4 posts in this topic

On 27.01.2016 at 11:06 PM, Чжан Гэда said:

Книга Августа Фредерика Линдли (1840-1873) считается источником по истории Тайпинского государства. 

Но то, что казалось таковым в 1866 г. (дата публикации книги), и даже через 100 лет, через 150 лет уже вызывает серьезные сомнения. Наверное, просто уровень знаний о Китае вне самого Китая существенно вырос.

Уместно разобрать его книгу тут. (правда, не всегда могу удержаться от полемического и саркастического тона в отношении его информации, но тут уж ничего не поделаешь).

Итак, после взятия Нанкина тайпинами их насчитывалось около 50 тыс. воинов + примерно 200-300 тыс. членов семей. тот же Мидоуз отметил, что их около 100-120 тыс., из них новобранцев - около 80 тыс., что очень похоже на такие данные, как приводит Кара-Мурза.

Кара-Мурза приводил роспись по контингентам - гуансийцев ок. 1,5 тыс., гуандунцев - ок. 2,5 тыс., хунаньцев - ок. 10 тыс., хубэйцев - ок. 30 тыс., аньхуйцев - ок. 3 тыс., интерпровинциальных - ок. 2 тыс. 

Итого ок. 49 тыс. человек, считавшихся воинами.

Потом была взаимная резня в Нанкине в 1856 г., Ши Дакай увел значительную часть тех, кто был с тайпинами с самого начала восстания, в свой бессмысленный поход на запад. Т.е. количество гуансийцев и гуандунцев (кстати, враждовавших между собой) еще уменьшилось. 

Но честнейший и правдивейший Линдли говорит, что только "личные телохранители" Ли Сючэна насчитывали 5000 гуансийцев (!), которые, при рассмотрении, оказываются воинами племени мяо! А далее - живописнейшее описание их кос, хотя иконография XVIII - XIX вв. этого не подтверждает. Увы!

А еще, как говорит тот же источник, мяо никогда не был подчинены маньчжурами и (внимание!) "сохраняли в чистоте старые китайские (!) обычаи"! 

Понимаю, что в Эуропах того времени сильно в сортах китайцев не разбирались (например, андерсеновское "в Китае все жители - китайцы, и лаже император император - китаец" (с) ) и можно было нести любую чепуху - проверять никто не стал бы. Но нам уже пора немного критически относиться к такого рода писаниям.

А еще очень позабавили рассказы о том, что тайпины воевали гуманнее, чем в ГВ в САСШ, в франко-итало-австрийской войне, на Кавказе или при подавлении польских восстаний русскими войсками. Поневоле думаешь - точно, КПК и рядом не лежала рядом с этими самыми гуманными людьми на земле! Даром Лу Синь приводил воспоминания своей няни - маленькой она застала приход тайпинов. Голодная, вышла попросить поесть - ей бросили отрубленную голову сторожа помещичьего дома и сказали: "Жри, если не хочешь сдохнуть от голода!". Ну так это Лу Синь - соврет - недорого возьмет. То ли дело Линдли - что не соврет - так придумает!

В заголовке темы вопрос поставлен слишком широко. Иностранец, побывавший в Китае писал о том, что видел сам и о том, что ему рассказали; при этом рассказанное понимал в меру своего знания китайского языка. Но на этом основании нельзя считать, что свидетельства побывавших в Китае иностранцев не являются историческим источником. Просто эти источники ограничены сказанным.

А.Ф. Линдлей при написании своей книги использовал также статьи выходивших в Китае англоязычных газет, и книги английских авторов, в основном миссионеров, о тайпинах.

 

Дело даже не в том, что Се Цзэхэ сообщает данные только о тайпинах в Нанкине на лето 1854 г., в то время как часть из них уже выступила из города (Северный поход начался в мае, тогда же начался Западный поход, восточнее Нанкина Чжэньцзян и Яньчжоу были захвачены уже в марте 1853 г.). В связи со способностью тайпинов уже в это время осуществлять крупные операции вне Нанкина, данные Мидоуза следует считать преуменьшенными. При этом в Нанкине приходилось оставлять довольно крупные силы, поскольку в то время существовала угроза Нанкину со стороны цинских Севернобережного и Южнобережному лагерей на Янцзы. Этой угрозой и опасениями осады объясняется отток из Нанкина многих местных жителей, тогда как многие вступили в армию и ушли вместе с войсками. Из 500 тысяч жителей Нанкина не меньше половины составляли крестьяне-отходники, пришедшие в город в поисках заработка. При тайпинах часть из них вступила в войска, а часть ушла в родные места.

 

В вопросе о гуансийцах в войсках Ли Сючэна вы, вероятно, упустили из виду следующие факты. Войска Ши Дакая, действуя в Гуанси с 1859 г., набрали много новобранцев. В 1860 г. большая группа из находившихся в Гуанси войск Ши Дакая в решила вернуться обратно в Тайпин тяньго. Общая численность их составляла 40-50 тысяч человек. Большая часть из них прошла в обратном направлении тем же маршрутом, которым Ши Дакай пришёл в Гуанси, вышла в провинцию Цзянси, и в 1861 г. присоединилась к основным силам тайпинов. Одним из командующих в этой группировке был Ван Хайян. Эта группировка была не единственной из отколовшихся от Ши Дакая и вернувшихся в Тайпин тяньго. Ещё одна крупная группировка, отрезанная от Ши Дакая в Гуандуне, вышла на соединение с главными силами тайпинов через провинцию Фуцзянь в том же 1861 г. Наверняка были и более мелкие отряды. Так что после этого в войсках Ли Сючэна можно было встретить не только гуансийцев, но и гуандунцев.

 

Об участии мяо в войсках Ши Дакая достаточно известно. Войска эти фактически были разделены на несколько рейдирующих групп, и новобранцы в них уходили далеко от родных мест. Следовательно, в составе отрядов, по различным причинам отколовшихся от Ши Дакая, вполне могли быть и мяо. О мяо в книге Линдлея сказано только следующее:

«They were all natives of Kwang-si, the Chung-wang's province, and came principally from the Maoutze, or aboriginal mountaineers, who have never at any period of the Manchoo invasion, become subject to, or been subdued by them; and who, at the present time, still retain the ancient Chinese customs and their own form of government, entirely independent and free of all allegiance to the reigning dynasty. These Maoutze are the very bravest soldiers in China, and are easily to be recognized by the enormous quantity of their hair; for never having succumbed to and adopted the usurper's badge of slavery—the shaved head—their hair has grown from infancy, reaching almost to their feet when loose, and when dressed forming a tail of great thickness, which, when wound round the neck, acts as a protecting armour that no sword can penetrate in the day of battle».

(«Они все были уроженцы Гуанси, родной провинции Чжун-вана, и состояли преимущественно из Maoutze, или аборигенов-горцев, которые на протяжении всего маньчжурского завоевания, никогда не были подчинены ими; и которые и в настоящее время все еще сохраняют древние китайские обычаи и самоуправление, будучи полностью независимыми и свободными от подчинения правящей династии. Эти Maoutze были самыми храбрыми солдатами в Китае, и их легко можно было узнать по огромному количеству их волос; они никогда не принимали знак рабства – бритую голову – их волосы выросли от младенчества, почти достигали их ног, когда висели свободно, и их заплетали в хвост большой толщины, который, обвиваясь вокруг шеи, защищал её так, что никакой меч не мог ее поразить»).

До этого Линдлей, как почти все европейцы, никогда не слыхивал о мяо, и придумывать какой-то неведомый народ ему было ни к чему. Значит, о мяо ему рассказали его китайские друзья, дав соответствующие объяснения. А зачем было его китайским друзьям называть просто так народ, о котором их европейский друг никогда в жизни не слышал? Похвальбу такого рода он просто не смог бы оценить. Значит, его китайские друзья также считали этих людей мяо.

 

Внешность, одежда и обычаи мяо в каждом районе различались очень сильно. Даже различные диалекты мяо взаимонепонимаемы. Некоторые мяо ходили в белом, некоторые ходили в чёрном. Китайцы вообще различали их по цвету женских юбок: белые мяо, чёрные мяо, красные мяо, синие, разноцветные… Также по длине юбок: мяо в коротких юбках (но с очень длинным передником поверх юбки) и мяо в длинных юбках. В разных районах также разные головные уборы. Что же касается причёсок, то мяо и поныне отличаются экстравагантными причёсками. Есть среди них такие, у которых в обычае с детства не стричь волос и причёска их напоминала даосскую. Есть такие, которые вплетают в свою причёску ещё обрезанные волосы покойных предков. Есть и такие, которые бреют волосы по краям головы, в середине заплетают косы, а косы завязывают узлом. Поэтому не надо думать, что все мяо одинаково одевались или одинаково причёсывались. Тайпинские обычаи также могли оказать влияние на тех мяо, которые примкнули к тайпинам.

Вопрос о внешнем виде мяо середины XIX века затрудняется ещё тем, что многие племена мяо были вырезаны. Только при подавлении восстания 1854-1872 гг. цинские войска уничтожили более миллиона мяо. Погибли и те мяо, которые пришли в Тайпин тяньго с остатками войск Ши Дакая. Поэтому здесь трудно что-либо утверждать наверняка. Одно из предположений лежит на поверхности: нестриженые с детства волосы они могли раньше сворачивать в узел, но распустили причёску в подражание тайпинам.

 

О том, что мяо не признавали своего подчинения маньчжурам, говорят их многочисленные восстания. Крупные восстания происходили в 1735-1736, 1795-1806, 1854-1872 гг., мелкие восстания были ещё чаще. О том, что мяо сохраняли самоуправление, свидетельствует и то, что на многих картах Китая XIX в. два района между провинциями Гуанси и Гуйчжоу выделены из границ провинций и обозначены как «мяо-цзы».

Вопрос о связи мяо со старыми китайскими обычаями также довольно сложен. Китайский миф о собаке Паньгу (Паньху), сотворившей небо и землю, заимствован у мяо. Предки мяо составляли значительную часть населения древнего китайского царства Чу и оказали большое влияние на его культуру. Некоторые считают причёску даосов подражанием мяо. Возможно, что слова о «древних китайских обычаях» касались в данном случае именно обычая не стричь волосы. Всё это заслуживает менее поверхностного рассмотрения, хотя и относится в основном к этнографии мяо.

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 04.02.2016в20:53, Yang Xiao сказал:

Внешность, одежда и обычаи мяо в каждом районе различались очень сильно. Даже различные диалекты мяо взаимонепонимаемы. Некоторые мяо ходили в белом, некоторые ходили в чёрном. Китайцы вообще различали их по цвету женских юбок: белые мяо, чёрные мяо, красные мяо, синие, разноцветные… Также по длине юбок: мяо в коротких юбках (но с очень длинным передником поверх юбки) и мяо в длинных юбках. В разных районах также разные головные уборы. Что же касается причёсок, то мяо и поныне отличаются экстравагантными причёсками. Есть среди них такие, у которых в обычае с детства не стричь волос и причёска их напоминала даосскую. Есть такие, которые вплетают в свою причёску ещё обрезанные волосы покойных предков. Есть и такие, которые бреют волосы по краям головы, в середине заплетают косы, а косы завязывают узлом. Поэтому не надо думать, что все мяо одинаково одевались или одинаково причёсывались. Тайпинские обычаи также могли оказать влияние на тех мяо, которые примкнули к тайпинам.

Мда, от подобных "знаний" впору рыдать...

Не стыдно ахинею нести без перерыва?

Как цвет юбок сказывается на прическе? Про существование "Альбомов мяо" слыхали? Мне, к ужасному вашему сожалению, пришлось работать с оригиналами альбомов, соответственно, ЧТО из себя они представляли - я очень неплохо представляю, притом, что "вырезанные" племена мяо там тоже представлены.

А что "восстания показали, что они не подчинялись" (с) - это что надо курить, чтобы такое сказать?

Вы все же следите за ходом своей агитации - совсем уж топорные агитки меня скоро заставят применить карательные меры. 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Итак, мы, как тут уже утверждалось, не можем знать, как выглядели мяо, ибо они или были тайпинизированы (тогда причем тут косы?), или безжалостно вырезаны орками из Мордора Цинами...

Вот пара картинок из РАЗНЫХ книг. Например "Цяньмяо тушо" (黔苗圖說) и "Мяоцзу шэнхо ту" (苗族生活图). Цзюгу мяо (мяо 9 родов), издания XIX в.:

 

0.jpg

jiu_gu_miao.png

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот целый парад разных мяо, изображения XVIII в. из "Хуанчао чжигун ту" (1762, ЕМНИП) и разных альбомов про мяо (на последнем изображении не каждая страница может относиться к мяо, но текст мелкий - не прочту):

 

03_02.jpg

633.jpg

art83040673.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Каталог гор и морей (Шань хай цзин) - (Восточная коллекция) - 2004
      By foliant25
      Просмотреть файл Каталог гор и морей (Шань хай цзин) - (Восточная коллекция) - 2004
      PDF, отсканированные стр., оглавление.
      Перевод и комментарий Э. М. Яншиной, 2-е испр. издание, 2004 г. 
      Серия -- Восточная коллекция.
      ISBN 5-8062-0086-8 (Наталис)
      ISBN 5-7905-2703-5 (Рипол Классик)
      "В книге публикуется перевод древнекитайского памятника «Шань хай цзин» — важнейшего источника естественнонаучных знаний, мифологии, религии и этнографии Китая IV-I вв. до н. э. Перевод снабжен предисловием и комментарием, где освещаются проблемы, связанные с изучением этого памятника."
      Оглавление:

       
      Автор foliant25 Добавлен 01.08.2019 Категория Китай
    • Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае - 1964
      By foliant25
      Просмотреть файл Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае - 1964
      Черепанов А. И. Записки военного советника в Китае / Из истории Первой гражданской революционной войны (1924-1927) 
      / Издательство "Наука", М., 1964.
      DjVu, отсканированные страницы, слой распознанного текста.
      ОТ АВТОРА 
      "В 1923 г. я по поручению партии и  правительства СССР поехал в Китай в первой пятерке военных советников, приглашенных для службы в войсках Гуаннжоуского (Кантонского) правительства великим китайским революционером доктором Сунь Ят-сеном. 
      Мне довелось участвовать в организации военно-политической школы Вампу и в формировании ядра Национально-революционной армии. В ее рядах я прошел первый и второй Восточные походы —  против милитариста Чэнь Цзюн-мина, участвовал также в подавлении мятежа юньнаньских и гуансийских милитаристов. Во время Северного похода HP А в 1926—1927 гг. я был советником в войсках восточного направления. 
      Я, разумеется, не ставлю перед собой задачу написать военную историю Первой гражданской войны в Китае. Эта книга — лишь рассказ о событиях, в которых непосредственно принимал участие автор, о людях, с которыми ему приходилось работать и встречаться. 
      Записки основаны на личных впечатлениях, рассказах других участников событий и документальных данных."
      Содержание:

      Автор foliant25 Добавлен 27.09.2019 Категория Китай
    • «Чжу фань чжи» («Описание иноземных стран») Чжао Жугуа ― важнейший историко-географический источник китайского средневековья. 2018
      By foliant25
      Просмотреть файл «Чжу фань чжи» («Описание иноземных стран») Чжао Жугуа ― важнейший историко-географический источник китайского средневековья. 2018
      «Чжу фань чжи» («Описание иноземных стран») Чжао Жугуа ― важнейший историко-географический источник китайского средневековья. 2018
      PDF
      Исследование, перевод с китайского, комментарий и приложения М. Ю. Ульянова; научный редактор Д. В. Деопик.
      Китайское средневековое историко-географическое описание зарубежных стран «Чжу фань чжи», созданное чиновником Чжао Жугуа в XIII в., включает сведения об известных китайцам в период Южная Сун (1127–1279) государствах и народах от Японии на востоке до Египта и Италии на западе. Этот ценный исторический памятник, содержащий уникальные сообщения о различных сторонах истории и культуры описываемых народов, а также о международных торговых контактах в предмонгольское время, на русский язык переведен впервые.
      Тираж 300 экз.
      Автор foliant25 Добавлен 03.11.2020 Категория Китай
    • Военное дело аборигенов Филиппинских островов.
      By hoplit
      Laura Lee Junker. Warrior burials and the nature of warfare in pre-Hispanic Philippine chiefdoms //  Philippine Quarterly of Culture and Society, Vol. 27, No. 1/2, SPECIAL ISSUE: NEW EXCAVATION, ANALYSIS AND PREHISTORICAL INTERPRETATION IN SOUTHEAST ASIAN ARCHAEOLOGY (March/June 1999), pp. 24-58.
      Jose Amiel Angeles. The Battle of Mactan and the Indegenous Discourse on War // Philippine Studies vol. 55, no. 1 (2007): 3–52.
      Victor Lieberman. Some Comparative Thoughts on Premodern Southeast Asian Warfare //  Journal of the Economic and Social History of the Orient,  Vol. 46, No. 2, Aspects of Warfare in Premodern Southeast Asia (2003), pp. 215-225.
      Robert J. Antony. Turbulent Waters: Sea Raiding in Early Modern South East Asia // The Mariner’s Mirror 99:1 (February 2013), 23–38.
       
      Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
       
      Linda A. Newson. Conquest and Pestilence in the Early Spanish Philippines. 2009.
      William Henry Scott. Barangay: Sixteenth-century Philippine Culture and Society. 1994.
      Laura Lee Junker. Raiding, Trading, and Feasting: The Political Economy of Philippine Chiefdoms. 1999.
      Vic Hurley. Swish Of The Kris: The Story Of The Moros. 1936. 
       
      Peter Bellwood. First Islanders. Prehistory and Human Migration in Island Southeast Asia. 2017
      Peter S. Bellwood. The Austronesians. Historical and Comparative Perspectives. 2006 (1995)
      Peter Bellwood. Prehistory of the Indo-Malaysian Archipelago. 2007 (первое издание - 1985, переработанное издание - 1997, это второе издание переработанного издания).
      Kirch, Patrick Vinton. On the Road of the Winds. An Archaeological History of the Pacific Islands. 2017. Это второе издание, расширенное и переработанное.
    • Путь из Яркенда в Балх
      By Чжан Гэда
      Интересным вопросом представляется путь, по которому в прошлом ходили от Яркенда до городов Афганистана.
      То, что описывали древние китайские паломники, несколько нерелевантно - больше интересует Новое Время.
      То, что была дорога из Бадахшана на Яркенд, понятно - иначе как белогорские братья-ходжи Бурхан ад-Дин и Ходжа Джахан бежали из Яркенда в Бадахшан?
      Однако есть момент - Цины, имея все возможности преследовать белогорских ходжей, не пошли за ними. Вряд ли они боялись бадахшанцев - били и не таких.
      Скорее, дорога не позволяла пройти большому конному войску - ведь с братьями-ходжами ушло не 3000 кибиток, как живописал Санг Мухаммад, а около 500 человек (это с семьями), и они прибыли к оз. Шиве совершенно одичавшими и оголодавшими - тут же произошел конфликт из-за стада овец, которое они отбили у людей бадахшанского мира Султан-шаха Аждахара!
      Ищу маршруты, изучаю орографию Памира. Не пойму пока деталей, но уже есть наметки.
      Если есть старые карты Памира, Восточного Туркестана и Бадахшана в большом разрешении - приветствуются, ибо без них сложно.