20 posts in this topic

Вон Гюн (元均, 1540-1597) - штатный "антигерой" Имджинской войны.

 

Вопрос - был ли он так плох, как кажется?

 

Д. Гришина написала доклад о процессе мифологизации И Сунсина в пост-Имджинской и пост-колониальной Корее.

 

Надеюсь разместить его здесь, если она разрешит. А вообще, очень многие данные свидетельствуют о том, что Вон Гюн демонизирован сознательно. В частности, дневники И Сунсина, опубликованные О. Пироженко, имеют много купюр. И, как говорит сам Олег, там было удалено многое, что не красило И Сунсина - постоянные попойки, шляние по бабам, больная наутро голова... Зато про Вон Гюна все то же самое сохранено. 

 

Надеюсь, с Вон Гюном окажется не так же, как с Фан Боцянем (штатный "антигерой" войны цзяу, причем по праву).

Share this post


Link to post
Share on other sites


Вот как, по исправленному варианту хроники Сонджо, происходило последнее сражение Вон Гюна:

[Японские] разбойники внезапным нападением разбили [наш] флот.

 

Тхонджеса (глава объединенного флота трех южных провинций Кореи - Кёнсан, Чолла и Чхунчхон) Вон Гюн потерпел поражение и погиб, суса [провинции] Чолла[до] И Окки, суса [провинции] Чхунчхон[до] Чхве Хо и прочие [также] погибли. Суса правой [полупровинции] Кёнсан Пэ Соль сбежал.

 

Вначале [Вон] Гюн прибыл на [остров] Хансан[до] (при И Сунсине - главная база объединенного корейского флота) и, всячески стремился изменить установления [И] Сунсина, [налагаемые им] наказания не знали меры, все [полководцы, чиновники и воины] отдалились от него.  

 

[Главнокомандующий] Квон Юль, зная, что [Вон] Гюн страшится [японских] разбойников и [потому] медлит, отдал приказ наказать [его] батогами. [Вон] Гюн ушел [после наказания], преисполненный обиды и горечи, и двинулся вперед во главе флота. Достигнув [острова] Чорёндо, приказал всеми силами идти в бой.

 

[Японские] разбойники желали истощить [наши силы, поэтому], сойдясь с нашими кораблями поближе, тут же бежали прочь.

 

Ночью [налетел] сильный ветер, наши корабли рассеялись на все четыре [стороны света], вернувшись на [остров] Кадокто. Полководцы и воины очень страдали от жажды и ссорились за право сесть в лодку, [идущую] за водой. Внезапно появились [японские] разбойники и нанесли неожиданный удар. В суматохе [Вон] Гюн и прочие [военачальники] не приняли надлежащих мер [по отражению нападения], быстро отвели корабли для обороны в [залив] Чхувонпхо [уезда] Косон. Корабли японских разбойников, сильно воодушевившись, окружили [залив] несколькими рядами [кораблей]. [Вон] Гюн пришел в крайнее изумление, [но все же] вместе с прочими военачальниками вступил в бой, однако не смог дать [достойный] отпор. Первым бежал Пэ Соль, и все [наши] силы потерпели сокрушительное поражение.

 

[И] Окки, [Чхве] Хо и прочие военачальники покончили жизнь самоубийством, бросившись в воду, [Вон] Гюн сошел на берег и был убит [японскими] разбойниками. [Пэ] Соль бежал на [остров] Хансан[до], двор приказал казнить [его].

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как всегда, в бедах Кореи были виноваты слабая компетентность высшего руководства и многократное дублирование ведомств. Вот что было прологом к страшному поражению корейского флота у Чхильхольлян - 10-го числа 7-го лунного месяца (примерно середина августа) 1597 г. государь Сонджо был ознакомлен с докладом Ведомства подготовки рубежей (традиционно "Ведомство окраинных земель") следующего содержания:

В сообщении Пибёнса было сказано:

 

«Воины [японских] разбойников только лишь удерживаются на берегу в разных [местах], и пути, по которым постоянно идет подкрепление [их] войскам, проходят по морю.

 

Наши морские силы устрашают [японских] разбойников, и если посыльные корабли будут постоянно появляться [на их путях], то [они] встретятся в открытом море, [и мы] прервем пути подвоза продовольствия [разбойникам], это и есть способ надавить на их слабые места, захватить то, что важно для них.    

 

Стратегия сегодняшнего дня – лишь бы чего не случилось, особо опасаемся, что военачальники не очень хорошо повинуются приказам, только и делают, что вырываются вперед и отступают, нет никаких крупных дел, чтобы у [японских] разбойников опустился желчный пузырь (т.е. чтобы японские войска упали духом).

 

В настоящее время Ян-цзунбин (Ян Хао, главнокомандующий китайскими войсками в Корее) приказал так. Просим во время приема выяснить у него причину этого, полностью изложить и довести до точхечхальса (главнокомандующий, на тот момент – Квон Юль), товонсу (маршал), быстро, как и ранее, распределить задачи, а также сурово следить за военачальниками морских сил, выжидая удобного случая, улучить время. Не потерять благоприятных возможностей – разве это плохой план для [совершения] великого дела?».   

 

Государь ответил:

 

Да будет в соответствии со сказанным.

 

Составить приказ и довести до штаба Вон Гюна.

 

Отступать перед распоясавшимися японскими разбойниками, как и ранее, означает [что] есть [закон] государства, [записанный на бамбуковой планке длиной в] 3 чхок (ок. 1 м.), а я не могу оказывать милости в частном порядке». 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

"...Неприятельский флот насчитывал до 500 военных кораблей и свыше 50.000 обученных и вполне подготовленных моряков и пехоты. Наши же войска были утомлены долгим путем, изнурены голодом и жаждой, и, будучи совершенно не подготовленными к бою, должны были сразиться с во много раз превосходящими их силами неприятеля. Среди наших солдат отсутствовало единство, царил беспорядок и совершенно не было дисциплины, что особенно ярко проявилось в ходе боев. Ко всему этому Вон Гюн совершенно не обладал полководческим талантом.
В таком состоянии наши войска должны были принять бои против сильного врага, который, устроив засаду, внезапно напал на наш флот. Так 16 июля у острова Чирмурдо наш флот, прославившийся, как непобедимый, потерпел позорное поражение, а сам командующий флотом Вон Гюн, пытавшийся спастись бегством, был настигнут самураями и убит. Корейский флот был полностью разбит. [45]
Остров Хансандо, на котором была ставка командования наших морских сил, был захвачен врагом...."
- из Ли Чен Вон "Имдинская отечественная война 1592–98 гг." на militera
 
Какую роль играл Вон Гюн и его полит. "партия" в процессе попытки дискредитации И Сунсина? Действия Иосиро и их влияние?
Странности в отсутствии противодействия развитию интриги со стороны И Сунсина и его покровителей. Впечатление  большой роли эмоциональной составляющей в принятии решений.  И это всё при жизни в "эпоху интриг" :-)
 
Сражение: Флоты, условия, ход и командующие.
16 июля у острова Чирмурдо - а правитель ознакомлен с докладом в середине августа - ? При ситуации давнего осознания важности флота. 
Состояние корейского флота (диспозиция, состав по кораблям, численность, состояние команд и запасов, командиры, организация по отрядам, дозоры и их организация, ближайшие базы и их качество) - ?
То же по японцам - ?
 
Вон Гюн в  документах и донесениях? Письма современников - ? Его карьера, действия в начале войны и последующем?
Личностные особенности антипода героя? Семья и друзья - ?
 
