I, л. 136, ч. II, л. 233.
      78. Д. Н. Альшиц. Указ. соч., стр. 22 - 23.
      79. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, ст. N 42737, ч. I, д. 2, л. 1; кн. 774, л. 131; А. Юшков. Указ. соч., стр. 186.
      80. О. А. Яковлева. К вопросу о списке служилых людей 7081 (1573) г. "Записки" Научно-исследовательского института при Совете Министров Мордовской АССР. Т. 13. 1951, стр. 234 - 236.
      81. В. Б. Кобрин. Указ. соч., стр. 17 - 18.
      82. НПК. Т. V, стб. 665: "Те крестьяне пришли на пусто сее зимы 84 года (1575/1576 г.)".
      83. Там же, стб. 582, 587 и др.
      84. Там же, стб. 657, 684, 686 и др.
      85. М. А. Дьяконов. Указ. соч., стр. 24 - 25.
      86. НПК. Т. V, стб. 677.
      87. "Послания Ивана Грозного", стр. 196.
      88. Д. Я. Самоквасов. Архивный материал. Т. II. М. 1909, стр. 474 - 475.
      89. Там же, стр. 444.
      90. "Русская вифлиофика Н. Полевого", стр. 201 - 203; С. В. Рождественский. Служилое землевладение в Московском государстве XVI века. СПБ. 1897, стр. 311.
      91. С. О. Шмидт. Неизвестные документы XVI в., стр. 155.
      92. ААЭ. Т. I, N 195.
      93. С. М. Каштанов, признавая последнее обстоятельство (С. М. Каштанов. Указ. соч., стр. 429), однако, не склонен видеть нарушения жалованных грамот при Симеоне, относя имеющиеся в жалованных грамотах известия на этот счет к более раннему времени (1551 г.) (С. М. Каштанов. К вопросу об отмене тарханов в 1575 - 1576 гг. "Исторические записки". Т. 77. 1965, стр. 209, 210 и др.). При таком подходе остается неясным, чем объяснить столь длительное молчание монастырских властей, запротестовавших лишь спустя 25 лет - в 1576 - 1578 гг., сразу же после сведения Симеона с "великого княжения", - и выдачу общих жалованных грамот крупнейшим монастырям в 1577 - 1578 годах.
      94. "Акты феодального землевладения и хозяйства". Т. II, М. 1956, N 367; ААЭ. Т. I, N 292; ГБЛ, РО, ф. Троице-Сергиева монастыря, кн. 519, лл. 111 об. - 112 об.; лл. 106 - 108 об.; 99 об. - 101 об., 113 об. - 114 об.; "Акты Беляева", N 1/157.
      95. "О государстве Русском сочинение Флетчера". СПБ. 1905, стр. 50; Дж. Горсей. Указ. соч., стр. 37.
      96. В. И. Корецкий. Правая грамота от 30 ноября 1618 г. Троице- Сергиеву монастырю, стр. 190 - 192.
      97. ЦГАДА, ф. Оболенского, N 85, л. 532 об.
      98. В. И. Корецкий. Борьба крестьян с монастырями в России XVI - начала XVII вв. "Вопросы истории религии и атеизма". Т. VI. М. 1958, стр. 171 - 175.
      99. С. О. Шмидт. Исследования по социально-политической истории России XVI века. Автореферат докторской диссертации. М. 1964, стр. 16 - 18; его же. К истории земских соборов XVI в. "Исторические записки". Т. 76. 1965, стр. 122 - 140; А. А. Зимин. Опричнина Ивана Грозного, стр, 202 - 208.
    • Павленко Н. И. К истории Земских соборов XVI в.
      By Saygo
      Павленко Н. И. К истории Земских соборов XVI в. // Вопросы истории. - 1968. - № 5. - С. 82-105.
      История сословно-представительной монархии в России принадлежит к числу тех вопросов, интерес к которым стал проявляться лишь в течение последнего десятилетия. Эта тема, если ее рассматривать в широком плане, включает как процесс формирования сословий, так и политическое следствие этого процесса - оформление соответствующего государственного устройства. Внимание специалистов было приковано преимущественно к изучению института земских соборов. Это вполне закономерно, ибо соборы, являясь важнейшим элементом сословно-представительной монархии, в концентрированном виде отражали социально-политические противоречия эпохи. Составные элементы земских соборов - боярская дума, освященный собор, корпорации дворян в центре и на местах - представляли не только политическую организацию господствующего класса, но и различные формы землевладения, типы организации феодального хозяйства. Определенное место в земских соборах занимала верхушка городского населения.
