hoplit

"Примитивная война".

42 posts in this topic

Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.

 

- Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis.

- Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.

- J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.

- DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.

- William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.

- Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.

- ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.

- Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.

-  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence // Nature 538, 233–237

- Sticks, Stones, and Broken Bones: Neolithic Violence in a European Perspective. 2012

 

 

- Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.

- Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).

- Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и
конфликты.

- Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.

 

 

- Зуев А.С. О БОЕВОЙ ТАКТИКЕ И ВОЕННОМ МЕНТАЛИТЕТЕ КОРЯКОВ, ЧУКЧЕЙ И ЭСКИМОСОВ.

- Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).

- О. А. Митько. ЛЮДИ И ОРУЖИЕ (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).

- К. Г. Карачаров, Д. И. Ражев. ОБЫЧАЙ СКАЛЬПИРОВАНИЯ НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СРЕДНИЕ ВЕКА.

- Нефёдкин А. К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).

- Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.

- Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.

- Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.

- Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.

- Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.

 

- N. W. Simmonds. Archery in South East Asia s the Pacific.

- Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.

- Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.

- Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.

- Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.

- D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.

- Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.

- W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.

- E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.

- K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.

- Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 

- William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.

- Henry Reynolds. Forgotten war. 

- Henry Reynolds. THE OTHER SIDE OF THE FRONTIER. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.

-  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.

- Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.

- Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596

- Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131

- Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123

- Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244

- Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29

- Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.

- Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.

- P. D'Arcy. Maori and Muskets from a Pan-Polynesian Perspective // The New Zealand journal of history 34(1):117-132. April 2000. 

- Andrew P. Vayda. Maoris and Muskets in New Zealand: Disruption of a War System // Political Science Quarterly. Vol. 85, No. 4 (Dec., 1970), pp. 560-584

- D. U. Urlich. The Introduction and Diffusion of Firearms in New Zealand 1800–1840 // The Journal of the Polynesian Society. Vol. 79, No. 4 (DECEMBER 1970), pp. 399-41

 

 

- Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.

- Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.

- Myron J. Echenberg. Late nineteenth-century military technology in Upper Volta // The Journal of African History, 12, pp 241-254. 1971.

- E. E. Evans-Pritchard. Zande Warfare // Anthropos, Bd. 52, H. 1./2. (1957), pp. 239-262

- Julian Cobbing. The Evolution of Ndebele Amabutho // The Journal of African History. Vol. 15, No. 4 (1974), pp. 607-631

 

- Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.

- Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.

- R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.

- J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.

- Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.

- R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 

- R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.

- Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.

 

 

- Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.

- Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.

- Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.

- T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.

- Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and
the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.

- Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.

- HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 

- NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.

- F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 

- Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 

- H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 

- Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.

- Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.

- Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?

- Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 

- Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).

 

 

- ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.

- Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.

- D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.

- DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern
Plains Armor.

- Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.

- Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.

- Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.

- James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.

- Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.

- Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.

- Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.

- James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.

 

- D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.

- Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL PERFORMANCE CHARACTERISTICS.

- Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.

- W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic
and  experimental research.

- DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.

- The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation
and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.

- Walter Hough. Primitive American Armor. 

- George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.

- Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.

- David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.

- Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.

- Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.

- Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 

- Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.

- Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.

- Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.

- George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America.

- Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 

- Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).

- Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.

- J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.

- Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.

- Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.

- Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.

- Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.

- William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.

- Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.

- David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.

- Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.

- Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011

- Steven LeBlanc. Prehistoric Warfare in the American Southwest. 1999.

 

 

- A. Gat. War in Human Civilization.

- Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.

- Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.

- Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.

- Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.

- Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.

- Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.

- М. Дэйви. Эволюция войн.

- War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.

- I. J. N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.

- Антропология насилия. Новосибирск. 2010.

- Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war : violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.

- Warfare in Bronze Age Society. 2018

Безымянный.jpg

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites


Джанси Кимонко (1905-1949), удэгеец из рода Кимонко с реки Сукпай (Уссурийский край) писал в своей книге "Там, где бежит Сукпай" (опубликована в 1950) о войнах между удэгэйскими родами в конце XIX в., описывая свое детство:

Цитата

 

В толпе я замечаю одного человека. Медленно продвигаясь, он идет, заложив руки за спину, важно курит длинную трубку. Это старшинка Чингиса Кимонко. На нем красивый халат, подпоясанный кожаным поясом. Сбоку торчат два ножа. Сам он низкого роста, но крепкого телосложения. Лицо у него круглое, как луна. Голова почти совсем лысая, только на висках щетинится седина. Усы острижены коротко, на подбородке жиденький пучок волос.

... (следует сцена традиционного приветствия между членами одного рода, где первому кланяются старейшему, независимо от его социального положения, далее Чингиса Кимонко беседует с Джанси)

Чингиса засмеялся:

- Встань, парень! Хорошо. Быстрее расти. Надо наш род защищать. Будешь с Кялундзюгами драться, как я. Вот смотри! - он провел перед моим лицом рукой с изуродованными пальцами. - Видишь! Это я закон Кимонко защищал. А это видишь? - наклоняя голову и сверкнув лысиной, на которой багровел шрам, продолжал Чингиса, - тоже закон Кимонко защищал. Дрался с Кялундзюгами. Палками били, когда слово не помогло. Запомни, бата (удэг. "мальчик, сынок"), Кимонко - это одна сторона, одни законы. Кялундзюга - другая сторона, другие законы.

... (Джанси описывает свои ощущения - ему сильно не понравились слова Чингисы, т.к. он не понимал, за что воевать и не верил, что взрослые тоже могут драться между собой)

В юрте Чингисы было просторно. Развешанные всюду палки с блестящими железными наконечниками, лук и стрелы напомнили мне речь старшинки на берегу. По-видимому, он всегда держал оружие наготове.

... (далее следует описание внутренности юрты, знакомство Джанси с Кяундзя - другим мальчиком из рода Кимонко, потом передается беседа стариков, в которой говорится о том, что Кялундзюга усилились и дается краткое описание одного столкновения с Кимонко)

- Род Кялундзюги имеет теперь сильного вожака, - сказал он, прищурив один глаз. - Звать его Магади-Мафа. С ним я дрался недавно. О, это очень опасный человек, большую власть имеет.

... (следует описание причины конфликта - в род Кялундзюга была выдана женщина из рода Кимонко. Она овдовела и брат мужа решил на ней жениться. Она отказалась, тогда Кялундзюга стали ее избивать и принуждать выйти замуж. Чингиса Кимонко ездил вступиться за нее, но Кялундзюга избили его и теперь он советовался с другими Кимонко - стоит ли продолжать вражду)

Он (зд. - Магади-Мафа) не стал ждать, пока я до конца объяснял ему все, как было. Схватил палку и кинулся на меня. Мы стали драться. Оба твердо держались на ногах и оба как следует пощупали друг другу кости. Потом меня вытолкнули на улицу. Что я мог сделать один против них.

- Да, - согласился отец. - Кялундзюги все время против нас идут. Как жить будем?

- Ничего, - проговорил дедушка, покачиваясь в такт своим словам, - я думаю, драться совсем не надо. Будем терпеть.

 

Это события 1915 г. Джанси Кимонко было тогда 10 лет.

Примечательно, что он описал очень много в такой скудной информации - причины войны, способы ведения, функции старшинки, оружие.

Причины, по которой все Кимонко собрались вместе, было наводнение, затопившее ряд их стойбищ. Но стойбища были маленькие - то, где жил Джанси, состояло из нескольких юрт, где жили его дед, отец и дядя, а также их жены и дети. К тому же китайский купец Ли Цзоу недавно споил их и отобрал обманом пушнину и они не смогли купить чумизу для пропитания семей на зиму. Видимо, это была еще одна причина, по которой родственники Джанси предложили не вступать в активную борьбу с Кялундзюга.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не совсем примитивное военное дело, но все же очень архаичное - Китай, период Чжаньго, рельефы с бронзовых сосудов:

20070610111545.thumb.jpg.488d0255642adca

2007102422351496842.thumb.jpg.76aea9fbae

820110721111407.thumb.jpg.ba31cdb6b8f3e3

Последняя картинка - книга Ван Гуаньчжо "Чжунго гучуань" (Древние корабли Китая), издательство "Хайян чубаньшэ".

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Не совсем примитивное военное дело, но все же очень архаичное - Китай, период Чжаньго, рельефы с бронзовых сосудов

Кораблики зело симпатичные. Насколько понимаю - боевая платформа над основным корпусом?

 

 

12b.jpg

297239_10150360670556520_124360976519_8430392_962690727_n.jpg

DSC04124.jpg

h1106.jusui.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

ИМХО, это что-то вроде каноэ с легкой платформой.

Надо смотреть, где выкопали сосуды и как атрибуировали, но это искать надо, а времени нет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Douglas B. Bamforth. Indigenous People, Indigenous Violence: Precontact Warfare on the North American Great Plains //  Man,  New Series, Vol. 29, No. 1 (Mar., 1994), pp. 95-115

John C. Ewers. Intertribal Warfare as the Precursor of Indian-White Warfare on the Northern Great Plains // The Western Historical Quarterly,  Vol. 6, No. 4 (Oct., 1975), pp. 397-410

Jr. W. W. Newcomb. A Re-Examination of the Causes of Plains Warfare //  American Anthropologist,  New Series, Vol. 52, No. 3 (Jul. - Sep., 1950), pp. 317-330

Adam R. Hodge. Pestilence and Power: The Smallpox Epidemic of 1780–1782 and Intertribal Relations on the Northern Great Plains // Historian 72 (3), 543-567

Colin G. Calloway. The Inter-Tribal Balance of Power on the Great Plains, 1760-1850 // Journal of American Studies,  Vol. 16, No. 1 (Apr., 1982), pp. 25-47

Gary Clayton Anderson. Early Dakota Migration and Intertribal War: A Revision // The Western Historical Quarterly,  Vol. 11, No. 1 (Jan., 1980), pp. 17-36

Richard White. The Winning of the West: The Expansion of the Western Sioux in the Eighteenth and Nineteenth Centuries // The Journal of American History,  Vol. 65, No. 2 (Sep., 1978), pp. 319-343

 

David Thompson's narrative of his explorations in western America, 1784-1812. Toronto : Champlain Society, 1916

Donald J. Lehmer. Introduction to Middle Missouri Archeology. 1971.

