35 posts in this topic

Случайно наткнулся - "понравилось". Особенно с точки зрения апломба говорящего:

Цитата

1)объединенные усилия империалистов в 1901 совершенно спокойно разгромили боксеров, при том что общая численность интервентов была тысяч 30-40.

В 37 г. японцы за год захватили все побережье Китая, включая столицу и в дальнейшем легко просто отбивались от гоминадана (примерно 4 млн.) солдат, от комунистов (еще сколько то) и все это силами одной Квантунской армии (1 млн).

В 50 г. в Корее не было никаких пленных гоминьдановцев, туда вводились собственно войска комунистов

Разбить США в Корее?

Буду коллекционировать. Ибо!

Однако такие перлы приходится комментировать.

1) в 1900 г. только Россия мобилизовала более 170 тыс. солдат для вторжения в Китай. В боях участвовало не менее 20-30 тыс. солдат. На момент штурма Пекина русский контингент был 2-й по численности после японского. Немцы усиленно перебрасывали свою армию в Китай уже в сентябре 1900 г., после взятия Пекина, но войска союзников под командованием Вальдерзее никуда далеко продвигаться не стали - понимали, что сколько не нагоняй из метрополий войск, все равно наступление захлебнется и покатится назад - придется подписывать Заключительный протокол в иных, совершенно неблагоприятных условиях.

Помогло европейским карателям именно то, что элита Цинской империи спала и видела - как бы согласиться побыстрее.

2) если японцы так легко и непринужденно все захватили в 1937 г., то что они делали потом почти 8 лет? И зачем они постоянно рвались на Чанша? 4 сражения, однако. 3 проиграны японцами ...

Открою секрет - справиться с Китаем японцам было не под силу. Поэтому пустили в ход политические маневры (Китай не собирался мириться с японцами и нужны были политические партнеры, которые смогли бы переломить ситуацию). Так появились Мэнцзян, Маньчжоу диго, Нанкинское правительство Ван Цзинвэя и т.п.

Наступления были именно японские. И именно против войск гоминьдана, страдавших от банальной нехватки современного оружия. На серьезные действия гоминьдановских войск не хватало - только на более или менее адекватную оборону.

Поставки вооружения из СССР по вполне понятным причинам были сокращены, а от англо-американцев стали существенными только для Y-force в 1942-1943 гг.

Коммунисты удачно отмежевались от войны, равно как и Синьцзян, в котором правила клика Ма. Не воевали коммунисты против японцев практически никак после 1937 г. (битва 100 полков).

Ну а для "знатоков" - Квантунская армия располагалась на северо-востоке Китая, на территории Ляодунского полуострова и Маньчжурии. Поэтому и называлась Квантунской - от другого названия полуострова Ляодун (Гуаньдун - в искаженной русской записи Квантун). Как она наступала на Чанша в Хунани - ума не приложу.

3) в 1950 г. в Корею послали именно бывших гоминьдановских солдат под руководством военачальников КПК. Так было проще решить проблему "перевоспитания" ненадежных частей, перешедших на сторону КПК незадолго до окончания ГВ в Китае.

Соответственно, и вооружали их из трофейных японских арсеналов - советское оружие им никто не разбежался давать. Оснащенность техникой была слабая. Но в условиях Кореи много танков роли не сыграют - местность не танкодоступная. Намного лучше пехота, насыщенная мобильными огневыми средствами (пулеметы, минометы, базуки, фаустпатроны и т.п.)

В этом как раз китайцы сильно уступали. Но, тем не менее, если с высадкой "войск ООН" корейцы стали отступать к границе с КНР, то при вводе китайских "добровольцев" ситуация сразу изменилась и "войска ООН" отступили на юг, линия фронта стабилизировалась примерно в районе современной границы (она же - линия демаркации советской и американской зон оккупации в 1945).

Очень показательно рисует состав китайских частей ситуация с военнопленными - в 1950-1953 гг. "войска ООН" взяли в плен 21 тыс. китайцев. С ними велась усиленная работа. В результате 14 тыс. вернулись в КНР, а 7 тыс. - уехали на Тайвань, куда с Чан Кайши перебрались их родные и близкие.

4) Фразу "разбить США в Корее?" (с) я не понял. Ибо попахивает чем-то альтернативным. 

КНДР выстояла. Благодаря нашей помощи + "китайским добровольцам". Что это для США? Поражение. Что это для СССР? Тоже поражение, т.к. КНДР не поглотила территорию современной РК.

Только если СССР потерпел политическое поражение, США получили по зубам вполне конкретно.

Пока наши испытывали там новейшие модели истребителей и т.п., американцы нагоняли туда своих и чужих солдат (даже турки и эфиопы отметились, а небезызвестный Чак Норрис служил именно в Корее во время войн 1950-1953 гг., но лихо откосил от передовой, уже попав в Пусан), которым противостояли зачастую не корейцы, а именно китайцы, т.к. после взаимных чисток 1950-го года корейцы (ни северяне, ни южане) не горели желанием рваться в бой на острие удара.

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites


Для развития темы:

Цитата

Но с другой стороны войны Китая были в основном междоусобными, а на периферии китайцы сталкивались в основном с кочевниками, от которых терпели поражения, лучшими войсками в Китае зачастую были не китайцы, а те же кочевники на службе китайских императоров.

По уровню знания материала - примерно как предыдущие перлы.

Если в Европе не было до определенного времени устоявшихся национальных государств, то и там войны шли, в основном, "междоусобные". Скажем, в войсках англичан во время Столетней войны было столько воинов, выставленных с английских владений на континенте, что порой задаешься вопросом - а что это за война такая?

А по поводу масштабов - масштабы европейских войн поражают своей скромностью. Даже Тридцатилетняя война - одна из знаковых - все же не вышла за определенные пределы и фактически свелась к тотальному грабежу более слабых феодальных соседей.

Ну а насчет "лучшими войсками в Китае ... были кочевники" - примеров, конечно, не последует. Открою страшную тайну - до XVII в. кочевники практически всегда были сильнее оседлых в поле. И Византия, и Иран, и Китай - все страдали от них. Потому как ХКТ кочевых народов позволял быстро выставить большие массы людей, уже хорошо владевшими основами военного дела, против плохо обученных ополчений (массово профессионалов никто содержать не мог).

Ну а то, что такой отрыв для кочевников был совершенно необременителен с точки зрения хозяйства (если только война не затягивалась и все ограничивалось набегом и уходом с добычей) по сравнению с тем, что аналогичные обстоятельства значили для земледельцев - это тоже надо объяснять?

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну и клинический случай:

Цитата

Замечу что сами по себе трактаты это все таки теория, великих полководцев китайского происхождения лично я с ходу не припомню. Постепенное освоение Юга (китай как известно вырос из относительно небольших владений в районе Хуанхе) конечно требовало в древности талантливых полководцев, но в средние века китайцы чаще подчинялись, чем завоевывали. Достаточно заметить что во втором тысячелетии сами китайцы контролировали весь Китай только при династии Мин, части Сун и в 20 в.- итого не более 500 лет.
Все остальное время там господствовавли кочевники

Это как я сейчас скажу, что "великих биологов среди индийцев лично я с ходу не припомню". Потому что ни Индией, ни биологией не интересуюсь.

Похоже, тут попытка выставить свои комплексы в отношении нового материала априорной истиной.

Начнем с того, что автор этой цитаты (он же - автор первой) не может назвать китайских полководцев. А почему? А потому что кроме Википедии ничего не читал.

Например, Му Ин, Сюй Да, Ли Чэнлян, Ли Жусун и т.п. Вопрос, наверное, в том, что он просто не знает историю Китая. И Ли Чэнлян, и Му Ин громили и монголов, и чжурчжэней. Но вопрос в том, что когда они громили монголов, империя Мин была сильна. А стала слаба - все обратилось вспять. Но что характерно - изолированная армия У Саньгуя все же стояла непреодолимым препятствием на пути маньчжуров до того самого момента, пока У Саньгуй не принял решение изменить Китаю.

А "математические подсчеты" просто умиляют. Особенно в условиях, когда, пардон, жители Сычуани были врагами жителям Фуцзяни порой сильнее, чем японцы, против которых в Фуцзянь посылались сычуаньские контингенты, а жители земель к северу от Хуанхэ считали себя обособлено от жителей районов к югу от Янцзы ...

Думаю, что про то, что Сычуань была при объединении опустошена войсками Сунов почище иного чужого владения, что надолго заложило основы сычуаньского сепаратизма, автор такого космического высказывания, которое я процитировал, не в курсе.

Период Сун-Цин тем и хорош, что из разных компонентов создавалась единая нация (которая, кстати, до сих пор находится в состоянии формирования и сепаратистские тенденции там также сильны, как и централизаторские). 

Но ведь находятся люди, которые, не обладая багажом знаний по теме, ухитряются выставить себя в качестве неких "хранителей абсолютного знания"!

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

в 1950 г. в Корею послали именно бывших гоминьдановских солдат под руководством военачальников КПК.

А где про это можно почитать?

3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Соответственно, и вооружали их из трофейных японских арсеналов - советское оружие им никто не разбежался давать. Оснащенность техникой была слабая.

Попадалась статья по техническому оснащению китайской армии на период Корейской войны. Там писали, что массовые поставки советской техники пошли уже в ходе войны. То есть - на ее начало у китайских войск массово советское оружие иметься и не могло, независимо от желания.

Share this post


Link to post
Share on other sites
9 минут назад, hoplit сказал:

А где про это можно почитать?

Дай Бог памяти! Похоже, как-то сидели мы долго с Асмоловым ... (шутка)

Вспомню - напишу.

10 минуту назад, hoplit сказал:

Попадалась статья по техническому оснащению китайской армии на период Корейской войны. Там писали, что массовые поставки советской техники пошли уже в ходе войны. То есть - на ее начало у китайских войск массово советское оружие иметься и не могло, независимо от желания.

