14 сообщений в этой теме

Цитата

В самой же персоязычной литературе классический канон неизменно оставался образцом для подражания и воспроизведения. Однако, поскольку его дальнейшее развитие остановилось, он консервировался, порождая многочисленные вторичные подражания. Так, иранский поэт 18 в. Саба (1765–1822), диван касыд которого считался образцом персидской поэзии в 19 в., написал свой вариант «ответа» Шах-намэ Низами – эпическую поэму Шаханшах-намэ (Книга царя царей). В ней описывалось царствование Фатх-Али-шаха и прославлялась победа Аббас Мирзы над русскими войсками. Описания были взяты из древних источников и изобиловали устаревшими терминами.

Известен манускрипт этого опуса в собрании Британской Библиотеки, а также манускрипты из Оксфорда, Вены и Тегерана:

Цитата

FATH 'ALI KHAN SABA: 'SHAHINSHAH NAMA' 
(Received from Committee of Correspondence, 1816) 
Ethe 901 
Covers of papier-mache, very finely painted and lacquered with a mass of flowers within a floral border, with arabesque floral scrolls on red ground. 39.5 by 25.5 cm. 451 ff. Slightly cursive 'nasta'liq' in 4 columns of 20 lines to the page. Written surface 28 by 17.5 cm. There is a magnificent heading of superb execution on f.1b, with decorated margins on ff.1b and 2a. Ff.10b and 11a are also splendidly and fully illuminated as a double title-page, containing a dedication to Fath 'Ali Shah. Copyist, Mahdi al-Husayni al-Farahani, 'the 'katib' of the Royal Residence'; dated 1st Rajab 1225/2 August 1810, by order of Fath 'Ali Shah (colophon, f.451a).
[Other copies, very similar and of approximately the same date are in Oxford (Bodleian Library, Elliot 327), Vienna (Nationalbibliothek, 'Flьgel' 639), and Tehran (Majlis Library No. 15234).] 'VAM 1951' No. 147; 'VAM I952' pl.32; 'Arnold and' 'Grohmann' pl.77. 

Итак, Саба наваял прославляющую победы Каджаров книгу в 1810 г.

Вот интересный перечень иллюстраций (выделил специально):

 

Цитата

IO Isl 3442 Particulars of the miniatures are as follows: 
f.28a Fath 'Ali Shah's defeat of Sadiq Khan Shiqaqi. Cf. 'Robinson' No.1166. 21 by 17 cm. 
f.32a Fath 'Ali Shah seated on the Peacock Throne, two princes to his left, ministers on his right and before him presenting bags of money on trays, Cf. 'Robinson' No. 1167. 21 by 17 cm. 
f.37a Defeat of Rustam Khan Zand by Husayn Khan outside the walls of a city. 21 by 17 cm. 
f.44b Fath 'Ali Shah's defeat of Ja'far Quli Khan and Muhammad Quli Khan. 21.5 by 17 cm. 
f.56a Fath 'Ali Shah, between two armies, receives the homage of Nawwab Husayn Quli Khan, who has dismounted and kisses his foot. 21 by 17 cm. 
f.64b Fath 'Ali Shah enthroned in a garden on the 'takht i Nadiri,' with two princes in attendance, receiving presents from Mirza Riza Quli 'Munshi al-mamalik.' 21.5 by 17 cm. 
f.78b Fath 'Ali Khan Qajar at the head of his victorious troops carrying Afghan heads, and respectfully greeted by the people of Isfahan in the distance. 22 by 17 cm. 
f.88a Muhammad Hasan Shah, in battle with Bihbud Khan, an officer of Nadir Shah, cuts off his arm. Cf. 'Robinson' No. 1172. 21.5 by 17 cm, 
f.97b Defeat of Karim Khan Zand by Muhammad Hasan Shah at Astarabad. Cf. 'Robinson' No. 1176. 21.5 by 17 cm. 
f.102a Muhammad Khan killed in battle by the hand of Muhammad Hasan Shah. Cf. 'Robinson' No. 1775. 21 by 17 cm. 
f.110a Kalab Qajar kills Qaytas in battle. 21.5 by 17 cm. 
f.111a Mahmud Qajar about to cut the throat of Parwiz Zand: horsemen on either side. Cf. 'Robinson' No. 1177. 21 by 17 cm. 
f.112a Faghan 'Ali Qajar shoots Darab Zand after the latter has killed his horse. Muhammad Hasan Shah at the head of the Qajar troops. Cf. 'Robinson' No. 1178. 21 by 17 cm. 
f.113a Battle between Araz the Turkman and Shahmar Zand: the former drags the latter along, caught by his lasso. Cf. 'Robinson' No. 1179. 21 by 17 cm. 
f.114a Battle between Jahangir Mazandarani and Pardad Zand. Cf. 'Robinson' No. 1180. 21.5 by 17 cm. 
f.115b Battle between Bairam'Ali Khan Qajar and Parwiz Zand, and death of the latter. Cf. 'Robinson' No.1181. 21.5 by 17 cm. 
f.116b Qubad Zand about to be stabbed by Shirzad Mazanderani: battling horsemen in the background. Cf. 'Robinson' No. 1182. 21.5 by 17 cm. 
f.130b Hasan Khan Qajar taken prisoner and his hands bound behind him by Nawwab Husayn Quli Khan. Horsemen in the background. 21 by 17 cm. 
f.145b Mahmud killed in his castle by Nawwab Husayn Quli Khan. 21 by 17 cm. 
f.150b Nawwab Husayn Quii Khan defeats the army of the nobles of Gurgan. 21 by 17 cm. 
f.153b Encounter between the troops of Nawwab Husayn Quli Khan and Muhammad Khan. 21 by 17 cm. 
f.156b Nawwab Husayn Quli Khan capturing Mahdi Khan in his castle. Cf. 'Robinson' No.1183. 18 by 17 cm. 
f.201a Defeat of Pir Azad Khan, an officer of Ja'far Khan Zand, by Muhammad Shah (Agha Muhammad, the eunuch). 20.5 by 17 cm. 
f.212b Battle between Ja'far Quli Khan and Mir Muhammad Khan Tabasi. 21 by 17 cm. 
f.218b Defeat of Lutf 'Ali Khan Zand by (Agha) Muhammad Shah; the city of Shiraz in the background. Cf. 'Robinson' No. 1194. 21.5 by 17 cm. 
f.235a Capture and sack of Kerman by (Agha) Muhammad Shah and his troops. 20 by 17 cm. 
f.239a Fath 'Ali Shah, riding at the head of his troops, receiving the submission of the people of Zabulistan. Cf. 'Robinson' No. 1195. 21 by 17 cm. 
f.245a Capture of Tiflis and defeat of the Russians by Agha Muhammad Shah. Cf. 'Robinson' No.1196. 21 by 17 cm. 
f.263a Fath 'Ali Shah seated on the Peacock Throne, with the lady Tuti before him. Foreground unfinished. (This is an inserted page and bears no text: the verso is gilded.) Cf. 'Robinson' No. 1197. 21.5 by 17 cm. 
f.280a Fath 'Ali Shah and five of the princes playing polo. A different and inferior artist. (Verso gilded.) Cf. 'Robinson' No. 1199. 21 by 17 cm. 
f.317b Fath 'Ali Shah seated on the Peacock Throne attended by two ladies. (No text: recto gilt.) Cf. 'Robinson' No. 1200. 22 by 17 cm. 
f.339a Fath 'Ali Shah seated on the Peacock Throne attended by a prince ('Abbas Mirza?) and two 'ghulams' with his shield and mace, giving audience to two ministers. (Verso gilt.) Cf. 'Robinson' No. 1201. 21.5 by 17 cm. 
f.343a Victory of Prince 'Abbas Mirza over the Russian Ashanjdar and his troops. Cf. 'Robinson' No. 1202. 21 by 17 cm. 
f.353a Fath 'Ali Shah in battle killing the Russian general Ashanjdar. Cf. 'Robinson' No. 1203. 'VAM 1952' pl. 32. 23.5 by 17 cm. 
f.382a Defeat of the Russian general Bawalkunik by 'Abbas Mirza. Cf. 'Robinson' No. 1204. 21 by 17 cm. 
f.387b 'Abbas Mirza about to slay the Russian general Gazhadand, whom he has already wounded, and seizes by the ear: the Russian army in flight. Cf. 'Robinson' No. 1205. 21.5 by 17 cm. 
f.389b 'Abbas Mirza charging the Russians under Bawalkunik. Cf. 'Robinson' No. 1206. 21 by 17 cm. 
f.396b 'Abbas Mirza in battle cleaves the Russian general Karawich. Cf. 'Robinson' No. 1207. 16 by 17 cm. 

Прикрепляю эти иллюстрации (качество такое, какое есть, уж извините):

Захват Тифлиса и разгром русских Ага Мухаммад-шахом

Capture_of_Tiflis_by_Agha_Muhammad_Shah.

Победа шах-заде Аббас-Мирзы над русским Ашанждаром и его войсками

01.JPG.3047fd557c98780a7c5b136be1688d61.

Фетх Али-шах убивает в битве русского генерала Ашанждара

01AGMGJD.thumb.jpg.bee4e080b7f6887c4e981

Разгром Аббас-Мирзой русского генерала Бавалкуника

02.JPG.c4c22fd867d9b509d5cb45881c453f29.

Аббас-Мирза убивает русского генерала Гажаданда, которого уже успел ранить и схватить за ухо. Русская армия спасается бегством.

03.JPG.25b04fae82e18c679054325403d91b36.

Аббас-Мирза атакует русские войска Бавалкуника

04.JPG.bef67f4a2d5efdb3c2cdaed2b1b3d352.

В битве Аббас-Мирза рассекает надвое русского генерала Каравича  

01AGMPAB.thumb.jpg.0a0fe1c66c6f5730e273d

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


Вспомним краткую хронологию русско-персидской войны 1804-1813 гг. до 1810 г., когда Саба написал "Шаханшах-наме" в честь Фетх Али-шаха:

10 июня 1804 г. - у Гюмри отряд Тучкова успешно отбивает натиск персидской иррегулярной конницы.

19 июня 1804 г. - сражение отряда Портнягина (900 чел.) с основными силами Аббас-Мирзы (более 10 тыс. чел.) у Эчмиадзина, отступление русского отряда. Начало обложения русскими Эривани.

20 июня 1804 г. - Цицианов под Эриванью разбил основные силы Аббаса-Мирзы. 

30 июня 1804 г. - отряд Цицианова перешёл реку Зангу и разгромил персов в их полевых укреплениях.

2 июля 1804 г. - русские войска полностью окружили Эриванскую крепость.

17 июля 1804 г. - нападение основных сил Фетх Али-шаха на осадный корпус под Эриванью и отступление персов.

21 августа 1804 г. - при Черной Церкви (Кара-Кильса или Караклис русских источников) персы под командованием сарханга Мансура и грузинского Александре Батонишвили (претендент на престол Грузии) уничтожили попавший в засаду отряд Тифлисского мушкетерского полка (124 человека: 5 офицеров, 1 артиллерист, 108 мушкетёров, 10 армянских ополченцев) под командованием майора Монтрезора.

4 сентября 1804 г. - русские войска сняли осаду с Эривани и отступили в Грузию.

 

23 июня - 20 июля 1805 г. - занятие десантным отрядом Завалишина порта Энзели.

24 июня—15 июля 1805 г. - безуспешные попытки главных сил Аббас-Мирзы уничтожить отряд Карягина. 

27 июля 1895 г.  - отряд (600 чел.) Карягина наголову разбил персов под Шамхором.

12 августа - 9 сентября 1805 года - первая осада Баку Завалишиным, отступление десантного отряда из-за нехватки сил.

30 ноября 1805 года - отряд Цицианова вторгается в Ширван. 

27 декабря 1805 г. - принятие Ширвана в подданство России.

30 января 1806 г. - начало второй осады Баку. 

8 февраля 1806 г. - предательское убийство Цицианова и Эристова во время переговоров. Отступление Завалишина от Баку. 

Лето 1806 г. - Гудович разгромил Аббас-Мирзу при Каракапете (Карабах) и покорил Дербентское, Бакинское и Кубинское ханства.

1808 г. - взятие русскими войсками Эчмиадзина, разгром Аббас-Мирзы у Карабаба, захват Нахичевани. 

Ноябрь 1808 г. - неудачный штурм Эривани Гудовичем.

1809 г. - разгром Тормасовым армии Фетх Али-шаха в районе Гумры-Артик и отражение войск Аббас-Мирзы - у Гянджи. 

Июнь 1810 г. - разгром Котляревским войск Аббас-Мирзы у крепости Мигри.

Июль 1810 г. - разгром Котляревские войск Аббас-Мирзы на реке Аракс.

Сентябрь 1810 г. - разгром Котляревским войск Аббас-Мирзы у Ахалкалаки.  

Как видим, "победы" персов заключаются в отступлении отряда Портнягина от Эчмиадзина, уничтожении отряда Монтрезора у Кара-Кильса (что в обоих случаях неудивительно, учитывая соотношение сил), а также отражении 2 штурмов Эривани и снятии 2 осад с Баку.

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

1 февраля (по ст. стилю) 1813 г. персы сумели "разгромить" отряд майора Джини в битве при Султанабаде.

Соотношение сил - 18 тыс. персов при 11 орудиях против 560 русских при 2 орудиях.

Вот знаменитая картина "Битва при Султанабаде" (в старых русских источниках может быть Султан-Буда):

Battle_Between_Persians_and_Russians_-_S

Сейчас картина находится в Эрмитаже. Ее захватили русские войска в начале 1820-х, взяв летний дворец Фетх Али-шаха в Уджане.

Есть интересные воспоминания Ермолова относительно этой картины:

Цитата

Осматривая замок, я спросил сопровождавших меня персиян: какое картина представляет сражение? Не Асландузское ли? Наморщились рожи их, и страх, изобразившийся в чертах от одного об оном воспоминания, заставил меня не требовать ответа. Я сделал другой вопрос: не Ленкоранское ли? Как будто окован был язык персиян и ложь, столь обыкновенная в устах их, не изобрела ответа. Надобно было догадаться, что не оно. Наконец сказано мне, что картина представляет разбитие Троицкого батальона. Я замолчал против правды.

Это было самое крупное поражение, нанесенное персами русской армии.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вопрос - что курил Саба, сочинив победы иранских войск над русскими генералами (по списку):

Ашанждар

Бавалкуник

Гажаданд

Каравич,

при том, что, по его мнению, генералы эти еще и были убиты?

(реально из русских генералов погиб только Цицианов, да и то, схваченный и зверски обезглавленный во время переговоров)

Да еще откуда в 1795 г. в Тбилиси оказались русские? Все обиды грузин на Россию как раз в том и заключаются, что даже 1 (Одного) батальона русских там не случилось!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Гибель генерала Цицианова в описании А.В. Потто:

Цитата

 

После трудного перехода через Шемахинские горы отряд вступил в границы Бакинского ханства и 30 января 1806 года остановился при урочище Нахар-Булаг. Отсюда князь Цицианов и потребовал сдачи города. Гуссейн-Кули-хан ответил, что безусловно отдается милосердию русского государя, но втайне он замышлял гнусное и черное злодейство.

Наступил день, назначенный для сдачи Баку. Утром 8 февраля 1806 года главнокомандующий в полной парадной форме и в сопровождении лишь небольшого караула, назначенного для занятия крепости, приблизился к колодцу, отстоявшему на полуверсту от города. Здесь ожидали его бакинские старшины, которые подали ему ключи от городских ворот и просили лично успокоить хана насчет его участи. Главнокомандующий ответил, что рад увидеть старого знакомого, и возвратил ключи с тем, чтобы Гуссейн вручил ему их лично. Хан не замедлил выехать из крепости, и Цицианов доверчиво пошел к нему навстречу без свиты, сопровождаемый только своим адъютантом, подполковником Эристовым, и одним казаком. Но едва Цицианов приблизился к хану, спутники последнего, бывшие верхом, вдруг бросились на него — и он упал, убитый наповал выстрелом из пистолета. Та же участь постигла и Эристова. Бакинцы с крепостной стены приветствовали убийство радостным криком и залпом из всех орудий по отряду, стоявшему у колодца. Между тем убийцы подхватили тела и умчали их с собой. 

...

"Голова генерала Цицианова, полная отваги и предприимчивости, и руки его, крепкие мышцами, распространявшие власть, — говорит персидский историк, — были отсечены от трупа и отправлены в Ардебиль, а оттуда с большим торжеством препровождены в столицу, Тегеран, к персидскому шаху". Тело же его было зарыто у ворот самой Бакинской крепости, где долгое время виднелась могила грозного русского главнокомандующего. 

 

Описание М.И. Шишкевича:

Цитата

Для объявления последних слов главнокомандующий отправил в город князя Эристова. Вслед за тем из крепости выехал хан в сопровождении нескольких лиц своей свиты. Передав ключи от крепости князю, хан облобызался с ним и предложил сесть на намед (войлок). В знак почета, по азиатскому обычаю, Хуссейн передал Цицианову кальян, но лишь только последний взял его в рот, как один из приближенных хана Ибраим-бек выстрелил князю в затылок, другим выстрелом был убит и Эристов, сопровождавший главнокомандующего. Отрезав голову Цицианову, Ибраим поскакал в город и в тот же момент с крепостных стен был открыт огонь по нашему отряду, стоявшему у колодца. Войска отступили, не успев выручить тело своего главнокомандующего. Оно было зарыто у ворот крепости и только через 6 лет маркиз Паулуччи перенес его в Тифлис и положил в Сионском соборе, где был воздвигнут и памятник с надписями на русском и грузинском языках.

По другим данным, его захватили во время переговоров и отрезали голову кинжалом, а сделавший это был награжден бакинских ханом, словно за великий воинский подвиг.

И до сих пор в Азербайджане есть деятели (в т.ч. публичные люди), которые восхваляют этот "подвиг"!

Правда, расплата была скорой:

Цитата

Генерал Глазенап решил ударить по Дербенту и Баку, чтобы восстановить положение в Закавказье и показать кавказским владыкам, что предательство России не пройдёт безнаказанным (Покорение Дербентского, Бакинского и Кубинского ханств в 1806 году). В июне 1806 года войска Глазенапа заняли Дербент. Жители города, не желая воевать за хана, подняли восстание. Хан сбежал из крепости. Генерал принял ключи от Дербента, а горожане были приведены к присяге императору Александру Павловичу. После этого по приказанию Гудовича на Баку двинулся отряд генерала Сергея Булгакова. Он должен был наказать бакинцев за изменническое убийство князя Цицианова. Подойдя к Баку, Булгаков предложил жителям сложить оружие, положившись на милосердие государя Александра. В случае сопротивления генерал пообещал уничтожить город. Бакинцы поднесли Булгакову ключи от города. Гусейн-Кули-хан, опасаясь мести, бежал со свой семьей в Кубу, а затем в Персию. 3 октября 1806 г. русские войска вошли в Баку. Участники убийства Цицианова были сосланы в Сибирь. Бакинское ханство было ликвидировано. 

Прошу отметить, что "кровавые русские колонизаторы" всего лишь сослали в Сибирь участников убийства Цицианова. 

Страшно представить, как расправились бы ханы с населением, скажем, Тбилиси или какого-нибудь русского города, если бы они его взяли после того, как в нем убили главнокомандующего их армией?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Для удобства пользования - карта азербайджанских ханств (отмечу, что Азербайджан исторический намного больше современной Республики Азербайджан) и почти все боевые действия между русскими и Каджарами велись в Азербайджане.

1e00c3cb137e4398dff3870d3c7a86bb.thumb.p

Также карта основных походов 1804-1813 гг.

7323f3b4d6b42f178c5d125c8a3b011b.thumb.j

И примечание - "персы" в данном случае не являются обязательно этническими иранцами, говорящими на фарси, как на родном языке. Это, скорее, конгломерат тюркоязычных кызылбашей и ираноязычных персов, гилянцев, татов, талышей, мазандеранцев и курдов.

Что же курил Саба?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Немного дельной копи-пасты относительно того, что представляли из себя люди типа Фетх Али-хана Саба:

Цитата

 

В самом конце XVIII в. к власти в Иране пришла новая династия Каджаров, которая приняла ряд мер по централизации власти и установлению спокойствия в стране, но деспотические феодальные порядки остались прежними.

Зато процветал новый шахский двор, затрачивавший огромные средства на гаремы, пиры и содержание дворцовых поэтов, которым надлежало восхвалять шаха. Росло количество панегиристов, которые стремились выслужиться перед шахом, дворцовой знатью, а в провинциях — перед губернатором. В первой половине XIX в. при дворе появилось немало поэтов, прославившихся прежде всего своими касыдами — одами шаху, принцам или вельможам, содействовавшим поэту в получении выгодной должности и высоких титулов3. Каждый стремился превзойти своего собрата по перу в славословии, соревнуясь в виртуозности, проявляя редкие способности в технике стиха и подражая классикам персидской поэзии.

Одним из самых крупных среди них был Фатхали-хан Саба (1770—1822). Он был родом из Кашана. В награду за хвалебные оды Саба был щедро вознагражден: он стал губернатором Кума и Кашана, был хранителем кумских мавзолеев, что считалось и почетным и доходным местом. За касыду, написанную при восшествии на престол Фатхали-шаха, Саба удостоился выского титула Царя поэтов. Им написано свыше двухсот касыд, множество газелей, маснави, таркибандов, рубаи и кыта. Но кульминацией творчества этого придворного поэта оказалась его эпическая поэма «Шахиншах-наме» («Поэма о шахиншахе»), написанная в подражание «Шах-наме» Фирдоуси и тем же размером.

В ней Саба всячески превозносит полководческий гений Фатхали-шаха, приписывая ему победы над русскими войсками, хотя известно, что первая и вторая русско-иранская войны, начатые иранской стороной, для Ирана окончились поражением.

Шаху понравились безудержные хвалебные гимны поэта. И когда книга, состоявшая из сорока тысяч бейтов, была преподнесена шаху, тот приказал отсыпать поэту сорок тысяч золотников золота — по золотнику за каждое двустишие. Современники Саба хвалили эту поэму, но потом она была расценена как неудавшееся подражание «Шах-наме» Фирдоуси и забыта.

Саба принадлежит немало лирических стихов, в которых явственно чувствуется стремление подражать Хафизу. Язык поэта, как правило, традиционен. Он нередко сложен, витиеват, но бесспорно мысль выражена яснее, чем это было у поэтов предшествующих веков. В некоторых своих стихотворениях Саба говорит о борьбе добра и зла, о власти золота и различных житейских делах:

Если ты умен, но у тебя нет золота,

Все будут тебя гнать прочь.

Будь у тебя даже сотня пороков,

Но коли есть у тебя золото, ты незаменим4.

 

3 Ахмад Тамимдари "История персидской литературы", перевод Ахмад Тамимдари, Санкт-Петербург, 2007, с. 69-70.

4 "История персидской литературы XIX -ХХ веков", "Восточная литература", РАН, предисловие Д. Комиссарова, М., 1999, с. 230

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кстати, кто угадает, где на фрагментах миниатюры из сочинения Саба "Взятие Ага Мухаммед-ханом Тифлиса и разгром русских" собственно русские?