      Составные части земских соборов либо находились друг с другом в определенном сцеплении, либо, напротив, противоборствовали друг другу. Антагонистические противоречия феодального общества, соответствующим образом трансформируясь, проявлялись в форме внутриклассовых противоречий, средоточием которых на протяжении столетия были земские соборы. Одна из задач историков состоит в том, чтобы изучить все структурные части земских соборов в их взаимодействии, в изменении соотношения сил этих частей, которое вело к укреплению царской власти, эволюционировавшей к абсолютной монархии.
      Изучение института земских соборов в широком плане - дело, видимо, ближайшего будущего. В настоящее время фронт исследования темы сужен: рассматривается главным образом внешняя история земских соборов, устанавливается самый факт их созыва. В итоге получены Совершенно неожиданные результаты. Усилиями академикам. Н. Тихомирова, А. И. Копанева, С. О. Шмидта, В. И. Корецкого открыто девять новых соборов, якобы созванных на протяжении последних 53 лет XVI века1. Если к этому прибавить соборы XVI в., о которых ранее было известно (1549, 1566, 1584 и 1598 гг.), то общее их число будет равно 132.
      Еще К. С. Аксаков в споре с С. М. Соловьевым, сокрушаясь по поводу малого числа соборов, писал: "Не естественно ли предположить, что земские соборы были и что известия об них или потеряны, или еще не найдены"3. Сожаление К. С. Аксакова понятно, ибо он связывал деятельность соборов с известной формулой: "Правительству - сила власти, земле - сила мнения". Современные нам исследователи, в основном располагая теми же источниками, что и их предшественники, за короткий срок ввели в научный оборот сведения о значительном числе новых соборов.
      В советской литературе, как известно, существует четкое определение понятия "земский собор"4. В перечисленных выше работах принятая дефиниция земского собора аргументированно не отвергнута. Впрочем, из статьи М. Н. Тихомирова вытекает, что наличие "земского" элемента, с его точки зрения, непременное условие, дающее основание отнести то или иное собрание к категории земских соборов. С. О. Шмидт, как правило, избегает употреблять термин "земский собор", предпочитая ему термин "собор". Он считает, что в работе соборов 1547 и 1549 гг., а также двух соборов 1550 г. принимали участие "прежде всего боярская дума (обычно полного состава) и освященный собор (полный или неполный). Участие духовенства (освященного собора) и определило название этих собраний - "собор"5. И далее дана общая оценка всех собраний середины XVI в.: "Изучаемые соборы можно рассматривать как зачаточную форму земских соборов"6.
      Нетрудно обнаружить, что изученные С. О. Шмидтом соборы (если даже принять их созыв за совершившийся факт) являются разнородными по составу собраниями. Если собор 1549 г. действительно можно отнести к зачаточной форме земских соборов, то на каком основании к ним причислены собрания боярской думы и освященного собора, независимо от того, в полном или неполном составе они представлены? С. О. Шмидт пишет, что в XVI в. "терминология была неустойчивой и еще не вполне определенной... Слово "собора употреблялось в разных значениях: под "собором" подразумевали всякое собрание вообще, и специальное собрание какой-то группы духовенства, и собрание, созванное государем для обсуждения важных вопросов, и т. д... Термин "земский собор" в XVI в., по-видимому, еще не употреблялся"7.
      Возможно, С. О. Шмидт прав, констатируя многозначность термина "собор" и отсутствие в XVI в. термина "земский собор"8. Однако неустойчивость и нечеткость терминологии у современников не освобождает историков от необходимости ее уточнить и оперировать научными понятиями, в которые вкладывается определенное содержание. В XVI в. не пользовались и такими понятиями, как "централизованное государство", "сословно-представительная монархия" и т. д., но историческая наука их установила и широко пользуется ими для характеристики определенных явлений. Не всегда ясно также, какие соборы являются предметом исследования С. О. Шмидта: "всякое собрание вообще", "собрание, созванное государем для обсуждения важных вопросов" или совершенно конкретные совещания, именуемые земскими соборами, в которых участвовали царь, боярская дума, освященный собор и представители "земли". Читатель, однако, воспринимает его статьи как изложение истории земских соборов. Именно так, в частности, понял описание событий конца 1564 - начала 1565 г. Л. В. Черепнин, знакомившийся со статьей С. О. Шмидта в рукописи: "В неопубликованном докладе С. О. Шмидт выдвинул интересную и весьма вероятную гипотезу о том, что учреждение в начале 1565 г. опричнины было санкционировано земским собором"9.
