Чжан Гэда

Военные системы Западной Европы и Китая на 17-18 век

126 posts in this topic

32 минуты назад, hoplit сказал:

А по какому критерию они разделялись? "Ударные" это просто "реально принимающие участие в военных действиях" - или это именно какие-то специально создаваемые формирования, по типу Цзяньжуйин?

Формально - подбирали солдат для задачи. Из каждого гарнизона.

Формально даже в начале ХХ в. солдат размещали в провинции так, чтобы наделить их там землей. Только в 1911 г. это называлось "дивизия". Суть не сильно изменилась - просто тех, кто на действительной, держать стали в казарме.

Смотры ежегодно (если начальник не пьянствовал по-синему, не дымил слишком сильно опиумом и не увлекался разными нехорошими излишествами сверх меры), желательно и охоту весной и осенью, но это по местности, проверки силы. При необходимость выставляли отборных бойцов. 

Поскольку так было не везде, то возникла внутренняя градация войск даже в сознании военачальников, а не только по названиям.

Например, априорно солоны, баргуты, хэйлунцзянские маньчжуры, досаньские монголы считались крутыми. Думаю, в первую очередь именно из-за того, что они жили, как 100 лет назад и постоянно практиковались в стрельбе и верховой езде.

Хотя и на юге были свои авторитеты. В ходе войны с тайпинами в войсках говорили: "Нань - Бао, бэй - До". Т.е. "на юге Бао Чао, на севере - Долунга". Один - маньчжур, потомственный воин из знаменной знати, отчаянная голова и прекрасный конник. Другой - китаец из горной местности (не помню - Хунань или Сычуань), командовал пехотой и кораблями, лично безумно храбр, весь 100500 раз ранен-переранен, прекрасно бился всеми видами оружия, за что из кашеваров был постепенно поднят до военачальника и оправдал назначение.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites


"По просьбам читателей" - разбор опуса Добеля, который для многих является альфой и омегой, потому что больше ничего не знают по теме (зато там все соответствует стереотипам, вбитым в голову малоталантливыми произведениями художественной литературы лохматых лет).

Цитата

Если верить хотя десятой только доле рассказам китайцев, то военная их сила состоит более нежели из миллиона вооруженных воинов, всегда готовых выступить в поход.

См. работы Бичурина "Статистическое описание Китайской империи" и "Китайские военные силы". ОБЩАЯ численность знаменных и зеленознаменных войск - около 1 млн. человек. 

Но это по всей империи, что дает в среднем 1 солдата на 300-400 человек населения (это зависит от провинции и от того, как точно подсчитано население в целом - в источниках встречаются расхождения).

Насчет "всегда готовых выступить в поход" - я не знаю, что курил Добель. Возможно, это он вписал от себя для "усиления эффекта".

Цитата

Китайцы рассказывают о своей армии чудеса храбрости. Но читатели сами могут судить, какова должна быть сия армия с таким недостаточным оружием и худым устройством, как мы ниже сего опишем.

А храбрость причем тут?

Если сражаются армии, вооруженные примерно равноценным оружием, то о чем он вообще?

Известно, что при бое в равных условиях - скажем, на холодном оружии, китайцы держались гораздо более привычно и уверенно, чем при бое с массовым применением артиллерии.

Ну опять, спишем на задачи, стоявшие перед ним.

Цитата

Оружие китайской пехоты есть: длинные пики, ружья с фитилями, короткие сабли и широкие топоры, насаженные на длинном топорище. Конница их также имеет сабли; но самое лучшее их оружие суть лук и стрелы, [344] которыми, а также и топорами, они владеют с великим искусством. Луки огромной величины, стрелы крепкие и с зубчатым острием; китайцы бросают стрелы с великою силою и весьма метко попадают в цель на далекое расстояние.

Сочтем, что до некоторой степени похоже на правду. Правда, что за "стрелы с зубчатым острием" - решительно отказываюсь угадывать. Потому что самые массовые стрелы мы выставляли на выставке в ГМИНВ. Никаких зубцов у них нет. Возможно, опять его фантазии "для пущего эффекту".

Цитата

Ружья их никуда годные; их кладут на подставку неподвижно, и зажигают порох на полке фитилем; европейский солдат успеет десять раз выстрелить, пока китаец зарядит свое ружье и установит его.

Ружья с сошками имели место быть. Но имели место быть и ружья без сошек. Не моя вина, что он видел только ружья с сошками.

Насчет скорострельности - его фантазии. Хороший стрелок из фитильного ружья мог делать до 3 выстрелов в минуту, не сильно утруждая себя.

Цитата

Артиллерия их весьма малочисленна в сравнении с пехотою и конницею; притом же она в самом худом состоянии. Пушки ставятся на большой деревянной колоде неподвижно, так что их нельзя повернуть ни в которую сторону, а куда наведены, туда и палят, хотя бы на воздух.

Уже разбирали - почему-то реальные образцы и фотографии не соответствуют этим "легендам о Нараяме".

Скорее всего, видел он по временной схеме уложенные в береговых фортах стволы, увязанные к колодам для предотвращения сильного отбрасывания при выстреле. Но опять-таки - его проблема в том, что он только это и видел.

И графические изображения, и артефакты, и фотографии орудий на колесных лафетах я уже выкладывал.

Цитата

Точно также поставлены бывают пушки и на кораблях; часто от выстрела они сдвигаются с места и даже опрокидываются, и тогда надобно человек десять или [345] пятнадцать, чтоб поставить ее опять на место. Если корабль на ходу, из него стрелять бесполезно, разве неприятельское судно подойдет к самому борту.

Не знаю, где он брал такие данные и видел ли он вообще бой китайских кораблей. Но многочисленные бои на Янцзы и в водах южных морей говорят об обратном - стрелять могли, хотя, может, и не так эффективно, как европейские пушки начала XIX в. (разница, преимущественно, в калибре, конструкции станка, а также обучении комендоров, ну и износ канала ствола надо учесть - у китайцев было много старых орудий). 

Цитата

Прежде сего китайцы вовсе не имели военных судов; очень недавно, когда уже морские разбойники стали усиливаться и обеспокоивать берега Китая, решилось китайское правительство унизиться до того, что поручило иностранным офицерам вооружить суда и устроить артиллерию по методе европейской. Старанием одного американского капитана, вступившего в службу китайскую, снаряжено и вооружено несколько судов по-европейски, для охранения приморских берегов от каперов морских разбойников.

Фантазии. Даже не комментирую. Надеюсь, лучше написать книгу по этому вопросу, чем разбирать его измышления тут.

Цитата

Военные экзерциции делаются с таким беспорядком, какого и вообразить трудно; особливо артиллерия китайцев в самом жалком состоянии: [346] она управляется людьми неискусными и сущими невеждами в сей трудной части воинского дела. Странно, что народ, знавший употребление пороха задолго прежде европейцев, делает оный до сего времени самого дурного качества.

Ну, не с беспорядком, а по отличной от европейских экзерциций системе. Надо понимать разницу. Потому что акцент делается на разные вещи для разных целей.

Про снижение уровня подготовки артиллеристов - ясно, что стало все хуже, чем в XVIII в., когда их математику учить заставляли и стрелять с применением квадранта. Только это ему неизвестно было.

Цитата

Жалованье офицеров и солдат есть самое нищенское и едва достаточное на необходимейшие потребности жизни. Итак не удивительно, что сии бедные люди, вместо того, чтоб быть защитниками мирных граждан, суть первые грабители. Переход полков или воинских отрядов через селения не много лучше нашествия неприятельского: домашние сии хищники не оставят ни одной курицы, ни барана у бедного поселянина; все отнимут, не опасаясь быть наказанными. Тщетно обиженный стал бы жаловаться на такие притеснения; жалоба его не дойдет далее полкового командира, который хотя бы и не участвовал в грабительстве [347] солдат своих, однако всегда готов прикрыть их злодейства. — В городах солдат не пройдет мимо разносчика, чтоб не взять самовольно, что тот несет на продажу. Если бы это случилось в Англии, то всякий прохожий почел бы себе обязанностью, остановить такого мундирного грабителя и предать его в руки полиции; но в Китае это дело повседневное и обыкновенное; и я всякий раз слыхал, как прохожие извиняли такое грабительство, говоря: ”да где же и взять бедному служивому!” Разносчики знают, что им негде найти защиты, и для того, лишь только издали завидят идущего солдата, тотчас бегут опрометью. Ввечеру, когда смеркнется, небезопасно встретиться на улице с солдатом; он остановит вас, прося на табак, но таким тоном, как будто вам грозит: ”дай! а не то я сам возьму.”

Это более социальный вопрос, чем военный. И не Добелю тут рассуждать.

Цитата

Может быть не было никогда [348] народа, столь многолюдного в одном государстве, и вместе столь слабого и беззащитного, как китайцы.

Это вообще о чем? Каков опыт столкновений европейцев с китайцами к 1818 году? На основании каких влажных фантазий он говорит?

Цитата

При таком устройстве их армии, к чему служит ее многочисленность?

Стандартное заблуждение - крупных соединений у китайцев не было. Войска были, по сути, малочисленны. Например, для ряда операций против англичан еле собирали по 3-5 тыс. солдат со всей провинции. Но что англичане потом писали, что они побивахом по 30-40 тыс. "татарской конницы" одним пуком (пардон муа франсез), то жанр "охотничьих рассказов" никто не отменял. 

Цитата

Крайнее невежество китайцев в военном деле, глупое их презрение ко всем нововведениям по сей части, худая дисциплина, непривычка к трудностям воинским, изнеженность и природная трусость: все сие делает многочисленную их армию совершенно нестрашною для искусного и воинственного неприятеля, и только в тягость народу.

Со своими задачами на том уровне, в котором "застряли" китайцы, их армия нормально справлялась.

Трусость - это его собственные комплексы.

Цитата

Я уверен, что всякая европейская держава, если б только решилась вести войну с китайцами, могла бы весьма легко покорить страну сию; и я надеюсь еще дожить до сей эпохи.

ЕМНИП, к покорению Китая не пришли даже в 1900 г., соединенными силами восьми сильнейших мировых держав. Не странно ли это?

Цитата

Нет сомнения, что долговременный мир, которым китайцы наслаждаются, был причиною нерадения их о воинском деле. Однако сие не извиняет их: мудрое и попечительное [349] правительство и во время мира не ослабевает для войны.

Войны с кем? Не было у китайцев серьезного противника до 1840-х годов. А потом было поздно. И причины не военные, а социально-экономические, в первую голову. Что людям уровня Добеля это было непонятно - не наша проблема. Мы уже другие. Мы это понимаем и не надо обезьянничать за ним.

Цитата

Но хотя бы китайцы и имели частую практику в войне, однако самые их законы и гражданские учреждения будут служить всегдашнею помехою успехам их в семь деле. Они не допускают никаких нововведений, а особливо заимствуемых от иностранцев; и сие-то наиболее унизило дух народа, подавило их дарования и сделало их природными трусами.

Влажные фантазии.

Цитата

Некоторые путешественники были столько легковерны, что поверили хвастливым рассказам китайцев, и по их показанию, увеличили число постоянного гарнизона в Кантоне от 20 до 30 тысяч человек. Но они были в этом весьма грубо обмануты; я узнал заподлинно, что гарнизон Кантонский никогда не бывает свыше пяти тысяч человек, а по большей части и меньше того. Всякому покажется такая защита многолюдного города [350] ничтожною; но надобно знать, что внутренняя полиция в Китае исправляется гражданскою стражею; а гарнизоны содержатся только для усмирения важных бунтов.

Может, стоит сравнить с тем, что он выше писал? Про многочисленность и т.п.?

Сам себе противоречит. А многие читающие даже не видят того, что он сам себе противоречит в декларативной части и части, разбирающей конкретику, как в примере с гарнизоном Гуанчжоу.

Цитата

Но и в таковых случаях, меня уверяли, что вице-рой не властен выступить с войском без именного указа от императора.

В каждой стране - свои законы. А со своим уставом в чужой монастырь всякие добели всегда любили соваться.

Цитата

Когда морские разбойники с островов Ладронских учинили высадку на берега китайские и уже находились не далее четырех миль от Кантона, то вице-рой не имел еще ни людей, ни денег, ни муниции. С помощью Страховой компании удалось ему наконец собрать человек триста побродяг из самого черного класса народа; половина из них вооружена пиками, а другая ружьями с фитилями. Меня уверяли, что ему большого труда стоило достать муницию: ибо он не имеет права прикасаться к казенной, хранимой в Кантонском арсенале; для сего нужно исполнить [351] большие церемонии, созвать Совет всех мандаринов, которые рассуждают по нескольку дней, а между тем неприятель может завладеть городом и все поднять на воздух. Итак Его Превосходительство, с согласия Совета, дал позволение жителям некоторых селений, известных своею преданностью к правительству, принять оружие и отражать неприятеля силою; но в тоже время возложил на ответственность каждого главы семейства и старейшин всех состояний, чтобы они, тотчас по изгнании разбойников, отобрали оружие и отдали оное чиновникам, от правительства назначенным. — Это было дело весьма опасное в такой стране, где бунты столь часты; но не было другого средства остановить успехи разбойников; в самом деле жители многих селений оборонялись отчаянно, побили множество неприятелей, не ожидавших встретить вооруженных поселян, и принудили [352] их ретироваться. Вскоре после сей ретирады выступило и оборванное воинство вице-роя — жалкая толпа побродяг! Они бодро продолжали шествие, обирая оружие у жителей, защищавших дома свои, и грабя все, что уцелело от разбойников. Я знал многих купцов в Кантоне, которые в сие время поспешили на свою родину для охранения домов своих от грабительства сих мнимых защитников. Они уверяли меня, что собственные солдаты больше причинили разорения, нежели неприятель, а все приписано сим разбойникам.

Видать, ему было несколько внове видеть что-то, что выпадало за рамки привычного для Европы устройства армии. Но милиционные формирования, удачно отразившие нападение пиратов - как раз лучшее опровержение его собственных фантазий о трусости и никчемности китайцев.

Цитата

Когда морские разбойники с островов Ладронских учинили высадку на берега китайские и уже находились не далее четырех миль от Кантона, то вице-рой не имел еще ни людей, ни денег, ни муниции. С помощью Страховой компании удалось ему наконец собрать человек триста побродяг из самого черного класса народа; половина из них вооружена пиками, а другая ружьями с фитилями. Меня уверяли, что ему большого труда стоило достать муницию: ибо он не имеет права прикасаться к казенной, хранимой в Кантонском арсенале; для сего нужно исполнить [351] большие церемонии, созвать Совет всех мандаринов, которые рассуждают по нескольку дней, а между тем неприятель может завладеть городом и все поднять на воздух. Итак Его Превосходительство, с согласия Совета, дал позволение жителям некоторых селений, известных своею преданностью к правительству, принять оружие и отражать неприятеля силою; но в тоже время возложил на ответственность каждого главы семейства и старейшин всех состояний, чтобы они, тотчас по изгнании разбойников, отобрали оружие и отдали оное чиновникам, от правительства назначенным. — Это было дело весьма опасное в такой стране, где бунты столь часты; но не было другого средства остановить успехи разбойников; в самом деле жители многих селений оборонялись отчаянно, побили множество неприятелей, не ожидавших встретить вооруженных поселян, и принудили [352] их ретироваться. Вскоре после сей ретирады выступило и оборванное воинство вице-роя — жалкая толпа побродяг! Они бодро продолжали шествие, обирая оружие у жителей, защищавших дома свои, и грабя все, что уцелело от разбойников. Я знал многих купцов в Кантоне, которые в сие время поспешили на свою родину для охранения домов своих от грабительства сих мнимых защитников. Они уверяли меня, что собственные солдаты больше причинили разорения, нежели неприятель, а все приписано сим разбойникам.

wAAACH5BAEKAAAALAAAAAABAAEAAAICRAEAOw==

Как там в мультике про дядюшку Ау?  

"Вековое упрямство и темнота были старинными друзьями семейства Ау"

Т.е. Добель считает, что то, что он знает - это альфа и омега. Что так было всегда - в Европе перфект, а в Китае - аЦтой. Причин не видит, ибо вскрыть их не может. Думать не хочет. Противоречит сам себе.

Ну, стадия развития общества такая - межклановые войны. 

Цитата

Вышеупомянутое Братское Общество распространилось по всему Китаю, и состоит из людей всякого [357] состояния; многие из них не боятся носить на себе открыто отличительные признаки своего общества, и не скрывают, что цель их соединения есть ниспровержение татарского правительства и восстановление китайской династии. В сем обществе есть также множество 6родяг, мошенников, разбойников и всякой сволочи, которые в Кантоне и в окрестностях сего города бесстрашно производят свои шутовства и бездельничества.

Действия тайных обществ в целом зависели от настроения местной администрации, которая, как правило, их контролировала, но при их помощи порой решала собственные задачи.

Правда, порой случался нежданчик и появлялись всякие тайпины. Но посмотрим, насколько это было часто даже в условиях кризиса империи?

В собственно китайских провинциях с 1796 по 1804 и в 1813 г. было что-то более или менее крупное - выступление "Байляньцзяо" и его дочернего общества "Тяньлицзяо". Далее до 1850 г. - только мелкие выступления.

Для сравнения можно взять Европу - там только во Франции за этот период столько произошло, что мама дорогая! А, надо отметить, Китай по площади - это не меньше Западной Европы и значительной части России. А по населению - еще больше. Так где эффективнее было управление?