По О. Пироженко и его переводу: были ли возможности найти/применить полноценный Дневник?

Share this post


Link to post
Share on other sites

О Вон Гюне и битве при Чхильчхолляне -- отрывок из книги Ю Соннёна (1542-1607 гг.), друга Ли Сунсина, выдающегося корейского государственного деятеля и ученого:

Ю Соннён. Записи о печальных уроках прошлого

«…

Как только он вступил в свою новую должность на острове Хансандо, Вон Гюн изменил все правила, установленные Ли Сунсином и отстранил офицеров и солдат, которые были близки к его предшественнику. Он ненавидел Ли Ённама1, потому что Ли [Ённам]слишком много знал о его прошлом унизительном поражении от японцев. Воины, естественно, возмущались и не любили Вон Гюна.

Когда Ли Сунсин был на острове Хансандо, он построил дом под названием Унчжудан. Он жил там день и ночь, обсуждая военные дела со своими помощниками. Также к нему был открытый доступ и для простых людей и солдат, если они могли что-то сказать по обсуждаемому вопросу. Каждый раз, когда он выходил на бой, он созывал всех своих офицеров и спрашивал их мнение. Таким образом, он был в состоянии получить всю информацию, необходимую для разработки стратегий для сражения, и, поэтому он, никогда не был побеждён.

Вдобавок Вон Гюн, разместив свою наложницу в том же Унчжудане, жил с ней и запретил кому-либо входить туда, установив заборы вокруг здания. Таким образом, его помощники редко видели его лицо. Он сверх меры употреблял алкоголь, а иногда и не один. Каждый раз, когда он пил, он становился неуправляемым. Он злоупотреблял своей властью и наказывал людей, как ему заблагорассудится. Воины шептались, -- "если бы мы побежали от противника, было бы понятно, а так не за что". Его помощники, испытывающие разочарование и отвращение, решили молчать, только наблюдая за ним на расстоянии. В результате его команды были плохие, или не приносили никакой пользы.

[Воспользовавшись беспорядком в нашем военно-морском флоте], японцы осуществили план, чтобы вторгнуться в Корею во второй раз. Кониси Юкинага снова послал Ёдзиро в наш лагерь, чтобы ввести в заблуждение Ким Ынсо2. Ёдзиро сказал, -- "вскоре прибудут другие японские эскадры, и это еще одна возможность для вашего флота, чтобы успешно напасть."

Главнокомандующий сухопутными силами Квон Юль3, более чем кто-либо ещё доверял этим словам, и призвал Вон Гюна выйти и бороться с японцами, поскольку он помнил, что Ли Сунсин был наказан в последний раз за задержку атаки против врага. Что касается самого Вон Гюна, он не имел никакого выбора, кроме как атаковать японцев, хотя шансы на победу были не очень хорошими. Поскольку он обвинил Ли Сунсина в не принятии мер оперативно победить врага и, кроме того, потому что он забрал дело Ли Сунсина, донеся на него, Вон Гюн вынужден был принять меры, несмотря на неблагоприятную ситуацию. Таким образом, он повёл все боевые корабли, и ему пришлось бороться с японцами.

Глядя вниз с их военного лагеря на вершине холма, японцы наблюдали, как наш военно-морской флот движется в море, и быстро послали сигнал своим силам в других лагерях4. Когда Вон Гюн подплывал к острову Чорёндо, ветер стал очень сильным и волны поднимались высоко. Уже приближался вечер, и там не было места, чтобы укрыть корабли. Смотря вперед, Вон Гюн видел японский флот, который продолжал то сближаться, то отдаляться вдаль моря, и он велел своим людям двигаться вперед [за японскими кораблями].

Наши люди испытывали голод и жажду, и они были так измотаны от усталости, что они не могли управлять своими судами, как они этого хотели. Они гребли на судах весь день без перерыва, с того момента как они оставили остров Хансандо. Некоторые из судов плыли прямо вперед, а другие оказались в стороне, и несколько потерялось; некоторые быстро плыли впереди других, некоторые остались в тылу, теряя управляемость. Японские эскадры приближались к нашим кораблям, чтобы наши воины больше устали, они только маневрировали вокруг наших судов без боя.

Как ночь надвинулась, ветер стал ещё намного сильнее, и наши суда были рассеяны во всех направлениях и отдалились друг от друга. Вон Гюн собрав несколько оставшихся кораблей, наконец, прибыл к острову Кадокто. Когда они, наконец, высадились на сушу, наши воины хотели так пить, что они выбежали из своих лодок, чтобы получить немного воды. Но тут, внезапно, японские солдаты, которые прятались в засаде, выскочили и напали на них, и через несколько минут, все -- около четырех сотен воинов, в том числе их командиры, потеряли свои жизни5. Вон Гюн снова бежал на остров Кочжедо.

Квон Юль был в Косоне, когда он услышал новость, что Вон Гюн проиграл битву6. Он вызвал Вон Гюна в свою штаб-квартиру, наказал его поркой за поражение в битве, и приказал ему идти и поторопиться, чтобы бороться. Вон Гюн вернулся к своим воинам, и, будучи унижен и расстроен, пил, пока не заснул. Таким образом, его помощники смогли увидеть его, когда они пришли, чтобы обсудить военные дела.

post-463-0-37855000-1440126753_thumb.jpg

В ту ночь7 японский флот неожиданно атаковал наш, и воины наши были полностью разгромлены. Вон Гюн бежал на берег, оставив свой корабль. Он попытался взобраться на холм, но был слишком грузный, чтобы двигаться быстро. Таким образом, он сел под сосной, брошенный своими солдатами, которые разбежались, спасая себя. Некоторые говорили, что Вон Гюн был убит врагом, другие, что он сумел бежать, но никто не знал наверняка, что именно с ним произошло.

Ли Окки8 покончил с собой, прыгнув в море. [А ещё] до смерти Ли [Окки], Пэ Соль9 пытался несколько раз увещевать Вон Гюна об опасности пребывания у острова Чхильчхондо. Даже в тот роковой день, он умолял его, говоря: "Пролив у острова Чхильчхондо настолько мелкий и узкий, что там трудно маневрировать судам. Мы должны двигаться на нашу базу, или какое-то другое место." Тем не менее, Вон Гюн проигнорировал совет Пэ Соля. Пэ видел что враг всё ближе и переговорил с воинами под его командованием, чтобы приготовились к атаке противника. Как только он увидел, что враг приближается, он убежал со своими людьми, и они были единственными, кто уцелел. Пэ вернулся на остров Хансандо и поджёг военные казармы, сжигая оружие, а также продовольствие, хранящееся в казармах, и после этого эвакуировал жителей, оставшихся в гарнизоне в более безопасные места».

 

1 - Ли Ённам (1563-1598 гг.) -- офицер корейского флота, участвовал в операциях объединенных флотилий Ли Сунсина и Вон Гюна, отличился в сражениях при Мённяне и Чиндо. Погиб в битве при Норянчжине.

2 - Ким Ынсо (1564-1624) -- корейский военачальник, командовал корейским корпусом в составе объединенной корейско-китайской армии во время битвы за освобождение Пхеньяна в 1593 г. После отступления японцев с большей части захваченных территорий руководил карательными операциями против не подконтрольных центральному правительству партизанских отрядов. По мнению некоторых корейских историков, позднее был подкуплен японским агентом Ёдзиро и участвовал в заговоре против Ли Сунсина. В 1603 г. был назначен командующим армией (пенса) пров. Чхунчхон, но вскоре разжалован за жестокое обращение с подчиненными. В 1619 г. возглавил корейский экспедиционный корпус, направленный в помощь империи Мин в её борьбе с маньчжурами. После одного из неудачных сражений Ким Ынсо сдался в плен маньчжурам, затем пытался бежать, был пойман и убит.

Судя по всему Ким Ынсо был враждебен к Ли Сунсину ещё до Имчжинской войны, Дело было в 1583 году. Тогда Ли Сунсин провел успешную операцию, заманив чжурчжэней в засаду на своей территории. Бой окончился полным разгромом кочевников. Весть об этой победе дошла до столицы, предложили даже наградить Ли Сунсина, но командующий вооруженными силами северной полупровинции Хамгён, Ким Ынсо потребовал наказать командира гарнизона за самоуправство, так как операция не была согласована с его штабом.

3 - Квон Юль (1537-1599 гг.) -- корейский военачальник и государственный деятель. Происходил из знатной семьи, был сыном первого министра Квон Чхоля. В начальный период Имчжинской войны войска под его руководством потерпели поражение. Квон Юль отошел к Кванчжу, где собрал около 1000 молодых людей, обучил их военному делу и нанес ряд поражений японцам. Был назначен губернатором провинции Чолла, собрал под свои знамена разрозненные военные подразделения, отряды партизан и ополчения буддийских монахов и подготовил 20-тысячную армию. Одержав крупную победу в сражении при Хэнчжу во втором месяце года кеса (1593), Квон Юль был назначен главнокомандующим корейскими сухопутными силами (товонсу).

4 - укреплённые лагеря -- яп. Ва-дзё (замки Ва, т.е Японии) японские замки (крепости) с гарнизонами в Корее.

5 - заранее подготовленная засада на острове Кадокто -- три тысяч воинов клана Симадзу  

6 - с 7-го по 9-й день 7-го месяца (19-21 августа 1597 года) Вон Гюн потерял 20-30 кораблей, 2-3 тысячи человек. Порка, вероятно была в 11-й день 7-го месяца (23 августа).

7 - ночь на 16-й день 7-го месяца (28 августа 1597 года) морская битва при Чхильчхолляне. Японцы выбрали этот день, поскольку была полная луна, план их был хорошо продуман и осуществлён. Поздним вечером 27 августа японские корабли скрытно подошли на вёслах к северной оконечности пролива Чхильчхоллян, в котором стоял корейский флот. Согласно хронике Тодо Такатора, вскоре после полуночи (уже 28 августа) три пушки подали сигнал к началу японского нападения -- абордажу. Согласно хронике клана Симадзу, заранее были переправлены с острова Кадокто 2 тысячи воинов клана Симадзу на остров Кочжедо, пришедшие по суше к месту битвы. В битве принимали и другие японские военачальники. К рассвету корейский флот был уничтожен. Согласно хронике Тодо Такатора, его эскадра уничтожила более 60 корейских судов. И ещё 160 больших и малых судов было уничтожено, согласно хронике клана Симадзу, их эскадрой.

8 - Ли Окки (1561-1597 гг.) -- корейский военачальник, начал военную карьеру на севере, где отличился в схватках с чжурчжэнями. В 1591 г., накануне японского вторжения, назначен командующим флотилии правой полупровинции Чолла. Сыграл весомую роль в важнейших морских победах Имчжинской войны. Во время пребывания корейского флота на о. Хансандо корабли под командованием Ли Окки курсировали между основной базой и о-вами Чиндо и Чечжудо, его флотилия участвовала в подготовке этих территорий к обороне от возможной высадки японского десанта. После ареста Ли Сунсина Ли Окки занял активную позицию, неоднократно писал ко двору, пытаясь доказать невиновность флотоводца. В 1597 г. погиб в битве при Чхильчхолляне.

9 - Пэ Соль (1551-1599) -- перед началом Имчжинской войны служил офицером. После разгрома регулярной армии собрал разрозненные местные части и организовал сопротивление японцам. В 1597 г., в должности командующего флотилией правой полупровинции Кёнсан, после ряда тяжелых поражений корейской армии и флота неожиданно дезертировал из лагеря Ли Сунсина в преддверии важнейшего сражения в проливе Мённян. В 1599 г. был схвачен в родовом поместье в Сонсане и казнен. Несмотря на это, значительные военные заслуги признавались за ним и после смерти.

Корабли Пэ Соля располагались с краю, у южной оконечности пролива Чхильчхоллян, поэтому смогли уйти

Согласно показаниям Ким Вана, Пэ Соль очень страдал от морской болезни (явно не годен к службе на флоте), а Вон Гюн был ещё и пьян, когда японцы атаковали корейский флот. Ким Ван (1546-1607) -- корейский военачальник, в 1592 г. участвовал в большинстве морских сражений, выигранных Ли Сунсином. Позднее, после разжалования и ареста флотоводца, в отличие от ряда других офицеров не подал в отставку, а занял позицию помощника Вон Гюна. В битве при Чхильчхолляне попал в плен, бежал и вернулся на родину в 1598 году, был награжден ваном Сончжо.

 

Вон Гюн (元均, 1540-1597) - штатный "антигерой" Имджинской войны.   Вопрос - был ли он так плох, как кажется?

 

Представьте. Вы доверяете свой автомобиль водителю, а он разбивает его, остаётся только 4 колеса (это потерянная Вон Гюном эскадра в начале Имчжинской войны -- только 4 корабля осталось).

Вы, однако, снова доверяете и даёте свой автомобиль, который в три раза дороже. А горе-водила вновь разбивает его совершенно (битва в проливе Чхильчхоллян).

Вы ему доверите свой третий автомобиль в третий раз?

Ли Сунсин на своём счету таких аварий не имеет. Поэтому он лучший, а Вон …

Наверное, он был хорошим солдатом и неплохо справлялся как командир небольшого отряда в боях с чжурчженями, но как большой военачальник оказался не состоятельным…

 

Edited by foliant25
1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
Вы ему доверите свой третий автомобиль в третий раз?

 

Сначала он, отрезанный от расположенного более к западу от места высадки японцев Ёсу, где сидел в безопасности И Сунсин, СОХРАНЯЕТ 4 корабля от эскадры (напомню, что с вторжением японцев началось массовое дезертирство, а количество японских кораблей в море зашкаливало). И приводит их к И Сунсину.

 

Думаю, многообещающее начало. Не сжег корабли, как очень многие, а сохранил и прорвался на соединение. Как в июне 1941 г. - не приказал взорвать уцелевшие танки, а пришел на соединение с еще целыми корпусами. Чтобы принять участие в контрнаступлении.

 

При Чхильчхоллян - Д. Гришина поставила правильный вопрос: "Если мы начнем считать не победы И Сунсина в соответствии с приказом атаковать японский флот, а все приказы И Сунсину атаковать японский флот и процент выполненных им приказов - какова будет его результативность?". Оказывается, что более половины приказов он, под разными предлогами, не исполнял.

 

Выводы?

 

Ну и главное - из Пусана и И Сунсин выманить японцев не смог. Вон Гюн сделал то же самое, но на обратном пути попал в шторм и вынужден был встать на стоянку у острова Коджедо, где его и атаковали превосходящие силы японского флота, навязав СВОИ условия боя - абордаж.

 

Там же с ним были талантливые флотоводцы Пэ Соль и И Окки. Их считают героями и "правыми руками И Сунсина" - что же они не поправили положение? И Окки ухитрился погибнуть, а Пэ Соль бежал.

 

Кстати, от всего флота сохранилось всего 12 кораблей - именно те, которые увел Пэ Соль.

 

Правда, он еще раз сбежал - перед самой битвой в проливе Мённян. За что и был через 3 года задержан и казнен.

 

А Ю Соннён - это представитель другой партии, находившейся в противоборстве с Вон Гюном. И что он писал в начале XVII в. - это его "партийные" мемуары.

 

Примечательно, что при Кванхэ-гуне Вон Гюн и И Сунсин рассматривались как равнозначные кандидаты на создание поминальных храмов. Что как бы намекает - современники думали и персонажах совсем не так, как стали думать после канонизации образов героя и антигероя в XVIII в.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ю Соннён. Записи о печальных уроках прошлого

Откуда?

 

Теперь про его пустой брёх:

 

Как только он вступил в свою новую должность на острове Хансандо, Вон Гюн изменил все правила, установленные Ли Сунсином

Про это сказано 100500 раз. Какие правила он отменил - ни сказано ни разу.

 

Ergo пустой брёх.

 

отстранил офицеров и солдат, которые были близки к его предшественнику.

Точно. И Пэ Соля отстранил, и И Окки отстранил... А кто служил тогда? Некомплект в флоте был постоянный.

 

Ergo пустой брёх.

 

Он ненавидел Ли Ённама1, потому что Ли [Ённам]слишком много знал о его прошлом унизительном поражении от японцев.

Каком поражении от японцев? По началом И Сунсина? Самостоятельного боя он японцам до присоединения к И Сунсину не давал.

 

Ergo пустой брёх. 

 

Когда Ли Сунсин был на острове Хансандо, он построил дом под названием Унчжудан. Он жил там день и ночь, обсуждая военные дела со своими помощниками. Также к нему был открытый доступ и для простых людей и солдат, если они могли что-то сказать по обсуждаемому вопросу.

А что сказано в дневниках самого адмирала? Про постоянные пьянки, про порки и казни рядового состава. О. Пироженко сказал мне при встрече, что там в 1795 г. деликатно удалили самые забубенные питейно-половые приключения великого флотоводца, которые он щедро описывал. А описания его "совещаний" завершаются, как правило, словами "выпили 3 кувшина вина, расстреляли по 5 сунов стрел, офицеры плясали".

 

Ergo если не пустой брёх, то очень сильное приукрашивание действительности.

 

Вдобавок Вон Гюн, разместив свою наложницу в том же Унчжудане, жил с ней и запретил кому-либо входить туда, установив заборы вокруг здания. Таким образом, его помощники редко видели его лицо. Он сверх меры употреблял алкоголь, а иногда и не один. Каждый раз, когда он пил, он становился неуправляемым. Он злоупотреблял своей властью и наказывал людей, как ему заблагорассудится.

Значит, пьяный И Сунсин властью не злоупотреблял и был няшечкой во хмелю? Абсурд.

 

А то, что он пил, как лошадь - достаточно посмотреть на тщательно отредактированный дневник. Злоупотребления вином и женщинами, отсутствие контакта с советниками и народом - это еще со времен китайской династии Чжоу стандартное клише для описания порочного правителя, обреченного на погибель. Ю Соннён не мог придумать ничего нового.

 

Ergo предвзятое мнение и использование стереотипного клише.

 

[Воспользовавшись беспорядком в нашем военно-морском флоте], японцы осуществили план, чтобы вторгнуться в Корею во второй раз.

Кто сделал вставку в квадратных скобках? Тут совершенно "беспорядок во флоте" не причем.

 

Главнокомандующий сухопутными силами Квон Юль3, более чем кто-либо ещё доверял этим словам, и призвал Вон Гюна выйти и бороться с японцами, поскольку он помнил, что Ли Сунсин был наказан в последний раз за задержку атаки против врага. Что касается самого Вон Гюна, он не имел никакого выбора, кроме как атаковать японцев, хотя шансы на победу были не очень хорошими.

Квон Юль плохой, Вон Гюн плохой, а вот хороший И Сунсин не исполняет приказ... Непорядок.

 

Наши люди испытывали голод и жажду, и они были так измотаны от усталости, что они не могли управлять своими судами, как они этого хотели. Они гребли на судах весь день без перерыва, с того момента как они оставили остров Хансандо.

 

Японские эскадры приближались к нашим кораблям, чтобы наши воины больше устали, они только маневрировали вокруг наших судов без боя.

Японцы, значит, были железными - на легоньких сэкибунэ по штормовому морю носиться взад-вперед они не уставали? А более тяжелые корейские корабли, менее подверженные качке - на них все устали и валялись полумертвыми?

 

Ergo использование сообщения о битве в произвольной редакции

 

Как ночь надвинулась, ветер стал ещё намного сильнее, и наши суда были рассеяны во всех направлениях и отдалились друг от друга. Вон Гюн собрав несколько оставшихся кораблей, наконец, прибыл к острову Кадокто. Когда они, наконец, высадились на сушу, наши воины хотели так пить, что они выбежали из своих лодок, чтобы получить немного воды. Но тут, внезапно, японские солдаты, которые прятались в засаде, выскочили и напали на них, и через несколько минут, все -- около четырех сотен воинов, в том числе их командиры, потеряли свои жизни5. Вон Гюн снова бежал на остров Кочжедо.

Ах, какой пассаж! Напомню, что написано это почти через 10 лет после битвы. А в оригинале донесения о сражении сказано, что флот пришел почти в сборе (не считая оторвавшихся и погибших в шторме кораблей), воины ссорились за право первыми войти в шлюпки чтобы идти за водой. Но при атаке японцев на ФЛОТ, а не сошедшие на берег команды, Вон Гюн и прочие командиры приняли меры для обороны и сражались.

 

Ergo брёх, причем пристрастно отредактированный.

 

Квон Юль был в Косоне, когда он услышал новость, что Вон Гюн проиграл битву6. Он вызвал Вон Гюна в свою штаб-квартиру, наказал его поркой за поражение в битве, и приказал ему идти и поторопиться, чтобы бороться. Вон Гюн вернулся к своим воинам, и, будучи унижен и расстроен, пил, пока не заснул. Таким образом, его помощники смогли увидеть его, когда они пришли, чтобы обсудить военные дела.

Бред какой-то. Квон Юль выпорол Вон Гюна намного ранее.

 

Ergo пустой брёх.

 

В ту ночь7 японский флот неожиданно атаковал наш, и воины наши были полностью разгромлены. Вон Гюн бежал на берег, оставив свой корабль. Он попытался взобраться на холм, но был слишком грузный, чтобы двигаться быстро. Таким образом, он сел под сосной, брошенный своими солдатами, которые разбежались, спасая себя. Некоторые говорили, что Вон Гюн был убит врагом, другие, что он сумел бежать, но никто не знал наверняка, что именно с ним произошло.

Ну да, очевидец сообщил, что он и Вон Гюн выплыли с потопленного корабля на берег, после чего Вон Гюн остался голым с мечом под сосной, а очевидец бежал от приближавшихся японцев. Но Ю Соннён знал точнее?

 

Ergo пустой брёх.

 

Ли Окки8 покончил с собой, прыгнув в море. [А ещё] до смерти Ли [Окки], Пэ Соль9 пытался несколько раз увещевать Вон Гюна об опасности пребывания у острова Чхильчхондо. Даже в тот роковой день, он умолял его, говоря: "Пролив у острова Чхильчхондо настолько мелкий и узкий, что там трудно маневрировать судам. Мы должны двигаться на нашу базу, или какое-то другое место." Тем не менее, Вон Гюн проигнорировал совет Пэ Соля. Пэ видел что враг всё ближе и переговорил с воинами под его командованием, чтобы приготовились к атаке противника. Как только он увидел, что враг приближается, он убежал со своими людьми, и они были единственными, кто уцелел. Пэ вернулся на остров Хансандо и поджёг военные казармы, сжигая оружие, а также продовольствие, хранящееся в казармах, и после этого эвакуировал жителей, оставшихся в гарнизоне в более безопасные места».

Ну-ну! Аж до смерти И Окки говорил? Т.е. в момент боя? А в донесении сказано, что он бежал. А И Окки покончил жизнь самоубийством, чтобы в плен не сдаваться.

 

Теперь о том, что пишет И Сунсин - атака на Пусан была 9-го числа 7-го лунного месяца. Выманить японцев не удалось.Вон Гюн, встретив подошедшую со стороны Цусимы армаду из 1000 кораблей, принял бой у Чорёндо и отошел к Тумопхо (совсем рядом с Пусаном). 7 кораблей потерялись и были вынесены к берегу у Сосэнпхо, где экипажи перебили японцы. Правда, до этого Вон Гюн уничтожил 8 японских кораблей у Тадэпхо.

 

Бой, в котором был уничтожен корейский флот, произошел рано утром 16-го числа 7-го лунного месяца. Вместе с Вон Гюном сражались и пали "отстраненные" (?) И Окки, Чхве Хо и прочие соратники И Сунсина. Уже тогда стали распространять байки, что Вон Гюн и прочие командиры сбежали на остров Коджедо, что никоим образом не подтверждено в официальном донесении.

 

с 7-го по 9-й день 7-го месяца (19-21 августа 1597 года) Вон Гюн потерял 20-30 кораблей, 2-3 тысячи человек. Порка, вероятно была в 11-й день 7-го месяца (23 августа).

И кто ж сие написал? Где он их потерял? Никто не подскажет? И как на 20-30 кораблях (так 20 или 30?) они насчитали 2-3 тысячи человек, если мы не знаем, сколько человек было на корабле и какие корабли он потерял?

 

Раскладка действий по И Сунсину:

5-й день 7-го лунного месяца - флот Вон Гюна подошел к Чхильчхондо. Встали на якорь.

 

6-й день 7-го лунного месяца - флот Вон Гюна подошел к Окпхо.

 

7-й день 7-го лунного месяца - флот Вон Гюна дошел до Тадэпхо. Уничтожено 8 захваченных японских кораблей (были брошены экипажами у берега). В Пусане накопилось более 500 японских кораблей.

 

8-й день 7-го лунного месяца - флот Вон Гюна подошел к Пусану, но не смог выманить врага из гавани.

 

9-й день 7-го лунного месяца - флот Вон Гюна встретился у Чорёндо (замыкающего вход в бухту Пусана) с 1000 японских кораблей, подошедших с о. Цусима. По одним слухам И Сунсин пишет, что Вон Гюна отбросили к Тумопхо (в окрестности Пусана), по другим - японцы не приняли боя и ушли, а корабли Вон Гюна разбросала буря, 7 кораблей было потеряно (их занесло к Сосэнпхо и там их атаковали превосходящие силы японцев в момент, когда измученные команды попытались сойти на берег).

 

16-й день 7-го лунного месяца - флот Вон Гюна на рассвете атакован и уничтожен японцами у острова Коджедо.

 

Делаем выводы об "объективности" писулек Ю Соннёна.

 

Бой окончился полным разгромом кочевников.

А что, теперь чжурчжэни стали кочевниками? Поздравляю! Новое слово в маньчжуристике!

 

Согласно показаниям Ким Вана, Пэ Соль очень страдал от морской болезни (явно не годен к службе на флоте), а Вон Гюн был ещё и пьян, когда японцы атаковали корейский флот. Ким Ван (1546-1607) -- корейский военачальник, в 1592 г. участвовал в большинстве морских сражений, выигранных Ли Сунсином. Позднее, после разжалования и ареста флотоводца, в отличие от ряда других офицеров не подал в отставку, а занял позицию помощника Вон Гюна. В битве при Чхильчхолляне попал в плен, бежал и вернулся на родину в 1598 году, был награжден ваном Сончжо.

Ну-ну, "объективные показания" - И Окки покончил жизнь самоубийством, а он попал в плен. Ясное дело, почему всех собак повесить решил на погибшего.

 

А Пэ Соль до 1597 г. прекрасно воевал на море - что же он в 1597 г. так внезапно "заболел"?

 

Ценность информации не в ней самой по себе, а в ее сопоставлении с другими источниками и анализе событий.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Порка, вероятно была в 11-й день 7-го месяца (23 августа).

Мда, лавры счетовода Вотрубы не дают кому-то покоя!

 

Читаем в "ЧВС":

 

[Главнокомандующий] Квон Юль, зная, что [Вон] Гюн страшится [японских] разбойников и [потому] медлит, отдал приказ наказать [его] батогами. [Вон] Гюн ушел [после наказания], преисполненный обиды и горечи, и двинулся вперед во главе флота. Достигнув [острова] Чорёндо, приказал всеми силами идти в бой.

Квон Юль жаловался, что Вон Гюн не хочет идти в атаку 17 и 19 числа 6-го лунного месяца. Потом, видать, надоело и приказал выпороть.

 

Итак, после порки Вон Гюн пошел на Чорёндо. Выход из базы на острове Хансан был 5-го числа 7-го лунного месяца... Так когда, говорите, его пороли?

 

Логика не страдает? 11-го числа он специально прибыл к Квон Юлю (всего за 2 дня?), получил по заднице и вернулся, чтобы 16-го числа быть убитым? Т.е. съездил с тщательно скрываемой мазохистической целью?

 

20-30 кораблей (при подтвержденных участником событий Сенамом потерях в 7 кораблей) - на совести комментаторов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Откуда же взялись 20-30 кораблей?

 

А из сообщения И Докпхиля, командира сухопутных войск. Сам он, естественно, достоверной информации не имел и довольствовался слухами.

 

Информация была получена И Сунсином 15-го числа 7-го лунного месяца.

 

Вот что он написал:

十五日甲辰。或雨或晴。李中軍德弼來。因聞舟師二十餘隻爲賊所敗。痛憤痛憤。

15-й день [7-го лунного месяца под циклическими знаками] капчин. 

То дождь, то ясно. Пришел чунгын (офицерское звание) И Докпхиль. По слухам, более 20 кораблей было уничтожено разбойниками. Преисполнен негодования и возмущаюсь!

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Возможно, наказание было месяцем раньше?

Но почему подобные типы наказаний -? Традиции Востока...

И почему отдаются приказы о выступлении / атаке без учета мнения командующего? Был ли подобным образом наказан И Сунсин за свои невыполненные приказы руководства?

Кто отдавал приказы о выходе для атаки и с каким обоснованием? Учитывались ли сезонные колебания ветров-течений у побережья?

 

Каким образом японцы смогли сблизиться с корейской эскадрой? Шторм в предшествующие дни влиял на всех. Либо: японцы, в т.ч. и вновь подошедшие, переформировались у/в Пусане, команды получили отдых на 2-3 дня, по донесениям лазутчиков было установлено местонахождение противника и флот вышел для атаки.

 

Командующие японцами в этом сражении? Описания боя со стороны японцев?

 

P.S.: вышеизложенные цитаты о обстоятельствах боя и описании действий Вон Гюна весьма фрагментарны и недостаточны для личностных характеристик.

Сплошные вопросы...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Так война вообще не изучена, потому что есть И Сунсин - наше все, и понятно, что корейцы победили только благодаря И Сунсину и кобуксону, а проигрывали благодаря Вон Гюну и японским аркебузам.

 

На этом изучение войны застопорилось лет 50 назад.

 

А вообще, чем руководствовался корейский двор, приказывая атаковать противника, без трубочки чего-то афганского понять нельзя. Бездарность корейской "илиты" общеизвестна. Самостоятельное мышление если допускалось в сей момент, то через пару мгновений искоренялось и уничтожалось.

 

Сонджо - редкостный тип короля-идиота, который не понимал ничего в происходящем, но nobless oblige и он оказался победителем.

Share this post


Link to post
Share on other sites

И Сунсин - наше все, .. На этом изучение войны застопорилось лет 50 назад. ...Бездарность корейской "илиты" общеизвестна. Самостоятельное мышление если допускалось в сей момент, то через пару мгновений искоренялось и уничтожалось. Сонджо - редкостный тип короля-идиота, который не понимал ничего в происходящем,...

Скорее всего - не столь категорично. :-) Особенно к королю - хочешь жить, умей интриговать и подчинять своему замыслу. 

Как характеризуют действия корейцев и короля, "штаб", И Сунсина и Вон Гюна китайские и японские участники событий и историки, в т.ч. в других сохранившихся мемуарах?

Что известно о сохранивших своё присутствие на флоте адмиралах - учениках-сторонниках И Сунсина? 

Кто был инициатором постройки "кобуксона" , утверждал/обосновывал финансовые затраты на строительство в ожидании японского вторжения?

P.S.: Черчиль тоже не чурался принять градус...

Как-либо влияли ли возлияния адмиралов на ход боевых действий? И что делали офицеры (кроме участвовавших в приёмах и стрельбе из луков) и матросы?

Были ли в те времена составлены аналоги справочников по гидрографии? Правила плавания и управления судами и отрядами?

Штатный состав флотилий - ? Понятно, что создавались с намерением препятствовать региональным мятежам, как и функциональные подразделения армии и чиновников.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нет ничего. Просто нет. Вернее, первоисточники есть, но см. выше - "И Сунсин - наше все!". Тема умерла после того, как Южная и Северная Кореи определились со своим местом в мире.

 

Король был на редкость тупым и безвольным. Есть царь-пушка, царь-колокол и царь-тряпка. Сонджо - это царь последней категории из трех.

 

Далее, никаких "учеников-сторонников" не было и быть не могло. Соратники типа И Окки погибли. Остальные служили и далее как в сухопутных войсках, так и во флоте.

 

Кобуксон И Сунсин с На Дэёном построили сами, на свой страх и риск. Как я уже дал перевод текста "И Чхунму-гон чонсо", в XVIII в. уже никто не помнил, как он выглядел. Поэтому я думаю, это была модификация обычного военного корабля - за это сильно не наказали бы, да и демонтировать крышу было бы всегда можно.

 

Никаких справочников, естественно не было, как и не было понятия гидрографии. Пьянка - это пьянка, никогда хорошо не влияла. Только кто же напишет, что в море не вышли, т.к. перепились до упаду?

 

Правила управления эскадрой сохранились только в трактатах XVIII в., и какое они отношение имеют к XVI в. - знают только Ю Соннён с его самыми правдивыми в мире мемуарами, и современные корейские суслики, которые точно знают, что без Кореи мир лишился бы таких великих изобретений, как "первый в мире броненосец, первый в мире дождемер, корейский алфавит и корейский арбуз без косточек".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще, чтобы не было вопросов - сравните Столетнюю и Имджинскую войны. Все станет на свои места.

 

"Илита" Кореи оказалась совершенно недееспособной, хотя продержаться в критических условиях ей пришлось гораздо меньше французской, да еще и с помощью могучего внешнего союзника.

 

Во всей династии И можно по пальцам пересчитать дееспособных политиков:

1. И Сонге (основатель династии)

2. И Банвон (его сын, сверг брата и отстранил от власти отца)

3. Седжон (сын И Банвона)

4. Кванхэ-гун

5. Хёджон (с большими оговорками относительно его дееспособности)

6. Сукджон (с большими оговорками)

7. Ёнджо

8. Чонджо

 

Пожалуй, все. Еще можно засчитать И Хаына (Тэвон-гуна), но он не был королем, а только регентом при своем сыне Коджоне, и королеву Мин Мёнсон, жену Коджона.

 

Остальные хорошо оправдывают титул "царь-тряпка", придуманный К.В. Асмоловым (ИДВ РАН). 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Промежуточная сумма - ни Вон Гюна, ни И Сунсина нельзя называть идеальными во всех отношениях.

 

Но есть момент - с 1593 г. начинается серьезная борьба в вернувшемся из изгнания корейском правительстве за влияние на распределение финансов. Объединенный флот трех южных провинций в тот момент контролировал большие ресурсы. Впоследствии этот пост был одним из самых важных в Корее. За него будет вестись постоянная борьба до самого его упразднения.

 

Вон Гюн был переведен командующим армией в Чхунчхон, затем - в Кёнсан, затем - в Чолла. Но он хотел большего. Этого же хотела и его "партия". И Сунсина, как только Ю Соннён не смог его защитить, тут же сняли. И даже арестовали. И назначили Вон Гюна.

 

А уж когда его назначили, он попытался вести ту же политику, что и И Сунсин (не лезть в неоправданные драки, настаивать на комбинированных операциях флота и армии), но не получилось - его зависимость от центра была жестче, его вынудили идти к Пусану.

 

Операция начиналась нормально - было потоплено 8 кораблей, отражены подошедшие с Цусимы подкрепления. Но далее все расклеилось - из-за непогоды пришлось отойти к Тумопхо. Потеряли в буре 7 кораблей, уничтоженных затем у Сосэнпхо японцами.

 

Через несколько дней у Чхильчхольлян японцы смогли навязать Вон Гюну бой по своим правилам. И победили.

 

Ошибка Вон Гюна - он не отвел флот от Тумопхо на базу. Но его можно понять - его Квон Юль уже выпорол, а теперь могли и казнить.

 

Делайте вывод - насколько он хорош или плох.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ю Суннен - а оставили ли ли мемуары его политические противники?

Даже "улучшенные мемуары" всегда лучше отсутствия "правдивых". Известная методика сравнения различных источников и официальных донесений и отчетов.

 

Объединенный флот трех южных провинций - как же пошли на такое? А был ли противовес?

Какие объёмы финансирования и снабжения?

Какие базы, верфи, порты и гарнизоны входили в состав во время Имджинской войны?

 

Командующий (чиновники) мог распоряжаться какими средствами? Рис, ткани, железо, дерево - ?

Разделение власти в ОФ 3 ЮП: командующий и чиновники?

Система контроля?

Системы организации разведки в Имджинской войне?

По прочитанным, увы - весьма немногим статьям, впечатление о превосходстве японской агентуры и легкой внушаемости корейских начальников (высших) - ? На японскую хитрость отвечали неподумавши такой несуразностью, что японцы удивлялись и отступали :-)

 

Приказы по флоту от высшего командования: основание (предыстория), скорость передачи информации, обоснование и план действий исполнителей - ? (Или отказ от выполнения/формальное исполнение).

Edited by von Echenbach

Share this post


Link to post
Share on other sites

На объединение флотов пошли под давлением обстоятельств. Потом пытались разрушить сложившуюся практику (в ходе войны - см. "Нанджун ильги"), но пришлось узаконить.После гибели И Сунсина вторым тхонджеса (командующим объединенным флотом) стал И Сион. К 1609 г. на посту оказался уже 7-й тхонджеса. Т.е. за 17 лет - 7 командующих, из них И Сунсин и Вон Гюн действовали с 1592 по 1598 гг., а на 5 остальных - всего 10 лет. Т.е. по 2 года на пребывание в должности. Далее - ротация кадров. Пехотных офицеров запросто переводили во флот и наоборот. 

 

Непрофессионализм и бездарность, вкупе с повышенным корыстолюбием, корейской "илиты" широко известны. Особенно сильно влияла личность монарха. Если это был сильный монарх, опиравшийся на сильные кланы - он что-то загонял в рамки приличий, а нет - так и пребывал в состоянии "царя-тряпки", как Сонджо или Коджон.

 

Насчет структуры управления - Олег давал много таблиц. Мы выложили саму книгу тут. Лучше посмотрите в ней. Неохота пересказывать при наличии хорошо переведенного первоисточника. Претензии к Олегу если есть, то только потому, что он не планировал серьезно углубляться в технику. Его, по его словам, больше интересовали взаимоотношения среди "илиты".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Корейцы в 1597 г. имели главную базу на Хансандо. Но отойти на Хансандо было чревато арестом и казнью Вон Гюна и его окружения - за неподчинение приказу. С И Сунсином боролись, сняли, арестовали, чуть не казнили, но заменили на более покладистого адмирала. И тут новый адмирал начинает фордыбачить? Нет, за это только казнь.

 

Поэтому Вон Гюн ушел к знакомым по прошлым годам стоянкам. Если делать подробное географическое исследование, нужны очень мелкие карты Кореи - все эти островки, бухточки и заливы на общих картах не найти. Многие переименованы. Надо искать, когда сменилось название. Но все это было немного западнее Пусана.

Share this post


Link to post
Share on other sites

На цусимах - Геоморфолог. Знатный знаток :-) Можно поспрошать.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Мусульманские армии Средних веков
      By hoplit
      Maged S. A. Mikhail. Notes on the "Ahl al-Dīwān": The Arab-Egyptian Army of the Seventh through the Ninth Centuries C.E. // Journal of the American Oriental Society,  Vol. 128, No. 2 (Apr. - Jun., 2008), pp. 273-284
      David Ayalon. Studies on the Structure of the Mamluk Army // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London
      David Ayalon. Aspects of the Mamlūk Phenomenon // Journal of the History and Culture of the Middle East
      Bethany J. Walker. Militarization to Nomadization: The Middle and Late Islamic Periods // Near Eastern Archaeology,  Vol. 62, No. 4 (Dec., 1999), pp. 202-232
      David Ayalon. The Mamlūks of the Seljuks: Islam's Military Might at the Crossroads //  Journal of the Royal Asiatic Society, Third Series, Vol. 6, No. 3 (Nov., 1996), pp. 305-333
      David Ayalon. The Auxiliary Forces of the Mamluk Sultanate // Journal of the History and Culture of the Middle East. Volume 65, Issue 1 (Jan 1988)
      C. E. Bosworth. The Armies of the Ṣaffārids // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London,  Vol. 31, No. 3 (1968), pp. 534-554
      C. E. Bosworth. Military Organisation under the Būyids of Persia and Iraq // Oriens,  Vol. 18/19 (1965/1966), pp. 143-167
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army //  Studia Islamica,  No. 45 (1977), pp. 67-99
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army (Conclusion) // Studia Islamica,  No. 46 (1977), pp. 147-182
      Nicolle, D. The military technology of classical Islam. PhD Doctor of Philosophy. University of Edinburgh. 1982
      Patricia Crone. The ‘Abbāsid Abnā’ and Sāsānid Cavalrymen // Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain & Ireland, 8 (1998), pp 1­19
      D.G. Tor. The Mamluks in the military of the pre-Seljuq Persianate dynasties // Iran,  Vol. 46 (2008), pp. 213-225 (!)
      J. W. Jandora. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests // Studia Islamica,  No. 64 (1986), pp. 101-113
      John W. Jandora. The Battle of the Yarmuk: A Reconstruction // Journal of Asian History, 19 (1): 8–21. 1985
      Khalil ʿAthamina. Non-Arab Regiments and Private Militias during the Umayyād Period // Arabica, T. 45, Fasc. 3 (1998), pp. 347-378
      B. J. Beshir. Fatimid Military Organization // Der Islam. Volume 55, Issue 1, Pages 37–56
      Andrew C. S. Peacock. Nomadic Society and the Seljūq Campaigns in Caucasia // Iran & the Caucasus,  Vol. 9, No. 2 (2005), pp. 205-230
      Jere L. Bacharach. African Military Slaves in the Medieval Middle East: The Cases of Iraq (869-955) and Egypt (868-1171) //  International Journal of Middle East Studies,  Vol. 13, No. 4 (Nov., 1981), pp. 471-495
      Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a // Iranian Studies, 38:4, 555-573
      Гуринов Е.А. , Нечитайлов М.В. Фатимидская армия в крестовых походах 1096 - 1171 гг. // "Воин" (Новый) №10. 2010. Сс. 9-19
      Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Армии мусульман // Крылов С.В., Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
      Нечитайлов М.В., Гуринов Е.А. Армия Саладина (1171-1193 гг.) (1) // Воин № 15. 2011. Сс. 13-25.
      Нечитайлов М.В., Шестаков Е.В. Андалусские армии: от Амиридов до Альморавидов (1009-1090 гг.) (1) // Воин №12. 2010. 
      Kennedy, H.N. The Military Revolution and the Early Islamic State // Noble ideals and bloody realities. Warfare in the middle ages. P. 197-208. 2006.
      H.A.R. Gibb. The Armies of Saladin // Studies on the Civilization of Islam. 1962
      David Neustadt. The Plague and Its Effects upon the Mamlûk Army // The Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland. No. 1 (Apr., 1946), pp. 67-73
      Yaacov Lev. Infantry in Muslim armies during the Crusades // Logistics of warfare in the Age of the Crusades. 2002. Pp. 185-208
      Yaacov Lev. Army, Regime, and Society in Fatimid Egypt, 358-487/968-1094 // International Journal of Middle East Studies. Vol. 19, No. 3 (Aug., 1987), pp. 337-365
      E. Landau-Tasseron. Features of the Pre-Conquest Muslim Army in the Time of Mu ̨ammad // The Byzantine and Early Islamic near East. Vol. III: States, Resources and Armies. 1995. Pp. 299-336
       
       
       
      Kennedy, Hugh. The Armies of the Caliphs : Military and Society in the Early Islamic State Warfare and History. 2001
      Blankinship, Khalid Yahya. The End of the Jihâd State : The Reign of Hisham Ibn Àbd Al-Malik and the Collapse of the Umayyads. 1994.
      Patricia Crone. Slaves on Horses. The Evolution of the Islamic Polity. 1980
      Hamblin W. J. The Fatimid Army During the Early Crusades. 1985
      Daniel Pipes. Slave Soldiers and Islam: The Genesis of a Military System. 1981
       
      P.S. Большую часть работ Николя в список вносить не стал - его и так все знают. Пишет хорошо, читать все. Часто пространные главы про армиям мусульманского Леванта есть в литературе по Крестовым походам. Хоть в R. C. Smail. Crusading Warfare 1097-1193, хоть в Steven Tibble. The Crusader Armies: 1099-1187 (!)...
    • Пушки на палубах. Европа в 15-17 век.
      By hoplit
      Tullio Vidoni. Medieval seamanship under sail. 1987.
      Richard W. Unger. Warships and Cargo Ships in Medieval Europe. 1981.
      Dotson J.E. Ship types and fleet composition at Genoa and Venice in the early thirteenth century. 2002.
      John H. Pryor. The naval battles of Roger of Lauria // Journal of Medieval History (1983), 9:3, 179-216
      Lawrence Mott. The Battle of Malta, 1283: Prelude to a Disaster // The Circle of war in the middle ages. 1999. p. 145-172
      Mike Carr. Merchant Crusaders in the Aegean, 1291–1352. 2015
       
      Oppenheim M. A history of the administration of the royal navy and of merchant shipping in relation to the navy, from MDIX to MDCLX. 1896.
      L. G. C. Laughton. THE SQUARE-TUCK STERN AND THE GUN-DECK. 1961.
      L.G. Carr Laughton. Gunnery,Frigates and the Line of Battle. 1928.
      M.A.J. Palmer. The ‘Military Revolution’ Afloat: The Era of the Anglo-Dutch Wars and the Transition to Modern Warfare at Sea. 1997.
      R. E. J. Weber. THE INTRODUCTION OF THE SINGLE LINE AHEAD AS A BATTLE FORMATION BY THE DUTCH 1665 -1666. 1987.
      Kelly De Vries. THE EFFECTIVENESS OF FIFTEENTH-CENTURY SHIPBOARD ARTILLERY. 1998.
      Geoffrey Parker. THE DREADNOUGHT REVOLUTION OF TUDOR ENGLAND. 1996.
      A.M. Rodger. THE DEVELOPMENT OF BROADSIDE GUNNERY, 1450–1650. 1996.
      Sardinha Monteiro, Luis Nuno. FERNANDO OLIVEIRA'S ART OF WAR AT SEA (1555). 2015.
      Rudi  Roth. A  proposed standard  in  the reporting  of  historic artillery. 1989.
      Kelly R. DeVries. A 1445 Reference to Shipboard Artillery. 1990.
      J. D. Moody. OLD NAVAL GUN-CARRIAGES. 1952.
      Michael Strachan. SAMPSON'S FIGHT WITH MALTESE GALLEYS, 1628. 1969.
      Randal Gray. Spinola's Galleys in the Narrow Seas 1599–1603. 1978.
      L. V. Mott. SQUARE-RIGGED GREAT GALLEYS OF THE LATE FIFTEENTH CENTURY. 1988.
      Joseph Eliav. Tactics of Sixteenth-century Galley Artillery. 2013.
      John F. Guilmartin. The Earliest Shipboard Gunpowder Ordnance: An Analysis of Its Technical Parameters and Tactical Capabilities. 2007.
      Joseph Eliav. The Gun and Corsia of Early Modern Mediterranean Galleys: Design issues and
      rationales. 2013.
      John F. Guilmartin. The military revolution in warfare at sea during the early modern era:
      technological origins, operational outcomes and strategic consequences. 2011.
      Joe J. Simmons. Replicating Fifteenth- and Sixteenth-Century Ordnance. 1992.
      Ricardo Cerezo Martínez. La táctica naval en el siglo XVI. Introducción y tácticas. 1983.
      Ricardo Cerezo Martínez. La batalla de las Islas Terceras, 1582. 1982.
      Ships and Guns: The Sea Ordnance in Venice and in Europe between the 15th and the 17th Centuries. 2011.
      W. P. Guthrie. Naval Actions of the Thirty Years' War // The Mariner's Mirror, 87:3, 262-280. 2001
       
      A. M. Rodger. IMAGE AND REALITY IN EIGHTEENTH-CENTURY NAVAL TACTICS. 2003.
      Brian Tunstall. Naval Warfare in the Age of Sail: The Evolution of Fighting Tactics, 1650-1815. 1990.
      Emir Yener. Ottoman Seapower and Naval Technology during Catherine II’s Turkish Wars 1768-1792. 2016.
       
      Боевые парусники уже в конце 15 века довольно похожи на своих потомков века 18. Однако есть "но". "Линейная тактика", ассоциируемая с линкорами 18 века - это не про каракки, галеоны, нао и каравеллы 16 века, она складывается только во второй половине 17 столетия. Небольшая подборка статей и книг, помогающих понять - "что было до".
       
      Ещё пара интересных статей. Не совсем флот и совсем не 15-17 века.
      Gijs A. Rommelse. An early modern naval revolution? The relationship between ‘economic reason of state’ and maritime warfare // Journal for Maritime Research, 13:2, 138-150. 2011.
      N. A.M. Rodger. From the ‘military revolution’ to the ‘fiscal-naval state’ // Journal for Maritime Research, 13:2, 119-128. 2011.
    • Порох во Вьетнаме.
      By hoplit
      - Sun Laichen. Chinese Military Technology and Dai Viet c. 1390–1497. 2003.
      - Sun Laichen. Military Technology Transfers from Ming China and the Emergence of Northern Mainland Southeast Asia (c. 1390-1527). 2003.
      - Sun Laichen. Chinese-style Firearms in Dai Viet (Vietnam). The Archaeological Evidence. 2008.
      - Sun Laichen. Chinese-style gunpowder weapons in Southeast Asia. Focusing on archeological evidence. 2011
      - George Dutton. Flaming Tiger, Burning Dragon: Elements of Early Modern Vietnamese Military Technology. 2003.
      -  Frédéric Mantienne. The Transfer of Western Military Technology to Vietnam in the Late Eighteenth and Early Nineteenth Centuries: The Case of the NguyễN. 2003.
      - John K. Whitmore. The two great campaigns of the Hong-duc era (1470–97) in Dai Viet. 2004.
      - Victor Lieberman. Some Comparative Thoughts on Premodern Southeast Asian Warfare. 2003.
       
       
      -  Michael W Charney. Southeast Asian Warfare, 1300-1900. 2004.
    • Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      By foliant25
      Просмотреть файл Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      1 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (1) China and Southeast Asia 202 BC–AD 1419
      2 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (2) Japan and Korea AD 612–1639
      3 PDF русский перевод 1 книги -- Боевые корабли древнего Китая 202 до н. э.-1419
      4 PDF русский перевод 2 книги -- Боевые корабли Японии и Кореи 612-1639
      Год издания: 2002
      Серия: New Vanguard - 61, 63
      Жанр или тематика: Военная история Китая, Кореи, Японии 
      Издательство: Osprey Publishing Ltd 
      Язык: Английский 
      Формат: PDF, отсканированные страницы, слой распознанного текста + интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 51 + 51
      Автор foliant25 Добавлен 10.10.2019 Категория Военное дело
    • Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      By foliant25
      1 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (1) China and Southeast Asia 202 BC–AD 1419
      2 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (2) Japan and Korea AD 612–1639
      3 PDF русский перевод 1 книги -- Боевые корабли древнего Китая 202 до н. э.-1419
      4 PDF русский перевод 2 книги -- Боевые корабли Японии и Кореи 612-1639
      Год издания: 2002
      Серия: New Vanguard - 61, 63
      Жанр или тематика: Военная история Китая, Кореи, Японии 
      Издательство: Osprey Publishing Ltd 
      Язык: Английский 
      Формат: PDF, отсканированные страницы, слой распознанного текста + интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 51 + 51