      Известную ясность в рассматриваемый вопрос С. О. Шмидт вносит в автореферате докторской диссертации, вторая глава которой названа "Первые земские соборы"10, а также в статье "Первые земские соборы Русского государства в свете последних советских исследований"11. Собрания, о которых идет речь в этих работах, следует считать земскими соборами. Исключение составляют собрания, которые раньше назывались просто соборами, а теперь зачислены в "собрания соборной формы" (1550 - 1552 гг., 1571 и 1576 гг.)12. Впрочем, и в автореферате не определены критерии, отличающие "собрания соборной формы" от земских соборов, как и критерии, отличающие собор от земского собора13.
      Терминологический разнобой, отсутствие четких критериев приводит к тому, что одни и те же собрания называют по-разному. Собор 1550 г. в Москве А. И. Копанев, открывший его, называет земским14. М. Н. Тихомиров, опубликовавший статью после выхода в свет работы А. И. Копанева, молчаливо игнорирует это открытие. Зато собор 1550 г. во Владимире М. Н. Тихомиров считал земским15, в то время как С. О. Шмидт называет его всего лишь "совещанием соборной формы". Земский собор 1575 г. С. О. Шмидт не упоминает ни в одной из своих работ. Более того, в статье "Земские соборы", опубликованной в Советской исторической энциклопедии, С. О. Шмидт не перечисляет ни одного из открытых ими соборов, за исключением собора 1550 г. в Москве. Лишь Л. В. Черепнин в сводной статье, посвященной земским соборам XVI - XVII вв., признал все вновь открытые соборы16.
      А. А. Зимин в последней (по времени выхода) работе не упомянул ни об одном соборе 1540 - 1570-х гг., открытом М. Н. Тихомировым и С. О. Шмидтом17.
      Открытия новых соборов стали как бы самоцелью, ибо каждый из авторов, внося свою лепту, не задумывается, как это явствует из содержания их работ, над следствиями, к которым приведут их открытия, вместе взятые. Действительно, если бы речь шла о том, что одним собором было меньше или больше, не стоило бы ломать копья. Но открытие по меньшей мере девяти, а по другому счету - двенадцати новых соборов существенным образом меняет дело. Во-первых, изменяется представление о характере политического строя Русского государства XVI века. До сих пор считалось, что расцвет сословно- представительной монархии в России происходил в XVII веке. Теперь, когда в оборот введены сведения о тринадцати, а по другим подсчетам, даже шестнадцати соборах, якобы созванных на протяжении последних 53 лет XVI в., расцвет сословно-представительной монархии надо отнести к этому столетию. Но как тогда согласуется это заключение (естественно вытекающее из открытий) с тем, что к середине XVI в. сами сословия переживают всего лишь начальную стадию формирования, что в это время лишь начинает складываться аппарат централизованного государства в виде приказов? Как увязать представления о деспотическом режиме Ивана Грозного с тем, что он (если учитывать новые данные о земских соборах) всякий раз, пользуясь терминологией К. С. Аксакова, вступал в "объяснения" с "народом" (вводить или не вводить опричнину, идти ли в поход на Казань, как организовать отпор крымцам и т. д.)?
      Во-вторых, сведения о новых соборах разрушают основные представления об истории института земских соборов. Известия о подлинных земских соборах позволяют проследить последовательную эволюцию их форм от менее развитых к более развитым. Так, относительно собора 1549 г. мы не располагаем в данное время сведениями ни о выборности его участников, ни об их числе. Опираясь на свидетельство источника, можно сказать, что на этом соборе присутствовали освященный собор, боярская дума и дети боярские, находившиеся в Москве, но не были представлены горожане и что собор обсуждал вопросы внутренней политики. Собор 1566 г., как это вытекает из исследований В. О. Ключевского, М. Н. Тихомирова и А. А. Зимина, был более представительным, в его заседаниях, помимо боярской думы, освященного собора и дворян с мест, участвовали горожане. Деятельность собора 1566 г. означала шаг вперед в развитии института: расширился контингент соборных представителей. Наконец, с третьим земским собором, созванным в 1598 г., связана еще одна, более высокая ступень в формировании учреждения: на этом соборе зарегистрировано наличие "выбора" из городов, в то время как участниками собора 1566 г. были лица, назначенные правительством. Система выборности, как и институт земских соборов в целом, достигает расцвета в первой половине XVII века.
      Короче говоря, аргументация созыва вновь открытых земских соборов нуждается в проверке. Отсюда и цель настоящей статьи - проверить убедительность доказательств созыва земских соборов, сведения о которых появились в литературе последних лет. Поэтому все соборы, созыв которых не вызывает сомнений (1549, 1566 и 1598 гг.), остались за пределами нашего внимания.
