191 сообщение в этой теме

В китайских и японских текстах часто мелькает оборот "имярек ворвался в строй врага, кого-то зарубил и вернулся". Варианты - "прорывался и возвращался", "неоднократно врывался и возвращался". 

С одной стороны - можно предположить, что боевые порядки противников были довольно разреженными. Но вот сколько это - "довольно". 

Жмодиков А. писал, что в конце 18 и начале 19 века регулярная кавалерия РИ строилась так, что по фронту на всадника полагался аршин. Реально - чуть менее метра. При этом, если два строя действительно сходились (редкий случай), то, чаще всего, они "проходили насквозь" с непродолжительным обменом ударами. Так как - две шеренги глубины, да интервалы между эскадронами и полками, да растягивание строя при движении, да неизбежное его нарушение - даже после считанных десятков метров на галопе/карьере. То есть - даже у регулярной кавалерии, с ее групповой подготовкой и ранжированием лошадей, к моменту контакта построение было схоже уже не на сплошную стену из людей и коней, а на ломаную прерывистую линию из групп всадников, так что два строя действительно могли "пройти насквозь".

С учетом того, что про тех же казаков конца 18 и начала 19 века пишут, что плотность строя, аналогичную регулярной кавалерии, они поддерживать не могут... 

Иррегулярная конница даже в "плотном строю" строились, скорее всего, свободнее, чем европейская на наполеонику. "Сколько метров" - вопрос, но даже полтора метра на всадника на фронте - уже много. Ранжирования лошадей не было. Коллективной подготовки не было, зато часто был героический этос. Строй в виде "клина" или "колонны" применялся не везде и не всегда. Но тогда можно сделать вывод, что, если доходило до контакта, построение должно было в гораздо большей степени напоминать "цепочку разрозненных групп с большими интервалами", чем у регулярной кавалерии 18-19 века. И всадник или группа всадников точно не имели проблем с выбором места, куда "можно ворваться". Отмечу - даже в тех условиях, когда изначальное построение противников являло собой "стену коней и людей", "колено к колену", "чтобы и ветер не мог проникнуть между нашими копьями", насколько это вообще возможно для иррегулярной конницы Средних веков.

 

Бродящий по рунету фрагмент из Де ла Ну.

Цитата

В эскадроне жандармов, даже если он состоит из дворян, мало храбрых людей, и, когда атака производиться развернутой цепью, то скоро в ней образуются пустоты: даже если храбрецы, которые, как общее правило, составляют меньшинство, атакуют энергично, все же останутся остальные, у которых нет никакой охоты сцепиться с неприятелем: у одного пошла кровь носом, у другого оборвалось стремя или лошадь потеряла подкову, словом пройдя шагов 200, широкий фронт поредеет и в нем появятся большие разрывы. Это придает неприятелю значительную бодрость. Часто из 100 всадников едва 25 действительно дорвутся до неприятельского фронта, а заметив, что их никто не поддерживает, они, переломив свои копья, нанесут 2-3 удара мечом и повернут назад, если их еще не успели сразить.

 

Регулярная кавалерия 18-19 века карьером обычно скакала буквально несколько десятков метров в финале атаки, да и то - не всегда. Галоп - около 20 километров в час, обычно от менее минуты до пары минут, после чего эскадрону требовалась передышка. На этом фоне страдания и вздохи большей части авторов про "мелких и слабосильных" японских лошадей, которые под всадником в доспехах обычно скакали рысью со скоростью до 10 км/ч, развивая большую скорость только на короткое время - откровенно смешат. Размеры лошадей любят при этом сравнивать с современными породами, как будто в Средние века и ранее рыцари на тракенах разъезжали. Отсылки к степным лучникам, без каких-либо чисел, подразумевают, что уж они-то точно часами на карьере носились, пуская тучу стрел. Понятно, что были еще нюансы, тот же рыцарь мог иметь коня пусть и не столь внушительного, как кирасирский, зато - "только под бой", а не "две недели делал по 25 км, таща всадника и всю его поклажу". Но постоянно повторяющиеся в англоязычной литературе по Японии сравнения со "сферическим идеалом в вакууме", добросовестно переписываемые друг у друга еще века так с 19, утомляют.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


4 часа назад, hoplit сказал:

В китайских и японских текстах часто мелькает оборот "имярек ворвался в строй врага, кого-то зарубил и вернулся". Варианты - "прорывался и возвращался", "неоднократно врывался и возвращался". 

Весь вопрос в корректности такой интерТрепации события.

Обычно там "врезался в строй".

Т.е. стоит строй - к нему подлетает "хас-булат удалой", рубит голову выбранному объекту атаки и сваливает с трофеем, пока его не достали соседи по строю.

Соответственно, предположение, что строй сильно разрежен - не совсем правильно. Потому что аналогичные ситуации были и в русско-турецких войнах XVIII века, когда турки подлетали (одиночные делии) к строю драгун, в упор стреляли из пистолета или рубили саблей, и уходили, потому что строй разрушить было опаснее.

4 часа назад, hoplit сказал:

Бродящий по рунету фрагмент из Де ла Ну.

Цитируется по "Конница на войне" В. Тараторина.

4 часа назад, hoplit сказал:

Отсылки к степным лучникам, без каких-либо чисел, подразумевают, что уж они-то точно часами на карьере носились, пуская тучу стрел.

"Не знам. То е српско телевидение. Не можно подсказывать!" (с)

Вопрос о том, КАК организовывался "хоровод" - один и тот же отряд скакал, или отряды после атаки менялись, и насколько быстро скакали - их, этих нюансов, много.

Перевод Таскина (самому заморачиваться сейчас просто лень):

Цитата

 

Если войска противника были построены и боевой порядок, то учитывались расположение позиции, местонахождение больших и малых гор и рек, дороги для нападения и отступления, кратчайшие пути для переброски подкреплений, места, из которых подвозился провиант, и разрабатывались меры для установления над ними контроля. Затем со всех сторон вокруг неприятельских позиций располагались всадники, сведенные в отряды численностью в пятьсот-семьсот человек. Десять отрядов составляли дао, десять дао — один мянь. У каждого отряда был свой командир.

Вначале один отряд, скача на лошадях, с громкими криками нападал на позиции противника. В случае удачи наступали все остальные отряды. В случае неудачи первый отряд отводился обратно и его место занимал второй. Отступившие давали отдых лошадям, а сами пили воду или ели сухую пищу. Так поступали все дао, сменяя отступление наступлением. Если противник твердо стоял на позициях, они не продолжали упорного сражения, а ждали два-три дня, пока противник не устанет.

 

 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
40 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Потому что аналогичные ситуации были и в русско-турецких войнах XVIII века, когда турки подлетали (одиночные делии) к строю драгун

Но тут, все-таки, пример двух довольно разных систем. А вот было ли столь заметное различие при столкновениях китайцев и кочевников между собой в разных сочетаниях...

 

40 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Весь вопрос в корректности такой интерТрепации события.

Тут не знаю.

Просто пришло в голову, что если уж две линии регулярной кавалерии, которые стартовали в строю "колено в колено", к моменту контакта (когда до него вообще доходило) приходили в состоянии, позволявшем пройти друг сквозь друга без особых затруднений - "врезание кого-то куда-то" становится весьма сомнительным аргументом в пользу какой-то особой "разреженности строя" или "частокола" у тех же рыцарей.

 

40 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Вопрос о том, КАК организовывался "хоровод" - один и тот же отряд скакал, или отряды после атаки менялись, и насколько быстро скакали - их, этих нюансов, много.

ИМХО - второе. Просто я примеры "кружения" отряда видел 2,5 раза - и везде это античность.

Есть указание на "круги" у Курбского - но кружить может и отдельный всадник. В теме по примитивному военному делу тоже есть про "круги" - и опять не ясно, кружит там несколько всадников или один (второе, имхо, по описанию вероятнее).

В прочих же случаях - смена целых отрядов. У Таскина действуют дао - это сразу несколько тысяч всадников. В африканском упражнении из "Стратегикона" - последовательные выпады фланговыми мериями, которые 2/3 войска и могут насчитывать тысячи всадников.

Часто под описание "хоровода" пытаются притянуть Марко Поло, Фому Сплитского, Герберштейна и "Хэй да ши люэ" - но там нигде нет "кругов", только "окружение". Этим, к примеру, статья Л.Боброва грешит. У иностранных авторов местами еще хуже - May, Timothy Michael. The Mongol art of war. Chinggis Khan and the Mongol military system. 2016. Сей мощный автор целые страницы наворачивает без единой приличной ссылки...

 

P.S. Интересно, кстати, откуда вообще уши про "караколь"/круги всадников у степняков уши растут?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Только что, hoplit сказал:

Но тут, все-таки, пример двух довольно разный систем. А вот было ли столь заметное различие при столкновениях китайцев и кочевников между собой в разных сочетаниях...

Одни стоят в строю, относительно упорядоченном. Другие делают "наскоки немыслимой смелости". Национальность не важна, если оружие примерно равное.

2 минуты назад, hoplit сказал:

Тут не знаю.

Просто пришло в голову, что если уж две линии регулярной кавалерии, которые стартовали в строю "колено в колено", к моменту контакта (когда до него вообще доходило) приходили в состоянии, позволявшем пройти друг сквозь друга без особых затруднений - "врезание кого-то куда-то" становится весьма сомнительным аргументом в пользу какой-то особой "разреженности строя" или "частокола" у тех же рыцарей.

Врезаться в строй - это не стоит понимать буквально - подлетел на дистанцию контакта излюбленным оружием и все.

"На холме пред казаками вьется красный делибаш ..."

Там хороший исход:

"Делибаш уже на пике, а казак - без головы".

4 минуты назад, hoplit сказал:

Часто под описание "хоровода" пытаются притянуть Марко Поло, Фому Сплитского, Герберштейна и "Хэй да ши люэ" - но там нигде нет "кругов", только "окружение". Этим, к примеру, статья Л.Боброва грешит.

Тулгама, как я помню из Захир ад-Дина Бабура, это просто охват конными стрелками фланга противника:

Цитата

Когда ряды сблизились, враги стали заходить краем правого фланга нам в тыл; тут я повернулся к ним фронтом, и наш авангард, куда были записаны все наличные йигиты, видавшие битвы и рубившиеся мечом, оказались на правой руке; перед ним не осталось ни одного человека. Все же мы отбили и оттеснили врагов, вышедших вперед, и прижали их к центру... Правый фланг врага, потеснив наш левый фланг, зашел нам в тыл. Так как наш авангард тоже остался на правой руке, то наш фронт оказался оголенным. Люди неприятеля напали на нас спереди и сзади и начали пускать стрелы... Мы несколько раз нападали на противника и с боем оттесняли его; наши передовые тоже ходили в наступление. Люди, которые зашли нам в тыл, также приблизились и начали пускать стрелы прямо в наше знамя (то есть в сторону ставки командования. – Л.Б.); они напали спереди и сзади, и наши люди дрогнули. Великое искусство в бою узбеков эта самая “тулгама”. Ни одного боя не бывает без тулгамы

Вопрос же о "хороводе" - с какой скоростью проходят всадники перед строем противника и с какой - возвращаются? Из Герберштейна понятно, что идет смена отрядов.

Вообще, этого никто в приличное время не видел (то, что было в XVIII-XIX вв. - уже не было той старинной тактикой), и удовлетворительность описания под вопросом, равно как и адекватность перевода.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
39 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

подлетел на дистанцию контакта излюбленным оружием и все.

А если написано "зарубил"? Странно будет выглядеть всадник, подлетевший к стоящему плотному строю таких же всадников, кого-то рубанувший (или застреливший) - и спокойно вернувшийся. 

 

39 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Национальность не важна, если оружие примерно равное.

Если не путаю - при противостоянии с турками от европейской кавалерии как раз требовали сохранения строя, так как в свалке турки их могли пребольно побить. Интересно, когда с обеих сторон - "турки". Там, имхо, индивидуальный наскок выродился бы в поединок или атаку вражеских скирмишеров - что, собственно, у Пушкина и описано.

Опять же - "произошло несколько десятков схваток" и т.д. Возможно - сражение протекало в виде многочисленных выпадов отдельными отрядами?

 

39 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Тулгама, как я помню из Захир ад-Дина Бабура, это просто охват конными стрелками фланга противника

Оригинала в читаемом виде я так и не нашел... По строю текста, имхо, тут возможно даже еще более "неконкретное значение" - окружение или охват противника. Все-таки это вполне определенное сражение, а Бубур упоминает о "тулгаме" ровно один раз. Воины Бабура на его правом фланге тоже победили - но "тулгаму" центру Шейбани он устроить не смог. Также интересен оборот про 

Цитата

Вот еще один [способ нападения]: передние и задние, беки и нукеры, все вместе мчатся во весь дух, пуская стрелы; они тоже не отступают в беспорядке и скачут назад во весь опор.

Тут, конечно, нужно точно знать, как выглядит связка, но получается, имхо, стандартное описание действий конных стрелков еще с античности - "наскакивают и отскакивают, стараются окружить/охватить". Возможно, кстати, что с нами играет злую шутку транслитерация - "тулгама" это точно "термин", а не оставленное без перевода описание - "окружение", к примеру?

 

39 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Вообще, этого никто в приличное время не видел (то, что было в XVIII-XIX вв. - уже не было той старинной тактикой), и удовлетворительность описания под вопросом, равно как и адекватность перевода.

Деталей нет, да... Пока сложилось мнение, что самый приличный источник по тактике действий всадников с метательным оружием - "Стратегикон". И даже там вопросов больше, чем ответов... =/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Пётр I, отправляясь в Прутский поход, приказывал драгунам отражать атаки турецко-татарской конницы огнём, а "палашам роздых дать".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
4 часа назад, hoplit сказал:

Возможно, кстати, что с нами играет злую шутку транслитерация - "тулгама" это точно "термин", а не оставленное без перевода описание - "окружение", к примеру?

толга- вертеть, кружить

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
16 час назад, hoplit сказал:

А если написано "зарубил"? Странно будет выглядеть всадник, подлетевший к стоящему плотному строю таких же всадников, кого-то рубанувший (или застреливший) - и спокойно вернувшийся. 

Абсолютно нормально - подлетел и зарубил. И ушел, потому что остальные без команды не тронулись с места. Разница между удальцом-одиночкой и строем дисциплинированных войск.

А если у него еще и что-то вроде дадао - еще проще.

16 час назад, hoplit сказал:

Опять же - "произошло несколько десятков схваток" и т.д. Возможно - сражение протекало в виде многочисленных выпадов отдельными отрядами?

В оригинале "произошло столько-то схваток". "Хэ" - когда войска сошлись. А потом, видимо, разошлись, чтобы возобновить атаку.

15 час назад, Илья Литсиос сказал:

Пётр I, отправляясь в Прутский поход, приказывал драгунам отражать атаки турецко-татарской конницы огнём, а "палашам роздых дать".

Слишком большая разница в индивидуальной подготовке очевидна.

Кстати, а есть ли сохранившиеся образцы драгунских палашей на Северную войну с удовлетворительной атрибуцией? Все, что видел - кривовато.

12 часа назад, Gurga сказал:

толга- вертеть, кружить

На каком языке? На древневерхнезаднехазарском? Сколько раз уже говорили - нужен КОНКРЕТНЫЙ язык!

В ДТС такое слово имеет значения:

1) крутить, наматывать (например, мотать шерсть)

2) надевать серьги

3) крутить в животе

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
24 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Слишком большая разница в индивидуальной подготовке очевидна.

Я думаю, что Пётр тут думал о том, чтобы не допустить бессмысленных атак и погонь за уклоняющимися от удара сомкнутого строя восточными всадниками, которые легко могут охватывать и атаковать со всех сторон преследующие их эскадроны.
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Турецкие всадники "рождались с конем, жили с конем, умирали с конем", драгуна брали от сохи, учили некоторое время, затем бросали в бой. Разница в индивидуальном бою была слишком очевидна.

А в строю (тем более, что сначала действительно, уделялось большое внимание обучению стрельбе с коня - см. устав драгун начала XVIII в.) был шанс избежать бессмысленных потерь, отражая атаки наиболее отчаянных всадников огнем и оставаясь в недосягаемости от сабельного удара.

Турки не искали фронтального удара всей массой конницы по русской коннице (пусть даже с охватом флангов) - построение русских войск было для этого слишком мало пригодно.

Думаю, не произойди в XVII веке вестернизации русской армии, успешно завершенной Петром I, то в открытом бою конных масс нашим войскам мало что светило бы. Даже хорошо вооруженная сербская и венгерская феодальная конница была раздавлена в большинстве боев с турками. А у наших до начала XVII в. как раз шел процесс истернизации армии - она со своими стрельцами и поместной конницей по тактике и вооружению уже не сильно от турок отличалась.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
6 часов назад, Чжан Гэда сказал:

атрибуцией? Все, что видел - кривовато.

19 час назад, Gurga сказал:

толга- вертеть, кружить

На каком языке? На древневерхнезаднехазарском?

Совершенно верно, угадали.

толгъун [] волна; тэнизнин толгъуну - морская волна; джаны ананын — толгъуну сувларнын - погов. душа матери, что волны на воде; толгъун балых - кит; курсагъында толгъун балыхнын - в брюхе кита; ср. толгъын.

толгъунлан- [] бушевать, кипеть, бурлить, волноваться; толгъунланадогъон -волнующийся.

толгъунланмак  [] волнение, волнообразное движение, колебание.

толгъунлу [] волнистость.

толгъунчох  [] уменьш. от толгъун маленькая волна.

толгъын  [] волна; ср. толгъун.

 

толгъатмах  - заставлять вертеться

Крутить - Толгоор (русско-алтайский словарь)

 

толкун, м. мелкая, частая м сильная волна || бурун или толчея, (байкал.) толкунёц, берег каменист, прибой толкучий (Даль, 4, 411, на сл. толкать). Сл. Акад., 1794 толкун (так наз. небольшие волны... друг в друга ударяющиеся). Сл. Акад., 1963, 15, 557 приводит слово толкун в других значениях. Заимств. из тюрк. Ср. Радлосв толкун (1кирг., чаг., тар.), толку (тел.) волна (3, 1199); толкын (ка-вам.) = толкун волна (3, 1472); толкум (чаг.) 1. волны морские; 2. движение воздуха (3, 890—891); толрын (тсб.) = толкун волна (3, 1204); толгун (кар. т.) - тол-гын волна, толхун (&з.) = толкун (3, 1204); толку- (кирг.) волноваться, су толкуШу вода волнуется (3, 1198, 1199); толкунла- (чаг.) волноваться (3, 1199).

(2,000 ТЮРКСКИХ СЛОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ
Aкaдeмия Нaук Kaзaxcкoй CCP Институт Языкознания  Е. Н. Шипова
Cлoвapь Тюpкизмoв в Pуccкoм Языкe Aлмa-Aтa, "Наука" KaзCCP, 1976, ISBN -номера нет Ответственный Редактор Акад. А.Н. Кононов)

Узбекско-русский словарь

толго- 1. крутить, вертеть, вращать; 2. обвивать чем-л., накручивать что-л. (напр. на рукоять сабли, чтобы рука не скольэила; 3. перен. применять насилие.

толгон- возвр. от толго- 1. вращаться, переворачиваться; изгибаться.

толгоо и. д. от толго- 1. подкручивание (напр. колка музыкального инструмента.

толгот- понуд. от толго- 1. заставить закручивать; санына чылбыр толгот- ист. приказать закрутить его ляжку поводком (пытка: ляжку обматывали поводком и закручивали с помощью рычажка, обычно рукоятки нагайки.

толку- вздымать волны.

толкума волнистый.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Все в кучу... Вы когда научитесь аргументировать что-либо в корректной форме?

На каком языке говорил Бабур? Подсказываю - на тюрки, языке, который находится в родственных отношениях со всеми современными тюркскими, но ни одним из них не является. Как менялись оттенки значения конкретного слова с развитием отдельных языков - мы можем видеть по результатам. Но по этим результатам нельзя выяснить базовое значение слова в тюрки. 

И поэтому самое корректное - брать словарь тюрки.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Еще "щиты и конные". 

Бузанд Фавстос. "История Армении". V.5

Цитата

Тогда греческий стрателат организовал все подначальные ему войска и, выступив с ними из атрпатаканской страны со стороны Гандзака, пошел к пределам Армении. Также и армянский полководец Мушег сосредоточил в одном месте все армянские войска, состоявшие из девяноста тысяч отборных мужей, хорошо вооруженных, с копьями в руках, не считая щитоносцев. Эти тоже согласно полученным сведениям заблаговременно поспешили к своим границам. 

...

А все множество легионов, то есть греческое войско щитоносцев, как и армянские щитоносцы, защищали тыл армянского войска, укрывшись за щитами, наподобие укрепленного города в тылу (сражающихся). Когда персидские войска начинали несколько теснить греческие войска или армянские полки копьеносцев, они входили за прикрытие греческих легионов щитоносцев или армянских щитоносцев, как в крепость, и отдыхали. А отдышавшись немного, они вновь выводили оттуда и нападали и бесчисленное количество персов валили, убивали и обезглавливали, произнося те же поощрительные слова о царе Аршаке; и бесчисленное множество персидских войск было перебито. 

Потом, когда персы чуть начинали одолевать их, они опять, укрывались как в крепость за легионами щитоносцев, которые раздвигали свои щиты, впускали их и опять сдвигали

...

Ибо, когда армянские копьеносцы шли вперед, то так наступали они, будто это была высокая гора или огромная, мощная, незыблемая башня, а когда мы их несколько теснили, то они укрывались за ромейскими легионами, которые, раздвинув сомкнутые щиты, впускали их к себе, словно как в крепость, огороженную стеною. И там, передохнув немного, они снова, выходили и бились, пока не истребили арийские войска. 
 

Насколько понял из статьи Нефедкина А.К. - перевод в достаточной мере соответствует оригиналу. "Копьеносцы" тут - катафракты, всадники в доспехах, с длинными копьями, без луков и щитов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Еще организованные битвы.

Бузанд Фавстос. "История Армении". IV.20

Цитата

Царь Аршак выступил со многими нахарарами, прошел по cвоему государству через Алдзиик и вторгся в страну Арвацастан, возле города Мдбина, где должно было произойти сражение. Прибыл туда, увидел, что обе стороны эту местность наметили для сражения. А греческие войска уже пришли и сосредоточились там и стали лагерем в большом множестве, как песок на морском берегу, а персидские войска еще не дошли до места, назначенного для сражения. А войска армянского царя достигли места сражения раньше персов и стояли в ожидании. Армянские войска стали тяготиться своим праздным сидением без дела, не хотели ждать прибытия персидских войск, а хотели сами одни, без персидских «войск, напасть на греческого царя и покончить с делом войны. В армянских войсках каждый человек по своей воле делал смелые выступления, больше же всех торопился их полководец Васак, который рвал удила, не хотел дожидаться прибытия персидских войск, а норовил сам ввязаться в бой и кончить войну. 

ИМХО, тут слишком непонятно описание выглядит. Но А.К. Нефедкин полагает, что таки да - "уговор на место битвы".

 

Сократ Схоластик. Церковная история. VII.18

Цитата

Тогда Нарсес, хотя собрал и много войска, не в силах был однако вторгнуться в римские провинции и, пришедши в принадлежащий персам пограничный город Низибу, послал из него сказать Ардавурию, чтобы он условился с ним насчет войны и определил место и время для битвы. Но пришедшим Ардавурий отвечал: «Объявите Нарсесу, что римские цари будут воевать не тогда, когда ты захочешь...»

 

Феофилакт Симокатта. История. III.7

Цитата

Оба войска остановились на равнине Албании; их боевые ряды разделял глубокий рукав реки Аракса. Отряды, стоящие по берегам на той и на другой стороне реки, протекавшей между ними, обменивались друг с другом [вызывающими] речами. На третий день к Роману явился вестник от персидского войска, вызывая ромеев на сражение и предлагая им дать возможность персам перейти реку, иначе варвары предоставят такую же возможность ромеям. Тогда Роман, облеченный всей полнотой власти над ромейским войском, созвав собрание всего войска, счел нужным спросить у воинов, что, по их мнению, будет полезно для битвы. Они посоветовали стратигу дать возможность врагам перейти через реку. На следующий день слова были претворены в дело. Немного времени спустя оба войска приготовились к бою. Когда Варам попытался прибегнуть к военной хитрости, то против его ухищрений Роман пустил в ход свою прозорливость. На пятый день и ромеи и мидийцы вооружились к бою

 

Прокопий Кесарийский. Война с персами. I.13

Цитата

Немного времени спустя пришли персы большим войском и стали лагерем в местечко Аммодии, расположенном в двадцати стадиях от города Дары. Среди их военачальников были Питиакс и одноглазый Варесман. Над всеми ними один был поставлен в качестве главнокомандующего, перс родом, по своему положению мирран (так персы называют эту должность), по имени Пероз. Он, тотчас послав к Велисарию, велел приготовить ему баню, поскольку завтра ему угодно в ней помыться. Поэтому римляне начали с большим рвением готовиться к бою, уваренные, что на следующий день предстоит сражение. С восходом солнца, видя наступающих на них врагов, они построились следующим образом. 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если читать греков и армян - персы не победили ни разу (или почти ни разу) ни в одной войне.

Почему тогда греки и армяне видели в них главного противника и никак не могли одолеть на протяжении сотен лет? Почему пленными были ромейские императоры, а не персидские шахи? Почему персы осаждали Константинополь и брали Иерусалим, а не наоборот?

Веры этим национальным сказкам о великих победах очень мало - как по фактам, так и по подробностям.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

По-узбекски

толгама - заставлять кружиться волнами, волнообразно

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
16 час назад, Чжан Гэда сказал:

А в строю (тем более, что сначала действительно, уделялось большое внимание обучению стрельбе с коня - см. устав драгун начала XVIII в.) был шанс избежать бессмысленных потерь, отражая атаки наиболее отчаянных всадников огнем и оставаясь в недосягаемости от сабельного удара.

В русской кавалерии к 1710 г. после сражений со шведами превалировать стала тактика удара с холодным оружием, поэтому и потребовалось специальное указание Петра, что подобные атаки против турецкой конницы делать бессмысленно. Прозоровский описывал тактику турецких всадников, как рассыпание перед фронтом противника на расстоянии выстрела из карабина, после чего начиналась стрельба и постоянные попытки охватов с флангов, что для регулярной кавалерии ввиду обычного численного превосходства турецко-татарской конницы было весьма опасно. В сущности, обычная тактика лёгкой "природной" конницы со времён Адама.
"Конница их, имеет хороших лошадей и соответствующих седаков, но атака их состоит в том, что прискачут толпами с великою наглостью на карабинерной выстрел и, рассыпавшись по всему фронту, а особливо на фланги, начинают стрелять из ружей. Чрез сие всякой военной человек заключить может, что сия атака совсем для конницы не полезна, для чего крайне нада фланги беречь... Однако ж вернейший и необходимый способ, чтоб конницы одной противу их не употреблять... Итак нет другого построения фронта противу их, как пехоту иметь в несколько каре, а конницу между оными, то есть в армии, расчисляя по числу своих войск и положению земли, как атака их состоит только в том, что окружать противное войско конницей."

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Почему тогда греки и армяне видели в них главного противника и никак не могли одолеть на протяжении сотен лет?

?? И где те Ахемениды? Или парфяне?

2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Почему пленными были ромейские императоры, а не персидские шахи?

Почему во множественном числе?

2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Почему персы осаждали Константинополь и брали Иерусалим, а не наоборот?

?? Римляне не осаждали Иерусалим? Или что именно "наоборот"? Ктесифон? 

 

P.S. Вообще не очень понял - к чему это.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сказки от византийско-армянских историков принимать за чистую монету и опираться на них - более чем опасно. Особенно при отсутствии сохранившейся сасанидской историографии.

И где та Византия? И была ли ВООБЩЕ Великая Армения с 90 тысячами всадников-копьеносцев, не считая щитоносцев?

Вся история Сасанидов известна не по их источникам, т.к. эпиграфика отрывочна и слабо привязывается к реалиям, а иностранные сведения, на которых строится "реконструкция" - все из разряда "Похождения Хаджи-Бабы из Исфахана".

А Иран был и остается сильным государством, с которым даже русские и англичане были вынуждены считаться и возиться немало. Чего не скажешь о тех, кто оставил об Иране письменные источники в ранние периоды его истории.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
45 минуты назад, Илья Литсиос сказал:

Однако ж вернейший и необходимый способ, чтоб конницы одной противу их не употреблять...

Естественно, т.к. при перестрелке конницей решительных результатов не добиться, а вот при попытке ударить в сабли - тут нашим голов нарежут немало, ибо не тот у драгун уровень подготовки для поединка.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
46 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

И где та Византия?

Накрылась через 800 лет после своего "основного противника". Всего-то. Хотя, если современный Иран уравнивать с Сасанидами, к примеру, то и Турция с Портой за Византию сойдут. И за армян. Территория-то - та же.

48 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

И была ли ВООБЩЕ Великая Армения с 90 тысячами всадников-копьеносцев, не считая щитоносцев?

Это семечки, вообще Фавстос предпочитает считать сотнями тысяч и миллионами. =) Но интересно не это, а описание тактики "стенка щитов для подпирания всадников" от автора конца 5-го века.

50 минут назад, Чжан Гэда сказал:

А Иран был и остается сильным государством

Которое это уже государство по счету на "условно-той же территории"? Так-то да, если считать мидийцев, персов, арабов, парфян, монголов и тюрок разных сортов за "одно и то же"...

 

P.S. Но это, в общем, все в сторону. Интересные, имхо, части я специально выделил. А уж кто там насколько окончательно кого победил - в данном разрезе неважно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 час назад, hoplit сказал:

Накрылась через 800 лет после своего "основного противника". Всего-то. Хотя, если современный Иран уравнивать с Сасанидами, к примеру, то и Турция с Портой за Византию сойдут. И за армян. Территория-то - та же.

1) Ничего подобного.

2) две мировые державы тех лет - Византия и Иран. Все. Третья (империя Тан) образуется позднее и будет очень далеко. О размерах и влиянии четвертой (якобы Тюркского каганата "от можа до можа" я уже не раз говорил - масштабы были далеко не те, как принято сочинять).

Поэтому, если граница (на основании тех скудных источников, что есть) практически не менялась - паритет выдерживался. Причем для обеих стран именно этот фронт был основным, а вовсе не пропагандистские славяне, которые якобы только и щемили Византию (они щемили, пользуясь тем, что 90% сил пожирало противостояние с Ираном).

1 час назад, hoplit сказал:

Это семечки, вообще Фавстос предпочитает считать сотнями тысяч и миллионами. =) Но интересно не это, а описание тактики "стенка щитов для подпирания всадников" от автора конца 5-го века.

Есть военные трактаты - там все взвешеннее и тупее одновременно.

Я хочу посмотреть на плотную "банду" катафрактариев, которая прячется за стеной щитов... Или проходит в узкий проход между замаскированными рвами, а противник не понимает этого и валится в ров...

Там или умозрений 90%, или в реальности бой вели одиночные всадники, которые могли "травиться" с противником, а потом, когда жареным запахло, укрыться в каре.

1 час назад, hoplit сказал:

Которое это уже государство по счету на "условно-той же территории"? Так-то да, если считать мидийцев, персов, арабов, парфян, монголов и тюрок разных сортов за "одно и то же"...

А какое государство у армян до прихода русских?

Или у греков до вмешательства России, Англии и Франции в 1829 г.?

Не смешно. Нам же смешно и немного гадливо, когда читаем, как "убит русский генерал Бавалкуник, отрезанные головы русских были свалены в пирамиду перед дворцом шаха и сравнялись с его кровлей". То же самое происходит, когда читаешь византийско-армянские "источники". Это еще при том, что у Каджаров есть какая-то реальная канва - указывается, что русским командующим был Тормасов (факт), что у него был "барон Вердей" (подполковник барон Вреде, участвовал в заключении Гюлистанского договора) и т.п.

Но когда читаешь о постоянных победах персов над русскими, а потом - описание, как подписали Гюлистанский договор, становится грустно и смешно. Наша наука до сих пор успешно плюхается в политизированной методической ловушке XVIII-XIX веков. Если что - то уж и Лызлова надо реанимировать, и былины использовать, как достоверный источник - будет аналогичная ситуация.

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
23 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Естественно, т.к. при перестрелке конницей решительных результатов не добиться, а вот при попытке ударить в сабли - тут нашим голов нарежут немало, ибо не тот у драгун уровень подготовки для поединка.

При атаке сомкнутого строя на рассыпанную конницу турок и татар до фронтального столкновения и настоящего рукопашного боя дело просто не доходило (он и в Европе в этот период редко случался). Лёгкая конница уклонялась от прямого боя и охватывала сомкнутый строй с флангов. Для противодействия этой тактике Прозоровский рекомендовал "для чего крайне нада фланги [конницы] беречь, естли не иначе, то вторую линию иметь не менее 600 шагов от первой и лутче средину оной с большим интервалом. Чем лутче фланги первой линии закрыты и в случае нещастия первой линии могла б оная в интервал проехать, а вторая линия неприятеля взять во фланги... Как места, где война с ними бывает, большею частью открыты и наполнены только сухими оврагами и падинами, так натурою фланги уверить невозможно или редко где то представится. А имев пехоту по флангам в каре, хотя б оные из небольшова числа были сочинены, тогда уже фланги останутся без всякой опасности." "А в то время конница турецкая собиралась в кучи, в чем состоял, как мне было известно их образ строю к атаке. Но как должно кавалерия есть предупредить их намерение, то я приказал бригадиру Текелию их атаковать и вторую линию гусар ввести, дабы не дать флангу потому что кучи их в первую простирались длинно. На прежнем же месте оставил я только один полк позади праваго флангу гусар, которой мне и надобен случился, ибо неприятель при атаке гусар в правый фланг въехал. Но как сими ескадронами он был подкреплен, то от того оной не только не поколебался, но напротив, то гусары, атаковав храбро неприятеля погнали его до самого ретрашаменту, где казаки пользовались погоней..."  Интересно, что к такой же тактике независимо пришли и французы в Египте:  "Два мамлюка справлялись с тремя французами, потому что у них были лучшие лошади и сами они лучше ездят и лучше вооружены. У мамлюка пара пистолетов, мушкетон, карабин, шишак с забралом, кольчуга, несколько лошадей и несколько человек пешей прислуги. Но сотня французских кавалеристов не боялась сотни мамлюков; триста французов брали верх над таким же числом мамлюков, а тысяча разбивала 1500. Так сильно влияние тактики, порядка и эволюций! Кавалерийские генералы Мюрат, Леклерк, Ласалль, действуя против мамлюков, располагали свои войска в несколько линий. Когда мамлюки начинали охватывать первую линию, вторая линия двигалась на помощь ей, подаваясь вправо и влево. Мамлюки останавливались чтобы охватить фланги новой линии. В этот момент французы сами атаковали их и всегда опрокидывали."

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Только что, Илья Литсиос сказал:

При атаке сомкнутого строя на рассыпанную конницу турок и татар до фронтального столкновения и настоящего рукопашного боя дело просто не доходило (он и в Европе в этот период редко случался).

Он случился бы при реальной русской атаке драгунами, без поддержки казаками и гусарами (преимущественно сербами, молдаванами и венграми). Потому что строй долго удержать драгуны петровские в движении не смогли бы. И началась бы резня - драгуны были бы беспомощны в единоборстве, как те французы.

Только что, Илья Литсиос сказал:

Лёгкая конница уклонялась от прямого боя и охватывала сомкнутый строй с флангов.

В 1860 г. эскадрон сикхов сомкнутым строем атаковал конных маньчжур у Балицяо и рассеял, но когда кто-то из генералов ехал по гаоляновому полю с конвоем из сикхов и драгун и подвергся атаке маньчжурской конницы, то индо-европейский отряд предпочел боя не принимать, а укрыться в ближайшем пехотном каре (естественно, это была не плотная банда в 200 человек, как в византийских трактатах, и могла укрыться в каре, и пехота могла активно противодействовать попыткам маньчжурской конницы подойти на дистанцию ближнего боя).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 10/10/2017в11:51, Чжан Гэда сказал:

Он случился бы при реальной русской атаке драгунами, без поддержки казаками и гусарами (преимущественно сербами, молдаванами и венграми). Потому что строй долго удержать драгуны петровские в движении не смогли бы. И началась бы резня - драгуны были бы беспомощны в единоборстве, как те французы.

