75 сообщений в этой теме

Селение Шатили 2 раза подвергалось осадам в XIX в.

В 1813 г. Шатили осадили и взяли войска генерал-майора Ф. Симановича, а в 1843 г. Шатили осаждал наиб Шамиля Ахбердилав Магома (1803-1843), армянин, принявший ислам и назначенный преемником Шамиля.

В России обе операции практически неизвестны.

С интересом бы узнал что-то достоверное, не только на уровне фольклора, про обе осады.

5a1efc187b446_Shatili_village_Georgia.jp

5a1efbcdae119_Khevsureti_Georgia__Villag

khevsureti_2_003.thumb.jpg.cd2ede4d7f14e

P.S. а Гиго Габашвили (1862-1936) рисовал осаду Шатили - это бои с чеченами в 1843 г.?

gigo_gabashvili_shatili.jpg.ed4a34d86312

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


Небольшой отрывок из Потто о походе 1813 г.:

Цитата

 

Царевич Александр и его приверженцы, после поражения их, в Кахетии, укрылись в Хевсурию, оставаясь в близком и опасном для русской власти соседстве с Грузией и в то же время почти в безопасности для себя, за громадным подоблачным хребтом, отделяющим Хевсурию и непроходимым весной даже для испытанных кавказских солдат.

В Грузии существовало даже убеждение, что послать в Хевсурию войско – значит то же, что похоронить его заживо среди хевсурских скал, стремнин и бездонных пропастей. Природа Хевсурии сурова, как и нравы ее обитателей. Охваченная вечной зимой, она гармонирует вполне с сумрачным видом людей, суровые лица которых, кажется, не допускают мысли об улыбке и веселье. Хевсуры – народ, для которого как бы не существовали никакие исторические события и народные движения. Забравшись под самые карнизы вечных снегов Кавказского хребта и оградившись ими, как неприступной гранью, они в течение веков жили, не меняя ничего ни в формах своей политической жизни, ни в домашнем быту, ни даже в костюме и вооружении. Их верования, обычаи, язык – одним словом, все важные и все мелочные стороны их быта, как бы застыли от вечного холода снеговых вершин; они как святыня хранятся и переходят из рода в род неприкосновенными.

Тщательно собрав все сведения, какие только можно было добыть о дорогах, ведущих в эту полумифическую землю, Симанович прежде всего принял меры к тому, чтобы удержать в повиновении соседний с хевсурами сильный пшавский народ. С этой целью он весьма предусмотрительно арестовал весь пшавский скот, в числе сорока тысяч голов, ходивший на плоскости. Последствия показали, насколько эти «аманаты» были благонадежнее всяких других; пшавы, имевшие полную возможность запереть Симановичу выход из Хевсурских гор, теперь ему же служили лазутчиками и проводниками.

В то же самое время, опасаясь диверсии в пользу хевсуров со стороны лезгин и ахалцихских турок, Симанович поручил наблюдение за картлийской границей Терскому казачьему полку, вызванному с Линии, который и поддержал достойным образом старинную славу терского казачьего войска. При первой попытке турок вторгнуться в русские пределы, триста линейцев, под командой войскового старшины Золотарева, встретили их на границе и, несмотря на громадное неравенство сил, разбили так, что никаких попыток с этой стороны уже больше не повторялось.

Между тем войска, назначенные к походу, были готовы и, выждав наступление весны, двадцать третьего мая, одновременно и с четырех разных сторон вступили в Хевсурию. Первая колонна, под личной командой Симановича, прошла через землю тушинов; вторая, полковника Тихановского, через Пшавию; третья, генерал-майора Сталя, от Пассанаура, через Гудамакарский проход; и четвертая, полковника Казбека, через Таугарское ущелье.

С первого шага в горы для всех отрядов началась одна и та же борьба с ужасами грозной кавказской природы, и трудно сказать, которая из колонн перенесла больше трудов и лишений. Местность была везде одинаково недоступна: громадные нетающие снега еще лежали в горах повсеместно, представляя одну безбрежную снеговую пустыню, без малейшего признака жизни; ослепительная белизна снега невыносимо резала глаза и затемняла зрение, и между тем дорога лепилась по обледенелым тропинкам, проложенным по самому краю стремнин и бездонных пропастей. Утопая в снегу, едва переводя дыхание, спираемое резким воздухом, русские колонны взбирались все выше и выше в заоблачные пространства, таща на себе тяжелые орудия. «Кто сам не совершал подобных переходов, – говорит Зиссерман в своих записках, – тому никакое описание не даст достаточно рельефного изображения».

Перевалив наконец через горы, все четыре колонны сошлись у селения Лебайс-Кари и отсюда двинулись к Аргунскому ущелью, которое по справедливости считается одним из самых величественных мест в целой Хевсурии. Здесь быстрая Аргунь начинает свое течение маленьким едва заметным водопадом, с тем чтобы через несколько верст, у селения Шатиля, превратиться уже в бурный поток, который между стеснившими его отвесными скалами с ревом и грохотом низвергается по каменным ступеням вниз целой массой белой пены. В Аргунском ущелье хевсуры и кистины собрались в значительном числе, чтобы остановить вторжение русских. Но Симанович пошел напролом и штурмовал ущелье.

Два дня длилось упорное сражение, но на третий хевсуры бежали, после того как сильно укрепленная деревня их, Гуро, стоявшая в центре позиции, была взята приступом.

Дорога к Шатилю была открыта. Шатиль – главное селение хевсурского народа. Это был аул небольшой, всего дворов пятьдесят, в которых жило не больше двухсот вооруженных людей, но эта горсть, закаленная в постоянной войне, была фанатически привязана к своему родному гнезду и до сих пор не только отбивалась от всех неприятельских покушений, но сторожила вход и в остальную Хевсурию. В нескольких верстах впереди аула, в самой теснине ущелья, хевсуры заняли последнюю позицию, а третьего июня подошли сюда и русские войска. Вся обстановка, в которой находился отряд, производила необыкновенно воинственное настроение. Дикое, мрачное ущелье, сдавленное нависшими громадами скал; неистовый рев Аргуни, через которую нужно было переправляться под огнем неприятеля; закоптелые сакли и башни деревень, лепившиеся, как орлиные гнезда, Бог весть на какой высоте по уступам гор и сверху донизу унизанные кровавыми трофеями; наконец, самые жители, с головы до ног закованные в железо, в шлемах, с древними щитами – все действовало необыкновенно возбуждающим образом.

Началась битва. Обе стороны боролись с одинаковым мужеством, но все усилия изумленного неприятеля остановить победоносные войска оказались тщетными. Хевсуры были снова разбиты, и Шатиль, гордившийся столько веков своей неприступностью, пал перед русскими колоннами.

Разрушив до двадцати хевсурских деревень, которые все были взяты штурмом, Симанович отрядил полковника Тихановского в землю кистин, куда бежал царевич Александр после поражения хевсуров.

