75 сообщений в этой теме

Странный у Вас подход к темам, уважаемый друг, однако форум Ваш, поступаете как знаете.

Про Дария - Дарий как раз и врал, ведь логика развития событии говорит о другом. Армяне победили в первых 4 из пяти сражении, вот в чем вопрос. Сами подумаете, Дарий побеждает, армяне... наступают, Дарий побеждает, однако снова вынужден давать сражения, Дарий побеждает, но... сменяет полководца. Это называетс якритический подход к источникам..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


Старенькая "Тактика русской армии" А.Жмодикова.

1.thumb.jpg.5e601f45588097a3fb7fd4617ade

2.thumb.jpg.7e70ca0b7a3fa02f8eae8af5f1c5

То есть - в идеале регулярная кавалерия должна была строиться "аршин на коня по фронту". В суровой реальности - полтора аршина. Иногда, не имея времени на построение, атаковали в еще более разреженном строю.

Это - регулярная кавалерия конца 18 - начала 19 века.

3.thumb.jpg.e21265b72f510132726386ab0e47

4.thumb.jpg.4db7467ce0a4dc590a0d0e06724d

5.thumb.jpg.8e9955144b9213ebbc05bbb800b7

Половина описаний казаков сойдут за "татар" или "турок". "Стараются обойти, страшны для расстроенной армии". При этом, с точки зрения офицеров регулярной кавалерии, строй казаков "плотным" назвать нельзя было при всем желании.

 

Конец 16 - начало 17 века. Dutch Armies of the 80 Years’ War 1568–1648 (2)

6.jpg.9449d4d3eeb1492aba56a211f01452c6.j

Цитата

The States’ cavalry squadron, from its reform in the 1590s until the end of the war, with three troops each of five ranks and five files. A unit’s ‘paper’ strength was not noted in men, but in horses, including the extra mounts for its officers.


(A) open formation, with 6ft (2m) gaps between ranks and files.


(B) closed formation, with 3ft (1m) gaps.


Leaders are shown in black:

the captain rides at front centre, with two trumpeters to relay his orders. Each troop is led at right front by a corporal. The cornet rides in the middle of the central troop (in Maurice’s early days, in the second rank). Behind the squadron the sergeant (‘quartermaster’) rides on the left and the lieutenant on the right.


Larger squadrons might have more files, but – certainly after the 1609 truce – never more ranks. The formation could double its files to present a wider front, but the ranks were never doubled. During battlefield manoeuvres units often closed files and opened ranks. They could turn, wheel, and even pivot their horses and counter-march to turn the squadron back-to-front on the spot.

Тут боюсь что-то ляпнут. Сlosed formation - это боевое построение? Или "плотное предбоевое"? Те же мушкетеры в 17-м веке смыкались-размыкались по фронту и в рядах...

Если "сlosed formation" - все-таки боевой строй, то получается, что конница рейтарского типа в 17-м веке оперировала в строю где на лошадь по фронту приходилось более полутора метров - аршин на коня и по полметра с каждой стороны - около 1,7 метра? 

 

У Морица де Сакса написано, что кавалерия должна "смыкать сапоги" ("колено к колену"?) только на дистанции 20 шагов от противника.

Цитата

L'on ne doit serrer la botte que de vingt pas 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ИМХО, полтора метра по фронту от коня до коня - маловато для плохо обученных рейтар, которые атаковали с пистолетами в первую очередь.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
38 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

ИМХО, полтора метра по фронту от коня до коня - маловато для плохо обученных рейтар, которые атаковали с пистолетами в первую очередь.

Вот что есть... Еще, емнип, у Рюстова были какие-то числа по этому периоду. Если не путаю - что-то про "полтора метра на рейтара" и "2-2,5 метра на жандарма". Но тут мне нужно уточнить - не очень понимаю откуда он эти числа брал.

"Плохо обученные рейтары с пистолетами" - это довольно неконкретное описание. Они не все такие были, да и "рейтары" на практике распадались на разные категории. "Кирасиры", "конные аркебузиры" и "драгуны". Часть могла использовать лансы. Атака вида "шарахнуть из огнестрельного в упор и сразу атаковать со шпагами" чем-то необычным не была  с конца 16 века минимум.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

У Рюстова в первом томе "Истории пехоты" при Черезоле в 1544-м две ордонансные роты ("не более 60 конных") развернулись на фронте в 200 шагов (schritt).

В немецком издании страницы 291 и 294. В русском переводе Пузыревского 1876 года - страницы 253 и 256.

На странице 356 указано, что пространства в 512 футов в конце 16 века достаточно атаки конных фронтом в 100 лошадей. В русском издании - 306 страница.

Но это, в общем, не источник, а исследование середины 19 века. Кроме того - то, что 60 всадников развернулись на фронте в 200 шагов еще не говорит прямо, что они стояли на этом фронте равномерно. Также и "достаточно для фронта в 100 конных" не означает, что всадники занимали математически точно 512 футов, так как это в описании - расстояние между двумя отрядами пикинеров. 

 

Чтобы не потерялось - второй том "Истории пехоты" тут. Это первое издание 1857-8 гг.

Издание "Mes rêveries" Морица де Сакса от 1757 года в двух томах - тут и тут.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Герцог Альба, якобы, считал, что 100 всадников по фронту займут 204 фута. Монтекукколи даёт 4 фута по фронту и 8 в глубину на всадника.  Герхард Мельдер в 1658 г. отводит 3 фута на всадника в бою. При Фридрихе Великом и позже на кавалериста полагалось 0,75 м по фронту, но это уже плотность доведённая до крайности - колено к колену, и во время атак всадников нередко выдавливали из строя соседи. Жёсткие ботфорты были нужны именно, чтобы защищать колени во время давки, случавшейся при атаке.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
17 час назад, Илья Литсиос сказал:

Монтекукколи даёт 4 фута по фронту и 8 в глубину на всадника. 

 

Посмотрел по оригиналу.

Общие принципы военного искусства. XC.13

1704, 1712, 1718, 1821.

У него всадник требует "два шага (пассо) в сторону и три шага в глубину". Если не путаю - это интервалы. То есть - по шагу в сторону и ширина самой лошади (грубо еще шаг) - получаем около 2 метров по фронту, нет?

 

Еще XXII.1-2

1704, 1712, 1718, 1821.

Тут  "большие интервалы" 4-5 футов между всадниками (2-2,5 шага), "которые отделяют одного человека от другого". "Плотные интервалы" для всадников в итальянской версии не указаны (в туринской версии 1821-го их и для пехоты нет 0_о), они указаны во французской, почему так - не знаю.  Там 4 фута по фронту и 8 футов в глубину (2 шага и 4 шага). Насколько понимаю - это уже не интервалы.

На больших интервалах всадник занимает 2 фута + 2 фута + 2 фута = 3 шага, 6 футов, около 1,8 метра.

Фронт 4 фута = 2 шага = 1,2 метра.

Длина лошади может быть грубо принята за 5 футов. Интервал в 3 шага сокращенный в 2 раза - 3 фута. Того - 8 футов. 

По ширине - половина шага + шаг + половина шага = те же 4 фута. 

 

Из текста получается, что "строй при плотных интервалах лучший, если всадники не мешают друг другу, не слишком скучены и стеснены", но как нормальный Монтекукколи, как кажется, дает все-таки "строй на больших интервалах"...

 

Надо будет Альбу и Мельдера поискать...

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ИМХО, тут надо просто пробовать и оценивать. Многие вещи могут быть поняты только после эксперимента.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
6 часов назад, hoplit сказал:

 

Посмотрел по оригиналу.

Общие принципы военного искусства. XC.13

1704, 1712, 1718, 1821.

У него всадник требует "два шага (пассо) в сторону и три шага в глубину". Если не путаю - это интервалы. То есть - по шагу в сторону и ширина самой лошади (грубо еще шаг) - получаем около 2 метров по фронту, нет?

Я думаю, что два шага здесь включают также ширину лошади, так как на пехотинца он отводит 1,5 шага, т.е. 3 фута, что, как мы знаем, было нормальным пространством, занимаемым пешим солдатом в строю в этот период.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Gervase Markham, The souldiers accidence (London, 1625) сообщает, что в "тесном" строю всадники стоят "колено к колену", а в "открытом" на кавалериста приходится 6 футов, включая сюда саму лошадь. 
John Vernon, The young horse-man, or, The honest plain-dealing cavalier (Andrew Coe, London, 1644) говорит, что во время атаки правое колено кавалериста должно плотно прилегать "под" левым бедром соседа. Всадники у него наступают тихим шагом, стреляя из карабинов, потом палят из пистолетов и атакуют со шпагами карьером.
Некоторые авторы, ожидаемо, отмечают, что, стоя на месте, "сомкнутый" порядок было легче поддерживать, чем атакуя, когда строй размыкался. 

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 01.11.2017в11:06, Илья Литсиос сказал:

Я думаю, что два шага здесь включают также ширину лошади, так как на пехотинца он отводит 1,5 шага, т.е. 3 фута, что, как мы знаем, было нормальным пространством, занимаемым пешим солдатом в строю в этот период.

С "нормальным" есть та проблема, что, насколько понимаю, в 17-м и где-то до середины 18 века пехота в течение боя перестраивалась. Все эти смыкания в рядах и шеренгах для стрельбы и размыкания для перезарядки оружия. Тем более - если в "два шага" можно вместить лошадь по ширине (шаг) и еще останется по футу на каждую сторону, то "3 шага в глубину" это 6 футов, то есть при длине корпуса лошади более 1,5 метров - расстояние до второй шеренги будет менее фута. ИМХО, как-то маловероятно, разве что для стрельбы с места...

Из John A. Lynn. Giant of the Grand Siecle: The French Army, 1610-1715. P. 475.

Цитата

Judging by its advanced system and its numerous editions (at least six are recorded between 1617 and 1641), the most important manual was a work by Jean de Billon, which bore the illustrative title, Les Principes de l`art militaire . . . qui sont observee en Hollande par le Prince Maurice122. Here Billon presented battalions of a size consistent with French evolution, marshaled in formations proven by the Dutch. While Billon also described large battalions and provided the obligatory square root table for forming great squares, his archetypal battalion contained only 500 soldiers standing in a rectangle fifty men across and ten deep, with 300 pikemen massed in the center files and musketeers in two bodies of 100 men each on the wings123. The intervals between the soldiers varied according to circumstances. For drill, he allowed 6 feet between ranks and files. Three-foot intervals separated men during the approach in combat; and actual attack distance shrank to half of that, 1.5 feet. Since he estimated that a soldier was physically 2 feet wide and 1.5 feet thick, his battalion in firing order combat stood roughly 69 feet deep on a front of 394 feet. (See Figure 14.1.) Because only ten files of musketeers flanked the pikemen to the left and right, the pikemen could provide some protection to the musketeers without any major shift when the battalion had reduced its intervals for close combat. However, Billon suggested alternating files of musketeers and pikemen in action against cavalry.

Цитата

[122] The generally reliable Delabarre-Duparcq in his Histoire sommaire, 32, considered that it typified French tactical practice. It has been argued that Henri due de Rohan's Parfait capitaine was the most popular military book of the century; see Henry Guerlac, "Vauban: The Impact of Science on War," in Makers of Modern Strategy, ed. E. M. Earle (Princeton: 1941), 32.


[123] Jean de Billon, Les principes de l`art militaire (Rouen: 1641). Delabarre-Duparcq, Histoire de l`art de la guerre, 2:117-20, argues that under Henri IV, infantry went down from ten to eight ranks, and that French order before Swiss reforms was represented by Billon, but if this is so, the French still stood in ten ranks in the 1620s.

То есть - у нас тут и "интервалы по 3 фута" есть, и "фронт в 3,5 фута"... =/

 

В 01.11.2017в11:41, Илья Литсиос сказал:

Некоторые авторы, ожидаемо, отмечают, что, стоя на месте, "сомкнутый" порядок было легче поддерживать, чем атакуя, когда строй размыкался.

Получается, что конница 17 века тоже могла менять плотность строя. Маневры хуже подготовленные отряды на больших скоростях проводили на больших интервалах, лучше подготовленные и на умеренной скорости - на малых. Возможно, что, как и пехота, меняли строй по ходу действия? 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 часа назад, hoplit сказал:

his battalion in firing order combat stood roughly 69 feet deep on a front of 394 feet.

Что-то я не понял, каким образом он получил фронт батальона в 394 фута. Если по фронту стоят 50 человек, то получается почти по 8 футов на человека - это даже больше, чем Полибий полагал нужным для римлян, размахивавших во все стороны мечами. Сдаётся мне, что Линн что-то напутал, поскольку таких широких интервалов не даёт больше ни один первоисточник. Для пикинёров ещё с античных времён (а мы знаем, что нидерландские тактики переписывали античные строевые уставы дословно) считалось нормальным иметь три фута по фронту, которые в случае необходимости или для отражения атаки кавалерии можно было сомкнуть до условных 1,5 футов, но в таком тесном строю двигаться было уже почти невозможно до изобретения шага в ногу (в XVIII-XIX вв. на солдата полагалось по фронту до двух футов). Посмотрел книгу Stephane Thion "Французская армия в Тридцатилетнюю войну" там он, ссылаясь на того же Жана де Биллона, приводит пример батальона из 200 человек, построенных в 10 шеренг, протяжённость фронта которого во время учения равняется 104 футам, но, добавляет он, опытный батальон мог быть построен с интервалами в 3 фута в рядах и занимать, таким образом, вдвое меньше места.
Монтекукколи, кстати, точно считает по 3 фута на человека, включая самого бойца и интервалы, так как чуть ниже у него 83 мушкетёра имеют протяжённость фронта равную 124,5 шагам или 249 футам.  
Для кавалерии Биллон даёт 200 футов по фронту на 20 всадников, которые можно сократить вдвое до 100 футов.
 

3 часа назад, hoplit сказал:

Получается, что конница 17 века тоже могла менять плотность строя. Маневры хуже подготовленные отряды на больших скоростях проводили на больших интервалах, лучше подготовленные и на умеренной скорости - на малых. Возможно, что, как и пехота, меняли строй по ходу действия?

Да, конечно, тесное смыкание было признаком опытных войск. Во время движения в атаку действовали две противоположные тенденции: с одной стороны, даже хорошо подготовленные всадники не могли выдерживать строгое равнение при переходе на галоп, так что строй несколько размыкался, а с другой, офицеры всё время побуждали солдат смыкаться к центру, что иногда приводило там к давке и вытеснению солдат назад.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
6 часов назад, Илья Литсиос сказал:

Что-то я не понял, каким образом он получил фронт батальона в 394 фута. Если по фронту стоят 50 человек, то получается почти по 8 футов на человека - это даже больше, чем Полибий полагал нужным для римлян, размахивавших во все стороны мечами

50 человек по фронту это = 50*2 фута + 49 интервалов*6 футов = 394 фута.

10 шеренг или 10 человек в ряду = 10*1,5 фута + 9 интервалов*6 футов = 69 футов.

То есть это максимальные интервалы.

У Полибия у меня тут скорее вспомнились не римляне, а описание битвы при Иссе:

Цитата

Лишь только войска вышли на открытую равнину, Александр будто бы отдал всем приказ строиться в фалангу, причем в самом начале она имела глубину в тридцать два человека, потом в шестнадцать, и наконец, вблизи неприятеля в восемь.

...

Далее Каллисфен говорит, что Александр на расстоянии стадий сорока   от неприятеля вел свое войско фронтом. Большую нелепость трудно и придумать. Где найти, особенно в Киликии, такую местность, чтобы по ней могла фронтом двигаться фаланга, вооруженная сарисами, простирающаяся на двадцать стадий в ширину и на сорок стадий в глубину? Едва ли можно исчислить все препятствия, какие должны встретиться подобному расположению и движению войска. 

...

Вот почему было гораздо предпочтительнее вести войско правильной двойной или четверной фалангой; тогда можно было найти и удобную для похода местность, легко и быстро привести войско в боевой порядок, тем более что через передовых разведчиков Александр мог заранее узнавать о степени близости неприятеля.

 

6 часов назад, Илья Литсиос сказал:

Сдаётся мне, что Линн что-то напутал, поскольку таких широких интервалов не даёт больше ни один первоисточник.

Насколько понимаю - по мере сближения с противником строй должен был смыкаться.

Цитата

It is important to note that even in close combat, Billon would not eliminate the distances between files and ranks entirely. In contrast to mid-eighteenth-century practice, in which men could advance or stand firm elbow to elbow, placing musketeers that close to each other in an age of matchlocks would have endangered them; a lighted match demanded respect, and distance, around gunpowder. In fact, Billon's recommended intervals for close combat are comparatively small. Spaces of at least two feet, or a "petite pas," would be typical even through the War of the Spanish Succession. Circa 1620, still greater intervals between files were required if a battalion intended to maintain a constant fire against an enemy, because in that circumstance, the musketeers required room to carry out the countermarch. The standard firing technique at this time, a countermarch required each musketeer at the head of a file to fire, then walk to the back of the file and begin to reload as the next man stepped forward, presented, and fired. Eventually, a soldier who had fired would work his way back to the front of the file to fire again in a form of human conveyer belt. Vauban argued that countermarching required a distance of six feet between files124. This would mean that if a battalion closed ranks for close combat, it could no longer employ the basic firing maneuver. The complicated and dangerous loading procedure not only determined distances between men; it also influenced the depth of a formation, or at least the number of musketeers in a file, because that depth was to a degree a function of the time required to reload. The slower the men loaded, the thicker the battalion would have to be to ensure that it could keep up a constant fire. If men required a minute to load, and if the commander wanted to fire a volley every six seconds, he would have to stack his musketeers ten deep for the countermarch. 

...

In 1672, Allain Mallet also showed his infantry stacked in six ranks, although he conservatively described battalions that were 50/50 pikes and muskets. Interestingly, in Mallet's work, the intervals between ranks and files increased over those advocated by Billon fifty years earlier. Under cannon fire, they would be six paces to allow greater alleys for the cannonballs to pass through a unit. Intervals for reviews, and probably drill, were reduced to three paces, while the gaps allowed in combat depended on the foe, 1.5 paces against infantry and a "petit pas" against cavalry.

...

An order from Turenne, dated 1674, prescribed ranks open at two paces distance for rapid movement, but closed down to one pace when infantry approached the enemy. At thirty paces distance, musketeers would present to fire. Grenadier companies were to stand to the right of their battalions136. Gaya also described battle instructions that he claimed were employed by Turenne. Infantry battalions marched with pikes in the center and muskets on the wings, with a single file of sergeants occupying both extreme flanks. Officers stood to the front sides and back of the formation. Battalions advanced at the "petit pas" until they reached half musket range from the enemy, at which point, flags went to the center of the battalion and the ranks closed to point d'epee - that is, the ranks closed until a rank touched the sword points of the men in front of them, somewhat less than a pace

...

A fascinating directive, "Order that the King wants his infantry to observe on the day of combat", dates from a period between the late 1670s to the late 1680s. ... According to this order for combat, as units approached to a distance of 100 paces from the enemy, pikemen presented their weapons, and musketeers brought their muskets to bear. Ranks closed to two paces distance

И так далее. Другое дело - у него там везде "пехота вообще". Как меняли строй стрелки - более менее понятно. А вот пикинеры...

 

6 часов назад, Илья Литсиос сказал:

так как чуть ниже у него 83 мушкетёра имеют протяжённость фронта равную 124,5 шагам или 249 футам.

С припиской - "без интервалов" во французском издании

Цитата

sans les intervalles

и "без учета интервалов" в итальянском

Цитата

senza contar gli intervalli

То есть - уже возникают вопросы...

Кроме этого - в части XXVII.3 - между двумя эскадронами остается интервал в 18 шагов, что "достаточно для действий взвода мушкетёров фронтом в 8 человек". Хотя если принять, что интервалы от мушкетеров до лошадей по 6 футов в каждую сторону, то на 8 человек остается 24 фута - те же 3 фута по фронту. В той же главе, если не путаю, есть пассаж, который можно понять, что в расписанной ранее диспозиции войско может стоять на месте, но не способно двигаться?

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
10 час назад, hoplit сказал:

50 человек по фронту это = 50*2 фута + 49 интервалов*6 футов = 394 фута.

А! То есть он к 6 футам интервалов добавил ещё два фута на человека? Точно не боевой порядок, а маршевый.

10 час назад, hoplit сказал:

Vauban argued that countermarching required a distance of six feet between files

Это всё хорошо, но батальон Биллона на 3/5 состоит из пикинёров. 

11 час назад, hoplit сказал:

This would mean that if a battalion closed ranks for close combat, it could no longer employ the basic firing maneuver.

Интересно, как он себе представляет смысл этого смыкания "для ближнего боя"? Пикинёры всё равно не стреляли, а мушкетёры не дрались, как правило, в рукопашных, хотя тут бывали исключения, но даже если они вдруг атаковали, то не смыкались тесно, так как им требовалось пространство для нанесения ударов прикладами.

11 час назад, hoplit сказал:

Battalions advanced at the "petit pas" until they reached half musket range from the enemy, at which point, flags went to the center of the battalion and the ranks closed to point d'epee - that is, the ranks closed until a rank touched the sword points of the men in front of them, somewhat less than a pace

Всё верно, батальоны наступают тихим шагом с большим интервалом между шеренгами, а потом, подойдя близко к неприятелю, придвигают задние шеренги к передним. 

11 час назад, hoplit сказал:

Насколько понимаю - по мере сближения с противником строй должен был смыкаться.

Конечно, был походный порядок, порядок при движении на удалении от неприятеля и порядок в непосредственной близости от него. Насколько я помню, там предписывалось очень медленное движение сомкнутого строя во время наступления на противника: тихий шаг и остановки для выравнивания фронта каждые пару десятков шагов.

10 час назад, hoplit сказал:

С припиской - "без интервалов" во французском издании

Это он имеет в виду, что мушкетёры стоят в сомкнутом боевом порядке, а не в разомкнутом, который он описал выше, иначе всё рассуждение о фронте их отряда теряет какой-либо смысл (на самом деле, фронт даже в 3 фута на человека уже предполагает, что люди не стоят плечом к плечу, а находятся где-то в 1 футе друг от друга).

Кстати, для XVI в. ситуация была довольно похожей: пикинёры занимают три фута пространства, а аркебузиры - четыре: 
"Diagram of the deployment of a Spanish squadron of 3 000 men (XVI century). The pikemen were on the centre (the first row was called the line of the captains) with the two garrisons of harquebusiers. The rest of harquebusiers were deployed in 4 mangas of 240 men. The musketeers were deployed in front or with the harquebusiers. In total we have 1500 pikemen, 1230 Harquebusiers and 168 Musketeers. The typical squadron was the "Cuadro de Terreno"  (or Field square) presented in the figure above. In that square each man would occupy a square of 0.32 x 0.32 m. The pikeman would have his neighbours at 0.64 m on the side and at 1.92 m in front and behind.  For the gunman, the number would be respectively 0.96 for the side and 1.92 - 2.00 behind. The Flags of the companies would be placed at the centre of the pikemen block and would occupy 2 rows.

Ну ладно, это мы уже отклонились от темы про кавалерию.

Escadron1570.jpg

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Только что, Илья Литсиос сказал:

А! То есть он к 6 футам интервалов добавил ещё два фута на человека? Точно не боевой порядок, а маршевый.

Не многовато ли? 2,4 м. получается. Не размаршируются ли?

Только что, Илья Литсиос сказал:

Ну ладно, это мы уже отклонились от темы про кавалерию.

Может, выделить?

Интересно получается. Губить неохота.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Не многовато ли? 2,4 м. получается. Не размаршируются ли?

Максимальная ширина интервалов вообще практически не ограничивалась. Вот как это объяснено в "Учении и хитрости ратного строя..." (минимальный интервал менее 1,5 шагов для отражения конницы, 1,5 шага для пехотного боя и т.д.:
 

Ucheniye.jpg

Вообще, конечно, во время боя такой математической точности придерживаться было невозможно и руководствовались принципом, что строй должен быть не более плотным, чем это позволяет необходимость свободно действовать оружием. Я думаю, что на практике применялся метод измерения интервалов по фронту, который использовали армии в XVIII в.: касание локтями, касание соседа согнутой в локте правой рукой, касание вытянутой правой рукой, а дальше уже на глазок. Естественные шаги, опять же, использовались. 

 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Просто смысла маршировки в таком развернутом строю не наблюдаю. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
5 часов назад, Илья Литсиос сказал:

Это всё хорошо, но батальон Биллона на 3/5 состоит из пикинёров.

В чём и проблема...

 

5 часов назад, Илья Литсиос сказал:

Интересно, как он себе представляет смысл этого смыкания "для ближнего боя"?

Насколько понимаю - первоначальное выдвижение шло на больших интервалах, что позволяло действовать свободнее, по мере сближения - они уменьшались, как в шеренгах, так и рядах. 

 

5 часов назад, Илья Литсиос сказал:

Пикинёры всё равно не стреляли, а мушкетёры не дрались, как правило, в рукопашных

С пикинерами не знаю, а вот у мушкетеров - смыкание в шеренгах или рядах перед залпом и прочие подобные фокусы. Насколько понимаю - впервые отмечено с начала 17 века. Кажется, что в еще в начале 18 века стрелки могли перед залпом сдваивать ряды, а смыкание/размыкание в рядах для стрельбы/зарядки практиковалось до середины 18 века. То есть - "ближний бой" не обязательно "рукопашная".

Locking_On_demo.thumb.jpg.32827b41e6c9cc

 

5 часов назад, Илья Литсиос сказал:

Это он имеет в виду, что мушкетёры стоят в сомкнутом боевом порядке

Тут стоит обратить внимание, что в разных версиях текста есть разночтения. Откуда они? И не вполне понятные обороты. Плюс некоторые дополнительные моменты, с распихаванием стрелков по первым шеренгам строя и прочим подобным...

 

5 часов назад, Илья Литсиос сказал:

Кстати, для XVI в. ситуация была довольно похожей: пикинёры занимают три фута пространства, а аркебузиры - четыре

Насколько помню - в 16-м веке это скорее "предбоевой порядок", кроме того и оружие поменялось - в 17-м веке Вобан и Монтекукколли высказывались за максимально широкое использование тяжелого мушкета с сошкой, который, как кажется, для манипуляций требовал больше места, чем аркебуза.

 

5 часов назад, Илья Литсиос сказал:

Ну ладно, это мы уже отклонились от темы про кавалерию.

Не так и далеко. Если у Монтекукколли можно попытаться понять, что именно он имеет ввиду под "интервалами" только на примере пехоты...

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
17 час назад, hoplit сказал:

В чём и проблема...

В том, что пикинёры не караколируют и им никак не нужны такие огромные интервалы для ведения огневого боя.
 

17 час назад, hoplit сказал:

Насколько понимаю - первоначальное выдвижение шло на больших интервалах, что позволяло действовать свободнее, по мере сближения - они уменьшались, как в шеренгах, так и рядах. 

Это очевидно, но Линн выдвигает как причину: "Circa 1620, still greater intervals between files were required if a battalion intended to maintain a constant fire against an enemy, because in that circumstance, the musketeers required room to carry out the countermarch."
 

17 час назад, hoplit сказал:

а вот у мушкетеров - смыкание в шеренгах или рядах перед залпом и прочие подобные фокусы. Насколько понимаю - впервые отмечено с начала 17 века. Кажется, что в еще в начале 18 века стрелки могли перед залпом сдваивать ряды, а смыкание/размыкание в рядах для стрельбы/зарядки практиковалось до середины 18 века. То есть - "ближний бой" не обязательно "рукопашная".

Может быть он и не обязательно рукопашная, но если он проходит в форме перестрелки, то как-то неразумно лишать себя возможности производить "the basic firing maneuver", необходимый, когда батальон "intended to maintain a constant fire". На самом деле, возможности производить караколирование мушкетёры не лишались, так как кроме прохождения сквозь ряды существовали ещё другие способы смены шеренг при стрельбе, которые даже считались более предпочтительными.
 

17 час назад, hoplit сказал:

Насколько помню - в 16-м веке это скорее "предбоевой порядок", кроме того и оружие поменялось - в 17-м веке Вобан и Монтекукколли высказывались за максимально широкое использование тяжелого мушкета с сошкой, который, как кажется, для манипуляций требовал больше места, чем аркебуза.

Я не думаю, что это играло какую-либо существенную роль. 4 фута на человека это так много свободного места (солдаты стоят на половину вытянутой руки друг от друга), что можно зарядить любое оружие.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
10 час назад, Илья Литсиос сказал:

Circa 1620, still greater intervals between files were required if a battalion intended to maintain a constant fire against an enemy, because in that circumstance, the musketeers required room to carry out the countermarch

Насколько понимаю - тут имеется ввиду контр-марш по рядам, который примерно таких "улиц" и требовал. Но, если не путаю, это не единственный и, кажется, не самый распространенный в 17-м веке тип контр-марша. Стоит оставить одну "улицу" на полдесятка рядов - и такие огромные интервалы уже не нужны.

 

10 час назад, Илья Литсиос сказал:

но если он проходит в форме перестрелки

Смотря какой, та же "шведская модель", когда шесть шеренг в короткий промежуток времени давали два залпа группами из трех шеренг явно ориентировалась на максимальную мощь огня в короткий отрезок времени, а не на длительную неспешную пальбу, которую упоминал тот же Вобан (30 выстрелов за 30 минут). Тем более - для перезарядки оружия те же шведы опять размыкались в рядах и шеренгах.

 

Собственно база для того, что писал Линн.

 Jean de Billon.

Les Principes de l'art militaire. 1615

Instructions militaires, divisees en six livres. 1617

Suite des principes de l'art militaire. 1622

Les Principes de l'Art militaire. 1633

Les Principes de l'art militaire. 1637

Suite des Principes de l'art militaire. 1637

Discours militaire sur l'attaque des places. 1642 и тут

 

Nicolas Edouard Delabarre-Duparcq. Histoire de l'art de la guerre. Том I (1860) тут и тут, том II (1864) тут и тут.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Да, шведы (и не только они) перед атакой применяли такой метод стрельбы, но он подходил только когда солдаты намеревались немедленно после пары залпов броситься на неприятеля.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Все дело в общем стиле ведения боя.

Австрийцы, как отмечалось, были очень медлительны и полагались на длительную перестрелку, чем скоты-турки по-скотски, прямо скажу, пользовались, атакуя их холодным оружием и добиваясь хорошего успеха (сравните течение русско-турецких и австро-турецких войн).

И не скажу при этом, что я недооцениваю австрийцев - учили добротно, надежно, педантично. Генералы были мелочны до чертиков. Но когда нужна инициатива - не помогало.

"Стрешный ход", "наступный бой" и "отводный бой" - термины для караколирования в русских документах. Интересно, что пленные русские учили этому маньчжуров в XVII в. (свидетельство Н.Г. Спафария-Милеску), а в конце XIX в. это наблюдали русские офицеры...

Вообще, мелочи (технологические, бытовые, тактические и т.п.) помогают лучше понять, почему нельзя вооружить всех солдат в строю двуствольными ружьями - чтобы одно нарезное было, а другое - гладкоствольное, и побеждать тем самым другого противника.

Всем ставлю по плюсу хотя бы за интерес к этим мелочам, не говоря о других заслугах (в моих глазах - несомненных).

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Jean de Billon. Les Principes de l'art militaire. 1615

Кавалерия Совсем чуть-чуть. Немного про занимаемое пространство

Оглавление и еще одно

P.S. Надо поискать английские мануалы на 17-й век. Тут с французского даже тезисно перевести - раньше с ума сойти можно... Страницы и страницы.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Een veldslag, Peter Snayers, 1615 - 1650

olieverf op doek, h 118cm × b 195,6cm.

Пишут, что картина может изображать битву при Вимпфене в 1622-м году. Но - "может". Может и не изображать. 

Вопрос вызывает циклопическая "спираль" из всадников, ведущих перестрелку с пехотой. Что-то похожее могло получиться и на поле боя? Регулярный прием или "ну... бывает"? Или это "художник так видит"? 0_о

Abriss der Schlacht, so zwischen Herrn Marggrafen von Durlach und Monsieur Tylli, als Kays. und Bayrischen Generaln vorgangen. 1627.

 

P.S. Если не ошибаюсь - М.Нечитайлов еще на xlegio писал, что рыцарство Средних веков могло поддерживать плотный строй ("колено к колену"? Нужно точные цитаты поискать - точно помню, что было, но вот в какой ветке...). Если не путаю - считает он так и сейчас. База - описания плотности строя вида "не могло упасть и яблоко/перчатка", "ветер не мог проникать между копьями" и т.д. 

ИМХО, проблема в том, что это очевидные метафоры. Когда между конями не может упасть яблоко - это не "колено к колену", это "кони смыкаются боками". Как на них всадники-то сидят? Если же "не могло упасть яблоко" - метафорическое описание "плотного строя", то мы возвращаемся к старой проблеме. Это "плотный строй глазами средневекового человека", который 

- не удосужился указать его в каких-то мерах длины.

- может оценивать плотность строя по собственным, не известным нам критериям.

Сходные примеры уже были - когда "поколение или два" уже синоним "седой древности", а увеличение длины копья с 2,5 до 3 метров - достаточное основание назвать его "огромным". 

Сугубое любительское ИМХО, но мнение А.Жмодиков, о в общем и целом унылом (но не нулевом) уровне строевой подготовки рыцарства смотрится более обоснованным. Строиться по отрядам - могли. Простые маневры, взаимодействие с пехотой той или иной степени удачности и осмысленности. Но каковы резоны ожидать от собранного ad hoc отряда (милиции или наемников) всадников уровня подготовки кавалерийского эскадрона Старого Фрица? о_0??

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Военная история Грузии от Тотлебена и до ...
      Автор: Чжан Гэда
      Кстати, и вопрос вырисовался - Хертвиси перешел под контроль русских войск по результатам войны с турками только в 1828 г.
      А до этого кто владел им? Ахалцихский паша?
      И, соответственно, когда Ираклий разбил турок и дагестанцев при Аспиндзе - он к Хертвиси не пошел?
      Тотлебен, как я понимаю, и до Аспиндзы не дошел, что уж говорить про Хертвиси ...
    • Военная история Грузии до Тотлебена
      Автор: kusaloss
      батоно вахтанг можно ли поинтересоваться на счет одного вопроса который напрямую не касается этой темы но напрямую имеет отношение к грузинскому военному искусству. а конкретно вопрос касается боевого строя грузинской феодальной армии. 
      мнение о подобном расположении грузинских войск превалирует в историографии а конкретна эти схемы взяты из данной книжки https://www.academia.edu/4261018/%E1%83%A1%E1%83%90%E1%83%A5%E1%83%90%E1%83%A0%E1%83%97%E1%83%95%E1%83%94%E1%83%9A%E1%83%9D%E1%83%A1_%E1%83%A1%E1%83%90%E1%83%9B%E1%83%AE%E1%83%94%E1%83%93%E1%83%A0%E1%83%9D_%E1%83%98%E1%83%A1%E1%83%A2%E1%83%9D%E1%83%A0%E1%83%98%E1%83%98%E1%83%A1_%E1%83%A1%E1%83%90%E1%83%99%E1%83%98%E1%83%97%E1%83%AE%E1%83%94%E1%83%91%E1%83%98_1921_%E1%83%AC%E1%83%9A%E1%83%90%E1%83%9B%E1%83%93%E1%83%94
       как вы думаете насколько жизнеспособна подобная формация и могла ли иметь она место быть? 


    • Троецарствие (комплекс вооружения)
      Автор: Чжан Гэда
      Чтобы не загружать ветку про японское оружие, предлагаю всю корейскую археологию и иконографию размещать тут.
      Для начала - несколько фрагментов фресок из когурёских гробниц:



      Последние 2 фрагмента - это часть одной батальной сцены.
      Обратите внимание на сходство конской маски у когурёского воина с теми, что найдены в Японии.
    • "Примитивная война".
      Автор: hoplit
      Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.
       
      - Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis.
      - Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.
      - J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.
      - DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.
      - William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.
      - Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.
      - ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.
      - Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.
      -  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence //  Nature 538, 233–237
       
       
      - Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.
      - Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).
      - Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и
      конфликты.
      - Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.
       
       
      - Зуев А.С. О БОЕВОЙ ТАКТИКЕ И ВОЕННОМ МЕНТАЛИТЕТЕ КОРЯКОВ, ЧУКЧЕЙ И ЭСКИМОСОВ.
      - Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).
      - О. А. Митько. ЛЮДИ И ОРУЖИЕ (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).
      - К. Г. Карачаров, Д. И. Ражев. ОБЫЧАЙ СКАЛЬПИРОВАНИЯ НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СРЕДНИЕ ВЕКА.
      - Нефёдкин А. К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).
      - Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.
      - Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.
      - Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.
      - Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.
      - Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.
       
      - N. W. Simmonds. Archery in South East Asia &the Pacific.
      - Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.
      - Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.
      - Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.
      - Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.
      - D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.
      - Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.
      - W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.
      - E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.
      - K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.
      - Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 
      - William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.
      - Henry Reynolds. Forgotten war. 
      - Henry Reynolds. THE OTHER SIDE OF THE FRONTIER. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.
      -  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.
      - Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.
      - Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      - Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      - Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      - Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      - Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      - Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
      - Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.
       
       
      - Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.
      - Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.
       
      - Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.
      - Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.
      - R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.
      - J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.
      - Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.
      - R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 
      - R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.
      - Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.
       
       
      - Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.
      - Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.
      - Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.
      - T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.
      - Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and
      the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.
      - Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.
      - HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 
      - NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.
      - F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 
      - Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 
      - H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 
      - Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.
      - Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.
      - Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?
      - Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 
      - Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).
       
       
      - ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.
      - Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.
      - D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.
      - DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern
      Plains Armor.
      - Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.
      - Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.
      - James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.
      - Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.
      - Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.
      - James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.
       
      - D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.
      - Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL
      PERFORMANCE CHARACTERISTICS.
      - Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.
      - W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic
      and  experimental research.
      - DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation
      and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.
      - Walter Hough. Primitive American Armor. 
      - George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.
      - Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.
      - David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.
      - Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.
      - Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.
      - Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 
      - Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.
      - Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.
      - Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.
      - George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America.
      - Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 
      - Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).
      - Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.
      - J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.
      - Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.
      - Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.
      - Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.
      - Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.
      - William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.
      - Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.
      - David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.
      - Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.
      - Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011
       
       
      - A. Gat. War in Human Civilization.
      - Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.
      - Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.
      - Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.
      - Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.
      - Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.
      - Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.
      - М. Дэйви. Эволюция войн.
      - War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.
      - I. J. N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.
      - Антропология насилия. Новосибирск. 2010.
      - Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war : violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.

    • Тарасов К.А. Офицерская власть и солдатская самоорганизация в период Февральского восстания 1917 года в Петрограде // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды. Сб. научн. ст. СПб., 2017. С. 15-29.
      Автор: Военкомуезд
      Тарасов К.А.
      Офицерская власть и солдатская самоорганизация в период Февральского восстания 1917 года в Петрограде

      Присоединение солдат к революции 27 февраля 1917 года большинством историков признается событием, оказавшим решающее воздействие на успешное завершение Февральского восстания [1]. Вместе с тем в вопросе характеристики этого события мнения ученых расходятся. Иногда оно описывается в терминах «солдатского бунта» [2]. Другие исследователи акцентируют внимание на заговоре среди петроградского офицерства [3]. Данные разногласия можно рассматривать в контексте полемики, возникшей еще в советской историографии о соотношении стихийности и организованности в Февральских событиях [4]. Ответить на вопрос о «движущей силе» тех дней невозможно без подробной реконструкции выступлений в отдельных воинских частях Петроградского гарнизона.

      На случай беспорядков в столице командованием Петроградского военного округа был разработан план охраны города с привлечением учебных команд гвардейских запасных батальонов. Это были специальные подразделения для подготовки из лучших солдат унтер-офицерского состава армии. Город разбивался на несколько участков, за каждый из которых отвечала та /15/

      1. Калашников В.В. Новейшая историография Февральской революции: экспресс-анализ // Февральская революция 1917 года: проблемы истории и историографии. Сб. докладов международной научной конференции. СПб., 2017. С. 154 – 155.
      2. Старцев В. И. Человек с ружьем в Октябре // Октябрь 1917 года: событие века или величайшая катастрофа? М., 1991. С. 151 – 156; Люкшин Д.И. Солдаты тыловых гарнизонов: от колебания к бунту // 1917 год в исторических судьбах России. М., 1993. С. 64 – 66; Булдаков В.П. Истоки и последствия солдатского бунта: к вопросу о пси-
      хологии «человека с ружьем» // 1917 год судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1997. С. 208 – 217.
      3. Куликов С.В. Петроградское офицерство 23 – 28 февраля 1917 г. Настроения и поведение // Новый часовой. 2006. № 17 – 18. С. 101 – 127; Айрапетов О.Р. Генералы, либералы и предприниматели: работа на фронт и на революцию (1907 – 1917). М., 2003. С. 203 – 204; Ганин А.В. Генштабисты и Февральская революция // Февральская революция 1917 года: проблемы истории и историографии. С. 222 – 223.
      4. См.: Знаменский О.Н. Советские историки о соотношении стихийности и организованности в Февральской революции // Свержение самодержавия. Сб. статей. М., 1970. С. 283 – 295.

      или иная воинская часть [1]. Этот план начал реализовываться с 23 февраля 1917 г. Солдаты должны были оказывать содействие полиции по рассеиванию толп демонстрантов [2].

      Группы забастовщиков из рабочих районов Петрограда и сочувствующих им горожан с самого начала пытались попасть в центр города, на Невский проспект и к Казанскому собору, «традиционному» центру политических манифестаций [3]. Соответственно, главные столкновения с толпой произошли на пикетах у Екатерининского канала (ныне канал Грибоедова) и на Знаменской площади (ныне площадь Восстания) – на двух концах Невского проспекта, куда ее пытались не допустить. После того, как 26 февраля 1917 г. солдатам был отдан приказ применять оружие, именно здесь были массовые жертвы среди демонстрантов. Неслучайно поэтому, что в тех воинских частях, которые сдерживали натиск толпы в этих точках – запасных батальонах Павловского и Волынского полков – вспыхнули первые солдатские выступления.

      Нет нужды подробно описывать два этих хорошо изученных солдатских выступления [4]. Стоит подчеркнуть лишь некоторые сходства между ними. Во-первых, в обоих случаях главной причиной для неподчинения и выхода на улицы был протест против применения оружия против мирных жителей [5].

      Во-вторых, реакция командования на выступления своих подчиненных была почти одинаковой. Полковник А.Н. фон Экстен воздействовал на павловцев убеждениями, и ему удалось добиться их успокоения. Этой же ночью были арестованы зачинщики и отправлены в Петропавловскую крепость. Инцидент был улажен мирным путем, офицеры действовали только уговорами. Нужно отметить, что убит полковник фон Экстен был не своими солдатами, как это иногда утверждается. Около 7 часов вечера 26 февраля он /16/

      1. Мартынов Е.И. Политика и стратегия. М., 2003. С. 156 – 158.
      2. Февральская революция в документах // Пролетарская революция. 1923. № 1 (13). С. 285.
      3. Колоницкий Б.И. Символы власти и борьба за власть: К изучению политической культуры Российской революции 1917 года. СПб., 2012. С. 18 – 19.
      4. Черняев В.Ю. Восстание Павловского полка 26 февраля 1917 г. // Рабочий класс России, его союзники и политические противники в 1917 году. Сб. научных трудов. Л., 1989. С. 152 – 177; Ганелин Р.Ш., Соловьева З.П. Воспоминания Т.И. Кирпичникова как источник по истории февральских революционных дней 1917 г. в Петрограде //
      Там же. С. 178 – 195; Николаев А.Б. Тимофей Иванович Кирпичников: краткая биография «первого солдата революции» // Петербургские военно-исторические чтения. Межвузовская конференция. Санкт-Петербург, 16 марта 2012 г. СПб., 2013. С. 116 – 145.
      5. См. [Лебедев Г.] Присоединение л.-гв. Павловского полка // Правда. 1917. 31 марта; Кирпичников Т.И. Восстание л-гв. Волынского полка в 1917 году // Крушение царизма. Воспоминания участников революционного движения в Петрограде (1907 – 1917 г.). Л., 1986. С. 307.

      покинул казармы и был смертельно ранен неизвестным из толпы на углу Екатерининского канала [1].

      Когда на следующее утро 27 февраля волынцы под руководством фельдфебеля Т.И. Кирпичникова, а затем убили своего начальника штабс-капитана И.С. Лашкевича, командир запасного батальона полковник В.И. Висковский не решился применять силу. По словам одного из офицеров-волынцев, находившихся с ним в офицерском собрании, «он сказал, что не сомневается в верности своих солдат, что они одумаются и выдадут виновных» [2]. В действиях командиров запасных батальонов фон Экстена и Висковского можно отметить патернализм, «отеческое чувство», по отношению к своим подчиненным. Они отказывались применять против них силу, надеясь на благоразумие солдат.

      Выступление волынцев выгодно отличалось от событий в запасном батальоне Павловского полка тем, что их казармы не были изолированы от других воинских частей [3]. Они были расположены в своеобразном военном городке – Таврических казармах, находившихся между Преображенской (ныне Радищева), Парадной и Кирочной улицами и Виленским переулком.

      Восстание быстро охватило весь район. К волынцам присоединились литовцы и преображенцы [4], а чуть позже 6-й саперный батальон. В ходе перестрелки было убито несколько офицеров, которые пытались помешать соединению своих подчиненных с восставшими [5]. /17/

      1. По свидетельству генерала С.С. Хабалова, «револьвер у него выхватили и ударом шашки отрубили у него три пальца, другим ударом разрубили голову – одним словом, он вероятно уже не жил…» (ПЦР. Л., 1924. Т. 1. С. 201 – 202). Раны холодным оружием от гражданского из толпы подтверждает и М.И. Скобелев (Lyandres S. The Fall of Tsarism. Untold Stories of the February 1917 Revolution. Oxford, 2013. P. 172). В донесении в Охранное отделение поздно вечером 26 февраля также говорилось, что «у него отрублена кисть руки» (Шляпникова И.А. Александр Шляпников и его время. М., 2016. С. 785).
      2. Цит. по: Спиридович А.И. Великая война и Февральская революция. Нью-Йорк, 1962. Т. 3. С. 123 – 124.
      3. 4-я рота запасного батальона Павловского полка, которая выступила на улицы 26 февраля, располагалась на Конюшенной площади, отдельно от главных казарм, расположенных на Марсовом поле.
      4. См. о присоединении литовцев и преображенцев подробн.: Мельников А.В. 27 февраля 1917 года в Петрограде. К вопросу о присоединении к революции запасных батальонов лейб-гвардии полков // Герценовские чтения 2004. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 2004. С. 99 – 102.
      5. Сиполь О. Из воспоминаний // Петроградская правда. 1920. 12 марта; Кутепов А.П. Первые дни революции в Петрограде // Генерал Кутепов. Париж, 1934. С. 161; Февральская революция. С. 111; Шляпникова И.А. Указ. соч. С. 799; Станкевич В.Б. Воспоминания. 1914–1920. Берлин, 1920. С. 66; Слонимский М. Книга воспоминаний. М.; Л., 1966. С. 13; Кирпичников Т.И. Указ. соч. С. 311; Мельников А.В. Февральская революция 1917 года в Петрограде глазами солдата-литовца Ил. Иванова // Революция 1917 года в России: новые подходы ми взгляды. СПб., 2010. С. 168.

      Тем временем главнокомандующему Петроградским военным округом генералу С.С. Хабалову стало известно о выступлении волынцев [1]. Быстро стало ясно, что местными силами локализовать выступление не удастся. Тогда в штаб округа срочно вызвали полковника действующего Преображенского полка А.П. Кутепова, бывшего в Петрограде в отпуске. В его распоряжение был выделен отряд в составе двух рот запасного батальона Кексгольмского полка, двух рот Преображенского, роту 1-го стрелкового полка, пулеметную команду из Ораниенбаума и эскадрон драгун 9-го кавалерийского запасного полка [2]. Полковник А.П. Кутепов приступил к выполнению своего задания, пройдя по Невскому проспекту до Литейного. Здесь отряд встретился с толпой восставших солдат, находившихся в нерешительности. Кутепов попытался заблокировать своими отрядами улицы, выходившие на проспект со стороны Таврических казарм, чтобы не допустить прохода солдат. Он пытался организовать офицеров и солдат, одновременно отбиваясь от наступавших вооруженных толп. Дальше Кирочной улицы половнику не удалось продвинуться. В отсутствии командующего, безуспешно пытавшегося связаться с генералом С.С. Хабаловым, большая часть отряда смешалась с толпой [3].

      Целью дальнейших действий восставших, как можно судить из поведения солдат, было добыть оружие. В запасных батальонных Петрограда в среднем приходилось по три винтовки на человека, которые использовались для караульной службы и обучения новобранцев [4]. Первым пунктом, куда направились солдаты, было здание Нового Арсенала на Литейном проспекте. Попутно было разгромлено здание Окружного суда и освобождены политические заключенные из Дома предварительного заключения на Шпалерной улице. Далее солдаты перешли Литейный мост для того, чтобы добраться Арсенала на Выборгской стороне и также освободить политических заключенных из тюрьмы «Кресты» [5]. По сообщению полицейского надзирателя Любецкого, солдаты Таврических казарм отправились на Выборгскую сторону, поскольку там располагались цейхгаузы их полков [6].

      Охранявшие Литейный мост пулеметная команда и 4-я рота запасного батальона Московского полка были буквально сметены и разоружены без /18/

      1. В 12:10 С.С. Хабалов телеграфировал императору, когда еще не имел точных данных о событиях в Таврических казармах. Он сообщал, что начальник учебной команды застрелился из-за отказа своих подчиненных выходить против бастующих (Февральская революция 1917 года // Красный архив. 1927. № 2 (21). С. 8).
      2. ПЦР. Т. 1. С. 198.
      3. Кутепов А.П. Указ. соч. С. 164–170; Lyandres S. Op. cit. P. 73 – 74.
      4. Соболев Г.Л. Петроградский гарнизон в борьбе за победу Октября. Л., 1985. С. 11.
      5. Кирпичников Т. Указ. соч. С. 312; Тайми А.П. В открытом бою // Крушение царизма. С. 293; Матвеев И.М. Февраль – Октябрь. б/и, 1934 // ЦГАИПД СПб. Ф. 4000. Оп. 5. Д. 1583. Л. 21.
      6. Шляпникова И.А. Указ. соч. С. 799.

      единого выстрела [1]. Путь на Выборгскую сторону оказался открытым. Открыв двери «Крестов» около 14 часов дня, после чего оказались на свободе арестованные накануне социалисты, члены Рабочей группы Военно-промышленного комитета, часть солдат вернулось в казармы, а небольшой отряд волынцев, литовцев и преображенцев двинулся «снимать» солдат запасного батальона Московского полка [2]. Другая часть во главе с унтер-офицером Ф.М. Кругловым вернулась на Литейный проспект и пришла к Таврическому дворцу [3]. Возможно, ими руководили как раз освобожденные члены Рабочей группы Военно-промышленного комитета [4]. Преображенцы Круглова одни из первых перешли в распоряжение Государственной думы и несли караулы в Таврическом дворце.

      Первые группы солдат и рабочих на грузовиках появились у казарм запасного батальона Московского полка около полудня 27 февраля [5]. В это время в воинской части отсутствовал ее командир полковник А.Я. Михайличенко, вызванный к градоначальнику, и полковник П.М. Яковлев, замещавший его [6]. Поручику А.П. Петровскому была поручена охрана ворот плаца, выходивших на Большой Сампсониевский проспект. Учебная команда, которую он возглавлял, вступила в перестрелку с восставшими. Грузовики вынуждены были уехать [7].

      Через несколько часов на Большом Сампсониевском проспекте появились толпы восставших. Началась осада казарм запасного батальона Московского полка. 3-я рота московцев отказалась стрелять в наступавших, а ее командир поручик А. Вериго был убит. Вскоре, когда был проломлен забор, сдалась и учебная команда, которая обороняла ворота казарменного двора со стороны Лесного проспекта. Подпоручик Г. Шабунин, продолжавший оказывать сопротивление, был убит толпой [8]. Восставшие ворвались во двор. Сопротивление продолжалось лишь в офицерском собрании. Остальных /19/

      1. [Нелидов Б.Л.] Воспоминания полковника Б.Л. Нелидова о службе Запасного батальона // Бюллетень Объединения лейб-гвардии Московского полка. 1936. № 68. С. 10; ПЦР. Т. 1. С. 199.
      2. Кирпичников Т. Указ. соч. С. 312.
      3. Лукаш И.С. Восстание в преображенском полку. Пг., 1917; Кондзеровский П.К. Начало конца. Лейб-гвардии Преображенский полк и Февральская революция // Архивы Русской эмиграции и «Военной были» в Париже [Электронный ресурс] – Электронные текстовые данные. Режим доступа: http://www.paris2france.com/lejb-gvardiipreobrazhenskij-
      polk-i-fevralskaja-revoljucija
      4. Николаев А.Б. Революция и власть: IV Государственная дума 27 февраля – 3 марта 1917 года. СПб., 2005. С. 171.
      5. Минц И.И. История Великого Октября. М., 1977. Т. 1. С. 539.
      6. Показания полковника П.М. Яковлева // ЦГИА СПб. Ф. 1695. Оп. 2. Д. 371. Л. 8.
      7. Показания поручика А.П. Петровского // Там же. Л. 10; Дневник солдата // Правда. 1917. 10 марта.
      8 Дуброва I Н.Н. Личные воспоминания о жизни запасного батальона лейб-гвардейского Московского полка в войну 1914 – 1917 г. // ГА РФ. Ф. р-5881. Оп. 2. Д. 326. Л. 11; Лукаш И.С. Преображенцы. Пг., 1917. С. 10; Лейб-гвардии Московский полк. 7.XI.1811 – 7.XI.1936. Париж, 1936. С. 23; Бурджалов Э.Н. Вторая русская революция. Восстание в Петрограде. М., 1967. С. 189.

      московцев, запертых в казарменных помещениях, удалось заставить выйти на улицы под угрозой применить силу. Полностью казармы запасного батальона Московского полка оказались под контролем восставших к 5 часам дня [1].

      Одновременно проходили столкновения с запасным самотканым батальоном, располагавшимся дальше по Большому Сампсониевскому проспекту. Под напором толпы самокатчики вынуждены были убрать пикеты и запереться в казарменном дворе [2]. Поскольку казармы не мешали перемещению толпы через Гренадерский мост, а самокатчики были хорошо вооружены пулеметами, осаду сняли до следующего утра.

      Восстание перекинулось на Петроградскую сторону. К этому времени командир запасного батальона полковник Д.А. Корганов распорядился снять все посты с улицы. Лишь для того, чтобы не допустить восставших в казармы была вставлена полурота. Без единого выстрела охранение было поглощено наступающей толпой. Тем не менее, солдаты отказывались открыть ворота. И даже, когда восставшим удалось прорваться во двор, они не готовы были выйти на улицы. В ходе длительных переговоров и также под угрозой стрельбы по казармам из броневика, между 8 и 9 вечера гренадеры согласились выйти. По свидетельствам очевидцев офицеров в это время в запасном батальоне уже не было [3].

      Поток восстания был остановлен на Тучковом мосту, который охраняли две роты запасного батальона Финляндского полка. Без дополнительной поддержки снять этот пикет не удавалось [4]. Солдаты-финляндцы поддерживали порядок на всем Васильевском острове, где было немало заводов. Кроме того, приходилось держать под контролем казармы 180-го пехотного запасного полка, командир которого сообщал, что ему с трудом удается сдерживать солдат от выступления [5]. Еще утром рабочие пытались выпустить солдат из казарм, а вечером из запасного батальона Финляндского полка был направлен специальный отряд для усмирения 180-го пехотного полка [6].

      В это время генерал С.С. Хабалов безуспешно пытался организовать на Дворцовой площади новый отряд для поддержки запасных батальонов Гренадерского и Московского полка. Первое время в его распоряжении были /20/

      1. Дневник солдата // Правда. 1917. 10 марта; Дуброва Н.Н. Указ. соч. Л. 11; Кондратьев Т.К. Воспоминания о подпольной работе // Крушение царизма. С. 283.
      2. Минц И.И. Указ. соч. С. 465.
      3. Голубенко И. Как гренадеры присоединились к народу // Правда. 1917. 12 марта; Жизнь солдат зап[асного] батальона гвардии Гренадерского полка (казарма на обновленных началах). Пг., 1917. С. 7 – 8; Перевалов П. Бои за свободу (на улицах Петрограда) // Альманах Революция в Петрограде. Очерки, впечатления, рассказы, стихотворения. Пг., 1917. С. 141; Николаев А.Б. Революция и власть. С. 221 – 222.
      4. Февральская революция в Петрограде // Красный архив. 1930. № 4 – 5. С. 76.
      5. ПЦР. Т. 1. С. 200.
      6. Раскольников Ф.Ф. Кронштадт и Питер в 1917 году. М., 1990. С. 23; Ростковский Ф.Я. Дневник для записывания (1917-й: революция глазами отставного генерала). М., 2001. С. 48.

      лишь солдаты запасного батальона Преображенского полка, казармы которого располагались вблизи Зимнего дворца на Миллионной улице.

      По воспоминаниям офицера В.Н. Тимченко-Рубана, в роты запасного батальона Преображенского полка, размещавшиеся в Кавалергардских казармах на Захарьевской улице поступило приказание из штаба батальона «идти на Дворцовую площадь, где должны были собраться все еще верные долгу и присяге войска» [1]. Однако привести их он не сумел. Переходя Литейный проспект, его солдаты перемешались с толпой, и он остался один в сопровождении своих взводных командиров [2].

      Однако лояльность преображенцев властям вызывает сомнения. По сведениям И.С. Лукаша, на основе интервью с участниками событий написавшего о присоединении к революции преображенцев, после того, как стало известно о восстании в Таврических казармах, в 11 часов утра офицеры запасного батальона Преображенского полка обсудили сложившуюся обстановку. Они присоединились к идее капитана Б.В. Скрипицына выйти на Дворцовую площадь и постараться собрать там другие гвардейские батальоны. Своей задачей они поставили «ничем не препятствовать революции, но внести порядок в ее метущийся поток, но избегать кровопролития и собраться на площади, чтобы оттуда как организованной силе предъявить требования народа правительству» [3]. Об этом решении Скрипицын заявил генералу С.С. Хабалову, пытаясь склонить его к мысли, что «успокоить народ можно только справедливыми уступками, а не пальбой» [4].

      Эмигрантский историк С.П. Мельгунов обоснованно сомневается в существовании подобного заговора, считая, что брошюра И.С. Лукаша имела целью поддержать легенду об отсутствии колебаний в военной среде по отношению к революции [5]. Однако подтверждение такой версии можно найти в других источниках. А.В. Рожин, в феврале 1917 г. командир одного из эскадронов 9-го кавалерийского запасного полка, вспоминал разговор с офицерами-преображенцами, который состоялся вечером 26 февраля в офицерском собрании батальона: «Офицеры батальона, улыбаясь, сказали мне, что они решили не открывать огня по взбунтовавшимся воинским частям». Вахмистр из отряда А.В. Рожина сообщил ему позже слова фельдфебелей запасного батальона Преображенского полка о том, что «завтра “начнется /21/

      1. Андоленко С.П. Преображенцы в Великую и гражданскую войны. 1914–1920 годы. СПб., 2010. С. 256. О 3-й роте преображенцев, появившейся в полном порядке на Захарьевской улице в начале дня 27 февраля сообщается и в очерке И.С. Лукаша (Лукаш И.С. Преображенцы. С. 9).
      2. Андоленко С.П. Указ. соч. С. 256.
      3. Лукаш И.С. Преображенцы. С. 13.
      4. Там же. Вероятно, этот эпизод излагал в своих показаниях генерал С.С. Хабалов, спутав преображенцев с измайловцами, которые подошли только вечером 27 февраля: «Нужно сказать, что настроение офицеров, в частности Измайловского полка, было не таково, чтобы можно было рассчитывать на особенно энергичное действие: они высказывали, что надо войти в переговоры с Родзянко» (ПЦР. Т. 1. С. 201).
      5. Мельгунов С.П. На путях к дворцовому перевороту (заговоры перед революцией 1917 года). Париж, 1931. С. 154 – 155.

      революция” и что Преображенский полк в полном своем составе (с офицерами) перешел на сторону народа» [1].

      И.С. Лукаш писал, что измайловцы, егеря и семеновцы не откликнулись на приглашение преображенцев. Удалось привести лишь запасной батальон Павловского полка, куда ходил лично капитан Б.В. Скрипицын.

      Действительно, генерал С.С. Хабалов позже в своих показаниях отметил, что вечером на Дворцовую площадь пришел запасной батальон Павловского полка с музыкой, причем «он пришел сам» [2]. Появление павловцев оказалось неожиданным для командующего округом, который считал этот запасный батальон «ненадежным», и не было связано с его приказом [3].

      Согласно воспоминаниям солдата 4-й роты запасного батальона Павловского полка Г. Лебедева, их уговорил выйти на Дворцовую площадь подпоручик А.Ф. Рихтер около 4 часов дня. Он сказал, что по примеру павловцев уже восстали солдаты других полков, и призвал во избежание кровопролития присоединиться к гарнизону. К своему удивлению павловцы были приведены в распоряжение царских властей [4]. Произошло это около 5 часов дня [5]. Таким образом, некоторым эпизодам, описанным в брошюре И.С. Лукаша, можно найти подтверждение.

      К вечеру в распоряжение командования прибыли две учебные команды Гвардейского флотского экипажа [6]. Л.С. Туган-Барановский из окон Главного штаба наблюдал стояние солдат на Дворцовой площади в течение трех часов. При этом температура в городе была -11 C [7].

      К этому времени распространился слух, что Государственная дума распущена. Это снизило настроение преображенцев. Они считали, что старое правительство уже пало, а нового нет. Было принято решение войти в Зимний дворец [8].

      Пробыв в распоряжении командования около двух часов, опасаясь расстрела за недавний мятеж, павловцы вернулись обратно в казармы [9]. К этому /22/

      1. [Рожин А.В.] Воспоминания полковника Рожина // Финляндские драгуны (воспоминания). Сан-Франциско, 1959. С. 330 – 331.
      2. ПЦР. Т. 1. С. 201.
      3. Там же. С. 202.
      4. [Лебедев Г.] Указ. соч. По сведениям Андоленко, павловцы не просто ушли, а «взбунтовались» и, когда не смогли увлечь за собой преображенцев, обстреляли их казармы (Андоленко С.П. Указ. соч. С. 258).
      5. Л.С. Туган-Барановский в своем интервью отметил, что, уходя из Главного штаба около 5 часов вечера, слышал на Миллионной улице марши Павловского и Преображенского полков (Lyandres S. Op. cit. P. 118 – 119). Этот эпизод мы находим и в брошюре И.С. Лукаша (Лукаш И.С. Преображенцы. С. 15).
      6. ПЦР. Т. 1. С. 202.
      7. Lyandres S. Op. cit. P.118.
      8. Лукаш И.С. Преображенцы. С. 16.
      9. [Лебедев Г.] Указ. соч.; Лукаш И.С. Преображенцы. С. 16. Есть сведения о том, что «в седьмом часу вечера лейб-гвардии Павловский полк с оружием в руках при офицерах вырвался из Зимнего дворца и присоединился к революционной армии (Великая Российская революция 1917 г. Пг., 1917. С. 13). С.П. Андоленко, основываясь на воспоминаниях преображенцев, писал, что павловцы не просто ушли, а «взбунтовались».

      моменту остальные солдаты запасного батальона в главных казармах на Марсовом поле уже присоединились к восставшим. Встретившаяся толпа расправилась с подпоручиком А.Ф. Рихтером [1].

      Около 7 часов вечера на Дворцовую площадь пришли свободные от нарядов пополнения: три роты измайловцев и рота егерей [2]. Однако к этому времени преображенцы с Гвардейским флотским экипажем вернулись в казармы на Миллионной улице, поскольку распространился слух о том, что Государственной думой создано новое правительство. Старшие офицеры с командиром князем К.С. Аргутинским-Долгоруковым обсудили ситуацию и решили признать новое правительство. После это решение было озвучено младшим офицерам [3]. Воспоминания офицера А.Н. Моллера подтверждают, что младших по званию офицеров поставили перед фактом, однако они и сами согласились поддержать «комитет по водворению порядка» [4]. Это важное различие. Временного правительства в 8 часов вечера еще не существовало. Днем 27 февраля частное совещание членов Государственной думы приняло решение создать Комитет для водворения порядка в Петрограде и для сношения с учреждениями и лицами (ВКГД). Вероятно, само наименование нового органа могло привлекать офицеров, наблюдавших бездействие старых властей в условиях все разрастающегося восстания.

      Преображенцы пытались соединиться по телефону с Таврическим дворцом, чтобы сообщить о своем решении. Это им удалось в 11 часов вечера [5]. Именно в этот момент решался вопрос о создании нового органа власти, и председатель Государственной думы М.В. Родзянко удалился в свой кабинет для того, чтобы принять решение о том, чтобы его возглавить. /28/ 
      Племянник члена Государственной думы С.И. Шидловского [6], служивший в запасном батальоне Преображенского полка, сообщил ему, что батальон готов /23/
      1.[Лебедев Г.] Указ. соч.; Лукаш И.С. Павловцы. Пг., 1917. С. 22.
      2. ПЦР. Т. 1. С. 199; Фомин Б.В. Воспоминания начальника последнего отряда, находившегося в распоряжении строго правительства в дни Февральской революции в Петрограде // ГА РФ. Ф. р-5881. Оп. 2. Д. 705. Л. 34; Данильченко П.В. Для истории государства российского. Роковая ночь в Зим[нем] дворце // Военная быль. 1974. № 126. С. 5.
      3. Лукаш И.С. Преображенцы. С. 16.
      4. Андоленко С.П. Указ. соч. С. 260 – 261
      5. Лукаш И.С. Преображенцы. С. 19.
      6. Имя племянника Шидловский в своих воспоминаниях не называет. Б.А Энгельгард утверждал, что информацию по телефону передал капитан С.А. Мещеринов. А.И. Спиридович считал, что звонившим Шидловскому был офицер Нелидов (Николаев А.Б. Революция и власть. С. 313). Однако неясно, который из офицеров Нелидовых мог это сделать. Оба, подпоручик Н.Д. Нелидов и прапорщик В.А. Нелидов, являлись участниками совещания в офицерском собрании (Лукаш И.С. Преображенцы. С. 20).

      передать себя в распоряжение Государственной думы. Это известие напрямую повлияло на решение Родзянко [1].

      Причины поведения офицеров-преображенцев остаются неясными. Вероятной можно признать версию о том, что в стан противников самодержавия офицеров запасного батальона Преображенского полка привели нерешительные действия командующих обороной Зимнего дворца. Б.А. Энгельгард, приехавший в казармы в ночь с 27 на 28 февраля, вспоминал, что офицеры-преображенцы объяснили свой поступок тем, что в течение «всего дня тщетно добивались распоряжений и указаний от командующего войсками округа генерала Хабалова, пытались связаться с военным министром Беляевым, но все безрезультатно». Лишь после они приняли решение обратиться в Государственную думу [2]. А.П. Кутепов, вернувшийся на следующее утро в казармы на Миллионной улице, вспоминал объяснение капитанов Б.В. Скрипицына и А.П. Приклонского, а также поручика В.З. Макшеева о том, что их роты «были построены в полном порядке, но начальство никуда не решалось их двигать» [3].

      Поведение офицеров можно интерпретировать и как заговор, основанный на их продумских настроениях [4]. Эту версию можно дополнить и тем, что около 5 дня – 6 часов вечера военный министр М.А. Беляев назначил начальником войсковой охраны вместо заболевшего полковника В.И. Павленкова полковника М.И. Занкевича [5]. Полковник имел связи с оппозиционным лидером А.И. Гучковым. Это дало повод А.Б. Николаеву предположить, что «начальник войсковой охраны Петрограда, который должен был по долгу службы предпринять все необходимые меры для подавления революции, оказался в сговоре с руководителями восстания» [6].

      Вторым эпизодом, который можно признать выбивающимся из общего сценария распространения восстания, связан с прибытием в распоряжение Государственной думы вечером 27 февраля 1-го пехотного запасного полка в полном составе при офицерах во главе с полковником К.Ф. Неслуховским [7]. Это был на тот момент единственный случай, когда на сторону революции переходила организованная воинская часть, да еще и с высоким армейским чином во главе. 1-й пехотный запасный полк дислоцировался на /24/

      1. Lyandres S. Op. cit. P. 59. Этой версии Б.А. Энгельгард придерживался и в других своих воспоминаниях (Энгельгард Б.А. Революция и контрреволюция // Балтийский архив. Русская культура в Прибалтике. Рига, 2004. Т. VIII. С. 45).
      2. Энгельгард Б.А. Революция и контрреволюция. С. 47.
      3. Кутепов А.П. Указ. соч. С. 173.
      4. Торнау С.А. С родным полком (1914 – 1917). Берлин, 1923. С. 116; Кутепов А.П. Указ. соч. С. 160; Андоленко С.П. Указ. соч. С. 249 – 250.
      5. ПЦР. Т. 1. С. 201.
      6. Николаев А.Б. Революция и власть. С. 199 – 200. Л.С. Туган-Барановский также вспоминал о Занкевиче как о человеке левых взглядов. Он пересказывал слова М.И. Занкевича о том, что тот принял этот пост только потому, что это ему велел долг службы (Lyandres S. Op. cit. P. 119).
      7. А.Б. Николаев пишет, что 1-й пехотный полк подошел к Таврическому дворцу около 7 часов вечера (Николаев А.Б. Революция и власть. С. 195).

      Охте, вдали от центра и основных направлений массового движения. Ряд косвенных свидетельств указывают на то, что полковник К.Ф. Неслуховский был связан с некоторыми левыми кругами и высказывался о том, что он готов поддержать попытку свержения власти [1].

      Вечером 27 февраля 1917 г., по-видимому, под влиянием известий о переходе солдат на сторону восстания, на другом конце города начались массовые демонстрации. В этом районе располагались казармы запасных батальонов Семеновского, Егерского, Измайловского и Петроградского полков. Демонстрации шли из рабочих кварталов с юга на север. Первыми около 7 часов вечера к демонстрантам присоединились солдаты запасного батальона Егерского полка [2]. Около 8 часов вечера, когда толпы показались на Загородом проспекте, на сторону восставших перешли несколько рот семеновцев, казармы которых располагались вблизи запасного батальона Егерского полка. Вместе с егерями они направились к Измайловскому проспекту. Ими были сняты посты измайловцев и петроградцев, и около 11 часов вечера открыты казармы батальонов. После этого часть семеновцев вернулись обратно на Загородный проспект [3]. Вероятно, только после этого офицеры и командир запасного батальона Семеновского полка полковник П.И. Назимов присоединились к революционному движению [4]. В ночь с 27 на 28 февраля восставшие при поддержке бронеавтомобилей заняли Крюковские казармы, где располагалась часть 2-го Балтийского флотского экипажа [5]. Командир экипажа генерал А.К. Гирс перешел на сторону Государственной думы [6].

      В этом же районе находился запасной батальон Кексгольмского полка, квартировавший на Конногвардейском бульваре. Точное время присоединения его солдат к восставшим пока не удалось определить. Исходя из некоторых свидетельств, можно примерно датировать его периодом между 10 и 12 часами ночи [7]. /25/

      1. Николаев А.Б. Первая воинская часть, перешедшая на сторону революции: Петроград, 27 февраля 1917 года // Научное мнение. 2014. № 3. С. 78 – 85.
      2. Смирнов С.А. Выросли мы в пламени. Записки военного комиссара. Л., 1976. С. 10.
      3. Журавлев И.Н. Присоединение семеновцев // Правда. 1917. 17 марта; С.Д. Измайловец Выступление измайловцев // Там же. 21 марта. В дневнике известного композитора С.С. Прокофьева, который жил в районе Измайловского проспекта, записано, что часть измайловцев продолжала сопротивление в казармах до утра (Прокофьев С.
      Дневник. Париж, 2002. Т. 1. С. 643).
      4. Николаев А.Б. Революция и власть. С. 224 – 225.
      5. Раскольников Ф.Ф. Указ. соч. С. 24; Бажанов Д.А. Балтийский флот в дни Февральской революции // Февральская революция 1917 года: проблемы истории и историографии. С. 179.
      6. Раскольников Ф.Ф. Указ. соч. С. 24; Иоффе А.Е. Морской гарнизон Петрограда в Февральской революции // Рабочий класс России. С. 148 – 149;
      7. Около 11 часов вечера отряд запасного батальона Кексгольмского полка еще нес охрану в районе Адмиралтейского завода (Минц И.И. Указ. соч. С. 548). В своих воспоминаниях В.Н. Воейков упомянул, что 27 февраля с 10 часов вечера солдаты-кексгольмцы начали собираться у своих казарм на Конногвардейском бульваре и стрелять по окнам дома напротив (Воейков В.Н. С царем и без царя. Воспоминания

      Запасной батальон Семеновского полка во главе с П.И. Назимовым и часть солдат Петроградского пришли к Таврическому дворцу в 2:40 28 февраля, измайловцы спустя почти три часа, еще позже егеря [1].

      Утром 28 февраля в столице появились пулеметчики и солдаты гарнизонов Ораниенбаума, Петергофа и Стрельны, которые пешим ходом прибыли в город после того, как до них дошли сведения о революции. Общая численность этого отряда была около 60 тысяч человек [2]. Тем же утром гарнизон Петропавловской крепости под влиянием солдат 3-го стрелкового запасного полка заявил, что переходит на сторону революции [3].

      Запасный батальон Финляндского полка прекратил сопротивление лишь к рассвету 28 февраля. Были сняты все наряды, а солдаты возвращены в казармы. Многие офицеры скрылись [4]. Об этом событии сохранилось множество свидетельств жителей Петрограда, указывающих на присоединение к революции финляндцев до 9 утра 28 февраля [5].

      Когда толпа приблизилась к казармам запасного батальона Финляндского полка произошла небольшая перестрелка у офицерского собрания. Сразу после нее часть солдат во главе с прапорщиком Богдановым направились на Гаванское поле «снимать» 180-й пехотный запасный полк [6].

      Судя по сообщениям, которые дошли до Таврического дворца, здесь произошло вооруженное столкновение, и освободить запертых в казармах солдат удалось не сразу [7]. Позже финляндцы и солдаты 180-го пехотного полка смогли привлечь на свою сторону матросов 2-го Балтийского флотского /26/

      последнего дворцового коменданта государя императора Николая II. М., 1995. С. 286). Наконец, Д.И. Ходнев вспоминал, что около 11 часов вечера в казармы запасного батальона Финляндского полка пробрался офицер-кексгольмец и сообщил, что «у них в батальоне все части, оборонявшие район им порученный, растаяли» (Ходнев Д. Февральская революция и запасной батальон лейб-гвардии Финляндского полка // 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к
      новому осмыслению. М., 1997. С. 271).
      1. Февральская революция в Петрограде // Красный архив. 1930. № 4 – 5. С. 68, 70.
      2. Черняев В.Ю. Ораниенбаумское восстание: великое и забытое // Звезда. 2017. № 2. С. 138, 140.
      3. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 году. Л., 1991. Т. 1. С. 34; Кулегин А. «Вся власть теперь народная…». Февральская революция в Петрограде в письмах солдата // Санкт-Петербургские ведомости. 2012. 16 марта.
      4. Выступление лейб-гвардии Финляндского запасного полка // Правда. 1917. 12 апреля; Ходнев Д. Указ. соч. С. 272.
      5. Крюков Ф. Обвал // Русские записки. 1917. № 2 – 3. С. 195 – 222; Мельгунов С.П. Воспоминания и дневники. Париж, 1964. Вып.1. С. 219; Пришвин М.М. Дневники.
      1914 – 1917. М., 1991. С. 245, 247; Бенуа А.Н. Мой дневник. 1916 – 1917 – 1918. М., 2003. С. 117.
      6. Старков В. Присоединение финляндцев // Правда. 1917. 1 апреля; Выступление лейб-гвардии Финляндского запасного полка // Там же. 12 апреля.
      7. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 году. Т. 1. С. 35.

      экипажа из Дерябинских казарм, находившихся также на Васильевском острове [1].

      В первой половине дня 28 февраля было подавлено сопротивление последней воинской части, не перешедшей на сторону революции – запасного Самокатного батальона. Штурм казарм начался с утра и продлился до полудня, когда против самокатчиков была применена артиллерия и броневики [2]. 13 самокатчиков было убито, 39 ранено [3]. Деревянные бараки загорелись, и командир батальона Балакшин принял решение прекратить сопротивление во избежание лишних жертв. При выходе из казарм он и еще два офицера были немедленно убиты толпой, а другие воинские начальники подверглись побоям [4].

      Отряд правительственных войск на Дворцовой площади фактически бездействовал ночью 27 февраля – утром 28 февраля. Он контролировал лишь район Адмиралтейства и Зимнего дворца. Всего под командованием генерала С.С. Хабалова, полковника М.И. Занкевича и военного министра генерала М.А. Беляева находилось около 1500 солдат: три роты запасного батальона Измайловского полка, одна Егерского, до 5 сотен кавалерии, две артиллерийские батареи, пулеметная рота и часть пеших городовых и жандармов [5]. Тем не менее, столкновений с демонстрантами здесь не происходило. После того как около полудня 28 февраля командование приняло решение о бесполезности сопротивления, отряд был распущен по казармам [6].

      Угрозы для революции в самом Петрограде после этого уже не существовало. Назначенный командующим войск Петрограда Б.А. Энгельгард от имени ВКГД издал приказ всем солдатам возвратиться в казармы, офицерам «принять все меры к водворению порядка», а командирам явиться в Государственную думу [7]. 28 февраля и 1 марта начались шествия восставших воинских частей к Таврическому дворцу, куда их вели офицеры, присоединившиеся к революции [8]. Однако это символическая демонстрация единства не означала автоматическое восстановление офицерской власти. В частности, запасный батальон Преображенского полка прибыл к Таврическому /27/

      1. Старков В. Присоединение финляндцев // Правда. 1917. 1 апреля; Бажанов Д.А. Указ. соч. С. 179.
      2. Заметка солдата о революционных днях // Правда. 1917. 10 марта; Каюров В.Н. Дни Февральской революции // Крушение царизма. С. 248 – 249; Кондратьев Т.К. Воспоминания о подпольной работе // Там же. С. 284.
      3. Минц И.И. Указ. соч. С. 575.
      4. Дневник солдата // Правда. 1917. 11 марта; Мартынов Е.И. Указ. соч. С. 202.
      5. ПЦР. Т. 1. С. 203, 205. См. также: Февральская революция 1917 года // Красный архив. 1927. Т. 21. 1927. С. 19 – 20.
      6. Там же.
      7. Бурджалов Э.Н. Указ. соч. С. 275.
      8. Дневник солдата // Правда. 1917. 11 марта; Выступление лейб-гвардии Финляндского запасного полка // Там же. 12 апреля; Жизнь солдат. С. 9; Большевизация Петроградского гарнизона. Сб. материалов и документов. Л., 1932. С. 35; Мартынов Е.И. Указ. соч. С. 211.

      дворцу без офицеров. Солдаты отказались выйти под их началом [1]. Позже они арестовали 18 своих начальников во главе с командиром запасного батальона князем К.С. Аргутинским-Долгоруковым [2]. Во 2-м Балтийском экипаже в этот день был убит его командир генерал А.К. Гирс [3]. Вероятно, какие-то трения между солдатами и офицерами произошли даже в первой воинской части, пришедшей к Таврическому дворцу – 1-м пехотном запасном полку. На это указывает сообщение, поступившее от полковника К.Ф. Неслуховского в ночь с 28 февраля на 1 марта: «Присоединение единогласное после собрания офицеров» [4].

      Возвращение офицеров в казармы и их попытки «водворить порядок» вызвали недовольство солдат [5]. По воспоминаниям Б.А. Энгельгардта, в Военную комиссию ВКГД стали поступать многочисленные жалобы на то, что офицеры пытаются вернуть старый порядок, отбирают у солдат оружие и запирают их в казармах. Проверка сообщений, однако, не подтвердила их [6]. Вероятно, любое восстановление офицерской власти воспринималось солдатами как контрреволюция.

      Итак, в распространении толп демонстрантов, среди которых были и солдаты, по Литейной части, Выборгской и Петроградской стороне можно заметить определенную логику, свидетельствующую об их самоорганизации. Главными целями восставших был поиск оружия, освобождение политических заключенных и солдат, находившихся на гауптвахтах, а также желание заставить другие воинские части присоединиться к революции. Сама возможность «снятия» воинских частей объяснялась тем, что основная масса военнослужащих была заперта в своих казармах, а охраной занимались малочисленные учебные команды и офицеры. Именно они и становились жертвами восставших. /28/

      1. Шидловский С.И. Воспоминания // Февральская революция. Мемуары. 1926. С. 289 – 290; Энгельгард Б.А. Революция и контрреволюция. С. 47; Февральская революция. С. 121.
      2. Обращение к солдатам выборного командира Преображенского запасного батальона 3 марта 1917 // РГВИА. Ф. 1343. Оп. 10. Д. 3863. Л. 51.
      3. Николаев А.Б. Революция и власть. С. 458.
      4. Февральская революция в Петрограде // Красный архив. 1930. № 4 – 5. С. 69. А.Б. Николаев замечает: «Эти слова Неслуховского дают веское основание предположить, что одной из причин конфликта, который привел к временной дезорганизации полка, стала позиция некоторых офицеров, отказавшихся от участия в революции» (Николаев А.Б. Лучивка-Неслуховский – первый полковник Февральской революции // Journal of Modern Russian History and Historiography. 2014. Vol. 7. P. 83).
      5. Выступление лейб-гвардии Финляндского запасного полка // Правда. 1917. 12 апреля; Маркович М. О Приказе № 1 // Свободный солдат. 1917. № 1. С. 28; Большевизация Петроградского гарнизона. С. 35; Записные книжки полковника Г.А. Иванишина // Минувшее. М., 1994. Т. 17. С. 537; Архипов И.Л. Российская политическая элита в феврале 1917: Психология надежды и отчаяния. СПб., 2000. С. 231; Петербургский комитет РСДРП (б) в 1917 году. Протоколы и материалы заседаний. СПб., 2003. С. 50; Николаев А.Б. Революция и власть. С. 277; Lyandes S. Op. cit. P. 95 – 96.
      6. Энгельгардт Б.А. Революция и контрреволюция. С. 61 – 62.

      Большая часть офицеров 27 февраля исчезла из воинских частей, справедливо опасаясь за свою жизнь. Многих из них разоружали на улицах, арестовывали, с них срывали погоны, некоторые подвергались насилию. Во главе восставших зачастую становились унтер-офицеры и прапорщики. Однако их отряды быстро смешивались с толпой и растворялись. Лишь вечером-ночью 27 февраля, когда организацией революционных отрядов начали руководить из Таврического дворца, действия приобрели целенаправленный характер.

      Присоединение к революции ряда воинских частей можно связывать с действиями офицеров, которые были готовы поддержать Государственную думу. Однако и эти запасные батальоны, и полки очень скоро выходили из-под их подчинения. Для солдат более важно было не политическая ориентация своих командиров, а их отношение к подчиненным. Возвращение офицеров, после того, как ВКГД приступил к наведению порядка в Петрограде и потребовал от солдат оставаться в казармах, вызвало ряд конфликтов между ними и солдатами. Их появление воспринималось как восстановление старой «палочной» дисциплины, которая была опрокинута Февральскими событиями. Офицерский заговор, если он и имел место, был буквально сметен революционной стихией.

      Прямым следствием падения власти офицерства стало составление 1 марта при участии солдатских представителей, пришедших в Таврический дворец, Приказа № 1. Его главной целью было не допустить восстановления ситуации, когда солдат был полностью подчинен своему начальнику. Почти одновременно в запасных воинских частях Петрограда прошла чистка офицерского состава и выборы новых командиров. Эта мера не была предусмотрена Приказом № 1, но, однако, отражала определенные настроения в солдатской среде.

      Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды. Сб. научн. ст. / Ред. колл.: А.Б. Николаев (отв. ред. и отв. сост.), Д.А. Бажанов, А.А. Иванов. СПб., 2017. С. 15-29.