А зачем его удерживать долго? Тогдашняя кавалерия во время атаки медленно двигалась, сохраняя равнение, пока до противника не оставалось несколько десятков шагов, а потом переходила на рысь. Особенно хорошая кавалерия потом переходила на галоп. Кто прибывал в точку контакта наиболее сомкнутым с наибольшей скоростью, тот и побеждал одним своим видом, иногда, если обе стороны не пугались строя противника, то кавалеристы "проскакивали" сквозь строи друг друга. Это понятно не только из описаний таких атак, но и из ничтожных потерь, которые кавалерия несла во время конных "сшибок", в том числе против восточной конницы, если не случалось окружения или ещё какой-то катастрофы. Поскольку русские драгуны в это время уже не совсем безуспешно действовали даже против шведов, то уж сохранять некое подобие строя во время атак они были способны - отсюда использование ими атак с холодным оружием на втором этапе Северной войны, вместо стрельбы с места, практиковавшейся на первом этапе.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Зимин И. В. Последняя российская императрица Александра Федоровна
      Автор: Saygo
      Зимин И. В. Последняя российская императрица Александра Федоровна // Вопросы истории. - 2004. - №6. - С. 112-120.
      Тема здоровья будущей императрицы впервые возникает в переписке Николая и Аликс сразу после помолвки, с весны 1894 года. К обсуждению этой проблемы активно привлекается и английская королева Виктория. Неблестящее состояние здоровья принцессы Алисы не только не скрывалось накануне замужества ее родственниками, но наоборот, подчеркивалось ими. Дело в том, что королева Виктория была поначалу категорически против самой возможности этого брака1.
      В письме, написанном 25 мая 1894 г. в резиденции Балморал, королева Виктория подчеркивала запущенный характер болезни - "то, что она делает сейчас, надо было сделать прошлой осенью и зимой". Особый интерес представляет упоминание о том, что смерть отца и беспокойство за брата, споры о ее будущем "очень сильно подорвали ее нервную систему. Надеюсь, ты это поймешь и не будешь спешить со свадьбой, ведь ради твоего и своего блага она сначала должна выздороветь и окрепнуть"2. Королева была достаточно откровенна со своим родственником, т. к. особенности болезненной психики Гессенского дома были широко известны среди владетельных дворов Европы.

      Семья великого герцога Гессенского Людвига IV

      Дети Гессен-Дармштадского дома. 1978

      Королева Виктория и её родня. Кобург, апрель 1894 г. Рядом с королевой сидит её дочь Вики со своей внучкой Фео. Шарлотта, мать Фео, стоит правее центра, третья справа от своего дяди принца Уэльского (он в белом кителе). Слева от королевы Виктории — её внук кайзер Вильгельм II, непосредственно за ними — цесаревич Николай Александрович и его невеста, урождённая Алиса Гессен-Дармштадтская (полгода спустя они станут российскими императором и императрицей).

      Помолвка Николая и Аликс


      Царская семья. 1913
      После того, как к осени 1894 г. стало очевидно, что состояние здоровья Александра III безнадежно, был окончательно решен вопрос о невесте наследника. Алису Гессенскую срочно вызывают в Ливадию, прервав ее лечение. 20 октября 1894 г. Александр III умирает и принцесса Алиса Гессенская становится невестой русского императора.
      Говоря о здоровье русской императрицы Александры Федоровны, нельзя пройти мимо вопроса, связанного с проблемой гемофилии. О том, что родственники королевы Виктории несут в себе гены гемофилии, было известно. Эта болезнь была даже названа "викторианской". Механизм ее действия на генном уровне, конечно, не был тогда известен, однако, ее страшные последствия были известны хорошо. При заключении династических браков, носящих по большей части политический характер, чувства, как правило, не принимались во внимание. Естественно, возникает вопрос, что заставило согласиться на этот брак, последствия которого были очевидны, Александра III и, прекрасно знавшую все династические хитросплетения, его жену императрицу Марию Федоровну.
      Впоследствии, современники много писали об этом. А. Ф. Керенский упоминает в мемуарах: "Царь Александр, зная, что гемофилия из поколения в поколение поражала членов Гессенского дома, решительно воспротивился планам брачного союза, но, в конце концов, вынужден был уступить"3. Великий князь Александр Михайлович считал, что роковую роль сыграла небрежность, "которую проявил царский двор в выборе невесты Николая II"4. С ним был солидарен С. Ю. Витте, утверждавший, что цесаревичу невесту "серьезно и не искали, что было большой политической ошибкой"5. Весьма информированный английский посол в России Дж. Бьюкенен считал, что "Женитьба императора на принцессе Алисе Гессенской не была вызвана государственными соображениями"6. Балерина М. Кшесинская писала: "Государь и Императрица были оба против этого брака по причинам, которые остались до сих пор неизвестными. Но другой подходящей невесты не было, а времени терять было нельзя, и Государь и Императрица были вынуждены дать согласие, хотя чрезвычайно неохотно"7. Переписка за май-июнь 1894 г. между Марией Федоровной и Александром III свидетельствует, что императрица была больше озабочена состоянием здоровья второго сына Георгия Александровича, чем состоянием здоровья невестки. Сам же Александр III в это время боролся с развивавшейся болезнью.
      Уже после Февральской революции этот вопрос неоднократно обсуждался в самых различных периодических изданиях, причем в плоскости политической. В "Историческом вестнике" в апреле 1917 г. было напечатано: "Знал ли Николай II, что в роду Алисы Гессенской имеются гемофилики, - неизвестно. Но об этом хорошо знала сама Александра Федоровна и особенно князь Бисмарк. Существует предположение, что железный канцлер из вполне понятных политических расчетов умышленно подсунул наследнику русского престола Алису Гессенскую, кровь которой была заражена страшным ядом"8.
      Таким образом, во-первых, о гемофилии родственников королевы Виктории было известно всем заинтересованным лицам. Во-вторых, женитьба цесаревича на Алисе Гессенской не была вызвана серьезными династическими соображениями. В-третьих, вероятность заболевания гемофилией наследника русского престола принималась во внимание германской и европейской дипломатией, т. к. это объективно ослабляло персонифицированную самодержавную власть в России. В-четвертых, медики не имели никакого отношения к решению династических проблем и никаких консультаций с ними не проводилось.
      Возникает вопрос: почему император и императрица все-таки дали согласие на этот брак. Мемуаристы об этом умалчивают. Видимо, во второй половине 1894 г. сплелось воедино несколько факторов, которые роковым образом отразились на судьбах российской монархии. Прежде всего, это фактор времени. Александр III не ожидал, что в возрасте 49 лет перед ним может серьезно встать вопрос о престолонаследии и упустил время для спокойного решения этой проблемы. Кроме того цесаревич был увлечен Алисой Гессенской, а у больного императора и императрицы не оставалось ни времени, ни сил, для того чтобы переломить упрямство своего сына. Маловероятен, но возможен вариант, что "фактор гемофилии" был просчитан родителями цесаревича, которые были не просто родителями, но самодержцами. Александр III не считал, что его старший сын наделен волей и государственными талантами и поэтому проблематичность появления у него сына-наследника давала шанс на занятие трона третьему сыну императора - Михаилу Александровичу, который был любимцем отца и чертами характера, по его мнению, больше подходил на роль самодержца всероссийского. Второй сын императора - Георгий Александрович на этот момент был уже фактически приговорен медиками, которые еще в 1892 г. констатировали у него туберкулез. При таком раскладе, Александр III мог, хотя и неохотно, согласиться на данный брак. Это утверждение косвенно подтверждается А. А. Вырубовой: "Говорили, что Государыня Мария Федоровна жалела, что долго не было наследиика; впоследствии же сожалела, что больной Алексей Николаевич занял место ее здорового сына, великого князя Михаила Александровича"9.
      Алиса Гессенская достаточно долго не соглашалась на брак с наследником Российской короны по религиозным соображениям. Биограф Николая II А. Боханов высказывает предположение, что главной причиной, заставлявшей столь долго колебаться немецкую принцессу, была причина "медицинского свойства". "Сыновья ее старшей сестры Ирэны, вышедшей замуж за Генриха Прусского в 1888 г., были гемофиликами. Известно, что она читала труды австрийского естествоиспытателя Менделя, где анализировались важнейшие факторы наследственности. Она боялась"10.
      Впоследствии, за полгода до рождения наследника Алексея Николаевича, она узнала о смерти одного из своих племянников. Великая княгиня и сестра царя Ксения Александровна записала в дневнике 13 февраля 1904 г.: "Аликс вся в слезах, получила известие о смерти маленького племянника, младшего сына Irene! У него была ужасная болезнь английского семейства, и недавно бедный маленький упал со стула на голову - с тех пор он все болел и надежды на его выздоровление не было с самого начала!"11 Таким образом, к 1904 г. царская семья была вполне осведомлена о наследственной болезни среди потомков королевы Виктории мужского пола - гемофилии.
      Проблема престолонаследия во все времена тесно переплеталась с закулисными интригами. Особенно остро с этим вопросом столкнулась семья последнего российского императора. Главной династической задачей любой императрицы является рождение наследника престола. Однако, рождение четырех дочерей (1895 г., 1897 г., 1899 г., 1901 г.) подряд не только подорвало ее физические силы, но и сформировало предпосылки для развития проблем, связанных с психическим здоровьем.
      Череда дочерей в царской семье вызвала разочарование в обществе. В. П. Обнинский писал в 1913 г.: "свет встречал бедных малюток хохотом ... Оба родителя становились суеверны". При рождении Анастасии в 1901 г. в дневнике Ксении Александровны появляется запись: "Аликс чувствует себя отлично - но, боже мой! Какое разочарование!.. 4-ая девочка!". Дядя Императора, - великий князь Константин Константинович записал 6 июня того же года в дневнике: "Прости Господи! Все вместо радости почувствовали разочарование, так ждали наследника и вот - четвертая дочь..."12.
      В ноябре 1900 г. в Ливадии Николай II тяжело переболел брюшным тифом, и в газетах начали регулярно печатать бюллетени о состоянии здоровья императора. Царская чета и, прежде всего, императрица, пытались зондировать возможность передачи трона, в случае смерти Николая II старшей дочери - великой княжне Ольге Николаевне. Таким образом, впервые вопрос о престолонаследии серьезно встал перед царской четой в конце 1900 года.
      Рождение подряд четырех дочерей, интриги, связанные с престолонаследием, страх от ожидания рождения больного наследника привели к формированию специфического отношения к медикам, связанным с императорской семьей.
      В ноябре 1903 г. во время пребывания царской семьи в Скреневицах императрица заболела настолько серьезно, что в газетах начали появляться бюллетени о состоянии ее здоровья. Заболевание было связано с воспалительными процессами в ухе, которые потребовали прокола перепонки. В дневнике А. Н. Куропаткина упоминается, что во время болезни императрица стремилась оставаться одна и даже приход в комнату фрейлин раздражал ее13. Это одно из первых мемуарных упоминаний о "раздражениях" императрицы, которые выплескивались на окружающих. Эти постоянные "раздражения" начали вызывать самые разнообразные слухи в аристократической и чиновной среде.
      Слухи о психическом нездоровье императрицы циркулируют в столице в период первой русской революции. В дневнике Е. А. Святополк-Мирской в феврале 1906 г. появляется запись о том, что "Александра Федоровна имеет дурное влияние, что она злая и ужасный характер, на нее нападают ражи, и тогда она не помнит, что делает"14. Рождение наследника и русская революция послужили отправными точками движения императрицы из семьи в политику. А. Ф. Керенский пишет, что "После рождения престолонаследника она стала уделять внимание делам государственным"15. Характерно, что начало широкого распространения этих слухов приходится на период острого политического кризиса.
      В 1907 г. во время обычного августовского круиза по финским шхерам императорская яхта "Штандарт" налетела на камень, не указанный в лоциях. Удар был столь сильным, что котлы сдвинулись с фундаментов, и яхту удалось снять только через 10 дней. На борту яхты находилась вся царская семья. Императрица была сильно испугана, прежде всего за детей, особенно за наследника, поскольку существовала реальная угроза взрыва котлов яхты. Видимо, произошедшее подтолкнуло процессы, которые впоследствии позволяли говорить недоброжелателям о ее психическом нездоровье.
      Осенью 1907 г. к императрице вновь начинаются визиты врачей. Судя по их количеству, медицинские проблемы были серьезными. С 11 по 30 ноября 1907 г. врач Царскосельского Дворцового госпиталя Фишер посетил императрицу 29 раз, с 1 по 21 декабря 13 раз16. То есть, всего 42 визита за полтора месяца. Видимо эти визиты продолжались и далее, поскольку сама императрица писала своей дочери Татьяне 30 декабря 1907 г.: "Доктор сейчас опять сделал укол - сегодня в правую ногу. Сегодня 49 день моей болезни, завтра пойдет 8-я неделя"17. Поскольку императрица писала дочери записки, то можно предположить, что она была изолирована от детей.
      В 1908 г. лечение императрицы было продолжено на водах в Наугейме, известном германском курорте. Это был второй визит императрицы на европейские курорты с 1899 года. Негативно относившийся к ней С. Ю. Витте в "Воспоминаниях" утверждает, что болезнь была "нервно-психического" характера, "отражающегося на сердце". Он подчеркивает, что Александра Федоровна болела ею "уже много лет". Характер лечения, по словам С. Ю. Витте, был связан с приемом лечебных ванн. Болезнь императрицы старались не афишировать, поэтому ванны она принимала в замке, принадлежащем Дармштатскому дому. По сведениям Витте, которого информировали "франфуртские профессора и знаменитости", лечение ее шло недостаточно рационально и "по этой причине Наугейм не принес ее величеству надлежащей пользы"18.
      В конце 1907 - начале 1908 гг. коренным образом меняется характер оказания медицинской помощи императрице. Если до 1907 г. медиков, занимавшихся ее здоровьем, было достаточно много, и число их визитов исчислялось сотнями, то в 1908 г. около императрицы появляется ее новый личный врач Е. С Боткин, сын знаменитого ученого лейб-медика С. П. Боткина. Императорской семье он был известен с русско-японской войны, когда в ходе боевых действий проявил себя с самой лучшей стороны. После его назначения визиты "посторонних" врачей были сокращены до минимума.
      Заболевание императрицы, начавшееся осенью 1907 г., которое обычно связывали с "сердечными припадками", продолжало развиваться, и весьма информированная А. В. Богданович в дневнике записывает (24 февраля 1909 г.): "Про царицу Штюрмер сказал, что у нее страшная неврастения, что у нее на ногах появились язвы, что она может кончить сумашедствием". Плохое состояние здоровья императрицы не было секретом и сплетни поступали к Богданович со всех сторон. В сентябре 1909 г. она записала: "Сегодня Каульбарс сказал, что царица совсем больна - у нее удушье, ноги опухли"19. Таким образом, ухудшение состояния здоровья императрицы в 1907 - 1909 гг. ее недоброжелатели начали связывать с "сумасшествием", а те, кто ей симпатизировал, с заболеванием сердца.
      А. А. Вырубова пишет о проблемах с сердцем: в Ливадии "все чаще и чаще повторялись сердечные припадки, но она их скрывала и была недовольна, когда я замечала ей, что у нее постоянно синеют руки и она задыхается. - Я не хочу, чтоб об этом знали, - говорила она"20. О проблемах с сердцем упоминается и в дневнике Ксении Александровны. 11 января 1910 г. она записала: "Бедный Ники озабочен и расстроен здоровьем Аликс. У нее опять были сильные боли в сердце, и она очень ослабела. Говорят, что это на нервной подкладке, нервы сердечной сумки. По-видимому это гораздо серьезнее, чем думают"21. Великий князь Константин Константинович записал в дневнике 26 января 1910 г.: "Между завтраком и приемом Царь провел меня к Императрице, все не поправляющейся. Уже больше года у нее боли в сердце, слабость, неврастения"22. Для лечения императрицы активно применяют успокаивающий массаж. Александра Федоровна писала Николаю из Царского села: "Была массажистка, голова лучше, но все тело очень болит, влияет и погода... идет доктор, я должна остановиться, кончу позже"23. Таким образом, в аристократической среде, начиная с 1907 г., широкое распространение получают слухи о психическом нездоровье императрицы, а близкие к ней люди пишут о больном сердце.
      В июле 1910 г. царская семья, как и в 1908 г., уезжает в Наугейм, где изолированно живет в замке Фридберг. Как следует из письма царя к Марии Федоровне (11 ноября 1910 г.) Александру Федоровну в это время снова беспокоят "боли в спине и в ногах, а по временам и в сердце"24. Царская семья старалась не предавать огласке личные проблемы, в том числе и связанные со здоровьем, и поэтому оказывалась совершенно безоружной против великосветских сплетен. Так, А. А. Бобринский в дневнике (26 ноября 1910 г.) без всяких сомнений констатировал, что "Ее психическая болезнь - факт"25.
      О том, каково было психическое состояние императрицы в действительности можно судить в основном по мемуарам. Никаких документов медицинского характера в архивном фонде личной канцелярии Александры Федоровны не обнаружено. При этом необходимо иметь в виду, что мемуаристика того периода в основном негативна по отношению к императрице. Со всей определенностью можно сказать, что проблемы, связанные с сердцем, продолжали сохраняться, но при этом нарастали и психологические нагрузки, связанные с периодическими кризисами в состоянии здоровья цесаревича Алексея.
      Осень, проведенная в Спале в октябре 1912 г., тяжелейшим образом отразилась на физическом и душевном здоровье императрицы. Цесаревич Алексей был при смерти и медики фактически заявили о своем бессилии. Но после вмешательства Г. Е. Распутина (как искренне считала императрица) ребенок был спасен и она впервые за несколько недель позволила себе расслабиться после неимоверного напряжения. Император в письме к матери (20 октября 1912 г.) подчеркивал, что "Она лучше меня выдерживала это испытание".
      Новое испытание для здоровья императрицы было связанно с празднованиями, посвященными 300-летию династии Романовых. Еще не оправившаяся от ужаса осени 1912 г. в феврале 1913 г. она выглядела не лучшим образом. Бывший министр народного просвещения гр. И. И. Толстой записал в дневнике (21 февраля 1913 г.): "молодая императрица в кресле, в изможденной позе, вся красная, как пион, с почти сумашедшими глазами, а рядом с нею, сидя тоже на стуле, несомненно усталый наследник... Эта группа имела положительно трагический вид"26.
      В 1914 г. началась первая мировая война. Это заставило Александру Федоровну отвлечься от личных проблем, в том числе и от проблем, связанных с состоянием ее здоровья. Большинство современников в один голос утверждают, что она стала гораздо более энергичной, ее внешний вид изменился в лучшую сторону. После серьезных неудач на фронте весной 1915 г. у императора начинает вызревать решение занять пост Верховного главнокомандующего. В этом намерении Александра Федоровна горячо поддержала мужа. Генерал Ставки Ю. Н. Данилов утверждает: "Несомненно одно: решение было принято не только с одобрения императрицы, но и под ее настойчивым давлением"27. Собственно с этого момента начинается прямое участие императрицы в политической жизни страны.
      Поскольку с весны 1915 г. Александра Федоровна все плотнее втягивается в хитросплетения политической жизни России, состояние ее здоровья перестает быть делом только царской семьи, а становится объектом интереса публичной политики. А поскольку политика во все времена была достаточно грязной, то именно с этого времени все активнее муссируется в обществе тема психического нездоровья царицы. В эту уязвимую точку и для императора и для императрицы оппозиция без устали била на протяжении почти двух лет.
      Разность политических убеждений, в том числе и обращенных в прошлое, порождает множественность мнений. То, что Александра Федоровна была политическим деятелем, как по своему положению, так и фактически со второй половины 1915 г., в этом нет сомнений. Как у любого политика у нее были как противники, так и соратники. Поэтому приводимые ниже мнения уместно разделить как по временному признаку, так и по признаку политических предпочтений или человеческих симпатий.
      Уже в 1915 - 1916 гг. современники отчетливо понимали мифологизированность облика императрицы. Великий князь Андрей Владимирович писал в сентябре 1915 г.: "Почти вся ее жизнь у нас была окутана каким-то туманом непонятной атмосферы. Сквозь эту завесу фигура Аликс оставалась совершенно загадочной. Никто ее в сущности не знал, не понимал, а потому и создавали догадки, предположения, перешедшие впоследствии в целый ряд легенд самого разнообразного характера"28. Кшесинская писала о ней как о женщине больших душевных качеств и долга29. Сын Вильгельма II, наносивший визит царской чете в январе 1903 г., упоминает о ее нервности, подчеркивая, что она не могла "исправить" этого недостатка и при этом "казалась тоже недовольной и даже мрачной"30. Дочь П. А. Столыпина - М. П. Бок подчеркивает скованность Александры Федоровны в общении с малознакомыми людьми: "Красные пятна появились на ее щеках, и видно было, как она ищет тему, не находит ее, и отойти, поговорив лишь минуты две не хочет"31. О подобном же пишет в дневнике и посол Франции в России М. Палеолог. В июле 1914 г. он записал: "Но вскоре ее улыбка становится судорожной, ее щеки покрываются пятнами. Каждую минуту она кусает себе губы ... До конца обеда, который продолжается долго, бедная женщина видимо борется с истерическим припадком". Через месяц, в августе 1914 г., он вновь фиксирует внешний облик царицы: "Она едва отвечает, но ее судорожная улыбка и странный блеск ее взгляда, пристального, магнетического, блистающего, обнаруживает ее внутренний восторг"32.
      С чувством глубокого уважения и симпатии об Александре Федоровне отзывался председатель Совета министров в 1911 - 1914 гг. В. Н. Коковцов, подчеркивая, что "Это была в лучшем смысле слова, безупречная жена и мать"33. Вместе с тем, Палеолог, ссылаясь на Коковцова, упоминает, что в августе 1916 г. он говорил об Александре Федоровне как о больной, страдающей неврозом, галлюцинациями, "которая кончит мистическим образом и меланхолией"34. Великая княгиня Ольга Александровна добавляет, что "Аликс наиболее часто была объектом клеветы. С навешанными на нее ярлыками она так и вошла в историю"35. Подруга императрицы Лили Ден категорически заявляла: "я не замечала в ней ни малейших признаков истерии. Иногда Ее Величество охватывал внезапный гнев, но она обычно умела сдерживать свои чувства"36. Палеолог, собиравший слухи по великосветским гостиным, и сам распространявший их, во время обеда с великой княгиней Марией Павловной в октябре 1916 г. охарактеризовал императрицу следующим образом: "если не считать мистических заблуждений, более закаленный характер, чем у царя, более сильный ум, более авторитетная добродетель, душа более воинствующая, более властная"37.
      Среди мемуаристов были авторы, которые пытались объективно охарактеризовать то место и роль, которую сыграла Александра Федоровна в политической истории России. Английский посол Дж. Бьюкенен четко разделял ее личностные качества и политическую деятельность. Он писал: "Касаясь роли императрицы, я показал, что она, хоть и была хорошей женщиной, действовавшей по самым лучшим мотивам, послужила орудием ускорившим наступление окончательной катастрофы"38.
      В распространении негативных слухов об императрице немалую роль играли ее ближайшие родственники. Великая княгиня Мария Павловна в 1916 г. писала: "бывали дни, когда казалось, что ее состояние безнадежно ... она постепенно теряла психическое равновесие"39. Монархист В. М. Пуришкевич, считавший, что именно Александра Федоровна, приблизив к себе Распутина, подорвала престиж самодержавной власти в глазах народа, писал, что "царица страдала припадками в крайне тяжелой форме; эти припадки, по заключению профессора Бехтерева, были на нервной почве, как следствие тяжелого душевного состояния; услуги врачей были тщетны. Государь был в отчаянии. Ожидал, что императрица сойдет с ума. У нее появились на этой почве фантастическая религиозность и непонятная склонность к "странникам"40.
      Ф. Ф. Юсупов писал, что Александра Федоровна "страдала болезнью нервной системы и тяжелым неврозом сердца: это действовало на ее душевное состояние и часто омрачало атмосферу в царской семье"41. M. B. Родзянко пытался объективно разобраться в трагедии императрицы: "Причины такого ее душевного состояния объяснить, конечно, трудно. Было ли это последствием частого деторождения, упорной мысли о желании иметь наследника, когда у нее рождались все дочери, или крылось ли это настроение в самом ее душевном существе - определить я не берусь. Но факт ее болезненного мистического и склонного к вере в сверхъестественное настроения, даже к оккультному, - вне всякого сомнения". Он добавляет, что "по мнению врачей, в высшей степени нервная императрица страдала зачастую истерическими припадками, заставлявшими ее жестоко страдать, и Распутин применял в это время силу своего внушения и облегчал ее страдания... Явление чисто патологическое и больше ничего. Мне помнится, что я говорил по этому поводу с бывшим тогда председателем Совета Министров И. Л. Горемыкиным, который прямо сказал мне: "Это клинический вопрос""42. Одним из самых последовательных недоброжелателей императрицы был С. Ю. Витте. Свои воспоминания он написал еще при ее жизни, они пристрастны и субъективны, как всякие мемуары, но Витте и не стремился к объективности, он прямо высказывал свою негативную оценку личности и деятельности царицы. "Только ненормальность "истеричной" особы может служить если не оправданием, то объяснением многих ее действий и того пагубного влияния, которое она оказывала на императора"; "Он женился на хорошей женщине, но на женщине совсем ненормальной и забравшей его в руки, что было нетрудно, при его безволии"43.
      Есть одно свидетельство самого Николая II, которое часто цитируется. Об этих словах, сказанных царем П. А. Столыпину, мы узнаем из книги его дочери, то есть фактически через третьи руки. Бок передает слова отца: "Ничего сделать нельзя. Я каждый раз, как к этому представляется случай, предостерегаю государя. Но вот, что он мне недавно ответил: "Я с Вами согласен, Петр Аркадьевич, но пусть будет лучше десять Распутиных, чем одна истерика императрицы". Конечно, все дело в этом. Императрица больна, серьезно больна"44. Современники отмечали, что к распространению этих слухов причастно окружение Столыпина. Так, в 1911 г. А. А. Бобринский в дневнике писал: "не так императрица Александра Федоровна больна, как говорят. Столыпину выгодно раздувать ее неспособность и болезни, благо неприятна ему. Правые теперь будут демонстративно выставлять императрицу, а то, в угоду, как оказывается, Столыпину, ее бойкотировали и замалчивали и заменяли Марией Федоровной"45.
      Подогревало слухи о психическом нездоровье императрицы влияние на императрицу Распутина. В связи с этим в великокняжеской среде обсуждались различные прожекты - от заточения императрицы в монастырь, до отстранения царя от власти. В ноябре 1916 г. великий князь Николай Михайлович писал вдовствующей императрице Марии Федоровне: "Есть только один способ, каким бы неприятным он ни казался Сандро и Павлу, - самые близкие, т. е. Вы и Ваши дети, должны проявить инициативу, пригласить лучшие медицинские светила для врачебной консультации и отправить Ее в удаленный санаторий - с Вырубовой или без нее - для серьезного лечения. В противном случае будьте готовы ко всяким случайностям". После убийства Распутина в конце декабря 1916 г. он же писал: "Я ставлю перед Вами всю ту же дилемму. Покончив с гипнотизером, нужно постараться обезвредить А. Ф., т. е. загипнотизированную. Во чтобы то ни стало надо отправить ее как можно дальше - или в санаторий, или в монастырь. Речь идет о спасении трона - не династии, которая пока прочна, но царствование нынешнего Государя. Иначе будет поздно"46. За неделю до февральской революции Юсупов в письме к великому князю Николаю Михайловичу утверждал, что "с сумасшедшими рассуждать невозможно" и предлагал отправить Александру Федоровну в Ливадию47.
      Александра Федоровна в силу своего характера была не способна на компромиссы, неизбежные в политической жизни. Более того, она не понимала и не принимала их. По мнению современников,она была в большей степени проникнута духом абсолютной самодержавной власти, чем сам император. Что касается "сумасшествия", о котором постоянно твердили ее недоброжелатели, то можно утверждать, что его не было. Были неизбежные стрессы, от которых не застрахован ни один человек. Многочисленные слухи, окружавшие императрицу, были следствием напряженной политической борьбы вокруг первых лиц Империи и надо признать, что психологическое давление на императорскую чету было эффективным и принесло политические дивиденды в феврале 1917 года.
      Примечания
      1. БОХАНОВ А. Романовы и английский королевский дом: династические узы и политические интересы. - Отечественная история, 2000, N 3.
      2. МЕЙЛУНАС А., МИРОНЕНКО С. Николай и Александра. История любви. М. 1998, с. 86.
      3. КЕРЕНСКИЙ А. Ф. Россия на историческом повороте. М. 1993, с. 108.
      4. Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. М. 1991, с. 151.
      5. ВИТТЕ С. Ю. Воспоминания. Т. 3. М. I960, с. 285.
      6. БЬЮКЕНЕН Дж. Мемуары дипломата. М. 1991, с. 216.
      7. КШЕСИНСКАЯ М. Воспоминания. М. 1992, с. 48.
      8. Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ), ф.7б, д. 248, л. 5.
      9. ТАНЕЕВА (ВЫРУБОВА) А. Страницы из моей жизни. Берлин. 1923, с. 41.
      10. БОХАНОВ А. Император Николай II. М. 1998, с. 116.
      11. МЕЙЛУНАС А., МИРОНЕНКО С. Ук. соч., с. 242.
      12. ОБНИНСКИЙ В. П. Последний самодержец. М. 1992, с. 61; МЕЙЛУНАС А., МИРОНЕНКО С. Ук. соч., с. 211.
      13. КУРОПАТКИН А. Н. Дневник. Н. Новгород. 1923, с. 103.
      14. СВЯТОПОЛК-МИРСКАЯ Е. А. Дневник. Август 1904 - октябрь 1905 г. Исторические записки. Т. 77. М. 1965, с. 284.
      15. КЕРЕНСКИЙ А. Ф. Ук. соч., с. 109.
      16. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 525, оп. 1, д. 58, л. 1.
      17. МЕЙЛУНАС А., МИРОНЕНКО С. Ук. соч., с. 304.
      18. ВИТТЕ СЮ. Воспоминания. Т. З, с. 533, 534.
      19. БОГДАНОВИЧ А. В. Дневник. Три последних самодержца. М. 1924, с. 457, 466.
      20. ТАНЕЕВА (ВЫРУБОВА) А. Ук. соч., с. 20.
      21. МЕЙЛУНАС А., МИРОНЕНКО С. Ук. соч., с. 323.
      22. Великий князь Константин Константинович Романов. Дневники. Воспоминания. М. 1998, с. 323.
      23. МЕЙЛУНАС А., МИРОНЕНКО С. Ук. соч., с. 330.
      24. Из переписки Николая и Марии Романовых в 1907 - 1910 гг. Красный архив. Т. 1 - 2(50- 51). М. 1932, с. 193.
      25. БОБРИНСКИЙ А. А. Дневник. 1910 - 1911. Красный архив. Т. 1. М. 1928, с. 140.
      26. ТОЛСТОЙ И. И. Дневник. 1906 - 1916. СПб. 1997, с. 428.
      27. ДАНИЛОВ Ю. Н. На пути к крушению. М. 1992, с. 22.
      28. Дневник бывшего великого князя Андрея Владимировича. 1915 г. Л. 1925, с. 82.
      29. КШЕСИНСКАЯ М. Ук. соч., с. 38.
      30. Записки германского кронпринца. М. 1923, с. 61.
      31. БОК М. П. Воспоминания о моем отце П. А Столыпине. Нью-Йорк. 1953, с. 265.
      32. ПАЛЕОЛОГ М. Царская Россия во время мировой войны. Пг. 1923, с. 30, 111.
      33. КОКОВЦОВ В. Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1911 - 1919. М. 1991, с. 404.
      34. ПАЛЕОЛОГ М. Распутин. Воспоминания. М. 1923, с. 87.
      35. ВОРРЕС Й. Последняя великая княгиня. М. 1998, с. 224.
      36. ДЕН ЛИЛИ. Подлинная царица. М. 1998, с. 26.
      37. ПАЛЕОЛОГ М. Распутин, с. 94.
      38. БЬЮКЕНЕН Дж. Ук. соч., с. 23.
      39. МЕЙЛУНАС А., МИРОНЕНКО С. Ук. соч., с. 455.
      40. ПУРИШКЕВИЧ В. Дневник. М. 1990, с. 130.
      41. Там же, с. 6.
      42. РОДЗЯНКО М. В. Крушение империи. Л. 1929, с. И, 18.
      43. ВИТТЕ С. Ю. Воспоминания. Т. 2, с. 474, 332.
      44. БОК М. П. Ук. соч., с. 331.
      45. БОБРИНСКИЙ А. А. Ук. соч., с. 144.
      46. Письма Великого князя Николая Михайловича вдовствующей Императрице Марии Федоровне. - Источник. 1998, N 4, с. 17, 21.
      47. МЕЙЛУНАС А., МИРОНЕНКО С. Ук. соч., с. 526.
    • Александра Федоровна Гессен-Дармштадтская
      Автор: Saygo
      Зимин И. В. Последняя российская императрица Александра Федоровна // Вопросы истории. - 2004. - №6. - С. 112-120.
    • Успенский В. С. Павел Александрович Строганов
      Автор: Saygo
      Успенский В. С. Павел Александрович Строганов // Вопросы истории. - 2000. - № 7. - С. 85-103.
      В июле 1769 г. барон Александр Сергеевич Строганов женился на дочери сенатора князя П. Н. Трубецкого 20-летней красавице Екатерине. После свадьбы супруги решили уединиться от суеты Петербурга в приобретенном ими в парижском предместье Сен-Жермен доме. Здесь и появился на свет их единственный сын Павел 7 июня 1772 г., до него родилась дочь Наталья, скончавшаяся в раннем возрасте.
      По прошествии нескольких лет, посещая в Париже дом графа А. Г. Головкина, Строганов познакомился с преподавателем сына графа, наставником в точных науках. Это был внешне невзрачный, неуклюжий человек маленького роста, с большой головой, покрытой длинными прямыми волосами с челкой, на желтом лице - глубоко сидящие подслеповатые глаза. Но все эти недостатки вовсе не замечались при близком общении с ним. Его речь была ясной, мысли - четкими, обнаруживалась редкая эрудиция во многих областях науки, искусства и явный талант воспитателя. Это и был будущий воспитатель Павла Жан Жильбер Ромм, родившийся в маленьком французском городке Оверни и получивший у монахов солидное образование. Барон Строганов посчитал этого француза вполне достойным быть учителем своего единственного сына и 1 мая 1779 г. подписал с ним долгосрочный договор о преподавании наук и воспитании Павла до его 18-летнего возраста. Заключив этот контракт, барон с женой и сыном выехали в Петербург, а Ромм стал готовиться к отъезду в Россию1.
      Семейная жизнь Александра Сергеевича Строганова складывалась драматически. Первой его супругой была дочь государственного канцлера графа М. И. Воронцова фрейлина государыни Анны. Обручение состоялось 20 сентября 1757 г., по желанию самой императрицы Елизаветы Петровны, в Петербурге, в покоях деревянного дворца на Невском проспекте во время придворного бала в присутствии знатных особ. Свадьбу сыграли в феврале 1758 года. Невесте в ту пору было 15 лет, а жениху - 24. Однако супружество с молодой, красивой, кроткого нрава женой оказалось несчастливым. После смерти Елизаветы на престол взошел внук Петра I - Петр III, при нем канцлер Воронцов был первым человеком в государстве. Он был верен ему. Оставался верен и после того, как Петр III был низложен своей супругой и убит в Ропше. Взгляды Воронцова разделяла и его дочь Анна, в то время, как ее супруг был убежденным приверженцем деяний новой государыни Екатерины II. Эти противоречия отразились и на семейных отношениях, участились ссоры, доходившие до громких скандалов. Анна вернулась в дом родителей. Обращение к Екатерине II с просьбой разрешить расторгнуть этот брак не имело результата в течение нескольких лет. Закончилась эта тяжба только со скоропостижной смертью 27-летней бездетной Анны в феврале 1769 года.

      Павел Строганов. Жан-Батист Грёз, 1772

      Павел Строганов. Элизабет Виже-Лебрен, 1790-е

      Павел Строганов. Джордж Доу

      А. П. Строганов (сын графа). Варнек А. Г., 1812

      Софья Владимировна Голицына (урожденная Голицына) в трауре. 1820
      Александру Сергеевичу не повезло и во втором браке. Вернувшись из Парижа в Петербург, его жена, мать Павла, всерьез увлеклась фаворитом Екатерины II 24-летним красавцем, обладавшим к тому же великолепным тенором, Иваном Корсаковым, которого властительница держала при себе более полутора лет. Узнав об этой любовной связи, государыня разгневалась и отослала Корсакова в Москву. За ним, признавшись во всем мужу, отправилась и Екатерина Петровна. Глубоко переживая эту семейную драму и все еще любя жену, Строганов, в силу своего благородного характера, оставил жене дом в Москве, подмосковное имение Братцево и выделил значительную сумму денег. Таким образом, законный супруг в 46 лет сделался как бы "полувдовцом". Теперь его заботой было воспитание сына, который оставался при нем.
      Приезд гувернера Ромма в Петербург совпал с отъездом матери Павла в Москву. Отец причину этого отъезда старался, насколько это возможно, скрыть от мальчика хотя бы на время и, чтобы не травмировать сына, отправил его с новым гувернером в длительную поездку по России, по своим поместьям. Кроме этой, предложенной отцом поездки, Павел Строганов в сопровождении Ромма побывал на берегу Белого моря, в Олонецкой губернии, в Новгороде, Вологде, Москве, Туле, Киеве, Керчи, Крыму, преодолев разнообразный и длительный маршрут, и это все в каретах да колясках. До приезда из Франции Павел не знал русского языка - говорил и писал по-французски. Таким образом, Павлу и Ромму пришлось постигать русский язык вместе.
      Ромм приехал из Парижа, когда Павлу исполнилось семь лет. Французу во дворце Строганова было предоставлено несколько комнат с обширной библиотекой, физическим, минералогическим и другими кабинетами для занятий. Ромм - всегда сдержанный, подтянутый, педантичный - старался воспитывать сына вельможи в спартанском духе. Заявив себя как опытный педагог, Ромм был приглашен давать уроки и в другие дома петербургской знати. В 1781 г. он был удостоен высокой чести быть представленным Екатерине II. В память об этом дне он через барона Строганова передал императрице изготовленную им самим необыкновенную чернильницу с двигающимися Солнцем, Луной и фигурками, обозначающими месяцы и дни.
      Когда Павлу исполнилось 15 лет, он вновь покинул великолепный трехэтажный фамильный дворец, что красуется в Петербурге у Полицейского моста на углу Невского проспекта и реки Мойки. На этот раз он уезжал в Швейцарию. Несмотря на то, что он был еще совсем неопытным юношей, он, поскольку принадлежал к именитым людям, был назначен в звании поручика в Преображенский полк и зачислен адъютантом к князю Г. А. Потемкину. Отправился Павел в эту дальнюю дорогу также со своим гувернером, следившим за воспитанием сына барона вот уже почти восемь лет.
      Ромм был доволен своим воспитанником. По мнению Ромма, он умный, устремленный, незаурядный молодой человек, хотя и не лишенный некоторых недостатков. Попо (так по-домашнему, на французский манер называли Павла его родные и близкие) "по природе дик, невнимателен, не сосредоточивается ни на чем. У Попо часты минуты нетерпения, забывает о своем долге и сам собой недоволен, ему хочется сделать лучше и он ищет вдохновения. Он более горд и независим - советуется когда ему хочется, сам обсуждает и разбирает данный ему совет без уважения к собеседнику и без доверия к его здравым доводам и отвергает советы, как ему вздумается"2. Эти качества убеждают Ромма в самостоятельности Попо, в его твердом характере: "Я хочу из него сделать человека, и он будет таковым, когда я его выпущу из своих рук"3.
      Ромм, наблюдая и возмущаясь весьма предосудительным поведением матери Павла, пишет графине, что он в отсутствие отца или его не намерен допускать к ней сына, так как это может отрицательно повлиять на нравственного мальчика3.
      К отъезжающим был представлен слуга Попо швейцарец Франц-Иосиф Клеман. Вместе с ними отправлялся в путь и бывший крепостной человек барона, проявивший редкие способности в архитектуре и живописи, Андрей Воронихин. Этому любознательному самородку предоставлялась возможность познать новое не только в архитектуре и живописи, но и в механике, математике, в естественных науках. Андрей был почти на 13 лет старше Павла, но эта, казалось бы, значительная разница в возрасте не была особенно ощутимой, так как их многолетнее общение в семье барона и обоюдное влечение к наукам обнаруживали немало схожих интересов.
      Когда барону Строганову, тяготевшему к гуманитарным наукам, любившему искусство, живопись, скульптуру, литературу и театр, стало известно о 18-летнем сыне дворового человека, проявившем незаурядные способности в рисовании, он отправил юношу в Москву учиться живописи и архитектуре. Андрею повезло - ему удалось получить знания у таких видных архитекторов, как Василий Баженов и Михаил Казаков. Через два года Андрей вернулся в Петербург, показал Строганову свои рисунки и эскизы, и тот без колебаний поручил ему некоторые работы в пострадавших от пожара интерьерах своего дворца на Невском проспекте, построенного самим Варфоломеем Растрелли, В 1786 г. Воронихину исполнилось 27 лет. По совету и настоянию Ромма, осуждавшего крепостничество, Строганов вручает Воронихину вольную. И в этот же год он с сыном барона отправляется в Швейцарию.
      Около двух лет они пробыли в этой стране. Местом постоянного их пребывания была Женева. Здесь они посещали занятия в аудиториях университета и школы изящных и прикладных искусств, слушали лекции, которые читали самые лучшие ученые. Изучали химию, физику, ботанику, знакомились с производством на заводах и фабриках, свободное время отдавали развлечениям, фехтованию, верховой езде. В эти дни юный Павел, переживая ход событий объявленной Турцией войны с Россией, преисполненный патриотических чувств, писал отцу из Женевы: "Я вам сделаю просьбу, которая верно вас удивит. Я с тех пор как услышал, что война с турками началась, чрезвычайно желаю ехать в Россию, дабы мне соединиться с полком, и вас покорно прошу мне оное дозволить. Во Франции один 12-летний юноша был удостоен ордена святого Людовика, а мне уже скоро будет 16 лет. Война в моем отечестве, а я не еду служить в моем месте; мне стыдно здесь мундир носить... Ежели вы будете согласны на мое желание, то прошу купить 3 или 4 лошади; я бы желал, чтобы они не были стары, к огню привычны, а особливо, чтобы они были крепки в голове и послушны. Когда мы были в Украине, у графа Петра Александровича Румянцева, то он обещал взять меня адъютантом; ежели бы я смел чаять это, я бы весьма был счастлив. Я вас покорно прошу рассмотреть мою просьбу, которую я вам делающие как шутку. Вы не можете вообразить, какую радость вы мне учините, позволивши ехать". Ясно, что отец отказался удовлетворить благородный порыв юного сына.
      Пополнив запас знаний, Павел и Ромм вернулись в Петербург, но ненадолго. Уже весной 1789 г. они уезжают вновь, на этот раз - во Францию, в Париж. Для Попо этот город особенно знаменателен, ибо именно здесь он появился на свет и провел семь первых лет своей жизни.
      Итак, молодой Строганов после десятилетнего перерыва снова в Париже. Теперь ему 17 лет. Его приезд во Францию совпал с тревожными событиями, повлиявшими на дальнейшую историю этой страны. Еще в 1788 г. начались волнения крестьян, выступления обнищавших горожан, протесты буржуазии - все это так называемое третье сословие объединилось в желании свергнуть феодально-абсолютистский строй Франции. Теперь же обстановка получила наибольший накал - усилился конфликт между королевским двором, привилегированным обществом и третьим сословием. Была создана Нижняя палата Национального собрания. В письме к отцу 15 июня 1789 г. Павел сообщал: "Мы здесь имеем весьма дождливое время, что заставляет опасаться великого голода, который уже причинил во многих городах бунты. Теперь в Париже премножество войск собрано, чтобы от возмущения удерживать народ, который везде ужасно беден"4.
      Оказавшись в водовороте этих событий, Ромм принял в них самое деятельное участие на стороне недовольных властью - это соответствовало его убеждениям. К нему без колебаний присоединились и его русский воспитанник, и Андрей Воронихин. Лавина вооруженного народа направилась в Сент-Антуанское предместье на штурм крепости-тюрьмы Бастилии. Грозная мрачная крепость казалась неприступной. Но несмотря на то, что комендант крепости велел стрелять в осаждавших, они, преодолев рвы, в нелегком сражении 14 июля 1789 г. взяли Бастилию. Строганов, Воронихин и Ромм были свидетелями штурма этой цитадели. В письме к отцу Павел сообщал: "Мы недавно ходили смотреть Бастилию, которая, как вы знаете, была последним возмущением парижанами приступом взята, и по взятии оной теми же парижанами решено, чтобы ее сломать, что теперь и исполняют; всем позволено туда входить, когда работников нет; то есть ежедневно, после семи часов вечера и по воскресеньям; мы видели там несколько тюрем, снабженных одним камельком, стулом, столиком, одной постелью и одним судном в той же самой комнате; они освещены одним окном сквозь стену шести футов толщины, имеющую три больших железных решетки. Между прочим, видели одну тюрьму, которая длины имеет только, чтобы одному человеку лечь, и не имеет более трех футов ширины; в углу имеет нужник и один столик без стула и без постели, но в одном месте с укрепленною в стене железной цепью; сия маленькая комната очень темна; на стене оной много очень написано, но я не мог ничего разобрать по причине темноты. Я вам не скажу ничего больше о Бастилии, ибо мы вам сделаем, может быть, скоро одну посылку, в которой я вам много книжек пришлю о нынешних делах, где найдете об оной описано"5.
      При штурме крепости и в другие дни этих событий среди толпы выделялась чрезвычайно экзальтированная, красивая, молодая, стройная женщина в яркой красной амазонке, в большой шляпе, украшенной перьями, за широкий пояс были заткнуты сабля и два пистолета. То там, то здесь она появлялась перед толпой и произносила зажигательные речи. Ее знали многие парижане. Это была Теруань де Мерикур - актриса и певица, родившаяся в бедной деревушке близ Льежа. 17-летний Павел с восторгом следил за этой необычной воительницей.
      Бастилия пала - это послужило началом Великой французской революции. В Париже за продовольствием стояли огромные очереди - наступал голод. В начале октября большие толпы обнищавших парижан, в основном женщин - работниц бедных кварталов, вооруженных пиками, саблями, тянущих за собой пушки, двинулись к королю в Версаль, решив, что если король будет находиться в Париже, тогда он и его сторонники будут лишены возможности осуществить контрреволюционный переворот. Группа женщин сумела проникнуть во дворец, и некоторые из них были допущены к Людовику XVI. Ему были переданы требования о его немедленном переезде в столицу. Король был вынужден пойти на это. Таким образом, переехав в парижский дворец Тюильри, он оказался пленником французского народа. Переехало из Версаля и Национальное собрание.
      Это событие было отражено в письме Павла к отцу 4 октября 1789 г.: "Недавно, что было еще в Париже великое сметение, причиненное одним пиром, данным королевскими лейб-гвардиями, в котором они произносили в присутствии короля и королевы многие ругательства против L'Assamblee Nationale и народного банта, который есть синего, красного и белого цветов, бросив его под ноги, и тем вооружили против себя около 15.000 человек из парижского гражданского войска, пришедших в Версалию под предводительством маркиза de la Fayette. Сии последние их просьбами принудили короля со всею его фамилию переехать в Париж, где они прибывают в Tuileries, охраняем гражданским войском, а не лейб-гвардиями. С тех пор в Париже все в совершенном мире. L'Assamblee Nationale так же отныне прибудет в Париже. Я вам советую не тревожиться о нас, ибо уверен, что нечего бояться"6.
      Всегда степенный, сосредоточенный, молчаливый, даже не пьющий вина, рано лысеющий Жильбер Ромм теперь словно переродился - появилась быстрота в движениях, открылся взрывной темперамент. Ему теперь было не до наук, которыми он всегда жил, - отныне он озабочен идеями революции во имя свержения монархии. В январе 1790 г. Ромм вместе с единомышленниками основывает "Общество друзей закона". Не отстает от него и молодой Строганов - пример воспитателя заразителен, он с юношеским азартом следует за Роммом. Почти каждый день ездит с ним в Национальное собрание, где порой и сам принимает участие в жарких дискуссиях. Павел восхищен деятельностью наиболее активных вождей революции, ему нравится Жан Поль Марат - видный ученый-физик, естествоиспытатель, доктор медицины, исследователь в области оптики, который так же, как и Ромм, оставил науку и целиком отдался политической борьбе.
      Казалось немыслимым, чтобы молодой российский аристократ - барон, числящийся офицером гвардии императрицы, сын сенатора, предводителя санкт-петербургского дворянства, богатейшего человека России, владельца поместий, крепостных, хозяина над наемными рабочими своих предприятий, будет захвачен идеями революционно настроенных французов. Видимо, Павел Строганов несмотря на молодой возраст объективно сравнивал истинное положение французов всех сословий при монархическом правлении, с тем, что видел в России.
      Строганов вступает в "Общество друзей закона", где ему поручают обязанности библиотекаря. В списках общества не значится фамилия Воронихина. Надо полагать, что его деятельность в революционных событиях не была столь активной, он старается уделять больше времени своим профессиональным занятиям - изучению древней и новейшей архитектуры, живописи, ботаники, физики и истории Парижа.
      Поскольку Павел прекрасно владел французским языком, то никто и предположить не мог, что он русский. Но на всякий случай, чтобы скрыть его истинную принадлежность к российской аристократии, Ромм предложил Павлу изменить имя. Теперь его знали как Поля Очера. Очер - это название места и реки под Пермью, где отец Павла имел заводы.
      Членом "Общества друзей закона" становится и Теруань де Мерикур, которой доверено заведовать архивом этого общества. Молодой россиянин счастлив соседству с красивой француженкой - это, кажется, его первое по-настоящему страстное увлечение. Те, кто видят вместе Очера и Теруань, недвусмысленно намекают на более интимные отношения между ними.
      Россия сведения о тревожных революционных событиях во Франции получает через свое посольство в Париже, которое возглавляет И. М. Симолин. Вице-канцлер гр. Остерман 4 июня 1790 г. в зашифрованном письме писал из Петербурга в Париж: "Русские подданные, находящиеся в Париже, со времен беспорядков, потрясающих это королевство, не остались спокойными наблюдателями: одних побудили к выступлению в Национальную гвардию, другие оказались так или иначе вовлеченными в это всеобщее брожение умов". Более подробные сообщения содержатся в газетах "Петербургские ведомости" и "Московские ведомости". Екатерина Вторая чрезвычайно озабочена происходящим во Франции. По ее указанию отправляется зашифрованное распоряжение о немедленном возвращении всех русских, находящихся в этой стране. Ее тревожит возможность русских попасть под влияние антимонархических настроений. Она отчетливо помнит волнительные переживания в дни пугачевского бунта, находящегося в ссылке грозного писаку Александра Радищева, автора крамольного, с ее точки зрения, сочинения "Путешествие из Петербурга в Москву". Известны ей и другие настроения, которых надо опасаться. Так что нечего делать россиянам во взбунтовавшейся Франции.
      В эти дни Жильбер Ромм вступает в политический клуб, именовавшийся "Якобинским", поскольку его заседания проходили в помещении церкви монашеского ордена, именовавшегося "Jacobins". Был принят в клуб, конечно, и Поль Очер. Ему вручили диплом за подписью президента этого клуба Антуана Барнава и с печатью из красного воска, на которой значилось: "Vivre libre on mourir!" ("Жить свободным или умереть!").
      Теперь Очер, первый и, пожалуй, единственный русский якобинец разгуливает в костюме, ставшим модным для якобинцев: широкие холщовые штаны, короткая куртка, свободная рубашка без жабо с небрежно повязанным галстуком, деревянные башмаки, а на голове красный фригийский колпак с трехцветной кокардой. Порой Очеру и Ромму не хватает средств на жизнь, но их выручают наиболее бережливые и экономные Андрей Воронихин и слуга Клеман.
      Под влиянием бурных парижских событий и идей своего воспитателя Очер с волнением размышляет о будущем России: "Лучшим днем в моей жизни будет день, когда я увижу Россию, обновленную такой же революцией. Может быть, я буду играть там ту же роль, какую здесь играет гениальный Мирабо"7. Это - о графе Оноре Габриеле Мирабо, который, обладая выдающимся даром оратора, в начале революции смело обличал абсолютизм.
      Посол Симолин, стараясь как можно точнее выполнить приказ императрицы, составляет список россиян, находящихся во Франции. В этот список попадает и Павел Строганов, о деятельности которого догадывалась королевская полиция и донесла в русское посольство. В июльском 1790г. очередном донесении в Петербург Симолин извещал о сообщенной ему фамилии Строганов: "Я его никогда не видел, и он не сообщал о себе никому из своих земляков... Говорят, что он изменил фамилию"8.
      Екатерина II, получив донесение, в котором сообщалось о нежелательной деятельности отпрыска барона Строганова и о пагубном влиянии на него француза Ромма, разгневалась: мало того, что во Франции революция, так там еще подвизается российский дворянин, активно поддерживающий эту революцию. И она велит отцу немедленно отозвать сына-якобинца. На доносе о Павле Строганове имеется карандашная надпись рукой Екатерины II: "Покажите Строганову, дабы знал, как и к чему сына его готовят"9.
      Александру Сергеевичу очень не хотелось идти на разрыв с Роммом, но гнев государыни и беспокойство за будущее сына, вынудили его решиться на это. В июне он написал письмо Ромму в мягких уважительных тонах, где объяснял причину отзыва сына и сопровождавшего его Воронихина: "Я долго сопротивлялся, мой дорогой Ромм, грозе, которая на днях разразилась... и я вынужден отозвать своего сына, лишить его уважаемого воспитателя как раз в то самое время, когда сын мой наиболее нуждается в его советах"10.
      В ответном письме Ромм успокаивал отца, уверяя, что Павел правильно воспитывается в духе свободы и независимости. Еще пытаясь задержать отъезд Павла в Воронихина, Ромм, в угоду барону, увозит их подальше от революционного Парижа. Все четверо, вместе со слугой, тайно покидают дом в предместье Сен-Жермен, где они обитали. Чтобы не быть узнанными, они надели матросские одежды и с минимумом багажа, в августовскую жару пешком отправились в неблизкий путь на родину Ромма в Оверни. По дороге в Эрменовиле они посещают могилу французского просветителя Жан Жака Руссо.
      В Жим о Ромм продолжает активную деятельность: проводит беседы с населением, пропагандируя те идеи, к которым он привержен, убеждает, что теперь власть принадлежит не королю, а Национальному собранию. В этом городке неожиданно умирает Клеман, прослуживший при Павле 15 лет. Его похороны вылились в демонстрацию, над могилою звучали революционные речи Ромма и Очера. На памятнике усопшего значилось: "Франц-Иосиф Клеман, служил Полю Очеру - графу Строганову". Текст этот появился в газетах. Таким образом, псевдоним Павла был раскрыт. Об этом стало известно послу Симолину, который спешно послал донесение в Петербург, после чего последовало более строгое указание немедленно вернуть Павла Строганова в Россию.
      Александр Сергеевич отправляет за сыном своего племянника полковника Н. Н. Новосильцева, который прибывает в Париж 1 декабря, узнает о местонахождении Павла и дает о себе знать в Оверни. Ромму приходится с тяжелым сердцем выдать своего воспитанника, ставшего теперь его близким соратником и единомышленником.
      В первых числах декабря 1790 г. Поль Очер, а теперь снова Павел Строганов, готовится покинуть Париж. Новосильцев торопит. После прощального обеда в ресторане Ришье, Строганов и Воронихин расстаются с Роммом навсегда. На следующий день после их отъезда Ромм писал одному из друзей: "Он уехал вчера вечером... не требуйте от меня никаких подробностей об этом горестном расставании. Я сейчас слишком ошеломлен тем горем, которое все это мне причинило"11. Ромм долго хранил при себе портрет Попо, где он был запечатлен мальчиком.
      Удрученный своим отъездом 18-летний Павел на пути в Россию писал 12 декабря 1790 г. отцу: "Сколь скоро, что господин Ромм и я, быв в Оверни, узнали, что вы послали Николая Николаевича Новосильцева с письмами для нас, то мы и поехали на его встречу в Париж, где я получил ваше письмо и не без печали в нем читал, что мне надобно расстаться с господином Роммом, после двенадцати годового сожития; но сие повеление, сколь ни тягостно для меня, вы не должны сомневаться в моем повиновении и будьте уверены, что все пожертвую, когда надо будет исполнить ваши повеления.
      Ежели я вам не писал из Парижа, это для того, что суеты очень скорого отъезда мне не дали времени. Мы приехали сюда сего утра, в добром здравии; наша коляска в таком худом состоянии, что мы принуждены ее здесь оставить и другую купить. Мы думаем ехать отсюда в Вену столь скоро, сколь нам можно будет, и что может случиться 4-го сего месяца по старому штилю; я вам буду писать из Вены"12.
      Прибыв в Страсбург, Строганов 14 декабря отправил письмо Ромму, в котором искренне сожалел об отъезде из Парижа: "Я вспоминаю об этой прекрасной революции, свидетелями которой мы были... и с ужасом приподнимаю край завесы, скрывающей от меня будущее, страшный призрак деспотизма. Это зрелище мне ненавистно, и тем не менее я должен к нему приблизиться... Я видел целый народ, восставший под знаменем свободы, и я никогда не забуду этого мгновения"13.
      По возвращении Павла в Петербург случилось то, чего он опасался, - ему запрещено жить в столице. Его отправили под присмотром того же Новосильцева на постоянное жительство в подмосковное имение Братцево, которое принадлежало его матери, проживающей теперь в Москве.
      Немного известно о периоде пребывания Павла Александровича в Братцево. Известно только, что жил он там более пяти лет, сблизился с домом княгини Н. П. Голициной, увлекся ее дочерью Софьей и просил ее руки. По поводу невесты Г. Р. Державин сочинил такие стихи: "О, сколь, Софья! Ты приятна. // В невинной красоте своей, // Как чистая вода прекрасна, // Блистая розовой зарей!" Богатую свадьбу справили в Братцево. От этого брака в 1795 г. родились сын, названный в честь деда Александром и через год - дочь Наталья.
      Счастливый год рождения первого ребенка омрачился сообщением из Парижа о необычной смерти Жильбера Ромма. Находясь далеко от Франции, Строганов постоянно и внимательно следил за всеми событиями, происходившими в этой стране. К тому времени Франция, переживавшая бурные революционные события, оказалась еще и в состоянии войны с Австрией.
      В эти дни Ромм - деятельный якобинец - ратует за обучение народных масс, а став членом Законодательного собрания, решает вопросы законодательства, кроме того, нередко председательствует в Национальном Конвенте. В истории Великой французской революции он оставил значительный след, предъявив в Конвент тщательно разработанный им вместо существующего григорианского календаря совершенно новый - республиканский с иным названием месяцев и дней. Особенность этого календаря состояла в том, что он делился на 12 месяцев по 30 дней в каждом. Оставшиеся в конце года пять или шесть дней были посвящены какому-либо особенному празднику. Введение календаря с 22 сентября 1792 г. сопровождалось торжественными церемониями и карнавалами. Календарь французской революции действовал более 13 лет. Пользовались им, после отмены, вновь через 65 лет в дни Парижской коммуны.
      Когда власть в Конвенте захватили так называемые термидорианцы - контрреволюционная буржуазия, это вызвало новое возмущение народных масс и возникновение одно за другим двух восстаний, названных жерминальским и прериальским (по названию месяцев революционного календаря). Восставшие требовали возврата якобинской конституции, работы, хлеба, борьбы с продовольственной спекуляцией. Якобинцев преследовали, арестовывали. Оба восстания были жестоко подавлены - правители Франции приступили к новому терроту. Группа арестованных якобинцев, в которую попал и Ромм, была отправлена подальше от Парижа под усиленным экскортом и заключена в крепость Торо в департаменте Финистер. Буквально за несколько дней до ареста вечный холостяк Ромм, которому уже было под 45 лет, женился на вдове, оказавшейся беременной. Что теперь ждало жену арестованного якобинца и будущего приемного ребенка?
      Когда члены Конвента решили, что новых волнений ожидать не следует, арестованных вернули в Париж и предали суду. Шестерых главных обвиняемых приговорили к смертной казни - к гильотине. Такую казнь все осужденные посчитали постыдной. После того как их вывели из зала суда и оставили в помещении для арестантов, приговоренный Гужон достал из одежды добытый невесть каким способом кинжал и закололся. Вынув кинжал из тела товарища, закололся и Ромм. Так же поступили остальные четверо. Ромм, Гужон и Дюкенуа скончались сразу, трое других - Дюруа, Бурботт и Субрани еще были живы, когда их тела взвалили на телегу, привезли к эшафоту на площади Революции и уложили под нож гильотины. Это свершилось 17 июня 1795 года. Узнав о такой самоотверженной смерти всех шестерых, Павел Строганов был потрясен14.
      В 1796 г., незадолго до кончины Екатерины II, Павлу Строганову разрешено было покинуть Братцево. Закончился этот принудительный "карантин", надо полагать, потому, что утихла опасность новых революционных волнений во Франции. "Провинившийся" с женой переезжает в Петербург, во дворец отца на Невском проспекте. В эти дни ему присваивается, пока еще низшее, придворное звание камер-юнкера.
      Взошедший на престол после смерти матери Павел I в 1798 г. жалует Александра Сергеевича Строганова титулом графа. Должно заметить, что этот титул он уже имел, но не русского происхождения. Еще в 1761 г., будучи в Вене по случаю бракосочетания эрцгерцога Иосифа, австрийская императрица Мария Терезия одарила его титулом графа Священной Римской империи. Теперь Строганов стал российским графом. Соответственно становится графом и его сын Павел, получивший к тому времени звание действительного камергера с правом носить парадный мундир, на фалдах которого изображены были золотые ключи15.
      Его неистовый отец - любитель искусств - еще интенсивнее занимается пополнением своих и без того богатых коллекций. Им собрано множество картин, скульптур, эстампов, медалей, камней, монет. Его как одного из виднейших знатоков в этой области и крупного мецената Павел I назначает президентом Академии художеств. С 1800 г. граф с достоинством занимает эту должность. При нем деятельность Академии ожила, были привлечены лучшие художественные силы России, виднейшие профессора живописи, светила отечественного зодчества. Это был взлет русского классицизма. Период президентства Строганова называют "Золотым веком" Академии. В этом же году он получает еще одну не менее важную должность - директора Императорской библиотеки. Обе эти должности Строганов занимает до конца своих дней.
      Значительные изменения произошли и в жизни Андрея Воронихина Проявив себя как зрелый архитектор во многих работах, он в год вступления графа Строганова в Академию художеств получает звание архитектора и право преподавать в Академии. Устроилась и его семейная жизнь Женой его стала дочь пастора в Петербурге англичанка Мери Лонд - художница чертежница, достаточно сведущая в архитектуре. Супруги получили жилье в здании Академии художеств. В это же время за картину "Вид на строгановскую дачу" Воронихин удостоился звания академика перспективной и миниатюрной живописи.
      Пребывание Павла Строганова в Петербурге ознаменовалось близким общением со старшим сыном Павла I Александром. Во время их разговоров выявилась общность их взглядов - оба они осуждали положение России, в котором она находится при Павле I. В беседах нередко затрагивались вопросы государственных преобразований. Строганов охотно без опаски, делился теми революционными идеями, которые были близки ему и которые он лично защищал будучи во Франции. Наследник сочувственно относился к этим взглядам, что видно из писем Александра к своему воспитателю в детстве Фредерику Сезару Лагарпу: "Мне думалось, что если когда-либо придет и мои черед царствовать, то, вместо добровольного изгнания себя, я сделаю несравненно лучше, посвятить себя задаче даровать стране свободу и тем не допустить ее сделаться в будущем игрушкой в руках каких-либо безумцев. Это заставило меня передумать о многом и мне кажется, что это было бы лучшим образцом революции, так как она была бы произведена законной властью, которая перестала бы существовать, как только конституция была бы закончена, и нация избрала бы своих представителей. Вот в чем заключается моя мысль. Я поделился ею с людьми просвещенными, со своей стороны много думавшими об этом. Всего-навсего нас только четверо, а именно: Новосильцев, граф Строганов и молодой князь Чарторийский, мой адъютант, выдающийся молодой человек"16.
      Правление Павла I с его полицейским режимом, армейской муштрой, строжайшей цензурой, нервозности, доходящей порой до самодурства, было неугодно многим. Большая группа дворян, гвардейских офицеров, чиновников составила заговор, чтобы убрать императора и заменить его другим. Наследник знал об этом заговоре и не противился тому. Не было ли тут некоторого влияния революционно настроенного Павла Строганова и примера свержения Людовика XVI?
      И когда в ночь с 11 на 12 марта 1801 г. в покоях Михайловского замка, окруженного каналами с подъемными мостами, был задушен российский император, его наследник, названный теперь Александром I, скрыв истину, сообщил в официальном манифесте: "Судьбою Всевышнего угодно было прекратить жизнь Любезного Родителя Нашего государя императора Павла Петровича, скончавшегося скоропостижно апопликсическим ударом в ночь с 11-го на 12-е число сего месяца"17. Коронование Александра I состоялось в сентября.
      Новому государю было 24 года. Молодой правитель благоволил к Павлу Строганову, часто посещал его дом. В дружбе с женой Павла состояла и супруга императора. Появились завистники. Так, некто Ф. Ф. Вигель замечал о Строганове: "Приятное лицо и любезный ум жены его сблизили с ним императора Александра, а его добродетель не могла после разлучить с ним. Ума самого посредственного, он мог только именем и фортуной усилить свою партию". Суждение явно предвзятое, ибо знавшие его были совсем противоположного мнения: очарователен, благороден внешне, прост в отношении с другими, без зазнайства - человек дела. Его девиз на личной печати "пес timeo, пес spero" (не боюсь, не надеюсь) можно расценивать так: "Не боюсь трудностей, преград, не надеюсь ни на кого, все должен осуществлять только сам". На сохранившихся портретах его лицо и осанка вдохновенны, взгляд открытый.
      В беседах император и молодой граф, увлеченные прекрасными идеями, обсуждали возможности новых реформ на пользу государства. Одна из идей Строганова была изложена в записке императору от 9 мая 1801 года. В ней предлагалось учредить "Негласный комитет" сторонников этих реформ, в котором обсуждались бы возможности государственных преобразований. Делать этот комитет негласным, с секретными заседаниями надлежало для того, чтобы не возбуждать у деятелей прошлых лет - противников нового - преждевременных кривотолков и нежелательного сопротивления.
      Приводим выдержку из довольно пространной записки Строганова императору, написанную по-французски: "В последнем разговоре, который я имел с Вашим Величеством, я старался уяснить себе некоторые из высказанных Вами мыслей по поводу важного вопроса о государственных преобразованиях; а так как раньше, прежде чем приступить к постройке этого сооружения, необходимо привести в порядок накопившиеся соображения и собрать в одно целое, я полагал, если только я верно понял Ваши намерения, что не будет излишним представить Вашему Величеству общий вывод переданных мне Ваших желаний относительно этого великого дела... Итак, если я верно понял мысль Вашего Величества, можно установить следующее: реформа должна быть созданием государя и тех, которых он выберет своими сотрудниками, и никому постороннему не должно быть известно, что Ваше Величество взяли на себя почин такого дела. За сим мы установили, что реформа должна коснуться всех отраслей администрации и что возможное создание конституции могло бы быть следствием этой предварительной работы... Ваше Величество, надо полагать, желаете свободу, при неприкосновенности имущества, ввести управление справедливое, на почве нужд родной страны, и этим подготовить умы, принять даруемое, без опасений и с радостью, как закон, оберегающих всех и каждого от произвола на общее благо".
      В это же время был представлен и общий вывод основных положений об организации комитета для взаимной работы по преобразовательной реформе: "Для полноты труда, первоначальное назначение которого переработать порочное управление, затем заменить его законами, долженствующими остановить действие существующего произвола, дать ряд мудрых мер, с теми изменениями, которые потребуют обстоятельства, все это имеет первенствующее значение и может быть разрешено с успехом особым комитетом, специально созданным для этой цели.
      Предстоит двойная задача: с одной стороны, щадить умы от нежелательного предубеждения против реформ, с другой - понять настолько настроение общества, чтобы не возбуждать неудовольствия напрасно. Это требует заседаний секретных... Сложность предстоящих занятий и необходимости войти во все подробности мелочей потребует усидчивого и последовательного труда со стороны Вашего Величества... Обратив внимание на опасность увлечения теорией, идущей часто в разрез с практикой, надо отдать предпочтение опытности, которая скорее разберется в злоупотреблениях. А поэтому следует пригласить людей сведущих и хорошо знающих различные отрасли управления... думаю, надо держаться следующих начал: Необходимо создать комитет. В основе своей организации и по способу работы он должен быть негласным. Для единодушной связи при занятиях необходимо руководство Вашего Величества"18.
      Понимая недостатки прошлого правления, Александр I одобрил создание "негласного комитета", этого неофициального совещательного органа. В него входили приближенные к царю, так называемые молодые друзья, помогающие ему в реформаторской деятельности: П. А. Строганов - 29 лет, А. Е. Чарторыйский - 31 год, В. П. Кочубей - 33 года, Н. Н. Новосильцев - 39 лет. Н. К. Щильдер рассказывал: "После кофе... император удалялся, но пока остальные гости разъезжались, четыре избранника вводились через особый вход в небольшую туалетную комнату, смежную с покоями их величеств. Туда приходил государь и там в его присутствии и при его участии происходили оживленные и продолжительные прения по вопросам о реформе безобразного здания"19.
      Члены комитета отстаивали новые общественные идеи, которые имели место во Франции и изменяли европейскую жизнь. Наиболее активным среди них был "самый пылкий" - Строганов. Памятуя о провозглашенной в дни Великой Французской революции "Декларации прав человека и гражданина", он ратовал за законное признание прав человека в России, заботился об улучшении жизни крестьян, доказывал необходимость отмены крепостного права, занимался вопросами народного просвещения, резко отзывался о дворянстве, замечая, что "это сословие самое невежественное, самое ничтожное и в отношении к своему духу - наиболее тупое"20. Ему же принадлежит мысль о замене устаревших петровских Коллегий Комитетом министров. Противники этих преобразований - старшее поколение - называли реформаторов вольтерьянцами и якобинцами.
      "Негласный комитет" просуществовал с 1801 по 1803 г., и с его "подачи" в правление Александра I было осуществлено немало полезных преобразований. И когда в 1802 г. произошла реформа административного управления России, был издан манифест об учреждении министерств. Министром внутренних дел стал В. П. Кочубей, а обязанности товарища этого министра были возложены на П. А. Строганова. При этом назначении он получил чин тайного советника и звание сенатора.
