Чжан Гэда

2 фото Синьхайской революции (ошибка в атрибуции)

21 posts in this topic

В сети очень многие блоггеры любят вывешивать 2 китайские фотографии с датой "1923 год":

95c555aba5e3.thumb.jpg.c56884603d828be22

868a84208e83.thumb.jpg.374186cde410603da

В блоге знаменитого лжеюзера Humus даже приведен "перевод" надписи (кто делал - не знаю, но убить его надо было сразу же):

Цитата

 

Это снимок капитуляции командующего войсками Кан Су. Когда он встал на колени, раздались залпы и его люди погибли. Кан Су, Китай, 1923 года.


 

А что там было на самом деле и когда?

Как всегда - результат не соответствует блоггерским изыскам. 

Это - эпизод Синьхайской революции, относящийся к началу 1912 г., когда уже начались переговоры об отречении Сюаньтуна.

Действие происходит у города Цяньчжоу в современной провинции Шэньси. 

С 1725 по 1913 г. Цяньчжоу был центром административной единицы чжоу (типа области), в которую входя современные уезды Цянь, Угун и Юншоу городской префектуры Сяньян провинции Шэньси.

История довольно интересная и с "переводом" имеет мало общего.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Главные действующие лица этой истории - командир революционной Циньской армии (Цинь-цзюнь) Чжан Юньшань (1877-1915)

5822f5319eaaf_(1877-1915).thumb.jpg.7f6b

и выходец из знаменных монголов Синего с каймой знамени Шэн Юнь (1858-1931):

5822f5322aad4_(1858-1931).jpg.5bfbfb8fcd

Ну а "капитуляция командующего войсками Кан Су" - это, извините, косяк перевода. Как и год "1923".

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

С 1905 г. монгол из рода Дорот по имени Шэн Юнь служил на посту цзунду (генерал-губернатора провинции Шэньси). Это был очень консервативный человек, пострадавший за свои взгляды - в 1909 г. он подал доклад на имя императора, в котором возражал против проводившейся в печати дискуссии относительно введения в Китае парламента и конституции. Принципиально вопрос был решен в пользу изменения государственного строя в Китае, но правящие верхи пытались оттянуть сроки начала созыва парламента хотя бы до 1915 г. 

Раздражающие оппозицию писки на местах были не нужны. Шэн Юнь был в грубой форме выставлен за дверь и проживал в т.н. "маньчжурском городе" Сианя, центра провинции Шэньси. В "маньчжурских городах" проживали преимущественно цинские чиновники и военные. Т.о. даже попав в опалу, Шэн Юнь демонстрировал лояльность династии.

22.10.1911 "новые войска" в Шэньси выступили на стороне революционеров, подняв восстание в Сиане. Шэн Юнь успел скрыться и перебрался в Пинлян, провинция Ганьсу, откуда сообщил двору о кровавой резне в Сиане, учиненной восставшими. Двор немедленно отреагировал назначением опального сановника на пост сюньфу (уполномоченный по умиротворению) в провинции Шэньси и командующим всеми войсками в Шэньси, оставшимися верными правительству.

Шэн Юнь действовал энергично - он тут же собрал войска провинции Ганьсу и выступил в поход на восток, быстро взяв более 10 городов, стараясь прорваться к восставшему Сианю.

Может быть, энергичный монгол и смог бы вернуть Сиань в лоно маньчжурской империи, но сначала его войска запнулись о стены города Цяньчжоу, а в феврале 1912 г. императрица-мать дала согласие на капитуляцию и отречение малолетнего императора Сюаньтуна (Пуи) от престола.

Солдаты Ганьсуской армии отказались продолжать бои с революционными войсками и Шэн Юнь отступил на запад. На этом его война закончилась - сидя в Ганьсу и плетя интриги с сторонниками императорского клана из Тяньцзиня, Даляня и Циндао, он уже не мог распоряжаться реальными силами, а это было главным в развернувшейся борьбе.

Однако в глазах молодого императора Сюаньтуна Шэн Юнь остался образцом верности долгу - когда 23 июля 1931 г. Шэн Юнь скончался от болезни в Тяньцзине, экс-император даровал ему посмертное имя Вэньчжун (Просвещенный и Верный).  

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Его противник - бывший офицер связи "новых войск" (войск по иностранному образцу) Чжан Юньшань служил в смешанной бригаде "новых войск" в Сиане. Эти войска, в отличие от Бэйянской армии, контролировавшейся лично Юань Шикаем (до определенного момента - потом он попал в опалу и армия перешла в руки маньчжурских принцев), были очень ненадежны. Среди солдат и офицеров были распространены идеи конституционной монархии и свержения маньчжурской династии.

В частности, в провинции Шэньси активно действовало знаменитое тайное общество "Гэлаохуй" (союз старших братьев), членом которого был Чжан Юньшань.

В мае 1910 г. местное отделение общества провело собрание своих адептов в пагоде Дахунта (Пагода Диких Гусей) в Сиане, во время которого участники поклялись в борьбе против династии Цин до самой своей смерти. Среди давших клятву был и Чжан Юньшань.

Giant_Wild_Goose_pagoda_Front_20140502.t

Когда в Сиане началось восстание, он поднял своих сторонников по обществу и принял участие в боях с лоялистами. За заслуги был выдвинут на должность командующего и после этого выступил навстречу Шэн Юню, успешно развивавшему наступление на Сиань.