А достаточно посмотреть старые фотографии. Советское оружие было у корейцев. Им "доверяли". А китайцы послали то, что не жалко. Танков мало, основные силы - пехота. Стрелковка и все прочее - устаревшее, против того, что "войска ООН" имели.

В ходе войны, естественно, когда стало что-то шататься и потрескивать, наши стали поставлять кое-что. Заодно и обкатывали новую технику в боевых условиях. И старую искали, как можно модернизировать.

Вот несколько фото, которые позволяют посмотреть, что и как - у "войск ООН" (на колоризованном фото - турки, обыскивающие китайских пленных, донашивающих японскую экипировку) вооружение несколько посовременнее:

Americans_in_Korea_1950.thumb.jpeg.f007c

korean_war_1950_rocket.jpg.553f242d68624

Turks_in_Korea_1950.thumb.jpg.74f99a7e28

Chinese_in_Korea_1951.jpg.5cf68961d86e7echinese-counterattack.jpg.a55d3b7485e196

Share this post


Link to post
Share on other sites

Точно помню, что информация про использование пленных гаминов была не от Оспрея, но вот, полюбуйтесь:

 

Koreya.thumb.jpg.87c0b9c54d9f72e9118785a

Конечно, "специалисты по чтению Википедии" могут счесть это ошибкой, которая смущает их неокрепшие умы, но ...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я зря это в Цинов всунул. Надо вообще в раздел про Китай - тут ведь про Цинов только мимоходом.

Вообще, такие вот анекдоты на палке надо где-то комментировать. В меру сил и наличия времени.

Иначе "специалисты по чтению Википедии" рулят повсеместно без каких-либо ограничений.

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Советское оружие было у корейцев. Им "доверяли". А китайцы послали то, что не жалко. Танков мало, основные силы - пехота. Стрелковка и все прочее - устаревшее, против того, что "войска ООН" имели.

Надо будет статьи найти. А то как диск заглючил - как без рук. Насколько понял из статей (а они относительно новые) - у китайцев на тот период в принципе ничего лучше не было. То есть они не "посылали в Корею чего не жалко", у них армия в принципе так выглядела. И, насколько понял, кроме прочего, они по-первости к тяжелой технике относились "без фанатизма", так как в принципе больше полагались на обходы и охваты по горам, где тягать тяжелую технику сложно. Просто после первого успеха, когда войска ООН отшвырнули на юг, оказалось, что противник создал позиционный фронт, в котором приличных "щелей" просто нет. А снарядов и бомб войска ООН всю войну "отгружали" на противника кратно больше, чем китайцы и северокорейцы.

Вот, одну из статей нашел. Chen, L. (2015). From Civil War Victor to Cold War Guard: Positional Warfare in Korea and the Transformation of the Chinese People’s Liberation Army, 1951–1953. Journal of Strategic Studies, 38(1-2), 183–214. 

Share this post


Link to post
Share on other sites
6 часов назад, hoplit сказал:

То есть они не "посылали в Корею чего не жалко", у них армия в принципе так выглядела.

Посылали то, что не жалко. Сдавшихся гаминов и бывших коллаборантов. При том оружии, что недавно у них изъяли. Потом стали нашими заменять моделями - боепитание при разнобое систем было сложно наладить.

6 часов назад, hoplit сказал:

Насколько понял из статей (а они относительно новые) - у китайцев на тот период в принципе ничего лучше не было. То есть они не "посылали в Корею чего не жалко", у них армия в принципе так выглядела.

Можно посмотреть, что представляли собой части КПК на 1949 г. Мао принимал парад в Пекине - так там были целые танковые бригады. Уже в период 1945-1949 гг. наши им передали все трофейные японские танки + поставили наших энное количество. А в Корею послали то, что забрали у гаминов, в т.ч. американские танки. Это поначалу. Потом и наши появились - но Т-34-85, как правило.

6 часов назад, hoplit сказал:

И, насколько понял, кроме прочего, они по-первости к тяжелой технике относились "без фанатизма", так как в принципе больше полагались на обходы и охваты по горам, где тягать тяжелую технику сложно.

Это единственный способ эффективно действовать в горной Корее. Танки там мало помогают.

6 часов назад, hoplit сказал:

Просто после первого успеха, когда войска ООН отшвырнули на юг, оказалось, что противник создал позиционный фронт, в котором приличных "щелей" просто нет. А снарядов и бомб войска ООН всю войну "отгружали" на противника кратно больше, чем китайцы и северокорейцы.

Тем не менее, линию фронта китайцы стабилизировали по 38 параллели. Корейцы к тому времени действовали только в паре с китайцами - на них, как и в Имджинскую войну, никто не надеялся уже, как на самостоятельную силу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот из Шанхая готовят отгрузку на Тайвань танков, которые успели вывести из зоны боевых действий, 1949 г.:

default.jpg.49b2f4f3013fa1c6d571e60dfe5e

Источник

Как видим, даже Т-26 еще есть.

А вот - разные случаи службы танка "Ти-ха" Синхото Тип 97 в НОАК:

favZJPS.jpg.2e39aeb2ab5fcb68478dc5f5bd6euNxPH5w.jpg.77ebde8505e34856b165b75a9d62uSi6d0h.jpg.6e55c7075299b6a206b72d48ba4e

Тут не уверен, что не "Ха-го", но ...

А вот - наступление НОАК на Шэньян в 1948 г. - танки "Ти-ха" на марше:

1000px-The_Fall_of_Shenyang.jpg.3ee757ff

Т.е. послать было что, но Пэн Дэхуай и Чжу Дэ были не дураками и понимали, что в горах - не место для танков. Да и танки "Ти-ха" против "Шермана" или "Паттона" - это даже не смешно. Это фильмА "Yarost'" на корейский манер ...

Только вот тема получается какая-то специализированная, хотя задумывалась для разъяснения перлов от "специалистов по чтению Википедии".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Про трофейные японские танки в НОАК

Т.ч. не таким уж бедным был Председатель Мао, чтобы совсем уж без танков. Но ... Корея - плохое место для танковых атак. Не то, что южная Маньчжурия.

Но то, что при равных силах американские и "ООНовские" войска не смогли раздавить китайцев - это говорит о многом. Превосходство в технике и вооружении у них было тотальным. Советская помощь не могла компенсировать все это. Но не сдюжили "миротвАрцы" - были остановлены и не преуспели.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата

В свою очередь, подобно монголам 14 в., династия Мин выродилась и превратилась в позорище, сметённое позже кочевниками маньчжурами (мнение которых никого в Китае не интересовало ). Всё в этом мире относительно.

Тоже случайно понравилось, ибо заслуживает комментария, дабы не вносить смущение в умы неокрепших востоковедов.

1) монголы в XIV в. никуда не выродились. Вопрос в том, как расставлены были силы на внутриполитической арене в империи Юань. Причем китайцы очень много сражались друг с другом. Тот же Чжу Юаньчжан, прежде чем изгнать монголов, уничтожил несколько других китайских претендентов. Часть "красных войск" повстанцев была вытеснена в Корею, где и погибла.

2) китайцы до конца первой четверти XV в. совершали постоянные и достаточно успешные походы на север, уничтожив Барс-Хото, столицу Северной Юань. В дальнейшем начинается постепенное ухудшение состояния армии Мин - старые ветераны умерли, монголы низведены до положения покорных вассалов, армия существует, как все поселенные войска. К середине XV в. это скажется.

3) династия Мин, как известно, пала не в результате нашествия маньчжуров, а в результате всеобъемлющего восстания Ли Цзычэна. Цинам оставалось только кинуть У Саньгуя, после того, как тот не смог договориться с Ли Цзычэном и решил открыть Шаньхайгуань для прохода маньчжурского войска.

4) маньчжуры никогда не были кочевниками. Но, видимо, кому-то очень хочется, чтобы маньчжуры были кочевниками - я от каждого второго Интернет-юзера слышу эту ерунду. 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не могу не отметить:

Цитата

Началась беспрерывная пальба из царской пушки, пожалованной императором, и из пушек-самоделок формы «Цзы-му».

Позднеев А. Монгольская летопись "Эрдэнийн Эрихэ". Материалы для истории Халхи с 1636 по 1736 г. СПб. 1883.

Плохо, что нет оригинала.

Но бред полный. В переводе, естественно. Позднееву было совершенно все равно, из чего стреляли по ойратским войскам.

"Пушки-самоделки" цзыму - это пушки со съемной зарядной каморой (типа веглеров). Как они могут быть "самоделками" - я не знаю. Предполагаю, Позднееву это было малоинтересно.

И какая "царская пушка" была "пожалована императором"? Что за БСК?  

Нужен этот текст: 殷化行 西征紀略 (Инь Хуасин "Сичжэн цзилюэ"), чтобы проверить это и прочую пейсанину.

Share this post


Link to post
Share on other sites
3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Нужен этот текст: 殷化行 西征紀略 (Инь Хуасин "Сичжэн цзилюэ"), чтобы проверить это и прочую пейсанину.

Если не ошибаюсь - вот оно. Раз и два. Смущает только 一卷. Если правильно понял 略 в старом написании это вот.

Если нужно - через пару дней могу скачать в pdf

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
13 часа назад, hoplit сказал:

Если нужно - через пару дней могу скачать в pdf

Да, если несложно.

А вот Масыха я так и не нашел в оригинале. Даже как пишется. По системе пиньинь - Masiha, но поиск выдает всякий бред.

Но перевод Позднеева - это чудовищные огрехи без малейшей попытки понять, что же там по сути.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 03.11.2018в15:29, Чжан Гэда сказал:

Да, если несложно.

Вот 西征紀略一卷.pdf Качество не особо - но пока получилось только так.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот искомая фраза (на с. 6 этого файла):

Цитата

上頒皇礟及自製子母礟壘擊之

Переводится так:

Цитата

Возведя наверху [батарею], стреляли из орудий, выданных императором, и изготовленных самостоятельно орудий цзымупао.

Инь Хуасин (1643-1710) был китайцем, а не маньчжуром. К Восьмизнаменным войскам не принадлежал. Поскольку был военным, то принадлежал к Зеленому Знамени (из китайцев).

Им оружие выдавали за счет казны:

Цитата

Выдачею [211] войскам жалованья, провианта, пенсий и денежных наград заведывает Палата Финансов, а снабжение войск оружием и разными военными вещами вверено Строительной Палате.

...

Солдаты Восьми Знамен получают от правительства оружие или деньги на покупку сего. Оружие для войск Зеленого Знамени заготовляется на счет казны.

А также всячески поощряли самостоятельное изготовление оружия на местах. Вот и отлили они орудия цзымупао, когда в 1693 г. Инь Хуасин был назначен цзунбином в Нинся.

Т.е. никаких "царских пушек, пожалованных императором", и никаких "пушек-самоделок" в оригинале нет. Есть указание на то, что солдаты Инь Хуасина использовали как те пушки, что выдали из казны, так и те, что были отлиты в Нинся силами гарнизона (о системе отливки орудий я уже раньше говорил).

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Опять понравилось:

Цитата

Для начала стоило бы вам сказать, что династия Мин пала в результате множества факторов, из которых маньчжуры были одним из решающих, поскольку именно тяжелейшая война с маньчжурами вызвала крестьянское восстание.

Интересно, что читал автор этого оригинальнейшего высказывания?

Восстание началось в Шэньси. Эта провинция от набегов маньчжуров не страдала в той мере, как, скажем, Чжили. Началось восстание в 1628 г. В этот момент, после смерти Нурхаци и воцарения Хуантайцзи, на границе было достаточно спокойно (до 1631 г. - катастрофа в Далинхэ).

Каким образом война, которую вели в Ляодуне, подняла на восстание крестьян в Шэньси?

К тому же, договорился бы У Саньгуй с Ли Цзычэном, вопрос вторжения войск Доргоня был бы под очень большим сомнением.

Да и битву при Шаньхайгуани вели, преимущественно, сами китайцы между собой. Маньчжуры ударили из засады только в критический момент боя, когда Ли Цзычэн бросил в бой все свои силы, считая, что У Саньгуй действует без иностранной помощи.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Напалмом на 3 метра под асфальт жгут не только отечественные специалисты по чтению Википедии, но и англоязычные википедики:

Цитата

Hong Taiji, Nurhaci's son, now had access to the same technology himself. Tong Yangxing (佟養性), a former Ming officer, was given command of three thousand Chinese troops and the responsibility of managing the artillery experts captured at Yongping. By 1631, they had produced forty cannons.

Читаем из "Дай Цин Тайцзун шилу" запись от 15 августа 1631 г.:

Цитата

 

○庚寅。

上御殿。集諸貝勒大臣。議設統兵將帥。每固山額真下、兩翼各設梅勒額真一員每甲喇、各設甲喇額真一員。其隨營紅衣礮、大將軍礮四十位及應用挽車牛騾。皆令總兵官佟養性管理

[День под циклическими знаками] гэнъинь. Во дворце государя собрались все бэйлэ и сановники, обсуждали устройство войска - под каждым гушань-эчжэнь (командующий знаменным корпусом) и [командующим] обоими крыльями [войска] учредили по 1 мэйлэ-эчжэнь (заместитель командующего), в каждом цзяла (полку) учредили по 1 цзяла-эчжэнь (командиру полка), за ними последовали отряды с орудиями хунъипао и дацзянцзюньпао - 40 штук, с повозками, быками и мулами для их перевозки. Всем [этим] приказали ведать цзунбингуаню Тун Янсину.

 

Тун Янсин был зятем маньчжурского хана, отливку орудий произвел еще в начале 1631 г. (см. запись от 8 февраля). Про 3000 китайцев там нет ни слова, хотя подробно перечислены мастера и чиновники (о них я писал в статье в прошлом году). 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Цыганочка монголочка с выходом"!

Цитата

И я думаю, что основную силу в армии маньчжуров составляла всё же кочевая конница, поскольку те же монголы были включены в состав империи Цин раньше китайцев и с удовольствием воевали в составе их армии.

Мне очень нравится обоснование "и я думаю" (с).

У нас много подобного рода "мыслителей", но почему они сразу "думают" и делают "космической глубины выводы", а не стараются сперва узнать что-то?

Кочевая конница никогда не составляла основы маньчжурских войск. Конница была собственно из самих маньчжуров. Формирование монгольских знамен началось довольно поздно (в 1620-х годах), они всегда были малочисленнее, чем маньчжурские и китайские знамена (скажем, в маньчжурских и китайских корпусах было по 15 тыс. списочного состава солдат, а в монгольских - вдвое меньше).

Основу маньчжурского войска составляли маньчжуры пешие и конные. Потом туда стали инкорпорироваться либо родственные тунгусо-маньчжурские народности (как их оманьчжуривали - есть обширная литература), либо китайцы, корейцы и монголы.

Но при завоевании Китая маньчжурские Восьмизнаменные войска, составлявшие резерв, гарантировавший Цинам сохранение не только власти, но и жизни, в бой вводился редко. Чаще присылали небольшие части, выполнявшие роль ударных групп, а также заградотрядов.

А всю основную работу по "завоеванию" (читай - "объединению") Китая делали китайские войска, состоявшие из этнических воинов-китайцев таких военачальников, как У Саньгуй и ему подобных. Для Китая это во многом было продолжение многолетней гражданской войны. Только в столице уже сидел обманом привезенный туда малолетний богдохан из северных варваров и изменить этот порядок было уже сложно.

У Саньгуй, конечно, всех перехитрил, добившись сначала создания собственного удела на юге Китая, а затем и провозгласив национальную династию Чжоу, но не ему было провозглашать себя символом китайской независимости - он уже себя слишком сильно скомпрометировал.

Тем не менее, подавление мятежа трех князей-данников (1673-1681) производили именно Зеленознаменные войска из этнических китайцев - маньчжурские быстро утратили боеспособность после окончания активной фазы войны в 1660-х годах и первую половину войны постоянно терпели поражения от мятежников. Лишь во второй части Мерлезонского балета этой войны маньчжуры пришли в себя, подтянули дисциплину и стали более активно участвовать в боевых действиях. 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Масыха у Поздеева - 馬思喀 или 馬斯喀 (Масыка).

Тут он упоминается совместно с Галдан Бошокту-ханом и местностью Улан-Бутун - всего 1 раз в "Шэнцзу Жэнь-хуанди шилу":

http://sillok.history.go.kr/mc/id/qsilok_005_2870_0010_0010_0030_0010

 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

С первой записью он 45 раз упоминается в шилу за правление Канси. Вторая запись - из "Мин ши", ему посвящен цз. 281:

https://zh.wikisource.org/wiki/%E6%B8%85%E5%8F%B2%E7%A8%BF/%E5%8D%B7281

О его участии в войне против Галдан Бошокту-хана нет ни слова:

康熙二十七年,自護軍參領授武備院卿。

27 год Канси, с поста хуцзюнь цаньлина переведен с повышением на пост цина в Убэйюань (Палата военной подготовки).

二十八年,遷鑲黃旗滿洲副都統。

28 год [Канси], переведен на должность фудутуна в маньчжурское Желтое с Каймой знамя.

尋擢內務府總管、領侍衛內大臣,兼管火器營。

Вскоре переведен с повышением на должность Нэйуфу цзунгуань (Управляющий делами двора), линшивэй нэйдачэнь (внутренний сановник, командующий императорскими телохранителями), а по совместительству руководил Хоциин (организованный в 1691 г. корпус стрелков из огнестрельного оружия и артиллеристов).

Т.е. между 28 (1689) и 30 (1691) годами Канси тут лакуна.

Как найти воспоминания Масыка?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Творение Масыка не отыскивается по ключевым словам, правильное китайское название по переводу Поздеева не определить.

Но понятно, что такое 

Цитата

Из промежутков амбразуры выпускали стрелы, палили из ружей, а также бросали крючья и копья чтоб беспокоить наше войско

В современных текстах это пересказывается, по всей видимости, довольно близко к оригиналу:

Цитата

駝隙間發射矢銃,兼施鉤矛,抗擊清軍

Из промежутков между верблюдами стреляли из луков и ружей, одновременно действуя копьями с крюками (гоумао), отражая цинскую армию.

Гоумао  鉤矛 - вот они, таинственные "крючья", которые ни с того, ни с сего ойраты бросали в Цинов.

Вот такая штука - копье с парным крюком - описана в 1759 г. в "Хуанчао лици туши" как оружие, которое существует "согласно установлениям правящей династии":

6-double-hook-spear.thumb.jpg.d01ec2c332

А вот то же самое, но с одним крюком:

v2-98dc4c461a4e7abe85649ce9568dc4ca_hd.j

Думаю, у ойратов было примерно то же самое, а не таинственные "метательные крюки".

Вообще, тут много про цинские копья, но будьте осторожны - кЭтайцы довольно небрежно ведут свои блоги и проводят сравнения источников и артефактов. Ну и за старыми переводами надо следить внимательнее - там сильно китайскими особенностями военного дела мало кто интересовался и переводили по мере собственного разумения.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Любителям "альтернативной истории" в освещении деятелей типа Тёрнбулла "рекомендую":

IMG_20181130_121401.jpg.b4b7e0eb15cdf8eb

10118597_100.thumb.jpg.71de390e3ecc4e68e

Все, что вы хотели знать о войнах на Дальнем Востоке в "альтернативном" изложении "коллектива авторов". Редкий БСК, but still ...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не мог удержаться - новый отжиг от Волынца:

Цитата

По донесениям российских военных в Петербург, попавшие в плен русские солдаты и казаки были «казнены самым варварским образом, причём были съедены и тела казнённых».Действительно, у маньчжурского аналога казачества, переселённого с Амура в Синьцзян, сохранялся древний обычай поедания вражеской печени.

Подтверждений, как всегда, не будет. Фраза болтается в Интернете много лет, восходит к не сильно хорошо фундированному высказыванию покойного Моисеева в одной из его работ по размежеванию в ЦА...

Но повторять старые сплетни - это что? Фирменный стиль?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      By foliant25
      Просмотреть файл Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      1 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (1) China and Southeast Asia 202 BC–AD 1419
      2 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (2) Japan and Korea AD 612–1639
      3 PDF русский перевод 1 книги -- Боевые корабли древнего Китая 202 до н. э.-1419
      4 PDF русский перевод 2 книги -- Боевые корабли Японии и Кореи 612-1639
      Год издания: 2002
      Серия: New Vanguard - 61, 63
      Жанр или тематика: Военная история Китая, Кореи, Японии 
      Издательство: Osprey Publishing Ltd 
      Язык: Английский 
      Формат: PDF, отсканированные страницы, слой распознанного текста + интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 51 + 51
      Автор foliant25 Добавлен 10.10.2019 Категория Военное дело
    • Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      By foliant25
      1 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (1) China and Southeast Asia 202 BC–AD 1419
      2 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (2) Japan and Korea AD 612–1639
      3 PDF русский перевод 1 книги -- Боевые корабли древнего Китая 202 до н. э.-1419
      4 PDF русский перевод 2 книги -- Боевые корабли Японии и Кореи 612-1639
      Год издания: 2002
      Серия: New Vanguard - 61, 63
      Жанр или тематика: Военная история Китая, Кореи, Японии 
      Издательство: Osprey Publishing Ltd 
      Язык: Английский 
      Формат: PDF, отсканированные страницы, слой распознанного текста + интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 51 + 51
    • Клеймёнов А. Л. Дебют стратега: балканская кампания Александра Македонского 335 г. до н.э.
      By Saygo
      Клеймёнов А. Л. Дебют стратега: балканская кампания Александра Македонского 335 г. до н.э. // Вопросы истории. - 2018. - № 1. - С. 3-17.
      В статье рассматривается первая полномасштабная военная кампания в самостоятельной полководческой карьере Александра Македонского, проведенная против фракийских и иллирийских племен весной-летом 335 г. до н.э. Ее замысел подразумевал разделение македонской армии на три части. Две из них, возглавляемые Антипатром и Коррагом, должны были обеспечить безопасность Македонии, в то время как сам Александр с наиболее подвижными и боеспособными подразделениями войска осуществлял наступление. Удачная реализация данной стратегии позволила македонскому царю последовательно подавить сопротивление балканских «варварских» племен, а затем объединить войско для захвата Фив, восставших против македонского владычества.
      Александр Македонский вот уже в течение двух тысячелетий выступает в роли своеобразного эталона при оценке полководческого дарования или военных успехов. Древние сопоставляли с ним Гая Юлия Цезаря1, а Наполеон Бонапарт в юные годы зачитывался сочинениями Флавия Арриана и Курция Руфа, описавших походы македонского царя2. Сам великий корсиканец по окончании собственной военной карьеры не смог удержаться от соблазна сравнить себя с покорителем Персии3. Характер свершений Александра стал причиной особого внимания к его личности и военным способностям. Ведомая им армия, практически не зная поражений, прошла с боями от берегов Эгейского моря до Индийского океана, создав, пусть и на недолгий срок, одну из обширнейших империй в истории. Однако в полководческом таланте Александра сомневались всегда. Судя по письмам Демосфена, его успехи объясняли большим везением, причем настолько бесцеремонно, что даже великий афинский оратор, главный противник македонских царей, счел нужным указать на то, что победы Александра были, прежде всего, плодами его трудов (Epist., I, 13). Раскритикованная Демосфеном тенденция, тем не менее, оказалась весьма устойчивой и оказала заметное влияние на античную историографию4. Найти причину побед македонского царя вне его личного полководческого дарования неоднократно пытались и специалисты-историки. Одним из первых это сделал Ю. Белох, указавший, что главная заслуга в деле завоевании Азии принадлежала не самому царю, а высокопоставленному македонскому военачальнику Пармениону5. Последняя на сегодняшний момент объемная работа с оценкой по­добного рода вышла в 2015 г.: канадский исследователь Р. Гебриел в книге с говорящим названием «Безумие Александра Великого и миф о военном гении» изобразил македонского завоевателя психически неуравновешенной личностью, чьи победы, прежде всего, связаны с эффективной работой «военной машины», созданной его отцом Филиппом II6. Примечательно, что полная несостоятельность подобного рода оценок особенно отчетливо проявляется при внимательном взгляде на первую полномасштабную военную кампанию в самостоятельной полководческой карьере Александра, проведенную на Балканах в 335 г. до н.э.
      Ее причиной стала военно-политическая ситуация, в которой оказалось Македонское царство после убийства Филиппа II, произошедшего, по разным оценкам, летом7 или осенью8 336 г. до н.э. Античные авторы сообщают, что, помимо прочего, перед пришедшим к власти Александром встала необходимость усмирения восстания балканских варварских племен (Plut. Alex., 11; Diod., XVII, 8, 1; Just., XI, 2, 4; Arr. Anab., I, 1, 4). Основным источником сведений о данном периоде является сочинение «Анабасис Александра» Флавия Арриана, который при описании событий, развернувшихся на Балканах в 335 г. до н.э., как полагают, либо целиком опирался на сочинение Птолемея Лага9, либо сочетал его данные со сведениями Аристобула10. В этом труде участниками развернувшегося после смерти Филиппа восстания названы трибаллы и иллирийцы (Anab., I, 1, 4). Забегая вперед, заметим, что среди фракийцев, занявших антимакедонскую позицию, были не только трибаллы11, но и некоторые другие соседствовавшие с ними племена, а иллирийцы, выступившие против македонской монархии, были представлены сразу тремя крупными племенными образованиями — дарданами, автариатами и тавлантиями.
      Ситуация была крайне непростой. Юстин упоминает смятение, охватившее македонян, боявшихся, что в случае одновременного выступления иллирийцев, фракийцев, дарданов и других варварских племен устоять будет невозможно (XI, 1, 5—6). Плутарх, в свою очередь, пишет об имевшемся у варваров стремлении избавиться от «рабского» статуса и восстановить ранее существовавшую царскую власть (Alex., 11). Впрочем, считать основной целью всех поднявшихся против Македонии племен возвращение своей независимости, утраченной в результате завоевательной политики Филиппа, нельзя, так как господство македонской монархии над основными участниками антимакедонского выступления сомнительно. Трибаллы, судя по их военному столкновению с Филиппом II в 339 г. до н.э., закончившемуся для македонян плачевно, обладали полной политической самостоятельностью12. Также не следует преувеличивать степень распространения македонского влияния в Иллирии13. Общей целью участвовавших в антимакедонском выступлении племенных сообществ являлось возвращение к дофилипповским временам, включая возобновление практики грабительских набегов14. Подобный геополитический переворот был возможен только в одном случае: как отметил еще А. С. Шофман, интересы выступивших против Александра племен были бы обеспечены, «если бы на месте сильного Македонского государства лежала бессильная, раздираемая политической борьбой земля»15.
      Наибольшую опасность для Македонии традиционно представляли иллирийцы16. Их частые нападения в IV в. до н.э. были связаны не только с грабежом, но и с попытками завладеть землями в районе Лихнидского (Охридского) озера17. Филипп II в результате предпринятых военных и политических мер сумел снизить исходившую от иллирийцев угрозу. Прежде всего, в самом начале своего правления он нанес крупное поражение иллирийскому царю Бардилу в битве у Лихнидского озера (Diod., XVI, 4, 5—7). Именно с Бардилом, возглавлявшим племя дарданов, специалисты связывают включение района Охридского озера в сферу иллирийского влияния18. Благодаря первой важной победе Филипп сумел присоединить охридский район, чем существенно обезопасил свое царство19. Впрочем, несмотря на достигнутые успехи, давление иллирийцев на македонские границы сохранялось20. После внезапной смерти Филиппа возрастание активности иллирийцев на западных рубежах Македонии было вполне предсказуемо. Ситуация на фракийском направлении также не была простой. Благодаря завоевательной деятельности Филиппа фракийские земли вплоть до Дуная были подчинены: местные династы попали в вассальную зависимость, а население обложили данью21. Тем не менее, целостная система обеспечения господства во Фракии создана не была. Македоняне напрямую контролировали лишь крепости в ключевых районах страны, а зависимость фракийских царьков от Филиппа в ряде случаев была очень слабой или же вовсе отсутствовала22. В этих условиях антимакедонское движение могло быстро расшириться и набрать силу, поставив под угрозу не только власть македонского царя над здешними землями, но и безопасность государства Аргеадов, чье ядро, Нижняя Македония, в силу географических особенностей было весьма уязвимо для вторжений из Фракии23.
