26 сообщений в этой теме

Histoire générale de l'empire du Mogol depuis sa fondationsur les Mémoires portugais de Manouchi, Venitien. Par le P. Fr. Catrou. 1708.

Storia do Mogor or Mogul India 1653-1708 by Niccolo Manucci. Английское издание 1907 года. Раз, два, три, четыре.

Чудная история, произошедшая при общении Мануччи с Джай Сингхом. Если не путаю - 1665. Возможно - начало 1666 или вторая половина 1664.

Цитата

The other matter was that one day Rajah Jai Singh asked me whether in Europe there were armies, wars, and squadrons. I replied to him that the bravery with which the Farangls fought, of which I was an example, sufficed to show him that we in Europe knew what war and fighting meant. We were accustomed to fight in two ways, one by sea, the other by land. That upon the sea took place thus : 

A number of planks are joined together by nails in the form of a large enclosed house, with many cannon in tiers. Entering into the said house, the soldiers attach huge cloths to masts, and driven by the winds, these serve to put the said house in motion. The course is regulated by a large plank fixed on the house, and capable of movement from one side to another. In this way, with good matchlocks, pistols, and swords, and a sufficient supply of food, of powder, and of ball, they set out in search of their enemies. When they encounter one, the fight begins with the firing of cannon, which breaks the masts or makes holes in the said house, allowing entrance to the water. But those who are within assemble and with skill plug the hole. For this they always have materials ready. 


Meanwhile some attend to the vessel, and others fight without intermission. The dead bodies are thrown into the sea, so that they may not hinder the fight. Nor are there wanting surgeons to aid the wounded, who are carried to a room specially set apart. As their courage grows hotter, they bring the vessels nearer, emptying all their matchlocks and pistols, until at length the fight waxing still fiercer, they grapple one with the other; then the sword-blows scatter streams of blood, reddening the sea. There being no mode of flight for the fighters, it is therefore necessary to conquer or die. Sometimes it happens that the captain who is losing, resolving not to be overcome, orders all his cannon and other pieces to be doubleshotted. He then sets fire to the ship's magazine of powder ; thus he destroys himself along with the others. The rajah wondered at such a mode of warfare, and it seemed, to him very hard and very cruel that a man, if he did not want to defend himself, could not even run away. 

The other mode of fighting was on land. There the foot soldiers were separated from the squadrons of horse, and all had their matchlocks and swords. Those who were mounted had good carbines, pistols, and swords. When I was giving this account, finding some pikes or spears there, I exhibited how the spearmen stood in front of the companies to hinder the cavalry from getting in and throwing into disorder the well-ordered ranks of the infantry. Thus the battle would commence with great order and discipline, the cavalry helping wherever it was necessary to repress an onslaught of the enemy. Many a thing did we tell him of our fighting in the open country. Upon this he set to laughing, assuming us to have no horses in our country, and thus we could know nothing of fighting on horseback. 


For this reason we agreed, I and Luis Beicao, a French surgeon, Guilherme (William), an Englishman, and Domingo de Saa, a Portuguese who had formerly been a cavalry soldier in Portugal, to give the next morning during the march, and in the rajah's presence, a demonstration of our mode of fighting on horseback. We rode out with our carbines, two pistols in our holsters and two in our waist-belts, and carrying our swords. We rode two and two and began to career about, our horses being excellent. Then first of all we skirmished with the carbine, and after some circling and recircling, letting off our pistols, we made pretence of flight and pursuit. Then, turning round and making a half-circle, the fugitive attacked the pursuer and let off his pistol. Thus we went on till all our charges were fired off, of course without bullets. Then, laying hand upon our swords, we made gestures as if giving sword-cuts, which the others parried. 

The rajah, who was on his elephant, halted, and when our display was finished, we rode up and made our bow. He asked what meant these excursions and alarms. I replied that purposely we had done this to let him see that we knew how to fight on horseback in the European way. He asked me several times if really they fought like that in Europe. I answered that this was only a small specimen. We would show him sport when it came to reality, observing the same order ; and if there were on the field dead men or horses, we should ride over them as if riding on a carpet, and make no account of them. He praised our way of fighting, saying he thought it a sound mode of warfare, and he should like to form a troop of European cavalry if I could obtain them. I answered that it was not easy to get so many men in Hindustan who had been trained in our wars. He then gave us our leave with a good present, and thenceforth thought more of European nations, who, if it were not for their drinking habits, would be held in high estimation, and could aid our kings to carry out some project there. 

images.jpg.3d6a5064d1a0cae9c7810a4f3b956

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


Memoires De Francois Martin Fondateur De Pondichery(1665-1696). Paris. 1931-4. I-XI, XII-XXIII, XXIV-XXXIII.

Том 3, часть XXIX, страница 271. Декабрь 1692-январь 1693. О маратхах.

1.thumb.jpg.b018c25835c4daa0a6e527292938

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Kamandakiya Nitisara. Между III и VII веками н.э.

Оглавление.

Издания 1979 года не видел, английский же перевод 1869-го года радует неимоверно.

1.thumb.jpg.a93f0678d26da860481ae9813125

Ну да, "кому это надо, кому это интересно". =( Плюс та самая ситуация - нет возможности проверить перевод. А веры переводчикам в "узких вопросах" в последнее время вообще никакой ...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

William Irvine. The Army of the Indian Mughals: Its Organization and Administration. London. 1903.

CHAPTER XXV. GENERAL OBSERVATIONS. 

Цитата

In the Moghul army there was little loyalty to the sovereign's person, and absolutely no patriotism or devotion to one's country. To a slight extent the zeal and fervour of Mahomedanism was on the side of the ruler. But in a country where the majority were still Hindus, any excess of this feeling was as much a danger as an advantage. In a faint degree, there was some attachment to the reigning house, which still lived on the reputation of such great rulers and soldiers as Babar and Akbar. But Aurangzeb had alienated both the Rajput warrior clans and the general Hindu population. The army was thus, in effect, a body of mercenaries, men who served only for what they could get, and ready at any moment, when things went badly, to desert or transfer themselves, to a higher bidder. The army was full of Persian, Central Asian, and Afghan soldiers of fortune, whose swords were at the service of any one who chose to pay them. 
 

By its original constitution everything turned, in such an army, upon the characler of its head. If he were an able and successful soldier, or even one gifted with the power of leading and governing men, all went well, some sort of discipline was maintained, and some unity of purpose was secured. Thus the first necessity was a strong emperor; for no one but the emperor was readily obeyed, and even he could not always secure obedience. But after the death of Aurangzeb in 1707, efficient rulers ceased to be found among the scions of Taimur's house. A free field was thus opened to the jealousies and rivalries of the nobles. All courts seem more or less hot-beds of petty intrigue; but in eastern countries this evil growth seems to find its most congenial soil. Intrigue seems to accord with the genius of eastern races; and in that respect perhaps no eastern country equals India. My experience of India is that if a man has only two servants, one of them will at once attempt to supplant the other and monopolize his master's confidence
 

Disastrous consequences followed from these jealousies among the great men and nobles. As one writer aptly says a noble was hasad-peshah, "one whose profession was envy". In military matters we have not to go far in our search for examples of this jealousy and its consequence, base treachery. At Jajau in 1707, Zulfiqar Khan left A'zam Shah to his fate, because he had been made to serve under Bedar Bakht, that prince's son. Again, in 1712, the same Zujfiqar Khan stood aloof at Agrah, in the hope that his rival, Jahandar Shah's foster-brother, might be destroyed, leaving him to reap the benefit of an unshared victory. In this same battle we see treachery at work, the troops of Turani race having been bought over by the other side. Instances might be multiplied ad infinitum. 
 

Furthermore, the constitution of the army was radically unsound. Each man was, there can be no doubt, individually brave, even to recklessness. Why then do we find them so ready to retreat from a battle-field, so anxious to make off after the slightest reverse? Simply because they had so much to lose and so very litlle to gain. A trooper rode his own horse, and if it was killed he was ruined irretrievably. As a European writer of the middle of the 18th century justly enough says: "Their cavalry (which are among them very respectable, and also well paid) though not backward to engage with sabres, are extremely unwilling to bring their horses within the reach of our guns; so that they do not decline' so much through fear of their lives, as for their fortunes, which are all laid out in the horse they ride on", Cambridge, "War", Introd. viii. In 1791-2 Moor, 204, noticed among the Mahratta cavalry that the same cause produced the same effect. "A reluctance to charge will be frequently observed; which does not proceed from any deficiency in personal courage, but from this cause: a great part of the horses in the Mahratta service are, we have understood, the property of the riders, who receive a certain monthly pay, according to the goodness of the horse, for their own and their beast's services. If a man has his horse killed or wounded, no equivalent is made him by the Sirkar, but he loses his animal and his allowance; he will therefore, of course, be as careful as possible to preserve both". See also Seir, i, 315, note 250, Orme, ''Hist. Frag.", 418, Fitzclarence, "Journal", 73, Blacker, "War", 21. 
 

Then in addition to this hindrance to zeal caused by his personal interests, we lind that the individual soldier did not look to the sovereign and the State, or consider his interests identical with theirs. He was the soldier of his immediate commander and never looked beyond him. If a great leader was luke-warm in the cause or was bought over, was forced to flee from the field, or was slain in the battle, his men dispersed at once. With the leader's disappearance, their interest in the fight was at an end, and their first concern was their own and their horse's safety. To take one instance out of many, Sayyad Husain Ali Khan left Agrah in Muhammad Shah's train at the head of as large a force as had ever been collected by any Moghul general. A week or two afterwards, he was suddenly assassinated. An hour or two had hardly elapsed, and not a trace of his mighty army was left, his camp had been plundered, and even his tents burnt
 

The death or disappearance of the general-in-chief always decided the battle

18 век, у Моголов нет сильных и харизматичных лидеров.

Цитата

Speaking of the Nizam's army, a writer at the end of the 18th century says: ''As an army, the composition is no less expensive than defective and totally unfit for military operations. They encamp at random, without proper pickets in front, flank, or rear, and in consequence of this and other negligence are easily to be surprized — in short, these numerous bodies of robust men and active horse, seem designed for no other purpose than tp adorn the march of their chief, who rides in the midst of them, upon one elephant, his standard displayed upon another, attended by chobdars calling out his titles". No orders were given for a march; word of them was conveyed to each chief by his news-writer, who attended the darbar every evening. Little attention was paid to merit; preferment was obtained through birth and connections, intrigue, cabal, and other means equally destructive to military character (Ouseley's "Oriental ColIections", 1795 i, 21-32).

