91 posts in this topic

В 1850-х годах начались выступления мусульман Китая. Это были районы с традиционно значительной долей населения, исповедующего ислам - Юньнань, Шэньси, Ганьсу. 

В момент спада общекитайского антицинского движения началось выступление в Синьцзяне, где мусульманские повстанцы, пользуясь поддержкой Коканда, смогли изгнать цинские власти и создать ряд независимых государств, которые тут же передрались друг с другом и, в результате, в 1871 г. Россия оккупировала Илийский край, ликвидировав там Таранчинский султанан (будет возвращен Китаю по договору в 1881 г.), а все мелкие государства будут поглощены государством Йеттышаар, которое возглавит кокандский таджик Якуб-бек, опирающийся на наемные войска из таджиков, гальча, кокандцев, киргизов, казахов и афганцев.

В 1878 г. Цзо Цзунтан, уже "набивший руку" на усмирении Китая и мусульман в Ганьсу, разгромит это государство и вернет его территорию в состав Китая. Якуб-бек будет отравлен и не успеет даже организовать сопротивление, а его сын Бек Кули-бек позорно просрет все полимеры проиграет на всех фронтах, что приведет к чудовищной ответной резне в Синьцзяне (при восстании мусульмане жесточайшим образом уничтожили всех китайцев, монголов и маньчжуров, отказавшихся принять ислам).

В приложении - картина Верещагина "Развалины театра в Чугучаке" (одна из китайских крепостей около Кульджи, где мусульмане устроили страшную резню). Картина написана в 1869-1870 гг., что исключает изображением Верещагиным последствий действий карательных отрядов Цзо Цзунтана.

 

342732_original.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

можете расказать кем и когда был занесен в эти края имлам? и население этнически преимущественно китайцы ?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Там все по-разному - есть дунгане, которых считают китайцами, в XIII-XIV вв. принявшими ислам. Есть потомки переселенцев из Средней Азии (в Юньнани), есть китайцы-мусульмане, есть тюркские народы (уйгуры, казахи и т.п.).

Часть мусульманского населения (в Синьцзяне) была завоевана в XVIII в., остальные - достались в наследство от империи Мин, а той, в свою очередь - от Юань.

До ХХ в. подавляющее большинство народа в Синьцзяне было некитайским. В Юньнани, Шэньси и Ганьсу мусульман было много, но все же они не были подавляющим большинством.

Кстати, большая часть китайских мусульман внешне очень мало отличаются от обычных китайцев. А мечеть практически невозможно определить без опыта среди других китайских традиционных построек. В приложении - соборная мечеть в Сиани, провинция Шэньси.

1_great_mosque_xian_2011.JPG

Xi'anGreatMosque.jpg

Chinese-style_minaret_of_the_Great_Mosque.jpg

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Текст первых двух "мусульманских" указов, переведенных мною, намного проще, чем текст "няньцзюньских" указов.

Основа для составления указов вошла также в "Хроники правления императора Тунчжи" (Цин шилу. Тунчжи чао шилу).

Например, о сражениях 18-19 мая 1863 г. в районе города Цантоучжэнь:

http://wenxian.fanren8.com/06/03/74/45.htm

Текст более пространный, интересно сравнить.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я не могу публиковать картины полностью, но вот деталь картины (к сожалению, сама картина бесследно исчезла и сохранились лишь ее фото, сделанные немцами в Пекине в 1900 г. перед разграблением императорского дворца) - дело происходит в Шэньси, казахов там быть не должно, но очень уж интересная одежда на мусульманских повстанцах!

 

163a-2.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Другие материалы, не касающиеся этих картин, могу публиковать по мере их накопления. Вот интересный материал - о том, как Цины отбивали у мусульманских повстанцев позиции в Шэньси. Из "Тунчжи чао шилу":

Цитата

 

同治二年。癸亥。夏四月。庚辰

[День под циклическими знаками] гэнчунь, 4 летний месяц 2 года [эры правления под девизом] Тунчжи [под циклическими знаками] гуйхай (21 мая 1863 г.)

○又谕、多隆阿 奏、攻破龐谷莊 等處 回巢。并 雷正绾 攻剿 永乐店 情形 各 摺片。

Еще эдикт [в этот день]: “Долунга подал доклад, где в подробностях сообщил о том, что он атаковал и уничтожил старые логовища мусульманских [мятежников] в Пангучжуан и прочих местах, а о том, как Лэй Чжэнвань выступил в карательный поход на Юнлэдянь.

逆匪 于 龐谷莊 沙窝 雷化 喬千 等處。挑穵长濠。绵互 三十 余 里。并 于 东北西 三 面。设立 重 濠 木 贼 拒守 甚 坚。

Мятежные разбойники в Пангучжуан, Шаво, Лэйхуа, Цяоцянь и прочих местах вырыли длинные рвы, имеющие более 30 ли в длину, и с трех сторон - севера, запада и востока - устроили двойной ров с частоколом. Оборонительные линии разбойников использовали преимущества местности и были очень сильны.   

经 多隆阿 督率 诸军。移营 进偪。抢 上 沙包。

Долунга повел войска, сменил дислокацию и насел на разбойников, перешел насыпь из мешков с песком. 

先 将 雷化镇 攻克。破 其 长濠。并 将 龐谷莊 喬千 两處。续行攻拔。

Сначала он захватил Лэйхуачжэнь, перейдя его длинный ров, и одновременно он продолжил наступление, захватив еще 2 пункта - Пангучжуан и Цяоцянь. 

即 于 长濠内 扎营 八座。以 防 逆匪 复 行来占。

Он тут же выстроил укрепленные лагеря в пределах длинных рвов в 8 местах, чтобы обороняться, если мятежные разбойники снова попытаются отбить территорию. 

办理 甚 为 得手。

Операция увенчалась успехом!

该 大臣 病 尚未 愈。即 亲往 前敌。力疾 攻克 賊巢 数处。

Вышеупомянутый сановник болен и еще не оправился от болезни. Но он лично выступил против врагов и, превозмогая недуг, захватил несколько бандитских логовищ.

实 属 奋勇。

Это настоящее мужество!

著即 乘 此 声威。将 孝義鎮 速行 攻破。以期 直捣 仓头。埽除 逆党。

Следует немедленно использовать этот факт, чтобы укрепить грозную славу наших войск и срочно двинуть войска для уничтожения Сяоичжэнь, открытого штурма Цантоу и очищения региона от разбойников! 

毋 稍 迁延。

Нельзя терять ни минуты!

雷正绾进攻永乐店老巢。未能得手。

Лэй Чжэнвань атаковал старый разбойничий притон в Юнлэдянь, но не смог одолеть.

仅 歼毙 賊匪 数十 名。

Все, что ему удалось - это убить несколько десятков разбойников.

且 该 匪 分股 在 泾阳 淳化 三原 耀州 等 属 地方 盘踞 滋扰。冀 断 官军 粮道。

Но шайки вышеупомянутых разбойников засели в Цзинъян, Чуньхуа, Саньюань, Яочжоу и на прочих вассальных территориях, бесчинствуя там и планируя прервать подвоз продовольствия для правительственных войск.   

必须 分 军 四 出。力行 埽荡。

Необходимо разделить войска и выступить с 4 сторон, действуя энергично, чтобы вымести разбойников с этих земель!

以靖逆氛。著 雷正绾 督率 兵勇。实力 剿除。

Чтобы усмирить зло, Мы предписываем Лэй Чжэнваню возглавить правительственные войска и сельскую милицию, чтобы силой уничтожить врага. 

毋得 株守一隅。

Не ждите счастливого случая (букв. "не сторожите угол пня" - в одной китайской притче заяц выбежал в поле, наткнулся на пень и погиб. Пахарь подобрал его и сел ждать у пня, когда выбежит второй заяц и убьется об этот же пень)

致成坐困。

Успеха можно достичь, даже находясь в отчаянном положении.

将此由六百里各谕令知之。  

Приказываю передать это во все нижестоящие инстанции со скоростью 600 ли.

 

 

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

В доступе оказались и некоторые картины, изображающие подавление мусульманских восстаний (даже с выкадровкой):

 

tumblr_n838jl9BIT1tteleqo1_1280.jpg

tumblr_n83845qxUv1tteleqo1_1280.jpg

3d4f1c48gw1ee2ihh2efdj20xc0eodtl.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Все меньше можно согласиться с Л.И. Думаном, что восстание дунган в Шэньси (кстати, этноним "дунган" в Китае применяется только по отношению к тем из них, которые бежали на территорию России, а так - они для китайцев "хуйцзу", сами себя называют "лао хуйхуй") было проявлением классовой борьбы.

Начать надо с того, что во главе повстанцев (а восстание началось внезапно, в 1862 г., без связи с ситуацией в других регионах), стояли очень хорошо обеспеченные люди, среди них было много чиновников-мусульман.

Например, Л.И. Думан приводит справку об одном из руководителей восстания:

Цитата

Ма Хуалун, глава ганьсуйских дунган, вернее дунган одного из районов пров. Ганьсу — Цзиньцзипу. Крупный помещик и скототорговец. Усмиритель восстания Цзо Цзунтан характеризует Ма Хуалуна как первого богача в округе, «добившегося богатства торговлей и владевшего лучшими землями в Цзиньцзипу» (см. Доклады Цзо Цзунтана, «Цзо Вэнь-сянгун цзоушу сюйбянь», 1890, гл. 34, стр. 5). Сосновский — начальник русской экспедиции 1874-1875 г. в Западный Китай, сообщает, что Ма Хуалун имел «до 8 000 000 руб. (?) капитала, громадные табуны и другие богатства и фактически был повелителем всей местности в окрестностях Цзиньцзипу». Военный сборник, № 10, 1878, стр. 438. Ма Хуалун являлся также ахуном, главой «неомагометанской школы», синьцзяо, возглавлявшей восстание.

Со своей стороны отмечу, что Цзиньцзипу - центр восстания дунган в Шэньси.

Думан же отмечает следующее:

Цитата

По сообщению проф. В. П. Васильева, за отсутствием данных мною не проверенному, Биянху «участвовал в истреблении около 300 тысяч китайцев в городе Нинся и в отчаянной защите Сучжоу и очень насолил в свое время манчжурскому правительству внутри Китая». — В. П. Васильев. Китайцы — новые подданные России, Восточное обозрение, 1884, № 2.