      Худшим сценарием для Александра было создание антимакедонской коалиции балканских варварских племен и синхронизация их действий на восточном и западном направлениях. О подобной возможности свидетельствовали, прежде всего, события 356 г. до н.э., когда против еще набиравшего силу Филиппа II объединились цари фракийцев, пеонов и иллирийцев (Diod., XVI, 22, 3). Примечательно, что во время кампании 335 г. ’до н.э. иллирийские племена продемонстрировали наличие у них возможности создать союз, направленный против монархии Аргеадов. Нельзя было сбрасывать со счетов и вероятность вступления варварских племен в альянс с греческими противниками Александра24. Вновь обращаясь к более ранним событиям, упомянем о том, что иллирийцы, пеоны и фракийцы, совместно противостоявшие Филиппу в 356 г. до н.э., заключили союзный договор с Афинами (IG, 112, 127). Александр должен был учесть возможность развития событий по данному сценарию, тем более что обстановка в Греции, несмотря на решительные действия, предпринятые сыном Филиппа сразу после восшествия на престол, оставалась явно неспокойной, и новый македонский царь не выпускал ее из поля зрения25. Даже если бы ситуация во Фракии и на иллирийской границе развивалась не столь опасным для Македонии образом, сохранение военной напряженности в этом регионе поставило бы Александра перед необходимостью оставить в Европе крупные военные силы и тем самым уменьшить потенциал армии, отправляемой в Азию26.
      Геополитическая обстановка вынуждала Александра действовать быстро и решительно. Невозможно согласиться с выводами о том, что он в рамках Балканской кампании 335 г. до н.э. предпринял простую показательную военную акцию для запугивания местных варваров27. Перед новым македонским царем стояла гораздо более ответственная и сложная задача: он должен был максимально быстро подавить антимакедонское выступление балканских племен и таким образом защитить территорию самой Македонии от возможного вторжения, сохранить ее статус как ведущей державы Балкан, а также продемонстрировать свою способность сберечь наследие отца и продолжить начатую им войну против Персидского царства. Александру предстояло решать эти важные задачи, используя лишь часть македонских войск и командных кадров. Дело в том, что виднейший военачальник Филиппа II Парменион начиная с весны 336 г. до н.э. находился в Малой Азии, где готовил плацдарм для полномасштабного вторжения в империю Ахеменидов, задуманного Филиппом28. Вместе с Парменионом в Азии находилось около 10 тыс. воинов (Polyaen., V, 44, 4). Это были как наемники, так и собственно македонские подразделения (Diod., XVII, 7, 10). Судя по некоторым косвенным данным, Парменион отсутствовал в Македонии до зимы 335—334 гг. до н.э.29. В период осуществления Александром похода против балканских варварских племен некоторая часть войска, возглавляемая Антипатром, осталась в Македонии (Агг. Anab., I, 7, 6). Антипатр, один из ближайших и опытнейших соратников Филиппа И, в период его правления неоднократно выполнял ответственные задания военного и дипломатического характера, а при отсутствии царя исполнял обязанности регента в Македонии30. Александр, очевидно, возложил на этого виднейшего аристократа обязанность управлять Македонией и в случае необходимости обеспечить контроль над неспокойной Грецией31.
      Лаконичные, но чрезвычайно ценные сведения о действиях македонского царя в тот период времени содержит чудом сохранившийся небольшой фрагмент неизвестного раннеэллинистического исторического сочинения, найденный в Египте в 1906 году. Согласно этому тексту, Корраг, сын Меноита, один из царский «друзей», был поставлен во главе большого войска, которое соответствовало потребностям, имевшимся на границе с Иллирией. Ему было предписано завершить укрепление военного лагеря. В тексте упоминается некая будущая опасность, а также такие географические объекты как Эордея и Элимиотида32. Н. Хэммонд убедительно интерпретировал представленный античный текст как сообщение о кампании 335 г. до н.э. против балканских варваров, в рамках начальной стадии которой Александр оставил часть имевшихся сил под командованием Коррага на иллирийской границе в пределах верхнемакедонских областей Линк или Пелагония, приказав из-за большой вероятности иллирийского вторжения укрепить военный лагерь, после чего сам двинулся через Эордею на юг, в сторону Нижней Македонии33. По мнению исследователя, обнаруженный фрагмент может являться частью несохранившегося сочинения олинфского историка Страттиса, черпавшего данные из дворцового журнала Александра «Эфемерид»34. Несмотря на слабую доказательность последнего предположения, общий вывод Хэммонда о том, что найденный текст является фрагментом утраченного описания Балканской кампании Александра, был поддержан и другими специалистами35.
      Имеющиеся данные позволяют утверждать, что стратегия Александра, выбранная для Балканской кампании, подразумевала обеспечение защиты македонских позиций в Греции и блокирование возможного вторжения иллирийцев. Александр переходил к реши­тельным наступательным действиям лишь на одном направлении. Необходимо отметить, что дополнительную «пикантность» предстоящему походу придавало то, что в нем не участвовали Антипатр и Парменион — лучшие военачальники Филиппа II. Молодой царь должен был рассчитывать преимущественно на свои полководческие способности. К сожалению, у нас нет точных данных о размере войска, непосредственно выступившего в поход вместе с царем. По мнению Хэммонда, несмотря на разделение войска, Александр повел с собой на север около 3 тыс. всадников, 12 тыс. тяжеловооруженных и 8 тыс. легковооруженных пехотинцев, то есть в этой кампании участвовало больше солдат собственно македонского происхождения, чем в знаменитом Восточном походе36. Эти цифры явно завышены и не учитывают как выделение войск Антипатру и Коррагу, так и то, что часть армии вместе с Парменионом все еще находилась в Азии. Ф. Рей полагает, что в наличии у Александра были 2 тыс. гипаспистов, 6 тыс. фалангитов, около полутора тысяч всадников, 3—4 тыс. наемных гоплитов и 4 тыс. легковооруженных пехотинцев37. Эти цифры следует оценивать как более близкие к истине, однако гораздо убедительнее выводы Дж. Эшли, согласно которым Александр взял с собой лишь упомянутые Аррианом при описании военных событий кампании подразделения. Автор предполагает, что корпус Александра был укомплектован верхнемакедонскими таксисами фаланги, легковооруженными пехотинцами, а также кавалерийскими илами из Верхней Македонии, Амфиполя и Ботгиеи и насчитывал в совокупности всего около 15 тыс. воинов преимущественно македонского происхождения. Отмечается, что отправившиеся с царем подразделения лучше других были приспособлены для сражений на пересеченной местности, а успех в предстоящей кампании зависел в большой степени от мобильности и индивидуального мастерства воинов38.
      Ограниченность привлеченных сил не может являться доказательством того, что поход являлся «короткой профилактической войной», масштаб которой был преувеличен Птолемеем, основным источником Арриана, как это указывается в научной литературе39. Сравнительно небольшой размер отправившегося с Александром корпуса свидетельствует, прежде всего, о непростом характере сложившейся стратегической обстановки, вынудившей нового македонского царя разделить свою армию. В то же время, размер войска, задействованного Александром во фракийском походе, вынуждает критично отнестись и к диаметрально противоположным оценкам, согласно которым новый македонский царь осуществлял «кампанию завоевания и покорения», отличную по своему характеру от военных экспедиций Филиппа II в тот же регион40. Александр, судя по всему, намеревался посредством демонстрации своей военной мощи пресечь выход из македонской сферы влияния сообществ, попавших в зависимость при его отце, а также силой распространить подобный формат взаимоотношений на еще неподвластные агрессивно настроенные племена региона, что, учитывая сложную стратегическую обстановку, являлось делом чрезвычайно важным и непростым.
      Имеющиеся данные позволяют полагать, что на начальной стадии развернувшейся военной кампании Александр, оставив Коррага для защиты западной границы от иллирийцев, прошел через Нижнюю Македонию к Амфиполю. Согласно Арриану, этот город стал отправной точкой похода на фракийцев. Указано, что армия выдвинулась в начале весны41, направившись из Амфиполя в земли так называемых «независимых фракийцев». Войска проследовали справа от города Филиппы и горы Орбел, затем пересекли реку Несс и на десятый день достигли горы Гем (Агг. Anab., I, 1, 4—5). Здесь мы сталкиваемся с одной из проблем, существенно осложняющих изучение Балканской кампании Александра. Речь идет о невозможности однозначного сопоставления указанных в источниках географических объектов с современными. В частности, несмотря на то, что Арриан оставил, казалось бы, вполне подробное описание маршрута Александра, его рассказ оставляет много неясностей, и потому единого мнения у исследователей о пути македонской армии нет42. Арриан упоминает, что в районе горы Гем произошло соприкосновение Александра с противником, занявшим вершину и перекрывшим ущелье, через которое шла дорога (Anab., I, 1, 6). Ввиду наличия различных трактовок географической информации Арриана, упоминаемый горный проход локализуется исследователями в районе либо Троянского43, либо Шипкинского44 перевалов. Из сообщения античного автора следует, что Александр, несмотря на попытки противника использовать пускавшиеся с высоты телеги для рассеивания македонского строя, опрокинул фракийцев решительной атакой фаланги, поддержанной с флангов гипаспистами, агрианами и лучниками. Было уничтожено около полутора тысяч варваров, при этом македонянам, несмотря на бегство большей части фракийского войска, удалось захватить сопровождавших его женщин и детей, а также обоз (Ait. Anab., I, 1, 7—13)45. Одержав первую в Балканской кампании победу, Александр, как сообщает Арриан, отправил захваченную добычу в «приморские города» (Anab., I, 2, 1). Цель подобного решения вполне ясна — молодой царь стремился избавиться от всего, что могло отягощать армию, снижая скорость ее передвижения. Перевалив через Гем, Александр, судя по указаниям все того же источника, вторгся в земли трибаллов и подошел к берегам реки Лигин, лежавшей в трех дня пути от Истра, если двигаться через Гем (Anab., I, 2, 1). Упомянутую Аррианом реку исследователи сопоставляют либо с Янтрой46, либо с Росицей, ее притоком47.
      Согласно «Анабасису Александра», правитель трибаллов Сирм, зная о приближении Александра, заранее отправил женщин и детей на остров Певка, располагавшийся на Истре (Дунае). Там же нашли убежище фракийцы, бывшие соседями трибаллов, а также сам Сирм. Большая часть трибаллов отошла к берегам Лигина, уже покинутым македонянами (Агг. Anab., I, 2, 2—3). Видимо, подобным, образом они стремились занять позицию между армией завоевателей и стратегически важным горным проходом, чтобы прервать сообщение противника с Македонией48. Александр не оставил этот маневр без внимания. Узнав о случившемся, он повернул назад и застал трибаллов за разбивкой лагеря. Последние, застигнутые врасплох, построились в лесу, но были выманены оттуда легковооруженной пехотой Александра, после чего подверглись фронтальному удару фаланги и атакам со стороны македонской кавалерии на флагах. Трибаллы были обращены в бегство. Они потеряли в бою 3 тыс. воинов, однако македоняне из-за лесистой местности и наступившей ночи не смогли провести полноценное преследование (Агг. Anab., I, 2, 4—7). Успех данного военного предприятия, безусловно, был обеспечен своевременным получением информации о перемещениях трибаллов и тактическим дарованием Александра, сумевшего выманить противника из леса и подвергнуть его атаке с трех сторон. Немалую роль сыграл и общий стратегический расчет Александра, укомплектовавшего свой экспедиционный корпус подразделениями, способными совершать стремительные марши и эффективно сражаться на пересеченной местности.
      Сообщается, что спустя три дня после сражения при Лигине Александр вышел к Истру (Агг. Anab., I, 3, 1). Здесь его целью стал остров, служивший убежищем для части трибаллов. Локализация данного острова, названного Аррианом и Страбоном Певкой (Агг. Anab., I, 2, 3; Strab., VII, 301), имеет существенное значение для определения маршрута продвижения македонской армии, однако, как и в предыдущих случаях, сопоставление Певки с каким-либо из современных островов проблематично. Одни из ученых, отождествляя занятую трибаллами Певку с одноименным островом в «Священном устье» Дуная (Strab., VII, 305), помещают этот объект неподалеку от места впадения одного из рукавов Дуная в море49. Другая группа специалистов справедливо подчеркивает, что приближение Александра к побережью Черного моря плохо соотносится с остальной информацией о маршруте движения его армии, в связи с чем предполагается, что Певка Арриана находилась достаточно далеко от устья реки, и этот остров невозможно идентифицировать из-за изменения русла Дуная с течением времени50. Как бы то ни было, согласно имеющимся данным, македонский царь предпринял попытку посредством пришедших из Византия военных кораблей высадить на острове десант, что окончилось неудачей из-за активных оборонительных действий неприятеля и неблагоприятных условий местности (Агг. Anab., I, 3, 4; Strab., VII, 301).
      Вскоре Александр провел еще одну военную операцию на берегах Дуная. Как сообщает все тот же Арриан, македонский царь решил атаковать гетов, собравшихся в большом количестве на северном берегу Истра. Отмечается, что у гетов было 4 тыс. всадников и более 10 тыс. пехотинцев. Александр, собрав лодки-долбленки, изъятые у местного населения, а также используя набитые сеном кожаные чехлы для палаток, переправил ночью на северный берег полторы тысячи всадников и 4 тыс. пехотинцев. Утром Александр перешел в наступление. Геты, не выдержав и первого натиска, ушли в пустынные земли, взяв с собой сколько возможно женщин и детей, при этом бросили свой город, доставшийся со всем имуществом македонскому царю (Anab., I, 3, 5—4, 5). Сражение Александра с гетами, учитывая упоминание высоких хлебов, может быть отнесено к июню 335 г. до н.э.51 Географическая локализация событий более трудна, однако исследователи предприняли попытки сопоставить упомянутый Аррианом город с известными гетскими городищами северного Подунавья, первое из которых расположено в районе современного румынского города Зимнича52, а второе — в нйзовьях реки Арджеш53.
      Конечно, нет оснований считать, что Александр нанес гетам по-настоящему мощный удар54. Реальным итогом демонстрации силы нового македонского царя в Придунавье стало последовавшее прибытие послов от местных племен. Арриан упоминает, что явились посланники племен, живших возле Истра, в том числе и послы Сирма, царя трибаллов. Автор приводит также анекдотичный рассказ о встрече Александра с послами кельтов (Anab., I, 4, 6—8)55. В военной кампании возникла пауза, которая объясняется тем, что Александр в течение нескольких недель определял характер взаимоотношений с населением региона, возобновлял или изменял действия союзных договоров с фракийцами, жившими у дельты Дуная, трибаллами и местными греками, определял характер возможных совместных оборонительных мероприятий против гетов и скифов56. Отметим, что неудачно завершившаяся попытка захватить Певку никак не сказалась на общем ходе кампании — Сирм в итоге вынужден был признать гегемонию Александра.
      Далее македонский царь, как сообщается, пошел в земли агриан и пеонов (Агг. Anab., I, 5, 1). Предположительно, агриане населяли верховья Стримона в районе современной Софии57. Каким именно маршрутом двигался Александр от Дуная к агрианам неизвестно, в связи с чем представленные в историографии версии58 следует оценивать как в равной степени убедительные. Арриан пишет, что в период продвижения Александра к землям агриан и пеонов он получил известие о восстании Клита, сына Бардила, поддержанном царем тавлантиев Главкией, а также о желании племени автариатов напасть на македонского царя в момент его продвижения. Указывается, что сложившаяся обстановка вынудила Александра повернуть назад (Anab., I, 5, 1). Высказано предположение, что выступление этих иллирийских племен было неожиданностью для Александра, планировавшего через территории агриан и пеонов возвратиться в Македонию59. Сложно согласиться с данным утверждением, так как прямые указания Арриана о желании замирить иллирийцев до отбытия в Азию (Anab., I, 1, 4), а также сведения о заблаговременном размещении корпуса Коррага у македоно-иллирийской границы позволяют говорить об изначальном намерении Александра предпринять активные действия в отношении западных соседей.
      Тем не менее, ситуация, в которой оказался македонский царь, была весьма непростой. Он должен был противостоять мощной иллирийской коалиции, которую образовали Клит, правивший жившими на территории современного Косово дарданами, и Главкия, возглавлявший тавлантиев — группу племен, населявшую земли в районе нынешней Тираны60. Неизвестно, находились ли с ними в сговоре автариаты. В любом случае это племя, населявшее, как предполагается, земли на севере современной Албании61, заняло явно враждебную позицию. Автариаты во времена Страбона были известны как самое большое и самое храброе из иллирийских племен (VII, 317— 318). Аппиан их называет сильнейшими на суше из иллирийцев (Illyr., 3). Арриан дает диаметрально противоположную характеристику автариатов, упоминая, что царь агриан Лангар, встретившийся с Александром на пути к своим землям, назвал автариатов самым мирным из местных племен, которое можно не брать в расчет (Anab., I, 5, 2—3). При этом мало вероятно, что до встречи с Лангаром молодой царь ничего не знал об автариатах. Александр должен был располагать некоторыми данными о землях македоно-иллирийского пограничья, так как в ранней юности сопровождал Филиппа в его иллирийских походах, а в период размолвки с отцом некоторое время провел в самой Иллирии62. Видимо, Александр обладал общими сведениями об автариатах, не вполне актуальными на тот момент времени, благодаря чему отнесся к замыслам представителей этого племени весьма серьезно. Как бы то ни было, опасения молодого полководца, видимо, нельзя считать беспочвенными: вражеское нападение на растянутую на горных дорогах армию могло привести к тяжелым последствиям.
      Выход из сложившейся ситуации был найден благодаря помощи со стороны агриан и решительным действиям самого молодого македонского царя. Арриан упоминает, что Александр, встретившись с Лангаром, с которым его связывали дружеские отношения еще со времени правления Филиппа, получил от царя агриан заверения в том, что автариаты не представляют большой опасности. В дальнейшем Лангар по просьбе македонского царя совершил опустошительный поход в земли этого племени, вынудив тем самым автариатов отказаться от воинственных планов (Anab., I, 5, 2—4)63.
      Судя по отрывочным данным, в тот же период времени Александр выделил из армии часть сил для самостоятельного выполнения некоего задания. Об этом сообщает второй фрагмент уже упомянутого выше неизвестного раннеэллинистического исторического сочинения. В этом тексте указано, что в период пребывания царя в землях агриан он отправил оттуда Филоту, сына Пармениона, с войском64. Характер сложившейся на тот момент обстановки заставляет признать обоснованным предположение Хэммонда, в соответствии с которым Филота был послан к иллирийской границе, в то время как сам Александр решал ряд важных вопросов взаимодействия с Лангаром65. Видимо, Филоте было поручено выяснить обстановку на предполагаемом пути следования войск и начать противодействие иллирийцам. Действия корпуса Филоты в совокупности с ликвидацией угрозы, исходившей от автариатов, позволили Александру взять ситуацию под контроль и продолжить продвижение на юго-запад.