 
Similar comments are to be found in the chapter on war in R. Orme's paper on the government and people of Indostan (''Hist. Frag." 417—420). In short, excepting want of personal courage, every other fault in the list of military vices may be attributed to the degenerate Moghuls: indiscipline, want of cohesion, luxurious habits, inactivity, bad commissariat, and cumbrous equipmeht. In fact, Mountstuart Elphinstone, in his "History", 579, gives us succintly the conclusion of the whole matter, "They formed a cavalry admirably fitted to prance in a procession, and not ill-adapted to a charge in a pitched battle, but not capable of any long exertion, and still less of any continuance of fatigue and hardship". 

 

Параллели на Западе эпохи Тёмных веков.

Guy Halsall. Warfare and society in the barbarian West, 450–900.

Цитата

The eventual victory of the Carolingians was due in no small part to the military abilities of Charles Martel. That victory was not preordained however, and the assumption of the title of king by Charles’ son Pippin in 751 caused much tension and necessitated a great deal of ideological effort aimed at its legitimation. Constant and successful campaigning was also vitally important in binding powerful and potentially rival aristocratic families and factions to the new régime. Thereafter, Carolingian kings always had to be active war-leaders, and most were skilled commanders. Problems, as elsewhere in early medieval Europe, began when expansionist warfare ended. The Visigothic kingdom’s problems, with repeated usurpation and civil war, have similarly been associated with the end of the possibility of aggressive warfare against neighbouring realms.


The penalties for failure could be high. One of the best-known vignettes in Fredegar’s Chronicle depicts the young Merovingian king, Sigibert III, sitting on his horse, weeping at the destruction of his army by the rebellious Thuringians under their duke, Radulf. As a result of this defeat, effective Merovingian hegemony over the peoples beyond the Rhine collapsed, although, as has been very clearly demonstrated, this did not mean that the élites of these areas ceased to be interested or involved in the politics of the Frankish world. On another occasion, the Mercian king, Æthelbald, was defeated by the West Saxons at the battle of Burford (752). This defeat may have temporarily cost Æthelbald his overlordship in southern Britain, although the king of Wessex appears as a witness to one of his last charters, suggesting that hegemony had been restored. It probably, however, cost Æthelbald his life; four years later his own bodyguard did him to death at night. A failure in battle against external enemies could apparently lead to internal rivals attempting to seize power. Kings of the Asturias often went into retirement, voluntary or forced, if unsuccessful or unable to lead the army against the Moslems.

 

At the end of the ninth century the political crisis which produced the breakup of the Carolingian empire was initiated in no small measure by the perceived failure of Charles III, ‘the Fat’, to defend his empire effectively against the Vikings. It has been very cogently argued that Charles’ military policies were well thought through, and in many ways continued those of his predecessors; in some regards he may actually have been no less successful than other kings. Charles’ problem stemmed from the fact that he was unfortunate enough to be seen to fail in campaign against Vikings besieging Paris, the political centre of West Francia, whilst a powerful aristocrat from one of the most politically dangerous West Frankish dynasties, Odo, son of Count Robert the Strong, led a spirited, successful and, to some contemporaries, heroic defence of the city. Charles was seen as failing to help the beleaguered city in its hour of need. Modern analysis of the campaign can show that Charles’ campaign was in many respects no different in its methods, and no less successful in its results, than many earlier or later campaigns against the Vikings, who, as will become clear, were very difficult foes. Yet to contemporary writers it was, rightly or wrongly, seen as a dismal failure and therefore the cost to Charles and the Carolingian dynasty was high. These writers, it has been shown, were hostile to Charles largely for their own reasons. Nevertheless, ninth-century politics was not governed by objective strategic analysis. Carolingian kings were expected to win battles, and by failing in a high-profile campaign at just the time when his enemies were winning heroic laurels, Charles presented his enemies with a golden opportunity to denigrate his abilities as king. Within a year or so he had been deposed by his nephew, Arnulf of Carinthia, who took over rule of the East Franks, whilst Odo himself replaced Charles as king in West Francia.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Robert Orme. Historical Fragments of the Mogul Empire, of the Morattoes and of the English Concerns in Indostan. 1805

Страница 417.

Цитата

The rudeness of the military art in Indostan can scarcely be imagined, but by those who have seen it. The infantry consists in a multitude of people assembled together without regard to rank and file: some with swords and targets, who can never stand the shock of a body of horse: some bearing matchlocks, which in the best of order can produce but a very uncertain fire: some armed with lances too long or too weak to be of any service, even if ranged with the utmost regularity of discipline.

Страница 464.

Цитата

Their messengers will go fifty miles a day, for twenty or thirty days - without intermission. Their infatry march faster, and with less weariness, than Europeans; but could not march at all, if they were to carry the same baggage and accoutrements.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Малость по войскам "европейского строя" в Индии.

John Pemble. Resources and Techniques the Second Maratha War // The Historical Journal, 19, pp 375-404

Tirthankar Roy. Rethinking the Origins of British India: State Formation and Military-Fiscal Undertakings in an Eighteenth Century World Region. 2010

Stewart  Gordon. The limited adoption of European-style military forces by eighteenth century rulers in India // Indian Economic and Social History Review, 35 (1998), pp. 229–45

Pradeep Barua. Military Developments in India, 1750-1850 //  The Journal of Military History, Vol. 58, No. 4 (Oct., 1994), pp. 599-616

Kaushik Roy. Military Synthesis in South Asia: Armies, Warfare, and Indian Society, c. 1740–1849 // The Journal of Military History, Volume 69, Number 3, July 2005, pp. 651-690

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Раннее использование пороха в Индии.

Richard M. Eaton. From Bidar to Timbuktu: Views from the Edge of the 15th Century Muslim World // The Medieval History Journal, 14, 1 (2011): 1–20

Eaton, RM, Wagoner, PB.  Warfare on the Deccan Plateau, 1450–1600: A military revolution in early modern India? // Journal of World History 25(1): 5–50. (2014)

Richard M. Eaton. “`Kiss my Foot,’ said the King: Diplomacy, Firearms, and the Military Revolution in India, 1520” // Modern Asian Studies, vol.43, no. 1, 2009, pp. 289-313

Alam Iqtidar Khan. The coming ofgunpowder to the Islamic world and north India: spotlighton the role of the Mongols // Journal of Asian History,  Vol. 30, No. 1 (1996), pp. 27-45

Alam Iqtidar Khan. Early Use of Cannon and Musket in India: A.D. 1442-1526 // Journal of the Economic and Social History ofthe Orient, 24(2), 1981, pp 146-164

Iqtidar Alam Khan. Gunpowder and Empire: Indian Case // Social Scientist,  Vol. 33, No. 3/4 (Mar. - Apr., 2005), pp. 54-65

Iqtidar Alam Khan. Nature of Gunpowder Artillery in India during the Sixteenth Century: A Reappraisal of the Impact of European Gunnery // Journal of the Royal Asiatic Society,  Third Series, Vol. 9, No. 1 (Apr., 1999), pp. 27-34

Iqtidar Alam Khari. Gunpowder and Firearms Warfare in Medieval India. 2004.·

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

George Forster, A Journey from Bengal to England through the Northern part of India, Kashmir, Afghanistan, and Persia and into Russia, by the Caspian Sea, 1782–84. Книга была впервые напечатана в 1798 году. Том 1, страница 288.

Цитата

A Sikh horseman is armed with a matchlock. . . . The predilection of the Sikhs for the matchlock musket, and the constant use they make of it, causes a difference in their manner of attack from that of any other Indian cavalry; a party from forty to fifty, advance in a quick pace to the distance of a carbine shot from the enemy, and then, that the fire may be given with the greater certainty, the horses are drawn up, and their pieces discharged; when speedily retiring about a hundred paces, they load and repeat the same mode of annoying the enemy.

Sikhi.jpg.519ae794c75b7eb730e3704ac3e267

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Jos J.L. Gommans. Indian Warfare and Afghan Innovation During the Eighteenth Century // Warfare  and  Weaponry in South Asia 1000-1800. 2001

 

Цитата из Jean Law de Lauriston, Memoires sur quelques affaires de l'Empire Mogol 1756-1761, Paris,1913, p. 194. Перевод автора. Описание индийского войска 1757 года. 

Цитата

They gather as many horsemen as they can muster, make a few advances and occasionally fight out of conviсtion, although most do so only in the hope of a fortunate event that might bring them compensation.

Цитата

Ils rassemblent ce qu`ils peuvent de cavaliers, font quelques avances ey se battent quelquefois par attachement, mais le plus grand nombre dans la seule esperance d`un evenement favorable qui pourra les dedommager.

 

Далее опять ссылка на An account of the war in India, between the English and French. У автора ссылка на книгу 1772 года, нашел только 1761. Соответственно - и страницы другие. Int.XIX

Цитата

the cavalry are not backward to engage with sabres but are extremely unwilling to bring their horses within the reach of our guns, not so much through fear of their lives as for their fortunes which are all laid out in the horse they ride

 

Афганские "рейтары". Ссылка стоит на Nur ud-Din Hussain Khan Fakhri, "An Original Account of Ahmad Shah Durrani's Campaigns in India and the Battle of Panipat' (Tawarikh-i Najib ud-Daulah), trans. J. Sarkar // Islamic Culture,  Vols 7, 3, 1933, pp 452-3. Скана полной статьи пока не нашел. Надо искать дальше.

Третья битва при Панипате. 1761 год.

Panipat_1.thumb.jpg.299f6c70f6ec1c03900c

Panipat_2.thumb.jpg.9747ff2643d33da4bcda

Цитата

As a follow-up of this wheeling around, the Shah ordered the heavy cavalry, armed with swords, and spears, to charge massively into the shaken lines of the enemy. Similar tactics had already been highly suc­cessful against the Rajputs at the battle of Manipur in 1748. Here the ghulam  cavalry corps had galloped up within easy range of the Rajputs. After they made a volley of fire, they galloped back as swiftly as possible thereby completely surprising the Rajput cavalry who had prepared for
a hand-to-hand fight. 

Автор пишет, что в 18-м веке конных стрелков из лука в Индии и Афганистане было мало, воины предпочитали огнестрельное оружие. Ружья у гулямов Дуррани не фитильные, а кремневки, с микелетами или европейскими замками. Популярны были мушкетоны большого калибра. Подпирала стрелков традиционная афганская конница - клинки и пики.

Предполагается, что массовое использование замбуреков в регионе - также от афганцев.

Цитата

The use of mobile camel-guns was most probably introduced by the Ghilzai­ Afghans as early as 1722 at the battle of Gulnabad and, subsequently, adopted py the Persian armies. [57]

Цитата

[57] F. Colombari,  Les zemboureks: Artillerie de campagne a dromedaire, employee dam l'armee persane,  Paris, 1853, p. 292. The very effective use of the  zamburak  at Gulnabad is confirmed by the contempora ry  sources, L. Lockhart,  The Falt of the Safavid Dynasty and the Afghan Occupation of Persia,  Cambridge, 1958, pp 131, 141.

P.S. В The Encyclopaedia of Islam есть здоровая статья "HARB" по военному делу. Пока не смотрел - но поглядеть нужно обязательно. 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Edward Moor. A narrative of the operations of captain Little's detachment, and of the Mahratta army. 1794

Цитата

A reluctance to charge will be frequently observed; which does not proceed from any deficiency in personal courage, but from this cause: a great part of the horses in the Mahratta service are, we have understood, the property of the riders, who receive a certain monthly pay, according to the goodness of the horse, for their own and their beast's services. If a man has his horse killed or wounded, no equivalent is made him by the Sirkar, but he loses his animal and his allowance; he will therefore, of course, be as careful as possible to preserve both

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 03.05.2018в09:55, hoplit сказал:

a party from forty to fifty, advance in a quick pace to the distance of a carbine shot from the enemy, and then, that the fire may be given with the greater certainty, the horses are drawn up, and their pieces discharged; when speedily retiring about a hundred paces, they load and repeat the same mode of annoying the enemy.

Похоже, что несколько ранее в Центральной Азии этот способ применяли джунгары - на некоторых картинах видны массы стрелков из ружей, сближающиеся с китайскими войсками. Процесс отхода не показан, но, надо думать, после выстрела им было некуда деваться и они попросту отступали для перезарядки.

18 час назад, hoplit сказал:

If a man has his horse killed or wounded, no equivalent is made him by the Sirkar, but he loses his animal and his allowance; he will therefore, of course, be as careful as possible to preserve both

История с личными конями несколько подустарела к концу XVIII в.:

Цитата

Из Шейзара в этот день выступило много пехотинцев. Франки бросились на них, но не могли выбить их с места. Тогда Танкред разгневался и сказал: “Вы — мои рыцари, и каждый из вас получает содержание, равное содержанию ста мусульман. Это “сердженды” 173 (он разумел пехотинцев), и вы не можете выбить их с этого места!” — “Мы боимся только за лошадей, — ответили ему. — Если бы не это, мы бы их затоптали и перекололи копьями”. — “Лошади мои, — сказал Танкред, — всякому, у кого будет убита лошадь, я заменю ее новою”. Тогда франки несколько раз атаковали наших пехотинцев, и семьдесят лошадей у них было убито, но они не могли сдвинуть наших с места.

Т.е. прецеденты такого рода были известны уже ОЧЕНЬ давно, но консерватизм делает с людьми нечто странное.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
18 час назад, hoplit сказал:

Предполагается, что массовое использование замбуреков в регионе - также от афганцев.

Остается только гадать - и что же такое оружие известно аж с XVI в. и отнюдь не от афганцев?

18 час назад, hoplit сказал:

Популярны были мушкетоны большого калибра.

На скаку заряжать легче.

18 час назад, hoplit сказал:

Автор пишет, что в 18-м веке конных стрелков из лука в Индии и Афганистане было мало, воины предпочитали огнестрельное оружие.

При распространении огнестрельного оружия лук быстро выходит из широкого употребления, т.к. владению им надо долго обучаться.

С ружьем несколько проще.

18 час назад, hoplit сказал:

Ружья у гулямов Дуррани не фитильные, а кремневки, с микелетами или европейскими замками. Популярны были мушкетоны большого калибра. Подпирала стрелков традиционная афганская конница - клинки и пики.

У шведов, кстати, против залпов рейтар было действенное средство - быстрая атака в палаши. Помогало.

Думаю, просто раджпуты были неготовы морально к залпам с быстрой дистанции и дрогнули.

Надо еще сказать, что быстрое перезаряжание и готовность массы из 2000 всадников к повторному заезду - дело очень небыстрое. И думать, что они так вот толпой скакали - это, мягко говоря, странно. Чтобы все 2000 ружей отстрелялись, надо иметь какую-то систему ведения огня. У рейтаров это было караколе. А тут просто необходимо правильно распределить воинов при стрельбе. Иначе половина перестреляла бы друг друга.

 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
5 часов назад, Чжан Гэда сказал:

История с личными конями несколько подустарела к концу XVIII в

У меня такое впечатление, что европейцы 18-19 века писали про "боятся за личных коней" едва не на автомате. Специально списков не составлял - но про персов 18 века такое видел, про индийцев, про турок.

 

5 часов назад, Чжан Гэда сказал:

Остается только гадать - и что же такое оружие известно аж с XVI в. и отнюдь не от афганцев?

Там не про "изобрели", там про массовое использование в полевом бою верблюжьей артиллерии. Собственно замбураки афганцы не изобретали, да и артиллерией обзавелись довольно поздно, про это автор пишет.

 

5 часов назад, Чжан Гэда сказал:

При распространении огнестрельного оружия лук быстро выходит из широкого употребления, т.к. владению им надо долго обучаться.

Но тут у меня сразу скепсис вылез, если честно. Просто автор-то эту сентенция выдал, когда описывал именно войны Дуррани в Индии - с основным противником в лице маратхов. Но маратхи исторически не конные стрелки из лука. Они ими и до 18 века не были. То же самое и по афганцам (в качестве этнонима в ту эпоху - это узко пуштуны) - не помню упоминаний про то, что они были прославленными мастерами стрельбы из лука с коня. 

 

5 часов назад, Чжан Гэда сказал:

Надо еще сказать, что быстрое перезаряжание и готовность массы из 2000 всадников к повторному заезду - дело очень небыстрое. И думать, что они так вот толпой скакали - это, мягко говоря, странно. Чтобы все 2000 ружей отстрелялись, надо иметь какую-то систему ведения огня. У рейтаров это было караколе. А тут просто необходимо правильно распределить воинов при стрельбе. Иначе половина перестреляла бы друг друга.

ИМХО, скорее всего эта масса все-таки распадалась на отряды, которые вылетали из строя, стреляли и отступали. Как в примере выше про сикхов - несколько десятков. И, есть подозрение, что сама организация обстрела вряд ли сильно отличалась от действий конных лучников. Скорострельность меньше - но и все, кажется.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 час назад, hoplit сказал:

ИМХО, скорее всего эта масса все-таки распадалась на отряды, которые вылетали из строя, стреляли и отступали. Как в примере выше про сикхов - несколько десятков. И, есть подозрение, что сама организация обстрела вряд ли сильно отличалась от действий конных лучников. Скорострельность меньше - но и все, кажется.

Из описания следует, что 3 отряда по 2000 воинов скакали стрелять разом, каждый в своем направлении.

Один скакал с левого фланга на правый, второй - с правого на левый (как они так ухитрились встречно скакать, стрелять и не перестрелять друг друга?), а тот, что с фронта, отступил после залпа назад и перезарядился.

У ойратов тоже на картинах в фронтальную атаку валит аморфная конная масса с ружьями, но тут на условности изображения списать можно.

ИМХО, такие маневры эффективны только в условиях, если у противника нет достаточного количества ружей и луков. Т.е. джунгарские наскоки на цинские войска были обречены (итог войны известен). С раджпутами, видимо, такая фишка могла проскочить.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
9 часов назад, Чжан Гэда сказал:

Из описания следует, что 3 отряда по 2000 воинов скакали стрелять разом, каждый в своем направлении.

Тут описание, имхо, все-таки не предел подробности. Чтобы "разом стрелять" - нужно в шеренгу растягиваться. Тогда каждый отряд будет километра по 3 занимать, минимум. Плюс, насколько понимаю, в регионе войска все-таки "кучей" не строили. 

Кстати - "вышли справа - ушли влево" чем-то похоже на текст Мубаракшаха. Оригинала текста у нас на руках нет, поэтому может статься, что или мы чего-то недопонимаем, или рассказчик чего-то начудил.

9 часов назад, Чжан Гэда сказал:

ИМХО, такие маневры эффективны только в условиях, если у противника нет достаточного количества ружей и луков.

Прозоровский примерно в это же время в сходных выражениях описывал тактику турецкой конницы. 

Цитата

Конница их, имеет хороших лошадей и соответствующих седаков, но атака их состоит в том, что прискачут толпами с великою наглостью на карабинерной выстрел и, рассыпавшись по всему фронту, а особливо на фланги, начинают стрелять из ружей. Чрез сие всякой военной человек заключить может, что сия атака совсем для конницы не полезна, для чего крайне нада фланги беречь, естли не иначе, то вторую лини иметь не менее 600 шагов от первой и лутче средину оной с большим интервалом. Чем лутче фланги первой линии закрыты и в случае нещастия первой линии могла б оная в интервал проехать, а вторая линия неприятеля взять во фланги. Однако ж вернейший и необходимый способ, чтоб конницы одной противу их не употреблять. Как места, где война с ними бывает, большею частью открыты и наполнены только сухими оврагами и падинами, так натурою фланги уверить невозможно или редко где то представится. А имев пехоту по флангам в каре, хотя б оные из неболыпова числа были сочинены, тогда уже фланги останутся без всякой опасности. Так турки пехотного огня сносить не могут. Итак нет другого построения фронта противу их, как пехоту иметь в несколько каре, а конницу между оными, то есть в армии, расчисляя по числу своих войск и положению земли, как атака их состоит только в том, что окружать противное войско конницей.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
55 минут назад, hoplit сказал:

Однако ж вернейший и необходимый способ, чтоб конницы одной противу их не употреблять

Потому что именно тогда и приходит кирдык нашей коннице - охватывают эскадрон, расстреливают, рубят, берут в плен.

56 минут назад, hoplit сказал:

Итак нет другого построения фронта противу их, как пехоту иметь в несколько каре, а конницу между оными,

Таким же образом и на Кавказе действовали - против кабардинцев или кого еще просто так драгун не бросали, а только с условием предварительного обстрела из пушек, и при поддержке пехоты и казаков.

В начале войны, в 1800-е, было несколько крупных конных сражений, но там почти исключительно действовали донские казаки, что несколько уравнивало шансы. И да, почти всегда сзади несколько пушек и некоторое количество пехоты присутствовало. Для опоры наших казаков. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Пара "диковин", которые не понимаю, но которые не только существуют, но и встречаются на миниатюрах XVIII в.:

 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
24 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Пара "диковин", которые не понимаю, но которые не только существуют, но и встречаются на миниатюрах XVIII в.

С прыжками этими не очень понятно. Хотя есть предположение (не мое), что в подобные "ката" могли включаться и не чисто боевые элементы. Часть там - простая гимнастика, совмещенная с фехтовальными приемами, если не путаю. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сейчас у меня одна лежит - длинная (128 см.), но узкая (33,5 мм.) и очень гибкая (у основания всего 3 мм.).

Как ей рубить, как можно сражаться?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
37 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Сейчас у меня одна лежит - длинная (128 см.), но узкая (33,5 мм.) и очень гибкая (у основания всего 3 мм.).

Как ей рубить, как можно сражаться?

Рубить и колоть, насколько понимаю, никак. Только полосовать. А это точно боевое оружие было? Просто видел фотографии паты на манер "катар-переросток" - но они, насколько понимаю, куда короче этого экземпляра, и толще, шире и жестче.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я разные видел. С разными клинками.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я разные видел - и широкие, и с более жестким клинком. Но все равно - оружие-загадка. Иконография минимальна, описание, ЕМНИП, только 1 (ОДНО), да и то, не в боевой обстановке сделанное.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Описание от 1829 г. - показательное выступление с патой демонстрировал сипай из 39-го полка бенгальской пехоты по просьбе английского начальства, "заказавшего" сипаям продемонстрировать разные традиционные военно-атлетические игры, в т.ч. фехтование на мечах с щитами, борьбу и пресловутое выступление с патой. Дело было в провинции Каттак, входящей в состав Бенгалии. 

ИМХО, не показательно.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кстати, иконография на 90% - изображения махараджи маратхов Шиваджи, который жил в 17 веке. И ранее 17 века я изображений не знаю.

Есть еще одно изображение, не относящееся к Шиваджи - но там предположительно пата у всадника, т.к. разрешение изображения не сильно хорошее.

И есть пата на одном из портретов Шиваджи, которая длиной примерно как кутар. Чуть длиннее.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Назаров В. Д. "Псковское сидение"
      Автор: Saygo
      Назаров В. Д. "Псковское сидение" // Вопросы истории. - 1971. - № 5. - С. 112-122.
      1. На исходе Ливонской войны
      Героическая оборона Пскова русскими войсками и жителями города от армии Стефана Батория явилась последним аккордом противоборства России и Речи Посполитой в Ливонской войне. Эта война, длившаяся с 1558 г. до 1583 г., была крупнейшим конфликтом, втянувшим в себя фактически все государства Восточной, а отчасти и Центральной Европы. Объективные предпосылки борьбы России за выход к Балтийскому морю коренились в потребностях ее социально-экономического развития. Русскому государству было жизненно необходимо наладить постоянные хозяйственные, политические и культурные связи со странами Западной Европы. Прогрессивное значение Ливонской войны определялось не только объективными потребностями дальнейшего развития России. Она соответствовала также национальным чаяниям латышского и эстонского народов, задавленных тяжелейшим гнетом немецких феодалов. Не случайно первые годы военных действий сопровождались массовыми вооруженными выступлениями латышских и эстонских крестьян против своих светских и церковных господ1. Это в определенной степени способствовало победам русского оружия. Когда в 1561 г. под ударами русского войска Ливонский орден распался, в вооруженный конфликт из-за прибалтийских земель вмешались Великое княжество Литовское, за спиной которого стояла соединенная с ним Люблинской унией Польша (в 1569 г. произошло их объединение в одно государство - Речь Посполитую), Швеция и Дания. При глубокой противоречивости интересов общим моментом в политике этих государств было стремление лишить Россию связи с Западной Европой через Балтийское море.
      На заключительном этапе Ливонской войны, особенно к моменту окончания кампании 1577 г., когда почти вся Ливония к северу от Западной Двины (за исключением Риги и Ревеля) подпала под власть Русского государства, цель многотрудной войны, казалось, была близка к осуществлению. Оставалось только дипломатически закрепить достигнутые результаты. Однако русско-польские переговоры в Москве закончились, по сути дела, провалом. Новый польский король Стефан Баторий усиленно готовился к военным действиям. То же делала и Швеция, стремившаяся закрепить за собой Эстляндию. Соотношение борющихся сторон складывалось явно не в пользу России. К тому же внутренние ресурсы страны были в сильнейшей степени истощены длительной войной, опустошительными набегами крымских татар2, событиями, связанными с опричниной, а также рядом эпидемий и неурожаев, имевших место в 60 - 70-е годы XVI века. Запустели многие северные волости. Хозяйственная разруха поразила подавляющую часть областей страны и в первую очередь наиболее развитые центральные и западные районы3.
      В таких тяжелейших внутренних и внешнеполитических условиях находилась страна накануне 1579 г., когда начались походы Батория в пределы России. Апогеем народного сопротивления захватническим, далеко шедшим планам польского короля стала оборона Пскова. Но весьма ощутительные удары были нанесены армии Батория - одной из лучших в Европе того времени - уже в кампаниях 1579 и 1580 гг., когда гарнизоны ряда русских крепостей своим упорным сопротивлением не только нанесли королевским войскам значительный урон, но и подорвали их моральный дух. В ходе обороны этих крепостей закалялась решимость русских воинских людей и горожан бескомпромиссно бороться с захватчиками и вырабатывались и совершенствовались тактика оборонительной войны и методы защиты крепостей.
      Возобновляя в 1579 г. активные военные действия, Баторий помышлял не только о возврате Речи Посполитой Ливонии; в его планы входило отторжение многих пограничных русских районов, а в более отдаленной перспективе - поход на Москву5. Идя на столь решительное столкновение, талантливый и опытный полководец Баторий хорошо понимал всю сложность вооруженной борьбы даже с истощенной Россией, на территорию которой он решил перенести военные действия. Поэтому им была предпринята тщательная подготовка к новому этапу войны. В русской народной песне "Оборона Пскова" говорится, что "копил-то король, копил силушку, копил-то он... двенадцать лет, накопил-то он силушки - сметы нет, много, сметы нет, сорок тысяч полков"6. Это, конечно, поэтическое преувеличение, но в песне верно подмечен беспрецедентный размах этой подготовки. Сейм вотировал небывалые по своим размерам налоги на военные нужды. В Венгрии и Германии представители короля вербовали наемную профессиональную пехоту, в Вильнюсе на специальном заводе производилась в массовом для того времени количестве артиллерия. Были предприняты также меры по мобилизации магнатских и шляхетских отрядов Польши и Литвы.



      Столь тщательная подготовка к походу и тяжелое внутреннее положение России, казалось, сулили Баторию скорый и полный успех. К тому же дворяне Ивана IV в значительной своей части не желали более нести тяготы бранной службы с запустевших поместий и вотчин. Неявка на службу, самовольный отъезд с театра военных действий, а нередко и просто бегство с поля боя стали распространенным явлением. Укрепления и гарнизоны русских пограничных крепостей не представлялись Баторию непреодолимым препятствием. Но расчеты польского короля не оправдались.
      В качестве главной цели своего первого похода польский король определил Полоцк. 11 августа 1579 г. основные силы его армии сосредоточились под стенами города. Отлично экипированному и снаряженному 16-тысячному войску Речи Посполитой противостоял 6-тысячный гарнизон Полоцка. Из лагеря короля рассылались грамоты, адресованные "князьям, боярам, духовным, наместникам, воеводам, дворянам, головам, детям боярским, ротмистрам, десятникам, городовым и волостным приказщикам и всему народу (различных княжеств и земель) и всем людям Пятигорским, Черкасским, Нагайским, Казанским, Астраханским, казакам донским". В них король утверждал, что он не стремится проливать кровь подданных Ивана IV, а намерен со "святой помощью бога" освободить их от жестокосердного правителя и дать им "свободы и права"7. Однако эти воззвания не произвели впечатления. На предложение о сдаче гарнизон Полоцка гордо отвечал, что ключи от города находятся у царя, а потому пусть король сам попытается отворить ворота крепости, если только ему удастся это сделать.
      Несмотря на почти трехкратное превосходство в силах, осада Полоцка затянулась. Удачное начало - взятие части города - сменилось безуспешными попытками разрушить или поджечь стены главного оборонительного сооружения, Высокого замка. Немало пехотинцев Батория пало под стенами Полоцка. Не давала результата и военная новинка - обстрел деревянных укреплений калеными ядрами. Возникавшие пожары тушились защитниками города. Историограф короля, секретарь канцлера Я. Замойского Р. Гейденштейн с изумлением писал о том, как войска и жители Полоцка боролись с пожарами: "Когда затем со всех сторон против крепости и ее башен направлены были выстрелы наших орудий, то произошло нечто, достойное удивления: многие решались спускаться на канатах за стены и лили воду, подаваемую им другими, свешиваясь с более высокого места для того, чтобы потушить огонь, приближавшийся извне; после того как эти погибли под хорошо направленными выстрелами наших пушек, то, несмотря и на это, всегда находились люди, подражавшие доблести предшественников в презрении смерти и заступали место убитых"8.
      Неоднократные приступы отражались гарнизоном с большими потерями для осаждавших. При сохранившихся крепостных сооружениях и боевом духе защитников штурм сулил вполне вероятную неудачу, что было бы гибельно для похода в целом. Поэтому король продолжал уповать на поджог крепости. К тому же дожди сменились ясной ветреной погодой. 29 августа осаждавшим удалось поджечь одну из башен замка. Пожар, продолжавшийся почти целый день, разрушил значительную часть крепостной стены. Венгерские наемники-пехотинцы бросились на штурм, но принуждены были огнем из крепости к отступлению: за прогоревшей стеной возвышался возведенный за несколько часов земляной вал, укрепленный артиллерией. Отступление штурмовавших город было беспорядочным, и защитники крепости произвели энергичную вылазку, нанеся большой урон пехоте Батория. Только вмешательство польской конницы спасло этот передовой отряд от полного разгрома. Интенсивному обстрелу с самой высокой башни замка подверглись исходные позиции осаждавших. Меткий выстрел чуть не оборвал честолюбивые замыслы Батория в самом начале кампании: один из всадников, находившийся рядом с ним, был убит ядром. На вторичное предложение короля о сдаче русский гарнизон вновь ответил отказом. Но к вечеру 30 августа ситуация резко изменилась: новый поджог вызвал пожар огромной силы, свирепствовавший всю ночь и утро. Дальнейшее сопротивление стало невозможным. Днем 31 августа Полоцк пал и подвергся опустошительному грабежу9. Баторий, памятуя, очевидно, о своих обещаниях, предложил гарнизону и жителям Полоцка возвращение в Россию или переход в его подданство. К его удивлению, большая часть "избрала возвращение в отечество"10.
      Захват Полоцка сказался на положении других крепостей. Долго сопротивлявшийся гарнизон Туровли в начале сентября покинул ее, а в середине того же месяца после ожесточенного сражения пал Сокол. Осаждавший его корпус гетмана Мелецкого понес огромные потери11. Силы армии Батория были основательно истощены, и 17 сентября король в сопровождении некоторой части войск направился в Литву. В своем эдикте о молебствовании по случаю взятия Полоцка Баторий вынужден был признать, что "москвитяне... доказали своей энергией и усердием, что в деле защиты крепостей они превосходят все прочие народы"12.
      Однако от своих планов король не отказался и поэтому пытался всеми способами пополнить свои военные силы и материальные ресурсы, подорванные во время похода 1579 года. Пропагандистская шумиха, поднятая вокруг взятия Полоцка, способствовала тому, что сейм вновь высказался за сбор военных налогов в прежних размерах. Но поступление их шло очень медленно. На помощь пришла римская курия, поделившаяся ради будущих побед над "московитами" значительной частью своих доходов с Речи Посполитой. Гораздо интенсивнее велся набор наемников. "Многие из тех, кто был в первом походе, - писал по этому поводу Р. Гейденштейн, - теперь слишком ясно представляли себе все тягости столь отдаленной службы и потому очень неохотно многие записывались в нее"13.
      Целью нового похода в глубь северо-западных русских земель летом 1580 г. Баторий избрал Великие Луки, находившиеся, по мнению королевских советников, "как бы в предсердии Московского княжества и представлявшие пункт, удобный для нападения на другие области, на какие только угодно будет потом направиться". Кроме того, захват этого города частично прерывал коммуникации русской армии с ливонскими крепостями. 27 августа армия Батория, насчитывавшая более 35 тыс. человек, подошла к Великим Лукам. Осада города (его гарнизон составлял около 6 тыс. человек), хотя и продолжалась недолго, отличалась большим ожесточением. После многочасового артиллерийского обстрела, начавшегося утром 1 сентября, отряды венгерских наемников и польские роты шляхтичей устремились на приступ. Градом ядер и пуль, камней и бревен осажденные отбили этот натиск. Попытки поджечь деревянные стены калеными ядрами также не принесли успеха: русские воины обложили стены толстым слоем дерна, в который эти ядра зарывались. На следующий день королевское войско попробовало поджечь укрепления с помощью специальных зажигальщиков, однако и эта мера не дала результата, ибо начавшийся было пожар защитники крепости сумели быстро потушить. 3 сентября, продолжая интенсивный артиллерийский обстрел крепости, польские войска Батория предприняли новый штурм. Окончился он для них плачевно. Только к вечеру 4 сентября были подожжены крепостные сооружения. Вспыхнул пожар, который, казалось, невозможно было дотушить. Но благодаря энергии осажденных и начавшемуся дождю пожар был ликвидирован. Новые попытки польских войск поджечь стену эффекта не давали: огонь едва тлел. Лишь к середине ночи изменение погоды сделало свое дело. К утру большая часть стен пылала. Дальнейшее сопротивление стало невозможным. Поверив обещаниям короля о сохранении жизни, русские ратники и мирные жители стали выходить из города14. Но их ждала тяжелая участь. Участник событий польский шляхтич Л. Дзялынский писал: "Затем наши учинили позорное и великое убийство, мстя за всех своих, сколько их прежде погибло, при этом ни к чему не было уважения, убивали как старых, так и молодых, девиц и детей - всех убивали"15.
      В конце сентября, после более чем месячной осады, войска Батория заняли небольшую крепость Невель. После упорнейшего сопротивления 12 октября было захвачено Озерище. Огромные потери понесла армия Батория и при начавшейся 5 октября осаде Заволочья, островной крепости. Гарнизон ее сдался лишь 23 октября, лишившись в результате длительного обстрела почти всех оборонительных сооружений.
      Поход 1580 г., кончившийся, казалось бы, успешно для Батория, выявил всю сложность продолжения "московской войны". Потери в людях были непомерно велики. Захват только небольшой части пограничных крепостей России потребовал огромного напряжения сил и ресурсов всей Речи Посполитой. Широкие круги шляхты и магнатов были недовольны и тяготами столь опасной военной службы и налогами. На сейме 1581 г. депутация земских послов заявила королю, что "шляхта и в особенности ее крестьяне... до того изнурены поборами, что едва ли будут в состоянии перенести еще большие"16. Только под большим нажимом сейм подтвердил сбор налогов на войну, но сделал это в последний раз - королю предлагалось окончить ее предстоящим походом 1581 года. Баторий в который уже раз отверг мирные предложения Ивана IV, выдвинув явно неприемлемые претензии. Предварительным условием начала переговоров о мире он считал уступку Россией всей Ливонии. О дальнейших планах короля можно было лишь догадываться: речь шла о захваченных им крепостях и районах, а также Смоленске, Северщине, Пскове и Новгороде. Кроме того, он настаивал на уплате огромной суммы военных издержек в размере 400 тыс. злотых. Все это свидетельствовало о том, что Баторий не расстался еще окончательно с надеждой достигнуть желаемого военным путем. Безрезультатные переговоры тянулись до лета 1581 г., когда начался третий поход короля в глубь России. Наступал решающий момент заключительного этапа Ливонской войны. Но планам короля и на этот раз не суждено было сбыться - их перечеркнули героические защитники Пскова.
      2. Страж России
      Роль защитника русских земель была Пскову по плечу. Начиная с первой трети XIII в., со времени все нараставшей агрессии немецких феодалов в Восточной Европе, Псков оставался первым и важнейшим звеном обороны не только новгородских, но всех северо-восточных русских земель и княжеств. Много раз захлебывались под его стенами походы немецких рыцарей. Еще в XI в. этот город стал мощной крепостью. За пять столетий, прошедших с того времени, значительно вырос экономический потенциал города, увеличилось его население, стали иными военная техника и методы ведения войн. Сообразно этим изменениям совершенствовались оборонительные укрепления, трудом и средствами псковских жителей перестраивались старые и воздвигались новые сооружения.