      Министром юстиции назначили Г. Р. Державина. Ему в ту пору было около 60 лет. Заседая в Сенате, в горячих спорах, отстаивая некоторые старые взгляды, он расходился с графом А. С. Строгановым, а что касается "дружной четверки" при Александре, так он их просто ненавидел и в своих заметках увековечил: "Тогда все окружающие государя были набиты конституционным французским и польским духом, как-то: князь Чарторыйский, Новосильцев, граф Кочубей, Строганов"21. Державин величал их "коварными и корыстными" или "якобинской шайкой". Он даже осмеял всех в басне "Жмурки"22. Павел Строганов был огорчен такой суровой оценкой поэта, который когда-то сочинил добрые стихи по поводу его бракосочетания. Он осуждал его сенаторскую деятельность, замечая: "После мнения Державина, представленного письменно в Сенат им самим, нельзя ничего ожидать от его ложных идей"23. Конечно, при новых порядках нашлось много людей, осуждающих поведение Гаврилы Романовича, и, по совету государя, ему пришлось оставить пост министра, на котором он пребывал не более одного года.
      Не всем предлагаемым реформам суждено было осуществиться. Незыблемой оставалась царская монархия и крепостное право с его обычными порядками. Даже такой либеральный политический деятель, как М. М. Сперанский, имевший близкие отношения с императором, предлагавший большую программу реформ и составивший разумный "План государственного преобразования", и тот не смог осуществить своих замыслов. Будучи несправедливо оклеветанным перед царем, он был уволен с должности и выслан из Петербурга - в Нижний Новгород. Если Александр I в начале своего правления уделял достаточно много внимания делам внутренней политики государства, то к 1803 г. он ко всему этому стал относиться прохладнее, реформаторский пыл царя поостыл. Он мог поддержать в помыслах своих сторонников, но когда дело доходило до осуществления предлагаемого, то он мог, в силу свойственной ему осторожности, нерешительности, дать задуманному, что называется, задний ход. В этом - причина незаконности некоторых реформ, которые он намечал в начале царствования. Теперь в дискуссиях с императором надлежало быть весьма осторожным и осмотрительным. Строганов замечал: "Вступив в спор с императором, следовало опасаться, чтобы не заупрямился, и благоразумнее было отложить возражение до следующего случая"24. Любопытно свидетельство современников - до конца жизни Александр I не мог о каком-нибудь сложном предмете вести разговор по-русски.
      Теперь императора больше заботила внешняя политика и, главным образом, события во Франции, где пришедший к власти корсиканец провозгласил себя в 1804 г. императором Наполеоном Первым, деятельность которого сопровождается захватническими тенденциями. К этому времени Наполеон основными противниками, согласно своим стратегическим планам, считал Англию, Австрию и Россию. Обстановка накалялась, и начались военные действия этих стран против Наполеона. Руководил этой компанией со своими советниками, главным образом, 28-летний Александр I, еще не имевший достаточного опыта в этом деле, как искушенный и талантливый 35-летний стратег Наполеон.
      Граф Павел Строганов, осознавая, в какой опасности находится отечество, свои заботы о переустройстве правления России несколько отодвигает, и все его помыслы теперь направлены к военной карьере. Он просит царя освободить его от должности товарища Министра внутренних дел. Александр дал согласие при условии, что в походах он будет находиться в штабе при его особе. С этого времени он участвует в сложных и незначительных боях под пушечными ударами противника, восхищаясь при этом мужеством отважных русских солдат.
      2 декабря 1805 г. П. А. Строганов командует отрядом в кровопролитном генеральном сражении в Моравии в районе г. Аустерлиц, кончившимся разгромом русских и австрийских войск, попавших в ловушку (английские войска в военных действиях не участвовали). Часть русских соединений была оттеснена на замерзшие пруды, под ударами ядер противника лед провалился, и много русских солдат погибло. Строганов в этих первых в жизни боях несмотря на то, что не имел специального военного образования, показал себя с самой лучшей стороны, обнаружив незаурядный талант командира. В. А. Жуковский заметил: "Наш смелый Строганов Хвала! // Он жаждет чистой славы: // Она из мира извлекла // Его на путь кровавый!"25.
      А Наполеон торжествовал победу. Объезжая свои войска после сражения, он воскликнул: "Этот вечер самый прекрасный в моей жизни!"26. По сей день в Париже, в соборе Дома инвалидов, где похоронен Наполеон, находится алтарь с прозрачными желтыми стеклами, который в память этой победы называется "Солнце Аустерлица".
      Вскоре после аустерлицкого сражения Александр I отзывает несправившегося со своей миссией полномочного посла в Великобритании графа С. Р. Воронцова и на его место направляет в Лондон П. А. Строганова с поручением объяснить английскому правительству положение Европы после Аустерлицкого боя. Новый русский посланник, не имеющий опыта дипломата, с успехом уладил много спорных вопросов. Один из них - дело барона П. Я. Убри, немца по происхождению. В свое время Екатерина II, а затем и Александр I подписали русско-английский союзный оборонительный трактат. К этому трактату присоединилась и Австрия. Наполеон, окрыленный победами, в своей дипломатической тактике пытался поссорить союзников и заключить соглашение с Англией и Австрией без России, пригласив их представителей на переговоры в Париж. Союзники отказались вести эти переговоры без России. В Париж со стороны Англии поехал лорд Ярмут, а со стороны России князь Чарторыйский, управлявший тогда Министерством иностранных дел, рекомендовал Строганову послать "со светлой головой и благородным чувством" барона Убри.
      Этот посланник, напуганный, как и многие, успехами Наполеона, особенно после Аустерлица, вопреки данным императором инструкциям, в нарушение министерских предписаний, тайком от английского уполномоченного лорда Ярмута, 8 июля 1806 г. подписал мирный трактат России с Францией.
      Через некоторое время, осмыслив ужасный промах содеянного, в письме к Строганову он сознавался в нарушении высочайших указов, надеясь, что ввиду особых обстоятельств ему будет прощен этот проступок: "Нахожу [необходимым] оправдать свое поведение, противное полученным мною инструкциям, и сегодня же еду в Петербург, куда везу свой трактат и свою голову на плаху, если я поступил дурно"27.
      По этому поводу Строганов послал сообщение Александру I, указав, какие меры он предпринял для обезвреживания последствий поступка Убри. Таким образом, в результате умелых действий Строганова трактат, подписанный Убри, был аннулирован, и тесный союз России и Англии в борьбе против Наполеона устоял. Миссия Строганова в Лондоне увенчалась полным успехом.
      Военные действия России, Англии, Австрии и присоединившейся к ним Пруссии против французской армии нарастали. Строганов, вынужденный время от времени находиться при персоне Александра I, был ущемлен в свободе действий при тех ситуациях, в которые он попадал во время военных сражений. Кроме того, ему претили интриги и каверзы среди жаждущих быть в свите императора, поэтому он подал прошение Александру и, получив разрешение, поступил волонтером, то есть добровольцем, в действующий авангардный отряд опытного воина, служившего ранее под командованием А. В. Суворова, атамана Донского казачьего войска М. И. Платова. Таким образом, в этом отряде впервые появился высокопоставленный вельможа в чине тайного советника и сенатора. Платов был польщен таким пополнением и доверил Строганову командовать одним из казачьих полков. Это доверие было полностью оправдано.
      По разработанному плану воины строгановского полка 24 мая 1807 г. неожиданно напали на обоз одного из виднейших наполеоновских маршалов Луи Даву. Французы отчаянно защищались, но были смяты, оставив на поле боя свыше 300 убитых и раненых. Много французов было взято в плен. Казаки захватили канцелярию Даву, его экипаж и несколько личных вещей: мундир маршала, шляпу, футляр маршальского жезла. Все эти вещи долго хранились в семье Строгановых, кроме футляра, который был передан в новоотстроенный Казанский собор при его освещении.
      Генерал Л. Л. Беннигсен писал в донесении: "Граф П. А. Строганов оказал вчера отличный подвиг с атаманским казачьим полком, который генерал-лейтенант Платов отдал под его начальство; перейдя вплавь реку Алле, он мгновенно атаковал неприятеля, разбил его, положил на месте по крайней мере до 1000 человек и взял в плен 4 штаб-офицера, 21 офицера и 360 рядовых"28. Он же сообщил отцу Павла в Петербург: "Мне весьма приятно уведомить Ваше сиятельство, что сын ваш, хотя и не служа в военной службе, отличился необыкновенным образом, сделав знаменитейший подвиг... Позвольте мне Ваше сиятельство поздравить вас с толико достославным сыном вашего подвигом"29.
      Как правило, Строганову в военных действиях приходилось участвовать в авангарде. Так было и при сражении под Гейльсбергом. За военные успехи он был награжден орденом Георгия 3-й степени и получил звание генерал-майора.
      26 июня 1807 г. между воюющими сторонами был заключен мир в местечке Тильзит. Этот мир был выгоден и для России и для Франции. Наполеон надеялся использовать эту передышку для подготовки нового наступления на Россию, а Александру было необходимо перевооружить армию и найти новых надежных союзников во внешней политике; кроме того, Тильзитский договор позволил укрепить российские позиции на Берегах Балтийского моря.
      Но недолгой была передышка, в 1808 г. Россия вступила в войну со Швецией. Строганов назначается командиром лейб-гренадерского полка в корпусе П. И. Багратиона. Его полк получает сложнейшее задание - перейти по льду на Аландские острова, через которые возможен путь к Стокгольму. Багратион писал Строганову: "Я согласен, что переход этот довольно труден; но я уверен, что Ваше сиятельство не пропустит случая, который принесет вам большую честь и увенчает начатую экспедицию несомненным успехом"30. Строганов оправдал доверие. В это время шведы запросили мира, и пришлось с неменьшими трудностями пройти обратный путь, покинув эти острова. Эта война завершилась присоединением провинций, населенных финнами. На этой территории было создано в составе России Великое княжество Финляндское с автономным управлением.
      Едва были улажены отношения со Швецией, как начался новый конфликт - с Турцией. Багратион был назначен командующим Молдавской армией. Следуя за ним на театр военных действий, Строганов снова оказался в отряде под командованием Платова и вместе с ним занял Кюстенджи. В одной из операций против Великого визиря, пытавшегося освободить Силистрию, отряд Строганова обратил в бегство большое соединение турок, преследуя их на протяжении 15 верст. Пытавшийся освободить Силистрию визирь в июне-июле 1810 г. был вновь разбит. За эти операции Строганов получил значительное количество наград: золотую шпагу с надписью "За храбрость", орден Святой Анны с алмазными знаками к ней и орден Владимира 2-й степени.
      После удачной компании против турок князь Багратион был отозван из Молдавской армии, и на его место назначили графа Каменского, человека сложного характера, неуживчивого, завистливого. Строганов, исполнительный, откровенный в своих мнениях, не привыкший льстить и подлаживаться даже к вышестоящему начальству, не найдя с Каменским понимания, отказался находиться под его началом.
      Багратион, наверное, знал об этой размолвке и писал 2 сентября 1811 г. Строганову из Житомира "для передачи собственноручно": "Я бы желал, чтобы вас назначили ко мне в армию. Я был всегда преисполнен моею благодарностью за службу вашу. Если вам угодно служить со мною, есть вакантныя здесь 3 дивизии, то есть и то командуют, но настоящего нет. Попросите министра, я уверен, что он не откажет; тем паче, что всякому желает он доброго"31.
      Строганов, видимо, отказался от этого предложения и уехал в Петербург. Его приезд в столицу совпал со значительным событием - закончилось строительство Казанского собора, предназначенного для перенесения в него древней иконы Казанской богоматери, считавшейся покровительницей дома Романовых и русского воинства. Архитектором собора был Андрей Воронихин. Строительству предшествовал строгий конкурс, на котором было представлено несколько проектов таких выдающихся зодчих, как Ч. Камерон, Дж. Кваренги, Н. Львов, Ж. Т. де Томон, художник П. Гонзаго. Павлу I вариант Камерона показался более совершенным, и он был склонен его утвердить, но 14 ноября 1800 г. по настоянию председателя комиссии по строительству собора, президента Академии художеств графа А. С. Строганова государь изменил свое мнение и утвердил другой проект, разработанный еще мало известным архитектором, бывшим крепостным графа Андреем Воронихиным.
      Прошло со дня закладки собора десять напряженных лет. Все это время, неустанно, вникая во все мелочи, следил за строительством А. С. Строганов. И вот на Невском проспекте воздвигнуто величественное здание с обильной колоннадой, облицованное желтым пористым известняком. Павел Строганов искреннее радовался успеху Воронихина. За многие годы общения с ним он видел, как долго и с каким упорством тот постигал искусство архитектуры. И вот теперь, по его проекту воздвигнут лучший собор в Петербурге!
      Торжественное освящение собора состоялось 15 сентября 1811 года. По окончании этой церемонии граф А. С. Строганов, приятно возбужденный и разгоряченный, в сопровождении приятелей направился пешком в свой дворец на Невском, благо это было почти рядом. Во дворце по случаю открытия собора был дан великолепный бал, на который собралась вся знать города.
      Путь графа от собора до дворца в скверную, ветреную, промозглую погоду оказался роковым, граф занемог - простудился и через несколько дней скоропостижно скончался. Ему было 78 лет. Отпевали графа под сводами нового собора. При скорбном обряде присутствовал Александр I с императрицей.
      После смерти графа в строгановском дворце хранилось обрамленное в серебряную рамку на подставке с двумя женскими фигурками, одна с крестом, другая с чашей в руках, письмо к сыну: "Павел, сын мой, я тебе повторял сто раз - и днем и ночью, во всякое время и всюду, нужна вера в единого и истинного Бога. Он на небесах, он везде, без Него все ничто и все исполнено Им. Он велик. Он добр, я верю в Него. Сверх того, будь добрым русским, подчиняйся требованиям страны, где родились все твои. Будешь ли ты начальником или подчиненным, будешь ли ты при Дворе или не будешь, имей в глубине своего сердца следующия, многократно тебе мною говоренные слова: будь добр, будь прям, будь уверен, сын мой, что когда желаешь того, что достижимо, достигнешь всего, чего пожелаешь. Мое самое большое желание, сын мой, чтобы цель твоей жизни заключалась в любви к правде, ко всему возвышенному, ко всему прекрасному"32. Сын всегда помнил строки этого письма и старался следовать наказу отца.
      Павлу Строганову досталось огромное наследство: много земель, лесов, заводов, соленых варниц, крепостных людей и прочего, не говоря о художественных ценностях. Но наряду с этим богатым наследством достались и немалые долги, и это у богача, о котором Екатерина II говорила: "Вот человек, который целый век хлопочет, чтобы разориться, но не может".
      После ухода второй жены Александр Сергеевич вел широкую светскую жизнь, не жалея денег: покупал картины, скульптуры, другие произведения искусства, пополняя свою и без того богатую коллекцию. Долгов оказалось около 3 млн рублей. У сына покойного графа таких денег не было, пришлось искать взаимодавцев, но это оказалось непросто. Выручил Государственный Заемный банк, ссудив нужную сумму.
      Казанский собор был освещен 15 сентября 1811 г., а 19 октября состоялось не менее значительное событие- открылся Царскосельский лицей. Это событие имеет отношение к нашему повествованию, поскольку служить в этом мужском учебном заведении, предназначенном для детей дворянской знати и государственных чиновников, был приглашен опытный преподаватель французской словесности, как это ни парадоксально, брат одного из главных руководителей Великой Французской революции Жан Поля Марата, Давид Мара. Мара - такова настоящая фамилия этой многочисленной семьи выходцев из Швейцарии, состоящей из отца, матери, четырех сыновей и двух дочерей. Давид Мара, родившийся на 13 лет позже Жан Поля, по своему образованию принадлежал к числу передовых людей того времени; он встречался с Вольтером, участвовал в восстании женевских демократов. После поражения этого движения 28-летний Давид бежал в Россию, где был принят гувернером в семью русского барина В. П. Салтыкова. Когда же разгорелись события Французской революции, было довольно рискованно признавать себя братом грозы монархического строя Жан Поля Марата. Давид сменил фамилию. Это произошло, видимо, в 1793 г., когда в Париже был убит его брат. А. С. Пушкин в небольшой заметке вспомнил: "Будри, профессор французской словесности Царскосельского лицея, был родной брат Марата. Екатерина II переменила ему фамилию по просьбе его, придав ему аристократическую частицу de, которую Будри тщательно сохранял. Он родом из Будри. Он очень уважал память своего брата"33.
      Подобная смена фамилии произошла и с Павлом Строгановым, когда он, в свое время, стал Полем Очером.
      К сожалению, пока не обнаружено документальных данных, но, размышляя логически, можно вполне предположить, что Павел Строганов мог встречаться с Будри, братом того, с кем общался во время бурных событий в Париже, тем более, что Давид переписывался с братом вплоть до смерти последнего.
      К тому времени, когда Будри поступил на службу в Царскосельский лицей, проработав до этого в Институте благородных девиц ордена св. Екатерины и в Петербургской губернской гимназии, он стал уже располневшим господином с солидной лысиной, покрытой париком. Примерный его облик можно представить по карикатуре лицеиста Алексея Илличевского. Его приятель Александр Пушкин весьма одобрительно отзывался о своем преподавателе французского языка и, надо думать, в беседах с ним не ограничивался только учебной программой.
      В рапорте о лицейских воспитанниках в 1813 г. Будри замечает о Пушкине: "Он понятлив и даже умен. Крайне прилежен, и его очень заметные успехи столь же плод его суждений, сколь и прекрасной памяти, ему место среди первых в классе по французскому языку"34.
      Но вернемся к графу Павлу Строганову, который на время оставил военное поприще. Едва он упорядочил дела в своих владениях, как Россию облетело новое тревожное известие: в ночь с 23 на 24 июня 1812 г., без объявления войны, французские войска осуществили дерзкую переправу через реку Неман. У границы России сосредоточилось более половины наполеоновской армии - 640 тыс. человек. Началась Отечественная война.
      Граф Строганов, покинув поместье, немедленно выехал к западной границе в соединение под командованием генерал-лейтенанта А. А. Тучкова, где принял сводную дивизию. Под натиском войск Наполеона дивизии пришлось отступить к Смоленску. 4-6 августа французы начали штурмовать город, но русское командование, сосредоточив большое количество войск, отбило этот штурм, однако под натиском превосходящих сил противника русские войска были вынуждены оставить Смоленск. В боях за этот город наиболее сильный натиск врага пришелся на дивизию Строганова, располагавшуюся на старой Смоленской дороге у дер. Утица. Под началом Строганова солдаты этой дивизии сражались особенно самоотверженно.
      26 августа состоялось новое крупнейшее сражение неподалеку от Можайска, при селении Бородино. В распоряжении М. И. Кутузова было 120 тыс. войск, у Наполеона - 135 тысяч. Ожесточенная битва, которую впоследствии Наполеон назовет "битвой гигантов", началась в 5 часов утра. О подробностях этого беспримерного сражения написано много, мы же отметим здесь самое активное, смелое участие в нем всех подразделений, которыми командовал Строганов. Это кровопролитное сражение, продолжавшееся 15 часов, закончилось огромными потерями наполеоновской армии - в 60 тыс. человек и отступлением на исходные рубежи. Русские войска, отстояв свои позиции, потеряли 40 тыс. убитыми. Наполеону был нанесен настолько сильный удар, что он уже не смог от него оправиться, - это был переломный момент в ходе всей войны. За успешные действия в боях при Бородино граф Строганов был произведен в генерал-лейтенанты.
      После изгнания французов из Москвы Кутузовым был разработан новый план преследования наполеоновской армии. На время некоторого затишья на Калужской дороге в дер. Тарутино был создан лагерь для отдыха войск. В это время Строганов командовал 1-ой гренадерской дивизией, входящей в состав 3-го пехотного корпуса генерал-лейтенанта Тучкова. После гибели генерала командовать корпусом назначили Строганова.
      Недолгой была передышка в Тарутино. 6 октября здесь завязался ожесточенный бой, через шесть дней состоялось еще более ожесточенное 18-часовое сражение под Малоярославцем, 4 и 5 ноября в тяжелых боях под Красным селом также участвовал корпус Строганова. За длительное время без отдыха, в походах, в труднейших сражениях, особенно после боев под Красным, здоровье 40-летнего Строганова расстроилось, тревожили легкие, пришлось сделать передышку и уехать в Петербург лечиться.
      Приезд Строганова домой был радостью для близких. Он оказался в окружении семейного уюта и заботы. Супруга Павла Александровича Софья Владимировна была женщиной необыкновенного ума, разностороннего образования, причем никогда не кичилась своим высоким происхождением и положением. В своем доме она была рада принять и простых людей - литераторов, ученых, людей искусства. Она усердно занималась литературой, языками, даже перевела часть "Божественной комедии" Данте Алигьери "Ад". Преданная семье и домашним устоям, она, кроме сына Александра, родила еще четырех дочерей, вышедших замуж за состоятельных людей своего круга: Аглаида - за князя Голицина, Елизавета - за князя Салтыкова, Ольга - за графа Ферзена, а Наталья - за своего родственника барона С. Г. Строганова.
      В эту вынужденную от боев паузу Павлу Александровичу необходимо было упорядочить дела своей семьи, а их накопилось предостаточно. В составленном им майоратном акте значилось в Пермском, Оханском, Соликамском, Кунгурском и Екатеринбургском уездах Пермской губ. 45 875 душ мужского пола!35. Не говоря о Петербурге и других уездах.
      Но граф Строганов не мог заниматься своими имениями в то время, когда изгнанный с территории России Наполеон еще оставался на землях Польши и Пруссии. И он снова едет в Действующую армию, но теперь не один, а вместе с 18-летним сыном Александром. Он появляется с ним на тех участках фронта, где против Франции, кроме России, выступают Пруссия, Швеция и Австрия. Действуя в авангарде польской армии с 23 сентября по 6 октября 1813 г., П. А. Строганов успешно командовал егерской бригадой генерал-майора Глебова. С 6 октября отряды Строганова двигались к Лейпцигу. 16-18 октября под Лейпцигом произошло грандиозное сражение, названное позже "Битвой народов". Наскоро собранная французская армия потерпела сокрушительное поражение. Мужественно сражался, находясь в войсках под командованием Беннигсена, и молодой Александр Строганов, чудом оставшийся в живых,- под ним была убита лошадь. За участие в этом бою он был награжден орденом св. Александра Невского.
      В дальнейших преследованиях французской армии, командуя дивизией в войсках наследного принца шведского в компании 1813г., Строганов очищает от французов Гановер, крепость Штаде и ниже Гамбурга - устья рек Эльбы и Везера. Затем он участвует в военных действиях уже на территории Франции под Шампобером, Монмарелем и Вошаном.
      23 февраля под Крайоном началось сражение, которым руководил сам Наполеон. В этой операции французов насчитывалось до 30 тыс., а в отрядах генерал-лейтенантов Строганова и Воронцова - не более 16 тыс. человек. В этом кровопролитном сражении французы потеряли 8 тыс. убитыми и ранеными, а россияне - 1 529 убитыми и 3 256 ранеными. Во время этого свирепого боя находящемуся в отряде князя И. В. Васильчикова Александру Строганову ядром противника снесло голову. Сын был убит почти на глазах отца. В рапорте генерала барона Сакена М. Б. Барклаю-де-Толли от 27 февраля 1814 г. о количестве жертв сказано: "Юноша храбрый и милый граф Строганов тут же жизнь свою положил, и многие другие офицеры". В скорбном стихотворении писатель С. Н. Глинка замечал: "Во дни сии, средь грозных боев, // Пал юный Строганов! ... он пал, // в глазах отца, в рядах героев: // Расцвел, блеснул, погас, увял..."36.
      Несмотря на тягчайшее потрясение и горе, как бы ища своей смерти и движимый желанием отомстить за сына, Строганов нашел в себе силы вновь сразиться с неприятелем в Лаонском бою. Это сражение почти на подступах к Парижу. Оказавшись на территории Франции, он мечтал вступить в Париж вместе с сыном, с русскими войсками. Ему хотелось привести сына на то место, где он родился, показать улицы, где проходили его юные годы. Но смерть перечеркнула эти мечтания. Теперь он с прахом сына через Германию возвращался в Петербург. 19-летнего Александра Строганова с почестями похоронили в Александро-Невской Лавре.
      На этом же кладбище Строганову пришлось возложить цветы еще на одну, почти свежую могилу. За два дня до гибели его сына под Красном, в Петербурге скончался от апоплексического удара его верный спутник молодых лет, близкий ему человек - архитектор Андрей Воронихин.
      Потеря сына, болезнь легких, да ко всему этому неблагоприятный петербургский климат вконец подорвали здоровье Павла Александровича. Он переживал, что не может больше участвовать в походах. И все же, как мог, он старался быть причастным к армейским делам. В 1814 г. он стал активным членом Комитета по вспомоществованию неимущим увечным воинам. И он был очень рад, когда узнал, что в марте 1814 г. русские войска и их союзники вошли в Париж. Порадовало его и известие, что Наполеон отрекся от престола и был сослан на остров Эльбу.
      После покорения Парижа к многочисленным наградам графа Строганова прибавилась еще одна - орден св. Георгия 2-ой степени. Всякое событие во Франции Строганов воспринимал всем сердцем. С огорчением он узнал о побеге Наполеона с Эльбы, следил за "стодневным" его правлением и вновь радовался победе англо-голландских и прусских войск в Бельгии при Ватерлоо, где Наполеон был вконец разбит.
      20 ноября 1815 г. в Москве скончалась мать Павла Александровича, оставив сына ее и Ивана Корсакова Василия, который был сводным братом П. А. Строганова и носил фамилию Ладомирский.
      Между тем болезнь графа прогрессировала, врачи окончательно определили - чахотка. Решено было отправить больного на лечение в теплые края в Португалию, в Лиссабон. В мае 1817 г. он в сопровождении жены и племянника барона А. Г. Строганова отплывает на корабле из Кронштадта. Достигнув Копенгагена, Строганов понял, что ему становится хуже. Предчувствуя недоброе, Павел Александрович, любя жену и не желая ее огорчать своей болезнью, притворяясь, что не так уж сильно болен, настоял на том, чтобы она сошла на берег. Через некоторое время после того, как судно покинуло Копенгаген, больному стало хуже, и он скончался на руках племянника. Сухопутный воин расстался с жизнью в море.
      Графа Павла Александровича Строганова похоронили 5 июля 1817 г. в Александро-Невской лавре рядом с сыном. На похоронах присутствовали Александр I, императрица, великие князья и высокопоставленные лица. Архимандрит Филарет произнес пространное надгробное слово.
      Среди множества тесно соседствующих захоронений в настоящее время можно найти два гранитных надгробия семейства Строгановых. На одном можно с трудом разобрать, что там похоронены Сергей Григорьевич и Александр Сергеевич Строгановы. Несколько лучше разбираются буквы на другом надгробье: "С упокоением Того Который есть Воскресении живот. Преданы Здесь Земле граф Павел Александрович Строганов Его императорского Величества Генерал Адъютант Генерал Лейтенант командовавший Лейб, гвардии 2-ю пехотной Дивизии в прежней его гражданской службе. Тайный советник, Сенатор Министр внутренних дел. Товарищ и главного управления Училищ: член многих российских и разных иностранных Орденов. Кавалер. Родившийся во Франции 1774 годе июня в 7 день37. Скончавшийся близ Копенгагена в 1817 года июня в 10-й день" и "Единственный сын его граф Александр Павлович Строганов - христолюбивый воин положивший жизнь за свое отечество во Франции под Крайоном 23 февраля 1814 года в кровопролитнейшей битве между 15-ю тысячами российских войск Войск, которыми предводительствовал Его родитель и слишком 50-ти тысячною неприятельскою армией под личным начальством Наполеона Бонапарт" (грамматика надписи сохранена).
      Граф Строганов прожил всего 44 года, но его короткая жизнь вместила множество событий. С детства постоянные переезды, путешествия, военные сражения, кратковременный отдых на биваках, почти всегда - напряженные тревожные дни, но и в этой суетной жизни Павел Строганов, склонный к свободолюбию, патриот своего Отечества, сделал достаточно, чтобы оставить заметный след в истории России.
      Примечания
      1. НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ вел. князь. Граф Петр Александрович Строганов. В 3-х тт. СПб. 1903. Т. 1, с. 59.
      2. Там же.
      3. Там же, с. 283.
      4. Там же, с. 60.
      5. Там же, с. 62.
      6. Там же, с. 61.
      7. PINGANT L. Les francais en Russie et les russes en France. 1886.
      8. НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ, вел. князь. Ук. соч. Т. 1, с. 231-233.
      9. ДАЛИН В. М. Люди и идеи. М. 1970, с. 14.
      10. НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ, вел. князь. Ук. соч. Т. 1, с. 75.
      11. Там же, с. 78.
      12. Там же, с. 301.
      13. Там же, с. 303.
      14. Там же, с. 88.
      15. Полное Собрание Законов. Т. XXXVI, N 19, 779.
      16. НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ, вел. князь. Ук. соч. Т. 1, с. 99.
      17. Там же, с. 92, 94.
      18. Там же, с. 95-96.
      19. Там же, с. 97.
      2. Русский биографический словарь. СПб. 1909.
      21. НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ, вел. князь. Ук. соч. Т. 1, с. 118.
      22. ДЕРЖАВИН Г. Р. Сочинения. Т. 3. СПб. с. 554.
      23. НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ, вел. князь. Ук. соч. Т. 1, с. 119.
      24. Там же, с. 105.
      25. Стихотворение В. А. Жуковского "Певец во стане воинов", написанное им в 1812 году.
      26. SOREL A. L'Europe et la Revolution France. Vol. VI, p. 519.
      27. НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ, вел. князь. Ук. соч. Т. 3, с. XVI.
      28. Там же. Т. 1, с. 178.
      29. Там же, с. 179.
      30. Там же, с. 181.
      31. Там же. Т. 3, с. 258.
      32. Там же. Т. 1, с. 34.
      33. ПУШКИН А. С. Полное собрание сочинений. Т. 12. М. 1949, с. 166.
      34. Летопись жизни и творчества Пушкина. Л. 1991, с. 68.
      35. Русский биографический словарь. СПб. 1909.
      36. Русский вестник, 1817, ч. 2, NN 13, 14.
      37. Дата 1774 г. считается ошибочной. Сам П. А. Строганов признавал 1772 год. См. НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ, вел. князь. Ук. соч. Т. 1, с. 37.
    • Игнатьев А. В. Последний царь и внешняя политика
      Автор: Saygo
      Игнатьев А. В. Последний царь и внешняя политика // Вопросы истории. - 2001. - № 6. - С. 3 - 24.
      В литературе о Николае II значительно больше внимания уделяется его роли во внутренней жизни страны, чем во внешней политике. Между тем, как раз в области иностранных и близко связанных с ними военных дел власть последнего царя оставалась неограниченной до самого свержения. На протяжении более чем двух десятилетий во всех принципиально важных вопросах, и особенно в критические моменты, ему принадлежало последнее решающее слово.
      Оценивая личное влияние монарха, не приходится, конечно, забывать об объективной обстановке, определявшей общее направление политики России. Обострялось соперничество великих держав, в котором наряду с традиционными силовыми факторами все большую роль играли экономическое и особенно финансовое могущество, колониальные владения, политическое развитие и уровень культуры. Контуры будущего столкновения уже вырисовывались в виде противостояния Тройственного и русско-французского союзов в Европе и обострения отношений России с Японией и другими державами на Дальнем Востоке.
      Особенность положения России заключалась в том, что одновременно возросло значение проблемы модернизации страны. Вставал вопрос, сохранится ли она как великая держава, сделав экономический, политический и культурный рывок, или будет относительно слабеть и утрачивать свои позиции. А это в свою очередь зависело от того, удастся ли на длительный срок сохранить внешний покой, избежать международных столкновений.
      Выбор правильного курса затрудняла отсталость государственного устройства страны, где не было ни коллегиального правительства, ни законодательных палат, и все решения в конечном счете принимал царь, не имевший какого-либо собственного аппарата. Многое, таким образом, зависело от способностей и личных качеств самодержца.
      О роли последнего царя во внешней политике высказаны противоположные мнения. А. М. Зайончковский замечал, что в то время, как при Николае I, Александре II и Александре III было по одному министру иностранных дел и проводился стабильный международный курс, в последнее царствование сменилось восемь глав МИД и политика менялась с каждым новым министром. Он лишь повторяет в этом случае небеспристрастное мнение С. Ю. Витте о Николае как "флюгере", причем не учитывает изменившегося характера международных отношений, обусловливавшего частые повороты во внешнеполитическом курсе. У С. С. Ольденбурга, напротив, Николай II предстает самостоятельным и целеустремленным политиком, который, обходя препятствия, порой отклоняясь в сторону, "в конце концов, с неизменным постоянством, близится к своей цели"1. Позволительно усомниться в том, что политика последнего царя была действительно столь целеустремленной, если, конечно, не понимать под этим ее неизменно имперский и консервативный дух.
      Известно, что Николай II не обладал твердостью характера Александра III и поначалу легко поддавался влиянию окружающих, нередко даже меняя под их воздействием свои решения. Но к этому нужно сделать некоторые оговорки. Во-первых, воспитание и пример отца заложили в его сознании тот взгляд на миссию России в мире и свою роль в ее осуществлении, от которого он не отступал. Во-вторых, свою уступчивость Николай сознавал как слабость и со временем разработал ряд приемов, позволявших ему, не вступая в полемику, в которой он был не мастер, проводить собственную точку зрения. Убеждение в своей правоте давала ему вера в то, что Бог не оставит своего помазанника в минуту трудных решений.
      Более важным недостатком представляется его неспособность обобщать информацию и предложения, поступавшие от разных ведомств, вырабатывать на этой основе курс политики и следить за его неуклонным проведением.
      С самого начала царствования проявился и такой недостаток Николая, как воинственность и самонадеянность. Эта черта правителя была особенно некстати для страны, нуждавшейся в целях модернизации во внешнем спокойствии. Витте уже в 1896 г. приходилось убеждать царя, что каждый год, прожитый Россией в мире, "равносилен выигрышу хорошего и полезного сражения"2.
      Воссоздание взглядов и роли Николая II во внешней политике затрудняет характер имеющихся источников. "Дневник" царя малосодержателен. Воспоминаний он не писал, не писал и аналитических записок - последнее было делом подчиненных. Плодом личного творчества Николая II являлась его переписка, к счастью, сохранившаяся и в значительной мере опубликованная, и многочисленные пометы на дипломатических документах. Эти "резолюции" большей частью лаконичны, но взятые вместе они дают определенное представление о взглядах и настроениях царя. Иногда, впрочем, очень редко, он писал коротенькие записки министру иностранных дел, договариваясь о срочных делах.
      Николай II царствовал свыше 20 лет, и за это насыщенное событиями время его взгляды в области внешней политики, естественно, эволюционировали. Его реальная роль в решении иностранных дел на протяжении правления также менялась. Она была минимальной в первые годы, когда молодой монарх только осваивался с новыми функциями, значительно возросла на рубеже веков, накануне и во время войны с Японией. Затем последовал период некоторого ослабления личного влияния царя, связанный с неудачами на Дальнем Востоке, некоторой трансформацией государственного аппарата и воздействием П. А. Столыпина и А. П. Извольского, и новая активизация непосредственно накануне и в годы мировой войны.

      Николай Карлович Гирс

      Алексей Борисович Лобанов-Ростовский




      Русско-японская война. Царь перед солдатами

      Царь на броненосце "Александр Суворов"

      Царь и З. П. Рожественский
      Николай и Эдуард VII


      Николай и кайзер Вильгельм II

      Царь и Георг V

      1. В начале царствования
      Ранняя смерть Александра III застала его преемника недостаточно подготовленным к заведованию внешнеполитическими делами. Правда, новый император был неглуп, довольно образован, владел тремя главными европейскими языками, но практическим опытом управления он не обладал. Отец не привлекал его к решению международных вопросов. Наследник не был в курсе даже секретных документов русско-французского союза. Его знакомство с зарубежной жизнью ограничивалось поездкой в ранней молодости по странам Южной и Восточной Азии. По личным склонностям молодой монарх больше тяготел к армии и флоту, чем к дипломатическим делам. Тем не менее к руководству внешней политикой обязывало его не только положение, но и сознание тесной связи ее с международным престижем империи, высоко поднятым при Александре III. И Николай принялся за новое ему дело если не с энтузиазмом, то во всяком случае с прилежанием, избегая первое время каких-либо новаций и следуя рекомендациям министров и советам близких родственников.
      Первый же возникший перед ним вопрос - как заявить о себе - Николай решил по совету уже дряхлого министра иностранных дел Н. К. Гирса и энергичного Витте. Зарубежные правительства были оповещены: "Россия пребудет неизменно верна своим преданиям: она приложит старания к поддержанию дружественных отношений ко всем державам, и по-прежнему в уважении к праву и законному порядку будет видеть верный залог безопасности государства". Принципы и начала, которыми руководствовался Александр III, остаются в силе3. Это заявление вполне соответствовало желанию молодого царя следовать заветам "незабвенного отца". В чем же состояли эти заветы?
      Александр III порвал с "романтическими" иллюзиями своих предшественников и решительно выдвинул на первый план национальные интересы России, как он их понимал. Царь-"миротворец" предпочитал избегать военных конфликтов в Европе, могущих стимулировать "беспорядки" в его империи. Сказанное распространялось и на Балканы. Это не означает, что Александр III был принципиальным противником войны. Он лишь считал ее крайним средством, применимым в благоприятной ситуации для достижения действительно национальной цели. Такой целью царь считал овладение Константинополем и Черноморскими проливами4. На Азию, расширению влияния в которой Александр III придавал большое значение, его осторожность распространялась лишь отчасти: здесь желательно было не вступать в конфликты с другими великими державами, с собственно же азиатскими народами можно было особенно не церемониться. Наконец, при Александре III проявилась тенденция к изоляции России, проистекавшая как из антирусской политики западных держав, так и великодержавно-националистического курса Петербурга. Царь говорил сыну, что у их страны нет настоящих друзей. Но обстоятельства не позволили удержаться на этой позиции и в конечном счете привели Россию к союзу с Францией, остававшемуся до времени секретным.
      Вскоре после вступления Николая на престол Гирс скончался. Пост министра иностранных дел достался 70-летнему князю А. Б. Лобанову-Ростовскому - отпрыску одного из древнейших в России дворянских родов. Выбор, кстати, не соответствовавший первоначальному желанию молодого монарха, оказался удачным, если не считать возраста и здоровья (через полтора года после назначения князь умер). Лобанов был умным, опытным и осторожным дипломатом. Его программа развивала наследие Гирса в направлениях укрепления союза с Францией, поддержания статус-кво на Ближнем Востоке, поисков контакта с Австро-Венгрией ради спокойствия на Балканах, активизации политики на Дальнем Востоке. Он также следовал линии равноудаленности от Англии и Германии, используя их противоречия и стремясь не допустить присоединения Альбиона к Тройственному союзу. Министр сумел завоевать доверие и уважение царя, который поддерживал рекомендуемый им курс.
      На роль "великого визиря" при молодом монархе, включая область иностранных дел, претендовал также Витте. Излишняя напористость и неаристократические манеры последнего были несимпатичны Николаю II, но царь проявлял терпение, отчасти из уважения к выбору родителя, отчасти потому, что и сам не мог отказать министру финансов в уме и энергии.
      В первые же годы правления Николаю II пришлось вырабатывать внешнеполитический курс как на Дальнем Востоке, так и в балканско-ближневосточном регионе. Японо-китайская война и намерение Японии утвердиться в южной Маньчжурии и Корее поставили Россию перед выбором: или совместно с другими державами побудить Японию к умеренности, или не ссориться с победительницей, а постараться получить компенсации для себя. Николаю II показалось, что представляется счастливый случай получить в виде вознаграждения нужный России незамерзающий порт на Тихом океане (в данном случае он думал о Корее). Но созванное по этому поводу особое междуведомственное совещание под влиянием Витте склонилось к иному решению. Царь вызвал главных участников совещания к себе и после обсуждения согласился с мнением большинства5.
      Принятое решение, смысл которого состоял в отказе от немедленной компенсации ради будущих выгод, содержало в себе элемент риска. Но расчет на то, что Япония не решится пойти на столкновение с Россией, оказался верным. К тому же Лобанову удалось заручиться поддержкой Франции и Германии. Япония уступила, отказавшись от замысла утвердиться на континенте, но с того времени занялась энергичной подготовкой к войне с Россией.
      В Петербурге принимали меры к укреплению позиций на далекой окраине: ускоряли сооружение Великой Сибирской железной дороги, осуществили сближение с Китаем, постепенно наращивали вооруженные силы в регионе. Это соответствовало как заветам Александра III, так и собственным взглядам нового царя, стремившегося укрепить позиции России в Азии и прежде всего на Дальнем Востоке. Ольденбург называет его стремление "большой азиатской программой". Вряд ли, однако, молодой монарх был способен самостоятельно предложить серьезную программу. Ее вырабатывали более знающие и опытные люди, такие как Э. Э. Ухтомский, Д. И. Менделеев и, конечно, Витте. Уже в 1895 г. Витте возбудил вопрос о проведении части Сибирской магистрали через Маньчжурию, что позволяло значительно сократить ее протяженность и потребные расходы, а также сэкономить время. У этого проекта были серьезные противники, указывавшие на его рискованность. Но Николай II, лично возглавлявший Комитет Сибирской железной дороги, поддержал Витте и поручил ему и Лобанову согласовать условия предполагаемой железнодорожной концессии в Маньчжурии6.
      Поскольку переговоры на эту тему с Китаем по дипломатическим каналам продвигались слишком медленно, решено было использовать приезд в Россию на коронацию Николая II первого канцлера Китая Ли Хунчжана. По договоренности с Витте царь направил в Порт-Саид для встречи и сопровождения высокого гостя своего личного представителя, в роли которого выступал востоковед, журналист и финансист Э. Э. Ухтомский. В трудных переговорах Лобанова и Витте с Ли Хунчжаном заметную роль сыграло личное воздействие Николая II. На аудиенции он выразил канцлеру твердое желание, чтобы железнодорожная концессия в той или иной форме была предоставлена России7. Успеху дела способствовало заключение 22 мая 1896 г. секретного русско-китайского оборонительного союза, направленного против Японии. Царь оценил заслуги Лобанова и Витте в развитии русско-китайских отношений, наградив их крупными денежными суммами.
      В середине 90-х годов возник также ближневосточный кризис, вызванный обострившейся внутренней борьбой в Турции, массовым избиением там армян и вмешательством держав, преследовавших преимущественно своекорыстные цели. В ходе кризиса встал вопрос и о Черноморских проливах. Русский Главный штаб предложил перед лицом угрозы появления иностранных флотов в Дарданеллах подготовиться к занятию Верхнего Босфора. Хотя замысел в таком виде имел объективно оборонительный смысл, он был все же очень рискован, так как мог стимулировать несвоевременный для России раздел Османской империи. Николаю II казалось, однако, что в случае принятия его страной мер по ограждению своих интересов на проливах другие державы не посмеют вмешаться. Он признал скорейшее завершение приготовлений на Черном море необходимым и велел рассмотреть этот вопрос на особом совещании. Началась серия заседаний представителей военного, морского и финансового ведомств, которая не столько продвинула подготовку, сколько констатировала ее недостаточность.
      Осенью 1896 г. обстановка на Ближнем Востоке вновь обострилась. Угроза вторжения английского, австрийского и итальянского флотов в Дарданеллы приобрела реальные очертания. Не исключена была перспектива установления коллективной опеки держав над Портой. В правящих кругах России обозначились два направления. Одно из них, возглавляемое Витте, выступало за согласованные действия с остальными европейскими державами. Представители другого считали необходимым предупредить действия соперников занятием Верхнего Босфора силами флота и десантом. Этот проект активно отстаивал, в частности, посол в Турции А. И. Нелидов. Ему симпатизировал и царь. Две точки зрения столкнулись на совещании в Царском Селе 23 ноября 1896 г., где возобладали сторонники единоличных силовых действий. Николай II в дискуссии прямо не участвовал, но согласился с мнением большинства.
      Вскоре, однако, от идеи десанта пришлось отказаться. И не только в силу недостаточности морских и сухопутных средств. Выявились расхождения с Францией, касавшиеся принципиального вопроса о применимости при вероятных осложнениях союзных обязательств8.
      В конце лета - осенью 1896 г. Николай II, по инициативе Лобанова, совершил поездку по европейским столицам, посетив Вену, Берлин, Лондон и Париж. В трех последних столицах его, после внезапной смерти Лобанова, сопровождал только безликий товарищ министра иностранных дел Н. П. Шишкин, так что царь оказался в большой мере предоставлен самому себе. Перед поездкой он, конечно, получил разъяснения от Лобанова, но повседневного контроля и помощи, в которых молодой монарх нуждался, больше не было.
      В Берлине Николай II от участия в переговорах благоразумно уклонился и в беседах с Вильгельмом II ограничился традиционными заверениями в дружбе и выражением недоверия к политике Англии. В следующей стране пребывания Николай повел себя уже более уверенно. Он имел две беседы с премьер-министром и министром иностранных дел Р. Солсбери по широкому кругу конкретных вопросов: о ближневосточном кризисе и судьбах Османской империи, о будущем Египта и статусе Суэцкого канала и, наконец, о Черноморских проливах. По оценке исследователя вопроса, в ходе этих объяснений выявились отсутствие у царя четкой и последовательной позиции и неподготовленность его к самостоятельному ведению дипломатических переговоров. Кое-что из советов Лобанова он, конечно, воспринял, но собственные импровизации оказались малоудачными, и послу Е. Е. Ставлю пришлось задним числом корректировать высказывания монарха9.
      То же повторилось в Париже, где Николая II к тому же воодушевили необычайная пышность встречи и льстивая предупредительность собеседника - опытного министра иностранных дел Г. Аното. Последний уговорил царя направить русскому послу в Турции инструкцию (аналогичную направляемой одновременно французскому послу), больше отвечавшую интересам Франции. Проект инструкции предусматривал расширение компетенции Управления оттоманского долга и кооперацию с Англией, если удастся достигнуть соглашения с ней по египетскому вопросу. Проект встретил возражения в Петербурге со стороны старшего советника МИД В. Н. Ламздорфа, а также Витте; запротестовал и посол Нелидов. Николай сначала надеялся переубедить их, но затем пошел на попятную.
      Европейская поездка способствовала формированию взглядов молодого царя на отношения России с великими державами. У него сложилось мнение, что Франция очень дорожит союзом с Россией, а с Германией можно ладить. Поэтому целесообразно, не принимая на себя новых обязательств, продолжать играть связующую роль между континентальными державами. Политика "владычицы морей" по-прежнему вызывала у него подозрения.
      Из ближневосточного кризиса Николай II извлек урок, что к решению вопроса о проливах его империя пока не готова и предсказать, когда сложится благоприятная ситуация, невозможно. "Нам только можно наметить цели нашей политики в вопросе о проливах, - писал он, - и захват Дарданелл, само собой разумеется, самое желательное. Но когда и как можно достигнуть этой цели - этого теперь сказать нельзя. Это вполне зависит от обстоятельств"10.
      А пока желательно было стабилизировать положение на Балканах, и здесь открывалась перспектива соглашения с Австро-Венгрией, тоже заинтересованной тогда в сохранении статус-кво на полуострове. Такое соглашение и было заключено весной 1897 г. в результате ответного визита в Петербург императора Франца-Иосифа. Оно помогло спасти Грецию от последствий поражения в военном конфликте с Турцией и передать остров Крит под опеку "концерта великих держав".
      В конце июля 1897 г. Петербург посетили Вильгельм II и германский статс-секретарь по иностранным делам Б. Бюлов. В связи с обсуждением торговых взаимоотношений, немецкая сторона выдвинула идею европейского таможенного союза против США, только что принявших протекционистский тариф. Но ухудшение отношений с Америкой не отвечало интересам России. Витте предложил взамен совместные таможенные меры континентальных государств Европы против всех заокеанских стран, включая Англию. Однако это не устроило германских политиков. Когда некоторое время спустя кайзер прислал царю меморандум "О необходимости образовать против США торгово-политическую коалицию европейских государств", Витте дал об этом предложении категорически отрицательное заключение, и Николай II наложил резолюцию: "Дело сие предать забвению"11.
      В августе 1897 г. царю нанес ответный визит президент Франции Ф. Фор. Эта встреча глав двух государств знаменательна тем, что на ней впервые открыто прозвучало слово "союз". Царь, таким образом, шел в общем направлении, очерченном Лобановым.
      2. Первые плоды самодержавного руководства
      В начале царствования Николая II Витте в доверительной беседе с издателем "Нового времени" А. С. Сувориным высказал предположение, что у молодого императора "дело понемногу пойдет, в лет 35-36 он будет хорошим правителем". Министр финансов ошибся в своих расчетах. Николай "оперился" даже раньше, чем он предполагал, но стал отнюдь не тем идеальным в понятии Витте монархом, который следует советам мудрого "великого визиря". Под влиянием жены и придворных, самодержец проникся убеждением, что он лучше своих министров понимает предначертание России. Представления царя о внешнеполитических задачах империи впечатляли. Новый военный министр А. Н. Куропаткин, с которым Николай был откровенен, передавал их так: "У нашего государя грандиозные в голове планы: взять для России Маньчжурию, идти к присоединению к России Кореи. Мечтает под свою державу взять и Тибет. Хочет взять Персию, захватить не только Босфор, но и Дарданеллы". Царю представлялось, что министры по ведомственным соображениям задерживают исполнение его планов, но он лучше них "понимает вопросы славы и пользы России"12. Авантюристические задатки, проявлявшиеся уже в первые годы нового царствования, переросли в размашистый аннексионизм, доведший вскоре Россию до провала на Дальнем Востоке.
      Легковесному скольжению по опасному пути во многом способствовал преемник Лобанова на посту министра иностранных дел граф М. Н. Муравьев - человек, по удачной характеристике И. С. Рыбаченок, скорее хитрый, чем умный, не блиставший в профессиональном отношении, но зато ловкий царедворец, склонный с улыбкой соглашаться на "всякую заявленную государем мысль" и "со всяким мнением, имевшим государево сочувствие"13. Такое поведение Муравьева лишь содействовало росту самоуверенности Николая.
      В ноябре 1897 г. Германия захватила китайскую бухту Цзяочжоу на Шаньдунском полуострове. Муравьев, знавший о настроениях царя, предложил не ссориться с Берлином, а и самим захватить какой-либо другой порт, например Таляньвань на Ляодунском полуострове. Николай II охотно согласился с ним: "Я всегда был того мнения, что будущий наш открытый порт должен находиться или на Ляодунском полуострове или в северо-восточном углу Корейского залива"14. Созванное по этому поводу особое совещание при участии Витте высказалось против муравьевского предложения, грозившего подорвать русско-китайский союз и обострить отношения с другими державами. Но прошло лишь немногим более двух недель, как царь по докладу Муравьева приказал русской эскадре войти в Порт-Артур и Таляньвань, чтобы там и остаться (аргументом послужила возможность занятия этих бухт Англией). Союзу с Китаем был нанесен тяжелый удар.
      В феврале 1898 г. новое особое совещание высказалось за аренду южной части Ляодунского полуострова с Порт-Артуром и Таляньванем, проведение туда ветки КВЖД и посылку в Порт-Артур отряда русских войск. Царь не только согласился с этой рекомендацией, но и почти одновременно повелел Витте отпустить дополнительно 90 млн. руб. на военное судостроение, имея в виду прежде всего усилить Тихоокеанскую эскадру. При содействии Витте утверждение России на Ляодунском полуострове было вскоре оформлено в виде долгосрочной аренды с концессией на постройку железнодорожной линии (Южно-Маньчжурской железной дороги). Николай II был очень доволен таким исходом дела. "Это так хорошо, что даже не верится", - написал он на докладе Витте о соглашении с Китаем15.
      Но эта успешная на первый взгляд акция имперской политики обострила отношения с Англией, Японией и Соединенными Штатами. Англия еще в конце января 1898 г. предложила России войти в соглашение о разделе сфер влияния на Ближнем и Дальнем Востоке. Перед лицом обострения противоречий с Францией и Германией "владычица морей" искала опоры на путях выхода из "блестящей изоляции". В Петербурге к английской инициативе отнеслись с недоверием. Это объяснялось и длительным соперничеством и нежеланием повредить русско-французским отношениям. Николаю II представлялось также, что "нельзя делить существующее независимое государство на сферы влияния". В то же время смягчение русско-английских отношений после занятия Порт-Артура было желательно. И царь дал указание: "Наши переговоры с Англиею в настоящее время могут касаться только дел Дальнего Востока"16.
      Более общий вопрос о русско-английском сближении не получил разрешения. Тогда британский кабинет обратился с предложением о союзе к Германии. Берлин на это не пошел, полагая, что ни с Францией, ни с Россией Англия договориться не сможет, и желая сохранить свободу рук. В мае 1898 г. кайзер известил Николая II об английском предложении, откровенно намекая, что хотел бы получить компенсации за свой "благородный" отказ. Царь на этот раз казался на высоте. Он ответил Вильгельму, что Англия еще недавно делала и России "весьма соблазнительные предложения". "Мне очень трудно, а то и невозможно, - продолжал он, - ответить на твой вопрос, полезно ли будет для Германии принять предложения Англии? Я не знаю, какая им цена. Ты должен сам принять решение, что лучше, и что необходимо для твоей страны"17. В английском обращении к Германии царь усмотрел проявление коварства "туманного Альбиона" и утвердился в мнении о невозможности какого-либо соглашения с ним общего характера.
      Но соглашение с Англией по частному вопросу - о сферах железнодорожных интересов в Китае - было в апреле 1899 г. заключено. Для смягчения ситуации на Дальнем Востоке потребовались также новые уступки Японии в Корее. С желанием сгладить напряженность международных отношений связана, по-видимому, и инициатива России в созыве 1-й Гаагской конференции мира, которую Ольденбург вряд ли правомерно приписывает лично Николаю II. Царь лишь поддержал идею своих министров, исходя в частности из соображений личного престижа - ему хотелось, подобно отцу, прослыть миротворцем.
      Но отношения с Пекином в результате лишь ухудшились. Трезвый расчет подсказывал, что надо остановиться, чтобы закрепиться на достигнутых рубежах. Николая же заносило все дальше. Зловещую роль в этом сыграла печально известная "безобразовская клика".
      Еще в феврале 1898 г. В. М. Вонлярлярский и А. М. Безобразов через графа И. Н. Воронцова-Дашкова обратились к царю с предложением при посредстве частной, негласно протежируемой правительством компании утвердиться в Корее и создать преграду на пути японской экспансии в Маньчжурии. Во второй записке, переданной через вел. кн. Александра Михайловича, они рекомендовали создать на пограничной между Китаем и Кореей реке Ялу боевой авангард под видом охранной стражи. Деятели клики маскировали свои корыстные и карьеристские мотивы националистско-патриотической фразеологией, противопоставляя "интернациональному" методу Витте "русское начало". С государствами и народами Востока безобразовцы рекомендовали разговаривать исключительно с позиций силы.
      Николаю II все эти рекомендации пришлись по вкусу. Он усмотрел в авантюристических идеях клики "государственную важность". Царь распорядился перекупить облюбованную без образ овцами ялуцзянскую лесную концессию на имя состоявшего при Министерстве двора Н. И. Непорожнего и снарядить в Корею экспедицию, поставив во главе всего дела своего шурина вел. кн. Александра Михайловича и Воронцова- Дашкова, а "исполнительную часть" возложить на Безобразова и Вонлярлярского. Средства на эти первые шаги царь выделил из "кабинетских", то есть личных сумм18. По его указанию был подготовлен проект создания Восточно-Азитской промышленной компании. Концессию Непорожнего переоформили на деятелей клики Н. Г. Матюнина и М. О. Альберта. Первым объектом предпринимательской деятельности компании должна была стать упоминавшаяся ялуцзянская концессия.
      Тем временем обстановку на Дальнем Востоке осложнило восстание ихэтуаней. Для Николая оно явилось подтверждением мысли о "желтой угрозе" с Востока. Царь не сомневался, что "азиатов" нужно "проучить". По его указанию Россия приняла участие в походе войск держав на Пекин и оккупировала Маньчжурию. После подавления народного восстания русские войска оставались в Маньчжурии: возник соблазн обусловить вывод их "гарантиями" особого положения России в крае. Инициатива и наиболее далеко идущие запросы исходили от главы военного ведомства Куропаткина. Витте и новый министр иностранных дел В. Н. Ламздорф опасались чрезмерными требованиями осложнить отношения с другими державами. Николай сначала колебался, и Витте писал с досадою: "Нет линии, нет твердости, нет слова, а Куропаткин бесится"19. В конечном счете три министра согласовали между собой условия эвакуации Маньчжурии, которые царь утвердил, но китайское правительство, используя противоречия держав, отказалось принять навязываемые требования. Переговоры с ним то прерывались, то возобновлялись.
      Тем временем обострились отношения России с Японией, Англией и США. В январе 1902 г. Англия и Япония заключили союз, имевший откровенно антирусскую направленность. Государственный департамент Соединенных Штатов выступил с заявлением, в котором солидаризировался с целями союза. На Дальнем Востоке запахло порохом. Царской дипломатии пришлось умерить требования на переговорах с Китаем, что позволило в марте 1902 г. заключить соглашение об эвакуации Маньчжурии в течение полутора лет.
      Активная политика на Дальнем Востоке требовала обеспечения европейского тыла. В апреле 1899 г. последовало соглашение о подтверждении и конкретизации условий союза с Францией. С этой целью в Россию приезжал французский министр иностранных дел Т. Делькассе, который был принят Николаем II. В сентябре 1901 г. царь посетил Францию, где присутствовал на маневрах французского флота в Дюнкерке и армии в Реймсе. В мае 1902 г. в Петербург с ответным визитом прибыл новый президент Франции Э. Лубэ, торжественно встреченный Николаем II. Визиту предшествовала русско-французская декларация по поводу англо-японского союза, с предупреждением о возможности принятия союзниками мер по охране своих интересов на Дальнем Востоке. В целом же Франция, заинтересованная в русской поддержке в Европе, не склонна была поощрять дальневосточные увлечения Петербурга.
      Противоположную линию проводила Германия, о чем свидетельствовали встречи Николая II с Вильгельмом в Данциге (сентябрь 1901 г.), Ревеле (август 1902 г.) и Висбадене (октябрь 1903 г.). Германский император обещал царю гарантировать в случае конфликта на Дальнем Востоке спокойствие на западной границе России и ее морских рубежах на Балтике. Он коварно советовал Николаю II стать "адмиралом Тихого океана", "скромно" оставляя за собой роль "адмирала Атлантического". В то же время от совместного с Россией и Францией дипломатического выступления на Дальнем Востоке Германия уклонилась.
      В марте 1902 г. японское правительство предложило России заключить конвенцию о разграничении сфер интересов на Дальнем Востоке. В ответ были запрошены более конкретные пожелания. Среди царских министров, дипломатов и военных были деятели, сознававшие опасность надвигавшегося конфликта. Николай II не разделял их тревоги. Он был убежден, что маленькая Япония не посмеет напасть на огромную Россию - целый континент, так что решение вопроса, быть или не быть войне, за Петербургом, а не за Токио. Кроме того, царь по впечатлениям ранней молодости полагал, что японское войско это все же не настоящая армия и в случае столкновения с русской от нее останется лишь мокрое место20. В этих заблуждениях Николая поддерживали "безобразовцы" и сомкнувшийся с ними министр внутренних дел В. К. Плеве.
      В июне 1901 г. Комитет министров, зная о расположении царя к проекту Восточно-Азиатской промышленной компании, утвердил ее устав. А в январе 1902 г. Николай предписал Витте открыть Безобразову кредит на 2 млн. руб. "для придания веса и значения поручаемому ему мною (царем. - А. И.) делу"21. Царским вниманием и поддержкой предприятие пользовалось и в дальнейшем. В декабре 1902 г. Безобразов по поручению Николая II выехал в Маньчжурию для изучения положения на месте и налаживания лесного дела на Ялу. В Порт-Артуре он нашел общий язык с главным начальником Квантунской области адмиралом Е. И. Алексеевым. По возвращении из поездки Безобразов представил доклад, где расхваливал состояние предпринимательства на Ялу и организованную там военную охрану и одновременно критиковал деятельность ведомства Витте и других причастных к делу министерств. Царь выразил одобрение взглядов Безобразова и подарил ему свой портрет с надписью "Благодарный Николай".
      Между тем по окончании первого этапа эвакуации Маньчжурии в царском правительстве вновь возникли разногласия. Куропаткин настаивал на присоединении к России северной части края или превращении ее в протекторат, наподобие Бухары, с чем Витте и Ламздорф не соглашались. Безобразовцы предлагали вести дело к присоединению всей Маньчжурии. Николай, которому казалось, что он "только теперь набирает силу", склонялся к авантюристическому курсу.
      26 марта 1903 г. под его председательством состоялось особое совещание по вопросу об образовании, с целью усилить стратегическое положение России в бассейне Ялу, частного общества для эксплуатации русских концессий в Маньчжурии и Корее. Основой для обсуждения послужила записка безобразовца А. М. Абазы о деятельности Восточно-Азиатской компании. Он добивался для общества особых привилегий и государственной поддержки. Идею автора записки поддержали Николай II во вступительном слове, а также, хотя и с некоторыми оговорками, Плеве и вел. кн. Алексей Александрович. Витте и Ламздорф не рискнули прямо противоречить царской воле, но предложили, чтобы деятельность общества велась на строго легальной основе и носила исключительно коммерческий характер. Совещание приняло половинчатые рекомендации, не удовлетворившие ни одну из сторон. Представители обеих групп апеллировали к царю.
      После недолгих размышлений Николай II сделал выбор в пользу "решительного метода". В начале мая 1903 г. он направил телеграмму Алексееву и отбывшему на Дальний Восток Куропаткину, предлагая им принять энергичные меры в духе "нового курса", чтобы не допустить проникновения в Маньчжурию иностранного влияния и поднять боеготовность России в регионе. 6 мая царь демонстративно назначил Безобразова статс-секретарем, а другого участника клики К. И. Вогака - генералом свиты. На проведенном новым царем совещании пробезобразовская настроенность царя была настолько очевидна, что противостоять ему было небезопасно. Витте и Ламздорф потерпели полное поражение, а их оппоненты восторжествовали. Вскоре последовало и учреждение Русского лесопромышленного товарищества на Дальнем Востоке, в число пайщиков которого вошли придворные и представители аристократии по личному выбору царя, а также члены безобразовской клики.
      Для дальнейшей корректировки политической линии Николай II вновь направил на Дальний Восток Безобразова. Тот провел в Порт-Артуре совещание с участием Алексеева и Куропаткина, которое наметило предъявить Китаю длинный список требований о "гарантиях", обусловливающих постепенный вывод войск из Маньчжурии, завершить меры по укреплению обороноспособности России в регионе и оставить "охранную стражу" на Ялу.
      В середине июля 1903 г. Япония сформулировала, наконец, свои притязания в Корее и Маньчжурии, после чего начались длительные переговоры по дипломатическим каналам. 30 июля Николай издал указ о создании на Дальнем Востоке наместничества во главе с Алексеевым, который подчинялся только Особому комитету Дальнего Востока под председательством самого царя. Это решение, принятое по рекомендации безобразовцев, вносило в управление далекой окраиной параллелизм и неразбериху, одновременно затрудняя и тормозя переговоры с Японией. Не способствовало успеху переговоров и длительное пребывание царя в Германии у родственников жены. Витте, еще пытавшийся вставлять палки в колеса "новому курсу", получил в августе отставку.
      15 декабря, по возвращении из Германии, Николай II созвал совещание, чтобы обсудить предложение Алексеева: прервать переговоры ввиду неуступчивости японцев. Царь напомнил о событиях 1895 г. когда твердая позиция России заставила Японию отступить. Видно было, что перспектива войны его не очень смущает. Все же совещание, учитывая недостаточную готовность к войне, склонилось к продолжению поисков компромисса.
      Следующее особое совещание состоялось 15 января 1904 г., уже после получения от Японии фактически ультимативной ноты. Царь на заседании не присутствовал, но позднее говорил с его участниками по отдельности. Он лично сформулировал некоторые идеи относительно ответа Японии22.
      Русские предложения были направлены Японии 22 января. Царь считал их последней уступкой: если не примут, то как Бог даст. 24 января Япония разорвала дипломатические отношения с Россией. Николай впервые за время переговоров стал нервничать: "Воевать так воевать, мир так мир, а эта неизвестность становится томительною"23.
      Последнее перед войной особое совещание под царским председательством собралось 26 января. Николай отклонил предложение Ламздорфа прибегнуть к посредничеству третьей державы. Было намечено предписать Алексееву атаковать японцев, если они перейдут в Корее 38-ю параллель. Поздним вечером того же дня поступили известия, что японский флот напал на русские суда в Корее и Маньчжурии.
      Наглость Японии, осмелившейся напасть на Россию, да еще нарушив при этом международное право, вызвала раздражение царя. Он заявил Ламздорфу, что будет вести войну до решительного конца - до полной нейтрализации империи микадо, "так чтобы она не могла больше иметь ни войска, ни флота"24. Министру пришлось уговаривать Николая проявить сдержанность, чтобы не столкнуться с враждебной коалицией или конгрессом, как в 1878 году. Царь остался недоволен осторожностью Ламздорфа и решил взять подготовку условий будущего мира в свои руки, опираясь на советы безобразовцев. На междуведомственное совещание при МИД было возложено лишь обсуждение будущего русских экономических предприятий на Дальнем Востоке.
      Николай II разделял взгляд безобразовцев, что нужно не только изгнать японцев из Кореи и закрепиться там самим, но и присоединить к России Маньчжурию. В манифесте 18 февраля 1905 г. он сформулировал также задачу установить господство "на своем берегу Тихого океана, как то мировой державе подобает"25. Эти амбициозные прожекты оказались нереальными.
      Русско-японская война ускорила процесс перегруппировки великих держав вокруг Англии и Германии, затронувший также Россию. Ее союзница Франция пошла на сближение с Англией. Николай II отнесся к заключению англо-французской Антанты сдержано: "Поблагодарить за любезное сообщение. Нам к этому соглашению присоединяться не следует, так как оно нас не касается непосредственно". Осенью 1904 г. произошел известный "гулльский инцидент", резко обостривший англо-русские отношения. Конфликт постаралась использовать в своих целях германская дипломатия. Вильгельм по телеграфу предложил царю парализовать угрозу войны, создав комбинацию двух империй и потребовав от Франции также присоединиться. Николай ответил кузену Вилли, что целиком разделяет его чувства и согласен с рекомендуемым средством "уничтожить англо-японское высокомерие и нахальство". Ламздорфу не без труда удалось тогда настоять на приоритете союза с Францией и невыгодности переориентации внешней политики. В июле 1905 г. Николай II в тайне от своих министров все же заключил союз с Германией26, рассчитывая не столько улучшить международное положение России, сколько укрепить позиции самодержавия перед лицом революции. Но его новацию постигла неудача. Франция не хотела и слышать о союзе с Германией, а на разрыв с Францией не решился и сам царь. В конечном счете Ламздорф вместе с вел. кн. Николаем Николаевичем и Витте сумели переубедить императора, и Бьеркский договор с Германией не вступил в силу.
      Еще ранее Николаю пришлось признать бесперспективность и опасность продолжения войны с Японией перед лицом революции. Царь принял добрые услуги президента США Т. Рузвельта в организации встречи русских и японских уполномоченных и, хотя с большой неохотой, согласился поставить во главе русской делегации нелюбимого Витте. Николай настаивал на таких условиях мира, которые не ущемили бы великодержавного достоинства России. Его инструкции Витте и телеграфные указания из Петербурга не облегчили задачи первого уполномоченного.Все же Витте удалось справиться с трудной задачей, заключив мир "почти благопристойный". За это он заслужил весьма своеобразную монаршую благодарность. Николай возвел Витте в графское достоинство. В то же время в придворных, светских и военных кругах, не без молчаливого поощрения царя, распространялась версия, будто Витте уступил японцам Южный Сахалин без согласия самодержца. Недоброжелатели злорадно именовали его теперь "графом Полусахалинским".
      3. Накануне мировой войны
      Поражение на Дальнем Востоке и революция поколебали международный престиж России и побудили ее внести существенные коррективы во внешнюю политику. Новый курс - политика соглашений и балансирования - должен был обеспечить внешнюю передышку, необходимую для успокоения и реформ внутри страны и возрождения ее военной мощи. Проводниками его стали способный и энергичный министр иностранных дел А. П. Извольский и твердый властный председатель Совета министров П. А. Столыпин. Николай II, обескураженный неудачами своей во многом личной политики последних лет, на время стушевался и предоставил Извольскому и Столыпину осуществлять необходимые перемены. Но это не означало ни отказа его от своих прерогатив, ни кардинального пересмотра собственных взглядов.
      Когда Извольский попытался сделать шаг в сторону европейской практики и разграничить заключаемые Россией соглашения на подлежащие предварительному рассмотрению законодательными палатами и поступающие непосредственно на ратификацию царю, Совет министров с ним не согласился и Николай II поддержал мнение большинства министров, охранявшее его прерогативы. Еще раньше с согласия царя был отклонен проект члена Государственного совета, в прошлом известного дипломата П. А. Сабурова о создании совещательного собрания, наподобие Комитета финансов, для предварительного рассмотрения важнейших внешнеполитических дел. Николай II, как и Ламздорф, предпочитал по-прежнему созывать особые междуведомственные совещания по своему усмотрению27. Ему пришлось, правда, мириться с обсуждением некоторых вопросов иностранной политики в Совете министров, но царь, как показали дальнейшие события, не отказался от старой практики принятия важных решений с глазу на глаз с министром иностранных дел.
      Николай II не внес заметного конструктивного вклада в заключение соглашений 1907 г. с Японией, Англией и Германией. Его личная позиция в регулируемых этими соглашениями вопросах была скорее жесткой, но он не стремился навязывать ее творцам новой политики. При обсуждении вопроса о соглашении с Англией он солидаризовался с мнением офицеров Генерального штаба, что в прошлом она выступала "самым энергичным, беспощадным и вредным" политическим противником России. Это не помешало ему дать согласие на подписание конвенции 1907 г. с Англией. Когда Япония предъявила финансовые претензии в 50 млн. иен по содержанию военнопленных, Николай реагировал возмущенной репликой "Не может быть", но у него хватило здравого смысла не срывать урегулирование из-за престижного, но второстепенного вопроса28.
      В ходе переговоров с великими державами в 1906-1907 гг. проявились симпатии царя к консервативным Центральным империям. Беседуя с австрийским министром иностранных дел А. Эренталем осенью 1906 г., Николай II поддержал его идею о необходимости дружбы трех империй в интересах отстаивания общих монархических интересов. Об этом же говорилось при встрече царя с Вильгельмом II летом 1907 г. в Свинемюнде. И когда последовал Балтийский протокол с Германией, Николай не скрыл своего удовлетворения: "Очень рад достигнутому соглашению"29. В то же время на него неприятно подействовала попытка Германии сорвать заграничный заем России 1906 года.
      Заметную роль сыграл Николай II во время Боснийского кризиса, подвергшего испытанию политику соглашений и балансирования. Тогда в правящих кругах России обозначились две "партии": сторонников строго оборонительной политики (Столыпин, В. Н. Коковцов и их единомышленники) и тех, кто считал возможным добиться внешнеполитического успеха в контакте с Англией дипломатическими или малыми военными средствами (Извольский, Ф. Ф. Палицын). Николай II поддержал авантюристический замысел министра иностранных дел, переоценив достижения российской политики за последнее время. Переговоры Извольского - Эренталя и их сделка в Бухлау последовали с ведома царя и заслужили его одобрение. Когда же единоличные действия министра иностранных дел вызвали протест правительства Столыпина, Николай II занял промежуточную позицию. На словах открестившись от сделки в Бухлау, он в то же время позволил Извольскому продолжать поездку по европейским столицам, то есть попытался довести до конца его дипломатическую игру.
      При дальнейшем развитии кризиса Николай, по своей инициативе, попробовал вмешаться. Когда в конце ноября 1908 г. пришло письмо от австрийского императора Франца Иосифа, он подумал, что, быть может, еще не все шансы упущены. 29 ноября царь встретился с личным представителем Вильгельма II. Гинце. Император стал убеждать его, что можно найти взаимоприемлемый выход из кризиса: достаточно договориться об открытии для русского флота Черноморских проливов - больше ему ничего не нужно. В Берлине подумали, что настал подходящий момент вбить клин между Россией и Англией, и 6 декабря последовал ответ, что кайзер готов оказать поддержку русским притязаниям. Но тут Николаю пришлось под влиянием своих министров скорректировать позицию, и он заявил, что не хочет усложнять задачи предполагаемой международной конференции по вопросу об аннексии Боснии и Герцеговины внесением в ее повестку этого нового вопроса, его можно будет поставить позже и решить сообразно нормам международного права путем переговоров со всеми заинтересованными державами30. Стало ясно, что Россия не намерена отказываться от своих требований о международной конференции и компенсациях для Турции и балканских стран, то есть дело вернулось к исходной точке.
      Теперь правящие круги Германии утвердились в своем намерении наказать "неблагодарную" Россию. В начале марта 1909 г. ей был предъявлен фактический ультиматум. Телеграфное обращение Николая II к кайзеру не помогло. Совещание министров под председательством царя признало вмешательство в вероятный австро-сербский вооруженный конфликт невозможным, что предопределило отступление. В письме матери 18 марта 1909 г. Николай II откровенно объяснил это сознанием военной слабости: "Раз вопрос был поставлен ребром - пришлось отложить самолюбие в сторону и согласиться... Тем более, что нам со всех сторон было известно, что Германия совершенно готова к мобилизации". На следующий день он сделал многозначительную приписку, что форма и метод германских действий были просто грубыми, "и мы этого не забудем". Если целью было отделить нас от Франции и Англии, то она, конечно, не достигнута. "Подобные способы склонны привести к противоположному результату". В обращении к Вильгельму II царь предупреждал, что "окончательное расхождение между Россией и Австрией неизбежно отразится на наших отношениях с Германией"31.
      Все же и после Боснийского кризиса политика соглашений и балансирования в силу необходимости продолжалась, а Николай II вносил свой вклад в ее осуществление. По его инициативе в июне 1909 г. состоялось свидание с Вильгельмом II в финских шхерах, позволившее улучшить накалившиеся было отношения с Германией. В следующем месяце Николай II отдал визиты президенту К. Фальеру, а затем королю Георгу V, во время которых подтвердил верность союзу с Францией и согласию с Англией. Сложнее складывались отношения с Австро-Венгрией, которые по личному указанию царя носили строго официальный характер. В Петербурге Двуединую монархию подозревали в намерении развивать экспансию на Балканах. Правда, формально отношения с Веной были в начале 1910 г. нормализованы, но опасения оставались. Выхода искали в разных направлениях - создания балканского союза, соглашения с Италией, а также улучшения отношений с Германией в надежде, что она удержит союзницу от неосторожных шагов.
      Одна из последних серьезных попыток улучшить отношения России с Германией относится к 1910-1911 годам. Инициатива Потсдамского свидания двух императоров принадлежала Николаю II, хотя решение о переговорах было принято русской стороной под явным нажимом Германии. При беседах с кайзером в Потсдаме Николай II просил его об умеряющем воздействии на Австро-Венгрию на Балканах, пообещав со своей стороны не поддерживать враждебной Германии политики Англии. Вильгельм II в общих словах выразил согласие. Но попытки германских политиков добиться письменного соглашения в смысле этих заверений успеха не имели. Практическим результатом длительных последующих переговоров стала не общеполитическая, а региональная сделка, по условиям которой Россия обязалась не препятствовать сооружению Багдадской железной дороги и даже содействовать в будущем соединению ее с персидской железнодорожной сетью, а Германия признала северную Персию областью специальных интересов России. Николай II одобрил это соглашение, хотя и не выразил по поводу его заключения какого-либо энтузиазма32. Да условия сделки и не давали к тому основания.
      В последние предвоенные годы роль царя в определении внешнеполитического курса стала снова возрастать. Постепенное восстановление военной мощи России придавало ему уверенности. Тяжелые воспоминания о дальневосточном фиаско слабели. Сошли со сцены и политики, способные контролировать его направляющую деятельность, прежде всего Столыпин.
      Сазонов оказался податливей, во всяком случае более гибким, чем самоуверенный Извольский. Императрица и Распутин тоже немало преуспели, стараясь внушить царю веру в его провиденциальную миссию. Личностные моменты переплетались с действием объективных тенденций. В то время Россия достигла определенных успехов как в деле военной подготовки, так и в экономическом развитии. С другой стороны, столыпинская политика "успокоения и реформ" не принесла ожидаемого результата. В правящих кругах столыпинский курс стал подвергаться сомнению, включая его внешнеполитический аспект. Осторожность, балансирование между Англией и Германией постепенно уступали место поискам иных средств обеспечения интересов России. Она идет на укрепление и развитие франко-русских обязательств (морская конвенция) и стремится заручиться английской поддержкой на случай европейского конфликта (поездка Сазонова в Англию). В борьбе внутриправительственных группировок Николай проявлял склонность поддержать сторонников более решительного курса.
      Обострение ситуации на Ближнем Востоке в 1912-1913 гг. побудило царя конкретнее определить свою позицию в делах региона. Николай II не принадлежал к числу панславистов. В центре его внимания здесь всегда стоял вопрос о Черноморских проливах. Он вполне разделял мысль отца, что пришла пора не России таскать каштаны из огня для балканских народов, а наоборот, балканским народам послужить интересам России. Николай выступил за скорейшее окончание Итало-турецкой войны в результате совместных примирительных усилий пяти великих европейских держав. Создание Балканского союза его первоначально не тревожило ("Мы сделали все, что необходимо, для того, чтобы они сидели спокойно, и нечего опасаться"), пока итальянцы не переносили войну на европейскую территорию. Когда же Балканская война приблизилась вплотную, царь сформулировал свою позицию в следующих словах: "Я настаиваю на полном невмешательстве России в предстоящие военные действия. Но, конечно, мы обязаны принять все меры для ограждения своих интересов на Черном море"33. Эти слова определенно свидетельствуют о приоритете, отдаваемом Николаем II интересам России в проливах по сравнению с возможными переменами на Балканском полуострове. Царь придерживался этой линии на протяжении обеих Балканских войн. Конфликты Сербии и Черногории с державами Тройственного союза беспокоили его все же меньше, нежели опасность изменения статуса проливов и Стамбула к невыгоде России.
      Это не означает, конечно, что он равнодушно относился к военным приготовлениям Австро-Венгрии, направленным отчасти против самой России. В ноябре 1912 г., в разгар австро-сербского конфликта, царь даже согласился с предложением военного министра В. А. Сухомлинова провести частичную мобилизацию против Австро-Венгрии, но затем под влиянием Коковцова и Сазонова пошел на попятный, заменив эту меру на менее вызывающую - задержку демобилизации солдат последнего года службы. Военно-подготовительные меры России провоцировались значительно более широкими мобилизационными мероприятиями Двуединой монархии. 5 (18) декабря Николай констатировал по поводу донесения своего представителя в Вене: "Сам посол признает, что мобилизация всей армии почти закончена. Это крайне серьезно"34. В дальнейшем назревавший конфликт с Австро-Венгрией все же удалось урегулировать, в чем Николай II принял личное участие, приняв доверенное лицо императора Франца Иосифа князя Гогенлоэ.
      В мае 1913 г. Николай II предпринял последнюю перед мировой войной попытку улучшить отношения с Германией. Он использовал для этой цели свое пребывание на свадьбе дочери Вильгельма II с принцем Кумберлэндским. В беседе с кайзером царь заявил, что удовлетворен существующим положением на Балканах и готов отказаться от прежних русских притязаний на Константинополь, оставив Турцию в роли "привратника" на проливах, если Германия, со своей стороны, удержит Австрию от политики захватов, чтобы балканские государства могли сами устраивать свою судьбу. Вильгельм уклонился от принятия этого предложения35.
      Если в ходе 1-й Балканской войны "европейский концерт" великих держав удавалось хотя бы формально поддерживать (лондонская конференция послов), то 2-я Балканская война знаменовала собой его очевидный крах. Русская дипломатия приложила все усилия, чтобы предотвратить столкновение вчерашних союзников. 26 мая (8 июня) Николай обратился с личным письмом к болгарскому царю и сербскому королю, настаивая на необходимости сохранить мир и союз. Он предупредил их об ответственности перед славянством и о том, что Россия сохраняет за собой свободу действий в отношении возможных последствий непримиримых шагов. Вспыхнувшую войну между Болгарией и ее вчерашними союзниками осложнило вмешательство Турции. Побудить державы коллективными усилиями остановить Турцию России не удалось. Николай II с раздражением писал матери: "Европа тоже хороша, дозволяя туркам открыто смеяться и нарушать ее решение относительно турецко-болгарской границы! Все это потому, что нет никакого concert europeenne, а существуют не доверяющие друг другу державы. Это грустно, но верно!"36
      Царь был недоволен как позицией партнеров по Согласию, так и в особенности линией Германии, которая не сдерживала Австро-Венгрию, а напротив, поощряла ее к неуступчивости. Новое мирное урегулирование в регионе не сгладило и внутрибалканских противоречий. Чувствовалось, что достигнутая передышка недолговечна. Николай II говорил французскому послу Т. Делькассе, что мир продлится 3-4 года, максимум 5 лет37. Его оценка оказалась чрезмерно оптимистичной.
      В конце 1913 - начале 1914 г. серьезный удар по русско-германским отношениям нанесла посылка миссии Лимана фон Сандерса, свидетельствовавшая о намерении Германии занять в Стамбуле такое положение, которое позволило бы ей окончательно запереть Россию в Черном море. Для Николая II она оказалась тем более неприятной, что компрометировала его лично: германские политики уверяли, будто он был предуведомлен о посылке миссии и не возражал против нее, что только формально соответствовало истине. Болезненность эффекта от германской акции усиливалась и тем обстоятельством, что она совпала по времени с очередной тревогой по поводу вероятного перехода в близком будущем превосходства на Черном море к турецкому флоту. Николай II считал, что с этим примириться нельзя и необходимо предпринять чрезвычайные меры для сохранения русского преобладания в Черноморском бассейне38.
      Усилия, приложенные русской дипломатией, чтобы договориться с Германией о пересмотре условий контракта Сандерса, а также воздействовать при поддержке партнеров на Турцию, не привели к существенным результатам. Хотя Сандерс перестал командовать корпусом в Стамбуле, влияние его миссии в Турции не уменьшилось. Русскому правительству пришлось проглотить горькую пилюлю, и царь расписался в бессилии, наложив резолюцию: "Не следует более настаивать"39.
      В ходе борьбы вокруг миссии Сандерса произошел важный психологический перелом в настроении руководства МИД России и самого Николая II. 23 декабря Сазонов представил царю записку, в которой утверждал, что поражение России в этом кризисе "может иметь самые гибельные последствия". С одной стороны, очередное отступление не предохранит Россию "от возрастающих притязаний Германии и ее союзников, начинающих усваивать все более неуступчивый и непримиримый тон во всех вопросах, затрагивающих их интересы. С другой стороны, во Франции и Англии укрепится опасное убеждение, что Россия готова на какие угодно уступки ради сохранения мира. Раз такое убеждение укоренится в наших друзьях и союзниках, без того не очень сплоченное единство держав Тройственного согласия может быть окончательно расшатано, и каждая из них будет стараться искать обеспечении своих интересов в соглашениях с державами противоположного лагеря". Сазонов высказался в пользу совместных с Францией и Англией решительных мер давления на Турцию, не взирая на риск вмешательства Германии и серьезных международных осложнений. Министр просил о созыве особого междуведомственного совещания, которое обсудило бы его предложения40.
      Николай II согласился с инициативой Сазонова. На особом совещании 31 декабря / 13 января под воздействием председательствовавшего Коковцова была все же намечена более осторожная линия - продолжать настояния в Берлине и лишь в случае неудачи перейти к предлагаемым МИД мерам воздействия на Турцию, при обязательном условии участия не только Франции, но и Англии. Вскоре после этого царь отправил излишне осторожного Коковцова в отставку, и на первое место в правительстве вышла группа А. В. Кривошеина, Сухомлинова и присоединившегося к ним Сазонова.
      Из конфликта вокруг миссии Сандерса царь сделал и другой вывод: Европа окончательно разделилась на два враждебных лагеря, и пытаться восстановить европейский концерт безнадежно. Оставалось сделать то, что еще возможно - укрепить связи между Россией, Францией и Англией, превратив Тройственное согласие в открытый оборонительный союз. Предпринимать усилия в этом направлении русская дипломатия начала уже в феврале 1914 года. В объяснениях с французским и английским послами Николай II принял личное участие41. Но Англия идею союза отклонила, хотя только такое открытое присоединение ее к Франции и России могло охладить Центральные державы. На Даунинг стрит предпочитали, исходя прежде всего из внутренних соображений, сохранить видимость свободы рук. Взамен с английской стороны была предложена форма секретных условных соглашений, уже принятых в отношениях между Францией и Англией. Русская дипломатия и царь уступили.
      Таким образом, политика соглашений и балансирования претерпела дальнейшую эволюцию. Если от лавирования между Англией и Германией отказались раньше, то вплоть до начала 1914 г. проводилась линия на отсрочку большой войны в интересах лучшей подготовки, что требовало уступок. Теперь русское правительство и царь настроились не отступать более под нажимом Центральных держав, хотя обещания поддержки со стороны Англии носили пока лишь общий, неконкретный характер.
      Была ли уступчивость Петербурга Англии в данном вопросе оправданна? Думается, что нет. Руководители русского МИД и сам царь явно недооценили значение русской военной мощи в расчетах британских политиков. Это значение было столь велико, что позволяло добиться если не открытого союза, то по крайней мере заверений в солидарности в случае очередного международного кризиса. Как известно, ни того, ни другого не было достигнуто. Хуже того, русская дипломатия позволила партнеру превратить само сближение двух стран в предмет торга вокруг позиций в зависимых странах Среднего Востока, и в ходе этих переговоров Николай обращался с письмом к королю Георгу42. Последняя стадия переговоров с Англией проходила уже на фоне июльского кризиса, закончившегося мировой войной.
      4. "Великая война" и падение самодержца
      Николай II вступил в 1914 г. хотя и не в воинственном настроении, но в сознании возможности близкого конфликта и необходимости встретить вероятные грозные события с твердостью. Иллюзий в отношении Германии и возможности оторвать ее от Австрии у него больше не было. Отношения с партнерами по Антанте так или иначе упрочивались. Казалось, сильнее могло тревожить его неспокойное внутреннее положение страны. Верный П. Н. Дурново подал ему записку с предупреждениями об угрозе социальной революции. Царь полагал, однако, что лучше знает свой народ, его верность трону и патриотизм в случае военных испытаний.
      Известия об убийстве Франца Фердинанда огорчили царя, но сначала мало встревожили. Николаю представлялось, что дипломаты и министры излишне паникуют. Он давно лично знал действующих лиц развертывавшейся драмы и рассчитывал на их здравый смысл и добрую волю. Впрочем, мысль выдать Сербию на милость Австрии ему в голову тоже не приходила. Когда стали поступать тревожные слухи о готовившемся неприемлемом ультиматуме Белграду, царь дал этому вполне определенную оценку: "По-моему никаких требований одно государство не должно предъявлять другому, если, конечно, оно не решилось на войну". В такой ситуации важно было выработать единую линию поведения с Францией, чему способствовали переговоры Николая с президентом Р. Пуанкаре и главой французского правительства А. Вивиани во время их визита в Петербург. Дипломаты подготовили текст соглашения о скоординированных действиях, а в тостах, которыми обменялись царь и президент, подтверждалось намерение двух держав отстаивать мир "в сознании своей силы", с честью и достоинством.
      Едва французские гости покинули берега России, как австрийские политики предъявили Сербии заранее согласованный с Берлином ультиматум. Николай узнал о нем от Сазонова утром 11/24 июля. Царь нашел австрийский демарш "возмутительным", дал согласие на созыв чрезвычайного заседания правительства и велел держать его в курсе дальнейших событий.
      На состоявшемся в тот же день заседании Совет министров высказался за дальнейшие усилия в пользу мира, но одновременно наметил серьезные военно-подготовительные меры, включая частичную антиавстрийскую мобилизацию. Николай II одобрил эти рекомендации, собственноручно добавив к числу подлежащих мобилизации Балтийский флот43. Эта последняя мера не представляла серьезной угрозы для Германии, но показывала, что царь не очень верит в ее нейтралитет.
      12/25 июля царь собрал заседание Совета министров под своим личным председательством, что свидетельствовало о чрезвычайной важности дела. Решено было, не начиная пока даже частичной мобилизации, ввести в действие на всей территории империи "Положение о подготовительном к войне периоде". В то же время военный министр получил полномочия принимать иные необходимые меры, с согласия царя и с последующим доведением до сведения Совета министров. Тем самым военные приготовления приобретали общероссийский характер, а дальнейшие решения по их развитию сосредоточивались в руках царя и военного министра. Правительство отступало на второй план, зато возрастало влияние военных.
      14/27 июля Николай II, еще не утративший надежды на мир, поручил Сазонову попробовать договориться с другими державами о передаче австро-сербского спора на рассмотрение Гаагского трибунала. Но в Париже и Лондоне не поддержали этой инициативы, видимо, считая, что она не имеет шансов на успех и уповая на английское предложение о посредничестве четырех держав (Англии, Франции, Германии и Италии)44.
      Русская дипломатия продолжала добиваться привлечения на сторону России и Франции британского партнера, солидаризируясь с английскими инициативами. 15/28 июля от А. К. Бенкендорфа из Лондона поступили обнадеживающие сведения, но в тот же вечер Австро-Венгрия объявила Сербии войну. Оставалась надежда на Германию. В ночь на 16-е царь вступил в обмен телеграммами с Вильгельмом, продолжавшийся до самого объявления Германией войны России. Возникшая у Николая II в ходе телеграфной переписки надежда на компромисс даже побудила его на которое время отменить собственное решение об общей мобилизации. Колебания Николая объяснялись, думается, не только и не столько верой в Вильгельма, сколько осознанием тяжелой ответственности за принимаемое решение. Последний шанс он, вероятно, видел в применении к австро-сербскому конфликту арбитража в соответствии с Гаагской конвенцией. Но Вильгельм II даже не обратил внимания на этот призыв, смертельно обидев этим царя - формального инициатора Гаагских конференций.
      Телеграфировал Николай II и королю Георгу, призывая его открыто поддержать Францию и Россию в борьбе за сохранение европейского равновесия45. Августейший кузен отвечал доброжелательными, но слишком общими фразами. Впрочем, вскоре нарушение Германией нейтралитета Бельгии решило вопрос о вступлении в схватку Англии. Война приобрела общий характер.
      Шовинистические манифестации, которыми встретили объявление войны Петербург и Москва, ободрили царя после тревог и переживаний предыдущих дней. Особенно большое впечатление произвела на него демонстрация думского единства. По мнению Николая II, Дума на этот раз оказалась не только достойной своего назначения, но и верно выразила волю нации, так как весь русский народ почувствовал нанесенное Германией оскорбление. "Я думаю, - писал он, - что мы увидим теперь в России нечто подобное тому, что произошло во время войны 1812 года"46. Этот оптимизм оказался чрезмерным, что, правда, выяснилось не сразу.
      Одним из первых дипломатических вопросов, возникших с началом войны, стал польский. Потребность привлечь симпатии поляков определялась их положением на границах трех соседних империй. Российский МИД подготовил проект манифеста, в котором ставилась задача объединения всех польских земель "под скипетром русского царя" с предоставлением "целокупной Польше" свободы "в своей вере, в языке, в самоуправлении", то есть автономии в пределах России. Документ предполагалось опубликовать от имени императора, но И. Л. Горемыкин и министр внутренних дел Н. А. Маклаков убедили его в несвоевременности личного обращения, и с ним от имени царя выступил верховный главнокомандующий вел. кн. Николай Николаевич. В дальнейшем борьба в русском правительстве вокруг польского вопроса продолжалась, причем Николай II симпатизировал более консервативному крылу, отстаивавшему предоставление полякам куцей автономии.
      Будущее поляков являлось лишь частью более общего вопроса о целях войны. Инициатива его широкой постановки принадлежала Сазонову, сообщившему еще 1/14 сентября М. Палеологу и Дж. Бьюкенену свой "эскиз" картины будущего передела мира, который вскоре был дополнен требованием свободы прохода русских военных судов через Черноморские проливы. Эти первые наметки делались, разумеется, не без ведома царя, но лично он вступил в игру несколько позднее, когда почва уже была подготовлена.
      8/21 ноября Николай пригласил к себе французского посла Палеолога, перед которым развил свои взгляды на условия предстоящего мира. Они обсудили возможности, связанные с победоносным исходом войны, когда противник будет принужден просить пощады. Царь считал главной задачей союзников уничтожение германского милитаризма, устранение кошмара германской гегемонии в Европе и исключение всякой возможности реванша со стороны побежденного соперника. Палеолог также настаивал на необходимости гарантий и возмещений. Затем Николай в основном повторил проекты, которые уже развивали перед союзниками Сазонов и Кривошеин: это "исправление границы" с Восточной Пруссией, присоединение Познани и части Силезии к "целокупной Польше", переход к России Галиции и Северной Буковины, что позволило бы империи достигнуть "естественных пределов". Предстояло решить судьбу армян в Малой Азии, освободив их от турецкого ига, изгнать турок из Европы и решить в пользу России проблему проливов. Царь предлагал также сократить германскую территорию на Западе путем возвращения Франции Эльзас-Лотарингии и, быть может, передачи ей рейнских провинций. Бельгия получила бы в виде компенсации область Аахена, Дания - Шлезвиг с Кильским каналом, а на границе Голландии возник бы свободный Ганновер. Сама Германия должна была получить иное устройство, во всяком случае с исключением доминирования Пруссии и правления Гогенцоллернов. Большие перемены планировал царь на Балканах. Сербия получила бы Боснию, Герцеговину, Далмацию и северную часть Албании, Греция - южную Албанию, а Италия- Баллону. Болгария могла бы получить от Сербии компенсации в Македонии. Царь думал положить конец австро-венгерскому союзу, отделив от империи Габсбургов Чехию, так что Австрия свелась бы в конце концов к старым наследственным владениям - Немецкому Тиролю и Зальцбургской области.
      Царь, как ранее Сазонов, соглашался на все, что Франция и Англия сочтут нужным потребовать в обеспечение их интересов, в частности, на раздел между ними германских колоний. Он выступил за то, чтобы условия мира вырабатывали только Франция, Россия и Англия, и настаивал на сохранении их союза после войны. Прочный и длительный мир могло дать лишь сохранение сплоченности этих держав47.
      Обращение Николая II именно к представителю Франции объяснялось не только старыми союзническими отношениями. Зондаж, предпринятый ранее Сазоновым и Кривошеиным, показал, что позиция Франции, особенно в европейских вопросах, ближе России, чем английская.
      По-иному, неожиданно для русских правящих кругов, повернулась ситуация в ближневосточном регионе, в вопросе о судьбе проливов. Здесь Англия проявила больше гибкости и дальновидности, чем Франция. Вступление Турции в войну на стороне Центральных держав и нападение германо-турецкого флота на черноморское побережье позволили России поставить этот вопрос перед союзниками "в полном объеме", то есть предложить радикальное решение.
      Общий подход Николая II к разделу империи султана определился сразу после турецкого выступления. В специальном царском манифесте говорилось, что "безрассудное вмешательство Турции... откроет России путь к разрешению завещанных ей предками исторических задач на берегах Черного моря". Некоторое время он еще продумывал формы реализации замысла. Но уже в начале 1915 г. при обсуждении вопроса в правительстве он имел вполне сложившуюся точку зрения. Царь заявил, что признает "только одно решение этого вопроса: присоединение обоих проливов". Сазонов привлек Николая к давлению на менее уступчивую Францию. 3/16 марта в беседе с Палеологом он заявил: "Я радикально разрешу проблему Константинополя и проливов... Город Константинополь и Южная Фракия должны быть присоединены к моей империи". 4 марта царь утвердил пределы территорий, на которые претендовала Россия при решении вопроса о проливах48. В тот же день Бьюкенену и Палеологу был передан меморандум, где эти требования излагались со ссылкой на волю царя. Переговоры с союзниками были, как известно, доведены до успешного конца, хотя Франция сопротивлялась на месяц дольше Англии.
      Заметим, что союзники пошли навстречу России в вопросе о проливах в 1915 г., когда Германия перенесла центр тяжести военных усилий на Восток, вынудив русскую армию отойти из Галиции, отдать противнику Царство Польское с Варшавой и часть Прибалтики. В этой тяжелой ситуации Николай II 23 августа 1915 г. принял на себя верховное командование русской армией, что способствовало общему ухудшению правительственного управления, усилению влияния на государственные дела императрицы и Распутина, "министерской чехарде". В законодательных учреждениях сплотилась оппозиция; "Прогрессивный блок" обвинял власть в неспособности вести победоносную войну. Замена царем дряхлого Горемыкина на распутинца Штюрмера не улучшила положение. Позиции Сазонова, участвовавшего в "министерской стачке" против смены главковерха, оказались подорванными.
      Он еще успел принять участие в выработке соглашения о разделе Азиатской Турции. Согласие союзников на присоединение к России проливов было обусловлено обещанием Петрограда поддержать осуществление их планов "как в Оттоманской империи, так и в других местах". Конкретизируя свою часть сделки, Англия и Франция разработали и в 1916 г. сообщили России свой проект раздела азиатских владений Турции. Его условия были не вполне приемлемы для России. Сазонов воспользовался успехами русской армии на Кавказском фронте, чтобы сформулировать некоторые поправки к соглашению. Царь поддержал своего министра, указав, что если русской армии "удастся дойти до Синопа, то там и должна будет пройти наша граница"49. Союзникам пришлось учесть русские пожелания. А в июле 1916 г. царь отправил Сазонова в отставку. Возражения Парижа и Лондона, видевших в Сазонове залог следования России прежним внешнеполитическим курсом, не были приняты во внимание. Новым министром иностранных дел стал тот же Штюрмер, которого Англия и Франция не без некоторого основания подозревали в склонности к сепаратному миру.
      Настроения в пользу примирения с Германией действительно проявлялись в то время в среде правых и в придворных кругах. Царь держался более стойко. 12 декабря 1916 г. он издал приказ по армии и флоту, в котором заявил о преждевременности мира, коль скоро "враг еще не изгнан из захваченных им областей", а "обладание Царьградом и проливами, равно как создание свободной Польши из всех трех ее, ныне разрозненных, областей еще не обеспечено"50.
      Все же западные союзники были настолько встревожены возможностью выхода России из войны, что принимали предупредительные меры, то воздействуя на русское правительство и лично на царя, то заигрывая с оппозицией. Николай II реагировал на непрошеные советы довольно резко, потребовав даже отзыва Бьюкенена.
      Февральская революция не только изменила соотношение сил внутри России, но и существенно повлияла на ее отношение к войне. Последний царь внес свою лепту в развернувшуюся сразу после революции борьбу вокруг этого вопроса. В акте об отречении он призвал армию и народ продолжать войну до победного конца. Но его личная роль во внешней политике России была уже сыграна.
      Заключение
      Николай II и по законам, и по традиции, и по убеждению являлся полновластным руководителем внешней политики России на протяжении всего своего царствования. В этой деятельности он следовал принципам самодержавия как основы могущества страны, ее великодержавия, веры в божественную поддержку помазанника и его православной империи.
      Историческая обстановка николаевского правления была сложна и противоречива. С одной стороны, обострение противоречий между великими державами вело к столкновениям как в Европе, так и на Дальнем Востоке. С другой - приобрела особую остроту проблема модернизации страны, успех же ее зависел от сохранения на более-менее длительный срок внешнего покоя.
      Руководство политикой империи осложнялось отсталостью ее государственного аппарата, включая ту его часть, которая ведала иностранными делами; в этой области управления особое значение приобретали личные качества самодержца. Николай II был, как представляется, политическим деятелем средних государственных способностей, тогда как обстановка была весьма неординарной.
      В первое десятилетие царствования он отличался воинственностью, склонностью преувеличивать силы России, стремлением в некоторых важных вопросах выйти из-под опеки министров. Николай решительно поддержал "безобразовцев" и Плеве против Ламздорфа, Витте и Куропаткина и принял на себя ответственность за "новый курс" на Дальнем Востоке, ускоривший злосчастное столкновение с Японией.
      После тяжелой неудачной войны и революции царь примирился с политикой соглашений и балансирования, преследовавшей цель отсрочить решение важных внешнеполитических вопросов до восстановления сил страны, хотя его авантюристическая жилка изредка давала о себе знать.
      В 1912-1914 гг. политика соглашений и балансирования под влиянием сдвигов в международной и внутренней обстановке серьезно эволюционировала. Россия по своей инициативе стала на путь укрепления отношений с Францией и Англией. Русская дипломатия и лично Николай II не сумели заручиться открытым или хотя бы определенным обязательством Англии поддержать франко-русский союз в случае столкновения с Германией и Австро-Венгрией. Во внутриправительственной борьбе в России царь стал на сторону группировки, считавшей нецелесообразным и опасным дальнейшие уступки Центральным державам. В результате Россия вступила в мировую войну, не завершив ни модернизации, ни уже намеченных военных программ.
      Наконец, Николай II несет личную ответственность за несовершенство аппарата принятия внешнеполитических решений в России, так как последовательно выступал против попыток внести изменения, хоть отчасти ограничивающие прерогативы царской власти.
      Примечания
      1. ЗАЙОНЧКОВСКИЙ А. М. Подготовка России к мировой войне в международном отношении. М. 1926; ОЛЬДЕНБУРГ С. С. Царствование императора Николая II. T. I. М. 1992, с.39.
      2. ЛАМЗДОРФ В.Н. Дневник. 1894-1896. М. 1991, с. 405; Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 1622, оп. 1, д. 4, л. 1-3.
      3. ОЛЬДЕНБУРГ С. С. Ук. соч., т. 1, с. 46.
      4. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), ф. Политархив, д. 3048а, л. 46-47.
      5. Первые шаги русского империализма на Дальнем Востоке. - Красный архив, 1932, т. 3 (52), с. 76; ВИТТЕ С. Ю. Воспоминания. Т. 2. М. 1960, с. 583.
      6. ОЛЬДЕНБУРГ С. С. Ук. соч., т. 1, с. 214-215; НАРОЧНИЦКИЙ А. Л. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке. 1860-1895. М. 1956, с. 791-792.
      7. РГИА, ф. 1622, oп. 1, д. 936, л. 40 об.; Пролог русско-японской войны. СПб. 1916, с. 36.
      8. РЫБАЧЕНОК И. С. Союз с Францией во внешней политике России в конце XIX в. М. 1993, с.139.
      9. ПОНОМАРЕВ В. И. Свидание в Бальморале и русско-английские отношения 90-х годов XIX в. - Исторические записки, т. 99. М. 1977.
      10. РЫБАЧЕНОК И. С. Орудие, направленное против России. - Источник, 1995, N 1.
      11. ВИТТЕ С. Ю. Ук. соч. Т. 2, с. 121-124; ФУРСЕНКО А. А. Борьба за раздел Китая и американская доктрина открытых дверей. М.-Л. 1956, с. 209-215.
      12. Дневник А. С. Суворина. М. 1923, с. 339; Красный архив, 1922, т. 2, с. 31-32.
      13. Красный архив, 1931, т. 3 (46), с. 130, 127.
      14. Там же, 1932, т. 3 (52), с. 102.
      15. РГИА, ф. 1622, oп. 1, д. 133, л. 2-3; д. 19, л. 1 об; ВИТТЕ С. Ю. Ук. соч., т. 2, с. 142.
      16. АВПРИ, ф. Секретный архив министра, д. 163/165, л. 3.
      17. ОЛЬДЕНБУРГ С. С. Ук. соч., т. 1, с. 95, 96.
      18. РГИА, ф. 1622, оп. 1, д. 706, л. 1-16.
      19. Красный архив, 1926, т. 5 (18), с. 39-41.
      20. РЫБАЧЕНОК И. С. Николай Романов и К. Путь к катастрофе. - Российская дипломатия в портретах. М. 1992, с. 313.
      21. РГИА, ф. 1622, oп. 1, д. 681, л. 1.
      22. РЫБАЧЕНОК И. С. Николай Романов и Ко. 317-318.
      23. Красный архив, 1922, т. 2, с. 106.
      24. АВПРИ, ф. Личный архив А. А. Савинского, оп. 834, д. 20, л. 67 об., 70.
      25. РОМАНОВ Б. А. Очерки дипломатической истории русско-японской войны, с. 282; АВПРИ, ф. Канцелярия, 1905г., д. 40, л. 24-26.
      26. АВПРИ, ф. Канцелярия, 1904г., д. 35, л. 29; Красный архив, 1924, т. 5, с. 9; Сб. договоров России с другими государствами, 1856-1917. М. 1952, с. 335-336.
      27. АВПРИ, ф. Канцелярия, 1906 г., д. 54, л. 272-274; 1905 г., д. 81, л. 102-104 об.
      28. Российский государственный военно-исторический архив, ф. 2000, on. 1, д. 155, л. 54; МАРИНОВ В. А. Россия и Япония перед первой мировой войной. М. 1974, с. 27.
      29. CARLGREN W. М. Iswolsky und Aehrenthal vor der bosnischen Annexionkrise. Uppsala. 1955, S. 103-104, 108; АВПРИ, ф. Секретный архив, д. 380/387, л. 75, 76, 79 об.
      30. БЕСТУЖЕВ И. В. Борьба в России по вопросам внешней политики. 1906-1910. М. 1961, с. 260-261; Die Grosse Politik der Europaischen Kabinette. Bd. 26/1, S. 380-382.
      31. Красный архив, 1932, т. 1-2 (50-51), с. 188; ОЛЬДЕНБУРГ С. С. Ук. соч., т. 2, с. 38.
      32. Международные отношения в эпоху империализма (МОЭИ). Сер. 2, т. 18, ч. 1, с. 173, 174.
      33. МОЭИ, т. 20, ч. 1, с. 236; ПИСАРЕВ Ю. А. Великие державы и Балканы накануне первой мировой войны. М. 1985, с. 108.
      34. КОКОВЦОВ В. Н. Из моего прошлого. Кн. 2. М.1991, с. 181- 186; АВПРИ, ф. Комиссии по изданию документов "Международные отношения в эпоху империализма", д. 196, л.202-204.
      35. ОЛЬДЕНБУРГ С. С. Ук. соч., т. 2, с. 102-103.
      36. АВПРИ, ф. Секретный архив, д. 318/321. л. 20-21; ф. Комиссии, д. 329, л. 887.
      37. Там же, ф. Комиссии, д. 420, л. 1024.
      38. Там же, ф. Секретный архив, д. 461/480, л. 20.
      39. Там же, ф. Политархив, д. 3310, л. 42.
      40. АВПРИ, ф. Политархив, д. 33096, л. 2-6.
      41. LIEVEN D. Nicholas II. Twilight of the Empire. N. Y. 1994, p. 197; Documents diplomutiques francais. 3e Ser. T. 9, p. 234-235, 414-417; t. 10, p. 113-114.
      42. МОЭИ. Сер. 3, т. 5,-с. 64-65.
      43. Там же, т. 4, с. 299; т. 5, с. 4, 5, 45, 38-40.
      44. Там же, с. 59-60; Письмо Государя Императора Николая II от 14/27 июля 1914г. на имя С. Д. Сазонова. Белград. 1941.
      45. МОЭИ. Сер. 3, т. 5, с. 359-361.
      46. LIEVEN D. Op. cit., p. 204.
      47. ПАЛЕОЛОГ М. Царская Россия во время войны. М. 1991, с. 126-130.
      48. Европейские державы и Турция во время мировой войны. Т. 1. М. 1925, с. 364, примеч. 4; т. 2. М. 1926, с. 124; ПАЛЕОЛОГ М. Ук. соч., с. 168; МОЭИ. Сер. 3, т. 7, ч. 1, с. 392-393.
      49. Сб. договоров России, с. 453.
      50. МАРТЫНОВ Е. И. Царская армия в Февральском перевороте. Л. 1927, с. 48.
    • Ананьич Б. В., Ганелин Р. Ш. Николай II
      Автор: Saygo
      Ананьич Б. В., Ганелин Р. Ш. Николай II // Вопросы истории. - 1993. - № 2. - С. 58-76.
      На страницах сочинений о России начала XX в. Николай II занимает место не политика и мыслителя, а скорее последнего представителя покидавшей историческую сцену династии, человека трагической судьбы, проникнутого мистическим чувством обреченности1.
      Старший сын цесаревича Александра Александровича, ставшего в 1881 г. императором Александром III, и его жены Марии Федоровны, дочери датского короля Христиана IX, до замужества принцессы Марии-Софии-Фридерики-Дагмары, Николай родился 6 мая 1868 г. в Царском Селе. В этот день был устроен торжественный салют в Петербурге и Царском Селе. По установленной традиции рождение великих князей отмечалось 301 выстрелом, а княжен - 201. На этот раз в Санкт-Петербургской крепости салютовали 40 орудий. 30 мая в Придворной церкви Большого Царскосельского дворца состоялся обряд крещения великого князя. В этот день ему были пожалованы ордена Андрея Первозванного с цепью, Александра Невского, Белого Орла, Анны I степени и Станислава I степени. Со дня рождения начался отсчет воинской службы будущего императора. Приказом Александра II он был зачислен во все полки и отделения лейб-гвардии, в которых состоял его отец, а также назначен шефом 65-го пехотного Московского полка. В 7-летнем возрасте он был произведен в прапорщики лейб-гвардии Преображенского полка. Год спустя в связи со 150-летним юбилеем Академии наук избран ее почетным членом.
      Учебные занятия наследника престола начались в 1877 г. под руководством генерал-адъютанта Г. Г. Даниловича, в прошлом инспектора классов кадетского корпуса и директора военной гимназии. Для начального обучения он составил расписание, рассчитанное на 24 урока в неделю: по четыре урока на русский язык, арифметику и чистописание, по три урока на английский и французский языки и по два - на закон божий, историю и рисование. Шесть дней в неделю с 9 часов утра и до 5 часов вечера наследник престола должен был заниматься полных четыре часа с перерывами на завтрак, для прогулки на воздухе, гимнастических упражнений. Это расписание, похоже, оказало влияние и на деловой распорядок дня императора Николая II.
      Общий план занятий был рассчитан на 12 лет. Первые восемь отводились курсу гимназии с заменой древних языков основами минералогии, ботаники, зоологии, анатомии и физиологии и расширением изучения политической истории, русской литературы, французского и немецкого языков. Последние четыре года, к которым пришлось добавить еще один, были посвящены "курсу высших наук" - военных, юридических и экономических. Религиозное образование давал цесаревичу протоиерей И. Л. Янышев, духовник царской семьи. Экономические науки преподавал проф. Н. Х. Бунте, министр финансов, мыслитель либерально-реформаторского направления, а юридические - К. П. Победоносцев, ведущий идеолог консерватизма, который обучал праву нескольких великих князей и среди них - будущего Александра III. Международное право вел М. Н. Капустин. Политическую историю преподавал Е. Е. Замысловский, читавший курс русской истории в Петербургском университете и историко-филологическом институте, автор ряда исследований об иностранных известиях о Московской Руси, большой знаток источников. Н. Н. Бекетов читал химию.
      Особенно насыщен был военный цикл, предметы которого вели наиболее выдающиеся представители различных отраслей военной науки - Н. Н. Обручев (военная статистика, или военная география, дававшая всестороннее географическое, этнографическое, военно-экономическое и политическое знание возможных театров военных действий), М. И. Драгомиров (боевая подготовка войск), Г. А. Леер (стратегия и военная история), Н. А. Демьяненко (артиллерия), П. Л. Лобко (военная администрация), О. Э. Штубендорф (геодезия и топография), П. К. Гудима-Левкович (тактика), Ц. А. Кюи (фортификация), А. К. Пузыревский (история военного искусства).
      В 1884 г., когда Николаю Александровичу исполнилось 16 лет, он был произведен в поручики и стал почетным членом Русского Археологического общества, Петербургского и Московского университетов. Для прохождения строевой службы и ознакомления с военным бытом он дважды проходил лагерные сборы в Преображенском полку, исполняя обязанности сначала субалтерн-офицера ("полуротного", то есть младшего офицера в роте), а затем ротного командира. Два летних сезона он нес кавалерийскую службу в качестве взводного офицера и эскадронного командира в гусарском полку, один лагерный сбор служил в артиллерии и до занятия престола командовал первым батальоном Преображенского полка в чине полковника. Состоящим в этом чине Николай II считал себя и находясь на троне. В полковники он был произведен в 1892 году.
      С 1889 г. для ознакомления с управлением государством цесаревич стал участвовать в работе Государственного совета и Комитета министров. В этих же целях он сопровождал отца в поездках по стране, а с октября 1890 до августа 1891 г. совершил путешествие на Дальний Восток - туда морем2, а обратно сухим путем, через Сибирь, приняв участие во Владивостоке в открытии работ по сооружению Транссибирской железной дороги. В связи с этой поездкой наследника престола царским указом была объявлена частичная амнистия отбывавшим наказание в Сибири. В конце 1891 г. Николай Александрович был назначен председателем Особого комитета для помощи нуждающимся в неурожайных местностях, а в 1892 г. возглавил комитет Сибирской железной дороги.
      В апреле 1894 г., когда Александр III был уже тяжело болен, Николай был помолвлен с 22-летней принцессой Алисой, дочерью великого герцога Гессенского, внучкой английской королевы Виктории и сестрой великого герцога Гессен-Дармштадтского Эрнста-Людвига. Невеста прибыла в Россию за полторы недели до кончины Александра III, последовавшей 20 октября. На следующий день, 21-го, она приняла православие с именем Александры Федоровны, а 14 ноября состоялось бракосочетание.








      Смена царствования в России почти всегда была связана с надеждами в обществе на перемены либерального свойства, на дарование свобод. Печать и общество искали малейшего повода для подобных надежд и готовы были видеть его даже в таком незначительном эпизоде, как покупка Николаем Александровичем для своей невесты перчаток в магазине на Невском проспекте. Это событие стало достоянием не только русской, но и европейской печати и трактовалось как свидетельство демократичности молодого императора3.
      Однако Николай II вступил на престол с твердым намерением строго следовать политическому курсу своего отца. Уже на торжественном приеме депутаций, прибывших с поздравлениями на бракосочетание, 17 января 1895 г., Николай II предостерег против "бессмысленных мечтаний об участии представителей земства в делах внутреннего управления". "Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начало самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный покойный родитель", - заявил он. Это был ответ нового царя тверскому земству, намекнувшему на возможность конституционной перспективы. Встреча с царем произвела тягостное впечатление на большинство участников церемонии. Один из присутствовавших на приеме рассказывал: "Вышел офицерик, в шапке у него была бумажка; начал он что-то бормотать, поглядывая на эту бумажку, и вдруг вскрикнул: "бессмысленными мечтаниями" - тут мы поняли, что нас за что-то бранят, ну к чему же лаяться?"4.
      Речь царя вызвала не только разочарование, но и недовольство либеральных кругов общества, подтолкнула процесс их консолидации. Выступление Николая II получило полное одобрение только Победоносцева в России и Вильгельма II в Германии. Накануне коронации Победоносцев опубликовал трактат в защиту национального характера самодержавия. Многие страницы этого труда были посвящены обличению буржуазной демократии, механизма "парламентского лицедейства" и доказательству того, что всякая конституция - "великая ложь нашего времени"5.
      Сохранение в неприкосновенности самодержавного принципа правления было символом веры царственной четы, искренне убежденной в божественном происхождении своей власти. Вел. кн. Александр Михайлович, подтверждая распространенное мнение о влиянии на царя Победоносцева, писал: "Его циничный ум влиял на молодого императора в том направлении, чтобы приучить его бояться всех нововведений"6. Но в этом немалую роль играла и Александра Федоровна и по свойствам своего характера (близкая к царской семье в течение многих лет А. А. Вырубова считала, что императрица лучше, чем муж, понимала людей и не могла не замечать лести и вероломства лиц из царского окружения7), и как неофитка православия, и вследствие особенностей того положения, которое она заняла в царской фамилии. Вообще подозрительность по отношению к различным даже кажущимся поползновениям против абсолютности царской власти была присуща им обоим. Действия не только демократов или либералов имелись здесь в виду, но и родственников. Впоследствии их стали называть "великокняжеской партией" по саркастической аналогии с оппозиционными монархии политическими партиями. В день смерти Александра III его наследник говорил вел. кн. Александру Михайловичу: "Что будет теперь с Россией? Я еще не подготовлен быть царем. Я не могу управлять империей. Я даже не знаю, как разговаривать с министрами"8.
      Император был главой царской фамилии, в которую входило свыше 40 его родственников, в том числе дяди. По словам Александра Михайловича, в течение первых 10 лет Николай II выслушивал их советы и указания "с чувством, скорее всего приближающимся к ужасу". "Он боялся оставаться наедине с ними, - писал Александр Михайлович. - ...Они всегда чего-то требовали. Николай Николаевич воображал себя великим полководцем. Алексей Александрович повелевал морями. Сергей Александрович хотел бы превратить Московское генерал-губернаторство в собственную вотчину. Владимир Александрович стоял на страже искусства. Все они имели каждый своих любимцев среди генералов и адмиралов, которых надо было производить и повышать вне очереди, своих балерин, которые желали бы устроить русский сезон в Париже, своих удивительных миссионеров, жаждущих спасти душу императора, своих чудодейственных медиков, просящих аудиенции, своих ясновидящих старцев, посланных свыше... и т. д."9.
      Среди великих князей были, впрочем, люди, пользовавшиеся общественным признанием, такие, как известный историк Николай Михайлович, франкофил и поклонник парламентаризма, боявшийся, однако, что его введение, в России окажется неудачным, поэт Константин Константинович. Александр Михайлович считал весьма опытным в делах государственного управления своего отца Михаила Николаевича, председателя Государственного совета и генерал-инспектора артиллерии, в течение 20 с лишним лет возглавлявшего администрацию на Кавказе, усвоившего, однако, манеру беспрекословного подчинения всему, что говорил и делал царь10.
      Один из острых конфликтов внутри царской семьи разразился из-за катастрофы на Ходынском поле в Москве во время коронационных торжеств 1896 г., когда пострадало более 2600 человек, из которых 1389 умерло. Младшие великие князья, четверо сыновей Михаила Николаевича, требовали прекращения торжеств и немедленной отставки Сергея Александровича, которого поддерживали старшие члены императорской фамилии. Николай Михайлович предостерегал царя против поездки на бал к французскому посланнику. Однако Николай II появился на балу. "Сияющая улыбка на лице великого князя Сергея заставляла иностранцев высказывать предположения, что Романовы лишились рассудка", - писал впоследствии Александр Михайлович11.
      Николай II вступил на престол, не имея четкой внутриполитической программы. Это вносило дезорганизацию в работу государственного аппарата. Поскольку в России не было объединенного правительства, политический курс вырабатывался в результате соперничества министров и определялся политикой министерств, в первую очередь финансов и внутренних дел как обеспечивавших экономическое могущество и внутреннюю безопасность империи. В начале царствования Николая II влиянием на него пользовались обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев, председатель Комитета министров И. Н. Дурново, министр финансов С. Ю. Витте, а также И. Л. Горемыкин, назначенный в 1895 г. министром внутренних дел.
      Горемыкин был человек хотя и неглупый, но "до крайности ленивый... легкомысленный и самоуверенный". Он "принялся за дело без определенного плана", руководствуясь общим правилом: "угождать велениям сверху, как бы часто они ни менялись"12. Стремление "удержаться на месте" и угодить уживалось в нем с достаточно циничным отношением не только к другим представителям высшей бюрократии, но и к самому Николаю II. Когда управляющий делами Комитета министров А. Н. Куломзин обвинил Горемыкина в том, что тот не представил вовремя объяснения "по отметкам государя на отчетах" Министерства внутренних дел, Горемыкин заявил: "Да что же нам отвечать на всякую его мазню"13. В конце 1890-х годов Горемыкин открыто жаловался военному министру А. Н. Куропаткину на "внутреннюю неурядицу", обвиняя в ней прежде всего царя. Витте отзывался о царе как о человеке "без твердой еще воли", малоподготовленном, решавшем все "сплеча", не осмыслив "значения подготовительной работы к тому или иному решению".
      Великий князь Михаил Николаевич наставлял в декабре 1897 г. Куропаткина, принимавшего от П. С. Ванновского Военное министерство, что "надо все дела улаживать, не доводя до решения государя". "Забот вам будет много, - говорил он Куропаткину, - министры идут вразлад. Каждый стремится обойти в законе указанный путь"14. Куропаткин пользовался расположением царской семьи. Его часто приглашали к завтраку.
      Александра Федоровна в первые годы царствования почти не говорила по-русски, хотя хорошо понимала русскую речь. В обучении ее языку принимал участие сам царь. Вечерами он читал жене "Войну и мир" Л. Н. Толстого, "Тараса Бульбу" Н. В. Гоголя или сочинения Н. К. Шильдера о царствовании Александра I. Николай II шутливо приказал Куропаткину разговаривать с Александрой Федоровной только по-русски. Но когда в декабре 1898 г. Куропаткин попытался обратиться к царице по-русски, она ответила ему по- французски, "что ее успехи в русском языке ничтожны, что ей учиться трудно"15. Правда, через несколько лет она говорила по-русски уже свободно.
      Описание встреч с царской семьей заняло значительное место в дневнике Куропаткина, а свои доклады Николаю II в качестве начальника Закаспийской области, а затем и военного министра, он воспроизвел не только с существенными подробностями, но и с пересказом диалогов. В них царь выглядит скорее хорошо осведомленным и живым собеседником, чем крупным государственным деятелем, имевшим продуманную военную и внешнеполитическую программу. Впрочем, он определенно держался, по крайней мере, двух принципов: Россия должна наращивать свое влияние на Ближнем, Среднем и Дальнем Востоке и "прав был Николай I", когда говорил, что "где стоит русская нога, оттуда уходить нельзя". Однако царь внимательно выслушивал Куропаткина, предостерегавшего против военных авантюр, и часто соглашался с его доводами.
      Когда на вопрос Николая II: "Что нам делать в Афганистане?" Куропаткин решительно заявил, "что... не надо брать ни пяди афганской земли", царь не только согласился с этим, но даже прибавил: "Пойти вперед легко, остановиться трудно". Куропаткин рассказал о "физических и этнографических" особенностях условий войны в Афганистане, "неизбежности борьбы с горским населением... несовпадении границ топографических с этнографическими", отсутствии дорог и неминуемости в случае войны огромных расходов. Николай II отнесся и к этим разъяснениям с полным пониманием, добавив от себя: "Значит, должен будет платить все тот же русский мужик"16.
      Куропаткин и царь разошлись, однако, во взглядах на проблему проливов. Царь, как известно, дал втянуть себя осенью 1896 г. в сомнительный проект захвата Босфора. Проект этот был провален только благодаря активному противодействию Витте, поддержанному Победоносцевым. Однако Николая II не покидала заманчивая мысль овладеть "одновременно Босфором и Дарданеллами". Куропаткин принадлежал к числу сторонников захвата Босфора, но убеждал царя, что захват Дарданелл опасен и может привести к европейской войне. Николаю II казалось, что захват проливов - "дело нескольких часов". "Вы убедили меня наполовину в том, что нам пока Дарданеллы не нужны", - возразил он на доводы Куропаткина17.
      К концу 1890-х годов в правительственной политике доминирующим стало влияние Витте. Он выступил с программой ускоренной модернизации российской экономики. Министр финансов обещал, что в результате проведения намеченных им реформ в течение ближайших 10 лет Россия догонит развитые в промышленном отношении страны Европы. Он ввел в стране золотое денежное обращение, широко открыл доступ в экономику иностранным капиталам, провел мобилизацию внутренних ресурсов за счет усиления косвенного налогообложения и с помощью казенной винной монополии, обеспечил таможенную защиту русской промышленности. Опираясь в Европе на франко-русский союз, царское правительство начало активную экономическую экспансию на Дальнем и Среднем Востоке с целью захвата рынков для развивавшейся русской индустрии.
      В проведении своего курса Витте, конечно, пользовался поддержкой Николая II. Царь принял его экономическую программу потому, что она должна была укрепить экономическое могущество России, не затрагивая основ самодержавной системы государственного управления. Однако попытки Витте в 1898 г. добиться пересмотра аграрного курса правительства встретили решительное противодействие его противников в Министерстве внутренних дел и не получили одобрения Николая II. К 1902 г. с назначением В. К. Плеве на пост министра внутренних дел влияние Витте начало падать. В августе 1903 г. он был отстранен от должности министра финансов и назначен на малозначительный пост председателя Комитета министров. Инициатива в определении политического курса перешла к Министерству внутренних дел. Витте и министр иностранных дел В. Н. Ламздорф стали утрачивать свое влияние и на проведение политики продвижения России на Дальнем Востоке - в Маньчжурии и Корее. Ее рычаги оказались в руках "безобразовской шайки", как называл Витте группу лиц во главе со статс-секретарем А. М. Безобразовым, не занимавших официальных постов, но пользовавшихся влиянием на царя. Необычайно возросшее в царствование Николая II "вневедомственное влияние" было одним из проявлений очевидного кризиса власти.
      Уже в самом начале своего правления, когда царь оглядывался на мать, вдовствующую императрицу Марию Федоровну, а императрица Александра Федоровна была этим явно недовольна, возникли неприязненные отношения между нею и многочисленными сторонниками Марии Федоровны. Они обострялись благодаря тому, что Александре Федоровне не удавалось добиться такой популярности, которой продолжала пользоваться ее свекровь. Молодая царица говорила: "Императрицу Марию Федоровну любят потому, что императрица умеет вызывать эту любовь и свободно чувствует себя в рамках придворного этикета; а я этого не умею, и мне тяжело быть среди людей, когда на душе тяжело"18. При этом Александра Федоровна была убеждена во всемогуществе императорской власти. Однажды она потребовала, чтобы в издающемся в Германии знаменитом международном справочнике "Готский альманах" в рубрике "Россия" не печатали: "династия Гольштейн-Готторп-Романовых". В редакцию было послано письмо, но оттуда ответили, что Павел I был сыном герцога Петра Голыптейн-Готторпского. Тогда Александра Федоровна потребовала запретить ввоз альманаха в Россию, несмотря на его самый легитимистский характер, но сделать это - означало вызвать общеевропейский скандал19.
      Как и все отношения в царской фамилии, положение в ней Александры Федоровны не могло не отражаться на поведении царя. Однако не только этим определялись его скрытность, уклончивость в решении дел, стремление избегать открытой полемики или политической борьбы, а вместо этого объявить о своем решении тому или тем, кого оно касалось, в самый последний момент, - все те черты, которые давали современникам основания говорить о его византийстве. "Я всегда во всем со всеми соглашаюсь, а потом делаю по-своему", - признался он однажды.
      "Николай II, - писал генерал А. А. Мосолов, начальник канцелярии Министерства двора в 1900 - 1917 гг., - не любил спорить, отчасти вследствие болезненно развитого самолюбия, отчасти из опасения, что ему могут доказать неправоту его взглядов или убедить других в этом, а он, сознавая свое неумение защитить свой взгляд, считал это для себя обидным. Этот недостаток натуры Николая II и вызывал действия, считавшиеся многими фальшью, а в действительности бывшие лишь проявлениями недостатка гражданского мужества... Он увольнял лиц, даже долго при нем служивших, с необычайной легкостью. Достаточно было, чтобы... начали клеветать, даже не приводя никаких фактических данных, чтобы он согласился на увольнение такого лица. Царь никогда не стремился сам установить, кто прав, кто виноват, где истина, а где навет... Менее всего склонен был царь защищать кого-нибудь из своих приближенных или устанавливать, вследствие каких мотивов клевета была доведена до его, царя, сведения. Как все слабые натуры, он был недоверчив"20.
      Прямое проявление силы характера было для Николая II непростым делом. Вот что писала А. Вырубова о том, как он преодолел "бунт" министров против снятия вел. кн. Николая Николаевича с поста верховного главнокомандующего и принятия им этих обязанностей на себя: "Я обедала у их величеств до заседания, которое назначено было на вечер. За обедом государь волновался, говоря, что какие бы доводы ему ни представляли, он останется непреклонным. Уходя, он сказал нам: "Ну, молитесь за меня!" Помню, я сняла образок и подала ему в руки. Время шло, императрица волновалась... пробило 11 часов, а он все еще не возвращался... Уже подали чай, когда вошел государь, веселый, кинулся в свое кресло и, протянув нам руки, сказал: "Я был непреклонен, посмотрите, как я вспотел!". Передавая мне образок и смеясь, он продолжал: "Я все время сжимал его в левой руке. Выслушав все длинные скучные речи министров, я сказал приблизительно так: Господа! Моя воля непреклонна, я уезжаю в ставку через два дня! Некоторые министры выглядели как в воду опущенные!""21.
      Победоносцев считал его не терпящим "общих вопросов", способным оценить "значение факта лишь изолированного, без отношения к остальному, без связи с совокупностью других фактов, событий, течений, явлений". Сам Николай II признался однажды Куропаткину, "что он тяжко мучается, выбирая из всего слышанного нужное", "что ему тяжко приходится напрягать ум" и "он думает, что это усилие ума, если бы могло проходить в лошадь (когда он на ней сидит), то очень встревожило бы ее"22. Такого рода высказывания, утрированные и обобщенные публицистической традицией, создали Николаю II репутацию человека не очень умного.
      Однако, по свидетельству многих современников, царь обладал хорошей памятью, имел неплохое гуманитарное образование, интересовался археологией и литературой, знал историю церкви и разбирался в богословских вопросах. "Мои личные беседы с царем, - писал известный русский ученый-правовед А. Ф. Кони, - убеждают меня в том, что это человек несомненно умный, если только не считать высшим развитием ума разум как способность обнимать всю совокупность явлений и условий, а не развивать только свою мысль в одном исключительно направлении. Можно сказать, что из пяти стадий мыслительной способности человека: инстинкта, рассудка, ума, разума и гения, он обладал лишь средним и, быть может, бессознательно первым... Встречи с ним как с полковником Романовым в повседневной жизни могли быть не лишены живого интереса"23.
      Особенности поведения и образа действий Николай II, как считали многие из его окружения, в значительной мере определялись сомнениями в своей государственной опытности и отсутствием царственного облика. Он унаследовал от матери невысокий рост. Христосуясь на пасху с солдатами, Николай II "должен был подниматься на цыпочки, чтобы поцеловаться с рослым гвардейцем, а тот бережно нагибался к императору"24. Именно поэтому, вероятно, министр двора В. Б. Фредерикc, по словам Мосолова, всегда настаивал, чтобы Николай II показывался толпе преимущественно на лошади. "Несмотря на свой небольшой рост, - писал Мосолов, - Николай Александрович был замечательным кавалеристом и верхом производил, действительно, более величественное впечатление, нежели пешком"25. Между тем другие Романовы отличались высоким ростом, особенно царственной внешностью обладал Александр III. Этому облику соответствовала и репутация всемогущего государя. Николай II, по словам Александра Михайловича, "с тоской смотрел на портрет своего отца, жалея, что не умел говорить языком этого грозного первого хозяина России"26.
      Лучше всего царь чувствовал себя в частной жизни. В царской семье одна за другой рождались дочери: в 1895 г. - Ольга, в 1897 г. - Татьяна, в 1899 г. - Мария ив 1901 г. - Анастасия. Ждали наследника престола. В 1904 г. родился сын Алексей, но оказалось, что он неизлечимо болен гемофилией. Эта наследственная болезнь, которая поражает мужчин, но передается по женской линии, была распространена в английском королевском доме и называлась "викторианской". Семейная трагедия усугубила такие черты характера Александры Федоровны, как истеричность и фанатическая религиозность со склонностью к суевериям, строжайший пуризм27.
      По впечатлениям Куропаткина, Александра Федоровна уже в начале царствования принимала активное участие в решении важных государственных дел и выступала советчицей даже по весьма, казалось бы, далеким от ее интересов вопросам. Она оказывала влияние на решения и поступки мужа в различных сферах государственного управления. Об этом свидетельствуют их переписка и воспоминания современников. Важнее было другое - общий для них обоих строй мышления, с психологической опорой на промысел божий, но и, нельзя этого игнорировать, с верой в юродивых и шарлатанов, появлявшихся при дворе - от французского лжеврача Филиппа до Григория Распутина28.
      Объясняя свои упования на собственную интуицию в государственных делах, Николай II в 1907 г. написал П. А. Столыпину: "Возвращаю Вам журнал Совета министров по еврейскому вопросу (Совет министров предлагал отмену некоторых ограничений в правах для евреев. - Авт.) не утвержденным... Несмотря на самые убедительные доводы в пользу принятия положительного решения по этому делу - внутренний голос все настойчивее твердит мне, чтобы я не брал этого решения на себя. До сих пор совесть моя никогда меня не обманывала, поэтому и в данном случае я намерен следовать ее велениям. Я знаю, Вы тоже верите, что "сердце Царево в руцех Божиих"... Да будет так. Я несу за все власти, мною поставленные, великую перед Богом страшную ответственность и во всякое время готов дать Ему в том ответ". "Ни в одном из документов, находившихся в моих руках, - писал В. Н. Коковцов, многолетний министр финансов и преемник Столыпина на посту председателя Совета министров, - я не видел такого яркого проявления того мистического настроения в оценке существа своей царской власти, которое выражается в этом письме государя своему председателю Совета министров"29.
      Упование на бога сочеталось у Николая II с наивной верой в то, что простой народ бесконечно предан своему царю. Даже события 1905 - 1907 гг. не поколебали этой уверенности сколько-нибудь существенно. При обсуждении летом 1905 г. положения о выборах в Государственную думу один из консервативных сановников предложил исключить грамотность как условие для избрания в Думу. "Неграмотные мужики, - говорил он, - будь то старики или молодежь, обладают более цельным миросозерцанием, нежели грамотные". Несмотря на замечание Коковцова, что неграмотность не предохранит крестьян- депутатов от революционных влияний ("они будут только пересказывать эпическим слогом то, что им расскажут или подскажут другие"), царь предпочел неграмотных крестьян с "цельным мировоззрением"30.
      После манифеста 17 октября 1905 г., провозгласившего создание законодательного представительства и предоставление политических свобод, Николай II манифестом 3 ноября уменьшил наполовину на 1906 г. выкупные платежи по реформе 1861 г. и, отменил их вовсе с 1907 года. По его мнению, это было "несравненно существеннее, чем те гражданские свободы, которые на днях дарованы России"31. В этом, конечно, было рациональное зерно. Однако вера в крестьянский цезаризм, как и вообще в беззаветную любовь простого народа к царской семье, питалась потоком верноподданнических адресов, по большей части инспирировавшихся властями или общественными организациями монархического толка, а также впечатлениями Александры Федоровны и Николая II от парадных встреч при поездках по стране и особенно посещений святых мест.
      Печать как источник, отражающий общественное мнение, не играла для царя большой роли. Но использование ее как средства формирования общественного мнения его интересовало. В 1905 - 1906 гг., по словам А. А. Спасского-Одынца, секретаря председателя Совета министров Витте, Николай II читал консервативные "Новое время" и "Свет", а также, "как это не покажется удивительным", либеральные "Биржевые ведомости". Об остальных он отзывался: "паршивцы", "дряни" и еще крепче... Их кто-то для его величества прочитывал, - вероятнее всего, генерал Трепов. Об этом можно судить по тем отметкам на страницах, которые посылались председателю Совета министров, как, например: "Сергей Юльевич! Неужели мое правительство так беспомощно, что не имеет законных средств посадить на скамью подсудимых эту революционную с...?" - особенно четко выписывалось последнее слово. Все это послужило основанием для выпуска газеты "Русское государство" как вечернего приложения к "Правительственному вестнику"... Это была четвертая газета, которую внимательно читал государь32.
      Дворцовый уклад жизни и охрана мешали соприкосновению царской семьи с действительностью. Правительственный аппарат в лице министров и губернаторов да несколько лиц, пользовавшихся особым доверием царя, например, князь В. П. Мещерский, агроном А. А. Клопов, были теми, у кого царь осведомлялся о различных сторонах российской жизни. Ни он, ни члены его семьи не имели сколько-нибудь полного представления о стоимости денег. Только за границей они сами делали покупки, в России все их счета оплачивались казначейством. Царские дети были удивлены, получив однажды в лавке сдачу. Они хотели знать, почему лавочник не взял себе всех денег.
      На каждый год Николай II мог получать около 20 млн. рублей. Сумма эта складывалась из ассигнований на содержание императорской семьи из средств казначейства (11 млн. руб.), доходов от удельных земель и процентов с хранившихся за границей капиталов. Но на содержание царской фамилии, многочисленных дворцов-резиденций, а также Гатчинского и Большого Кремлевского дворца в Москве с их многочисленным штатом, на императорские театры, приемы и балы уходило так много средств, что на личные нужды царю оставалось около 200 тыс. руб. в год. Хранившиеся в Англии со времен Александра II 200 млн. руб. Николай II не трогал. Он израсходовал их лишь во время первой мировой войны на нужды пострадавших семей и раненых. Но незадолго до войны министр двора Фредерике перевел в Берлин 7 млн. руб. из оставшихся нетронутыми пенсий царских детей33.
      20 тыс. руб. в год составляли "собственные суммы - на комнатные расходы" царя. Эти деньги тратились на гардероб, подарки, награды, разного рода пособия и пожертвования. Кроме того, в личном распоряжении царя находился так называемый экономический капитал. На 1 января 1896 г. он составлял более 2 млн. руб. и 355 тыс. франков34. Николай II держал значительное количество облигаций внутренних и железнодорожных займов, 4% ренты и других ценных бумаг. У царя имелся также текущий счет в Волжско-Камском банке35.
      Жизнь царской семьи в значительной мере отравляла охрана - в первую очередь из-за того, что главным объектом наблюдения оказывалась именно она. "Государыня в особенности тяготилась и протестовала против этой "охраны"; она говорила, что государь и она хуже пленников, - писала А. Вырубова. - Каждый шаг их величеств записывался, подслушивались даже разговоры по телефону. Ничто не доставляло их величествам большего удовольствия, как "надуть" полицию, когда удавалось избегнуть слежки"36. Охрана, которой ведал дворцовый комендант, включала дворцовую полицию, конвой и сводный полк. Велась запись всех проходивших во дворец, о каждом из них докладывали по телефону начальству. Каждый встреченный царем или царицей во время прогулки, с которым они обменялись несколькими словами, подвергался затем агентами охраны опросу.
      Считалось, что царя охраняют от террористов. Однако между ними и Департаментом полиции существовала подчас тесная связь. Начальник Петербургского охранного отделения А. В. Герасимов после революции 1905 - 1907 гг. давал согласие на приезд царя из загородной резиденции в столицу лишь получив от Е. Азефа - руководителя боевой организации эсеров и одновременно агента Департамента полиции - заверение, что его боевиков в этот день в Петербурге не будет. Таким образом, безопасность царя в большой степени оказывалась в руках провокатора. Мало того, угроза могла исходить и от руководства охраны.
      Директор Департамента полиции А. А. Лопухин вспоминал свой разговор с Витте, состоявшийся в 1903 году. Только что смещенный со своего поста министр финансов говорил, конечно, полунамеками, но вот смысл сказанного: "У директора Департамента полиции, ведь, в сущности, находится в руках жизнь и смерть всякого, в том числе и царя, - так нельзя ли дать какой-нибудь террористической организации возможность покончить с ним; престол достанется его брату (тогда еще у Николая II не было сына. - Авт.), у которого я, С. Ю. Витте, пользуюсь фавором и перед которым могу оказать протекцию и тебе"37. Уже одно то, что Лопухин считал возможным подобный разговор и готов был выслушивать намеки Витте, свидетельствует о нравах, царивших в Департаменте, полиции. Б. В. Никольский, один из лидеров черносотенных организаций, пользовавшийся доверием Николая II, но недовольный его политикой, размышлял не только о возможности его свержения, но и о "чем-нибудь сербском", имея в виду убийство сербского короля Александра Обреновича и его жены Драги 29 мая 1903 г. в результате заговора офицеров38.
      Царская чета жила в атмосфере подозрительности и недоверия. Николай II не без основания сомневался в искренности министров, обычно не прочь был столкнуть их лбами, следил за тем, что они говорили или писали. Дневники и другие бумаги министров обычно конфисковывались после их смерти. Часть дневников министра внутренних дел Д. С. Сипягина царь уничтожил, возложив вину за это на своего генерал-адъютанта. Д. П. Святополк-Мирский на посту министра внутренних дел из предосторожности вел свой дневник в форме дневника жены, в сущности диктуя ей почти ежедневные записи39. После смерти Витте в феврале 1915 г. его кабинет в Петербурге был сразу же опечатан, а на даче в Биаррице, на юге Франции, в отсутствие хозяев агенты русской секретной службы за границей произвели обыск. Искали рукопись мемуаров Витте, не зная, что она предусмотрительно спрятана им в сейфе одного из французских банков40. Воспитанный человек, умевший не выдавать своих чувств, царь тем не менее не скрывал своей радости по случаю смерти Витте. После того как тот настоял на издании манифеста 17 октября 1905 г. и первым занял пост главы правительства, царь видел в нем врага самодержавия.
      Николай II считал своим долгом передать сыну унаследованную от отца власть в полной ее неприкосновенности. Приверженность самодержавной идее опиралась на многолетнюю традицию, светскую и церковную, консервативную историографию и общественную мысль, наконец, на искреннюю убежденность в необходимости существовавшего строя для всеобщего блага. Царю были глубоко чужды не только принципы народного представительства, но и идея объединенного правительства.
      Вплоть до революции 1905 г. в стране не было ни подобия представительного учреждения, ни объединенного правительства: пользуясь исключительным правом созыва существовавшего по закону Совета министров и председательствования в нем, Николай II, как, впрочем, и Александр III, не созывал его, предпочитая принимать министров с глазу на глаз с всеподданнейшими докладами, чтобы не допускать их объединения даже под своим председательством. Революционная угроза заставила царя вступить на путь реформаторства с попытками отказаться от сделанных уступок в периоды спада революционного движения. Очевидно, не отдавая себе отчета в серьезности предупреждения министра внутренних дел Святополк-Мирского о размерах революционной угрозы, царь выхолостил указ 12 декабря 1904 г., собственноручно вычеркнув из него пункт о созыве представительства.
      После "Кровавого воскресенья" Николаю II о необходимости государственных преобразований настойчиво твердили с разных сторон. Дважды недвусмысленные беседы на этот счет вел с ним во второй половине января министр земледелия и государственных имуществ А. С. Ермолов, который по характеру и отсутствию политических амбиций не мог быть заподозрен в стремлении покуситься на часть царских прерогатив, в чем обычно обвиняли Витте. Наконец, 3 февраля царь созвал Совет министров. Открывая заседание, он сказал, что разрывается ("мечусь направо и налево") между желанием не делать никаких отступлений от самодержавного образа правления ("отложить до более спокойного времени", что, скорее всего, означало воздерживаться от уступок до последней возможности) и боязнью "потерять все". Упомянув о том, что он вычеркнул из указа 12 декабря 1904 г. пункт о представительстве, Николай II объяснил это "вескими соображениями", которыми он продолжал руководствоваться, сведя их к затейливой формуле: "парламентриляндия адвокатов". Каждый из ее элементов - парламент, Финляндия с ее особым положением и правами, адвокаты - представлял собой раздражавшее его понятие.
      Обоснованию ненужности перемен была подчинена и историческая концепция царя ("у нас не было феодализма, всегда было единение и доверие"), соответствовавшая почти общепринятому в дореволюционной историографии представлению о традиционном отсутствии противоречий политических интересов в русском обществе. С самого начала Николай II не скрывал своего отношения к представительству ("представительства не понимаю. Земс[кий] собор никто не понимает")41.
      Появление манифеста 17 октября царь всегда объяснял безвыходностью своего положения. Уже 16 октября он писал одному из своих доверенных лиц генералу Д. Ф. Трепову: "Да, России даруется конституция. Немного нас было, которые боролись против нее. Но поддержки в этой борьбе ниоткуда не пришло, всякий день от нас отворачивалось все большее количество людей и в конце концов случилось неизбежное. Тем не менее по совести я предпочитаю давать все сразу, нежели быть вынужденным в ближайшем будущем уступать по мелочам и все-таки придти к тому же"42.
      Николай II с ненавистью относился к Государственной думе с момента ее возникновения. Об этом свидетельствуют воспоминания об открытии Думы 26 апреля 1905 года. По словам А. Ф. Кони, сама эта церемония была воспринята представителями царствовавшего дома как похороны самодержавия43. Николай II уже тогда определил свое отношение к только что созданному "парламенту". В день роспуска I Думы царь записал в своем дневнике: "Совершилось! Дума сегодня закрыта"44.
      Активное участие принял Николай II в подготовке третьеиюньского переворота 1907 года. В письме, доставленном в 2 часа ночи 2 июня 1907 г. из Петергофа в Петербург, где в летней резиденции Столыпина министры ожидали курьера с манифестом о роспуске Думы, царь продемонстрировал, казалось бы, не свойственные ему качества жесткого и решительного политика. "Я ожидал целый день с нетерпением извещения вашего о совершившемся роспуске проклятой Думы, - писал он. - Но вместе с тем сердце чуяло, что дело выйдет не чисто и пойдет взатяжку. Это недопустимо. Дума должна быть завтра, в воскресенье утром, распущена. Твердость и решимость - вот что нужно показать России. Разгон Думы сейчас правилен и насущно необходим. Ни одной отсрочки, ни минуты колебания!"45.
      Сотрудничество самодержавия с I и II Государственными думами оказалось невозможным. Напряженные отношения сохранялись у Николая II и с образованным в октябре 1905 г. первым Советом министров и его председателем Витте. Их объединяла только необходимость борьбы с революцией. Совет министров имитировал деятельность буржуазного правительства, а Николай II принимал всеподданнейшие доклады министров в строгом соответствии с установившимся ритуалом.
      Сотрудничество, или точнее сосуществование, объединенного правительства и представительного учреждения с самодержавием становится более или менее устойчивым только после переворота 3 июня 1907 года. Столыпин - искусный политик - хотел совместить несовместимое: представительство и самодержавие. Многие его проекты государственных преобразований, связанных с завершением реформ 1860-х годов, как, например, было в случае с введением земств в Западном крае, потерпели неудачу. Политика Столыпина вызывала раздражение Николая II, не желавшего считаться с уже возникшими политическими партиями русской буржуазии. Окружение царя настраивало его против Столыпина, как прежде - против Витте, подогревая подозрительность царской четы по отношению к главе объединенного правительства, который при наличии Думы становился влиятельным носителем власти. И хотя царь и царица с энтузиазмом встретили произнесенные Столыпиным слова: "Вам нужны великие потрясения. Нам нужна великая Россия" и вообще премьер Николаю II нравился, однажды за чаем он заметил: "Столыпин был бы рад занять мое место"46.
      Витте и Столыпин были мастерами приспособления феодальной формы правления к развивавшимся буржуазным отношениям и прагматиками в политике. Их преемники даже не пытались им подражать. В канун первой мировой войны правительство уже не имело четкой политической программы - ни буржуазно-либеральной, ни консервативной. Во главе его не было государственных людей с достаточно широкими взглядами. Политический курс диктовался интересами дня и принципами, в основе которых лежало стремление если не к реставрации самодержавных порядков, существовавших до 1905 г., то к сохранению главенства царской власти. Именно это было предметом острого конфликта между царем и министрами в 1915 г., когда Николай II уволил с поста верховного главнокомандующего вел. кн. Николая Николаевича, пользовавшегося расположением думцев, и занял этот пост сам. Он отказался удовлетворить требование общественности о создании не только ответственного перед Думой правительства, но и министерства доверия из пользовавшихся поддержкой Думы министров.
      Вступление Николая II в должность верховного главнокомандующего официально объяснялось необходимостью "поднять дух армии". Однако событие это, по свидетельству протопресвитера армии и флота Георгия Шавельского, состоявшего при Ставке верховного главнокомандования в Могилеве, вызвало ликование только в распутинском лагере. Царь "в военном деле представлял, по меньшей мере, неизвестную величину: его военные дарования и знания доселе ни в чем и нигде не проявлялись", а "его общий духовный уклад менее всего был подходящ для верховного военачальника"47.
      В Ставке Николай II значительную часть дня проводил в окружении своей свиты. Он вставал в 9-м часу, занимался туалетом и после утренней молитвы выходил в столовую к чаю, где его уже ожидали лица свиты. В 11 часов царь шел в штаб, на доклад, чтобы ознакомиться с оперативной обстановкой, обсудить и решить с начальником штаба генералом М. В. Алексеевым вопросы, касавшиеся армии. После 12 часов Николай II возвращался во дворец. "Собственно говоря, этим часовым докладом, - писал Шавельский, - и ограничивалась работа государя как верховного главнокомандующего. Об участии его в черновой работе, конечно, не могло быть и речи. Она исполнялась начальником штабах участием или без участия его помощников, а государю подносились готовые выводы и решения, которые он волен был принять или отвергнуть. Экстренных докладов начальника штаба почти не бывало. За все пребывание государя в ставке генерал Алексеев один или два раза являлся во дворец с экстренным докладом. Обычно же все экстренные распоряжения и приказания он отдавал самостоятельно, без предварительного разрешения государя и лишь после докладывал о них"48.
      В 12.30 начинался завтрак. На высочайших завтраках и обедах присутствовало более 20 человек: великие князья, находившиеся в Ставке, свита, иностранные, военные агенты, могилевский губернатор. Несмотря на военное время, церемония завтраков и обедов была довольно продолжительной. В связи с этим генерал Алексеев попросил освободить его от обязательного присутствия на них. После завтрака царь принимал с докладом министра двора или других министров, если они приезжали в Ставку, а затем, около 3 часов, отправлялся на прогулку в сопровождении дворцового коменданта и некоторых лиц свиты. Обычно отправлялись за город на автомобилях, а затем делали пешком около 10 верст, иногда прогулки совершались на лодках по Днепру.
      Между 5 и 6 часами пополудни устраивался чай. Затем Николай II принимал с докладами министров и писал письма. В 7.30 начинался обед. За завтраками и обедами царь обычно выпивал одну-две рюмки водки и один-два стакана вина. После обеда, часто до 9 часов вечера, продолжалась беседа с обедавшими гостями. В 10 часов вечера подавали чай, после чего, если не было спешных дел, играли в кости.
      В печать попали сведения о том, что председатель Совета министров Горемыкин (он в "бунте министров" участия не принял) стал ездить в Царское Село к Александре Федоровне с докладами по государственным делам, а она затем в письмах царю в Ставку давала советы, ссылаясь в них еще и на Распутина. В сентябре 1915 г., когда министры выказали свою строптивость на заседании в Могилеве, Николай II произнес: "Что это, забастовка против меня?"49. Смену министров и премьеров он стал производить во все более быстром темпе. Началась "министерская чехарда", а Совет министров стали называть "кувырк-коллегией".
      Между тем на фронте и в тылу широко циркулировал и с готовностью распространялся слух о поддерживавшихся Александрой Федоровной, несмотря на войну, связях с ее высокопоставленными германскими родственниками. Она сочла нужным опровергнуть их50. Царь приказал произвести секретное расследование за границей. "Через сеть русских агентов в Швейцарии и Германии" было получено маловероятное объяснение, что слухи эти специально распускались германским Генеральным штабом51.
      После того как Николай II принял на себя верховное главнокомандование, "из великокняжеской ставка превратилась в царскую". Кроме Николая Николаевича, в Ставке обычно находились Сергей Михайлович, Георгий Михайлович, наказной атаман казачьих войск Борис Владимирович и его брат Кирилл Владимирович. Появлялись в Ставке Александр Михайлович, заведывавший авиационным делом, верховный начальник санитарной части принц А. П. Ольденбургский и другие члены императорской фамилии. Брат царя, Михаил, находился на фронте. Генерал Алексеев жаловался летом 1916 г. Шавельскому, что великие князья мешали работе Ставки. Борис Владимирович потребовал себе особый поезд, разъезжал по фронту и только "беспокоил войска". Великая княгиня Мария Павловна убедила царя предоставить такой же поезд Кириллу Владимировичу, и только энергичный протест Алексеева, объяснившего Николаю II, что "линии все перегружены", а "каждый вагон на счету", помешал этой затее52.
      Отставка Николая Николаевича означала усиление влияния императрицы, свиты и "распутинской партии". В устной и письменной форме великие князья предостерегали Николая II и Александру Федоровну от продолжения старой политики. Речь шла не только об устранении Распутина. Николай Михайлович 1 ноября 1916 г. в самой решительной манере потребовал от царя не поддаваться влиянию "темных сил" и самой императрицы. 26 ноября была предпринята попытка повлиять и на Александру Федоровну. Жена Кирилла Владимировича Виктория Федоровна пыталась внушить ей необходимость привлечь в качестве членов ответственного перед Думой правительства Г. Е. Львова, Н. Н. Покровского, А. Д. Самарина, А. В. Кривошеина. Но царица заявила, что все они - враги династии. "Кто против нас? Петроград, кучка аристократов, играющих в бридж и ничего не понимающих. Я двадцать два года сижу на троне, знаю Россию, объездила ее всю и знаю, что народ любит нашу семью", - с возмущением ответила она53.
      В царской фамилии нарастал конфликт. На нем не могли не сказаться и давние осложнения в отношениях Николая II с великими князьями, вызванные его обязанностью следить за матримониальной стороной их жизни, не допускать заключения ими морганатических браков, то есть женитьбы на особах, не принадлежащих к владетельным домам Европы54. Впоследствии, однако, браки эти Николаю II приходилось признавать. Жена Михаила Александровича стала графиней Брасовой (по названию принадлежавшего ему имения). А вел. кн. Павел Александрович приложил к письму царю с просьбой возвести в княжеское достоинство его жену О. В. Пистолькорс записку Распутина в поддержку своего ходатайства.
      Именно влияние Распутина на царя и царицу и довело конфликт в семье Романовых до критической отметки 17 декабря 1916 года. Распутин был убит во дворце Феликса Юсупова, женатого на племяннице царя, дочери Александра Михайловича и сестры царя Ксении. В организации убийства принимал участие вел. кн. Дмитрий Павлович. Без суда и следствия Юсупов и Дмитрий Павлович были высланы из столицы. Последний был отправлен в Иран в отряд генерала Баратова. Убийство Распутина оказалось своеобразным предвестником надвигавшейся революции. Среди Романовых произошел раскол. Большинство великих князей встало на защиту Дмитрия Павловича. Под новый, 1917 год, был выслан в имение Грушевку Херсонской губ. и вел. кн. Николай Михайлович.
      1 марта 1917 г. он вернулся в Петроград и заявил о своей поддержке Временного правительства. Кирилл Владимирович, кузен Николая II, шафер на его свадьбе и близкий друг Михаила Александровича, в дни Февральской революции первым из великих князей открыто заявил в Таврическом дворце о признании Временного правительства. Через несколько дней он дал интервью корреспонденту газеты "Русская воля". Кирилл Владимирович доволен, сообщал ее корреспондент. "Теперь-то, уж я свободен, - сказал ему Кирилл Владимирович, - и могу спокойно говорить по телефону. А раньше прерывали каждую минуту. Мы ведь жили чуть ли не под гласным надзором полиции"55.
      Конфликт в семье Романовых накануне Февральских событий отражал общий кризис власти и его парадоксальный характер. Феодальная система семейного управления не только не принесла благополучия и процветания стране, но и тяготила самих членов императорской фамилии.
      Пожалуй, главные черты характера Николая II и его облика как государственного деятеля с наибольшей полнотой проявились в его поведении в февральско-мартовские дни 1917 г. сначала в Ставке в Могилеве, а затем в ставке Северного фронта в Пскове. Сообщения о происходивших тогда в Петрограде событиях оценивались царем в Могилеве с опозданием. Хотя 25 февраля он по телеграфу предложил командующему Петроградским военным округом генералу С. С. Хабалову "прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны с Германией и Австрией" (тот истолковал это как приказ стрелять в народ), тревожная запись о событиях в Петрограде и решении вернуться в Царское Село появилась в дневнике Николая II лишь 27 февраля вместе со словами о прогулке по шоссе на Оршу при солнечной погоде56.
      В тот же вечер царь пошел как будто на удовлетворение повторенного председателем Думы М. В. Родзянко требования оппозиции о создании ответственного перед Думой правительства57. С 12 до 2 часов ночи (уже 28 февраля) Николай II разговаривал с генералом Н. И. Ивановым, которого отправлял в Петроград с отрядом для наведения там порядка. Об этом разговоре царский историограф генерал Д. Н. Дубенский писал: "" Я берег не самодержавную власть, а Россию. Я не убежден, что перемена формы правления даст спокойствие и счастье народу", - так выразился государь о своей сокровенной мысли, почему он упорно отказывался дать парламентский строй. Затем государь указал, что теперь он считает необходимым согласиться на это требование Думы, так как волнения дошли до бунта и противодействовать он не в силах"58.
      Придворные выражали "надежду, что предуказанный парламентский строй внесет успокоение в общество"59. Но утром выяснилось, что Николай II имел в виду правительство, ответственное не перед Думой, а перед царем. К тому же назначение министра двора, военного, морского и иностранных дел должно было оставаться его прерогативой60. В сущности он опять отказался от изменений в государственном строе. И только поздно вечером 1 марта главнокомандующему Северным фронтом генералу Н. В. Рузскому, в ставке которого в Пскове оказался не пропущенный к Петрограду царский поезд, удалось склонить Николая II к согласию на создание ответственного перед законодательными палатами правительства.
      Полтора часа доказывал Рузский царю, "что он должен пойти на компромисс со своею совестью ради блага России и своего наследника". "Основная мысль государя, - излагал Рузский его возражения, - была, что он для себя в своих интересах ничего не желает, ни за что не держится, но считает себя не в праве передать все дело управления Россией в руки людей, которые сегодня, будучи у власти, могут нанести величайший вред родине, а завтра умоют руки, "подав с кабинетом в отставку". "Я ответственен перед богом и Россией за все, что случилось и случится", - сказал государь, - "будут ли министры ответственные перед Думой и Государственным советом - безразлично. Я никогда не буду в состоянии, видя, что делается министрами не ко благу России, с ними соглашаться, утешаясь мыслью, что это не моих рук дело, не моя ответственность".
      Рузский (в записи его воспоминаний, сделанной генералом С. Н. Вильчевским, он фигурирует в третьем лице. - Авт.) старался доказать государю, что его мысль ошибочна, что следует принять формулу: "государь царствует, а правительство управляет". Государь говорил, что эта формула ему непонятна, что надо было иначе быть воспитанным, переродиться, и опять оттенил, что он лично не держится за власть, но только не может принять решения против своей совести и, сложив с себя ответственность перед людьми, не может считать, что он сам не ответственен перед богом. Государь перебирал с необыкновенной ясностью взгляды всех лиц, которые могли бы управлять Россией в ближайшие времена в качестве ответственных перед палатами министров, и высказывал свое убеждение, что общественные деятели, которые, несомненно, составят первый же кабинет, - все люди совершенно неопытные в деле управления и, получив бремя власти, не сумеют справиться со своей задачей"61.
      Тем временем революционная волна в Петрограде достигла такой силы, что "ответственное министерство" не могло уже стать средством удовлетворения общества, подобным манифесту 17 октября 1905 г., на что рассчитывал Рузский, Необходимо было отречение Николая II от престола, и около 10 часов утра 2 марта генерал доложил об этом царю. Решение об отречении, принятое затем Николаем II, далось ему, казалось, легче, чем дарование "ответственного министерства". Один из авторов 20-х годов объяснял это тем, что для царя власть, ограниченная парламентской ответственностью министров, не имела никакой ценности, "перелицеваться в конституционного монарха на западноевропейский образец" (именно так Рузский оценивал будущее российской государственности) Николай II не мог62.
      Во второй половине дня 2 марта царь изменил свое первоначальное решение об отречении в пользу сына при регентстве великого князя Михаила Александровича и решил отречься в пользу брата. "Расстаться со своим сыном я не способен, - сказал он делегатам Временного комитета Государственной думы А. И. Гучкову и В. В. Шульгину, - Вы, это, надеюсь, поймете"63. Торжественно отметив в 1913 г. 300-летие царствования династии Романовых, четыре года спустя Николай II в будничной обстановке подписал манифест об отречении, закрыв тем самым последнюю страницу в ее истории.
      По законам о престолонаследии царь мог отречься только за себя, но не имел права отрекаться за сына. Незаконность его решения поняли великие князья. П. Н. Милюков утверждал, что тогда же пришел к выводу, Что этот шаг царя являлся умышленным64. Однако Гучков и Шульгин в Пскове, посовещавшись между собой и не задумываясь о сокровенных замыслах царя, решили с ним согласиться. "Пусть будет неправильность!.. Может быть, этим выиграется время... Некоторое время будет править Михаил, а потом, когда все угомонится, выяснится, что он не может царствовать, и престол перейдет к Алексею Николаевичу", - рассуждал Шульгин65.
      Гучков и Шульгин нашли и другие преимущества отречения в пользу Михаила Александровича. Обстановка в Петрограде накалялась с каждым часом, и нужно было думать уже не только о сохранении монархии, но и о спасении жизни членов династии. Во имя этого могли потребоваться присяга нового монарха конституции либо даже его отречение. Сделать то и другое мог лишь Михаил Александрович, но не малолетний Алексей. Кроме того, при воцарении последнего пришлось бы решать вопрос, останутся ли при нем родители или он будет с ними разлучен. В первом случае отречение могли посчитать фиктивным, а во втором - новый царь полагал бы, что у него отняли отца и мать.
      Утром 3 марта манифест Николая II об отречении, с трудом спрятанный от разгневанных рабочих, арестовавших на вокзале Гучкова, был доставлен в дом княгини О. Б. Путятиной на Миллионной ул., где скрытно жил Михаил Александрович, пришедший туда еще 27 февраля, переодевшись простолюдином. Здесь-то и происходили переговоры о дальнейшей судьбе престола.
      Отчаянную попытку продлить существование монархии предпринял Милюков при поддержке одного только Гучкова, в то время как всем присутствовавшим было ясно, что она погибла безвозвратно. "Белый, как лунь" Милюков, по словам Шульгина, "каркал, как ворон". "Монарх - это ось... Единственная ось страны!", - твердил он, предрекая России гибель без монархии66. "Это" была как бы обструкция! - рассказывал другой очевидец. - Милюков точно не хотел, не мог, боялся кончить... никому не давал говорить, он обрывал возражавших ему, обрывал Родзянко, Керенского, всех"67. Милюков позднее, в сущности, подтвердил эти зарисовки, отметив лишь, что Шульгин "немножко преувеличил". "В моем карканьи была все-таки система", - утверждал Милюков.
      Хотя у Милюкова не было ни малейших шансов на успех, в своих мемуарах он рассказал, на что рассчитывал в тот момент. Его план состоял в том, чтобы немедленно выехать в Москву и оттуда вести борьбу за сохранение монархии. "Может быть, тот же Рузский отнесся бы иначе к защите нового императора, при нем поставленного, чем к защите старого", - писал он68. Однако Михаил заявил об отказе от престола. Около 4 часов дня отречение им было подписано. В этом акте упоминалось, правда, о возможности принятия им трона по решению Учредительного собрания. Милюкову это служило своего рода утешением ("таким образом, форма правления все же оставалась открытым вопросом")69.
      Николай II реагировал на отречение брата так, что было видно - весь ужас случившегося был для него не в судьбе трона в тот момент, а в необратимом изменении государственного строя. "Оказывается, Миша отрекся. Его манифест кончается четыреххвосткой для выборов через 6 месяцев Учредительного собрания. Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость!", - записал бывший царь 3 марта в своем дневнике70.
      9 марта для него и его семьи началась жизнь под стражей в Царском Селе в условиях постоянно нараставших антимонархических настроений. Пребывание там оказалось прелюдией к затянувшимся странствиям в Тобольск, а оттуда в Екатеринбург. Опасность, угрожавшую ему вследствие стремительного полевения масс, Николай II сознавал еще до приезда в Царское Село. Он просил у Временного правительства разрешения остаться там до выздоровления своих детей, болевших корью, а затем проследовать в порт Романов для отъезда с семьей в Англию.
      Сообщив об этом 6 (19) марта английскому послу Дж. Бьюкенену, Милюков, являвшийся во Временном правительстве министром иностранных дел, сказал, что просьбы бывшего царя будут удовлетворены, и спросил, делаются ли приготовления к путешествию его в Англию. На следующий день Бьюкенен сообщил в Лондон, что Милюков настаивает на отъезде бывшего царя в Лондон и уверен, что Британия пошлет за ним судно. 9 (22) марта английское правительство приняло решение о приглашении Николая II с семьей в Англию, подчеркнув, что инициатива принадлежит правительству России, и запросив об имущественном положении бывшего царя ("Весьма желательно, чтобы Его величество и его семья имели достаточные средства, чтобы жить в соответствии со своим положением членов императорской фамилии")71.
      Тем временем протесты революционных организаций против отъезда бывшего царя усиливались и встретили отклик в Англии. Король Георг V, двоюродный брат как Николая II (их матери, датские принцессы, были сестрами), так и Александры Федоровны (ее мать и отец короля были детьми королевы Виктории), испугался революционного влияния российских событий и отрицательного отношения английской общественности к приглашению царской семьи. В категорической форме он потребовал от правительства отмены приглашения. Его секретарь писал 6 апреля н. ст. министру иностранных дел лорду А. Д. Бальфуру: "Бьюкенену следует предписать сказать Милюкову, что возражения против приезда сюда императора и императрицы так сильны, что нам следует позволить себе взять назад согласие, ранее данное на предложение русского правительства"72.
      Постоянный заместитель министра иностранных дел лорд Ч. Гардинг частным образом обратился к английскому послу в Париже лорду Берти с запросом, не пустят ли бывшего царя во Францию, подчеркивая затруднительность положения английского правительства. Секретарь короля писал Берти, что Георг V был против приезда царя, но правительство приняло предложение Милюкова, и теперь публика считает, что это с самого начала было идеей короля. Но Берти ответил, что, по его мнению, прибытие царской семьи во Францию не встретит там одобрения ввиду германофильской репутации Александры Федоровны.
      Отказ Англии в приеме бывшего царя с семьей был в апреле-мае даже на руку Временному правительству, опасавшемуся общественного возмущения по поводу отправки их из России, точно так же, как боялся Георг V протестов против их прибытия в Англию. Но к лету Временное правительство повторило запрос, и в июне или начале июля, вспоминал А. Ф. Керенский, Бьюкенен со слезами на глазах сообщил министру иностранных дел об окончательном отказе Англии принять бывшего императора73. "Король Георг захлопывает дверь" - так назвали одну из глав своей книги английские авторы, считающие, что это и "решило судьбу Николая II и всей его семьи"74.
      Трагическая судьба последнего российского императора породила обширную литературу, преимущественно эмигрантскую. За последние годы к ней добавились и многочисленные статьи отечественных авторов, причем журналисты и писатели опередили здесь историков-профессионалов. Достоянием гласности стали некоторые факты и документы о злодейском убийстве царя, царицы, их детей, доктора Е. С. Боткина и слуг. Общепринятая версия их гибели заключается в том, что все они были расстреляны в ночь с 16 на 17 июля 1918 г. в доме Ипатьева в Екатеринбурге.
      Подтверждающий эту версию следственный материал использован тем из следователей белых властей, который имел возможность довести свои действия до конца75 (другие вынуждены были их прервать по требованию белого командования). Однако полученные в ходе следствия показания, что женская часть царской семьи находилась после 17 июля в Перми, а одна из великих княжен пыталась совершить побег, Н. А. Соколовым не были приняты во внимание. Между тем английские авторы, исследовавшие материал, который оказался в западных архивах, считают, что женщины были убиты лишь в начале сентября76, а до того их судьба была предметом переговоров Советского правительства с Германией, которые вел с советской стороны К. Б. Радек. Никакие документальные данные на сей счет до сих пор не обнаружены.
      Саммерс и Мэнгольд подвергли также анализу аргументы Анны Андерсон, которая в течение многих лет претендовала в западных судах на то, чтобы ее признали великой княжной Анастасией, и была даже признана некоторыми членами царской фамилии. Среди этих аргументов представляет интерес утверждение претендентки, что она будто бы видела во время войны приехавшего в Петроград своего дядю, брата матери, герцога Гессенского Эрнста-Людвига. По мнению Саммерса и Мэнгольда, именно это сообщение о деликатнейшей тайной миссии заставило герцога отказаться от участия в опознании.
      Английские авторы собрали ряд достоверных подтверждений того, что такая поездка состоялась. По дороге в Россию и в Царском Селе Эрнста-Людвига видели несколько свидетелей, в серьезности которых не было сомнений. Оказалось к тому же, что об этом визите, состоявшемся в 1916 г., рассказывал своим родственникам Вильгельм II, пославший герцога в Россию. Кайзер стремился вывести ее из войны с помощью сепаратного мира, сохранив неприкосновенность царского режима, а не путем разжигания революционного движения, на что уповало и чему содействовало германское правительство. Царь отказался, однако, рассматривать предложения о сепаратном мире77.
      Книга Саммерса и Мэнгольда интересна и тем, что авторы исследовали реакцию Антанты и Германии на убийство царской семьи. Что же касается основной мысли авторов, то она, вероятно, не соответствует действительности. Во всяком случае, недавно опубликованная записка руководившего расстрелом в доме Ипатьева Я. Юровского подтверждает, что вся семья и другие лица были убиты там в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Об этом же свидетельствует и рассказ двух братьев, чекистов А. Г. и М. Г. Кабановых, участников расстрела, подтверждающий ранее известные показания. Что же касается сообщения о расстреле в Екатеринбурге одного только царя, которое появилось в некоторых документах советских органов, а затем в их публичных заявлениях и даже в частном письме Я. М. Свердлова78, то его можно объяснить только кровавым характером события, желанием скрыть подлинные его обстоятельства.
      Примечания
      1. См. его характеристику в статье Л. Г. Захаровой "Кризис самодержавия накануне революции 1905 г." - Вопросы истории, 1972, N 8, с. 119 - 140; УОРТМАН Р. Николай II и образ самодержавия. - История СССР, 1991, N 2.
      2. Встретившись в Коломбо с вел. кн. Александром Михайловичем, охотившимся в джунглях на слонов, цесаревич позавидовал ему, а о своей поездке с горечью сказал, что она бессмысленна. "Дворцы и генералы одинаковы во всем мире, - объяснил он, а это единственное, что мне показывают. Я с одинаковым успехом мог бы остаться дома" (Вел. кн. АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ. Книга воспоминаний. Т. II. Париж. 1933, с. 169).
      3. ВЕДЕРНИКОВ В. В. Проблема представительства в русской публицистике рубежа XX столетия. Канд. дисс. Л. 1983, с. 62.
      4. ЛАМЗДОРФ В. Н. Дневник. 1894 - 1896. М. 1991, с. 126.
      5. Московский сборник. М. 1896, с. 34 - 35, 41 - 42.
      6. Вел. кн. АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ. Ук. соч., с. 178.
      7. ВЫРУБОВА А. А. Неопубликованные воспоминания. В кн.: Новый журнал. Т. 131. Нью-Йорк. 1978, с. 178.
      8. Вел. кн. АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ. Ук. соч., с. 171.
      9. Там же, с. 174 - 175.
      10. Там же, с. 136.
      11. Там же, с. 174.
      12. КУЛОМЗИН А. Н. Пережитое (Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 1642, оп. 1, д. 195, л. 108).
      13. Там же, л. 111.
      14. Кризис самодержавия в России. 1895 - 1917. Л. 1984, с. 28 - 29.
      15. Дневник А. Н. Куропаткина. Копии. 1897 - 1902 гг. (Российский военно-исторический архив (РГВИА), ф. 165, оп. 1, д. 1871, лл. 20, 25, 40).
      16. Там же, д. 1769, лл. 170 - 172.
      17. Там же, д. 1871, л. 31.
      18. ЖЕВАХОВ Н. Л. Воспоминания. Первый том. Мюнхен. 1923, с. 305 (в книге ошибочно 350).
      19. МОСОЛОВ А. При дворе последнего императора. СПб. 1992, с. 98 - 99.
      20. Там же, с. 72.
      21. Фрейлина ее величества. "Дневник" и воспоминания Анны Вырубовой. М. 1990, с. 156 - 159.
      22. Цит. по: РОМАНОВ Б. А. Очерки дипломатической истории русско-японской войны. М. - Л. 1955, с. 163 - 164.
      23. КОНИ А. Ф. Собр. соч. Т. 2. М. 1966, с. 377.
      24. ВЫРУБОВА А. А. Ук. соч. - Новый журнал. Т. 130, с. 136.
      25. МОСОЛОВ А. Ук. соч., с. 70.
      26. Вел. кн. АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ. Ук. соч., с. 175 - 176.
      27. Дочерям Александра Федоровна не разрешала даже самого легкого флирта (ВЫРУБОВА А. А. Ук. соч. - Новый журнал. Т. 130, с. 141).
      28. Г. Е. Распутин (Новых) появился при дворе вскоре после взрыва, произведенного эсерами на даче Столыпина 16 октября 1906 г., в результате которого пострадала его дочь. Николай II писал ему в тот день: "Петр Аркадьевич! На днях я принимал крестьянина Тобольской губернии Григория Распутина, который поднес мне икону Св. Самсона Верхотурского. Он произвел на Ее Величество и на меня замечательно сильное впечатление, так что вместо пяти минут разговор с ним длился более часа. Он в скором времени уезжает на родину. У него сильное желание повидать вас и благословить вашу больную дочь иконою. Очень надеюсь, что вы найдете минутку принять его на этой неделе. Адрес его следующий: СПб. 2-я Рождественская 4. Живет у священника Ярослава Медведя" (Возрождение, 1957, 63, с. 137).
      29. КОКОВЦОВ В. Н. Из моего прошлого. Т. 1. Париж. 1933, с. 238 - 239. Покровительство Николая II черносотенным организациям, немало способствовавшим его политической дезориентации, стяжало ему репутацию антисемита. В. Л. Бурцев отчасти приписывает антисемитизм царя влиянию Александра III. Сильное впечатление произвела на Николая II фальшивка "Протоколы сионских мудрецов". Когда же экспертиза, произведенная по поручению Столыпина в Департаменте полиции, доказала подложность "Протоколов", а лидеры черносотенцев тем не менее добивались разрешения на их использование в своей пропаганде, царь написал: "Протоколы изъять. Нельзя чистое дело защищать грязными способами" (БУРЦЕВ В. Л. "Протоколы сионских мудрецов". Доказанный подлог. Париж. 1938, с. 106).
      30. Петергофские совещания о проекте Государственной думы. Пг. 1917, с. 156 - 158.
      31. Кризис самодержавия в России, с. 249.
      32. Воспоминания А. А. Спасского-Одынца находятся в Бахметьевском архиве Колумбийского университета в Нью-Йорке.
      33. По-видимому, именно эти деньги пытался получить у гитлеровских властей из банка Мендельсона глава русского "правительства" при вел. кн. Кирилле Владимировиче, а затем руководитель гитлеровского ведомства по делам русской эмиграции генерал В. В. Бискупский. Он ссылался при этом на заключенное им с генералом Людендорфом в начале 20-х годов соглашение о русско-германском разделе Европы, которому предшествовало получение Людендорфом денег из русских эмигрантских источников. И хотя Бискупский подчеркивал, что пакт Молотова - Риббентропа не противоречит этому соглашению, его ходатайства были отклонены (LAQUEUR W. Russia and Germany. Lnd. 1965, pp. 109, 340; WILLIAMS R. C Culture in exile. Itaca - Lnd. 1972, pp. 349 - 350).
      34. Государственный архив Российской федерации (ГАРФ), ф. 601, оп. 1, д. 1707, лл. 3 - 5; д. 1718, л. 3.
      35. На 1 января 1903 г. "экономический капитал" составлял более 1484 тыс. руб., а на текущем счету Волжско-Камского банка находилось около 85 тыс. рублей (ГАРФ, ф. 601, оп. 1, д. 1732, л. 1 - 6, 9).
      36. Фрейлина ее величества, с. 162.
      37. ЛОПУХИН А. А. Отрывки из воспоминаний. М. - Пг. 1923, с. 73.
      38. НИКОЛЬСКИЙ Б. В. Из дневника 1905 г. - Красный архив, 1934, N 2(63), с. 71 - 83.
      39. В октябре 1905 - апреле 1906 г. Витте, будучи на посту председателя Совета министров, собрал коллекцию адресованных ему царских распоряжений, связанных с подавлением революции. Николай II потребовал ("я бы вас очень попросил") у Витте, уходящего в отставку, вернуть адресованные ему свои записки. Витте "потом очень сожалел", что он это сделал, так как "там потомство прочло бы некоторые рисующие характер государя мысли и суждения" (ВИТТЕ С. Ю. Воспоминания. Т. 3. М. 1960, с. 349 - 350).
      40. См. ВИТТЕНБЕРГ Б. М. К истории личного архива С. Ю. Витте. В кн.: Вспомогательные исторические дисциплины. Т. XVII. Л. 1985.
      41. Археографический ежегодник. 1989. М. 1990, с. 296 - 299.
      42. Цит. по: ЧЕРМЕНСКИЙ Е. Д. Буржуазия и царизм в первой русской революции. М. 1970, с. 144.
      43. КОНИ А. Ф. Собр. соч. Т. 2, с. 355 - 359.
      44. Дневники императора Николая II. М. 1991, с. 323.
      45. ЧЕРМЕНСКИЙ Е. Д. Ук. соч., с. 408.
      46. ВЫРУБОВА А. А. Ук. соч. - Новый журнал. Т. 130, с. 148.
      47. ШАВЕЛЬСКИЙ (отец Георгий). Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. Т. I. Нью-Йорк. 1954, с. 324.
      48. Там же, с. 343 - 344.
      49. СПИРИДОВИЧ А. И. Великая война и Февральская революция. Т. 1. Нью-Йорк. 1960, с. 208 - 209.
      50. ВИНБЕРГ Ф. Крестный путь. Ч. 1. Корни зла. Мюнхен. 1922, с. 181.
      51. АНДОЛЕНКО С. Клевета на императрицу - Возрождение, 1968, 204, с. 111.
      52. ШАВЕЛЬСКИЙ. Ук. соч., с. 328 - 330.
      53. Личность Николая II и Александры Федоровны по свидетельствам их родных и близких. - Исторический вестник, апрель 1917, т. CXLVIII, с. 170 - 175.
      54. Пожалуй, самой трагикомической стала женитьба брата царя Михаила на Н. С. Вульферт, дочери московского адвоката (по первому браку Мамонтовой). Николай II запретил этот брак, а властям было приказано оказать противодействие его совершению. В начале 1909 г. дворцовой комендатуре стало известно, что великий князь нашел священника, который согласился его обвенчать. Начальник Петроградского охранного отделения Герасимов вызвал этого священника и пригрозил сгноить его в Петропавловской крепости. Когда же великий князь и Вульферт отправились за границу, министр двора Фредерике послал вслед за ними Герасимова. Ему было предписано в случае, если дело дойдет до венчания, подойти к Михаилу Александровичу в церкви, объявить его арестованным и потребовать немедленного возвращения в Россию. Тем же поездом, что и великий князь, Герасимов выехал в Париж, где в его распоряжение поступили филеры парижского отделения русской заграничной охранки. Но их усилия оказались напрасными. Узнав, что Михаил отправился в Ниццу, где собирается обвенчаться, Герасимов поехал туда, но там получил телеграмму, что великий князь выехал в другом направлении. Через несколько дней выяснилось, что венчание состоялось в Вене (ГЕРАСИМОВ А. В. На лезвии с террористами. Париж. 1985, с. 179 - 180; Брак в. к. Михаила Александровича. Сыскной надзор за братом царя. Док. В кн.: Николай II и великие князья. Л. - М. 1925, с. 127 - 130).
      55. Личность Николая II и Александры Федоровны по свидетельствам их родных и близких, с. 177.
      56. Отречение Николая И. Воспоминания очевидцев. Док. Изд. 2-е, доп. Л. 1927. Репринт. М. 1990, с. 33.
      57. Там же, с. 49 - 52.
      58. Там же, с. 53.
      59. Там же, с. 52.
      60. Там же, с. 98.
      61. Там же, с. 153.
      62. Там же, с. 17 - 18.
      63. Там же, с. 170.
      64. МИЛЮКОВ П. Н. Воспоминания. Т. 2. М. 1990, с. 270.
      65. Отречение Николая II, с. 183.
      66. Февральская революция. Изд. 2-е. М. - Л. 1926, с. 44, 146 - 159.
      67. АЛДАНОВ М. Третье марта. В кн.: П. Н. Милюков. Сборник материалов по чествованию его семидесятилетия. 1859 - 1929. Париж. Б. г., с. 31.
      68. МИЛЮКОВ П. Н. Ук. соч., с. 317 - 318.
      69. Там же, с. 319.
      70. Дневники императора Николая II, с. 625.
      71. SUMMERS A., MANGOLD T. The File of the Tsar. N. Y. - Lnd. 1976, p. 247.
      72. Ibid., p. 250.
      73. Ibid., p. 252. Когда вышли мемуары Керенского, они вызвали взрыв негодования. И бывший премьер-министр Англии Д. Ллойд Джордж, и Бьюкенен возражали Керенскому, утверждая, что согласие на предоставление царю убежища никогда не отменялось. В 1927 г., в ответ на парламентский запрос, Форин оффис, обвинив Керенского во лжи, представило в качестве "не оставляющего сомнений опровержения" ранние телеграммы о предоставлении царю убежища, опустив поздние с отказом. Когда бывший секретарь британского посольства в Петрограде заявил, что помнит о получении из Лондона депеши с отказом, Форин оффис ответило, что ему изменяет память. Но в 1932 г. дочь Бьюкенена рассказала, что ее отец под угрозой потери пенсии должен был пойти в своих мемуарах на фальсификацию, чтобы скрыть истинную подоплеку дела.
      74. Ibid., p. 245.
      75. СОКОЛОВ Н. А. Убийство царской семьи. Берлин. 1925.
      76. SUMMERS A., MANGOLD T. Op. cit, p. 300.
      77. Ibid., pp. 218 - 219.
      78. Одному из близких ему по партии людей Я. М. Свердлов сообщил, что убит только царь, а семья его переведена в Алапаевск (Письма из 1918 г. - Октябрь, 1982, N 11, с. 175).