      Согласно Арриану, после встречи с Лангаром Александр напра­вился к реке Эригон и городу Пелиону, самому укрепленному в стране и занятому в тот момент Клитом (Anab., I, 5, 5). Упомянутый автором Пелион может быть идентифицирован как македонская пограничная крепость, занимавшая стратегически важную позицию между Иллирией и Македонией где-то в районе современной Корчи66. Таким образом, Клит, сын побежденного Филиппом Бардила, перешел к активным действиям в землях к югу от Охридского озера, ранее находившихся под иллирийским контролем67. Возможность попытки дарданов взять реванш в этом ключевом регионе Александр, видимо, предвидел в начале анти македонского выступления варварских племен, в связи с чем и разместил часть войск под командованием Коррага в Верхней Македонии у иллирийской границы. Последнее обстоятельство позволяет объяснить, почему Клит ограничился занятием пограничного Пелиона и не осуществил вторжение в Верхнюю Македонию. Тем не менее, сохранение важной крепости за иллирийцами создавало угрозу осуществления ими набегов на северо-западные районы Македонии в будущем68.
      Александр не мог допустить возникновения данной ситуации. Среди исследователей нет единого мнения о маршруте, которым двигался македонский царь из земель агриан к Пелиону69. В любом случае, путь Александра должен был проходить через области Верхней Македонии, где, очевидно, он смог увеличить численность своего войска70. Наиболее вероятным источником подкреплений следует считать корпус Коррага. Не останавливаясь подробно на военных действиях под Пелионом, весьма подробно описанных Аррианом71 и неоднократно рассматривавшихся исследователями72, отметим, что проходили они в крайне тяжелых условиях. Угроза гибели армии и царя была настолько серьезной, что послужила основой для распространения в Греции слухов о смерти Александра, ставших поводом для волнений73. Благодаря превосходству македонян в военной подготовке и дисциплине, удачным и нестандартным тактическим решениям Александра, включавшим как смелое маневрирование, так и внезапную ночную атаку на неохраняемый лагерь противника, дарданы Клита и тавлантии Главкии были разбиты и отброшены от границ Македонии. Довершило разгром иллирийцев под Пелионом их долгое преследование. Согласно Арриану, македоняне гнали врага вплоть до гор в стране тавлантиев (Anab., I, 6, 11). Расстояние от них до Пелиона, по современным подсчетам, составляло около 100 км74.
      После решения иллирийского вопроса македонский царь стремительно двинулся к Фивам, восставшим против македонской гегемонии. Арриан подробно описывает маршрут и скорость движения македонской армии, указывая, что, проследовав через Эордею и Элимиотиду, Александр перешел через горы Стимфеи и Паравии и на седьмой день прибыл в фессалийскую Пелину. Выступив оттуда, он на шестой день вторгся в Беотию (Anab., I, 7, 5). Таким образом, всего за тринадцать дней было пройдено около 400 км75. Марш оказался настолько стремительным, что, как пишет Арриан, фиванцы узнали о проходе Александра через Фермопилы, когда он с войском был уже в Онхесте (Anab., I, 7, 5). Здесь сказались тренировки времен Филиппа II, в ходе которых личный состав македонской армии обучался проходить значительное расстояние без использования в обозе большого количества повозок (Front. Strat., IV, 1, 6; Polyaen., IV, 2, 10)76. Быстрому продвижению армии должно было отчасти способствовать и то, что местность, через которую проходил маршрут, позволяла обеспечить армию продовольствием (в виде продуктов животноводства) и вьючным скотом77. Согласно Диодору, Александр подошел к Фивам с армией, насчитывавшей более 30 тыс. пехотинцев и не менее 3 тыс. конницы. Указывается, что это были воины, ходившие в походы вместе с Филиппом (XVII, 9, 3). Иными словами, македонский царь привел к Фивам практически всю полевую армию своего отца78. С учетом этих данных неслучайным представляется замечание Арриана, что Александр в Онхесте был «со всем войском» (Anab., I, 7, 5), как и упоминание Диодором прибытия македонского царя из Фракии «со всеми силами» (XVII, 9, 1). Возможно, Александр сумел по пути в Фивы собрать воедино все свое войско, чтобы использовать его мощь для захвата одного из сильнейших полисов Греции. В качестве косвенного подтверждения этого вывода могут быть использованы данные Полиэна, называющего Антипатра одним из участников осады Фив (IV, 3, 12), хотя его сведения, как и другие доводы в пользу личного присутствия этого старого соратника Филиппа, вызывают некоторые сомнения79. Антипатр вполне мог ограничиться отправкой подкреплений царю, оставшись руководить делами в Македонии. Объединение армии должно было произойти еще в период продвижения царя по землям Верхней Македонии, причем необходимо заметить, что темп продвижения Александра к Фивам оставался чрезвычайно высоким. Это могло быть обеспечено благодаря выдвижению сил Антипатра навстречу царю, через гонцов отдавшему соответствующее распоряжение. Объединенное македонское войско, как известно, сумело захватить и разрушить Фивы, что привело к существенному укреплению власти Александра над устрашенной Грецией80. Ключевую роль в этом сыграло невероятно быстрое появление македонской армии под Фивами, позволившее изолировать фиванцев и подавить антимакедонское выступление греков в зародыше81.
      Подводя итог рассмотрению весенне-летней кампании 335 г. до н.э., проведенной Александром против фракийцев и иллирийцев, не согласимся с ее излишне критичной оценкой, озвученной Э. Ф. Блоедовым82. Напротив, Балканская кампания должна быть оценена как успешная по любым критериям83. Во Фракии новый царь Македонии сумел возобновить прежние зависимые отношения с одними племенами и распространить македонскую гегемонию на сообщества, до того сохранявшие самостоятельность. Особенно удачным было решение иллирийской проблемы, стоявшей перед Филиппом II в течение большей части его правления: как отмечено исследователями, прямым следствием победы Александра под Пелионом стала спокойная обстановка на иллйрийской границе в течение всего периода правления великого завоевателя84. Без сколь-нибудь существенных потерь Александр одержал верх над противниками, которых ни в коей мере нельзя назвать слабыми, чем раскрыл свое высокое полководческое дарование85.
      Молодой македонский царь блестяще справился с первым серьезным испытанием в своей самостоятельной полководческой карьере. Важно, что совершено это было без помощи со стороны лучших военачальников Филиппа, задействованных в тот промежуток времени на других направлениях. Конечно, получить исчерпывающее представление о стратегии Александра в Балканской кампании 335 г. до н.э. нельзя из-за ограниченности Источниковой базы и невозможности однозначного сопоставления указанных в античной письменной традиции топонимов с современными географическими объектами. Тем не менее, комплекс имеющихся данных позволяет охарактеризовать стратегию кампании как смелую и, вместе с тем, хорошо продуманную. Она подразумевала разделение армии на три автономных части, перед каждой из Которых стояла особая задача. Первую часть войска, размещенную в Македонии, возглавил Антипатр, в чью зону ответственности входила также Греция. Корраг во главе крупных сил расположился в районе македоно-иллирийской границы для защиты Верхней Македонии от возможного вторжения. Сам Александр с отборными и наиболее подвижными подразделениями совершил поход против восставших фракийцев и иллирийцев, пройдя по высокой неправильной параболе от северо-восточной границы Македонии до ее западных рубежей. Сильной стороной выбранной молодым царем стратегии было то, что она предусматривала как разделение армии, так и осуществление «выхода» из этой комбинации посредством последовательного объединения частей войска для разгрома иллирийцев и совместного молниеносного броска на Фивы. Александр продемонстрировал, что является достойным наследником своего отца, способным сохранить его завоевания в Европе и приступить к реализации неосуществленных планов Филиппа, связанных с захватом владений империи Ахеменидов.
      Примечания
      Работа подготовлена в рамках Государственного задания №33.6496.2017/БЧ.
      1. Аппиан, находя много общего между Цезарем и Александром, пишет об их сопоставлении как о распространенном и оправданном явлении (В.С., II, 149). Плутарх, как известно, в своих «Сравнительных жизнеописаниях» поместил биографии этих военачальников в паре.
      2. ROBERTS A. Napoleon the Great. London. 2014, p. 12.
      3. JOHNSTON R.M. The Corsican: A Diary of Napoleon’s Life in His Own Words. N.Y. 1910, p. 498.
      4. BILLOWS R. Polybius and Alexander Historiography. In: Alexander the Great in Fact and Fiction. Oxford. 2000, p. 295.
      5. БЕЛОХ Ю. Греческая история T. 2. M. 2009, с. 432—433.
      6. См.: GABRIEL R.A. The Madness of Alexander the Great: And the Myth of Military Genius. Barnsley. 2015.
      7. УОРТИНГТОН Й. Филипп Македонский. СПб.-М. 2014, с. 242; ВЕРШИНИН Л.Р. К вопросу об обстоятельствах заговора против Филиппа II Македонского. — Вестник древней истории. 1990, № 1, с. 139.
      8. БОРЗА Ю.Н. История античной Македонии (до Александра Великого). СПб. 2013, с. 293; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s History of Alexander. Oxford. 1980, vol. p. 45—46; HAMMOND N.G.L. ТЪе Genius of Alexander the Great. London. 1998, p. 25; DEMANDT A. Alexander der Grosse. Leben und Legende. München. 2013, S. 76.
      9. BOSWORTH A.B. Op. cit., p. 51; PAPAZOGLOU F. The Central Balkan Tribes in Pre- Roman Times: Triballi, Autariatae, Dardanians, Scordisci and Moesians. Amsterdam. 1978, p. 25.
      10. HAMMOND N.G.L. Alexander’s Campaign in Illyria. — The Journal of Hellenic Studies. 1974, vol. 94, p. 77.
