20 сообщений в этой теме

Возник вот такой вопрос - финны, официально, под Москвой не упоминаются.

Но было 2 момента, которые я не смогу уже никогда уточнить - один мне рассказывал мой дед, другой - научный руководитель. Оба уже, к сожалению, умерли.

Вкратце:

1) мой дед попал на фронт, приписав себе год, зимой 1941/1942 гг. Во время поиска обрыва провода его сослуживец (я запомнил имя "Коля" и то, что он был очень маленького роста) взял в плен разведчика, который караулил советского связиста у обрезанного провода. Дед говорил, что это был финн.

2) отец В.С. Кузнецова, полковой комиссар Семен Кузнецов вышел из окружения в октябре 1941 г. (т.е. до снега) в районе Волоколамска. Пришел в родную деревню. В ней стояла финская часть. Его схватили (проболталась одна из деревенских бабок) и хотели повесить, но во время казни он сбежал из-под эшафота, когда в деревню внезапно ворвалась советская конная разведка. С разведкой он вернулся к нашим, был проверен и в звании рядового отправлен на фронт (как в "Живых и мертвых" политрук Синцов). С. Кузнецов умер от последствий тяжелого ранения в грудь в 1943 г. (ЕМНИП).

Других рассказов не слышал. Но ведь не могли два совершенно разных человека ошибаться так сильно?

Период, получается, от октября 1941 до февраля 1942 г. Судя по всему - северо-западный сектор обороны столицы. 

Некоторые, кто слышали этот мой пересказ, говорят, что это, наверное, были эстонцы, вступившие в легион СС, но мне это кажется менее вероятным, чем то, что рассказывали мои дед и научный руководитель.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


52 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Но ведь не могли два совершенно разных человека ошибаться так сильно?

Легко и непринужденно. Особенно с учетом того, что про них даже Совинформ бюро рассказывало. Насколько понимаю - люди, которые этой темой занимаются, никаких "финнов" под Москвой не нашли. Кроме слухов нет вообще ничего. Где удавалось проверить, насколько понял, - временами "финнами" оказывались прибалты а то и вполне немецкие эсэс.

 

Дневное сообщение Совинформбюро 8 января 1942 год

Цитата

Наша часть, действующая на одном из участков Западного фронта, за один день боёв освободила от немцев 6 населённых пунктов и нанесла большой урон противнику. Только в пункте М., занятом нашими бойцами, обнаружено до 400 трупов вражеских солдат и офицеров, большинство из которых - финны. На другом участке фронта батальон пьяных фашистских солдат предпринял психическую атаку, но был полностью уничтожен огнём нашей артиллерии.

Танковый экипаж лейтенанта Алекшина в одном из боёв уничтожил 3 немецких танка, 5 пулемётных гнёзд, 4 миномёта и расстрелял большую группу автоматчиков противника.

А немцы в 1945-м будут рассказывать, как Зееловские высоты штурмовала "армия Зейдлица", сформированная из членов "Свободной Германии", мол "сами видели, сами в них стреляли - а они в нас". Таких слухов и баек - море.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Тут есть 2 нюанса:

1) политрук Кузнецов мог ошибаться в том, кто его захватил (не понял и т.п.), да и рассказал его сын, а не он сам.

2) рядовой Шульга лично видел приведенного в его блиндаж пленного и рассказывал мне, как очевидец.

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 минуту назад, Чжан Гэда сказал:

рядовой Шульга

Рядовой Шульга точно знал, что это финн, или "сам догадался, потому что на пленном были маскхалат и лыжи"? У него какая практика была по "определению финна на глаз"? 

Если уж Совинформ бюро про толпищи финнов (хорошо - не японцев) под Москвой рассказывало... 

Просто тема с "финнами под Москвой" всплывала уже не раз. Те люди, которые ее копают, вполне определенно пишут - "кроме слухов - ничего нет, вообще".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А как мой дед мог определить? Именно по тому, что тот был не в немецкой форме.

Говорит, высокий, рыжий, как дуболом, сверху всего обмундирования - бараний тулуп был. Штаны ему Коля не дал натянуть - так и шел со спущенными штанами до блиндажа. Только когда у наших оказался - ему себя в порядок разрешили привести. Тогда, видать, и разглядели его форму.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
13 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Именно по тому, что тот был не в немецкой форме

Тогда поставил бы на СС. У них и форма отличалась от обычной вермахтовской, и оружие часто не вполне стандартное (много чешского). Примеры такого уже были.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ну а Совинформбюро и наши войска en masse - они не умели финнов отличать? Особенно если много трупов (см. выше - 400 шт.) найдено?

Как можно понять, что это финны, а не бушменские нанайцы?

Три варианта:

1) взять пленных (оптимально)

2) отличить по форме и оружию (явно все наши командиры к тому моменту немецкую форму и армейскую, и СС-овскую уже хорошо представляли)

3) захватить документы на финском языке

В случае с моим дедом был именно захват пленного (допускаю, что политрук Кузнецов мог ошибиться, но вообще, он служил в Прибалтике и прибалтов от финнов точно отличил бы). 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
18 минуту назад, Чжан Гэда сказал:

Ну а Совинформбюро

У нас могли в центральной печати битые лендлизовские "Матильды" с подписью, что это немцы, напечатать. Правда герой этой истории потом огреб. Но сильно потом. Журналист - он всегда журналист. "Симоновых" всегда и везде мало. Пьяные немецкие автоматчики и прочее в том же духе.

 

18 минуту назад, Чжан Гэда сказал:

1) взять пленных (оптимально)

2) отличить по форме и оружию (явно все наши командиры к тому моменту немецкую форму и армейскую, и СС-овскую уже хорошо представляли)

3) захватить документы на финском языке

На настоящий момент люди, которые занимаются битвой под Москвой и финской армией, насколько понимаю, не нашли ни одного подобного свидетельства. Ни докладов о взятых финских пленных, ни документов на финском. Ничего вообще. Ничего кроме слухов.

 

В принципе - сейчас много чего оцифровано. Можно посмотреть по наградным (если есть полные имя/фамилия и год рождения) на "Подвиге" или документы части на "Памяти".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
1 минуту назад, hoplit сказал:

На настоящий момент люди, которые занимаются битвой под Москвой и финской армией, насколько понимаю, не нашли ни одного подобного свидетельства. Ни докладов о взятых финских пленных, ни документов на финском. Ничего вообще. Ничего кроме слухов.

Факт пленения был в части у моего деда. Вот таким образом - ставили засаду на советского связиста, а сами влетели.

Подтверждений не найдем - я не знаю, где это было и в какой точно части он служил в начале 1942 г.

2 минуты назад, hoplit сказал:

В принципе - сейчас много чего оцифровано. Можно посмотреть по наградным (если есть полные имя/фамилия и год рождения) на "Подвиге" или документы части на "Памяти".

Хорошо, что я еще имя запомнил - Коля. А уж все остальное ...

2 минуты назад, hoplit сказал:

У нас могли в центральной печати битые лендлизовские "Матильды" с подписью, что это немцы, напечатать. Правда герой этой истории потом огреб. Но сильно потом.

Но огреб же! И это было единичным случаем с плохими последствиями для "утконоса".

Не могли просто так придумать факты сотен убитых финнов в Совинформбюро (думаю, такие сообщения были не единичны), не могли просто так придумать финнов два совершенно разных человека, имевших с ними дело.

Испанцы на севере СССР (при блокаде Ленинграда, ЕМНИП) действовали. Голубая дивизия.

Может, что-то было и с финскими союзниками - например, на определенный сектор под Москвой послали своих "представителей". Численность, судя по тому, что из рассказов могу вывести - не менее батальона или даже полка (занятие деревни и собственный разведотдел, которому было важно взять советского связиста).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Но огреб же! И это было единичным случаем с плохими последствиями для "утконоса".

Нет. Там просто скандал был международный. Не по каждому факапу "шакалов пера" аж замглавы английской военной миссии будет просить меры принять.

2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Может, что-то было и с финскими союзниками - например, на определенный сектор под Москвой послали своих "представителей". Численность, судя по тому, что из рассказов могу вывести - не менее батальона или даже полка (занятие деревни и собственный разведотдел, которому было важно взять советского связиста).

Финны воевали в "Викинге" - но это на Украине. Насколько понимаю - были "командировки" финских войск в немецкую зону ГрА "Север". Сам про них ничего не читал - но знающие люди говорят. По Москве - нет ничего кроме слухов. А слухи - это такая штука... Эфемерная. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
8 минут назад, hoplit сказал:

Нет. Там просто скандал был международный. Не по каждому факапу "шакалов пера" аж замглавы английской военной миссии будет просить меры принять.

Думаю, это не система ( в смысле, утки носить в газеты), а исключение. И вдувание за такие дела - часть системы, требовавшей определенной достоверности сообщений.

9 минут назад, hoplit сказал:

Финны воевали в "Викинге" - но это на Украине. Насколько понимаю - были "командировки" финских войск в немецкую зону ГрА "Север". Сам про них ничего не читал - но знающие люди говорят. По Москве - нет ничего кроме слухов. А слухи - это такая штука... Эфемерная. 

Про "командировки" в Группу "Север" - слышал еще от тех, кто был в детстве в оккупации, что финны где-то в районе Ленинграда действовали, так по жестокости немцев переплюнули.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Суммируем:

1) предположительно (!) на северо-западном секторе обороны Москвы осенью 1941 - весной 1942 гг. действовал какой-то финский контингент (возможно, не более полка)

2) причины, по которым не обнаружены его следы - вразумительно не объяснены, как не объяснены и причины упорной циркуляции подобного рода "слухов" (в т.ч. в сводках Совинформбюро)

Вопросы:

Кто занимался этой проблемой из серьезных исследователей и на что они ссылаются в своих отрицательных ответах типа "финнов не было - были только слухи"?

Как объясняют причину обнаружения финнов под Москвой разными людьми вплоть до тех, кто подавал сведения в Совинформбюро?

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот такая статья:

http://www.gov.karelia.ru/Karelia/1558/21.html

Интересно упоминание документации разведуправления советской 33-й армии. И локализация - именно та, о которой все говорят.

С чего бы это?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
7 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Вот такая статья

Резюме - ни один серьезный историк наличие финнов под Москвой не подтверждает.

Вот это вот

Цитата

Когда же автор затронул эту тему в беседе с одним нашим петрозаводским историком, специалистом по Финляндии

совсем "фу" господину С. Лапшову. Фамилия у этого "нашего петрозаводского историка" есть? 

Какое отношение некие архивы в оккупированной финнами Карелии имеют к теме "финнов под Москвой"? Ну анонимные историки - они такие, да...

По какой-нибудь хорватской или словацкой эскадрилье - данные есть. По LFV - данные есть. И только вот финны каким-то образом нигде не отложились вообще. Ни клочка бумаги. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Нет, 100500 человек видели лично, брали в плен (или попадали к ним в плен), видели трупы - а "серьезные историки" (фамилии у них есть?) "не подтверждают".

И истории не анонимные - те, которые я слышал - я говорю, от кого. 

Скорее всего, недосмотр "серьезных историков" без фамилий. Дыма без огня не бывает. Уже не раз доказано.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Еще один вопрос - все те, кто не соответствует "серьезным историкам" (которые без фамилий), поскольку видели финнов, вступали с ними в боевой контакт, брали в плен или попадали в плен к ним, почему-то локализуют их в одном и том же секторе - от Ленинградки до Волоколамки.

Этому феномену есть объяснение "серьезных историков" (которые без фамилий)?

Весь вопрос в том, что на пустом месте столько раз увидеть именно финнов невозможно. И описания все, как один, похожи друг на друга с точки зрения описания внешности. 

Что это? Массовый психоз? И на какой почве?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

"серьезные историки" (фамилии у них есть?)

Драбкин, тот же Раунио, только он, насколько понимаю, не "Р.", а "А." И еще пачка. По ВМВ не так мало людей работает, на самом деле.

 

15 минуту назад, Чжан Гэда сказал:

Весь вопрос в том, что на пустом месте столько раз увидеть именно финнов невозможно.

Для начала нужны какие-то существенные указания, что это были финны. В противном случае утверждение превращается в 

Цитата

некоторое количество слухов о наличии кого-то, кого советские военные и гражданские называли "финнами", при полном отсутствии каких либо документальных и прочих вещественных свидетельств.

 

Уже ранее был пример с пресловутыми "немецкими автоматчиками", которые в вермахте, до появления SG, отсутствовали как таковые. А рассказов - море.

 

Вопрос "кто там был", на самом деле, довольно интересный. Только там не "финнов, которые должны быть" искать нужно. А посмотреть - кто был с другой стороны фронта в тех локация, где войска рассказывали о "финнах". Состав немецких войск. Наши разведсводки, данные о захвате языков. Насколько помню, уже ранее писал, в паре случаев, когда исследователям удалось что-то сверить - "финнами" оказались СС. А это уже ставит крест на тезисе "дыма без огня не бывает". Если за "финнов" сошли эсэсовцы - за них много кто может сойти.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
3 минуты назад, hoplit сказал:

Драбкин, тот же Раунио, только он, насколько понимаю, не "Р.", а "А." И еще пачка. По ВМВ не так мало людей работает, на самом деле.

Вообще, наличие доказывается легко. Отсутствие не доказывается (юридический казус, объяснен мне лет 20 с гаком назад очень хорошим следователем).

4 минуты назад, hoplit сказал:

Для начала нужны какие-то существенные указания, что это были финны. В противном случае утверждение превращается в 

Цитата

Т.е. человек, служивший в Прибалтике и к финнам в плен попавший, не мог отличить финнов от эстонцев и немцев? Ну тогда можно сомневаться в том, что мир существует в тот момент, когда я закрываю глаза.

5 минут назад, hoplit сказал:

Если за "финнов" сошли эсэсовцы - за них много кто может сойти.

Я тут ключевое слово выделил.

400 трупов опознать в 1942 г. как финнов - это надо уметь (воевали уже не первый месяц, чем кто от кого отличался - уже точно знали).

Другое дело, что если тот же Драбкин не нашел этих документов - то и говорить не о чем. Потому что отсутствие не доказывается. Доказывается присутствие.

Т.е. доказать отсутствие финнов в указанном секторе можно только одним способом - взять и указать, какие деревни с октября 1941 по февраль 1942 гг. были заняты противником и указать, кто где стоял. Тогда или финны найдутся, или найдется объяснение феномену массовых встреч с финнами.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Главный вопрос - почему ВСЕ во время войны так упорно тиражировали "слух" (даже при личном контакте с финнами), а потом, через 70 лет, говорят, что они все ошибались?

Совинформбюро каким боком было заинтересовано в финнах под Москвой?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ИМХО, на данный момент положение надо квалифицировать так:

1) документальных данных не обнаружено (причины разные, вплоть до того, что не там искали или не искали вообще)

2) информация есть не только на уровне обезличенных слухов, но и на уровне личного контакта тех или иных людей с финнами (причем некоторые могли легко отличить финна от немца или эстонца)

3) "СЛУХИ" локализуются в очень узком секторе Подмосковья (облегчает проверку, но никто, видимо, не проводил ее досконально)

4) причина появления и упорного поддерживания "СЛУХОВ" на разных уровнях не выяснена (скорее всего, никто и не озадачивался)

Ergo, говорить можно только о неподтвержденном документами участии финнов, а не о "неучастии финнов вообще".

И искать. Если не финнов, то вразумительные причины, почему такие слухи возникли и поддерживались не только обезличенными СМИ, но и конкретными людьми, лично вступившими с "финнами" в контакт (в кавычках - чтобы скептики не подумали чего).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Победы турок в войнах с Россией (восстановление)
      Автор: Чжан Гэда
      Уважаемые читатели форума и активные участники!
      К сожалению, нажал не на ту кнопку - все улетело в неведомые дали. Восстанавливаю спасенное нашим героическим админом, системотехником, супермодератором и проч. проч. проч. Saygo, за что ему большое спасибо.
      Настоящая тема была открыта 13 июля 2013 г. Сейчас выложу все то, что сохранилось, с указанием авторства высказываний (вручную).
       
    • Рабинович М. Г. Древний центр Москвы
      Автор: Saygo
      Рабинович М. Г. Древний центр Москвы // Вопросы истории. - 1990. - № 3. - 107-119.
      500 лет тому назад в Москве развернулось строительство нового Кремля - беспримерной для тогдашней Руси и одной из крупнейших в Европе крепости. Начали ее сооружать в 1485 г., а окончательно завершили сложный комплекс работ в 1516 году1. Сегодня Кремль с его старинными стенами и башнями, вот уже пять веков вызывающий всеобщее восхищение, воспетый поэтами, многократно изображенный художниками, - политический и культурный центр Москвы и страны. Но было ли так всегда? Ответить на этот вопрос можно, только опираясь на всю совокупность разнообразных источников - материалов археологических раскопок, летописей, актов, описаний современников и т. д.
      Долгое время существовала версия, что Москва возникла в устье Яузы. В XVII в. эту версию сформулировал уроженец Москвы, дьякон Холопьего монастыря на Мологе Т. Каменевич-Рвовский; по существу он развил и конкретизировал вымысел об основании Москвы внуком Ноя Мосохом, отраженный, в частности, в Синопсисе: "И созда же тогда Мосох князь и градец себе малый над предвысоцей горе той над устий Явузы реки на месте оном первоприбытном своем именно Московском идеже и днесь стоит на горе той церковь каменная святаго и великого мученика Никиты бесов мучителя"2. Ссылка на недавно построенную тогда каменную церковь Никиты за Яузой (церковь эта теперь реставрирована и стоит позади высотного здания в Котельниках) должна была убедить читателя в достоверности всего сказанного. С той же целью автор производил названия Москвы и Яузы от сложения имен Мосоха и его жены Квы, сына Я и дочери Вузы. Позже версию Каменевич-Рвовского поддержал И. Е. Забелин, переосмыслив ее в духе господствовавшей в его время торговой теории возникновения городов. Он считал, что Яуза была важным торговым путем и "политические причины уже летописной междукняжеской истории указали место теперешнему городу Москве... вблизи устья Яузы"3.
      Согласно другой версии, возникшей в XIX в., древнейший центр Москвы находился в бассейне Неглинной, на речке Самотеке (позади нынешнего здания кинотеатра "Форум"). Топографически это место очень удобно для устройства укрепленного поселения. Вероятно, близость его к урочищу, называвшемуся в XIV в. Кучковым полем, побудила З. Доленгу-Ходаковского, производившего обследование этого района, предположить, что там-то и было Кучково - владение боярина Кучки, названного в некоторых древних повестях о начале Москвы4 первым ее владельцем.
      По мнению исследователей, позже "городок Москва" был перенесен в устье Неглинной, на территорию современного Кремля. Эта концепция возникла не без влияния распространенного фольклорного сюжета о перемещении городов в различных экстремальных обстоятельствах на новое место или даже в иную стихию (например, погружение города Китежа в озеро).
      Археологические исследования Москвы5 и были связаны прежде всего с названными районами. В 1946 - 1947 гг. в результате раскопок в устье Яузы был открыт важный ремесленный район средневековой Москвы XV-XVII вв. - Гончарная слобода. Гончары и их соседи - котельники, кузнецы, оружейники - были едва ли не первыми поселенцами Заяузья. Но ни остатков укреплений, ни более древнего культурного слоя, который должно было оставить городское поселение, если бы оно здесь существовало, обнаружено не было. Лишь фрагменты древних сосудов и шиферного пряслица XII-XIII вв. позволяют предположить, что здесь могло находиться село, притом не самое древнее на территории Москвы.
      В 1956 г. было исследовано городище на Самотеке. Но и здесь кроме погребений, относившихся к кладбищу при близлежащей церкви Николы в Драчах, не очень четко определяемого культурного слоя городской окраины сравнительно позднего времени (XVIII - начала XX в.), не было обнаружено отложений, которые могут быть связаны с городом более древним. Правда, найден был один фрагмент древнего горшка "курганного" типа (такие горшки встречены впервые в древних крестьянских курганах с захоронениями, отсюда и название). Однако он позволяет предположить существование здесь в период до нашествия ордынцев лишь какого-то небольшого сельского поселения.
      Следы действительно древнейшей Москвы археологи открыли впервые в 1949 - 1951 гг. в Зарядье, при строительстве гостиницы "Россия". Здесь, на низком берегу Москвы-реки, сохранились последовательные отложения культурного слоя, ярус за ярусом, век за веком. Самый нижний горизонт был богат фрагментами деревянных сооружений, предметами производства и быта горожан (калачевидное кресало, гирька характерной формы от весов, пряжки, часть косы-горбуши, керамические сосуды), которые датировались концом XI века. Причем мощность этого древнейшего горизонта культурного слоя увеличивалась по направлению к Кремлю. Похоже было, что раскопки начались где-то в конце древней улицы, которая шла от Кремля по берегу Москвы-реки, а центр древнего города находился на территории Кремля. Раскопки в самом Кремле велись в 1959 - 1960 гг. в связи со строительством Дворца съездов, а с 1963 г. и но сей день археологи кремлевских музеев наблюдают здесь за всеми реставрационными работами.
      И почти каждый год перед исследователями открывались все новые этапы начальной истории Москвы, когда сооружались рвы и валы первых московских укреплений, срубы жилых домов и хозяйственных построек, мастерские ремесленников - гончаров, кузнецов, кожевенников, сапожников, серебренников (ювелиров), укладывались деревянные мостовые, делались водоотводные сооружения: все то, что характерно для города, а не для села. Находки свидетельствовали о том, что истинный город начал складываться в XI веке. Окончательно в том и другом убедила нас найденная Н. С. Владимирской в шурфе во дворе Оружейной палаты свинцовая булла (печать, скреплявшая грамоту). На одной ее стороне изображена богоматерь в костюме византийской патрицианки, на другой - архистратиг Михаил.
      Анализ этой находки привел В. Л. Янина к выводу, что печать принадлежала Киевской церковной митрополии и относится к тому времени, когда в Киеве княжил князь Святополк, а митрополита временно не было (его должность исполнял так называемый местоблюститель), - к 1093- 1096 годам6. Конечно, это не начальная дата существования Москвы: ведь грамоту с печатью послали, скорее всего, в уже существовавший город. Но и эта дата делает Москву на полвека старше. (Вспомним - первое летописное упоминание о Москве относится к 1147 г.)7.
      Итак, современный Кремль стоит на том месте, где появился в конце XI в. городок Москов. Предположения о переносе городка были, по-видимому, неосновательны. Мыс при впадении в Москву-реку Неглинной является изначальным московским местом, древним ядром города. Городок возник в обжитом районе, где мысовые поселения существовали в течение многих столетий. На Москве-реке известны городища и селища так называемой дьяковской культуры неславянских племен (VII в. до н. э. - V-VII вв. н. э.): выше устья Неглинной, на теперешних Ленинских горах, - Мамоново, или Андреевское, городище и селище; ниже устья Неглинной, у с. Дьяково в районе Коломенского - Дьяковское городище и селище (давшее название всей культуре). Не так давно Н. С. Владимирская обнаружила остатки поселения того же типа в Кремле на месте Архангельского собора.
      В этих поселениях жили оседлые скотоводы, пасли стада в прибрежных лугах. О социально-экономическом развитии района, его заселенности, торговых связях в IX в. говорят найденные неподалеку от Кремля клады арабских монет (дирхемов), которые были отчеканены в 862 и 866 гг. на территории Средней Азии и Закавказья, подвластных тогда Арабскому халифату: один - на правом берегу Неглинной, примерно там, где сейчас бассейн "Москва", другой - на правом берегу Москвы-реки, напротив позднейшего Симонова монастыря8.
      Долгое время исследователи считали, что Москов с самого начала был тесно связан только с Суздалем и Суздальской землей. Однако находки в Зарядье и Кремле позволяют в этом усомниться. Кувшины и кубки, покрытые зеленой поливой, фрагменты которых в большом количестве обнаружены археологами, делались в Любече и некоторых других городах Киевского княжества в XI-XII веках. Серебряные привески (так называемые височные кольца), каждая из которых украшена тремя ажурными скаными бусинами, также характерны для Киева и Киевской земли9. В Кремле находят и характерные вятичские привески - с семью лопастями, но они, по-видимому, принадлежали рядовым горожанкам. Так что, по крайней мере, городская верхушка древнего Москова была связана с Киевом и Киевской землей. Были и какие-то административные связи. О них говорит и упоминавшаяся печать, попавшая в Москов с какой-то грамотой официального содержания.
      Вероятно, Москов вначале был теснее связан с Киевом и лишь спустя полвека перешел во владение суздальского князя. Тогда становятся понятнее и некоторые места сказаний о начале Москвы, и сравнительно позднее появление Москова на страницах летописей (в связи с феодальными войнами). Впрочем, средневековые города, и не только русские, сравнительно редко упоминались в летописях и хрониках тех времен в первый же год их основания. Обычно их названия встречаются при описании каких-то событий, с ними связанных, то есть речь идет об уже существующих (иногда немалое время) городах. Поэтому принятый счет возраста города от первого упоминания в письменных источниках, если это не специальная запись об основании города, ненадежен, что не раз показывали археологические раскопки.
      Что же представлял собой Москов на заре своего существования? Это был обычный феодальный городок, каких в тогдашней Русской земле встречалось довольно много. Он занимал высокий мыс в устье реки и частично - низменную часть берега Москвы-реки, где была пристань (в Древней Руси эти части города назывались соответственно "гора" и "подол"). С самого начала он четко делился на две части: укрепленную - собственно "город", или "детинец" (Кремль, как его стали называть позже), и неукрепленную - предградье, или посад. Это была планировка так называемого мысового типа: детинец занимал оконечность мыса, предградье располагалось перед ним со стороны плато, а также на низменном берегу. Град и предградье были неотъемлемыми частями единого целого - города и вместе с тем существенно различались между собой как по своим функциям, так и в социальном отношении. Детинец имел оборонное значение, был политическим и религиозным центром, резиденцией феодала и его окружения (само название "детинец" происходит от слова "дети", "отроки" - княжеские дружинники). Он занимал площадь около 1 га в юго-западном углу современного Кремля (весь Кремль расположен сейчас на 28 га).
      Первоначально детинец был защищен рвом, который проходил поблизости от современного здания Большого Кремлевского дворца, у его юго-западного угла. Ров представляет собой в разрезе опрокинутый вершиной вниз треугольник, что характерно для русских укреплений XI века. Глубина рва - более 6 м, ширина по верху - около 16 метров. Ров чаще всего не заполнялся водой. На валу, насыпанном при рытье рва, стоял частокол. Остатки его видели при земляных работах еще в начале прошлого столетия. Посад носил ремесленный и торговый характер, был экономическим центром города, местом поселения основной массы жителей. На верхней части посада, неподалеку от кремлевского вала, располагался "торг" - торговая площадь, на которой по древнерусскому обычаю стояла позднее церковь Параскевы-Пятницы - покровительницы торговли. В более поздние времена московский посад также укрепляли, и тогда он приобретал оборонные функции.
      Кремль и посад тесно взаимодействовали между собой. Кремль не мог расширяться иначе, как за счет посада, благодаря чему он и до наших дней сохранил все признаки планировки мысового укрепления. Посад терял часть территории, прилегавшей к Кремлю, но мог расти свободно за счет близлежащих земель сначала в междуречье Москвы-реки и Неглинной, потом за Неглинной и за Яузой, наконец, за Москвой-рекой. К XVI в. он приобрел округлую форму, хорошо известную по древним планам Москвы. Укрепления его, появившись как продолжение Кремля, развились потом в особое кольцо обороны, стали внешними укреплениями всего города. Территория, отходившая от посада к Кремлю, заселялась и застраивалась заново по тому же типу, что и Кремль. В свою очередь, посад, включая в себя соседние села, превращал их в городские кварталы.

      Для Кремля была характерна так называемая кучевая планировка с княжеским дворцом в центре, для посада - уличная. Со включением в территорию Кремля некоторые улицы посада исчезали, а на новые территории, занятые посадами, распространялась уличная планировка: радиальные магистрали, идущие от Кремля к периферии, кольцевые - вдоль новых укреплений. Между улицами образовывалась запутанная сеть переулков и тупиков. Некоторые из них уцелели до наших дней10. Например, в центре современной Москвы, рядом с зданием Исторической библиотеки находится древняя церковь Владимира в Старых Садех (и переулок называется Старосадским). Старые Сады - это урочище, оставшееся от загородного дома Ивана III, находившегося здесь во второй половине XV века.
      В самом Кремле, на территории, занятой, по крайней мере, с XVII в. дворцовыми постройками, при раскопках открываются более древние слои, оставшиеся от того времени, когда там стояли усадьбы простых горожан, населявших посад еще в XIV в., а на территории гостиницы "Россия" оказываются древние железоделательные, ювелирные и гончарные мастерские, на месте которых в XVI-XVIII вв. выстроены палаты московской знати, сохранившиеся в отдельных случаях, до наших дней. В детинце находилась первая московская церковь Иоанна Предтечи (ближе к восточной границе). Исследователи предполагают, что она была построена на месте древнего, еще дохристианского, святилища11. Но имеются данные, позволяющие предположить, что в первоначальном Москове и вокруг него могло быть не одно такое святилище: ведь православие распространялось в глухих уголках Руси медленно.
      С этим связана особая группа топонимов - названий мест, в которых содержится корень "чёрт". Речка, текущая с внешней стороны теперешнего Гоголевского бульвара и впадающая (ныне она заключена в трубы) в Москву-реку немного выше устья Неглинной, называлась Черторой, или Черторый ("черт ее рыл")12. Прилегающий район именовался Чертольем. Позже Чертольскими назывались ворота Белого города в начале нынешней Кропоткинской ул.; улицы Волхонка и Кропоткинская назывались Большой и Малой Чертольскими. В административном делении города XVII в. имелись Чертольская черная сотня и Чертольская четверть сотни.
      Все эти названия упоминаются с XVI в., но возникли, вероятно, раньше. Может быть эти топонимы появились потому, что где-то поблизости некогда было святилище языческого бога, который, как падший ангел, считался тогда чертом? На правом берегу Чертороя и сейчас видны крутые склоны и гряда, похожая на оплывший вал древнего городища. В центре площадки городища стоит церковь Ильи Обыденного. Сохранившееся здание построено в конце XVII в. и никак не могло быть сооружено "обыдень" - за один день, как строили иногда по обету, чтобы пресечь какое-нибудь общее бедствие (например, эпидемию). Видимо, "обыденной" была первая, маленькая, церковь Ильи, на месте которой стоит теперь эта.
      Известно, что церкви во имя Ильи-пророка ставили в древности зачастую на месте жертвенников Перуна - одного из главных богов восточных славян, так как по тогдашним представлениям сходны были некоторые функции языческого бога и христианского святого (в частности, тот и другой были связаны с громом, молнией, дождем)13. Храмы и изображения Перуна при этом, конечно, свергались. А ведь свергнутый языческий бог мог отождествляться с чертом. Не указывает ли рассмотренная группа древних топонимов на местонахождение к западу от Москова древнего святилища Перуна? Положение таких святилищ за городскими стенами на некотором расстоянии от жилых кварталов не было необычным для Древней Руси. Известно, например, урочище Перынь в Великом Новгороде.
      Середина XII в. была для городка временем больших перемен. В результате феодальных войн он перешел во владение суздальского князя Юрия Долгорукого. Этот факт отразился во многих сказаниях о начале Москвы, содержащих драматическое повествование о захвате князем Москвы и убийстве ее владельца боярина Кучки. К 1147 г. Москов был уже, по-видимому, не первый год во владении Юрия Долгорукого. Юрий пригласил к себе на военный совет черниговского князя, передав ему коротко: "Приди ко мне, брате, в Москов"14, как мог бы сказать - "приезжай ко мне в Суздаль" (или в любое другое свое владение). Городок представлял достаточно удобств для размещения и прокормления князей с их дружинами, то есть не был так уж мал.
      Князь считал, однако, необходимым лучше укрепить это новое пограничное владение и уже через девять лет перестроил, вернее, заново выстроил и увеличил детинец. Впрочем, летописная дата перестройки - 1156 г. - принимается большинством исследователей условно, поскольку дошла до нас в относительно позднем тексте Тверской летописи и носит характер "позднейшего припоминания". Видимо, надо говорить в целом о 50-х годах XII века. Правильны и предположения, что Юрий Владимирович, который в то время был занят борьбой за киевский великокняжеский стол и вскоре умер в Киеве, мог лишь дать какие-то указания, а фактически строительством руководил его сын Андрей, прозванный Боголюбским15.
      Этот второй московский Кремль сохранился в толще культурного слоя лучше, чем первый, и довольно подробно исследован археологами. Кремль занимал уже гораздо большую территорию мыса, включая современную Соборную площадь и часть Ивановской. Деревянные земляные укрепления его были гораздо более мощными. Открывшийся в котловане при строительстве Дворца съездов вблизи современных Троицких ворот вал имел высоту 7 м и толщину в основании 14,5 метра. Основание его во многих местах было укреплено особой конструкцией из дубовых бревен, удерживаемых специальными крюками, чтобы не откатились наружу под давлением насыпи. Такая конструкция широко применялась в X-XI вв. в западнославянских городах. Известна она и в детинце Новгорода Великого XI века16. На вершине вала, вероятно, стояли еще и деревянные укрепления - срубные заборолы, известные в других русских городах того времени. Они не сохранились. Зато в районе Ивановской площади археологам Кремля удалось проследить сухой ров, защищавший крепость со стороны плато. Он был той же конструкции, что и первый, но более мощный (глубина 9 м, ширина более 30 м).
      Во рву найден прекрасный клинок меча, на котором реставраторы расчистили клеймо: "Etcelin me fecit" ("Меня сделал Этцелин"). Знаменитый европейский оружейник Этцелин работал в середине XII века. Этот меч изготовлен между 1130 и 1170 годами. В ров Москвы он попал скорее всего во время штурма крепости. Возможно, это произошло при нападении на Москву рязанского князя Глеба в 1177 г., о чем рассказывает летопись. Драгоценный меч, конечно, принадлежал не рядовому воину, а знатному и богатому рыцарю. Не сам ли рязанский князь уронил или швырнул в ров сломанный в бою клинок?
      Зимой 1237/38 г. Москва была, как и многие другие русские города, разорена ордынцами. Известия, исходящие от самих завоевателей, говорят о том, что Москва оказала серьезное сопротивление и что взять ее укрепления было трудно17. В восстановленном вскоре городе основой укреплений оставался еще старый, сооруженный почти за 100 лет до того вал. К концу XIII в. относится появление в Кремле первой каменной московской церкви 18, что означало уже серьезный рост политического престижа столицы молодого Московского княжества. Крепость Москвы, как уже говорилось, увеличилась в несколько раз, заняв прилегающие районы посада. Но и сам московский посад значительно вырос. Он занимал в XII-XIII вв. уже всю территорию современного Кремля и весь москворецкий подол Китай-города за исключением его восточной оконечности, где теперь стоит старая церковь Анны, что в углу (неподалеку от площади Ногина).
      Первая четверть XIV в. была ознаменована борьбой Москвы за великое княжение. Главным соперником Москвы была Тверь. В 1327 г. Москва стала стольным городом всех русских земель и в дальнейшем возглавила их борьбу за свержение ордынского ига. Политическая и военная обстановка того времени сказалась, конечно, и на самом городе, и на развитии его укреплений. Однако и в период наиболее ожесточенной борьбы с Тверью и некоторое время после того основой обороны Москвы оставался тот Кремль, который противостоял еще войскам Батыя. Нужно думать, что он был все же несколько "модернизирован", хотя территория его и основа конструкции оставались прежними.
      Внутри Кремля было построено уже несколько каменных соборов. Из них особенно важен Успенский, возведение которого тесно связано с тем фактом, что Москва стала религиозным центром всей Руси, ее митрополией. Исследование Д. С. Лихачева выявило еще один смысл этого строительства: церквам во имя Успенья Богородицы придавалось в те времена значение оплота обороны, так как богоматерь считалась покровительницей славян, их защитницей в войнах19. Не случайным в свете этих положений представляется и выбор места для собора - на краю тогдашнего Кремля, у самой городской стены.
      Новый Кремль построили в Москве к концу княжения Ивана Калиты, в 1339 году. Однако остатки его до сих пор не обнаружены. Текст летописи, упоминающий лишь материал, из которого срублены были деревянные стены, - дуб, долгое время вводил в заблуждение исследователей, относивших на этом основании любую находку дубовых срубов ко времени Калиты. Но и гораздо более ранняя крепость середины XII в. имела дубовое основание. Мнения о территории, охватывавшейся городом Калиты, в настоящее время расходятся: одни ученые считают, что ров этой крепости проходил к востоку от современной Ивановской площади; следовательно, крепость была расширена незначительно. Другие предполагают, что крепость при Калите расширилась намного, приблизившись к современным размерам Кремля (за исключением его северной части) и что эту территорию защищали без малого через 30 лет уже каменные стены, почему и не обнаруживаются остатки деревянных стен Калиты. Так или иначе, вопрос о площади Кремля 1339 г. остается пока открытым.
      Столь же неясна конструкция крепости: летопись сообщает лишь, что Кремль Калиты был дубовым. Хранящиеся в Историческом музее остатки восьмиугольной башни, рубленой "в лапу" из дубовых брусьев, к сожалению, не имеют паспорта, не известны ни место, ни обстоятельства их находки, ни то, откуда и как они поступили в музей, поэтому отождествление их с крепостью, построенной при Иване Калите, неправомерно. Само по себе соединение бревен "в лапу" известно лишь по постройкам XV-XVII веков. Возможно, хранящиеся в музее экспонаты - остатки не Кремля XIV в., а какой-то более поздней крепости и вообще не московского происхождения. Вот почему А. М. Васнецов воспользовался для своей картины "Кремль при Иване Калите" фрагментами более поздних северных крепостей, в частности Якутского острога XVII века20. Реконструкция дубового Кремля XIV в. остается задачей будущих археологических и историко-архитектурных работ.
      В 1367 г. был выстроен новый Кремль, каменный. Строительство в Москве крепости из белого камня современники связывали с возросшим политическим значением города, с укреплением роли его как столицы всех русских земель. С тех пор Москву стали называть белокаменной. Некоторые из современников (в частности, тверской летописец) не скрывали отрицательного отношения к возвысившемуся сопернику21. Кремль, построенный при Дмитрии Донском, занимал почти такую же территорию, как и современный. Значительные участки стен, которые мы видим сейчас, возведены на основе старых, белокаменных. Периметр кремлевских укреплений (северный угол Кремля тогда еще не был защищен стенами) составлял 1900 метров.
      Если мы хорошо представляем себе территорию Кремля при Дмитрии, то о конструкции его известно меньше. По исследованию Н. Н. Воронина - то была сильная крепость с девятью башнями. На них размещались усовершенствованные метательные орудия, включая первые на Руси пушки. Летопись отмечает, что материалом для строительства служил подмосковный известняк, добывавшийся в каменоломнях у с. Мячкова, и что все грандиозное строительство было завершено в короткий срок, за один строительный сезон. Чтобы добыть, обтесать и привезти белокаменные блоки, вырыть рвы для фундаментов, сложить и оборудовать стены и башни в такой срок, на строительстве должно было работать ежедневно около 2 тыс. человек. Такая стройка была под силу только крупному городу. Москва значительно разрослась. Ее древнейший Большой, или Великий, посад в междуречье Москвы и Неглинной занял уже всю территорию будущего Китай-города, а на отдельных участках приблизился к Яузе. Другой московский торгово-ремесленный посад разместился на правом берегу Неглинной и получил название Занеглименья. Археологические раскопки обнаружили по соседству с Домом Союзов остатки литейных мастерских, а у здания Моссовета - остатки деревянной мостовой XIV века22.
      Отсюда видно, что по древней Тверской дороге тянулась радиальная магистраль посада. Другая такая магистраль шла, видимо, по Смоленской дороге, по линии Арбата и Воздвиженки (начало пр. Калинина). Об этом говорит возведение у нового Кремля первого в Москве каменного моста (на месте современного моста у Троицкой башни), соединявшего Кремль с Занеглименьем. Радиальные магистрали протянулись и на Великом посаде - от нового Кремля к периферии города. На Подоле это была Великая улица, ведшая к москворецкой пристани, и одна или две улицы в нагорной части Великого посада (соответствующие улицам 25-го Октября и Куйбышева). Этот посад настолько вырос, что встал вопрос о создании для него внешней линии укреплений.
      В последней четверти XIV в. строились деревянно-земляные укрепления от Москвы-реки к Неглинной, по линии будущего Китай-города. Однако до завершения здесь оборонительных работ строительством каменной крепости прошло еще больше полутора столетий. Освоенная городом территория простиралась и за границы Великого посада. Так, урочище в районе нынешних Сретенских ворот и Чистых прудов - Кучково поле - было, по-видимому, в XIV в. местом публичных казней. В 1379 г. здесь отрубили голову сыну московского тысяцкого И. В. Вельяминову, пытавшемуся бежать в Тверь23.
      Кремль был не только крепостью, но и архитектурным центром, важнейшим ансамблем Москвы. Из-за белокаменных стен и башен виднелись маковки каменных церквей и фигурные кровли дворцов московской знати, над которыми господствовал расположенный ближе к мысу дворец великого князя с его "златоверхим" (вероятно, крытым медными листами) теремом и своеобразной башней со "стекольчатыми" (что было тогда большой редкостью) окнами - резиденцией княгини. Летописи упоминают и приемные, пиршественные залы, и "ложницу" - спальню князя, и парадные террасы второго этажа- "сени". Описывая выступление русских войск в поход против Мамая, автор "Сказания о Мамаевом побоище" говорит, что по трем дорогам от Кремля шли три колонны русских войск, а великая княгиня Евдокия и жены других князей, уходивших в поход, глядели на них из окна терема, "слезы проливающе аки речную струю"24.
      Белокаменный Кремль служил Москве защитой более 100 лет. Войскам ордынского хана Тохтамыша удалось взять его в 1382 г. лишь обманом, уверив москвичей в своем намерении заключить мир. Этот Кремль вынес не одну осаду. Его белокаменные стены страдали и от штурмов, и от пожаров. Их чинили не камнем, а деревом, и к концу XV в. таких починок было уже столько, что побывавший в ту пору в Москве итальянец А. Контарини записал: крепость в Москве деревянная25. Этот Кремль нуждался в перестройке. Его строительство, однако, имело в конце XV в., после падения ордынского ига, уже не столько оборонное, сколько престижное значение. Оно должно было показать всему тогдашнему миру, в особенности Западной Европе, военную мощь и высокие культурные достижения молодого Русского государства. Строили кирпичный Кремль более 30 лет. Руководили работами итальянские мастера26. Военно-оборонительные и архитектурные сооружения Кремля в большинстве своем сохранились до наших дней, исследованы весьма тщательно и в значительной мере реставрированы27.
      Новое строительство шло в центре уже сложившегося города. Кремль XV-XVI вв. был, по крайней мере, пятым укреплением на мысу в устье Неглинной. Эти обстоятельства наложили весьма серьезный отпечаток на характер новой крепости. Кремлю в то время было некуда особенно расширяться. Территория его выросла лишь незначительно, и на этот раз не за счет посада. Угол его выдвинулся на север, включив обильный водою район, не очень удобный для заселения, но дававший значительные выгоды для водоснабжения крепости. Западная линия стен также отодвинулась, спустившись к берегу Неглинной. С восточной стороны крепость не продвинулась в сторону посада, если не считать территории, занятой рвом и гидротехническими сооружениями, соединявшими ров с Неглинной и Москвой-рекой. В нее вошла лишь небольшая часть торговой площади, расположенной под стенами Кремля. Многие башни и участки стен выстроены, как указывают источники, "по старой основе", то есть по линии укреплений белокаменного Кремля XIV в. и даже, как уже говорилось, с использованием их фундаментов.
      В планировке нового Кремля сказалась господствовавшая в те времена тенденция равномерного рассредоточения огневых точек, а следовательно, и башен по периметру крепости. Если в древности защищалась преимущественно "приступная" сторона крепости - со стороны плато, а для двух других считались главной защитой водные преграды - реки, то с усовершенствованием метательных машин и в особенности с развитием артиллерии и расширением применения ее для штурма крепостей надежность водных преград уже не была столь значительна, поскольку огонь можно было вести и с другого берега реки. Соответственно 18 основных башен Кремля распределены так, чтобы на каждую сторону неправильной "подтреугольной" фигуры, которую он образует в плане, выходило по семь боевых башен, включая угловые. Некоторое усиление оборонительных сооружений со стороны плато было вызвано лишь тем, что сюда выходили трое ворот (из шести, бывших в крепости), что было необходимо для сохранения постоянной связи с Великим посадом.
      Три проездные башни (Троицкая со стороны Неглинной, Константино-Еленинская со стороны Красной площади и Тайницкая со стороны Москвы-реки) были снабжены дополнительными предмостными укреплениями-башнями (в Западной Европе подобные башни назывались "барбаканами"), ворота которых находились на 5 - 6 м выше поверхности земли и были снабжены подъемными мостами. Из этих трех башен сохранилась лишь одна Кутафья у Троицкой башни, стоявшая некогда на правом берегу Неглинной и соединенная с Троицкими воротами каменным мостом.
      Именно тогда сформировались основные черты ансамбля кремлевских зданий. Образуется Соборная площадь. На месте небольших каменных церквей, о которых говорилось выше, строятся грандиозные для того времени соборы - Успенский (Аристотель Фьораванти, 1475 - 1479 гг.), Архангельский (Алоизио Новый, 1505 - 1508 гг.), Благовещенский (псковские мастера, 1484 - 1489 гг.). Знаменитый столп "Иван Великий" возведен архитектором Боном Фрязином в 1505 - 1508 гг., а надстроен в 1599 - 1600 годах. Одновременно начал строиться великокняжеский дворец. Нам, привыкшим считать, что дворец - это хотя и огромное, но единое здание, построенное и оформленное по общему замыслу, русский дворец XV-XVII вв. показался бы городком, состоящим из множества различных зданий. Их возводили по мере надобности в разное время разные мастера и из разных материалов. В таком ансамбле было поэтому больше живописности, чем единства, и красота дворца была весьма своеобразной.
      Первым был большой и пышный парадный зал для приемов и пиров - Грановитая палата, построенная еще в 1487 - 1491 гг. итальянцами Марком Фрязином и Пьетро Антонио Солари - архитектором, руководившим также строительством стен и башен Кремля. Солари называл себя "главным архитектором Москвы"28. Затем на общем белокаменном подклете, возведенном под руководством Алоизио да Монтаньяно, в течение всего XVI столетия строились все новые и новые дворцовые здания - каменные и деревянные, назначение которых отвечало возникавшим потребностям великокняжеской, а затем царской семьи и двора.
      Начавший это строительство Иван III не дожил до его окончания; и в новый дворец переселился его сын Василий III. Дворец был построен со всеми доступными тогда удобствами - "с погребы и с ледникы"29, с "мыльнями" (банями) и пр. Территория дворца была значительно расширена за счет дворов, принадлежавших московским: боярам. Бояре же выселялись на новые места в Великом посаде. Так в районе будущего Китай-города появились дворы крупных феодалов, прежде живших в самом Кремле, например, князей Патрикеевых.
      Если Кремль не расширялся более за счет посада, то московская знать продолжала занимать посадские земли, расселяясь сначала среди посадских людей в междуречье Москвы-реки и Неглинной, а в XVI-XVII вв. - и в Занеглименье, и в Заяузье. Продолжалось и переселение ремесленников на новые окраины города. Слободы московского посада появились в Заяузье и в Замоскворечье. Первый из упомянутых районов стал как бы средоточием производств, связанных с огнем, - гончарного, кузнечного, оружейного, котельного. В мастерских гончаров, кузнецов, оружейников, котельников и др. имелись специальные горны, особой конструкции для каждого производства. Обилие этих огнедышащих печей представляло для деревянного города немалую опасность. Можно понять, почему слободы мастеров "горячих" профессий выселяли за Яузу, представляющую все же некоторое препятствие для распространения огня. Другие подобные слободы размещались за Неглинной (кузнецы, литейщики, оружейники) и, наконец, - за Москвой-рекой (новая Кузнецкая слобода, о которой и сейчас напоминает название улицы и переулка). Посещавшие Москву иностранцы отмечали, что город кажется еще больше от множества домов "кузнецов и других ремесленников, действующих огнем"30 на его окраинах; дома эти первыми встречались каждому, въезжавшему в Москву.
      Посад рос, как и повсюду в те времена, прежде всего вдоль дорог, которые протянулись во все стороны, к другим городам. Если в начале существования Москвы главную роль играли водные пути, то впоследствии, с развитием техники и транспорта, большое значение приобрели сухопутные дороги. Одной из главнейших была дорога в Тверь и Великий Новгород - будущая Тверская (ныне ул. Горького). Тогда появилась поговорка "Город Тверь - в Москву дверь". Подобным же образом возникли Дмитровка (Пушкинская ул.), Серпуховская, Ордынская, Калужская, Смоленская (Арбат), а также многие другие, в названиях которых не сохранилось имен тех городов, куда вели эти дороги. Пространство между радиальными магистралями долгое время оставалось незастроенным. Там стояли отдельные дворы, тянулись огороды, сады и поля, а за чертой города шла обширная невозделанная зона выгона, где паслись стада. Магистральные улицы обычно были замощены деревянными мостовыми и снабжены системой водоотводных сооружений. Малые же улочки, переулки и тупики утопали в грязи.
      Для защиты разросшегося посада уже недостаточно было одного Кремля. Еще в XIV в. делались попытки создать вторую, внешнюю линию укреплений Москвы. В XVI в. московский посад получил три новые линии укреплений. Первая - примыкавшие к Кремлю с востока каменные стены и башни вокруг Великого посада - была построена всего через 20 лет после окончания строительства Кремля (1535 - 1538 гг.) и называлась Китай-городом (правильнее Катай-город, т. к. была сложена из Катаев - каменно- деревянных блоков). Остатки ее сохранились в районе современной пл. Свердлова, позади здания гостиницы "Метрополь", а в перестроенном виде - у Китайского проезда возле гостиницы "Россия". Но фундамент этой некогда грозной крепости остался в земле почти целиком, так что восстановление ее как памятника истории и культуры (поскольку имеются ее подробные архитектурные обмеры) возможно еще и сейчас.
      Следующая крепость - Белый город - охватывала уже и Занеглименье, замыкаясь с одной стороны у Свибловой башни Кремля, с другой - у Кузмодемьянской башни Китай-города. Представление о ее конфигурации дает "кольцо" бульваров - от Гоголевского до Яузского. От этой крепости, некогда окрашенной в белый цвет, осталась только память в названии некоторых площадей между бульварами - "ворота" Никитские, Петровские, Сретенские, Мясницкие (ныне - Кировские). При археологических работах открываются иногда остатки фундаментов Белого города, вымостка проездов его ворот и пр.31
      В 1591 - 1592 гг. была сооружена третья линия укреплений, охватывавшая весь посад, включая Замоскворечье. Она представляла собой неправильное кольцо, по линии которого и сейчас проходят Садовые улицы, как бы ограничивая центральную часть Москвы. Это был земляной вал с деревянными стенами и башнями наверху, получивший название Скородом: видимо, потому, что был так скоро построен, несмотря на огромную свою протяженность (15 км). Скородом был сожжен польско-литовскими войсками в начале XVII в., а построенный затем на его месте Земляной город разобран в начале XVIII в.: Петр I предписал хозяевам домов по этой кольцевой улице устроить перед домами палисадники, что и дало улицам название Садовых.
      Но еще задолго до того, при сооружении новых крепостей на посаде с внешней стороны каждой из них устраивалась широкая улица, имевшая задачей обеспечить большее удобство обороны крепости и повторявшая ее линию. Так образовались кольцевые магистрали, которым соответствовали внутри укреплений более узкие улицы того же направления, пересекавшие радиальные, то есть сложилась та радиально-кольцевая планировка древнего ядра города, которая характеризует до сих пор Большую Москву. Что касается плотности застройки, то она, как и в других русских городах, не была столь велика, как в городах средневековой Западной Европы или Ближнего Востока. Теснота была относительно меньшей, хотя и неодинаковой в разных районах города.
      Территория Москвы в целом в рассматриваемый период была больше, чем территория города с таким же по численности населением в Западной Европе. Недаром иноземные путешественники отмечали, что Москва вдвое больше Праги и больше Флоренции. Организующим ансамбль города центром и в XVI в. был Кремль с его башнями, соборами, дворцами, садами и вертикалью Ивана Великого, с вершины которого открывался вид на далекие окрестности. Значение кремлевской крепости хорошо понимали современники еще до того, как выросли внешние укрепления.
      Вскоре после того, как закончилось строительство нового Кремля, в 1525 г. в Риме побывал московский посол Дмитрий Герасимов. На знатного московита плохо подействовала "гнилая" южная зима. Он привык на родине к сильным морозам при относительно сухом воздухе, и в Риме мучился простудой и лихорадкой, вынужден был подолгу оставаться дома. Один из приближенных папы Климента VII, епископ Новокомский Павел Иовий, с которым посол проводил свободное время, имел возможность порасспросить гостя о том великом городе, откуда он приехал и который не был еще широко известен в отдаленных землях.
      Вот что записал Павел Иовий среди многих других сведений о Московии в целом и о самой Москве со слов Дмитрия Герасимова:
      "Это - самый славный из всех городов Московии как по своему положению, которое считается срединным в стране, так и вследствие замечательно удобного расположения рек, обилия жилищ и громкой известности своей весьма укрепленной крепости... Почти три части города омываются двумя реками, остальная же часть окружена очень широким рвом, обильно наполненным водой из тех же самых рек... Город Москва признается вполне достойным названия царственного... тогда как он весьма мудро выстроен почти в центре всей более населенной страны... и укреплен крепостью и реками, так что, по- видимому, при сравнении с другими городами он, по всеобщему признанию, присвоил себе заслуженную честь превосходства и не могущий никогда исчезнуть почет"32.
      К концу XVI в., когда Москва являлась уже столицей централизованного государства, ни в одном из его городов не было столь величественного в своей совокупности центра, как московский Кремль.
      Примечания
      1. Подробнее см.: Стенам и башням Московского Кремля 500 лет. Тезисы докладов Всесоюзной научной конференции (12 - 14 ноября 1985 г.). М. 1985.
      2. Цит. по: Забелин И. Е. История города Москвы. Ч. 1. М. 1905, с. 26.
      3. Там же, с. 15.
      4. Повести о начале Москвы. М. -Л. 1964, с. 245 - 249.
      5. Археологические работы (наблюдения за строительством и специальные раскопки) ведутся здесь Институтом археологии АН СССР, Государственным Историческим музеем, музеями Московского Кремля, Музеем истории Москвы, а нередко и совместно. Руководили работами в разные послевоенные годы А. В. Арциховский, А. Г. Векслер, Н. С. Владимирская, Н. Н. Воронин, А. Ф. Дубынин, Ю. М. Золотое, В. И. Качанова, Г. П. Латышева, П. Н. Миллер, Б. А. Рыбаков, К. А. Смирнов, А. В. Успенская, С. З. Чернов, а также автор этих строк.
      6. Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси X-XV вв. Т. 1. М. 1970, с. 149, N 319.
      7. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. II. М. 1962, стб. 339.
      8. Москва. Энциклопедия, М. 1980, с. 113 - 117 (NN 30, 32, 189, 190), с. 306, 341; Векслер А., Мельникова А. Московские клады. М. 1988, с. 44.
      9. Макарова Т. И. Поливная посуда. Из истории керамического импорта и производства Древней Руси. М. 1967, с. 58, 68; Латышева Г. П. Торговые связи Москвы в XII-XIV вв. (по материалам археологических раскопок 1959 - 1960 г. в Московском Кремле). В кн.: Древности Московского Кремля. М. 1971, с. 214 - 217.
      10. Раппопорт П. А. Очерки по истории русского военного зодчества X-XIII вв. - Материалы и исследования по археологии (МИА) СССР, 1956, N 62, с. 26, 62, 113-114.
      11. Гастев М. Материалы для полной и сравнительной статистики Москвы. Ч. 1. М. 1841, планы Москвы (N 55), объяснения к планам, с. 4; Забелин И. Е. История города Москвы. М. 1905, с. 64.
      12. См.: Имена московских улиц. М. 1975, с. 457, 300; История Москвы. Т. 1. М. 1952, с. 21, 120, 122, 179, 457 и др.
      13. Зеленин Д. К. Обыденные полотенца и обыденные храмы. - Живая старина, СПб., 1911, ч. XX; Иванов В. В. Илия. В кн.: Мифы народов мира. Т. І. М. 1980, с. 504 - 506; Иванов В. В., Топоров В. Н. Перун. - Там же. Т. II. М. 1982, с. 306 - 307.
      14. ПСРЛ. Т. II, стб. 339.
      15. Воронин Н. Н. Московский Кремль (1156 - 1367 гг.). - МИА СССР. 1958, N 77, с. 53.
      16. Алешковский М. Х. Новгородский детинец 1044 - 1430 гг. В кн.: Архитектурное наследство. Т. 14. М. 1961, с. 8 - 9.
      17. Тихомиров М. Н. Древняя Москва. М. 1947, с. 19.
      18. Шеляпина Н. С. К истории изучения Успенского собора Московского Кремля. - Советская археология, 1972, N 1, с. 213.
      19. Лихачев Д. С. Градозащитная символика успенских храмов. В кн.: Уникальному памятнику русской культуры - Успенскому собору Московского Кремля - 500 лет. М. 1979, с. 36.
      20. Васнецов А. М. Кремль при Иване Калите. В кн.: Аполлинарий Васнецов. К столетию со дня рождения. М. 1967, с. 153, 164 - 166.
      21. Так, в Рогожском летописце сказано: "На Москве начата ставити город камен, наделся на свою великую силу, князи Русъкыи начата приводити в свою волю, а который начал [и] не повиноватися, на тых почали посягати злобою" (ПСРЛ. Т. XV, вып. 1. Пг. 1922, с. 184).
      22. Векслер А. Г. Москва в Москве. М. 1932, с. 109 - 111.
      23. ПСРЛ. Т. XXV. М.-Л. 1949, с. 200.
      24. Сказание о Мамаевом побоище. В кн.: Повести о Куликовской битве. М. 1959, с. 179.
      25. Контарини А. Путешествие в Персию. В кн.: Барбаро и Контарини о России. Л. 1971, с. 227.
      26. Существует немалая литература об этих мастерах. Наиболее значительные работы: Лазарев В. Н. Искусство средневековой Руси и Запад (XI-XV вв.). М. 1970; Подъяпольский С. С. Архитектор Петрок Малый. В кн.: Памятники русской архитектуры и монументального искусства. М. 1983.
      27. Памятники архитектуры Москвы. М. 1982, с. 259 - 345.
      28. Лазарев В. Н. Ук. соч., с. 43.
      29. ПСРЛ. Т. XII. М. -Л. 1965, с. 249.
      30. Герберштейн С. Записки о московитских делах. СПб. 1908, с. 99.
      31. Коробков Н. М. Стена Китай-города. В кн.: По трассе первой очереди московского метрополитена. Л. 1934; его же. Стена Белого города. В кн.: Историко-археологический сборник. М. 1948; Подъяпольский С. С. Ук. соч.; Смирнов А. П. Мясницкие ворота Белого города. В кн.: По трассе первой очереди с. 103 - 106.
      32. Павла Иовия Новокомского книга о посольстве Василия великого государя Московского к папе Клименту VII. В кн.: Герберштейн С. Ук. соч., с. 263 - 265.
    • Потери
      Автор: Чжан Гэда
      Уличные бои за Ташкент 14-16 (26-28) июня 1866 г.:
      Обе цитаты из описания, оставленного очевидцем штурма, военным чиновником Ю.Д. Южаковым.
      Я признаю, что при расстреле из орудий плоховооруженного противника соотношение потерь может быть иным.
      Но если идет рукопашный бой такой интенсивности, то при таком соотношении сил в такие потери не верится ни на грамм - или интенсивность боев была намного меньше, или защитников было намного меньше, или и то, и другое вместе.
      Предлагаю пройтись по подобным историческим несуразностям с целью определить критерии выявления фальсификации событий.