hoplit

"Примитивная война".

42 posts in this topic

Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.

 

- Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis.

- Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.

- J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.

- DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.

- William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.

- Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.

- ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.

- Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.

-  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence //  Nature 538, 233237

 

 

- Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.

- Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).

- Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и
конфликты.

- Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.

 

 

- Зуев А.С. О БОЕВОЙ ТАКТИКЕ И ВОЕННОМ МЕНТАЛИТЕТЕ КОРЯКОВ, ЧУКЧЕЙ И ЭСКИМОСОВ.

- Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).

- О. А. Митько. ЛЮДИ И ОРУЖИЕ (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).

- К. Г. Карачаров, Д. И. Ражев. ОБЫЧАЙ СКАЛЬПИРОВАНИЯ НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СРЕДНИЕ ВЕКА.

- Нефёдкин А. К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).

- Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.

- Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.

- Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.

- Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.

- Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.

 

- N. W. Simmonds. Archery in South East Asia s the Pacific.

- Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.

- Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.

- Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.

- Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.

- D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.

- Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.

- W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.

- E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.

- K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.

- Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 

- William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.

- Henry Reynolds. Forgotten war. 

- Henry Reynolds. THE OTHER SIDE OF THE FRONTIER. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.

-  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.

- Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.

- Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596

- Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131

- Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123

- Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244

- Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29

- Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.

- Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.

- P. D'Arcy. Maori and Muskets from a Pan-Polynesian Perspective // The New Zealand journal of history 34(1):117-132. April 2000. 

- Andrew P. Vayda. Maoris and Muskets in New Zealand: Disruption of a War System // Political Science Quarterly. Vol. 85, No. 4 (Dec., 1970), pp. 560-584

- D. U. Urlich. The Introduction and Diffusion of Firearms in New Zealand 1800–1840 // The Journal of the Polynesian Society. Vol. 79, No. 4 (DECEMBER 1970), pp. 399-41

 

 

- Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.

- Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.

- Myron J. Echenberg. Late nineteenth-century military technology in Upper Volta // The Journal of African History, 12, pp 241-254. 1971.

- E. E. Evans-Pritchard. Zande Warfare // Anthropos, Bd. 52, H. 1./2. (1957), pp. 239-262

 

- Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.

- Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.

- R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.

- J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.

- Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.

- R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 

- R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.

- Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.

 

 

- Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.

- Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.

- Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.

- T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.

- Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and
the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.

- Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.

- HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 

- NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.

- F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 

- Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 

- H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 

- Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.

- Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.

- Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?

- Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 

- Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).

 

 

- ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.

- Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.

- D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.

- DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern
Plains Armor.

- Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.

- Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.

- Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.

- James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.

- Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.

- Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.

- Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.

- James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.

 

- D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.

- Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL
PERFORMANCE CHARACTERISTICS.

- Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.

- W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic
and  experimental research.

- DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.

- The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation
and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.

- Walter Hough. Primitive American Armor. 

- George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.

- Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.

- David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.

- Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.

- Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.

- Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 

- Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.

- Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.

- Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.

- George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America.

- Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 

- Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).

- Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.

- J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.

- Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.

- Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.

- Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.

- Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.

- William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.

- Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.

- David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.

- Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.

- Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011

- Steven LeBlanc. Prehistoric Warfare in the American Southwest. 1999.

 

 

- A. Gat. War in Human Civilization.

- Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.

- Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.

- Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.

- Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.

- Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.

- Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.

- М. Дэйви. Эволюция войн.

- War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.

- I. J. N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.

- Антропология насилия. Новосибирск. 2010.

- Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war : violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.

Безымянный.jpg

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites


Джанси Кимонко (1905-1949), удэгеец из рода Кимонко с реки Сукпай (Уссурийский край) писал в своей книге "Там, где бежит Сукпай" (опубликована в 1950) о войнах между удэгэйскими родами в конце XIX в., описывая свое детство:

Цитата

 

В толпе я замечаю одного человека. Медленно продвигаясь, он идет, заложив руки за спину, важно курит длинную трубку. Это старшинка Чингиса Кимонко. На нем красивый халат, подпоясанный кожаным поясом. Сбоку торчат два ножа. Сам он низкого роста, но крепкого телосложения. Лицо у него круглое, как луна. Голова почти совсем лысая, только на висках щетинится седина. Усы острижены коротко, на подбородке жиденький пучок волос.

... (следует сцена традиционного приветствия между членами одного рода, где первому кланяются старейшему, независимо от его социального положения, далее Чингиса Кимонко беседует с Джанси)

Чингиса засмеялся:

- Встань, парень! Хорошо. Быстрее расти. Надо наш род защищать. Будешь с Кялундзюгами драться, как я. Вот смотри! - он провел перед моим лицом рукой с изуродованными пальцами. - Видишь! Это я закон Кимонко защищал. А это видишь? - наклоняя голову и сверкнув лысиной, на которой багровел шрам, продолжал Чингиса, - тоже закон Кимонко защищал. Дрался с Кялундзюгами. Палками били, когда слово не помогло. Запомни, бата (удэг. "мальчик, сынок"), Кимонко - это одна сторона, одни законы. Кялундзюга - другая сторона, другие законы.

... (Джанси описывает свои ощущения - ему сильно не понравились слова Чингисы, т.к. он не понимал, за что воевать и не верил, что взрослые тоже могут драться между собой)

В юрте Чингисы было просторно. Развешанные всюду палки с блестящими железными наконечниками, лук и стрелы напомнили мне речь старшинки на берегу. По-видимому, он всегда держал оружие наготове.

... (далее следует описание внутренности юрты, знакомство Джанси с Кяундзя - другим мальчиком из рода Кимонко, потом передается беседа стариков, в которой говорится о том, что Кялундзюга усилились и дается краткое описание одного столкновения с Кимонко)

- Род Кялундзюги имеет теперь сильного вожака, - сказал он, прищурив один глаз. - Звать его Магади-Мафа. С ним я дрался недавно. О, это очень опасный человек, большую власть имеет.

... (следует описание причины конфликта - в род Кялундзюга была выдана женщина из рода Кимонко. Она овдовела и брат мужа решил на ней жениться. Она отказалась, тогда Кялундзюга стали ее избивать и принуждать выйти замуж. Чингиса Кимонко ездил вступиться за нее, но Кялундзюга избили его и теперь он советовался с другими Кимонко - стоит ли продолжать вражду)

Он (зд. - Магади-Мафа) не стал ждать, пока я до конца объяснял ему все, как было. Схватил палку и кинулся на меня. Мы стали драться. Оба твердо держались на ногах и оба как следует пощупали друг другу кости. Потом меня вытолкнули на улицу. Что я мог сделать один против них.

- Да, - согласился отец. - Кялундзюги все время против нас идут. Как жить будем?

- Ничего, - проговорил дедушка, покачиваясь в такт своим словам, - я думаю, драться совсем не надо. Будем терпеть.

 

Это события 1915 г. Джанси Кимонко было тогда 10 лет.

Примечательно, что он описал очень много в такой скудной информации - причины войны, способы ведения, функции старшинки, оружие.

Причины, по которой все Кимонко собрались вместе, было наводнение, затопившее ряд их стойбищ. Но стойбища были маленькие - то, где жил Джанси, состояло из нескольких юрт, где жили его дед, отец и дядя, а также их жены и дети. К тому же китайский купец Ли Цзоу недавно споил их и отобрал обманом пушнину и они не смогли купить чумизу для пропитания семей на зиму. Видимо, это была еще одна причина, по которой родственники Джанси предложили не вступать в активную борьбу с Кялундзюга.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не совсем примитивное военное дело, но все же очень архаичное - Китай, период Чжаньго, рельефы с бронзовых сосудов:

20070610111545.thumb.jpg.488d0255642adca

2007102422351496842.thumb.jpg.76aea9fbae

820110721111407.thumb.jpg.ba31cdb6b8f3e3

Последняя картинка - книга Ван Гуаньчжо "Чжунго гучуань" (Древние корабли Китая), издательство "Хайян чубаньшэ".

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Не совсем примитивное военное дело, но все же очень архаичное - Китай, период Чжаньго, рельефы с бронзовых сосудов

Кораблики зело симпатичные. Насколько понимаю - боевая платформа над основным корпусом?

 

 

12b.jpg

297239_10150360670556520_124360976519_8430392_962690727_n.jpg

DSC04124.jpg

h1106.jusui.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

ИМХО, это что-то вроде каноэ с легкой платформой.

Надо смотреть, где выкопали сосуды и как атрибуировали, но это искать надо, а времени нет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Douglas B. Bamforth. Indigenous People, Indigenous Violence: Precontact Warfare on the North American Great Plains //  Man,  New Series, Vol. 29, No. 1 (Mar., 1994), pp. 95-115

John C. Ewers. Intertribal Warfare as the Precursor of Indian-White Warfare on the Northern Great Plains // The Western Historical Quarterly,  Vol. 6, No. 4 (Oct., 1975), pp. 397-410

Jr. W. W. Newcomb. A Re-Examination of the Causes of Plains Warfare //  American Anthropologist,  New Series, Vol. 52, No. 3 (Jul. - Sep., 1950), pp. 317-330

Adam R. Hodge. Pestilence and Power: The Smallpox Epidemic of 1780–1782 and Intertribal Relations on the Northern Great Plains // Historian 72 (3), 543-567

Colin G. Calloway. The Inter-Tribal Balance of Power on the Great Plains, 1760-1850 // Journal of American Studies,  Vol. 16, No. 1 (Apr., 1982), pp. 25-47

Gary Clayton Anderson. Early Dakota Migration and Intertribal War: A Revision // The Western Historical Quarterly,  Vol. 11, No. 1 (Jan., 1980), pp. 17-36

Richard White. The Winning of the West: The Expansion of the Western Sioux in the Eighteenth and Nineteenth Centuries // The Journal of American History,  Vol. 65, No. 2 (Sep., 1978), pp. 319-343

 

David Thompson's narrative of his explorations in western America, 1784-1812. Toronto : Champlain Society, 1916

Donald J. Lehmer. Introduction to Middle Missouri Archeology. 1971.