Прибыв в Цяньчжоу, он организовал гарнизон из остатков разбитых Цинами частей и послал письмо члену Тунмэнхуй (Союзной Лиге революционеров) Чжан Фэнхую (1881-1958),

Zhang_Fenghui.jpg.0e2ad191f18ed91ea4b6ae

который ранее тоже служил в Шэньси в качестве начштаба 39-й смешанной бригады. Чжан Юньшань стойко оборонял Цяньчжоу, а Чжан Фэнхуй, собрав наиболее верные войска под командованием членов общества Гэлаохуй Ма Юйгуя (1885-1957) 

582300bdd4898_(1885-1957).thumb.jpg.b7c4

и Ху Цзинъи (1892-1925):

582300d03953f_Hu_Jingyi(1892-1925).jpg.4

И поспешил на помощь осажденным.

Но, несмотря на все предпринятые усилия, он так и не смог пробить кольцо окружения.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

А теперь про ход боев.

Не прошло и 10 дней с начала Сианьского восстания (22.10.1911), как Шэн Юнь собрал 20 батальонов ганьсуских войск под командованием военачальников из местной военно-феодальной клики Ма (существовала со второй половины XIX в.) - Ма Аньляна (1855-1918) и Чжан Синчжи (?-1919).

Гробница Ма Аньляна и арка в его честь:

Ma_Anliang_Tomb.jpg.a603202c52037616ef79

Ma_Anliang_pailou_arch.thumb.jpg.7b88389

Чжан Синчжи:

582304d8e55e4_(0-1919).jpg.0f34bc11342e6

Бойцы в этих войсках всегда были боеготовы и отличались хорошей дисциплиной. Кстати, большая часть их была мусульманами, что вносила определенные коррективы в их отношения с китайцами - китайцы боролись за "гуанфу" (восстановление власти китайцев), и на этой почве трения с мусульманами были неизбежны. Вовремя пообещав мусульманам какие-либо преференции, маньчжуры всегда умело использовали их для подавления выступлений китайцев. 

Так случилось и на этот раз. В течение нескольких дней пали города Чанъу и Линчжоу (ныне уезд Бинь городской префектуры Сяньян), Гугуань, Лунчжоу (ныне уезд Лун городской префектуры Баоцзи), Пиян (ныне уезд Цяньян городской префектуры Баоцзи) и начались бои у Фэнсяна. На западном фронте для революционеров сложилось критическое положение.

Поэтому Чжан Юньшань выступил в поход против Шэн Юня лично всего через месяц с небольшим после начала восстания - 25.11.1911.

Хронология событий:

21.11.1911 пал Чанъу. 

25.11.1911 Чжан Юньшань выступил на запад во главе батальона "Сянцзы".

В бою у моста Наньдяньцяо батальон "Сянцзы" остановил натиск передовых частей Цинов.

23.12.1911 пали Линчжоу и Юншоу.

20.01.1912 Чжан Фэнхуй выступил в поход против Цинов, на помощь осажденному Цяньчжоу. 

12.02.1912 Сюаньтун отрекся от престола. Цинские войска в Шэньси начали отступление.

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Занятие Цяньчжоу было вынужденным - противостоять Шэн Юню с наличными силами в открытом бою Чжан Юньшань не мог. Он первым вошел в город и начал укреплять его. Собрал солдат из разбитых частей, отремонтировал, по мере возможности, стены, обеспечил освещение подступов к ним по ночам, выкопал рвы, создал городское ополчение.

Горожане поддержали революционные войска.

Когда в последней декаде января 1912 г. к Цяньчжоу подошли цинские войска, они быстро заняли возвышенности к северу от города и стали обстреливать его из имеющихся орудий. Но это были обычные полевые и горные пушки, и толстые стены крепости устояли.

Чжан Юньшань принимал активнейшее участие в обороне города, разделив его на участки обороны и лично инспектируя их. При этом он часто приказывал подавать ложные сигналы о начале атаки, чтобы держать Цинов в постоянном напряжении в ожидании вылазки гарнизона.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Цинские войска применили все известные им приемы борьбы за город - из лучших солдат сформировали ударные штурмовые отряды и попытались эскаладировать стену, заготовив несколько десятков длинных лестниц. Но штурм был отбит.

Тогда был прорыт подкоп и заминированы стены города, но взрыв мины не дал нужного эффекта против мощных старинных стен.

Артобстрел из полевых орудий не давал положительного эффекта.

Шэн Юнь приказал сосредоточить обстрел против северных ворот крепости, чтобы разбить их и войти в город.

В результате обстрела была разрушена надвратная башня, но к ночи обороняющиеся смогли заделать наиболее опасные бреши и ответным огнем разгромили артиллерийскую позицию Цинов.

Наступил кризис боя - средства наступления оказались исчерпанными, средства обороны не давали возможность выстоять далее, а подмога никак не могла пробиться в осажденный Цяньчжоу сквозь заслоны войск Чжан Синчжи.

Share this post


Link to post
Share on other sites

И вот тогда-то и произошли эти события с фото - Шэн Юнь пошел на хитрость.

Он приказал командиру одного из батальонов Ло Кайфу выйти с солдатами к северным воротам и опуститься на колени в знак капитуляции. По замыслу Шэн Юня обороняющиеся должны были открыть ворота и впустить сдавшихся цинских солдат, которые должны были завязать бой в воротах и захватить их, обеспечив штурм города.

Ло Кайфу вывел своих солдат из лагеря и приказал им встать на колени в знак капитуляции. Но Чжан Юньшань понимал, что такие уловки мусульмане не раз предпринимали во время большого восстания в 1860-1870-е годы, и опасался неожиданной атаки.

Увидев коленопреклоненных цинских солдат, он приказал обстрелять их из пушек. Батальон Ло Кайфу бежал в панике, понеся большие потери от огня обороняющихся.

Именно это написано на фото:

Цитата

 

Это фотография притворной капитуляции командира батальона войск провинции Ганьсу Ло Кайфу. Как только [они] встали на колени, сдаваясь, раздался артиллерийский залп. В результате ответного огня наших войск погибло бессчетное множество [вражеских солдат].

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

После отречения цинского императора от престола в настроении лоялистов произошел перелом - солдаты отказывались продолжать войну (возможно, сыграли роль и тяжелые потери отряда Ло Кайфу, почти совпавшие по времени с отречением). Но Шэн Юнь все же успел взять штурмом город Лицюань.

Тогда Чжан Юньшань приказал своему начштаба Лэй Гэнъяню убедить Шэн Юня прекратить сопротивление. Однако Шэн Юнь приказал казнить парламентера, бросив его в сухой колодец (а они в тех местах очень глубоки) и попытался возобновить наступление на Сяньян.

Тогда Чжан Юньшань вступил в контакт с Ма Аньляном напрямую, передав ему копию эдикта об отречении. Ма Аньлян воспринял это более благожелательно, чем Шэн Юнь, и вступил в переговоры с осажденными.

8.03.1912 боевые действия на западном направлении были завершены.

Так закончилась эта история с фотографией, которую вывесили у себя все, но никто не удосужился хотя бы правильно перевести надпись на ней.

А вторая фотография - это северные ворота Цяньчжоу после того, как военные действия были прекращены и к городу подошли подкрепления.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

О судьбе Шэн Юня я уже писал. А вот его победоносный противник закончил свою жизнь в 1915 г., будучи в оппозиции к пришедшей к власти клике Бэйянских милитаристов.

В 1912 г. за заслуги перед революцией Чжан Юньшань был назначен комдив 1 в провинции Шэньси, но не вошел в провинциальное правительство, оставшись на военной должности.

В 1914 г. от Бэйянской клики в Шэньси был послан Лу Цзяньчжан (1862-1918)

58230f7016fba_(1862-1918).jpg.1b376e3795

который назначил бывшего комдива 1 чжэньшоуши (ответственным комиссаром по военной и гражданской безопасности вверенной территории) северной части провинции, но сделал все так, чтобы Чжан Юньшань реально не смог добраться до места назначения.

Опальный комдив 1 скончался в июне 1915 г. Перед смертью он сильно досадовал на исход революции и жалел о том, что своими действиями способствовал приходу к власти Бэйянской клики - в них он видел угрозу реставрации империи.

И вправду - в декабре 1915 г. Лу Цзяньчжан выступил с войсками за реставрацию монархии, поддержав претензии Юань Шикая на престол...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Раненные повстанцы в Сиане (фото плохого качества, кажется, намеренно):

1264690015351.thumb.jpg.e1cd251f13b296d5

И интересный флаг повстанцев: 

200903230935338343-1282730.jpg.730ec03eb

Надписи на нем по горизонтали:

Цинь-Лун фу Хань цзюнь вайцзяо бу (Шэньси-Ганьсуская армия реставрации Китая, управление по внешним сношениям)

и по горизонтали:

Баоху вайжэнь (охраняем иностранцев)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Прикол - обратил внимание на новые косяки лжеюзера Humus в атрибуции фото!

Капитан Та-Ко, один из самых разыскиваемых полевых командиров в западном Китае. Китай, 1923 год.

9059ced353ff.thumb.jpg.f17b45ed1af988ff0

"Лидер повстанцев" Ta-Ko принимает в свой отряд новых членов. Кан-Су, Китай, 1923 год.

868a84208e83.thumb.jpg.d51b8b148b01e673c

Как мы знаем уже - это Чжан Юньшань и войска, подошедшие на помощь Цяньчжоу к началу марта 1912 г.

Откуда лжеюзеры берут такие атрибуции? И зачем вешают их?

Ну а TACO - это все же:

Как говорится, положитесь на "Ритц" и не читайте до обеда советских газет атрибуций у лжеюзеров!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Силы гарнизона в Цяньчжоу определяют так:

向紫山五营 - 5 батальонов Сян Цзышань

彭四海三营 - 3 батальона Пэн Сыхай

誉字营 - батальон Цзюйцзы

赵字营 - батальон Чжаоцзы

王克明炮兵营 - артдивизион Ван Кэмина

机关枪营 - пулеметный дивизион

岳翰林、王英等直属卫队各营 - охранные отряды Юэ Ханьлиня и Ван Кэина из состава всех батальонов

骑兵三营 - 3 эскадрона конницы

辎重运输营 - обозный батальон

Всего - более 20 тыс. человек.

Как вышли на такую цифру - не знаю. Потому что обычно китайский ин (батальон) - это порядка 500 человек.

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Силы Ганьсуской армии определяют в 50 с лишним тыс. человек или 40 батальонов, разделенных на 2 направления.

Тоже неясно, как вышли на такую цифру. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Теперь ясно, как получили 50 тыс. у цинских войск и 20 тыс. - у революционных.

По штатам мирного времени в "новых войсках" каждый ин имел ок. 650 солдат и офицеров, а по штатам военного - ок. 1250 человек.

Явно китайцы сочли, что, коли война уже шла, то и Шэн Юнь, и революционеры отмобилизовали батальоны до полного штата военного времени.

Стоит только умножить 40 на 1250 - и получаем магические 50 тыс. А если взять только указанное количество батальонов у Чжан Юньшаня - то это уже 12500 человек, да еще конница, артиллерия, обоз и охранные отряды... Вот и 20 тыс. нарисовались - не сотрешь.

Естественно, это чушь. И если в статье автор сначала указывает, что сперва Чжан Юньшань вышел с батальоном Сянцзы в 800 человек, а потом "собрал остатки разбитых частей", то получилось, что батальоны были явно некомплектные, а штат был увеличен за счет примкнувших повстанцев.

Примерно то же самое в отношении армии провинции Ганьсу - явно войска Ма Аньляна не содержались по нормам "новых войск" и имели совершенно произвольные численности бойцов и командиров в частях.

Темное дело, т.к. в "Цин ши гао" подробно о действиях Шэн Юня не говорится, а других надежных источников пока нет.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 11.11.2016в23:28, Чжан Гэда сказал:

Стоит только умножить 40 на 1250 - и получаем магические 50 тыс. А если взять только указанное количество батальонов у Чжан Юньшаня - то это уже 12500 человек, да еще конница, артиллерия, обоз и охранные отряды... Вот и 20 тыс. нарисовались - не сотрешь.

Занятно. У мятежников тыловых, штабы, артиллерию считают, выходит, пускай и по верхней границе, а у лоялистов - легко отбрасывают...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Информация полухудожественная - из юбилейных статей.

Я столкнулся с тем, что "новые войска" даже в 1908 г. были весьма разношерстным сбродом. Так, по уставам, в кавдивизионе должно быть 350, ЕМНИП, солдат и офицеров при 260 конях, а в 39-й смешанной бригаде в Шэньси таковых только 149 при 164 конях!

Там вообще, все уже - легенда на легенде.

Скажем, норвежец поименно указал, кого из миссионеров убили, как вели себя повстанцы и т.п. в Сиани, но в сборники документов включено только приказ Чжан Фэнхуя (фото см. выше):

Цитата

 

Приказ великого дуду [провинции Шэньси] Чжан [Фэн-хуя] 6

Маньчжурское правительство тиранило и притесняло ханьцев более 260 лет. Маньчжуры подрывали жизненные силы народа, выжимали из него все соки, от нечеловеческих мук гибли наши отцы, горе и страдания ожидали наших детей. В последние годы маньчжурское правительство говорило о своем намерении ввести конституцию, а на деле продолжало по-прежнему притеснять народ. Оно по своему усмотрению распродавало наши богатства иностранцам, удовлетворяло их притязания, считая, вероятно, что лучше пусть все достанется иностранцам, чем попадет в руки рабов. Люди и души предков были [89] не в силах терпеть долее [злодеяния маньчжуров], и небо и земля должны были восстать, чтобы покарать их.

Первыми выступили провинции Сычуань и Хубэй, а вслед за ними — Хунань и Цзянси... Оказывается, стоило лишь воззвать к высшей справедливости и к человеческим сердцам, чтобы все сразу же откликнулись на призыв. Наше Военное правительство, исполняя волю неба и следуя желаниям народа, водрузило знамя справедливости на труднодоступных северо-западных окраинах Китая — в провинциях Шэньси и Ганьсу. Город Чанъань 7 был взят нами без единого выстрела, и войска, не задерживаясь, двинулись дальше к Лояну, ни в чем не обижая мирное население, не совершив ни единого грабежа.

Чиновники во всех областях, тинах, округах и уездах, искренне стремящиеся перейти на нашу сторону, должны признать наше Военное правительство и обеспечить порядок и спокойствие на местах. Если же чиновники станут упорствовать в своих заблуждениях и ничего не осознают, то мы надеемся, что шэньши и население данной местности выберут наиболее уважаемых и почтенных шэньши для ведения местных дел. Что же касается разных судебных дел, то они должны быть переданы в комитеты самоуправления данной местности для справедливого рассмотрения их и вынесения решения.

Необходимо также в каждой местности срочно создать отряды ополчения для защиты населения от бандитов. Если какие-либо недовольные элементы будут затевать беспорядки и бесчинства, то местные отряды ополчения либо сами арестовывают и наказывают нарушителей, либо, если случай серьезный, докладывают Военному правительству, которое посылает войска для подавления их и обеспечения общественного порядка.

Иностранные миссионеры, равно как и христиане-китайцы, находятся под защитой [Военного правительства], враждебное отношение к ним совершенно недопустимо.

Настоящему приказу одинаково обязаны подчиняться и не нарушать его все чиновники, шэньши, офицеры, солдаты, купцы, ремесленники и пр.

3-й день 9-й луны

(24 октября 1911 г.)

 

Правда, следующий приказ от его же имени гласит:

 

Цитата

 

Приказ дуду [Военного правительства провинции Шэньси] Чжан [Фэн-хуя]

Приказываю населению соблюдать порядок и спокойствие. В случае появления бандитов, совершения грабежей и насилий будут посланы отряды солдат, преступники будут схвачены и казнены тут же на месте без всякой пощады.

3-го дня 9-й луны

(Примечание [составителей сборника “Синьхайская революция”]:

Настоящее объявление было издано в связи с грабежом торговых лавок в столице провинции. Только после посылки отрядов солдат в столице восстановилось спокойствие).

24 октября 1911 г.

 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот как обстояли дела в Ханькоу (по Сиани вообще почти нет данных!):

Цитата

 

Каково бы ни было, однако, число войск к началу восстания,— оно сильно возросло тотчас же после 27 сентября благодаря усиленной и деятельной вербовке. По заявлению Ли-Юан-хуна, сделанному им 1-го октября,— у него к этому времени находилось войск восставших и свеженавербованных 25 тысяч или, по его же словам, 18 полков пехоты, 3 артиллерийских, 2 кавалерийских, инженерные и обозные войска (Central China Post — X — 1911).

Несомненно, в расчеты Ли-юан-хуна входило преувеличение своих сил; очевидно также и то, что навербованных в несколько дней людей еще нельзя было называть войсками — однако заявление Ли-юан-хуна было верно в том отношении, что число людей, записавшихся в войска, действительно должно было составить не одну тысячу и изменило самым существенным образом первоначальную цифру войск.

Население трех городов: Учана, Ханькоу и Ханьяна — по сведениям, устаревшим в настоящее время (Richard’s — 1908), исчисляется в 500 тыс., 870 тыс. и 400 тыс.— итого 1770 тысяч. В 1911 году эта цифра возросла вследствие наплыва в города по р. Янцзы населения из затопленных местностей в долине реки, как следствие редкого по своим размерам наводнения. Таким образом — в количестве людей для вербовки недостатка не было. Кроме того, условия вербовки представляли для записывавшихся в войска (преимущественно голытьбы) — и большую выгоду: вербуемые принимались на жалованье по 12 долларов в месяц.

Население призывалось на службу особыми объявлениями, [213] обращенными к национальному чувству сограждан, объяснявшими тяжелое положение населения хозяйничанием маньчжур и сулившими светлое будущее.

Был составлен особый текст присяги, под которым должны были подписываться поступавшие в войска; на том же листе требовалась подпись поручителя.

В разных частях трех городов революционные ораторы, преимущественно типа модернизованных китайских студентов, произносили речи, собирая вокруг себя многочисленных слушателей и призывая их на службу в народную армию.

Запись желающих поступить в войска производилась в разных местах Учана, Ханькоу и Ханьяна. Здесь на многочисленных улицах были открыты вербовочные бюро. Последние состояли из поставленного на улице стола, за которым сидели два или три вербовщика, унтер-офицеры или рядовые, вносившие на лист бумаги имена вербуемых. Вербовка производилась ежедневно. При посещении Учана 9-го октября сидевшему за вербовочным столом было предложено несколько вопросов; в ответ на них вербовщиком было сказано, что с утра (до 1 ч[аса] п[ополуд]ни) записалось 100 человек, что принимаются люди не моложе 18 лет, что после записи людям дается обучение — и таких мест обучения в Учане — три, что из навербованных людей образуются полки. На вопрос, из чего состоят полки — было сказано, что из 3-х инов, а ин из 4-х рот — однако этот ответ, по-видимому, скорее относился к прежней организации войск лу-цзюнь.

Стоявшие тут же у стола новонавербованные имели вид заурядных кули, довольно оборванных и грязных. Совершенно такой же вид имело большинство навербованных, виденных и в других случаях.

Об обучении навербованных серьезно говорить не приходится.

Обучение, которое пришлось видеть, состояло в обучении партий в несколько десятков человек маршировке и ознакомлению людей с ружьем. Однако многие из навербованных не получали очевидно и этого элементарного обучения; как пришлось убедиться — эти люди будучи уже противопоставлены противнику и начиная стрельбу по нему — не умели открыть затвор. Подобные случаи не были единичными.

Кроме того, в нескольких случаях пришлось убедиться в том, что революционные солдаты, совершая переезд в вагонах, куда они набивались тесной толпой, и вообще находясь в условиях полной безопасности — имели ружья уже заряженными с патроном в патроннике и без постановки на предохранительный взвод; таким образом, простого нажатия на спусковой крючок было достаточно для производства выстрела. Последние зачастую и раздавались в виде совершенно неожиданного сюрприза.

Все революционные войска были одеты в черную одежду: черная [214] суконная фуражка, такая же куртка и шаровары. На левом рукаве у всех была белая повязка. Черный цвет был принят для отличия революционных или, как они себя называли, «Ханских войск» от имперских «Цинских войск».

Большие запасы черной суконной одежды, по расспросам, имелись в цейхгаузах, где они были сложены после того как эта одежда была отменена. Кроме того, черная одежда для революционных войск изготовлялась наспех местными портными.

У многих на куртке были нашиты красные погоны, на которых был обозначен № полка.

Для вооружения вербовавшихся войск послужили запасы Ханьянского арсенала. Захват последнего имел для революционеров громадное значение.

Количество запасов оружия и боевых, имевшихся в Ханьянском арсенале, в точности не выяснено. Газетными сообщениями и позднейшими сведениями эти запасы определялись в 20—40 тысяч винтовок, 3—10 миллионов патронов, 100—200 (Считая в этом последнем числе найденное в арсенале значительное количество малокалиберных орудий 3,5 см.) орудий и 60 тысяч снарядов.

Виденные ружья (винтовки и карабины), а также патроны были исключительно 7,9 мм калибра. Что же касается орудий, то как пришлось убедиться, революционеры действовали почти исключительно из горных орудий (5,7 см). Это обстоятельство дает возможность заключить, что полевых орудий в арсенале не было или к ним не было снарядов. Несколько полевых орудий (Вероятно, 8-го артиллерийского полка.) было замечено только на правом берегу Янцзы, где они были поставлены на стенах Учана, и два — на позиции у Луцзямяо. Заявление Хуан-сина, сделанное в Шанхае после падения Ханьяна,— вполне подтвердило приведенное выше обстоятельство. В числе причин падения Ханьяна он указал на то, что в арсенале оказались только орудия мелких калибров, которые не могли бороться с артиллерией имперских войск.

Из навербованных людей образовывались пехотные полки. Полкам этим по мере образования давались №№, начиная с 1-го. До начала боев с имперскими войсками были обнаружены полки №№ 1, 2, 3, 6, стоявшие на левом берегу р. Янцзы в Ханькоу и к северу у линии железной дороги, № 7 — формировавшийся в Учане (9-го октября); с началом боев — в 1-е же дни их (14-го—15-го октября) на левом берегу р. Янцзы обнаружены люди полков 9-го и 10-го, как видно перевезенных тогда же на левый берег реки. По расспросам — часть войск, кроме того, оставалась на правом берегу р. Янцзы в м[естечке] Цзин-шань, из опасения высадки сюда имперских войск и их наступления по левому берегу к Учану. [215]

Изложенное дает основание считать, что у революционеров к началу боев было не менее 7—10 навербованных пехотных полков. По сообщениям китайских газет в Учане к 10-му октября революционеры образовали 3 дивизии, т. е. 12 полков.

Состав полков, как общее правило, был из 3-х инов, причем число людей в одном из инов при походном движении было насчитано около — 500—550 человек (4 роты около 125—140 человек в каждой). Наряду с этим были части, которые при расспросах именовались инами, но состояли не более чем из 300 человек. Возможно, что были ины с еще меньшим числом людей.

Общее впечатление от виденных частей было таково, что они почти сплошь состоят из новобранцев; на роту могло быть не более нескольких человек действительных солдат.

Кроме полков, получивших номера, образовался еще особый отряд из «людей, обрекших себя на смерть» (гансыдуй). Люди этого отряда были такие же новонавербованные, как и в составе полков с номерами, с тою разницей, что в числе их встречались более интеллигентного вида — по-видимому ученики школ. Внешним отличием людей гансыдуй служит ярлык с соответственной надписью, прикрепленный на груди.

Конницы в виде конных частей для службы в поле у революционеров на левом берегу р. Янцзы не было. Здесь, у западной окраины Ханькоу — было помещение, надпись на флаге которого гласила «Кавалерийский отряд», но рядом под навесом стояли лишь отдельные лошади. Вообще же было замечено, что вся служба конницы на левом берегу состояла в службе отдельных всадников, которыми пользовались для разведки и в качестве конвоя. Возможно, что большая часть конницы оставалась на другом, правом берегу Янцзы — в окрестностях Учана; в таком смысле и давались ответы при расспросах по поводу конницы, но проверить не удалось. В артиллерии, как сказано выше, были почти исключительно горные орудия. Никаких артиллерийских частей обнаружено не было, да их очевидно и не формировали. Для действий из орудий просто пользовались артиллеристами и наскоро обученными людьми.

Орудия без передков заблаговременно были размещены по тем местам, откуда предполагалось из них стрелять (стена Учана, высоты Черепаховой горы, Луцзямяо), а передвижение их совершалось по железной дороге на вагонах-платформах, куда они ставились и откуда снимались вручную. Этим обстоятельством объясняется то, что при наступлении имперских войск на Луцзямяо (14-го октября) все поставленные здесь орудия революционеров, при отступлении последних — достались в руки победителю; у революционеров не было средств увезти поставленные орудия. [216]

Из инженерных войск было установлено присутствие на левом берегу р. Янцзы 1-го ина, названного 1-м инженерным ином. Люди этого ина, стоявшего близ 10-го километра (м. Тоу-доу-цяо), имели своим назначением работы по устройству стрелковых окопов в м. Луцзямяо. Кроме того, земляные работы под руководством саперов производились на Ханьянских высотах. Здесь они состояли в рытье окопов для стрелков и для орудий. К работам было привлечено большое число кули. Пулеметов обнаружено не было. По расспросам их имелось 4. Однако, если эти пулеметы и были у революционеров, то в боях своих они ими не пользовались.

В революционных войсках бросался в глаза недостаток офицеров. При войсках они встречались как исключение. Недостаток офицеров был отчасти пополнен непосредственно перед началом боевых действий прибывшими около этого времени в Учан воспитанниками военных школ, преимущественно из Нанкина. Всего, по словам одного из них, прибыло около 500 человек, которые тотчас же по прибытии были назначены на офицерские должности.

По сообщениям китайских газет в Учане к 10-му октября, как выше сказано, было образовано три дивизии. Дивизии, по-видимому, считались по общему числу полков пехоты. Основываясь же на виденном лично и на расспросах, количество навербованных войск, которыми располагал Ли-юан-хун к 14-му октября, может быть приблизительно исчислено в следующих цифрах:

Пехоты

7—10 полков

ок. 6300—9000 человек](Считая в среднем по 300 человек в ине и по 3 ина в полку.)

Конницы

1—2 ина

ок. 200—400 человек

Артиллерии

124—254 ор[удия] (из них не более18 полевых], остальные горные и 3,5 сант.).

 

Пулеметов

4 (?)

 

Инженерных в.

1 ин

ок. 300— 500 ч[еловек]

Гансыдуй

1 ин

ок. 300 — 500 ч[еловек]

Итого

 

7100—10400

Следует оговорить, что эти цифры являются весьма условными, так как они получены в том предположении, что все полки были доведены вербовкой до одинакового состава. Между тем в условиях, при которых производились формирования, крупную роль должна была играть импровизация. Важное значение имеет также то обстоятельство, что наскоро навербованные полки, в зависимости от доброй воли записавшихся в них людей могли изменяться в своей численности, а при первом удобном случае могли совсем распасться с такою же скоростью, с какою они были образованы. [217]

С началом боев 3 с имперскими войсками, приведенные выше цифры должны были сильно измениться — отчасти вследствие потерь, но, главным образом, вследствие новых вербовок.

Если до этих боев еще можно было указать на обучение вербуемых и на некоторую организацию навербованного материала, то после 14 октября говорить и о том и о другом вовсе не приходится. Люди, представлявшие совершенно сырой материал, получали винтовки и сейчас же в собственной одежде простых кули посылались большими или меньшими партиями против имперских войск.

К началу боев в распоряжении революционеров имелось некоторое количество подвижного состава, которым они пользовались для перевозки своих войск, орудий и запасов (от исходного пункта ж. д. до ст. 10 километра и далее). Количество подвижного состава, которым пользовались революционеры, было — два паровоза, не менее 20 вагонов (классных и товарных) и платформ, а также дрезина (Часть этого подвижного состава была у Ханькоу в начале восстания, часть была захвачена революционерами 6-го октября после отступления имперских войск.), кроме того, на запасной ветке, отходящей от 6-го километра стояли несколько вагонов и платформ, которыми революционеры не пользовались.

В запасах продовольствия (рис) у революционеров, как это видно было на месте — недостатка не ощущалось. По расспросам эти запасы состояли как из местных, так и из закупавшихся и подвозившихся к Ханькоу по реке из местностей, расположенных выше Учана. Деньги на расходы (оплата навербованных, закупка продовольствия и др.) также имелись у революционеров и очевидно в значительной сумме. Это явствовало уже из того, что всем поступавшим на службу немедленно уплачивалось жалование. Главным источником для революционеров на первых порах послужили деньги, захваченные ими в Учанском казначействе. Здесь, по позднейшим газетным сообщениям, была захвачена сумма в 10 миллионов лян. По тем же сведениям один из главных активных деятелей начала революции — Сун-у (Устроивший лабораторию бомб в Ханькоу, взрыв на которой 26-го сентября 1911 года послужил к раскрытию революционной организации. Впоследствии Сун-У назначен начальником в управления в Учане.) прибыл в Учан в июне 1911 г. и привез с собой 10 тысяч лан, которые между прочим пошли на подкуп войск учанского гарнизона.

После первых успехов революции касса революционеров несомненно пополнялась новыми поступлениями, по-видимому, собиравшимися на месте, но главным образом притекавшими со стороны.

 

Надо отметить, что масса номерных частей (батальонов и даже полков) в Шэньси тоже было велико. Были и "литерные" батальоны - как отражение старой практики 1850-1870-х гг.

Арсенал там, в Сиани, был рассчитан преимущественно на ремонт старого оружия и производство боеприпасов к нему, а не на изготовление нового оружия, как стрелкового, так и артиллерии.

Численность "элитного" батальона "Сянцзы", составлявшего основу сил Чжан Юньшаня, доставляет - около 800 человек. Это не штатная численность - в мирное время штатная численность ина составляла 659 человек, а в военное - 1240.

Т.е. настоящая революция - комплектных старых "новых войск" в распоряжении революционеров не сохранилось. 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

О восстании в Сиани знали очень мало - вот донесение посланника в Пекине Коростовца ио министра иностранных дел Нератову от 26 октября 1911 г. по новому стилю:

Цитата

Общее положение вещей осложняется еще тем, что восстание наблюдается кроме долины Янцзы и в других пунктах Империи. Так ныне получено известие, что большой город Шэн-сийской провинции Си-нань-фу находится в руках революционеров и что волнения возникли также в южной части провинции Гань-су среди тамошнего мусульманского населения. Все эти события, раздуваемые самыми фантастическими слухами, порождают тревожное настроение во всех частях Китая.

Т.е на 26 октября информация была "фантастической" по словам Коростовца.

И, если искать информацию о делах в Шэньси, то на русском и английском можно найти очень мало - в городе Сиань было сравнительно немного иностранцев, а в Цяньчжоу, думаю, и того меньше.

Описанию революции в Китае уделялось специфическое внимание - преимущественно, рассматривались события на Янцзы, как "решающие". Но китайцы сами считают, что если мусульмане и "Новые войска" из Ганьсу смогли был поставить под контроль Шэньси и Шаньси, то совместно с Монголией, Синьцзяном, Дунбэем и Чжили монархисты установили бы единый фронт и, как минимум, разорвали бы Китай на 2 половины по р. Янцзы, как в XII в. это сделали чжурчжэни.

Соответственно, упорная оборона Цяньчжоу на западе Шэньси и бои за Тунгуань на востоке Шэньси позволили затянуть образование единого монархического фронта и не дали Цинам шанса на победу.

ИМХО, это важный козырь в игре за изменение приоритетов при рассмотрении Синьхайской революции.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кстати, еще один косяк - теперь из блога небезызвестного alter_vij:

Цитата

Таких мелких, вечно воевавших и интриговавших генералов в китайском народе в те годы прозвали «собачьими рыбами»

Вообще, это слово такое - гоуюй (狗鱼), означающее "щука". Да, буквально "рыба-собака", но переводится как "щука". Но у него вообще много подобного рода перлов встретить можно!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Колоризованное уже знакомое фото (жаль, маловато по размеру):

20121011172234786.jpg.1e9f7c2d4f4c915330

В общем, "Загадки старых фотографий" появятся в очередном номере журнала "Арсенал-Коллекция" - сегодня видел макет.

На очереди - статьи о чуме в Маньчжурии (1910-1911) и поражении японцев под Ляньшаньгуанью в конце 1894 г.

Рабочие названия "Добрый доктор У Ляньдэ" и "Мы долго молча отступали".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Построения из китайского военного искусства
      By Чжан Гэда
      Прочитал в "Мин цзи наньлюэ" у Цзи Люци:
      Он вообще пишет очень запутанно - похоже, сам не сильно соображал, что писал. Когда он описывал войска Чжэнов - там все очень сумбурно.
      Строй багуа был придуман легендарным Сунь Бинем в IV в. до н.э. и управлялся военачальником, которому делали охраняемую воинами вышку, с которой он подавал команды на перестроения. Система имела возможность 16-ти перестроений. К периоду Тан она трансформировалась в "строй 6 цветков" (люхуа чжэнь), который применял легендарный Ли Цзин во времена Тан:

      Слева люхуачжэнь, справа - багуачжэнь.
      Строй багуа имеет по китайским толкованиями строился на основании этого:

      В строю багуачжэнь имеется "8 врат" - сю (отдых), шэн (жизнь, рождение), шан (ранение, вред), ду (преграда), цзин (благое предзнаменование), сы (смерть), цзин (испуг), кай (раскрытие).
      Прямо на восток располагаются "врата жизни". Если ворваться в них и прорваться через "врата благого предзнаменования" на юго-западе, затем войти во "врата раскрытия" на севере, то можно уничтожить этот строй.
      Вопрос - а зачем такие сложности? Зачем так выеживаться, чтобы сделать простое дело? Вразумительных толкований найти не могу.
       
    • Сахалин и монголы
      By Чжан Гэда
      "Юань вэньлэй"(元文類) о событиях на Сахалине (?) в конце XIII в.
      遼陽威古特
      至元十年征東招討使逹希喇呈前以海勢風浪難渡征伐不到岱音濟喇敏威古特等地去年征行至尼嚕罕地問得烏登額人約蘇稱欲征威古特必聚兵●冬月色克小海渡結凍冰上方可前去先征岱音濟喇敏方到威古特界云云大徳二年正月招討司上言濟喇敏人百戶哈芬○博和哩○等先逃往內和屯與叛人結連投順威古時作耗奉㫖招之千戸巴雅斯以為哈芬等巳反不可招遂止大徳元年五月威古特賊沃棱乘濟喇敏所造黄窩兒船過海至哲哩木觜子作亂八月濟喇敏人諾木齊過海至烏色砦遇內和屯人言濟喇敏人雅竒扎木稱威古特賊與博和哩等欲以今年比海凍過果幹虜掠打鷹人乞討之既而遼陽省咨三月五日濟喇敏百户烏坤濟等來歸給魚糧綱扇存恤位坐移文管沃濟濟喇敏萬户府收管六月五日官軍敗賊於錫喇和屯七月八日威古特賊王博凌古自果斡過海入佛哩河官軍敗之九年六月濟喇敏人吉爾庫報威古特賊刼納木喀等官軍追之不及過扎爾瑪河刧掠至大元年濟喇敏百戸竒徹竒納言威古特約索努呼欲降遣逹哈扎薩至尼嚕罕又濟喇敏人多神努額齊訥來每言約索努呼沃稜等乞降持刀甲與頭日布結結且言年貢異皮以夏間逹喇布魚出時回還云云
      Для памяти - пока лениво возиться. Уже вижу, что Ивлиев не совсем верно переводил.
    • Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
      By hoplit
      Просмотреть файл Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
       
      Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty // Modern Asian Studies. Volume 38. Issue 01. February 2004, pp 145 - 189.
      Автор hoplit Добавлен 09.01.2020 Категория Китай
    • Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
      By hoplit
      Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty // Modern Asian Studies. Volume 38. Issue 01. February 2004, pp 145 - 189.
    • Вечный миф - "трупами завалили"
      By Чжан Гэда
      Потихоньку набирается материал для статьи о бое 21-го уланского при Омдурмане.
      Параллельно возникла мысль - а ведь это интересная иллюстрация против тезиса всяких либерастов, что мол, "трупами завалили"...
      Что такое трупами завалили? Как можно, при не подавленных вражеских пулеметах, добиться успеха, просто бросая на врага неподготовленную и плохо вооруженную пехоту?
      В истории есть целый ряд примеров, когда тезис "трупами завалили" не проходит. И всего 1-2 подтверждения этому тезису (пожалуй, вспомню только Изандлвану и Адуа).
      Начнем по порядку - первые серьезные звонки раздались в колониальных войнах. Как только европейские и мусульманские культуртрегеры стали способны доставить на место нужное количество стрелков, стали наблюдаться серьезные проблемы у местных народностей, которые ранее достаточно успешно противостояли колониальной экспансии, ограничивая колониальные анклавы прибрежной зоной.
      Но даже египетское завоевание Судана в начале 1820-х годов - это еще не то. Потому что еще техника "не доросла". Самая тема начнется после того, как Хайрем Максим в 1884 г. изобрел свой знаменитый пулемет.
      Правда, до этого были митральеза Монтиньи, митральеза Реффи, картечница Гатлинга и т.д., но это было "еще не совсем то"...