      К 1581 г. Псков являлся первоклассной по тем временам крепостью. Система его каменных укреплений состояла из трех поясов. Внутренний замок, Кром, находился на обрывистом мысу при слиянии рек Псковы и Великой. Его наиболее уязвимая южная сторона защищалась особо мощными каменными стенами, получившими название Персей, или Першей. Следующий пояс каменных (с 70-х годов XIV в.) стен окружал так называемый Средний город. Наконец, во второй половине XV в. возникает третья линия стен, первоначально деревянных, а затем каменных, охватившая как основную территорию посада между Великой и Псковой, так и Запсковье и получившая название Окольного города. В конце XV - первой трети XVI в. воздвигаются мощные башни на наиболее опасных участках (в Запсковье - Варлаамовская, в северо-западном углу крепости - Гремячья, крайняя к р. Пскове; в стенах Окольного города - Покровская, крайняя юго-западная у р. Великой, Свинусская, или Свиноборская, соседняя с Покровской, Великая и т. д.). Река Пскова перекрывается решетками. Для борьбы с подкопами крепость снабжается так называемыми "слухами" - контрминными подземными сводчатыми галереями, выведенными за линию стен. Важнейшие воротные башни дополнительно укрепляются мощными захабами - оборонительными сооружениями у стен и небольшими башнями различной конфигурации, затруднявшими доступ к воротам. Стены общей протяженностью в 9 км имели высоту в 8 - 9 м, а на некоторых участках и выше, и отличались толщиной (от 4,5 до 5 с лишним метров), что отчасти объяснялось качеством строительного материала: оборонительные сооружения Пскова делались из местного, рыхлого и непрочного плиточного известняка. О мощности башен можно судить по размерам пятиярусной Покровской башни. Ее общая высота составляла чуть более 40 м, толщина стен внизу достигала 6 м, в окружности она имела около 90 м, основание и нижний этаж башни были вырублены прямо в скале. Остальные башни Пскова, а всего их насчитывалось 39, хотя и не были столь грандиозными, производили на современников весьма внушительное впечатление. Стены Окольного города опоясывались широким и глубоким рвом. Кроме того, доступ к городу с севера и юга затруднялся болотистой местностью.
      По мнению англичанина Д. Флетчера, во всем Русском государстве есть четыре крепости, которые "построены весьма хорошо и могут выдержать всякую осаду, так что их почитают даже неприступными". Среди них на втором после Смоленска месте указан Псков17. Поляк Я. Пиотровский, участник псковского похода Батория, писал в своем дневнике: "Мы уже в миле от Пскова... Любуемся Псковом. Господи, какой большой город! Точно Париж!"18. Оборонительный потенциал Пскова не исчерпывался его собственными укреплениями. В XVI в. псковские земли и подступы к Пскову прикрывались несколькими каменными крепостями. На западе это были Псково-Печерский монастырь и Изборск; на юге - Остров, расположенный на острове посреди р. Великой; на севере - Гдов.
      Избирая целью своего похода Псков, Баторий руководствовался несколькими соображениями. Во-первых, завоевание этого города практически почти полностью отрезало от России ее гарнизоны в ливонских крепостях. Во-вторых, интервентам открывались возможности дальнейших действий в глубине России как против Новгорода, обветшавшие укрепления которого не представляли серьезной преграды, так и против областей, примыкавших к смоленско-московской дороге. В-третьих, захват Пскова сулил богатую военную добычу, так как город был транзитным пунктом снабжения крепостей в Ливонии и переброски товаров с запада, прибывавших через Нарву. Наконец, Псков - один из крупнейших торговых центров Русского государства - манил короля, финансовые дела которого обстояли совсем не блестяще, как богатая добыча. По данным Д. Флетчера, в конце 80-х годов XVI в. Псков платил одних торговых пошлин 12 тыс, рублей19.
      Направление нового удара королевских войск стало ясным еще в конце 1580 года. Во главе псковского гарнизона Иван IV поставил искусных и храбрых воевод. Фактически первым воеводой был князь Иван Петрович Шуйский, который, по словам р. Гейденштейна, "пользовался у царя большим уважением по своему уму". Номинально же возглавлял оборону его двоюродный брат - князь В. Ф. Скопин-Шуйский. В крепости непрерывно велись работы по ремонту оборонительных сооружений, сюда свозились боеприпасы и продовольствие, стягивались стрелецкие приказы и артиллерия. Незадолго до начала военных действий Иван IV вызвал в Москву И. П. Шуйского, на которого возложил личную ответственность за исход обороны. По словам автора "Повести о прихожении Стефана Батория на град Псков", царь заявил воеводе: "На тебе... на едином подобает всее тое службе спытати и поиску, неже на иных товарыщов твоих и воеводах", - и заставил поклясться Шуйского в Успенском соборе, что ему "седети во осаде крепко... и битися... за Псков град и без всякого порока с литвою, даже до смерти". По приказу царя, после возвращения И. П. Шуйского в крепость, к новому крестному целованию ("битися с литвою до смерти безо всякие хитрости") были приведены все воинские люди и жители Пскова20. Значительные силы русских войск были сконцентрированы в ближайших от Пскова крепостях, имея задачей нарушать коммуникации противника и истреблять его отдельные отряды. Летом 1581 г. подготовка к отражению армии Батория шла в Пскове и всей его округе полным ходом.
      В конце июня русские войска начали роенные действия, совершив набег на оршанские, шкловские и могилевские земли. Известие об этом сильно встревожило Батория, армия которого только еще собиралась в поход. Но вполне оправданный отвлекающий маневр русской армии не был доведен до конца, так что на дальнейшем ходе кампании этот эпизод фактически не отразился. В начале августа в Заволочье сосредоточилась вся армия Батория. Она насчитывала не менее 50 тыс. человек, а по данным "Повести", видимо, преувеличенным, - даже 100 тысяч. Ей противостоял гарнизон, состоявший из 2 500 стрельцов, 500 казаков и 1 000 конных дворян. Кроме того, поляки считали, что в крепости находится 12 тыс. жителей, способных к ношению оружия и защите города21. На защиту родной земли поднялось все население Псковщины.
      Непосредственно движение к Пскову из Воронеча началось 13 августа, а под следующим числом Пиотровский делает весьма знаменательную запись: "Русские схватили 2 пахолков (слуг. - В. Н.)... Здесь не очень безопасно ездить; даже между русскими, присягавшими нам, попадаются многие, которые стараются мстить за разорение, как могут". 16 августа он радуется тому, что войска вступили в "веселую и плодородную страну", но "что пользы от этого? Везде пусто, мало жителей, между тем повсюду деревни"22. С жителями Псковской земли солдаты Батория встретились как с ее защитниками на стенах крепостей, в лесах и на дорогах, где уничтожались отряды захватчиков.
      17 августа корпус Я. Замойского, назначенного Баторием великим гетманом, осадил Остров. Против ожидания крепость пала довольно быстро: усиленная бомбардировка сильно разрушила ее стены, так что дальнейшее сопротивление гарнизона в 300 человек стало невозможным. Пока основные силы Батория в течение четырех дней штурмовали Остров, передовые их отряды 18 августа появились под Псковом. В этот день были сожжены последние дома посада на Завеличье. На стенах и башнях города расставлялась артиллерия. Воеводы распределили между собой участки обороны Окольного города. 20 августа под Псков прибыл авангардный отряд армии Батория, а 24 - 26 августа основные ее силы во главе с королем уже оказались под стенами города. 27 августа Баторий направил осажденным грамоту с предложением о сдаче. Грамота была оставлена без ответа23. Началась пятимесячная (если считать до 17 января 1582 г., когда в Пскове стало известно о подписании Ям-Запольского перемирия) героическая оборона Пскова.
      3. Осада
      Уже первые действия королевских войск сопровождались крупными их потерями. Обход крепости отрядами армии Батория происходил под яростным огнем артиллерии, который "многие полки возмути и многих людей у них нарядом прибив". Оказалась неудачной попытка короля поставить свой лагерь на новгородской дороге у р. Псковы: ночью русские пушкари обстреляли уже подготовленное место из "большово наряду", отчего, по сведениям польских пленных, "многих панов добрых туто побили"24. Пришлось перенести лагерь к югу и подальше от крепости. 1 сентября началось рытье противником траншей и окопов, направленных к Покровской, Свиноборской башням и Великим воротам, а на следующий день - установка двойных туров. 4 сентября королевская пехота приступила к установке батарей и закончила работы за два дня. Две батареи находились на правом берегу Великой и были направлены против Свиноборской и Покровской башен; третья, державшая под огнем ту же Покровскую башню, располагалась напротив нее, в Завеличье.
      Свои осадные маневры армия Батория вынуждена была вести днем и ночью под непрерывным обстрелом русской артиллерии. Пиотровский с удивлением отмечал силу огня из города и большие размеры ядер. В его дневнике ощущается постепенное нарастание пессимистических ноток. Под 2 сентября он записал: "Нужно усердно молить бога, чтобы он нам помог, потому что без его милости и помощи нам не получить здесь хорошей добычи. Не так крепки стены, как твердость и способность обороняться, большая осторожность и немалый достаток орудий, пороху, пуль...". Через день Пиотровский отмечал: "Слышен между прочим постоянный стук топоров; надо полагать не к добру для нас! Признаться велика будет милость божия, если сделаем себе что-нибудь на радость: не поможет он, так нам не по силам взять такой город"25. Он был по-своему прав: защитники Пскова на направлении предполагаемого удара армии Батория воздвигали дополнительные укрепления. 7 сентября начался двухдневный интенсивный обстрел крепости. В огромных клубах пыли скрылись обстреливаемые участки. Известняк не выдержал. Значительная часть стен, Покровская и Свиноборская башни были сильно разрушены, и защитникам гарнизона пришлось убрать оттуда пушки. Несколько проломов открыли доступ в город. Еще перед полднем 8 сентября отборные части немецких и венгерских наемников и добровольцев из польской шляхетской конницы (в спешенном строю) стали готовиться к приступу. После полудня под прикрытием сильного огня штурмовые отряды ринулись к крепости.