George E. Hyde. Indians of the High Plains: From the Prehistoric Period to the Coming of Europeans. 1959

Harry Holbert Turney-High. Primitive War: Its Practices and Concepts. 1949

Share this post


Link to post
Share on other sites

Складывается впечатление, что смысл "открытой битвы" в рамках т.н. "примитивной войны" отнюдь не в "открытом сражении с решительными целями". Это скорее взаимная оценка и демонстрация силы. 

С учетом того, что для "примитивной войны" характерно "беречь свою кровь", акцент стоит именно на минимизацию собственных, а не максимизацию чужих потерь, сложно ожидать, что два примерно равных по силам войска, вышедшие явственно друг против друга, пойдут на по-настоящему кровавое столкновение. Также маловероятен любой решительный итог в пользу одной из сторон - противники, часто, схожи, если не идентичны. Схожее оружие, состав войска, военные приемы. А ставкой служит, чаще всего, вся дееспособная мужская часть указанного сообщества - сразу, и благополучие всего сообщества - чуть опосредованно.

С другой стороны - такая демонстрация могла неплохо показать сторонам "кто есть кто". С сильным противником лезть в полноценное противостояние не всегда желательно, "примитивная война" ориентирует на войну в максимально благоприятных условиях, система демонстрации личной храбрости, чаще всего, только "добавляет соли". С теми же, кто не "проходил теста" - можно было не церемониться, превращая их территории в "зону охоты". В статьях выше пара примеров именно такого подхода была.

Понятно, что это "сферическая в вакууме модель", но вообще получается, что нужно, все-таки, проводить границу между такими вот "открытыми битвами" в рамках "примитивной войны" и "генеральными баталиями" в смысле "в конце останется только один". Смысл, все-таки разный, хотя ряд промежуточных ступеней наличествует. К примеру - перед Каннауджем Шер-шах и Хумаюн решили, что затягивание конфликта создает проблемы для обоих правителей, достаточно серьезные, чтобы уговориться решить дело сражением.

Такой вот поток сознания.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 08.09.2017в22:19, hoplit сказал:

С учетом того, что для "примитивной войны" характерно "беречь свою кровь", акцент стоит именно на минимизацию собственных, а не максимизацию чужих потерь, сложно ожидать, что два примерно равных по силам войска, вышедшие явственно друг против друга, пойдут на по-настоящему кровавое столкновение.

Собственно, поединок как характерный тактический прием в таких битвах - это явление именно такого порядка.

Интересно, что в боях за объединение Непала (документов мало, а многие нарративы - позднейшая запись эпической традиции) есть эпизод, когда гуркхи сражались с лимбу и несколько лет не могли перейти пограничную реку.

Тогда гуркхский полководец предложил лимбускому полководцу решить дело в поединке. В поединке одолел лимбу, но гуркхи пронесли тайно оружие и напали на лимбу, чтобы отомстить за своего полководца, и убили полководца лимбу. Но у лимбу тоже оказалось припрятано оружие и они очередной раз отбили гуркхов.

Сильно попахивает фольклором, но ... В Бутане, например, в 1827 г. сгорел монастырь с государственным архивом и теперь вся история Бутана до 1827 г. - это смесь преданий и разрозненных упоминаний о стране в иностранных источниках.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, Чжан Гэда сказал:

Собственно, поединок как характерный тактический прием в таких битвах - это явление именно такого порядка.

Скорее всего. Про филиппинцев точно такое попадалось.

Опять же - это более чем явная демонстрация воинской доблести - биться явственно, перед массой свидетелей и победить. Зачастую поединок мог сопровождаться сознательным усложнением условий боя для себя. Как описанный у Ю.Стукалина поединок вождя шайенов и манданского вождя Матотопы, где шайен побеждал, но раз за разом уравнивал себя с Матотопой, отбрасывая оружие. Или выходка Сидящего Быка, который подошел к строю солдат, уселся и начал трубку курить под пулями.

Сам в уме держал несколько другое относительно "минимизации своих потерь". Большая часть смертей приходится не на "битвы", а на рейды и засады ака "охота на людей". В какой точно статье это видел - не упомню, но часть этнографов пишет, что типичное соотношение при таких атаках - от 5 до 10 вооруженных на одного застигнутого врасплох врага, которым может оказаться безоружный, женщина или ребенок. 

Понятно, что "на месте" ситуации могут быть разные (в одних регионах почти не практиковались рейды и существовали обычаи, направленные на уменьшение кровавости битв, в других - практиковались только рейды, иногда - масштабные, а "организованных битв" не знали вовсе) - но ждать решительного боя "грудь в грудь" от людей, привыкших вдесятером одного зазевавшегося путника резать (а то и не резать, а стрелами нашпиговать с условно-безопасной дистанции) весьма сложно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Цитата из книги Стукалина Ю.В. "Военное дело индейцев Дикого Запада. Самая полная энциклопедия".

Цитата

Участник карательной экспедиции против команчей, капитан Ричард Картер, так описывает атаку квахади-команчей на части кавалерийского полка: «Их тактику под огнем трудно описать... Их стремительный натиск в V-образном строю, последующее развертывание веером перед фронтом, когда оба их крыла сливались в единую волнистую линию кружащихся, как в водовороте, всадников, все быстрее несущихся по кругу направо и налево, и столь же мгновенно собирающихся в единую массу, не сбиваясь при этом в беспорядочное стадо; их непостижимые маневры, когда они вновь рассыпались, выстраиваясь время от времени веером или же распадаясь на два крыла - все это более и более вводило в замешательство наших ветеранов Гражданской войны, которые никогда не сталкивались с такими тактическими маневрами и со столь гибкой и подвижной линией стрелков. Команды были едва слышны и, чтобы перекрыть визг, приходилось орать во всю глотку».

Это же описание на "Мезоамерике".

Цитата

Очерк истории команчей

Э.Уоллес, Э.Хобел; перевод А.В. Зорина из книги E. Wallace & E. Adamson Hoebel. "The Comanches: Lords of the South Plains. Norman." 1952

Цитата

Участник похода капитан Ричард Картер так описывает атаку Квахади на части 4-го Кавалерийского полка 10 октября 1871 года у устья каньона Бланко: «Их тактику под огнем трудно описать... Их стремительный натиск в V-образном строю, последующее развертывание веером перед фронтом, когда оба их крыла сливались в единую волнистую линию кружащихся, как в водовороте, всадников, все быстрее несущихся по кругу направо и налево, и столь же мгновенно собирающихся в единую массу, не сбиваясь при этом в беспорядочное стадо; их непостижимые маневры, когда они вновь рассыпались, выстраиваясь время от времени веером или же распадаясь на два крыла - все это более и более вводило в замешательство наших ветеранов Гражданской войны, которые никогда не сталкивались с такими тактическими маневрами и со столь гибкой и подвижной линией стрелков. Команды были едва слышны и, чтобы перекрыть визг, приходилось орать во всю глотку».

Это описание взято из книги Robert G. Carter. On the Border with Mackenzie; or, Winning West Texas from the Comanches. Первая публикация была в 1935-м. Самой книги, увы, не видел.

Фрагмент на языке оригинала

Komanchi.jpg.2281f86c51516e1591b5b1a6a56

Из J. Brett Cruse. Battles of the Red River War: Archeological Perspectives on the Indian Campaign of 1874.

Насколько понимаю - русский перевод может иметь некоторые разночтения с английским текстом. Особенно вызывает вопросы момент с "rapidly moving in right and left hand circles"/"все быстрее несущихся по кругу направо и налево". Тут не "круги стрелков" ли, закрученные в левую и правую сторону, имеются ввиду?

Еще - при "империю сиу" уже было в статьях выше, про "империю команчей" - Pekka Hämäläinen. The Comanche Empire. 2008. И S. C. Gwynne. Empire of the Summer Moon: Quanah Parker and the Rise and Fall of the Comanches, the Most Powerful Indian Tribe in American History. 2010.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, hoplit сказал:

Komanchi.jpg.2281f86c51516e1591b5b1a6a56

 

Из J. Brett Cruse. Battles of the Red River War: Archeological Perspectives on the Indian Campaign of 1874.

Насколько понимаю - русский перевод может иметь некоторые разночтения с английским текстом. Особенно вызывает вопросы момент с "rapidly moving in right and left hand circles"/"все быстрее несущихся по кругу направо и налево". Тут не "круги стрелков" ли, закрученные в левую и правую сторону, имеются ввиду?

 

Некоторые разночтения это мягко сказано. Перевожу близко к тексту, так что за корявость не обессудьте. "Стремление избегать потерь побуждало их всегда находиться верхом, двигаясь и кружа подобно рою пчёл и никогда не сбиваясь в кучу. Их тактику под огнём трудно описать... в деле, в котором участвовал отряд Куана Паркера племени квахади-команчей в устье каньона Бланко 10 октября 1871 г., когда они собрали все свои силы для боя в чистом поле против нашего отряда из 4-го Кавалерийского. Их быстрое развёртывание [swing out означает движение вроде того, которое совершает открывающаяся дверь] или стремительное соединение [rush] в V-образное построение и последующее рассыпание веером вперёд из этих двух крыльев в неровную [иррегулярную] линию вертящихся [или кружащих]  всадников, которые все быстро двигаются в кругах направо и налево, но при этом даже двое из индейцев не сходятся вместе, и их быстрые увеличения протяжённости фронта направо и налево прямо на ходу и столь же быстрое концентрирование или сбор к центру, но без какого-либо скучивания, и их отступление назад в той же манере, иногда в веерообразном построении или в построении крылом [как я понимаю, под последним автор имеет ввиду описанное выше V-образное построение], всё это приводило в величайшее недоумение всех наших ветеранов Гражданской войны, которые никогда не видали таких тактических манёвров или такой гибкой линии застрельщиков; всё это без каких-либо слышимых команд, но с непрестанным визгом и громкими воплями."

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?" - сказал Тарас Бульба и перестал крутить ручку Гатлинга...

Все эти визги и бег с флажками очень хорошо показан в современных псевдоисторических китайских и японских фильмах. Против стабильных правильных формирований, готовых к встрече противника, они бесполезны.

Скажем, "примитивная война" эфиопов - на самом деле примитивность кажущаяся (чаще из-за неправомерного отождествления эфиопов с неграми Конго или долины реки Омо), а количество бега с флажками и визга гораздо меньше. Но и результаты выше.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, Илья Литсиос сказал:

Некоторые разночтения это мягко сказано. Перевожу близко к тексту, так что за корявость не обессудьте.

Спасибо! 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Еще из Картера.

Kyle Kivioja. The Fighting Colonel: Ranald S. MacKenzie's Leadership on the Texas Frontier

Цитата

We,” Carter recalled, “all opened a deliberate and steady fire upon the Indians, who were now moving like a cloud upon us, and evidently intent upon outflanking us, thus cutting off our only hope of the last avenue of escape to the camp, and to finish our small detachment before help could read [sic] us, their line suddenly recoiled and checked up.” Remembering their tactics, Carter wrote, the “[Comanche] had no squad, platoon, or company line formations, and no two, three, or four Indians were seen at any time to come together or bunch. While a general line was maintained at all times, it was always a line of right and left hand circling, individual warriors with varying radii, expanding and contracting into longer or shorter lines, advancing or retreating during these tactical
maneuvers.

...

Carter described the battle: “it was one grand, but rather dangerous, circus. As before stated, an irregular line of battle, or front, was kept up, always, however, in continual motion, every individual warrior fighting for himself–each, as he came around on the front arc of his right or left hand circle, whooping, or yelling, and brandishing his arms.” A Tonkawa and Comanche would both leave the circle, charge at each other, deliver their fire, and then dart back to their places “in the ever-changing battle line.

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Lowie R.H. Studies in Plains Indian Folklore / University of California Publications in American Archaeology and Ethnology. 1942. Vol. 40. P. 1-28.

Статья, на мой скромный вкус, хороша и без привязки к индейцам, как очень хороший пример возможностей человеческой памяти. Люди вспоминают события, участниками которых они были, при этом - сколько раз они их описывают, столько разных рассказов и получается.

"Адекватный очевидец может хорошо дать общую канву, мотивацию и логику событий, даже через десятки лет. Детали будут перепутаны гарантированно, особенно - последовательность событий". (с) Ланьков.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Peter Mitchell. Horse Nations: The Worldwide Impact of the Horseon Indigenous Societies Post-1492. 2015.

Цитата

1. Introducing Horse Nations 1
2. Ancestors 29
3. A Prodigal Return 59
4. North America I: The Southwest and the Southern Plains 93
5. North America II: The Central and Northern Plains 141
6. North America III: West of the Rockies 191
7. South America I: Caribbean Deserts and Tropical Savannahs 219
8. South America II: The Southern Cone 253
9. The Old World: Southern Africa and Australasia 303
10. Putting Horse Nations in Context 343

 

"Guaykuru cavalry charge" painted by Jean-Baptiste Debret in the early nineteenth century. Насельники Большого Чако (Парагвай, Боливия, Бразилия).

Mbaya_raiders_CHako.jpg.34378dec2261368f

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кения. 1.3.2008. Fight for the valley Olmelil 2008. Раз, два, три. Классическая "большая битва".

Хотя выглядит, конечно, фантасмагорично.

6gkQclE9jIo.jpg.f5eb8cab85d9f23b3ef2be88

9LwXMo2C19c.jpg.5be5bd15e649fce5d4fecc95

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Чтобы не забыть - выше была картинка с реконструкцией укреплений поселения Champ Durand. Это тенакская неолитическая культура, 34-28 века до н.э.

Площадь около 5 га, три линии валов и стен. Максимальная высота стен - до 3 метров, максимальная глубина рвов до 2,5 метров при ширине до 7 метров. 

Тут и тут. Еще.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 16.12.2017в20:14, hoplit сказал:

"Guaykuru cavalry charge" painted by Jean-Baptiste Debret in the early nineteenth century. Насельники Большого Чако (Парагвай, Боливия, Бразилия).

Гуайкуру разных племен из Гран-Чако .

Абипон (вымерли):

Guerreros_Abipones.jpg.49d19d3cf727c8070

Мокоби:

Guerrero_mocobi_segun_el_XVIII_siglo_Moc

2_opt.jpeg.5c5c43ff7a808ff8511087d5a9243

Тоба:

NAC_Efemeride_Missao_Francesa_06._1823_D

Полезные ссылки:

https://www.ellitoral.com/index.php/diarios/2010/12/27/opinion/OPIN-05.html

http://marcos-altamirano.blogspot.com/2011/04/concepcion-del-bermejo-primera-ciudad.html

http://portal.iphan.gov.br/noticias/detalhes/3515/200-anos-missao-francesa

https://www.gran-chaco.com/5.1810-1869/index5.html

Бой между испанцами и индейцами (чако?):

Batalla.thumb.jpg.06e1e7524906acd7d4bf85

Конный копейщик из индейского племени в Гран-Чако:

Jinete.thumb.jpg.c21e9f5cd11ca803b67c298

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Бой между испанцами и индейцами (чако?):

Не Чако

Цитата

BATALLA Y VICTORIA DE GABRIEL DE ROJAS CON LOS INDIOS DE MANGO CERCA DEL CUSCO - GRABADO SIGLO XVI. Author: Antonio Herrera y Tordesillas (1549-1625). Location: INSTITUTO DE COOPERACION IBEROAMERICANA, MADRID, SPAIN.. BATALLA Y VICTORIA DE GABRIEL DE ROJAS CON LOS INDIOS DE MANGO CERCA DEL CUSCO - GRABADO SIGLO XVI.

И, картинка, в общем, в части индейцев чистая фантастика. "Голые дикари" на закваске из антики (щиты, фаланги).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Индейцы, негры ... А нага?

Что известно про них?

Мне один путешественник по Индии (за 40 лет более 40 раз побывал в Индии) рассказывал, что ему пришлось побывать случайно в районе, где действует индийский спецназ - они ежегодно планомерно уничтожают представителей какого-то племени, которое живет в горах. В переговоры с племенем не вступают - по причине того, что это племя не признает никаких договоров с представителями других народов.

По наступлении времени юноши для инициации должны добыть голову иноплеменника. И они выходят из гор на дорогу и уничтожают всех, кто попадает им в руки. Он из города в город через горы ехал в одном такси с жертвой нападения - его тяжело ранили, но не успели добить.

Этот путешественник и до этого про такое племя слышал, думал, что это все байки, но когда реально поговорил с участником событий на месте событий, то получилось, что очень страшно.

Говорит, потом просили таксиста ехать как можно быстрее. Обошлось, но напугались изрядно.

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Индейцы, негры ... А нага?

Что известно про них?

По этой публике у меня информации мало. =/ Так-то Нагаленд - горячая точка и дичь несусветная. Если не путаю - значительная часть нагов практиковала охоту за головам, но насколько это актуально сейчас - не знаю. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Статьи Пожилова
      By Чжан Гэда
      У нас есть тут статья Пожилова.
      Я его, со всем своим опытом работы с китайскими материалами, не понимаю "от и до".
      Пример следует (с моими комментариями):
      Пожилов И.Е.

      Тамбовский государственный ун-т

       

      ОБ ИСТОЧНИКАХ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ГОТОВНОСТИ КИТАЙСКОГО ОФИЦЕРА РЕСПУБЛИКАНСКОГО ПЕРИОДА

       

      Военное строительство в Китае первого десятилетия ХХ в. принято связывать с организацией частей и соединений Новой / 217 / армии, переподготовкой и переходом личного состава на современные стандарты ведения боя, а также оснащением войск технологически совершенными образцами стрелкового и артиллерийского вооружения.

      Безусловно, верный подход к проблеме модернизации национальной обороны страны зачастую оставляет в стороне еще более существенный ее аспект, заключавшийся в воспитании и обучении офицерского корпуса – профессионального ядра не только Бэйянской и Наньянской армий, но и в последующем провинциальных формирований Республики, НРА, а также войск КПК.

      Попробуем заявить, что традиционные, а точнее сказать, не слишком комплиментарные оценки отечественной и зарубежной историографии относительно состояния военных дел в Китае рассматриваемого периода несколько не совпадают с реальностью. «Усредненный» подход к проблеме, который и обусловливает на выходе общий, достаточно низкий, показатель боеспособности китайских вооруженных сил и, в частности, профессионализма командного состава, не может претендовать на объективность хотя бы в силу отсутствия в стране сколько-нибудь интегрированной системы национальной обороны. И в этой связи представляется целесообразным не вскрывать в очередной раз «неизлечимые недуги полуфеодальной цинской армии», но, напротив, взглянуть на несомненные проявления прогресса в этой важнейшей сфере государственной политики.

      Как сегодня утверждают китайские военные эксперты и историки, одним из лучших военно-учебных заведений в Китае начала века являлся Юньнань луцзюнь цзянъутан (Юньнаньское училище сухопутных войск)[1], а его выпускники «заметно выделялись основательностью подготовки и передовыми знаниями среди офицеров, закончивших аналогичные учебные заведения периода».

      Со временем училище «по репутации стало не уступать японским офицерским школам и академиям», а его известность и популярность далеко перешагнули границы / 218 / Юго-Запада, обеспечив приток волонтеров не только из Юньнани, но и других провинций страны, а также хуацяо, граждан Кореи и Вьетнама[2].

       

      В связи с вышеизложенным возникает целый ряд вопросов – кто определил, что «училище не уступало по репутации японским школам»? Какие волонтеры могут быть в военном училище? Или это так в данном случае называются желающие поступить в училище? Для чего хуацяо, лишенным политических прав в месте своего постоянного проживания, получать военное образование? Как могли поступать в Юньнаньское училище граждане Кореи (находившейся под управлением Японии) и Вьетнама (находившегося под управлением Франции)? В каких армиях они собирались служить? В китайской? Или возглавлять повстанческие формирования в своих странах?

       

      Если в приведенных утверждениях и есть доля преувеличения, то весьма скромная. Высокий качественный стандарт учебного процесса на фоне многих иных, новых по форме, но не по существу военных заведений Новой армии (равно как и далекий от привычно низкого уровень боеготовности юньнаньской 19-й дивизии, комплектуемой его выпускниками) обусловливался одним важнейшим обстоятельством. Оно, как ни странно на первый взгляд, имело прямое отношение к очевидному пороку военной системы империи и заключалось в ее критической децентрализации. За исключением оставляемой за двором прерогативы периодического издания свода оперативно-тактических рекомендаций, армейское строительство в стране фактически велось исходя из представлений и возможностей регионального звена.

       

      Очень важно на примерах продемонстрировать высокий уровень боеготовности юньнаньской 19-й дивизии – в противном случае это остается штампом, призванным постулировать воззрения автора той статьи, которая взята в качестве основы для данного высказывания (я далек от мысли, что это – самостоятельный тезис, а о боевом пути славной 19-й дивизии из провинции Юньнань в России практически ничего неизвестно).

       

      Причина атрофии центра заключалась по большому счету в его неспособности финансировать оборону, в связи с чем основное бремя расходов в этой сфере ложилось на провинциальные бюджеты. Юньнань собственными ресурсами не обладала, но, находясь на самой кромке империи и являясь аванпостом на линии противостояния с Францией и Англией, пользовалась значительными преференциями в обеспечении военных проектов.

      Как иронично поговаривали ее интеллектуально продвинутые обитатели, Юньнань «хотя и дремучая окраина, но для Поднебесной самая что ни на есть необходимая, мы передовой бастион на пути колониальной экспансии»[3]. Юньнань-гуйчжоуское наместничество в лице Си Ляна и сменившего его Ли Цзинси извлекло максимум выгоды из создавшегося положения. Неустанно эксплуатируя геостратегический аспект и тем самым добиваясь преимуществ в поставках вооружений наряду с приоритетом в кадровом обеспечении, Куньмин по многим позициям вышел в передовики военной реформы. И чего же ради (если не считать во многом надуман / 219 / ную угрозу прямой империалистической агрессии)?

       

      В каком отношении юньнаньские милитаристы были «передовыми»? Без внятных примеров это остается весьма бездоказательным тезисом. В том, что они (в силу расстановки приоритетов и имеющихся связей) могли «доить» бюджет на пример увеличения поставок вооружения и снаряжения, больших сомнений нет, но это никак не влияет на передовой характер подконтрольных им вооруженных формирований.

       

      У автономистски настроенной провинциальной элиты не было других, помимо армии, средств для «поддержания равновесия» с центром, оттого в военном аспекте Юньнань была не только «всегда сама по себе», но и «сильнее всех»: «Юньнаньская гвардия первенствует в государстве». Эту сентенцию в Китае знал, наверное, каждый[4].

       

      Из чего известно, что «каждый знал», что «юньнаньская гвардия первенствует в Китае»? Откуда вообще такое сочетание как «юньнаньская гвардия», если при Цинах была попытка создать гвардию из этнических маньчжуров, впоследствии дополненных выборными кандидатами из этнических китайцев, набираемых со всего Китая? В отношении чего провинция Юньнань была «сильнее всех»? Как это реально отражалось в положении в Китае в 1910-х годах? И какой баланс «отношений с центром» выполняла 19-я дивизия, если она была частью правительственной реформы армии?

       

      Особенно значимым и в конечном счете решающим фактором достижений Куньмина стало привлечение к инструкторско-преподавательской работе в цзянъутане (с совмещением службы на командных должностях в 19-й дивизии) большого числа умелых, энергичных и образованных офицеров-уроженцев Юньнани. Почти все они (95%) являлись выпускниками Нихон сикан гакко (Офицерской школы сухопутных войск Японии), самого престижного в ту пору военно-учебного заведения на Дальнем Востоке[5].

      Чему же и как обучались кадеты в юньнаньском цзянъутане? Программа подготовки представляла собой единый учебно-воспитательный комплекс, состоявший из аудиторно-полевых занятий и внутренней службы.

      Курс военных дисциплин (тактика по родам войск, вооружение, военное администрирование, инженерно-саперное дело, средства связи, топография и т.д.) и общеобразовательных предметов (математика, физика, история, родной и иностранные языки) брал себе в пример базу знаний японской офицерской школы, будучи, конечно, адаптирован к специфике национальной воинской традиции, особенностям ТВД, требованиям и запросам войск. За конечный критерий готовности к несению службы и выучки командира в училище принимались тактические учения на местности и стрельбы из штатного оружия, что даже в передовых армиях мира всегда являлось ахиллесовой пятой[6].

       

      В каких армиях мира тактические учения и стрельба из штатного оружия были ахиллесовой пятой? И в чем отличалась от них в лучшую сторону Юньнаньское военное училище?

      И где китайские офицеры показали свои высокие образовательные навыки?

       

      От подъема до отбоя начальники и инспектора потоков прививали кадетам возведенные в ранг доблести «волю к повиновению и жертвенную готовность к выполнению патриоти / 220 / ческого долга». В гимне цзянъутана, который подобно стародавним чжаньгэ, исполнялся ежедневно всеми учащимися и офицерами, были такие строчки:

      «Соотечественники, нас миллионы.

      Встанем же вместе Великой стеной.

      Армия ждет настоящих мужчин.

      Сплотимся, откроем путь к переменам.

      Не убоимся злобных козней Европы и Америки.

      Железной деснице покорно тяжкое бремя спасения.

      Сделаем сильной нацию хань»[7].

      «Организационно-учебное уложение» цзянъутана даже жестче, чем у японцев, трактовало понятия распорядка, субординации и исполнительности, предусматривая изощренные взыскания за дисциплинарные проступки и неуспеваемость. Присутствовало и неуставное, «казарменное», воздействие на нерадивых и слабых духом отторжением либо осмеянием, что считалось карой в квадрате. Уравновешиваясь поощрениями морального свойства, муштра, насколько можно судить, не обязательно имела результатом деперсонализацию и безраздельное включение каждого в шеренгу тупых солдафонов. Скорее, напротив, сплочение происходило на основе «патриотического побратимства», а не шагистики. Последней в цзянъутане, в сущности, и не было, поскольку в силу краткосрочности обучения и уж точно незнания «великой» прусской традиции, она уступила место «сверхинтенсивной физической подготовке»[8].

       

      Если обучение было краткосрочным и «военный дух» воспитывался и поддерживался изощренными наказаниями и беспричинным мордобоем, откуда выдающиеся моральные и профессиональные качества курсантов?

       

      «Жизнь наша была очень суровой, – вспоминая годы в училище, рассказывает его выпускник и будущий главком китайской Красной армии Чжу Дэ, – как у простых солдат. И питание, и физические нагрузки такие же, разве что солдаты не учились за партой. … Каждый день шесть часов занятий в классах, после обеда два часа тренировок и практических упражнений. Вечером самоподготовка. … По ночам часто поднимали по тревоге. … Каникул не было, иногда назначали выходные. … Отпуск [в город] имели только семейные»[9].