Собственно, о том, что ни о какой национально-освободительной и антифеодальной борьбе речи не было, свидетельствует как поддержка частью дунган цинского правительства (в т.ч. ряд наиболее крупных вождей восстания, перешедших на сторону Цинов со своими отрядами и добивших своих "соратников"), так и ожесточенная межэтническая резня + отсутствие внятной социальной и политической программы у восставших.

 

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я не буду касаться оценок, данных фактам в изложении генерала Г. Колпаковского, Л.И. Думаном, и даже сохраню его фразу "комментарии излишни". Факт остается фактом - русские власти в Средней Азии прекрасно понимали, что принимают на своей территории не невинных жертв китайской жестокости, а ничуть не менее жестоких бандитов и убийц:

Цитата

 

Об этом свидетельствует 1 рапорт Колпаковского туркестанскому генерал-губернатору Кауфману от ж 18 декабря 1878 г. за № 141, в котором приводятся Факты участия дунган-поселенцев в России в набегах на китайскую территорию и указывается на меры, принятые царскими военными властями:

«Грабительские (?) похождения незначительного, впрочем, числа дунган, самовольные отлучки их из предназначенного места жительства и преступления, совершаемые ими в пограничной полосе над караванами, обратили мое внимание на беспокойных и необузданных эмигрантов. Отдав а давно уже приказание участковым начальникам и заведывающему войсками Кульджинского района о наблюдении за поведением дунган, захвате и возвращении этапным порядком блуждающих безо всяких занятий по границам области в места, предназначенные для водворения дунган — Каракунузе и Караколе, а преступников судить, — я при объезде области в октябре с. г. строго наказал народным властям иметь дунган, как вышеизложенных, так и вообще неблагонадежных (разрядка моя. — Л. Д.), под строгим надзором, пока не последует окончательного распоряжения об устройстве их участи; но так как народные власти не ручаются за спокойствие, пока не будут удалены из среды их ненадежные люди, то я потребовал списки последних с тем, чтобы ходатайствовать перед вашим высокопревосходительством об удалении их от границ Китая подальше в глубь наших владений, дабы тем отнять у них возможность отлучаться в китайские пределы для ведения тем или другим способом вековой борьбы с обитателями Дайцииской империи».102

Из этого отрывка видно, что речь идет по существу не о грабежах, а о продолжении классовой борьбы дунганских крестьян с манчжурскими Феодалами, на стороне которых выступали и русские помещики, правда, не всегда, имея собственные интересы, в соответствии с которыми и применялись различные методы. В данном случае, в интересах спокойствия на границах и восстановления прерванных восстанием торговых связей, царское правительство активно помогало манчжурским властям душить восстание.

«В намерении помочь китайцам средствами нашей администрации водворить спокойствие на их земле я обратился к заведывающему войсками Кульджинского района с предложением дознать секретно, в каких местностях в пограничной полосе рассеяны дунганские шайки, наводящие такой ужас на китайцев; в каких урочищах находятся притоны их и главным образом какие полковник Вартман может предложить меры к [49] водворению спокойствия в пограничной полосе путем уничтожения дунганских шаек».103

Со своей стороны генерал Колпаковский предлагал в качестве мер ссылку в Сибирь и казнь для активных повстанцев, которых он именует грабителями и убийцами.

«Отвечая категорически на запрос вашего высокопревосходительства — какие меры полагаю удобным принять для воспрепятствования нашим дунганам грабить и проникать в китайские пределы — имею честь сообщить, что в этом отношении мною сделано все возможное, более же радикальными мерами для удержания на месте водворения неугомонных выходцев я считаю ссылку административным порядком всех дурных людей в Сибирь или во внутренние уезды Туркестанского края; в отношении же явных преступников, убийц и грабителей (?) — казнь, дабы быстротою и суровостью наказания водворить страх в прочих выходцах (везде разрядка моя, — Л. Д.).104

Комментарии к этому рапорту, мне кажется, излишни.

 

Отрицательный ответ о выдаче повстанцев китайским властям был более обусловлен внутриполитическими мотивами (чтобы мусульманские подданные России не возмутились), нежели реальной симпатией русских властей.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

В работе 35 отчетов по мусульманам. Из них 8 уже готово. 2 в работе. Их даты - 30.03.1868 и 8.05.1868. Т.е. пока события происходят в провинции Шэньси.

Т.ч. есть надежда, что среди остальных отчетов будут отчеты о подавлении мусульманского государства Пиннань го в Юньнань ("султанат Ду Вэньсю") и Йэттышаара в Синьцзяни (Кашгария под руководством Бадавлета Якуб-бека).

Закончиться эта кровавая вакханалия должна только к 1878 г. 

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 25.02.2016в17:49, Чжан Гэда сказал:

Со своей стороны генерал Колпаковский предлагал в качестве мер ссылку в Сибирь и казнь для активных повстанцев, которых он именует грабителями и убийцами.

Если не знаешь, что делать с человеком, - отправляй его в Сибирь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Очень интересная информация - дунгане создали свой султанат Цинчжэнго (букв. "Чистое истинное государство", где "чистое и истинно" - это часть иносказательного обозначения ислама - "цинчжэнцзяо", т.е. "чистая и истинная религия") в ходе войны в Ганьсу и Шэньси. Центр султаната располагался в городе Урумчи.

Главой государства стал Тодэлинь (Давут-халифа). В 1870 г. он, не смотря на то, что цинские войска активно давили его со всех сторон, не пошел на союз с государством Йеттышаар, образованном кокандским военачальником Якуб-беком в Синьцзяне, а начал с ним войну. В общем, неудачную - он проиграл, и дунганам пришлось покориться Якуб-беку, который держал их на вторых ролях и жестоко эксплуатировал.

Уйгурскиий советский автор Ходжаев (можно сказать, в советские времена - монополист темы) писал, что Давут-халифа пошел на это, чтобы захватами новых земель и добычи удовлетворить феодальную верхушку Цинчжэнго, разочарованную поражениями в Ганьсу и Шэньси.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В ходе войны в Шэньси возникали очень интересные альянсы - так, Дун Фусян возглавил ханьскую сельскую милицию, сражавшуюся против мятежных дунган. Потом в провинцию пришли няньцзюни и сначала объединились с дунганами, но потом дунгане заявили, что с ханьцами нельзя иметь дела и стали воевать против няньцзюней. Тогда няньцзюни объединились с милицией Дун Фусяна и других ханьских лидеров, объективно помогая цинским правительственным войскам.

Более того, ханьская милиция была враждебно настроена к правительственным войскам, а на стороне правительственных войск участвовали отряды "предателей"-дунган!

Вот такой интересный конгломерат сторон, интересов и т.п. Объяснить все религиозной враждой или же классовой борьбой нельзя.

Нет даже единого мнения - объявили ли дунганские духовные лидеры джихад Цинской империи или нет?!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Несколько интересных моментов по восстанию дунган в Шэньси и Ганьсу:

1) к началу 1871 г. часть мусульман имела иностранное оружие (янцян - европейские ружья и янпао - европейские пушки)

2) мусульмане широко использовали фортовую систему обороны цитаделей в Цзинцзипу и Тунгуйпу

3) Цины старались делать различия между лояльными мусульманами и мятежными мусульманами, и пользовались поддержкой первых против вторых

4) ряд мусульманских повстанческих лидеров, таких, как Тань Юаньчжан и его сын Тань Шэнчэн старались сгладить противоречия между ханьскими крестьянами и крестьянами-дунганами, пытались наладить сельскохозяйственное производство в контролируемых повстанцами Ма Хуалуна (центр восстания в Цзиньцзипу) районах

5) няньцзюни, войдя в контакт с повстанцами-мусульманами, сначала совместно воевали с ними против Цинов, потом мусульмане начали войну против няньцзюней, и тогда няньцзюни вошли в союз с лоялистской ханьской милицией, чтобы отбиться от мусульман

6) местное ханьское население воевало как против мусульманских мятежников, так и против цинских войск, и против няньцзюней - война шла очень многосторонняя и политическое решение было часто нужнее военного, но на это не всегда хватало ума у правительственных чиновников

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сушанло еще в 1879 г. отметил, что в Шэньси и Ганьсу в 1850-1860-х гг. и ханьцы, и мусульмане массово выращивали опийный мак. Интересно, что эта сторона вопроса никак не освещена нигде. Разве что Пржевальский, по "старой доброй русской традиции" записал какую-то фигню, что "мол, в длительное пребывание Цзо Цзунтана в Сучжоу он скупил на корню весь опий и сам спекулировал, продавая его своим солдатам и офицерам".

Ересь подобных заявлений ясна, когда узнаешь, что Сучжоу Цзо Цзунтан взял лишь в 1873 г. (восстание началось в 1862), при этом он был известен как один из самых жестких поборников военной дисциплины - он даже гордился, что его армия не подверглась моральному разложению в 1870-е. А опиум - это неизбежное разложение.

Но что там говорить - Грум-Гржималйо (известный лепидоптеролог) тоже всякую фигню в этом духе пописывал, и на него даже принято ссылаться!

А Сушанло, ничтоже сумняшеся, записал в предатели мусульманского восстания ахуна Ма Гуйюаня и его братьев, которые сдались Цинам в надежде спасти гарнизон осажденной крепости. Только вот он не сказал, что Ма Гуйюань и его три брата, вместе со всеми членами их семей, были тут же казнены, после чего последовало истребление всех остальных повстанцев.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Примечательны несколько моментов при освещении подавления мусульманских восстаний цинскими войсками. Пронумерую для краткости:

1) нельзя рассматривать ни Цинов, ни повстанцев как носителей абсолютного зла - причины воевать были у обеих сторон, обе стороны зверствовали в соответствии с лучшими традициями региона.

2) русская и советская историография привычно чернят Цинов, как главного геополитического конкурента в регионе, хотя все путешественники через Синьцзян в те годы отмечали, какую резню мусульмане устроили в отношении даже некомбатантов (китайских, маньчжурских, монгольских и т.д.), но во всем винят только китайцев - мол, такая нация ничего более не заслуживает.

3) опускается тот факт, что неподготовленные к войне цинские гарнизоны продержались без всякой помощи от полугода до года в своих крепостях и, как правило, во время падения крепостей сжигали их или взрывали остатками пороха.

4) обходятся вниманием факты опийной и прочей торговли со стороны лидеров мусульман - т.е. это не восстание на классовой почве, а вполне конкретное стремление выкроить себе государство под шумок, воспользовавшись ослаблением Китая.

5) зверства мусульман не освещаются в исследованиях, но упоминаются в литературе, зверства Цинов преувеличиваются. 