George E. Hyde. Indians of the High Plains: From the Prehistoric Period to the Coming of Europeans. 1959

Harry Holbert Turney-High. Primitive War: Its Practices and Concepts. 1949

Share this post


Link to post
Share on other sites

Складывается впечатление, что смысл "открытой битвы" в рамках т.н. "примитивной войны" отнюдь не в "открытом сражении с решительными целями". Это скорее взаимная оценка и демонстрация силы. 

С учетом того, что для "примитивной войны" характерно "беречь свою кровь", акцент стоит именно на минимизацию собственных, а не максимизацию чужих потерь, сложно ожидать, что два примерно равных по силам войска, вышедшие явственно друг против друга, пойдут на по-настоящему кровавое столкновение. Также маловероятен любой решительный итог в пользу одной из сторон - противники, часто, схожи, если не идентичны. Схожее оружие, состав войска, военные приемы. А ставкой служит, чаще всего, вся дееспособная мужская часть указанного сообщества - сразу, и благополучие всего сообщества - чуть опосредованно.

С другой стороны - такая демонстрация могла неплохо показать сторонам "кто есть кто". С сильным противником лезть в полноценное противостояние не всегда желательно, "примитивная война" ориентирует на войну в максимально благоприятных условиях, система демонстрации личной храбрости, чаще всего, только "добавляет соли". С теми же, кто не "проходил теста" - можно было не церемониться, превращая их территории в "зону охоты". В статьях выше пара примеров именно такого подхода была.

Понятно, что это "сферическая в вакууме модель", но вообще получается, что нужно, все-таки, проводить границу между такими вот "открытыми битвами" в рамках "примитивной войны" и "генеральными баталиями" в смысле "в конце останется только один". Смысл, все-таки разный, хотя ряд промежуточных ступеней наличествует. К примеру - перед Каннауджем Шер-шах и Хумаюн решили, что затягивание конфликта создает проблемы для обоих правителей, достаточно серьезные, чтобы уговориться решить дело сражением.

Такой вот поток сознания.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 08.09.2017в22:19, hoplit сказал:

С учетом того, что для "примитивной войны" характерно "беречь свою кровь", акцент стоит именно на минимизацию собственных, а не максимизацию чужих потерь, сложно ожидать, что два примерно равных по силам войска, вышедшие явственно друг против друга, пойдут на по-настоящему кровавое столкновение.

Собственно, поединок как характерный тактический прием в таких битвах - это явление именно такого порядка.

Интересно, что в боях за объединение Непала (документов мало, а многие нарративы - позднейшая запись эпической традиции) есть эпизод, когда гуркхи сражались с лимбу и несколько лет не могли перейти пограничную реку.

Тогда гуркхский полководец предложил лимбускому полководцу решить дело в поединке. В поединке одолел лимбу, но гуркхи пронесли тайно оружие и напали на лимбу, чтобы отомстить за своего полководца, и убили полководца лимбу. Но у лимбу тоже оказалось припрятано оружие и они очередной раз отбили гуркхов.

Сильно попахивает фольклором, но ... В Бутане, например, в 1827 г. сгорел монастырь с государственным архивом и теперь вся история Бутана до 1827 г. - это смесь преданий и разрозненных упоминаний о стране в иностранных источниках.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, Чжан Гэда сказал:

Собственно, поединок как характерный тактический прием в таких битвах - это явление именно такого порядка.

Скорее всего. Про филиппинцев точно такое попадалось.

Опять же - это более чем явная демонстрация воинской доблести - биться явственно, перед массой свидетелей и победить. Зачастую поединок мог сопровождаться сознательным усложнением условий боя для себя. Как описанный у Ю.Стукалина поединок вождя шайенов и манданского вождя Матотопы, где шайен побеждал, но раз за разом уравнивал себя с Матотопой, отбрасывая оружие. Или выходка Сидящего Быка, который подошел к строю солдат, уселся и начал трубку курить под пулями.

Сам в уме держал несколько другое относительно "минимизации своих потерь". Большая часть смертей приходится не на "битвы", а на рейды и засады ака "охота на людей". В какой точно статье это видел - не упомню, но часть этнографов пишет, что типичное соотношение при таких атаках - от 5 до 10 вооруженных на одного застигнутого врасплох врага, которым может оказаться безоружный, женщина или ребенок. 

Понятно, что "на месте" ситуации могут быть разные (в одних регионах почти не практиковались рейды и существовали обычаи, направленные на уменьшение кровавости битв, в других - практиковались только рейды, иногда - масштабные, а "организованных битв" не знали вовсе) - но ждать решительного боя "грудь в грудь" от людей, привыкших вдесятером одного зазевавшегося путника резать (а то и не резать, а стрелами нашпиговать с условно-безопасной дистанции) весьма сложно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Цитата из книги Стукалина Ю.В. "Военное дело индейцев Дикого Запада. Самая полная энциклопедия".

Цитата

Участник карательной экспедиции против команчей, капитан Ричард Картер, так описывает атаку квахади-команчей на части кавалерийского полка: «Их тактику под огнем трудно описать... Их стремительный натиск в V-образном строю, последующее развертывание веером перед фронтом, когда оба их крыла сливались в единую волнистую линию кружащихся, как в водовороте, всадников, все быстрее несущихся по кругу направо и налево, и столь же мгновенно собирающихся в единую массу, не сбиваясь при этом в беспорядочное стадо; их непостижимые маневры, когда они вновь рассыпались, выстраиваясь время от времени веером или же распадаясь на два крыла - все это более и более вводило в замешательство наших ветеранов Гражданской войны, которые никогда не сталкивались с такими тактическими маневрами и со столь гибкой и подвижной линией стрелков. Команды были едва слышны и, чтобы перекрыть визг, приходилось орать во всю глотку».

Это же описание на "Мезоамерике".

Цитата

Очерк истории команчей

Э.Уоллес, Э.Хобел; перевод А.В. Зорина из книги E. Wallace & E. Adamson Hoebel. "The Comanches: Lords of the South Plains. Norman." 1952

Цитата

Участник похода капитан Ричард Картер так описывает атаку Квахади на части 4-го Кавалерийского полка 10 октября 1871 года у устья каньона Бланко: «Их тактику под огнем трудно описать... Их стремительный натиск в V-образном строю, последующее развертывание веером перед фронтом, когда оба их крыла сливались в единую волнистую линию кружащихся, как в водовороте, всадников, все быстрее несущихся по кругу направо и налево, и столь же мгновенно собирающихся в единую массу, не сбиваясь при этом в беспорядочное стадо; их непостижимые маневры, когда они вновь рассыпались, выстраиваясь время от времени веером или же распадаясь на два крыла - все это более и более вводило в замешательство наших ветеранов Гражданской войны, которые никогда не сталкивались с такими тактическими маневрами и со столь гибкой и подвижной линией стрелков. Команды были едва слышны и, чтобы перекрыть визг, приходилось орать во всю глотку».

Это описание взято из книги Robert G. Carter. On the Border with Mackenzie; or, Winning West Texas from the Comanches. Первая публикация была в 1935-м. Самой книги, увы, не видел.

Фрагмент на языке оригинала

Komanchi.jpg.2281f86c51516e1591b5b1a6a56

Из J. Brett Cruse. Battles of the Red River War: Archeological Perspectives on the Indian Campaign of 1874.

Насколько понимаю - русский перевод может иметь некоторые разночтения с английским текстом. Особенно вызывает вопросы момент с "rapidly moving in right and left hand circles"/"все быстрее несущихся по кругу направо и налево". Тут не "круги стрелков" ли, закрученные в левую и правую сторону, имеются ввиду?

Еще - при "империю сиу" уже было в статьях выше, про "империю команчей" - Pekka Hämäläinen. The Comanche Empire. 2008. И S. C. Gwynne. Empire of the Summer Moon: Quanah Parker and the Rise and Fall of the Comanches, the Most Powerful Indian Tribe in American History. 2010.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, hoplit сказал:

Komanchi.jpg.2281f86c51516e1591b5b1a6a56

 

Из J. Brett Cruse. Battles of the Red River War: Archeological Perspectives on the Indian Campaign of 1874.

Насколько понимаю - русский перевод может иметь некоторые разночтения с английским текстом. Особенно вызывает вопросы момент с "rapidly moving in right and left hand circles"/"все быстрее несущихся по кругу направо и налево". Тут не "круги стрелков" ли, закрученные в левую и правую сторону, имеются ввиду?

 

Некоторые разночтения это мягко сказано. Перевожу близко к тексту, так что за корявость не обессудьте. "Стремление избегать потерь побуждало их всегда находиться верхом, двигаясь и кружа подобно рою пчёл и никогда не сбиваясь в кучу. Их тактику под огнём трудно описать... в деле, в котором участвовал отряд Куана Паркера племени квахади-команчей в устье каньона Бланко 10 октября 1871 г., когда они собрали все свои силы для боя в чистом поле против нашего отряда из 4-го Кавалерийского. Их быстрое развёртывание [swing out означает движение вроде того, которое совершает открывающаяся дверь] или стремительное соединение [rush] в V-образное построение и последующее рассыпание веером вперёд из этих двух крыльев в неровную [иррегулярную] линию вертящихся [или кружащих]  всадников, которые все быстро двигаются в кругах направо и налево, но при этом даже двое из индейцев не сходятся вместе, и их быстрые увеличения протяжённости фронта направо и налево прямо на ходу и столь же быстрое концентрирование или сбор к центру, но без какого-либо скучивания, и их отступление назад в той же манере, иногда в веерообразном построении или в построении крылом [как я понимаю, под последним автор имеет ввиду описанное выше V-образное построение], всё это приводило в величайшее недоумение всех наших ветеранов Гражданской войны, которые никогда не видали таких тактических манёвров или такой гибкой линии застрельщиков; всё это без каких-либо слышимых команд, но с непрестанным визгом и громкими воплями."

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?" - сказал Тарас Бульба и перестал крутить ручку Гатлинга...

Все эти визги и бег с флажками очень хорошо показан в современных псевдоисторических китайских и японских фильмах. Против стабильных правильных формирований, готовых к встрече противника, они бесполезны.

Скажем, "примитивная война" эфиопов - на самом деле примитивность кажущаяся (чаще из-за неправомерного отождествления эфиопов с неграми Конго или долины реки Омо), а количество бега с флажками и визга гораздо меньше. Но и результаты выше.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, Илья Литсиос сказал:

Некоторые разночтения это мягко сказано. Перевожу близко к тексту, так что за корявость не обессудьте.

Спасибо! 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Еще из Картера.

Kyle Kivioja. The Fighting Colonel: Ranald S. MacKenzie's Leadership on the Texas Frontier

Цитата

We,” Carter recalled, “all opened a deliberate and steady fire upon the Indians, who were now moving like a cloud upon us, and evidently intent upon outflanking us, thus cutting off our only hope of the last avenue of escape to the camp, and to finish our small detachment before help could read [sic] us, their line suddenly recoiled and checked up.” Remembering their tactics, Carter wrote, the “[Comanche] had no squad, platoon, or company line formations, and no two, three, or four Indians were seen at any time to come together or bunch. While a general line was maintained at all times, it was always a line of right and left hand circling, individual warriors with varying radii, expanding and contracting into longer or shorter lines, advancing or retreating during these tactical
maneuvers.

...

Carter described the battle: “it was one grand, but rather dangerous, circus. As before stated, an irregular line of battle, or front, was kept up, always, however, in continual motion, every individual warrior fighting for himself–each, as he came around on the front arc of his right or left hand circle, whooping, or yelling, and brandishing his arms.” A Tonkawa and Comanche would both leave the circle, charge at each other, deliver their fire, and then dart back to their places “in the ever-changing battle line.

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Lowie R.H. Studies in Plains Indian Folklore / University of California Publications in American Archaeology and Ethnology. 1942. Vol. 40. P. 1-28.

Статья, на мой скромный вкус, хороша и без привязки к индейцам, как очень хороший пример возможностей человеческой памяти. Люди вспоминают события, участниками которых они были, при этом - сколько раз они их описывают, столько разных рассказов и получается.

"Адекватный очевидец может хорошо дать общую канву, мотивацию и логику событий, даже через десятки лет. Детали будут перепутаны гарантированно, особенно - последовательность событий". (с) Ланьков.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Peter Mitchell. Horse Nations: The Worldwide Impact of the Horseon Indigenous Societies Post-1492. 2015.

Цитата

1. Introducing Horse Nations 1
2. Ancestors 29
3. A Prodigal Return 59
4. North America I: The Southwest and the Southern Plains 93
5. North America II: The Central and Northern Plains 141
6. North America III: West of the Rockies 191
7. South America I: Caribbean Deserts and Tropical Savannahs 219
8. South America II: The Southern Cone 253
9. The Old World: Southern Africa and Australasia 303
10. Putting Horse Nations in Context 343

 

"Guaykuru cavalry charge" painted by Jean-Baptiste Debret in the early nineteenth century. Насельники Большого Чако (Парагвай, Боливия, Бразилия).

Mbaya_raiders_CHako.jpg.34378dec2261368f

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кения. 1.3.2008. Fight for the valley Olmelil 2008. Раз, два, три. Классическая "большая битва".

Хотя выглядит, конечно, фантасмагорично.

6gkQclE9jIo.jpg.f5eb8cab85d9f23b3ef2be88

9LwXMo2C19c.jpg.5be5bd15e649fce5d4fecc95

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Чтобы не забыть - выше была картинка с реконструкцией укреплений поселения Champ Durand. Это тенакская неолитическая культура, 34-28 века до н.э.

Площадь около 5 га, три линии валов и стен. Максимальная высота стен - до 3 метров, максимальная глубина рвов до 2,5 метров при ширине до 7 метров. 

Тут и тут. Еще.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 16.12.2017в20:14, hoplit сказал:

"Guaykuru cavalry charge" painted by Jean-Baptiste Debret in the early nineteenth century. Насельники Большого Чако (Парагвай, Боливия, Бразилия).

Гуайкуру разных племен из Гран-Чако .

Абипон (вымерли):

Guerreros_Abipones.jpg.49d19d3cf727c8070

Мокоби:

Guerrero_mocobi_segun_el_XVIII_siglo_Moc

2_opt.jpeg.5c5c43ff7a808ff8511087d5a9243

Тоба:

NAC_Efemeride_Missao_Francesa_06._1823_D

Полезные ссылки:

https://www.ellitoral.com/index.php/diarios/2010/12/27/opinion/OPIN-05.html

http://marcos-altamirano.blogspot.com/2011/04/concepcion-del-bermejo-primera-ciudad.html

http://portal.iphan.gov.br/noticias/detalhes/3515/200-anos-missao-francesa

https://www.gran-chaco.com/5.1810-1869/index5.html

Бой между испанцами и индейцами (чако?):

Batalla.thumb.jpg.06e1e7524906acd7d4bf85

Конный копейщик из индейского племени в Гран-Чако:

Jinete.thumb.jpg.c21e9f5cd11ca803b67c298

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Бой между испанцами и индейцами (чако?):

Не Чако

Цитата

BATALLA Y VICTORIA DE GABRIEL DE ROJAS CON LOS INDIOS DE MANGO CERCA DEL CUSCO - GRABADO SIGLO XVI. Author: Antonio Herrera y Tordesillas (1549-1625). Location: INSTITUTO DE COOPERACION IBEROAMERICANA, MADRID, SPAIN.. BATALLA Y VICTORIA DE GABRIEL DE ROJAS CON LOS INDIOS DE MANGO CERCA DEL CUSCO - GRABADO SIGLO XVI.

И, картинка, в общем, в части индейцев чистая фантастика. "Голые дикари" на закваске из антики (щиты, фаланги).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Индейцы, негры ... А нага?

Что известно про них?

Мне один путешественник по Индии (за 40 лет более 40 раз побывал в Индии) рассказывал, что ему пришлось побывать случайно в районе, где действует индийский спецназ - они ежегодно планомерно уничтожают представителей какого-то племени, которое живет в горах. В переговоры с племенем не вступают - по причине того, что это племя не признает никаких договоров с представителями других народов.

По наступлении времени юноши для инициации должны добыть голову иноплеменника. И они выходят из гор на дорогу и уничтожают всех, кто попадает им в руки. Он из города в город через горы ехал в одном такси с жертвой нападения - его тяжело ранили, но не успели добить.

Этот путешественник и до этого про такое племя слышал, думал, что это все байки, но когда реально поговорил с участником событий на месте событий, то получилось, что очень страшно.

Говорит, потом просили таксиста ехать как можно быстрее. Обошлось, но напугались изрядно.

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Индейцы, негры ... А нага?

Что известно про них?

По этой публике у меня информации мало. =/ Так-то Нагаленд - горячая точка и дичь несусветная. Если не путаю - значительная часть нагов практиковала охоту за головам, но насколько это актуально сейчас - не знаю. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      By foliant25
      Просмотреть файл Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      1 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (1) China and Southeast Asia 202 BC–AD 1419
      2 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (2) Japan and Korea AD 612–1639
      3 PDF русский перевод 1 книги -- Боевые корабли древнего Китая 202 до н. э.-1419
      4 PDF русский перевод 2 книги -- Боевые корабли Японии и Кореи 612-1639
      Год издания: 2002
      Серия: New Vanguard - 61, 63
      Жанр или тематика: Военная история Китая, Кореи, Японии 
      Издательство: Osprey Publishing Ltd 
      Язык: Английский 
      Формат: PDF, отсканированные страницы, слой распознанного текста + интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 51 + 51
      Автор foliant25 Добавлен 10.10.2019 Категория Военное дело
    • Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      By foliant25
      1 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (1) China and Southeast Asia 202 BC–AD 1419
      2 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (2) Japan and Korea AD 612–1639
      3 PDF русский перевод 1 книги -- Боевые корабли древнего Китая 202 до н. э.-1419
      4 PDF русский перевод 2 книги -- Боевые корабли Японии и Кореи 612-1639
      Год издания: 2002
      Серия: New Vanguard - 61, 63
      Жанр или тематика: Военная история Китая, Кореи, Японии 
      Издательство: Osprey Publishing Ltd 
      Язык: Английский 
      Формат: PDF, отсканированные страницы, слой распознанного текста + интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 51 + 51
    • Клеймёнов А. Л. Дебют стратега: балканская кампания Александра Македонского 335 г. до н.э.
      By Saygo
      Клеймёнов А. Л. Дебют стратега: балканская кампания Александра Македонского 335 г. до н.э. // Вопросы истории. - 2018. - № 1. - С. 3-17.
      В статье рассматривается первая полномасштабная военная кампания в самостоятельной полководческой карьере Александра Македонского, проведенная против фракийских и иллирийских племен весной-летом 335 г. до н.э. Ее замысел подразумевал разделение македонской армии на три части. Две из них, возглавляемые Антипатром и Коррагом, должны были обеспечить безопасность Македонии, в то время как сам Александр с наиболее подвижными и боеспособными подразделениями войска осуществлял наступление. Удачная реализация данной стратегии позволила македонскому царю последовательно подавить сопротивление балканских «варварских» племен, а затем объединить войско для захвата Фив, восставших против македонского владычества.
      Александр Македонский вот уже в течение двух тысячелетий выступает в роли своеобразного эталона при оценке полководческого дарования или военных успехов. Древние сопоставляли с ним Гая Юлия Цезаря1, а Наполеон Бонапарт в юные годы зачитывался сочинениями Флавия Арриана и Курция Руфа, описавших походы македонского царя2. Сам великий корсиканец по окончании собственной военной карьеры не смог удержаться от соблазна сравнить себя с покорителем Персии3. Характер свершений Александра стал причиной особого внимания к его личности и военным способностям. Ведомая им армия, практически не зная поражений, прошла с боями от берегов Эгейского моря до Индийского океана, создав, пусть и на недолгий срок, одну из обширнейших империй в истории. Однако в полководческом таланте Александра сомневались всегда. Судя по письмам Демосфена, его успехи объясняли большим везением, причем настолько бесцеремонно, что даже великий афинский оратор, главный противник македонских царей, счел нужным указать на то, что победы Александра были, прежде всего, плодами его трудов (Epist., I, 13). Раскритикованная Демосфеном тенденция, тем не менее, оказалась весьма устойчивой и оказала заметное влияние на античную историографию4. Найти причину побед македонского царя вне его личного полководческого дарования неоднократно пытались и специалисты-историки. Одним из первых это сделал Ю. Белох, указавший, что главная заслуга в деле завоевании Азии принадлежала не самому царю, а высокопоставленному македонскому военачальнику Пармениону5. Последняя на сегодняшний момент объемная работа с оценкой по­добного рода вышла в 2015 г.: канадский исследователь Р. Гебриел в книге с говорящим названием «Безумие Александра Великого и миф о военном гении» изобразил македонского завоевателя психически неуравновешенной личностью, чьи победы, прежде всего, связаны с эффективной работой «военной машины», созданной его отцом Филиппом II6. Примечательно, что полная несостоятельность подобного рода оценок особенно отчетливо проявляется при внимательном взгляде на первую полномасштабную военную кампанию в самостоятельной полководческой карьере Александра, проведенную на Балканах в 335 г. до н.э.
      Ее причиной стала военно-политическая ситуация, в которой оказалось Македонское царство после убийства Филиппа II, произошедшего, по разным оценкам, летом7 или осенью8 336 г. до н.э. Античные авторы сообщают, что, помимо прочего, перед пришедшим к власти Александром встала необходимость усмирения восстания балканских варварских племен (Plut. Alex., 11; Diod., XVII, 8, 1; Just., XI, 2, 4; Arr. Anab., I, 1, 4). Основным источником сведений о данном периоде является сочинение «Анабасис Александра» Флавия Арриана, который при описании событий, развернувшихся на Балканах в 335 г. до н.э., как полагают, либо целиком опирался на сочинение Птолемея Лага9, либо сочетал его данные со сведениями Аристобула10. В этом труде участниками развернувшегося после смерти Филиппа восстания названы трибаллы и иллирийцы (Anab., I, 1, 4). Забегая вперед, заметим, что среди фракийцев, занявших антимакедонскую позицию, были не только трибаллы11, но и некоторые другие соседствовавшие с ними племена, а иллирийцы, выступившие против македонской монархии, были представлены сразу тремя крупными племенными образованиями — дарданами, автариатами и тавлантиями.
      Ситуация была крайне непростой. Юстин упоминает смятение, охватившее македонян, боявшихся, что в случае одновременного выступления иллирийцев, фракийцев, дарданов и других варварских племен устоять будет невозможно (XI, 1, 5—6). Плутарх, в свою очередь, пишет об имевшемся у варваров стремлении избавиться от «рабского» статуса и восстановить ранее существовавшую царскую власть (Alex., 11). Впрочем, считать основной целью всех поднявшихся против Македонии племен возвращение своей независимости, утраченной в результате завоевательной политики Филиппа, нельзя, так как господство македонской монархии над основными участниками антимакедонского выступления сомнительно. Трибаллы, судя по их военному столкновению с Филиппом II в 339 г. до н.э., закончившемуся для македонян плачевно, обладали полной политической самостоятельностью12. Также не следует преувеличивать степень распространения македонского влияния в Иллирии13. Общей целью участвовавших в антимакедонском выступлении племенных сообществ являлось возвращение к дофилипповским временам, включая возобновление практики грабительских набегов14. Подобный геополитический переворот был возможен только в одном случае: как отметил еще А. С. Шофман, интересы выступивших против Александра племен были бы обеспечены, «если бы на месте сильного Македонского государства лежала бессильная, раздираемая политической борьбой земля»15.
      Наибольшую опасность для Македонии традиционно представляли иллирийцы16. Их частые нападения в IV в. до н.э. были связаны не только с грабежом, но и с попытками завладеть землями в районе Лихнидского (Охридского) озера17. Филипп II в результате предпринятых военных и политических мер сумел снизить исходившую от иллирийцев угрозу. Прежде всего, в самом начале своего правления он нанес крупное поражение иллирийскому царю Бардилу в битве у Лихнидского озера (Diod., XVI, 4, 5—7). Именно с Бардилом, возглавлявшим племя дарданов, специалисты связывают включение района Охридского озера в сферу иллирийского влияния18. Благодаря первой важной победе Филипп сумел присоединить охридский район, чем существенно обезопасил свое царство19. Впрочем, несмотря на достигнутые успехи, давление иллирийцев на македонские границы сохранялось20. После внезапной смерти Филиппа возрастание активности иллирийцев на западных рубежах Македонии было вполне предсказуемо. Ситуация на фракийском направлении также не была простой. Благодаря завоевательной деятельности Филиппа фракийские земли вплоть до Дуная были подчинены: местные династы попали в вассальную зависимость, а население обложили данью21. Тем не менее, целостная система обеспечения господства во Фракии создана не была. Македоняне напрямую контролировали лишь крепости в ключевых районах страны, а зависимость фракийских царьков от Филиппа в ряде случаев была очень слабой или же вовсе отсутствовала22. В этих условиях антимакедонское движение могло быстро расшириться и набрать силу, поставив под угрозу не только власть македонского царя над здешними землями, но и безопасность государства Аргеадов, чье ядро, Нижняя Македония, в силу географических особенностей было весьма уязвимо для вторжений из Фракии23.
      Худшим сценарием для Александра было создание антимакедонской коалиции балканских варварских племен и синхронизация их действий на восточном и западном направлениях. О подобной возможности свидетельствовали, прежде всего, события 356 г. до н.э., когда против еще набиравшего силу Филиппа II объединились цари фракийцев, пеонов и иллирийцев (Diod., XVI, 22, 3). Примечательно, что во время кампании 335 г. ’до н.э. иллирийские племена продемонстрировали наличие у них возможности создать союз, направленный против монархии Аргеадов. Нельзя было сбрасывать со счетов и вероятность вступления варварских племен в альянс с греческими противниками Александра24. Вновь обращаясь к более ранним событиям, упомянем о том, что иллирийцы, пеоны и фракийцы, совместно противостоявшие Филиппу в 356 г. до н.э., заключили союзный договор с Афинами (IG, 112, 127). Александр должен был учесть возможность развития событий по данному сценарию, тем более что обстановка в Греции, несмотря на решительные действия, предпринятые сыном Филиппа сразу после восшествия на престол, оставалась явно неспокойной, и новый македонский царь не выпускал ее из поля зрения25. Даже если бы ситуация во Фракии и на иллирийской границе развивалась не столь опасным для Македонии образом, сохранение военной напряженности в этом регионе поставило бы Александра перед необходимостью оставить в Европе крупные военные силы и тем самым уменьшить потенциал армии, отправляемой в Азию26.
      Геополитическая обстановка вынуждала Александра действовать быстро и решительно. Невозможно согласиться с выводами о том, что он в рамках Балканской кампании 335 г. до н.э. предпринял простую показательную военную акцию для запугивания местных варваров27. Перед новым македонским царем стояла гораздо более ответственная и сложная задача: он должен был максимально быстро подавить антимакедонское выступление балканских племен и таким образом защитить территорию самой Македонии от возможного вторжения, сохранить ее статус как ведущей державы Балкан, а также продемонстрировать свою способность сберечь наследие отца и продолжить начатую им войну против Персидского царства. Александру предстояло решать эти важные задачи, используя лишь часть македонских войск и командных кадров. Дело в том, что виднейший военачальник Филиппа II Парменион начиная с весны 336 г. до н.э. находился в Малой Азии, где готовил плацдарм для полномасштабного вторжения в империю Ахеменидов, задуманного Филиппом28. Вместе с Парменионом в Азии находилось около 10 тыс. воинов (Polyaen., V, 44, 4). Это были как наемники, так и собственно македонские подразделения (Diod., XVII, 7, 10). Судя по некоторым косвенным данным, Парменион отсутствовал в Македонии до зимы 335—334 гг. до н.э.29. В период осуществления Александром похода против балканских варварских племен некоторая часть войска, возглавляемая Антипатром, осталась в Македонии (Агг. Anab., I, 7, 6). Антипатр, один из ближайших и опытнейших соратников Филиппа И, в период его правления неоднократно выполнял ответственные задания военного и дипломатического характера, а при отсутствии царя исполнял обязанности регента в Македонии30. Александр, очевидно, возложил на этого виднейшего аристократа обязанность управлять Македонией и в случае необходимости обеспечить контроль над неспокойной Грецией31.
      Лаконичные, но чрезвычайно ценные сведения о действиях македонского царя в тот период времени содержит чудом сохранившийся небольшой фрагмент неизвестного раннеэллинистического исторического сочинения, найденный в Египте в 1906 году. Согласно этому тексту, Корраг, сын Меноита, один из царский «друзей», был поставлен во главе большого войска, которое соответствовало потребностям, имевшимся на границе с Иллирией. Ему было предписано завершить укрепление военного лагеря. В тексте упоминается некая будущая опасность, а также такие географические объекты как Эордея и Элимиотида32. Н. Хэммонд убедительно интерпретировал представленный античный текст как сообщение о кампании 335 г. до н.э. против балканских варваров, в рамках начальной стадии которой Александр оставил часть имевшихся сил под командованием Коррага на иллирийской границе в пределах верхнемакедонских областей Линк или Пелагония, приказав из-за большой вероятности иллирийского вторжения укрепить военный лагерь, после чего сам двинулся через Эордею на юг, в сторону Нижней Македонии33. По мнению исследователя, обнаруженный фрагмент может являться частью несохранившегося сочинения олинфского историка Страттиса, черпавшего данные из дворцового журнала Александра «Эфемерид»34. Несмотря на слабую доказательность последнего предположения, общий вывод Хэммонда о том, что найденный текст является фрагментом утраченного описания Балканской кампании Александра, был поддержан и другими специалистами35.
      Имеющиеся данные позволяют утверждать, что стратегия Александра, выбранная для Балканской кампании, подразумевала обеспечение защиты македонских позиций в Греции и блокирование возможного вторжения иллирийцев. Александр переходил к реши­тельным наступательным действиям лишь на одном направлении. Необходимо отметить, что дополнительную «пикантность» предстоящему походу придавало то, что в нем не участвовали Антипатр и Парменион — лучшие военачальники Филиппа II. Молодой царь должен был рассчитывать преимущественно на свои полководческие способности. К сожалению, у нас нет точных данных о размере войска, непосредственно выступившего в поход вместе с царем. По мнению Хэммонда, несмотря на разделение войска, Александр повел с собой на север около 3 тыс. всадников, 12 тыс. тяжеловооруженных и 8 тыс. легковооруженных пехотинцев, то есть в этой кампании участвовало больше солдат собственно македонского происхождения, чем в знаменитом Восточном походе36. Эти цифры явно завышены и не учитывают как выделение войск Антипатру и Коррагу, так и то, что часть армии вместе с Парменионом все еще находилась в Азии. Ф. Рей полагает, что в наличии у Александра были 2 тыс. гипаспистов, 6 тыс. фалангитов, около полутора тысяч всадников, 3—4 тыс. наемных гоплитов и 4 тыс. легковооруженных пехотинцев37. Эти цифры следует оценивать как более близкие к истине, однако гораздо убедительнее выводы Дж. Эшли, согласно которым Александр взял с собой лишь упомянутые Аррианом при описании военных событий кампании подразделения. Автор предполагает, что корпус Александра был укомплектован верхнемакедонскими таксисами фаланги, легковооруженными пехотинцами, а также кавалерийскими илами из Верхней Македонии, Амфиполя и Ботгиеи и насчитывал в совокупности всего около 15 тыс. воинов преимущественно македонского происхождения. Отмечается, что отправившиеся с царем подразделения лучше других были приспособлены для сражений на пересеченной местности, а успех в предстоящей кампании зависел в большой степени от мобильности и индивидуального мастерства воинов38.
      Ограниченность привлеченных сил не может являться доказательством того, что поход являлся «короткой профилактической войной», масштаб которой был преувеличен Птолемеем, основным источником Арриана, как это указывается в научной литературе39. Сравнительно небольшой размер отправившегося с Александром корпуса свидетельствует, прежде всего, о непростом характере сложившейся стратегической обстановки, вынудившей нового македонского царя разделить свою армию. В то же время, размер войска, задействованного Александром во фракийском походе, вынуждает критично отнестись и к диаметрально противоположным оценкам, согласно которым новый македонский царь осуществлял «кампанию завоевания и покорения», отличную по своему характеру от военных экспедиций Филиппа II в тот же регион40. Александр, судя по всему, намеревался посредством демонстрации своей военной мощи пресечь выход из македонской сферы влияния сообществ, попавших в зависимость при его отце, а также силой распространить подобный формат взаимоотношений на еще неподвластные агрессивно настроенные племена региона, что, учитывая сложную стратегическую обстановку, являлось делом чрезвычайно важным и непростым.
      Имеющиеся данные позволяют полагать, что на начальной стадии развернувшейся военной кампании Александр, оставив Коррага для защиты западной границы от иллирийцев, прошел через Нижнюю Македонию к Амфиполю. Согласно Арриану, этот город стал отправной точкой похода на фракийцев. Указано, что армия выдвинулась в начале весны41, направившись из Амфиполя в земли так называемых «независимых фракийцев». Войска проследовали справа от города Филиппы и горы Орбел, затем пересекли реку Несс и на десятый день достигли горы Гем (Агг. Anab., I, 1, 4—5). Здесь мы сталкиваемся с одной из проблем, существенно осложняющих изучение Балканской кампании Александра. Речь идет о невозможности однозначного сопоставления указанных в источниках географических объектов с современными. В частности, несмотря на то, что Арриан оставил, казалось бы, вполне подробное описание маршрута Александра, его рассказ оставляет много неясностей, и потому единого мнения у исследователей о пути македонской армии нет42. Арриан упоминает, что в районе горы Гем произошло соприкосновение Александра с противником, занявшим вершину и перекрывшим ущелье, через которое шла дорога (Anab., I, 1, 6). Ввиду наличия различных трактовок географической информации Арриана, упоминаемый горный проход локализуется исследователями в районе либо Троянского43, либо Шипкинского44 перевалов. Из сообщения античного автора следует, что Александр, несмотря на попытки противника использовать пускавшиеся с высоты телеги для рассеивания македонского строя, опрокинул фракийцев решительной атакой фаланги, поддержанной с флангов гипаспистами, агрианами и лучниками. Было уничтожено около полутора тысяч варваров, при этом македонянам, несмотря на бегство большей части фракийского войска, удалось захватить сопровождавших его женщин и детей, а также обоз (Ait. Anab., I, 1, 7—13)45. Одержав первую в Балканской кампании победу, Александр, как сообщает Арриан, отправил захваченную добычу в «приморские города» (Anab., I, 2, 1). Цель подобного решения вполне ясна — молодой царь стремился избавиться от всего, что могло отягощать армию, снижая скорость ее передвижения. Перевалив через Гем, Александр, судя по указаниям все того же источника, вторгся в земли трибаллов и подошел к берегам реки Лигин, лежавшей в трех дня пути от Истра, если двигаться через Гем (Anab., I, 2, 1). Упомянутую Аррианом реку исследователи сопоставляют либо с Янтрой46, либо с Росицей, ее притоком47.