Цитата

Из всего вышесказанного явствует, что китайское правительство, при многочисленных своих армиях, бессильно защитить себя не только от нападения внешних неприятелей, но даже и от внутренних возмутителей. Да и что значит толпа многолюдная без устройства, без дисциплины, без хорошего оружия, без искусства военачальников, без храбрости и неустрашимости солдат? Европейская армия успела бы завоевать весь Китай, прежде нежели члены Верховного Совета согласятся в мерах обороны. И если до сего времени ни одна европейская держава не учинила сего покушения, то это не из боязни от [358] многочисленной армии и могущества Китая,— совсем нет! — но единственно по уважению величайших выгод коммерции китайской, с прекращением которой правительства европейские потерпели бы важный ущерб в своих доходах. Но когда наглость и высокомерие китайского правительства выведет из терпения какого-либо могущественного неприятеля, и сей решится пожертвовать на время своею коммерциею с Китаем, с тем чтобы после все получить в свои руки: тогда погибель его неизбежна.

Плохому пророку всегда что-то мешает. Вот и Добель - говорил много и с жаром. А на деле - даже в 1900 г. объединенными усилиями империалистов задавить Китай не могли. И это - в благоприятнейших условиях, когда часть цинской элиты сама шла на сотрудничество с интервентами и не поддерживала политику правительства.

А в 1937-1945 гг.? Учитывая полный развал Китая еще в 1929 г., отсутствие современных вооруженных сил и т.п., некоторых успехов, которые могли бы вывести Китай из войны, Япония добилась только в 1944 г. Правда, только против войск Гоминьдана. Мао Цзэдун с его Особым Районом всегда мог извернуться и получить помощь техникой и специалистами от СССР, и тогда, как мы знаем, все поменялось бы очень быстро.

Для примера - в 1950 г. китайцы (преимущественно, бывшие пленные гоминьдановцы) были введены в Корею, будучи вооружены только трофейным японским оружием (на тот момент отстой против американского) - и что? Война шла до 1953 г., и разбить Китай США не смогли. А в 1942 г. именно китайские гоминьдановские дивизии спасали союзников в Бирме.

В общем, чушь писал Добель. Антропологию аэропорта. Всегда надо анализировать информацию, но у него в данном разделе были свои задачи и он или ее не анализировал, или сознательно искажал факты.

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Снова о составе цинской армии - из книги Джона Бэрроу за 1804 г.:

Цитата

 

The different kinds of troops that compose the Chinese army consist of:

Tartar cavalry, whose only weapon is the sabre; and a few who carry bows.

Tartar infantry, bowmen; having also large sabres.

Chinese infantry, carrying the same weapons.

Chinese matchlocks.

Chinese Tygers of war, bearing large round shields of basket-work, and long ill-made swords. On the shields of the last are painted monstrous faces of some imaginary animal, intended to frighten the enemy, or, like another gorgon, to petrify their beholders.

 

Примечательно, что основным вооружением конных является сабля, а не лук. Впоследствии будет наоборот - лук будет у всех, а сабля у немногих.

Интересно, что сабли "воинов-тигров" описаны как "длинные плохо сделанные". В то же самое время я видел немало китайских сабель. Четкого соответствия этих сабель оружию тэнпайбин (или "воинов-тигров" европейских источников) отметить нельзя - вообще ни разу не видал ничего из оружия и доспехов, что 100% соответствовало бы описаниям из кодексов, за исключением музейных экспонатов, принадлежавших императорам Канси и Цяньлуну.

Но большая часть сабель сделана неплохо. Может, не лучшая, но и не худшая работа. Сабель, рубящих железо, не видел - это что-то Бэрроу заливает. Мол, английские сабли фирмы Gill рубили железо и китайцы отказывались верить своим глазам. Но такие разговоры - это стандартная часть баек о том, что мы тут культуртрегеры, а они - папуасы.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да, Бэрроу еще говорит, что китайцы приписывали кремневым замкам плохие свойства по результатам войны в Тибете, где кремневые ружья давали осечки чаще, чем фитильные.

Он не раскрывает это утверждение, но, скорее всего, в 1792 г. Цины столкнулись с гуркхами в Тибете и, скорее всего, некоторые гуркхи могли иметь кремневые ружья, полученные от англичан. Скорее всего, опыт с кремневыми ружьями у китайцев начала XIX в. ограничивался именно этим случаем. 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Насчет "плохо сделанных сабель" - можно сказать, что брак был всегда и везде. Халтура тоже.

Но вот что интересно - еще Сун Инсин писал в 1637 г., что настоящий китайский меч или сабля куются из лучшей стали с разным содержанием углерода - высокоуглеродистая сверху, низкоуглеродистая - внутри. Что хороший меч способен рубить гвозди и простое железо, что при тщательной полировке проявляется его красота ...

Он же отмечает, что китайцы не могут делать мечи так, как японцы, не зная их приемов ковки, но, насколько мне вообще известно, тут речь об экстерьере, а не о сути. Он ничего не пишет о превосходстве японского меча, давая только некоторые детали их конструкции. Например, указывает, что в обухе клинок японского меча не достигает 2 фэнь (6,4 мм.) - у китайцев при треугольном профиле клинка бывает и гораздо больше - и 8, и даже 10 мм., а бывает, что и больше.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вопрос. В "Цааджин бичиг" от 1629-го года приведены военные обязательства монголов перед Цин.

Цитата

В случае выступления против минского государства в походе от знамени обязаны участвовать один бэйлэ, два тайджи, сто конников. 

Тут под "знаменем" понимается "хошун" или "сомон"? Просто, насколько понимаю, монгольских "знамен" на это время было хорошо если два, а норма мобилизации в 100+ конных с примерно 1500-2000 человек - как-то совсем кисло. С другой стороны - "100 с сомона" это уже где-то "тотальная мобилизация", около 2/3..

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 часа назад, hoplit сказал:

Тут под "знаменем" понимается "хошун" или "сомон"?

Смотрим оригинал:

http://sillok.history.go.kr/mc/id/qsilok_003_0050_0010_0030_0020_0010

若往征明國。每旗大貝勒各一員。台吉各二員。以精兵百人從征。

Если идем карательным походом на Минское государство, от каждого знамени (ци) великий бэйлэ - 1, тайджи - 2, а также 100 отборных воинов следуют в поход.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
16 минуту назад, Чжан Гэда сказал:

от каждого знамени (ци)

Словарик дает для  значения

- флаг

- "знамя"

- "хошун"

Получается - монголы довольно слабо привлекались к войнам на территории собственно Китая?

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Там сказано конкретно - отборных воинов (цзинбин). Тех, кого приведут такие люди, как великий бэйлэ и тайджи - т.е. действительно хорошо вооруженные воины, от которых будет польза в рейдовой операции.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Peter C. Perdue. Military Mobilization in Seventeenth and Eighteenth-Century China, Russia, and Mongolia // Modern Asian Studies, 30, pp 757-793. 1996

Цитата

Galdan's army arrived at the Tula River with nearly 20,000 men and horses. On 1695/10/3 Kangxi announced his intention to lead a second major expedition against Galdan. Noting that he had hoped to draw Galdan closer in, he nevertheless insisted on sending the armies far across the desert, despite objections from his generals. The Central Army, 37,000 men led by Kangxi himself, would travel from Beijing 1100 kilometers across the Gobi desert; the East Route army would leave from Shengjing (Fengtian) with 35,000 men and head for the Kerulen, a distance of 1300 kilometers; the West Route army of 35,000 men would set out from Guihua in Ningxia and travel a shorter route of goo-1100 kilometers to the Tula River (see map 1).

The armies gathered huge amounts of food, horses, donkeys, carts, armor, weaponry and uniforms in preparation for the decisive confrontation.

...

The campaign had lasted 99 days; a 3000 kilometer round trip for Kangxi. It was much longer in duration and in length than the first one, but Kangxi had ample time to prepare his army. The preparations for actual battle turned out to be nearly superfluous: his greatest achievement had been to equip three large armies and send them out directly into the steppe.

 

Цитата

Even the Kangxi emperor, in his campaigns against Galdan in the late seventeenth century, could not break through this logistical barrier. Reading his own accounts of the campaigns, in which he personally participated, reveals constant worries about supplies of food and water. On each of his campaigns, he could stay only about ninety days maximum away from home, the same time limit faced by his predecessors in the Han dynasty. (Barfield, 1981; Cimeddorji 1991; Okada 1979) He never did capture Galdan, who simply moved beyond his reach. Kangxi only won when Galdan died, probably of smallpox, after retreating from his last loss in battle. The story that Galdan committed suicide out of despair certainly salved imperial pride, but even the emperor, a stern empiricist, did not believe it. Not until the Qianlong emperor broke through the logistical barrier by constructing a supply route leading through the Gansu corridor into Xinjiang could the Chinese support large armies in the steppe for several years at a time. The campaigns of 1755-60 included three main armies, totalling 50,000 men each, who stayed on each campaign for one to two years.

