hoplit

Размышления о коннице разных времен и народов

352 posts in this topic

Немного изо (иконография рулит - тут и фото имеются):

union150.thumb.jpg.902dc5d0662bfcbced1e8

Вот уланский патруль на дороге:

index.jpg.d99f229f2e015bf041822a10014e4d

И его увеличенное изображение:

38a.57A.IMG_1086-PR.thumb.jpg.f8fe9c85f9

А вот - пояснение, в какой ситуации сделана зарисовка улан 6-го Пенсильванского:

1950_77_28.jpg.91b9de33336d1775be07e05e5

Ну и памятник уланам юнионистов на поле битвы:

SCFCuster08281004.thumb.jpg.ba564928a901

Как видим, если 6-й Пенсильванский сформировали в 1861 г., то времени на обучение владению пикой было ровно фиг да нифига - о каких результатах может идти речь? А мексиканцы с детства на своих ранчо учились пикой владеть. Соответственно, качество подготовки иное.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну и "просто прррэлэстно!" (с) - собственно свидетельства о том, как индейцы сражались mit brave Americanischen Soldaten (косвенно из упоминания в тексте):

Цитата

The attack or defense against the lance (it is the common weapon of the mounted Indians) depends much upon horsemanship, and judgement of the rider.  It is parried like the sword; and you must press in at your opportunity to close upon the antagonist. You must invariably endeavor to gain his right rear when he is least able to attack or defend; the left rear and left, weakest for the sabre, are the strongest positions for the lance; the same may be said of the bow and arrow; in pursuit always approach at the right rear.

Philip St. George Cooke "Cavalry Tactics", 1861.

ИМХО, рекомендация дана не просто так.

И вот о том, как мексиканцы сражались в конном строю:

Цитата

The cavalry made one most gallant charge against the enemy on the 23d of February, and cut their way through them; but the Mexican lancers were far from being a contemptible enemy, and many of them were admirable horsemen. Our people had the advantage of larger horses and heavier men as a general thing, but the Mexicans were much more agile, and could handle their horses as well perhaps as any people on earth.  With the lance they were greatly our superiors, and used that weapon with great effect both at Buena Vista and at San Pascual.

Alonzo Gray "Cavalry Tactics", цитата из сочинения майора Брэкетта "История кавалерии США" (Major Albert G. Brackett’s History of the U.S. Cavalry) о сражении при Буэна Виста (Buena Vista), 23 февраля 1847 года.

В общем, как-то так.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Странная картинка - "Атака мексиканских улан на батарею во время битвы у Сакраменто" 28 февраля 1847 г. Написана Ф. Басти в 1870 г.:

Batalla_de_Sacramento.thumb.jpg.0dadc052

Но по американским данным, американцев было 940 человек, которые потеряли 1 убитым и 8 раненными за весь бой. А мексиканцев - 4120, которые потеряли 300 убитыми, 300 раненными, и 40 пленными.

По мексиканским данным, мексиканцев было около 2000, американцев - около 1300. Потери не указываются.

Но нарисован-то "адЪ и ИзраилЬ"!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Картина шайенского художника Большая Лошадь от 1903 г. - "Шайены Бешеного Волка сражаются с мексиканскими копейщиками":

http://collections.si.edu/search/results.htm?q=cheyenne+mexican&tag.cstype=all

Ledger_Drawing_-_Cheyenne_warriors_fight

Вещь поздняя, Бешеный Волк родился в 1825 г. и в 1903 г. умер. Вот его фото:

s-l1600.thumb.jpg.b65be0bce64d976576c053

В 1858 г. Бешеный Волк воевал против пауни.

А вот - изображение битвы при Буэна Виста:

battle-of-buena-vista-1847-nmeeting-the-

Share this post


Link to post
Share on other sites

Бой при Сан-Пабло дель Монте между французской и мексиканской кавалерией:

5b7a75a36f5be_COMBAT_DE_SAN-PABLO_DEL_MO

Французы потеряли 4-5 человек, мексиканцы - 20. Французы победили, но их командир был убит, что и запечатлено на гравюре.

Относительно современная картина "Кругом, черт вас дери!" (1890) - битва при Кезерас дель Медио (Batalla de las Queseras del Medio) 2 апреля 1819 г. (война за независимость Венесуэлы):

Francisco-Rangel-Escobar-8.jpg.97e36a376

1200 испанских копейщиков (jinetes) (по другим данным 800 копейщиков и 200 конных карабинеров) были атакованы 153 копейщиками (lanceros) патриотов из числа льянерос (llaneros). Лоялисты потеряли 400 убитыми, а патриоты - 2 убитыми и 6 раненными. Кто победил в этой легендарной битве - понятно без слов. Если только имело место быть и никто не свистит. Ведь "для испанки что дороже чести?" (с) 

Ну и немного из другой оперы - Наполеоновские войны, прусский народный лубок, бессмысленный и на французском:

prussian-lancers-and-cossacks-fighting-f

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Испанские традиции владения копьем с коня:

http://www.aristarkos.com/2tradiciones/fiesta/tapia/Tapia.htm

"Подрезка" быков при помощи media luna (или desjarretadera) в 1582 г.:

img001.thumb.jpg.648643eabe6dd38fa74699d

По "Del libro de la montería" de Argote de Molibna, Sevilla,1582  

http://mitotaurico.blogspot.com/2008/12/desjarretar-los-toros.html

Аргентинские гаучо подрезают быков своими медиа луна в 1817 г. (с картины Э. Видаля):

5b7ab19c9a554_E.Vidal_Rabota_s_rogatyim_

Работа с медиа луна в пешем строю - валят быка (эскиз Гойи):

12-DESJARRETE.thumb.jpg.2aaa36a872b39917

Пикинера спешил бык, но он все равно помогает тореадору - по картине 1895 г.:

Cortando_el_cepo-1895-21-X-La_Lidia.thum

Т.е. школа была очень жизненной - она была вызвана хозяйственными потребностями и поэтому в выучке такие лансерос превосходили противника очень сильно.

 

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
22 часа назад, hoplit сказал:

Есть такие вот описания - тут и тут.

Да, экспедиция на Ямайку.

Но там, судя по всему, были пешие лансерос. И без доспехов.

Ну да ладно. Все равно с такими же навыками.

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Но там, судя по всему, были пешие лансерос. И без доспехов.

Насколько понимаю - это тамошние пастухи со своими "орудиями труда" пешим ходом на англичан набежали. После чего те сразу обнаружили, что "пики у них не той системы". =) 

Share this post


Link to post
Share on other sites
51 минуту назад, hoplit сказал:

Насколько понимаю - это тамошние пастухи со своими "орудиями труда" пешим ходом на англичан набежали. После чего те сразу обнаружили, что "пики у них не той системы". =) 

Да, вот такой вопрос - у них были медиа луна или обычные пики?

Share this post


Link to post
Share on other sites
8 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Да, вот такой вопрос - у них были медиа луна или обычные пики?

В голове вертится что-то про "пики с широким наконечником", вспомнить бы теперь - где видел и что там точно было написано...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот именно. Широкий наконечник.

Вот такая весЧь нравиццо?

3514139.thumb.jpg.16a068e0fc580f6afb2fef

Вот описание его с этикетки (видна за предметом):

"Ce sabre a ete utilisé par la Cavalerie Legere espagnole pendant la Campagne de 180 _____ pour couper les jarrets des chevaux de la Cavalerie Lourde francaise p_____Cree par le general_____"

"This sabre has been used by the Spanish Light cavalry during the Campaign of 180_____ for cutting the hamstrings of the horses of the French Heavy Cavalry___ Created by the general ____ ..."

Так вот на основании этой сабли некий персонаж с Ганзы уверял, что это - стандартное оружие для добивания быков на корриде. А когда народ прошел по предъявленным ссылкам, оказалось, что имелась в этих ссылках в виду именно media luna.

Поэтому чем там англичан на Ямайке порезали и покололи - вопрос интересный. 

Просто техника боя аналогичная будет.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Вот именно. Широкий наконечник.

Нашел. На 155 странице.

Но там именно что только про широкие наконечники

Цитата

The ennimie doth yous most Lances, which is a most desperate wepon, they are very sharp, and soe brod that if they strik in the bodie it makes such a larg hole that it lettes the breth out of the bodie emediatlie. This March back againe did kill more men then the ennemie did, for thay did faint and fall doune for wand of water : sum would beg of thayer comrades to make water in thayer [mouths], which if any did most of them did ris and march. 

То есть - пики с острыми и широкими наконечниками.

Насколько понимаю - испанские "матадоры" использовали media luna для обездвиживания животного и нож/мачете для добивания. Иногда попадалось утверждение, что добивали быков какой-то "пикой", но это, кажется, "слишком сложно для цирка", две пики таскать с собой.

Это еще одно описание - англичане эту штуку называли "hocksing iron". Еще чуть чуть.

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

И даже с картинками - как американцы ходили в сабли друг на друга:

illus14h.thumb.png.0fd6739145f49831d07d7

http://www.gutenberg.org/files/28152/28152-h/28152-h.htm

И, попутно, на индейцев:

Charles-Schreyvogel-The-Duel.JPG.4eb157d

bluecoat-and-indian-battle-with-tomahawk

Снизу 2 - картины Карла Шрейфогеля, начало ХХ в. На одной видна дата - 1912 г.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересно, а пример такого "кавалерийского наступления", когда одной массированной атакой всей конницы, когда фланги и тыл открыты для действия вражеской конницы (русский рейд Платова, скажем, во время Бородинского сражения, или действия башкир и калмыков), Наполеон выигрывал сражения, наш монархЪ смог бы привести?

Share this post


Link to post
Share on other sites
53 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

когда фланги и тыл открыты

Для этого были вторые и третьи эшелоны.

Насколько понял - пример из той же серии, что французы лучше действуют большими массами конницы, чем их противники. 

53 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

выигрывал сражения

А где в цитате про "выигрывал сражения"? Как пример - атака двух дивизий французской кавалерии при Эйлау, после того, как русские вынесли корпус Ожеро. Массированная атака французской кавалерии при Лейпциге 16 октября, которую Александр видел своими глазами. Кавалерийские корпуса, как таковые, если не путаю - тоже в первую очередь французы.

К чему тут шастанье Платова при Бородино - откровенно не понимаю. Он какой кавалерии на фланг выходил?

Share this post


Link to post
Share on other sites
48 минуты назад, hoplit сказал:

Для этого были вторые и третьи эшелоны.

Судя по словам монарха, французы сводят все свои кавчасти в единый корпус. Поэтому и претензии.

48 минуты назад, hoplit сказал:

Насколько понял - пример из той же серии, что французы лучше действуют большими массами конницы, чем их противники. 

Вот с примерами было бы лучше.

49 минуты назад, hoplit сказал:

А где в цитате про "выигрывал сражения"? Как пример - атака двух дивизий французской кавалерии при Эйлау, после того, как русские вынесли корпус Ожеро. Массированная атака французской кавалерии при Лейпциге 16 октября, которую Александр видел своими глазами. Кавалерийские корпуса, как таковые, если не путаю - тоже в первую очередь французы.

А вот где:

"Совершенно разстроивают линию войск неприятельских и ниспровергают их намерения".

Т.е. добиваются победы - если твои войска расстроены и ты не можешь реализовать свой план битвы для достижения своих целей, то это - поражение.

50 минут назад, hoplit сказал:

К чему тут шастанье Платова при Бородино - откровенно не понимаю. Он какой кавалерии на фланг выходил?

1) зачем кавалерии?

2) кавалерия бывает разная, в т.ч. она не только толпой несется в одну точку, но и охраняет фланги и тылы своей армии.

Т.е. заявление монарха попахивает известно чем. В 1845 г. этот запах отыграется.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Sebastián de Covarrubias Orozco. Tesoro de la Lengua Castellana o Española. 1611.

Estradiota. Лист 386 (оборот)

Цитата

ESTRADIOTA, vn genero de ceaualleria, de que vsan en la guerra los hombres de armas, los quales lleuan los estriuos largos, tendidas las piernas, las fillas con borrenas, do encaxan los muslos, y los freno s de los cauallos, con las camas largas. Todo lo qual es al reues en la gineta, como se dira en su lugar.

que vsan en la guerra los hombres de armas - каковую используют на войне латники

lleuan los estriuos largos - носят длинные стремена

tendidas las piernas - вытягивают ноги

fillas con borrenas - седло/седловка с луками

Todo lo qual es al reues en la gineta, como se dira en su lugar - все наоборот с [манерой] по-хинетски, как она описана на своем месте

 

Brida - лист 152

Ginete - лист 436 (оборот)

Цитата

GINETÉ, hombre de acauallo, que pelea con lança y adarga, recogidos los pies con estribos cortos, que no baxan de la barriga del cauallo. Esta es propia caualleria de Alaraues, los quales vienen desnudos de piernas y braços, arremangada la manga de la camisa, y sin ninguna otra armadura en el cuerpo, con sus turbantes en la cabeça, y su alfange, o cimitarra colgando del hombro en el ta hali

lança y adarga - ланса и адарга

recogidos los pies con estribos cortos - подобрав ноги с короткими стременами

que no baxan de la barriga del cauallo - каковые не достают до брюха лошади

alfange, o cimitarra

arremangada la manga de la camisa - засучив рукава рубахи

sin ninguna otra armadura en el cuerpo - без какой либо другой защиты/покрова для тела

Share this post


Link to post
Share on other sites

Для памяти.

Ливий.

II.6 Встречный бой с марша. 509 год до н.э.

Цитата

Всту­пив в рим­ские зем­ли, вра­ги встре­ти­ли обо­их кон­су­лов: (6) Вале­рий вел пехоту бое­вым стро­ем, а Брут — пере­до­вую конную раз­вед­ку. Точ­но так же шла кон­ни­ца и перед вра­же­ским вой­ском, воз­глав­лял ее цар­ский сын Тарк­ви­ний Аррунт, а сам царь сле­до­вал за ним с леги­о­на­ми. (7) Уга­дав изда­ли кон­су­ла спер­ва по лик­то­рам, а потом уже бли­же и вер­нее — в лицо, Аррунт, воз­го­рев­ший­ся гне­вом, вос­клик­нул: «Вот кто изгнал нас, исторг из оте­че­ства. Вот как важ­но он высту­па­ет, кра­су­ясь зна­ка­ми нашей вла­сти! Боги — мсти­те­ли за царей, будь­те с нами!» (8) И, при­шпо­рив коня, мчит­ся он пря­мо на кон­су­ла. Брут заме­тил, что на него ска­чут. Тогда счи­та­лось почет­ным, чтобы вожди сами начи­на­ли сра­же­ние: (9) рвет­ся и Брут к поедин­ку, и столь ярост­на была их сшиб­ка, что ни тот ни дру­гой, нано­ся удар, не поду­мал себя защи­тить, так что оба, друг дру­га прон­зив сквозь щиты, замерт­во пали с коней, наса­жен­ные на копья. Тот­час всту­пи­ла в бит­ву вся кон­ни­ца, за ней подо­спе­ла пехота; (10) бой шел с пере­мен­ным успе­хом, и никто не взял верх: оба пра­вые кры­ла победи­ли, левые — отсту­пи­ли: (11) вейяне, привык­шие к пора­же­ни­ям от рим­лян, рас­се­я­лись и бежа­ли; тарк­ви­ний­цы же, новые нам вра­ги, не толь­ко высто­я­ли, но даже сами потес­ни­ли рим­лян.

 

II.31 Насколько понимаю - "правильная битва". Римская конница выступает в первой линии, прорывает вражеский центр, за ней следует пехота. 494 год до н.э.

Цитата

Пока эта вой­на велась у воль­сков, дик­та­тор напа­да­ет на саби­нян, вое­вать с кото­ры­ми было гораздо труд­нее, раз­би­ва­ет их, обра­ща­ет в бег­ство и выби­ва­ет из лаге­ря. (2) Кон­ным уда­ром он смял середи­ну непри­я­тель­ско­го строя, недо­ста­точ­но укреплен­ную вглубь, так как весь он был слиш­ком рас­тя­нут вширь. На сме­шав­ших­ся дви­ну­лась пехота. Тем же натис­ком взят был лагерь и кон­че­на вой­на. (3) После сра­же­ния при Регилль­ском озе­ре не было в те годы бит­вы слав­нее этой. 

 

II.53 Битва, кажется, довольно беспорядочная. Опять конница рассеивает войско этрусков. 475 год до н.э.

Цитата

Внут­рен­ние рас­при закон­чи­лись; нача­лась вой­на с вей­я­на­ми, к кото­рым при­со­еди­ни­лись саби­няне. Кон­сул Пуб­лий Вале­рий при­звал вспо­мо­га­тель­ные отряды от лати­нов и гер­ни­ков и, послан­ный с вой­ском к Вей­ям, тот­час напал на сабин­ский лагерь, рас­по­ло­жен­ный перед сте­на­ми союз­ни­ков, и навел такой страх, что, покуда вра­ги пыта­лись неболь­ши­ми рас­се­ян­ны­ми вылазка­ми сдер­жать напор рим­лян, он ворвал­ся в лагерь через пер­вые же ата­ко­ван­ные им ворота, (2) а внут­ри была уже скорее рез­ня, чем сра­же­ние. Смя­те­ние из лаге­ря пере­киды­ва­ет­ся и в город; как если бы Вейи были взя­ты, — в таком стра­хе кидаются вей­яне к ору­жию. Часть их идет на помощь саби­ня­нам, дру­гая напа­да­ет на рим­лян, пол­но­стью заня­тых вра­же­ским лаге­рем. (3) Нена­дол­го рим­лян уда­лось при­ве­сти в заме­ша­тель­ство; но затем они, обра­тив в обе сто­ро­ны свои зна­ме­на, выдер­жи­ва­ют натиск, а кон­ни­ца, выслан­ная кон­су­лом, рас­се­и­ва­ет этрус­ков и обра­ща­ет их в бег­ство. В тече­ние часа два войска, два силь­ней­ших и мно­го­люд­ней­ших сосед­них наро­да были побеж­де­ны.

 

III.62-63 Спешившиеся всадники выправляют обстановку, отбросив вражескую пехоту (?) 449 год до н.э.

Цитата

На сле­ду­ю­щий день, едва увидав, что рим­ское вой­ско сто­ит нагото­ве, высту­пи­ли и заждав­ши­е­ся сра­же­ния саби­няне. То была бит­ва, какие быва­ют меж­ду уве­рен­ны­ми в сво­их силах про­тив­ни­ка­ми, один из кото­рых навек про­слав­лен преж­ни­ми победа­ми, дру­гой вооду­шев­лен одер­жан­ной недав­но. (7) Саби­няне с умом рас­по­ряди­лись сво­и­ми сила­ми: урав­няв свое вой­ско с неприятель­ским, они при­дер­жа­ли две тыся­чи вои­нов, кото­рым при­ка­за­но было в раз­гар боя потес­нить левое кры­ло рим­лян. (8) Но, когда напав­шие саби­няне ста­ли тес­нить почти окру­жен­ное кры­ло, око­ло шести­сот всад­ни­ков двух леги­о­нов спешились, бро­си­лись напе­ре­рез уже отсту­паю­щим сорат­ни­кам, отбро­си­ли вра­га и вооду­ше­ви­ли пехо­тин­цев, спер­ва под­верг­нув себя рав­ной с ними опас­но­сти, а потом заста­вив их усты­дить­ся. (9) Стыд­но же им было отто­го, что всад­ни­ки, сража­ясь вер­хом и в строю, даже в руко­паш­ном бою пре­взо­шли пехо­тин­цев.

63. (1) Вот уже сно­ва идут в бой пехо­тин­цы и, заняв свое место в строю, не толь­ко вырав­ни­ва­ют ход бит­вы, но и нано­сят урон пра­во­му кры­лу саби­нян. (2) Всад­ни­ки под при­кры­ти­ем пехоты вер­ну­лись к сво­им коням. Весть об одер­жан­ной победе всад­ни­ки немед­лен­но переда­ли осталь­но­му вой­ску и рину­лись на вра­га, изряд­но напу­ган­но­го пора­же­ни­ем наи­бо­лее силь­но­го сво­е­го кры­ла. Никто в том бою не мог срав­нить­ся доб­ле­стью с кон­ни­цей. (3) Кон­сул наблюдал за все­ми, поощ­ряя храб­рых, сты­дя укло­ня­ю­щих­ся от сра­же­нья: эти тот­час ста­но­ви­лись образ­цом муже­ства, ибо страх позо­ра под­ни­мал их дух так же, как дру­гих — похва­ла. (4) С новой силой про­гре­мел воин­ский клич, рим­ляне, ринув­шись разом, оттес­ни­ли вра­га, а потом уже ничто не мог­ло сдер­жать их натис­ка. Раз­бе­жав­ши­е­ся саби­няне оста­ви­ли лагерь на раз­граб­ле­ние рим­ля­нам. Те, одна­ко, захва­ти­ли не иму­ще­ство союз­ни­ков, как на Аль­гиде, а то, что было похи­ще­но у них самих во вре­мя вра­же­ских набе­гов.

 

III.70 Правильная битва. Римская конница проламывает плотный строй пехоты в центре, разгоняет конницу противника во второй линии, после чего опять обрушивается на пехоту. 446 год до н.э.

Цитата

В бою Квинк­ций был на пра­вом кры­ле, Агрип­па на левом, середи­на вве­ря­лась лега­ту Спу­рию Посту­мию Аль­бу, кон­ни­ца была отда­на под нача­ло дру­го­го лега­та — Пуб­лия Суль­пи­ция. (3) На пра­вом кры­ле пехота отлич­но дра­лась про­тив упор­но обо­ро­няв­ших­ся воль­сков. (4) Пуб­лий Суль­пи­ций с кон­ни­цей про­рвал в середине вра­же­скую обо­ро­ну. Хоть ему и мож­но было тем же путем вер­нуть­ся к сво­им, преж­де чем непри­я­тель попра­вит сме­шав­ши­е­ся ряды, но всад­ни­ки пред­по­чли уда­рить во вра­же­ский тыл и в мгно­ве­ние ока рас­се­я­ли бы с двух сто­рон вой­ско, если б кон­ни­ца воль­сков и эквов не навя­за­ла им боя. (5) Тогда Суль­пи­ций закри­чал сво­им, что мед­лить нель­зя, что они отре­за­ны и будут окру­же­ны, если толь­ко, отдав все силы, не спра­вят­ся с непри­я­тель­ской кон­ни­цей. (6) Мало про­гнать вра­га, надо пере­бить людей и коней, дабы никто не смог вер­нуть­ся на поле бит­вы и сно­ва всту­пить в бой. Да они и не смо­гут сопро­тив­лять­ся тем, перед кем не усто­я­ла сомкну­тая в тес­ные ряды пехота! (7) И всад­ни­ки вня­ли его сло­вам. Одним уда­ром они смя­ли вра­же­скую кон­ни­цу: мно­гие попа­да­ли с коней, и их самих и лоша­дей их прон­за­ли копья­ми. Так завер­ши­лось сра­же­ние с кон­ни­цей. (8) Напав после это­го на пехо­тин­цев, всад­ни­ки лишь тогда изве­сти­ли о сво­их подви­гах кон­су­ла, когда непри­я­тель­ское вой­ско уже дрог­ну­ло. Это изве­стие вооду­ше­ви­ло одер­жи­вав­ших верх рим­лян и вызва­ло заме­ша­тель­ство сре­ди отсту­паю­щих эквов. (9) Пора­же­ние вра­гов нача­лось в середине строя, где ряды обо­ро­ны про­рва­ла кон­ни­ца; (10) потом кон­сул Квинк­ций пода­вил сопро­тив­ле­ние на левом кры­ле, и толь­ко на пра­вом дело еще тре­бо­ва­ло боль­ших уси­лий. Тут Агрип­па, моло­дой и горя­чий, как толь­ко заме­тил, что в дру­гих местах дело идет луч­ше, чем у него, стал выхва­ты­вать зна­ме­на у зна­ме­нос­цев и даже, бро­са­ясь впе­ред, швы­рять их в сомкну­тые непри­я­тель­ские ряды. (11) Стра­шась позо­ра, вои­ны рину­лись на вра­га. Так победа была урав­но­ве­ше­на меж­ду все­ми. Но тут от Квинк­ция при­шло изве­стие, что он победил и гро­зит уже непри­я­тель­ско­му лаге­рю, но не хочет туда вры­вать­ся, пока не узна­ет, что бой выиг­ран и на левом кры­ле; (12) Если же Агрип­па уже раз­бил вра­га, пусть при­со­еди­ня­ет­ся, чтобы все вой­ско разом овла­де­ло добы­чей. (13) Одер­жав­ший победу Агрип­па при­был поздра­вить победи­те­ля Квинк­ция уже к непри­я­тель­ско­му лаге­рю. Мгно­вен­но разо­гнав немно­гих защит­ни­ков, они без боя пре­одо­ле­ли укреп­ле­ния, а вышли оттуда с вой­ском, захва­тив­шим бога­тую добы­чу и к тому же вер­нув­шим свое иму­ще­ство, отня­тое непри­я­тель­ски­ми набе­га­ми.

 

IV.18 Правильная битва. Опять - в первой линии атакует конница, за ней движется пехота. 437 год до н.э.

Цитата

Вой­ска трех наро­дов были рас­став­ле­ны так, что пра­вое кры­ло зани­ма­ли вей­яне, левое — фалис­ки, а середи­ну — фиде­няне. (5) Фалис­ков спра­ва ата­ко­вал дик­та­тор, вей­ян сле­ва — Квинк­ций Капи­то­лин, а про­тив фиде­нян высту­пил началь­ник кон­ни­цы. (6) На мгно­ве­ние воца­ри­лась пол­ная тиши­на, ведь ни этрус­ки не соби­ра­лись всту­пать в бой, пока их не при­нудят, ни дик­та­тор, огляды­вав­ший­ся на рим­ские укреп­ле­ния, где авгу­ры, буде пти­це­га­да­ние ока­жет­ся бла­го­при­ят­ным, по уго­во­ру долж­ны были подать знак. (7) Чуть толь­ко он его заме­тил, как пер­вы­ми выслал на непри­я­те­ля всад­ни­ков, понес­ших­ся с кри­ком на вра­га; затем всею силою уда­ри­ла сле­до­вав­шая за ними пехота. (8) Нигде не сдер­жа­ли этрус­ские леги­о­ны натис­ка рим­лян. Упор­ное сопро­тив­ле­ние ока­зы­ва­ла кон­ни­ца — это сам царь, храб­рей­ший из всад­ни­ков, появ­ля­ясь то тут, то там перед рим­ля­на­ми, рас­се­яв­ши­ми­ся в пре­сле­до­ва­нии, оття­ги­вал исход боя.

19. (1) Сре­ди рим­ских всад­ни­ков был там воен­ный три­бун Авл Кор­не­лий Косс, собою на ред­кость кра­си­вый, отва­гой и силой под стать знат­но­сти рода, кото­рый он оста­вил потом­ству про­слав­лен­ным и при­умно­жен­ным. (2) И вот когда он увидал, что под натис­ком Толум­ния, где тот ни появись, рим­ская кон­ни­ца отсту­па­ет, и когда по богат­ству одеж­ды и по тому, с каким видом носил­ся тот по все­му полю, он при­знал в нем царя, Косс спро­сил: (3) «Тот ли это, кто нару­шил дого­вор меж людь­ми, кто попрал пра­во наро­дов? Так это его, если боги хотят, чтобы на зем­ле оста­лось хоть что-то свя­тое, я зако­лю, при­не­ся жерт­ву манам послов». (4) При­шпо­рив коня, он наце­ли­ва­ет неот­вра­ти­мое ост­рие на сво­е­го един­ст­вен­но­го про­тив­ни­ка, сши­ба­ет его с лоша­ди и, опи­ра­ясь на копье, спе­ши­ва­ет­ся сам. (5) Уда­ром щита он опро­киды­ва­ет при­под­няв­ше­го­ся было царя на спи­ну и, уда­ряя его раз за разом, при­гвож­да­ет его к зем­ле. И вот победи­тель со сня­ты­ми с без­ды­хан­но­го доспе­ха­ми и поса­жен­ной на копье отре­зан­ной голо­вой царя ужа­са­ет вра­гов этим зре­ли­щем. Так была рас­се­я­на так­же и кон­ни­ца — из-за нее одной неясен был исход сра­же­ния. (6) Пре­сле­дуя раз­би­тые леги­о­ны, дик­та­тор при­жи­ма­ет их к лаге­рю и истреб­ля­ет. Мно­же­ство фиде­нян, зна­ко­мых с мест­но­стью, раз­бе­жа­лись по горам. Косс, пере­пра­вив­шись с кон­ни­цей через Тибр, при­вез в Город бога­тую добы­чу с полей вей­ян.

 

IV.37-9 Правильная битва. Опять - всадники спешиваются и играют роль "пожарной команды". 423 год до н.э.

Цитата

В пер­вом же сра­же­нии, опро­мет­чи­во и неосто­рож­но завя­зан­ном Сем­п­ро­ни­ем, пере­до­вые части не были обес­пе­че­ны под­креп­ле­ни­ем, а кон­ни­ца была пло­хо раз­ме­ще­на. (9) Гром­кий и частый крик непри­я­тель­ско­го вой­ска был пер­вым при­зна­ком того, куда кло­ни­лось дело; рим­ляне отве­ча­ли нестрой­но и вяло, при каж­дом повто­ре­нии их голос выда­вал страх. (10) Тем ярост­ней бро­сал­ся враг, тес­ня их щита­ми и сле­пя блес­ком мечей. А с про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны шеве­ли­лись лишь шле­мы ози­раю­щих­ся вои­нов, в неуве­рен­но­сти и стра­хе тес­ней сби­ва­лась тол­па. (11) Зна­ме­на то оста­ва­лись поки­ну­ты пере­до­вы­ми, то ото­дви­га­лись в свои мани­пу­лы. Пока еще не было ни побеж­ден­ных, ни победи­те­лей: рим­ляне ско­рей при­кры­ва­лись, чем сра­жа­лись, а воль­ски шли в бой всем вой­ском, видя, что враг несет поте­ри, но не бежит.

38. (1) Но тщет­ны при­зы­вы кон­су­ла Сем­п­ро­ния: вот уже повсюду нача­лось отступ­ле­ние, и теперь ниче­го не сто­ит ни его при­каз, ни кон­суль­ское зва­ние; (2) непри­я­те­лю вот-вот уже пока­за­ли бы спи­ну, не подо­спей тут деку­ри­он Секст Тем­па­ний, кото­рый, хоть и видел, что дело гиб­лое, сохра­нил при­сут­ст­вие духа. (3) Сто­и­ло ему вос­клик­нуть, чтобы всад­ни­ки, если толь­ко они хотят спа­се­ния государ­ства, спе­ши­лись, как вся кон­ни­ца, слов­но по кон­суль­ско­му при­ка­зу, встрепенулась. «Государ­ству конец, — ска­зал он, — если этот отряд со сво­и­ми лег­ки­ми щита­ми не сдер­жит натис­ка вра­га. Пусть вашим зна­ме­нем будет нако­неч­ник мое­го копья; пока­жи­те и рим­ля­нам и вольскам, что, как ничья кон­ни­ца не срав­нит­ся с ваши­ми всад­ни­ка­ми, так ничьи пехо­тин­цы — с такою пехотой». (4) В ответ на шум­ное одоб­ре­ние он шаг­нул впе­ред, высо­ко взды­мая копье. Везде, где бы они ни про­хо­ди­ли, доро­гу про­кла­ды­ва­ли силой; при­кры­ва­ясь щита­ми нес­лись они туда, где рим­ля­нам при­хо­ди­лось все­го тяже­лей. (5) Повсюду, куда они поспе­ва­ли, ход боя вырав­ни­вал­ся, и, если бы их было поболь­ше, непри­я­тель, без сомне­нья, бежал бы.

39. (1) Никто не в силах был ока­зать им сопро­тив­ле­ние, и тогда пред­во­ди­тель воль­сков дал знак про­пус­кать новый непри­я­тель­ский отряд, при­мет­ный лег­ки­ми круг­лы­ми щита­ми, до тех пор, пока он в пылу схват­ки не ото­рвет­ся от сво­их. (2) Когда это слу­чи­лось, окру­жен­ные всад­ни­ки не смог­ли про­рвать­ся назад, той же доро­гой, что при­шли, ибо там уже повсюду на их пути были вра­ги; (3) кон­сул и рим­ские леги­о­ны, нигде не видя тех, кто толь­ко что обо­ро­нял целое вой­ско, гото­вы были пой­ти на все, чтоб не поз­во­лить вра­гу сокру­шить самых сме­лых вои­нов. (4) Воль­ски разде­ли­лись, чтобы, на одном направ­ле­нии сдер­жи­вая натиск кон­су­ла и леги­о­нов, на дру­гом пода­вить Тем­па­ния и его всад­ни­ков, кото­рые после мно­гих без­успеш­ных попы­ток про­рвать­ся к сво­им заня­ли на одном из хол­мов кру­го­вую обо­ро­ну и, защи­ща­ясь, нано­си­ли замет­ный урон вра­гу. Сра­же­ние не пре­кра­ща­лось до самой ночи. (5) И кон­сул, не ослаб­ляя нака­ла бит­вы, пока было еще свет­ло, сдер­жи­вал непри­я­те­ля. Ночь раз­ве­ла их, не решив исхо­да боя. (6) Эта неиз­вест­ность сде­ла­лась при­чи­ной тако­го ужа­са в обо­их лаге­рях, что, бро­сив ране­ных и боль­шую часть обо­за, и то и дру­гое вой­ско, сочтя себя побеж­ден­ны­ми, отсту­пи­ли в горы. (7) Холм, одна­ко же, оса­жда­ли почти всю ночь, но когда оса­ждав­шие узна­ли о том, что их лагерь бро­шен, они реши­ли, что вой­ско раз­би­то, и в стра­хе раз­бе­жа­лись кто куда. Тем­па­ний, опа­са­ясь заса­ды, про­дер­жал сво­их до рас­све­та. (8) Затем, с несколь­ки­ми вои­на­ми спу­стив­шись с хол­ма на раз­вед­ку, он выведал у ране­ных вра­гов, что лагерь воль­сков пуст, и, созвав сво­их, радост­но напра­вил­ся к лаге­рю рим­лян. (9) Но когда и там он нашел все бро­шен­ным в таком бес­по­ряд­ке, как у вра­га, то, не зная, куда дви­нул­ся кон­сул, он собрал, сколь­ко смог, ране­ных и с ними, пока воль­ски, поняв ошиб­ку, не воро­ти­лись, крат­чай­шей доро­гой поспе­шил в Рим.

 

IV.47 Тут не ясно - правильный бой или нет. Если отталкиваться от упоминания лагеря эквов - скорее всего "правильный". Конница опять впереди. 418 год до н.э.

Цитата

Удач­ли­вость эквов все­ли­ла в них ту же само­на­де­ян­ную небреж­ность, что была до того у рим­ских пол­ко­вод­цев. (2) А дик­та­тор в пер­вый же бой ввел кон­ни­цу и, рас­се­яв пере­до­вой отряд вра­га, при­ка­зал леги­о­нам немед­лен­но напа­дать под зна­ме­на­ми, зару­бив за про­мед­ле­ние одно­го из зна­ме­нос­цев. (3) Вои­ны так рва­лись в бой, что эквы не сдер­жа­ли натис­ка и, побеж­ден­ные, в бес­по­рядоч­ном бег­стве, устре­ми­лись к лаге­рю с поля. При­ступ лаге­ря потре­бо­вал еще мень­ше вре­ме­ни и сил, чем сра­же­ние.

В латинском тексте конница расстроила (turbasset) вражеских антесигнанов (antesignanos hostium). То есть - тут не некий "передовой отряд", а как бы не "основные силы [тяжелой] пехоты".

 

V.32 391 год до н.э.

Цитата

Вой­на с воль­си­ний­ца­ми слу­чи­лась рань­ше и была зна­чи­тель­ной, если судить по чис­лен­но­сти непри­я­те­ля, но с воен­ной точ­ки зре­ния не очень труд­ной. Восемь тысяч вои­нов сло­жи­ли ору­жие и сда­лись после того, как их окру­жи­ла кон­ни­ца.

 

VI.32 Опять "правильное сражение". Римская конница разбивает строй противника, за ней идет пехота. 377 год до н.э.

Цитата

Най­дя там вой­ско про­тив­ни­ка выстро­ив­шим­ся на под­хо­дя­щей мест­но­сти, они сра­зу же нача­ли сра­же­ние; но хлы­нув­ший ливень и силь­ная буря пре­рва­ли бит­ву если еще не вполне выиг­ран­ную, то поз­во­ляв­шую наде­ять­ся на успех. На сле­ду­ю­щий день сра­же­ние воз­об­но­ви­лось. (7) И доволь­но дол­го с муже­ст­вом, рав­ным рим­ско­му, и таким же сча­стьем дер­жа­лись глав­ным обра­зом латин­ские леги­о­ны, при­об­щен­ные дол­гим союз­ни­че­ст­вом к рим­ско­му строю. (8) Но бро­шен­ная про­тив них кон­ни­ца рас­стро­и­ла их ряды, на нару­шен­ный строй напа­ла пехота — теперь рим­ляне насту­па­ли, а вра­ги соот­вет­ст­вен­но отхо­ди­ли: еди­но­жды скло­нив сча­стье в свою поль­зу, сила рим­лян ста­ла необо­ри­ма. (9) Обра­щен­ные в бег­ство, вра­ги устре­ми­лись к Сат­ри­ку, кото­рый был в двух милях, а не к лаге­рю, но были по боль­шей части пере­би­ты кон­ни­цей; лагерь взят и раз­граб­лен.

 

VII.7-8 Правильное сражение. Битву у римлян ведет и решает конница. Сначала - сражаясь в конном строю, потом - в пешем. Насколько понимаю - пехота была во второй линии. 362 год до н.э.

Цитата

Доли­на в две мили отде­ля­ла лагерь рим­лян от гер­ни­ков; посреди доли­ны почти на рав­ном рас­сто­я­нии от ста­на тех и дру­гих было дано сра­же­нье. (7) Пона­ча­лу дра­лись с пере­мен­ным успе­хом, и напрас­но рим­ская кон­ни­ца то и дело пыта­лась с наскока смять вра­же­ские ряды. (8) Видя, что кон­ный бой не оправ­ды­ва­ет уси­лий, всад­ни­ки, испро­сив и полу­чив доз­во­ле­ние дик­та­то­ра, спе­ши­ва­ют­ся, с гром­ким кли­чем выбе­га­ют перед зна­ме­на и завя­зы­ва­ют необыч­ный бой. (9) И не усто­ять бы непри­я­те­лю, когда бы не уда­ри­ли навстре­чу отбор­ные когор­ты рав­ной им силы и отва­ги.

8. (1) Бой шел меж­ду пер­вы­ми бой­ца­ми обо­их наро­дов, и, сколь­ко бы жиз­ней ни унес тут общий Марс рато­бор­цев, поте­ри обеих сто­рон чис­лом мерить не при­хо­дит­ся. Осталь­ная тол­па рат­ни­ков, как бы пре­до­ста­вив бит­ву отбор­ным вои­нам, вве­ря­ет свою участь чужой доб­ле­сти. Мно­го пав­ших с обе­их сто­рон, еще боль­ше ране­ных; (2) нако­нец всад­ни­ки начи­на­ют корить один дру­го­го, вопро­шая, что же оста­ет­ся, если ни вер­хом вра­га не сло­ми­ли, ни спе­шив­шись не доби­лись успе­ха?! Что еще теперь мож­но выду­мать? Для чего было лихо выска­ки­вать перед зна­ме­на и драть­ся на чужом месте?! (3) Обо­д­рив друг дру­га подобны­ми кри­ка­ми, они сно­ва изда­ли клич и рину­лись впе­ред; враг спер­ва дрог­нул, потом отсту­пил и нако­нец явно обра­тил­ся в бег­ство; (4) и труд­но ска­зать, что дало пере­вес при силах столь рав­ных, раз­ве толь­ко извеч­ная судь­ба того и дру­го­го наро­да мог­ла и вдох­нуть храб­рость и лишить ее.

 

VII.33 Правильная битва. Конница сражается в первой линии, потерпев неудачу - отходит на фланги, дав место пехоте. 343 год до н.э.

Цитата

Бой ясно пока­зал, како­во муже­ство про­тив­ни­ков, ибо схва­ти­лись они так, что строй на вре­мя замер, не пода­ва­ясь ни туда ни сюда. (8) Тогда, чтобы вне­сти смя­те­ние туда, где не взять силой, кон­сул попы­тал­ся уда­рить кон­ни­цею и смять пере­до­вые отряды про­тив­ни­ка. (9) Видя, одна­ко, что кон­ные тур­мы стес­ни­лись там в узком месте и лишь пона­прас­ну топ­чут­ся не в силах про­ру­бить­ся в гущу вра­га, он воз­вра­тил­ся к пере­до­вым бой­цам леги­о­нов и ска­зал, соско­чив с коня: (10) «Вои­ны, там дело для нас, пехо­тин­цев. Гляди­те же: как я, где ни ступ­лю, мечом про­ло­жу себе путь сквозь вра­жий строй, так и вы тоже, кто как может, руби­те встреч­ных и попе­реч­ных: где щети­нят­ся сей­час возде­тые копья, ско­ро всюду вы увиди­те про­стор, рас­чи­щен­ный сечей!» (11) Он ска­зал — и кон­ни­ца по кон­суль­ско­му при­ка­зу рас­те­ка­ет­ся напра­во и нале­во, откры­вая леги­о­нам доро­гу в глубь непри­я­тель­ских рядов. Кон­сул пер­вым бро­сил­ся на вра­га, рубя вся­ко­го, кто попал­ся на пути. (12) Раз­за­до­рясь таким зре­ли­щем, каж­дый воин, разя напра­во и нале­во, учи­ня­ет досто­слав­ное побо­и­ще. Неко­ле­би­мо сто­ят сам­ни­ты, хотя уда­ров полу­ча­ют боль­ше, чем нано­сят. (13) Уже нема­ло вре­ме­ни дли­лось сра­же­ние, жесто­кая бит­ва кипе­ла вокруг сам­нит­ских зна­мен, но никто не помыш­лял о бег­стве — вот какая была в них реши­мость одной лишь смер­ти усту­пить победу.

(14) Тут-то рим­ляне, чуя, что силы от уста­ло­сти убы­ва­ют и день уже кло­нит­ся к зака­ту, вспых­нув яро­стью, уда­ря­ют на вра­га. (15) Тогда толь­ко ста­ло вид­но, что враг отсту­па­ет и мало-пома­лу начи­на­ет­ся бег­ство; сам­ни­тов ловят, уби­ва­ют, и немно­гие оста­лись бы целы, если б ночь не пре­сек­ла не бит­ву уже, но победу.

Римская конница атаковала "первые знамена" (prima signa) противника. Если опять ориентироваться на "манипулярный порядок" - то аналог вражеских гастатов. Они не смогли, насколько понял, "открыть путь" (aperire ... viam). По приказу они "расходятся на фланги" (discurrunt in cornua).

 

VIII.30 Правильное сражение. Конница действует в первой линии и сминает строй пехоты противника. 325 год до н.э.

Цитата

Но после отъ­езда дик­та­то­ра Квинт Фабий узнал через лазут­чи­ков, что у вра­гов царит такая бес­печ­ность, буд­то ни еди­но­го рим­ля­ни­на нет в Сам­нии; (4) и дерз­кий юно­ша, то ли уязв­лен­ный тем, что все ока­за­лось в руках дик­та­то­ра, то ли соблаз­нен­ный воз­мож­но­стью удач­но нане­сти удар, при­гото­вил вой­ско, выстро­ил бое­вые поряд­ки и, дви­нув­шись на Имбри­ний (так зовет­ся это место), завя­зал бой с сам­ни­та­ми. (5) Сра­же­ние было столь успеш­ным, что сам дик­та­тор, ока­жись он тут, не смог бы дать луч­ше­го: вождь не обма­нул ожида­ний воин­ства, а воин­ство — надежд вождя. (6) Хотя после несколь­ких попы­ток всад­ни­ки так и не суме­ли про­рвать вра­же­ский строй, но по сове­ту воен­но­го три­бу­на Луция Коми­ния они отпу­сти­ли пово­дья и, послав коней вскачь, при­шпо­ри­ли их так, что уже ничто не мог­ло оста­но­вить их бега: на широ­ком про­стран­стве за ними полег­ли, как ско­шен­ные, и пики, и вои­ны. (7) Пехота, ринув­ша­я­ся вслед за кон­ни­цей, уда­ри­ла по уже рас­стро­ен­ным рядам вра­гов. Как рас­ска­зы­ва­ют, в этот день было уби­то два­дцать тысяч вра­же­ских вои­нов. Я знаю сочи­ни­те­лей, назы­ваю­щих два сра­же­ния с вра­гом в отсут­ст­вие дик­та­то­ра, оба необык­но­вен­но успеш­ные; у самых древ­них писа­те­лей упо­ми­на­ет­ся одно это сра­же­ние, а в неко­то­рых лето­пи­сях вооб­ще ниче­го не ска­за­но.

Всадника сделали несколько натисков (aliquotiens impetu capto) и не смогли (non poterat) сломать (perrumpere) вражеское войско (hostium agmen). Вместо "как скошенных" "пик и воинов" в тексте "через оружие, через мужей" (per arma, per viros).

 

Имена поменять - сойдет за многие сражения "рыцарской эпохи". Последний эпизод - 325 год BCA. Другое дело - насколько понимаю, у римлян "правильная писаная история" начинается где-то со времен Первой Пунической, т.е. Пиктор и вторая половина III века BCA. По более ранним эпохам они путались.

У греков ситуация была схожей. Письменность у них была с 8 века (самые старые надписи италийскими алфавитами - это 7-6 века до н.э.), но первые историки - это Гекатей Милетский и Гелланик Лесбосский - конец 6 и первая половина 5 века н.э. До этой даты греки, кажется, даже могли фиксировать письменно какие-то важные события и вести списки жрецов или царей - но весьма необязательного, кажется свойства. Что характерно - летопись в качестве исторического жанра им будет несвойственна. Даты событий, происходивших в 8-7 веке, они представляли весьма уныло. На основе "счета по поколениям" вида "плюс-минус лапоть".

Share this post


Link to post
Share on other sites
12 часа назад, hoplit сказал:

Другое дело - насколько понимаю, у римлян "правильная писаная история" начинается где-то со времен Первой Пунической, т.е. Пиктор и вторая половина III века BCA. По более ранним эпохам они путались.

Тит Ливий (59 г. до н.э. - 17 г. н.э.)

Думаю, примерно половина - его фантазии.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Боярский В.И. «В боевом содружестве с патриотами Польши» // Военно-исторические исследования в Поволжье: сборник научных трудов. Вып. 12-13. Саратов, «Техно-Декор», 2019. С. 394-409.
      By Военкомуезд
      «В БОЕВОМ СОДРУЖЕСТВЕ С ПАТРИОТАМИ ПОЛЬШИ»

      Аннотация. В Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) сохранились неопубликованные ранее воспоминания Героя Советского Союза Николая Архиповича Прокопюка, в виде переплетенной рукописи. В советское время они могли бы «очернить» советско-польскую дружбу и потому не были опубликованы. Между тем, это бесценные страницы истории Великой Отечественной войны, которые проливают свет на заслуги советских партизан в освобождении Польши от гитлеризма. Сегодня, когда в Польше вандалы при попустительстве властей разрушают надгробья советских воинов и сносят памятники героям-освободителям, только истина может послужить уроком политикам, так и не научившимся разграничивать национализм и патриотизм. Это во все времена довольно тонкая и деликатная тема.

      Воспоминания Н.А. Прокопюка возвращают нас к боевым действиям советских и польских партизан в Липском лесу 14 июня 1944 года, которые в истории войны предстают как крупнейшее сражение партизан на польской земле и могут послужить историческим уроком.

      Ключевые слова: партизанская борьба, «партизанка», «малая война», бандеровцы, Украинская Повстанческая Армия (УПА), «Охотники», Армия Крайова, Армия Людова, Билгорайская трагедия.

      В.И. Боярский (Москва)

      На завершающем этапе Великой Отечественной войны особая роль отводилась разведывательно-боевым действиям советских партизанских формирований и организаторских групп за рубежом, особенно в Польше, Чехословакии, Венгрии и Румынии, территории которых к лету 1944 г. стали оперативным, а в ряде случаев и тактическим тылом гитлеровских войск. Так, на польской земле действовали соединения и отряды И.Н. Банова, Г.В. Ковалева, С.А. Санкова, В.П. Чепиги и многие другие. В их числе были формирования, организованные по линии ОМСБОНа. Партизанскими они не назывались. О них /395/ говорили как о группах или отрядах специального назначения, присваивали им кодовые наименования, например, «Олимп», «Борцы», «Славный», «Вперед». Нередко они становились ядром крупных партизанских отрядов. Одной из таких групп, которой было присвоено кодовое наименование «Охотники», командовал Николай Архипович Прокопюк. Еще в период пребывания на территории Украины его группа выросла в бригаду, которой довелось совершить легендарный рейд по тылам немецких войск на территории Польши и Чехословакии.

      После войны Героя Советского Союза Н.А. Прокопюка избрали членом Советского комитета ветеранов войны и членом правления Общества советско-польской дружбы. Его посылали на международные конференции по проблемам движения Сопротивления: в 1959 и 1962 годах в Вену, в 1961 году в Милан, затем в Варшаву, Никосию. Выступления Н.А. Прокопюка всегда вызывали особый интерес, ибо выступал он и как участник событий, и как историк-исследователь, убедительно и доказательно.

      …Известно, что успешность действий во вражеском тылу, успех партизанской борьбы в целом напрямую зависят от участия в ней профессионалов, людей, владеющих cпециальными военными знаниями и опытом. Такие знания и опыт к июлю 1941 года были не у многих. Самородки, подобные Сидору Ковпаку, идеалом которого был Нестор Махно, явление исключительное. Грамотно воевали те, кто партизанил во времена гражданской, чекисты и разведчики, оказавшиеся в окружении командиры, а также прошедшие накануне войны специальные курсы.

      Не случайно именно они вошли в когорту прославленных партизанских командиров, мастеров «малой войны». В этой категории выделяется прослойка людей с особым характером. За плечами у них совсем не случайно оказывалась школа партизанской войны в горячих точках и как кульминация, — проверка знаний на практике. Такую жизненную школу прошел Николай Архипович Прокопюк.

      Родился он 7 июня 1902 года на Волыни (где, кстати, довелось воевать), в селе Самчики Старо-Константиновского уезда в крестьянской семье. С двенадцати лет работал. В 1916 году, самостоятельно подготовившись, он экстерном сдал экзамен за шесть классов мужской гимназии. В шестнадцать лет добровольно вступает в вооруженную дружину завода.

      В 1919 году участвовал в «сове́тско-по́льской войне» (в современной польской историографии она имеет название «польско-большевистская война»), в составе 8-й Червоно-Казачьей дивизии. Затем работал в Старо-Константиновском уездном военном комиссариате, принимал участие в борьбе с дезертирством и бандитизмом.

      В 1921 году Николая Прокопюка направляют на работу в уездную Чрезвычайную комиссию. Это стало поворотным пунктом в его судьбе. Одной из крупнейших диверсионно-террористических банд, в уничтожении которой принимал участие Николай Прокопюк, была банда Тютюнника, засланная польской разведкой на территорию Советской Республики. В 1924 году Николая Архиповича направили в пограничные войска. До 1929 года он — на разведывательной работе. В эти годы и происходит его становление как разведчика и контрразведчика.

      Зарубежные разведки забрасывали в Советский Союз диверсантов и агентуру. А контрабандная деятельность наносила огромный ущерб экономике СССР. Не прекращался и политический бандитизм.

      Прокопюк организовывал проникновение разведчиков в зарубежные антисоветские центры. Они старались создавать в бандах, окопавшихся в приграничных районах, атмосферу безысходности, рядовых бандитов убеждали в /396/ бесполезности борьбы против Советской власти, склоняли к добровольной явке с повинной.

      В 1931 году Прокопюка направили на работу в центральный аппарат ГПУ Украины. Сначала заместителем, а затем и начальником отдела. Это было повышение в должности, которое не исключало личного участия в боевых операциях. Параллельно с основной работой он начинает заниматься подготовкой кадров для партизанской борьбы на случай войны.

      Партизанство, как «второе средство борьбы» с врагом постоянно совершенствовалось и с самого начала возможной войны должно было оказать значительную поддержку нашим регулярным войскам в решении задач как оперативных, так и стратегических. Но прежде был опыт войны в Испании. Советское правительство разрешило выезд в Испанию добровольцев — военспецов, в которых остро нуждалась республиканская армия. Из личного дела Н.А.Прокопюка:

      ...«Совершенно секретно. Начальнику... отдела УГБ НКВД УССР майору государственной безопасности... рапорт. Имея опыт разведывательной работы и руководства специальными и боевыми операциями... и теоретический опыт партизанской борьбы и диверсий... прошу Вашего ходатайства о командировании меня на специальную боевую работу в Испанию... Н. Прокопюк. 4 апреля 1937 г. Киев».

      Выезд разрешили. В Испании он стал советником и командиром партизанского формирования на Южном фронте. Его стали называть «команданте Николас». Под его руководством испанские партизаны провели не одну успешную диверсионную акцию в тылу войск франкистов.

      Военное командование республиканцев долго недооценивало возможностей партизанской борьбы в тылу мятежников и не создавало всех условий, необходимых для развертывания этой борьбы. Официально сформирован был всего лишь один партизанский спецбатальон (под командованием Доминго Унгрия). И лишь в конце 1937 года решили объединить все силы, действовавшие в тылу противника, в 14-й специальный корпус. С марта по декабрь 1938 года Николай Архипович был старшим советником этого корпуса. А когда стало очевидным поражение республиканцев, и интернационалисты постепенно стали покидать Испанию, Николай Архипович отплыл на пароходе из Валенсии на Родину.

      Его направляют на работу в центральный аппарат органов государственной безопасности. В 1939 г. заместитель начальника внешней разведки НКВД СССР Павел Судоплатов, знавший Прокопюка еще по работе в органах ГПУ Украины, предложил назначить его начальником отделения Иностранного отдела НКВД УССР, ведавшего подготовкой сотрудников к ведению партизанских операций в случае войны с Польшей и Германией. Это предложение не прошло. Ранее, в мае 1938 г., по обвинению в контрреволюционной деятельности был арестован брат Николая Прокопюка Павел, занимавший ответственный пост в Наркомпросе УССР. В итоге Прокопюк остался на низовой должности в центральном аппарате внешней
      разведки, а в октябре 1940 г. был направлен в Хельсинки для работы в резидентуре в Финляндии. Здесь его и застала война.

      Прокопюк не сразу попал в партизаны. В этом ему помог П.А. Судоплатов. В сентябре 1941 г. Прокопюка назначили командиром 4-го батальона 2-го полка ОМСБОНа. Батальон держал оборону на одном из участков фронта между Ленинградским и Волоколамским шоссе. /397/

      С ноября 1941 по июнь 1942 года Н.А. Прокопюк — начальник оперативной группы 4-го управления НКВД СССР при штабе Юго-Западного фронта, организует подготовку диверсионных и партизанских групп для боевых действий в тылу врага. Оперативная группа вела глубокую разведку в тылу противника на Киевском направлении.

      В начале июня 1942 года Николая Архиповича вызвали в Москву для подготовки к выполнению специального задания в качестве командира спецгруппы. Вместе со своей группой он должен был десантироваться в глубокий тыл противника. Пребывание в тылу никаким сроком определено не было. В течение месяца он отобрал в ОМСБОНе шестьдесят четыре прошедших подготовку бойцов, среди которых были чекисты, пограничники, минеры, радисты, медицинские работники, получил необходимые инструкции и снаряжение и к 1 августа доложил о готовности к выполнению задания. Группа получила название «Охотники».

      В ночь на 1 августа 1942 года первый эшелон «Охотников» в количестве 28 человек десантировался на парашютах в 800 километрах от линии фронта, в районе города Олевска Житомирской области. До 18 августа туда же были переброшены второй и третий эшелоны.

      Первую зиму Николай Архипович со своей группой вел боевую работу в западных районах Киевской области. Вскоре группа выросла в отряд за счет притока местных патриотов.

      В начале апреля 1943 года Прокопюк уводит отряд в Цуманьские леса. Об этом периоде своей жизни, о пребывании на территории Польши и Чехословакии, Прокопюк (Сергей) напишет в своих воспоминаниях «Цуманьские леса» и « Отряд уходит на запад». Текст подкреплен воспоминаниями участников боев. Там же рецензия, написанная в 1959 году Прокопюком на книги польских историков, в частности, на работу В. Тушинского «Партизанские бои в Липских, Яновских лесах и Сольской пуще», изданной в Варшаве в 1954 году. В рецензии под названием «В боевом содружестве с патриотами Польши» он уточняет детали проведенных боевых операций, называет участников событий. В последующем при описании событий мы будем придерживаться этих неопубликованных текстов.

      К географическому понятию «Цуманьские леса» партизаны в годы войны относили все леса, расположенные на обширной территории в треугольнике Сарны — Ровно — Ковель. Места эти привлекали партизан возможностью эффективной боевой работы. Отсюда было совсем близко до Ровно, Луцка, Ковеля. Рядом пролегали две важные железнодорожные магистрали, по которым двигались эшелоны из Германии к фронту. Параллельно проходило шоссе Брест — Киев. Здесь воевали многие партизанские формирования: 1-й батальон соединения А.Ф. Федорова, спецотряд майора В.А. Карасева, отсюда уходило в Карпатский рейд соединение С.А. Ковпака. А севернее железной дороги Сарны — Ковель начинался сплошной партизанский край, где обосновались отряды А.П. Бринского, Г.М. Линькова (Бати), И.Н. Баннова (Черного), и позже основные силы соединений А.Ф. Федорова (Черниговского), В.А. Бегмы, И.Ф. Федорова (Ровенского). Еще севернее были обширные территории, освобожденные от оккупантов партизанами Белоруссии. По сути, это был партизанский край.

      Отряды кружили, петляли, передвигались и маневрировали, то изготовляясь к нанесению ударов, то просто уходили из-под докучливых налетов вражеской авиации, которая из-за нехватки у оккупантов наземных сил долгое время в единственном числе дарила их своим вниманием. /398/

      В Цуманьских лесах — а это была Волынь — отряд действовал девять месяцев, оседлав железную дорогу Ровно — Ковель. Прокопюк систематически отправлял группы в 3-5 человек подрывать вражеские эшелоны с живой силой и боевой техникой. Немцы в ответ значительно уменьшили скорость поездов. Это привело к снижению эффективности диверсий. Тогда он решил, что минирование нужно сочетать с налетами на вражеские эшелоны. После захвата подорванного эшелона партизаны уносили трофеи с собой, а все оставшееся в вагонах и на платформах поджигали. Подобные операции проводились за 15 — 20 минут. Горевшие поезда загромождали пути, и таким образом противнику наносился не только материальный ущерб, но и снижалась пропускная способность железной дороги.

      Приведем запись за сентябрь 1943 г.: «В ночь на 1-е подорван поезд, следовавший на восток. 14-го пущен под откос эшелон с пополнением. 28-го взорван спецпоезд, 13 классных вагонах. Все они разбиты. По немецким данным, убито 12, тяжело ранено 100 офицеров. По уточненным несколькими железнодорожниками данным, убито 90 офицеров, тяжело ранено до 150 фашистов. Место взрыва — перегон Киверцы — Рожице».

      Не раз гитлеровцы и сами, и с помощью украинских националистов пытались выжить партизан из Цуманьских лесов, но безрезультатно. Отряд провел в период мая по ноябрь 1943 года около двадцати боев с карателями, заканчивавшихся поражением последних.

      В ноябре 1943 года отряд по приказу из Центра, который предписывал уклоняться от затяжных боев, на время покинул Цуманьские леса. Карательной экспедицией тогда руководил гитлеровский генерал, названный «мастером смерти» — Пиппер. Основной бой между батальонами Пиппера и отрядом Д.Н. Медведева произошел 7 ноября 1943 под Берестянами, который закончился поражением гитлеровцев. В то время отряд Прокопюка базировался у села Великие Целковичи, в 15 километрах от стоянки соединения А.Ф. Федорова.

      В Цуманьских лесах партизаны впервые в своей практике столкнулись с польскими вооруженными формированиями. В мае I943 года их насчитывалось четыре группировки. Они базировались на Гуту Степаньскую и колонию Галы (у Сарн), в селе Пшебродзь (в просторечии Пшебражже) и местечке Рожище (у Луцка). Все они возникли стихийно в порядке самообороны от националистических банд ОУН. Польский гарнизон в селе Гута Степаньская в какой-то мере был связан с советским партизанским соединением Григория Линькова, дислоцировавшимся севернее железной дороги Сарны — Ковель. Вторая польская группировка на севере в колонии Галы, по воспоминаниям Прокопюка, ориентировалась на поддержку со стороны немцев и последними была частично вооружена. Связи отряда Прокопюка с поляками в Гуте Степаньской и колонии Галы не получили развития (северное направление партизан Прокопюка мало интересовало в оперативно-боевом отношении). В последующем многие поляки из этих гарнизонов ушли в активно действовавшие против гитлеровцев отряды и соединения. Оставшиеся сориентировались на акковцев (Армия Крайова) с присущей им практикой лавирования, выжидания и сохранения своих сил.

      О контактах советских партизан с польскими гарнизонами следует сказать особо. Так, своеобразные отношения сложились у Прокопюка с комендантом села Пшебродзь (около 10 тысяч жителей). Цыбульским (лесник из Камень–Каширска). Одно время он был в группе советских партизан Льва Магомета. Потом то ли случайно оторвался, то ли сознательно ушел. Цыбульский вел политику лавирования между оуновцами, советскими партизанами и немцами. То было время острого противостояния поляков и оуновцев. /399/

      30 августа была наголову разбита группа ОУН, пытавшаяся напасть на село Пшебродзь. Поляки отождествляли ОУН и УПА со всем украинским местным населением. С приходом отряда Прокопюка вылазки поляков против украинских сел прекратились.

      5 ноября 1943 года, чтобы отвести от себя даже малейшую тень подозрения о связях с советскими партизанами, Цыбульский инсценировал бой с отрядом Прокопюка. Инсценировка была выдана за чистую монету. Были даже инсценированы похороны врача и офицера, якобы погибших в бою. Мнимые покойники благополучно убыли в Варшаву. При встрече с Прокопюком Цыбульский признался, что хотел обелить себя в глазах карателей. Прокопюк дал согласие на инсценировку еще одного боя, хотя это дискредитировало советских партизан в глазах поляков. Но это был выход для беспомощного гарнизона, который каратели могли в любой момент стереть с лица земли. Цыбульский пообещал Прокопюку, что в будущем устно и печатно опровергнет эту провокацию. До 1957 года Цыбульский так и не выполнил своего обещания. Похоже, что он вообще не собирался его выполнять.

      Предвзятое отношение к советским партизанам польских формирований было очевидно. В Армии Крайовой распространялась установка о двух врагах Польши, отражавшая курс польского правительства в эмиграции. Газета «народовцев» «Мысль паньствова» пророчила: «К концу войны не немцы, покидаюшие Польшу, будут являться главной политической военной проблемой, но наступающие русские. И не против немцев мы должны мобилизовать наши главные силы, а против России…Немцы, уходящие из Польши перед лицом наступающих русских не должны встречать препятствий со стороны поляков…В условиях создания оккупации немцев не может быть речи ни о каком антинемецком восстании, речь может идти только о восстании антирусском…».

      Отряд Прокопюка все время перемещался, и это осложняло ситуацию с ранеными. Но вскоре у Прокопюка сложились дружеские отношения с партизанским командиром А.Ф. Федоровым [1], и появилась возможность передавать раненых в госпиталь его соединения, а иногда даже пользоваться его аэродромом для отправки на Большую землю тяжелораненых и пленных.

      Широкие связи с местным населением позволили отряду создать разведывательные позиции в крупных населенных пунктах, в том числе в Ровно. Боевую деятельность на Волыни партизанским отрядам приходилось вести в сложной обстановке. У немцев была здесь многочисленная агентура. Украинские националисты сковывали передвижение партизанских формирований, часто охраняли железные дороги, нападали на мелкие группы партизан и на базы отрядов. Местное население, распропагандированное националистами, в подавляющем большинстве отнюдь не сочувствовало партизанам, которых нынешние исследователи партизанской борьбы в отличие от местных украинских и польских называют советскими партизанами. Все это требовало выработки определенной линии поведения.

      Ни постоянные перемещения, ни стремительный, «короткий» характер ударов по военным объектам противника не оберегали отряд Прокопюка от боевого соприкосновения с карательными экспедициями фашистов. Как уже говорилось, с мая по ноябрь 1943 года таких боев было двадцать, и всякий раз враг проигрывал.

      1. Алексей Фёдорович Фёдоров (30 марта 1901 года — 9 сентября 1989 года) — один из руководителей партизанского движения в Великой Отечественной войне, дважды Герой Советского Союза (1942, 1944), Генерал-майор (1943). /400/

      В ноябре Николай Архипович получил приказ из Центра временно покинуть Цуманские леса. Втягиваться в затяжные бои для отряда значило сковывать себя ситуацией, навязанной немцами, и идти на нежелательные потери. К 25 декабря немцы сняли блокаду, и отряд Прокопюка вновь возвратился в Цуманьские леса. Это было время, когда фронт значительно приблизился к партизанам.

      Регулярные советские войска приступили к освобождению правобережной Украины. В конце декабря – январе начались Житомирско-Бердичевская, Кировоградская, Луцко-Ровненская, Корсунь-Шевченковская и Никопольско-Криворожская операции. Цуманьские леса оказались в полосе наступления войск правого крыла 1-го Украинского фронта. Партизаны были уверены, что закончился их полуторагодичный партизанский путь. Но это были только иллюзии.

      5 января 1944 года Прокопюк получил радиограмму из Центра, которая гласила: «С приближением фронта, не дожидаясь дальнейших распоряжений, двигаться на запад в направлении города Брест».

      Командование, штаб, личный состав, который к тому времени насчитывал около 500 бойцов (отряд Прокопюка вырос в бригаду), начали подготовку к рейду. Нужно было пять суток, чтобы собрать все находившиеся на заданиях подразделения.

      10 января 1944 г. выступили на запад. К вечеру 12 января вышли к реке Стырь в районе села Четвертни. Как раз в это время, как сообщила Прокопюку разведка, в городе Камень-Каширский состоялось совещание представителей ОУН с гитлеровцами, на котором фашистское командование сообщило бандеровцам о своем решении передать им перед оставлением города все склады немецкого гарнизона с боеприпасами, медикаментами и продовольствием. Это делалось для того, чтобы обеспечить активные подрывные действия националистических банд в тылу советских войск. Бандеровцы быстро вывезли содержимое складов из города и спрятали в схронах (потайных ямах-амбарах) в селе Пески на реке Припять. Однако, как доложили разведчики, нашлись люди, готовые показать схроны. Прокопюк принял решение задержаться.

      25 января Николай Архипович во главе двух рот сам провел операцию по изъятию содержимого схронов, блокировав на рассвете село Пески. Подогнали 35 пароконных саней и загрузили их военным имуществом, медикаментами, боеприпасами. Продовольствие отдавали крестьянам, с собой решили взять только 300 пудов сахара. Когда к селу подошли банды УПА (Украинской Повстанческой Армии), их встретили партизанские заслоны, завязался бой. В этом бою было уничтожено 70 бандитов, в том числе руководитель северного «провода» Сушко. Партизаны потеряли трех бойцов, еще трое были ранены.

      …Напомним, что Советский Союз на протяжении всей войны оказывал разнообразную помощь движению Сопротивления многих стран. В СССР готовились кадры для национальных партизанских формирований. Советская сторона заботилась об обеспечении их оружием, боеприпасами, медикаментами, о лечении раненых. В апреле 1944 года по просьбе польской эмиграции в СССР только что созданному Польскому штабу партизанского движения были переданы партизанские бригады и отряды, состоявшие из поляков. Большая часть этих отрядов, сформированных в западных районах Украины и Белоруссии, вскоре перешла на территорию Польши. Одновременно в Польшу стали переходить и наиболее опытные советские партизанские формирования.

      В конце марта 1944 г., как писал Николай Архипович, перед началом рейда по территории Польши Прокопюк встретился с направлявшимися в Москву представителями Краевой Рады Народовой Марианом Спыхальским, Эдвардом /401/ Осубка-Моравским, Яном Хонеманом и Казимиром Сидора. Встречи с ними дали возможность правильно понять и оценить обстановку в Польше. А ситуация там складывалась следующим образом. В стране действовали внутренние силы в лице многочисленных партий и союзов. Силы эти в условиях войны и оккупации делились на два лагеря. С одной стороны, партии и союзы, стоявшие на позициях непримиримой борьбы с фашистами и солидаризировавшиеся в этой борьбе с Советским Союзом. Этот лагерь возглавлялся Польской рабочей партией. С другой стороны – партии и организации, занимавшие выжидательную позицию в войне и враждебную по отношению к первому лагерю и Советскому Союзу. Руководящим органом второго лагеря было эмигрантское правительство Польши в Лондоне.

      С учетом политического положения в стране и расстановки польских сил Сопротивления командование бригады во главе с Прокопюком определило политическую линию поведения в ходе рейда как бригады в целом, так и каждого бойца в отдельности.

      Бригада выходила на территорию Польши четырьмя эшелонами. 12 мая эшелоны соединились.

      Рейд подразделений бригады по территории Польши продолжался до 19 июля. За это время было проведено 11 встречных боев, осуществлено 23 диверсии, в которых был подорван и пущен под откос 21 вражеский эшелон и разрушено 3 железнодорожных моста. Было выведено из строя 38 фашистских танков, захвачено много оружия разного калибра и автомашин. Кроме того, по разведывательным данным бригады авиация Дальнего Действия Красной армии (АДД) осуществила ряд воздушных налетов на военные объекты врага. В частности, в ночь на 17 мая 1944 года по целенаводке партизан АДД нанесла бомбовый удар по скоплению эшелонов противника на станции Хелм, в результате чего были разбиты два эшелона с живой силой и подвижный состав с горючим; уничтожены местная база горючего и крупный склад зерна; повреждено несколько паровозов, стоявших в депо.

      Все это данные из архива, и цифры говорят сами за себя. Если посчитать, то получается, что «Охотники» совершали приблизительно одну диверсию в неделю, уничтожали в неделю один эшелон, в день – 13 солдат противника...

      В конце мая в связи с предстоящим крупным летним наступлением Красной армии Центр отдал приказ передислоцироваться в Липско-Яновские леса. Прокопюк, оценив обстановку, решил провести бригадой стремительный марш в назначенный район по степной местности в обход города Люблина с востока. Чтобы дезинформировать противника, днем 27 мая бригада начала рейд в северо-западном направлении, а ночью резко повернула на юг и, обходя населенные пункты, броском двинулась к цели.

      1 июня 1944 года бригада в полном составе сосредоточилась в Липско-Яновском лесу. К тому времени в ней было 600 бойцов.

      В начале июня 1944 года в этих лесах находились также советские партизанские соединения В. Карасева и В. Чепиги, отдельные отряды В. Пелиха, М. Наделина, С. Санкова, И. Яковлева, польско-советский отряд Н. Куницкого, польские партизанские бригады имени Земли Любельской и имени Ванды Василевской Гвардии Людовой, отряд Армии Крайовой под командованием Конара (Болеслава Усова). В общей сложности группировка насчитывала 3 тысячи человек.

      Совокупность обстоятельств оказалась такой, что немцы неминуемо должны были принять меры к очищению этих мест от партизан. Во-первых, слишком уж /402/ быстро росло партизанское движение в восточных областях Польши, а во-вторых, территория эта постепенно превращалась в непосредственный оперативный тыл немецких войск на Восточном фронте.

      6 июня Николай Архипович, связавшись с Центром по радио, попросил ускорить высылку людей для укомплектования группы майора Коваленко, которая предназначалась к выходу на территорию Чехословакии, и параллельно сообщил: «Обстановка здесь такова, что задерживаться не придется; противник кровно заинтересован в занимаемом нами плацдарме на реке Сан и Висле и, как свидетельствуют приготовления, намерен заняться нами всерьез».

      Решение Прокопюка покинуть Липско-Яновский лес было, безусловно, правильным: лучше несколько неподорванных эшелонов, чем открытые бои с регулярными частями противника. Но было уже поздно. Немцы разработали операции «Штурмвинд-1» (на первом этапе) и «Штурмвинд-П» (на втором этапе) и начали окружение партизанской зоны.

      Отряд Прокопюка стал центром, на базе которого проводились встречи командного состава партизанских отрядов и соединений. Вот и 7 июня в штабе собрались на совещание командиры, комиссары и начальники штабов всех отрядов, находившихся в Липском лесу. Присутствовавшие были в большей или меньшей мере осведомлены о карательной экспедиции и решили: действовать сообща, взаимно информировать друг друга об обстановке, не покидать лес в порядке односторонних решений, в затяжные бои в одиночку не ввязываться, чтобы не распылять сил, а под напором превосходящих сил противника отходить к деревне Лонжек – пункту общей концентрации партизанских отрядов в Липском лесу. Было также решено дать карателям бой, если это потребуется. Николай Архипович подчеркивает в своей рукописи, что «такая договоренность была достигнута на паритетных началах, а не в порядке чьего бы ни было старшинства».

      Столкновения с карателями начались 9 июня. Вплоть до 13 июня они носили характер боевого прощупывания партизанских сил, 11 июня определился замысел противника, пытавшегося замкнуть партизан в Липском лесу. Разгадав это намерение, партизанская группировка переместилась восточнее, в район Порытовой высоты на реке Бранев, где к рассвету 13 июня были заняты более выгодные в тактическом и оперативном отношении позиции.

      В тот же день взяли в плен гауптмана (капитан немецкой армии) и доставили в штаб. Прокопюк допросил его и получил ценные сведения о составе немецкой карательной экспедиции и ее планах на ближайшее время. Наступление немцев было назначено на 14 июня.

      Вечером 13-го было создано объединенное командование польско-советской партизанской группировкой во главе с подполковником Прокопюком. В своей рукописи Прокопюк вновь подчеркивает, что ни о каком приоритете его отряда и его старшинстве по отношению к другим командирам не было и речи. Все принимаемые решения были плодом коллективной мысли. Забегая вперед следует отметить, что в последующем на совещании командиров отрядов, комиссаров и начальников штабов получила признание точка зрения о принятии боя на месте и по существу был решен вопрос о составе объединенного командования: командующий Прокопюк, заместитель Карасев, начальник штаба Горович. Все польские командиры единодушно поддержали решение о принятии боя на месте и изъявили готовность стать под руководство объединенного командования.

      В партизанскую группировку входили: /403/
      – Отряд связи ЦК ППР под командованием «Яновского» (Л. Касман) – 60 человек;
      – Первая бригада имени Земли Любельской под командованием капитана «Вацека» (И. Боровский) — 380 человек;
      – Бригада имени Ванды Василевской под командованием Шелеста (зам. А. Кремецкий) — 300 человек;
      – Смешанный полько-советский отряд имени Сталина под командованием Куницкого – 160 человек;
      – Отряд Прокопюка — 540 человек;
      – Отряд Карасева — 380 человек;
      – Отряд имени Буденного под командованием капитана Яковлева — 180 человек;
      – Отряд имени Кирова под командованием Наделина — 60 человек;
      – Отряд имени Суворова под командованием С. Санкова — 60 человек;
      – Отряд имени Хрущева под командованием В. Чепиги — 280 человек;
      – Сводный отряд (в составе отдельных групп В. Галицкого, А. Филюка и Василенко) под общим командованием подполковника В. Гицкого — 90 человек;
      – Отряд группы военнопленных во главе с А.Зайченко — 15 человек;
      – Отряд Армии Крайовой под командованием поручика «Конор» (Б.Усова) – 93 человека.

      В этот список не включены радисты, медицинский персонал, ездовые, ординарцы, раненые и больные — еще 540 человек.

      Со стороны немцев в карательной операции участвовали: 154-я резервная дивизия под командованием генерал-лейтенанта Ф. Альтрихтера, 174-я резервная дивизия под командованием генерал-лейтенанта Ф.Эбергардта, часть 213-й охранной дивизии под командованием генерал-лейтенанта А. Хоешена, Калмыцкий кавалерийский корпус, 4-й учебный полк группы армии «Северная Украина», 115-й полк стрельцов Крайовых, 318-й полк охраны, 4-й полк полиции совместно с подразделениями жандармерии и обеспечения, один моторизованный батальон СС и несколько других частей вермахта и полиции. Общее руководством осуществлял командующий Генеральным Военным Округом Губернаторства генерал З. Хенике.

      Общая численность немецких войск составляла 25 — 30 тысяч против 3 тысяч партизан. Кроме того, группировку поддерживала артиллерия, бронепоезд и авиация 4-й немецкой воздушной армии.

      Судя по содержанию приказа по осуществлению карательной экспедиции, захваченному у немецкого офицера, немцы точно определили количество замкнутых в кольцо окружения партизан — «разрозненных советских и польских банд» и их численность. Штурмовым группам предписывалось расчленить партизанскую группировку и подавить сопротивление изолированных очагов. В случае необходимости авиация вызывалась тремя красными ракетами в зенит. При этом передний край карателей следовало выложить белыми полотнищами клиньями в сторону партизан. Если немецкие части попадали под свой артиллерийский или минометный огонь, сигналом служила белая ракета в зенит, означавшая – «свой».

      При изучении приказа был сделан вывод, что нужно сорвать регламентированную часть операции и подвести ее к 13 — 14 часам, когда вступит в действие «если». Было и другое: приказ игнорировал возможность такого развития событий, когда операция могла затянуться до ночи. Это и был непоправимый просчет немецкого командования. Ведь приказ предписывал в 7.00 /404/ войти в соприкосновение с противником, в 9.00 навязать противнику свою инициативу, в 11.00 доложить о ликвидации партизанской группировки, при этом предписывалось «предпочесть пленение главарей и радистов».

      Партизаны заняли круговую оборону, которая представляла собою эллипс и была разделена на 11 секторов — по количеству входивших в группировку формирований. К утру 14 июня были полностью завершены работы по оборудованию всех позиций, определены стыки и порядок связи как между соседними отрядами, так и всех отрядов и бригад со штабом объединенного командования.

      …Утром начался бой. Немцам сразу же удалось вклиниться в позиции партизан на стыке участков обороны отряда связи ЦК ППР и бригады имени Ванды Василевской. Создалось угрожающее положение, поскольку этот частный успех противника в начале боя не только нарушал общую систему обороны, но и мог оказаться решающим по своему психологическому воздействию.

      Майор Карасев и его сосед слева командир польского формирования Леон Касман прибыли на командный пункт и доложили Прокопюку о неспособности локализовать прорыв собственными силами. Прокопюк бросил на ликвидацию прорыва 80 человек из оперативного резерва.

      Немцы не выдержали контратаки и отошли на исходные позиции. В 12 часов дня образовался еще один прорыв в связи с потерями, понесенными 1-й ротой бригады Прокопюка. В прорыв было введено 120 человек резерва, и немцы были опять отброшены.

      Третий прорыв обороны случился около 23 часов на участке отрядов С. Санкова и М. Наделина. На ликвидацию прорыва Прокопюк бросил взвод, одно отделение комендантского взвода, а также польский отряд Армии Крайовой — всего около 150 человек, опять же из оперативного резерва. Прорыв был быстро ликвидирован, и положение восстановлено.

      В ходе многочисленных и безуспешных атак в течение 15 часов немцы потеряли три с половиной тысячи человек убитыми и ранеными, а партизаны — около 210 человек. Этот успех был прежде всего обеспечен умелой организацией, блестящим командованием партизанской группировкой. Сыграла свою роль оперативная информация, полученная от плененного накануне этих боев немецкого офицера. Пользуясь ею, партизаны неоднократно дезориентировали фашистскую авиацию, выкладывая белые полотнища клиньями в сторону карателей, вследствие чего фашистские летчики сбрасывали бомбы на свои войска. А когда гитлеровцы белыми ракетами подавали сигнал воспрещения огня, партизаны присоединялись к этому фейерверку.

      После войны боевые действия партизан в Липском лесу 14 июня 1944 года войдут в историю как крупнейшее сражение партизан на польской земле. Весьма значительной по своим последствиям явилась завершающая контратака на позициях бригады Прокопюка.

      Противник начал атаку на фронте бригады одновременно с ударом в других секторах. Немцы уже чувствовали, что «захлебываются», и предприняли последнюю в тот день попытку достигнуть перевеса. Под руководством начальника объединенного штаба старшего лейтенанта А. Горовича атака была отбита.

      Преследуя фашистов, партизаны вклинились более чем на 300 метров в глубину и по фронту во вражеское расположение и, пользуясь наступившей темнотой, закрепились в прорыве. Николай Архипович с нетерпением ждал этого момента, и когда ему доложили, что в кольце окружения образован достаточный /405/ коридор, он тотчас отдал приказ выводить из леса все блокированные партизанские отряды и эвакуировать госпиталь. Выход закончился в 01.00 час 15 июня. Из окружения вышли без единого выстрела.

      Боевой день 14 июня закончился полной победой партизан. План противника покончить с партизанами одним ударом за каких-нибудь 3 — 4 часа, как это предполагал командующий германской группировки генерал Кенслер, потерпел провал. Партизаны заставили Кенслера подтянуть второй и третий эшелоны.

      Гитлеровцы понесли громадные потери. Но даже при этом армия оставалась армией. Они не сомневались в своем абсолютном превосходстве, над замкнутыми в кольцо партизанами. Расчет на то, что каратели отстанут, как это было не раз, здесь себя не оправдывал. Боеприпасы у партизан кончались. Нужно было уходить и уходить немедленно этой же ночью, что и было сделано, сделано блестяще благодаря опыту и таланту Прокопюка.

      Выходили в южном направлении, где в коридоре шириной чуть более 300 метров по докладу разведки Горовича немцев не было. Идти на запад означало обрекать себя на постоянную настороженность карателей и угрозу собственных завалов и минных ловушек, которые партизаны щедро наставили при отходе. Не все сразу же согласились с таким решением Прокопюка. Никто тогда не знал, что вопреки общему решению остались с небольшими группами Чепига и Василенко. Они попытались прорваться на запад, попали под губительный огонь карателей и почти все погибли.

      Ранее была достигнута договоренность, что под объединенным командованием партизаны действуют до выхода на линию реки Букова, а в дальнейшем — по своему усмотрению. Не доходя до села Шелига, отряды разобрали раненых и разделились. Здесь формально прекратило свое существование объединенное командование. Оно могло бы позитивно проявить себя и дальше. Но так не случилось.

      Забегая вперед, отметим, что по-иному было во второй половине июня в Билгорайских лесах (Сольская пуща), когда каратели вновь окружили партизан Прудникова, Карасева и две польских бригады Армии Людовой. Здесь же по соседству оказалась однотысячная группировка Армии Крайовой под общим командованием майора «Калины» (Эдвард Маркевич) – инспектора Армии Крайовой Люблинского округа. Однако «Калина» уклонился от «союза с советскими» перед лицом равноценной опасности и сделал это не из-за недоверия к военным способностям советских командиров, а потому, что ему «не по пути» было с советами («даже на одну ночь») политически. Не удалось с ним объединиться и командованию обеих польских бригад Армии Людовой. Посыльному был дан ответ, что «пан спит». Прокопюк специально послал к «Калине» своего заместителя Галигузова. «Калина» отклонил предложение об оперативном подчинении, сославшись на то, что «у него нет полномочий на взаимодействие с советами».

      Прокопюк в своей рукописи приводит слова свидетеля переговоров Анны Дануты Бор Пжичинкувны, дочери квартийместера Армии Крайовой Бора:

      «…В пятницу 23 июня пополудни еще раз приехали в лагерь командиры советской «партизанки». Состоялись переговоры, к которым мы с Ксантурой прислушивались. Советы предлагали, чтобы еще ночью вместе ними пробиться и хотели возглавить командование полком. Их было две тысячи, а нас около тысячи. Инспектор «Калина» на это не согласился, обольщаясь надеждой, что немцы будут преследовать советские отряды и минут нас. Согласие не состоялось. «Советы отбыли»…» /406/

      Калиновцы пренебрегли предложением Прокопюка, остались в лесу и не воспользовались брешью, которую ночью пробили в кольце окружения советские партизаны. Отряды Прокопюка и Карасева, польские бригады Армии Людовой вырвались из «котла». Потери партизан составили 22 бойца и командира и 30 раненых.

      Войдя в лес, каратели нашли деморализованных калиновцев и уничтожили их поголовно. Вырвались с десяток бойцов поручика «Вира», вышел ротмистр «Меч», погиб «Калина», только и успевший предупредить своих подчиненных, чтобы его называли не «пан майор», а «пан капрал». Очевидно, что просчет «Калины» стоил жизни десяти сотен польских солдат, павших жертвой безрассудного руководства Армии Крайовой, в игре которого и сам «Калина», и все его павшие бойцы были всего лишь пешками.

      «А ведь, в сущности, — пишет Прокопюк, — майор «Калина» был, безусловно, антигитлеровцем. Эдвард Маркевич — это его настоящее имя — имел за плечами много лет деятельности в подполье. Его родной брат — поручик «Скала» был зверски замучен при допросе в гестапо… В этом роде многое можно сказать о других офицерах-аковцах. И уж, конечно, ничего дурного не было за душой сотен поляков — рядовых и сержантов Армии Крайовой. Но для таких офицеров как «Калина» и многих других, им подобных, были характерными гонор и слепое повиновение, унаследованные от бездумного офицерского корпуса «санационной» Польши; кастовая замкнутость глухой стеной отгораживающаяся от интересов своего народа. И даже сегодня таким свидетелям билгорайской трагедии как «Меч», «Вир» и другим, которым удалось спастись 24 июня, даже сегодня им недостает непосредственности Анны Бор Пшычникувны, ни гражданского мужества и мужества вообще, сказать правду о тайне Осуховского кладбища (жертвы Билгорайского побоища захоронены в селе Осухи). Наоборот, предпочли и предпочитают хранить молчание, а порой даже пытаются выдать судьбу этих жертв за результат совместных боевых действий с советскими партизанами (такое имело место на десятитысячном траурном митинге в селе Осухи 23-го июня 1957 года, посвященном тринадцатилетию событий в Билгорайских лесах. Плохая, скажем так, услуга истории… Билгорайская трагедия — волнующая тема периода второй мировой войны. Она навсегда останется позорной страницей деяний реакции, не останавливавшейся ни перед чем, когда речь заходила о принижении роли народного движения сопротивления Польши гитлеровской оккупации. Об этой странице истории еще не все сказано…»

      Переход бригады в Сольскую пущу сопровождался целым рядом встречных боев. Особо острое столкновение произошло 15 июня у деревни Шелига, где партизаны разгромили вражескую группу преследования и полностью истребили два дивизиона его конницы.

      21 июня немцы вновь окружили партизан. Николай Архипович и руководители других отрядов решили не доводить дело до нового сражения и покинуть блокированную пущу, поскольку, ввязываясь в подобные бои, партизаны безусловно проигрывали, не имея резервов. Польско-советская группировка разделилась.

      В ночь на 24 июня в исключительно трудной ситуации партизаны пробили брешь в окружении, преодолели три линии вражеского заслона и с боем форсировали труднопроходимую, заболоченную речку Танев. К вечеру 25 июня группировка достигла Янов-Львовского леса. Последующие тринадцать дней партизаны умело маневрировали между Япов-Львовским и Синявскими лесами, /407/ уклоняясь от главных сил противника и громя отдельные группы карателей во встречных боях.

      8 июля в Янов-Львовском лесу удалось принять большой транспортный самолет «Дуглас». На этом самолете и нескольких По-2, прилетавших из-за линии фронта в период с 25 июня по 7 июля, были наконец эвакуированы все раненые. Вслед за эвакуацией наступило новое разделение. Большинство отрядов вышло в обратный рейд на Люблинщину, где они вскоре соединились со вступившими на территорию Польши частями Красной Армии.

      Бригада Прокопюка, соединение Карасева и польско-советский отряд под командованием Н. Куницкого направились в Карпаты. 19 июля бригада Прокопюка форсировала реку Сан в ее верхнем течении и обосновалась на горе Столы (высота 967). Здесь бригада была доукомплектована специальными десантами, предназначавшимися для действий в Чехословакии, и с 1 августа 1944 года начала свою деятельность на территории восточных районов Словакии. Так закончилась для Николая Архиповича Прокопюка боевая работа в Польше.

      В мае 1944 года в Советском Союзе начали подготавливать специальные кадры из чехословацких патриотов. После кратковременного обучения в июле — августе несколько групп было переброшено на территорию Чехословакии. В их состав входили и советские партизаны. Всего было десантировано 24 организаторские партизанские группы, руководимые в основном чехами и словаками. Вслед за десантом на территорию Словакии перебазировалось несколько советских партизанских формирований.

      Рейд бригады Прокопюка в Чехословакии продолжался два месяца. Маневрируя в районе Снина, Гуменне, Медзилаборце на сравнительно небольшой территории, партизаны нарушали связь и снабжение врага, неожиданно появлялись в самых уязвимых для противника местах. Последний бой в Чехословакии в конце сентября бригада вела в тактическом взаимодействии с нашими наступавшими войсками.

      В ночь на 26 сентября силами своей бригады Прокопюк занял хребет на участке между высотами 811 и 909 общей протяженностью 2,9 километра и выслал разведчика, чтобы доложить советскому командованию о своем решении. Разведчик должен был служить проводником для наших частей. Он был уроженцем закарпатского села и хорошо ориентировался в горах.

      Утром противник двинул свой батальон на хребет. К 11 часам немцы – около 200 человек — достигли линии обороны бригады Прокопюка. Но, не успев развернуться, они были смяты партизанами и обращены в бегство. Операция закончилась к 14.00, и в этот день попыток к овладению хребтом Бескид противник больше не предпринимал. Утром бригада, занимавшая оборону на хребте, подверглась атакам немцев с запада, со стороны высот 698 и 909. Бой продолжался в течение всего дня, и в ходе него атаки пехоты врага чередовались с крупными артиллерийскими налетами.

      Партизаны отбили все атаки и продолжали удерживать занятую позицию. В 6 утра 28 сентября на хребет прибыли первый и второй батальоны 869-го полка 271-й дивизии под командованием старшего лейтенанта Пыхтина и капитана Полинюка. Батальонам была придана минометная батарея старшего лейтенанта Шушина из 496-го горновьючного Остропольского дважды Краснознаменного полка Резерва Главного Командования.

      Первый батальон Прокопюк расположил на западе, а второй на востоке хребта вместе со своими подразделениями. В течение двух последующих суток партизаны при поддержке прибывшего подкрепления удерживали свои позиции, /408/ несмотря на ожесточенные попытки противника занять хребет. Так, например, 28 сентября немцы предприняли 16 атак, причем две атаки были ночные. Наступлению пехоты всякий раз предшествовал артиллерийско-минометный налет.

      Имея связь с 271-й дивизией, Николай Архипович получил от командира этой дивизии заверения, что к ним идет поддержка. Помощь необходима была потому, что прибывшие батальоны из-за своей малочисленности и слабости огневых средств не представляли собой существенной силы. Но вечером 29 сентября командир 271-й дивизии сообщил Николаю Архиповичу, что направленные ему части пробиться к хребту не могут, партизанам предлагалось самим изыскать пути к соединению с частями Красной армии. Позиции на Бескидах было приказано оставить.

      Прокопюк составил из своих подразделений группу прорыва, а во втором эшелоне поставил кавалерийский эскадрон, который эвакуировал раненых. Замыкали колонну батарея Шушина и оба батальона 271-й дивизии. Оторвавшись от противника незамеченными в 02.00 30 сентября, партизаны и красноармейцы после шестикилометрового марша перешли линию фронта в районе села Воля Михова. При этом группа прорыва стремительным ударом с тыла уничтожила пять дзотов, несколько пулеметных гнезд и минометную батарею противника. Эта операция заняла 15 минут, и в образовавшийся коридор вышли подразделения Прокопюка и части 271-й дивизии, эскадрон эвакуировал 50 раненых.

      Всего в боях за хребет Бескид потери партизан составили 6 человек убитыми и 34 человека ранеными. Без вести при прорыве пропало 8 человек. Обо всем происшедшем на хребте Бескид Николай Архипович доложил рапортом командующему 4-м Украинским фронтом генерал-полковнику И.Е. Петрову. 1 октября 1944 года бригада Николая Архиповича соединилась с нашими войсками. Схватка на хребте Бескид была последним боем Прокопюка в Великой Отечественной войне.

      290 бойцов и командиров бригады, созданной на базе спецгруппы «Охотники», были награждены орденами и медалями. Кроме того, 75 человек удостоились наград Польской Народной Республики и 125 человек – Чехословацкой Социалистической Республики. Николаю Архиповичу Прокопюку было присвоено звание Героя Советского Союза. Кроме того, он награжден двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени и медалями, а также восемью иностранными орденами — польскими и чехословацкими. В энциклопедиях Николаю Архиповичу Прокопюку посвящено несколько скупых строк.

      Источники и литература
      Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ).
      Ф.17. Оп.1. Д.401. Лл.8-11.
      Ф.71. Оп.25. Д.11914. Лл.2-45.
      Российский государственный военный архив (РГВА). Ф.38963. Оп.1. Д.59.
      Медведев Д. Сильные духом. М.: Молодая гвардия, 1979. /409/
      Старинов И.Г. Мины замедленного действия. Альманах Вымпел. Москва, 1999.
      Судоплатов П. Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005.
      Федоров А.Ф. Подпольный обком действует. М.: Воениздат, 1956.
      Чекисты. М.: Молодая гвардия, 1987.
      Попов А. Лубянка. Диверсанты Сталина. Яуза. ЭКСМО. Москва. 2004.

      Военно-исторические исследования в Поволжье: сборник научных трудов. Вып. 12-13. Саратов, «Техно-Декор», 2019. С. 394-409.
    • Пушки на палубах. Европа в 15-17 век.
      By hoplit
      Tullio Vidoni. Medieval seamanship under sail. 1987.
      Richard W. Unger. Warships and Cargo Ships in Medieval Europe. 1981.
      Dotson J.E. Ship types and fleet composition at Genoa and Venice in the early thirteenth century. 2002.
      John H. Pryor. The naval battles of Roger of Lauria // Journal of Medieval History (1983), 9:3, 179-216
      Lawrence Mott. The Battle of Malta, 1283: Prelude to a Disaster // The Circle of war in the middle ages. 1999. p. 145-172
      Charles D. Stanton. Roger of Lauria (c. 1250-1305): "Admiral of Admirals". 2019
      Mike Carr. Merchant Crusaders in the Aegean, 1291–1352. 2015
       
      Oppenheim M. A history of the administration of the royal navy and of merchant shipping in relation to the navy, from MDIX to MDCLX. 1896.
      L. G. C. Laughton. THE SQUARE-TUCK STERN AND THE GUN-DECK. 1961.
      L.G. Carr Laughton. Gunnery,Frigates and the Line of Battle. 1928.
      M.A.J. Palmer. The ‘Military Revolution’ Afloat: The Era of the Anglo-Dutch Wars and the Transition to Modern Warfare at Sea. 1997.
      R. E. J. Weber. THE INTRODUCTION OF THE SINGLE LINE AHEAD AS A BATTLE FORMATION BY THE DUTCH 1665 -1666. 1987.
      Kelly De Vries. THE EFFECTIVENESS OF FIFTEENTH-CENTURY SHIPBOARD ARTILLERY. 1998.
      Geoffrey Parker. THE DREADNOUGHT REVOLUTION OF TUDOR ENGLAND. 1996.
      A.M. Rodger. THE DEVELOPMENT OF BROADSIDE GUNNERY, 1450–1650. 1996.
      Sardinha Monteiro, Luis Nuno. FERNANDO OLIVEIRA'S ART OF WAR AT SEA (1555). 2015.
      Rudi  Roth. A  proposed standard  in  the reporting  of  historic artillery. 1989.
      Kelly R. DeVries. A 1445 Reference to Shipboard Artillery. 1990.
      J. D. Moody. OLD NAVAL GUN-CARRIAGES. 1952.
      Michael Strachan. SAMPSON'S FIGHT WITH MALTESE GALLEYS, 1628. 1969.
      Randal Gray. Spinola's Galleys in the Narrow Seas 1599–1603. 1978.
      L. V. Mott. SQUARE-RIGGED GREAT GALLEYS OF THE LATE FIFTEENTH CENTURY. 1988.
      Joseph Eliav. Tactics of Sixteenth-century Galley Artillery. 2013.
      John F. Guilmartin. The Earliest Shipboard Gunpowder Ordnance: An Analysis of Its Technical Parameters and Tactical Capabilities. 2007.
      Joseph Eliav. The Gun and Corsia of Early Modern Mediterranean Galleys: Design issues and
      rationales. 2013.
      John F. Guilmartin. The military revolution in warfare at sea during the early modern era:
      technological origins, operational outcomes and strategic consequences. 2011.
      Joe J. Simmons. Replicating Fifteenth- and Sixteenth-Century Ordnance. 1992.
      Ricardo Cerezo Martínez. La táctica naval en el siglo XVI. Introducción y tácticas. 1983.
      Ricardo Cerezo Martínez. La batalla de las Islas Terceras, 1582. 1982.
      Ships and Guns: The Sea Ordnance in Venice and in Europe between the 15th and the 17th Centuries. 2011.
      W. P. Guthrie. Naval Actions of the Thirty Years' War // The Mariner's Mirror, 87:3, 262-280. 2001
       
      A. M. Rodger. IMAGE AND REALITY IN EIGHTEENTH-CENTURY NAVAL TACTICS. 2003.
      Brian Tunstall. Naval Warfare in the Age of Sail: The Evolution of Fighting Tactics, 1650-1815. 1990.
      Emir Yener. Ottoman Seapower and Naval Technology during Catherine II’s Turkish Wars 1768-1792. 2016.
       
      Боевые парусники уже в конце 15 века довольно похожи на своих потомков века 18. Однако есть "но". "Линейная тактика", ассоциируемая с линкорами 18 века - это не про каракки, галеоны, нао и каравеллы 16 века, она складывается только во второй половине 17 столетия. Небольшая подборка статей и книг, помогающих понять - "что было до".
       
      Ещё пара интересных статей. Не совсем флот и совсем не 15-17 века.
      Gijs A. Rommelse. An early modern naval revolution? The relationship between ‘economic reason of state’ and maritime warfare // Journal for Maritime Research, 13:2, 138-150. 2011.
      N. A.M. Rodger. From the ‘military revolution’ to the ‘fiscal-naval state’ // Journal for Maritime Research, 13:2, 119-128. 2011.
    • "Примитивная война".
      By hoplit
      Небольшая подборка литературы по "примитивному" военному делу.
       
      - Multidisciplinary Approaches to the Study of Stone Age Weaponry. Edited by Eric Delson, Eric J. Sargis.
      - Л. Б. Вишняцкий. Вооруженное насилие в палеолите.
      - J. Christensen. Warfare in the European Neolithic.
      - DETLEF GRONENBORN. CLIMATE CHANGE AND SOCIO-POLITICAL CRISES: SOME CASES FROM NEOLITHIC CENTRAL EUROPE.
      - William A. Parkinson and Paul R. Duffy. Fortifications and Enclosures in European Prehistory: A Cross-Cultural Perspective.
      - Clare, L., Rohling, E.J., Weninger, B. and Hilpert, J. Warfare in Late Neolithic\Early Chalcolithic Pisidia, southwestern Turkey. Climate induced social unrest in the late 7th millennium calBC.
      - ПЕРШИЦ А. И., СЕМЕНОВ Ю. И., ШНИРЕЛЬМАН В. А. Война и мир в ранней истории человечества.
      - Алексеев А.Н., Жирков Э.К., Степанов А.Д., Шараборин А.К., Алексеева Л.Л. Погребение ымыяхтахского воина в местности Кёрдюген.
      -  José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. The phylogenetic roots of human lethal violence // Nature 538, 233–237
      - Sticks, Stones, and Broken Bones: Neolithic Violence in a European Perspective. 2012
       
       
      - Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию.
      - Α.Κ. Нефёдкин. ТАКТИКА СЛАВЯН В VI в. (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РАННЕВИЗАНТИЙСКИХ АВТОРОВ).
      - Цыбикдоржиев Д.В. Мужской союз, дружина и гвардия у монголов: преемственность и
      конфликты.
      - Вдовченков E.B. Происхождение дружины и мужские союзы: сравнительно-исторический анализ и проблемы политогенеза в древних обществах.
       
       
      - Зуев А.С. О БОЕВОЙ ТАКТИКЕ И ВОЕННОМ МЕНТАЛИТЕТЕ КОРЯКОВ, ЧУКЧЕЙ И ЭСКИМОСОВ.
      - Зуев А.С. Диалог культур на поле боя (о военном менталитете народов северо-востока Сибири в XVII–XVIII вв.).
      - О. А. Митько. ЛЮДИ И ОРУЖИЕ (воинская культура русских первопроходцев и коренного населения Сибири в эпоху позднего средневековья).
      - К. Г. Карачаров, Д. И. Ражев. ОБЫЧАЙ СКАЛЬПИРОВАНИЯ НА СЕВЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СРЕДНИЕ ВЕКА.
      - Нефёдкин А. К. Военное дело чукчей (середина XVII—начало XX в.).
      - Зуев А.С. Русско-аборигенные отношения на крайнем Северо-Востоке Сибири во второй половине  XVII – первой четверти  XVIII  вв.
      - Антропова В.В. Вопросы военной организации и военного дела у народов крайнего Северо-Востока Сибири.
      - Головнев А.В. Говорящие культуры. Традиции самодийцев и угров.
      - Laufer В. Chinese Clay Figures. Pt. I. Prolegomena on the History of Defensive Armor // Field Museum of Natural History Publication 177. Anthropological Series. Vol. 13. Chicago. 1914. № 2. P. 73-315.
      - Защитное вооружение тунгусов в XVII – XVIII вв. [Tungus' armour] // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья / Составитель И. Г. Бурцев. Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014. С. 221-225.
       
      - N. W. Simmonds. Archery in South East Asia s the Pacific.
      - Inez de Beauclair. Fightings and Weapons of the Yami of Botel Tobago.
      - Adria Holmes Katz. Corselets of Fiber: Robert Louis Stevenson's Gilbertese Armor.
      - Laura Lee Junker. WARRIOR BURIALS AND THE NATURE OF WARFARE IN PREHISPANIC PHILIPPINE CHIEFDOMS.
      - Andrew  P.  Vayda. WAR  IN ECOLOGICAL PERSPECTIVE PERSISTENCE,  CHANGE,  AND  ADAPTIVE PROCESSES IN  THREE  OCEANIAN  SOCIETIES.
      - D. U. Urlich. THE INTRODUCTION AND DIFFUSION OF FIREARMS IN NEW ZEALAND 1800-1840.
      - Alphonse Riesenfeld. Rattan Cuirasses and Gourd Penis-Cases in New Guinea.
      - W. Lloyd Warner. Murngin Warfare.
      - E. W. Gudger. Helmets from Skins of the Porcupine-Fish.
      - K. R. HOWE. Firearms and Indigenous Warfare: a Case Study.
      - Paul  D'Arcy. FIREARMS  ON  MALAITA  - 1870-1900. 
      - William Churchill. Club Types of Nuclear Polynesia.
      - Henry Reynolds. Forgotten war. 
      - Henry Reynolds. THE OTHER SIDE OF THE FRONTIER. Aboriginal Resistance to the European Invasion of Australia.
      -  Ronald M. Berndt. Warfare in the New Guinea Highlands.
      - Pamela J. Stewart and Andrew Strathern. Feasting on My Enemy: Images of Violence and Change in the New Guinea Highlands.
      - Thomas M. Kiefer. Modes of Social Action in Armed Combat: Affect, Tradition and Reason in Tausug Private Warfare // Man New Series, Vol. 5, No. 4 (Dec., 1970), pp. 586-596
      - Thomas M. Kiefer. Reciprocity and Revenge in the Philippines: Some Preliminary Remarks about the Tausug of Jolo // Philippine Sociological Review. Vol. 16, No. 3/4 (JULY-OCTOBER, 1968), pp. 124-131
      - Thomas M. Kiefer. Parrang Sabbil: Ritual suicide among the Tausug of Jolo // Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde. Deel 129, 1ste Afl., ANTHROPOLOGICA XV (1973), pp. 108-123
      - Thomas M. Kiefer. Institutionalized Friendship and Warfare among the Tausug of Jolo // Ethnology. Vol. 7, No. 3 (Jul., 1968), pp. 225-244
      - Thomas M. Kiefer. Power, Politics and Guns in Jolo: The Influence of Modern Weapons on Tao-Sug Legal and Economic Institutions // Philippine Sociological Review. Vol. 15, No. 1/2, Proceedings of the Fifth Visayas-Mindanao Convention: Philippine Sociological Society May 1-2, 1967 (JANUARY-APRIL, 1967), pp. 21-29
      - Armando L. Tan. Shame, Reciprocity and Revenge: Some Reflections on the Ideological Basis of Tausug Conflict // Philippine Quarterly of Culture and Society. Vol. 9, No. 4 (December 1981), pp. 294-300.
      - Karl G. Heider, Robert Gardner. Gardens of War: Life and Death in the New Guinea Stone Age. 1968.
      - P. D'Arcy. Maori and Muskets from a Pan-Polynesian Perspective // The New Zealand journal of history 34(1):117-132. April 2000. 
      - Andrew P. Vayda. Maoris and Muskets in New Zealand: Disruption of a War System // Political Science Quarterly. Vol. 85, No. 4 (Dec., 1970), pp. 560-584
      - D. U. Urlich. The Introduction and Diffusion of Firearms in New Zealand 1800–1840 // The Journal of the Polynesian Society. Vol. 79, No. 4 (DECEMBER 1970), pp. 399-41
      -  Barry Craig. Material culture of the upper Sepik‪ // Journal de la Société des Océanistes 2018/1 (n° 146), pages 189 à 201
      -  Paul B. Rosco. Warfare, Terrain, and Political Expansion // Human Ecology. Vol. 20, No. 1 (Mar., 1992), pp. 1-20
      - Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Flèches de chasse, flèches de guerre: Le cas des Danis d'Irian Jaya (Indonésie) // Anne-Marie Pétrequin and Pierre Pétrequin. Bulletin de la Société préhistorique française. T. 87, No. 10/12, Spécial bilan de l'année de l'archéologie (1990), pp. 484-511
      - Warfare // Douglas L. Oliver. Ancient Tahitian Society. 1974
       
       
      - Keith F. Otterbein. Higi Armed Combat.
      - Keith F. Otterbein. THE EVOLUTION OF ZULU WARFARE.
      - Myron J. Echenberg. Late nineteenth-century military technology in Upper Volta // The Journal of African History, 12, pp 241-254. 1971.
      - E. E. Evans-Pritchard. Zande Warfare // Anthropos, Bd. 52, H. 1./2. (1957), pp. 239-262
      - Julian Cobbing. The Evolution of Ndebele Amabutho // The Journal of African History. Vol. 15, No. 4 (1974), pp. 607-631
       
      - Elizabeth Arkush and Charles Stanish. Interpreting Conflict in the Ancient Andes: Implications for the Archaeology of Warfare.
      - Elizabeth Arkush. War, Chronology, and Causality in the Titicaca Basin.
      - R.B. Ferguson. Blood of the Leviathan: Western Contact and Warfare in Amazonia.
      - J. Lizot. Population, Resources and Warfare Among the Yanomami.
      - Bruce Albert. On Yanomami Warfare: Rejoinder.
      - R. Brian Ferguson. Game Wars? Ecology and Conflict in Amazonia. 
      - R. Brian Ferguson. Ecological Consequences of Amazonian Warfare.
      - Marvin Harris. Animal Capture and Yanomamo Warfare: Retrospect and New Evidence.
       
       
      - Lydia T. Black. Warriors of Kodiak: Military Traditions of Kodiak Islanders.
      - Herbert D. G. Maschner and Katherine L. Reedy-Maschner. Raid, Retreat, Defend (Repeat): The Archaeology and Ethnohistory of Warfare on the North Pacific Rim.
      - Bruce Graham Trigger. Trade and Tribal Warfare on the St. Lawrence in the Sixteenth Century.
      - T. M. Hamilton. The Eskimo Bow and the Asiatic Composite.
      - Owen K. Mason. The Contest between the Ipiutak, Old Bering Sea, and Birnirk Polities and
      the Origin of Whaling during the First Millennium A.D. along Bering Strait.
      - Caroline Funk. The Bow and Arrow War Days on the Yukon-Kuskokwim Delta of Alaska.
      - HERBERT MASCHNER AND OWEN K. MASON. The Bow and Arrow in Northern North America. 
      - NATHAN S. LOWREY. AN ETHNOARCHAEOLOGICAL INQUIRY INTO THE FUNCTIONAL RELATIONSHIP BETWEEN PROJECTILE POINT AND ARMOR TECHNOLOGIES OF THE NORTHWEST COAST.
      - F. A. Golder. Primitive Warfare among the Natives of Western Alaska. 
      - Donald Mitchell. Predatory Warfare, Social Status, and the North Pacific Slave Trade. 
      - H. Kory Cooper and Gabriel J. Bowen. Metal Armor from St. Lawrence Island. 
      - Katherine L. Reedy-Maschner and Herbert D. G. Maschner. Marauding Middlemen: Western Expansion and Violent Conflict in the Subarctic.
      - Madonna L. Moss and Jon M. Erlandson. Forts, Refuge Rocks, and Defensive Sites: The Antiquity of Warfare along the North Pacific Coast of North America.
      - Owen K. Mason. Flight from the Bering Strait: Did Siberian Punuk/Thule Military Cadres Conquer Northwest Alaska?
      - Joan B. Townsend. Firearms against Native Arms: A Study in Comparative Efficiencies with an Alaskan Example. 
      - Jerry Melbye and Scott I. Fairgrieve. A Massacre and Possible Cannibalism in the Canadian Arctic: New Evidence from the Saunaktuk Site (NgTn-1).
       
       
      - ФРЭНК СЕКОЙ. ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН.
      - Hoig, Stan. Tribal Wars of the Southern Plains.
      - D. E. Worcester. Spanish Horses among the Plains Tribes.
      - DANIEL J. GELO AND LAWRENCE T. JONES III. Photographic Evidence for Southern
      Plains Armor.
      - Heinz W. Pyszczyk. Historic Period Metal Projectile Points and Arrows, Alberta, Canada: A Theory for Aboriginal Arrow Design on the Great Plains.
      - Waldo R. Wedel. CHAIN MAIL IN PLAINS ARCHEOLOGY.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored Horses in Northwestern Plains Rock Art.
      - James D. Keyser, Mavis Greer and John Greer. Arminto Petroglyphs: Rock Art Damage Assessment and Management Considerations in Central Wyoming.
      - Mavis Greer and John Greer. Armored
 Horses 
in 
the 
Musselshell
 Rock 
Art
 of Central
 Montana.
      - Thomas Frank Schilz and Donald E. Worcester. The Spread of Firearms among the Indian Tribes on the Northern Frontier of New Spain.
      - Стукалин Ю. Военное дело индейцев Дикого Запада. Энциклопедия.
      - James D. Keyser and Michael A. Klassen. Plains Indian rock art.
       
      - D. Bruce Dickson. The Yanomamo of the Mississippi Valley? Some Reflections on Larson (1972), Gibson (1974), and Mississippian Period Warfare in the Southeastern United States.
      - Steve A. Tomka. THE ADOPTION OF THE BOW AND ARROW: A MODEL BASED ON EXPERIMENTAL PERFORMANCE CHARACTERISTICS.
      - Wayne  William  Van  Horne. The  Warclub: Weapon  and  symbol  in  Southeastern  Indian  Societies.
      - W.  KARL  HUTCHINGS s  LORENZ  W.  BRUCHER. Spearthrower performance: ethnographic
      and  experimental research.
      - DOUGLAS J. KENNETT, PATRICIA M. LAMBERT, JOHN R. JOHNSON, AND BRENDAN J. CULLETON. Sociopolitical Effects of Bow and Arrow Technology in Prehistoric Coastal California.
      - The Ethics of Anthropology and Amerindian Research Reporting on Environmental Degradation
      and Warfare. Editors Richard J. Chacon, Rubén G. Mendoza.
      - Walter Hough. Primitive American Armor. 
      - George R. Milner. Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare.
      - Patricia M. Lambert. The Archaeology of War: A North American Perspective.
      - David E. Jonesэ Native North American Armor, Shields, and Fortifications.
      - Laubin, Reginald. Laubin, Gladys. American Indian Archery.
      - Karl T. Steinen. AMBUSHES, RAIDS, AND PALISADES: MISSISSIPPIAN WARFARE IN THE INTERIOR SOUTHEAST.
      - Jon L. Gibson. Aboriginal Warfare in the Protohistoric Southeast: An Alternative Perspective. 
      - Barbara A. Purdy. Weapons, Strategies, and Tactics of the Europeans and the Indians in Sixteenth- and Seventeenth-Century Florida.
      - Charles Hudson. A Spanish-Coosa Alliance in Sixteenth-Century North Georgia.
      - Keith F. Otterbein. Why the Iroquois Won: An Analysis of Iroquois Military Tactics.
      - George R. Milner. Warfare in Prehistoric and Early Historic Eastern North America.
      - Daniel K. Richter. War and Culture: The Iroquois Experience. 
      - Jeffrey P. Blick. The Iroquois practice of genocidal warfare (1534‐1787).
      - Michael S. Nassaney and Kendra Pyle. The Adoption of the Bow and Arrow in Eastern North America: A View from Central Arkansas.
      - J. Ned Woodall. MISSISSIPPIAN EXPANSION ON THE EASTERN FRONTIER: ONE STRATEGY IN THE NORTH CAROLINA PIEDMONT.
      - Roger Carpenter. Making War More Lethal: Iroquois vs. Huron in the Great Lakes Region, 1609 to 1650.
      - Craig S. Keener. An Ethnohistorical Analysis of Iroquois Assault Tactics Used against Fortified Settlements of the Northeast in the Seventeenth Century.
      - Leroy V. Eid. A Kind of : Running Fight: Indian Battlefield Tactics in the Late Eighteenth Century.
      - Keith F. Otterbein. Huron vs. Iroquois: A Case Study in Inter-Tribal Warfare.
      - William J. Hunt, Jr. Ethnicity and Firearms in the Upper Missouri Bison-Robe Trade: An Examination of Weapon Preference and Utilization at Fort Union Trading Post N.H.S., North Dakota.
      - Patrick M. Malone. Changing Military Technology Among the Indians of Southern New England, 1600-1677.
      - David H. Dye. War Paths, Peace Paths An Archaeology of Cooperation and Conflict in Native Eastern North America.
      - Wayne Van Horne. Warfare in Mississippian Chiefdoms.
      - Wayne E. Lee. The Military Revolution of Native North America: Firearms, Forts, and Polities // Empires and indigenes: intercultural alliance, imperial expansion, and warfare in the early modern world. Edited by Wayne E. Lee. 2011
      - Steven LeBlanc. Prehistoric Warfare in the American Southwest. 1999.
       
       
      - A. Gat. War in Human Civilization.
      - Keith F. Otterbein. Killing of Captured Enemies: A Cross‐cultural Study.
      - Azar Gat. The Causes and Origins of "Primitive Warfare": Reply to Ferguson.
      - Azar Gat. The Pattern of Fighting in Simple, Small-Scale, Prestate Societies.
      - Lawrence H. Keeley. War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage.
      - Keith F. Otterbein. Warfare and Its Relationship to the Origins of Agriculture.
      - Jonathan Haas. Warfare and the Evolution of Culture.
      - М. Дэйви. Эволюция войн.
      - War in the Tribal Zone Expanding States and Indigenous Warfare Edited by R. Brian Ferguson and Neil L. Whitehead.
      - I. J. N. Thorpe. Anthropology, Archaeology, and the Origin of Warfare.
      - Антропология насилия. Новосибирск. 2010.
      - Jean Guilaine and Jean Zammit. The origins of war : violence in prehistory. 2005. Французское издание было в 2001 году - le Sentier de la Guerre: Visages de la violence préhistorique.
      - Warfare in Bronze Age Society. 2018

    • Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
      By hoplit
      Просмотреть файл Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
       
      Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty // Modern Asian Studies. Volume 38. Issue 01. February 2004, pp 145 - 189.
      Автор hoplit Добавлен 09.01.2020 Категория Китай
    • Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
      By hoplit
      Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty // Modern Asian Studies. Volume 38. Issue 01. February 2004, pp 145 - 189.