      Согласно «Анабасису Александра», правитель трибаллов Сирм, зная о приближении Александра, заранее отправил женщин и детей на остров Певка, располагавшийся на Истре (Дунае). Там же нашли убежище фракийцы, бывшие соседями трибаллов, а также сам Сирм. Большая часть трибаллов отошла к берегам Лигина, уже покинутым македонянами (Агг. Anab., I, 2, 2—3). Видимо, подобным, образом они стремились занять позицию между армией завоевателей и стратегически важным горным проходом, чтобы прервать сообщение противника с Македонией48. Александр не оставил этот маневр без внимания. Узнав о случившемся, он повернул назад и застал трибаллов за разбивкой лагеря. Последние, застигнутые врасплох, построились в лесу, но были выманены оттуда легковооруженной пехотой Александра, после чего подверглись фронтальному удару фаланги и атакам со стороны македонской кавалерии на флагах. Трибаллы были обращены в бегство. Они потеряли в бою 3 тыс. воинов, однако македоняне из-за лесистой местности и наступившей ночи не смогли провести полноценное преследование (Агг. Anab., I, 2, 4—7). Успех данного военного предприятия, безусловно, был обеспечен своевременным получением информации о перемещениях трибаллов и тактическим дарованием Александра, сумевшего выманить противника из леса и подвергнуть его атаке с трех сторон. Немалую роль сыграл и общий стратегический расчет Александра, укомплектовавшего свой экспедиционный корпус подразделениями, способными совершать стремительные марши и эффективно сражаться на пересеченной местности.
      Сообщается, что спустя три дня после сражения при Лигине Александр вышел к Истру (Агг. Anab., I, 3, 1). Здесь его целью стал остров, служивший убежищем для части трибаллов. Локализация данного острова, названного Аррианом и Страбоном Певкой (Агг. Anab., I, 2, 3; Strab., VII, 301), имеет существенное значение для определения маршрута продвижения македонской армии, однако, как и в предыдущих случаях, сопоставление Певки с каким-либо из современных островов проблематично. Одни из ученых, отождествляя занятую трибаллами Певку с одноименным островом в «Священном устье» Дуная (Strab., VII, 305), помещают этот объект неподалеку от места впадения одного из рукавов Дуная в море49. Другая группа специалистов справедливо подчеркивает, что приближение Александра к побережью Черного моря плохо соотносится с остальной информацией о маршруте движения его армии, в связи с чем предполагается, что Певка Арриана находилась достаточно далеко от устья реки, и этот остров невозможно идентифицировать из-за изменения русла Дуная с течением времени50. Как бы то ни было, согласно имеющимся данным, македонский царь предпринял попытку посредством пришедших из Византия военных кораблей высадить на острове десант, что окончилось неудачей из-за активных оборонительных действий неприятеля и неблагоприятных условий местности (Агг. Anab., I, 3, 4; Strab., VII, 301).
      Вскоре Александр провел еще одну военную операцию на берегах Дуная. Как сообщает все тот же Арриан, македонский царь решил атаковать гетов, собравшихся в большом количестве на северном берегу Истра. Отмечается, что у гетов было 4 тыс. всадников и более 10 тыс. пехотинцев. Александр, собрав лодки-долбленки, изъятые у местного населения, а также используя набитые сеном кожаные чехлы для палаток, переправил ночью на северный берег полторы тысячи всадников и 4 тыс. пехотинцев. Утром Александр перешел в наступление. Геты, не выдержав и первого натиска, ушли в пустынные земли, взяв с собой сколько возможно женщин и детей, при этом бросили свой город, доставшийся со всем имуществом македонскому царю (Anab., I, 3, 5—4, 5). Сражение Александра с гетами, учитывая упоминание высоких хлебов, может быть отнесено к июню 335 г. до н.э.51 Географическая локализация событий более трудна, однако исследователи предприняли попытки сопоставить упомянутый Аррианом город с известными гетскими городищами северного Подунавья, первое из которых расположено в районе современного румынского города Зимнича52, а второе — в нйзовьях реки Арджеш53.
      Конечно, нет оснований считать, что Александр нанес гетам по-настоящему мощный удар54. Реальным итогом демонстрации силы нового македонского царя в Придунавье стало последовавшее прибытие послов от местных племен. Арриан упоминает, что явились посланники племен, живших возле Истра, в том числе и послы Сирма, царя трибаллов. Автор приводит также анекдотичный рассказ о встрече Александра с послами кельтов (Anab., I, 4, 6—8)55. В военной кампании возникла пауза, которая объясняется тем, что Александр в течение нескольких недель определял характер взаимоотношений с населением региона, возобновлял или изменял действия союзных договоров с фракийцами, жившими у дельты Дуная, трибаллами и местными греками, определял характер возможных совместных оборонительных мероприятий против гетов и скифов56. Отметим, что неудачно завершившаяся попытка захватить Певку никак не сказалась на общем ходе кампании — Сирм в итоге вынужден был признать гегемонию Александра.
      Далее македонский царь, как сообщается, пошел в земли агриан и пеонов (Агг. Anab., I, 5, 1). Предположительно, агриане населяли верховья Стримона в районе современной Софии57. Каким именно маршрутом двигался Александр от Дуная к агрианам неизвестно, в связи с чем представленные в историографии версии58 следует оценивать как в равной степени убедительные. Арриан пишет, что в период продвижения Александра к землям агриан и пеонов он получил известие о восстании Клита, сына Бардила, поддержанном царем тавлантиев Главкией, а также о желании племени автариатов напасть на македонского царя в момент его продвижения. Указывается, что сложившаяся обстановка вынудила Александра повернуть назад (Anab., I, 5, 1). Высказано предположение, что выступление этих иллирийских племен было неожиданностью для Александра, планировавшего через территории агриан и пеонов возвратиться в Македонию59. Сложно согласиться с данным утверждением, так как прямые указания Арриана о желании замирить иллирийцев до отбытия в Азию (Anab., I, 1, 4), а также сведения о заблаговременном размещении корпуса Коррага у македоно-иллирийской границы позволяют говорить об изначальном намерении Александра предпринять активные действия в отношении западных соседей.
      Тем не менее, ситуация, в которой оказался македонский царь, была весьма непростой. Он должен был противостоять мощной иллирийской коалиции, которую образовали Клит, правивший жившими на территории современного Косово дарданами, и Главкия, возглавлявший тавлантиев — группу племен, населявшую земли в районе нынешней Тираны60. Неизвестно, находились ли с ними в сговоре автариаты. В любом случае это племя, населявшее, как предполагается, земли на севере современной Албании61, заняло явно враждебную позицию. Автариаты во времена Страбона были известны как самое большое и самое храброе из иллирийских племен (VII, 317— 318). Аппиан их называет сильнейшими на суше из иллирийцев (Illyr., 3). Арриан дает диаметрально противоположную характеристику автариатов, упоминая, что царь агриан Лангар, встретившийся с Александром на пути к своим землям, назвал автариатов самым мирным из местных племен, которое можно не брать в расчет (Anab., I, 5, 2—3). При этом мало вероятно, что до встречи с Лангаром молодой царь ничего не знал об автариатах. Александр должен был располагать некоторыми данными о землях македоно-иллирийского пограничья, так как в ранней юности сопровождал Филиппа в его иллирийских походах, а в период размолвки с отцом некоторое время провел в самой Иллирии62. Видимо, Александр обладал общими сведениями об автариатах, не вполне актуальными на тот момент времени, благодаря чему отнесся к замыслам представителей этого племени весьма серьезно. Как бы то ни было, опасения молодого полководца, видимо, нельзя считать беспочвенными: вражеское нападение на растянутую на горных дорогах армию могло привести к тяжелым последствиям.
      Выход из сложившейся ситуации был найден благодаря помощи со стороны агриан и решительным действиям самого молодого македонского царя. Арриан упоминает, что Александр, встретившись с Лангаром, с которым его связывали дружеские отношения еще со времени правления Филиппа, получил от царя агриан заверения в том, что автариаты не представляют большой опасности. В дальнейшем Лангар по просьбе македонского царя совершил опустошительный поход в земли этого племени, вынудив тем самым автариатов отказаться от воинственных планов (Anab., I, 5, 2—4)63.
      Судя по отрывочным данным, в тот же период времени Александр выделил из армии часть сил для самостоятельного выполнения некоего задания. Об этом сообщает второй фрагмент уже упомянутого выше неизвестного раннеэллинистического исторического сочинения. В этом тексте указано, что в период пребывания царя в землях агриан он отправил оттуда Филоту, сына Пармениона, с войском64. Характер сложившейся на тот момент обстановки заставляет признать обоснованным предположение Хэммонда, в соответствии с которым Филота был послан к иллирийской границе, в то время как сам Александр решал ряд важных вопросов взаимодействия с Лангаром65. Видимо, Филоте было поручено выяснить обстановку на предполагаемом пути следования войск и начать противодействие иллирийцам. Действия корпуса Филоты в совокупности с ликвидацией угрозы, исходившей от автариатов, позволили Александру взять ситуацию под контроль и продолжить продвижение на юго-запад.
      Согласно Арриану, после встречи с Лангаром Александр напра­вился к реке Эригон и городу Пелиону, самому укрепленному в стране и занятому в тот момент Клитом (Anab., I, 5, 5). Упомянутый автором Пелион может быть идентифицирован как македонская пограничная крепость, занимавшая стратегически важную позицию между Иллирией и Македонией где-то в районе современной Корчи66. Таким образом, Клит, сын побежденного Филиппом Бардила, перешел к активным действиям в землях к югу от Охридского озера, ранее находившихся под иллирийским контролем67. Возможность попытки дарданов взять реванш в этом ключевом регионе Александр, видимо, предвидел в начале анти македонского выступления варварских племен, в связи с чем и разместил часть войск под командованием Коррага в Верхней Македонии у иллирийской границы. Последнее обстоятельство позволяет объяснить, почему Клит ограничился занятием пограничного Пелиона и не осуществил вторжение в Верхнюю Македонию. Тем не менее, сохранение важной крепости за иллирийцами создавало угрозу осуществления ими набегов на северо-западные районы Македонии в будущем68.
      Александр не мог допустить возникновения данной ситуации. Среди исследователей нет единого мнения о маршруте, которым двигался македонский царь из земель агриан к Пелиону69. В любом случае, путь Александра должен был проходить через области Верхней Македонии, где, очевидно, он смог увеличить численность своего войска70. Наиболее вероятным источником подкреплений следует считать корпус Коррага. Не останавливаясь подробно на военных действиях под Пелионом, весьма подробно описанных Аррианом71 и неоднократно рассматривавшихся исследователями72, отметим, что проходили они в крайне тяжелых условиях. Угроза гибели армии и царя была настолько серьезной, что послужила основой для распространения в Греции слухов о смерти Александра, ставших поводом для волнений73. Благодаря превосходству македонян в военной подготовке и дисциплине, удачным и нестандартным тактическим решениям Александра, включавшим как смелое маневрирование, так и внезапную ночную атаку на неохраняемый лагерь противника, дарданы Клита и тавлантии Главкии были разбиты и отброшены от границ Македонии. Довершило разгром иллирийцев под Пелионом их долгое преследование. Согласно Арриану, македоняне гнали врага вплоть до гор в стране тавлантиев (Anab., I, 6, 11). Расстояние от них до Пелиона, по современным подсчетам, составляло около 100 км74.
      После решения иллирийского вопроса македонский царь стремительно двинулся к Фивам, восставшим против македонской гегемонии. Арриан подробно описывает маршрут и скорость движения македонской армии, указывая, что, проследовав через Эордею и Элимиотиду, Александр перешел через горы Стимфеи и Паравии и на седьмой день прибыл в фессалийскую Пелину. Выступив оттуда, он на шестой день вторгся в Беотию (Anab., I, 7, 5). Таким образом, всего за тринадцать дней было пройдено около 400 км75. Марш оказался настолько стремительным, что, как пишет Арриан, фиванцы узнали о проходе Александра через Фермопилы, когда он с войском был уже в Онхесте (Anab., I, 7, 5). Здесь сказались тренировки времен Филиппа II, в ходе которых личный состав македонской армии обучался проходить значительное расстояние без использования в обозе большого количества повозок (Front. Strat., IV, 1, 6; Polyaen., IV, 2, 10)76. Быстрому продвижению армии должно было отчасти способствовать и то, что местность, через которую проходил маршрут, позволяла обеспечить армию продовольствием (в виде продуктов животноводства) и вьючным скотом77. Согласно Диодору, Александр подошел к Фивам с армией, насчитывавшей более 30 тыс. пехотинцев и не менее 3 тыс. конницы. Указывается, что это были воины, ходившие в походы вместе с Филиппом (XVII, 9, 3). Иными словами, македонский царь привел к Фивам практически всю полевую армию своего отца78. С учетом этих данных неслучайным представляется замечание Арриана, что Александр в Онхесте был «со всем войском» (Anab., I, 7, 5), как и упоминание Диодором прибытия македонского царя из Фракии «со всеми силами» (XVII, 9, 1). Возможно, Александр сумел по пути в Фивы собрать воедино все свое войско, чтобы использовать его мощь для захвата одного из сильнейших полисов Греции. В качестве косвенного подтверждения этого вывода могут быть использованы данные Полиэна, называющего Антипатра одним из участников осады Фив (IV, 3, 12), хотя его сведения, как и другие доводы в пользу личного присутствия этого старого соратника Филиппа, вызывают некоторые сомнения79. Антипатр вполне мог ограничиться отправкой подкреплений царю, оставшись руководить делами в Македонии. Объединение армии должно было произойти еще в период продвижения царя по землям Верхней Македонии, причем необходимо заметить, что темп продвижения Александра к Фивам оставался чрезвычайно высоким. Это могло быть обеспечено благодаря выдвижению сил Антипатра навстречу царю, через гонцов отдавшему соответствующее распоряжение. Объединенное македонское войско, как известно, сумело захватить и разрушить Фивы, что привело к существенному укреплению власти Александра над устрашенной Грецией80. Ключевую роль в этом сыграло невероятно быстрое появление македонской армии под Фивами, позволившее изолировать фиванцев и подавить антимакедонское выступление греков в зародыше81.
      Подводя итог рассмотрению весенне-летней кампании 335 г. до н.э., проведенной Александром против фракийцев и иллирийцев, не согласимся с ее излишне критичной оценкой, озвученной Э. Ф. Блоедовым82. Напротив, Балканская кампания должна быть оценена как успешная по любым критериям83. Во Фракии новый царь Македонии сумел возобновить прежние зависимые отношения с одними племенами и распространить македонскую гегемонию на сообщества, до того сохранявшие самостоятельность. Особенно удачным было решение иллирийской проблемы, стоявшей перед Филиппом II в течение большей части его правления: как отмечено исследователями, прямым следствием победы Александра под Пелионом стала спокойная обстановка на иллйрийской границе в течение всего периода правления великого завоевателя84. Без сколь-нибудь существенных потерь Александр одержал верх над противниками, которых ни в коей мере нельзя назвать слабыми, чем раскрыл свое высокое полководческое дарование85.
      Молодой македонский царь блестяще справился с первым серьезным испытанием в своей самостоятельной полководческой карьере. Важно, что совершено это было без помощи со стороны лучших военачальников Филиппа, задействованных в тот промежуток времени на других направлениях. Конечно, получить исчерпывающее представление о стратегии Александра в Балканской кампании 335 г. до н.э. нельзя из-за ограниченности Источниковой базы и невозможности однозначного сопоставления указанных в античной письменной традиции топонимов с современными географическими объектами. Тем не менее, комплекс имеющихся данных позволяет охарактеризовать стратегию кампании как смелую и, вместе с тем, хорошо продуманную. Она подразумевала разделение армии на три автономных части, перед каждой из Которых стояла особая задача. Первую часть войска, размещенную в Македонии, возглавил Антипатр, в чью зону ответственности входила также Греция. Корраг во главе крупных сил расположился в районе македоно-иллирийской границы для защиты Верхней Македонии от возможного вторжения. Сам Александр с отборными и наиболее подвижными подразделениями совершил поход против восставших фракийцев и иллирийцев, пройдя по высокой неправильной параболе от северо-восточной границы Македонии до ее западных рубежей. Сильной стороной выбранной молодым царем стратегии было то, что она предусматривала как разделение армии, так и осуществление «выхода» из этой комбинации посредством последовательного объединения частей войска для разгрома иллирийцев и совместного молниеносного броска на Фивы. Александр продемонстрировал, что является достойным наследником своего отца, способным сохранить его завоевания в Европе и приступить к реализации неосуществленных планов Филиппа, связанных с захватом владений империи Ахеменидов.
      Примечания
      Работа подготовлена в рамках Государственного задания №33.6496.2017/БЧ.
      1. Аппиан, находя много общего между Цезарем и Александром, пишет об их сопоставлении как о распространенном и оправданном явлении (В.С., II, 149). Плутарх, как известно, в своих «Сравнительных жизнеописаниях» поместил биографии этих военачальников в паре.
      2. ROBERTS A. Napoleon the Great. London. 2014, p. 12.
      3. JOHNSTON R.M. The Corsican: A Diary of Napoleon’s Life in His Own Words. N.Y. 1910, p. 498.
      4. BILLOWS R. Polybius and Alexander Historiography. In: Alexander the Great in Fact and Fiction. Oxford. 2000, p. 295.
      5. БЕЛОХ Ю. Греческая история T. 2. M. 2009, с. 432—433.
      6. См.: GABRIEL R.A. The Madness of Alexander the Great: And the Myth of Military Genius. Barnsley. 2015.
      7. УОРТИНГТОН Й. Филипп Македонский. СПб.-М. 2014, с. 242; ВЕРШИНИН Л.Р. К вопросу об обстоятельствах заговора против Филиппа II Македонского. — Вестник древней истории. 1990, № 1, с. 139.
      8. БОРЗА Ю.Н. История античной Македонии (до Александра Великого). СПб. 2013, с. 293; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s History of Alexander. Oxford. 1980, vol. p. 45—46; HAMMOND N.G.L. ТЪе Genius of Alexander the Great. London. 1998, p. 25; DEMANDT A. Alexander der Grosse. Leben und Legende. München. 2013, S. 76.
      9. BOSWORTH A.B. Op. cit., p. 51; PAPAZOGLOU F. The Central Balkan Tribes in Pre- Roman Times: Triballi, Autariatae, Dardanians, Scordisci and Moesians. Amsterdam. 1978, p. 25.
      10. HAMMOND N.G.L. Alexander’s Campaign in Illyria. — The Journal of Hellenic Studies. 1974, vol. 94, p. 77.
      11. Район их традиционного расселения располагался к западу от Искара, однако к указанному времени трибаллы, возможно, сместились на восток, к Добрудже. См.: DELEV Р. Thrace from the Assassination of Kotys I to Koroupedion. — A Companion to Ancient Thrace. Oxford. 2015, p. 51.
      12.     ДЕЛЕВ П. Тракия под македонска власт. — Jubilaeus I: Юбелеен сборник в памет на акад. Димитьр Дечев. София. 1998, с. 39.
      13. См.: GREENWALT W.S. Macedonia, Illyria and Epirus. In: A Companion to Ancient Macedonia. Oxford. 2010, p. 292; LANE FOX R. Philip’s and Alexander’s Macedon. In: Brill’s Companion to Ancient Macedon: Studies in the Archaeology and History of Macedon, 650 BC - 300 AD. Leiden. 2011, p. 369-370.
      14. GREENWALT W.S. Op. cit., p. 294.
      15. ШОФМАН A.C. История античной Македонии. Казань. 1960, ч. I, с. 117.
      16. УОРТИНГТОН Й. Ук. соч., с. 31.
      17. GREENWALT W.S. Op. cit., p. 280.
      18. HAMMOND N.G.L. Illyrians and North-west Greeks. In: The Cambridge Ancient History. Vol VI. Cambridge. 1994, p. 428-429; GREENWALT W.S. Op. cit., p. 284.
      19. БОРЗА Ю.Н. Ук. соч., с. 272; WILKES J.J. The Illyrians. Oxford. 1992, p. 120.
      20. БОРЗА Ю.Н. Ук. соч., с. 273; ERRINGTON R.M. A History of Macedonia. Oxford. 1990, p. 42; WILKES J.J. Op. cit., p. 120-121; BILLOWS R.A. Kings and Colonists: Aspects of Macedonian Imperialism. Leiden. 1995, p. 4.
      21. УОРТИНГТОН Й. Ук. соч., с. 175.
      22. ДЕЛЕВ П. Op. cit., с. 40—42; ПОПОВ Д. Древна Тракия. История и култура. София. 2009, с. 115.
      23. ХАММОНД Н. История Древней Греции. М. 2008, с. 564—565.
      24. LONSDALE D.J. Alexander the Great: Lessons in strategy. L.-N.Y. 2007, p. 111—112.
      25. FARAGUNA M. Alexander and the Greeks. In.: Brill’s companion to Alexander the Great. Leiden-Boston. 2003, p. 102—103.
      26. ASHLEY J.R. The Macedonian Empire: The Era of Warfare under Philip II and Alexander the Great, 359 - 323 BC. Jefferson. 1998, p. 167.
      27. GEHRKE H.-J. Alexander der Grosse. Miinchen. 1996, S. 30; DELEV P. Op. cit., p. 52.
      28. УОРТИНГТОН Й. Ук. соч., с. 241; ХОЛОД М.М. Начало великой войны: македонский экспедиционный корпус в Малой Азии (336—335 гг. до н.э.). — Сборник трудов участников конференции: «Война в зеркале историко-культурной традиции: от античности до Нового времени». СПб. 2012, с. 3.
      29. HECKEL W. The marshals of Alexander’s empire. L.-N.Y. 1992, p. 13.
      30. THOMAS C.G. Alexander the Great in his World. Oxford. 2007, p. 152—153.
      31. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. A History of Macedonia. Vol. III: 336-167 BC. Oxford. 1988, p. 32.
      32. Cm.: HAMMOND N.G.L. A Papyrus Commentary on Alexander’s Balkan Campaign. In: Greek, Roman and Byzantine Studies. 1987, vol. 28, p. 339—340.
      33. Ibid., p. 340-341.
      34. Ibid., p. 344—346; EJUSD. Sources for Alexander the Great. Cambridge. 1993, p. 201-202.
      35. Cm.: BOSWORTH A.B. Introduction. In: Alexander the Great in Fact and Fiction. Oxford. 2000, p. 3, anm. 4; BAYNHAM E. The Ancient Evidence for Alexander the Great. In: Brill’s companion to Alexander the Great. Leiden-Boston. 2003, p. 17, anm. 6; cp.: ИЛИЕВ Й. Родопите и тракийският поход на Александър III Велики от 335 г. пр. ХР. In: Личността в историата. Сборик с доклади и съобщения от Националната научна конференция на 200 г. от рождението на Александър Екзарх, Захарий Княжески и Атанас Иванов. Стара Загора. 2011, с. 279—281.
      36. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., р. 32.
      37. RAY F.E. Greek and Macedonian Land Battles of the 4th Century BC. Jefferson. 2012, p. 139.
      38. ASHLEY J.R Op. cit., 167.
      39. NAWOTKA K. Alexander the Great. Cambridge. 2010, p. 96.
      40. ASHLEY J.R. Op. cit., 167.
      41. Видимо, в начале апреля. См.: HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 34.
      42. См.: ФОР П. Александр Македонский. M. 2011, с. 39; PAPAZOGLOU F. Op. cit., р. 29—30; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 54; HAMMOND N.G.L. Some Passages in Arrian Concerning Alexander. — The Classical Quarterly. 1980, vol. 30/2, p. 455-456; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 167; NAWOTKA K. Op. cit., p. 96; WORTHINGTON I. By the Spear: Philip II, Alexander the Great, and the Rise and Fall of the Macedonian Empire. Oxford. 2014, p. 128; ИЛИЕВ Й. Op. cit., с. 279.
      43. ФОР П. Ук. соч., с. 39; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 54; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 168; O’BRIEN J. Alexander the Great: The Invisible Enemy. L.-N.Y. 1994, p. 48;
      44. ГРИН П. Александр Македонский. Царь четырех сторон света. М. 2005, с. 86; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 34; BURN A.R. The Generalship of Alexander. In: Greece and Rome. 1965, vol. 12/2, p. 146; RAY F.E. Op. cit., p. 139; WORTHINGTON I. Op. cit., p. 128; DEMANDT A. Op. cit., S. 97.
      45. Возможные реконструкции хода этого сражения см.: BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 56-57; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 35; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 168-169; RAY F.E. Op. cit., p. 139-140; HOWE T. Arrian and “Roman” Military Tactics. Alexander’s campaign against the Autonomous Tracians. In: Greece, Macedon and Persia: Studies in Social, Political and Military History in Honour of Waldemar Heckel. Oxford. 2014, p. 87—93.
      46. ДРОЙЗЕН И. История эллинизма. T. 1. Ростов-на-Дону. 1995, с. 101; ГРИН П. Ук. соч., с. 87; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 56; PAPAZOGLOU F. Op. cit., p. 30-31.
      47. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 35; NAWOTKA K. Op. cit., p. 96.
      48. ASHLEY J.R. Op. cit., p. 169.
      49. АГБУНОВ M.B. Античная лоция Черного моря. М. 1987, с. 146; ЯЙЛЕНКО В.П. Очерки этнической и политической истории Скифии в V—III вв. до н.э. — Античный мир и варвары на юге России и Украины: Ольвия. Скифия. Боспор. Запорожье. 2007, с. 82.
      50. BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 57; PAPAZOGLOU F. Op. cit., p. 32.
      51. HAMMOND N.G.L. Alexander’s Campaign in Illyria, p. 80.
      52. GRUMEZA I. Dacia. Land of Transylvania, Cornerstone of Ancient Eastern Europe. Lanham-Plymouth. 2009, p. 27.
      53. НИКУЛИЦЭ И.Т. Геты IV—III вв. до н.э. в Днестровско-Карпатских землях. Кишинёв. 1977, с. 125.
      54. ПОПОВ Д. Ук. соч., с. 116.
      55. Видимо, информация об этом восходит к Птолемею. Cp.: Strab., VII, 302. Об этом см. также: BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 51; cp.: HAMMOND N.G.L. Alexander’s Campaign in Illyria, p. 77.
      56. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 38; О специфике установленного Александром в регионе режима также см.: БЛАВАТСКАЯ Т.В. Западнопонтийские города в VII—I веках до н.э. М. 1952, с. 89—90; DELEV Р. Op. cit., р. 52.
      57. ДРОЙЗЕН И. Ук. соч., с. 104; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 65; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 39-40; О районе расселения агриан подробнее см.: ДЕЛЕВ П. По някои проблеми от историята на агрианите. — Известия на Исторически музей Кюстендил. Т. VII. Кюстендил. 1997, с. 9-11.
      58. ФУЛЛЕР ДЖ. Военное искусство Александра Македонского. М. 2003, с. 249; ФОР П. Ук. соч., с. 39; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., р. 65-68; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 40; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 171.
      59. ГАФУРОВ Б.Г., ЦИБУКИДИС Д.И. Александр Македонский и Восток. М. 1980, с. 83; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 171; NAWOTKA K. Op. cit., p. 98.
      60. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 40.
      61. HAMMOND N.G.L. Alexander’s Campaign in Illyria, p. 78.
      62. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 41.
      63. Предположение о том, что вместе с Лангаром в этом походе участвовал Александр (см.: ГАФУРОВ Б.Г., ЦИБУКИДИС Д.И. Ук. соч., с. 83) следует признать слабо обоснованным.
      64. Цит. по: HAMMOND N.G.L. A Papyrus Commentary on Alexander’s Balkan Campaign, p. 340.
      65. Ibid., p. 342-343.
      66. ФОР П. Ук. соч., с. 39; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 41; WILKES J.J. Op. cit., p. 123.
      67. WILKES J.J. Op. cit., p. 124.
      68. ASHLEY J.R. Op. cit., p. 171.
      69. Cm.: BOSWORTH A.B. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 68; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 40-41.
      70. HAMMOND N.G.L. Alexander the Great: King, Commander and Statesman. London. 1981, p. 49; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 171.
      71. Cm.: Arr. Anab., I, 5, 5—6, 11.
      72. ДРОЙЗЕН И. Ук. соч., с. 105-108; ФУЛЛЕР ДЖ. Ук. соч., с. 249-252; ГРИН П. Ук. соч., с. 88—91; HAMMOND N.G.L. Alexander’s Campaign in Illyria, p. 79—85; BOSWORTH A.B. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 71—73; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 171-173; RAY F.E. Op. cit., p. 141-142.
      73. Cm.: Arr. Anab., I, 7, 2; Согласно Юстину, Демосфен утверждал, что Александр и вся его армия погибли в бою против трибаллов, и даже представил свидетеля, якобы раненного в фатальном для македонского царя сражении (XI, 2, 8—10).
      74. HAMMOND N.G.L. The Genius of Alexander the Great, p. 39.
      75. KEEGAN J. The Mask of Command. N.Y. 1987, p. 72; HAMMOND N.G.L. The Genius of Alexander the Great, p. 44; WORTHINGTON I. Demosthenes’ (in)activity during the reign of Alexander the Great. In: Demosthenes: statesman and orator. L.-N.Y. 2000, p. 92.
      76. Это было нацелено, прежде всего, на обеспечение высокой мобильности войск в условиях горной местности. См.: ENGELS D.W. Alexander the Great and the Logistics of the Macedonian Army. Berkeley-Los Angeles. 1978, p. 22—23.
      77. HAMMOND N.G.L. The Genius of Alexander the Great, p. 44.
      78. Согласно тому же Диодору, в битве при Херонее войско Филиппа состояло из более 30 тыс. пехотинцев и не менее 2 тыс. всадников (XVI, 85, 5).
      79. HECKEL W. Op. cit., р. 32.
      80. Подробнее см.: КУТЕРГИН В.Ф. Беотийский союз в 379—335 гг. до н.э.: Исторический очерк. Саранск. 1991, с. 164.
      81. GEHRKE H.-J. Op. cit., S. 31.
      82. BLOEDOW E.F. The Balkan Campaign of Alexander the Great in 335 BC. In: The Thracian World at Crossroads of Civilization. Bucharest. 1996, p. 166.
      83. ASHLEY J.R. Op. cit., p. 174.
      84. HAMILTON J.R. Alexander’s Early Life. In: Greece and Rome. Second Series. 1965, 12/2, p. 123; GREENWALT W.S. Op. cit., p. 295.
      85. HAMMOND N.G.L. The Genius of Alexander the Great, p. 39.
    • "Друзья царя" в эллинистической монархии
      By Saygo
      Зарапин Р. В. Друзья царя в эллинистической монархии // Вестник РУДН, серия Всеобщая история, 2009, № 3, C. 6-25.
    • Галльские войны Юлия Цезаря (58-50 гг. до н.э.)
      By Saygo
      Егоров А. Б. Стратегическая концепция Галльских войн Цезаря // МНЕМОН. Исследования и публикации по истории античного мира. - 2007. - Выпуск 6. - С. 129-150.