 

Цитата

Gansu Governor-General Yong Chang prepared six months' worth of supplies for the twenty thousand men of the West Route Army: 11,200 shi of grain, 2.25 million jin of noodles, 750,000 jin of bread, and 20,000 jin of mutton. Animals also moved from Gansu markets to Hami: 40,000 oxen and 20,000 head of sheep bought in Liangzhou and Zhuangliang to provide 300,000/in of dried meat in Hami, plus 30,000 head of sheep to be pastured in Hami. (Lai 1984, 219-22)

 

Цитата

Both armies needed large amounts of grain for their own rations and additional supplies to feed Mongol tribes who surrendered to the Qing. The North route army at Uliyasutai and the West route army at Barkul both drew on supplies from Gansu, Shaanxi, Shanxi, and even Henan, but Gansu provided the largest amounts. Besides grain, Gansu also provided tea, essential for trade with friendly nomadic tribes. Garrison lands in Hami and Barkul became an increasingly important source of grain for the later campaigns, but the oxen to plow these fields had to come from Gansu. The demand for oxen clearly strained the local market: after four thousand head were purchased in Gansu, the official price of 4.4 taels (ounces of silver) per head had to be raised by two taels in order to provide enough.


Transportation of these supplies also relied heavily on the interior China markets. To cut down the demand for carts and mules, General Bandi planned to have the troops themselves carry three to four months of rations with them beyond the Great Wall. This meant over 55 kilos of raw millet, dried noodles, and dried meat, in addition to weapons, per soldier. No army could move quickly this way, so the requirement was changed to forty days of rations per soldier carried by himself, and eighty days by transport.


Transport costs escalated astronomically beyond the Great Wall. Interior overland transport costs were 0.2 taels per 100 li in the Northwest, very high by Chinese standards already. In the first Zunghar campaign, it cost 251,000 taels to carry 100,000 shi of grain from districts west of the Yellow River in Gansu to Suzhou in Gansu, a straight-line distance of five to six hundred kilometers. The route from Suzhou to Hami, by contrast, a straight-line distance of 600 kilometers, in actuality was over 1000 kilometers (1760 li) long, took one month to travel, and cost 7.7 taels per shi. Thus the total cost of moving 100,000 shi of grain from the core production areas in western Gansu to Hami was nearly one million taels, up to ten times the purchase cost of the grain itself. Furthermore, the mules, camels, carts, porters and rations for these porters had to be bought on China's interior markets, because population in the steppe was so sparse. During the second campaign, surpluses remained in Barkul from the first campaign, and officials made efforts to avoid transporting large amounts from the interior. They gave tea to troops in Urumqi to exchange for mutton and bread and supplied silver for purchases of grain, tobacco, and other goods. Even so, they needed to ship large amounts from Shanxi and Gansu. The third campaign once again required shipment of 100,000 shi of grain from Suzhou to Hami, using 3,800 carts. These figures indicate the enormous logistical problems for the Qing armies simply to move supplies from grain producing areas in the Northwest to the major military store-houses at Hami and Barkul. Travel conditions beyond Hami were even more difficult.

 

Цитата

Rations for Qing troops, by these measures, seem small: an average of 1.08 pounds of bread and noodles and 1.85 ounces of meat per man per day, compared to more than two pounds of bread per day for European soldiers. But these were preliminary figures, to be supplemented by purchases of animal products on the markets after the army's arrival. Mongolian and Manchu soldiers in the Chinese army could get a substantial caloric supply from steppe products like mare's milk, horse's blood, horsemeat, and marmots. (Masson Smith, Jr. 1982). Most important, the enormous grasslands of Mongolia were more than adequate to feed the Qing army's horses. Estimates of the area needed to support a horse for one year vary enormously, for example, from seven acres in tenth-century North China to 25 acres in the Hungarian plain to 120 acres in nineteenth-century Mongolia and Turkestan. (Smith 1991; Lindner 1981; Sinor 1972) In Western Europe seven acres of green fodder could feed one horse for a year, much like North China, (van Creveld p. 34) In any case, the 1.5 million square kilometers (371 million acres) of Mongolian grasslands, which supported 1.15 million horses in 1918, could potentially provide grazing lands for a very large number of horses. Western Europe clearly had no such large pasture lands, and this was the major limitation on its armies' mobility. The Qing in these campaigns achieved an impressive and believable logistical triumph by combining careful exploitation of grassland resources with convoys shipped from the interior.

 

Цитата

The eighteenth-century Qianlong emperor gave his nationalist successors a great head start. He had compiled collections of documents glorifying his Ten Great Campaigns (Shiquan). The imperially sponsored collection, Pingding Zhunge'er Fanglue (Record of the Campaigns to Pacify the Zunghars), which covers the three Central Asia campaigns from 1716 to 1760, comprises 171 Chinese volumes (juan), 3000 pages in reprint, or approximately 1,400,000 characters. This collection is only the middle stratum of a huge documentary iceberg. At its base are the voluminous archival sources, and at its tip is the most widely read survey of the campaigns, Wei Yuan's Shengwuji (Record of Sacred Military Victories), and its popularized versions in movies, novels, and comic books today.

 

Этот же автор написал монографию China marches west: the Qing conquest of Central Eurasia. 2005

Share this post


Link to post
Share on other sites

C xlegio.

Цитата

Согласно "Фаньлянь ши" ("О способах выдачи продовольствия", XVII в.) за основу расчета нормы выдачи провианта по маньчжурской армии принимался воин-кавалерист. Однако учитывались также обслуга и вьючные лошади. 

Воин-кавалерист - 3 доу (3*10,35 л.) риса 
Боевой конь - 1 доу риса, 3 доу бобовых 
Обслуживающий персонал, 1 человек - 1 доу риса 
Вьючная лошадь - 2 доу бобовых.

Вопрос - это на какой срок? 

Share this post


Link to post
Share on other sites

- Idan Sherer. Warriors for a Living. The Experience of the Spanish Infantry in the Italian Wars, 1494–1559. 2017

- Geoffrey Parker. The Army of Flanders and the Spahish road. The Logistics of Spanish Victory and Defeat in the Low Countries' War. 1972

- Fernando González de León. The Road to Rocroi. Class, Culture and Command in the Spanish Army of Flanders, 1567–1659. 2009

 

- Lorraine White. The Experience of Spain's Early Modern Soldiers: Combat, Welfare and Violence // War in History. Volume: 9 issue: 1, page(s): 1-38. 2002

- John M.D. Pohl. Armies of Castile and Aragon 1370–1516. 2015

James Clark. Florins, Faith and Falconetes in the War for Granada, 1482-92. 2011

La organización militar en los siglos XV y XVI: actas de las II Jornadas Nacionales de Historia Militar Obra socio cultural. 1993

- Geoffrey Parker. Spain, Her Enemies and the Revolt of the Netherlands 1559-1648 //  Past & Present,  No. 49 (Nov., 1970), pp. 72-95

- Weston F. Cook, Jr. The Cannon Conquest of Nasrid Spain and the End of the Reconquista // Journal of Military History, 57, pp. 43–70. 1993

- Paul Stewart. The Santa Hermandad and the First Italian Campaign of Gonzalo de Córdoba, 1495-1498 //  Renaissance Quarterly,  Vol. 28, No. 1 (Spring, 1975), pp. 29-37

- Paul Stewart. The Soldier, the Bureaucrat, and Fiscal Records in the Army of Ferdinand and Isabella // The Hispanic American Historical Review , Vol. 49, No. 2 (May, 1969), pp. 281-292

- Ignacio & Iván Notario López. The Spanish Tercios 1536–1704. 2012

Conroy, James George. Royal power and the war with Granada. 1986

Share this post


Link to post
Share on other sites

Рацион испанского солдата в 16 веке в "Warriors for a Living. The Experience of the Spanish Infantry in the Italian Wars, 1494–1559", страница 54. Так кормили и в гарнизонах, и в полевой армии.

46 литров пшеницы на месяц, полфунта солонины и литр вина на день. 

Полтора литра зерна на день это, если не путаю, полтора кило хорошего хлеба или чуть более двух кило плохого. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

У корейцев, ЕМНИП, в конце XVI в. давали конному 3 л. риса и 2 литра бобов в сутки, пешему - 1,5 литра риса. Слуге - 1 л.

Как-то так.

Но, скорее всего, это было и средствами на расходы - рис использовали вместо денег. Бобы - коню, рис - частично на пропитание, частично - на обмен на приправы, мясо, овощи и всякие нужные в походе предметы.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

D. Potter. Renaissance France at War: Armies, Culture and Society, C.1480-1560. 2008

Цитата

A list of daily provisions for a man-at-arms in Dauphiné in 1494 lists a loaf of 25 ounces, a pot and a half of wine, two livres of meat, a quintal of hay and a charge of oats.

Цитата

In Dauphiné, the daily taux des vivres established under the 1526 ordinance was: 2 loaves of 12 ounces each, 1 pot of wine, 2 quintals of hay and 3 picotins of oats per horse. Meat, eggs, oil etc. were to be bought in the market-place according to agreed market prices.

Цитата

On the basis of francis i’s last ordinance on supply, nectaire de saint-nectaire decreed the daily rates of supply for one man-at-arms (the billeting officer of Saint-André’s company) in December 1548: 1 quintal hay (18d), 16 picotins of oats (20d), half quintal of straw (free), and per week 26 buches of wood, 3 livres of candles, 1 pint each of verjuice and sour wine and salt

В 1549-м по David Potter. The duc de Guise and the Fall of Calais, 1557-1558.

Цитата

This involved the requirement of municipal authorities to supply food until muster-day. A very precise list of items was specified for daily consumption:  2  loaves ('entre byz et blanc') of  12  ounces cooked;  1  pint of wine or 3 'chopines' of beer,  1  livre of meat (beef, lamb or bacon) to be substituted by the same value of butter, eggs and herring on Fridays. 

В War and Government in the French Provinces.

Цитата

As far as the purchasing power of this pay hierarchy is concerned, rates prevailing in the 1550s indicate that, while the basic infantry pay of 3s 9d per day compared well with that of the simple pioneer hod-carrier at 15d, it was rather less than the 4s earned by the skilled artillery pioneer. At rates established for food munitions in the late 1540s, the unskilled pioneer earned daily 5 12-ounce loaves or 1,25 pintes of wine, and the simple pikeman 15 loaves or 3,75 pintes. The captain earned 266 loaves. The daily bread requirement for a soldier has been established as 1 k for the seventeenth century, so in theory the pay was adequate when available and when the munition system worked. 

1 k - 1 кг ???

Share this post


Link to post
Share on other sites

Donald J. Kagay. Jaime I of Aragon: Child and Master of the Spanish Reconquest // Journal of Medieval Military History. Volume VIII. 2010

Цитата

Though the amounts of these commodities were expressed in archaic measures (cafiz, quarter of Aragon and Valencia, almud), 101the customary daily rations for both Aragonese armies remained constant for the next half-century: “thirty ounces of baked breador one kilo of flour and a half-liter of wine per person per day. War horses and pack animals would receive a daily rate of approximately twelve kilos of oats. 102 These compare favorably with the daily statistics for Castilian armies and horses of the same period (35 liters of water, 5 kilos of hay, 5 of oats) as well as with the logistical estimates one modern historian made for Alexander the Great’s army and mounts (one kilo of grain and one liter of water per man; 13 kilos of fodder and 30 liters of water per horse). 103

Цитата

101. ACA, Cancillería real, R. 17, fol. 34; Gómez de Valenzuela, La vida cotidiana, pp. 115–16.
102. “Ordenacions fetes per lo molt als senyor En Pere terç Rey d’Aragó sobra lo regiment de tots los officials de la sua cort,” in Colección de documentos inéditos del archivo general deo la corona de Aragón [hereafter abbreviated CDACA], ed. Próspero de Bofarull y Moscaró, et al., 41 vols. (Barcelona, 1847–1910), 5:171–72; Ferrer i Mallol, “Organización,” p. 210.
103. Donald W. Engels, Alexander the Great and the Logistics of the Macedonian Army (Berkeley, 1978), pp. 123–28; Francisco García Fitz, Castilla y León frente al Islam: Estrategias de expansión tácitas militares (siglos xi–xiii) (Seville, 1998), p. 93.

Colección de documentos inéditos del archivo general deo la corona de Aragón. Vol.5 Pp.171-2 Еще тут.

Могу ошибаться, но скан оригинального документа может быть тут.

 

F. M. Fales, “Grain Reserves, Daily Rations, and the Size of the Assyrian Army: A Quantitative Study,” SAAB 4 (1990): 28–34. У автора получается, что рацион составлял 1 qa зерна в день, что примерно эквивалентно литру. Другое дело - он сам со своими расчетами потом не соглашается, так как полагает, что "слишком это мало". Ну и наворотил с расчетом

Цитата

a liter  (= appprox.  0.8 kgs.) of grain could have yielded no more than 600-650 grams of bread  - hardly more  than  two medium-sized loaves

Если смолоть зерно в низкокачественную муку (целиком все и полностью), то с учетом припеки должно получиться где-то до 1,3 кг хлеба. Но это вообще часто в статьях попадается - делят вместо умножения и всякими другими способами над арифметикой издеваются.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Yingcong Dai. The Sichuan frontier and Tibet : imperial strategy in the early Qing. 2009

Цитата

Not only did the officials in Sichuan attempt to control the appointment of middle and lower military positions, they also strove to maintain the swollen size of the military establishment. The official size of the Green Standard Army in Sichuan was not noticeably bigger than in other areas: 28,420, compared with 46,180 in Yunnan and 20,243 in Guizhou. 57But it had greatly expanded during the Yongzheng period, at some points reaching 40,000. 58 The frequent wars throughout the Qianlong era in and near the Sichuan frontier gave the military more opportunities to expand.

Цитата

Following the conquest, Sichuan, along with its two southwestern neighbors, remained on the receiving end of state funding, as the revenues in the province were too small to cover the expenses of the military garrisons. By 1685 the total revenue in cash that was collected from Sichuan was only 32,211 taels, but the military expenses in the provinces well exceeded this amount. In 1688, seven years after the Wu Sangui Rebellion, the province spent 115,563 taels in stipends and food rations for the Green Standard garrisons. 84In 1693 the military expenses, however, jumped to 688,625 taels, while the land taxes and capitation together only produced a sum of about 100,000 taels. 85 So the province had had to depend on the socalled xiexiang (“fund for subsidies”) that were diverted from the revenues collected in other provinces. 86 The fund for subsidies often came from Shanxi and Shaanxi provinces during the Kangxi period, and mainly from Hubei, Hunan, and Jiangxi provinces (occasionally also from Guangdong and Zhejiang provinces) during the Yongzheng and Qianlong periods. In Sichuan those subsidies went mainly to cover military expenditures.

Цитата

In the 1670s Sichuan needed more than 800,000 taels of fund for subsidies annually. 87 By 1698, Sichuan received about 600,000 to 700,000 taels of such funds each year. 88 Nevertheless, needs in the province were to rise to new heights entering the eighteenth century. In 1729, Sichuan earmarked 926,400 taels as the military budget, of which more than 763,000 taels were fund for subsidies diverted from Jiangxi province and Liang-Huai salt taxes; the rest was levied locally. 89 In a few years the fund for subsidies from outside rose to nearly 1 million taels. 90 In 1733 total military expenditures in Sichuan were more than 1.1 million taels despite the fact that only a smaller sum of fund for subsidies was received that year. 91 During the early Qianlong period, with the pressure of downsizing the area’s military, the state lowered the amount of fund for subsidies for Sichuan to only 200,000 to 300,000 taels a year. 92 Nevertheless, in 1744, Sichuan actually received 916,691 taels of fund for subsidies from other provinces. 93 To be sure, this was still in the period of “peace interlude,” shortly before the Zhandui incident in 1745. Once frontier wars came one after another, the scale of military expenses would soon increase. In 1776, the last year of the second Jinchuan war, Sichuan received more than 1.1 million taels of fund for subsidies. 94

Цитата

The first Jinchuan war cost more than 7 million taels of silver. 117 But the most cited example of the high war cost is the second Jinchuan war on which 61.6 million taels were spent in five years.

Цитата

In the second Gurkha war, which lasted only a year, 2.8 million taels of silver were spent. 119 At the turn of the nineteenth century the financial expenses of the two domestic campaigns against the Miao Rebellion in Guizhou and western Hunan and the White Lotus Rebellion in Sichuan, Hubei, and Shaanxi crowned the records of war expenses by claiming more than 200 million taels altogether; the abundant state treasury was emptied. 120

Цитата

The enormous war spending was incurred, in the first place, by the fact that massive troops were deployed from long distances, involving many provinces in supplying the movements of the armies. As the main Manchu corps was stationed in either Beijing or Manchuria, both over a thousand miles away from Sichuan, the scale of mobilization was always considerable. Besides the bannermen, the Green Standard troops from other provinces were also deployed for the wars on the Sichuan frontier. Although some wars, such as the expeditions to Tibet in 1728 and many smaller operations against the revolting native ethnic communities, only involved the military forces of the province, most major frontier wars, if they escalated, had outside forces deployed. In the 1750 expedition to Tibet eight thousand troops were first sent from Shaanxi to Sichuan and then joined the five thousand troops deployed from Sichuan for the expedition. 121  During the second Jinchuan war from 1771 to 1776, about 129,500 Qing troops, including the bannermen, were sent to western Sichuan from all over the country. The second Gurkha war from 1791 to 1793 necessitated the last deployment of the banner corps to Sichuan from afar for a frontier operation. About eleven hundred bannermen traveled from Manchuria and Mongolia to Lhasa via Qinghai, and then marched across Central Tibet to invade Nepal. 122In connection with the deployment of troops, hundreds of thousands of military laborers were hired to transport the provisions and war matériel, which consumed a great portion of the total war funds. More on this is discussed later in the chapter.

Цитата

Another factor that contributed to the high war expenditures is that the Qing state granted its troops multiple wartime subsidies and awards that were not typically given in peacetime. As mentioned earlier, to get their equipment ready, the soldiers could borrow money from the state each time before their deployment. More often than not, the state would later exempt the repayment by the soldiers after a war. Therefore, the commanders would sometimes request to lend more money to soldiers on those occasions. Before the garrison troops in Sichuan joined the first invasion of Tibet in 1719, Nian Gengyao requested to lend cavalrymen 10 taels of silver each and infantry troops 8 taels each, and give five horses to every two cavalrymen, and three horses to every two infantry troops, each horse being assigned 12 taels for maintenance. 123 Altogether, this single expense would cost nearly 100,000 taels, given that about three thousand Green Standard troops were deployed.

Цитата

At the beginning of the Qianlong period, the campaign against the Miao rebellion in Guizhou claimed a prodigious amount of money, as abuses were serious. In one incident, Zhang Zhao, who was in charge of this campaign before Qianlong was enthroned, squandered most of the 1 million taels of funds allocated for the campaign. To remedy this abuse, the Qianlong emperor simply allocated another 1 million taels to Guizhou to finish the campaign, even though Zhang Guangsi, the new field commander, only requested 800,000 taels. 127 This was a pattern that was repeated time and again: the central government was not in a position to carefully examine the requests for more financial support. Instead, it had to endorse what had been asked for or even give more. At no time during the eighteenth century did the Qing state leave its armies to live off the land within the empire’s borders by not furnishing them sufficient funds.

Цитата

In the first Jinchuan campaign the Qing state recruited approximately 200,000 laborers; in the second Jinchuan campaign the number reached 462,000 (there were many who could have been hired more than once, so the actual number of people involved should be smaller). 153 The Qing claimed that the payments for the military laborers were “very high and generous” (kuanyu youwo). 154

Цитата

In general, if a laborer worked every day in a month, he could earn a wage of 1.5 taels of silver, equivalent to or more than a Green Standard soldier’s monthly cash stipend in peacetime, which was 1–2 taels. 155 In addition to regular wages, the laborers were also given extra pay for various reasons, such as bad weather, difficult routes, or dangerous situations. With some exceptions the laborers were not given food rations in kind but instead were paid cash, in addition to their wages, for them to buy food from the merchants.

 

Все-таки крутенько получается. Две войны против горцев по деньгам - где-то все поступления с поземельного налога Сычуани годиков так за 100. Хотя, насколько понимаю - это и для Европы норма минимум с Позднего Средневековья, если не раньше. Добыча добычей, новые лены и т.д. - но стоимость одной кампании могла перекрыть типичные годовые доходы с предмета спора в десятки раз. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну, если верить Ду Ю, то во времена Тан там 100-200 тыс. можно было уложить, и никто не заподозрил бы генерала в том, что он просто неудачник, потерявший армию!

А как на деле - так 40 тыс. воинов даже для гарнизона уже многовато...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Pamela Kyle Crossley. The Qianlong Retrospect on the Chinese-martial (hanjun) Banners

Цитата

On the eve of the conquest it appears that 164 of 592 banner companies (niru) may have been Chinese-martial companies, which suggests that they could have represented as much as forty percent of the initial conquest force. The bulk of these companies had been created after the much-delayed defection of Zu Dashou (d. 1656) in 1641, which was followed closely by the reformation of the two ujen cooha banners into eight Chinese-martial banners, in the course of which the number of Chinese-martial companies may have doubled from 50 to 100; it appears that in the three years before the invasion of China in 1644 the number of Chinese-martial companies continued to grow while the number of Manchu and Mongol companies may not have increased at all.35 After the conquest of North China the number of Chinese-martial may have nearly doubled; figures for 1649 show that all categories of Chinese-martial now accounted for over 75 percent of the banner force. After initiation of the full-scale assault upon China in 1644, hundreds of thousands of former Ming soldiers and officials threw in their lot with the progress of the Qing invaders. Such apostates may have outnumbered the Manchu, Mongol and formally registered Chinese-martial bannermen by as many as four or five to one.36

Цитата

35 These figures are based on recent independent revisions of the number of banner companies that appear to have been in existence in 1644 and earlier. See Li Xinda, "Ru Guan qian de baqi bingshu wenti" and Guo Chengkang, "Qingchu niulu de shumu." Knowing the number of companies in existence would not fix the number of individual soldiers the Qing had at their disposal, since the earliest Jurchen-Manchu and Mongol companies were created on the basis of "clan" (mukuri) units, few of which appear to have conformed closely to a regulation population size (despite the promulgated number of 300 men per company), and some of which seem to have been quite small. This analysis has been developed by Zhou Yuanlian; see "Guanyu baqi zhidu de jige wenti." The evidence leads one to suppose that Chinese-martial companies may have been populous in comparison to their Mongol and some of their Manchu counterparts. Guo proposes that Chinese-martial companies in the years just prior to 1644 may have numbered 100 out of 500, and increased during 1643 and 1644 to more than 160 out of 500; Li's figures for 1644 are as given in the test above. For further comment on the population figures of the banners see Roth [Li], "The Manchu-Chinese Relationship":35,n2.

Цитата

36 Secondary works have established the number of adherents during Dodo's march through Jiangnan at something under 240,000 by the conquest of Nanjing; the campaign against Li Zhicheng may have attracted as many as 100,000, and it seems to me conservative to posit a total number of former Ming adherents at 500,000 to 600,000 for the campaigns of conquest. The bannermen of 1644, on the other hand, probably numbered perhaps 120,000-150,000. See also Dennerline, The Chia-ting Loyalists: 66 and Wakeman, The Great Enterprise: 306, 791.

 

Автор полагает, что войска Зеленого знамени как раз были созданы для того, чтобы избежать критического перевеса китайцев над манчжурами и монголами в составе Знаменных войск. В конце 17 и начале 18 века были даже сокращения количества "знаменных китайцев".

Share this post


Link to post
Share on other sites

清太祖武皇帝實錄.

Ch'ing. T'ai-tsu Wu-huang-ti shih-lu.

Тут не очень понял с датой. В записи 36 стоит 乙酉年 (1585). Только описанные в записи 35 события - 1585 или 1584 года?

Цитата

賜以牛祿之爵屬三百人

Милостиво 賜 пожаловал ранг 爵 ниру 牛祿 родам 屬 в 300 человек 三百人?

 

В 1601 году. 辛丑年 В главе 7

Цитата

是年,太祖將所聚之眾,每三百人立一牛祿厄真管屬,前此凡遇行師出獵,不論人之多寡,照依族寨而行。滿洲人出獵,開圍之際,各出箭一枝,十人中立一總領,屬九人而行,各照方向,不許錯亂,此總領呼為牛祿華言大箭厄真厄真華言主也,於是以牛祿厄真為官名。

Нурхаци-Тайцзу 太祖 собрал 聚 народ 眾

每三百人立一牛祿厄真管屬 - каждые 300 человек составили ниру, часть про 真管屬 не понял

До этого при охоте 出獵 отряды формировали по родовым станам 族寨?

開圍之際 - когда приступали к облаве. 

Насколько понял - далее расписывается хорошая организация и прекрасные действия таких охотничьих партий, которые сами назывались 牛祿 ниру.

 

Если правильно понял - 1615 год. 乙卯年 В части 54

Цитата

太祖削平各處,於是每三百人立一牛祿厄真,五牛祿立一扎攔厄真,五扎攔立一山厄真,固山厄真左右,立美凌厄真。原旗有黃白藍紅四色,將此四色鑲之為八色。成八固山。行軍對,若地廣,則八固山並列,隊伍整齊,中有節次。地狹,則八固山合一路而行,節次不亂

太祖 - Тайцзу. Нурхаци.

削平各處 - провел выравнивание?

в результате этого/於是 каждые/每 300 человек/三百人 составили/立 один/一 ниру/牛祿 

Если правильно понял - 牛祿 это запись китайскими иероглифами на чжурчженском.

五牛祿立一扎攔 - пять ниру составили один чалэ. Если правильно понял -  扎攔 это 甲喇

五扎攔立一山 - пять чалэ составляют гуса. 山 это 固山. Да далее так и пишется - 固山

固山厄真左右,立美凌 - гуса левый и правый составляют знамя. 美凌

прежде 原 знамен 旗 имелось 有 желтое 黃 белое 白 синее 藍 красное 紅 четыре цвета 四色

將此四色鑲之為八色 - теперь четыре цвета получили кайму и стало восемь цветов

成八固山 - создали восемь знамен

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, hoplit сказал:

Милостиво 賜 пожаловал ранг 爵 ниру 牛祿 родам 屬 в 300 человек 三百人?

Пожаловал рангом ниру-[эчжэнь, которому] подчиняется 300 человек.

1 час назад, hoplit сказал:

是年,太祖將所聚之眾,每三百人立一牛祿厄真管屬,前此凡遇行師出獵,不論人之多寡,照依族寨而行。滿洲人出獵,開圍之際,各出箭一枝,十人中立一總領,屬九人而行,各照方向,不許錯亂,此總領呼為牛祿華言大箭厄真厄真華言主也,於是以牛祿厄真為官名。

В этом году Тайцзу на каждые 300 из собранных людей (интересно указание на "собранных людей" - собирали их всякими способами и далеко не всегда - целыми родами, т.ч. о родовой монолитности можно уже не мечтать - прим. ЧГ) поставил ведающего ими ниру-эчжэня. Ранее всегда, когда выступали на войну или охоту, сколько бы ни было человек - выступали по родам и селениям (кстати, интересная оговорка - соседская община уже начинала влиять на расстановку сил, если тут деревня не населена представителями только одного рода, что не исключено при мизерной плотности населения в тех местах - прим. ЧГ). Когда маньчжуры выступали на охоту, то перед началом охвата (имеется в виду облавное кольцо - прим. ЧГ) каждому выдавали по стреле, над каждыми десятью ставили одного старшего, который командовал 9 остальными, с которыми выступал, каждый шел в свою сторону, менять направление не разрешалось, этот старший назывался ниру (на китайском - это "большая стрела") эчжэнь. Эчжэнь - это на китайском "хозяин". И так ниру-эчжэнь стало названием чина.

2 часа назад, hoplit сказал:

太祖削平各處,於是每三百人立一牛祿厄真,五牛祿立一扎攔厄真,五扎攔立一山厄真,固山厄真左右,立美凌厄真。原旗有黃白藍紅四色,將此四色鑲之為八色。成八固山。行軍對,若地廣,則八固山並列,隊伍整齊,中有節次。地狹,則八固山合一路而行,節次不亂

Тайцзу выровнял все [отряды по численности] и на каждые 300 человек поставил ниру-эчжэня. Над 5 ниру поставил цзалань-эчжэня, над 5 цзалань поставил [гу]шань-эчжэня (тут пропущен иероглиф "гу" - прим. ЧГ), справа и слева от гушань-эчжэня поставил мэйлин-эчжэня. Изначальных знамен было 4 - желтое, белое, синее и красное. Затем окаймили эти 4 цвета и получили 8 цветов. Когда выступали в поход, то если земля была широкой (например, поход на монголов в степь - прим. ЧГ), то обычно 8 знамен выстраивали фронтом, все отряды в строгом порядке и четкой последовательности. Если земля была узкой (например, поход на чжурчжэней непокорившихся племен или Корею - прим. ЧГ), то обычно восемь знамен собирались на одном направлении и выступали одно за другим, не нарушая последовательности. 

Ниру-эджэн - букв. "господин стрелы", обычно переводят как "командир роты".

Дзалан-эджэн - господин дзала (полка).

Гусай-эджэн - господин знамени.

Мэйрэн-эджэн - господин плеча (тут в значении "фланг").

Это транслитерация чжурчжэньских слов при помощи иероглифов (нюлу-эчжэнь и т.п.). Примечательно, что чиновника именуют "господин", т.е. у него не просто власть от хана, а нечто большее - некоторые наши исследователи считали, что такой "господин" был еще и феодальным сеньором своей части.

С годами возиться охоты нет.

Насчет "высосанных из пальца численностей" - довольно хорошо указывается, как обеспечивался марш. Кстати, могли отряжать от каждого знамени по несколько сот человек для конкретной операции. Их сводили в войско, которым командовали представители от каждого знамени. Так, например, ходили на Амур против Бомбогора - войском командовал Самшика из Синего с каймой знамени.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Оттуда забавная деталь:

太祖兵臨城下,攻之,焚其懸樓並周城房屋。 太祖登房跨脊上,射城內之人,被城內鵝兒古尼一箭正中其首,透盔傷肉深指許。太祖拔箭,見城內一人奔走於煙突僻處,太祖即以所拔之箭射之,穿兩腿,應弦而倒。太祖箭傷,血流至足,猶彎射不已。

Тайцзу с войском встал у стен города и атаковал его, спалив отдельные башни и строения вокруг крепости. Тайцзу взобрался на дом и, сидя на коньке крыши, стал стрелять в людей в крепости, но Эргуни из крепости попал ему стрелой прямо в голову. [Стрела] пробила шлем и поранила [Тайцзу] в мягкие ткани головы примерно на глубину одного пальца. Тайцзу выдернул стрелу и, увидев в крепости человека, спешащего спрятаться за дымовую трубу, выстрелил в него этой выдернутой стрелой, пробив ему обе ноги. Тот упал сразу вслед за тем, как щелкнула при выстреле тетива (т.е. очень быстро). Из раны от стрелы у Тайцзу лилась кровь, залив его до самых ног, но он все продолжал стрелять.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
14 часа назад, hoplit сказал:

Милостиво 賜 пожаловал ранг 爵 ниру 牛祿 родам 屬 в 300 человек 三百人?

Тут надо брать полностью описание, с речью Нурхаци, чтобы стал понятен контекст:

Цитата

 

眾將欲殺鵝兒古尼、老科,太祖曰:「二人射我,乃鋒鏑之下,各為其主,孰不欲勝?吾今釋而用之,後或遇敵,彼豈不為我用命哉!此等之人,死於鋒鏑者尤當惜之,何忍因傷我而殺之,也!」賜以牛祿之爵屬三百人,厚養之。

Все хотели убить Эргуни и Лаокэ, [но] Тайцзу сказал:

"Двое стреляли в меня, потому что было сражение (букв. "под остриями мечей и наконечниками стрел"), каждый был сам себе господином - почему же не желать было им победы? Теперь я освобождаю их, чтобы использовать [дальше], и если впоследствии встречу врагов, то разве они не выполнят мой приказ? Если такие люди падут от мечей и стрел, разве не будет жалко потом? Так почему же убивать их за то, что они ранили меня?!"

И пожаловал [их] чином ниру[-эджэн], подчинив [каждому] 300 человек, и стал хорошо обращаться с ними (букв. "щедро кормить").  

 

Тут, кстати, несмотря на эпический стиль повествования и традиционное подчеркивание смелости и благородства основателя династии, очень интересные социальные отношения отражаются - например, он взял город, сжег его, народа перебил много. Но доверился пленным. И дал им по 300 человек. Естественно, из пленных. Т.е. около 1500 человек с женами, стариками и детьми на каждого. Но это уже не единое племя или род, а 2 разных ниру.

Ну и для того, чтобы эту эпику немного разбавить - не факт, что кто-то из них был верен Тайцзу до конца - тот же Бучжаньтай, будучи даже 3 раза зятем Нурхаци, 7 раз ему изменял. Баиньдари то же самое делал. Некоторые потом были убиты Нурхаци за многочисленные измены.

Эпический стиль - это дань местной традиции, а реалии были очень суровы.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я предлагаю выделить сообщения о раннем периоде развития маньчжурского государства в отдельную тему, т.к. это довольно мифологизированная эпоха, и доверять ей на 100% нельзя.

Скажем, версии хроник правления Нурхаци "Да Цин Тайцзу У-хуанди шилу" (1636) и "Да Цин Тайцзу Гао-хуанди шилу" (каноническая) довольно сильно отличаются друг от друга. 

Если брать "Маньвэнь лаодан", то там вообще с 1607 г. записи начинаются. И если верить "Маньвэнь лаодан", то там такие интересные подробности вырисовываются относительно военного дела того же Китая или Кореи, что хочется кричать "Грабаул! Караулят!" (с).

Правда, не думаю, что тут не обошлось без непонимания Л. Тюрюминой особенностей военного дела Дальнего Востока, но все же ...

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Мусульманские армии Средних веков
      By hoplit
      Maged S. A. Mikhail. Notes on the "Ahl al-Dīwān": The Arab-Egyptian Army of the Seventh through the Ninth Centuries C.E. // Journal of the American Oriental Society,  Vol. 128, No. 2 (Apr. - Jun., 2008), pp. 273-284
      David Ayalon. Studies on the Structure of the Mamluk Army // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London
      David Ayalon. Aspects of the Mamlūk Phenomenon // Journal of the History and Culture of the Middle East
      Bethany J. Walker. Militarization to Nomadization: The Middle and Late Islamic Periods // Near Eastern Archaeology,  Vol. 62, No. 4 (Dec., 1999), pp. 202-232
      David Ayalon. The Mamlūks of the Seljuks: Islam's Military Might at the Crossroads //  Journal of the Royal Asiatic Society, Third Series, Vol. 6, No. 3 (Nov., 1996), pp. 305-333
      David Ayalon. The Auxiliary Forces of the Mamluk Sultanate // Journal of the History and Culture of the Middle East. Volume 65, Issue 1 (Jan 1988)
      C. E. Bosworth. The Armies of the Ṣaffārids // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London,  Vol. 31, No. 3 (1968), pp. 534-554
      C. E. Bosworth. Military Organisation under the Būyids of Persia and Iraq // Oriens,  Vol. 18/19 (1965/1966), pp. 143-167
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army //  Studia Islamica,  No. 45 (1977), pp. 67-99
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army (Conclusion) // Studia Islamica,  No. 46 (1977), pp. 147-182
      Nicolle, D. The military technology of classical Islam. PhD Doctor of Philosophy. University of Edinburgh. 1982
      Patricia Crone. The ‘Abbāsid Abnā’ and Sāsānid Cavalrymen // Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain & Ireland, 8 (1998), pp 1­19
      D.G. Tor. The Mamluks in the military of the pre-Seljuq Persianate dynasties // Iran,  Vol. 46 (2008), pp. 213-225
      J. W. Jandora. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests // Studia Islamica,  No. 64 (1986), pp. 101-113
      B. J. Beshir. Fatimid Military Organization // Der Islam. Volume 55, Issue 1, Pages 37–56
      Andrew C. S. Peacock. Nomadic Society and the Seljūq Campaigns in Caucasia // Iran & the Caucasus,  Vol. 9, No. 2 (2005), pp. 205-230
      Jere L. Bacharach. African Military Slaves in the Medieval Middle East: The Cases of Iraq (869-955) and Egypt (868-1171) //  International Journal of Middle East Studies,  Vol. 13, No. 4 (Nov., 1981), pp. 471-495
      Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a // Iranian Studies, 38:4, 555-573
      Гуринов Е.А. , Нечитайлов М.В. Фатимидская армия в крестовых походах 1096 - 1171 гг. // "Воин" (Новый) №10. 2010. Сс. 9-19
      Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Армии мусульман // Крылов С.В., Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
      Нечитайлов М.В., Гуринов Е.А. Армия Саладина (1171-1193 гг.) (1) // Воин № 15. 2011. Сс. 13-25.
      Нечитайлов М.В., Шестаков Е.В. Андалусские армии: от Амиридов до Альморавидов (1009-1090 гг.) (1) // Воин №12. 2010. 
       
      Kennedy, Hugh. The Armies of the Caliphs : Military and Society in the Early Islamic State Warfare and History. 2001
      Blankinship, Khalid Yahya. The End of the Jihâd State : The Reign of Hisham Ibn Àbd Al-Malik and the Collapse of the Umayyads. 1994.
    • Биляд ас-Судан - его военное дело и войска
      By hoplit
      Если я правильно понимаю - конница в армиях Сахеля в принципе довольно немногочисленна. И не вся поголовно доспешна. В принципе - несколько десятков конных англичане в ходе атаки отметили. Насколько понимаю - почти все их противники это вооруженная холодняком пехота. Ружей почти не было. Конных - мизер (возможно какие-то вожди).
    • 21-й уланский атакует при Омдурмане
      By Чжан Гэда
      Интересно, что баггара были конными копейщиками, сражались копьями и мечами, носили стеганные и кольчужные доспехи. Т.е. к бою врукопашную были готовы.
      В битве при Омдурмане совершенно легендарным считается атака 21-го уланского полка - 350 улан с копьями атаковали 700 воинов Халифы, которые заманили улан в засаду, где находилось около 2000 всадников и пехотинцев, с ружьями и холодным оружием.
      Потеряв 70 человек убитыми и раненными (и 113 коней), уланы пробились холодным оружием через засаду и залегли на холме среди камней, отстреливаясь из винтовок. Так они продержались до подхода подкреплений.
      Следует учесть, что полк был сформирован в 1858 г. в Индии для подавления восстания сипаев и в серьезных боях не участвовал. В 1862 г. был направлен в Англию. В 1896 г. переброшен в Африку. Был единственным полным полком, принявшим участие в битве при Омдурмане. Атака улан с копьями считается последней в истории английской армии - больше такой эпики не случалось.
      Вопрос - как неопытные, в общем-то, уланы смогли справиться с баггара?
      Вот как изображается этот эпизод художниками тех лет - например:





      Вот как выглядели уланы:

      Или количество дервишей в засаде Черчилль и прочие определили произвольно?
    • "Примитивная война".
      By hoplit
      Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.
       
      - Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis.
      - Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.
      - J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.
      - DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.
      - William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.
      - Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.
      - ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.
      - Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.
      -  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence //  Nature 538, 233–237
       
       
      - Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.
      - Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).
      - Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и
      конфликты.
      - Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.
       
       
      - Зуев А.С. О БОЕВОЙ ТАКТИКЕ И ВОЕННОМ МЕНТАЛИТЕТЕ КОРЯКОВ, ЧУКЧЕЙ И ЭСКИМОСОВ.
      - Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).
      - О. А. Митько. ЛЮДИ И ОРУЖИЕ (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).
      - К. Г. Карачаров, Д. И. Ражев. ОБЫЧАЙ СКАЛЬПИРОВАНИЯ НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СРЕДНИЕ ВЕКА.
      - Нефёдкин А. К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).
      - Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.
      - Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.
      - Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.
      - Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.
      - Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.
       
      - N. W. Simmonds. Archery in South East Asia s the Pacific.
      - Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.
      - Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.
      - Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.
      - Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.
      - D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.
      - Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.
      - W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.
      - E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.
      - K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.
      - Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 
      - William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.
      - Henry Reynolds. Forgotten war. 
      - Henry Reynolds. THE OTHER SIDE OF THE FRONTIER. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.
      -  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.
      - Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.
      - Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      - Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      - Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      - Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      - Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      - Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
      - Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.
      - P. D'Arcy. Maori and Muskets from a Pan-Polynesian Perspective // The New Zealand journal of history 34(1):117-132. April 2000. 
      - Andrew P. Vayda. Maoris and Muskets in New Zealand: Disruption of a War System // Political Science Quarterly. Vol. 85, No. 4 (Dec., 1970), pp. 560-584
      - D. U. Urlich. The Introduction and Diffusion of Firearms in New Zealand 1800–1840 // The Journal of the Polynesian Society. Vol. 79, No. 4 (DECEMBER 1970), pp. 399-41
       
       
      - Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.
      - Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.
      - Myron J. Echenberg. Late nineteenth-century military technology in Upper Volta // The Journal of African History, 12, pp 241-254. 1971.
      - E. E. Evans-Pritchard. Zande Warfare // Anthropos, Bd. 52, H. 1./2. (1957), pp. 239-262
       
      - Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.
      - Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.
      - R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.
      - J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.
      - Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.
      - R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 
      - R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.
      - Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.
       
       
      - Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.
      - Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.
      - Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.
      - T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.
      - Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and
      the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.
      - Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.
      - HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 
      - NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.
      - F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 
      - Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 
      - H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 
      - Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.
      - Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.
      - Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?
      - Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 
      - Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).
       
       
      - ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.
      - Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.
      - D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.
      - DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern
      Plains Armor.
      - Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.
      - Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.
      - James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.
      - Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.
      - Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.
      - James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.
       
      - D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.
      - Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL
      PERFORMANCE CHARACTERISTICS.
      - Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.
      - W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic
      and  experimental research.
      - DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation
      and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.
      - Walter Hough. Primitive American Armor. 
      - George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.
      - Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.
      - David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.
      - Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.
      - Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.
      - Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 
      - Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.
      - Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.
      - Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.
      - George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America.
      - Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 
      - Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).
      - Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.
      - J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.
      - Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.
      - Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.
      - Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.
      - Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.
      - William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.
      - Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.
      - David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.
      - Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.
      - Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011
      - Steven LeBlanc. Prehistoric Warfare in the American Southwest. 1999.
       
       
      - A. Gat. War in Human Civilization.
      - Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.
      - Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.
      - Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.
      - Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.
      - Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.
      - Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.
      - М. Дэйви. Эволюция войн.
      - War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.
      - I. J. N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.
      - Антропология насилия. Новосибирск. 2010.
      - Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war : violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.

    • Военные столкновения русских и Цинов (1652-1689)
      By Kryvonis
      Предлагаю обсудить проблему приграничных конфликтов в 50-80-х гг. 17 в. Особенно меня интересуют китайские и корейские данные о войнах. Прошу сообщите онлайн-ссылки на материалы. Меня также интересует статья А. Пастухова о поселениях приамурских народов. Думаю Чжан Геда поможет.