Capture_of_Tiflis_by_Agha_Muhammad_Shah.

Capture_of_Tiflis_by_Agha_Muhammad_Shah.

Capture_of_Tiflis_by_Agha_Muhammad_Shah.

Capture_of_Tiflis_by_Agha_Muhammad_Shah.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Вопрос - что курил Саба, сочинив победы иранских войск над русскими генералами

Тут нужно вызывать дух М. Нечитайлова, он войнами с Каджарским Ираном занимался.

К примеру - его заметка их ЖЖ.

Цитата

О великой персидской победе. 

Диалог между секретарем и великим визирем после битвы при Султанабаде (Султан-Буде; 1812 г.):
«Сколько убитых я должен записать?»
«Пиши – 2000 убито, 1000 взяты в плен, и что враг был силой в 10000 человек»

В своем романе Морье беседу развил творчески:

«– Сколько было неприятеля? – спросил мирза, обращаясь ко мне.
– Ужасное множество! Без счету! – отвечал я отважно.
– Я знаю сколько, – сказал везир, – пиши: пятьдесят тысяч.
– Сколько убитыми? – спросил опять мирза, посматривая на меня и на него.
– Пиши: тысяч от десяти до пятнадцати, – промолвил он, – эти бумаги пойдут далеко: зачем жалеть гяуров? Шах убивает людей не иначе, как десятками тысяч...»

Реально:
в русском отряде было 560 чел. 
Потери составили 40 убитых (иногда пишется о 52, что неточно) и 518 пленных. Еще два нижних чина спаслись.

Итого: число убитых персы завысили в 50 раз, число пленных - вдвое, численность всего русского отряда - почти в 18 раз. 

P.S. И чего мы еще Суворова обвиняем? Да нам до уровня Востока - как до Луны пешком... 


«Хоть это не все правда, но, по неизъяснимому благополучию нашего шаха, это должно быть так, и еще будет: теперь, или после, это все равно. Хороша правда, когда она полезна; но и ложь не худа, если кстати»

Нигде так много не врут, как на охоте и на войне... Полезно об этом постоянно помнить.

То есть, в принципе, указанные "эпические победы над русскими" могут оказаться раздутым до небес побиением нескольких отрядов грузинской милиции численностью в пару десятков человек...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Этот диалог Хаджи-Бабы с визирем я уже тут приводил (в другой теме).

Нечитайлову писал, он пока молчит.

Вообще, на основе таких вот фальшивок на Западе часто пишут целые книги по русской истории (утрирую, но бывает и использование "ими" таких вот материалов в качестве "доказательств" их концепций).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот что интересно было бы найти по данной теме:

Смирнов К. Русско-персидская война 1803-1813 годов с персидской точки зрения // Известия штаба Кавказского военного округа. 1913. № 36. 

Явно писания Сабы он не обошел вниманием!

P.S. встречал вариант названия с такой формулировкой "Русско-персидская война 1803-1813 годов с точки зрения персиан".

СМИРНОВ Константин Николаевич (1877-1938)

Военный востоковед; полковник. Род. в г. Темирханшура Дагестанской обл. Ок. Тифлисский кадетский корпус, Михайловское арт. уч-ще (1897). В 1903 прикомандирован к штабу Кавказского ВО. Востоковедное образование получил на офицерских курсах вост. яз. при Азиатском департаменте МИД (1900-1903), изучал тур., перс. и араб. языки. В 1901 командирован для совершенствования языковых и страноведческих знаний в Турцию. Во время пребывания в Константинополе познакомился с В.Ф.Минорским, впоследствии известным востоковедом-иранистом. Продолжительное время состоял с ним в переписке, получил высокую оценку своих научных работ. В 1904 совершил поездку по Северному Курдистану с целью рекогносцировки путей, ведущих к российской границе, и сбора воен.-стат. сведений. Пом-к нач-ка развед. отделения штаба округа (1906). В 1907 командировался в Тегеран в распоряжении чрезвычайного посланника и полномочного министра при Персидском Дворе Н.Г. Гартвига. Исполнял обязанности воспитателя Солтан Ахмад-мирзы, наследника персидского престола. Использовал открывшуюся возможность для сбора сведений о полит. и воен. положении Персии. Участник Первой мировой войны, состоял в органах разведки Кавказской армии. Военный комендант г. Баязид (1915), штаб-офицер при штабе рус. экспедиционного корп. в Персии (нояб. 1915), нач-к развед. части в г. Трабзон (дек. 1916). В 1918 уволен со службы. После гражд. войны некоторое время работал в военном архиве Тбилиси, переводчик при штабе одной из частей РККА в Батуми (1921-1923). Арестован и содержался в тюрьме (июнь-сент. 1923), освобожден. Переводчик при штабе РККА в Тбилиси (1924), науч. сотр. грузинского филиала ИЯМ АН СССР (1933). Проделал большую работу по описанию вост. рукописных коллекций Кавказского музея. Автор значительного числа работ по истории, этнографии, источниковедению Кавказа, Персии и Турции. В мае 1937 уволен с работы, повторно арестован (янв. 1938) и в том же году репрессирован.

Соч.: 

Из поездки в Турцию // ВСб. 1902. № 2; Хеджасская железная дорога // ИШКВО. 1904. № 1-2;

События в Сассуне весной 1904 г. // Там же. № 5-6;

Кадетские школы в Турции // Там же; Поездка в Северный Курдистан в 1904 году // ИКО ИРГО. 1904. Т.17. С. 282-326;

Луристан // ИШКВО. 1905. № 11-12; Оборона Индии // Там же. 1906. № 13-14;

Хроника. Турция и Персия // Там же. № 17-18;

Поход в Йемен и экспедиция в Неджд 1904 и 1905 гг. [пер. с нем.] // Там же;

Немецкая школа в Тегеране // Там же. 1908. № 22;

Миссионеры в Персии // Там же. № 23;

Перевозочные средства Персии // Там же. 1909. № 24;

Гебры // Там же. № 25;

Население Персии с военной точки зрения // Там же. 1910. № 27;

Дервиши и их политическое значение // Там же. 1911. № 31-32;

Русско-персидская война 1803-1813 годов с персидской точки зрения // Там же. 1913. № 34; 1914. № 37;

Персы. Очерк религий Персии. Тифлис, 1916;

Персы. Этнографический очерк Персии. Тифлис, 1917;

Иран. Экономический справочник (в соавт. с Сулеймановым). Тифлис, 1934;

Передняя Азия в документах. Нахичеванские рукописные документы XVII-XIX вв. Пер. и комм. К.Н. Смирнова и Дж. Гаибова. Кн. 1. Тбилиси, 1936;

Записки воспитателя персидского шаха. 1907-1914 гг. (с прил.). Подг. рукописи к изд., вст. статья, комм., прим. и указ. Н.К. Тер-Оганова. Тель-Авив, 2002.

Лит.: 

Мирахмедов А. Неизвестная рукопись К.Н. Смирнова об иранской революции // НАА. 1972. №4. С. 127-130;

Тер-Оганов Н.К. Неизвестное письмо В.Ф. Минорского К.Н. Смирнову // Ближний Восток и Грузия. Вып. 2. Тбилиси, 1999. С. 112-118;

Он же. Жизнь и деятельность Константина Николаевича Смирнова // К.Н. Смирнов. Записки воспитателя персидского шаха. 1907-1914 гг. Тель-Авив, 2002. С. 4-14;

Он же. Личный архив К.Н. Смирнова // Там же. С. 15-17;

Он же. Записки воспитателя персидского шаха [Краткий анализ структуры и содержания работы] // Там же. С. 18-26; РВВ. С. 216-217.

Арх.: Институт рукописей им. К.С. Кекелидзе АН Грузии. Ф. 39 (личный архивный фонд).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Смирнов К. Русско-персидская война 1803-1813 годов с персидской точки зрения // Известия штаба Кавказского военного округа. 1913. № 36. 

В оцифрованном не видно. Должно быть в библиотеках - в питерской РГБ точно есть, возможно и в "ленинке" - там поиск какой-то враг народа делал, ничего не понять.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я тоже искал. Нечитайлов говорит, что Смирнов все такие вот фальшивки детально разобрал.

Учитывая послужной список Смирнова, думаю, что он вполне мог это сделать. 

Тем более интересно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот, кстати, картинкО - "Персидское войско громит русских". В отличие от всякого-разного из писулек типа "Шаханшах-наме", это "монументальная живопись" из какого-то дворца в Ширазе:

58386516d8db5_AprinceconqueringtheRussia

Время написания - как у "Шаханшах-наме" +/-

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Гараев Э. Второй Эриванский поход российских войск 1808 г.
      Автор: Saygo
      Гараев Э. Второй Эриванский поход российских войск 1808 г. // Вопросы истории. - 2016. - № 7. - С. 148-153.
      Первый Эриванский поход (июнь-сентябрь 1804 г.) по решению российского командования был приостановлен. 2 июня 1806 г. главнокомандующим русскими войсками, расположенными на Кавказе, был назначен генерал-фельдмаршал граф И. В. Гудович, который очень скоро возобновил военные действия на этом направлении. Для того, чтобы весной предпринять поход на Эриванское ханство, в течение зимы 1808 г. российское командование разрабатывало план военных действий, но по непонятным причинам этот поход не состоялся.
      В начале сентября 1808 г. русские войска, двигаясь к границе Эривани, раскинули лагерь в районе Памбака и Шурагель, где граф Гудович сосредоточил значительные военные силы и 25 сентября двинулся к Эриванской крепости с 6-тысячным войском и 12-ю пушками1. Из другого источника известно, что в составе русских войск было 240 военных офицеров и 7506 солдат2.
      Чувствуя, что русские войска в скором времени нападут на Эриванское ханство, Гусейнкули хан (1806—1827) принял меры предосторожности. В частности, начиная с реки Зангичай, углубил окопы вокруг крепости и увеличил состав гарнизона3. После приезда французских инженеров крепость была укреплена по европейским правилам. Граф Гудович писал: «Крепость Иреванская укреплена по всем европейским военным правилам, имея 2 стены и впереди их ров и гласис (небольшая насыпь. — Э. Г.). Во рву поставлены были пушки и действовали картечью, чего прежде никогда иреванцы не делали, также были фугасы и бомбы с подведенными штапенами...»4. В укреплении крепости участвовал также беглый русский подполковник Кочнев5.
      Эриванская власть заботилась и о безопасности имущества крепости. Большая и наиболее ценная его часть была отправлена в город Хой, а оставшаяся сохранена в Эривани6.