      Первыми ворвались в Покровскую башню венгерские и немецкие наемники, а четверть часа спустя польские роты заняли Свиноборскую башню. На них появились королевские стяги. Заняв проломы в стене и башнях, часть штурмующих устремилась на стены, а другая намеревалась ворваться в город. Но не тут-то было. По призывному звону осадного колокола у церкви Василия на Горке на защиту города встало все его население. И хотя путь в Псков уже не прикрывался никакими сооружениями, ибо было заложено только основание деревянной стены, внизу обвала с городских стен захватчиков встретила живая преграда защитников Пскова. На отряды Батория обрушился град пуль и камней с соседних участков стен и башен. Попытка огнем расчистить путь в город была безуспешной: на место каждого убитого или тяжело раненного вставало двое новых русских воинов, а легко раненные поля битвы вообще не покидали. Ожесточенный бой продолжался уже несколько часов, когда русским пушкарям метким выстрелом удалось обрушить крышу и верхний ярус Свиноборской башни на головы польских шляхтичей. Одновременно псковские ратники подожгли ее порохом снизу, вынудив к поспешному отступлению "высокогорделивых... приближных дворян, яже у короля выпрошалися напред во Псков выйти и короля срести и государевых бояр и воевод связаны пред короля привести". Большинство из этого отряда встретило там свою смерть. Телами их были забиты башня, пролом и ров. Правда, положение крепости оставалось критическим: наемники-пехотинцы упорно держались в Покровской башне, нанося защитникам Пскова огромные потери. В этот момент на помощь русским ратникам пришли женщины, "оставивши немощи женские и в мужескую оболокшеся крепость". Одни из них, "младыя и сверстныя, крепкие телесы", с оружием в руках приняли участие в бою. Другие, "старые... и немощныя плотию", подносили боеприпасы, камни, воду для утомленных воинов. Наконец, поджогом нижних ярусов башни и яростной контратакой защитники крепости выбили последние штурмовые отряды, "паки очисти... псковская стена от скверных литовских ног".
      Наступил вечер. Настроения в Пскове и в лагере Батория были диаметрально противоположными. В городе, несмотря на большие потери, царила радость победы, а в королевском стане до полуночи тянулась мимо Батория процессия: выносили с поля боя раненых и тела убитых. По польским источникам, погибло более 500 человек (цифра, видимо, сильно занижена, так как в королевском лагере запретили говорить об этом; по данным "Повести", было убито около 5 тыс.), число же раненых было в несколько раз большим. Их было так много, что, по словам Пиотровского, "у нас и фельдшеров столько нет, чтобы ходить за ними". В течение нескольких недель умирали тяжело раненные при первом штурме26.
      Однако более всего тревожила Батория нехватка пороха. Почти все его запасы были израсходованы 7 и 8 сентября. Немалые надежды возлагались на подвоз пороха, за которым послали в Ригу, и на подкопы. Через три дня начались подрывные работы. Все помыслы постепенно деморализовавшейся королевской армии были связаны с ними. Тем большее разочарование ожидало ее: 17 сентября из перехваченных грамот из Пскова стало ясно, что русские воеводы через пленных осведомлены о ведущихся подкопах. Но особенно ценные данные о направлении и числе подкопов сообщил бывший полоцкий стрелец Игнат, бежавший в город из королевского лагеря. В ночь на 24 сентября были взорваны подкопы, начинавшиеся от окопов венгерских наемников. 27 сентября защитники крепости уничтожили еще один подкоп. Остальные (их, по свидетельству "Повести", было девять) или завалились, или уперлись в скальный грунт27.
      Настроение в стане Батория с каждым днем становилось все тревожнее. Почувствовав силу защитников Пскова и прочность его укреплений, польский наблюдатель резонно замечает, что далее пролом и захват Окольного города мало что решат, ибо "в городе еще две отдельные крепости, защищенные стенами и башнями, на которых довольно орудий: их нам также придется проламывать и брать". Эта перспектива рождает у него поразительное сравнение: "Мне кажется, что мы с мотыгой пускаемся на солнце"28. С середины сентября королевские войска все сильнее начинают ощущать удары партизан и русских полевых отрядов. 18 сентября под Порховом было разбито несколько обозов. Через четыре дня стало известно о гибели в разных местах королевских наемников, в том числе 300 казаков и 100 чел. из отряда князя Пронского. К концу месяца в лагере Батория не хватало "ни сена, ни овса, ни другого продовольствия". С большой опасностью отряды фуражиров доставали продукты за 10 миль от стоянки, а через 20 дней расстояние увеличилось до 15 миль29. Среди пехотинцев, особенно сильно страдавших от голода и непогоды, поднялся сильный ропот. Литовская знать открыто заявляла о скором отъезде с театра военных действий. Когда же 4 октября ударили первые морозы ("вдруг пошел снег с вьюгой и настал страшный холод"), дело в лагере дошло до драк за одежду, дрова, жилища. Ко всему прочему 7 октября в Псков с небольшими потерями прорвался отряд стрельцов в несколько сот человек. Баторий приказал усилить осадные заслоны с северной стороны крепости и сторожевые караулы вокруг нее, В королевской армии началось дезертирство. Пользуясь этим, русский гарнизон усилил вылазки, в ходе которых наносил врагу ощутимые потери.
      19 октября у Батория состоялся тайный военный совет. Безрадостные перспективы были очевидны для всех. По словам Пиотровского, "конница и пехота мрет в окопах от холоду и голоду", пороха почти нет. Одни предлагали авантюрный план всеобщего штурма города. Другие предпочитали совсем снять осаду, расположив войско на зимних квартирах в других городах. Многие же литовские паны заявили, что "далее оставаться не могут". Но немедленный отказ от продолжения кампании фактически оставлял в руках Русского государства ливонские крепости. А потому в конце октября - начале ноября Баторием была предпринята новая попытка взять крепость, на этот раз со стороны реки Великой, где стены были более слабо укреплены.
      28 октября начался обстрел, разрушивший часть каменной стены, за которой, однако, оказались деревянные рубленые стены, укрепленные землей. Венгерские наемники, углубившись в пролом, стали расширять его кирками и ломами. Но защитники Пскова сумели отразить этот натиск. С боевых площадок спускались на канатах шесты с железными крючками, с помощью которых вражеские пехотинцы выдергивались наверх. Интенсивный огонь из крепости нанес большие потери осаждавшим, засевшим в траншеях. После пятидневного обстрела королевские войска пошли на штурм (по дневнику Пиотровского - 3 ноября, по "Повести" - 2 ноября). Он окончился плачевно. Под стенами и на льду Великой остались сотни трупов. В ночь на 7 ноября пехота Батория была выведена из траншей и окопов к лагерю. Пришлось еще раз отказаться от активной осады30. Но полностью прекратить военные действия Баторий не хотел. Это грозило провалом не только его широких планов в отношении России, но и минимальной программы войны - овладения Ливонией. Морально-политический резонанс от такого исхода событий явно не устраивал Батория; это, по мнению короля, отразилось бы неблагоприятно не только на армии, но и на отношении господствующего класса к королю. А потому, по словам автора "Повести", "еще королю под градом Псковом стоящу и всячески о своем бездельном приходу размышляюще, како и коими образы покрыти студ и срамоту лица своего и како дщую и высокогордую похвалу мало некако изправити"31.
      Однако и пассивное стояние возле города не принесло покоя воинству Батория. Псковские ратники резко активизировали свои действия. В ноябре - декабре они совершили немало крупных вылазок, сильно истощив караульные конные роты противника. Последняя вылазка (а всего их было, по данным "Повести", 46) произошла 4 января, когда "многих добре славных, именитых, яко более восьмидесяти панов убиша, тако же и языков нарочитых в город ухватиша". Пушкари с наиболее высоких сооружений крепости постоянно вели прицельный огонь по вражеским позициям. Пиотровский то удивляется количеству пороха и ядер у осажденных, то поражается меткости их стрельбы, наносившей потери королевской армии. Тон его дневника в октябре - декабре безысходен. Главный лейтмотив записей - постоянные жалобы. Погода ужасна: то сильные оттепели, от которых раскисают дороги и прекращается подвоз припасов, то страшные морозы. 28 октября он пишет: "О боже, вот страшный холод! Какой-то жестокий мороз с ветром; мне в Польше никогда не случалось переносить такого". Через месяц его вновь пугают холода: "А как настанут Никольские морозы, да навалятся громады снегу, узнает наш жолнер русскую войну"32. К тому же в лагере не хватало продовольствия, фуража, одежды, не было денег для уплаты жалованья наемникам. В середине ноября за продуктами посылали за 20 миль, а уже через пять дней автор дневника отмечает, что "за 30 миль вокруг Пскова нельзя достать провианту". Но если бы дело заключалось только в расстоянии! Фуражиры, отряды слуг магнатов, посланные за продовольствием, гибли от рук партизан и русской армии. Уже с конца сентября эти экспедиции стали столь опасными, что "когда... отъезжают (за провиантом. - В. Н.) - прощаемся с ними, точно видимся в последний раз"; "когда оттуда воротятся кони и слуги, то радость такая, как будто кто подарил". В октябре - ноябре королевских фуражиров уничтожали под Изборском, Гдовом, Порховом, Островом. Даже крупным отрядам, обеспечивавшим сбор продовольствия, требовалась помощь33. С южных и западных дорог исчезали королевские курьеры и обозы купцов. Добыча, награбленная в русских городах, монастырях и селах, ускользала из рук захватчиков.
      Но больше всего страшил Пиотровского - а его опасения отражали в определенной степени умонастроение руководителей войны - подход крупных сил русских войск. 16 октября он передает сведения, полученные от пленных, о скором прибытии под Гдов армии во главе с сыном царя Иваном. 19 ноября им вновь овладевают мрачные предчувствия: "Все пленные, попавшие в наши руки, в один голос говорят, что великий князь (Иван IV. - В. Н .) собирает войска и что назначил всем прибыть в одно место в течение 18 дней... Я уверен, если через 3 или 4 недели его свежие войска нападут на лагерь, то много могут потешиться". Еще через полмесяца, приводя слухи о концентрации русской армии под Новгородом, Пиотровский со страхом рассуждает о ее возможных действиях как при продолжении осады, так и при отходе королевских войск от Пскова. Перспективы удручающи, и нередко записи дневника похожи на крик отчаяния: "Один бог знает, что будет далее; отовсюду на нас беды: голод, болезни, падеж лошадей...". Через неделю (в конце декабря): "Мы заживо погребаем себя в этом лагере; быть ли нам в чистилище? Положение наше весьма бедственное... Морозы ужасные, неслыханные, голод, недостаток в деньгах, лошади падают, прислуга болеет и умирает; на 100 лошадей в роте 60 больных". Если еще в начале осады Пиотровский высказывал здравую мысль, что войну легко начать, но трудно кончить, то теперь он уже вопиет: "А, боже упаси, думается не раз, чтобы это не было только начало войны, а конец"34. Все его помыслы и надежды прикованы теперь к одному человеку - иезуиту Антонию Поссевино, выступившему по поручению папы дипломатическим посредником в переговорах между Баторием и Иваном IV. Но и прибытие Поссевино и начавшиеся в середине декабря переговоры не привели к существенным переменам.
      4. Трудный финал
      Баторию была необходима хоть небольшая победа, которая подняла бы дух его войск. Объект выбирался как будто с полной гарантией на успех. Крупный отряд, состоявший из немецких наемников, польской шляхетской кавалерии и дружин немецких аристократов, прибывших к Баторию добровольцами, осадил Псково-Печерский монастырь, где находился небольшой стрелецкий гарнизон, долго досаждавший королю своими действиями на коммуникациях его армии. Много пленных из ее состава попало за стены монастыря. Там же оказались и купцы, направлявшиеся с товарами, провиантом, деньгами и драгоценностями в польский лагерь под Псковом или возвращавшиеся оттуда. Осада началась в конце октября, а 5 ноября монастырь был подвергнут сильному артиллерийскому обстрелу. Это известие Пиотровский сопровождает замечанием о "большой добыче", которая ожидает захватчиков в монастыре, и желает "немцам там позабавиться". Но забавы не получилось. Штурм 7 ноября после того, как был пробит широкий пролом в укреплениях, закончился полным провалом: "Русские приняли их (немцев. - В. Н.) храбро и отбили с большим уроном". В плен попал племянник курляндского герцога. На помощь Баторий отправил 8 и 9 ноября венгерскую наемную пехоту и новые орудия, но и это не принесло желаемого результата. По словам Пиотровского, "Борнемисса с венграми и Фаренсбек с немцами не могут никак совладать с Печерским монастырем: было два штурма и оба несчастны. Пробьют пролом в стене, пойдут на приступ, а там дальше и ни с места...". И, как при попытках штурма Пскова, надежда сменяется неверием в успех: "Венгерцы с Борнемиссой и немцы с Фаренсбеком не в состоянии справиться с Печерским монастырем. Печерцы удивительно стойко держатся"35. Они действительно стойко держались: захватчики так и не сумели победить мужество и крепость русских ратников.
      Ко всему прочему резко обострилась обстановка в Речи Посполитой. Налоги вотированные сеймом 1581 г., доставлялись медленно и в ничтожных размерах. По всей Польше поднялось широкое недовольство войной. 1 декабря Баторий был вынужден бесславно отправиться восвояси из-под Пскова, оставив во главе армии Замойского. Автор дневника с немалой печалью отметил это событие: "Король сегодня уезжает.., оставляя нас, бедных сирот, в этой Индии. Литовцы бегут без оглядки"36. "Насилу король сам-третей убежал, - говорилось в русской народной песне, - бегучи он... заклинается: "Не дай, боже, мне во Руси бывать, ни детям моим, ни внучатам, и ни внучатам, и ни правнучатам". Но страстные мечты Пиотровского все же сбылись: перемирие было подписано.
      Переговоры делегаций начались 15 декабря в небольшой деревеньке - Яме-Запольском. Ни о каких территориальных приобретениях в России польской стороне не приходилось теперь и думать. Но и Ивану IV пришлось отказаться от всех завоеваний в Ливонии. Единственное выдвинутое им условие заключалось в том, чтобы в тексте договора ничего не говорилось о Нарве, захваченной к тому времени шведами. Это сохраняло для Русского государства возможность продолжения борьбы за Нарву. Помимо истощения ресурсов воюющих сторон и тяжелого их внутреннего положения, обе они стремились к прекращению войны и из-за шведских приобретений в Ливонии. Пока армия Батория безрезультатно топталась под стенами Пскова, шведские отряды захватили несколько важных крепостей в Северной Ливонии. Каждый из противников мечтал остаться один на один с этим соперником: "Великий князь, как видно, острит зубы на шведа и, по-видимому, желал бы поскорее с нами помириться, чтобы начать с ним войну и отнять все его завоевания. Но нам бы хотелось как о Нарве, так и о других замках вести переговоры с паном свояком (шведским королем. - В. Н .), совершенно отстранив князя" (Ивана IV. - В. Н .)37. 15 января 1582 г. было подписано десятилетнее перемирие. 17 января ворота крепости открылись для русского гонца, сообщившего героическому гарнизону Пскова долгожданную весть о прекращении военных действий. А 4 февраля мужественные защитники, отразившие 31 приступ, наблюдали со стен бесславный отход вражеской армии...
      Ливонская война окончилась. Она не обеспечила России выхода в Балтийское море, столь необходимого для ее дальнейшего развития. Однако и Баторию пришлось вернуть все земли и города (за исключением Велижа), входившие в состав Русского государства к 1558 году. Героическая борьба и мужество стрельцов, казаков, пушкарей, посадских людей и крестьян сорвали экспансионистские замыслы иноземцев. Р. Гейденштейн поражался "невероятной твердости при защите и охранении крепостей", которую выказывал русский народ, и удивлялся тому, что "перебежчиков было весьма мало; много, напротив, нашлось и во время этой самой войны таких, которые предпочли верность к князю (Ивану IV. - В. Н.), даже с опасностью для себя, величайшим наградам"38. Воспитанное веками борьбы за национальную независимость чувство личной ответственности за судьбы страны поднимало народные массы на сопротивление врагам в наиболее трудные моменты ее истории. Мужеством немерным, беззаветной стойкостью русский народ в тяжелой войне отстоял целостность родной земли.
      ПРИМЕЧАНИЯ
      1. Я. Я. Зутис. К вопросу о ливонской политике Ивана IV. "Известия" АН СССР. Серия истории и философии. Т. IX, N 2, 1952, стр. 137 - 141.
      2. См. подробнее: В. Д. Назаров. В Диком поле. "Вопросы истории", 1970, N 2.
      3. "Очерки истории СССР. Период феодализма. Конец XV в. - начало XVII в.". М. 1955, стр. 463.
      5. В. Новодворским. Борьба за Ливонию между Москвою и Речью Посполитой. 1570 - 1582 гг. СПБ. 1904, стр. 65 - 69.
      6. "Народные исторические песни". М.-Л. 1962, стр. 102.
      7. Текст этого документа любезно сообщен автору Б. Н. Флорей.
      8. Р. Гейденштейн. Записки о Московской войне (1578 - 1582). СПБ. 1889, стр. 60 - 61.
      9. Там же, стр. 61 - 69; В. Новодворский. Указ, соч., стр. 100 - 104.
      10. Р. Гейденштейн. Указ, соч., стр. 70.
      11. Там же, стр. 77 - 79; В. Новодворский. Указ, соч., стр. 108 - 111.
      12. В. Новодворский. Указ, соч., стр. 100.
      13. Р. Гейденштейн. Указ, соч., стр. 97.
      14. Там же, стр. 130 - 141; В. Новодворский. Указ, соч., стр. 170 - 180.
      15. Цит. по: В. Васильевский. Польская и немецкая печать о войне Батория с Иоанном Грозным. СПБ. 1889, стр. 58.
      16. Р. Гейденштейн. Указ, соч., стр. 168.
      17. Д. Флетчер. О государстве Русском. СПБ 1906, стр. 73.
      18. Пиотровский. Дневник последнего похода Стефана Батория на Россию. Псков. 1882, стр. 92.
      19. Д. Флетчер. Указ, соч., стр. 45.
      20. "Повесть о прихожении Стефана Батория на град Псков". М.-Л. 1952, стр.47 - 49. Эта повесть была написана очевидцем событий вскоре после окончания осады Пскова.
      21. В. Новодворским. Указ, соч., стр. 229: Пиотровский. Указ, соч., стр. 65.
      22. Пиотровский. Указ, соч., стр. 83, 85.
      23. В. Новодворский. Указ, соч., стр. 228 - 229; Пиотровский. Указ, соч., стр. 97.
      24. "Повесть о прихожеиии Стефана Батория на град Псков", стр. 60.
      25. Пиотровский. Указ, соч., стр. 107, 109.
      26. "Повесть о прихожении Стефана Батория на град Псков", стр. 65 - 77, 78; Пиотровский. Указ, соч., стр. 115 - 118; Р. Гейденштейн. Указ, соч., предисловие, стр. LXV - LXIX.
      27. "Повесть о прихожении Стефана Батория на град Псков", стр. 84 - 86; Пиотровский. Указ, соч., стр. 122, 123, 129, 134, 136.
      28. Пиотровский. Указ, соч., стр. 123.
      29. Там же, стр. 130, 133, 136.
      30. "Повесть о прихожении Стефана Батория на град Псков", стр. 87 - 90 Пиотровский. Указ, соч., стр. 206 - 208, 209, 216, 220 - 221.
      31. "Повесть о прихожении Стефана Батория на град Псков", стр. 90.
      32. Пиотровский. Указ, соч., стр. 207, 239.
      33. Там же, стр. 136, 165, 186, 233, 239, 248.
      34. Там же, стр. 144, 175, 233, 256, 248, 258.
      35. Там же, стр. 210, 211, 220, 223 - 224, 225, 232, 236, 241.
      36. Там же, стр. 242.
      37. Там же, стр. 256.
      38. Р. Гейденштейн. Указ, соч., стр. 26 - 27.
    • Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарихи (История возникновения законов янычарского корпуса) - 1987
      Автор: foliant25
      Просмотреть файл Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарихи (История возникновения законов янычарского корпуса) - 1987
      Название: Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарихи (История возникновения законов янычарского корпуса)
      Год выпуска: 1987
      Автор: неизвестен
      Перевод с турецкого (османского):, издание текста, введение, комментарий и указатели И. Е. Петросян
      Издательство: Москва, Главная редакция восточной литературы
      Серия: Памятники письменности Востока, LXXIX
      ISBN: нет
      Формат: DjVu
      Размер: 20,5 Mb (DjVu)
      Качество: Отсканированные страницы, OCR 
      Количество страниц: 600 
      Язык: Русский + турецкий (османский)
      Тираж: 3 000 экз. 
      Публикация памятника турецкой истории — анонимного сочинения 1606 г., посвященного истории, организации и установлениям янычарского корпуса.
       В отличии от гуляющего в Сети неполного варианта (592 стр.) этот файл без пропущенных страниц (600 стр.).
      Автор foliant25 Добавлен 30.07.2018 Категория Передняя Азия
    • Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарихи (История возникновения законов янычарского корпуса) - 1987
      Автор: foliant25
      Название: Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарихи (История возникновения законов янычарского корпуса)
      Год выпуска: 1987
      Автор: неизвестен
      Перевод с турецкого (османского):, издание текста, введение, комментарий и указатели И. Е. Петросян
      Издательство: Москва, Главная редакция восточной литературы
      Серия: Памятники письменности Востока, LXXIX
      ISBN: нет
      Формат: DjVu
      Размер: 20,5 Mb (DjVu)
      Качество: Отсканированные страницы, OCR 
      Количество страниц: 600 
      Язык: Русский + турецкий (османский)
      Тираж: 3 000 экз. 
      Публикация памятника турецкой истории — анонимного сочинения 1606 г., посвященного истории, организации и установлениям янычарского корпуса.
       В отличии от гуляющего в Сети неполного варианта (592 стр.) этот файл без пропущенных страниц (600 стр.).
    • THE ARMY OF TANG CHINA
      Автор: foliant25
      Просмотреть файл THE ARMY OF TANG CHINA
      Название: THE ARMY OF TANG CHINA
      Год выпуска: 1995
      Автор: Karl Heinz Ranitzsch
      Издательство: Montvert Publications  
      Серия: Brill's Japanese studies library, v. 36.
      ISBN: 1 874101 04 3
      Формат: PDF
      Размер: 24,4 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 90 (цветные и чёрно-белые иллюстрации)  
      Язык: английский

      Автор foliant25 Добавлен 25.07.2018 Категория Китай
    • THE ARMY OF TANG CHINA
      Автор: foliant25
      Название: THE ARMY OF TANG CHINA
      Год выпуска: 1995
      Автор: Karl Heinz Ranitzsch
      Издательство: Montvert Publications  
      Серия: Brill's Japanese studies library, v. 36.
      ISBN: 1 874101 04 3
      Формат: PDF
      Размер: 24,4 Mb (PDF)
      Качество: Отсканированные страницы, интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 90 (цветные и чёрно-белые иллюстрации)  
      Язык: английский