6) русские и советские авторы с удовольствием собирают всякие сплетни и слухи, лишь бы подчеркнуть никчемность китайцев, и возвеличить повстанцев, хотя бы и приходилось для этого совершать явный подлог.

7) попытки прорваться из осажденной крепости под прикрытием мирных переговоров выдаются за коварные действия Цинов, убивавших неповинных людей, доверившихся им.

8) китайским войскам начисто отказано в боевом духе, боевом мастерстве - что они победили, "было нечестно - их было больше и у них было европейское оружие". При этом "забывают" указать поставки оружия мусульманам от англичан и турок, участие англо-турецких инструкторов в подготовке мусульманских войск, острую нехватку войск у Цинов - так, якобы героическая оборона Сучжоу (Цзюцюань), обладавшего мощной крепостью (стены по 11,5 м. при толщине 9,5 м., ров шириной 25 м. при глубине 6 м.) велась против цинских отрядов всего в 10 тыс. человек. Скромно умалчивается, что как прибыли подкрепления и число осаждающих было доведено до 30 тыс., крепость пала моментально. Куда деть обширные списки награждаемых цинских генералов, офицеров, солдат и ополченцев - тоже не знаю. Наверное, "все подделано" (с)? Но если в наградном списке идут мелкие должности типа наших унтеров, о которых докладывается императору (к сожалению, описание подвига утрачено), то это все просто так?

9) забывается дифференциация подхода Цинов к мусульманам - выделялись "добрые мусульмане" и "мусульманские мятежники", причем отмечалось неоднократно, что "добрые мусульмане" активно участвовали в битвах на стороне Цинов, в облавах и погонях, обороняли свои деревни и т.п. Мол, это были "отдельные отщепенцы".

В общем, объективным освещением вопроса в отечественной историографии не попахивало никогда. Соответственно, ценность отечественной литературы по данному вопросу близится к нулю именно из-за многочисленных идеологически обоснованных фальсификаций. Даже фактология там страдает от и до.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот про дела мусульман - по Пржевальскому:

Цитата

Кроме [62] того, в Баркульской равнине, несмотря на то, что она имеет больше 5 000 футов абсолютной высоты, хорошо родятся различные хлеба — ячмень, пшеница, просо и др., поэтому здесь прежде местами жило довольно много китайцев. Но магометанское или, как его обыкновенно называют, дунганское восстание, пронесшееся в начале шестидесятых годов ураганом по всему Западному Китаю 86, оставило и здесь памятные следы своего неумолимого разрушения. Все китайские деревни были разорены дотла инсургентами; уцелел лишь г. Баркуль. Ныне все это быстро восстанавливается, и окрестности названного города во время нашего посещения были уже достаточно заселены. Переселенцы являются сюда из Гань-су и других провинций Внутреннего Китая; нередко они приходят пешими с киркою в руках и мешком пожитков за плечами.

Т.е. объективные данные есть, но они не афишируются.

Share this post


Link to post
Share on other sites

И вот тут же косяк от Пржевальского - как иллюстрация его настроений:

Цитата

 

О китайских войсках.

Китайские войска, виденные нами в Хами, составляли один из отрядов той армии, которая под начальством Цзо-цзун-тана усмирила сначала магометанское восстание в Гань-су; затем возвратила под власть Китая занятые дунганами города (Манас, [76] Урумчи) северной подошвы Тянь-шаня; наконец завоевала эфемерное царство Якуб-бека кашгарского. Численность этой армии точно определить было нельзя. Но, судя по некоторым данным, можно с большим вероятием утверждать, что цифра ее, даже впоследствии, когда китайцы намеревались воевать с нами из-за Кульджи, не превосходила 25-30 тысяч человек, разбросанных притом на огромном пространстве от Хами до Кашгара.

Оставляя в стороне разбор вопроса, почему китайцы сравнительно быстро (с 1874 до 1878 годов) вновь завоевали все свои западные земли — тогда как более десяти лет перед тем никаких серьезных операций против западных инсургентов не предпринималось — скажу только, что главными причинами, погубившими дело магометан, были раздоры между ними самими, а затем неожиданная (в мае 1877 года) смерть владетеля Кашгарии Якуб-бека. Притом китайцы давили численностью. Что же касается до военного искусства обеих сторон, то в этом отношении, как китайцы, так и их противники магометане представляли так много ребяческого и так мало отличались друг от друга в способах ведения войны, что на вопрос, которая из сторон действовала лучше, можно дать только один русско-немецкий ответ: «оба лучше».

 

Что, численностью давили? Сам же пишет, что 30 тыс. были разбросаны от Хами до Кашгара (1771 километр по Северной Дороге)...

Вот так и живем. "Тут играем, тут не играем, тут рыбу заворачивали..." (с)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот его аццкий отжЫг (иначе не скажешь - где только сплетни собирал?):

Цитата

 

теперь же расскажем о войсках китайских по личным нашим наблюдениям.

Армия Цзо-цзун-тана, действовавшая против дунган, составлена была, главным образом, из знаменных маньчжурских войск, форменная одежда этих солдат, виденных нами в Хами, состояла из красной, вроде кофты, курмы 118; в этой курме на груди и спине, на круглом белом поле, словно на яблоке мишени, вышито название части, к которой солдат принадлежит. Под курму надевается далембовый халат; затем далембовые панталоны с плисовыми наколенниками и плисовые, с войлочными подошвами сапоги дополняют костюм описываемых воинов 119. На голову свою летом они повязывают большой пестрый платок, из-под которого сзади спускается, или иногда обматывается вокруг головы, длинная коса. В таком уборе, с безусым и безбородым лицом, притом с сильно развязными, даже нахальными манерами, маньчжурские солдаты много напоминают наших разгульных деревенских женщин, на которых еще более походят своими неудобоописываемыми привычками. Вооружение этих воинов состоит из старых английских гладкоствольных пистонных ружей, большая часть стволов которых была урезана на ⅓ длины для удобства привешивания ружья к седлу, как объяснили нам сами солдаты. Последние, нужно заметить, хотя большею частью пехотинцы, но все ездят верхом на лошадях, отбитых у дунган или отнятых у мирных жителей. Скорострельных ружей у солдат в Хами мы не видали. Вероятно, количество этих скорострелок во всей армии Цзо-цзун-тана невелико, и их вовсе не было в Хами; иначе нам не преминули бы показать такую редкость. Обращаются со своими ружьями китайские солдаты крайне небрежно: помимо привешивания к седлу, бросают на землю где попало, чистят только снаружи. Понятно, что при таких условиях и самые лучшие скорострелки послужат недолго. Притом же не только солдаты, но даже и офицеры, нами виденные, почти вовсе не умели стрелять. Кроме ружей, у маньчжурских солдат имелись также сабли, обыкновенно заржавленные и из крайне плохого железа. Некоторые из этих воинов вооружены были длинными (аршина 4) бамбуковыми пиками, изукрашенными большими флагами. Вообще китайская армия всего более может похвалиться обилием различных флагов, значков и знамен.

Их безобразное состояние.

Во всех войсках китайских, нами виденных как ныне, так и в прежние путешествия по Центральной Азии, солдаты и офицеры почти поголовно преданы курению опиума, результатом чего является у людей, в особенности с летами, слабость физическая и угнетение нравственнее. Известно, что каждый опийный [78] курильщик делается чрезвычайно боязливым и впечатлительным; притом после всякого курения он проводит несколько часов в непробудном сне. Китайские же воины не покидают своей пагубной привычки даже перед глазами неприятеля.

Но это еще далеко не все. Избалованные китайские солдаты, трусливые и невыносливые по самой своей природе, всячески стараются уклоняться от трудностей военного времени. В походе даже пехотинцы постоянно едут верхом или на подводах; оружие везется на тех же подводах, или привешивается сбоку седла во время верховой езды. При солдатах, в особенности маньчжурских, состоят прислужники (обыкновенно из монголов или пленных дунган), которые убирают лошадей, чистят амуницию, оружие и вообще исполняют обязанности наших офицерских денщиков. Бивуачная жизнь для воинов Поднебесной империи — великое наказание, в особенности при непогоде. На часах китайский солдат зачастую сидит и пьет чай или занимается починкою собственной одежды; в жар прохлаждает себя веером. На ученье, как например, при стрельбе в цель, офицеры помещаются в палатке и пьют там чай; редкий из офицеров умеет сам выстрелить. Военного образования нет ни малейшего, даже у командиров крупных частей. Все искусство боя ограничивается фронтальною атакою или пассивною обороною за глиняными стенами городов. Дисциплина в армии существует лишь в наружном чинопочитании; воровство и взяточничество развиты до ужасающих размеров 120; понятия о чести и долге неизвестны.

При таком состоянии китайской армии, при известной вражде китайцев ко всяким нововведениям, тем более от ненавистных ян-гуйза, наконец, при отсутствии воинских наклонностей у всего китайского народа вообще, можно с большим вероятием сказать, что еще далеко то время, когда китайская армия будет в состоянии померяться с армиею какой-либо из держав европейских. Поклонники китайцев, конечно, возразят мне на это указанием на пороховые и оружейные заводы в Китае, на обученные по-европейски отряды в Пекине и главнейших приморских пунктах империи, на желание «благоразумных» (как, например, Ли-хун-чан) китайских военачальников следовать советам европейцев и т. д. Но на это я могу отвечать, во-первых, указанием, выше мною сделанным, на безобразное состояние лучшей, действующей китайской армии, а во-вторых, тем соображением, что если бы китайские заводы действительно наделали тысячи пушек, а также миллионы усовершенствованных ружей и снабдили бы последними всех до единого своих солдат, — то и тогда эти солдаты все-таки останутся теми же курильщиками опиума, теми же невыносливыми, неэнергичными и безнравственными людьми, теми же трусами, как и ныне. Переделать внутренний дух армии, обусловливаемый нравственными качествами целого народа, конечно, невозможно одною переменою оружия или формы одежды, или даже обучением усовершенствованному строю. Для этого необходима назревшая потребность прогресса во всей нации или гениальная руководящая личность и благоприятные обстоятельства, а главное — здоровый материал в лице самого солдата. Без такого же нравственного очищения, для китайской армии весьма и весьма гадательного, эта армия и со всеми усовершенствованиями европейской военной [79] техники все-таки не будет в состоянии успешно бороться даже против малочисленного, но сильного своим духом неприятеля 121.