Не успел сделать отряд Тихановского половины перехода, а кругом стала замечаться резкая перемена и в природе и в людях. Суровые и голые горы Хевсурии точно раздвинулись и сменились более приветливым горным ландшафтом. Мягкие контуры окрестных гор и свежая зелень лесов приятно поражали глаз, утомленный диким видом громад негостеприимной Хевсурии, о близости которой еще ясно говорила бешеная Аргунь, по-прежнему с ревом и грохотом несшаяся по ущелью. Повсюду начинались ширь и простор. Сквозь прозрачные волны горного воздуха вдали причудливо рисовались лесистые хребты тогда еще малоизвестной Чечни, кругом расстилались пастбища, и самые поля, возделанные жителями, показывали уже присутствие и труд человека -зрелище, от которого успел отвыкнуть глаз, видевший только снега, да поросшие мхом хевсурские скалы.

И жители среди этой природы были совершенно другие. Кистины, принадлежащие к чеченскому племени, не имеют уже той суровой наружности и оригинальной одежды, которыми отличаются хевсуры, они говорят и одеваются, как чеченцы. По условиям местности они дерутся преимущественно пешком, и шашка встречается в их вооружении чрезвычайно редко, но зато их длинные лезгинские кинжалы, которыми они владеют в совершенстве, наносят страшные удары, и все, к чему прикасается лезвие их, раздваивается пополам.

Испытавшим трудности хевсурского похода кистинская экспедиция была делом относительно легким. Тихановский в короткое время разгромил кистин и заставил царевича бежать в Дагестан, где большая часть лезгин отказалась даже впустить его в свои селения, и лишь одно Осокольское вольное общество согласилось наконец дать ему убежище, ставшее тем не менее могилой его политической роли, так как с тех пор имя его уже более не встречается в русских военных реляциях.

Таким образом цель экспедиции была достигнута, и пятнадцатого июня отряд возвратился в Кахетию. 

 

В.А. Потто, к сожалению, не лучший источник, да и каких-то особых откровений нет. Есть ли еще данные?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Данные о потерях отряда Симоновича в походе 1813 года по исследованию Гизетти (наиболее полная сводка потерь даже на настоящий момент):

Офицеры - убит 1, ранено 5.

Нижние чины - убито 44, ранено 77.

Итого: 45 убитыми, 82 раненными.

Экспедиция длилась с 23 мая по 7 июня 1813 г., т.е. чуть более 2 недель. После взятия Шатили был совершен рейд в Чечню, чтобы исключить возможность предоставления убежища Александре-батоно со стороны чеченов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Теперь сколько было у Симоновича войск - по Н. Дубровину:

нижних чинов - ок. 2728 (по отряду полковника Казбека только указание на количество пехотных рот - 2).

унтер-офицеров - 145

казаков - 100

местных ополченцев -? (тушины - 100, остальное - в отряде Казбека, количество не указано).

И, что интересно, вот что Дубровин пишет о кольчугах у чечен в бою у села Гуро (так в тексте - может, как-то иначе может называться):

Цитата

Сражение продолжалось целый день, хотя хевсуры и кистинцы, надеясь на свои панцыри, силились удерживаться, но штыки и ура! опрокидывали их.

Панцирь - это вид кольчужного плетения, если брать в точном смысле слова. Т.е. наличие у чеченов панцирей и шашек в начале XIX в. подтверждается русскими исследователями XIX в.

Потери объединенного хевсурско-чеченского отряда только убитыми Дубровин определяет в 600 человек, но я думаю, это маловероятно.

Далее полковник Тихановский прошел в Чечню, нанес поражение чеченам у аула Митхо и сжег 9 окрестных селений, после чего вернулся в Грузию и встал лагерем у Шильды.

Интересно, что по данным Дубровина у Шильды грузинско-дагестанское ополчение (Дубровин пишет о 2000 дагестанцев) 31 августа 1813 г. рассеялось без единого выстрела, лишь увидев на рассвете отряд Тихановского. 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Да, по Дубровину, Шатили хевсуры уже не обороняли, а просто оставили, рассеявшись по окрестным селениям, после чего в каждое было направлен отряд русских войск. В результате 20 селений было сожжено.

По поводу Шатили - Дубровин пишет, что все постройки были сожжены. Думаю, все башни в Шатили на настоящий момент могут находиться на тех же местах, что и в 1813 г., но они перестроены из руин между 1813 и 1843 гг.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

С сайта islamdag.ru легендарные сведения о гибели Ахбердилава у Шатили:

Цитата

12 июня 1843 года в ходе боя у селения Шатили в верховьях реки Аргун в ходе атаки был в спину ранен этот храбрый наиб Имама Шамиля. Ответным выстрелом он сумел убить  врага и  отступить в горы. Выстрел был сделан сзади, стрелял купленный предатель. Ещё шесть дней Ахбердил Мухаммад боролся за жизнью. Имам Шамиль немедленно приехал,  со всего Имамата были брошены лучшие врачи, это был действительно очень важный и нужный человек, второй  по значимости в Имамате. Но рана оказалась смертельной  и 18 июня 1843 года храбрый наиб скончался. Его  похоронили  в селении Гушкорт нынешнего Шатоевского района Чечни.

По статье И. Карпеева об Ахбердилаве:

Цитата

Согласно донесению пристава горских народов князя Авалишвили, Ахбердилав 12 июня 1843 года близ аула Шатиль в верховьях р. Аргун был «тяжело ранен в спину выше лопатки пулей, которая осталась у него внутри». По хевсурским преданиям, предательский выстрел сделал во время переговоров горец по имени Чванта, подкупленный шатильскими старшинами; под другой версии стрелял молодой шатилец, давший клятву отомстить за гибель от шашек мюридов своих близких. Мухаммед Ахбердиев сумел убить покушавшегося и отступить в горы, взяв пленных и уведя большое количеств скота. Несколько дней его организм боролся за жизнь, но рана оказалась смертельной. 18 июня 1843 года Ахбердилав скончался.

Вот что писал Иман Мухаммад Гигатлинский (1828-1918), наиб Шамиля с 1853 г., про это же:

Цитата

 

§ 7. Наступил тот год, когда отправил имам Шамиль людей к селению Шатили (Шадил), которое входит в состав округа ваппийцев (вапия), лежащего между округом галгайцев (гъалгьаял) и округом хевсуров (химсурал). Были среди отправленных тогда имамом следующие лица: храбрец Ахбердиль Мухаммад Хунзахский — наиб Гехинский, особо любимый товарищ имама Шамиля, человек который стремительно атаковал; Килика — наиб Аккоевский (ахъаял) Батука — наиб Шатоя; храбрец Хаджар-дибир Гигатлинский, ставший позднее мучеником за веру — известный ученый, который был тогда наибом Чамалала; сын Кадиласул Мухаммада Гигатлинского по имени Маллач — наиб киялальцев (кьигьалал); Арсанакай (Арсанакъай) — наиб Дышнинский, человек, который являлся [161] сыном эмира Мухаммадгази, сына Хахха.

Шатильцы, как и прочие ваппийцы, не придерживались тогда никакой религии, но было у них, при этом, сделанное из меди изображение (сура) человека. Вот данному-то изображению все эти ваппийцы и служили, веря в то, что последнее будет их божеством, когда вновь наступившая эпоха станет вонючей.

У шатильцев, которые являются частью ваппийцев, существуют, о чем следует сказать специально, диковинные порядки, вызывающие у нас откровенный смех. Так, например, у них есть охраняемый лес, который называют Лес божественной милости. Каждый совершеннолетний шатилец, который обитает в пределах округа ваппийцев, — будь он мужского пола или женского — заходит один раз в году в этот лес, Посвященный божественной милости. Делает шатилец это в один, Причем, строго определенный день, Который известен.

Первыми заходят туда, то есть в [162] названный лес, шатильки — местные представительницы женского пола, одев на себя, при этом, самые великолепные одежды. Их они затем, однако, снимают, берут в руки и кладут под то или иное дерево, стоящее в указанном лесу. После этого заходят туда же — в место, где уже находятся женщины, — представители мужского пола селения Шатиль. Первая же представительница женского пола, которую увидит тот или иной шатильский мужчина, вошедший в Лес милости, должна стать там же его женщиной. Данное состояние, причем, продолжаться должно весь день.

Возможно, при этом, что окажется последняя — та, кто сидит в лесу, — матерью шатильского мужчины, подходящего к ней. Не исключено также и то, что увиденная представительница женского пола окажется его дочерью или его сестрой, или же, наконец, его супругой. В любом случае мужчина этот, вошедший в Лес милости, должен там совокупиться с той женщиной, которую он увидел в названном лесу [163] первой. После этого они все, шатилийцы, которые оказались тогда в Лесу милости, возвращаются в свое селение — вечером, совершив обозначенную форму совокупления.

Селение Шатили, входящее в Ваппийский округ — то, которое упомянуто здесь, — крепкое. Проистекает это из того обстоятельства, что его окружают со всех сторон высокие горы. Войти в Шатили можно, соответственно, лишь по одной единственной дороге.

Было раннее утро, когда наибы Шамиля — ими были тогда: Ахбердиль Мухаммад, Килика, Батука, Хаджар-дибир, Маллач и Арсанакай - подошли к названному селению Ваппийского округа. Приблизились они к нему вместе — понятно, — со своими войсками. Что же касается шатильцев, то были на тот момент относительно невнимательны и поэтому упомянутые здесь наибы сумели войти туда.

На улицах (сук) Шатиля, на которых ставились в другое время базары, вспыхнуло тут же сражение — Между местными жителями и [164] воинами тех наибов, которые названы выше. В обеих группах, ведущих бой, появились, как результат, свои убитые. К рассвету следующего дня, однако, бой этот закончился, что обозначить можно фразой «война сбросила с плеч ношу свою». Последствием данного акта стало тут заключение мира.

Сделать это было, конечно, не просто. Дело в том, что шатильские мужчины укрывались тогда в замках, имевшихся там. Что же касается их детей, то они остались сидеть в своих домах, причем находились там же, то есть рядом с ними, и мусульманские воины.

Наибы имама Шамиля, которые вошли в селение, — наиб Гехинский, наиб Аккоевский, наиб Шатоевский, наиб Чамалальский, наиб Киялальский и наиб Дышнинский — старались тогда обмануть шатильских мужчин. Речь идет о людях закрепившихся, как уже говорилось, в местных замках. Они просили последних — в жесткой, правда, форме — спуститься оттуда, заключив мир с ними, то есть с теми [165] мусульманами, которые дали присягу имаму, что позволяло бы им, то есть шатильцам, обрести через это пощаду, обозначаемую термином аман.

Шатильцы, сидевшие в своих замках, отвечали наибам Шамиля, что согласны они на то, что просили у них последние: в названной выше форме. Тут, однако, наступило время заката и, соответственно, вечерней молитвы. Несмотря на это, обе названные здесь группировки, то есть мусульмане и шатильцы, пребывали в прежнем положении. Вопрос мира и пощады решен пока ещё не был.

Повелителем (амир) селения Шатили и, соответственно, главарем шатильцев являлся в те дни некий Георгий (Гевурги). Он, в надлежащее время, пришел к двум упомянутым гигатлинцам — к сыну Кадиласул Мухаммада и к наибу Хаджар-дибиру. Сделал же Георгий это для того, чтобы поговорить с ними о заключении мира.

Относительно сути последнего акта был ему зачитан тут соответствующий текст. В конце концов, они [166] два названных гигатлинца и Георгий, который считался повелителем и главарем шатильцев, решили: либо шатильцы отдаляются от нас, мусульман, то есть уходят из своих мест, либо дают они выкуп. Совершено было это для того, чтобы поскорее закончилась война, чтобы последняя, как говориться, опустила бы на землю свои мешки.

После окончания вечерней молитвы наиб Арсанакай Дышнинский побежал вдруг из селения Шатили. Сделал же он это повернув оттуда назад. Дышнинцев — как самого наиба, так и его воинов, — не коснулась тогда, причем, никакая причина, побуждающая к бегству. Не было там ни удара, ни чего-либо иного.

Что касается других мусульманских воинов, то когда узнали они о бегстве дышнинцев, пришли мысли их из-за этого в расстройство. Они задумались по некоему вопросу, суть которого в том, как говорят, что он сам изувечил свой короткий нос. Язык же изложил тогда положение их следующей [167] фразой: «Если бы не было тут факторов, вызывающих беспокойство, то куропатки не бросили бы землю, на которой они спокойно спали». Результатом всего того стало, в конечном счете, то, что мусульманские войска вышли из селения Шатили.

То событие происходило темной-темной ночью. Дорога, по которой из Шатиля двинулись наибы Шамиля и их воины, представляла собой очень узкую тропу. Неверные шатильцы, однако, при всем этом, не начали, тогда какого-либо сражения — в тылу уходящего войска. Имело же место это по той, прежде всего, причине, что их повелитель, Георгий, находился в руках у двух известных нам гигатлинцев — наиба Хаджар-дибира и сына Кадиласул Мухаммада. Этот Георгий был тут для мусульман как бы пленным и, соответственно, руки у него были тогда связаны за спиной.

Когда уже прошли мусульманские войска часть своего пути, ведущего из Шатили, поразила вдруг Ахбердиль Мухаммада свинцовая [168] пуля, выпущенная из ружья. Она попала в тело этого известного храбреца, неоднократно испытанного в конкретных делах. Кто же именно поразил данного наиба, которого назначил Шамиль в Гехинский округ, кто был тем стрелком — узнать не смогли.

Смерть, которая, как известно, вызывает тление, в конце концов, призвала к себе гехинского наиба Ахбердиль Мухаммада и тогда он ответил ей: «Вот, я стою перед тобой». После этого он двинулся навстречу Господу своему, который милосерден! Этим проявил данный хунзахец, известный как Мухаммад, — да помилует его всевышний [169] Аллах! — сын Ахберди, благочестие своё!

 

Об убийстве Ахбердилава у него же:

Цитата

Есть разговор, — с полной ясностью, однако, знает о произошедшем лишь Аллах! — имеющий отношение к изложенному выше. Согласно ему, то есть тому, что говорят, наиб Арсанакай Дышнинский, являвшийся сыном эмира Мухаммадгази, взял тогда взятку с жителей селения Шатили. Что же касается последних, то дали её с тем-де условием, что возвратит он с их земли воинов, подчинявшихся наибам Шамиля: гехинцев Ахбердиль Мухаммада Хунзахского, аккоевцев наиба Килики, шатоевцев наиба [170] Батуки, чамалинцев наиба Хаджар-дибира, киялальцев наиба Маллача и своих дышнинцев. Что же касается брата наиба Арсанакая, — того, который носил имя Джанта, — то в Ахбердиль Мухаммада — согласно тем разговорам, — выстрелил из ружья именно он. Было это тогда, когда свинцовая пуля поразила названного наиба, возвращающегося из похода на Шатиль.

...

Когда Арсанакай Дышнинский, находясь в пределах названной территориальной единицы, явился к величайшему командующему {сардар), тот проявил уважение к нему. Он даже усадил тогда Арсанакая — вместе со всеми его товарищами, — за свой стол. Мало того, командующий сделал подарок: как этому дышнинцу, так и его упомянутым здесь товарищам, которых было [175] там, кстати, 15 человек. Он преподнес каждому из них золотые часы. Что же касается супруги командующего, то преподнесла она тогда вышеупомянутому Джанте — тому брату наиба Арсанакая, о котором говорили, что именно он выстрелил в наиба Ахбердиль Мухаммада, когда возвращался последний из похода на Шатиль, — стакан (истакан), сделанный из красного золота. Она при этом сказала дышнинцу Джанте: «Тебе, как личности, приличным будет пить из подобных вещей — таких, которые сделаны из золота».

Как видим, легенды уверяют, что Ахбердилав убил стрелка и ушел с большой добычей. В хронике Иман Мухаммада Гигатлинского - что стрелок остался неизвестным.

Иман Мухаммад Гигатлинский пишет, что победа практически была за воинами Шамиля, но вот ... (и далее невнятные рассуждения). Примечательно, что вина Арсанакая не доказана - он бежал от гнева Шамиля (за смерть Ахбердилава) к русским, был смещен заочно с поста наиба, потом вернулся к Шамилю и получил не только прощение, но и опять был восстановлен в положении наиба.

Иман Мухаммад Гигатлинский явно пишет не как очевидец, а "очеслышец" (в 1843 г. ему было едва 15 лет!). Но передает слухи максимально приближенно к тому времени (работа над хроникой закончена им в 1912 г.). И, что интересно, именуя главу шатильцев Георгием (Гевурги), он пишет, что они - не хевсуры (химсурал) и не христиане, а некие "ваппийцы"-язычники.

Т. Айтберов дает следующий комментарий:

Цитата

Ваппийцы — нахцы, то есть чечено-ингушское племя («Вапи», по-осетински «Макарл»), которое обитает, как писал в XVIII в. академик И.- А. Гильденштедт, в горной части правобережья Терека, по берегам одной из бурных речек, впадающих в последний.

А для 1813 г. четко различаются хевсуры, говорящие по-грузински, и кистины (чечены), говорящие на языке вайнахской группы. Причем в тех же местах.

Кстати, читал, что Шатили переводится с чеченского как "Страна ледников" (Шедала), а шатильцы именовались "шедалой". Это имеет какое-то отношение к реалиям а не народной этимологии? Ведь высота Шатили, указанная в Википедии - всего 1400 м. над уровнем моря!

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 Упоминаемый в статье Карпеева князь Авалишвили - это полковник князь Иван Соломонович Авалов (1796-1860).

В 1843 году Авалов был назначен главным начальником горских народов Грузино-Имеретинской губернии. По роду службы обладал недоступной для многих информацией, в т.ч. собираемой через агентов из числа "мирных" горцев.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кто такие "вапия" - неясно. Вот что в 2016 г. писал Я.З. Ахмадов (Чечня):

Цитата

 

Вместе с тем за 100 лет до Вахушти Багратиони картло-кахетинский царь Теймураз, загнанный войной в ущелья Кавказа к горцам, отмечал следующее: «Первоначально ... кистины (в данном случае жители аргунских обществ Чечни. –  Я.А.), глигвы (т.е. галгай и цори. – Я.А.) и дзурдзуки (джайрахи и мецхальцы. – Я.А.) говорили по-грузински и были христианами» [55, с. 51].


 

 

Ссылка идет на:  

55. Джанашвили М.Г. Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России // СМОМПК. Вып. 22. Тифлис, 1897.

Цитата

...Возвращаясь к поздним известиям о тех же тушинах, дзурдзуках и хевсурах, отметим, что они представляют для нашей темы весьма большой интерес с точки зрения выявления этноплеменной общности коренных грузинских нахов. Дело в том, что одна из составляющих Тушетию групп – бацбийцы (цова-бацой) – называют себя в этногенетических преданиях происходящими из некой местности Вабуа, что часто (и необоснованно) связывается с ваьппи/фаьппи современной Ингушетии (общество Мецхал). Так, туски/туши Закавказья известны еще с глубокой древности, их упоминали античные авторы Страбон (64/63 до н. э. – ок. 23/24 н.э.) и Птолемей (100-170 г. н.э.). Если какое-то расселение горцев-ваьппи и шло, то скорее с востока на запад в т.ч. в район современных обществ Мецхала и Джайраха. Недаром А.Н. Генко увлекся феноменом Тушетии до такой степени, что посчитал ее очагом расселения для всех «древних» чеченских и ингушских племен. [25, с.732].
Ваьппий/фаьппий и бацой (от «буц/баца» – трава) называют нахских тушинцев и ближайшие их соседи. Еще известный советский лингвист Ю.Д. Дешериев обратил внимание, что бацбийский язык (а именно Ю. Дешериев в 40–50-х гг. ХХ в. определил его как самобытный язык, а не чеченский диалект), содержит в себе древние общенахские черты и такие элементы, которых нет в современном чеченском или ингушском [65, с. 88-96]. После капитального исследования Ю.Д. Дешериева исключаются попытки (предпринимаемые едва ли не с XVIII в.) объяснить бытование нахского (бацбийский) языка грузинских тушин поздним влиянием соседних чеченцев или ранним проникновением «кистинских» мигрантов из Аргунского ущелья или Мецхала. Хотя естественно, что тушинские ваьппи были близки по культуре, языку и этнотипу с крупным чеченским массивом, расположенным к северу от них через перевалы Бокового хребта.
В связи с вышеизложенным можно добавить исследовательские суждения о тушинах и Тушетии, собранные историком А.И. Шавхелишвили. Устанавливается, что в XIX в. Тушетия делилась на четыре общества – Цовское (Вабуа), Гомецарское, Чагминское и Пирикательское. Жители Цовского – бацбийцы – сохраняли древний бацбийский (нахский) язык, горцы Пирикательского общества состояли во многом из потомков выходцев Горной Чечни (кистины), а жители последних двух обществ («нижняя» Тушетия) не знали другого языка, кроме как грузинского. Но основная топонимика на всей территории Тушетии нам представляется по существу нахской (включая тот же топоним Вабуа/Воуба). Однако полемика по этнической принадлежности тушин продолжает иметь место [13, с. 167-170; 16, с. 67-84; 29, с. 29, с. 65-85; 66].
Одним из вариантов этимологического толкования данного этнонима лингвист А. Вагапов приводит «уб» (засов, петля), отсюда «уобой» (вабуой) может означать «засов, запор; запирающие горный проход; запирающиеся в башнях» [67, с. 178-179]. В связи с этим нелишне еще раз вернуться к значению эпонима «Уобос» у Леонти Мровели [4, с. 17], толкуемого в литературе как «овс» (асы, аланы).
На каком же языке говорили представители горных обществ современной Грузии от Двалетии до Дагестана, занимавшие верхние районы Шида-Картли и Кахетии, до своей исторически обусловленной картвелизации и каковой они определяли свою «внутреннюю» этноплеменную принадлежность? Ведь эти маленькие группы горцев с определенным языком и культурой обитали здесь по крайней мере последние 7–8 тысяч лет. Ответ на этот вопрос лично для нас обнаружился в арабоязычном сочинении талантливого дагестанского историка, богослова и арабиста второй половины XIX в. Иманмухаммада Гигатлинского, которое стало доступным благодаря востоковеду Т.М. Айтберову и историку Ю.У. Дадаеву [68].
Как выходец из общества Гигатль (входившего в древнюю область Дидо, пограничную Грузии) Иманмухаммад был хорошо знаком с горскими грузинскими соседями. Так, он весьма подробно рассказал о походе дагестанских и чеченских повстанцев на хевсурское селение Шатили летом 1843 г. под командованием наиба Малой Чечни Ахбердиль Мухаммад Хунзахского (Ахбердилав): «…отправил имам Шамиль людей к селению Шатили (Шадил), которое входит в состав округа ваппийцев (вапия), лежащего между округом галгайцев (гъалгъаял) и округом хевсуров (химсурал)…
Шатильцы, как и прочие ваппийцы, не придерживались тогда никакой религии, но было у них при этом, сделанное из меди изображение (сура) человека. Вот данному-то изображению все эти ваппийцы и служили…
У шатильцев, которые являются частью ваппийцев, существуют …диковинные порядки… (далее идет подробное описание языческого оргиастического культа, справляемом ежегодно в т.н. «Лесу божественной милости». – Я.А.)» [68, с. 160-163].
Таким образом, мы и пришли к выводу, который обозначили в начале данной статьи – обитатели дзурдзукского кластера Закавказья (северо-западный предел которого узким клином заходил и на собственно северную часть Кавказа в районе выхода Терека на равнину), включая названные в разное время (от I в. н.э. – до XIII в.) этнические группы – хеви (мохевцы), кист-дзурдзуки, гудамакарцы, мтиулы, хевсуры, пшавелы (пховцы), тушинцы и т.д., говорили некогда на одном из нахских языков, позже получившим в науке определение как бацбийский. В своем раннем этноплеменном самосознании, они скорее всего все являлись ваьппи. Знакомая сегодня форма «фаьппи» считается поздней [65, с. 87]. Понятно, что ранний этноэтноним ваьппи представляли собой ни чеченцев и ингушей (сформировавшихся как народы только в новое время) [69], а самостоятельную, закавказскую раннюю этнообщность, влившуюся в течение истории в подавляющей своей массе в состав грузинской нации, за исключением географически крайней и численно маленькой группы дзурдзуков-ваьппинцев (чья земля по косвенным данным могла прокормить не более 0,5–1 тыс. человек) [70]; позже принявшей участие в этногенезе ингушей-галгаев.
На сегодняшний день ваьппинские родовые фамилии той же Ингушетии, как и бацбийцы (туш-бацой) Республики Грузия, являются прямыми потомками некогда значительного автохтонного нахского этномассива Закавказья.

АХМАДОВ Я.З. НАХСКИЙ ЭТНОМАССИВ ЗАКАВКАЗЬЯ: ДЗУРДЗУКИ/ДУРДЗУКИ, ВАЬППИ 

Опубликована: Вестник Академии наук Чеченской Республики, № 2 (31), Грозный, 2016. С. 20-30.

УДК 94(395.4), 94(470.6)

В общем, идея такова - хевсуры, тушины и пшавы - картвелизованные вайнахи. Но когда их картвелизовали - непонятно.

В связи с этим, кстати, как будем рассматривать историю Хевсуретии и комплекс хевсурского вооружения?
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Иман Мухаммад Гигатлинский писал в 1912 г., в глубокой старости.

А вот что писали Брокгауз и Ефрон об обычаях хевсуров в 1903 г.:

Цитата

В социальных и религиозных отношениях Хевсуры сохранили чрезвычайно много первобытного. Деревня — родовой союз, внутри которого брак запрещен.

Теперь внимание - мини-загадка!

Это изображение из книги "Der Mensch und seine Rassen", 1892 автора Бернарда Августа фон Лангкавеля (Bernhard August von Langkavel) - под изображением подпись "Tschetschenze", а нарисован ...

a88993dcc063.jpg.c5a04b39b137e191e43daf3 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А вот "понеслась душа в рай, а ноги - в милицию":

ZVGJJDC7P0k.jpg.1276cf3fd96cdac9925d02f5

Современная репродукция все той же литографии :)

Но вот что интересно - как бы подтверждает слова Иман Мухаммада Гигатлинского, что хевсуры - это перешедшие на грузинский язык вайнахи (ваппи):

rnWuRoKY0C4.jpg.6f44448dcadf070f53b2e7dc

Надо поискать, из какого опуса XIX века растут ноги у этого утверждения.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Надо поискать, из какого опуса XIX века растут ноги у этого утверждения.

О.С. Евецкий. Статистическое описание Закавказского края. СПб., 1835, стр. 91.

2 пользователям понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Интересно, а было ли это сравнение корректным?

Т.е. лингвисты делали анализ языка (пусть и на основе знаний тех лет) или просто так, на основе пересказа прапорщика Сундукова, встретившего хевсура на базаре в Тионети во время закупки сена?

Если на 1835 г. хевсурский язык сохранял черты вайнахского - то это очень интересно и, самое главное, не противоречит парадигме картвелизации горских племен под влиянием мощнейшего культурного и религиозного потенциала Грузии.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 29.11.2017в21:50, Чжан Гэда сказал:

Между тем войска, назначенные к походу, были готовы и, выждав наступление весны, двадцать третьего мая, одновременно и с четырех разных сторон вступили в Хевсурию. Первая колонна, под личной командой Симановича, прошла через землю тушинов; вторая, полковника Тихановского, через Пшавию; третья, генерал-майора Сталя, от Пассанаура, через Гудамакарский проход; и четвертая, полковника Казбека, через Таугарское ущелье.

 

В 29.11.2017в21:50, Чжан Гэда сказал:

Перевалив наконец через горы, все четыре колонны сошлись у селения Лебайс-Кари и отсюда двинулись к Аргунскому ущелью, которое по справедливости считается одним из самых величественных мест в целой Хевсурии.

 

В 29.11.2017в21:50, Чжан Гэда сказал:

Разрушив до двадцати хевсурских деревень, которые все были взяты штурмом, Симанович отрядил полковника Тихановского в землю кистин, куда бежал царевич Александр после поражения хевсуров.

Соответственно Тихановский дошел до Митхо и оттуда разослал отряды, спалившие 9 других чеченских аулов.

В 29.11.2017в21:50, Чжан Гэда сказал:

Таким образом цель экспедиции была достигнута, и пятнадцатого июня отряд возвратился в Кахетию. 

Кусало-батоно!

Можно попросить сделать на карте примерные исходные позиции, откуда выступили войска, где сошлись и как разошлись "на добычу", куда пошли в Кистети и как вернулись?

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Выяснил, что Митхо - это хевсурское название исторической области Малхиста (ныне южная часть современного Итум-Калинского района Чечни).

Н.Г. Волкова, проанализировав источники ЦГВИА, сообщает некоторые сведения о численности горных обществ Чечни в XIX в. (обычно, в связи с теми или иными военными событиями на Кавказе), упоминая в том числе и малхистинцев (иногда их именовали мялхустойцами). Согласно её исследованию, к 1830-м года в Малхисте существовало 16 селений с 161 двором. К 1839 г. Малхистинское общество охватывало 11 селений с 177 дворами, население которых доходило до 1500 человек.

Т.е. о многосотенных потерях, как видно из приведенной выше статистики, у хевсуров и чеченов в 1813 г. говорить сложно. Может быть, 600 убитых - это все, погибшие при разорении 20 хевсурских и 9 чеченских селений, а не у одном бою у Гуро, как писал Дубровин. 

Кстати, поход Тихановского занял всего 2 дня - 4 и 5 июня, в течение которого было преодолено сопротивление чеченцев-малхистинцев.

И, конечно, перевал Тагаурский - у Потто опечатка.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из записок Шарля Беланже (Charles Belanger), побывавшего на Северном Кавказе в 1825 г. - на с. 293 он  упоминает у чеченов короткие копья, щиты и "маленькие железные шлемы" (petits casques en fer):

Belanzhe.jpg.ceaceff608e69100125a79cab53

Однако примерно в те же годы в книге Н.А. Волконского "Война на восточном Кавказе с 1824 по 1834 г. в связи с мюридизмом" // Кавказский сборник. Т. X. Тифлис, 1886. С. 1-224, на с. 165 описывается  дело с горцами у Хан-Калы 26.10.1825. Горцев было до 4000, преимущественно чеченов, но в их числе были андийцы и прочие горцы Дагестана. Начальник русской колонны угадал дагестанский контингент именно по кольчугам. Т.е. собственно кольчуга у чеченов к 1825 г. должна была практически выйти из употребления по меньшей мере у тех, кто жил в северной части тогдашней Чечни (к югу от Сунжи). 

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кстати, у Хан-Калы 26 октября 1825 г. на нашей стороне участвовало 180 надтеречных чеченов с собственными предводителями (Потто их именует князьями, но не знаю, насколько это правильно при той социальной структуре, что была у чеченов). Учитывая, что русских там было всего ничего, это довольно большой процент от состава отряда, шедшего к Хан-Кале - 

Полковник Сорочан, возглавивший русские войска на этом участке после трагической гибели генералов Лисаневича и Грекова, не отмечает у "своих" чеченов никаких особых доспехов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Карта 1825 г. - хорошо показывает расселение многих горских народов. Но хевсуры и их села не указаны. Зато отдельно указаны КИСТИНЫ и ЧЕЧЕНЫ:

Karta_Kavkazskoy_oblasti_i_Zemli_Gorskih

Новая Кавказская линия показывает реальный ареал расселения чеченов на начало XIX в. - стоящая невдалеке от Грозного станица Червленая была одним из старейших казачьих поселений, что как бы тонко намекает на то, что на равнину чечены вышли только после завершения войны. И теперь основная часть населения Червленой - чечены, а не русские (еще недавно было наоборот).

Кто такие кагутхаи - не знаю.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Доклад полковника Авалова о ранении у Шатили Ахберды Магомы:

 

Цитата

 

172. 1843 г. июня 15. — Рапорт Главного начальника горских народов — подполковника Авалова, Начальнику Главного управления Закавказским краем о нападении полчищ Шамиля на сел. Шамиль, № 1210.

Ур. Квишеты.

Из лазутчиков моих, находящихся для наблюдения за движениями и действиями неприятеля, Тадий Циклауров сейчас дал мне знать, что Ахверды Магомет со скопищем своим в Тишино-Пшаво-Хевсурском округе на границе Кистин, и после продолжавшегося сражения с тамошними жителями Ахверды Магомет со скопищем 12 числа утром отступил от упомянутой деревни и тяжело ранен в спину выше лопатки пулей, которая осталась у него внутре; при этом со стороны неприятеля убито на месте 45 человек, а у шатильцев урон с пленными 17 человек; скот же шатильцев весь захвачен неприятелем, кроме части оного, оставшейся в горах в скрытном месте.

О чем Главному управлению Закавказского края имею честь почтительнейше донести. Подполковник кн. Авалов.

Ф. 2, оп. 2, д. 1481, л. л. 5-6. Подлинник.

 

Как видим, тут вопрос стоит - кому верить? Тади Циклаури, который вел разведку среди кистинов, или Иман Мухаммаду Гигатлинскому, писавшему свою хронику через много лет после события, которому не был свидетелем?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Что интересно - Крачковский и Генко опубликовали фирман Шамиля о назначении Батуко наибом Шубуты (Шатоя), датированный 15 января 1850 г.

А Иман Мухаммад Гигатлинский писал, что в 1843 г. Батуко уже был наибом Шатоя. 

Вопрос опять прозрачный - кому верить?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Отличная карта, жаль, мелковата в самом нужном месте. Но кое-что видно.

Над Шатили крест - церковь?

Кстати, реально - нашел в АКАК утверждение Ртищева, что хевсуры, хотя и числятся подданными грузинских царей с древних лет, на деле живут сами по себе и язык у них "смешанный".

Т.е. еще одно свидетельство не-грузинского происхождения хевсуров и их относительно поздней картвелизации (уже в XIX в.) под влиянием культурного влияния Грузии.

Кстати, а вот деканози - это же не совсем христианские священники?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Немного не про Шатили, но упоминается Ахбердилав:

http://elib.shpl.ru/ru/nodes/20687-esadze-s-s-shturm-guniba-i-plenenie-shamilya-istoricheskiy-ocherk-kavkazsko-gorskoy-voyny-v-chechne-i-dagestane-tiflis-1909#page/1/mode/grid/zoom/1

Интересно, в свете расхождения данных Иман Мухаммада Гигатлинского и фирмана Шамиля - был в походе на Шатили наиб Батуко? Или он тогда не был наибом и все это - очередная "красивая горская легенда"?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
24 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Кстати, а вот деканози - это же не совсем христианские священники?

дека это же десять на греческом и в церковной иерархии значит типа главного священника в церкви кто распоряжается попами. а вот в горах он не совсем священник эдаки местный служитель культа следящий за соблюдением обычаев и веры, в той форме  как они того понимали

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А не у хевсуров деканози бывают?

Интересно, кстати, Иман Мухаммад Гигатлинский правду писал о верованиях шатильцев? Или, как всегда, сочиняют?

Он разделяет "шедалой ваъппи" (вайнахи-шедалоевцы) и "химсурал" (хевсуры) и пишет, что "шедалой ваъппи" живут между чеченами и хевсурами. Получается, что в 1843 г. жители Шатили были еще не до конца картвелизованы?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Леонтий Кислянский - величайший герой всех времен и народоФФ
      Автор: Чжан Гэда
      Был у нас и такой ирой, по сравнению с которым Геркулес - просто щенок.
      Леонтий Константинович Кислянский (1641 - ок. 1697) - человек поистине непредсказуемой судьбы.
      О его жизни и деятельности до 1670-х гг. сведений не сохранилось. С 1671 по 1677 год Л.К. Кислянский был живописцем при Посольском приказе и оружейной палате в Москве. В 1678 г. «живописного дела мастер Леонтий Константинов сын Кислянский за многую работу написан по Московскому списку», т.е.  пожалован московским дворянством.
      С 1680 г. Кислянский уже был письменным головою в Иркутском остроге, а с 1689 г. - уже и воеводой. Карьерный рост "маляра" заметен невооруженным глазом. Попутно он занимался горным делом и продолжал пописывать. В частности, считается, что он заложил в Иркутске традиции иконописи.
      Но дело не в этом - дело в том, что Кислянский умел вовремя пустить пыль в глаза.
      Например, в 1685 г. в воздухе просто витала угроза войны и с Китаем, и с монголами. Тут надо было держать по ветру. И опытный служака, выбившийся с самых низов всеми правдами и неправдами (насчет второго, как мне кажется, более похоже - ну не может богомаз быть одновременно и рудознатцем, и политиком, и полководцем - и все в одинаковой мере делать талантливо!), учуял тренд.
      5 июня 1685 г. Леонтий Константинович пишет князю К.О. Щербатову (енисейский воевода), что мол-де, напали злые татаровя мунгалы изгоном на Тункинский острог, осадили его тьмой войска, а в начальных людях у них - сами Цэцэн-нойон и Шиптар-батур! 
      А в Тункинском аж 43 казака! А монголов, судя по отписке Кислянского - 10 тысяч! И месяц злые татаровя мунгалы осаждали героический Верден Тункинский острог. Да не на тех напали - лично Кислянский, видать, подбирал гарнизон - вышли служилые на вылазку и отогнали от стен ворога лютого. Правда, потери понесли - не без этого. Не покривил душой письменный голова - убито было 3 чудо-богатырей, да 6 в плен к бусурманам попало. Но не это важно, а то, что отошли они от стен острога и стали вокруг него кольцом.
      Тут и время пришло для нашего величайшего героя - узнав о том, что в Тункинском не все благополучно, роздал Леонтий свет-Константиныч, из казенных из запасов ружьишко местной иркутской голытьбе, поверстав в службу всех, кто "в службу пригож", и набрав аж 120 (СТО ДВАДЦАТЬ) крестьян, лавочников и нищих, повел их смело к Тункинскому, чтобы спасти Иркутск от злых татаровей мунгал!
      Видать, был тот Леонтий сведущ в древнерусской словесности и знал, что у нас иначе не бывает - один бился с тысячей, а два - с тьмой.
      Расчет верен оказался - только узнал Цэцэн-нойон, что на него такое грозное войско идет (а как же - втрое больше, чем в Тункинском!), так и бежал со срамом великим, и войско его десятитысячное бежало, теряя скот и обозы!
      За сию великую победу все участники "Тункинского сидения" были награждены отрезами кумача, а лично письменный голова Леонтий Константинович Кислянский получил за такой беспримерный подвиг серебряный ковш, соболей и китайские шелка в награду.
      А Петр I, как неразумный вьюнош, выбить приказал медаль "Небываемое - бывает!" только в честь какого-то захвата бота "Гедан" и шнявы "Астрильд" в устье Невы абордажной партией!
      Не понимал Петрушка - заморская чертушка, что были у нас и покруче богатыри! Ведь на каждого "кислянца" по 83 мунгала приходилось, а оно вон чЁ! Бежали, ироды, смазав жиром сурчиным пятки копыта коней!
      Ссылки про этот беспримерный и незаслуженно забытый подвиг русского оружия ведут в ЦГАДА, в фонды Сибирского приказа.
      А видел ли кто какие еще документы по этому уникальному случаю колониальных войн, когда 120 человек-непрофессионалов смогли бы разогнать 10 000 воинов?
    • Военная история Грузии от Тотлебена и до ...
      Автор: Чжан Гэда
      Кстати, и вопрос вырисовался - Хертвиси перешел под контроль русских войск по результатам войны с турками только в 1828 г.
      А до этого кто владел им? Ахалцихский паша?
      И, соответственно, когда Ираклий разбил турок и дагестанцев при Аспиндзе - он к Хертвиси не пошел?
      Тотлебен, как я понимаю, и до Аспиндзы не дошел, что уж говорить про Хертвиси ...
    • Военная история Грузии до Тотлебена
      Автор: kusaloss
      батоно вахтанг можно ли поинтересоваться на счет одного вопроса который напрямую не касается этой темы но напрямую имеет отношение к грузинскому военному искусству. а конкретно вопрос касается боевого строя грузинской феодальной армии. 
      мнение о подобном расположении грузинских войск превалирует в историографии а конкретна эти схемы взяты из данной книжки https://www.academia.edu/4261018/%E1%83%A1%E1%83%90%E1%83%A5%E1%83%90%E1%83%A0%E1%83%97%E1%83%95%E1%83%94%E1%83%9A%E1%83%9D%E1%83%A1_%E1%83%A1%E1%83%90%E1%83%9B%E1%83%AE%E1%83%94%E1%83%93%E1%83%A0%E1%83%9D_%E1%83%98%E1%83%A1%E1%83%A2%E1%83%9D%E1%83%A0%E1%83%98%E1%83%98%E1%83%A1_%E1%83%A1%E1%83%90%E1%83%99%E1%83%98%E1%83%97%E1%83%AE%E1%83%94%E1%83%91%E1%83%98_1921_%E1%83%AC%E1%83%9A%E1%83%90%E1%83%9B%E1%83%93%E1%83%94
       как вы думаете насколько жизнеспособна подобная формация и могла ли иметь она место быть? 


    • Непал, приход к власти династии Шах
      Автор: Чжан Гэда
      В 1769 г. Непал был объединен династий Шах, которая происходила из маленького княжества Горкха.
      Интересно, что до этого гуркхов никто и не знал - все знали неварцев, которыми правила династия Малла. Но вот гуркхам повезло, они договорились с диковатыми племенами гурунг и могар и разбили неварцев.
      В 1767 г. Ост-Индская Кампания, по просьбе последнего шаха династии Малла - Джайя Пракаш Малла - послала отряд сипаев под командованием капитана Джорджа Кинлоха на помощь осажденному Катманду, но гуркхи отбили наступление и Кинлох удалился. 

      Малла были свергнуты, династия Шах воцарилась в долине Катманду (гуркхи были в стороне от основных центров и с удовольствием их заняли). Потом получилось очень интересно - гуркхи имели кастовую систему.
      На местных языках брахманы были бахуна, кшатрии - чхетри. Главная народность, из которой состояли первые подданные династии Шах - были касы. 

      Их верхушка - потомки переселившихся из Индии раджпутов, по касте - чхетри. Состоит из двух главных кланов - Рана и Тхакури. В XII веке они приняли учение гуру Горакхнатха и с тех пор их называют по имени учителя - Горкха. Как таковой, нации гуркха нет.
      Их военные союзники - тибето-бирманские племена магар и гурунг:


      А вот прежние владетели страны - неварцы - превратились в касту рабов. В 1868 г. их так и называли по-английски - slave tribe, в отличие от магаров или гурунгов, про которых говорили military tribe.

      Вот такая жесткая стратифицированная система получилась. Другие группы населения - лимбу, раи, мурми и т.п. - также были в нее встроены.

      Лимбу и раи были родственники магарам и гурунгам, и тоже служили в армии. Хиндуязычные жители также были низведены до положения рабов и членов низких каст. В общем, все сложно, но на первых порах объединенный Непал претендовал на создание собственной империи на южном склоне Гималаев.
      Укротить Непал помогли 2 силы - Китай и Англия. Китай сначала умерил боевой пыл гуркхов, подойдя на несколько переходов к Катманду (1791-1792), а потом, 25 лет спустя, англичане добили гуркхов (1814-1816), но сохранили их государство в качестве своего военного союзника, способного поставить на уши все местные племена без особой помощи со стороны Англии - чисто из лояльности.
    • Чукчи победили русских или миф №3
      Автор: Чжан Гэда
      Последнее время в Интернете на волне оголтелого либеразма на щит подняли "поражение русских в 150-летней войне с чукчами".

      А оно было? Как война, так и поражение?

      Пришли русские на Чукотку поздно - во второй половине XVII в. (Нефедкин указывает 1642 г. как год первой встречи русских с чукчами) только стали закрепляться на окраинах с юга и востока. У чукчей ни организации, ни даже вождя какого-либо приличного не было - война шла с каждой семьей в отдельности.

      Перестрелять их, как решили в СПб в 1741 г. (резолюция Сената "немирных чюкоч искоренить вовсе"), оказалось невозможно - каждого надо искать в тундре слишком долго. А набег чукчам сделать легче - собралось человек 10 (все рассказы про "опустошительные набеги на байдарах, таких же, как на драккарах у викингов" - фтопку при той плотности населения, что существовала на Чукотке и сопредельных территориях), подкрались, отогнали стадо, убили пастуха или рыбака (большая часть потерь русских в "боях" с чукчами - нападения чукчей на небольшие группы рыбаков, остальное - голод и цинга, редко-редко - реальные боевые потери). Поймать их - надо собрать солдат хотя бы с сотню, чтобы не попасть в неприятное положение. Нужно согнать сотни оленей (солдаты кушать хотят независимо от результата похода), гоняться по тундре месяц-два, чтобы найти пару яранг и перебить чукчей, который там могли остаться (как правило, прятались заранее).

      А что в добычу? У этих нищебродов даже пушнины приличной не было (казаки отмечали, что кроме красных лисиц и волков, да и то, немногочисленных, там никакие другие звери не водились), а моржовую кость русские в XVII-XVIII веках добывали преимущественно на коргах (природные кладбища моржей).

      Когда после гибели майора Павлуцкого в 1747 г. в сражении на р. Орловой посчитали, сколько вбухали в содержание острогов, в экспедиции - поняли, что отдача отсутствует вообще. Затратили 1 381 тыс. рублей, получили 29 тыс.
      И тогда в Сенате решили Анадырский острог упразднить, а чукчей отражать ситуативно - при набеге на коряков в непосредственной близости от русских гарнизонов. Следует сказать, что это было не сразу после гибели Павлуцкого - после этого было несколько удачных экспедиций (в т.ч. поручика Керекова) против чукчей. И ликвидировали острог только в 1764 г., когда "подбили бабки".

      "Договор" же с чукчами в 1778 г. был липовым - того, кого выдают за "чукотского тойона", таковым на самом деле не был - просто приехал влиятельный чукча Амулят Хергынтов (правда, его влияние было ограниченным на несколько десятков окрестных семей) и о чем-то с ним договорились (типа, я и мои друзья не хулиганим, а вы разрешаете нам торговать, ясак даем по желанию - его просто не с чего было давать). Даже титула "верховного тойона всех чукчей" не существовало - Тан-Богораз писал, что часто переводчики, плохо знавшие оба языка - русский, и чукотский - переводили все так, "чтобы было понятно" русскому начальству. Равно как и титул "тойона всех чукчей Ледовитого Океана", с которым также был "заключен договор".
      Ясак по договору был определен в 1 красную лисицу с лука. С 1822 г. определили, чтобы и этот ясак "давали по желанию", т.к. столько лисиц на Чукотке не водилось, чтобы выплачивать ясак регулярно. Да и русские чиновники не сильно знали, сколько народу на Чукотке.

      Вот и вся "победа чукчей". Они - как пресловутый "неуловимый Джо" - просто нафиг никому стали не нужны в тот судьбоносный момент, когда в Санкт-Петербурге подбили экономические показатели и осмыслили, что с той стороны нет никаких угроз нашим пределам (географию ведь во всем мире не сразу изучили - сначала ножками надо было походить, выяснить, где пределы и где рубежи).

      Теоретически, образовалось бы там что-то типа казачьих войск - чукчи были бы покорены/истреблены очень быстро. Но кто будет там вести хозяйство? Русское хозяйство - производящее, у большинства чукчей - присваивающее (чаучу только на первой степени производства - создание стад из полудиких оленей). Придется снабжать - а это невыгодно. 

      P.S. вообще, чукчи дали 2 приличных сражения русским (Егач и Орлова), но в обоих случаях они смогли собрать серьезные силы (по несколько сотен человек), которые превосходили отряды русских и их союзников (коряков, юкагиров и ламутов) в разы. И оба раза "победители", убив русских предводителей (Шестакова и Павлуцкого соответственно), рассеивались после боя.

      А для "внутреннего потребления" у чукчей был свой воинский этос - сражаться по определенным правилам, не бояться боли и пыток, не спать подолгу ... Почитайте Тан-Богораза - он, конечно, писал беллетристику, но писал ее, находясь среди чукчей, которые еще помнили, что им деды рассказывали. И видел, что они умели. Но чисто "для внутреннего применения".