      Чжу Дэ (к сожалению, без пояснений) указывает на существенную особен / 221 / ность построения учебно-воспитательного процесса в цзянъутане. Особенность заключалась в полной изоляции от внешнего мира, всецелом погружении и пестовании кадета в замкнутом пространстве «воинственного духа и презрения к смерти». Так, по мысли училищных инструкторов, он «пропитывался вожделением к безжалостному сокрушению противника».

       

      А как же «единение с народом»? Это воспитание некого «идеального безжалостного убийцы», а не офицера, понимающего свою связь с народом и служащему на его благо.

       

      Из специфического психотренинга исходила, кстати, и «невинная» кадетская фронда – брить начисто головы.

       

      Источник такого вывода? Это могла быть и простая гигиеническая процедура в училищах, строящихся по новому типу.

      Кроме того, на большинстве фотографий 1900-х годов цинские офицеры и солдаты имеют косы даже при униформе европейского типа.

       

      Избавление от бяньцзы, символа покорности маньчжурам, впечатляло и будоражило общественное мнение. То ли от восхищения, то ли от страха (но в общем верно) куньминские обыватели говорили: «Эти звери, что вскармливаются в цзянъутане, кого угодно разорвут на куски»[10]. «Вкус к службе» офицеры-наставники прививали кадетам не только посредством изматывающих занятий и вербальных внушений. «Зверей» подвергали телесным наказаниям по уставу, лупили и просто так – для профилактики. Считалось и никем не оспаривалось, что «без мордобоя злым в бою не будешь»[11].

      Вооруженные силы Китая нуждались в кадрах, знакомых пусть и в общем приближении с передовыми оперативно-тактическими идеями и сведущих в прочих новациях военного искусства, вытекавших из поучительного опыта локальных войн рубежа столетий.

       

      Как соответствуют друг другу постулаты об исключительности военной подготовки в Юньнаньском военном училище с указаниями на то, что офицеры имели «в общем приближении» представление о современном деле, обучение было краткосрочным, а боевой дух поддерживался мордобоем? Как цинские военные, после 1900 г. не участвовавшие ни в одной локальной войне, не посылавшие своих наблюдателей в иностранные армии и не имевшие нужного образования и опыта анализа военных действий, могли плодотворно исследовать опыт локальных конфликтов тех лет?

       

      В цзянъутане основным источником доктринальных представлений о современной войне и способах ведения боя с учетом западного опыта, являлся «Бубин цзаньсин цаофа» («Временный регламент обучения пехоты»), разработанный цинским военным ведомством в 1906 г. В «Цаофа», наряду с обзором предшествующих достижений зарубежной военной науки и собственной практики вооруженного противостояния с Западом, нашли обобщение самые свежие уроки русско-японской войны и боевых действий в англо-бурском конфликте 1899–1902 гг.

      Нельзя также не заметить в Регламенте особого влияния на тактические взгляды китайско / 222 / го генералитета германской военной мысли. Без каких-либо существенных изменений, например, в документе прописаны целые параграфы хорошо известных в армейских кругах Европы «Grundzüge der höheren Truppenführung» («Принципы управления войсками в высшем тактическом звене»)[12].

       

      После 1871 г. германская военная мысль оказывала решающее влияние на умонастроения военных в Японии, а через нее – и на умонастроения военных в Китае. Влияние немецких идеалов было хорошо продемонстрировано действиями японцев в 1904-1905 гг., но китайские генералы так и не смогли дорасти до возможности их применения в борьбе с адекватным внешним противником.

       

      Цзинь Юйго, опираясь на «Цаофа», а также некоторые ранее внедренные в войска инструкции, делает вывод о том, что офицерский корпус Новой армии «владел достаточным знанием» о тактике, боевом порядке, применении артиллерии и скорострельных средств поражения, фортификации на позиционном фронте, групповых построениях в маневренной войне[13].

      Владел или нет, – это вопрос, но приобщаться к достижениям передового оперативно-тактического искусства был обязан и имел для этого возможности. Вместе с тем китайские военные, пытаясь идти в ногу с хорошо вооруженными и обученными армиями Запада, нацеливали войска на планирование наступательных операций как основного вида боевых действий в ущерб обороне, что было неприемлемо в условиях общей и военно-технической отсталости страны.

       

      Есть ли примеры первой четверти ХХ века, когда китайцы пытались достичь своих целей активными наступательными действиями? Почему-то традиционно отмечается пассивность китайского командования, упование на оборону и крайне нерешительное использование наступления.

       

      Наступательная доктрина «Цаофа» после Синьхайской революции перекочевала в академические учебники и боевую подготовку республиканских армий и НРА, сыграв, таким образом, едва ли не фатальную роль в Антияпонской войне сопротивления.

       

      Можно ли более конкретно показать «наступательную доктрину Цаофа»? Можно ли показать, в какие учебники она перекочевала и где китайские войска в 1937-1945 годах активно пытались наступать?

       

      Весьма любопытная главка «Цаофа» посвящена партизанской войне. Партизанская стратегия и тактика никогда не воспринимались китайскими военными (в отличие от западных коллег) явлением, несовместимым с войной регулярных армий.

      Более того, с середины ХIX в. оборонительно-партизанская доктрина стала основной в планировании операций против агрессии извне, будучи институциированной в пекинских директивах вроде «Янфан шолюэ» или «Бинсюэ синьшу», но позднее необдуманно отвергнутой из соображений профессионального «престижа».

       

      Как это сочетается с вышесказанным и о каком профессиональном престиже при отсутствии современного офицерского корпуса в Китае, идет речь? Какие основания говорить о принятой в общекитайском масштабе сначала «оборонительно-партизанской» доктрины, а потом – «наступательной»? Кто разработал, ввел и затем отверг «оборонительно-партизанскую доктрину»?

       

      Вновь сошлемся на Цзинь Юйго, констатирующе / 223 / го неплохое понимание цинскими военными теоретиками вопросов организации и ведения партизанских действий армейскими частями.

       

      Где цинские военные теоретики (желательно с указанием фамилий) проявили свое понимание вопросов организации и ведения партизанских действий армейскими частями? На чем основано это в высшей степени странное высказывание?

       

      В частности, в том же «Цаофа» и других документах раскрываются важнейшие способы борьбы с противником, основанные на трех обязательных принципах «нерегулярной» войны, – внезапности, стремительности и хитрости (с приложением примерных схем организации маневренно-партизанского боя в различных условиях обстановки)[14].

      Как видно даже не очень сведущему в тактической науке китайской Красной армии, она родилась не в Цзинганшани и не на пустом месте, но должна восприниматься не иначе, как глубоко преемственная и развивающая национальную традицию партизанской войны. Неотменимым фактом в совершенствовании формата операций «не по правилам» следует признавать и борьбу бурских коммандос против британской колониальной армии (в цзянъутане ее изучали), в основе которой лежала абсолютно идентичная китайской стратегия «заманивания врага в глубину территории» в сочетании с мобилизацией населения на «самооборону» и «тесное взаимодействие с регулярными силами»[15].

      Несомненно, особую роль в подготовке китайских офицеров республиканского и гоминьдановского Китая сыграл генерал Цай Э, хорошо известный в военных кругах и необыкновенно популярный у армейской молодежи благодаря своей брошюре «Цзюньгоминь пянь» («О воинствующей нации») и курсу лекций «Цзэн Ху чжибин юйлу» («Наставления Цзэн [Гофаня] и Ху [Линьи] по военному делу»).

       

      А разве теперь различаются периоды Республики и Гоминьдана? Или правление Гоминьдана – это все же часть истории Республики, как обычно было принято считать?

       

      В 1911 г. генерал возглавил 37-ю куньминскую бригаду и по совместительству начал вести занятия по тактике в цзянъутане. «Юйлу», сборник военных изречений двух цинских сановников с комментариями составителя, мгновенно разошелся в списках и пересказах по классам и казармам всех военно-учебных заведений страны, превратившись в главный учебник китайского офицера эпохи.

       

      Можно ли подкрепить это распространение «Юйлу» во всем Китае примерами? И как мысли полководцев-самоучек, имевших весьма специфический опыт гражданской войны в феодальном Китае, могли стать «главным учебником китайского офицера эпохи»? Чему они могли научить?

      И какие «наступательные установки» могли существовать в цинской армии 1911 года?

       

      Его ценность – в популярном (Цзэн / 224 / Гофань и Ху Линьи – люди штатские) и практическом, процедурном толковании секретов полководческого искусства, подкрепленном мнением профессионала, владеющего знаниями о современной войне.

       

      Что такое «процедурное толкование секретов полководческого искусства»? Какими знаниям о современной войне владел «профессионал» Цай Э в 1911 году?

       

       Цай Э выбрал в качестве «уставного чтения» советы Цзэна и Ху, а не, положим, «Ляньбин шицзи» Ци Цзигуана (труд не слишком устаревший и достаточно прикладной) и потому, что укротителям тайпинского движения удалось наглядно показать и доказать неразрывное единство военного дела – как умения полководца «управляться со своими войсками» и «драться с противником».

       

      Каким образом труд Ци Цзигуана, вышедший на основании его личного опыта в борьбе с японскими пиратами во второй половине XVI в., оказался «не слишком устаревшим и достаточно прикладным» в начале ХХ в.? И в чем единство военного дела? Совершенно неудовлетворительное объяснение – «умение полководца управляться со своими войсками и драться с противником».

       

      Представляется, что именно этот важнейший, но недостаточно хорошо понимаемый в войсках, элемент командирской учебы стал решающим в выборе генералом первоисточника.

       

      Какой элемент командирской учебы был важнейшим, но плохо понимался в китайских войсках? Нет четкой формулировки – есть какая-то нелепая переводная цитата, которая ничего не объясняет, но очень красивая и многозначительная, как цветастая восточная сказка.

       

      Цай Э было очень важно убедить молодых офицеров-националистов в том, что «домашняя» военная наука «не должна рассматриваться худшей в сравнении с западной»[16].

      Так, в первой же главе «Юйлу» (в последней расставляются точки над «i») генерал подчеркивает превосходство Цзэн Гофаня и Ху Линьи в стратегии над «вестернизированным» генштабом, отрицающим оборонительную доктрину.

       

      А какой «вестернизированный генштаб» (???) отвергает «оборонительную доктрину»? И в каком смысле здесь употребляется слово «доктрина»? Разве в европейских армиях не уделялось должного внимания действиям в обороне? Или Китай, на основании неких высказываний Цзэн Гофаня и Ху Линьи (в общем-то, довольно заурядных военачальников, не раз терпевших поражения от своих противников, не являвшихся первоклассными европейскими армиями), собирался вести наступательные действия против соседей?

       

      Поддерживая авторов и возражая против официальных установок на безоговорочное наступление, генерал доказывает необходимость «прибегнуть в случае внешней агрессии к стратегии и тактике буров», позволить врагу «продвинуться вглубь территории, измотать его и внезапно нанести удар, застав врасплох».

       

      Где и когда в Китае существовали «официальные установки на безоговорочное наступление»? Где это проявилось? Как было реализовано?

      Причем тут «стратегия и тактика буров», если случаев, когда китайские военачальники, волей или неволей, допускали противника вглубь своей территории, а затем пытались нанести ему удар, в китайской истории более, чем достаточно?

      Понимал ли сам генерал Цай Э, что пишет, или просто пытался следовать модным веяниям? Ведь всего несколькими абзацами выше автор статьи пишет о том, что «бурская тактика и стратегия» имела аналоги в богатой китайской военной истории.

       

      Из примеров с выбором Цзэном и Ху верной стратегии войны и тактики сражения Цай Э выводит главенствующий метод принятия решения военачальником – «руководствоваться реальной ситуацией, а не теорией». «Бездумное следование образцам, – пишет генерал, – уподобляет офицера хромому, пустившемуся в бег»[17]. Стратегия и тактика Цзэн Гофаня и Ху Линьи, безусловно, впечатляли прагматикой, гибкостью и осторожностью. «Осторожность», подсказывает Цай Э, есть не «хождение на цыпоч / 225 / ках», а «тщательное и всеобъемлющее планирование операции» с точным расчетом направления главного удара. Сунь-цзы называл это сяньшэн цючжань («подготовь победу, затем вступай в бой»).

       

      Сунь-цзы не «называл это», а говорил: «сначала одержи победу, а потом отправляйся на битву». Это весьма расплывчатое утверждение из древнего трактата, которое имеет очень мало ценного в своей сути – важность планирования и подготовки понимают все мало-мальски грамотные военные.

       

      Из «Юйлу» китайские офицеры выносили, а кто-то включал в свои аксиомы и побуждения максиму, впоследствии ставшую центральной в тактике китайской Красной армии «рассредоточение в движении – сосредоточение в бою». В целом же речь идет об умении оптимально расчленять боевой порядок на элементы и эшелонировать войска либо для обороны, либо (прописано не очень внятно) наращивания удара в наступлении. Групповые построения, варьируясь в силах и претерпевая необходимое дробление, даже в безнадежном позиционном бою все равно находились в готовности перехватить инициативу и контратаковать.

       

      Совершенно непонятная фраза, не имеющая осмысленного значения на русском языке. Скорее всего, перевод аналогичной по бессмысленности китайской фразы, которыми любят оперировать современные китайские авторы, слабо понимающие, о чем пишут вообще.

       

      «Отдавать противнику право ударить первому и действовать по обстоятельствам» (жанди цзюво), в пользу чего, казалось бы, высказались авторы «Наставлений», следует считать не более чем частным примером тактической гибкости командира[18]. Разделы «Цзэн Ху чжибин юйлу» (10 из 12), касающиеся, по выражению Цай Э, «преобразования толпы вооруженных людей в вооруженную силу», представляют куда как больший интерес, нежели их сугубо тактико-стратегические принципы. (При всех достоинствах «Наставлений» они, на наш взгляд, так и не вышли за пределы ущербной традиционности, трактуя обман и хитрость не гипонимом военного искусства, а его тождеством.)

      Речь в разделах идет об аксиологическом и функциональном аспектах воспитания командира, призванного являть собою образец «добродетельного мужа», «сведущего в логике вещей», носителя чувства «любви к народу» и патриотического начала, «искушенного в познании людей».

      Неким субстратом перечисленного, по Цзэн Гофаню, выступает понятие вэньу цзяньбэй («и просвещен, и воинственен»), обнимающее все, но в первую очередь нравственные качества (даодэ пиньчжи) военачальника.

      Воинский талант и профессионализм / 226 / (цзюньцай), таким образом, выносятся им на вторую позицию, а первую занимают совесть (лянсин) и благородство (сюэсин). Независимо от исторических условий, – будь то гражданская война, в которой действовали Цзэн и Ху, либо сегодняшний день, когда нависла внешняя угроза, – военачальник вдохновляется чаяниями нации, чувством долга (шанчжи) перед отечеством, от чего зависит, будет ли оно «в пучине бедствий и страданий» или «выйдет на ровную дорогу»[19]. Личные достоинства командира, как следует из «Наставлений», являются залогом совершенного воинского воспитания и военного обучения. Войска одолеют любого противника, если верят в своего полководца. Вера черпается из командирского правила: «Армию в бой водить, а не посылать». Отсюда произрастает «право командира на поучения». Ожидаемый результат поучений – формирование из подчиненных офицеров и солдат «воинской семьи», отношения в которой строятся на основе «отец-сын, старший брат-младший брат». Военачальник, словно отец, «строг и справедлив»; в подготовке армии берет за основу ли (ритуал) и цинь (старание), в бою считает главным обращенное к нижним чинам жэнь (человеколюбие), к себе – юнъи (храбрость и решимость). Сянская армия, утверждает Цзэн Гофань, опиралась на сплоченность, взаимную заботу и взаимовыручку. А такое состояние духа делало ее непобедимой[20].

      Нельзя не обратить внимания на то, какое непреходящее значение придается в «Наставлениях» укреплению согласия армии с массами. «Любовь к народу является первостепенным фактором в военном деле, – отмечают сановники и Цай Э. – … Если не любить народ, получишь противодействие, и сам создашь себе трудности. … [В войне] все ложится на плечи народа. … Солдат – плоть народа, пропитание [армии] – от народа … Можно ли не почитать и не полагаться на народ?»[21]. Кажется совершенно излишним комментировать тезис и его значение в военно-политической работе КПК, вопреки традиции, / 227 / закрепившей за собой первенство в «открытии» древнейшего принципа «опоры на народные массы».

      Сказать, что «Цзэн Ху чжибин юйлу» произвели на кадетов и офицеров 19-й дивизии большое впечатление, значит не сказать почти ничего. Их переписывали и пересказывали. Словом, Цай Э даже перевыполнил задачу: реабилитация китайского военного искусства была полной и безоговорочной. Выйдя за границы Юньнани, лекции генерала приобрели общеармейскую популярность и довольно долго сохраняли ее.

       

      В чем была «полная и безоговорочная реабилитация китайского военного искусства», объективно застывшего на уровне XVI-XVII вв.? В чем заключался процесс «реабилитации» и как он выразился на деле?

       

      В 1924 г. с предисловием Чан Кайши «Наставления» были изданы в школе Хуанпу, где стали «настольной книгой» курсантов нескольких поколений самого знаменитого военно-учебного заведения страны[22].

       

      В 1924 г. только-только была создана школа Вампу. Еще даже не окончательно получено оружие (только после того, как пришел ПСКР «Воровский», курсанты получили достаточное количество оружия), не были решены проблемы снабжения, не окончены организационные мероприятия – и уже издали, собственно говоря, довольно ура-патриотическую и не имеющую прикладного значения книжицу? А чем это подтверждается? Тем более, что уровень военной и общеобразовательной подготовки самого Чан Кайши был крайне низок, а его место в школе было просто номинальным – таким образом Сунь Ятсен рассчитался со своим давним соратником.

       

      По инициативе Чжу Дэ «Юйлу» (на байхуа) издавались и в китайской Красной армии, причем дважды – в 1943 и 1945 гг.[23] Профессионализация офицерского корпуса вооруженных сил Китая, будучи подкрепленной боевым опытом послесиньхайских войн, достигла пика в период хуго и хуфа юньдун и к началу 1920-х гг., в связи с политической и военно-экономической дезинтеграцией страны, заместилась регрессивным процессом неспешного, но устойчивого падения уровня знаний, навыков и умений командиров, а также в целом боевой эффективности войск.

       

      Чем это издание помогло китайской Красной Армии? И какой боевой опыт китайцы имели в 1910-х годах, чтобы проявить свои профессиональные качества? Кроме того, русскоязычному читателю непонятно, что такое хуго и хуфа юньдун, и вполне можно дать их перевод как «защита Республики» и «защита Конституции», хотя в целом, эти термины также непонятны русскоязычному читателю, не проливая свет на расстановку сил в борющихся лагерях и не объясняя сути этих этапов гражданской войны в Китае.

      Количество замечаний можно увеличить, но для начала можно ограничиться и этим.

       

      В целом, содержание статьи совершенно не соответствует названию. Рассматривается на основании почти исключительно китайских современных работ и мемуарного источника (автобиография Чжу Дэ) пример единственного военного училища в провинции Юньнань, к тому же постулируемого как исключительное и нетипичное для Китая в целом. Книга Д. Саттона посвящена только Юньнаньской провинциальной армии и, в этом смысле, не может показать ничего, что находится за пределами Юньнани, а связь книги М. Строна с историей военного строительства в годы поздней Цин – ранней Республики весьма умозрительна. Если там и затрагивается китайский вопрос – то очень и очень вскользь, как не имеющий прямого отношения к содержанию книги.

      Конкретные исторические примеры, раскрывающие постулаты, не приведены, зато очень заметны голословные высказывания о прогрессивности, исключительности и т.д. Юньнаньского училища. Как правило, так пишут статьи современные китайские исследователи, не сильно заботящиеся о доказательной базе. По всей видимости, это некритическое использование переводного материала.

      Беспочвенно отвергается вклад советских военных советников в создание школы Вампу и профессиональном обучении новых командных кадров для китайской армии нового типа, причем исключительно на основании китайских современных исследований, отвергая такой ценный источник, как отчет В.К. Блюхера о его деятельности в Гуанчжоу в 1924-1925 гг.

      Крайне много времени уделяется тому, что не являлось основой военного обучения для китайских офицеров, а было своего рода политическим символом формирующейся китайской буржуазной нации – лекциях Цай Э. Безусловно, апелляция к каким-то положительным военным эпизодам военной истории Китая не могла не сыграть мобилизующего воздействия на курсантов, но они не могли дать серьезную профессиональную базу – ни в теоретическом, ни в практическом смыслах.

      Не раскрыты положения цинских военно-образовательных программ, не показаны конкретные примеры, где в боевых условиях применялись те или иные навыки, полученные в Юньнаньском и других военных училищах. Однако много общих слов о превосходстве и т.п., хотя в одном случае встречается трезвая оценка сведениям, постулируемым китайскими исследователями – мол, неизвестно, насколько китайские офицеры владели всеми перечисленными знаниями – они должны были ими владеть и теоретически, имели такую возможность. Но на этом конструктивно-критическая струя статьи полностью иссякает.

      В целом, статью можно признать как неудачную. Более удачным было бы название этой статьи «О роли Юньнаньского военного училища в военном строительстве Китая в первой четверти ХХ в.», но и в этом случае полное отсутствие исторической конкретики обесценивает постулируемые в ней бездоказательные утверждения.

       

      1 Юньнаньский цзянъутан подготовил более 8 тыс. офицеров (300 из них стали генералами). Его воспитанники (Чжу Пэйдэ, Шэн Шицай, Фань Шишэн, Ван Цзюнь, Цзинь Ханьдин, Лун Юнь, Дун Хунсюнь, Ян Шичэн, Ян Чжэнь и др.) впоследствии заслуженно вошли в полководческую элиту национальных вооруженных сил, командовали армиями и корпусами, руководили крупными штабами и министерскими управлениями. Училище закончили маршал КНР Е Цзяньин, генерал-полковники НОАК Чжоу Баочжун и Цзэн Цзэшэн (см.: Сюй Пин, Чжан Чжицзюнь. Минцзян бэйчудэ юньнань луцзюнь цзянъутан [Юньнаньский цзянъутан и его известные генералы-выпускники] // Яньхуан чуньцю. 2003. № 6. С. 73-75).

      2 У Дадэ. Цин мо юньнань синьцзюнь бяньлянь юй цзюньши цзяоюй (Новая юньнаньская армия в позднецинский период: формирование и обучение) // Цзюньши лиши яньцзю. 2006. № 3. С.101.

      / 228 /

      3 См.: Су Иу. Ваньцин цзюньсяо цзяоюй юй цзюньши цзиньдайхуа (Модернизация армии и обучения в военных школах в позднецинский период) // Цзюньши лиши яньцзю. 1994. № 3. С. 118-119; Цинмо миньчу дэ Юньнань шэхуэй. Юньнань шэн данъаньгуань цзыляо сюаньбянь (Юньнаньское общество в позднецинское время и начальный период Республики. Избранные материалы музея провинции Юньнань). Куньмин, 2005. С. 89-90.

      4 Дяньси шилодэ чжухоу (Юньнаньские владыки прошлого) // Наньфан жэньу чжоукань. 2011. № 22. С. 28. Расквартированная в Юньнани 19-я дивизия нисколько не уступала европейским армиям (русскую – превосходила) по качеству и количеству штатного вооружения. На оснащении дивизии находились новейшие (образца 1908 г.) винтовки Mauser, cтанковые пулеметы Maxim и Colt, 75-мм горные пушки Krupp и др. (In: Sutton D. Op. cit. P. 60-61).

      5 У Дадэ. Указ. соч. С. 96, 98-100.

      6 У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан (О Юньнаньском училище сухопутных войск) // Сычуань лигун сюэюань сюэбао (шэхуэй кэсюэбань). 2004. № 1. С. 5.

      7 Дяньси шилодэ чжухоу. С. 28-29.

      8 Чжу Дэ цзышу (Чжу Дэ о себе). Пекин, 2003. С. 41, 43; У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С. 7-8.

      9 Чжу Дэ цзышу. С. 41.

      10 Чжу Дэ цзышу. С. 44; Цинмо миньчу дэ Юньнань шэхуэй. С. 65.

      11 У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С. 8.

      12 О восприятии военного искусства Германии в вооруженных силах других стран, в том числе Китая, подробнее см.: Strohn M. The German Army and the Defense of the Reich: Military Doctrine and the Conduct of the Defensive Battle. Cambridge, 2011. P. 19-36.

      13 Цзинь Юйго. Чжунго чжаньшу ши (История китайской тактики). Пекин, 2002. С. 287-290, 293-295.

      14 Там же. С. 286-287, 290.

      15 Там же. С. 291.

      16 У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С.6-7; Цай Э цзи (Сочинения Цай Э). Чанша, 1983. С. 81.

      17 Цай Э цзи. С. 84.

      18 Там же. С. 79, 81.

      19 Там же. С. 55-58, 60-62.

      20 Там же. С. 72-74, 65-68, 76-77.

      21 Там же. С. 73.

      22 Тогда же по просьбе Сунь Ятсена в Гуандун была откомандирована группа офицеров Юньнань цзянъутан во главе с Ван Болином и Хэ Инцинем, составившая преподавательское ядро школы. Программа обучения в «кузнице кадров» НРА строилась на основе методических разработок юньнаньцев и Баодинской академии, а не только и, наверное, не столько советских источников, как принято считать (См.: Ян Дунсяо. «Цзэн Ху чжибин» инсян Чжунго [Влияние «Цзэн Ху чжибин» на Китай] // Линдао вэньцуй. 2008. № 24. С. 59

      / 229 /

      61; Sutton D. Provincial Militarism and the Chinese Republic: The Yunnan Army, 1905-25. Ann Arbor, 1980. P. 86).

      23 Ян Дунсяо. Указ. соч. С. 61.

      [1] Юньнаньский цзянъутан подготовил более 8 тыс. офицеров (300 из них стали генералами). В условиях постоянной гражданской войны быстрая карьера не есть признак успешности военачальника и качества подготовки офицеров. Его воспитанники (Чжу Пэйдэ, Шэн Шицай, Фань Шишэн, Ван Цзюнь, Цзинь Ханьдин, Лун Юнь, Дун Хунсюнь, Ян Шичэн, Ян Чжэнь и др.) впоследствии заслуженно вошли в полководческую элиту национальных вооруженных сил, командовали армиями и корпусами, руководили крупными штабами и министерскими управлениями. Училище закончили маршал КНР Е Цзяньин, генерал-полковники НОАК Чжоу Баочжун и Цзэн Цзэшэн (см.: Сюй Пин, Чжан Чжицзюнь. Минцзян бэйчудэ юньнань луцзюнь цзянъутан [Юньнаньский цзянъутан и его известные генералы-выпускники] // Яньхуан чуньцю. 2003. № 6. С. 73-75). Весь вопрос в том, где после окончания училища реально отличились данные военачальники – в войне с внешним врагом или в гражданской войне?

      [2] У Дадэ. Цин мо юньнань синьцзюнь бяньлянь юй цзюньши цзяоюй (Новая юньнаньская армия в позднецинский период: формирование и обучение) // Цзюньши лиши яньцзю. 2006. № 3. С.101

      [3] См.: Су Иу. Ваньцин цзюньсяо цзяоюй юй цзюньши цзиньдайхуа (Модернизация армии и обучения в военных школах в позднецинский период) // Цзюньши лиши яньцзю. 1994. № 3. С. 118-119; Цинмо миньчу дэ Юньнань шэхуэй. Юньнань шэн данъаньгуань цзыляо сюаньбянь (Юньнаньское общество в позднецинское время и начальный период Республики. Избранные материалы музея провинции Юньнань). Куньмин, 2005. С. 89-90.

      [4] Дяньси шилодэ чжухоу (Юньнаньские владыки прошлого) // Наньфан жэньу чжоукань. 2011. № 22. С. 28. Расквартированная в Юньнани 19-я дивизия нисколько не уступала европейским армиям (русскую – превосходила) по качеству и количеству штатного вооружения. На оснащении дивизии находились новейшие (образца 1908 г.) винтовки Mauser, cтанковые пулеметы Maxim и Colt, 75-мм горные пушки Krupp и др. (In: Sutton D. Op. cit. P. 60-61). Подобные утверждения следует доказывать не постулируя, а приводя выкладки – например, в русской дивизии в 1910 г. было столько-то пулеметов, а в 19-й Юньнаньской дивизии – столько-то, и т.д. В противном случае это полностью голословная информация. И, собственно, интересно увидеть выходные данные и название сочинения Д. Саттона – в предыдущих 3 ссылках указаний на это сочинение нет.

      [5] У Дадэ. Указ. соч. С. 96, 98-100.

      [6] У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан (О Юньнаньском училище сухопутных войск) // Сычуань лигун сюэюань сюэбао (шэхуэй кэсюэбань). 2004. № 1. С. 5

      [7] Дяньси шилодэ чжухоу. С. 28-29.

      [8] Чжу Дэ цзышу (Чжу Дэ о себе). Пекин, 2003. С. 41, 43; У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С. 7-8.

      [9] Чжу Дэ цзышу. С. 41

      [10] Чжу Дэ цзышу. С. 44; Цинмо миньчу дэ Юньнань шэхуэй. С. 65

      [11] У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С. 8.

      [12] О восприятии военного искусства Германии в вооруженных силах других стран, в том числе Китая, подробнее см.: Strohn M. The German Army and the Defense of the Reich: Military Doctrine and the Conduct of the Defensive Battle. Cambridge, 2011. P. 19-36.

      [13] Цзинь Юйго. Чжунго чжаньшу ши (История китайской тактики). Пекин, 2002. С. 287-290, 293-295.

      [14] Там же. С. 286-287, 290.

      [15] Там же. С. 291.

      [16] У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С.6-7; Цай Э цзи (Сочинения Цай Э). Чанша, 1983. С. 81.

      [17] Цай Э цзи. С. 84.

      [18] Там же. С. 79, 81.

      [19] Там же. С. 55-58, 60-62.

      [20] Там же. С. 72-74, 65-68, 76-77.

      [21] Там же. С. 73.

      [22] Тогда же по просьбе Сунь Ятсена в Гуандун была откомандирована группа офицеров Юньнань цзянъутан во главе с Ван Болином и Хэ Инцинем, составившая преподавательское ядро школы. Программа обучения в «кузнице кадров» НРА строилась на основе методических разработок юньнаньцев и Баодинской академии, а не только и, наверное, не столько советских источников, как принято считать (См.: Ян Дунсяо. «Цзэн Ху чжибин» инсян Чжунго [Влияние «Цзэн Ху чжибин» на Китай] // Линдао вэньцуй. 2008. № 24. С. 59-61; Sutton D. Provincial Militarism and the Chinese Republic: The Yunnan Army, 1905-25. Ann Arbor, 1980. P. 86).

      [23] Ян Дунсяо. Указ. соч. С. 61.

    • Barton C. Hacker. World military history bibliography: premodern and nonwestern military institutions and warfare.
      By hoplit
      Barton C. Hacker. World military history bibliography: premodern and nonwestern military institutions and warfare. 2003
      Книге уже 16 лет, да и охват внушает (т.е. - "далеко не все там есть", да и библиография почти вся англоязычная), но библиографический справочник на почти 800 страниц в любом случае лишним не будет, если интересны всяческие Амазонии и Океании.
    • Barton C. Hacker. World military history bibliography: premodern and nonwestern military institutions and warfare.
      By hoplit
      Просмотреть файл Barton C. Hacker. World military history bibliography: premodern and nonwestern military institutions and warfare.
      Barton C. Hacker. World military history bibliography: premodern and nonwestern military institutions and warfare. 2003
      Книге уже 16 лет, да и охват внушает (т.е. - "далеко не все там есть", да и библиография почти вся англоязычная), но библиографический справочник на почти 800 страниц в любом случае лишним не будет, если интересны всяческие Амазонии и Океании.
      Автор hoplit Добавлен 10.08.2019 Категория Общий книжный шкаф
    • Мусульманские армии Средних веков
      By hoplit
      Maged S. A. Mikhail. Notes on the "Ahl al-Dīwān": The Arab-Egyptian Army of the Seventh through the Ninth Centuries C.E. // Journal of the American Oriental Society,  Vol. 128, No. 2 (Apr. - Jun., 2008), pp. 273-284
      David Ayalon. Studies on the Structure of the Mamluk Army // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London
      David Ayalon. Aspects of the Mamlūk Phenomenon // Journal of the History and Culture of the Middle East
      Bethany J. Walker. Militarization to Nomadization: The Middle and Late Islamic Periods // Near Eastern Archaeology,  Vol. 62, No. 4 (Dec., 1999), pp. 202-232
      David Ayalon. The Mamlūks of the Seljuks: Islam's Military Might at the Crossroads //  Journal of the Royal Asiatic Society, Third Series, Vol. 6, No. 3 (Nov., 1996), pp. 305-333
      David Ayalon. The Auxiliary Forces of the Mamluk Sultanate // Journal of the History and Culture of the Middle East. Volume 65, Issue 1 (Jan 1988)
      C. E. Bosworth. The Armies of the Ṣaffārids // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London,  Vol. 31, No. 3 (1968), pp. 534-554
      C. E. Bosworth. Military Organisation under the Būyids of Persia and Iraq // Oriens,  Vol. 18/19 (1965/1966), pp. 143-167
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army //  Studia Islamica,  No. 45 (1977), pp. 67-99
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army (Conclusion) // Studia Islamica,  No. 46 (1977), pp. 147-182
      Nicolle, D. The military technology of classical Islam. PhD Doctor of Philosophy. University of Edinburgh. 1982
      Patricia Crone. The ‘Abbāsid Abnā’ and Sāsānid Cavalrymen // Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain & Ireland, 8 (1998), pp 1­19
      D.G. Tor. The Mamluks in the military of the pre-Seljuq Persianate dynasties // Iran,  Vol. 46 (2008), pp. 213-225
      J. W. Jandora. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests // Studia Islamica,  No. 64 (1986), pp. 101-113
      B. J. Beshir. Fatimid Military Organization // Der Islam. Volume 55, Issue 1, Pages 37–56
      Andrew C. S. Peacock. Nomadic Society and the Seljūq Campaigns in Caucasia // Iran & the Caucasus,  Vol. 9, No. 2 (2005), pp. 205-230
      Jere L. Bacharach. African Military Slaves in the Medieval Middle East: The Cases of Iraq (869-955) and Egypt (868-1171) //  International Journal of Middle East Studies,  Vol. 13, No. 4 (Nov., 1981), pp. 471-495
      Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a // Iranian Studies, 38:4, 555-573
      Гуринов Е.А. , Нечитайлов М.В. Фатимидская армия в крестовых походах 1096 - 1171 гг. // "Воин" (Новый) №10. 2010. Сс. 9-19
      Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Армии мусульман // Крылов С.В., Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
      Нечитайлов М.В., Гуринов Е.А. Армия Саладина (1171-1193 гг.) (1) // Воин № 15. 2011. Сс. 13-25.
      Нечитайлов М.В., Шестаков Е.В. Андалусские армии: от Амиридов до Альморавидов (1009-1090 гг.) (1) // Воин №12. 2010. 
      Kennedy, H.N. The Military Revolution and the Early Islamic State // Noble ideals and bloody realities. Warfare in the middle ages. P. 197-208. 2006.
      H.A.R. Gibb. The Armies of Saladin // Studies on the Civilization of Islam. 1962
      David Neustadt. The Plague and Its Effects upon the Mamlûk Army // The Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland. No. 1 (Apr., 1946), pp. 67-73
       
       
      Kennedy, Hugh. The Armies of the Caliphs : Military and Society in the Early Islamic State Warfare and History. 2001
      Blankinship, Khalid Yahya. The End of the Jihâd State : The Reign of Hisham Ibn Àbd Al-Malik and the Collapse of the Umayyads. 1994.
    • Swope K.M. The Military Collapse of China's Ming Dynasty, 1618-44
      By hoplit
      Swope K.M. The Military Collapse of China's Ming Dynasty, 1618-44. Routledge. 2014. 308 pages
       
      TABLE OF CONTENTS:
      - Introduction
      - A gauntlet is cast down: The rise of the Latter Jin, 1618–21
      - Changing tides: From defeat to stability in the northeast, 1622–6
      - Pursuing a forward strategy: Yuan Chonghuan’s rise and fall, 1626–30
      - Dashing defi ers and dastardly defenders: The peasant rebels gain strength and the northeastern front weakens, 1630–6
      - Miscasting a ten-sided net: Yang Sichang ascendant, 1636–41
      - Hanging by a silken thread: The Ming armies collapse, 1641–3
      - Chongzhen’s lament: My ministers have abandoned me! Winter–Spring 1644
      - The fall of the Ming from a global perspective