 

Специально самые его "наблюдения" выделил и разбираю (надоело, когда на него ссылаются, аки на Мекку и Медину!):

1) армия Цзо Цзунтана имела 141 батальон из Сянских войск, набранных из крестьян провинции Хунань (преимущественно) и 20 батальонов, набранных в Монголии и Джунгарии из местных китайцев. Плюс некоторое количество калмыков, монголов и проживавших в Синьцзяне маньчжур. Это даже в советской историографии подробно разбиралось. Так что Пржевальский просто врет.

2) отличие во внешнем виде и модели поведения - это только культурный шок. А он его выпячивает на первое место. Напомнить, как китайцы воспринимали европейцев? Малоубедительно для серьезного использования его сведений в исследовательских работах, but still...

3) превосходство в вооружении не подтверждается - если у солдат Цзо Цзунтана были такие устаревшие ружья (это минимум модели 1842 г. - гладкоствольные пистонные), то о каком превосходстве в вооружении и численности у Цинов речь?

4) у нас тоже были драгунские и казачьи винтовки - укороченные. Цины укорачивали оружие в кустарных условиях за неимением лучшего. Что из этого? 

5) ездящая пехота - а что, надо пешком гонять? Ездящая пехота была везде, где были возможности. Уж англичан Пржевальский не хает, а те в Индии и Тибете очень даже на ездящую пехоту полагались.

6) да, уход за оружием был плох. Подтверждается многими независимыми источниками. Но важно то, что в донесениях с поля боя часто упоминается даже про высших офицеров "имярек в ходе боя застрелил мятежника из своего европейского ружья". А как вообще, при основе тактики китайцев - стрельбе из плотного построения - они вообще побеждали, не умея стрелять? Т.ч. либо Пржевальский опять соврамши, либо повстанцы были такими трусами, что бежали от одного звука стрельбы. 

7) сабли цинские прекрасного качества. Говорю как человек, который этих сабель не только видал...

8) опиум курили и те же повстанцы в Шанхае, и няньцзюни. Причем массово. Но они - герои и храбрецы. Странно? Казахи, кстати, тоже курили опиум - Радлов четко на это указывает и даже объясняет, что при качественном питании и отсутствии изнуряющего физического труда опиекурильщик очень даже неплохо выглядит и себя чувствует. Тем более, что сам Цзо Цзунтан подчеркивал, что его армия гораздо более воздержана на это дело, чем все другие китайские и некитайские армии в том регионе.

9) ездящая пехота - опять ее клеймят. А что, просто так, по горам и пустыням, пешком гонять - это скорость повышается или выносливость войск? Пржевальский несет пургу - все его люди в экспедиции были верхом. Что же пешком-то не шли? Как истЕнные ирои?

10) денщики - это ужасТно. Сам же и пишет, что денщики - как у наших офицеров. Т.е. русская армия - такая же ужасТная? Двойной стандарт, однако.

11) "все искусство боя" - он сам видел? А вот в донесениях - и охваты, и обходы, и вылазки, и рейды... В общем, надо было нагнать негативу - нагнал. Только это отсебятина.

12) странное "отсутствие воинских наклонностей" - в каждой деревне свой отряд самообороны, прекрасное владение холодным оружием, частые битвы друг с другом... Врет Пржевальский - первый раз ощутимо Цины побили европейцев еще в 1859 г., потопив 3 английские канонерки и перебив довольно много личного состава из общей численности десанта 1200 с лишним человек:

Цитата

 

Потери боя 25 июня были весьма значительны; англичане потеряли более 400 человек убитыми и ранеными, в том числе многих офицеров; французы потеряли пятую часть своего состава, участвовавшего в бою.

Из английских канонирских лодок пять утонуло; в том числе три оказались потеряны безвозвратно, а две были подняты после боя.

 

Затем их неоднократно прессовали те же самые тайпины - у Ли Сючэна есть целый список его побед над "заморскими чертями", о которых сообщает также Вильсон, историк "Чаншэнцзюнь".

Опять Пржевальский врет?

13) насчет "невыносливости и трусости" китайского солдата - Пржевальский опять врет. Читаем Блюхера - обычные крестьяне, набранные в армию, делали легко ПЕШИЕ переходы по 40 км. по сложной пересеченной местности, довольствуясь очень скудным пайком, без всякого страха находились под огнем и т.п. Тем более, что боев Пржевальский ни разу не видел. Более того, свои умозрения он на весь народ распространил, не зная поговорки "Из хорошего железа не делают гвоздей, хороший человек не идет в солдаты"...

Вопрос - при такой источниковой базе как жить нормальному исследователю? Ведь всегда натыкаешься на "списилистофф", начитавшихся подобной галиматьи от всяких пржевальских да грумм-гржимало!

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот опять "легенды о Нараяме" - Пржевальский несет бред про опиум и Цзо Цзунтана:

Цитата

Приведу достаточный тому пример. Китайский главнокомандующий Цзо-цзун-тан во время своего долгого пребывания в Су-чжеу обыкновенно сразу закупал весь привозимый купцами опиум, затем запрещал на время привоз этого продукта, а сам продавал его солдатам по двойной цене. Если подобную аферу открыто производит главнокомандующий, то что же делают более мелкие начальники?

Опиум в районе Сучжоу производили мусульмане. Цзо Цзунтан их жестко истребил. Сам выращивать начал, что ли?

Далее, он взял Сучжоу в ноябре 1873 г. Весной 1875 г. он начал наступление на Синьцзян. В промежутке успел основать арсенал в Ланьчжоу. На месте вообще не сидел - как высший командующий, занимался всем - снабжением, пополнением, лечением, обучением и т.п.

Однако, как говорит честнейший в мире Пржевальский - он только и спекулировал опиумом. Откуда рассказы, если даже китайские историки в КНР отмечают, что это был жестокий, но честный человек?

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот он опять, вне умозрений, дает то, что видел сам:

Цитата

Население описываемого оазиса состоит исключительно из китайцев и прежде было гораздо многочисленнее. Об этом можно судить по многим заброшенным полям и опустошенным фанзам. Дунганы дважды приходили сюда, в 1865 и 1872 годах, разорили все деревни, но самого города взять не могли. При нас во всем оазисе, т. е. в городе и деревнях, считалось до 10 тысяч взрослых мужчин, в том числе 2 тысячи солдат; число женщин и детей было неизвестно.

Т.е. то, что он видел сам - он более или менее правдиво описывает. Что основывал на сборе слухов - соответственно. Но надо учесть его общую китаефобию и, в целом, плохую память, которую он о себе в Китае оставил - китайцы обвиняют его в стрельбе по людям, в которых он видел угрозу экспедиции.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот фантазии знатного лепидоптеролога Грумм-Гржимайло:

Цитата

 

Тогда началась потасовка. Точнее, несколько солдат сделали вид, что решились вступить в рукопашную: не смотря на мороз, они скинули с себя свое верхнее платье и стали друг против друга, страстно жестикулируя и задорно выкрикивая свой вызов: «hin! hin!»... — совершенные обезьяны (Китайцы вступают в драку весьма редко, да и в этом случае дерутся чаще всего своими косами или царапаются и кусаются, как дети.)!

Согласно обычаю, их, однако, не допустили схватиться, и петухи разошлись совершенно довольные тем, что успели всем показать свою удаль... [504]

 

Сразу видно опытного уличного бойца. Откуда в Китае такая масса школ боевых искусств - просто непонятно. Ведь они только как обезьяны кричат "Hin! Hin!" - сам великий лепидоптеролог сие сказал! Внемлите!

Цитата

— «Все-таки лучше, если хоть один храбрец будет в отряде» (Дунгане совершенно справедливо пользуются репутацией людей отважных и решительных.), — говорил себе начальник импаня, провожая глазами быстро удалявшуюся на запад нестройную толпу той части войска Серединной империи, которая носит прозвище «юнов», то есть «храбрейших»...

 

Солдаты без дела разлагаются. Тем более, если они шли в солдаты просто, чтобы заработать на жизнь. Но не забудем, что дунгане, несмотря на приписываемую им храбрость, всегда были биты китайцами. Они что, по 100 человек на 1 дунганина выпускали? С лепидоптерологов и такое объяснение станется - они не понимают, что такое управлять людьми. Они все больше по своим бабочкам...

Остальное возьму в одну цитату и выделю косяки, которые разберу тут же - так будет проще с точки зрения избыточного цитирования.

 

Цитата

 

Китайские солдаты никогда не ходят в строю. Вооружение их в высшей степени разнообразно: у одного ружье, у другого шашка, у третьего ружье и шашка, у четвертого и пятого пика, у шестого, наконец... но всего не перечтешь! Унтер-офицеры имеют револьверы и шашки, офицеры же ничем не вооружены. На первых порах это кажется странным, но затем быстро свыкаешься с этой характерной особенностью китайского регулярного войска; тем более, что тут же вдруг узнаешь, что большинство офицеров последнего не только не получило никакой специально-военной подготовки к занятию своих должностей, но что даже едва ли и десятая доля из них умеет стрелять... Это еще более странно, конечно, но, тем не менее, это факт.

Стрельба из лука пешком и на лошади, фехтованье на саблях и уменье носить и бросать тяжести — вот современный императорский экзамен для высших офицеров, докторов военных наук (Сравни «Сборник новейших сведений о вооруженных силах европейских и азиатских государств», издание главного штаба, 1892 г. Судя по лубочным картинам, подобного рода экзамен практиковался и во времена Сунской династии (960 — 1280 гг.).). Что же касается низших офицеров, то последние набираются из состава людей, еще менее подготовленных к подобного рода службе, преимущественно же и так называемых [506] «го-чи-ха», то есть прислуги начальников отдельных частей (Ibidem, а также см. «Сборник географических, статистических и топографических материалов по Азии», выпуск XXVIII, 1867 г.), их конюхов и, наконец, из отставленных по суду гражданских чиновников. Вместе с тем высших военных должностей редко достигают лица, хотя и не образованные в китайском значении этого слова, но, тем не менее, долгое время служившие в строю, а потому сжившиеся с солдатской жизнью и хорошо знакомые со всеми достоинствами и недостатками тех частей войск, среди коих протекла лучшая их жизненная пора. В Китае существует обычай вверять все ответственные посты лицам гражданского ведомства, как более образованным, а потому и более будто бы способным руководить военными операциями. Но подобный обычай, может быть, некогда и имевший значение, в настоящее время отзывается гибельно как на духе, так и на дисциплине войск Небесной империи. Различные, совершенно бессмысленные акробатические кунштюки (Например, обучают кувырканью через голову с тем, чтобы обмануть неприятеля мнимой раной и одновременно дать возможность приблизиться к нему на длину копья; или еще лучше: заставляют тщедушного пехотинца делать выпадения и наносить удары пикой, длиной в семь аршин и на столько тяжелой, что уж трех минут таких упражнений совершенно достаточно для того, чтобы довести последнего до совершенного изнеможения.), рев для запугивания неприятеля, какая-то странная пляска, в известных интервалах которой производится бездельная стрельба исключительно только для произведения шума; наконец, преобладающее значение, остающееся и до сих пор, за луками, пиками и бердышами, — вот главные элементы обучения войск. Парады характеризуются преобладанием декоративного оружия и частыми коленопреклонениями. Громадное количество ярких знамен, вой военных гудков, крики солдат, наконец, их причудливые прыжки или, наоборот, подкрадывание ползком к воображаемому неприятелю, — все это приводит в восторг вновь назначенных военных инспекторов и корпусных командиров, проведших пол жизни за письменным столом своего ямыня и наивно воображающих, что в такой детской забаве кроется вся суть военного искусства...

