198 сообщений в этой теме

R. C. Smail Crusading Warfare, 1097-1193.

Цитата

The mobility and archery of the Turks alone were usually insufficient to give them victory. By such means they weakened the enemy, but his final defeat on the battlefield could be achieved only by the fight at close quarters with lance, sword, and club. The passages from the Eracles, parts of which have already been quoted, show the Turks, when they saw the opportunity of coming to close quarters, hanging their bows from their shoulders and charging in on the Franks. The original Latin of William of Tyre gave the same picture; and it may be said once more that although the archbishop was writing long after the event, he had an unrivalled knowledge of Syria and her peoples. If he therefore wrote down such a detail, even if it did not happen at Dorylaeum, it was probably a normal Turkish custom.

 

Турки у Никифора Григоры в 14 веке.

Цитата

Когда же день перевалил за полдень, варвары с большой добычей показались вдали. Подойдя ближе, они испугались было, заметив армию ромеев, сиявшую от блеска оружия, но тут же ее презрели, поняв, что она была не очень-то велика. Они сочли за лучшее, оставив добычу немного позади, собраться воедино и смело обороняться от нападения ромеев. Поэтому они первым делом поставили в арьергард своих самых подвижных лучников и приказали им то атаковать, то, наоборот, отступать и избегать сражения в их обычной манере, и, часто делая это, вводить ромеев в заблуждение и расстраивать их боевой порядок.

Когда ромеи стремительно атаковали и трубачи подали сигнал к сражению, персы сразу издали боевой клич и с большой дерзостью схватились с ними. Сперва их сомкнутый строй показался [нашим] сильным, а боевой порядок неприступным, так что с самого же начала сплошной строй пешей фаланги ромеев был разорван и одновременно конники левого фланга, теснимые извне упомянутыми легкими лучниками, пришли в смятение.

Тут нужно будет проверить "арьергард" по оригиналу. P.S. Греческий не разобрал, а в латинском переводе порядок слов другой и именно "арьергарда" нет, там "in agmine". "В конце" в самом широком смысле. =/

 

Плано Карпини о монголах.

Цитата

Sciendum tamen quod aliud possunt non libenter congrediuntur sed homines et equos sagittis vulnerant et occidunt et cum iam homines et equi sunt debilitati sagittis tunc congrediuntur cum

Цитата

Однако надо знать, что если можно обойтись иначе, они неохотно вступают в бой, но ранят и убивают людей и лошадей стрелами, а когда люди и лошади ослаблены стрелами, тогда они вступают с ними в бой

Этот отрывок по строю текста лучше перевести чуть иначе. Собственно битву Карпини в тексте называет "pugna". Расстрел противника "недеянием" назвать не получается, но к "congrediuntur" Карпини его не относит. Тогда

Цитата

Однако надо знать, что если можно обойтись иначе, они неохотно вступают в рукопашный бой, но ранят и убивают людей и лошадей стрелами, а когда люди и лошади ослаблены стрелами, тогда они вступают с ними в рукопашный бой.

Можно вспомнить стереотипные описания Марко Поло с "стреляли, потом бились палицами и мечами".

 

P.S. Занятно - К.Каэн в Pre-Ottoman Turkey a general survey of the material and spiritual culture and history c. 1071-1330 проводит границу между военным искусством румских Сельджуков 12 и 13 века на основании сравнения Мириокефала с Кёсе-даг и Эрзинжаном. Тут только руками развести. Так-то можно сражение на Тургайской равнине в 1218 с Калкой сравнить и разных выводов понаделать. =/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


56 минут назад, hoplit сказал:

Собственно битву Карпини в тексте называет "pugna".

From pugnō (“fight”), from pugnus (“fist”).

From Latin pugna, from pugnō (“I fight, oppose”), from pugnus (“fist”), from Proto-Indo-European *peuǵ-*peuḱ- (“prick, punch”).

From Proto-Italic *pungō (with punctus for *puctus after pungō), from Proto-Indo-European *pewǵ- (“prick, punch”). Near cognates include Ancient Greek πυγμή (pygmē, “fist”).

Т.е. этимология слова подразумевает именно контактный бой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
25 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Т.е. этимология слова подразумевает именно контактный бой.

Не обязательно. Это и "битва вообще", которая как угодно могла происходить. Перестрелка у римлян - тоже "pugna".

А "congrediuntur" это вот.

То есть как раз и получается по смыслу - "в битве [сразу] сходиться не любят, сначала мечут стрелы, после чего уже сходятся". 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Только что, hoplit сказал:

Не обязательно. Это и "битва вообще", которая как угодно могла происходить. Перестрелка у римлян - тоже "pugna".

Нет, "битва вообще" и "перестрелка" - позднейшие значения.

Когда произошло расширение значения слова.

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
6 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Нет, "битва вообще" и "перестрелка" - позднейшие значения.

Это уже в Древнем Риме так. Примеры словоупотребления по ссылкам приведены. Можете, при желании, на XLegio уточнить - там достаточно людей с латынью, насколько понимаю.

Цезарь, к примеру.

Цитата

tantam virtutem praestiterunt ut, cum primi eorum cecidissent, proximi iacentibus insisterent atque ex eorum corporibus pugnarent, his deiectis et coacervatis cadaveribus qui superessent ut ex tumulo tela in nostros coicerent et pila intercepta remitterent

Цитата

проявили необыкновенную храбрость: как только падали их первые ряды, следующие шли по трупам павших и сражались стоя на них; когда и эти падали, и из трупов образовались целые груды, то уцелевшие метали с них, точно с горы, свои снаряды в наших, перехватывали их пилумы и пускали назад в римлян

Метательный бой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Только что, hoplit сказал:

Это уже в Древнем Риме так. Примеры словоупотребления по ссылкам приведены. Можете, при желании, на XLegio уточнить - там достаточно людей с латынью, насколько понимаю.

Да. Уже в древнем Риме. Он же не с нуля начинал и общество, и язык в нем развивались. И это не точка во времени, а много сотен лет - скажем, от Тарквиния до Цезаря.

А этимология указывает очень прозрачно на первичное значение. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сырое предположение. Если отталкиваться от словоупотребления античных военных и околовоенных писателей - "кружением" могли назвать практически любой маневр или перестроение, связанное с поворотами или изменением направления. Один из таких маневров просто имел название "танцевальный". Если предположить, что терминология средневековых европейских писателей и, позже, польских 16-17 века "выросла" из античной, то искать в "пляске"/"хорее" или "кружении", когда эти слова используются в приложении к тем же монголам или татарам, кружащиеся замкнутые цепочки всадников ака "хоровод" - дело бессмысленное. Этим словом могли равно обозначить, как условно-круговое захождение отрядов во фланг и тыл противнику, так и маневрирование отрядов или отдельных воинов. Также слово "скакать кругом" на латыни имеет список значений, кажется, едва не длиннее, чем в русском. От "по кругу", как лошадь на манеже цирка, до "рядом, около, с разных сторон". Еще есть "соображение расстояния". Под Оршей в 1514-м действовало крупное, но отнюдь не тьмочисленное польско-литовское войско, для которого А. Лобин дает численность около 12 тысяч бойцов. Фронт битвы - около 7 километров. Теперь пытаемся прикинуть размеры "хоровода", "внешнего" или "обычного" в том виде, как его любит изображать Л. Бобров. Что-то около 14+ километров. Фантасмагория, нет? Опять же - эти же слова европейский хронист использовал для описания атак французских латников на фламандскую пехоту в 14-м веке. 

Опять, кажется, ситуация из серии "нужно по текстам прослеживать бытование термина", а не пытаться что-то понять путем "медитации над словом". Попытался представить, какой результат получится при попытках "прозреть" значение "строя утки-мандаринки" или "гусиного крыла". И чем "гусиное крыло" отличается от "крыла журавля". Ужаснулся.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Glimpses of Life and Manners in Persia. 1856. Тут, тут и тут.

На странице 323 и далее. Курды. По сути - коммунальная разборка.

Цитата

8th Moharrem. This morning Bala Khan, Meer Sedr-ud-deen, Meerza Rāmezān, Meerza Ghaffār, and a number of inferior people, called on me to devise means for preserving the peace. They were evidently in great alarm, and said that they looked to me to prevent violence, as the Hyderees had called in aid from the surrounding villages by orders of Nejeff Koolee Khan, and had sworn vengeance against the Niametees to-day. I told them all I could do was to offer advice, to which no one seemed disposed to listen. My Turkish teacher from Tabreez was in a great fright, and proposed that we should mount our horses, and take an excursion into the country; for, said he, "I perceive there will be a row, and they may perhaps attack us."

Before noon the Hyderees assembled in great force on their own ground and on the tops of the houses, where they shouted, and bellowed, and abused, without cessation or compunction, the mothers and wives of the Niametees, who remained quiet and silent in their houses. Encouraged by this, the Hyderees advanced and took possession of a Niametee mosque, and a detachment advanced over the tops of the houses to where I was living, and began slinging stones into my courtyard. "Kiupek Oghleeler, you sons of dogs!" shouted my ferocious cook, Gool Mahommed; "how dare you insult an English gentleman?" "Bilmadiq Wallāh-We did not know it," was the submissive reply as they retired.

9th Moharrem. This morning early Nejeff Koolee Khan, Bala Khan, and several other people of both parties, called on me. Ismāël Khan and Imam Koolee Khan, two chiefs from the neighbouring villages, and both Niametees, having heard of the jeopardy of their faction yesterday, had come to their assistance with their followers. The Hajee was an aq seqqāl, or white-beard; the other was a stout, wild, and ferocious-looking fellow. Each party tried to impress me with the opinion that they were very pacific, and that the other party alone was to blame. After much talking they took leave, and soon after we heard loud yells of Shakhsye. We went out, and saw a body of 200 or 300 men, advancing over the plain, on seeing whom the Niametees went out to Istikbald, and ushered them into the town with shouts and antics, standards, and flags flying. Each man had a large stick, and a piece of carpet or old coat to keep off the stones. With yells and screams they took post near the mosque, in line of battle opposite to the Hyderees, who mustered strong, but seemed depressed. The latter got ready for action by taking off their coats, and wrapping them round their left arms. Both parties now shouted and yelled, and fast and furious flew from side to side epithets which it is needless to transcribe. They defied each other by dancing a figure meant for a challenge. They threw their caps in the air, flinging their sticks after them, and then took a leap with a yell. I thought for a moment I had thrown off a dozen years of life, and that once more I was standing in a glen of the Galtees; but I soon awoke from my dream, for the accents were not those of Tipperary, but of Alp Arselan, Chengeez, and Timour. At last the fight began in earnest, and we had a good view from the top of a house. After some time two Niametees were carried off badly wounded; a Hyderee was knocked down, and a party rushed at him to kill him, but the intercession of Meer Sedr-ood-deen saved his life. After an uproar and fight of two hours a Niametee got a blow on the head from a stone, which knocked him dead. Nevertheless the Niametees gained the day, for they drove back the Hyderees to the bazar, which they sacked, as being chiefly filled with the property of that obnoxious party. Each side seemed to muster about 400 men. They fought in detached squads, very much after the fashion of Persian cavalry and Persian dogs12When one party made an advance the other retired, and so on alternately, something like the boys' game of prison-bars. The death of the man seemed to frighten both factions, for they gradually withdrew from the field.

On my return home in the afternoon of the same day I witnessed a curious and amusing trait of Persian character. An old villager ran up to me, crying, "You are welcome. You are welcome. I am your sacrifice. I have a petition to make to your service. I want justice, and you have come, by the help of the Prophet, to give it to me. I have got a wife, the mother of eight children. A week ago I gave her a drubbing, and she ran off to her own village. Her friends, instead of restoring my wife, are going to make me pay the dowry and force me to divorce her. This is most contrary to equity, and against the law, and I make this petition in your service that I may receive justice." On inquiring the cause of disagreement, he replied that, having bought her eight yards of beautiful English chintz, she abused him, and called him son of a dog for purchasing less than twelve: thereupon he had beaten her soundly with the halter of his bullock. In the skirmish she had pulled out a part of his beard. "Here it is," said he, producing it from his pocket, "and I shall exhibit it against her, after my death, at the day of judgment." A Persian invariably preserves these memorials of his brawls and grievances, to be brought in evidence against the aggressor at the time mentioned above. I remember a servant of the Mission, in a fit of excitement from a reprimand he had received from me, pulling out of his pocket, carefully rolled up in numerous coverings of linen, a tooth which, many years before, one of my predecessors had dislodged from its tenement under great provocation. He was keeping it for the rooz-kiamet, the day of judgment.

It may seem strange that a man whose position was simply that of a regimental captain in the Indian army should have been so often appealed to by both parties in a matter not only not military but purely religious. The answer is plain. Both parties knew well that any report I might make would be exactly in conformity with truth, or what I believed as such, and that the testimony of an English officer would be decisive.

...

12. It is highly amusing to witness a combat between two parties of the numerous dogs residing near the slaughterhouses outside the walls of a Persian city. They live in communities of 40 or 50 in a pack, 80 or 100 yards distant from each other. Some fresh offal brings on a feud. Four or five dogs rush out as if to assault the opposite party, but gradually diminishing the pace as they approach. Seeing this slackness, six or eight of the enemy sally forth, the former retreat at full speed, and the same takes place on the other side, and so on backwards and forwards without ever coming to close quarters, the noncombatants howling and yelling furiously all the time. The Koords fight in exactly the same manner; at least their mock combats, no doubt a true representation of real battles, are so conducted. I remember once ridiculing a Koordish chief for this harmless mode of fighting, telling him that European cavalry, when good on both sides, charged home in a line, and that the Koords ought to do the same. That would never do, said he, "Kheilee adam kooshteh mee shewed" – a great many people would be killed.

Сходное описание есть в "Уральцах", с описанием "игры в войну" у казачат. Посмотреть тут.

Вообще занятно выходит - пешими бьются примерно также, как конными. А параллели легко находятся не только у животных, но и в описаниях "открытых битв" у примитивных народов. То же избегание лишней крови (прежде всего у себя), ориентация на метательный бой. Много ора, беготни - но при отсутствии критических ошибок одной из сторон - мало раненых и погибших.

Сейчас возможно дичь напишу, но складывается впечатление, что можно сделать основную массу участников конными стрелками, кожно - дротометами, можно легкие неметательные пики выдать, можно добавить несколько десятков процентов панцирной конницы - а "общий образ действия" толком и не поменяется ...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сейчас возможно дичь напишу, но складывается впечатление, что можно сделать основную массу участников конными стрелками, можно - дротометами, можно легкие неметательные пики выдать, можно добавить несколько десятков процентов панцирной конницы - а "общий образ действия" толком и не поменяется ... Тут, имхо, наличие сильной власти, которая способна бросить две массы воинов в "съемный бой", в котором "a great many people would be killed", может на тактике сказаться куда как радикальнее. Вариант - формирование "героического этоса" у какой-нибудь социальной группы, который бы требовал "сходиться грудь в груди и идти до конца".

Еще

Цитата

It is a fine sight to see a body of 300 or 400 Koordish cavalry in movement proceeding on a chapow or marauding expedition. They move in a compact body, making great way over the ground, at a pace half-walk, half-trot, like the Afghans; their spears are held aloft with the black tuft dangling below the point; their keen looks, loud eager voices, and guttural tones, give them a most martial air. In front are the chiefs, and by their side are the kettledrummers beating their instruments of war with vast energy; they always lead the way.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из Уанклина.

Цитата

There were no lancers in the English field armies, but the Scottish army contained several regiments armed with lances, which played an important, possibly crucial, role in the allied victory at Marston Moor. However, they were certainly not heavy cavalry, as they were mounted on ponies and can have worn only a small amount of body armour. It was well understood at the time that they could not stand up to harquebusiers in equal combat, which explains why they were in the reserve line, and also why the Scots quickly abandoned the lance when they acquired decent-sized horses in any numbers

и

Цитата

Cavalry was by far the most important arm on the seventeenth-century battlefield. Victory usually went to the side that, having routed the opposing cavalry, rallied and then changed the direction of its attack to take the enemy foot in flank and rear. Thus horse that were trained, disciplined and well led were indispensable for a successful commander. However, even well-trained horse might be capable of performing only a single charge before they lost formation and became a milling mass of horses and men totally incapable of achieving their second, battle-winning, objective.

Второе, кажется, толком не поменялось со Средних Веков. ЕМНИП, при описаниях войн крестоносцев в Леванте мелькает сравнение панцирной конницы латинян с однозарядным пистолетом. Ее прямой удар в регионе толком никто не держал, но у полководца, как правило, был только "один выстрел". Она могла, конечно, собраться снова - но это требовало изрядного времени, которое редко когда было.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Это при условии одновременного ввода в бой всей массы плохо подготовленной для боя в составе подразделения тяжелой конницы. Если взять для этого много небольших эскадронов, умеющих сражаться строем и слушающихся команды, то все не так мрачно.

Но это другая стадия развития общества нужна.

А рыцарей можно бросить в атаку один раз, как при Мархфельде.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
46 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

А рыцарей можно бросить в атаку один раз, как при Мархфельде.

На вскидку вспоминается, что несколько отдельных отрядов, которые оказывали друг другу взаимную поддержку, использовались крестоносцами при Мюре в 1213-м и французами при Арке в 1303-м. Скорее всего - не единственные такие примеры. 

Но "в среднем", кажется, "рыцарская конница" Запада такое тянула крайне редко. По Уанклину выходит, что английская конница даже в середине 17 века была по уровню подготовки ближе к рыцарству Средних веков, чем к регулярной кавалерии 18 века. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Наверное. При марстон Мур отмечалось, что роялисты не дисциплинированы и склонны к индивидуальным действиям, что и позволило железнобоким их нахлобучить.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Эвлия Челеби. Книга путешествия. (Извлечения из сочинения турецкого путешественника ХVII века). Вып. 3. Земли Закавказья и сопредельных областей Малой Азии и Ирана. М. Наука. 1983

Цитата

А сколько людей погубили себя, играя [с ним] в джарид! Однажды султан Ибрахим соизволил повелеть этому Сейди: «Эй, Сейди! Смотри, не бросай дротиков в моих приятелей-мусахибов». Сейди же со своим абхазским выговором отвечает: «Ну право же, мой падишах! Они бросают в меня, я бросаю в них. Тут шутки плохи. Если они бьют меня по голове, я даю им в зубы». [Тогда] Ибрахим-хан распорядился пожаловать [ему] 1000 алтунов, почетный соболий халат. Он получает чин мастабаджибаши.

[Но вот] однажды, когда он играл в джарид на площади под названием Чименсафа, он попал дротиком в нескольких приближенных падишаха. Один из них вступил в перебранку с Сейди. В тот же миг Сейди убил его: свалил дротиком с коня и убил. А когда его товарищ стал прицеливаться дротиком в Сейди, тот сейчас же метнул дротик и в него, свалив его под копыта коня, словно труп. [Их] унесли в султанскую больницу. Ибрахим-хан страшно разгневался и приказал: «Немедленно убейте и Сейди, валите его с коня на этой же площади». Находящиеся рядом с [султаном] его верные приближенные сказали: «Наш падишах, сейчас он подобен сидящему на коне семиглавому дракону с кровавыми глазами, он вцепился в обоюдоострый меч, на поясе у него 12 комплектов [дротиков]. Если мы теперь скажем: "Бейте и убейте его", его на этой площади не сможет ссадить с коня и тысяча человек. А если он убьет много народу на глазах у падишаха, пойдет дурная молва. Мы просим нашего падишаха: простите ему нынешнее пролитие крови, расправьтесь с ним позже». Султан Ибрахим-хан не удовлетворил их просьбы и сказал, покрывшись огненными пятнами гнева: «Он убивает в моем присутствии моих мусахибов, неужели я оставлю его в живых? Ведь я предупреждал [его], чтобы он не убивал моих любимцев!» На это собеседники падишаха сказали: «Наш падишах, эта площадь — поле боя. Здесь не место для любимцев и прочих. Это не площадь позора, [а] площадь мужества. На ней равны и те, кто убивает, и те, кого убивают. Это закон династии Османа. Джарид — разновидность сражения». Но несмотря на то что они просили [падишаха] и обращались [к нему] со множеством убедительных слов, тот настойчиво повторял: «Непременно убейте [его]». [Между тем] верные друзья Сейди делали ему безмолвные знаки. Сейди [понял их и] тотчас, пригнувшись к шее коня, ускакал с [площади] Чименсафа. Выскочив за ворота- султанской конюшни и миновав ворота султанского дворца, он затерялся в Стамбуле; отстранившись от дел, он [затаился] в [укромном] уголке. Спустя несколько дней благодаря ходатайствам многих мусахибов — любимцев падишаха он вышел из султанского дворца в чине чашмигирбаши.

...

При его выступлении в Ускюдар аяны, знать и берайя прибыли из Стамбула с множеством подарков. Сейди-паша, делая стоянки между переходами, направился в Тортумский санджак. Я, ничтожный, встречался с ним в священных войнах против Шушика, Гонии, Мегрелии. Я был осведомлен p повседневных его делах, потому что наш господин, Дефтердар-заде, не послал Сейди-пашу [сразу] в Тортум, а задержал его при себе. Ведя с ним частные беседы; он ежемесячно выдавал [ему] один кошелек на карманные расходы. Так как он жил в Эрзуруме, я, ничтожный, тоже близко познакомился [с ним]. Долгое время мы были хорошими друзьями. Он даже с шуткой метнул в меня дротик на площади для игры в джарид, попал мне в лицо, и у меня изо рта выпало четыре зуба. Наш господин Дефтердар-заде, сильно огорчившись, взял в виде возмещения за мои четыре зуба один кошелек и чистокровного арабского скакуна. Мы помирились. Но [теперь], когда я читал великий Коран, то не мог уже, как полагается, произносить буквы син, шин, сад, зейн, заль, выговаривая их глухим голосом. Но да простится опять Сейди-паше то, что он выбил мне зубы. Я получил [за это] 7 чистокровных арабских скакунов, 2 рабов-грузин, 2 кошелька и много почетных халатов. Действительно, это был щедрый, без притворства и обмана, без злобы и ненависти, непосредственный, спокойный, здоровый, радушный, веселый, простодушный, чистосердечный, любимый всеми [человек], который привлекал к себе и подчиненных, и солдат, и военачальников, и [даже] врагов. Хотя он не был мужем учености и совершенства [знаний], но обладал чрезвычайной силой, властным характером и был отважным пехливаном. Это была достойная личность, не знающая никаких запретов, [человек] чистой веры, острослов. Да облегчит Аллах его затруднения!

"на поясе у него 12 комплектов [дротиков]" - нужно будет поискать в турецком издании, странная фраза.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Джериды носились или в тройном колчане (1 футляр с 3 гнездами для 3 джеридов), или с мечом (на ножнах меча было гнездо для дротика).

Тут что-то тренировочное - если джеридом попасть в лицо, зубами не обойтись. Останешься, в самом лучшем случае, без языка, но если повезет. Скорее, пробьет все насквозь и выйдет из затылка.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Тут что-то тренировочное - если джеридом попасть в лицо, зубами не обойтись. Останешься, в самом лучшем случае, без языка, но если повезет. Скорее, пробьет все насквозь и выйдет из затылка.

ИМХО - там палки были, какие в Турции до сих пор в "джериде" используют. Другое дело - вопрос с размером и весом. Понятно, что при "удачном" попадании травмы можно нанести даже легкой палкой, но тут Сейди-паша вполне обыденно раз за разом наносит тяжелые травмы и, иногда, убивает противников. Те джериды, которые в музее видел - где-то метр длиной и в палец толщиной. Если с такого открутить наконечник - зубы или глаз выбить можно, а вот убить... Сомнительно как-то...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Боевой джерид не сильно длинный - около полуметра. Не толстый. Но если уметь его бросать - очень опасный, у него трехгранные остро отточенные наконечники, которые дают не только пробивающий, но и режущий эффект.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Абраа́м Кретаци́. 1737. Перевод на востлите тут, тут, тут и тут. Также работу переводили на английский.

Цитата

А сам остался с восемнадцатью тысячами арийских воинов и избрал местом для [расположения] войска и [для своего] шатра высокий холм, который с давних пор носит название Ахи-Тепеси. Там он разбил шатер и возвел вокруг того холма укрепления в виде башен из каменных глыб, имеющих форму полушарий. Высота укреплений, которые были вроде валов-бастионов, была равна двум газам, - иноземцы называют [эти укрепления] матаризами - так, чтобы, если османцы внезапно нападут на них, можно было бы обстреливать их из пушек или пользоваться другими орудиями войны. И так он возвел вокруг холма 3-4 ряда этих укреплений. А в субботу прибыл со своими войсками и Кёпрулу-оглы с верхней стороны Апарана, спустился к подножью горы Ара напротив Егварда. И встав друг против друга, чархачи столкнулись, и с обеих сторон было убито по нескольку человек, затем они отошли друг от друга.

Цитата

После субботы, в воскресный день, 8 июня, со второго часа дня начали сражаться. А великий хан, храбрый Тахмаспкули, пока они сражались, показал малую часть войска своего, будто [у него] три полка по 1000 человек [в каждом], и османцы сочли, что войско персидское ничего собою не представляет из-за малочисленности. Они сейчас же велели своему войску взять снаряжение, и янычаров пешими поставили впереди, а пушки сзади.

Как говорили некоторые, у турок было 60 пушек, но я увидел 40. А за пушками были построены всадники, а среди них сараскяр Абдулла-паша и Сару-Мустафа-паша, Темур и Полат, а также Кёр-Чавуш, который хвастал накануне ночью: «Куда деваться персам, ибо я коннице своей велю перетоптать их!» А когда сошлись в бою, турки [были] обмануты из-за малочисленности персидского войска, отошли от подножья горы Ара и устремились к персидскому войску, а те (персы.-Пер.), убегая, понемногу отвели турок оттуда, [от подножья] горы и увели до Егвардского поля. Персидское войско, как говорят, численностью в 18000 человек, вышло затем из оврага, со стороны Еревана, и хотя их было столько, и полки были построены, но не сражались, ибо не имели приказа от хана. Сражались только те три полка по тысяча человек, которые хан послал [вначале].

А хан, по своей арийской привычке, строил [войска], располагал [их], приводил в порядок, подбадривал и размещал справа, слева и в середине свои огнестрельные орудия, а также фальконеты, то есть огромные ружья; на седло каждого верблюда [устанавливали] по одному фальконету, всего-700. И так велел стрелять сначала из больших пушек, а затем-из фальконетов.

Войска построились друг против друга и пехотинцы с обеих сторон поражали друг друга из ружей. И 8 июня, в день воскресный, с третьего часа дня до пятого часа сражались огнем и огнестрельным оружием. Турки смогли послать только 2-3 ядра, а персидская сторона послала, кажется, 300, а может быть, и больше. [Персы] произвели также множество выстрелов из фальконетов и ручных ружей.

И хан внезапно напал на артиллерию османцев и захватил ее. И когда османцы увидели, как хан захватил их артиллерию, и услышали [об этом], сразу же обратились в бегство, а персы погнались [за ними], истребляя. Истребляя, часть [их] погнали на верхнюю сторону горы Ара, напротив Сагмосаванка; нижнюю часть [погнали] в сторону Аштарака, а находившихся в середине-к реке Касах, напротив Ованаванка, Карби и Мугни. И, кажется, было больше бросившихся в ущелье Касаха, чем убитых мечом.

И стеснили полководца их Кёпрулу-оглу. И пока он хотел спуститься с каменистого берега в ущелье по какой-то узкой и каменистой тропе, не удержался на коне и упал с коня на камни и сильно поранил себе голову и был близок к смерти. Посему некий презренный перс обезглавил его и принес хану его голову. И когда он узнал от оставшихся в живых пленных турок, что это действительно голова сараскяра Абдулла-паши, сразу же облачил в халат принесшего голову, обещал еще халаты, если доставят и тело. Сразу нашли [тело Абдулла-паши] и доставили [его]. Хан повелел отнести [тело] в Карби; [там] обрядили [его], положили в гроб, доставили в Карс и там похоронили. Во время сражения убили и Дамада-Мустафа-пашу; и его [тело] хан велел найти, обрядить и повезти в Ереван и там похоронить в новой мечети. И еще двое других пашей, имеющих бунчуки, как нам сказали, были убиты во время этого сражения: один-арнаут, а другой-пошнаг.

Итак, совершив великое побоище, захватили [пространство], ограниченное сверху рекой Ахурян, т. е. Арпачай, а снизу-вдоль подножья горы Арагац, до той же реки.

А после сражения хан произвел смотр и велел сосчитать убитых, и обнаружили, что было убито 40.000 турок, а персов пало не более 15-20 человек. Османцы так оцепенели и застыли перед персами, что не могли шевельнуть рукой, чтобы защититься от убивающих.

Про потери, понятно, что "пиши его, басурмана, больше".

Цитата

Кроме того, пока шел на Карс, он отправил [конницу] совершать набеги с двух сторон - справа и слева, - в одну сторону опять на Баязет, а в другую сторону - на Кагызван, а сам [шел] в середине. Отправленные [отряды] разорили страну, сожгли строения, взяли в плен людей и [забрали] скот и с большой добычей вернулись к главной армии, в Карс. И оттуда снова послал [хан] всадников и они дошли до Теодополиса и захватили области: Нариман, Джавахетию, Чылдыр и Гайкулу, целиком заселенные нашим народом. И увели мужчин и женщин, стариков и детей и, как мы слышали, угнали в Хорасан 6000 человек.

Цитата

И во втором или в третьем часу хан входил в диванханэ и садился. И чавуши, которых было 30 [человек], ежедневно становились напротив него и громогласно читали дуа, а затем три тысячи джазаирчи, которые были ханскими туфанкчи, вместе со своими тысяченачальниками, устремившись, входили в тростниковую ограду и становились в два или три ряда, держа в руках: свое огнестрельное оружие: огромные ружья. Вес одного ружья был равен 15 оха и еще больше. Они держали ружья дулом вверх. [Дула] были наполовину украшены золотыми кольцами, наполовину- серебряными, они опирались на них, как на посохи. А на их головах [были] войлочные шапки, называемые кече-калтак. С двух сторон [шапки] свисали концы, и на всех трех тысячах шапок [было] написано тремя разными способами: «Аллах, Я-Аллах». Так стояли они тесными рядами, вплотную, к ужасу взиравших [на них].

Цитата

А напротив стояли полукругом два ряда: в одном из этих рядов стояли чантаулы, которые имели на голове джига, как будто были настоящие петушиные перья; в другом [ряду] стояли насахчи; начальник их имеет три пера на шапке своей, и там на краях и посреди джига перья.

Многочисленные его воины держали в руках сделанные из меди или серебра похожие на подставки для стрел трезубцы или четырехзубцы, подобные стрелам, которые изготовляются из перьев размером с пядь; они всегда имеют в руках топоры из дамаскской [стали] с посеребреными рукоятками.

Цитата

И еще у него 6000 кешикчи, которые повязывают себе на шапки белые сарухи. Но шапки совсем не видно, а [виден] белый сарух, повязанный вокруг нее. У них тоже есть ружья. И они по очереди сторожат раз в три дня. Чантаулов-300, насахчи-300, элиагачли-300. И элиагачли-дети ханов или братья ханов; они всегда находятся при нем на службе.

Кешиктены?

Цитата

И 3000 джазаирчи образовали два ряда от тростниковой ограды хана. [Длина каждого ряда была равна] расстоянию полета стрелы и даже больше. [Эти ряды] османцы называют алай. В руках у них были большие ружья

Цитата

И начал он говорить речи наставительные и [давать] нужные указания относительно государственных дел и благосостояния страны, о спокойствии рай'ата, и о воинах, называемых нокярами, так как [они] получают тонлух, отдал приказание мирзам о жалованьи их (воинов.-Пер.), о том, чтобы [нокяры] объезжали своих коней и выполняли военные упражнения, а также хорошо содержали своих коней и военное снаряжение: броню, саблю, [пушечные] ядра, поясной нож, щит, тэркэш, то есть колчан со стрелами, и т. д., держали в состоянии готовности и получали хорошие.

Вот что-то пометка про "пушечные" напрягает.

Цитата

А еще у него [есть] амаша кешики, т. е. постоянная стража, [которые охраняют его] днем и ночью. Их-6000 [человек. Каждые] 2000 [охраняют] по очереди одни сутки, а затем [их] отпускают. Вслед за ними приходят 2000 других. И они также охраняют в течение одного дня и одной ночи. А затем приходят следующие 2000 [амаша-кешиков]. И так эти 6000 человек приходят охранять раз в три дня, [находясь] вне жилища Валинемата на расстоянии одного броска камня от ограды. Каждые десять [человек] вместе с десятником [находятся] в одной землянке: пять из них спят, а пять стоят на ногах и ходят вокруг своей землянки. Много раз сам [Валинемат] неожиданно выходит и проверяет их, и если обнаруживает, что все, то есть десять, спят, тогда приказывает схватить их и лишить жизни. Поэтому они все время дрожат, пребывая в великом страхе, в ужасе [за] свою безопасность.

Цитата

Он имеет, кроме того, 300 чантаулов, 300 насахчи и 300 элиагачли и еще 1000 человек, вместе со своими сотниками и десятниками. И их жалованье следующее: тысяченачальнику-100 туманов в год, сотнику-36 туманов, десятнику-15 туманов, а их воинам, которые каждую ночь охраняют Валинемата- по 12 туманов. [И еще] все воины-всадники получают коней от Валинемата. Если конь падет, приносят тавро с крупа коня и хвост как знак [доказательства для] надзирателей за конями, которые являются кятибами и записывающими околевших и вновь выданных коней, [и] они дают написанное их рукой и скрепленное печатью некое таскире, на основании которого [всадники] идут и берут нового коня вместо павшего. Если кто-либо за день [загоняет до] смерти одного коня, они безропотно дают нового. Однако [всадники] очень безжалостно гоняют коней: если бывает нужно, то могут находиться в пути в течение 20-25 часов в сутки. И все время неукоснительно [проводятся] учения [для] всадников и пехотинцев.

Многие из воинов надевают латы. У некоторых были вязаные латы; у других - 2 дощечки: одна - на груди, другая - на спине; у третьих - по 4 доски: [на груди, на спине] и подмышками с правой и с левой сторон.

И еще имеют большие ружья, как я писал об этом [ранее], и большие пороховницы, каждая из которых вмещает по полтора оха, пороха и еще больше; каждый вешает [себе] на спину по 2 пороховницы. [В случае нужды] они могут целый день скакать через поля, ущелья, карабкаться по скалистым склонам гор и спускаться под уклон, подобно куропаткам. И совсем не знают усталости и не ропщут и иногда ломают камни, чтобы пробить дорогу среди скал, а также роют землю и снег, как будто бы до этого вовсе и не работали, вступают в бой с врагами, храбро сражаются и побеждают. Хотя я слышал, что [у него] 60000 наемных солдат, но он, если пожелает, может а течение нескольких дней с помощью Божьей собрать вдвое и втрое больше этого.

В английском переводе

Цитата

Many of the soldiers wear armour. Some had woven armour [ie  chain  mail]; others two metal plates, one on the chest and one on the  back;  others had four metal plates  [on  chest,  back] and under the  arms,  one on the  right  and one on  the left. They also have large guns ...  and large powder  flasks, each one houses  one  and  a half okka of  powder and even more. Each  one hangs two powder flasks on his back.  If  necessary they  can  gallop all day over plains and canyons, clamber  and  descend  over rocky mountain slopes, like  a partridge. They do not know tiredness,  they  never  grumble, and sometimes they  break stones to make a  path between  the rocks.  They dig  the earth and the  snow,  and acting as if  they  had not aboured at  all,  they meet the enemy bravely,  give battle, and  are victorious.

 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
26 минуты назад, hoplit сказал:

Про потери, понятно, что "пиши его, басурмана, больше".

Врет, как очевидец!

Стандартно настолько, что уже не знаешь, чем объяснить такую убогую фантазию всех очевидцев.

27 минуты назад, hoplit сказал:

Кешиктены?

Да. Хэшигтэн - это по-монгольски. Здесь взяли слово хэшиг в старом произношении (кешик) и оформили тюркским суффиксом деятеля -чи (ср. элчи, битикчи, дзаргучи, афтобачи и т.п.).

Амеша кешикчи - это забавнее. Амеша Спента - это "Бессмертная Семерка", семь эманаций Ахура-Мазды. Т.е. "амеша кешикчи" - это "бессмертный кешиктен".

30 минуты назад, hoplit сказал:

Вот что-то пометка про "пушечные" напрягает.

А что в оригинале?

И на каком языке оригинал - на армянском или фарси?

 

 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
4 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

А что в оригинале?

И на каком языке оригинал - на армянском или фарси?

Насколько понимаю - армянский, оригинал пока не нашел. Просто на востлите указаний на то, с какого издания и кто переводил, когда издавали - нет. Если перевод их собственный - они об этом тоже обычно пишут. Насколько понял - в квадратных скобках это вставка переводчика. То есть в оригинале - только "ядра" или что-то похожее.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
4 минуты назад, hoplit сказал:

Насколько понял - в квадратных скобках это вставка переводчика.

Однозначно.

А что в английском переводе?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

А что в английском переводе?

У меня только тот небольшой кусок. В свободном доступе английского перевода нет.

 

Нашлось такое вот упоминание - 

Цитата

Кретаци А. Краткое повествование о начале царствования. Надир-шаха, сочиненное патриархом нашим Абраамом Текирдагци. Эчмиадзин, 1870.- 162 с.

И еще вот.

Цитата

Manuscripts:

(1) Erevan, Matenadaran Archives, Mss. 1387, 1674, 2616, 2622, 2722, 5026, 6974, 7130.

(2) Jerusalem, Archives of the Armenian Patriarchate, Mss. 699, 959.

(3) Vienna, Mechitharisten-Bibliothek zu Wien, MSS 616, 840.

Editions:

(1) Patmut`iwn Abrahamu Kat`oghikosi Kretats`woy (Calcutta, 1796).

(2) Abraham Kat`oghikosi Kretats`woy patmut`iwn (Vagharshapat, 1870).

(3) “Kondak i veray T`ek`irdaghu” (Encyclical), Sion (Jerusalem, 1877), 50-53, 73-77 [Summary of the Chronicle].

(4) Patmut`iwn (Erevan, 1973) [Critical edition].

Translations:

(1) Marie-Felicite Brosset. “Mon Histoire et celle de Nadir, Chah de Perse, par Abraham de Créte, Catholicos.” Collection d’historiens arméniens, vol. 2 (St. Petersburg, 1876) [French translation].

(2) Abraham Kretatsi. Povestvovanie (Erevan, 1973) [Russian translation].

(3) A. Sepanta and S. Hananyan. “Montaƒabtı az yaddashth-ye Abrham Katoghikos ƒalıfe-ye afizam-e aramanı [Selections from the Notes of Abraham, the Supreme Caliph of the Armenians].” V˛id (Tehran, 1347/ 1968) [Persian translation of a section on Nder’s coronation].

(4) The Chronicle of Abraham of Crete, trans. G. Bournoutian (Costa Mesa, Ca., 1999) [Annotated English translation].

Попробую поискать.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Во французском переводе 1876 года вообще не "ядра", а "пушки". =)

Fr_1.thumb.jpg.12957d244987d097654597ae7

Первое армянское печатное издание тут. Проблема в том, что оно не распознанное, а армянского алфавита я не знаю вообще. То есть 40-ю главу и нужную часть в ней просто не найду. =/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А вот это, кажется, издание 1973 года.

Глава 40 - вот эта Խ. Вот.

Текст

Цитата

Իսկ ես միւս օրն առաւօտին յղեցի զՂալայճի օղլու Ստեփանոս վարդապետն որ էի կարգեալճանապարհի աթոռակալ, եւ էր ընդ իս ի բանակն՝ ի Մուղան: Եւ գնացեալ էառ զրախամներն, որէր Է (7) ռաղամ, եւ եկեալ ուրախութեամբ ետուր ցիս:

Իսկ ի նոյն օրն գնացինք ի սէլամն: Եւ կրկին պատուիրեցեն յետ սէլամին, եթէ՝ «Երեկոյեանպարտիք գալ եւ հանդիպիլ Վէլինէմէթին, որ զձեզ յանձնէ ձեր զապութիւն եւ մուրախաս առնէ»:

Եւ գնացեալ՝ իւրաքանչիւր ի տեղիս իւր, եւ կացաք մինչեւ ցերեկոյն: Եւ իններորդ ժամունժողովեցանք ի դուռն Վէլինամաթին. քալանթար Մէլիքջանն եւ մէլիք Յակոբջանն, եւ այլազգեացքալանթարն՝ Ալիղուլին, եւ այլ քէտխուտէք հայոց եւ մէլիքներն, զի Երեւան Թ (9) մհալ գոլով Թ (9)մէլիք կան այժմ: Թէպէտ հնազանդ են քալանթարին եւ դողան առաջեւ, իբրեւ զնոքար, բայցԵրեւանայ մէլիքներացն, որք են այսոքիկ. նախ՝ մէլիք Յակոբջանն եւ մէլիք Մկրտումն, Կարբու եւՂրխպուլախու, Շոռակալու, Իկտիրու, Գառնու, Ծաղկնայձորու, Գեղարգունոյ, Ապարանու,Շիրակուանու, այլ եւ՝ Երեւանայ Շէյխիսլամն, աղայներն եւ միրզէքն, եւ առեալ զմեզ տարան իդէմն:

Եւ սկսաւ ասել բանս խրատականս եւ պատուէր պիտոյականս վասն արքունական իրաց, եւ վասներկրին բարեկեցութեան եւ ռահաթին հանգստեան: Եւ՝ վասն պատերազմական զօրացն, որ նօքարանուանեն, զի են տօնլուխով՝ պատուէր միրզոցն վասն վարձուց նոցին: Եւ՝ վասն դալիմիձիավարժութեան եւ պատերազմավարժութեան: Նոյնպէս եւ նոցա՝ զձիանս իւրեանց լաւ պահելոյեւ զանօթս պատերազմի, որ է զրէհն՝ թուրն, ռումբն, միջքի դանակն, վահանն, թէրքէշն՝ որ էնետու աղեղն, զթֆանկն եւ զայլ սոյնպիսիք պատրաստի ունել եւ զլաւն ստանալ:

Եւ՝ զայլ սոյնպիսիք բազում բանս պատշաճաւորս վասն երկրին պահպանութեան եւ ամենայնիրաց:

Եւ վճար խօսիցն ասաց միրզոցն, եթէ՝ «ԶԽալիֆայն ձեզ յանձնեմ. զի զոր ինչ կամիցի՝ եթէ գիւղ,եթէ հող եւ եթէ այլ ինչ, զոր պատշաճ է իւրն, քան թէ այլոց՝ իւրն տայք այնպէս, որ ոչ միրիյինվնաս լինի, ոչ՝ իւրն դժուարութիւն: Եւ յորժամ ինքն չկամենայ, ապա այլոց տուէք: Զի գիտէք որխաթրն պահեմ եւ մէկ եախշի քիշի է: Պիտիր, որ դուք եւս լաւ պահէք զխաթրն եւ այնպէսարարէք, որ չլինի, թէ՜ ձեզանէ ինձ գանգատ գրէ»:

Ինձ եւ ասաց, թէ՝ «Ղալիֆա՜յ, այսուհետեւ հեռանաս ինձանէ եւ ոչ կարես լինել ինձ ձեռնհաս:Վասն որոյ ահա՛ զքեզ յանձնեցի զապիթներաց ձերոց, այսինքն՝ միրզոց: Զոր ինչ մաթլապ որունիս դոցա ասես՝ որ կատարեն: Եւ թէ չի լսեն աղաչանացդ, Իբրահիմ խանին արզ արայ՝ (որ էիւր եղբայրն, նստեալ ի Թարվէզ՝ խան եւ սպասալար), եւ նա ինձ ծանուսցանէ: Եւ թէ կամիս դուեւս ծանոյ: Քեզ հրաման է: Եւ աղօթող լեր վասն մեր: «Տէ զէթ շինտիտան կերի մուրախասսըն,կէթ Ուչքիլիսայ[այ]»:

Եւ ապա սկսայ եւ ես դրուատեալ զնա եւ օրհնել, եւ լալոտ աչօք ասացի. «Շէֆքէթլում, դուորովհետեւ հեռանաս ի մէնջ, մեք այժմ գիտացաք, որ որբ մնալոց եմք: Զի ոչ ոք լինելոց է իբրեւզքեզ որ զմեզ խնամէ: Վասն որոյ Աստուած ամենակարողն զճանապարհդ բաց եւ աջող անէ եւմիշտ յաղթողս արասցէ ի վեա թշնամեաց քոց: Ապա զայս խնդրեմ ի մեծութենէդ, որ զմուրվաթդեւ զմուպարաք նազարդ ինձանէ եւ այն մուպարաք թէքքէյէն պակաս չանէսե:

Որ եւ կրկին յուսադրեաց ասելով. «Ալամ չաքմայ Խալիֆայ ալամ չաքմայ: Օ թէքէ մանում տուր,սանտայ մանում սան: Կէթ: Պիր խօշճայ քիշի սէն: Կէթ համան տուայ էյլէ»:

Եւ ապա շեյխիսլամն եւս համարձակեցաւ եւ ասաց զտուայ մի պարսկերէն գրաբար ի չափ Բ (2)տան սաղմոսի: Եւ ապա ասացեալ զֆաթէն եւ ես՝ զ«Հայր մեղայն», շնորհակալեցայք եւարձակեցաք յերեսանց եւ գնացաք ի բնակութիւնս մեր:

Нужный абзац - 4 сверху.

Цитата

Եւ սկսաւ ասել բանս խրատականս եւ պատուէր պիտոյականս վասն արքունական իրաց, եւ վասներկրին բարեկեցութեան եւ ռահաթին հանգստեան: Եւ՝ վասն պատերազմական զօրացն, որ նօքարանուանեն, զի են տօնլուխով՝ պատուէր միրզոցն վասն վարձուց նոցին: Եւ՝ վասն դալիմիձիավարժութեան եւ պատերազմավարժութեան: Նոյնպէս եւ նոցա՝ զձիանս իւրեանց լաւ պահելոյեւ զանօթս պատերազմի, որ է զրէհն՝ թուրն, ռումբն, միջքի դանակն, վահանն, թէրքէշն՝ որ էնետու աղեղն, զթֆանկն եւ զայլ սոյնպիսիք պատրաստի ունել եւ զլաւն ստանալ

Нужное слово - ռումբն. Нашел только значение "бомба". Но точно ли это в приложении к началу 18 века?

զրէհ - зерех

թուր - меч

դանակն - нож

վահանն - щит

թէրքէշ - тэркэш

աղեղն - лук

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
9 минут назад, hoplit сказал:

Во французском переводе 1876 года вообще не "ядра", а "пушки". =)

Canon может означать и оружие вообще, и пистолет в т.ч. 

Скорее всего, при таком раскладе с французским переводом это - пистолеты.

В оригинале ռումբն - Гугл Всемогущий уверяет, что это - "бомба".

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Hall J.W. Government and Local Power in Japan, 500-1700. A Study Based on Bizen Province.
      Автор: hoplit
      Просмотреть файл Hall J.W. Government and Local Power in Japan, 500-1700. A Study Based on Bizen Province.
      John Whitney Hall. Government and Local Power in Japan, 500-1700. A Study Based on Bizen Province. 1966
      Автор hoplit Добавлен 11.12.2018 Категория Япония
    • Hall J.W. Government and Local Power in Japan, 500-1700. A Study Based on Bizen Province.
      Автор: hoplit
      John Whitney Hall. Government and Local Power in Japan, 500-1700. A Study Based on Bizen Province. 1966
    • Yimin Zhang. The role of literati in military action during the Ming-Qing transition period.
      Автор: hoplit
      Yimin Zhang.  The role of literati in military action during the Ming-Qing transition period. 2006. 316 p.
      A dissertation submitted to McGill University in partial fulfillment of the requirements of the degree of Doctor of Philosophy.
       
    • Yimin Zhang. The role of literati in military action during the Ming-Qing transition period.
      Автор: hoplit
      Просмотреть файл Yimin Zhang. The role of literati in military action during the Ming-Qing transition period.
      Yimin Zhang.  The role of literati in military action during the Ming-Qing transition period. 2006. 316 p.
      A dissertation submitted to McGill University in partial fulfillment of the requirements of the degree of Doctor of Philosophy.
       
      Автор hoplit Добавлен 25.11.2018 Категория Китай
    • "Примитивная война".
      Автор: hoplit
      Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.
       
      - Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis.
      - Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.
      - J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.
      - DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.
      - William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.
      - Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.
      - ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.
      - Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.
      -  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence //  Nature 538, 233–237
       
       
      - Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.
      - Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).
      - Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и
      конфликты.
      - Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.
       
       
      - Зуев А.С. О БОЕВОЙ ТАКТИКЕ И ВОЕННОМ МЕНТАЛИТЕТЕ КОРЯКОВ, ЧУКЧЕЙ И ЭСКИМОСОВ.
      - Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).
      - О. А. Митько. ЛЮДИ И ОРУЖИЕ (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).
      - К. Г. Карачаров, Д. И. Ражев. ОБЫЧАЙ СКАЛЬПИРОВАНИЯ НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СРЕДНИЕ ВЕКА.
      - Нефёдкин А. К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).
      - Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.
      - Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.
      - Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.
      - Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.
      - Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.
       
      - N. W. Simmonds. Archery in South East Asia &the Pacific.
      - Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.
      - Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.
      - Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.
      - Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.
      - D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.
      - Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.
      - W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.
      - E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.
      - K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.
      - Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 
      - William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.
      - Henry Reynolds. Forgotten war. 
      - Henry Reynolds. THE OTHER SIDE OF THE FRONTIER. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.
      -  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.
      - Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.
      - Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      - Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      - Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      - Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      - Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      - Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
      - Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.
      - P. D'Arcy. Maori and Muskets from a Pan-Polynesian Perspective // The New Zealand journal of history 34(1):117-132. April 2000. 
      - Andrew P. Vayda. Maoris and Muskets in New Zealand: Disruption of a War System // Political Science Quarterly. Vol. 85, No. 4 (Dec., 1970), pp. 560-584
      - D. U. Urlich. The Introduction and Diffusion of Firearms in New Zealand 1800–1840 // The Journal of the Polynesian Society. Vol. 79, No. 4 (DECEMBER 1970), pp. 399-41
       
       
      - Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.
      - Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.
       
      - Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.
      - Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.
      - R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.
      - J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.
      - Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.
      - R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 
      - R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.
      - Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.
       
       
      - Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.
      - Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.
      - Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.
      - T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.
      - Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and
      the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.
      - Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.
      - HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 
      - NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.
      - F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 
      - Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 
      - H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 
      - Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.
      - Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.
      - Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?
      - Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 
      - Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).
       
       
      - ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.
      - Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.
      - D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.
      - DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern
      Plains Armor.
      - Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.
      - Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.
      - James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.
      - Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.
      - Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.
      - James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.
       
      - D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.
      - Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL
      PERFORMANCE CHARACTERISTICS.
      - Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.
      - W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic
      and  experimental research.
      - DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation
      and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.
      - Walter Hough. Primitive American Armor. 
      - George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.
      - Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.
      - David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.
      - Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.
      - Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.
      - Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 
      - Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.
      - Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.
      - Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.
      - George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America.
      - Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 
      - Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).
      - Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.
      - J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.
      - Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.
      - Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.
      - Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.
      - Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.
      - William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.
      - Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.
      - David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.
      - Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.
      - Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011
      - Steven LeBlanc. Prehistoric Warfare in the American Southwest. 1999.
       
       
      - A. Gat. War in Human Civilization.
      - Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.
      - Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.
      - Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.
      - Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.
      - Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.
      - Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.
      - М. Дэйви. Эволюция войн.
      - War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.
      - I. J. N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.
      - Антропология насилия. Новосибирск. 2010.
      - Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war : violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.