      Иван Васильевич Гудович

      Фетх Али шах Каджар

      Аббас Мирза
      Когда Гусейнкули хан узнал о том, русские войска раскинули лагерь в Памбаке, он решил проследить за их перемещением. По его указанию, 600 человек из кавалерийских эскадронов в Абаранской степи и 15 человек в Судакендском селе следили за движением войск. Гусейнкули хан посылал своих приближенных в села и деревни для сбора людей, чтобы пополнить свои вооруженные силы. Каждый местный житель, умеющий держать в руках оружие, призывался в армию. В результате проведенных мероприятий в кавалерийских эскадронах числилось уже 6 тыс. человек. Хан решил пригласить в армию и курдов, занимающихся скотоводством. Однако их глава, хотя вначале и дал согласие Гусейнкули хану, впоследствии решил подождать, а потом занять сторону победителя7.
      Кроме того, Фатали шах Гаджар часть своего войска расположил лагерем в селе Шорлу вблизи Эривани. Сын Фатали шаха Аббас Мирза с 4-тысячным войском прибыл из Хоя в Нахчыван. Гусейнкули хан сообщил о том, что русские войска сосредоточились в Памбаке. Эта новость сильно взволновала местных жителей. Испуганные эриванцы, оставив свои деревни и села, спрятались в крепости, а некоторые ушли в горы или к реке Араз8.
      Чтобы отвлечь внимание шахской армии от Эривани, русское командование подготовило план похода на Нахчыван. План должен был выполнить генерал П. Ф. Небольсин, находившийся на берегу реки Тертер. В его подчинении насчитывалось 78 военных офицеров и 3062 солдата. К ним присоединились также воины Шекинского правителя Джафаркули хана9.
      26 сентября русские войска прибыли в опустошенную Абаранскую деревню. Эриванская дивизия численностью 500 чел. после сожжения нескольких деревень и сельскохозяйственных угодий, повернула назад. Узнав о приближении вражеских сил, Гусейнкули хан решил встретить их у границы Эривани. 29 сентября в Аштаракской деревне началась битва между эриванцами и русскими войсками. В этой битве Гусейнкули хан потерпел поражение и повернул назад. На следующий день русские войска двинулись на Эчмиадзин и без труда его захватили10.
      Проиграв первую битву, Гусейнкули хан вернулся в Эриванскую крепость, где задержался недолго. До прихода русских войск он назначил своего брата Гасан хана комендантом крепости, оставив ему 2 тыс. чел. и один гарнизон шахских войск, а с остальным войском, перейдя реку Гарни, отправился в Вединское ущелье11.
      После двухдневного отдыха в Эчмиадзине граф Гудович оставил там военных, артиллерийские части, телеги с продуктами, а также один гарнизон военных и направился к Эриванской крепости. 3 октября русские войска окружили крепость12.
      Граф Гудович 4 октября написал письма коменданту крепости Гасан хану и жителям, призывая сдаться без боя, обещая в этом случае не трогать их и их имущество. Гудович писал: «Жители Иревани! Не берите пример с давней участи Иреванской крепостью, тогда ситуация была другой, сейчас совершенно другая. Тогда армией руководил не имеющий опыта в военных операциях молодой генерал П. Д. Цицианов. Я счастлив тем, что русскими войсками более 30 лет руковожу я и являюсь командиром непобедимых войск Великого императора. Раньше для победы Иревани было очень мало войск, а сейчас я имею так много войск, что не только могу уничтожить крепость, но и весь Иреван тоже»13. 17 октября было отправлено еще одно письмо лично коменданту крепости Гасан хану. В нем также указывалось на безвыходное положение защитников крепости, на поражение Гусейнкули хана и на то, что на помощь им рассчитывать не приходится, поэтому крепость лучше сдать. В этом случае Гудович обещал обеспечить гарнизону крепости беспрепятственный уход и не трогать имущество жителей. В то же время он старался убедить Гасан хана в том, что эриванцы, которые убежали и скрылись в горах, якобы хотят перейти под юрисдикцию Российской империи. Далее он писал: «...вы, почтенный комендант, если пожелаете вместе с гарнизоном удалиться в Персию, то вам дана будет на сие полная свобода: буде-же захотите остаться, в таком случае я обещаю вам священным именем моего всеавгустейшего и великого Г. И., что я всеподданнейше испрошу вам Высочайше утверждение ханом Иреванским со всеми правами, преимуществами и почестью, сопряженными с сим достоинством, также вся Иреванская область будет отдана под ваше управление, кроме одной Иреванской крепости и города, ибо оные на вечная времена должны будут остаться под владением войск»14.
      В ответном письме Гудовичу Гасан хан написал: «Вы приказываете, что если я добровольно сдам Иреванскую крепость, то дадите мне Иреванское ханство. Если это правильное решение, и вы согласитесь служить Персидскому повелителю (Гаджар. — Э. Г.), то взамен получите Иреван, Табриз и много других ханств... Вы отмечаете, что не надо доводить до гибели людей. Причиной выше указанного будете вы... Затем пишите, чтобы весь иреванский народ и Гусейн ага с курдами пришли к вам, очень хорошо: тогда весь иреванский народ согласен покориться вам. Но для того, чтобы управлять народом, необходимо чтобы они чувствовали заботу и защиту со стороны правителей. Отмечаете, что у вас много войск. Кто может управлять государством, должен иметь сильную и многочисленную армию. Отмечу, что многие государства имеют сильную армию»15. В конце письма хан сообщил, что крепость имеет очень сильный гарнизон и трехгодичный запас продовольствия, и что они не собираются сдаваться.
      Узнав о нежелании эриванцев сложить оружие, русское командование, чтобы занять стратегически важные точки вокруг крепости, разделило свои войска на несколько групп. По указанию Гудовича, один отряд расположился с северной стороны крепости. Отряд Боршовина, перейдя р. Занги, остановился в юго-западной части кургана Махтапа, а отряд майора Бухвостовина должен был захватить Муханнатский курган, окруженный садами. Несмотря на сопротивление местных жителей, в полдень 9 октября указания Гудовича русскими войскам были выполнены. Начался обстрел крепости со всех стратегических высот16.
      Гусейнкули хан повернул назад, раскинув лагерь в крепости Малый Веди, расположенной в 30 верстах от Эривани, где в это же время находился и грузинский шахзаде Александр Мирза17. Цель Гусейнкули хана заключалась в том, чтобы внезапно напасть на русские войска и заставить их отказаться от планов захвата крепости. Чтобы отвлечь внимание русских от крепости, он вместе со своим отрядом устраивал внезапные нападения на их войска, занимавшиеся поисками продовольственных припасов. Для прекращения подобных вылазок граф Гудович решил предпринять решительные меры. По его указанию, отряды под руководством подполковника Подлуцкого были посланы для разгрома армии Гусейнкули хана. К ним примкнула группа, составленная из азербайджанцев Газаха, Шамшаддила и Памбака под руководством генерал-майора князя Орбелянина.
      Рано утром 16 октября русские войска внезапно напали на группу войск Гусейнкули хана, расположившихся на берегу р. Гарни вместе с войсками царевича Александра и персидскими войсками в количестве 2 тыс. чел. с конницей. Гусейнкули хан успел отойти к южной части р. Араз. В послании графу Гудовичу подполковник Подлуцкий сообщал, что в этом сражении весь лагерь хана, его коня и 50 тяжело нагруженных вьючных мулов русские войска забрали себе. В этой битве 30 чел. из войска Гусейнкули хана погибли, а 5 близких к нему людей были взяты в плен18. Но, по сведениям графа Гудовича, «в этой битве погибло очень много людей из войск Гусейнкули хана, а 60 вьючных мул и 600 драгоценных товаров русские забрали себе»19.
      Узнав о поражении Гусейнкули хана, на помощь эриванцам Фатали шах послал 5 тыс. чел. под руководством Фараджулла хана. Для русских войск настали трудные дни. Граф Гудович послал на помощь группе Подлуцкого генерал-майора Портнягина с дополнительным войском, которому и было поручено руководство общими военными силами. Однако Гусейнкули хан уходил от открытого боя. Не встретив сопротивления, генерал-майор Портнягин перешел на левый берег р. Араз и раскинул лагерь в селе Шадлы20.
      Генерал-майор Портнягин получил сведения о том, что под руководством генерал-майора Небольсина русские войска начали атаку на Нахчыванское ханство. 1 ноября с помощью сына Нахчыванского повелителя русские войска без боя захватили Нахчыван21. „Таким образом, первая часть плана графа Гудовича была выполнена.
      Эриванская крепость все еще находилась в окружении русских войск и подвергалась сильным пушечным обстрелам. В результате стенам крепости был нанесен немалый ущерб, а в крепости начался пожар. Однако эриванцы не думали сдаваться. Тогда русское командование решило перекрыть воду, которая поступала в крепость из источника. Эту хитрость русских жители крепости предвидели заранее, поэтому, несмотря на потери, под пушечными ударами ночью смогли взять воду из р. Зангичая22.
      Видя упорство эриванцев, граф Гудович продолжил переговоры с комендантом крепости. В своем письме граф вновь требовал, чтобы они сдали крепость23. Но и эта попытка никаких результатов не дала.
      Как и во время первого похода, встретив сильное сопротивление и, страдая от нехватки продовольствия, русское командование пыталось привлечь местных жителей на свою сторону. 8 и 10 октября в письмах оно сообщало, что в скором времени русская армия захватит Эриванскую крепость и предлагало жителям Веди вместе со своим имуществом и скотом вернуться назад и жить под юрисдикцией Русского государства. Спеша обеспечить русские войска продовольствием, Гудович требовал предоставить ему 500 голов мелко рогатого и 100 крупно рогатого скота24. Но вединцы на его письма не ответили.
      Тогда Гудович начал вести переговоры с руководителями курдов Гусейн беком и Абдуллой беком, предлагая им перейти под подданство России. Но и эта попытка не увенчалась успехом25.
      Тем временем положение жителей крепости с каждым днем ухудшалось. Чтобы вызволить Эриванскую крепость из трудного положения, шахское правительство послало французского агента Лежара к графу Гудовичу, однако русское командование отвергло предложение шахского правительства. Миссия французского агента не имела успеха26.
      Положение русских войск, окруживших Иреванскую крепость, было плачевным. Холодный климат, заканчивающиеся продовольственные запасы и сопротивление эриванцев вынудили графа Гудовича провести еще одну масштабную атаку на крепость. Она была запланирована на утро 17 ноября. Главное командование разбило войска на 5 групп. 4 группы с разных направлений должны были внезапно напасть на крепость, а Гудович с 5-й группой ждать. На эту атаку были брошены 4645 русских воинов27. Однако начав наступление, русские войска встретили сильный пулеметный огонь эриванцев и вынуждены были отойти назад. Не помогли и заготовленные лестницы для проникновения в крепость.
      Граф Гудович вынужден был остановить бой. Русская армия потеряла в бою 17 офицеров и 269 солдат. 64 офицера и 829 солдат были ранены28. По словам П. Буткова, «во время этой военной операции русские войска потеряли 1000 человек»29.
      30 ноября русские войска, отказавшись от захвата крепости, повернули назад. Граф Гудович дал распоряжение генерал-майору Небольсину ехать из Нахчывана в Гянджу. 1 декабря русская армия покинула Нахчыван30.
      Таким образом, во втором эриванском походе эриванцы под руководством Гусейнкули хана и его брата Гасан хана смогли отстоять Эриванское ханство.
      Примечания
      1. ПОТТО В. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях. Т. 3. СПб. 1886, с. 412.
      2. ДУБРОВИН Н. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. V. СПб. 1888, с. 20.
      3. Рапорт генерала Розена графу Гудовичу, от 4-го декабря 1806 года, № 1381. АКАК, т. III, д. 424, с. 232; Присоединение восточной Армении к России. Сб. документов. Т. 1 (1801-813). Ереван. 1972, с. 456.
      4. Всеподданнейшее донесение гр. Гудовича от 11 декабря 1808 года, № 13. АКАК, т. III, д. 467, с. 254.
      5. Присоединение восточной Армении к России, с. 463.
      6. Там же, с. 462—463.
      7. Там же, с. 453—454.
      8. Там же.
      9. Письмо гр. Гудовича коменданту Эриванской крепости Хасан хану, от 17-го октября 1808 года, № 458. АКАК, т. III, д. 447, с. 240.
      10. Всеподданнейшее донесение гр. Гудовича, от 29-го октября 1808 года, № 12. Там же, д. 453, с. 243.
      11. Там же, с. 244.
      12. Предложение гр. Гудовича ген. м. Ахвердову, от 25-го октября 1808 года, № 464. АКАК, т. III, д. 450, с. 241.
      13. Прокламация гр. Гудовича начальнику Эриванского гарнизона, старшинам, духовенству и всему народу от 4-го октября 1808 года, № 147. Там же, д. 443, с. 237—238.
      14. Письмо гр. Гудовича коменданту Эриванской крепости Хасан хану, от 17-го октября 1808 года, № 458. Там же, д. 447, с. 240.
      15. Присоединение восточной Армении к России..., с. 473
      16. Всеподданнейшее донесение гр. Гудовича, от 29-го октября 1808 года, № 12. АКАК, т. III, д. 453, с. 244—245; ПОТТО В. Утверждение русского владычества на Кавказе. Т. 1. Тифлис. 1901, с. 296—297.
      17. Присоединение восточной Армении..., с. 463.
      18. Рапорт подполковника Подлуцкого гр. Гудовичу, от 17-го октября 1808 года. АКАК, т. III, д. 874, с. 494.
      19. Письмо гр. Гудовича коменданту Эриванской крепости Хасан хану, от 17-го октября 1808 года, № 458. Там же, д. 447, с. 239.
      20. Всеподданнейшее донесение гр. Гудовича, от 29-го октября 1808 года, № 12. Там же, д. 453, с. 245.
      21. Всеподданнейшее донесение гр. Гудовича, от 11 декабря 1808 года, № 13. Там же, д. 467, с. 253; ЗУБОВ П. Подвиг русских воинов в странах Кавказских с 1800 по 1834 год. Т. 2. СПб. 1836, ч. 3, с. 216; ПОТТО В. Ук. соч., с. 299-300.
      22. Всеподданнейшее донесение гр. Гудовича, от 29-го октября 1808 года, № 12. АКАК, т. III, д. 453, с. 246; ПОТТО В. Ук. соч., с. 300
      23. Письмо гр. Гудовича к коменданту Эриванской крепости Хасан хану, от 14 ноября 1808 года, № 164. АКАК, т. III, д. 459, с. 249.
      24. Прокламация гр. Гудовича Аслан султану, от 8-го октября 1808 года, № 448. Там же, д. 444, с. 238; Письмо гр. Гудовича Аслан султану, от 10-го октября 1808 года, № 455. Там же, д. 446, с. 239.
      25. Письмо гр. Гудовича начальникам куртинского народа, Хусейн are и Абдулла are, от 7-го ноября 1808 года, № 486. Там же, д. 456, с. 247—248; Письмо гр. Гудовича Хусейн aгe Куртинскому, от 8 ноября 1808 года, № 487. Там же, д. 457, с. 248; Письмо гр. Гудовича к Джафар aгe, от 28 ноября 1808 года, № 505. Там же, д. 466, с. 252.
      26. Всеподданнейшее донесение гр. Гудовича, от 11 декабря 1808 года, № 13. Там же, д. 467, с. 253.
      27. Там же, с. 253—256.
      28. Там же, с. 256.
      29. БУТКОВ П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг. СПб. 1869, с. 390.
      30. ПОТТО В. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях. Т. 3. СПб. 1886, с. 304-305.
    • Гасаналиев М. Русско-иранская война 1804-1813 гг. и Северный Кавказ
      Автор: Saygo
      Гасаналиев М. Русско-иранская война 1804-1813 гг. и Северный Кавказ // Вопросы истории. - 2009. - № 9. - С. 151-155.
      Иран с давних пор имел свои интересы на Кавказе, и в этом вопросе до второй половины XVIII в. соперничал с Турцией. Победа русских войск в русско-турецкой войне 1769 - 1774 гг. поставила и Россию в число претендентов на Северный Кавказ. Переход Грузии под покровительство России в 1783 г. и последующее ее присоединение к империи в 1801 г. позволили России распространить свое влияние и на Закавказье.
      В начале российская администрация на Кавказе действовала весьма осторожно, опасаясь спровоцировать войну с Ираном и Турцией. Такая политика проводилась с 1783 г. до начала XIX века. В этот период под покровительство России перешли шамхальство Тарковское, княжества Засулакской Кумыкии, ханства Аварское, Дербентское, Кубинское, уцмийство Кайтагское, майсумство и кадийство Табасаранские. Но это не было вхождением в состав России, владетели сохраняли за собой политическую власть над своими подданными.
      С назначением в 1802 г. на должность инспектора Кавказской линии главнокомандующего Грузии генерал-лейтенанта П. Д. Цицианова, "сторонника энергичных и крутых военных мер по распространению власти России на Кавказе"1, действия ее стали менее осмотрительными.
      Цицианов практиковал преимущественно силовые методы. Так, в 1803 г. он направил против джарцев отряд генерала Гулякова. Укрепленный пункт Белоканы был взят штурмом, жители приведены к присяге на верность России и обложены данью. В начале января 1804 г. русские войска под командованием самого Цицианова после месячной осады приступом овладели крепостью Гянджа и присоединили ее к России, переименовав в Елизаветполь2.
      Этими и другими неосторожными действиями Цицианов задел интересы Ирана в Закавказье. Шах в резкой форме потребовал вывести русские войска из азербайджанских ханств, Грузии и Дагестана. Кавказским феодалам он писал: "Всех россиян из Грузии выгоню, вырежу и истреблю до последнего"3. Цицианов ответил отказом. Началась русско-иранская война.
      Численность царских войск в Закавказье составляла около 20 тыс. человек. Иранская армия была намного больше, но русские войска превосходили иранскую иррегулярную конницу выучкой, дисциплиной, вооружением и тактикой4.
      Первые столкновения произошли на территории Эриванского ханства. 10 июня отряды генералов Тучкова и Леонтьева разбили иранские силы, возглавляемые наследником шаха Аббас-Мирзой. 30 июня туда же прибыл Цицианов. Его войска взяли крепость Эривань в осаду, которая длилась до начала сентября. Неоднократные ультиматумы и штурмы результатов не дали, восставшие осетины закрыли Военно-Грузинскую дорогу. Цицианову пришлось 2 сентября снять осаду и отступить в Грузию. Отряду генерала Небольсина было поручено прикрыть Грузию и Шурагельскую область со стороны Эриванского ханства.
      Царская администрация на Кавказе при Цицианове жестоко обращалась с местным населением, сам же он вел себя с ханами высокомерно, слал им оскорбительные послания. Так, правителю Элису он писал: "В тебе собачья душа и ослиный ум... доколе ты не будешь верным данником великого моего Государя государей Императора, дотоле буду желать кровию твоею мои сапоги вымыть"5. Восстания осетин, кабардинцев, грузин были жестоко подавлены с применением артиллерии.
      В июле 1805 г. отряд под командованием полковника П. М. Карягина отбил атаки Аббас-Мирзы в Шах-Булахе. Это дало время Цицианову собрать силы и разбить иранские войска, возглавляемые Фетх-Али-шахом.
      В том же месяце к западному побережью Каспийского моря (в Энзели) прибыл морем из России экспедиционный отряд И. И. Завалишина, который должен был занять Решт и Баку. Однако задачу выполнить не удалось, и Завалишин увел эскадру с отрядом в Ленкорань.
      В конце ноября 1805 г. Цицианов приказал Завалишину вновь отправиться в Баку и ждать там его прибытия. В начале февраля 1806 г. к Баку подошел и Цицианов с отрядом в 1600 человек. Он потребовал от бакинского хана сдать город, обещая оставить ханство за ним. Тот согласился, и 8 февраля прибыл к главнокомандующему с ключами от города. Во время переговоров один из нукеров (слуг) Гусейн-Али-хана выстрелом из пистолета убил Цицианова. Завалишин же месяц пробыл у Баку в бездействии, а затем увел эскадру в Кизляр.
      После вступления на должность главнокомандующего на Кавказе генерала И. В. Гудовича в 1806 г. царскими войсками были заняты Дербент, Баку, Куба. Дербент был присоединен к России. Гудович сумел наладить испорченные Цициановым взаимоотношения с феодалами Северного Кавказа. В конце декабря 1806 г. войну России объявила и Турция. Попытка Гудовича в 1808 г. штурмом овладеть Эриванью была неудачной. Он вернулся в Грузию и подал прошение об отставке6.
