10 сообщений в этой теме

В Интернете на разных кавказских ресурсах широко тиражируется вот такой, с позволения сказать, "документ":

Джеймс Хадсон - генерал-лейтенанту Герберту Тэйлору. Константинополь,8 февраля 1836 г. О захвате черкесами военного корабля, нападении абазин на Ставрополь и попытках русских выдворить из Турции Сафер-бея. 

со времени отправки последнего курьера в Черкесии произошли следующие инциденты,или скорее события, сообщить о которых я не имел возможности раньше, о чем сожалел, так как они существенно подкрепляют то, о чем я рассказал в моем последнем письме.

На последней неделе ноября у побережья Черкесии появился русский военный корабль, якобы класса "74" (ворруженный 74 орудиями), в сопровождении фрегата и катера, и в течение нескольких дней крейсировал поблизости от геленджикской бухты. Черкесы, предположив, что русские намерены высадить десант, сосредоточились в нескольких пунктах побережья, чтобы сбросить его в море. Но в предпоследний или последний день ноября с северо-запада подул сильный штормовой ветер, и этот "74" был выброшен на берег немного севернее Геленджика. Фрегат и катер, сопровождавшие корабль, спустили шлюпки и стали готовиться к поднятия его на воду. Однако ночью шторм усилился, так что фрегату и катеру пришлось отойти дальше от берега. Черкесы тем временем сгруппировались, внезапно атаковали этот выброшенный на берег военный корабль и захватили его. Пленников тут же увели в горы, а с корабля сняли все, что на нем было, кроме орудия, после чего его подожгли, так что когда фрегат и катер, которым посчастливилось больше и они уцелели, вновь показались на горизонте, от него уже ничего не осталось. 

В конце того же ноября, месяца черкесы-абазины сосредоточили свои силы, чтобы нанести ответный удар черноморским казакам и русским регулярным частям, совершавшим вторжения на их территорию. Абазины ворвались в Ставрополь, столицу так называемого "правительства Кавказа", и увели с собой 1700 пленных, 8000 голов скота и пр. 300 из захваченных пленных - люди, занимавшие в Ставрополе высокое положение: офицеры, купцы, банкиры. Был среди них и русский военный высокого ранга, генерал, как говорят; его взяли в плен вместе с его штабом. Это уже второй налет на Ставрополь, совершенный за последний год. В первый раз они захватили до 800 пленных. Это второе нападение, о котором я только что сообщил, тоже завершилось полным успехом черкесов, хотя русские и готовились встретить их.

Позавчера русский посланник предъявил серьезную жалобу Порте по этому поводу и потребовал, чтобы все черкесы, проживающие ныне в Константинополе, особенно их главарь Сефер-бей, были выданы русским или выдворены из столицы. Какой результат имела эта жалоба, я еще не узнал, но информация, которую я получил вчера, дает мне все основания полагать, что Порта даст уклончивый ответ.

Рейс эффенди (министр иностранных дел), который, как я сообщал в моей последней депеше, часто посылал за Сефер-беем, чтобы поговорить с ним, II января снова послал за ним и сразу же стал упрекать его в том, что он причиняет Порте большие неприятности и трудности в ее отношениях с русскими. Русские, сказал визирь, требуют твоей выдачи и заявляют, что ты их подданный; они жалуются на твои интриги и говорят, что ты гость англичан (Переведено дословно. Вероятно, имеется в виду, что Сефер-бей действовал в интересах англичан.).

Если я, подданный императора Николая, отвечал Сефер-бей, то почему они /русские/ не схватят- меня. Они знают,что я не их подданный. Ты это тоже знаешь. В каких интригах я виноват? Я уроженец угнетенной, но свободной страны. Я добиваюсь независимости и безопасности моей страны открытыми и честными средствами, а сам я не намерен угнетать или беспокоить тех, кто никогда меня не трогал. Россия, когда она заводит разговоры о чьих-то интригах, должна лучше посмотреть, что делается у нее дома. Правда, я знаком с англичанами, так же как и с другими иностранцами, но чего тут России опасаться? Уж не боится ли она англичан? Что ж, если это так, то она и должна их бояться, потому что она вредила им или, если уж ей так нравится это слово, интриговала против них. Я уважаю англичан, я восхищаюсь ими. Я был бы рад видеть их в Черкесии, и я добиваюсь их помощи, но не больше, а так же, как я добиваюсь ее от любой другой благородной и независимой нации. Скажи это русским.

А не было бы для тебя лучше, продолжал рейс эффенди, если бы ты жил в мире и счастье со своей семьей, вместо того, чтобы жить в постыдной нищете, как ты живешь сейчас? Скажи мне, чего ты просишь? Россия даст тебе это, она не откажет тебе ни в чем, только живи в мире.

Да, я беден, отвечал бей, но моя бедность - это позор для твоей страны. Будь ты, рейс эйфенди, настоящим другом своей страны, я не был бы нищ и твоя страна была бы независимой. Твои господин, султан, чей хлеб-соль ты ешь, не был бы рабом русских, таким же, как и ты, а ведь именно из-за тебя и таких, как ты, он попал в это рабство.

Если б ты любил свою страну, ты должен был бы пострадать за нее. А много ли ты выстрадал, это лучше всего известно тебе самому. Ты говоришь о любви к своей стране, а слушаешь русских. Ты взываешь к преданности султану, а сам пересчитываешь русское золото. Проливал ли ты кровь или слезы за своя страну?

Будь свидетель, что я-таки плачу о своей стране, - сказал рейс эффенди, и слезы действительно потекли по его щекам. -Я люблю мою страну, ко она стала добычей гяуров. Англичане бросили нас, а мы слишком слабы, чтобы одни противостоять России, - что я могу поделать?

Разговор продолжался, но я не буду передавать дальше его содержание /по тем записям, которые я делал/, так как боюсь, что стану испытывать ваше терпение. Результат был таков, что бей и рейс эффенди расстались добрыми друзьями, причем последний пообещал впредь вести себя лучше и не играть на руку русским. Сефер-бей, который, кажется, принял слезы рейса эффенди за хорошую шутку, весело смеялся, рассказывая мне об этой сцене. Он считает, - а в этих делах он, помоему, большой авторитет, - что если бы у рейса эффенди и остальных министров была хоть малейшая надежда на поддержку, то есть реальную поддержку, со стороны Англии, они повернули бы против России. Впрочем, я не прав, сказав про остальных министров, - в Диване есть и честные пока люди, но если их честность не найдет поддержки, то они снесут ее, вероятно, на доходный рынок, который всегда держит открытым Россия.

Широко распространившиеся здесь слухи, согласно которым есть большая вероятность, что Англия и Франция пойдут на войну с Россией, уже достигли и многих отдаленных пунктов; дошли они также до Черкесии и Дагестана. Вчера Сефер-бей пришел ко мне и сказал: "Я получил предложения из Дагестана, с которыми мне хотелось бы вас познакомить. Дагестанские вожди, как вы знаете, отдали себя под мое командование. По их словам, они слышали, что Англия больше не дружит с Россией и что обе страны готовятся к войне, А если дело обстоит так, то им хотелось бы доказать Англии свою силу тем, что они сразу же отберут у русских Тифлис, Дербент, Баку, Поти, атакуют русские войска, разбросанные небольшими гарнизонами по Грузии, и выгонят русских из этой области. Они готовы пойти на это, но их беспокоит, поддержит ли их в случае успеха, в котором я не сомневаюсь, Англия, особенно после того, как они утвердят свою независимость. Они готовы пойти на это, даже если Англия останется в мире с Россией, и настаивают на том, что пойдут; но если они докажут, сбросив русское иго, свое право на независимость и выбьют русских из Грузии, то они хотят знать, поддержит ли их Англия, поможет ли она им добиться независимости? "Черкесы, продолжал Сефер-бей, пишут мне в таком же духе. Те же слухи дошли и до них, и им так же не терпится двинуться на Астрахань, как дагестанцам - на Тифлис. Как ты думаешь, поддержит нас Англия, если события сложатся так, что мы сумеем разгромить русских?”

Англия, сказал я, не будет делать ничего, пока для нее не станет все ясно. Я не думаю, что она придет на помощь дагестанским вождям, если те попытается изгнать русских из Грузии, ведь она сейчас поддерживает мирные отношения с Россией. Но если дагестанцы выбьют русских из Грузии и потом потребуют своего права на независимость, то это другое дело, но и тут я не могу ответить на вопрос, поможет ли им в таком случае Англия утвердить свои независимость...


автор: Джеймс Хадсон 
Джеймс Хадсон - генерал-лейтенанту Герберту Тэйлору. Константинополь,8 февраля 1836 г.
Секретно.

Порой указывают на источник документа: фонд документов из архива Foreign Office FO 78/273.

Удивительно, но, несмотря на такие данные (даже из архива!) на ключевые слова, которых в тексте очень много, данный документ в английском оригинале не ищется. Причем у всех, кто его вывешивает, одни и те же опечатки в тексте. Т.е. все взято из одного сомнительного первоисточника.

Что это? Попробуем разобраться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


Начнем с совершенно легко проверяемого факта - факта гибели русского линейного корабля (74-пушечный - это класс линейных кораблей) в ноябре 1835 г.

По русским архивным данным такого случая не имело места быть ни в районе Геленджика, ни в каком-либо другом районе Черного Моря.

Все небоевые потери русского флота были учтены в большом сводном труде "Летопись крушений и пожаров судов Русского флота, от начала его по 1854 год",  Тип. Императорской Академии Наук,  СПб, 1855. В 1835 г. в бухте Геленджика погиб только 18-пушечный транспорт "Ингулец":

http://www.runivers.ru/bookreader/book10237/#page/186/mode/1up

Но это было 14 июля. В 1836 г. на Черном море в штормах погибло 2 русских транспорта, в 1838 - 7 кораблей одновременно, но и тогда крупнейший из потерянных кораблей - всего лишь фрегат.

Т.е. первая легко отслеживаемая ситуация оказывается ложной.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Теперь, если проверить на другой "маячок" - якобы захват некого русского генерала в Ставрополе со всем штабом в 1835-1835 гг., то таки опять прокол:

ФЕДОРОВ М.Ф. ПОХОДНЫЕ ЗАПИСКИ НА КАВКАЗЕ С 1835 ПО 1842 ГОД

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XIX/1820-1840/Fedorov_M_F/text1.htm

Описаны события в Ставрополе и его окрестностях офицером, там в это время служившим (с мая 1835 по 1842). Ничего подобного в его записках (личного характера) нет.

Далее смотрим VIII том АКАК (Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссией), содержащий документы за 1831-1837 гг. - там нет ни слова о таких событиях, как взятие Ставрополя черкесами и гибель русского линейного корабля.

Про крейсерство русских кораблей, которые ловили турецких контрабандистов - есть. Есть про штормы. Есть даже за 5 августа 1835 года упоминание, что на дороге между Черкаском (sic!) и Ставрополем была застигнута небольшая группа черкесов, которые зарезали своих коней и отстреливались до последнего, но о таких грандиозных событиях, как сожжении черкесами русского линейного корабля, разорении Ставрополя и пленении русского генерала со всем штабом - ничего нет.

М. Нечитайлов в своей статье пишет про последний набег на Ставрополь:

Цитата

 

Хотя на всем протяжении вооруженного конфликта на Кавказе со времен основания Азово-Моздокской линии Ставрополь подвергался нападению горцев лишь однажды (1779 г.), жители находившихся неподалеку от города сел и станиц долгое время страдали от набегов закубанцев. Вот что писал по этому поводу один из современников, отмечая высокую мобильность горских наездников: «Несмотря на все эти предосторожности, на ловкость и на сметливость линейных казаков, черкесские абреки весьма часто проходили небольшими партиями через кордонную линию или прорывались через нее в большом числе открытою силой, проникая в глубину края, к Ставрополю, к Георгиевску и в окрестности минеральных вод. …Для десяти или двадцати абреков ничего не значило в долгую осеннюю ночь переправиться тайком через Кубань, проскакать за Ставрополь, напасть там на деревню или на проезжающих и перед рассветом вернуться с добычей за реку». Окрестности Ставрополя в 1830-х гг. были «любимым местом» для набегов закубанских черкесов. И в 1840-е гг. «даже сам Ставрополь, находившийся в сорока верстах от Кубани, был непокоен от частого появления закубанцев в его гористых окрестностях, где они и укрывались. В особенности беспокоил ставропольцев Темный лес, находящийся на половинном расстоянии между этим городом и Кубанью, действительно служивший притоном для неприятеля. Не будь Темного леса, без сомнения, не подвергались бы нападению прилегающие к нему станицы Темнолесская и Татарская. Не будь так лесисты и пересечены глубокими лесными балками окрестности Ставрополя, не требовалось бы иметь такое огромное количество наблюдательных постов». По данным 1839 г., вокруг Ставрополя находилось 11 полевых постов, где несли караульную службу 180 служащих казаков Ставропольского полка 1.

Живший тогда в Ставрополе Г.Н. Прозрителев вспоминал о том впечатлении, «которое производило имя Шамиля» на жителей города. По его словам, «были многие, полагавшие возможным нападение и на Ставрополь; это относится к 50-м годам, когда Шамиль уже значительно был стеснен нашими войсками и отступал в горы». Имам действительно оказался в Ставрополе, но уже пленником (сентябрь 1859 г.) 2.

 

Соответственно, ни о каком грандиозном двукратном разгроме Ставрополя речи быть не может.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Теперь об англичанах, упомянутых в письме:

Герберт Тэйлор:
https://en.wikipedia.org/wiki/Herbert_Taylor_(British_Army_officer)

Джеймс Хадсон :
https://en.wikipedia.org/wiki/James_Hudson_(diplomat)

Отметим, что с 1830 по 1837 г. Тейлор - генерал-лейтенант, а Хадсон - его секретарь. И не сказано, что Хадсон пребывал в то время в Стамбуле. В Константинополь он был назначен только в 1863 г., но от должности отказался.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Упоминается Сефер-бей Заноко (? - 1860).

О нем есть современная большая статья израильского ученого Яхьи Хуна “Prince of Circassia”: Sefer Bey Zanuko and the Circassian Struggle for Independence", где он ссылается на документы, которые содержатся в следующих фондах архивов Foreign Office:

FOREIGN OFFICE 78/1336; FO 195/443; FO 97/344; FO 881/1441; FO 78/1243; FO 881/618; FO 78/1243; FO 195/528; FO 195/458; FO 78/1276; FO 78/1503.

Но при этому совсем нет ссылок на фонд документов из архива Форин Офис FO 78/273, который порой подписывают под "письмом" для пущей важности.

К тому же в 1832 - 1841 гг. в Турции английским послом был John, Lord Ponsonby:
https://en.wikipedia.org/wiki/John_Pons … t_Ponsonby

Теоретически. документ должен был быть издан им или Урквартом, его секретарем, но ...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В целом, мы можем так расценивать этот "документ" - грубая фальсификация. Не имевшая никакого английского документа в подоснове.

К сожалению, он широко тиражируется и даже есть в Википедии в статье "Абазины" как пример участия абазин в войне. Мои правки на тему фальсификации документов откатили - мол, что это за лишение абазинов прав на подвиг?

Поэтому все излагаю для того, чтобы было ясно, где фальсификат, а где - историческая правда.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
27 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

фонд документов из архива Foreign Office FO 78/273.

Есть такой, как раз по Порте и за январь-март 1836-й года. Только - From Lord Ponsonby. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ото ж!

По поводу авторства письма, как видим ...

Да и, к тому же, там про Сефер-бей Заноко - куда такой документ попадет?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Нашел специальную работу по деятельности лорда Понсонби на посту английского посла в Турции.

Там отмечен целый ряд писем Понсонби от 8 февраля 1836 г. Все они тем или иным способом связаны с проблемой усилившегося после Ункяр-Искелесийского договора (1833) русского влияния на Турцию. Это было "несколько актуальнее", чем передача тупых слухов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Из работы Norman Anick, Ph.D. "The Embassy of Lord Ponsonby to Constantinople 1833-1841" про миссию Понсонби в Константинополе:

Цитата

As Ponsonby's efforts were frustrated, his solutions became more extreme, and he became more susceptable to the influence of Urquhart. On July 20, Ponsonby argued to Palmerston that Great Britain must dispossess Russia of the Crimea to prevent the Czar from seizing Constantinople1. After he learned from Yeames, the British consul in Odessa, that the Russian Black Sea fleet had only four serviceable line of battle ships2, he increased his pressure upon the Foreign Secretary to strike "the death blow against Russia ..."3.

See p. 81.

Ссылки:

1 Ibid. (т.е. Ponsonby to Palmerston, July 20, 1834, B.P.)
2 Same to same, July 24, 1834: F.O. 78/237.
3 Same to same, September 16, 1834: B.P.

Упоминается знаменитый эпизод со шхуной Vixen, которую наши перехватили с грузом оружия и боеприпасов для горцев. Но ничего не рассказывается о гибели русского корабля, хотя, как мы видим, за состоянием русского флота англичане неплохо послеживали.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас