hoplit

Размышления о коннице разных времен и народов

351 posts in this topic

Момент, на который Дмитриев не обратил должного внимания:

Цитата

Катафракты вследствие тяжелого вооружения, которое они носят, защищены от ран, но вследствие громоздкости и веса оружия легко попадают в плен: их ловят арканами; против рассеявшихся пехотинцев в сражении они пригоднее, чем против всадников. Однако поставленные впереди легионов или смешанные с легионарной конницей, когда начинается рукопашный бой грудь с грудью, они часто прорывают ряды врагов (Veget. ERM. IV. 23)

Данный пассаж Вегеция относится к римским катафрактам, однако, бесспорно, отмеченные этим автором характеристики могут быть перенесены и на панцирных всадников персов.

Специалист, как всегда, признанный. Но, пардон, представьте себе тяжеловооруженного катафракта, гоняющегося за рассеявшимися пехотинцами... :horse:

Как говорится, "отстань, дура - не видишь, у меня лошадь зеленая!" (с)

Share this post


Link to post
Share on other sites

При этом я удивлен именно тем, что Дмитриев, сначала подхватив слова Вегеция, затем говорит СОВЕРШЕННО иное:

Цитата

Уместно, на наш взгляд, привести в этой связи и слова Тацита, относящиеся, правда, к сарматским катафрактам:

Если человека в таком панцире [т. е. катафракта. — В. Д.] удается свалить на землю, то подняться сам он уже не может (Тас. Hist. I. 79).

Все эти факторы обусловили и особую тактику действий тяжелой персидской конницы. В атаку она шла плотным правильным строем, чем-то напоминая, таким образом, македонскую фалангу, посаженную на лошадей. Ее действия были четко скоординированы.

Не случайно в связи с этим Маврикий отмечает, что «персы перед боем наступают медленно, чтобы не разорвать фронта боевого порядка… Поэтому если бы преследуемые ими повернулись вдруг назад и ударили на их фронт, то это было бы очень рискованно, так как они наткнулись бы на строй в полном порядке. Потому что персы преследуют врага не так беспорядочно, как скифы, а медленно и стройно» (Mauric. XI. 2).

Как говорится, в предыдущем абзаце одно - тут второе.

Но! Опять обратите внимание - что находится в руке у шаха? Мельничный жернов?

Дмитриев пишет о том, что катафракты персов атакуют плотным правильным строем, а далее приводит цитату о преследовании ... бегущих перед ними (катафрактами?) войск противника!!!

Я бы посмотрел, как это выглядело - преследование катафрактами бегущей конницы противника в плотном строю... (поневоле вспоминаются английские извращения викторианской эпохи, когда при обучении выездке курсантов кавалерийского училища заставляли преследовать лису в плотной колонне, не ломая строя)

Снова "лошадь зеленая"? 

Хотя в конце главы Дмитриев и признает хорошую выучку и военное мастерство персов, он постоянно приводит в подтверждение своих слов такие цитаты, что поневоле начинаешь задумываться - а что такое "признанный специалист"?

Share this post


Link to post
Share on other sites

По Поттеру пик численности ордонанса в 15-м веке - при Людовике XI. Имелось около 4000 копий. Если отминусовать ездящих стрелков и обслугу, то это 4000 латников и 4000 кутилье, то есть - 8000 панцирной конницы "первого и второго сорта". К ним нужно добавить гвардию - там конных было где-то до 1000 на рубеже 15-16 века ("отель", конные лучники, шотландцы). Всего - около 9000, выходит.

Другое дело - прямо "всей-всей" конной силой даже эти числа не являлись. В конце 15 века продолжал существовать арьер-бан, хотя в дело его пускали уже редко.

В период Религиозных войн на пике королевская армия могла иметь единовременно до 8000 бойцов в жандармерии (лучников и латников, которые на тот момент почти не отличались). Это при том, что война была гражданская - около половины дворян была гугенотами. Каков тогда теоретический максимум для всей страны? Опять же - массы иностранных наемников (в первую очередь - рейтары немцев).

Были еще и легкоконные, но Вуд пишет, что их в этот период массово переводили в жандармерию. С другой стороны - если в начале Религиозных войн от латника в жандармерии требовали иметь коня в барде, то под конец жандармы гугенотов могли выглядеть в стиле "кираса есть, а вот шлема нет".

Можно отметить, что во Франции доля дворян в 16-м в указанную эпоху - где-то до 2%. В Польше, для сравнения, шляхты около 10%.

В 1340-м

Цитата

According to the accounts of the treasurers of war, in September 1340 Philip VI was able to mobilise 28,000 men-at-arms for the defence of his whole kingdom. Of these men, 20,000 came from the different provinces of the kingdom (Brittany and Guyenne excepted) and 8,000 were foreigners (28.5 per cent). In this year, 1340, for example, during the campaign in Flanders, the duke of Burgundy, who was also count of Artois, had under his command 1,683 men-at-arms, comprising 1,188 from the duchy and county of Burgundy, and 495 from the counties of Artois and Boulogne. At the same time (September 1340), 16,700 foot soldiers were in the king’s service, of whom about 2,000 (12 per cent) were crossbowmen. It should be emphasised, however, that this strength was not concentrated in a single place, but was distributed across four areas, the largest number of men being in Flanders, the remainder in Normandy, Poitou and the Languedoc.

Еще.

Цитата

The absolute number of knights in France declined from a high of perhaps 40,000 in 1180 to between 10,000 and 5,000 in 1300, between 5,000 and 3,000 in 1350, and about 1,000 in 1470, and the proportion of the royal army composed of knights fell from 16 percent in 1340 to 11 percent in 1382 and 3 percent in 1461.

Другое дело - не очень понимаю, кто тут значится под "рыцарями". Для 14 века и далее, вроде бы, это именно что "опоясанные рыцари" (?), то есть - люди с относительно высоким статусом. А для конца 12 века? Аналог "5-7 тысячам рыцарей в Англии", где "рыцарь" - просто конный воин в кольчуге и не более того?

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
4 часа назад, hoplit сказал:

Другое дело - не очень понимаю, кто тут значится под "рыцарями". Для 14 века и далее, вроде бы, это именно что "опоясанные рыцари" (?), то есть - люди с относительно высоким статусом. А для конца 12 века? Аналог "5-7 тысячам рыцарей в Англии", где "рыцарь" - просто конный воин в кольчуге и не более того?

Да, тут имеются в виду лица, удостоившиеся рыцарского звания, а не просто воины на коне и в доспехах.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ксенофонт. Агесилай. I.23-24

Цитата

Так как на рав­нин­ной мест­но­сти Фри­гии ему было труд­но вести воен­ные дей­ст­вия про­тив кон­ни­цы Фар­на­ба­за, он при­нял реше­ние создать соб­ст­вен­ную кон­ни­цу, чтобы не при­шлось спа­сать­ся бег­ст­вом во вре­мя вой­ны. С этой целью Аге­си­лай при­ка­зал всем самым бога­тым граж­да­нам в тамош­них горо­дах раз­во­дить коней. При этом он пред­у­предил, что тот, кто доста­вит его вой­ску коня, воору­же­ние и хоро­шо обу­чен­но­го всад­ни­ка, будет осво­бож­ден им от несе­ния воен­ной служ­бы. Это заста­ви­ло каж­до­го со все­воз­мож­ным ста­ра­ни­ем выпол­нять его при­каз, как это бы сде­лал вся­кий, желаю­щий отыс­кать чело­ве­ка, кото­рый согла­сил­ся бы уми­рать вме­сто него. Он опре­де­лил и горо­да, обя­зан­ные постав­лять ему всад­ни­ков, пола­гая, что те из горо­дов, где коне­вод­ство более все­го было раз­ви­то, долж­ны обла­дать и луч­ши­ми всад­ни­ка­ми. Это также было уди­ви­тель­ным его дея­ни­ем — то, что Аге­си­лаю уда­лось создать кон­ни­цу, и она сра­зу же ока­за­лась силь­ной и спо­соб­ной ока­зать ему дей­ст­вен­ную под­держ­ку

 

I.30-32

Цитата

На чет­вер­тый день появи­лась кон­ни­ца вра­га. Пред­во­ди­тель при­ка­зал началь­ни­ку обо­за перей­ти реку Пак­тол и раз­бить там лагерь. Сами же пер­сы, заме­тив обоз­ных из эллин­ско­го вой­ска, рас­се­яв­ших­ся на мест­но­сти с целью гра­бе­жа, перебили мно­гих из них. Узнав об этом, Аге­си­лай при­ка­зал сво­им всад­ни­кам прий­ти к ним на помощь. В свою оче­редь, пер­сы, заме­тив всад­ни­ков Аге­си­лая, сгруп­пи­ро­ва­ли свои силы и выстро­и­ли про­тив вой­ска элли­нов все свои мно­го­чис­лен­ные отряды всад­ни­ков. Тут Аге­си­лай, зная, что у про­тив­ни­ка все еще нет пехоты, в то вре­мя как у него само­го все уже было гото­во к бою, счел этот момент самым под­хо­дя­щим для сра­же­ния, если толь­ко он смо­жет навя­зать его пер­сам. При­не­ся жерт­вы богам, он сра­зу же повел фалан­гу в ата­ку про­тив выстро­ив­шей­ся кон­ни­цы вра­га. Тем из гопли­тов, кото­рым было по деся­ти лет от поры воз­му­жа­ния, он велел устре­мить­ся пря­мо на непри­я­те­ля, а пель­та­стам бегом дви­гать­ся впе­реди них. Всад­ни­кам так­же был отдан при­каз ата­ко­вать вра­га, сам же он со всем осталь­ным вой­ском дол­жен был сле­до­вать за ними. Удар гре­че­ских всад­ни­ков при­ня­ли на себя луч­шие вои­ны пер­сов; но когда на них обру­ши­лась вся сила эллин­ско­го вой­ска, пер­сы пода­лись назад. Одни из них попа­да­ли в реку, дру­гие бежа­ли с поля сра­же­ния. Пре­сле­дуя их, гре­ки захва­ти­ли вра­же­ский лагерь. Пель­та­сты, есте­ствен­но, кину­лись его гра­бить. Аге­си­лай, окру­жив сво­и­ми вой­ска­ми обо­зы вра­же­ской армии и свои соб­ст­вен­ные, раз­бил вокруг лагерь.

 

II.2-5

Цитата

Когда он пере­сек Македо­нию и при­был в Фес­са­лию, жите­ли Лари­сы, Кран­но­на, Скотус­сы и Фар­са­ла, быв­шие союз­ни­ка­ми бео­тий­цев, — сло­вом, все фес­са­лий­цы, кро­ме поли­ти­че­ских изгнан­ни­ков, ста­ли напа­дать на его вой­ско, дви­га­ясь за ним вслед. Аге­си­лай до это­го вел вой­ско выстро­ен­ным в каре; одна поло­ви­на кон­ни­цы дви­га­лась у него в аван­гар­де, дру­гая — в арьер­гар­де. Когда же фес­са­лий­цы, напав на арьер­гард, ста­ли мешать его про­дви­же­нию впе­ред, Аге­си­лай пере­ме­стил всад­ни­ков, дви­гав­ших­ся у него в аван­гар­де, в арьер­гард, за исклю­че­ни­ем лишь тех, кто сопро­вож­дал лич­но его. Когда враж­ду­ю­щие армии выстро­и­лись друг про­тив дру­га, фес­са­лий­цы, заме­тив, что мест­ность неудоб­на для кава­ле­рий­ской ата­ки про­тив гопли­тов, повер­ну­ли назад и ста­ли отхо­дить. Спар­тан­цы с боль­шой осто­рож­но­стью их пре­сле­до­ва­ли.

Аге­си­лай понял ошиб­ку тех и дру­гих. Самым луч­шим из сопро­вож­дав­ших его всад­ни­ков он при­ка­зал изо всех сил пре­сле­до­вать фес­са­лий­цев, не давая им воз­мож­но­сти пере­стро­ить­ся и встре­тить про­тив­ни­ка лицом к лицу. Этот же при­каз Аге­си­лая они долж­ны были передать всем осталь­ным вои­нам. Фес­са­лий­цы под натис­ком неожидан­но напав­ших на них всад­ни­ков Аге­си­лая про­дол­жа­ли отсту­пать. Те из фес­са­лий­цев, кото­рые пыта­лись встре­тить пре­сле­до­ва­те­лей лицом к лицу, были застиг­ну­ты в тот момент, когда пово­ра­чи­ва­ли сво­их коней. Гип­парх всад­ни­ков из Фар­са­ла, Поли­харм, успел повер­нуть свой отряд лицом к про­тив­ни­ку, но погиб в сра­же­нии. После это­го фес­са­лий­цы обра­ти­лись в бес­по­рядоч­ное бег­ство; часть их была пере­би­та, дру­гие — захва­че­ны в плен. Про­дол­жая бег­ство, они оста­но­ви­лись толь­ко тогда, когда достиг­ли горы Нар­та­кия. После это­го Аге­си­лай поста­вил тро­фей меж­ду Пран­том и Нар­та­ки­ем; здесь он оста­но­вил­ся, раду­ясь созна­нию совер­шен­но­го им подви­га. Ведь он одер­жал победу над пре­ис­пол­нен­ной высо­ко­ме­рия кон­ни­цей фес­са­лий­цев с помо­щью всад­ни­ков, набран­ных и обу­чен­ных им самим.

 

II.12

Цитата

В этот момент, когда неко­то­рые наем­ни­ки уже хоте­ли награ­дить Аге­си­лая вен­ком, ему доло­жи­ли, что фиван­цы изру­би­ли меча­ми орхо­мен­цев и про­рва­лись к обо­зу. Аге­си­лай тот­час же повер­нул фалан­гу и дви­нул­ся про­тив них. Фиван­цы, со сво­ей сто­ро­ны, заме­тив бегу­щих к Гели­ко­ну сво­их союз­ни­ков и желая про­рвать­ся к сво­им, ста­ли храб­ро насту­пать. В этот момент Аге­си­лай про­явил себя, без вся­ко­го сомне­ния, отваж­ным пол­ко­вод­цем, хотя при­ня­тое им реше­ние и не было самым без­опас­ным. У него была воз­мож­ность дать вра­гу про­рвать­ся, и затем, дви­га­ясь сле­дом, напасть на его арьер­гард. Но он так не посту­пил и встре­тил­ся с фиван­ца­ми лицом к лицу. Столк­нув­шись щита­ми, они тес­ни­ли друг дру­га, сра­жа­лись, уби­ва­ли и гиб­ли. Не слыш­но было воен­ных кли­чей, но не было и тиши­ны: сто­ял тот шум, кото­рый сопро­вож­да­ет ярост­ную бит­ву. В кон­це кон­цов части фиван­цев уда­лось про­рвать­ся к Гели­ко­ну, но мно­гие из них при отступ­ле­нии погиб­ли. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

С учетом фигурантов (англичане, немцы, русские, французы) и повторяемости формы - фраза Наполеона про мамлюков это не указание на превосходство "европейской регулярной армии над дикарями".

Это, кажется, иллюстрация на тему "войско, лучше действующее крупными массами, то есть - имеющее лучших генералов и старших офицеров, в большом бою будет побеждать, даже если солдаты, сержанты и младшие офицеры будут хуже, чем у противника". Ходульная для Европы начала 19 века.

Позднее Наполеон выразится лаконичнее - "Войско баранов, возглавляемое львом, всегда одержит верх над войском львов, возглавляемых бараном". В свою очередь - это искаженное "Он всегда говорил, что стадо оленей во главе со львом страшнее, чем стадо львов во главе с оленем" (Плутарх. Изречения царей и полководцев. Хабрий. 46.3).

Share this post


Link to post
Share on other sites

При Изандлване или Метемме кто кем был?

А при Адуа?

Все эти афоризмы - суть обобщения, а когда начинаешь копаться в деталях, выясняется, что весь черт был именно в них спрятан!

Поэтому афоризмы - это красиво, и полезно для начинающих сурков, которым надо доходчиво понять, что размеры территории и численность населения не есть основополагающие факторы для победы (иначе всегда Китай побеждал бы).

А тем, кто прошел скаутский период жизни начинающего сурка, следует переходить к анализу общественных и экономических отношений. Т.е. почему в Китае народу было больше, а в Монголии - воинов (удельно, конечно) и т.п.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кстати, наблюдаю в одном месте срач по поводу - с пистолетом быть коннику или с шашкой?

90% вопят, что с револьвером на шашку - верная смерть.

Но вот история - штука упрямая. По словам А.М. Горелика (сына М.В. Горелика) "История - самая точная наука. Потому что то, что было - уже было, и это уже никак не изменить".

Все зависит от конкретных условий - когда револьвер лучше, а когда - и шашка. И в той же ГВ в США были сабельные атаки, и в практике Европы были рейтары, вооруженные пистолетами, крушившие всяких жандармов.

Cowpens.thumb.jpg.2388ad9851c0bc457a246a

British_and_French_cavalry_in_combat_at_

Но ведь в Интернете срач - это главное. На том Интернет стоит, за то и держится.

Share this post


Link to post
Share on other sites
11 час назад, Чжан Гэда сказал:

Все эти афоризмы - суть обобщения, а когда начинаешь копаться в деталях, выясняется, что весь черт был именно в них спрятан!

Мне как раз интересно, что именно сказал Наполеон. И получается, что он выдал присказку, которая имела широкое хождение среди военных ЗЕ в начале 19 века. "Один Y стоит двух X, но 2000 Y будут побиты 1000 X". В качестве X и Y могли значиться немцы, англичане, французы, русские, мамлюки (скорее всего - были еще примеры, которых я не видел) - в разных комбинациях.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Немного игр с числами и нормами.

Примерная роспись новгородских светских землевладельцев по Гневушеву на вторую половину 15 века.

Там еще церковные земли и государственные, но пока, для простоты, решил взять только их.

Пересчитал в эксельке - получился 1631 надел в 36 659 обеж.

 

В Псковской I летописи под 1480-м годом

Цитата

И приrониша rонец нощию: оуже, rоспода псковичи, Немцы ropoдoк взяли, и посадники псковскии в вече звонили нощию двожды, И поехаша посадники и моужи псковичи тои ночи, иные иа завтрее мнoro скрутившеся поеxa счетыреи сох конь и человекъ

Это - максимальная норма, для обороны. Насколько могу предположить - в дальний поход такую силу поднять было затруднительно.

В 1500-м году.

Цитата

князь псковскои Александръ Володимерович и посадники псковскии и бояре и весь Псков пороубившися з десятн сох конь, а з copoкa рублей конь и человекъ в доспъхе, а бобыли пеши люди

 

Соха - грубо две обжи. Тогда - 4582 или 1833 всадника в доспехе "на русский лад".

 

По "прусской" норме. От 40 и более гайд (гайда - условно может быть приравнена к сохе или двум обжам) - латник на покрытом коне и два "прусских" всадника. От 10 до 40 гайд - "один или более" всадник "прусской" службы. До 10 гайд - ?? Предположу, что пехота. Это все равно - игра, просто нужно как-то посчитать =)

То есть - с надела от 80 обеж - латник и два "прусских" всадника.

От 20 до 79 обеж - по всаднику "прусской" службы с каждых 20 обеж. 

От 19 обеж и ниже - пехота. За базу возьму - 4 обжи за пешего. Это близко к норме для крестьянского ополчения в Ливонии 16 века. Сойдет - за неимением лучшего. 

 

Того

От 81 обжи и более - 90 наделов. Того 90 латников на покрытых конях и 180 всадников "прусской службы". Если считать иначе - "три всадника с каждых 40 гайд при наделе свыше 40 гайд", то получается - 257 латников на покрытых конях и 514 всадников "прусской службы".

От 21 обжи до 80 - 437 всадников "прусской" службы.

От 1 до 20 обеж - 1837 пеших или, если считать в конных, то 367 всадников "прусской службы".

 

Получаем по максимуму - 257 латников, 1318 всадников "прусской" службы. По минимуму - 90 латников, 617 всадников "прусской службы" и 1837 пеших. 

Или - 90 латников и 984 всадника "прусской службы". Или - 257 латников, 1837 пеших и 951 всадник "прусской службы". Если пехота приличная - можно спокойно резать в два раза. 

 

Если прикинуть - все-таки "латник = два прусских всадника" выглядит жирнова-то. Но в принципе - полторы-две сотни латников в полном обвесе на покрытых конях и 1100-1300 "прусских" всадников в сравнение 1800 "русских" всадников критически слабее не выглядят. У одной стороны - перевес в числе, у второй - есть "ударный" отряд, который сильнее в контактном бою.

 

У поляков норма в гривнах - и там не очень понятно, как их куда переводить. Взял тот вариант, где гривна - половина лана, то есть, грубо, обжа. 

Наделы от 50 обеж суммируются и с каждых 100 обеж выставляется копийник и два стрельца. От 20 обеж до 49 - с каждых 20 обеж стрелец. Ниже - выставляется пеший арбалетчик, но норма не указана. Если отталкиваться от Гербурта (16 век), то пеший считался примерно за половину конного. Тем более - там не рвань. Арбалет, щит, шлем. Тогда - пеший с 10 обеж.

Того - по первому разряду 230 копийников и 460 стрельцов.

По второму разряду - 313 стрельцов.

По третьему разряду - 735 тяжелой пехоты "богемского" строя.

Того - 230 "копийников", 773 конных арбалетчика, 735 тяжелой пехоты "богемского" строя. Опять - воинов почти столько же, сколько по "нормальной" норме для Руси. 1700 бойцов - но войско явно "другое". 

 

Занятно - польские нормы направлены на получение большей доли латных копейщиков, сравнительно с прусскими. Только вот в Новгороде наделов между 51 и 80 обжами - всего 41 на 2482,5 обжи. Что на выходе дает ... плюс 25 копийников. =)

 

Как-то так. :warrior:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Подсмотрел у уважаемого А.Лобина

Цитата

Достаточно открыть любой военный трактат XVI-XVII вв, раздел о кавалерии (например, какого-нибудь Роберта Уарда и др.), где сказано: сплошная шеренга из 500 конников на ровном как стол поле без препятствий занимает 800-1000 м (т.е. до 1 км) по фронту и 9-10 м в глубину (расстояние до второй шеренги в полевой выездке - 2 корпуса лошади), площадь до 10000 кв.м. С учетом пересеченной местности, наличия препятствий (овражков, ельников и т.д.) фронт увеличивается до 2, 3 и более км.

Уард, если не путаю (а могу), это Anima'dversions of warre - тут и тут. С другой стороны - что-то "математикой" потянуло. С трудом представляю себе - откуда могла взяться такая "сплошная шеренга". 

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 11/10/2019в13:56, hoplit сказал:

Подсмотрел у уважаемого А.Лобина

Уард, если не путаю (а могу), это Anima'dversions of warre - тут и тут. С другой стороны - что-то "математикой" потянуло. С трудом представляю себе - откуда могла взяться такая "сплошная шеренга". 

 

Уард считает в разомкнутом построении по фронту 6 футов на лошадь - то есть длину её корпуса (очевидно, чтобы всадники могли разворачиваться на 360 градусов на месте) и столько же между лошадьми в глубину, а в сомкнутом требует построения по фронту колено к колену у всадников, а в глубину голова к хвосту у лошадей.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
14 часа назад, Илья Литсиос сказал:

Уард считает в разомкнутом построении по фронту 6 футов на лошадь - то есть длину её корпуса (очевидно, чтобы всадники могли разворачиваться на 360 градусов на месте) и столько же между лошадьми в глубину, а в сомкнутом требует построения по фронту колено к колену у всадников, а в глубину голова к хвосту у лошадей.

При этом "карабины" у него, насколько понял, вообще атакуют "роем", на максимальной скорости и без поддержания правильного построения.

 

Плюс

320.png.4ff712b792355549ad54230894569c63

 

Кстати

281.thumb.png.d358c71c0d6a6b8c3e31da14bf

320-2.png.5054bf1f69c82a4c0b7301c0857dcb

 

Кирасиру полагался слуга

293.thumb.png.dee3ce8acf535d5b4afba01266

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

295.png.0d4c41eec35776006ae7287ca5cdd406

Типовое построение - 20 человек в шеренге, 6 человек в ряду.

 

Типовые перестроения.

lgfl.png.0b07962b169a2a56b9a7f2b4128a1c3

Удвоение шеренг, удвоение рядов, контр-марш и поворот. При этом поворот (wheeling), кажется, использовался сравнительно редко. Зато в примерах куча способов изменения плотности строя. И неслабый кусок про античные строи ромбом и треугольником.

 

333.png.f56cdbdc18670ed38f3cdccb358d50cf

Нормальный строй - "развернутый". 

opo.png.21a254742ffd26efe32b90f14d0e9cd2

Насколько понимаю - перед атакой строй советовали уплотнять

charge.png.42710fc0f8eb2667f755024f867f7

 

Кирасиры обычно атакуют на рысях.

tack.png.c1ad093ba7775144107f8554a8b1ae1

Конные аркебузиры - караколируют.

arc.png.bd48cbcf04357fdb2e5c94a4de2150bf

 

Насколько понимаю - предпочтительной тактикой полагается развалить боевые порядки противника обстрелом (используя карабинов и конных аркебузиров) и доломать их кирасирами. При этом кирасиры, как и драгуны, полагаются средством "более оборонительным", чем "наступательным". 0_0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Насколько я понимаю, wheeling - это захождение или заезд флангом, а facing - это поворот на месте.

Rank - ряд, file - шеренга. Но в случае с аркебузирами это звучит странно.

А что такое bringer - неясно.

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Насколько я понимаю, wheeling - это захождение или заезд флангом, а facing - это поворот на месте.

Насколько понимаю - так. При этом "караколь", со сменой шеренг при стрельбе, автор тоже обозначает "wheeling". =/

 

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Rank - ряд, file - шеренга. Но в случае с аркебузирами это звучит странно.

Наоборот. Rank - шеренга, file - ряд.

 

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

А что такое bringer - неясно.

Задний, шестой, всадник в ряду.

11.thumb.png.6d3d1ee064b3721d3289446328b

Там описан именно контр-марш по рядам, с поворотом фронта на 180 градусов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Полибий. Всеобщая история. 12.18-20

Цитата

Трудно понять, каким образом Дарий мог поставить свои войска, к тому же столь многочисленные, перед фалангою, когда река омывала стоянку. Как утверждает сам Каллисфен, у Дария было тридцать тысяч конницы и столько же наемников; легко определить, как велико должно быть пространство для такого войска. Так, наичаще конница выстраивается на случай действительного сражения по восьми человек в глубину; между эскадронами необходимо оставлять свободное пространство, равное лицевой стороне отряда, которое дало бы возможность эскадрону легко оборачиваться вправо или влево и назад. Таким образом, на одной стадии помещается восемьсот воинов, на десяти — восемь тысяч, на четырех— три тысячи двести, так что четырнадцать стадий вмещают на себе одиннадцать тысяч двести воинов. Если же Дарий выстроил к бою все свои тридцать тысяч, то он едва мог бы образовать из конницы только три отряда, стоящие один за другим. А где же тогда место для наемного войска? В тылу конницы, не иначе. Но это-то и отрицает Каллисфен, замечая, что именно наемники сшиблись с македонянами в происшедшей схватке. Отсюда неизбежно следует заключение, что половина пространства, та, что у моря, занята была конницей, а другая половина, со стороны гор, — наемниками. При этом легко представить себе, какова была глубина построения конницы и в каком расстоянии от стоянки протекала река. С приближением неприятеля, рассказывает дальше Каллисфен, Дарий, находившийся в центре боевой линии, подозвал к себе наемников с фланга. Сомнительно, чтобы так происходило дело; ибо, если в середине помянутого пространства должны были соприкасаться между собою наемники и конница и если Дарий находился при наемниках, то куда, для чего и каким образом Дарий мог звать к себе наемников? В заключение Каллисфен утверждает, что находившаяся на правом крыле конница при наступлении на врага ударила на конницу Александра, что эта последняя мужественно встретила нападающих и дала им жестокий отпор. Но Калллисфен забыл уже, как он только что говорил, что противники разделены были рекою.

Таковы же известия Каллисфена и об Александре. Так, по его словам выходит, что Александр совершил переход в Азию с сорока тысячами пехоты и с четырьмя тысячами пятьюстами конницы, а в то время, когда он собирался вторгнуться в Киликию, к нему прибыло из Македонии подкрепление в пять тысяч пехоты и восемьсот конницы. Если от этого числа отнять три тысячи пехоты и триста конницы, — скорее слишком большая цифра для отсутствующих по разным делам воинов, — то и тогда останется еще сорок две тысячи пехоты и пять тысяч конницы. После этих предварительных замечаний Каллисфен рассказывает, что Александр узнал о прибытии Дария в Киликию уже в то время, когда находился от него на расстоянии ста стадий  и когда теснина была уже пройдена. Поэтому Александр повернул назад и снова пошел через теснину, впереди поставил фалангу, за нею конницу и позади всего вьючных животных. Лишь только войска вышли на открытую равнину, Александр будто бы отдал всем приказ строиться в фалангу, причем в самом начале она имела глубину в тридцать два человека, потом в шестнадцать, и наконец, вблизи неприятеля в восемь. Это известие еще более несообразно, чем предыдущее. Если стадия при обычных в походе промежутках между воинами в шесть футов вмещает на себе тысячу шестьсот воинов, построенных по шестнадцати человек в глубину, то, очевидно, десять стадий могут вместить шестнадцать тысяч воинов, а двадцать стадий — вдвое большее число. Потому легко понять, что Александру в то время, когда войско его строилось по шестнадцати человек в глубину, нужна была площадь в двадцать стадий, следовательно, для всей конницы и для десяти тысяч пехоты не оставалось бы места вовсе.

Далее Каллисфен говорит, что Александр на расстоянии стадий сорока   от неприятеля вел свое войско фронтом. Бoльшую нелепость трудно и придумать. Где найти, особенно в Киликии, такую местность, чтобы по ней могла фронтом двигаться фаланга, вооруженная сарисами, простирающаяся на двадцать стадий в ширину и на сорок стадий в глубину? Едва ли можно исчислить все препятствия, какие должны встретиться подобному расположению и движению войска. Достаточно одной подробности из рассказа самого Каллисфена, чтобы убедиться в справедливости наших слов. Так, он говорит, что несущиеся с гор потоки делают такие промоины на равнине, что сложился даже рассказ, будто большинство персов, убегая от неприятеля, погибло в таких рытвинах. Все это правда, скажут мне; но Александр желал встретить врага во всеоружии. Однако что может быть менее готово к бою, как не фаланга с разорванным и расстроенным фронтом? Гораздо легче заменить правильный походный порядок боевым строем, нежели в местности лесистой, изрытой ямами, выстроить в одну линию войско, разорванное с фронта и разбитое на части. Вот почему было гораздо предпочтительнее вести войско правильной двойной или четверной фалангой; тогда можно было найти и удобную для похода местность, легко и быстро привести войско в боевой порядок, тем более что через передовых разведчиков Александр мог заранее узнавать о степени близости неприятеля. Наконец, по изображению Каллисфена Александр, когда вел свое войско фронтом, на местах ровных поставил конницу не впереди пехоты, а в одну линию с нею. О прочих ошибках мы уже не говорим. Но вот что важнее всего. По рассказу Каллисфена выходит, будто Александр, когда неприятель был уже близок, дал своей фаланге глубину в восемь человек. Отсюда неизбежно следует, что фаланга вытянулась в длину на сорок стадий. Если бы даже, говоря словами поэта  «воины смыкались между собою, стиснув дрот возле дрота и щит у щита непрерывно; щит со щитом, шишак с шишаком, человек с человеком», — то и тогда потребовалось бы для фаланги двадцать стадий пространства. Между тем Каллисфен сам говорит, что не было полных четырнадцати стадий. <…> Часть этого пространства  у моря занимала конница, что была на правом крыле; к тому же все войско поместилось настолько далеко от гор, что занимавший предгорье неприятель не мог вредить ему. Действительно, мы знаем, что Александр расположил часть войска в виде крюка по отношению к только что упомянутым войскам. И теперь мы не считаем еще десяти тысяч пехоты , которые при исчислении Каллисфена получаются в остатке. Таким образом, по исчислению самого историка, на длину фаланги остается по меньшей мере одиннадцать стадий, и на этом пространстве должно было вмещаться тесно сплоченных тридцать две тысячи человек по тридцати человек в глубину. Между тем Каллисфен утверждает, что во время битвы воины выстроены были по восьми человек в глубину. Подобные ошибки непростительны, ибо самая невозможность исполнения изобличает неправильность расчетов . Поэтому ошибка становится непростительной с того времени, как только Каллисфен дает нам меру расстояния между отдельными воинами, общую величину местности, а также число воинов. Так как было бы слишком длинно перечислять все подобные погрешности Каллисфена, то мы отметим лишь весьма немногие. Он уверяет, что Александр так, а не иначе строил свое войско ради того, чтобы сразиться с самим Дарием, что и Дарий равным образом первоначально сам жаждал встретиться с Александром, но потом будто переменил свое намерение. Однако каким же образом один из противников мог знать, при какой части своего войска находится другой противник или куда перешел потом Дарий? В ответ на это у Каллисфена нет ни слова. Далее, как могли выстроенные в боевой порядок фалангиты выбраться на крутой, поросший кустарником берег реки? Это тоже непонятно. Нельзя же подобную несообразительность взвалить на Александра, когда всем известно его знание военного дела и то, что он обращался с этим делом с юности; скорее повинен в недомыслии историк, по невежеству не умеющий различать в подобных предметах возможное от невозможного.

 

В оригинале у Полибия не "эскадроны", а "илы" (ἰλῶν). В иле во времена Александра было около 200 всадников. 

"Три отряда один за другим" - τριφαλαγγίαν ἐπάλληλον, насколько понимаю - "тройная фаланга" и "плотно один за другим". 

Цитата

three such bodies, one placed close behind the other

Цитата

mass his cavalry alone nearly three times the usual depth

Выходит, что для Полибия эшелонированный боевой порядок конницы - ненормален? 0_о?? Или что он ввиду-то имел?

 

При построении илы в 8 шеренг, имеем 25 всадников в шеренге. 

На одной стадии располагались 800 человек, то есть - 4 илы. С учетом последующей арифметики, если исходить из того, что Полибий не напутал, то это "4 илы и 4 промежутка", а не "4 илы и 3 промежутка".

Стадий у Полибия, насколько понимаю, 185 метров. 

Восьмая часть этого расстояния - 23 метра. Это длина фронта илы в боевом построении и расстояние между илами в линии.

 

Тогда выходит примерно так

- ила из 200 всадников образовывала строй в 25 рядов по 8 человек в ряду.

- по фронту она занимала 23 метра. На всадника приходилось почти что точно по пресловутых "три фута", то есть - 0,9 метра. Если не гнаться за строгой арифметикой - мог быть и метр. 

- расстояние между илами было равно фронту илы, то есть - те же 23 метра. 

- реальный фронт 4 ил (800 всадников) будет меньше указанной Полибием "одной стадии", так как "4 илы и три промежутка между отрядами". Но норма "4 илы на один стадий" более удобна для измерения большого фронта конницы, не нужно ломать голову над промежутками. 

 

Полибий, конечно, вересчит и ругается по поводу сообщаемых Каллисфеном сведений (емнип, А.Жмодиков засчитывал это в качестве еще одного аргумента против длинных сарисс во времена Александра), но опять - пехота изначально выдвигается в строю с большими интервалами и дистанциями, а уплотняет фронт только в непосредственной близости от противника.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Полибий. История. VI.25

Цитата

Равным образом и конницу римляне делят на десять эскадронов, turmae, в каждом из них выбирают трех начальников, которые сами назначают себе еще троих помощников. Эскадронный начальник, выбранный первым, ведет эскадрон, а два других имеют звание десятников; все трое называются декурионами. За отсутствием первого из них эскадроном командует второй. Вооружение конницы в наше время походит на эллинское. В старину, первоначально конные воины не имели панцирей и шли в битву, опоясанные передниками. Благодаря этому они легко и ловко спешивались и быстро снова вскакивали на лошадь, зато в стычках подвергались большой опасности, потому что дрались обнаженные. Употреблявшиеся тогда копья непригодны были в двояком отношении: они были тонки и ломки, при взмахе большею частью ломались от самого движения лошадей, раньше еще чем наконечник копья упирался в какой-либо предмет, вот почему воины не могли попадать ими в цель. Потом, копья делались с одним только наконечником на верхнем конце, благодаря чему воин наносил только один удар копьем, засим наконечник ломался, и копье становилось совершенно негодным и ненужным. Римский щит изготовлялся из бычьей кожи, имел форму лепешек с выпуклостью посередине, какие употребляются римлянами для жертвоприношений. Для отражения ударов щиты эти были неудобны по своей непрочности, к тому же от дождей кожа их портилась, сырела, и тогда они становились уже негодными, да и без того не были удобны. Так как вооружение это оказалось непригодным, то римляне вскоре переняли вооружение от эллинов. Здесь первый уже удар верхним наконечником копья бывает обыкновенно меток и действителен, так как копье сделано прочно и не гнется; к тому же и нижний конец копья, которым можно повернуть его, наносит верный и сильный удар. То же самое и относительно щита, который у эллинов отлично приспособлен для отражения ударов, наносимых издали и вблизи. Римляне сообразили это и вскоре переняли эллинский щит. Так и вообще римляне оказываются способнее всякого другого народа изменить свои привычки и позаимствоваться полезным.

Насколько понимаю - уверенности, что Полибий не загибает - нет. Да и кроме греков "подглядеть" доспехи было у кого. Начиная с тех же кельтов.

περιζώμασιν - передники.

Старые римские копья - именно копья, δόρατα, хоть и ругаемые за хлипкость. Щиты из бычьей кожи определены как "фиреи" - θυρεὸν. =/

 

Уважаемый А.Козленко писал

Цитата

Важнейшим фактором, способствовавшим дальнейшему развитию римской кавалерии, стали начавшиеся в середине – второй половине IV века до н.э. столкновения с активно использовавшими всадников народами Центральной и Южной Италии, а также последовавшая за этим война против Пирра. Вероятно, в это время римская кавалерия воевала точно так же, как и противостоявшие ей самниты и луканы. Такая тактика напоминала способ действия легковооружённой пехоты: всадники сражались преимущественно рассыпным строем, бросая в противника дротики с некоторого расстояния и скрываясь при приближении тяжеловооружённого неприятеля.

Другое дело - не очень ясно, на чем он базируется. Римская конница у Ливия (а самые подробные описания раннего военного дела римлян - как раз у него) - ударная. И как-то не видно, чтобы пасовала перед имевшейся в регионе пехотой. Можно, конечно, прицепиться к ненадежности сведений ранней римской истории, но, насколько вижу, уважаемый А.Козленко скорее "оптимист", чем "критик".

Про какие-то выдающиеся успехи конницы Пирра против римской как-то сразу и не упомню... А на Ганнибала кивать, имхо, особого смысла нет - при Каннах, имея меньшее войско, карфагенянин имел почти в полтора раза больше конницы. И если против конницы "союзников" было равное число нумидийцев, то иберов и галлов было почти в три раза больше, чем римских всадников. Чтобы проиграть при соотношении 3 к 1 тем же галлам (признанным обладателям прекрасной конницы) - не нужно быть "плохим". И так почти по всем поражениям "плохой римской конницы" можно пройтись...

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

В статье А.Нефедкина "Реформирование союзной кавалерии ахейцев Филопеменом"

Автор пришел примерно к таким же выводам - около 90 см на коня по фронту. Другое дело... С фронтом отрядов и интервалами не ясно.

Nefedkin_2.thumb.jpg.d4406b547d8098f65a1

 

Какое число всадников Полибий на самом деле полагал в иле?

Nefedkin.thumb.jpg.ce484b551689d2d2e18b1

Если "ила" у него "ахейская" и должна быть засчитана за сотню всадников, то отряды получаются значительно меньше - 12-13 рядов. 

Но при этом в тактиках вполне есть илы в 8 шеренг и 16 рядов, в 8 шеренг и 24 ряда, в 8 шеренг и 8 рядов. 

С другой стороны - А.Нефедкин допускает, что "илу" в 12.18 можно понимать и просто как "кавалерийский отряд", а тогда это может быть и аналог ахейского улама или тетрархии македонян.

 

Плотность фронта не меняется - но одно дело "4 отряда с тремя промежутками на полтораста метров" плюс пространство на флангах. Другое - 12-16 отрядов с 11-15 интервалами на том же (реально - чуть большем) пространстве... =/

Share this post


Link to post
Share on other sites

тут или описания боя реальные, а численности - "как всегда", или с точностью наоборот. Как говаривали братья Колобки - выбираем худший вариант (и описание кривое, и численности завышенные).

Если верить всяким греко-римским сочинениям, то только они и были победоносными. Если, паче чаяния, что-то "пошло не так", то объясняется 100500-кратным превосходством варваров в численности и прочей пургой. 

Я бы всем этим античным "свидетельствам", на которые античники фапают, не доверял бы больше, чем сведениям азиатских хроник, в которых каждый "уважающий себя историк" просто обязан сомневаться.

+100500 за то, что, описания боев Александра Македонского - на 99% плод позднейших фантазий. А первоисточник, что бы ни говорили античники, не сохранились, и как они передавались в древности - мы не знаем (сколько там от первоисточника, сколько - от гонора и похвальбы каждого конкретного аффтара).

Будь что-то иное - 300 с гаком лет не пришлось бы воевать с Сасанидами, и 200 с гаком - с парфянами... Причем с переменным успехом ровно до тех пор, пока не пришел лесник и не выгнал всех нахрен из сторожки пришли арабы со своим исламом...

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, Чжан Гэда сказал:

Если верить всяким греко-римским сочинениям, то только они и были победоносными.

Неправда.

5 часов назад, Чжан Гэда сказал:

Если, паче чаяния, что-то "пошло не так", то объясняется 100500-кратным превосходством варваров в численности и прочей пургой. 

Тоже неправда.

В общем - XLegio.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Правда-правда. Как начинаешь читать - и уши вянут. Почитайте любое описание ирано-византийских войн (естественно, они сохранились только с византийской стороны) - так и прет отовсюду.

А вся античная традиция - это постоянно битье немытых варваров, а если что случилось с греками - так исключительные обстоятельства были. Хрень, конечно, полнейшая, но положено свято верить. Ибо нефиг! А что с моноисточником можно всегда влипнуть - про это тут все забывают.

Скажем, если смотреть историю русско-японской войны исключительно по русским источникам - это не комильфо. А греко-персидские войны или ирано-византийские исключительно по греко-римским - это комильфо. 

Понятно, что источники с персидской стороны минимальны и скупы, но и ежу понятно, что верить только одной стороне, без критического анализа (хотя бы и на основании сравнительного анализа материальной культуры = развития комплекса вооружения и самого факта длительного господства Персии в регионе) нельзя.

Меня всегда умиляет слепое доверие Геродоту в оценке Фермопил, Афин, Салмина... Но тут действительно секта - исследователи этого вопроса к доводам разума и методологии глухи. Зато если я возьму сейчас разбирать историю Великой Отечественной войны исключительно по советским источникам - меня тут же заклюют.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Georgios Chatzelis; Jonathan Harris. A Tenth-Century Byzantine Military Manual: The Sylloge Tacticorum. 2017

Глава 43.

ST43.jpg.dbaae3b0619328ff18bf46b23ee04e7

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гелиодор. Эфиопика. Книга IX. 

Издание Гелиодора на греческом и латыни. 1855 год.

Patryk Skupniewicz. Katarzyna Maksymiuk. Persian Riders in the Aethiopica of Heliodorus. A reliable source? // Historia i Świat. 2018. №7. Pp. 99-110

Авторы на академии - раз, два.

Цитата

Heliodorus’ description of Persian armors, however suggestive, is far from detailed. In fact it seems a mixture of “stock phrases” which could be easily associated by the educated reader with other literary works. Usually modern scholars (Valk’s article on date of the Aethiopica comes from 1940s so can be called “modern” only in relative sense) employ the shared phrases to date the work correctly treating the technical and tactical descriptions as fixed literary topoi.

 

Одно "но" - в части, где авторы пишут про кнемиды у коня.

Цитата

Horse legs remained unprotected in all cultures employing barding, occasionally hooves were covered and reinforced and in anonymous Byzantine treatise these are mounts legs which are pointed as the targets for the foot archers receiving cavalry charge

Поножи для коня пару раз мелькают в Западной Европе эпохи лат. Хотя это и эксцесс - как и барды с защитой брюха лошади. Насколько понимаю - кайзер Макс развлекался... Плюс - изображения сарматских коней с ногами в чешуе на колонне Траяна. Но эти изображения, даже если предположить под ними некую реальную основу, капитально неточны - достаточно посмотреть на броне-трико всадников... Нефедкин приводит еще упоминание конских наголенников у Юлия Поллукса и фрагмент из "Суды", хотя и более чем проблемный. Насколько понимаю - он существование такой брони допускает.

ИМХО - "кнемиды" у коней персов это фантом, додумка. Описания воинов вида "с ног до головы в железе" есть и по культурам, где полный доспех совершенно точно не использовался. Так-то в саге о Харальде Суровом всадники и кони англо-саксов "полностью в броне". При том, что кони с почти 100% вероятностью не имели брони вообще. Да и кольчатые перчатки и шоссы у всадников тогда в обиход еще не вошли. Тем не менее - albrynjaðir ...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Пушки на палубах. Европа в 15-17 век.
      By hoplit
      Tullio Vidoni. Medieval seamanship under sail. 1987.
      Richard W. Unger. Warships and Cargo Ships in Medieval Europe. 1981.
      Dotson J.E. Ship types and fleet composition at Genoa and Venice in the early thirteenth century. 2002.
      John H. Pryor. The naval battles of Roger of Lauria // Journal of Medieval History (1983), 9:3, 179-216
      Lawrence Mott. The Battle of Malta, 1283: Prelude to a Disaster // The Circle of war in the middle ages. 1999. p. 145-172
      Charles D. Stanton. Roger of Lauria (c. 1250-1305): "Admiral of Admirals". 2019
      Mike Carr. Merchant Crusaders in the Aegean, 1291–1352. 2015
       
      Oppenheim M. A history of the administration of the royal navy and of merchant shipping in relation to the navy, from MDIX to MDCLX. 1896.
      L. G. C. Laughton. THE SQUARE-TUCK STERN AND THE GUN-DECK. 1961.
      L.G. Carr Laughton. Gunnery,Frigates and the Line of Battle. 1928.
      M.A.J. Palmer. The ‘Military Revolution’ Afloat: The Era of the Anglo-Dutch Wars and the Transition to Modern Warfare at Sea. 1997.
      R. E. J. Weber. THE INTRODUCTION OF THE SINGLE LINE AHEAD AS A BATTLE FORMATION BY THE DUTCH 1665 -1666. 1987.
      Kelly De Vries. THE EFFECTIVENESS OF FIFTEENTH-CENTURY SHIPBOARD ARTILLERY. 1998.
      Geoffrey Parker. THE DREADNOUGHT REVOLUTION OF TUDOR ENGLAND. 1996.
      A.M. Rodger. THE DEVELOPMENT OF BROADSIDE GUNNERY, 1450–1650. 1996.
      Sardinha Monteiro, Luis Nuno. FERNANDO OLIVEIRA'S ART OF WAR AT SEA (1555). 2015.
      Rudi  Roth. A  proposed standard  in  the reporting  of  historic artillery. 1989.
      Kelly R. DeVries. A 1445 Reference to Shipboard Artillery. 1990.
      J. D. Moody. OLD NAVAL GUN-CARRIAGES. 1952.
      Michael Strachan. SAMPSON'S FIGHT WITH MALTESE GALLEYS, 1628. 1969.
      Randal Gray. Spinola's Galleys in the Narrow Seas 1599–1603. 1978.
      L. V. Mott. SQUARE-RIGGED GREAT GALLEYS OF THE LATE FIFTEENTH CENTURY. 1988.
      Joseph Eliav. Tactics of Sixteenth-century Galley Artillery. 2013.
      John F. Guilmartin. The Earliest Shipboard Gunpowder Ordnance: An Analysis of Its Technical Parameters and Tactical Capabilities. 2007.
      Joseph Eliav. The Gun and Corsia of Early Modern Mediterranean Galleys: Design issues and
      rationales. 2013.
      John F. Guilmartin. The military revolution in warfare at sea during the early modern era:
      technological origins, operational outcomes and strategic consequences. 2011.
      Joe J. Simmons. Replicating Fifteenth- and Sixteenth-Century Ordnance. 1992.
      Ricardo Cerezo Martínez. La táctica naval en el siglo XVI. Introducción y tácticas. 1983.
      Ricardo Cerezo Martínez. La batalla de las Islas Terceras, 1582. 1982.
      Ships and Guns: The Sea Ordnance in Venice and in Europe between the 15th and the 17th Centuries. 2011.
      W. P. Guthrie. Naval Actions of the Thirty Years' War // The Mariner's Mirror, 87:3, 262-280. 2001
       
      A. M. Rodger. IMAGE AND REALITY IN EIGHTEENTH-CENTURY NAVAL TACTICS. 2003.
      Brian Tunstall. Naval Warfare in the Age of Sail: The Evolution of Fighting Tactics, 1650-1815. 1990.
      Emir Yener. Ottoman Seapower and Naval Technology during Catherine II’s Turkish Wars 1768-1792. 2016.
       
      Боевые парусники уже в конце 15 века довольно похожи на своих потомков века 18. Однако есть "но". "Линейная тактика", ассоциируемая с линкорами 18 века - это не про каракки, галеоны, нао и каравеллы 16 века, она складывается только во второй половине 17 столетия. Небольшая подборка статей и книг, помогающих понять - "что было до".
       
      Ещё пара интересных статей. Не совсем флот и совсем не 15-17 века.
      Gijs A. Rommelse. An early modern naval revolution? The relationship between ‘economic reason of state’ and maritime warfare // Journal for Maritime Research, 13:2, 138-150. 2011.
      N. A.M. Rodger. From the ‘military revolution’ to the ‘fiscal-naval state’ // Journal for Maritime Research, 13:2, 119-128. 2011.
    • "Примитивная война".
      By hoplit
      Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.
       
      - Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis.
      - Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.
      - J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.
      - DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.
      - William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.
      - Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.
      - ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.
      - Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.
      -  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence // Nature 538, 233–237
      - Sticks, Stones, and Broken Bones: Neolithic Violence in a European Perspective. 2012
       
       
      - Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.
      - Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).
      - Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и
      конфликты.
      - Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.
       
       
      - Зуев А.С. О БОЕВОЙ ТАКТИКЕ И ВОЕННОМ МЕНТАЛИТЕТЕ КОРЯКОВ, ЧУКЧЕЙ И ЭСКИМОСОВ.
      - Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).
      - О. А. Митько. ЛЮДИ И ОРУЖИЕ (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).
      - К. Г. Карачаров, Д. И. Ражев. ОБЫЧАЙ СКАЛЬПИРОВАНИЯ НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СРЕДНИЕ ВЕКА.
      - Нефёдкин А. К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).
      - Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.
      - Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.
      - Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.
      - Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.
      - Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.
       
      - N. W. Simmonds. Archery in South East Asia s the Pacific.
      - Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.
      - Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.
      - Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.
      - Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.
      - D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.
      - Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.
      - W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.
      - E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.
      - K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.
      - Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 
      - William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.
      - Henry Reynolds. Forgotten war. 
      - Henry Reynolds. THE OTHER SIDE OF THE FRONTIER. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.
      -  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.
      - Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.
      - Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      - Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      - Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      - Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      - Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      - Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
      - Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.
      - P. D'Arcy. Maori and Muskets from a Pan-Polynesian Perspective // The New Zealand journal of history 34(1):117-132. April 2000. 
      - Andrew P. Vayda. Maoris and Muskets in New Zealand: Disruption of a War System // Political Science Quarterly. Vol. 85, No. 4 (Dec., 1970), pp. 560-584
      - D. U. Urlich. The Introduction and Diffusion of Firearms in New Zealand 1800–1840 // The Journal of the Polynesian Society. Vol. 79, No. 4 (DECEMBER 1970), pp. 399-41
      -  Barry Craig. Material culture of the upper Sepik‪ // Journal de la Société des Océanistes 2018/1 (n° 146), pages 189 à 201
      -  Paul B. Rosco. Warfare, Terrain, and Political Expansion // Human Ecology. Vol. 20, No. 1 (Mar., 1992), pp. 1-20
      - Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Flèches de chasse, flèches de guerre: Le cas des Danis d'Irian Jaya (Indonésie) // Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Bulletin de la Société préhistorique française. T. 87, No. 10/12, Spécial bilan de l'année de l'archéologie (1990), pp. 484-511
      - Warfare // Douglas L. Oliver. Ancient Tahitian Society. 1974
       
       
      - Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.
      - Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.
      - Myron J. Echenberg. Late nineteenth-century military technology in Upper Volta // The Journal of African History, 12, pp 241-254. 1971.
      - E. E. Evans-Pritchard. Zande Warfare // Anthropos, Bd. 52, H. 1./2. (1957), pp. 239-262
      - Julian Cobbing. The Evolution of Ndebele Amabutho // The Journal of African History. Vol. 15, No. 4 (1974), pp. 607-631
       
      - Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.
      - Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.
      - R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.
      - J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.
      - Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.
      - R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 
      - R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.
      - Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.
       
       
      - Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.
      - Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.
      - Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.
      - T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.
      - Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and
      the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.
      - Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.
      - HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 
      - NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.
      - F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 
      - Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 
      - H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 
      - Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.
      - Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.
      - Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?
      - Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 
      - Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).
       
       
      - ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.
      - Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.
      - D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.
      - DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern
      Plains Armor.
      - Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.
      - Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.
      - James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.
      - Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.
      - Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.
      - James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.
       
      - D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.
      - Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL PERFORMANCE CHARACTERISTICS.
      - Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.
      - W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic
      and  experimental research.
      - DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation
      and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.
      - Walter Hough. Primitive American Armor. 
      - George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.
      - Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.
      - David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.
      - Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.
      - Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.
      - Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 
      - Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.
      - Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.
      - Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.
      - George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America.
      - Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 
      - Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).
      - Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.
      - J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.
      - Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.
      - Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.
      - Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.
      - Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.
      - William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.
      - Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.
      - David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.
      - Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.
      - Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011
      - Steven LeBlanc. Prehistoric Warfare in the American Southwest. 1999.
       
       
      - A. Gat. War in Human Civilization.
      - Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.
      - Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.
      - Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.
      - Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.
      - Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.
      - Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.
      - М. Дэйви. Эволюция войн.
      - War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.
      - I. J. N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.
      - Антропология насилия. Новосибирск. 2010.
      - Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war : violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.
      - Warfare in Bronze Age Society. 2018

    • Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
      By hoplit
      Просмотреть файл Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
       
      Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty // Modern Asian Studies. Volume 38. Issue 01. February 2004, pp 145 - 189.
      Автор hoplit Добавлен 09.01.2020 Категория Китай
    • Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
      By hoplit
      Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty // Modern Asian Studies. Volume 38. Issue 01. February 2004, pp 145 - 189.
    • Tρόπαιον
      By hoplit
      Из "Itinéraire de Jérôme Maurand d 'Antibes à Constantinople".
      Перевод тут. Единственно - не очень понял, почему в английском переводе [the city], если в тексте прямо написано "Modon".
      Это записи капеллана из французского посольства, прибывшего в Константинополь в 1544-м. Венецианский Модон пал перед армией Баязета II в 1500-м году.
      "Башня черепов" на Джербе. Burj-er-Roos.


      В 1560-м армия и флот Филиппа II потерпели тяжелое поражение от османов. Погибло около 5 тысяч человек. Башня из черепов стояла еще в 19 веке.
      "Челе-кула" в Нише. Сооружена турками в 1809-м после победы при горе Чегар над сербскими повстанцами. Существует до настоящего времени в виде часовни.