      На посту главнокомандующего его сменил генерал А. П. Тормасов, который продолжил курс своего предшественника и многое сделал для развития торговли с северокавказскими народами. Попытка Аббас-Мирзы занять Елизаветполь была неудачной, но 8 октября 1809 г. ему удалось занять Ленкорань. Летом 1810 г. Аббас-Мирза вторгся в Карабах, но был разбит отрядом Котляревского у Мигри.
      Попытка Ирана действовать против России совместно с Турцией также потерпела неудачу. Турецкие войска были разбиты 5 сентября 1810 г. под Ахалкалаки7. При этом рядом стоявший иранский отряд не вступил в бой. В 1811 - 1812 гг. к России были присоединены Кубинское и Кюринское ханства Дагестана.
      В начале 1811 г. с помощью англичан Иран провел реорганизацию своей армии. Новый главнокомандующий на Кавказе генерал Н. Ф. Ртищев сделал попытку наладить мирные переговоры с Ираном, но шах выдвинул невыполнимые условия: вывести русские войска за Терек.
      В мае 1812 г. Турция заключила в Бухаресте мирный договор с Россией. Условия этого трактата, подписанного в ожидании вторжения Наполеона в Россию, были не очень тяжелыми для Турции.
      17 октября 1812 г. генерал Котляревский без разрешения Ртищева с полуторатысячной пехотой, 500 казаками при 6 орудиях перешел р. Аракс и разгромил силы Аббас-Мирзы. Преследуя его, Котляревский нанес поражение отряду наследника шаха при Асландузе. При этом взял в плен 500 человек и захватил 11 орудий. 1 января 1813 г. Котляревский штурмом овладел Ленкоранью. В ходе непрерывного 3-часового боя Котляревский потерял 950 человек, а Аббас-Мирза - 2,5 тысячи8. Царь щедро наградил Котляревского: он получил чин генерал-лейтенанта, ордена Св. Георгия 3-й и 2-й степеней и 6 тыс. рублей. Ртищева наградили орденом Александра Невского. В этом сражении Котляревский был тяжело ранен, и его военная карьера закончилась.
      В начале апреля 1813 г. после поражения при Кара-Бенюк шах вынужден был пойти на мирные переговоры. Вести их он поручил английскому посланнику в Иране Аузли. Тот пытался договориться при минимальных уступках со стороны Ирана или заключить перемирие на один год. Ртищев с этим не согласился. Аузли посоветовал шаху принять условия России. В своем донесении Ртищев указал, что Аузли весьма способствовал заключению мира.
      Первого октября боевые действия были остановлены на пятьдесят дней. 12(24) октября 1813 г. в местечке Гюлистан в Карабахе командующий царскими войсками на Кавказе Ртищев и уполномоченный иранского шаха Мирза-Абдул-Хасан подписали мирный договор между двумя странами9.
      14 октября 1813 г. Ртищев писал царю: "Имею счастие всеподданейше донести В. И. В., что всеблагий промысел, благословляющий человеколюбивыя преднамерения В. В. и под справедливым скипетром Вашим наредающий счастие миллионов народов, наконец даровал в здешнем краю вожделенный мир. 12-го числа сего месяца, в Российском лагере, расположенном Карабагского владения в уроч. Гюлистане, заключен и подписан мною и Персидским полномочным Мирза-Абдул-Хасан-ханом трактат вечного мира между Всероссийскою Империею и Персидским государством"10.
      Обмен ратификационными грамотами состоялся 15(27) сентября 1814 года. В договоре была оговорка (секретная статья) о том, что впоследствии принадлежность спорных земель может быть пересмотрена. Однако она была опущена российской стороной при ратификации договора.
      Большие территориальные приобретения, полученные Россией на основании этого документа, привели к осложнению ее взаимоотношений с Англией. Через год Иран и Англия заключили договор, направленный против России. Англия обязалась помочь Ирану добиться пересмотра отдельных статей Гюлистанского договора.
      Российская сторона осталась весьма довольна итогами войны и подписанием договора. "Мир с Персиею оградил спокойствием и безопасностию восточные пределы России. Он заключен был в час решительный, тогда когда Европа увидела новую судьбу свою, и единодушие сие увенчалось победою", - говорилось в высочайшем манифесте.
      "Всевышний, благословляя на Рейне успехи оружия нашего, на спасение Европы подъятаго, благословил возстановить тишину и спокойствие на Араксе. Вы виновник сего последняго заключением столь давно желаемаго и столь достохвальнаго мира с Персиею. Вам предоставлено было прекратить семнадцать лет безпрерывно продолжавшуюся войну - сие да пребудет вам памятником!"11, - писал Ртищеву военный министр России Горчаков.
      Министр иностранных дел России гр. Н. П. Румянцев сообщал Ртищеву: "Удостоясь получить от Г. И. непосредственно Всемилостивейшее уведомление на первое мое донесение о мире с Персиею, что сие известие послужило к совершенной благоугодности Е. И. В., и что по оному донесению моему все уже исполнено, я известился потом с истинным порадованием о тех милостивых, но справедливых выражениях, в коих Е. И. В. благоугодно было ознаменовать торжественно свое благоволение к знаменитым заслугам вашим при пожаловании вас в ген. от инф. и спешу ныне с полным и наиживейшим удовольствием поздравить вас с таковою Монаршею к вам милостью..."12.
      Фетх-Али-шах также остался довольным тем, что с победителем удалось рассчитаться чужими территориями. Он отпустил Ртищеву "500 тавризских батманов шелку", а также наградил "знаками ордена Льва и Солнца, на золотой эмалью цепи, для ношения на шее и зеленою шелковою лентою через плечо, установленнаго нами в особенности для важнейших доброжелательных чиновников"13.
      За Гюлистанский мир Ртищев получил чин генерала от инфантерии и право носить полученный им от персидского шаха бриллиантовый орден Льва и Солнца 1-й степени14.
      По своему влиянию на социально-экономическое и политическое положение Северного Кавказа, на дальнейшее развитие российско-северокавказских военно-политических отношений этот договор занимает исключительное место.
      Статья третья Гюлистанского договора гласит: "Е. ш. в. в доказательство искренней приязни своей к е. в., императору всероссийскому, сим торжественно признает как за себя, так и за высоких преемников персидского престола принадлежащими в собственность Российской империи ханствы Карабагское и Ганжинское, обращенное ныне в провинцию под названием Елисаветпольской; а также ханствы Шекинское, Ширванское, Дербентское, Кубинское, Бакинское и Талышенское, с теми землями сего ханства, кои ныне состоят во власти Российской империи; притом весь Дагестан, Грузию с Шурагельскою провинциею, Имеретию, Гурию, Мингрелию и Абхазию, равным образом все владения и земли, находящиеся между поставленною ныне границею и Кавказскою линиею, с прикосновенными к сей последней и к Каспийскому морю землями и народами"15.
      Историки по-разному оценивают последствия этого договора для Дагестана. "Гюлистанский трактат, подписанный между Россией и Персией 12 октября 1813 года, юридически закрепил присоединение Дагестана к России", - писал И. Р. Нахшунов. "По Гюлистанскому договору Дагестан окончательно вошел в состав Российских владений", - отметил Х.-М. О. Хашаев. "Заключение договора в Гюлистане...означало юридическое оформление присоединения Дагестана к России", - утверждают Н. Киняпина, М. Блиев и В. Дегоев. "Присоединением в 1813 г. Дагестана, по существу, закончился первый этап в истории взаимоотношений народов Северного Кавказа с Россией", - пишет Блиев. Аналогичную оценку этому договору дали В. Г. Гаджиев, авторы обобщенного труда "История Дагестана"16 и некоторые другие.
      Дагестан в тот период не была единой и целостной страной, а был раздроблен на ряд феодальных владений и более 60 вольных обществ. Часть его территории ко времени подписания Гюлистанского мирного договора уже была присоединена к России (Кубинское, Дербентское и Кюринское ханства). Первые два из них названы в договоре отдельно. Этим договором было юридически оформлено их присоединение.
      Другая часть дагестанских феодалов и некоторые вольные общества дали присягу на верность России, они не были присоединены к России, а перешли под ее покровительство (шамхальство Тарковское, ханство Аварское, уцмийство Кайтагское, майсумство и кадийство Табасаранские, княжества Засулакской Кумыкии, федерация даргинских вольных обществ и некоторые другие). Но оставались в Дагестане территории, не вступившие в подданство или под покровительство России (Мехтулинское и Казикумухское ханства и многие вольные общества аварцев). Так что, говорить о Дагестане как о едином субъекте, нельзя.
      Персидский представитель, понимая это, не хотел подписывать документ в такой формулировке. Он заявил, что "...не смеет и помыслить, чтобы именем своего шаха решиться на отречение от каких либо прав о народах, им вовсе неизвестных, опасаясь подать чрез то верный случай своим недоброжелателям..."17.
      В ноябре 1830 г. Ртищев писал Румянцеву: "Статья о признании Персидским правительством всех владений и народов, заключающихся между поставленною ныне границею и Кавказскою Линиею, принадлежащими в собственность Российской Империи стоила мне также чрезвычайных усилий, чтобы склонить Персидского уполномоченного на помещение оной в мирном трактате, с обозначением поименно каждого владения"18.
      С подписанием Гюлистанского договора все владения Дагестана (присоединенные, принявшие подданство и не принявшие его) оказались включенными в состав России.
      Другое толкование статьи 3 этого договора могло повлечь за собой отрицательные последствия. Однако до 1816 г. царское правительство умело поддерживало с дагестанскими феодалами покровительственные отношения.
      Дагестанские владетели свою прорусскую ориентацию выражали принятием присяг, что свидетельствовало о закреплении покровительственных отношений, которые существовали ранее. "Иного же вида "подданства" России в то время еще практически не существовало для народов Кавказа"19.
      Феодальные владения Северного Кавказа являлись государственными объединениями, с которыми правители России, Ирана и Турции поддерживали постоянную связь и переписку20. Вольные общества ничем им не уступали. "Союзы или федерации союзов сельских общин - это своеобразный тип государственного объединения, которое ни по населению, ни по территории, ни по политическому весу и влиянию не уступали горским феодальным владениям"21, - пишет Б. Г. Алиев.
      Персия могла отказаться от дальнейших притязаний на Дагестан, но не могла распоряжаться чужими владениями. В то же время признание Ирана не давало право царскому самодержавию объявить дагестанские земли присоединенными к себе, кроме указанных трех феодальных владений, которые к тому времени были уже присоединены. Н. Самурский писал: "В 1813 году по Гюлистанскому договору Дагестан помимо своей воли и ведома формально оказался присоединенным к Российской империи". Далее, оценивая последствия этого договора, он отмечал: "Гюлистанский договор дал русскому самодержавию основание считать Дагестан покоренной страной и в течение шестидесятилетней Кавказской войны рассматривать дагестанцев не как воюющую страну, но как повстанцев и бунтовщиков"22. Ни один дагестанский или северокавказский феодал не принимал участия ни в подготовке, ни в подписании этого документа. Их даже не информировали об ожидаемой их участи.
      Более двух лет царские власти скрывали от дагестанцев содержание ст. 3 договора. 11 апреля 1815 г. Ртищев вынужден был обратиться к канцлеру гр. Нессельроде с просьбой разрешить ему известить "от себя ханов и разных Дагестанских владельцев об основании, на каком заключен с Персиею мир... без обнародования статей мирного договора мне нельзя приступить ни к каким распоряжениям в разеуждении Дагестана, признанаго Персиею зависящим от единственной власти Российской Империи"23.
      Бесспорно, как положительный факт нужно отметить, что Гюлистанский мирный договор создал предпосылки ликвидации в дальнейшем феодальной раздробленности Дагестана и других северокавказских владений, включения их в общеевропейский рынок, приобщения к передовой русской культуре и русскому освободительному движению.
      Примечания
      1. История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. - 1917 г.). М. 1988, с. 21.
      2. ДУБРОВИН Н. Ф. Закавказье от 1803 - 1806 г. СПб. 1866, с. 99; ЕГО ЖЕ. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. 4. СПб. 1886, с. 143; ПОТТО В. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях. Т. 1. СПб. 1887, с. 333.
      3. История народов Северного Кавказа..., с. 22.
      4. Там же, с. 23.
      5. Акты Кавказской археографической комиссии (АКАК). Т. 2. Тифлис. 1868, с. 695.
      6. ДУБРОВИН Н. Ф. История войны..., т. 5, с. 65.
      7. ПОТТО В. Ук. соч., т. 1, с. 455.
      8. АКАК, т. 5, с. 685; ДУБРОВИН Н. Ф. История войны..., т. 6, с. 98.
      9. Русско-дагестанские отношения в XVIII - начале XIX в. Сборник документов. М. 1988, с. 320.
      10. АКАК, т. 5, с. 736.
      11. ДУБРОВИН Н. Ф. История войны..., т. 6, с. 129.
      12. АКАК, т. 5, с. 749.
      13. Там же, т. 5, с. 751 - 752.
      14. ПОТТО В. Ук. соч., т. 1, с. 407.
      15. Русско-дагестанские отношения..., с. 307.
      16. НАХШУНОВ И. Р. Экономические последствия присоединения Дагестана к России. М. 1956, с. 33; ХАШАЕВ Х.-М. О. Общественный экономический строй Дагестана в XIX в. М. 1961, с. 35; КИНЯПИНА Н. С., БЛИЕВ Н. М., ДЕГОЕВ В. В. Кавказ и Средняя Азия во внешней политике России во второй половине XVIII - 80-х гг. XIX в. М. 1984, с. 122; БЛИЕВ М. М. К вопросу о времени присоединения народов Северного Кавказа к России. - Вопросы истории. 1970, N 7, с. 53; ГАДЖИЕВ В. Г. Роль России в истории Дагестана. М. 1965, с. 209; История Дагестана. Т. 2. М. 1968, с. 27.
      17. АКАК, т. 5, с. 743.
      18. Там же.
      19. ВИНОГРАДОВ Б. В. Кавказ в политике государя Павла I (1796 - 1801). Армавир. 1999, с. 31.
      20. Русско-дагестанские отношения..., с. 173, 174, 176, 183, 187, 188, 191, 209.
      21. АЛИЕВ Б. Г. Союзы сельских общин Дагестана в XVIII - первой половине XIX в. Махачкала. 1999, с. 259.
      22. САМУРСКИЙ Н. Красный Дагестан. М. 1936, с. 7.
      23. АКАК, т. 5, с. 757.
    • Новосельцев А. П. Хазария в системе международных отношений VII-IX веков
      Автор: Saygo
      Новосельцев А. П. Хазария в системе международных отношений VII-IX веков // Вопросы истории. - 1987. - № 2. - С. 20-32.
      Первая половина VII в. стала важным периодом в истории многих стран и народов Евразии. В предшествующем столетии рельефно вырисовывалась роль двух держав - Византии и Сасанидского Ирана. Укрепленные изнутри реформами соответственно Юстиниана I (527 - 565 гг.)1 и Хосрова I Ануширвана (531 - 579 гг.)2 Византия и Иран на протяжении почти всего VI в. боролись за гегемонию в Передней Азии, и прежде всего за обладание Месопотамией и Закавказьем. Эта борьба достигла своего апогея в первой трети VII века. Война на изнурение, которую вели Ираклий (610 - 641 гг.) и Хосров II Парвиз (590 - 628 гг.), сначала сопровождалась успехами персидских войск. Полководцы Хосрова II захватили Месопотамию, Сирию, Палестину, Египет и дважды достигали Босфора. Затем военное счастье перешло к византийцам, и они вместе со своими союзниками, кочевниками из предкавказских степей вытеснили персов из Закавказья и взяли столицу Сасанидов Ктезифон (около современного Багдада). В итоге и Иран и Византия были истощены и к 30-м годам VII в. заключили мир, сохранивший статус-кво3.
      Между тем в южных пределах враждующих держав именно в 20- 30-е годы VII в. оформилось и превратилось в большую силу новое государство - Арабский халифат. Ближайшие преемники основателя ислама Мухаммеда - халифы (буквально - "наместники пророка"), используя ослабление Византии и Ирана, на протяжении 30 - 40-х годов VII в. сокрушили державу Сасанидов и отняли у Византии ее переднеазиатские и североафриканские владения. Иран вошел в состав Халифата, а Византия надолго перестала играть роль великой державы4. Это было следствием не только успеха арабов, но и развития событий в северных пределах империи - в Восточной Европе.
      События, происходившие в этом регионе после распада Гуннской державы (50-е годы V в.), известны мало. Наши основные (византийские) источники, как правило, отражают только факты, представлявшие интерес для империи, и события преимущественно на дунайской границе, "связанные с "северными варварами", или на Кавказе, где и Византия и Иран искали союзников в борьбе друг против друга среди местных племенных объединений. Известно, однако, что на протяжении V-VI вв. южные степи непрерывно пополнялись новыми кочевыми племенами, приходившими из-за Волги. В 50 - 60-е годы VI в. через эти степи прошли на пути в Паннонию авары ("обры" русской летописи). Удержаться здесь они не смогли, т. к., во-первых, с востока их теснила очередная орда (тюрки), Во-вторых, в VI в. в междуречье Дуная и Дона существовал мощный Антский племенной союз. Анты, по византийским источникам, в основе - восточная группа славян5 (но название это иранское 6, происходящее, очевидно, из скифо-сарматских языков, уцелевших на юге Восточной Европы и после гуннского погрома). Активное движение славян на восток продолжалось и после того, как имя антов исчезло из источников (начало VII в.), что означало распад Антского союза и в то же время новую волну движения славян на восток от среднего Днепра и в более северные районы7.
      После ухода авар на запад наиболее мощной политической силой в Восточной Европе стал Тюркский каганат. Тюрки ("тукюэ" китайских источников) оформились в племенной союз в районе Алтайских гор и Семиречья в середине VI века8. На востоке они заставили платить себе дань Китай и захватили часть его территории, на западе сокрушили эфталитов9 (в результате чего утвердились в Средней Азии) и в 60 - 70-х годах VI в. подошли к Азовскому морю. Возникло огромное племенное объединение, пределы которого простирались от Желтого моря до Северного Причерноморья. Византийские императоры тут же сделали попытку заключить с новой политической силой союз и в 568 г. в ответ на посольство Тюркского каганата направили на восток свое посольство во главе с Земархом10. Однако каганат в 588 г. распался на Западный и Восточный. Под контролем Западного каганата находились юг Восточной Европы и Предкавказье. Центры этого кочевого государства были в Восточном Туркестане и Семиречье, и основные политические интересы его сосредоточивались на границе с сасанидским Ираном в Средней Азии и Китаем. (Китай и сыграл главную роль в гибели Западнотюркского каганата в 50-е годы VII века.) На ирано-тюркской границе в конце VI - первой трети VII в. постоянно возникали конфликты11, так что тюрки объективно являлись союзниками Византии.
      Происходившее в то время на степных пространствах Восточной Европы еще не в полной мере выяснено историками, почему и необходимо рассмотреть обстоятельства создания Хазарского государства. Реальных известий не так уж много12, к тому же они часто путаные, из поздних источников. Но предположения и гипотезы, естественно, имеются. Хазарское государство выделилось из Западнотюркского каганата в начале 50-х годов VII. века13. В западной историографии распространена гипотетическая точка зрения о происхождении хазар от тюрок-уйгур14, тесной связи их с другим тюркским племенем на Северном Кавказе - барсилиев и возвышении хазар в борьбе с Булгарским союзом в первой половине VII века. Американский автор П. Голден, отмечая противоречивость источников о ранних хазарах, возникновение Хазарского каганата" датирует 630 - 650 годами. Он сосредоточивает внимание на борьбе между Булгарским союзом племен и поднимающейся Хазарией15. Западногерманский историк Д. Людвиг полагает, что Хазарское государство возникло между 630 и 653 годами16.

      Бесспорные же выводы историографии, опирающиеся на точные данные источников, можно суммировать следующим образом. Самое раннее - достоверное упоминание о хазарах как этносе содержится у Захарии Ритора (середина VI в.). У этого сирийского автора перечислены народы, обитавшие севернее Кавказских гор, упомянуты и хазары (форма хср). Они несомненно были тюрками и говорили на языке, близком булгарскому17. Вместе с булгарами (кочевавшими в основном в Западном) Предкавказье) хазары подчинялись сначала Тюркскому, а затем Западнотюркскому каганату, а обитали в VI - первой половине VII в. в Восточном Предкавказье18. Судя по скудным показаниям источников, власть. Западнотюркского каганата в европейских степях с самого начала была чисто номинальной или даже фиктивной. На деле борьбу за гегемонию - на юго-востоке Европы, за верховный в кочевом мире титул "хакан" с конца VI в. вели несколько политических сил. Хаканами именовались, верховные владыки, которым подчинялись государи (или вожди) второго порядка, просто ханы19. Пока существовал Западнотюркский каганат, хаканом был его глава. В источниках нет данных о том, чтобы до середины VII в. таким титулом обладали правители хазар или булгар20.
      Реальные политические силы Восточной Европы конца VI - первой половины VII в. - это булгары, аланы и хазары. Аланы хотя и пострадали от гуннского нашествия, но сохранили сильные позиции в Центральном Предкавказье и Подонье21. Главными же претендентами на господство в восточноевропейских степях первоначально были булгары. Именно поэтому источники используют термин "Великая Болгария"22. Хронологически ее существование относится приблизительно к первой половине VII в.23 , после чего булгарское объединение распалось, значительная часть булгар ушла на запад, к Дунаю, а затем - на Балканы. Оставшиеся на Северном Кавказе булгары платили дань хазарам, "а болгар Аспаруха хазары преследовали до Дуная24.
      Для уяснения вопроса целесообразно обратиться к письму хазарского царя Иосифа испано-арабскому сановнику Хасдаю ибн Шафруту. Документ этот датируется 50-ми годами X в., т. е. кануном падения Хазарии. Отвечая на запрос испанского корреспондента, Иосиф касался и древнейшей истории хазар. Знал он ее по преданиям, но сомневаться в том, что из памяти народа не исчезла общая канва событий, связанных с приобретением им самостоятельности, оснований нет. Хазарский правитель рассказывает, что его предки были малочисленны, а страну (будущее Хазарское царство) занимали некие вннтр, которых хазары победили и прогнали на запад, к р. Дуна, вблизи Константинополя25. Вннтр - несомненно булгары26, которые бежали от хазар, о чем свидетельствуют и другие источники (Михаил Сириец, Армянская география, Феофан, Никифор и: др.). Точную дату этого события установить трудно; вероятнее всего, это 50 - 60-е годы VII в.27: именно тогда хазары не только отказались признавать власть хакана западных тюрок, но и доставили под свой контроль южнорусские степи.
      Но как объяснить показания тех источников28, которые называют хазар среди воюющих с Ираном в VI - первой трети VII века? Вопрос сложный, и точек зрения много. Однако упорное наименование союзников Ираклия хазарами (хазирами) 29 в "Истории страны алван", где события описаны современником или лицом следующего поколения, позволяет считать, что в Закавказье действовали именно хазары. Нельзя не обратить внимание и на то, что, хотя главную роль здесь играл джебу-хакан (а войсками командовал его племянник шад), в тексте "Истории страны алван" он назван "йаджорд" царя севера, "который был вторым [лицом] в его государстве"30. Термин "йаджорд" переводится иногда как "преемник"31, но вернее передать его "следующий" (по положению). И тогда джебу-хакан - это правитель хазар, в 620 г. еще подвластный царю севера (хакану тюрок?).
      Здесь любопытно сочетание двух титулов: хакан и джебу. Последний - вариант тюркского ябгу, т. е. титула ниже хакана32. В грузинских хрониках, описывающих эти же события, встречаем просто джибго (джибга) - эристави33 хазар. По вопросу о титулах хакан, ябгу и т. д.. издавна идут споры, но при этом авторы часто не пытаются разделить Материалы VII и IX-X вв.34, без чего невозможно решить вопрос исторически. Исходя из данных "Истории страны алван" можно допустить, что уже в 20-е годы VII в. глава хазар, формально признавая верховную власть "царя севера", на деле вел самостоятельную политику, заключив союз с Византией35. Сложный титул джебу-хакан (ябгу-хакан) указывал на его самостоятельность и (в первой части) символизировал верховный сюзеренитет "царя севера". В 40 - 50-е годы VII в.. глава хазар стал именоваться просто хакан. Что касается наименования хазар в некоторых источниках (например, у ат-Табари)36 тюрками в. VII-VIII вв., то здесь ничего удивительного нет, ибо хазары - тюрки. Мало что известно о деятельности хазар в VII в. на территории Восточной Европы. Кроме преследования булгар до Дуная и, очевидно, установления контроля над причерноморскими степями, к этому времени, возможно, относится союз хазар с аланами, о чем упоминает Кембриджский документ37; вероятны также попытки хазар подчинить восточную часть славян. В VII-VIII вв. происходило интенсивное передвижение славян на восток и северо-восток, формировались "племена" (на деле - племенные союзы), перечисленные Повестью временных лет (ПВЛ)38. Согласно летописи, от хазар зависели поляне, северяне, радимичи и вятичи. И если освобождение северян и радимичей от хазарской власти было достигнуто в 80-х годах IX в., а вятичей - в 60-х годах X в.39, то зависимость полян от Хазарии, оставившая весьма путаные воспоминания, должна датироваться временем до IX в. и была явно кратковременной. Роль хазар в судьбах восточных славян оценивается в литературе по-разному. Существует, например, мнение, что именно хазары создали благоприятные условия для широкого расселения славян по Восточно-европейской равнине40. Роль Хазарии как оплота на протяжении трех с лишним веков против волн кочевников из-за Волги отрицать нельзя, но для вышеприведенного крайнего вывода оснований также нет.
      В VII в. хазары закрепились в Крыму, где успешно соперничали с византийцами41. Неясно, когда под власть Хазарии попала средняя Волга, включая Волжскую Булгарию. Все указанные направления хазарской экспансии говорят о том, что хазары прежде всего стремились поставить под свой контроль торговые пути, и это понятно, т. к. транзитная торговля Востока и Запада приносила хазарской знати доходы. Здесь мы подходим к проблеме арабо-хазарских торговых и политических отношений, вращавшихся в основном вокруг Кавказа и Закавказья42. Хазары держали свои заставы в Крыму, на Тамани, под их контролем находился Волжский путь. Борьба за контроль над торговлей с Западом была одной из главных причин арабо-хазарских войн.
      Торговля по Каспийскому морю в то время шла вдоль его западного берега с обязательным заходом в порты; сухопутные караваны тоже шли вблизи моря, через Дербент. Другая, более трудная, дорога вела через Дарьяльское ущелье, и пользование ею зависело от того, кто господствовал в Закавказье, Дербенте, что и налагало отпечаток на хазаро-арабские отношения. Вряд ли верно ставить вопрос об арабской угрозе, от которой якобы спасли Восточную Европу хазары43. Во-первых, нет признаков того, чтобы арабы намеревались захватить страны Восточной Европы. Во-вторых, по уровню культурного развития Арабский халифат опережал полуномадную Хазарию VII-VIII веков44. В-третьих, хазарские набеги в Закавказье сопровождались значительно большими грабежами и разрушениями, чем арабские - в пределы Хазарии45. Последняя не могла спасать Восточную Европу от арабов также потому, что сама выступала в отношении и народов Кавказа (алан и др.), и славян, и Волжской Булгарии как поработительница, все эти народы боролись за свое освобождение из-под власти хазар.
      В этом районе арабы, несомненно, наследовали своему предшественнику - Сасанидскому Ирану, что обнаружилось при первом же появлении их отрядов в районе современного южного Дагестана. В 636 г. в сражении при Йармуке46 арабы разгромили византийцев, и это решило судьбу византийской Сирии, после чего в 640 г. войска халифа Омара (634 - 644 гг.) покорили византийскую Армению47. В 637 г. у г. Кадисии и в 642 г. при Нехавенде мусульмане нанесли сасанидским войскам удары, решившие судьбу державы Сасанидов в целом48; затем ими был захвачен Азербайджан49. К Дербенту - мощной крепости, контролировавшей проход на север, арабский военачальник Абд ар-Рахман ибн Раби'а с отрядом подошел в 643 году. Положение осажденного персидского гарнизона во главе с Шахрбаразом (Шахрияром) было трудным, ибо с севера Дербенту угрожали хазары, и Шахрияр заключил с арабами договор, согласно которому обязался оборонять Дербент от хазар. Вопреки практике арабских властей Шахрбаразу не пришлось ничего платить в казну халифа50; это объяснялось важным в глазах арабов значением Дербента как оплота от хазарских нашествий.
      Имеются известия о войне с хазарами Абд ар-Рахмана и его брата Салмана в том же 643 г. и их походе на хазарский город Баланджар51, местонахождение которого до сих пор неясно. Он находился где-то в пределах Дагестана, к северу от Дербента52. В 653 г. тот же Абд ар-Рахман ибн Раби'а, используя осадные машины, пытался взять Баланджар, но потерпел поражение и погиб53 (по другим источникам54 это случилось с Салманом). Вскоре начались смуты в Халифате55, и арабам было не до хазар.
      Хазары же, наоборот, активизировали свои действия и в 662 и 664 гг.. опустошали Закавказье56. Правитель Кавказской Албании князь (иш-хан) Джеваншир в этих условиях, борясь с хазарами, склонялся к; союзу с арабами, а также Грузией и Арменией, но был убит при неясных обстоятельствах. Выступивший сразу после этого в поход на Албанию "гуннский" полководец Алп-Илутвер воевал против законного" наследника Джеваншира, его племянника Вараз-Трдата, под лозунгом - мести за дядю. Сам Вараз-Трдат был утвержден на престоле халифом. Неустойчивость положения в Халифате заставила Вараз-Трдата послать, на север посольство во главе с епископом Исраэлом с целью утверждения мира с хазарами, а также проповеди христианства. В целом, однако, в 80 - 90-е годы VII в. положение Албании было тяжелым, и князь ее Вараз-Трдат вынужден был лавировать между Халифатом, Хазарией и Византией и платить им всем дань57.
      Между тем в Халифате произошли серьезные внутренние изменения, свидетельствовавшие о стабилизации положения в этом государстве. В правление Абд ал-Малика (685 - 705 гг.) были проведены финансовая и административная реформы, укреплена государственная власть58, и тогда арабы нанесли византийцам ряд тяжелых поражений, а в 701 - 705 гг. покорили Закавказье59. О событиях в Хазарии того времени практически ничего не известно. Исключение составляет известие о ссылке императора Юстиниана II в Херсонес в 695 г., которое доказывает господство хазар в ту пору в Крыму60.
      Хазары даже в смутные для Халифата времена лишь совершали грабительские походы в Закавказье, но закрепиться там не сумели. Это и понятно, учитывая уровень социально-экономического развития Хазарии VII века. Сведения об этом имеются прежде всего в "Истории страны алван". Она описывает северных врагов Албании (именуемых хонами61 и хазирами) как дикий варварский народ62. И хотя здесь можно предположить определенное преувеличение, в основе своей это не вызывает сомнения. Правда, уже в VII в. упоминается "великий"63 город Варачан (Баланджар) - кажется, первая столица хазар, замененная в VIII в. на Самандар64. Описаний раннего Баланджара в нашем распоряжении нет, но если даже это и был большой город, то заслуга его строительства, наверняка принадлежит более старому (ираноязычному65 и кавказскому) населению региона, а не кочевникам-хазарам.
      Различное (в культурном плане) отношение к хазарам и арабам проходит и через христианскую закавказскую - армянскую, албанскую и грузинскую - среду той (и более поздней) поры, хотя в глазах христианских авторов и мусульмане-арабы были врагами и захватчиками. Таковыми являлись халифы Омейады, а затем Аббасиды. Но они нередко действовали умно и расчетливо, умея использовать рознь и противоречия в среде местных феодалов, а также угрозу со стороны кочевников севера (в VII-VIII вв.) хазар. Поэтому политические и экономические позиции арабских правителей в Закавказье оказались прочнее. Да и страны, вошедшие в состав Арабского халифата, были наиболее развитыми в этой части Евразии66.
      Тем не менее хазары делали попытки если не вытеснить арабов из Закавказья, то, во всяком случае, создать им там максимальные затруднения. При этом обнаруживается взаимосвязь между арабо-хазарскими войнами первой половины VIII в. и крайне обострившимися арабо-византийскими отношениями67. В свете этой взаимосвязи легче понять сущность столкновений арабов и хазар, увидеть в них не локальную цепь столкновений, а события большой политики, в которой главную роль играли Халифат, Византия и Хазария.
      Для координации действий против Византии и хазар власти в Дамаске учредили единое северное наместничество, которому подчинялись и Закавказье и малоазиатские владения Халифата68. За 709 - 744 гг. известны три наместника севера: Маслама Ибн Абд ал-малик, Джаррах Ибн Абдаллах ал-Хаками и Мерван ибн Мухаммед69. Показательно, что Маслама и Мерван были Омейады, ближайшие родственники халифов (Мерван и сам в дальнейшем являлся последним халифом династии Омейадов)70. История арабо-хазарских войн первой половины VIII века - это специальная тема, требующая тщательного сопоставления данных арабских, армянских, сирийских и других источников. Наша задача состоит в том, чтобы, установив тесную связь арабо-хазарских и арабо-византийских отношений, выявить основные этапы арабо-хазарской борьбы и ее итоги.
      Маслама руководил военными действиями против Византии в Малой Азии с 705 г., а с подчинением ему и Закавказья должен был вести борьбу также с хазарами. Общее число столкновений в форме взаимных набегов, иногда перераставших в настоящие войны, за период с 707 - 708 гг., когда источники фиксируют первый поход Масламы на турок (т. е. хазар)71, до войны Мервана 737 - 739 гг. превышает десяток. Конфликты происходили по обеим главным коммуникациям, связывавшим Закавказье с Северным Предкавказьем, в районах Дербента и Дарьяла.
      Естественно, в эти конфликты так или иначе, были вовлечены страны Закавказья, подвластные арабам, и области горного Кавказа и Северного Предкавказья, зависимые от хазар или самостоятельные.
      Армянские земли были окончательно включены в состав Халифата в 699 - 702 годах. После восстания 703 г. властями халифа были физически уничтожены провизантийски настроенные армянские нахарары - их сожгли в церквах Нахчавана и Храма (705 г.). Остальным феодалам подтверждались права на их владения при условии подчинения Халифату72, что обеспечило лояльность армянских феодалов, поставлявших арабам прославленную армянскую конницу73. Та же политика проводилась в Албании. Хотя ее князь Шеро был смещен и с ненадежной частью феодалов (азатов) в 705 г. выслан в Сирию74, основная часть албанской знати, по-видимому, также пошла на союз с арабами.
      Более сложная ситуация сложилась в Грузии. Правда, Восточная Грузия оказалась под властью Дамаска почти в одно время с Арменией и Албанией75, но Западная Грузия была слишком тесно связана с Византией. Позднейшие события76 позволяют предполагать здесь уже в, первой половине VIII в. влияние Хазарии. Лишь в начальный период, наместничества Мервана произошло присоединение Западной Грузии к Халифату. За жестокость и прямолинейность Мерван получил здесь, прозвание "кру" - глухой (к жалобам и надеждам) 77. Западную Грузию он покорил78.
      Источники не дают ясной характеристики роли алан в событиях первой половины VIII века. В 721/722 г. хазары воевали с ними, в 723/724 г. поход в Аланию совершил Джаррах79 и т. д. Целенаправленные попытки уловить возможные факты алано-хазарского союза привели В. А. Кузнецова к заключению, что этот союз не был стабилен и порой какая-то часть алан пыталась не подчиниться хазарскому диктату80. Согласно собственно хазарским документам (на древнееврейском языке), аланский правитель один из первых на Кавказе стал союзником хазар, а в первой половине X в. безуспешно попытался избавиться от этого союза81. Но "царь алан", по-видимому, не контролировал всей аланской территории, и это создавало для арабов возможность маневрировать.
      Весь запад Предкавказья занимали кашаки (касоги русских летописей), т. е. предки адыгов. Но их разобщенность не давала возможности оказать сопротивление соседям82. В Дагестане наиболее известна была страна Сахиба-ал Сарир (буквально - "владетеля трона"), занимавшая, как полагают, центральный Дагестан83. В силу такого расположения владетель ее был самостоятелен по отношению к арабам и хазарам. Существовали и другие "князья" в Дагестане (Туман-шах, Филан, Хайдак и др.) 84, но их роль была менее значительна.
      Меньше всего данных о северных пределах и соседях Хазарии. Согласно ПВЛ, хазарам некогда платили дань даже поляне. Учитывая данные IX в. (о хакане русов), это могло быть только в VIII веке. Северяне и радимичи зависели от хазар до 80-х годов IX в., а вятичи были освобождены Святославом в 60-х годах X века85. Неизвестно, когда под власть хазар попали буртасы и Волжская Булгария, можно предположить и VIII и IX век. Во всяком случае, Хазария VIII в. являлась большим государством, хотя внутренней спайки в нем не было. Овладение Закавказьем сулило ей господство над богатыми высококультурными странами, а также союз с Византией, откуда через Черное море, носившее еще в IX в. название Хазарское, и через хазарские заставы шел на Восток, до Китая, великий торговый путь, которым пользовались еврейские купцы Западной Европы86.
      Несмотря на неясности в отношении пределов Хазарии первой половины VIII в., можно утверждать, что преимущества были на стороне арабов. В 711 г, они переправились через Гибралтар, захватили Испанию, а затем перешли в южную Францию; на востоке в течение ряда лет покорили Среднюю Азию, а в 751 г. на р. Талас разбили китайцев. Наместник Маслама подходил к Константинополю, так что византийским басилеям помощь хазар была нужна без промедления. Об этом свидетельствуют факты: в 89 г. хиджры (707 - 708 гг.) Маслама ходил на Византию и в том же году воевал хазар вблизи Дербента. В 105 г. х. (723 - 724 гг.) Джйфрах ходил походом в области алан и хазар, и в том же году шла война с Византией87 и др. Но во всех этих войнах арабы не заходили на север далее Баланджара.
      Иначе выглядели нашествия хазар. Особенно пагубным был поход 112 г. х. (730 - 731 гг.). Согласно Левонду, возглавил его полководец Тармач, который через Дербент (Чора) и страну Маскутов прошел весь Ширван и через Араке двинулся на Ардебиль; выступивший против него Джаррах погиб88. Поход хазар сопровождался грабежами и разрушениями в Армении и Азербайджане, взятием Ардебиля - главного города Азербайджана. Назначенный наместником халифа, Маслама сумел изгнать хазар, заключил договор с мелкими правителями горного Дагестана, закрепился в Дербенте и даже совершил поход на север от него. Дербент он укрепил и поставил там гарнизон в 24 тыс. человек89.
      В том же 114 г. х. (732 - 733 гг.) халиф Хишам назначил Мервана ибн Мухаммеда наместником севера90, обладающим чрезвычайными полномочиями. Халифат решил покончить с напряженностью на севере, в районе Кавказа. Это совпало с активизацией арабской политики в Европе: перевалив через Пиренеи, арабы пытались закрепиться и на территории Франции, но были в 732 г. разбиты Карлом Мартеллом при Пуатье. В Закавказье соотношение сил оказалось в их пользу. Мерван сумел собрать огромное по тем временам войско. Только из Сирии он привел в Закавказье армию численностью в 120 тыс. воинов91. Его ставка размещалась в Касаке, недалеко от Тифлиса92. Именно отсюда Мерван руководил приведением в покорность части армянских нахараров (патриков) и Грузии93. Обеспечив таким путем свой тыл, он в 737 г. начал войну с хазарами.
      Арабское войско было разделено на две части: сам Мерван шел через Дарьял, а его полководец Усайд ибн Зафир ас-Сулами - через Дербент94. Оба войска соединились у хазарской столицы Самандар, которая была, очевидно, где-то в районе современной Махачкалы95. Одновременно происходили военные действия и на византийской границе96. Источники упоминают только о бегстве хазарского хакана от арабских войск, ничего не говоря о сопротивлении хазар. Поэтому, принимая во внимание многочисленность войск Мервана, надо, очевидно, учитывать в известной мере и фактор внезапности, с которой арабы осуществили этот поход. С двух сторон они блокировали хазарскую столицу с суши, и защитники ее были вынуждены спасаться морем.
      Арабы преследовали хазар, отступавших на север, пока не достигли какой-то Славянской реки (Нахр ас-сакалиба)97, скорее всего Дона98. Захваченные там 20 тыс. семей "славян" и "прочих неверных" были уведены в арабские владения. После того как полководец Мервана Каусар ал-Анбари разбил хазарское войско99, хакан "впал в безысходную скорбь" и запросил мира. Поздние источники (например, ал-Белазури) утверждают, что он даже обещал принять ислам и признал власть Халифата. Но воспользоваться плодами победы над хазарами Халифату практически не удалось. Началась война с владетелями Дагестана (ас-Сариром, Туманшахом и др.), которые не хотели чрезмерного усиления арабской власти на Северном Кавказе. В Малой Азии между тем шла война с Византией. Дагестанских владетелей Мерван победил, но какие-то волнения в горном Кавказе имели место еще в 743/744 году100. Затем Мерван стал халифом, началось аббасидское движение101, и кавказские дела отступили на второй план, а упоминания о них в источниках исчезают на несколько десятилетий.
      Хазария, по-видимому, была ослаблена, и на некоторое время ее правителям было не до Закавказья, т. к. даже в смутные для Халифата - 50-е годы VIII в. хазары не вмешивались в дела последнего и до конца VIII в. в источниках только дважды фигурируют в связи с Закавказьем, каждый раз по случаю событий местного значения. Первое из них записано в грузинской "Летописи Картли". Дат в ней нет, приблизительно хазарское вторжение в Грузию приходится на 60-е годы VIII века102. Летописец связывает его с желанием хакана заполучить в жены сестру картлийских правителей Иованэ и Джуаншера Шушан103. Последнее хазарское нашествие на Закавказье в 183 г. х. (799 - 800 гг.) было связано с делами в Аране, где в ходе распри между местными феодалами один из них призвал на помощь хазар 104. Войска халифа Харуна ар-Рашида разбили хазар и отогнали их на север от Дербента, который был укреплен. Известий о дальнейших вторжениях хазар в Закавказье нет.
      Положение Хазарии во второй половине VIII - первой половине IX в. крайне скудно отражено в источниках, хотя как раз в то время происходили важнейшие изменения в государственном строе и идеологии этого государства. Победоносный поход Мервана привел прежде всего к тому, что хакан перенес свою столицу из Северного Дагестана в устье Волги, подальше от арабских владений. Новая столица получила название от имени реки - Атиль105, была очень выгодно расположена, т. к. не только обеспечивала контроль хазар над Каспием, но и позволила затем, очевидно, с распространением хазарской власти вверх по Волге, поставить в зависимость и сухопутные (караванные) пути из Средней Азии к Волге.
      А затем произошло примечательное событие не только в хазарской истории, но и среди событий той эпохи вообще: принятие иудаизма в качестве государственной религии Хазарии. Иудаизм, хотя он и являлся предтечей двух мировых религий - христианства и ислама, сам мировой религией не был и не мог быть. Этому мешала уже сама идея "избранного народа", в глазах которого все прочие народы выглядели как низшие и неполноценные. Несмотря на существование иудейских общин во многих частях Евразии и Африки, до уровня государственной эта религия поднялась только в Хазарии. И на то были свои, веские причины, и прежде всего внешнеполитическая обстановка. Хотя хакан, кажется, обещал Мервану принять ислам, на деле этого не случилось. Халифат оставался главным противником хазар, но во второй половине VIII в. испортились из: отношения и с Византией. Известно, что хазары помогли абхазскому эриставу Леону освободиться от власти империи106. В силу этого принятие христианства Хазарией затруднялось. Между тем вопрос о монотеистической религии в Хазарии давно назрел, ибо, по понятиям того времени, только она могла укрепить власть единого государя. Оставался иудаизм, который исповедовали еврейские купцы, осевшие в хазарских городах и торговавшие с Европой. Не имеет значения, откуда евреи появились в Хазарии - из Закавказья или из Средней Азии107, важна роль их транзитной торговли в экономике страны.
      Однако важно и другое. Иудаизм стал государственной религией Хазарии, по сведениям ал-Мас'уди? в правление халифа Харуна ар-Рашида (786 - 809 гг.). Но случилось так, что инициатором этого акта стал не хакан, а второе лицо государства, шад-бех, оттеснивший затем хакана от власти и постепенно превративший его в жалкого затворника, которого могли даже принести в жертву в случае каких-либо бедствий108. История эволюции государственной власти у хазар в основных чертах мной освещена109. Можно полагать, что борьба за власть в Хазарии была длительной и тяжелой110, хотя применять в данном случае понятие "гражданская война", как это делают некоторые ученые111, вряд ли правильно.
      Попытаемся воссоздать картину политических событий на западных и северо- западных рубежах Хазарии во второй половине VIII - первой половине IX века. В конце VIII - начале IX в. хазары утратили большую часть своих владений (или даже все?) в Крыму112, но на Тамани их заставы уцелели. Упомянутое ПВЛ обложение полян данью в пользу хазар датируется скорее всего VIII веком. На вопрос, когда поляне сбросили хазарское иго, точно ответить трудно. ПВЛ, с одной стороны, относит время хазарской власти над Киевом к глубокой старине, с другой - отмечает, что освобождение от хазарской дани пришло с Аскольдом и Диром, которые, по летописи, являлись боярами Рюрика113, т. е. речь может идти приблизительно о первой трети IX века. Под 839 г. Вертинские анналы упоминают хакана русов114, в котором следует видеть киевского князя, уже независимого от Хазарии, о чем свидетельствует принятие титула "хакан", равного титулу хазарского владыки.
      Если сопоставить это с фактом принятия шадом (царем) иудаизма (начало IX в.) и той борьбой, которая шла среди хазарской знати, то можно выдвинуть следующую гипотезу. Именно усобицы в Хазарии, связанные с расколом среди хазарской знати в период принятия шадом и его сторонниками иудаизма, позволили княжеству полян стать самостоятельным. И таковым оно стало уже к 30-м годам IX века. А затем в степи Восточной Европы пришли из-за Волги кочевники-мадьяры.
      В те же 30-е годы IX в. хазаро-византийские отношения улучшились, и византийцы по просьбе хазар построили крепость Саркел (Белая Вежа) на Дону115. М. И. Артамонов высказал предположение, что она защищала хазар с запада116. В этом свете сравнение известия Вертинских анналов о посольстве хакана русов в Византию в 839 г. с данными Константина Багрянородного позволяет сделать вывод о том, что именно в то время, когда это посольство прибыло в Константинополь, мадьяры Леведия заняли Ателькузу, вследствие чего русские послы не могли вернуться домой тем путем, каким они ехали в Византию, и должны были пуститься в обратную дорогу через владения франков.
      Дальше известия о хазарах опять прерываются. И только в начале 50-х годов IX в. у арабского ученого ал-Йакуби в связи с рассказом о карательной экспедиции Буги-старшего против санаров (цанар), небольшого племени в районе центрального Кавказа, появляется до сих пор не вполне ясное сообщение о хазарах. Согласно этим сведениям, санары обратились за помощью к трем государям: Византии, Хазарии и какому-то владыке славян117 (сахиб-ас-сакалиба), в котором можно предполагать киевского князя118. Упоминание у ал-Йакуби, автора IX в., славянского владыки рядом с такими властителями, как византийский император и хакан (царь?) Хазарии, - несомненное свидетельство немалого престижа этого славянского князя в глазах жителей такого отдаленного района, как Центральный Кавказ. А это признак того, что восточные славяне (или, точнее, их часть) в середине IX в. представляли собой значительную политическую силу.
      Появление в Восточной Европе политического объединения, независимого от хазар, означало конец хазарской гегемонии в этом регионе и резкий спад роли хазар в международных делах. Это видно из сочинений Константина Багрянородного, у которого хазары во второй половине IX - первой половине X в. уже выглядят как второстепенная политическая сила.
      Примечания
      1. См.: Удальцова З. В. Законодательные реформы Юстиниана. - Византийский временник. Кн. 26. М. 1965; кн. 27. М. 1967; Липшиц Е. Э. Право и суд в Византии в IV-VIII вв. Л. 1976.
      2. История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века. Л. 1958, с. 60 - 67.
      3. Там же, с. 67 - 69; Пигулевская Н. В. Византия и Иран на рубеже VI и VII вв. Л. 1946; Колесников А. И. Завоевание Ирана арабами. М. 1982.
      4. См.: Колесников А. И. Ук. соч.; Беляев Е. А. Арабы, ислам и арабский халифат в раннее средневековье. М. 1966; Muller A. Der Islam im Morgen- und Abendland. Bd. 1. Brl. 1885; Spuler B. Iran in fruh-islamischer Zeit. Wiesbaden. 1952.
      5. См.: Рыбаков Б. А. Анты и Киевская Русь. - Вестник древней истории, 1939, N 1; Третьяков П. Н. У истоков древнерусской народности. Л. 1970; Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян. М. 1979.
      6. Седов В. В. Указ. соч., с. 100.
      7. См.: Булкин В. А., Дубов И. В., Лебедев Г. С. Археологические памятники Древней Руси IX-XI вв. Л. 1978; Седов В. В. Восточные славяне в VI- XIII вв. М. 1982; Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л. 1985.
      8. Всемирная история. Т. 3. М. 1957, с. 35 - 36.
      9. Эфталиты - по-видимому, восточноиранские племена, долгое время воевавшие с Ираном (см. Гафуров Б. Г. Таджики. М. 1972, с. 198 - 212, 216 - 218).
      10. Удальцова З. В. Идейно-политическая борьба в ранней Византии. М. 1974, с. 267 - 273.
      11. Гафуров Б. Г. Ук. соч., с. 218 - 221.
      12. После книги М. И. Артамонова "История хазар" (Л. 1962) их историей занимаются в основном археологи, письменные же источники используются менее активно.
      13. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 171; см. также Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа IV-X вв. Л. 1975, с. 136.
      14. Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. Princeton. 1954. pp. 34 - 40.
      15. Golden P. Khazar Studies. Vol. 1. Budapest. 1980, pp. 49 - 57.
      16. Ludwig D. Struktur und Gesellschaft des Chazaren-Reiches im Licht der pchriftlichen Quellen. Minister. 1982, S. 134.
      17. О языке хазар см.: Zajaczkowski A. Ze studiow nad zagadnieniem chazarskim. Krakow. 1947; Golden P. Op. cit., pp. 56 - 57.
      18. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 142 - 156; Гадло А. В. Ук. соч., с. 126- 154. Очень проблематична связь хазар с какими-либо другими, кроме булгар, тюркскими племенами, в частности с уйгурами. Впрочем, для выяснения проблемы! возникновения Хазарского государства этот вопрос является второстепенным.
      19. Новосельцев А. П. К вопросу об одном из древнейших титулов русского князя. - История СССР, 1982, N 4.
      20. В византийских источниках правители булгар называются χυρσς или αρχωυ. Сами болгары именовали своих владык просто ханами (Дуйчев И. "Именник на първо-българските ханове" и българската държавна традиция. - Векове, 1973, N 1; Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения. М. 1980, с. 111 - 112; Литаврин Г. Г. Формирование и развитие Болгарского раннефеодального государства. В кн.: Раннефеодальные государства на Балканах VI-XII вв. М. 1985, с. 132- 188).
      21. См. Ковалевская В. Б. Кавказ и аланы. М. 1984; Кузнецов В. А. Очерки истории алан. Орджоникидзе. 1984.
      22. Чичуров И. С. Ук. соч., с. 36, 60, 153, 162. По мнению О. Н. Трубачева, с которым соглашается и И. С. Чичуров (Ук. соч., с. 111), в данном случае термин "Великая Болгария" относится к "области вторичной колонизации". Но, во-первых, у Никифора и Феофана именно "Великая" Болгария названа древней. Во-вторыхг служащее О. Н. Трубачеву аргументом мнение Ф. Альтхайма о приходе протоболгар из Ирана не подкреплено данными источников (Altheim F. Gesehachte der Hunnen. Bd. I. Brl. 1959, S. 85).
      23. Точки зрения см.: Чичуров И. С. Ук. соч., с. 112-113; Литаврин Г. Г. Ук. соч., с. 136 - 138.
      24. Чичуров И. С. Ук. соч., с. 61, 162. Сходные, хотя и более смутные сведения имеются у Михаила Сирийца и в Армянской географии (Michel Le Syrien. Chronique. Т. 2. P. 1901, pp. 362 - 364; Мовсес Хоренаци. География. Венеция. 1881, с. 17 (на древдеарм. яз.).
      25. Термин "вннтр" встречается только в Пространной редакции ответа Иосифа. В Краткой редакции имя этого народа не названо, но остальные детали есть (р. Руна здесь - явная описка переписчиков из-за сходства букв "р" и "д" в древнееврейском алфавите) (см. Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л. 1932, с. 21, 28 (древнеевр. текст), 75, 92 (перевод).
      26. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 172; Коковцов П. К. Ук. соч., с. 92.
      27. Глава болгар Аспарух сначала обосновался в т. н. Огле, севернее Дуная, и лишь потом ушел в современную Болгарию, Огл (Онгл) помещают в различных местах, но скорее всего ато низовья Серета и Прута (Чичуров И. С. Ук. соч., с 61; Литаврин Г. Г. Ук. соч., с. 141).
      28. Такие данные имеются у ат-Табари (ат-Табари. История пророков и царей. Сер. I. Лейден. 1879, с. 894, 898, 991 и др. (на араб, яз.), а также у армянских авторов.
      29. Каланкатваци М. История страны алванов. Ереван. 1983, с. 133, 171, 186 (на древнеарм. яз.).
      30. Там же, с. 141 (в тексте Джебу-хакан - собственное имя, но это ошибка).
      31. Каланкатуаци М. История страны алуанк. Ереван. 1984, с. 81. К. Патканов (Катанкатваци М. История агван. СПб. 1861, с. 110) перевел этот термин словом "наместник".
      32. Древнетюркский словарь. Л. 1969, с. 22 (перечислены по порядку: хаган, ябгу и шад).
      33. Памятники древнегрузинской агиографической литературы. Т. 1. Тбилиси. 1963, с. 95 - 96 (на древнегруз. яз.); Жизнь Картли. Т. 1. Тбилиси. 1955, с. 225, 375 (на древнегруз. яз.). В древнеармянском переводе последнего памятника, составленном в конце XII - начале XIII в. и сохранившемся в рукописи XIII в., Джибга передан как зораглух - глава войска (Древнеармянский перевод грузинских исторических хроник. Тбилиси. 1953, с. 191).
      34. См. Golden P. Op. cit., pp. 192 - 196 (сводка разновременных упоминаний о титуле "хакан" очень полная, но практически без попытки проследить эволюцию этого титула у тех же хазар).
      35. Уже в то время шла борьба хазар с булгарами и последние выступали как союзники Ирана (Чичуров И. С. Ук. соч., с. 58 - 59).
      36. ат-Табари. Ук. соч. Сер. I, с. 2865; сер. II, с. 1200, 1217, 1437 и др.
      37. Коковцов П. К. Ук. соч., с. 116.
      38. См. Седов В. В. Ук. соч.
      39. Памятники литературы Древней Руси XI - начала XII в. М. 1978, с. 34 - 36, 38 - 40.
      40. Любавский М. К. Лекции по древней русской истории до конца XVII в. М. 1916, с. 43 - 44. Особенно сильно преувеличивается роль хазар в истории Древней Руси в работах О. Прицака - главы Украинского института при Гарвардском университете (США).
      41. Чичуров И. С. Ук. соч., с. 62 - 65, 133 - 166; Васильевский В. Г. Труды.. Т. 2. СПб. 1909, с. 356 - 391.
      42. Вопрос о контактах хазар со Средней Азией имеет много спорных моментов (см. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 283 - 287), хотя отрицать эти контакты не приходится.
      43. Dulop D. M. Op. cit., р. X; Плетнева С. А. Хазары. М. 1986, с. 40.
      44. Об оседании хазар в то время ничто не говорит.
      45. Грабеж был обычным делом у тех и других, это общая черта феодальной эпохи, но, судя по источникам, хазарские набеги превосходили арабские по наносимому ущербу.
      46. Истории Ирана с древнейших времен, с. 87.
      47. Тер-Гевондян А. Н. Армения и Арабский халифат. Ереван. 1977, с. 23 - 26.
      48. История Ирана с древнейших времен, с. 87 - 89; The Cambridge History of Iran. Vol. 4. Cambridge. 1975, pp. 10 - 25.
      49. Буниятов З. М. Азербайджан в VII-IX вв. Баку. 1963.
      50. Балам и. История Табари. Лакхнау. 1879, с. 503 - 504 (на перс. яз.). О других вариантах издания и рукописях см.: Новосельцев А. П. и др. Древнерусское государство и его международное значение. М. 1965, с. 364 - 365.
      51. ат-Табари. Ук. соч., с. 2667.
      52. Й. Маркварт считал, что Баланджар - это Варачан армянских источников, и с этим можно согласиться. По Армянской географии, Варачан был севернее Дербента (см. Marquart Y. Osteuropaische und Ostasiatische Streifziige. Leipzig. 1903r S. 16 - 17, 492; Мовсес Хоренаци. Ук. соч., с. 27; Иакут ар-Руми. Географический словарь. Ч. 1. Бейрут. 1955, с. 489 (на араб, яз.).
      53. ат-Табари. Ук. соч., с. 2889; Ибн ал-Асир. Полный свод истории. Т. III. Каир. 1934, с. 66 (на араб. яз.).
      54. Ахмад Ибн А'сам ал-Куфи. Книга завоеваний. Баку. 1981, с. 11.
      55. История Ирана с древнейших времен, с. 96 - 97; Беляев Е. А. Ук. соч., с. 156 - 162.
      56. Тер-Гевондян А. Н. Ук. соч., с. 49.
      57. Каланкатуаци М. Ук. соч. 1984, с. 97, 103 - 107, 115 - 117, 120 - 121, 123- 133, 156. В период смуты в Халифате армяне, грузины и албанцы перестали платить харк (дань) арабам (Левонд. История. СПб. 1887, с. 15 (на древнеарм. яз.).
      58. Беляев Е; А. Ук. соч., с. 187 - 189.
      59. См. Тер-Гевондян А. Н. Ук. соч., с. 67; Очерки истории Грузии. Т. 2. Тбилиси. 1973, с. 288 (на груз. яз.). Возможно, для Грузии эту дату надо перенести на 30-е годы VIII века.
      60. Чичуров И. С. Ук. соч., с. 62 - 63, 163 - 164.
      61. Явное указание на связь хазар с Гуннским племенным союзом.
      62. Каланкатваци М. Ук. соч. 1984, с. 78 - 79, 85 - 86, 124 и др.
      63. Ш. В. Смбатян переводит термин оригинала (там же, 1983, с. 239) как "великолепный" (там же, 1984, с. 124).
      64. О местонахождении этих городов идут споры, хотя ясно, что оба были расположены в приморском Дагестане, севернее Дербента (см. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 177 - 179 и др.; Котович В. Г. О местоположении раннесредневековых городов Варачана, Баланджара и Таргу. В кн.: Древности Дагестана. Махачкала. 1974; Плетнева. С. А. Ук. соч., с. 24 - 33).
      65. Речь должна скорее всего идти о маскутах (массагетах), с которыми связана известная и в IX-XI вв. область Маскат (о ней см.: Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда. М. 1963, с. 108 - 115). Хоны-хазары в VII в. поклонялись тюркскому божеству Тангри, которое иначе называлось (по- ирански) Аспандиат, а также иранскому божеству Куару (Каланкатваци М. Ук. соч. 1984, с. 124).
      66. Новейшие исследования мусульманского города, торговли и т. д. VIII-X вв. полностью это подтверждают (см.: Большаков О. Г. Средневековый город Ближнего Востока. VII - середина XIII в. М. 1984; Кропоткин В. В. Экономические связи Восточной Европы в 1-м тысячелетии нашей эры. М. 1967).
      67. Васильев А. А. Византия и арабы. Т. I. СПб. 1900.
      68. Тер-Гевондян А. Н. Ук. соч., с. 86 - 89.
      69. Первый из них управлял с 709 по 732 г. и дважды временно заменялся "Джаррахом, Мерван: был наместником с 732 по 744 год.
      70. Босворт К. Э. Мусульманские династии. М. 1971, с. 29 - 30.
      71. По датированным данным ат-Табари и Ибн ал-Асира.
      72. Тер - Гевондян А. Н. Ук. соч., с. 73, 78 - 79.
      73. Она затем принимала участие в войнах арабов с хазарами.
      74. Каланкатваци М. Ук. соч. 1984, с. 160. 73 Очерки истории Грузии. Т. 2, с. 283 - 290.
      76. См. Мученичество Або Тбилисского (VIII в.). В кн.: Памятники древнегрузинской агиографической литературы. Т. 1, с. 46 - 81 (на древнегруз. яз.).
      77. Жизнь Картли. Т. 1, с. 243 - 247.
      78. Очерки истории Грузии. Т. 2, с. 288 - 290.
      79. ат-Табари. Ук. соч. Сер. II, с. 1437, 1462.
      80. Кузнецов В. А. Ук. соч., с. 104.
      81. Коковцов П. К. Ук. соч., с. 116, 117.
      82. См. Минорский В. Ф. Ук. соч., с. 206 - 207 (данные ал-Мас'уди).
      83. См. Бейлис В. М. Из истории Дагестана VI-XI вв. (Сарир). В кн.: Исторические записки. Т. 73.
      84. Минорский В. Ф. Ук. соч., с. 107 - 142.
      85. Памятники литературы Древней Руси XI - начала XII в., с. 34 - 36, 78 - 79.
      86. См. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. Лейден. 1889, с. 155 (на араб. яз.).
      87. ат-Табари. Ук. соч., с. 1200 - 1204, 1217.
      88. Левонд. Ук. соч., с. 101. Случилось это не в Баланджаре, как можно заключить по некоторым источникам, а у г. Баджарван в Южном Азербайджане (Ибиал - Асир. Ук. соч. Т. 4, с. 207 - 208 (на араб, яз.).
      89. Ал-Белазури. Книга завоеваний стран. Лейден. 1866, с. 207 (на араб, яз.); Ал-Куфи. Ук. соч., с. 47 - 48. Маслама разбил Дербент на четыре сектора и в каждом разместил отряды из разных областей Сирии, Палестины и Месопотамии.
      90. ат-Табари. Ук. соч., с. 1562.
      91. Ал-Куфи. Ук. соч., с. 49. Ниже в этом источнике указана численность арабского войска в 150 тыс. воинов (у Самандара). Очевидно, в него входили и отряды закавказских феодалов.
      92. В пограничье современных АзССР, АрмССР и ГССР.
      93. Эти события описаны в "Жизни Картли" (т. 1, с. 243 - 247).
      94. Ал-Белазури. Ук. соч., с. 208; ал - Куфи. Ук. соч., с. 49.
      95. По Левонду (ук. соч., с. 114), столица хазар была приморским городом (см. Плетнева С. А. Ук. соч., с. 27 - 28).
      96. Ибн ал-Асир. Ук. соч., с. 224.
      97. Ал-Белазури. Ук. соч., с. 208; ал - Куфи. Ук. соч., с. 50.
      98. См. Новосельцев А. П. и др. Ук. соч., с. 370 - 371. См. также: ал-Куфи. Ук. соч., с. 81 (комментарий З. Буниятова). Есть мнение, что на Волгу Мерван ходил до Волжской Булгарии (Dunlop D. M. Op. cit., p. 83), но оно априорно. По существу, той же точки зрения придерживается П. Голден (Golden P. Op. cit., р. 64), который в хазарской столице, взятой Мерваном, усматривает Атиль.
      99. Ал-Куфи. Ук. соч., с. 50 - 51.
      100. ат-Табари. Ук. соч., с. 1635, 1667, 1871; ал-Куфи. Ук. соч., с. 54 - 58.
      101. Беляев Е. А. Ук. соч., с. 201 - 204.
      102. Джавахишвили И. А. История грузинского народа. Т. 2. Тбилиси. 1965. с. 80 (на груз, яз.); Д. Данлоп (Op. cit., p. 185) вслед за Й. Марквартом относит поход на Грузию к 799 году.
      103. Летопись Картли. Тбилиси. 1982, с. 47.
      104. ат-Табари. Ук. соч. Сер. III, с. 638; ал-Куфи. Ук. соч., с. 67 - 70; Бар Гебрей. Сокращенная история династий. Бейрут. 1890, с. 223 (на араб. яз.).
      105. Сводку данных см.: Ludwig D. Op. cit., S. 251 - 259 (однако отождествление Д. Людвигом Атиля с ал-Байдой-Белой представляется неверным).
      106. Летопись Картли, с. 48.
      107. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 283 - 287.
      108. Минорский В. Ф. Ук. соч., с. 193, 195.
      109. Новосельцев А. П. К вопросу об одном из древнейших титулов русского князя.
      110. Const an tine Porphyrogenitus. De administrando imperio. Vol. 1.. Budapest. 1949, pp, 174 - 175; Новосельцев А. П. Ук. соч.
      111. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 324 - 335.
      112. Там же, с. 328.
      113. Памятники литературы Древней Руси XI - начала XII в., с. 32 - 37.
      114. Annales Bertiniani. Hannoverae. 1883, pp. 19 - 20.
      115. Constantine Porphyrogenitus. Op. cit., pp. 182 - 183.
      116. Артамонов М. И. Ук. соч., с. 300.
      117. Ал-Йакуби. История. Т. 2. Лейден. 1883, с. 598 (на араб, яз.).
      118. См. Новосельцев А. П. и др. Ук. соч., с. 372.
    • Аннанепесов М. А. Присоединение Туркменистана к России: правда истории
      Автор: Saygo
      Аннанепесов М. А. Присоединение Туркменистана к России: правда истории // Вопросы истории. - 1989. - № 11. - С. 70-86.
      В 70 - 80-х годах у нас в стране почти повсеместно начали проводить юбилейные торжества, посвященные добровольному вхождению народов в состав России. Создавалось впечатление, что мы забыли характеристику политики царизма на Востоке как захватнической, разбойничьей. В. И. Ленин клеймил ее позором, а царскую Россию называл тюрьмой народов1. Получалось, что не было завоеваний, аннексий, никакого сопротивления народов политике царизма. Столь упрощенное представление было характерно и в отношении Туркменской ССР. В начале 1983 г. в республиканских газетах был опубликован доклад первого секретаря ЦК КП Туркменистана М. Г. Гапурова на очередном Пленуме ЦК, неожиданно для научных работников выдвигавший концепцию добровольного вхождения Туркменистана в состав России2.
      Проблема присоединения Туркменистана к России имеет солидную источниковую и историографическую базу. В процессе и сразу же после покорения Туркменистана в Петербурге, Москве, Ташкенте, Тбилиси и других городах России начали обсуждать ход военных действий, публиковалось множество работ непосредственных участников событий - русских генералов и офицеров, корреспондентов зарубежных газет и других участников военных экспедиций3, а также многочисленные статьи в сборниках и газетах.
      За годы Советской власти первые публикации воспоминаний о присоединении Туркменистана к России были осуществлены в конце 20-х годов на страницах журнала "Туркменоведение". В 40 - 60-х годах публикуются сборники архивных документов4. Кроме того, нами изучены материалы фонда генерала А. Н. Куропаткина и личные бумаги генерала Н. И. Гродекова.
      Рассматриваемая проблема получила отражение и в трудах советских историков. В 20 - 30-х годах они писали в основном о завоевании царизмом Туркменистана и часто проводили аналогию между колониальной политикой Англии и России на Востоке5. В послевоенный период появились исследования А. Каррыева6, в свое время подвергнутого резкой критике: он проводил мысль о том, что сближения с Россией искали лишь слабые и отсталые прибрежные туркменские племена, тогда как ахалтекинские, стоявшие выше остальных по уровню социально-экономического развития, оказывали царским войскам упорное сопротивление, что Ахал-Теке в тех условиях могло объединить Туркмению и создать независимое государство7. Каррыев вынужден был выступить в печати с признанием своих ошибок8.
      В 60-е - начале 70-х годов появляется серия монографических исследований9, написанных с учетом итогов Всесоюзной научной конференции 1959 г. в Ташкенте, посвященной прогрессивному значению присоединения Средней Азии к России, где под знаком идей XX съезда КПСС развернулась свободная дискуссия о характере присоединения народов Средней Азии к России и его прогрессивном значении. В докладе А. В. Пясковского и итоговых материалах конференции была изложена концепция присоединения народов Средней Азии к России, которая включала и завоевание среднеазиатских ханств, и мирное присоединение, и добровольное вхождение отдельных территорий в состав России10. В концептуальном отношении именно понятие "присоединение" является наиболее приемлемым, объединяя все аспекты и этапы политического процесса вхождения Средней Азии в Россию.
      В чем же заключается тенденциозность концепции добровольного вхождения Туркменистана в состав России? При чтении брошюры "Братство навеки"11 прежде всего создается впечатление, что ее авторы попытались идеализировать захватническую политику царизма в отношении туркменских земель, характеризуя ее как ответную реакцию на вылазки и набеги туркменских отрядов в районы, которые Россия уже заняла и объявила своими. Кроме того, авторы забыли, что прикаспийские, ахальские и мервские туркмены веками жили относительно свободно и независимо и под действиям рекогносцировочных отрядов царских войск относились как к ущемляющим их независимость. Ахальские туркмены, например, в своих письмах царской администрации ссылались на независимую жизнь со времен Чингис-хана и Надир-шаха12.
      Первоначально миролюбивая политика царизма в прикаспийских районах Турменистана быстро сменилась диктатом, дипломатия уступила место военной силе. Если вначале верблюдов нанимали у туркмен за условленную плату, то вскоре их тысячами стали отбирать силой. При этом животные погибали от чрезмерной эксплуатации и неправильного ухода. А за малейшее проявление недовольства их хозяев жестоко наказывали. Об этом, в частности о карательных действиях отряда полковника В. Маркозова в 1871 - 1873 гг., упоминается и в брошюре. Однако утверждение ее авторов, что прикаспийские туркмены "встретили русские войска очень доброжелательно: охотно отдавали внаем верблюдов, поставляли... продовольствие, юрты", можно отнести лишь к самому начальному периоду высадки в Красноводске экспедиционного отряда.
      Царское правительство очень скоро свою "решимость прочно закрепиться на восточном побережье Каспийского моря" (с. 28 - 30) подкрепило серией походов отряда В. Маркозова, доходившего до ахальских аулов Вами и Беорме. Маркозов называл туркменских старшин плутами и отдельным из них приказывал "дать пятьдесят горячих плетей в присутствии всех остальных". На каждом шагу он творил произвол и беззаконие не только в отношении туркмен13, но и своего отряда, мучил солдат жаждой и голодом.
      О характере присоединения к России туркменского населения, проживавшего в границах Бухары и Хивы, в брошюре кратко сообщается, что оно "в массе своей не оказало сопротивления присоединению этих государств к России" (с. 27). Это утверждение справедливо в отношении туркмен Средней Амударьи, живших под властью Бухары (нынешняя Чарджоуская область). Они действительно не принимали прямого участия в процессе завоевания Бухары и оставались безучастными к происходившим событиям. Большинство из них впервые увидели русских только много лет спустя после установления протектората России над Бухарским эмиратом.
      Однако совершенно невозможно согласиться с трактовкой в брошюре событий, развернувшихся в Хивинском ханстве, поведения хивинских туркмен в процессе подчинения Хивы Россией. Авторы отмечают, что "туркмены здесь не оказали сопротивления русским войскам... Русские чиновники всячески поддерживали хана и по его усиленным просьбам даже совершили в 1873 и 1874 гг. два жестоких карательных похода против отдельных туркменских племен, главным образом йомудов" (с. 28). Такое освещение событий, связанных с покорением Хивы, явно рассчитано на сокрытие правды. Фактически в процессе военных действий, но завоеванию Хивы, еще до подписания договора от 12 августа 1873 г. "население туркменских районов Хивинского ханства подверглось жестокому истреблению и полнейшему разорению его хозяйства"14.
      Исторически сложилось так, что хивинские туркмены испокон веков служили хивинским ханам в качестве воинов (нукеров) и потому почти не платили налогов и не несли других повинностей кроме воинской. Они были освобождены даже от ежегодных работ по очистке магистральных каналов. Отряды туркменских вооруженных всадников представляли в ханстве грозную силу и часто диктовали свои условия не только подданным хана, но и самим правителям. В архивных документах кануна завоевания Хивы Россией говорится, что "в Хиве, собственно, не существует хивинского вопроса, а есть только туркменский вопрос, от решения которого и зависят все будущие отношения Хивы к России", что "сила и значение туркмен до того велики, что сам хан и его родственники не могут отъехать от столицы на десятки верст без значительного прикрытия". В документах подчеркивается, что власть хана над туркменами, живущими в его владениях, была только номинальной, что "не хан властвовал и распоряжался в среде туркмен-полукочевников, а они держали его постоянно в своих руках"15. В 1855 - 1856 гг. хивинские туркмены либо способствовали убийству либо сами убрали одного за другим трех ханов, которые чем-то им не угодили.
      В связи с особым положением туркмен в ханстве накануне вторжения царских войск в Хиву возник туркменский вопрос, который очень широко обсуждался в военных кругах царской России. При этом для оправдания ее захватнической политики туркмен изображали только как необузданное и своевольное племя с якобы "разбойничьими наклонностями". Все это делалось для того, чтобы основной удар царских войск направить против туркмен, представлявших собой главную военную силу в ханстве.
      Командовавший войсками Хивинской экспедиции туркестанский генерал-губернатор К. П. Кауфман во время бесед с хивинским ханом убедился в том, что туркмены привыкли в отношении к Хиве разыгрывать роль преторианцев и янычар, возводили и низвергали ханов, распоряжались в ханстве как настоящие его хозяева. При этом он говорил офицерам: "Туркмены - преторианцы и янычары; преторианцы и янычары в свое время были поголовно истреблены; следовательно, и туркмен надо истребить. Истребление преторианцев и янычар признано актом государственной мудрости"16. И добавлял: "Ввиду всего изложенного я остановлюсь на мысли, что мы, пользуясь настоящим пребыванием наших войск в ханстве, можем до некоторой степени изменить указанный выше порядок вещей, ослабив туркмен материально и нравственно, сломив их кичливость и необузданность". Он признавался, что начал действовать, чтобы "окончательно решить столь озадачивающий меня туркменский вопрос в ханстве или смирением туркмен или совершенным их уничтожением"17.
      Хивинские туркмены при вступлении царских войск в пределы ханства оказали упорное сопротивление, хотя, по свидетельству царских офицеров, "были весьма плохо вооружены. Нужно было видеть отвагу и дерзость, с которыми туркмены нападали на наш отряд, чтобы поверить возможности разбития ими целых персидских армий"18. Это подтверждает и единственный корреспондент одной из американских газет Мак-Гахан, допущенный к участию в хивинской кампании. Он пишет, что при вступлении царских войск в Хиву упорнее всех сражалась туркменская конница, и послы хана заявляли русскому командованию (полковникам Ломакину и Скобелеву), что боевые действия продолжают только "непокорные ослушники туркмены" вопреки "желаниям и данным приказаниям" хана19. Сам: же он еще до этого прислал письмо Кауфману, в котором заявлял о своей покорности и просил прекратить артиллерийский обстрел. Далее Мак-Гахан заключает: "Долгое время спустя после того, как сам хан и остальные обитатели оазиса отказались от всякого сопротивления, туркмены все продолжали сражаться; если бы все прочие хивинские народы выказали такую же отвагу и настойчивость, как туркмены, то результат кампании был бы совершенно другим. Русские, конечно, взяли бы город, но понесли бы такой урон, что положение их в стране было бы чрезвычайно ненадежно"20.
      Все это происходило в конце мая - начале июня 1873 г., в первые дни вторжения царских войск в пределы ханства, и эти действия не следует связывать или путать с тем, что происходило в ходе карательной экспедиции, которая была организована пять недель спустя после падения Хивы - 7 - 24 июля 1873 года. Незавидную роль в этих событиях сыграл хивинский хан Сеид Мухаммед Рахим (называвший себя "Бахадуром" - храбрецом). Он натравил царские войска на своих не очень послушных подданных - туркмен. Именно по его наущению была организована карательная экспедиция против газаватских йомудов. Говоря об услугах туркмен Сеид Мухаммеду Рахим-хану, оказанных ему в разное время, Мак-Гахан пишет, что, "забывая услуги, которые они [туркмены] оказали ему, преданность и мужество, обнаруженные ими в войне за него, он представил их русским как разбойников и нарушителей закона". Хан говорил Кауфману, что за долю контрибуции, падающей на туркмен, он не может отвечать, ибо они его не слушаются, и "уверял, что без артиллерии не будет иметь возможности держать их в покорности, ни даже ручаться за безопасность собственного престола"21. То, что хан оказался зачинщиком и инициатором карательной экспедиции против туркмен, косвенно подтверждают донесения царских офицеров. Они недоумевали по поводу того, что все туркмены почему-то считали хана главным виновником своих бедствий22.
      Кауфман начал действия по "ослаблению туркмен материально и нравственно, слому их кичливости и необузданности" с того, что наложил на них непосильную контрибуцию и держал их старшин в качестве заложников. Размеры контрибуции ошеломляющи: 610500 руб., из них 300 тыс. руб. обязаны были внести йомуды, остальные 310500 руб. - емрели, човдуры, карадашлы, алили и гоклены из расчета по 20 рублей с кибитки23. Сроки уплаты контрибуции были установлены жесткие и заведомо нереальные - всего 12 дней, если учесть, что у туркмен при господстве натурального хозяйства не могло быть наличных денег. В связи с этим Кауфман позволил половину контрибуции принимать натурой и предписал; "В счет денег можно принимать серебро и золото... Верблюдов принимать только здоровых, зрелых, не иначе как с чанами или седлами".
      Для сбора контрибуции при отрядах царских войск были созданы специальные комиссии, которые начали принимать поступающие вещи за бесценок. Туркмены не уклонялись от уплаты контрибуции и "усердствовали самым очевидным образом, - приносят женские уборы, серебряные украшения с оружия и сбруи, ковры, пригоняют на продажу скот, даже собак, сдают, к очевидной для себя невыгоде, верблюжьих самок от детей (так в тексте. - М. А.), словом все, что у них есть. Очевидно, платить им нечем"24. Мак-Гахан пишет, что "для этих бедных людей каждая вещь была старым, знакомым другом, к которому они привязались вследствие многолетнего употребления, с которым соединено было множество воспоминаний... Эти украшения составляют, кажется, после лошадей, главный предмет богатства туркмен. Они приносили их сотнями, и русские принимали их по двадцати пяти рублей за фунт серебра. Все украшения были из серебра высшей пробы, очень грубой работы и очень массивные. Пара браслетов часто весила больше фунта. Они очень широки и толсты, имеют форму буквы С, некоторые отделаны золотом и все с сердоликовыми украшениями. Грустно подумать, как тяжело было женщинам отдать эти незатейливые драгоценности, чтобы удовлетворить безграничное корыстолюбие... Некоторые вещи были в семействе несколько поколений. Матери, бабушки, прабабушки современных туркменок надевали их в день своей свадьбы"25.
      Темпы сбора контрибуции не удовлетворили Кауфмана, намеченные им сроки явно нарушались. Поэтому для наказания туркмен были сформированы два карательных отряда под начальством генерала Головачева и самого Кауфмана. Выступив на несколько дней раньше, отряд Головачева вошел в соприкосновение с йомудской конницей, которая не раз отчаянно бросалась в атаку и "каждый раз отбрасывалась с большим уроном". Артиллерия картечным огнем наносила огромные потери нападавшим почти безоружным всадникам, оставившим на поле боя до 600 убитых26. Головачев подтверждает, что "валявшиеся на дороге трупы людей, которые туркмены, несмотря на обычай, не успели подобрать, убитые и раненые лошади свидетельствовали о большой потере, которую они понесли, и о поспешном их бегстве". Силы сторон были явно неравными. Сопротивление туркмен можно назвать поистине народной трагедией. Тем не менее, Головачев считал, что за свои действия туркмены "заслуживают совершенного истребления"27.
      Карательный отряд тут же приступил к поджогу и уничтожению аулов и поселений йомудов. Кауфман, проезжая по этим местам, признавал, что их поселения "превосходные, что они представляют такие же тщательно обработанные богатые пашни, сады и поля, как и между узбекскими и прочими оседлыми поселениями ханства"28. Мак-Гахан также отмечает, что территория йомудов "была богата и плодородна, повсюду перерезана глубокими каналами, берега коих обсажены длинными рядами тополей"29. Речь идет о газаватских йомудах, которых царские власти ранее характеризовали как "диких кочевников" и "необузданных разбойников". Было истреблено и предано огню все от Газавата до крепости Измукшир на пространстве 150 кв. верст. Дома, имущество, хлеб и прочие запасы - все было предано огню, а в настигнутых казаками караванах откочевавших беженцев много людей было перебито, потоплено в болотах и озерах. При этом было захвачено много скота, царскими войсками уничтожено и сожжено до 3 тыс. арб (телег) с имуществом йомудов30. Казаки преследовали уходивших в сторону Исмамут-ата и нагнали их караван у оз. Зейкеш: беженцы в панике бросили все вещи и скот, "глубокий и быстрый проток был буквально запружен туркменами: молодыми, стариками, женщинами, детьми; все бросились в озеро от преследовавших их казаков, тщетно усиливаясь достигнуть противоположного берега. Туркмен погибло здесь до 2 тыс. человек разного пола и возраста; часть утонула в самом озере, часть в окружающих его болотах"31.
      Мак-Гахан, который сопровождал карательную экспедицию Головачева и оставил ее подробное описание, свидетельствует, что он был очевидцем дикого зрелища: в невероятно короткое время пламя и дым поднялись над горизонтом со всех сторон и застилали всю окрестность, а казаки двигались в дыму как привидения с пылающими головнями в руках, быстро перескакивая через канавы и стены, часто просто подъезжая к домам верхом, прикладывали горевшие головни к соломенным крышам или стогам невымолоченной пшеницы и неслись прочь. Волны пламени и облака черного дыма охватывали всю округу. "Это была война, какой я никогда не видал до сих пор и какую редко можно видеть в наши дни"32. Так продолжалось день за днем, отряд карателей шел по берегам Газавата, сжигая все, что только могло гореть.
      Но Головачев этим не довольствовался и одновременно с уничтожением и поджогами жилищ начал преследовать и истреблять ни в чем не повинных безоружных беженцев. Отставшие от своих беженцы не могли далеко уйти и убегали на виду у наступавших войск, особенно казацких конных сотен. Беженцы двигались "сплошной массой мужчин, женщин, детей, лошадей, верблюдов, овец, коз и рогатого скота, в которой ничего нельзя было различить и которая устремилась вперед в диком ужасе и беспорядке". Казаки налетели на эту массу и устроили дикую расправу. Мак-Гахан описывает эту расправу в разделе под названием "Резня"33. Отчаявшиеся туркмены спрашивали казаков: зачем они вторглись в их аулы; ведь они никогда не вели войны с русскими; зачем же они так поступают? Они не знали, что приговор им был вынесен Кауфманом и Сеид Мухаммед Рахим-ханом. В ходе экспедиции было захвачено много скота, награблено много ковров, шелковых и шерстяных изделий, женских украшений. Все остальное сжигалось вместе с арбами. Так хивинскому хану руками царских войск удалось сокрушить могущество своих подданных туркмен-йомудов, была захвачена большая часть их имущества, а весь их хлебный запас и жилища сожжены. В общей сложности было уничтожено 16 аулов34.
      Кауфман достиг своей цели, признав, что "ослабленные материально и пораженные нравственно йомуды разбрелись в разные стороны". Он заявлял, что знакомство с туркменами показало, что "они другого языка не понимают". Хивинский хан направил ему письмо, в котором поздравлял генерала "с поражением йомудов" и выражал надежду, что "теперь не скоро они оправятся от учиненного над ними погрома"35.
      У нас нет оснований не верить Мак-Гахану - единственному невоенному очевидцу событий. Сообщения о крайней жестокости экспедиции генерала Головачева широко распространились в Европе. В 1875 г. Энгельс, возражая Дюрингу, подчеркивал, что согласно его морали "можно оправдать все позорные деяния цивилизованных государств-грабителей по отношению к отсталым народам, вплоть до зверств русских в Туркестане. Когда генерал Кауфман летом 1873 г. напал на татарское племя йомудов, сжег их шатры и велел изрубить их жен и детей, "согласно доброму кавказскому обычаю", как было сказано в приказе, то он тоже утверждал, что подчинение враждебной, вследствие своей извращенности, воли йомудов, с целью ввести ее в рамки общежития, стало неизбежной необходимостью и что примененные им средства наиболее целесообразны"36.
      Все жестокости царских войск подтверждаются архивными документами и подробно описаны М. А. Терентъевым37. Такова истинная цена тезиса о том, что хивинские туркмены добровольно приняли подданство России и не оказывали никакого сопротивления царским войскам.
      В упомянутой брошюре сделана также попытка преувеличить раздоры среди ахальских туркмен накануне и в разгар двух царских военных экспедиций - 1879 и 1880 - 1881 гг. в Геок-Тепе. Авторы ее утверждают, что раздоры эти доходили "порою до кровопролитных вооруженных столкновений между различными группировками". В действительности же имели место в ходе обсуждения жизненно важных политических вопросов отдельные стычки. Неправомерны также попытки авторов говорить об острой конфронтации прорусской и антирусской партий, делить туркмен Ахала на западных и восточных и противопоставить Нурберды-хана Коушут-хану (с. 33). Конечно, расхождения в ориентации были, но они имели временный характер и легко и быстро преодолевались участниками событий. Это убедительно показали последующие события, когда почти безоружные защитники Геок-тепе проявили удивительное единодушие, стойкость и героизм. Царским войскам не удалось найти пи одного предателя среди них.
      Преувеличивается также роль английских агентов, в результате происков которых Нурберды-хан в 1877 г. вынужден был будто бы примкнуть к антирусской партии (с. 35). Можно говорить только об определенном влиянии английской разведки на обстановку в Ахале38. Но это ни в коей мере не было решающим фактором сплочения народных масс и правящей верхушки Ахала в борьбе против экспансии царизма. Единственное событие, инспирированное агентами английской разведки в истории присоединения Туркменистана к России - Ташкепринское сражение в марте 1885 г. между афганскими и царскими войсками39. До этого ни в Ахале, ни в Мерве англичане не могли оказать решающего влияния на ход событий. О'Донована, например, мервские текинцы прозвали "томаша-адам" (забавный человек) - видимо, потому, что его никто всерьез не принимал40.
      В брошюре ни слова не сказано о военно-стратегическом значении строительства Закаспийской железной дороги от Михайловского залива Каспийского моря до Кизыл-Арвата в 1880 - 1881 годах. Фактически дорога строилась из стратегических соображений, она и называлась военной. В 1880 и в последующие годы она обеспечивала только военные перевозки и существенно облегчила продвижение царских войск в глубь туркменской степи.
      Особенно тенденциозной в освещении присоединения Туркменистана к России является попытка авторов брошюры умалить значение военных столкновений в Ахале, обороны и падения Геок-Тепе, оторвать эти события от общей цепи событий, локализовать и представить их как временный, случайный эпизод в процессе добровольного вхождения туркменских земель в состав России. В брошюре есть такие утверждения: "Военное столкновение в Ахале вовсе не явилось каким-то поворотным пунктом в процессе вхождения Туркменистана в Россию и не изменило общего характера данного процесса" (то есть его добровольности. - М. А.); "впечатление, что именно взятие Геок-Тепе явилось чуть ли не главным и решающим событием во всем процессе вхождения Туркменистана в Россию", является ложным (с. 36 - 37). В действительности в 1879-1881 гг. царизм жестоко расправился с самым сильным и активным противником в Южном Туркменистане, нанеся удар по текинцам Ахала и взяв штурмом их главную цитадель - Геок-Тепе. Военные действия в Ахале, падение Геок-Тепе и последовавшее за этим преследование отступавших в пески защитников крепости явились поворотным моментом в присоединении Туркменистана к России. Они оказали огромное воздействие на весь дальнейший ход этого процесса и фактически предрешили его исход.
      После неудачного окончания первой Ахалтекинской экспедиции под командованием генерала Ломакина в августе 1879 г. царское правительство немедленно начало усиленную подготовку второй экспедиции для занятия Ахальского оазиса. Командующим ее в январе 1880 г. был назначен генерал М. Д. Скобелев, отличившийся в русско-турецкой воине 1877 - 1878 годов. Он начал стягивать вооружение, особенно артиллерию, боеприпасы, обмундирование, провизию, фураж, для чего отрядил специальную команду полковника Н. И. Гродекова в приграничные районы Северного Ирана. Скобелев брал из арсеналов буквально все, повторяя: "Против дикарей все годится; победить значит удивить; надо бить по их воображению"41.
      Одновременно он совершал многочисленные рекогносцировочные вылазки, во время которых разорял Текинские аулы вплоть до Геок-Тепе, не давал сеять, убирать урожай, пасти скот и т. д., просил посланника России в Иране и приграничные власти организовать набеги хорасанских курдов из Кучана и Буджиурда против текинцев Ахала. В телеграмме российскому посланнику в Иране от 20 июня 1880 г. Скобелев сообщал: "Страна до Геок-Тепе нами разорена. Желательно набеги хорасанских курдов направить тоже для разорения страны между Геок-Тепе и Ашхабадом. Существенно: жечь текинские припасы, имущество и забирать скот". При этом он просил довести масштабы набегов до "стоющих размеров" и обещал помочь им "в порохе и свинце"42.
      Среди жителей Ахала ходили всякие слухи в связи с ожиданием нового похода царских войск. Английские агенты, появлявшиеся в северных провинциях Ирана, призывали текинцев драться до конца, обещали помочь оружием и деньгами, а О'Донован распространял слухи об участи, какую будто бы готовят русские текинцам: "Мужчин вырезать, женщин солдатам, земли в казну"43. Эти слухи обостряли ситуацию и помогали фанатикам из среды мусульманского духовенства, внушавшим народу, что в случае завоевания Ахала царские войска обезоружат туркмен, выселят их из оазиса, а жен и детей раздадут солдатам44. В этой обстановке текинцы Ахала обратились к хивинскому хану за советом45, к правителям соседнего Хорасана - "с просьбой о разрешении им переселиться в Серахс, Буджнурд, Кучан и Дерегез и о дозволении покупать хлеб в пограничных местностях". Но под давлением посланника России в Иране им было отказано в этом46. Они намеревались также переселиться в Теджен и Мерв, искали другие выходы Из создавшегося положения. Неизбежность прихода царских войск и столкновения с ними тяготила их в условиях полной экономической блокады47.
      Между тем подготовка к штурму Геок-Тепе шла полным ходом - подтягивались силы, создавались запасы боеприпасов и продовольствия, железная дорога была доведена до станции Бала-Ишем. Посланник России в Иране Зиновьев встретился с шахом и заручился его поддержкой и содействием Скобелеву перевозочными средствами и припасами (втайне от англичан). Шахский Иран оказывал царской России содействие в покорении Ахала48. А Скобелев в это время совершал ежедневные военные прогулки вокруг крепости с 2 - 3 ротами при 3 - 4 пушках, то есть стремился создать впечатление, что царские войска немногочисленны и плохо вооружены, а тем временем скрытно подтягивались ударные силы в местечко Еген Батыр-кала в 12 верстах к западу от Геок-Тепе. К 20 декабря 1880 г. там было сосредоточено 38 рот, 11 сотен и эскадронов, 72 орудия, 11 ракетных станков, всего около 5 тыс. штыков, 2 тыс. шашек, 1 тыс. артиллеристов. На марше из Бами находились еще 7 рот и 4 орудия. Было подвезено снарядов разных калибров и гранат для мортир около 30 тыс. штук, 150 пудов пороха, 1140 тыс. патронов, много продовольствия. Войско обслуживало и около 8 тыс. верблюдов, много вьючных лошадей, полторы сотни фургонов и т. д.49. Словом, все было готово к штурму.
      Крепость Геок-Тепе представляла собой неправильный четырехугольник, ее стены имели в длину от 240 до 720 саженей с множеством выходов. Толщина стен около 5 саженей в основании, а ширина коридора на гребне между стенами - около 3 саженей. Внутри крепости, по разным данным, было сосредоточено от 25 до 40 тыс. защитников, в том числе от 7 до 10 тыс. конных50. Оружие у защитников крепости было самое примитивное, в основном холодное. "Против современного типа войска, - пишет А. Н. Куропаткин, - вооруженного скорострельным оружием, боролось население, в котором каждый мужчина считался воином, но главным своим оружием считал "клыч", т. е. шашку, и главным видом боя - бой рукопашный"51. У защитников Геок-Тепе было всего 4 - 5 тыс. ружей, в числе которых около 600 русских берданок, отбитых в 1879 г. во время первой экспедиции. Многочисленной артиллерии царских войск противостояла одна медная шестифунтовая пушка, отбитая в 1858 г. у иранских войск, из которой стреляли раз в день камнями, обвернутыми в промасленный войлок. Впрочем, они ни разу не долетали до позиций осаждавших крепость царских войск. После взятия Геок-Тепе в ней оказалось до 12 тыс. кибиток, множество землянок, погребов, где были сложены ковры, одежда, женские украшения, котлы, ткацкие станки, орудия земледельцев и т. д.52.
      Защитники крепости посылали послов в Мерв, к хивинским йомудам, к курдам в Буджнурд с просьбой о помощи. "Только один Мерв обещал вооруженную помощь... Мервский отряд в 2000 человек прибыл в Геок-Тепе ночью на 11 декабря, когда наш лагерь стоял уже в Еген Батыр-кала". Уже на следующий день текинские всадники подскакивали к царским войскам и выкрикивали "хабар" (новость): "Прибыла подмога из Мерва, мы готовы, идите"53. Мервский отряд принимал участие во всех ночных вылазках и оставался в крепости до 5 января 1881 года.
      В этой обстановке началась осада крепости, а с середины декабря 1880 г. она подвергалась ежедневным артобстрелам. 23 декабря по случаю гибели генерала Петрусевича но Геок-Тепе был дан залп из 60 орудий, снаряды которых "без промаха разорвались внутри крепости. Ответом были жуткие крики людей и рев животных, как пораженных, так и уцелевших. Но в эту минуту вряд ли кому приходило в голову, что этот залп поразил сотни невинных детей и женщин"54. Артиллерия превратила крепость в настоящий ад. Защитники ее могли ответить только ночными вылазками с холодным оружием в руках. Всего было совершено три вылазки: 28 и 30 декабря 1880 г. и 4 января 1881 года. В первую вылазку вызвалось пойти 4 тыс. охотников, во вторую - 6 тыс., в третью - до 12 тысяч. В столь массовых вылазках принимали участие не только мужчины, но и молодые женщины и 14 - 15-летние дети для захвата оружия и патронов. Все они были одеты очень легко, многие были почти голые и босые, без головных уборов55. Вылазка 4 января кончилась неудачно. Только мервцы оставили до 300 трупов. 5 января они покинули Геок-Тепе, ссылаясь на то, что надо заниматься полевыми работами. Одновременно с мервцами из крепости ушли ашхабадцы56.

      "Нет сомнения, - писал участник штурма Геок-Тепе А. Маслов, - что гарнизон страшно страдал: ничем не защищенный в своих кибитках от... бомбардировки"57. Защитники крепости знали, что царские войска делают подкоп, но думали, что таким путем осаждающие просто хотят проникнуть в крепость, и точили сабли и топоры, чтобы встретить их, не понимая, что подкоп делается для сокрушения крепостной стены58. Мощный взрыв 70 пудов пороха утром 12 января поднял на воздух огромный ее участок и ошеломил защитников Геок-Тепе. Но они продолжали героически защищаться. Штурм продолжался почти весь день, храбрость защитников крепости "была тем более достойна уважения, что надежда на победу исчезла". Царским войскам был дан приказ: "Пленных не нужно". Поэтому захваченных мужчин они отделяли, выводили вперед и давали по ним залп59.
      Начальник штаба экспедиционных войск Н. И. Гродеков писал: "Погром был полный, именно такой, какой должен быть в Азии, которая не понимает победы без материального ущерба. Погром был именно в таких размерах, о которых Скобелев мечтал еще в Петербурге: он поразил не только воображение уцелевших взрослых, но наверно останется в памяти будущих поколений, у которых должен принять легендарные размеры. Погром должен был быть и в том случае, если бы Геок-Тепе сдался до штурма"60. Маслов также пишет о том, что солдаты бросались на защищавшихся или ищущих спасения с остервенением, поднимали на штыки, кололи в ребра, в живот, стреляли в упор, били прикладами так, что и голова, и приклад одинаково трещали. А. Н. Куропаткин свидетельствует, что внутри крепость "представляла страшную картину. Многочисленные трупы уже несколько дней не убирались. Некоторые кибитки были завалены трупами"61. Н. И. Гродеков дополняет его: "Только после взятия крепости можно было убедиться в тех страшных потерях, которые неприятель понес во время осады от ружейного и артиллерийского огня. Внутри крепости можно было видеть кибитки, в которых находилось до 15 трупов. Из всего можно было заключить, что в последние дни неприятель уже не хоронил своих мертвых, которые просто сваливались кучами"62.
      Скобелев добился своей цели и уже после падения крепости лично повел кавалерию в крепость, прошел ее насквозь и преследовал отступавших ее защитников на протяжении 15 верст до наступления темноты. Пехота следовала позади и прошла 10 верст. Войска расстреливали "густые толпы бежавшего в пески неприятеля"63 и рубили бегущих без всякой пощады. Пока шло преследование, в самой крепости "производилась очистка: масса текинцев, скрывшихся в кибитках, была разыскана и истреблена до последнего". Множество женщин металось в ужасе между юртами, моля о пощаде.
      Сведения о потерях защитников крепости в день штурма различны. Но большинство авторов называет цифру в 8 тыс. человек. В плен было взято до 5 тыс. женщин и детей, которые были возвращены в крепость, где они провели бессонную ночь под открытым небом в окружении солдат. По словам М. А. Терентьева, "приходилось зажмурить глаза" на действия солдат в отношении женщин. В качестве добычи в казну поступило 12 тыс. юрт со всем домашним скарбом, большое количество оружия и скота, 23 тыс. пудов муки и т. д. Все остальное имущество было отдано солдатам64.
      На следующий день после падения Геок-Тепе Скобелев объявил так называемую баранту - четыре дня на разграбление города. У стен крепости открылся базар. Солдаты таскали из крепости в огромном количестве ковры, женские и детские серебряные украшения, конскую сбрую, украшенную серебром, посуду, одежду и прочие вещи. "Отличные и знаменитые текинские ковры, - пишет Терентьев, - продавались по 3 и 5 рублей"65. Первые два дня баранты солдаты каждый раз возвращались из крепости нагруженные коврами и продавали их за бесценок армянским купцам, сопровождавшим царские войска. Куропаткин отмечает, что "ковры, стоившие 60 - 100 рублей, продавались за 3 и даже за 1 рубль с тем, чтобы через полчаса, притащив еще ковер, снова продать его. Многие офицеры, даже в старших чинах, особенно полковник Артишевский, сделали себе большие запасы ковров, серебряных украшений, оружия"66.
      Грабежом, кроме солдат, занимались также персы. Особенно зверствовали курды. Персидский военный агент Зульфагар-хан под видом освобождения пленных "отобрал до 5 тыс. молодых девушек и женщин, в том числе немало текинских девочек-подростков, и отправил через село Гермаб в персидские пределы. Надзора за этим агентом не было и на этом женском транспорте персидский военный агент изрядно нажился". Об этих действиях Зульфагар-хана рассказывает Терентьев67. Все это лишний раз свидетельствует, что Иран был союзником царской России в войне против текинцев Ахала.
      13 января 1881 г. на площади внутри крепости Скобелев, мечтавший "вспахать Геок-Тепе", устроил парад победителей, предварительно заставив 600 персиян убирать и закапывать уже разлагавшиеся трупы.
      Завоевание Ахалтекинского оазиса дорого обошлось царской России. Подготовка этого акта началась фактически в 1870 г., когда небольшой рекогносцировочный отряд впервые появился в Кизыл-Арвате, на западной окраине оазиса, и продолжалась в течение 10 лет. Все это время происходили многочисленные стычки, венцом которых были военные экспедиции 1879 и 1880 - 1881 годов. В общей сложности за 10 лет царское правительство потратило на овладение Ахалтекинским оазисом почти 29,3 млн. руб., в том числе на экспедицию 1879 г. 5,5 млн. руб., на экспедицию 1880 - 1881 гг. - 11 млн. руб., на строительство железной дороги - 4,4 млн. руб., на закупку различных материалов и наем верблюдов - 3,5 млн. рублей68. По тем временам это - колоссальные расходы. Из 12596 верблюдов, нанятых или насильственно отобранных у населения, за это время пало 1224669.
      Нельзя изображать защитников Геок-Тепе как бездумную, безвольную, инертную массу. Они обороняли свою землю сознательно, хотя и не очень ясно представляли себе масштабы разыгравшейся трагедии. В то же время те, кто играл важную роль в подготовке и проведении военных действий против Геок- Тепе, были заранее настроены во что бы то ни стало расправиться с туркменами Ахала, даже если они сдадут крепость без боя. Гродеков, например, считал, что "нет ни одной симпатичной черты в характере текинцев". Последствием их покорения, считал он, "будет вымирание туркмен, непривычных работать и не имеющих возможности воевать". По его мнению, "туркмены - это черное пятно на земном шаре, это - стыд человечеству, которое их терпит"70. Оголтелый шовинизм и расизм отличали не только Гродекова. Критически должна рассматриваться и деятельность Скобелева71. Ведь полководческие качества и личный героизм Скобелев проявлял и в ситуации, когда перед ним оказывался слабый противник, плохо вооруженная толпа, не имевшая никакой военной выучки. Именно так он вел себя при взятии Геок-Тепе (кстати, картина, изображающая этот штурм, почему-то до сих пор экспонируется в музее-панораме "Бородинское сражение"). Располагая артиллерией, Скобелев давал одновременный залп по не имевшей ее крепости из более чем 70 пушек. Геок-тепинская трагедия разыгралась в основном из-за его честолюбивого намерения "блеснуть" очередной победой. Еще до начала кампании он говорил йомудам Каспийского побережья: "Сила в моих руках. Я истреблю врагов. За каждую каплю русской крови пролью реки вражеской"72. Он с особым остервенением, с какой-то яростью и злобой вел военные действия против защитников крепости. Недаром туркмены называли его "гози ганлы" ("кровожадные глаза").
      Куропаткин в своих дневниках писал: "В Геок-Тепе сама крепость значения не имела. Важно было то, что в ней укрылась значительная часть населения. Поэтому важно было не выпускать текинцев из крепости, чтобы взяв ее, покончить с ними одним ударом. Оставив крепость, они могли бы укрыться в песках... Чем более приближался день штурма, тем более Скобелев тревожился опасением - как бы текинцы не отступили из крепости. Это опасение стало в особенности сильно после неудачной вылазки Пекинцев 4 января 1881 г."73. Во время осады Геок-Тепе Скобелев говорил, что, если ему прикажут, он "так же спокойно будет расстреливать рязанских мужиков, как теперь текинцев"74. Даже в состоянии предсмертной агонии на вопрос священника, не чувствует ли ой угрызений совести за то, что истребил 8 тыс. ни в чем не повинных людей в Геок-Тепе, Скобелев ответил: "Жалею, что не 80 тысяч"75. Как тут не напомнить известные слова В. И. Ленина: "По каким признакам судить нам о реальных "помыслах и чувствах" реальных личностей? Понятно, что такой признак может быть лишь один: действия этих личностей"76. При оценке Скобелева нельзя забывать его действия в Средней Азии.
      В целях оправдания концепции добровольного вхождения Туркменистана в состав России авторы брошюры сознательно прибегали к негодным приемам. Так, говоря о том, из каких мест Туркменистана население не прислало защитникам Геок-Тепе помощи, авторы утверждают, что "в вооруженный конфликт было вовлечено не более 4 - 8% туркменского народа, а остальные 92 - 96% остались нейтральными или даже были настроены враждебно по отношению к текинцам Ахала" (с. 36 - 37). Какие туркмены были "враждебно настроены" к текинцам Ахала, известно лишь авторам.
      Геок-тепийская трагедия определила дальнейший ход событий в Южном Туркменистане. Депутация мервских текинцев, находившаяся в Мешхеде, пораженная известием о Погроме 12 января 1881 г." заявила, что "во избежание пролитий Крови Мерву остается идти с повинною к русскому Сердару"77. Видимо, концепций добровольного вхождения не может быть безоговорочно применима и в отношений крупнейшего и самого густонаселенного оазиса Южного Туркменистана. Сразу же после взятия Геок-Тепе, в защите которого принимали участие и мервские текинцы, обстановка в Мервском оазисе крайне осложнилась. Туда хлынули беженцы из Ахала в их числе были предводители защитников крепости Овезмурад Дыкма-сердар и Махтумкули-хан. Местное население оживленно обсуждало вопрос, что делать дальше. "Старшины и ханы метались в разные стороны, надеясь найти опору у соседних государств"78. Рассматривались различные пути выхода из создавшегося положения - обращение за помощью к Ирану, Афганистану, англичанам, возможности перехода в подданство Хивы или Бухары, совсем недавно превращенных в вассалов России. В результате переговоров в июне 1881 г. хивинский хан даже направил в Мерв своего наместника, деятельность которого, однако, оказалась не совсем удачной, и в 1883 г. он был отозван.
      Но больше всего и более конкретно обсуждался вариант мирного присоединения К России. Этому в немалой степени способствовали Дыкма- сердар и Махтумкули-хан (оба к тому времени поступили на службу в царскую администрацию). Они совершали челночные поездки между Мервом и Ашхабадом (а Дыкма-сердар отправился даже в Петербург79), уговаривали мервских текинцев принять подданство России, начать переговоры с русскими властями и т. д. Характерно письмо из Мерва канонира Кидяева, находившегося в плену у текинцев. 26 мая 1881 г. он написал в Ашхабад майору Сполатбогу: "Туркмены почитают меня за большого человека. Ко мне приходят и старые, и малые и спрашивают: "как бы нам мириться с русскими". Прикажите, что мне делать?.. Я говорю туркменам: "что вам напрасно проливать кровь, миритесь с русскими". Туркмены поверили мне"80. Это свидетельствовало о переломе в настроениях мервских текинцев уже в 1881 году.
      Мервский оазис сделался в это время центром притязаний ряда государств. Один из четырех мервских главных ханов, Майли-хан, даже сравнивал Мерв с девушкой, руки которой сразу просят 5 - 6 соискателей, а "за кого выйдет невеста - неизвестно"81. Говоря о характере присоединения Мерва, как и всего Туркменистана, к России, не следует забывать о многовариантности и противоречивости этого процесса, как это сделано в упомянутой брошюре. Вместо того, чтобы объективно рассмотреть разные возможности, борьбу общественных сил за выбор тех или иных альтернатив, в ней события явно упрощаются. В Мервском оазисе в 1881 - 1884 гг. имел место именно такой сложный процесс.
      Авторы брошюры пытаются противопоставить Баба-хана его отцу Коушут-хану, изображать последнего как бездумного, фанатичного человека, неизменно возглавлявшего антирусскую партию. Отсюда вывод, что "серьезным ударом для антирусской партии в Мары явилась смерть в 1878 г. ее наиболее влиятельного руководителя - Коушут-хана", вскоре после чего Баба-хан якобы изменил ориентацию (с. 38 - 39). Но Коушут-хана нельзя изображать политическим слепцом. Это был выдающийся государственный деятель мервских туркмен второй половины XIX века. Именно он организовывал победы над хивинскими и иранскими войсками в 1855 и 1861 гг., строительство плотины на реке Мургаб и в течение длительного времени пользовался громадным авторитетом в Южном и Юго-Восточном Туркменистане.
      Отношение Коушут-хана к России, нашедшее выражение в его попытке участвовать во главе отряда мервских текинцев на стороне Бухары во время битвы с царскими войсками на Зерабулакских высотах под Самаркандом в 1868 г., и в связи с усилением их рекогносцировочных походов по закаспийским степям стало более осторожным. Он сумел правильно оценить создавшееся положение и понял, что "кровопролитие под Мервом ни к чему не приведет. К последним годам жизни относятся его высказывания о бессмысленности вооруженного столкновения с русскими". Он убеждал жителей, что несколько тысяч кибиток туркмен не устоят перед Россией, особенно после того, как она овладела Бухарой и Хивой. Поэтому неправомерно считать, что Баба-хан порвал с антирусской ориентацией отца; Баба-хан вынужден был, как и его отец, мириться с тем, что рано или поздно Мерв войдет в состав России82. Он окончательно убедился в этом после завоевания царскими войсками Ахала, о чем свидетельствуют его письма русским властям в Ашхабаде.
      В связи с борьбой за присоединение Мерва к России в 1881 - 1883 гг. резко усилилось англо-русское соперничество в Средней Азии. Английские империалисты, действовавшие на территории Афганистана, усилили подрывную работу против России, посылали в Мерв своих агентов (Э. О'Донован, группа Сияхпуша и др.), которые вели активную антирусскую пропаганду среди населения. Представители британской военно-политической разведки рыскали по пограничным с Мервом районам, искали повода завязать контакты с мервцами, из Герата, Мешхеда и других мест вели оживленную переписку с мервскими старшинами, в том числе с Гюльджамал-ханшей83.
      Происки британской разведки всюду шли параллельно с продвижением России в глубь Южного Туркменистана и сопровождали русских от Красноводска на западе до Кушки на востоке. В процессе присоединения Туркменистана к России на его южных рубежах - в Астрабаде, Мешхеде, Герате - активно действовали английские агенты Риджуэй, Ламсден, Стюарт, Томсон, Йет, Финн, Стивен и другие, а также нанятые англичанами агенты из иранцев и афганцев (Ялангтуш-хан - глава джемшидов, Сияхпуш и др.) - Они встречались с туркменскими предводителями, соблазняя их пустыми обещаниями, раздавая им подарки, деньги, обещая оружие и т. п., оказывали давление на правителей Тегерана, Мешхеда, Герата, в частности на Абдурахман-хана в Афганистане. Нурберды-хан, Дыкма-сердар, Курбанмурад-ишан, Баба-хан и др. не раз ездили в пределы Ирана, где встречались с англичанами. Задача английских агентов в Мерве заключалась в том, чтобы остановить развитие начавшейся там тенденции к признанию власти русского царя обещаниями о вооруженной помощи, разжечь среди местного населения вражду к России, а также склонить туркмен-салоров и туркмен-сарыков к признанию власти Афганистана. Эти вопросы обсуждались в британском парламенте английскими премьер-министрами, послами Великобритании в Петербурге и Тегеране Торнтоном и Томсоном, английским генералом Ламсденом и полковником Риджуэем, направленным из Индии в Герат, к границам Пендинского оазиса с тысячным отрядом.
      Между тем царские войска постепенно, но неуклонно продвигались на восток, приближаясь к рубежам Мерва. Попутно они присоединили к России пограничные с Ираном районы, аулы Атекского оазиса с центром в Каахка, большие туркменские аулы Душак, Меана, Чаача и др., население которых предпочло принять подданство России, а не оказаться под властью Ирана. В начале 1882 г. из Ашхабада в Мерв был направлен торговый караван московского купца Коншина, после чего начали развиваться торгово-экономические отношения между Мервом и Ахалом. Марыйские туркмены приезжали в Ашхабад со своими товарами, пригоняли на продажу много скота. В конце 1883 г. царские войска заняли Тедженский оазис и оказались на подступах к Мерву. Главной их целью была демонстрация решимости царской России двинуться на Мерв.
      С занятием Тедженского оазиса судьба соседнего Мерва была решена. Отсюда 22 декабря 1883 г. в Мерв выехал штабс-капитан М. Алиханов-Аварский84 посланный командованием для ведения переговоров со старшинами мервских текинцев. Ехать вместе с ним вызвался Махтумкули-хан. Небольшой отряд Алиханова проделал путь из Тедженского оазиса к Мерву за три дня. В брошюре говорится о торжественной встрече миссии Алиханова на полпути, о том, что ее с почетом принимали в оазисе, а устроенный 1 января 1884 г. генгеш (совет) старейшин всего оазиса в ауле Гюльджамал-ханши "сопровождался массовым народным празднеством, в котором участвовали тысячи людей, общим пиршеством, состязаниями народных певцов и музыкантов, играми и скачками" (с. 40 - 41). Но архивные документы о такой идиллической картине ничего не сообщают. Она основана лишь на воспоминаниях Алиханова85.
      Как конкретно протекали "переговоры" Алиханова с мервскими старшинами, мы знаем мало. В брошюре отмечается, что он выступил перед собравшимися с краткой речью. Тихомиров, Давлетов и Ильясов не приводят ее текста, но ее общий тон, резкая и ультимативная форма предрешили исход генгеша. Алиханов говорил, что за три года после завоевания Ахала мервцы не только не одумались, но еще больше усилили свою дерзость и грабежи. "Вы привыкли иметь дело со слабыми персами и, несмотря на свежий еще геок-тепинский урок, забыли, к сожалению, что русские - не персы, - продолжал Алиханов. - Ни одно солидное государство не потерпело бы под боком у себя вашего образа жизни. России и подавно нечего с вами церемониться. И вот настал момент, когда она считает, что вы должны немедленно и беспрекословно сделаться подданными белого царя или же приготовиться встретить через две недели русские войска. Итак, выбирайте: благоденствие мирной жизни или - беспощадная война". Далее он рассказал о движении царских войск от Шагадама (Красноводска) до Теджена, о последствиях погрома, учиненного ими в Ахале, о покорении ими Коканда, Бухары и Хивы, призвал пожалеть своих жен и детей. Он пригрозил, что если мервские туркмены не послушаются его советов, то будут стерты с лица земли86.
      После этого выступил Махтумкули-хан, который уговаривал собравшихся внять советам Алиханова, и сформулировал условия, на которых мервские туркмены согласны принять подданство России. В тот же день на огромном листе бумаги был составлен текст прошения, и собравшиеся на генгеш старшины, за исключением одного, приложили к нему свои печати и подписи. В прошении выражалось их намерение "подчиниться воле вашей" и содержалась просьба назначить в Мерв русского начальника. 4 января 1884 г. депутация мервских туркмен выехала в Ашхабад.
      Вот так свершился политический акт, который называют добровольным вхождением Мерва в состав России. Однако в данном случае, как пишет Тихомиров, можно говорить о волеизъявлении населения Мургабского оазиса, выраженном в решении собрания представителей родов, лишь с существенной оговоркой - это волеизъявление и принятие подданства России были осуществлены добровольно-принудительно после ультиматума Алиханова и трезвой оценки сложившейся обстановки. Тихомиров отмечает, что "это волеизъявление проводилось в условиях давления"87. Поэтому он и пишет не о добровольном вхождении Мервского оазиса, а только о его мирном присоединении и его условиях.
      В брошюре есть утверждение, что "для присоединения Марыйского оазиса не понадобилось посылать туда войска" (с. 40). Между тем изучавший этот процесс Тихомиров посвящает этому вопросу в своей монографии специальный раздел "Занятие Мерва (Мары) царскими войсками" и пишет, что в Мерв прибыл отряд генерала Комарова, который был встречен не только дружественно настроенными старшинами, но и 4-тысячным ополчением во главе с Каджар-ханом. Антирусски настроенного хана подогревали английские агенты Сияхпуш и Ахмед-шах. Фактически они и спровоцировали вылазки ополчения. 29 февраля отряд Каджар-хана столкнулся с царскими войсками, но был рассеян после первой же стычки. Вторая такая попытка была сделана в ночь с 2 на 3 марта, и тоже кончилась неудачей. Вслед за Мервом с просьбой о принятии в подданство к России обратилось население небольших оазисов Иолотани, Пенде и Серахса.
      Итак, процесс присоединения Туркменистана к России растянулся почти на два десятилетия (1869 - 1885 гг.), если не считать мангышлакских туркмен, ранее принявших подданство России. Данная статья не претендует на полноту освещения этого сложного и во многом противоречивого процесса. Целью ее было воскресить историческую память и выразить несогласие с субъективистским истолкованием события столетней давности, в котором повинен и автор этих строк, как один из тех, кто написал раскритикованную здесь брошюру о добровольном вхождении Туркменистана в состав России. Эта концепция была попыткой оправдать, приукрасить захватническую политику царизма в Средней Азии.
      Примечания
      1. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 21, с. 154.
      2. Об этой концепции см.: Вопросы истории, 1989, N 5, с. 67 - 69.
      3. Гродеков Н. И. Война в Туркмении. Тт. 1 - 4. СПб. 1883; Куропаткин А. Н. Завоевание Туркмении (Поход в Ахал-Теке в 1880 - 1881 гг.). СПб. 1899; Терентьев М. А. История завоевания Средней Азии. Тт. 1 - 3. СПб. 1906; Алиханов-Аварский М. Мервский оазис и дороги, ведущие к нему. СПб. 1883; его же. Закаспийские воспоминания (1881 - 1885). - Вестник Европы, 1904, N 9 - 10; Покорение Ахал-Теке (Из записок полковника Сполатбога). Тифлис. 1884; Маслов А. Н. Завоевание Ахал-Теке. Очерки из последней экспедиции Скобелева (1880 - 1881). СПб. 1882; Ржевусский А. От Тифлиса до Денгиль-Тепе. - Военный сборник, 1885, N 3; Ахал-текинская экспедиция генерала Скобелева в 1880 - 1881 гг. Из воспоминаний д-ра А. В. Щербака. СПб. 1884; О'Донован. Оазис Мерв. СПб. 1883; Мак-Гахан. Военные действия на Оксусе и падение Хивы. М. 1875; Макшеев А. И. Исторический обзор Туркестана и наступательного движения в него русских. СПб. 1890; Лессар П. М. Юго-Западная Туркмения (земли сарыков и салыров) СПб 1884.
      4. Россия и Туркмения в XIX в. К вхождению Туркмении в состав России. Сб. архивных док. Ашхабад. 1946; Присоединение Туркмении к России. Сб. архивных док. Ашхабад. 1960; Русско-туркменские отношения в XVIII-XIX вв. Сб. архивных док. Ашхабад. 1963.
      5. Русинов В. В. Водоземельная община у туркмен. Ташкент. 1918; Немченко М. А. Динамика туркменского крестьянского хозяйства. Полторацк-Асхабад. 1926; Бацер Д. М. Очерки экономического развития Туркменистана. - Туркменоведение, 1929, N 2 - 4; 1930, N 2 - 3; Карпов Г. И. Туркмения и туркмены. - Там же, N 10 - 11; Штейнберг Е. Л. Очерки истории Туркмении. М. - Л. 1934.
      6. История Туркменской ССР. Т. 1, кн. 2. Ашхабад, 1957, с. 106 - 140; см. также статьи А. Каррыева в "Известиях Туркменского филиала АН СССР" (1951, N 3), "Коммунист Туркменистана" (1953, N 1); "Известия АН Туркменской ССР" (1959, N 2); и др.
      7. Коммунист, 1953, N 2, с. 113 - 120.
      8. Совет эдебияты, 1953, N 5, с. 78 - 79.
      9. Тихомиров М. Н. Присоединение Мерва к России. М. 1960; Xалфин Н. А. Политика России в Средней Азии. М. 1960; его же. Присоединение Средней Азии к России. М. 1965; Агаев Х. Взаимоотношения прикаспийских туркмен с Россией в первой половине XIX в. Ашхабад. 1965; Давлетов Дж., Ильясов А. Присоединение Туркмении к России. Ашхабад. 1972; и др.
      10. Объединенная научная сессия, посвященная прогрессивному значению присоединения Средней Азии к России. Ташкент. 1959.
      11. Гапуров М. Г., Росляков А. А., Аннанепесов М. Братство навеки (к 100-летию добровольного вхождения Туркменистана в Россию). Ашхабад. 1983. В 1984 г. эта брошюра переиздана на русском и издана на туркменском языке (в дальнейшем ссылки на нее даются в тексте).
      12. Давлетов Дж., Ильясов А. Ук. соч., с. 103.
      13. Государственный Исторический музей. Отдел письменных источников, ф. 307 д. 13, лл. 23 - 24, 240 - 241.
      14. Давлетов Дж., Ильясов А. Ук. соч., с. 69 - 70,
      15. Присоединение Туркмении к России, с. 100, 115.
      16. Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 2, с. 279.
      17. Присоединение Туркмении к России, с. 116, 117; Давлетов Дж., Ильясов А. Ук. соч., с. 75.
      18. Присоединение Туркмении к России, с. 100, прим. 4.
      19. Мак-Гахан. Ук. соч., с. 165.
      20. Там же, с. 168.
      21. Мак-Гахан. Ук. соч., с. 259 - 260. Хивинский хан и после установления протектората России неоднократно обращался к царским властям с жалобой на туркмен, говоря, что "между туркменами больше дурных, чем хороших людей", что дурные люди не хотят слушать его советов, на что царские чиновники отвечали: "Вы - хан, туркмены - ваши подданные, ваши дети; если они не слушают добрых слов, накажите их теми средствами, которыми вы располагаете. Если прежде при непослушании туркмен вы не давали им воды (речь идет о поливной воде. - М. Л.), не пускали их на базары, делайте это и теперь... Белый царь будет смотреть на туркмен, как на разбойников, а с разбойниками у нас разговоры коротки" (Присоединение Туркмении к России, с. 126 - 127). Результатом всего этого явилась вторая карательная экспедиция в начале 1874 г. - на этот раз против кубадагских туркмен.
      22. Присоединение Туркмении к России, с. 120.
      23. Там же, с. 112 - 113.
      24. Там же, с. 119 - 120.
      25. Мак-Гахан. Ук. соч., с. 294.
      26. Присоединение Туркмении к России, с. 114. Источники называют разные данные о численности туркменской конницы и пеших ополченцев. Начальник штаба отряда подполковник Фриде считает, что в нападении участвовало до 10 тыс. человек, в том числе 6 тыс. конных и 4 тыс. пеших туркмен (там же).
      27. Там же, с. 109 - 110.
      28. Там же, с. 118.
      29. Мак-Гахан. Ук. соч., с. 262.
      30. Присоединение Туркмении к России, с. 114, 118.
      31. Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 2, с. 272 - 273.
      32. Мак-Гахан. Ук. соч., с. 257 - 294, 263.
      33. Там же, с. 264, 289 - 290.
      34. Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 2, с. 273 - 278.
      35. Присоединение Туркмении к России, с. 118; Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 2, с. 304.
      36. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 20, с. 103.
      37. Присоединение Туркмении к России, с. 100 - 129; Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 2, с. 267 - 279; см. также: Н. Йомудский. Истребление туркмен во имя спасения человечества. - Туркменоведение, 1928, N 10 - 11.
      38. Давлетов Дж., Ильясов А. Ук. соч., с. 126. Наиболее полно эта проблема освещена в указанных выше трудах Н. А. Халфина, его статье о путешествии по Средней Азии Дж. Н. Керзона (Вопросы истории, 1988, N 3, с. 106 - 115), а также в книгах Г. А. Хидоятова "Из истории англо-русских отношений в Средней Азии в конце XIX в. (60 - 70-е гг.)" (Ташкент. 1969) и "Британская экспансия в Средней Азии (Пенде, март 1885)" (Ташкент. 1981).
      39. Хидоятов Г. А. Британская экспансия в Средней Азии, с. 159.
      40. Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 3, с. 141.
      41. Там же, с. 53.
      42. Присоединение Туркмения к России, с. 478.
      43. Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 2, с. 140.
      44. Присоединение Туркмении к России, с 480.
      45. Там же, с. 482 - 483.
      46. Центральный государственный военно-исторический архив (ЦГВИА) СССР, ф. 165, оп. 1, д. 1764, лл. 9 - 10.
      47. Присоединение Туркмении к России, с. 481.
      48. ЦГВИА СССР, ф. Военно-ученый архив, д. 6907, л. 272; см. также: Морозова Т. Л. К вопросу о присоединении Ахал-текинского оазиса к царской России. В кн.: Исторические записки. Т. 92.
      49. Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 3, с. 148 - 150.
      50. Там же, с, 143; Мозер Г. В странах Средней Азии. Путевые впечатления 1882 - 1883 гг. СПб. 1888, с. 66 (сажень равна 2,13 м).
      51. ЦГВИА СССР, ф. 165, оп. 1, д. 1764, лл. 4 - 5,
      52. Там же.
      53. Там же, лл. 143, 148.
      54. Там же, л. 20.
      55. Там же, д. 1746, л. 27; Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 3, с. 165 - 166, 173, 180
      56. ЦГВИА СССР, ф. 165, оп. 1, д. 1746, лл. 55 - 57; Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 3, с. 184.
      57. Маслов А. Ук. соч., с. 105, 108.
      58. Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 3, с. 187 - 188.
      59. Там же, с. 194; Маслов А. Ук. соч., с. 108.
      60. Гродеков Н. И. Ук. соч. Т. 4, с. 4.
      61. Маслов А. Ук. соч., с. 148 - 149; ЦГВИА СССР, ф. 165, оп. 1, д. 1764, л. 71.
      62. Гродеков Н. И. Ук. соч. Т. 4, с. 7.
      63. Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 3. с. 196 - 198. При этом участники штурма не упускали возможности подчеркивать "благородство" своих военачальников. Так, во время преследования под ноги коня Скобелева бросилась пятилетняя девочка. Он велел ее взять и отвезти к себе, а затем передал графине Милютиной, дочери военного министра, приехавшей в отряд в качестве сестры милосердия. Девочку окрестили и назвали Татьяной (день штурма, 12 января, - Татьянин день). Впоследствии она воспитывалась в Московском институте благородных девиц и была известна как Татьяна Текинская. Куропаткин сообщает, что неожиданно его лошадь остановила за узду молодая женщина с ребенком на руках и горячо говорила: "Ты убил моего отца, мужа, брата. Никого не осталось, чтобы защитить меня. Бери же меня к себе, корми меня и ребенка. Высокая, стройная, с горячими глазами, она скорее приказывала, чем просила" (ЦГВИА СССР, ф. 165, оп. 1, д. 1764, л. 72 об.).
      64. Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 3, с. 201 - 202; ЦГВИА СССР, ф. 165, оп. 1, д. 1764, лл. 73 - 74.
      65. Терентьев М. А. Ук. соч., с. 201 (общую стоимость всей доставшейся добычи Терентьев оценивает в 6 млн. руб.).
      66. ЦГВИА СССР, ф. 165, оп. 1, д. 1764, л. 78.
      67. Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 3, с. 200 - 202.
      68. Присоединение Туркмении к России, с. 484.
      69. ЦГВИА СССР, ф. 165, он. 1, д. 1764, л. 91 об.
      70. Гродеков Н. И. Ук. соч. Т. 4, с. 49 - 50, 86 - 87.
      71. Это необходимо, особенно в связи с тем, что по случаю 110-летия освобождения Болгарии от турецкого ига на страницах некоторых центральных газет была опубликована серия статей, в которых Скобелев назван несправедливо забытым патриотом Родины, приравнен к А. В. Суворову и М. И. Кутузову, объявлен национальным Героем. Все эти публикаций по своему тону очень напоминают отклики "Петербургских ведомостей", "Московских ведомостей", "Биржевых ведомостей" и др. летом 1882 г. на внезапную смерть генерала. Кому и зачем понадобилась идеализация личности Скобелева, в результате которой игнорируются или только вскользь упоминаются "неудобные" факты его деятельности?
      72. Гродеков Н. И. Ук. соч. Т. 2, с 44.
      73. ЦГВИА СССР, ф. 165, оп. 1, д. 1764, лл. 5 - 7.
      74. Терентьев М. А. Ук. соч. Т. 3, с. 113.
      75. Давлетов Дж., Ильясов А. Ук. соч., с. 171.
      76. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 1, с. 423 - 424.
      77. Гродеков Н. И. Ук. соч. Т. 4, с. 53.
      78. Тихомиров М. Н. Ук. соч., с. 138.
      79. Перелом в настроениях мервских туркмен наступил именно вскоре после того, как в 1881 г. депутация во главе с Дыкма-сердаром побывала в Петербурге, где была принята царем, что произвело на нее глубокое впечатление.
      80. Давлетов Дж., Ильясов А. Ук. соч., с. 180 - 181.
      81. Тихомиров М. Н. Ук. соч. с., 146.
      82. Давлетов Дж., Ильясов А. Ук. соч., с. 198, 199.
      83. Эти вопросы подробно освещены в работе Дж. Давлетова и А. Ильясова (с 207 - 227), а также в трудах Тихомирова, Халфина и Хидоятова.
      84. М. А. Алиханов-Аварский, по характеристике Тихомирова, типичный колониальный офицер - лихой, смелый, дерзкий, хитрый, предприимчивый, умевший заслужить доверие туркмен и одновременно двуличный, смотревший на них сверху вниз, свою принадлежность к мусульманству использовавший как удобную ширму (Тихомиров М. Н. Ук. соч., с. 142).
      85. Вестник Европы, 1904, N 9, с. 112.
      86. Там же, с. 113 - 116.
      87. Тихомиров М. Н. Ук. соч., с 150.
    • Иранские оружейные термины
      Автор: Чжан Гэда
      На злобу дня - слово базубанд (ﺒﺎﺰﻮﺑﻧﺪ). В современном языке - "браслет", исторически - латный наруч.
      В ряде изданий пишут (в т.ч. Р. Робинсон), что наруч - это дастана. Это довольно прозрачная этимология - от даст ( دست) - рука.
      Но, как я понимаю, даст - это более относится к кисти руки, а базу - к плечу и предплечью.
      Иранцы называют наруч базубанд. Индийцы (на урду и хинди), насколько знаю, тоже.
      Картинку базубанда (из Эрмитажа) прикрепляю, чтобы было понятно, о чем речь: