hoplit

Размышления о коннице разных времен и народов

330 posts in this topic

7 часов назад, Чжан Гэда сказал:

Думаю, примерно половина - его фантазии.

Гадать не буду. Важно то, что из его текста выходит

 

- где-то до конца 4 века до н.э. относительно немногочисленная римская конница играла на поле боя едва не доминирующую роль. Скутаты-легионеры не раз и не два оказывались на вторых ролях.

- конница зачастую строится впереди пехоты

- не видно часто поминаемой "сервиевой фаланги". Вообще.

- римская конница (на ту эпоху - панцирей не носят, легкий щит-парма, шлем, копье, седел нет, стремян нет, лошадки... лошадки где-то в 1,3 метра или около того) была способна прорвать плотный строй скутатов. 

 

Это, в общем, "не новость", но для памяти - сделал выписку и пару пометок. Те же "антесигнаны" источника.

Share this post


Link to post
Share on other sites


7 часов назад, hoplit сказал:

Важно то, что из его текста выходит

Только на какой период и как вообще к реалиям относится?

Потому что "прорвать плотный строй скутатов" - это ой как круто! Тем более с тем материально-техническим обеспечением, которое указано! 

Share this post


Link to post
Share on other sites
3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Только на какой период и как вообще к реалиям относится?

Я бы предположил, что "где-то на период до сложения нормальной письменной исторической традиции что-то такое было". А вот точнее - уже сложно сказать.

 

3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Потому что "прорвать плотный строй скутатов" - это ой как круто! Тем более с тем материально-техническим обеспечением, которое указано! 

Тем не менее. При этом позднее чего-то такого не видно, хотя римская конница обзаведется доспехами (то ли по греческому, то ли по кельтскому примеру). А вооружение "скутатов" толком не менялось.

ИМХО, можно скорее аккуратно предположить, что италийские армии довольно долго имели "аристократическое лицо". Бал правили всадники-аристократы, а низкостатусная пехота, пускай и многочисленная, довольно долго не сильно отличалась от слабоорганизованной толпы и была на вторых ролях. И конница (отнюдь не катафракты) не раз и не два ее расшугивала прямыми лобовыми атаками.

Постепенно пехота получила более стройную организацию и оттеснила конницу на сугубо вторые роли (где-то с III века BCA и позднее). 

То есть, имхо, тут пример из серии, что "оружие оружием", но организация армии зачастую важнее. А организация войска в ту эпоху часто была прямо завязана на социальную структуру общества. И в Риме было довольно много перемен, кажется, в конце V и в течение IV века BCA.

Share this post


Link to post
Share on other sites
10 минуту назад, hoplit сказал:

Бал правили всадники-аристократы, а низкостатусная пехота, пускай и многочисленная, довольно долго не сильно отличалась от слабоорганизованной толпы и была на вторых ролях.

Тогда говорить о плотном строе щитоносцев сложно.

Если все стоит толпой - кто с палкой, кто с щитом, кто с "ночным горшком" - толка от "строя" нет. Есть пешая толпа, боящаяся боя. И все.

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, Чжан Гэда сказал:

Тогда говорить о плотном строе щитоносцев сложно.

Если все стоит толпой - кто с палкой, кто с щитом, кто с "ночным горшком" - толка от "строя" нет. Есть пешая толпа, боящаяся боя. И все.

Они могут быть вполне прилично вооружены и относительно плотно стоять. Но все равно оставаться уязвимыми для конной атаки. Выше были и примеры неудач конных наскоков на строй щитоносцев. 

Цитата

... кон­ные тур­мы стес­ни­лись там в узком месте и лишь пона­прас­ну топ­чут­ся не в силах про­ру­бить­ся в гущу вра­га ...

Дьявол - он "в проценте".

Где-то века до 4, выходит, конные наскоки достаточно часто удавались, чтобы конница воевала в первой линии и предпринимала прямые атаки на строй пехоты - с немалой надеждой на успех. Потом - таки наскоки все реже приводят к успеху, а с 3 века - конница более-менее стабильно "прописывается" на флангах и вторых ролях. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хафиз Абру. Зайл-и Джами ат-таварих-и Рашиди («Дополнение к собранию историй Рашида»)

Цитата

Он был облачен в броню под хафтаном, стрела прошла через хафтан и броню и на три пальца вошла в его плечо. Когда его войско узнало об этом, [то] единодушно атаковало и всеми усилиями вытащили его из воды.

Цитата

Когда Кара Мухаммад услышал весть о враждебном войске (шейх ‘Али и Пир ‘Али Бадик), [то] сказал султану Ахмаду:

«Ради тебя мы приложим усилия в этом деле и сразимся, [но] при условии, что ты со своими нукерами и воинами будешь стоять на месте и не двигаться, чтобы мы [могли] сразиться с ними известным нам способом. [Но] если ты и твои войска сдвинутся [с места, то] мы повернем назад и между нами не будет соглашения. Если они нас победят, ты будешь разбираться с ними. Другое условие – добыча того войска достанется нам и твои люди не возжелают его. [Но] если протянут руки к добыче, [то] между нами возникнет вражда».

На таких условиях собралось войско туркманов.

Кара Мухаммад подготовил и вывел пять тысяч туркманов. Каждые триста человек он определил в один отряд, а каждый отряд поделил на тридцать групп. [Затем] приказал, чтобы десять человек шли рядом с отрядом и пускали стрелы, с тем, чтобы, когда на них нападут, [первые десять человек] отступят, а другие десять человек усыпят стрелами [врага], до тех пор, пока их отряд не рассеется. После этого они атакуют и рассеют их.

Короче говоря, те пять тысяч человек сразились указанным способом и сломили такое великое войско. Их всех рассеяли и разграбили. Пир ‘Али и царевича шейха ‘Али убили, уничтожили сорок один отряд и умертвили около двух тысяч человек. Имущество мира, принадлежавшее тому войску попало в руки войска туркманов.

 

Alan Williams, David Edge, Tobias Capwell. An experimental investigation of late medieval combat with the couched lance /Journal of Arms and Armour society, vol. XXii, no.1, March 2016, p. 1 – 16.

Horsfall, I. et al. An Assessment of Human Performance in Stabbing // Volume 102, Issues 2–3, 28 June 1999, Pages 79-89

The Mounted Shock Combat With Couched Lance Amongst Polish – Lithuanian Hussars іn 16th century [In English] // Relații Interetnice în Transilvania Militaria Mediaevalia în Europa centrală și de sud-est. – (Edited by Zeno Karl Pinter, Anca Nițoi și Claudia Urduzia) –Sibiu: 2018, P. 141 – 152.

Michael S. Curl. Late Medieval Lance Use: Mounted Combat and Martial Arts in Western Europe from the 14th to the 16th Century // ARMS & ARMOUR , Vol. 16 No. 1, April 2019, 27–55

Share this post


Link to post
Share on other sites

Бухари. Книга шахской славы. Часть 2.

Цитата

Размах сражения, ожесточенность их битвы дошли до того, что на ристалище битв и побоищ [словно] был расстелен разноцветный, пестрый ковер, [запачканный] кровью смелых воинов. Они так рубили друг друга мечом, пронзали копьем, что франкские кольчуги превратились в панцирь Давида, а стальные чешуйки кольчуг [рассыпались], напоминая Биктар Дербента.

...

Его светлость высокодостойный Кулбаба кукельташ, который благодаря исключительным умственным способностям достиг высоких степеней совершенства и сочетает в себе такие достоинства, как мужество, храбрость, рассудительность, красноречие, а также могущественный эмир Валиджан-мирза джалаир, Али-Мардан бахадур и другие столпы государства, остальные сановники его величества [Абдулла-хана], великие и славные военачальники — будет многословно, если перечислить их [всех] по именам, — каждый из них заботливо построил и оснастил свой туман, выстроил ряды своих вооруженных и оснащенных войск и встал на свое место.

...

Его величество [Абдулла-хан], величественный, как Искандар, наделил бесчисленными дарами своих сановников и других [мужей] из войска, могущественных, как Марс, сильных, как Сатурн, осчастливил их царскими подарками, увеличением царских милостей, повысил их в должностях. Затем он построил правое крыло, левое крыло, центр войска, фланг, организовал арьергард, [устроил] засаду и направился на врагов.

...

После того как его величество могущественный [Абдулла-хан] снялся с лагеря в степи Касби, он направился к врагам, сел на коня могущества и величия и повернул поводья [в сторону врагов]. Проходя ежедневно около одного фарсах пути, он двигался шагами старания и усердия. Всегда, когда случалось победоносному войску останавливаться, издавался действующий, как рок, приказ, чтобы вокруг лагеря августейшего [Абдулла-хана] рыли рвы и из арб, поставленных цепью одна возле другой, делали нечто вроде стены. Таким образом двухдневный путь был пройден за целую неделю.

...

Поэтому последовал приказ, которому повинуется [весь] мир, чтобы войско, [могущественное], как небо, с головы до ног облачилось в латы, чтобы все надели кольчуги и железные доспехи и в полном вооружении проявили усердие в истреблении врага.
 

...

Некоторые верные слуги [Абдулла-хана] подошли к его высокому порогу и сказали: «Войско неприятеля безгранично, а наше войско крайне незначительно. К тому же все наши военачальники правого фланга и гордые мужи левого фланга отправились в набег и находятся очень далеко [от нас], поэтому следует взяться за это важное дело с большой осторожностью. Следовательно, было бы наиболее целесообразным, если бы его величество [хан] оставался на месте до возвращения победоносного войска». 

...

Искусный устад, устад Рухи, который, [обстреливая крепость] из арраде и манджаника, попадал в купол [чертога] Сатурна и искрами огня из ружья зажигал основу небесной твердыни, привел в готовность зарбазан так, что закладывал в жерло камни весом в один бухарский ман. Выстрелами, следовавшими один за другим, он разрушил крепостные башни и вал, а стену ее, которая по прочности была, как [Искандарова] стена, он превратил в осиный улей.

...

Когда [ожидание боя] расположенных друг против друга войск затянулось, его величество [Абдулла-хан] приказал, чтобы собрали суда отовсюду: от границ Хорезма до отдаленных [районов] Термезского вилайета. Он приказал также, чтобы на каждое судно посадили пятьдесят храбрых метателей огня и стрелков из ружей и пятьдесят человек стрелков из лука для устройства засады. [Он велел] переправиться через Амударью, руками величия и могущества поднять рассыпающие огонь мечи, как только смогут, и, тронув боевых коней, вступить в бой с войском врагов.

...

Согласно его приказу победоносные войска нарядились, словно полчища [зелени в месяце] фарвардин, словно полчища [трав] весной. Они сели на быстроногих коней, подобных урагану, покрытых чепраками и латами, подбитыми шелком, накрытых атласом и бархатом. Шлемы, инкрустированные золотом, похожие на нарцисс [так], что поражали солнце и быстрый взгляд наблюдателя, они надели на головы. С головы до ног они оделись в кольчугу и [закрылись] биктаром.

...

В составе [правого фланга] они пошли против лицемеров- [врагов]. Искусный устад, устад Рухи перед правым крылом поставил отряд стрелков из ружей. Непрерывно пуская каменные ядра, он быстро свалил многих врагов на поле битвы.

...

Войско [его] в кольчугах, чистых, как прозрачная вода, 
В хафтанах, чистых, как отражение [предметов] в зеркале.

...

У всех на голове шлемы, каски,
Казалось, это пенящееся море.

...

Когда победоносное войско [Абдулла-хана] узнало о выступлении этого войска, потерпевшего поражение, отряд мужей, храбрецов поля брани, твердо решил идти на битву и поспешно направился к полю битвы. В составе этого отряда тронул коней звезда храбрости в созвездии смелости, жемчужина в шкатулке мужества и отваги Абд ал-Баки-бий, а также его брат, солнце на небе воеводства, небо солнца проявления смелости Мухаммад-Баки-бий. Надев на себя золотистые хафтаны, напоминающие солнце на востоке, став сверкающими, как высокое небо, надев на головы такие золоченые шлемы, напоминающие нарцисс, что очи звезд и неподвижных звезд, посмотрев на них, выразили удивление, взяв мечи изумрудного цвета, блестящие, как молния, подняв на плечи щиты цвета тюльпана, подобные ветке розы, они обрушились на врагов.

...

Все подобные бутону [приготовились] к битве, 
Убрали за пояс подол, чтобы сражаться,
Одетые в кольчугу, они устремились на поле боя

Так, словно текучая вода по траве.

...

с ног до головы одетые в кольчугу и панцирь, одетые в железо,

...

Выступил вперед искусный устад Рухи. По милости божьей, благодаря силе счастья могущественного [Абдулла-хана], стреляя из ружья, он захватил холм, расположенный посредине поля битвы, который держали даштийцы. Установив на этом холме котлы Куббали и Джахангир, он приказал стрелкам из ружей и пиротехникам охранять эту местность. Он привез [сюда] телеги и связал [их] цепями; на них и под ними он поставил пехотинцев, искусных стрелков из лука и стрелков из ружей. На этой высоте он водрузил свое знамя.

...

И тот отряд по его, [Баба-султана], приказу облачился в хафтаны кичливости, [надел] на головы шлемы гордыни и сумасбродства. С не поддающимся определению вооружением, с неисчислимым количеством боеприпасов, в полной готовности, в несказанном величии, огромной толпой, несметным полчищем, определить [хотя бы] десятую долю которого смущались, были бессильны счетчики сметливого воображения, зодчие ума и проницательности, они стояли в авангарде войска.

...

Они связали крепкими цепями, прочными канатами огромное число арб, которые они еще раньше собрали из вилайета Дашта, Туркестана, Сабрана, Ташкента, Андижана, Ахсикета, Касана, и установили их перед боевыми рядами. В них устроилось много стрелков из ружья, бесчисленное множество стрелков из лука.

...

Со стороны врагов первыми дружно подняли блестящие мечи [воины] отряда, которые были букрамчи и находились в засаде. Установив мятежные копья между ушами на шее боевых коней, они направились к левому флангу победоносного войска [Абдулла-хана].

...

Искусный устад, устад Рухи также приказал, чтобы отважные метатели огня сразу же начали стрелять из [пушек] — занбурак, изрыгающих огонь, открыли огонь битвы и сражения.

...

У стремени Баба-султана стоял отряд храбрых пехотинцев. Устад Рухи сделал тот отряд мишенью. Он зажег огонь [под] котлами и метнул один камень в их сторону. Вдруг камень настиг тот несчастный отряд и оторвал голову Дустика бахадуру, который был одним из славных бахадуров Баба. От этого случая тот несчастный отряд охватило сильное волнение.

...

Тот несчастный отряд, который был выстроен перед [Баба]-султаном наподобие Плеяд, благодаря помощи бога, силе счастья могущественного [Абдулла-хана] он рассеял, уподобив [звездам] Большой Медведицы

...

Согласно его приказу храбрецы ристалища смелости и отваги, всадники поля брани величия и мудрости надели золоченые кольчуги, [блестящие], как солнце, облачились в красно-желтые и темно-красные хафтаны, в броню [с изображением] бычьей головы, в дербендскую [броню] наподобие полчища зелени и цветов. Они надели на головы такие золоченые шлемы, что очи ангелов, увидев это, выразили удивление и потускнели. Они опоясались мечами изумрудного цвета, похожими на листья лилии, и тронули подобных ветру коней в разноцветных чепраках. Подняв шум и крики наподобие полчищ весны, полностью вооруженные и оснащенные, они направились на битву с несчастными врагами с целью отомстить.

...

Когда [хан] остановился на берегу реки Ахангеран, в куруке Бузкузи-бий, туда он вызвал всех храбрецов поля битвы и всем им он раздал оружие для нанесения удара. В том числе он распределил две тысячи кольчуг, блестящих, как дракон, копья, похожие на змею, тысячу щитов [с изображением] бычьей головы, биктары, много колчанов [со] стрелами, щитов, шлемов, касок, булав и мечей.

...

Они сели на ветроногих коней в доспехах, в кольчугах, со шлемами на голове, с большим количеством снаряжения и направились к врагу, как железная гора.

...

Махмуд-султан и Исфандийар-султан, с ног до головы одетые в кольчугу, броню, панцирь, в шлемах.

...


«Те люди, которые отступили и идут {вспять], это арабы и тюрки, они лишены одежды для сражения и халатов для битвы. Поэтому, не выдержав удара врагов, они повернули обратно.

Цитата

- Его величество могущественный [Абдулла-хан], украсив правое крыло войска [своим] счастливым братом Ибадулла-султаном, поднял знамя величия.

- Левое крыло войска [хан] украсил своим братом, по образу жизни похожим на дервиша, Дустим-султаном.

- Центр войска, [построенного] согласно правилам Чингиз-хана, осветился светом счастья Узбек-султана, подобного Рустаму.

- Сам [Абдулла-хан] благословенной особой в стороне организовал другое крыло.

- На правый фланг [хан] определил отряд смелых всадников, отважных храбрецов, с тем чтобы в разгар пламени битвы, огня сражения, если возникнет необходимость, эти воинственные, отважные мужи и храбрецы были бы готовы к бою и сражению.

- В авангард [хан] назначил великого и могущественного султана Дин-Мухаммад-султана вместе с другими военачальниками. 

 

Пометка раз. Мнение ув. Несина

Цитата

Есть версия что бехтерец шамохейский это бехтерец с рукавами. 
Но вотбухарский хронист 16 в. дважды пишет о бехтерце (биктаре), надетом вместе с кольчугой.
с. 176 и 179. Из этого скорее следует что биктар был безрукавный. Иначе зачем его надевать на кольчугу. Т.е восточноевропейский безрукавный бехтерец тоже мог быть сделан по восточному образцу. А не представлять собой некую чисто европейскую вариацию.

В тексте, соответственно

Цитата

С обеих сторон всадники на конях, подобных урагану, одетые в кольчугу и биктар, произвели смотр войск.

...

Всадники для смотра войска
Все одели шлемы и биктары,
Со всех сторон выстроены ряды,
В руках у них копья, они рвутся в битву и сражение.

...

Около двух тысяч воинственных храбрецов, воинов, возбужденных, с криком, с ног до головы одетых в кольчугу и биктар, сидящих на конях, [быстрых], как резкий ветер, готовых к бою и сражению, вступили в Хас.

Если сравнить с тем, что приведено выше (а еще больше примеров в книге), то такая трактовка верной не кажется. Иначе у нас будут и одетые друг на друга шлем и каска, и одетые одновременно "в кольчугу, броню и панцирь". 

ИМХО - это обычные рядки-перечисления, которые часто в текстах попадаются. Все эти "атли, зирхли, савутли, кубели" и т.д. Тут, зачастую, довольно сложно вычленить "узкое значение" из "брони вообще". Имел ввиду автор под "кубе" или "зирх" разные доспехи? Или просто расцвечивал текст синонимами? 

 

Далее - переводы оружейных терминов это всегда боль. Издание Бухари - билингва, но не того уровня, который я мог бы разобрать. Наличие в переводе "лат" или "чешуек кольчуги" заставляет относится к любым трактовкам попадающихся оружейных определения предельно аккуратно. Является ли "биктар" текста кольчато-пластинчатым бехтерцем (обсуждение идет именно его)? Не факт. 

Сначала в тексте мы натыкаемся на "биктар и дербенди". От ударов

Цитата

стальные чешуйки кольчуг [рассыпались], напоминая Биктар Дербента

Тут такое сопоставление... Что и не понять - на что этот "биктар" был похож.

Далее он всплывает еще 

Цитата

в броню [с изображением] бычьей головы, в дербендскую [броню] наподобие полчища зелени и цветов

Тут нужно смотреть, что там за "броня" в тексте. Но если там биктар, то "дербентская броня" получается, скорее всего, цветастой, там весь отрывок так построен. Возможно, что ввиду имелась бригандина. Или панцирь с цветной покрышкой. 

Плюс в текстах нигде прямо и не написано, что одно (биктар) одевали на другое (кольчуга). С учетом того, что те же европейцы могли обозвать "корациной" кольчато-пластинчатый восточный доспех, эскаупилли индейцев и бригандину... Даже если биктар и бехтер по этимологии - "одно и то же", они не обязаны были в 16-м веке обозначать один и тот же доспех в Средней Азии и России.

 

По тексту Бухари.

"Метатели огня", скорее всего, будут "наффатинами". Насколько понимаю - так совершенно спокойно называли и воинов, работавших с порохом.

"Котлы", под которыми огонь разводили - пушки.

С "Плеядами" - не ясно. Может быть и цветистый оборот (их таких в книге полно, как раз на астрономическую тематику), а может быть и отсылка к "строю плеяд". 

"Хафтаны" несколько раз упомянуты среди боевого снаряжения. Также постоянно упоминается "цветастость войска". Пару раз упоминается, что он носится вместе с кольчугой. Возможно, что это надоспешники, а то и мягкие доспехи (по России 16 века тоже есть пример упоминания "кафтана" среди доспехов).

Все эти "засады" и "особые отряды" и "фланги", упоминаемые при построении войска, в оригинале, скорее всего, были терминами-названиями для разных полков. 

 

Скорость марша - за 7 дней пройдено 7 фарсахов. Бухари пишет, что это расстояние на два нормальных перехода. Того - он полагает нормальным переходом где-то 3,5 фарсаха в день.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я думаю, тут надо разобраться, что в оригинале на каждое слово - потому что кольчуга и панцирь - это две разновидности кольчатого доспеха, очень мало различающиеся по сути. И т.д.

Часто переводят что-то вроде "стрела ударилась о пластинку его кольчуги". И вроде умные люди переводят, но им, откровенно говоря, чхать на то, какие реалии военного дела они переводят.

Share this post


Link to post
Share on other sites
12 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Я думаю, тут надо разобраться, что в оригинале на каждое слово - потому что кольчуга и панцирь - это две разновидности кольчатого доспеха, очень мало различающиеся по сути.

По большому счету - точно неизвестно, насколько и как их разграничивали люди 16-17 века, если я правильно понимаю. Исторически сложившаяся в 19 и 20 веке классификация, созданная оружиеведами, с текстами документов пересекается очень слабо. 

 

С оригиналом я пробовал - "не по сеньке шапка"... Там стена нераспознанной арабицы.

С учетом "чешуек кольчуги" и "лат" в переводе... Толк с текста будет только для того, кто может свободно читать оригинал - поможет искать нужные фрагменты. И все. =(

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тогда лучше забить на это. Большой и крепкий болт. Информация совершенно неадекватная и сделать с ней ничего нельзя.

Share this post


Link to post
Share on other sites
3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Тогда лучше забить на это. Большой и крепкий болт. Информация совершенно неадекватная и сделать с ней ничего нельзя.

К этому выводу и пришел.

Цитата

Толк с текста будет только для того, кто может свободно читать оригинал - поможет искать нужные фрагменты. И все. =(

Есть ситуации, когда таки нужно сказать себе "стоп".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Для памяти. Латинская Европа.

1. Посадка в седле с прямыми ногами (т.н. "рыцарская) - с начала 11 века.

2. Таранный удар копьем в его ранней форме (т.н. semi-couched) - появляется где-то в середине 11 века, распространяется в конце столетия (условно - эпоха Первого крестового похода).

3. Латинские панцирники перестают метать копья - середина-вторая половина 12 века.

4. Вторая половина-конец 12 века - целая пачка изменений:

- полноценный таранный удар копьем (couched)

- ясельное седло

- конский доспех

- поддоспешники-акетоны

- кожаные кирасы поверх кольчужных обержонов

- копье увеличивается в длине и массивности

5. Колесцовые шпоры - середина 13 века.

6. Бригандинные доспехи - середина 13 века.

7. Начало 14 века - латная защита рук и ног (оформилась довольно рано, толком не менялась до 16 века).Также - рондель, arrêt de la lance, вырез под копье в крае щита (де-факто - что-то похожее на двуручный хват). С этого периода таранный удар может наносить "в полную силу" - 200-300 J вместо прежних 90-200 J.

8. Монолитные ("кирасовидные") нагрудники из металла - середина 14 века.

8. Конец 14 и начало 15 века - "классический" ланс, "классический" латный доспех, фокр.

 

Посадка с прямыми ногами прямо с "тараном копьем" не связана - банально появились много раньше. Колесцовые шпоры появились на четверть тысячи лет позже посадки с прямыми ногами, даже если отмерять со второй половины 12 века (классика с ясельным седлом) - срок получается не многим менее века, а ведь они и повсеместное распространение получили не сразу. Копье, хват и связанные с ними примочки для "тарана" эволюционировали триста с лишним лет, прежде чем пришли к окончательной форме в самом конце 14 века. Пластинчатая защита ног появилась во второй половине 13 века, окончательной формы достигла не позднее второй половины 14 века, а то и ранее. Шпоры - росли в размерах где-то до конца 15 века. 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Читаем великого и неповторимого Отца Знаний Абу Блябля Льва Гумилева в его новой ипостаси - оружияневеда:

 

Цитата

Боевая одежда не имеет различия, что дает основание толковать ее как униформу. Она состоит из головного убора и панциря.

Головной убор напоминает современный казахский малахай. Это островерхая шапка, сзади ниспадающая на плечи и спину. Малахай покрыт металлическими пластинками, как показывает расцветка, — сочетание желтого, белого и синего цветов, создающее впечатление металлического набора (железо и медь). Малахай снабжен коричнево-красной оторочкой (мех).

Воины одеты в халат с высоким, доходящим до подбородка воротником. Цвет халата в пяти случаях светло-зеленый, в одном — белый и в двух — охряно-красный. По-видимому, халат был личной одеждой, а не частью униформы. Халат доходит до половины голени и застегивается на правую сторону, так что левая пола оказывается сверху (см. ниже). Поверх халата надет панцирь из металлических пластин, отороченный коричнево-красной каймой. Панцирь доходит до колен, подпоясан узким поясом, рукава короткие, выше локтей. Надевался он, очевидно, через голову. Этот панцирь сходен с сарматским катафрактом [+2] и характерен для тяжелой конницы. Аналогичные панцири применялись до недавнего времени в Тибете, причем пластины связывались между собой ремешками [см. описание коллекции Музея ИЭ. Вооружение тибетского воина], но надо полагать, что в более раннее время этот тип вооружения имел широкое распространение, пока не был вытеснен кольчужной рубашкой, как более совершенной, легкой и прочной [10, с. 13 (опубликовано наскальное изображение)].

На ногах шаровары, желтые с черными пятнами (вероятно, барсовая шкура), доходят до щиколотки и вправлены в сапоги. Сапоги черные, мягкие, вероятно, войлочные (так как они не облегают ногу, а имеют свою форму, как валенки), походят на те, которые до нашего времени носят в Тибете и Восточном Туркестане, что показывает принадлежность к восточноазиатской культуре.

Оружие сохранилось только у пешего воина. Это длинная, легкая пика (камышина), годная для кавалерийского боя.

Несмотря на близость этой одежды к тибетской, мы наблюдаем существенное различие: отсутствует напуск около пояса, характерный для Тибета и не применяющийся центральноазиатскими кочевниками.

Лошади

Лошади сделаны внимательно и носят на себе ряд видовых черт, позволяющих уточнить их породу. Они крупны, с широким крупом, тонконогие, короткошеие, с тяжелой головой. Грива, расчесанная и подстриженная, подчеркивает тщательный уход.

Эти лошади не имеют ничего общего с монгольскими, но весьма похожи на изображения Саманидской эпохи; в особенности на статуэтку из Хо-Нани [16, с. 313-314; 17, гл. XCV, фиг. 5]. Масть их различна: одна гнедая, другая игреняя, третья серая в яблоках, четвертая светло-голубая. Если три первые реалистичны, то голубой цвет имеет, как я полагаю, символическое значение, которое я и постараюсь истолковать ниже, в другой связи.

Особое внимание обращает конская сбруя. Широкое седло, без подушки и с низкой передней лукой лежит на двух черных потниках, причем нижний снабжен белой каймой. Седло светло-желтое, вероятно, деревянное, снабжено круглыми стременами, подхвостником, нагрудником и пятью тороками; в отличие от современных седел, от нагрудника идет дополнительная шлея, через спину лошади, впереди седла. Вероятно, назначение ее — облегчить спуск при горной езде, к которой приспособлено седло. Сбруя украшена белыми круглыми бляхами, может быть, серебряными, и сердцевидными оранжевыми или бурыми кистями, висящими на нагруднике, подхвостнике и узде.

Лошади не взнузданы, что указывает на их хорошую выучку; грива подстрижена. Все это создает впечатление хорошо натренированного и подготовленного кавалерийского коня, которого любят и на которого надеются в трудные минуты.

Всадники сидят в седле, свесившись набок (казачья посадка); что обличает людей, проводящих в седле большую часть жизни. Стремена, в отличие от современной езды кочевников, опущены низко. Отсутствии аналогий заставляет предполагать, что посадка продиктована практическими соображениями: высоко подтянутые стремена удобны для стрельбы из лука и закидывания аркана, так как всадник, держась коленями, не зависит от тряски, тогда как при длинном стремени всадник, держась на шенкелях, приобретает устойчивость, необходимую для рубки и колки длинной пикой (ср. казачью езду).

Необычно большое количество тороков заставляет предполагать, что для наших всадников длинные переходы и добыча были явлением предусмотренным, т. е. это было не гарнизонное, а полевое войско.

...

КОГО ИЗОБРАЖАЮТ СТАТУЭТКИ

В логике равно допустимыми считаются два типа доказательства: 1) прямое и 2) косвенное, от противного. Мы ничего не знаем об оригиналах наших статуэток, поэтому прямое доказательство здесь не применимо. Об истории Центральной Азии мы имеем некоторые сведения и, идя от нее, можем косвенным путем добраться до интересующего нас результата. Начнем с отрицательных суждений.

Наличие стремян показывает, что нижней пограничной датой является VI в., так как раньше металлические стремена известны не были.

Следовательно, наши воины не гунны, не усуни и не юечжи. Мало данных считать их жуань-жуанями. Равным образом: облик монгольского воина нам хорошо известен [см.: Ars Asiatica, 1, с. 38; цит. по: 11]. Посадка, одежда, порода лошади настолько отличны от наших всадников, что мы без труда можем принять XII в. за верхнюю пограничную дату и, исходя из этого, заключаем: они могут быть либо китайцы, либо тибетцы, либо уйгуры, либо тюрки.

Но они не китайцы, так как носят левую полу наверху (левополые — кочевники, в частности тюрки [см.: 5, т. I, с. 26]). Тип лица также не китайский, не монгольский и не тибетский, смягченность монгольских черт свойственна «западносибирской расе» (по Ярхо), т. е. тюркам.

Они не тибетцы, так как отсутствует характерный тибетский напуск одежды у пояса.

Они не могут быть согдийцами, персами или арабами, так как монголоидность, подчеркнутая мастером, очевидно, не случайна. Не случайна и восточно-азиатская обувь.

Они не местное население Турфанского оазиса, так как:

а) посадка обличает кочевников, а не севших на коней земледельцев;

б) одежда предназначена для конного строя, ибо она длинная и широкая, равно длинная и тонкая пика негодна для борющегося с конницей пехотинца;

в) Турфан никогда не был агрессивным государством, предпринимавшим далекие завоевательные походы, а большое количество тороков (пять) заставляет думать именно о длинных походах, связанных с добычей.

Итак, остаются только кочевники.

В этот период в Турфане господствовали тюрки и уйгуры. Чтобы выбрать между ними, мы должны сделать еще несколько замечаний:

а) униформа показывает, что это регулярное войско;

б) длинные стремена, удобные для рукопашного боя, свидетельствуют, что это тяжелая кавалерия;

в) отсутствие удил показывает, что не только люди, но и кони прошли специальную выучку;

г) обилие украшений говорит о состоятельности владельцев. Эти воины — горцы, что показывает форма седла и сбруи (нагрудники, подхвостники и дополнительная шлея). Следовательно, это была регулярная тяжелая конница, укомплектованная горцами. Такими не могли быть степняки-уйгуры, о коих мы читаем: «В сражениях не строятся в ряды; отделившейся толовой (головным отрядом) производят натиск. Вдруг выступают, вдруг отступают, постоянно сражаться не могут» [5, с. 249].

 

Абу Блябля был просто в ударе, сотворив сей "анализ"!

Вот еще от мэтра оружиеневедения:

Цитата

 

Если мы примем мнение Б.И.Маршака, что битва при Герате была в 588 г. и , что Чулохоу не погиб зимой 587 – 588 г., то откуда он мог выйти весной (ибо до появления зелёной травы в далекий поход идти нельзя), чтобы в августе достигнуть Герата?

Естественно думать, что он выступил из своих владений в Монголии, но тогда ему пришлось бы пройти 4800 км за 120 дней, т.е. по 40 км в день без отдыха, гоня перед собою отару овец для прокорма воинов. Это невозможно.

Но может быть он выступил из Джунгарии (Чжунгария, обширная горная страна Средней Азии между Тянь-Шанем и Алтаем, прежде государство монголов, джунгаров и ойратов; в 1758 завоевана Китаем. Ныне небольшая часть Д. входит в состав Семиречен. обл., а главнейшая образует монг. окр. Кобдо, округа Тарбагатай и Или (Кульджа) и кит. пров. Синь-Цзян. Население: таранчи, кара-китайцы, дунгане, киргизы, калмыки – прим. Редколлегия сайта), где после поражения Далобяня перезимовал, оттеснив, согласно Б.И.Маршаку, Тардуш-хана?

Под Гератом было около 20 тыс. тюрок. Следовательно для того, чтобы прокормить их пять холодных месяцев (с октября по март) нужно было 2000 баранов х 150 дней = 300 тыс. голов.

Поскольку Тардуш-хан был «оттеснён», и значит, угнал свой скот, баранов надо было пригнать из Монголии и пасти на зимовьях, что должны были делать сами воины, а не их семьи, как было бы дома. К этому надо прибавить табун боевых коней около 40 тыс. и столько же вьючных. Надо было самим собирать на холоду кизяк (навоз; прессованный, употр. в степных и южных районах как топливо – прим. Редколлегия сайта), варить пищу, чинить юрты, т.е. делать трудную женскую работу. Надо было вместе с тем ежедневно заниматься стрельбой из лука и фехтованием. Обычно, тяжеловооруженные воины только тренировались, чтобы в момент боя быть не усталыми и, как говорится, в форме. После же такой зимовки они годились только для длительного отдыха, а не для похода. В те времена усталость была бойцам противопоказана и историк должен принимать это во внимание.

 

"Королева в восхищении! Мы в восхищении!" (с)

P.S. с рассадника знаний сайта "Гумилевица" о правилах местнАго форума:

Цитата

Предупреждаем Вас о том, что в дискуссиях на сайте могут участвовать люди, не разделяющие ни идей ПТЭ, ни религиозных и других взглядов Льва Гумилёва.

Эпическая канифоль!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кстати, отличная иллюстрация для книги величайшего оружиеневеда всего мира, несравненного Абу Блябля:

138779-lev-gumilev-drevnie-turki.jpg.8ac

Оцените особый изыск и глубину незнания!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну и пик отечественного оружиеневедения и альтернативной военной истории от самого Абу Блябля:

Цитата

Тут сказались низкие боевые качества персидской линейной пехоты, отмечаемые всеми источниками. В Иране возникла паника. Согласно Табари, Савэ послал сказать Хормизду: «Исправьте мосты на ручьях и реках, чтобы я мог по ним войти в вашу страну, и постройте мосты на реках, которые их не имеют. То же самое сделайте с реками и ручьями, через которые ведет моя дорога из вашей страны к румийцам, так как я намереваюсь через вашу страну туда пройти»438. Текст ультиматума показывает как истинную цель похода, так и согласованность действий западных тюркютов и греков. На совете в Ктезифоне было решено послать на отражение тюркютов Бахрама Чубина, марзбана Армении и Азербайджана, из знатного парфянского рода Михранов. Бахрам принял назначение и потребовал всего 12 тыс. воинов, но обязательно в возрасте от сорока до пятидесяти лет. По существу это были ветераны, по боевым качествам весьма превосходившие обычный уровень персидских войск. Легко объяснимо, почему Бахрам предпочел пожилых людей молодым. Основной силой того времени, как уже говорилось, были стрелки из лука, а для того, чтобы научиться достаточно хорошо стрелять, требовалось не менее 20 лет. Перестрелка, а не рукопашная схватка решала судьбу сражения. Персидские стрелки к VI в. достигли вершин мастерства и тетиву притягивали не к груди, а к уху439. Стрела летела на 700 м и, оснащенная хорошо закаленным наконечником, пробивала панцирь. Армия Савэ, согласно Табари, достигала 300 тыс. человек440, а по Фирдоуси — 400 тыс.441. На вооружении тюркютов состояли боевые слоны442, а у персов — «львы», т.е. огнеметы, работавшие на нефти и употреблявшиеся против слонов443

Абалдеть! Дайте две! А как же слова самого Абу Блябля?

Цитата

... историк должен принимать это во внимание.

Он тут же принимает во внимание известные только ему расчеты:

Цитата

Помимо того, топография Гератской долины позволяет нам высчитать возможный максимум тюркютских воинов. Поле сражения — равнина Баулигох — имеет в ширину 12 км451. Кавалеристы, чтобы быть в состоянии сражаться, должны иметь фронтальные интервалы около 20 м. Следовательно, одну линию не могло составлять более 2 тыс. воинов. Глубина строя кочевников также известна — 10 боевых линий. Таким образом, тюркютское войско под Гератом не могло превышать 20 тыс. человек. Если же учесть, что долина к западу сужается и что в центре тюркютской армии стояли слоны, то и это число надо значительно уменьшить. Надо полагать, что персы и тюркюты под Гератом были приблизительно в равном числе.

Вот такой наш несравненный Абу Блябля ибн Гумилев!

Share this post


Link to post
Share on other sites

О, великий и несравненный Абу Блябля! Молим твой дух снизойти до нас и открыть истину - кто же изображен на пенджикентских фресках в свете твоих несравненных выводов по туюк-мазарским терракотам!

Определение расово-этнического типа великим Абу Блябля:

Цитата

В заключение необходимо остановиться на физическом типе. Лица воинов отображают не индивидуальные, а типологические черты. У них выражены брахицефалия и plica mongolica, брови приподняты, глаза раскосые, прямой и низкий нос. Скулы не очень широки, но выпуклы, лица широкие. Редкие усы, висящие вниз или подкрученные, и скудная растительность па подбородке дополняют характеристику. На одной статуэтке показаны волосы, зачесанные назад. Это, несомненно, монголоидный тип народности не монгольской, но близко стоящей к монголам.

Портреты на фресках из Пенджикента:

penjikent_fresco_1_1.thumb.jpg.920b15bac

i_061.thumb.jpg.43b277bb9ada82e9bd5bc629

Кто же это? О, великий Абу Блябля! Твой дух да просветит нас!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ефим Чонов. Калмыки в русской армии.

О сборе двух калмыцких полков в 1811 году.

Цитата

Оружие сии полки должны иметь употребляемое по их обыкновению. Всем им быть о дву-конь.

В итоге получилось два пятисотенных полка (500 и 508 человек). Того 1008 человек.

Лошадей - 2106, ружей - 758, сабель - 276, пик - 736.

Цитата

Из приведенных списков можно усмотреть, что вооружение и военная амуниция калмыцких полков были далеко не в удовлетворительном виде.


Особенно сильный недостаток ощущался в ружьях, саблях и, отчасти, в пиках.


Согласно обязательству, данному при организации полков приставу Калмыцкого народа Халчинскому, все недочеты, усмотренные на сборном пункте принимающими полки штаб-офицерами, должны были быть пополнены владельцами.


И из дальнейших сведений о полках видно, что это обязательство было владельцами выполнено.

После дооснащения

Цитата

По сформировании полка все вооружены, амуниция состоит из национальной их неединообразной одежды

Цитата

При сформировании вооруженных и половины не было, ныне до ста человек не вооруженных. Амуниция состоит из национальных их неединообразной одежды

Второй комментарий относится к Тундутову полку. На первом смотре у него было 508 человек, у которых было 268 ружей, 137 сабель и 445 пик. Как видим - теми же пиками были вооружены почти все поголовно, но в отчете - "и половины вооруженных не было". То есть - персонаж с одной пикой, но без сабли или (и?) ружья за вооруженного не считался. 

Далее

Цитата

Кн. Багратион обратил внимание на некоторую пестроту в обмундировании полка и вместо национальных костюмов предложил ввести форму по образцу донских казаков; для этой надобности командиру полка капитану Тюменю было предложено пособие от казны в размере 15 тысяч рублей; но Тюмень отказался и этот расход также принял на себя, как и все громадные затраты (96 тысяч руб.), вызванные сформированием его полка. Соответствующим образом была изменена форма в 1-м Калмыцком Тундутова полку.

Цитата

На рядовом калмыке-воине мундир, брюки, кивер, ружье, сабля, лядунка и шпоры такие же, как и на знаменосце.
Пика в 4 1/ 2 аршина длины, а собственно железный наконечник в 2 четверти.
У левого бока пистолет и два такие же по сторонам седла.

 

В 1807 году силы поднимали не два, а десять полков.

Цитата

снарядить на службу с каждого улуса по числу кибиток, именно, с 2 кибиток одного добро и исправно вооруженного

Насколько понимаю - норма мобилизации для дальнего похода как "воин с двух кибиток" - довольно высокая.

На первом смотре войско выглядело столь же печально, как и при первом смотре в 1812-м. Другое дело - не указано, что были предприняты какие-то меры по исправлению ситуации. Интересно - а могли ли "владельцы" принципиально поправить ситуацию тут? Все-таки - людей поднято в 5 раз больше...

 

Получается так, имхо:

- на смотр калмыки обязаны были прибывать вооруженными. Но далеко не у каждого простого калмыка было какое-то заслуживающее упоминание вооружение.

- при этом знать имела средства и возможности по довооружению мобилизованных.

- войско поднятое как "1 с 10" и как "1 с 2" могут существенно отличаться по качеству и количеству оружия. Что затрудняет "оценки збройности в сферическом вакууме".

 

Если вспомнить постоянно упоминаемые в восточных текстах раздачи оружия перед походом или битвой... Получается, без учета арсеналов правителя и знати - оценивать возможности по вооружению кочевников бессмысленно. Они могли оружие подарить, одолжить, просто выдать на время похода. И то, что некий арат не имел сабли в собственности - не говорит о том, что ее у него не было на походе. Другое дело - что за "снайпер" получится из того арата, который получил от бая ружбайку на время похода, но в жизни из нее не стрелял... =/

Share this post


Link to post
Share on other sites

А там очень все непросто. Эти чоновские подсчеты - загадка. Потому что времена были лихие - калмыки то и дело бились с туркменами, казахами и кавказцами (формально - тоже русскоподданные, но только формально). Без оружия, понятно, не жизнь в таких местах.

А вот почему даже пик не хватало - неясно. Хотя калмыки считались виртуозами в бое пикой.

Никто вразумительного ответа дать не может. Тундутов сам вооружал свой полк, на свой счет. И храм, кстати, потом построил на свои деньги. Но вот неясно, как он даже за деньги получил остродефицитное огнестрельное оружие (и даже пистолеты!)?

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Чжан Гэда сказал:

А там очень все непросто. Эти чоновские подсчеты - загадка. Потому что времена были лихие - калмыки то и дело бились с туркменами, казахами и кавказцами (формально - тоже русскоподданные, но только формально). Без оружия, понятно, не жизнь в таких местах.

А вот почему даже пик не хватало - неясно. Хотя калмыки считались виртуозами в бое пикой.

Никто вразумительного ответа дать не может. Тундутов сам вооружал свой полк, на свой счет. И храм, кстати, потом построил на свои деньги. Но вот неясно, как он даже за деньги получил остродефицитное огнестрельное оружие (и даже пистолеты!)?

У меня единственное предложение, что приличными арсеналами владела знать. И по необходимости выдавала оружие "маломощным". Насколько понимаю - у кочевников беднота ведь могла даже своих коней не иметь. Если по каким-то причинам выдача оружия не производилась - войско выглядело как на первых смотрах. 

Про пистолеты - не знаю. А вот ружья и сабли, возможно, у него  и прочих "владельцев" просто были в загашниках. Достал и выдал. Почему раньше не выдал - кто знает. Возможно на субсидию напрашивались или пытались от похода откосить (Бергман же писал про занижение числа кибиток).

Share this post


Link to post
Share on other sites
7 часов назад, hoplit сказал:

Про пистолеты - не знаю. А вот ружья и сабли, возможно, у него  и прочих "владельцев" просто были в загашниках. Достал и выдал.

Там было выдано от правительства. Все единообразное. Это было редкостью даже в армии - там полки в дивизии могли разными ружьями вооружаться, а парных пистолетов вообще было мало. Промышленность еле справлялась с основными заказами, а неудачные сражения против Наполеона в 1805-1807 гг. привели к потере массы оружия.

По состоянию на 1812 г. в России в армии было 17 разных образцов ружей - наших и трофейных. Их не хватало и спешно формируемое ополчение вооружали пиками из расчета 9 с пиками на 1 с ружьем.

А за деньги тайши Тундутова калмыков обшили, вооружили, сформировали и получили полк очень приличного вида (и боеспособности).

История забавная, и без серьезного изучения архивов - совершенно непонятная. А кто их будет искать?

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кстати, у Чонова и Прозрителева указано, что у калмыков было аж по 3 (!) пистолета!!!

Share this post


Link to post
Share on other sites

George Catlin. The Manners, Customs, and Condition of the North-American Indians. 1841. Vol 3.

55.jpg.f2503729298bfea041d6af42d86fe93e.

56.jpg.58027d4f47d1563fc4a686d9e1f4f689.

 

Иллюстрация.

 

"Wheel" в Merriam-Webster.

Цитата

wheel

 verb
wheeled; wheeling; wheels

Definition of wheel (Entry 2 of 2)

intransitive verb

1: to turn on or as if on an axis : REVOLVE
2: to change direction as if revolving on a pivotthe battalion would have wheeled to the flank— Walter Bernsteinher mind will wheel around to the other extreme— Liam O'Flahertywheeled to face her opponent
3: to move or extend in a circle or curvebirds in wheeling flightvalleys where young cotton wheeled slowly in fanlike rows— William Faulkner
4: to travel on or as if on wheels or in a wheeled vehicle

transitive verb

1: to cause to turn on or as if on an axis : ROTATE
2: to convey or move on or as if on wheels or in a wheeled vehiclewheeled the patient back to his roomwheeled the car into the drivewaywheel in the experts
3: to cause to change direction as if revolving on a pivot
4: to make or perform in a circle or curve
wheel and deal
: to make deals or do business especially shrewdly or briskly

 

Насколько понимаю - еще один аналог для русского "вертеть". Можно притянуть за уши к "хороводу", благо такое значение тоже есть. Но в большей части случаев это, кажется, просто "поворот" ("крутанулся").

Share this post


Link to post
Share on other sites

Из контекста следует, что он менял направление движения коня направо-налево, шел зигзагом и вообще, "козырял" (по Марку Твену).

Кэтлин, конечно, это очень ценный источник. Надо бы его картинок побольше натаскать.

Share this post


Link to post
Share on other sites
53 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Из контекста следует, что он менял направление движения коня направо-налево, шел зигзагом и вообще, "козырял" (по Марку Твену).

А там где именно "wheeled" к полковнику - "резко повернул", насколько понимаю. 

И в ранее приводившихся тут описаниях команчей - скорее всего резкие броски/повороты вправо и влево под "wheeled" и имелись ввиду, особенно с учетом того, что очевидец подчеркивал - индейцы маневрируют индивидуально.

Share this post


Link to post
Share on other sites

The Mongols' Middle East: Continuity and Transformation in Ilkhanid Iran. 2016. Brill.

joxi_screenshot_1550166429065.png.9e8a65

Я не все эти работы читал. Того же Мартинеза по армии Ильханов не нашел. Десмонд Мартин, Клиффорд Босворт или Джон Смит - специалисты, хотя пачку претензий к построениям того же Смита по тактике монголов выкатить более чем легко. Но вот как в список "very useful studies on the Mongol army" попали Тернбулл или Тимоти Мэй? BRILL, ау? Это как упомянуть в одном ряду через запятую Сабитова, Храпачевского и какого-нибудь дурака-графомана с "варспота". Испанский стыд...

А теперь автор попытается нам рассказать про армию Ильханата. И ему, типа, нужно доверять. Потому как - специалист. 

eshhe.png.463ca861113543330ebf7ceeb12d3d

То есть - армия Хулагу и последующих ильханов, после десятков лет боев и массы взятых трофеев, после установления контроля над центрами производства оружия, оказывается "вчера вылезшей из степей", голодранцами. А описанные Карпини кожаные и металлические доспехи для людей и коней - они "рудиментарные". Про "Краткие сведения о черных татарах" автор тоже не в курсе.

Это при том, что книга "Mongols and Mamluks:  The Mamluk-Ilkhanid  War, 1260-1281" понравилась. Но вот дело доходит до тактики и вооружения...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Barton C. Hacker. World military history bibliography: premodern and nonwestern military institutions and warfare.
      By hoplit
      Barton C. Hacker. World military history bibliography: premodern and nonwestern military institutions and warfare. 2003
      Книге уже 16 лет, да и охват внушает (т.е. - "далеко не все там есть", да и библиография почти вся англоязычная), но библиографический справочник на почти 800 страниц в любом случае лишним не будет, если интересны всяческие Амазонии и Океании.
    • Barton C. Hacker. World military history bibliography: premodern and nonwestern military institutions and warfare.
      By hoplit
      Просмотреть файл Barton C. Hacker. World military history bibliography: premodern and nonwestern military institutions and warfare.
      Barton C. Hacker. World military history bibliography: premodern and nonwestern military institutions and warfare. 2003
      Книге уже 16 лет, да и охват внушает (т.е. - "далеко не все там есть", да и библиография почти вся англоязычная), но библиографический справочник на почти 800 страниц в любом случае лишним не будет, если интересны всяческие Амазонии и Океании.
      Автор hoplit Добавлен 10.08.2019 Категория Общий книжный шкаф
    • Мусульманские армии Средних веков
      By hoplit
      Maged S. A. Mikhail. Notes on the "Ahl al-Dīwān": The Arab-Egyptian Army of the Seventh through the Ninth Centuries C.E. // Journal of the American Oriental Society,  Vol. 128, No. 2 (Apr. - Jun., 2008), pp. 273-284
      David Ayalon. Studies on the Structure of the Mamluk Army // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London
      David Ayalon. Aspects of the Mamlūk Phenomenon // Journal of the History and Culture of the Middle East
      Bethany J. Walker. Militarization to Nomadization: The Middle and Late Islamic Periods // Near Eastern Archaeology,  Vol. 62, No. 4 (Dec., 1999), pp. 202-232
      David Ayalon. The Mamlūks of the Seljuks: Islam's Military Might at the Crossroads //  Journal of the Royal Asiatic Society, Third Series, Vol. 6, No. 3 (Nov., 1996), pp. 305-333
      David Ayalon. The Auxiliary Forces of the Mamluk Sultanate // Journal of the History and Culture of the Middle East. Volume 65, Issue 1 (Jan 1988)
      C. E. Bosworth. The Armies of the Ṣaffārids // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London,  Vol. 31, No. 3 (1968), pp. 534-554
      C. E. Bosworth. Military Organisation under the Būyids of Persia and Iraq // Oriens,  Vol. 18/19 (1965/1966), pp. 143-167
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army //  Studia Islamica,  No. 45 (1977), pp. 67-99
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army (Conclusion) // Studia Islamica,  No. 46 (1977), pp. 147-182
      Nicolle, D. The military technology of classical Islam. PhD Doctor of Philosophy. University of Edinburgh. 1982
      Patricia Crone. The ‘Abbāsid Abnā’ and Sāsānid Cavalrymen // Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain & Ireland, 8 (1998), pp 1­19
      D.G. Tor. The Mamluks in the military of the pre-Seljuq Persianate dynasties // Iran,  Vol. 46 (2008), pp. 213-225
      J. W. Jandora. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests // Studia Islamica,  No. 64 (1986), pp. 101-113
      B. J. Beshir. Fatimid Military Organization // Der Islam. Volume 55, Issue 1, Pages 37–56
      Andrew C. S. Peacock. Nomadic Society and the Seljūq Campaigns in Caucasia // Iran & the Caucasus,  Vol. 9, No. 2 (2005), pp. 205-230
      Jere L. Bacharach. African Military Slaves in the Medieval Middle East: The Cases of Iraq (869-955) and Egypt (868-1171) //  International Journal of Middle East Studies,  Vol. 13, No. 4 (Nov., 1981), pp. 471-495
      Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a // Iranian Studies, 38:4, 555-573
      Гуринов Е.А. , Нечитайлов М.В. Фатимидская армия в крестовых походах 1096 - 1171 гг. // "Воин" (Новый) №10. 2010. Сс. 9-19
      Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Армии мусульман // Крылов С.В., Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
      Нечитайлов М.В., Гуринов Е.А. Армия Саладина (1171-1193 гг.) (1) // Воин № 15. 2011. Сс. 13-25.
      Нечитайлов М.В., Шестаков Е.В. Андалусские армии: от Амиридов до Альморавидов (1009-1090 гг.) (1) // Воин №12. 2010. 
      Kennedy, H.N. The Military Revolution and the Early Islamic State // Noble ideals and bloody realities. Warfare in the middle ages. P. 197-208. 2006.
      H.A.R. Gibb. The Armies of Saladin // Studies on the Civilization of Islam. 1962
      David Neustadt. The Plague and Its Effects upon the Mamlûk Army // The Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland. No. 1 (Apr., 1946), pp. 67-73
       
       
      Kennedy, Hugh. The Armies of the Caliphs : Military and Society in the Early Islamic State Warfare and History. 2001
      Blankinship, Khalid Yahya. The End of the Jihâd State : The Reign of Hisham Ibn Àbd Al-Malik and the Collapse of the Umayyads. 1994.
    • Swope K.M. The Military Collapse of China's Ming Dynasty, 1618-44
      By hoplit
      Swope K.M. The Military Collapse of China's Ming Dynasty, 1618-44. Routledge. 2014. 308 pages
       
      TABLE OF CONTENTS:
      - Introduction
      - A gauntlet is cast down: The rise of the Latter Jin, 1618–21
      - Changing tides: From defeat to stability in the northeast, 1622–6
      - Pursuing a forward strategy: Yuan Chonghuan’s rise and fall, 1626–30
      - Dashing defi ers and dastardly defenders: The peasant rebels gain strength and the northeastern front weakens, 1630–6
      - Miscasting a ten-sided net: Yang Sichang ascendant, 1636–41
      - Hanging by a silken thread: The Ming armies collapse, 1641–3
      - Chongzhen’s lament: My ministers have abandoned me! Winter–Spring 1644
      - The fall of the Ming from a global perspective
    • Swope K.M. The Military Collapse of China's Ming Dynasty, 1618-44
      By hoplit
      Просмотреть файл Swope K.M. The Military Collapse of China's Ming Dynasty, 1618-44
      Swope K.M. The Military Collapse of China's Ming Dynasty, 1618-44. Routledge. 2014. 308 pages
       
      TABLE OF CONTENTS:
      - Introduction
      - A gauntlet is cast down: The rise of the Latter Jin, 1618–21
      - Changing tides: From defeat to stability in the northeast, 1622–6
      - Pursuing a forward strategy: Yuan Chonghuan’s rise and fall, 1626–30
      - Dashing defi ers and dastardly defenders: The peasant rebels gain strength and the northeastern front weakens, 1630–6
      - Miscasting a ten-sided net: Yang Sichang ascendant, 1636–41
      - Hanging by a silken thread: The Ming armies collapse, 1641–3
      - Chongzhen’s lament: My ministers have abandoned me! Winter–Spring 1644
      - The fall of the Ming from a global perspective
      Автор hoplit Добавлен 26.07.2019 Категория Китай