Впрочем, такой характер обучения войск господствует только в старых войсках и милиции (То есть в войсках «зеленого знамени» (лу-ин) по преимуществу.). «Юны» же не обучаются почти ничему. Достаточно взглянуть на их ружья и на их приемы стрельбы для того, чтобы убедиться, до какой степени окажутся беспомощными эти войска при столкновении с европейски обученным противником. Солдаты не имеют понятия о чистке и разборке ружья и решительно не соблюдают никаких правил для его сбережения. Достаточно сказать, что солдат делает даже [507] со скорозарядным ружьем все, что ему вздумается: он его укорачивает? Обрезая с дула или казны, употребляет в качестве рычага или же из двух ружей устраивает нечто в роде носилок. Ружья «юнов» покрыты ржавчиной, часто с отбитыми мушками и прицелами, о значении коих никто из китайцев на западе не имеет, впрочем, понятия, или, наконец, с погнутыми и местами даже сплющенными стволами. Скорозарядные ружья «юнов» стесняют, они не знают обращения с ними и очень неприязненно относятся к сделанному нововведению: «из старых ружей мы знали как стрелять, а из этих боимся»... не раз жаловались они, и мы должны были согласиться, что жалобы эти имеют свои основания.

Холодное оружие «юнов» хуже, пожалуй, оружия каких-нибудь диких негрских племен Внутренней Африки, и, без сомнения, сами «юны» сознают это прекрасно. Вот почему они не отваживаются пускать его в ход и всегда пасуют при встрече с неприятелем, вооруженным старыми, но им столь любезными, кремневыми ружьями.

Если ко всему сказанному добавить еще вечное существование солдат впроголодь, хронические болезни, которыми страдает большинство людей в каждой сотне, и нравственную распущенность, вызванную тунеядством и опием, то не трудно понять, какой жалкий вид должны представлять из себя отряды таких «храбрецов».

И они действительно жалки... И когда видишь этих солдат в отрепьях, слабых и истощенных, но нахальных и дерзких, то невольно приходит на память китайская поговорка: «из хорошего железа не куют гвоздей, хороших людей не обращают в солдат»...

«Юны» Кур-ту ехали рысью.

Китаец любит своего коня и холит его; он отлично ходит за ним и ездит толково; вот почему и наблюдается такой резкий контраст между седоком и животным: последнее, очевидно, гордость хозяина, и действительно зачастую он тратит свои последние гроши для того, чтобы купить своему любимцу какое-нибудь украшение — красную кисть, ленту или бубенчик. Такое отношение к животному, без сомнения, весьма симпатично и не раз подкупало нас в пользу китайских солдат...

 

1) цинские солдаты никогда не ходят строем - увы, если лепидоптеролог не видел, как делают творог, то он думает, что его достают из свежеубитого вареника! Специально не беру картины - только фото. Сюда же - про отсутствие обучения. Как все понимают - выкладываю только то, что сразу всплывает на поиск в Интернете. Время - от 1870-х до 1900-х гг. Как раз близко к 1893 г., когда творил знатный лепидоптеролог!

20120206101116204_small.png.c72a77b6c61e

20120206101116158_small.png.efdeb5cce05b

F201106101713571721378953.jpg.27ead09c6c

20079110318427.thumb.jpg.125ea12ff6d33d6

11291162R-0.jpg.0be2a4cc9967bf3de92b292d

800x608_177660.jpg.11af999e5b0ab18b6e3f3

А это - гнусный враль, полковник Барабаш - описывает подготовку китайских войск:

Цитата

 

Команд у китайцев нет, а все движения и построения фронта совершаются, большей частью по знаку, сделанному флагом, или же по звуку трубы и особых барабанов.

Каждой тысячью китайского войска начальствует амбань. [189] Тысяча делится на две пяти-сотни и восемь сотен. Каждая сотня делится на десятки и почитается боевой единицей китайского войска.

Развернутым фронтом тысяча строится, имея сотню возле сотни, в пять шереног. Каждый ряд состоит из людей с одинаковым вооружением. Так, ряд больших пик, ряд меньших пик, ряд фальконетов, ряд винтовок, ряд со знаменами, потом опять ряд больших пик и т.д. Один ряд от другого становится всегда на руку дистанции, чего требует производство стрельбы из фронта, по китайскому способу. Если в тысяче есть конные люди, то они становятся поровну на обоих флангах пехоты. Сянь-хуа-фу'ская тысяча на учение, в моем присутствии, была построена развернутым фронтом, имея на каждом из флангов по 100 человек конницы.

Стрельба из фронта производится следующим образом: если часть стоит на месте, то передние фальконет и винтовка, выстрелив, уходят назад, а на их место становятся следующие фальконет и винтовка и т.д. При наступлении, люди, вооруженные огнестрельным оружием, для производства выстрела выбегают вперед, а при отступлении останавливаются. Учение у китайцев всегда производится с пальбою.

Кроме развернутого фронта, у китайцев есть еще два вида строя: полукруглый и четвероугольный (каре), употребляемые ими в следующих случаях. Если китайские войска наступают, а противник (на учениях предполагаемый) остается на месте, или же очень медленно отступает, то они стараются обхватить его с обоих флангов, для чего середина части остается на месте, а фланги поворачиваются направо и налево и обходят неприятеля полукругом. Чем больше то пространство, которое требуется обхватить, тем большее число людей отделяется в обходящие фланги. Если оно слишком велико, то обходящие фланги из пяти шереножного строя переходят в четырех, трех и двухшереножный. Когда неприятель позволит себя таким образом обойти, тогда начинают громить его выстрелами, занимая для этого возвышенные места.

Если часть, отступая, будет настигнута неприятелем, то фронт останавливается и делает залп. Затем ряды, вооруженные длинными пиками, выбегают вперед, на ученье шагов на пятнадцать, во время движения перестраиваются в одну шеренгу и с криком «га!» колят неприятеля; потом делают двойной шаг вперед и снова колят, подбегают к своему фронту шагов на пять, [190]оборачиваются к стороне неприятеля и еще раз колят его, каждый раз с особым криком.

В заключение, они убегают на свои места, а из фронта раздается новый залп. Все это делается очень стройно.

Если неприятель начинает, окружать войско со всех сторон, то китайцы строят каре в тысячу; в каждом фасе его становится по две сотни. Я видел только четырехугольный вид каре, но амбань, начальствующий ху-бе-коу'скою тысячью, говорил мне, будто у них употребляются каре и пяти и шестиугольные. Построение каре совершается по знаку флага, причем каждый десяток, предводительствуемый своим десяточным, идет на свое место ближайшей дорогой. Строй в это время обращается в толпу; но по прошествии самого незначительного времени, глазам представляется совершенно правильный четырехугольник, из каждого фаса которого производится оживленная пальба. В этом строе движения производятся во все стороны, и не иначе как с пальбой со всех фасов.

В кавалерии сотня также образует боевую единицу и строится развернутым фронтом в две шеренги. Других видов строя не существует. В каждой шеренге люди, вооруженные пиками и карабинами, составляющими преобладающий род оружия, перемешаны.

Ученье конной сотни я опишу так, как оно происходило перед моими глазами. По знаку начальника сотни, первая шеренга выехала вперед, шагов на тридцать, рысью. Люди этой шеренги, вооруженные карабинами, с криком «га!» сделали залп. Потом правая половина шеренги повернулась направо, а левая налево и рысью же уехали за вторую, остававшуюся на месте шеренгу. Когда первая шеренга установилась на месте, за второю, и последняя, в свою очередь, по знаку командира, выехала рысью, шагов на тридцать вперед, сделала залп, повернулась направо и налево и рысью же удалилась за оставшуюся на месте первую шеренгу. Таким образом, около часу времени одна шеренга сменяла другую для того, чтобы сделать залп. В заключение, всадники, справа по одному, поскакали в карьер, причем карабинеры стреляли на воздух и снова заряжали свои карабины, а пикинеры и алебардисты неистово размахивали по воздуху своим оружием, обнаружив при этом, что они твердо сидели на своих лошадях, маленьких и некрасивых, но довольно быстроногих. Так подготавливается китайская кавалерия для поражения неприятеля. Нужно заметить еще, что совокупных учений пехоты с кавалерией не производится. Стоя на флангах пехоты первоначально, кавалерия, когда [191] начнется учение, занимается своими собственными эволюциями, которые не имеют никакой связи с тем, что делает пехота. Китайские генералы рассказывали мне, что в деле кавалерия употребляется у них, главнейшим образом, для того, чтобы охватывать неприятеля с тылу в то время, как пехота окружает его с флангов.

 

Как видим, обучали по старинке, но обучали, причем сложным приемам типа караколирования. Т.е. и Пржевальский, и Грум-Гржимайло нервно курят в сторонке - их фантазия разбивается о факты!

При этом я не равняю практическую ценность такого обучения по сравнению с обучением европейских армий, но и говорить, что китайцев не обучали - нельзя. А еще - ни открыватель известной лошади, ни любитель бабочек не понимали, что воевать китайцам приходилось все время против таких противников, против которых и такое обучение - великая сила!

2) офицеры ничем не вооружены... Честно говоря, парней с револьверами искать лень - их есть у меня. Но вот эти - точно безоружны и точно офицеры! Лепидоптеролог натужно машет крылышками, когда они его поминают!

mjkwgbadvugxqoeth3br.jpg.39d2f7c605d50d4

qing_officer.jpg.1177c9039f4a12977b3ada011d7b17d8dc027c06d6ef113b8ace7ec.thumb.j

 

3) Интересно, офицеры не умеют стрелять - а что они делали все годы войны в Китае? Как шли на штурм крепостей? Как убивали своими руками повстанцев? Это зафиксировано неоднократно - вопрос только в том, что у лепидоптеролога явно разыгралась фантазия! Когда и кто его приглашал посмотреть, что делают офицеры? И не только стрелять могли - и лично в рукопашных участвовали. Почему-то капитан Галкин описал прекрасно производимую офицером цинской армии рубку парными саблями (1885), а вот лепидоптерологу опять не повезло, да?

4) Высшие военные должности к 1890-м, кстати, занимали как раз те, кто выслужился из низов в годы гражданской войны - Сун Цин, Дун Фусян, Не Шичэн, Е Чжичжао и др. Лично храбрые люди, неоднократно сами убивавшие неприятеля на поле битвы. А Не Шичэн успел и на французах в 1884-1885 гг. потренироваться...

Знатный лепидоптеролог явно путает книжные знания с реалиями.

5) оценка рукопашного боя лепидоптерологами - тема отдельная. Обращаю внимание на то, что упоминавшийся выше Галкин отмечал, что умение биться алебардой очень практично, а вот приемы копейного боя, на его взгляд, утомительны, но китайцами производились от и до.

6) парады - тема особая. Если греческие или английские солдаты ходят на парадах как секс-меньшинства - что, уже и армию их надо списать? Просто это серьезный культурный шок - видеть, как ПО-ДРУГОМУ проходят парады.

7) оружие китайское знаю не понаслышке. Недаром провел в 2015 г. выставку его самого, железного и "дрянного". Да, грубое, да, неказистое - но практичное и прочное. Равно как и ляп лепидоптеролога о кремневых ружьях, которые практически были неизвестны ни в Китае, ни в сопредельных ему странах ЦА! От фитильных ружей практически без промежуточных ступеней перешли к капсюльным. Ну да с лепидоптерологов, видевших у дунган даже "плохонькие шашки", станется!

Вывод - то, что писали наши "светила", зачастую является отголоском книжных знаний о Китае и замешано на дикой синофобии вкупе с шовинистическими представлениями о тотальном превосходстве белой расы. Чего и советую всем избегать при изучении данного предмета.

 

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Перевожу доклады с мест  и родилась шальная мысль - а не сравнить ли с действиями русских войск против Коканда и т.п.?

Стал сравнивать - картина схожая. Если живой силы недостаточно, артиллерия слаба - и русские войска отступали от среднеазиатских крепостей, или сидели и ждали, когда подойдет подкрепление. 

Только в годы Крымской войны Россия активных действий не вела против СА, а когда вела - и бюджет был, и земля под ногами не горела, и войска вовремя получали довольствие, что повышало их надежность + конечно же, лучшая выучка и офицерский корпус.

Что характерно - наши постоянно занижали свои потери и завышали вражеские. Как я уже показал на африканских примерах, соотношение 1:5 является критическим для колониальной войны. Пушки и ружья тех лет не дают тотального перевеса, особенно если туземцы идут в решительную рукопашную.

Тем не менее, в крупной битве при Узун-Агаче 21 октября 1860 г. против отряда генерала Колпаковского (1000 с небольшим человек, 6 орудий, 2 ракетных станка) столкнулся сначала с 5000 кокандцев, которые были потом "значительно усилены". По русским данным, погибли у нас 1 и ранено 26 человек при том, что противник вступил в рукопашную с нашими солдатами и имел там серьезное численное преимущество. По подсчетам, нашли 350 убитых кокандцев, а всего их потери оценили в 1500 убитыми и раненными.

В Иканском сражении 4-6 декабря 1860 г. 109 казаков с 1 орудием были окружены 15 000 кокандцев и, потеряв орудие и 52 убитыми, прорвались! ИМХО, настолько невероятно, учитывая, что у кокандцев было множество хороших стрелков, способных выбить казаков при прорыве на 1-2-3... Скорее всего, цифру кокандцев надо разделить минимум на 10, что для Икана, что для Узун-Агача. Тогда только начнут сходиться счета. 

А в целом - техника взятия крепости (апроши, траншеи, закладка батарей, подрыв горнов, открытый штурм) - все то же, что и в сражениях в Синьцзяне, Ганьсу и Шэньси. Да, медленнее, да хуже, но ненамного, учитывая, что и снабжение китайских солдат было хуже, и оружие было менее совершенно, и численный перевес на решающих участках создать было трудно.

Поэтому сравнивать сферических коней в вакууме сложно, а вот конкретика показывает - наши реляции о победах в СА часто дутые. Не может русский солдат быть настолько лучше англичанина, итальянца, индийца, китайца, а кокандцы настолько хуже эфиопов, зулусов, дунган и уйгуров.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Осада Ак-Мечети в 1853 г. - наших 2350 при 17 орудиях, кокандцев - 400 при 4 орудиях и 3 фальконетах. Соотношение примерно 1:5,5 в живой силе при тотальном количественном и качественном превосходстве русской артиллерии.

Крепость, тем не менее, брали правильной осадой в течение 24 дней, потеряв 30 убитыми и 74 раненными. Кокандцы потеряли 242 убитыми (до сотни при обстрелах крепости, до 30 при взрыве горна и остальных - при штурме) и 52 раненными.

Взятие Ходжента 24 мая 1865 г. - просто фантастический отчет:

Цитата

Защитники отстаивали город шаг за шагом, строили баррикады, вооруженные даже пушками, и отстреливались из выходящих на улицы сакель. К вечеру город был взят, и все войска собрались в цитадели. Сопротивление ходжентцев стоило им 2.500 чел. убитыми. У нас во время осады и штурма выбыли из строя: убитыми 5, без вести пропавшими 6 и ранеными 122.

О чем это говорит? Ядро, пущенное в атакующих солдат на узкой улице, прорубит просеку. Или таких баррикад не было много, и их не штурмовали в лоб, или там были "орудия", которые были опаснее для своих, чем для врагов, а в число жертв надо включить погибших при пожарах и обстреле по площадям, причем это далеко не все - комбатанты.

Чудес не бывает. Есть намеки, что потери при штурме были больше официально заявленных:

Цитата

 

«К барбету удалось приставить с успехом только первые две лестницы, но и то довольно наклонно, так как обороняющийся отталкивал верхушки их палками, бросая в это время сверху камни и гляняные сухие комья; третья лестница хотя и была приставлена к стене [11] барбета, но оказазалась короткого, и подняться но ней на верх было невозможно».

«Сверх всякого ожидания, на барбете ноявилось множество народа», пишет в своем рапорте участник штурма капитан Михайловский 6, «соскочить с лестниц на барбет оказалось очень трудным. Подпоручик Шорохов, бывший впереди всех, долго держался на верху лестницы, но наконец был сбит с нее ударами камней и чугунных кистеней; несколько солдат, занявших его место, или были убиты, или ранены; более часа люди стояли на лестницах».

По словам другого очевидца все лестницы были слишком коротки и узки, и кроме того их было мало.

 

Т.е. противодействие осажденных против сгрудившихся у стены осаждавших было активным. В 1859 г. в аналогичном случае при аналогичном вооружении осажденных (луки, фитильные ружья, холодное оружие) китайцы при Дагу перебили и переранили порядка 400 человек из англо-французского десанта, насчитывавшего 1200 человек минимум. Остальные отошли. Притом, что штурм поддерживал огонь 9 канонерок (3 из них были потоплены китайцами).

Еще раз повторюсь - чудес не бывает, а русский не настолько лучше англичан и французов.

Относительно грамотности действий генерала Романовского под Хождентом:

Цитата

Рассматривая положение нашего отряда под Ходжентом, нельзя не обратить внимания на полное игнорирование возможности вылазки со стороны обороняющего.

Равносильно и генерал Черняев во время первого штурма Ташкента - не проведя рекогносцировку, позволил полковнику Обуху атаковать. Потери, правда, заявлены в официальном рапорте 18 убитыми и 60 раненными. Но отряд в 1500 человек отошел от города.

Т.е. наши критикуют цинских генералов, ругая их на чем свет стоит, но сами косячат не меньше (а, учитывая лучшую теоретическую подготовку командиров и лучшие вооружение, обучение и снабжение солдат - так и больше). И не делают разницы между тем, что для России захват какого-нибудь очередного "-кента" - лишь очередное звено в колониальной политике, а для Китая - это насущно важно для сохранения целостности страны и водворения внутреннего порядка. 

Потому наш генерал Черняев отходит от Ташкента после авантюрного штурма и получает фору на то, чтобы собрать новые силы, лучше подготовиться и т.п. А цинские генералы сидят под Сучжоу и не имеют права отойти - для них освобождение Сучжоу является боем за китайский город, захваченный повстанцами-дунганами (население тех краев смешанное - примерно 50:50).

Вот такие наблюдения. 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот интересные сведения все от того же Гребнера, которого цитировал выше, по штурму Джизака 18 мая 1866 г.

Цитата

 

Гарнизон Джизака состоял из остатков лучших войск Эмира; он доходил до 10-ти тысяч человек при 53-х орудиях.

Наш отряд состоял из 16-ти рот, и 5-ти сотен казаков с ракетною командой, всего около 2.000 челов. и 20 орудий.

 

Цитата

Только губительностью артиллерийского огня и неожиданностью самого штурма можно объяснить ничтожную потерю нашу в 6 челов. убитыми и 92 ранеными при огромной убыли у бухарцев: 6.000 убитыми и 2.000 пленными.

Даже не знаю, что сказать по соотношению потерь! Впечатление такое, что пленные пленными, а вот остальные - просто не стреляли, а бежали на русские пушки и останавливались, не переходя в рукопашную...

Или подсчеты вообще фальсифицированы и в количество погибших включены те мирные жители, которые погибли при обстреле города:

Цитата

16-го, 17-го и в ночь на 18-е число производилась стрельба по внутренности города, причем ночью бухарцами заделывались обвалы, произведенные в стенах.

Думаю, стены - это не "внутренность города", по которым "16-го, 17-го и в ночь на 18-е число производилась стрельба". И что досталось жилым кварталам, и сколько народу погибло - надо думать, все это и записали в потери бухарцев.

Кстати, в довольно откровенных записках о боях за Геок-Тепе автор, офицер, пожелавший остаться неизвестным, говорится, что наши ракеты не раз поражали кибитки укрывшихся в крепости туркмен и убили немалое количество нон-комбатантов.

Я понимаю, что это война. И этот офицер понимал - он понимал, что без обстрела Геок-Тепе не взять. И поддерживал всецело генерала Скобелева. Но факт есть факт - потери мирного населения при таких обстрелах должны были быть неизбежными. И дело совести каждого командующего было дать сведения по потерям. Наши генералы, как мне кажется, записывали в убитых бухарских сарбазов всех, кто попал под наши снаряды.

В таком случае, непонятен праведный гнев по поводу деяний Цзо Цзунтана, жестоко уничтожавшего повстанцев - он хоть оправдание имел этому какое-то (чтобы избежать дальнейших бунтов на территории Китая), а наши, собственно, шли брать то, что нам не принадлежало...

ИМХО, тема сравнения такого рода кажется продуктивной не для того, чтобы кого-то чернить или белить, а чтобы понять, каковы были реалии тех лет. А не умозрительное сравнение сферических моделей лошадей в вакууме.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • "Примитивная война".
      By hoplit
      Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.
       
      - Prehistoric Warfare and Violence. Quantitative and Qualitative Approaches. 2018
      - Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis. 2016
      - Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.
      - J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.
      - DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.
      - William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.
      - Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.
      - ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.
      - Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.
      -  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence // Nature 538, 233–237
      - Sticks, Stones, and Broken Bones: Neolithic Violence in a European Perspective. 2012
       
       
      - Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.
      - Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).
      - Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и конфликты.
      - Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.
      - Louise E. Sweet. Camel Raiding of North Arabian Bedouin: A Mechanism of Ecological Adaptation //  American Aiztlzropologist 67, 1965.
      - Peters E.L. Some Structural Aspects of the Feud among the Camel-Herding Bedouin of Cyrenaica // Africa: Journal of the International African Institute,  Vol. 37, No. 3 (Jul., 1967), pp. 261-282
       
       
      - Зуев А.С. О боевой тактике и военном менталитете коряков, чукчей и эскимосов.
      - Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).
      - О.А. Митько. Люди и оружие (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).
      - К.Г. Карачаров, Д. И. Ражев. Обычай скальпирования на севере Западной Сибири в Средние века.
      - Нефёдкин А.К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).
      - Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.
      - Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.
      - Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.
      - Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.
      - Нефедкин А.К. Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.
      - Нефедкин А.К. Колесницы и нарты: к проблеме реконструкции тактики // Археология Евразийских степей. 2020
       
      - N. W. Simmonds. Archery in South East Asia s the Pacific.
      - Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.
      - Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.
      - Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.
      - Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.
      - D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.
      - Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.
      - W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.
      - E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.
      - K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.
      - Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 
      - William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.
      - Henry Reynolds. Forgotten war. 
      - Henry Reynolds. The Other Side of the Frontier. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.
      -  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.
      - Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.
      - Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      - Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      - Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      - Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      - Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      - Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
      - Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.
      - P. D'Arcy. Maori and Muskets from a Pan-Polynesian Perspective // The New Zealand journal of history 34(1):117-132. April 2000. 
      - Andrew P. Vayda. Maoris and Muskets in New Zealand: Disruption of a War System // Political Science Quarterly. Vol. 85, No. 4 (Dec., 1970), pp. 560-584
      - D. U. Urlich. The Introduction and Diffusion of Firearms in New Zealand 1800–1840 // The Journal of the Polynesian Society. Vol. 79, No. 4 (DECEMBER 1970), pp. 399-41
      -  Barry Craig. Material culture of the upper Sepik‪ // Journal de la Société des Océanistes 2018/1 (n° 146), pages 189 à 201
      -  Paul B. Rosco. Warfare, Terrain, and Political Expansion // Human Ecology. Vol. 20, No. 1 (Mar., 1992), pp. 1-20
      - Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Flèches de chasse, flèches de guerre: Le cas des Danis d'Irian Jaya (Indonésie) // Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Bulletin de la Société préhistorique française. T. 87, No. 10/12, Spécial bilan de l'année de l'archéologie (1990), pp. 484-511
      - Warfare // Douglas L. Oliver. Ancient Tahitian Society. 1974
      - Bard Rydland Aaberge. Aboriginal Rainforest Shields of North Queensland [unpublished manuscript]. 2009
      - Leonard Y. Andaya. Nature of War and Peace among the Bugis–Makassar People // South East Asia Research. Volume 12, 2004 - Issue 1
      - Forts and Fortification in Wallacea: Archaeological and Ethnohistoric Investigations. Terra Australis. 2020
       
       
      - Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.
      - Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.
      - Myron J. Echenberg. Late nineteenth-century military technology in Upper Volta // The Journal of African History, 12, pp 241-254. 1971.
      - E. E. Evans-Pritchard. Zande Warfare // Anthropos, Bd. 52, H. 1./2. (1957), pp. 239-262
      - Julian Cobbing. The Evolution of Ndebele Amabutho // The Journal of African History. Vol. 15, No. 4 (1974), pp. 607-631
       
       
      - Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.
      - Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.
      - R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.
      - J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.
      - Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.
      - R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 
      - R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.
      - Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.
       
       
      - Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.
      - Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.
      - Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.
      - T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.
      - Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.
      - Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.
      - HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 
      - NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.
      - F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 
      - Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 
      - H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 
      - Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.
      - Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.
      - Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?
      - Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 
      - Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).
      - McClelland A.V. The Evolution of Tlingit Daggers // Sharing Our Knowledge. The Tlingit and Their Coastal Neighbors. 2015
       
       
      - ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.
      - Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.
      - D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.
      - DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern Plains Armor.
      - Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.
      - Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.
      - James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.
      - Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.
      - Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.
      - James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.
       
       
      - D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.
      - Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL PERFORMANCE CHARACTERISTICS.
      - Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.
      - W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic and  experimental research.
      - DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.
      - Walter Hough. Primitive American Armor. 
      - George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.
      - Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.
      - David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.
      - Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.
      - Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.
      - Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 
      - Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.
      - Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.
      - Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.
      - George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America // Journal of Archaeological Research, Vol. 7, No. 2 (June 1999), pp. 105-151
      - George R. Milner, Eve Anderson and Virginia G. Smith. Warfare in Late Prehistoric West-Central Illinois // American Antiquity. Vol. 56, No. 4 (Oct., 1991), pp. 581-603
      - Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 
      - Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).
      - Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.
      - J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.
      - Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.
      - Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.
      - Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.
      - Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.
      - Jennifer Birch. Coalescence and Conflict in Iroquoian Ontario // Archaeological Review from Cambridge - 25.1 - 2010
      - William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.
      - Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.
      - David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.
      - Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.
      - Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011
      - Steven LeBlanc. Prehistoric Warfare in the American Southwest. 1999.
      - Keith F. Otterbein. A History of Research on Warfare in Anthropology // American Anthropologist. Vol. 101, No. 4 (Dec., 1999), pp. 794-805
      - Lee, Wayne. Fortify, Fight, or Flee: Tuscarora and Cherokee Defensive Warfare and Military Culture Adaptation // The Journal of Military History, Volume 68, Number 3, July 2004, pp. 713-770
      - Wayne E. Lee. Peace Chiefs and Blood Revenge: Patterns of Restraint in Native American Warfare, 1500-1800 // The Journal of Military History. Vol. 71, No. 3 (Jul., 2007), pp. 701-741
       
      - Weapons, Weaponry and Man: In Memoriam Vytautas Kazakevičius (Archaeologia Baltica, Vol. 8). 2007
      - The Horse and Man in European Antiquity: Worldview, Burial Rites, and Military and Everyday Life (Archaeologia Baltica, Vol. 11). 2009
      - The Taking and Displaying of Human Body Parts as Trophies by Amerindians. 2007
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research. Reporting on Environmental Degradation and Warfare. 2012
      - Empires and Indigenes: Intercultural Alliance, Imperial Expansion, and Warfare in the Early Modern World. 2011
      - A. Gat. War in Human Civilization.
      - Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.
      - Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.
      - Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.
      - Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.
      - Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.
      - Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.
      - М. Дэйви. Эволюция войн.
      - War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.
      - I.J.N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.
      - Антропология насилия. Новосибирск. 2010.
      - Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war: violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.
      - Warfare in Bronze Age Society. 2018
      - Ian Armit. Headhunting and the Body in Iron Age Europe. 2012
      - The Cambridge World History of Violence. Vol. I-IV. 2020

    • Сеньориальные и "частные" войны.
      By hoplit
      - Justine Firnhaber-Baker. From God’s Peace to the King’s Order: Late Medieval Limitations on Non-Royal Warfare // Essays in Medieval Studies Volume 23, 2006.
      - Justine Firnhaber-Baker. Seigneurial War and Royal Power in Later Medieval Southern France // Past & Present, Vol. 208, No. 1, 2010, p. 37-76.
      - Justine Firnhaber-Baker. Techniques of seigneurial war in the fourteenth century // Journal of Medieval History 36(1): 90-103. 2010.
       - Gadi Algazi. Pruning Peasants Private War and Maintaining the Lords’ Peace in Late Medieval Germany // Medieval Transformations: Texts, Power and Gifts in Context, Esther Cohen & Mayke de Jong eds. (Leiden: Brill, 2000), pp. 245–274.
      -  Geary Patrick J. Vivre en conflit dans une France sans État : typologie des mécanismes de règlement des conflits (1050-1200) // Annales. Economies, sociétés, civilisations. 41ᵉ année, N. 5, 1986. pp. 1107-1133
       
      Также - Justine Firnhaber-Baker. Violence and the State in Languedoc, 1250-1400. 2014.
       
      Сборник статей по "приватным войнам" в домонгольском Иране - Iranian Studies, volume 38, number 4, December 2005.
      - Jürgen Paul. Introduction: Private warfare in pre-Mongol Iran.
      - Ahmed Abdelsalam. The practice of violence in the ḥisba-theories.
      - Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a.
      - Jürgen Paul. The Seljuq conquest(s) of Nishapur: A reappraisal.
      - David Durand-guédy. Iranians at war under Turkish domination: The example of pre-Mongol Isfahan. 
       
      Juergen Paul
      -  Juergen Paul. The State and the military: the Samanid case // Papers on hater Asia, 26. 1994
      - Juergen Paul. Armies, lords, and subjects in medieval Iran // The Cambridge World History of Violence, vol. 2. 2020
      - Juergen Paul. The State and the Military – a Nomadic Perspective // Militär und Staatlichkeit. Beiträge des Kolloquiums am 29. und 30.04.2002. 2003
      И у него же - пачка свежих интересных работ по региональной элите. К примеру:
      Juergen Paul. Who Were the Mulūk Fārs // Transregional and Regional Elites - Connecting the Early Islamic Empire. 2020
      Juergen Paul. Local Lords or Rural Notables? Some Remarks on the ra'is in Twelfth Century Eastern Iran // Medieval Central Asia and the Persianate World. Iranian Tradition and Islamic Civilisation. 2015
      Juergen Paul. Hasanwayh b. Husayn al-Kurdi: From freehold castles to vassality? // The Abbasid and Carolingian Empires. Comparative Studies in Civilizational Formation. 2017
       
    • Каталог гор и морей (Шань хай цзин) - (Восточная коллекция) - 2004
      By foliant25
      Просмотреть файл Каталог гор и морей (Шань хай цзин) - (Восточная коллекция) - 2004
      PDF, отсканированные стр., оглавление.
      Перевод и комментарий Э. М. Яншиной, 2-е испр. издание, 2004 г. 
      Серия -- Восточная коллекция.
      ISBN 5-8062-0086-8 (Наталис)
      ISBN 5-7905-2703-5 (Рипол Классик)
      "В книге публикуется перевод древнекитайского памятника «Шань хай цзин» — важнейшего источника естественнонаучных знаний, мифологии, религии и этнографии Китая IV-I вв. до н. э. Перевод снабжен предисловием и комментарием, где освещаются проблемы, связанные с изучением этого памятника."
      Оглавление:

       
      Автор foliant25 Добавлен 01.08.2019 Категория Китай
    • Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае - 1964
      By foliant25
      Просмотреть файл Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае - 1964
      Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае / Из истории Первой гражданской революционной войны (1924-1927) 
      / Издательство "Наука", М., 1964.
      DjVu, отсканированные страницы, слой распознанного текста.
      ОТ АВТОРА 
      "В 1923 г. я по поручению партии и  правительства СССР поехал в Китай в первой пятерке военных советников, приглашенных для службы в войсках Гуаннжоуского (Кантонского) правительства великим китайским революционером доктором Сунь Ят-сеном. 
      Мне довелось участвовать в организации военно-политической школы Вампу и в формировании ядра Национально-революционной армии. В ее рядах я прошел первый и второй Восточные походы —  против милитариста Чэнь Цзюн-мина, участвовал также в подавлении мятежа юньнаньских и гуансийских милитаристов. Во время Северного похода HP А в 1926—1927 гг. я был советником в войсках восточного направления. 
      Я, разумеется, не ставлю перед собой задачу написать военную историю Первой гражданской войны в Китае. Эта книга — лишь рассказ о событиях, в которых непосредственно принимал участие автор, о людях, с которыми ему приходилось работать и встречаться. 
      Записки основаны на личных впечатлениях, рассказах других участников событий и документальных данных."
      Содержание:

      Автор foliant25 Добавлен 27.09.2019 Категория Китай
    • Мусульманские армии Средних веков
      By hoplit
      Maged S. A. Mikhail. Notes on the "Ahl al-Dīwān": The Arab-Egyptian Army of the Seventh through the Ninth Centuries C.E. // Journal of the American Oriental Society,  Vol. 128, No. 2 (Apr. - Jun., 2008), pp. 273-284
      David Ayalon. Studies on the Structure of the Mamluk Army // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London
      David Ayalon. Aspects of the Mamlūk Phenomenon // Journal of the History and Culture of the Middle East
      Bethany J. Walker. Militarization to Nomadization: The Middle and Late Islamic Periods // Near Eastern Archaeology,  Vol. 62, No. 4 (Dec., 1999), pp. 202-232
      David Ayalon. The Mamlūks of the Seljuks: Islam's Military Might at the Crossroads //  Journal of the Royal Asiatic Society, Third Series, Vol. 6, No. 3 (Nov., 1996), pp. 305-333
      David Ayalon. The Auxiliary Forces of the Mamluk Sultanate // Journal of the History and Culture of the Middle East. Volume 65, Issue 1 (Jan 1988)
      C. E. Bosworth. The Armies of the Ṣaffārids // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London,  Vol. 31, No. 3 (1968), pp. 534-554
      C. E. Bosworth. Military Organisation under the Būyids of Persia and Iraq // Oriens,  Vol. 18/19 (1965/1966), pp. 143-167
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army //  Studia Islamica,  No. 45 (1977), pp. 67-99
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army (Conclusion) // Studia Islamica,  No. 46 (1977), pp. 147-182
      Nicolle, D. The military technology of classical Islam. PhD Doctor of Philosophy. University of Edinburgh. 1982
      Nicolle D. Fighting for the Faith: the many fronts of Crusade and Jihad, 1000-1500 AD. 2007
      Nicolle David. Cresting on Arrows from the Citadel of Damascus // Bulletin d’études orientales, 2017/1 (n° 65), p. 247-286.
      David Nicolle. The Zangid bridge of Ǧazīrat ibn ʿUmar (ʿAyn Dīwār/Cizre): a New Look at the carved panel of an armoured horseman // Bulletin d’études orientales, LXII. 2014
      David Nicolle. The Iconography of a Military Elite: Military Figures on an Early Thirteenth-Century Candlestick. В трех частях. 2014-19
      Patricia Crone. The ‘Abbāsid Abnā’ and Sāsānid Cavalrymen // Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain & Ireland, 8 (1998)
      D.G. Tor. The Mamluks in the military of the pre-Seljuq Persianate dynasties // Iran,  Vol. 46 (2008), pp. 213-225 (!)
      J. W. Jandora. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests // Studia Islamica,  No. 64 (1986), pp. 101-113
      John W. Jandora. The Battle of the Yarmuk: A Reconstruction // Journal of Asian History, 19 (1): 8–21. 1985
      Khalil ʿAthamina. Non-Arab Regiments and Private Militias during the Umayyād Period // Arabica, T. 45, Fasc. 3 (1998), pp. 347-378
      B.J. Beshir. Fatimid Military Organization // Der Islam. Volume 55, Issue 1, Pages 37–56
      Andrew C. S. Peacock. Nomadic Society and the Seljūq Campaigns in Caucasia // Iran & the Caucasus,  Vol. 9, No. 2 (2005), pp. 205-230
      Jere L. Bacharach. African Military Slaves in the Medieval Middle East: The Cases of Iraq (869-955) and Egypt (868-1171) //  International Journal of Middle East Studies,  Vol. 13, No. 4 (Nov., 1981), pp. 471-495
      Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a // Iranian Studies, 38:4, 555-573
      Гуринов Е.А. , Нечитайлов М.В. Фатимидская армия в крестовых походах 1096 - 1171 гг. // "Воин" (Новый) №10. 2010. Сс. 9-19
      Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Армии мусульман // Крылов С.В., Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
      Нечитайлов М.В., Гуринов Е.А. Армия Саладина (1171-1193 гг.) (1) // Воин № 15. 2011. Сс. 13-25. И часть два.
      Нечитайлов М.В., Шестаков Е.В. Андалусские армии: от Амиридов до Альморавидов (1009-1090 гг.) (1) // Воин №12. 2010. 
      Kennedy, H.N. The Military Revolution and the Early Islamic State // Noble ideals and bloody realities. Warfare in the middle ages. P. 197-208. 2006.
      Kennedy, H.N. Military pay and the economy of the early Islamic state // Historical research LXXV (2002), pp. 155–69.
      Kennedy, H.N. The Financing of the Military in the Early Islamic State // The Byzantine and Early Islamic Near East. Vol. III, ed. A. Cameron (Princeton, Darwin 1995), pp. 361–78.
      H.A.R. Gibb. The Armies of Saladin // Studies on the Civilization of Islam. 1962
      David Neustadt. The Plague and Its Effects upon the Mamlûk Army // The Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland. No. 1 (Apr., 1946), pp. 67-73
      Ulrich Haarmann. The Sons of Mamluks as Fief-holders in Late Medieval Egypt // Land tenure and social transformation in the Middle East. 1984
      H. Rabie. The Size and Value of the Iqta in Egypt 564-741 A.H./l 169-1341 A.D. // Studies in the Economic History of the Middle East: from the Rise of Islam to the Present Day. 1970
      Yaacov Lev. Infantry in Muslim armies during the Crusades // Logistics of warfare in the Age of the Crusades. 2002. Pp. 185-208
      Yaacov Lev. Army, Regime, and Society in Fatimid Egypt, 358-487/968-1094 // International Journal of Middle East Studies. Vol. 19, No. 3 (Aug., 1987), pp. 337-365
      E. Landau-Tasseron. Features of the Pre-Conquest Muslim Army in the Time of Mu ̨ammad // The Byzantine and Early Islamic near East. Vol. III: States, Resources and Armies. 1995. Pp. 299-336
      Shihad al-Sarraf. Mamluk Furusiyah Literature and its Antecedents // Mamluk Studies Review. vol. 8/4 (2004): 141–200.
      Rabei G. Khamisy Baybarsʼ Strategy of War against the Franks // Journal of Medieval Military History. Volume XVI. 2018
      Manzano Moreno. El asentamiento y la organización de los yund-s sirios en al-Andalus // Al-Qantara: Revista de estudios arabes, vol. XIV, fasc. 2 (1993), p. 327-359
      Amitai, Reuven. Foot Soldiers, Militiamen and Volunteers in the Early Mamluk Army // Texts, Documents and Artifacts: Islamic Studies in Honour of D.S. Richards. Leiden: Brill, 2003
      Reuven Amitai. The Resolution of the Mongol-Mamluk War // Mongols, Turks, and others : Eurasian nomads and the sedentary world. 2005
      Juergen Paul. The State and the military: the Samanid case // Papers on hater Asia, 26. 1994
       
      Kennedy, Hugh. The Armies of the Caliphs: Military and Society in the Early Islamic State Warfare and History. 2001
      Blankinship, Khalid Yahya. The End of the Jihâd State: The Reign of Hisham Ibn Àbd Al-Malik and the Collapse of the Umayyads. 1994.
      D.G. Tor. Violent Order: Religious Warfare, Chivalry, and the 'Ayyar Phenomenon in the Medieval Islamic World. 2007
      Michael Bonner. Aristocratic Violence and Holy War. Studies in the Jihad and the Arab-Byzantine Frontier. 1996
      Patricia Crone. Slaves on Horses. The Evolution of the Islamic Polity. 1980
      Hamblin W. J. The Fatimid Army During the Early Crusades. 1985
      Daniel Pipes. Slave Soldiers and Islam: The Genesis of a Military System. 1981
       
      P.S. Большую часть работ Николя в список вносить не стал - его и так все знают. Пишет хорошо, читать все. Часто пространные главы про армиям мусульманского Леванта есть в литературе по Крестовым походам. Хоть в R.C. Smail. Crusading Warfare 1097-1193, хоть в Steven Tibble. The Crusader Armies: 1099-1187 (!)...