      В дореволюционной и советской литературе долгие годы велись споры о времени созыва первого в Русском государстве земского собора, весьма удачно названного собором примирения. Датировку созыва собора примирения ученые XIX в. обосновывали ссылкой на свидетельство двух источников - Хрущевского списка Степенной книги, в котором помещена речь Грозного на Лобном месте, и деяний Стоглава.
      Одно из этих доказательств оказалось недолговечным. Сначала С. Ф. Платонов, а затем П. Г. Васенко18 пришли к выводу, что текст с речью Грозного является интерполяцией. Приняв этот довод, специалисты уделили преимущественное внимание расшифровке таинственных слов из речи Грозного на Стоглавом соборе: к какому времени следует приурочивать слова "в преидущее лето" - к 1550 или 1549 году?19.
      В 1955 г. А. И. Копанев обнаружил приписку В. Н. Татищева к Львовской летописи20, которая, как он полагает, снимает дискуссионный вопрос о том, где и когда утверждался Судебник 1550 года. А. И. Копанев сделал вывод, что "Судебник 1550 г. был выработан на земском соборе при участии представителей от городов, боярской думы и других чинов государственного центрального управления"21. Более того, приписка В. Н. Татищева позволила А. И. Копаневу поставить под сомнение доводы С. Ф. Платонова относительно интерполяции в Хрущевской Степенной книге.
      Однако в том же 1955 г., когда А. И. Копанев опубликовал свою статью, появилось исследование В. Н. Автократова, значительно углубившее обоснование того, что текст с речью Грозного является грубой подделкой. К аналогичному выводу еще раньше пришел С. Б. Веселовский, утверждавший, что "Воззвание" Ивана Грозного к народу и все сообщение о земском соборе 1550 г. следует рассматривать как вымысел Хрущевых, не имеющий никакой исторической цены"22.
      Таким образом, из трех доводов один, а именно свидетельство Хрущевской Степенной книги, должен быть признан несостоятельным. Но и оставшиеся два аргумента (приписка В. Н. Татищева и речь Грозного на Стоглавом соборе) не относятся к числу бесспорных. Напомним, что приписка В. Н. Татищева имеет две несуразности, на которые обратил внимание А. И. Копанев, опубликовавший ее: в ней Грозный дважды назван не царем, а великим князем, сама приписка помещена против текста, рассказывающего о событиях 1544 года. А. И. Копанев объясняет это тем, что В. Н. Татищев работал над Львовской летописью до обнаружения им Судебника 1550 г. и что в распоряжении В. Н. Татищева находился какой-то не дошедший до нас источник, из которого он и заимствовал сведения о созыве земского собора. А. А. Зимину это объяснение показалось малоубедительным, и он высказал предположение, что скорее всего эта запись связана с позднейшей вставкой в Хрущевскую Степенную книгу, где тоже говорится о соборе 1550 г.; владелец этой рукописи мог ознакомить В. Н. Татищева с записью в Степенной книге23. На наш взгляд, ни одно из этих двух объяснений все же не дает удовлетворительного ответа на вопрос, почему Грозный назван не царем, а великим князем, почему текст отнесен к 1544 году24.
      Наиболее сложными и, надо сказать, туманными являются слова Грозного в речи, произнесенной им на Стоглавом соборе. Царь напомнил освященному собору, что "в преидущее лето" состоялось примирение между боярами, приказными и кормленщиками, с одной стороны, и "всеми землями" - с другой, и "тогда же" решено было "исправити" Судебник25. Коль речь была произнесена в 1551 г., то специалисты выдвинули ряд хитроумных построений с целью определения времени, к которому можно отнести созыв собора и решение "судебник исправити". Слово "преидущее" всякий раз расшифровывалось как "предшествующее" по отношению либо к 1551, либо 1550 году. Стоит, однако, отказаться от стремления во что бы то ни стало вести точный отсчет времени от дня произнесения речи и стать на путь анализа и сопоставления текста этой речи со свидетельством Продолжения Хронографа 1512 г., как решение о составлении нового судебника неумолимо приведет нас к собору примирения 1549 года. В этом случае "преидущее" будет иметь более широкий смысл, соответствующий "в прошлых годех".
      Сопоставим далее формуляры начальных фраз судебников XV - XVI вв., Стоглава, а также Уложения 1649 г., чтобы получить представление о том, кто принимал участие в их составлении, кем они утверждались. Судебник 1497 г. "уложил