      11. Район их традиционного расселения располагался к западу от Искара, однако к указанному времени трибаллы, возможно, сместились на восток, к Добрудже. См.: DELEV Р. Thrace from the Assassination of Kotys I to Koroupedion. — A Companion to Ancient Thrace. Oxford. 2015, p. 51.
      12.     ДЕЛЕВ П. Тракия под македонска власт. — Jubilaeus I: Юбелеен сборник в памет на акад. Димитьр Дечев. София. 1998, с. 39.
      13. См.: GREENWALT W.S. Macedonia, Illyria and Epirus. In: A Companion to Ancient Macedonia. Oxford. 2010, p. 292; LANE FOX R. Philip’s and Alexander’s Macedon. In: Brill’s Companion to Ancient Macedon: Studies in the Archaeology and History of Macedon, 650 BC - 300 AD. Leiden. 2011, p. 369-370.
      14. GREENWALT W.S. Op. cit., p. 294.
      15. ШОФМАН A.C. История античной Македонии. Казань. 1960, ч. I, с. 117.
      16. УОРТИНГТОН Й. Ук. соч., с. 31.
      17. GREENWALT W.S. Op. cit., p. 280.
      18. HAMMOND N.G.L. Illyrians and North-west Greeks. In: The Cambridge Ancient History. Vol VI. Cambridge. 1994, p. 428-429; GREENWALT W.S. Op. cit., p. 284.
      19. БОРЗА Ю.Н. Ук. соч., с. 272; WILKES J.J. The Illyrians. Oxford. 1992, p. 120.
      20. БОРЗА Ю.Н. Ук. соч., с. 273; ERRINGTON R.M. A History of Macedonia. Oxford. 1990, p. 42; WILKES J.J. Op. cit., p. 120-121; BILLOWS R.A. Kings and Colonists: Aspects of Macedonian Imperialism. Leiden. 1995, p. 4.
      21. УОРТИНГТОН Й. Ук. соч., с. 175.
      22. ДЕЛЕВ П. Op. cit., с. 40—42; ПОПОВ Д. Древна Тракия. История и култура. София. 2009, с. 115.
      23. ХАММОНД Н. История Древней Греции. М. 2008, с. 564—565.
      24. LONSDALE D.J. Alexander the Great: Lessons in strategy. L.-N.Y. 2007, p. 111—112.
      25. FARAGUNA M. Alexander and the Greeks. In.: Brill’s companion to Alexander the Great. Leiden-Boston. 2003, p. 102—103.
      26. ASHLEY J.R. The Macedonian Empire: The Era of Warfare under Philip II and Alexander the Great, 359 - 323 BC. Jefferson. 1998, p. 167.
      27. GEHRKE H.-J. Alexander der Grosse. Miinchen. 1996, S. 30; DELEV P. Op. cit., p. 52.
      28. УОРТИНГТОН Й. Ук. соч., с. 241; ХОЛОД М.М. Начало великой войны: македонский экспедиционный корпус в Малой Азии (336—335 гг. до н.э.). — Сборник трудов участников конференции: «Война в зеркале историко-культурной традиции: от античности до Нового времени». СПб. 2012, с. 3.
      29. HECKEL W. The marshals of Alexander’s empire. L.-N.Y. 1992, p. 13.
      30. THOMAS C.G. Alexander the Great in his World. Oxford. 2007, p. 152—153.
      31. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. A History of Macedonia. Vol. III: 336-167 BC. Oxford. 1988, p. 32.
      32. Cm.: HAMMOND N.G.L. A Papyrus Commentary on Alexander’s Balkan Campaign. In: Greek, Roman and Byzantine Studies. 1987, vol. 28, p. 339—340.
      33. Ibid., p. 340-341.
      34. Ibid., p. 344—346; EJUSD. Sources for Alexander the Great. Cambridge. 1993, p. 201-202.
      35. Cm.: BOSWORTH A.B. Introduction. In: Alexander the Great in Fact and Fiction. Oxford. 2000, p. 3, anm. 4; BAYNHAM E. The Ancient Evidence for Alexander the Great. In: Brill’s companion to Alexander the Great. Leiden-Boston. 2003, p. 17, anm. 6; cp.: ИЛИЕВ Й. Родопите и тракийският поход на Александър III Велики от 335 г. пр. ХР. In: Личността в историата. Сборик с доклади и съобщения от Националната научна конференция на 200 г. от рождението на Александър Екзарх, Захарий Княжески и Атанас Иванов. Стара Загора. 2011, с. 279—281.
      36. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., р. 32.
      37. RAY F.E. Greek and Macedonian Land Battles of the 4th Century BC. Jefferson. 2012, p. 139.
      38. ASHLEY J.R Op. cit., 167.
      39. NAWOTKA K. Alexander the Great. Cambridge. 2010, p. 96.
      40. ASHLEY J.R. Op. cit., 167.
      41. Видимо, в начале апреля. См.: HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 34.
      42. См.: ФОР П. Александр Македонский. M. 2011, с. 39; PAPAZOGLOU F. Op. cit., р. 29—30; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 54; HAMMOND N.G.L. Some Passages in Arrian Concerning Alexander. — The Classical Quarterly. 1980, vol. 30/2, p. 455-456; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 167; NAWOTKA K. Op. cit., p. 96; WORTHINGTON I. By the Spear: Philip II, Alexander the Great, and the Rise and Fall of the Macedonian Empire. Oxford. 2014, p. 128; ИЛИЕВ Й. Op. cit., с. 279.
      43. ФОР П. Ук. соч., с. 39; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 54; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 168; O’BRIEN J. Alexander the Great: The Invisible Enemy. L.-N.Y. 1994, p. 48;
      44. ГРИН П. Александр Македонский. Царь четырех сторон света. М. 2005, с. 86; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 34; BURN A.R. The Generalship of Alexander. In: Greece and Rome. 1965, vol. 12/2, p. 146; RAY F.E. Op. cit., p. 139; WORTHINGTON I. Op. cit., p. 128; DEMANDT A. Op. cit., S. 97.
      45. Возможные реконструкции хода этого сражения см.: BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 56-57; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 35; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 168-169; RAY F.E. Op. cit., p. 139-140; HOWE T. Arrian and “Roman” Military Tactics. Alexander’s campaign against the Autonomous Tracians. In: Greece, Macedon and Persia: Studies in Social, Political and Military History in Honour of Waldemar Heckel. Oxford. 2014, p. 87—93.
      46. ДРОЙЗЕН И. История эллинизма. T. 1. Ростов-на-Дону. 1995, с. 101; ГРИН П. Ук. соч., с. 87; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 56; PAPAZOGLOU F. Op. cit., p. 30-31.
      47. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 35; NAWOTKA K. Op. cit., p. 96.
      48. ASHLEY J.R. Op. cit., p. 169.
      49. АГБУНОВ M.B. Античная лоция Черного моря. М. 1987, с. 146; ЯЙЛЕНКО В.П. Очерки этнической и политической истории Скифии в V—III вв. до н.э. — Античный мир и варвары на юге России и Украины: Ольвия. Скифия. Боспор. Запорожье. 2007, с. 82.
      50. BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 57; PAPAZOGLOU F. Op. cit., p. 32.
      51. HAMMOND N.G.L. Alexander’s Campaign in Illyria, p. 80.
      52. GRUMEZA I. Dacia. Land of Transylvania, Cornerstone of Ancient Eastern Europe. Lanham-Plymouth. 2009, p. 27.
      53. НИКУЛИЦЭ И.Т. Геты IV—III вв. до н.э. в Днестровско-Карпатских землях. Кишинёв. 1977, с. 125.
      54. ПОПОВ Д. Ук. соч., с. 116.
      55. Видимо, информация об этом восходит к Птолемею. Cp.: Strab., VII, 302. Об этом см. также: BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 51; cp.: HAMMOND N.G.L. Alexander’s Campaign in Illyria, p. 77.
      56. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 38; О специфике установленного Александром в регионе режима также см.: БЛАВАТСКАЯ Т.В. Западнопонтийские города в VII—I веках до н.э. М. 1952, с. 89—90; DELEV Р. Op. cit., р. 52.
      57. ДРОЙЗЕН И. Ук. соч., с. 104; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 65; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 39-40; О районе расселения агриан подробнее см.: ДЕЛЕВ П. По някои проблеми от историята на агрианите. — Известия на Исторически музей Кюстендил. Т. VII. Кюстендил. 1997, с. 9-11.
      58. ФУЛЛЕР ДЖ. Военное искусство Александра Македонского. М. 2003, с. 249; ФОР П. Ук. соч., с. 39; BOSWORTH А.В. A Historical Commentary on Arrian’s..., р. 65-68; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 40; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 171.
      59. ГАФУРОВ Б.Г., ЦИБУКИДИС Д.И. Александр Македонский и Восток. М. 1980, с. 83; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 171; NAWOTKA K. Op. cit., p. 98.
      60. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 40.
      61. HAMMOND N.G.L. Alexander’s Campaign in Illyria, p. 78.
      62. HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 41.
      63. Предположение о том, что вместе с Лангаром в этом походе участвовал Александр (см.: ГАФУРОВ Б.Г., ЦИБУКИДИС Д.И. Ук. соч., с. 83) следует признать слабо обоснованным.
      64. Цит. по: HAMMOND N.G.L. A Papyrus Commentary on Alexander’s Balkan Campaign, p. 340.
      65. Ibid., p. 342-343.
      66. ФОР П. Ук. соч., с. 39; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 41; WILKES J.J. Op. cit., p. 123.
      67. WILKES J.J. Op. cit., p. 124.
      68. ASHLEY J.R. Op. cit., p. 171.
      69. Cm.: BOSWORTH A.B. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 68; HAMMOND N.G.L., WALBANK F.W. Op. cit., p. 40-41.
      70. HAMMOND N.G.L. Alexander the Great: King, Commander and Statesman. London. 1981, p. 49; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 171.
      71. Cm.: Arr. Anab., I, 5, 5—6, 11.
      72. ДРОЙЗЕН И. Ук. соч., с. 105-108; ФУЛЛЕР ДЖ. Ук. соч., с. 249-252; ГРИН П. Ук. соч., с. 88—91; HAMMOND N.G.L. Alexander’s Campaign in Illyria, p. 79—85; BOSWORTH A.B. A Historical Commentary on Arrian’s..., p. 71—73; ASHLEY J.R. Op. cit., p. 171-173; RAY F.E. Op. cit., p. 141-142.
      73. Cm.: Arr. Anab., I, 7, 2; Согласно Юстину, Демосфен утверждал, что Александр и вся его армия погибли в бою против трибаллов, и даже представил свидетеля, якобы раненного в фатальном для македонского царя сражении (XI, 2, 8—10).
      74. HAMMOND N.G.L. The Genius of Alexander the Great, p. 39.
      75. KEEGAN J. The Mask of Command. N.Y. 1987, p. 72; HAMMOND N.G.L. The Genius of Alexander the Great, p. 44; WORTHINGTON I. Demosthenes’ (in)activity during the reign of Alexander the Great. In: Demosthenes: statesman and orator. L.-N.Y. 2000, p. 92.
      76. Это было нацелено, прежде всего, на обеспечение высокой мобильности войск в условиях горной местности. См.: ENGELS D.W. Alexander the Great and the Logistics of the Macedonian Army. Berkeley-Los Angeles. 1978, p. 22—23.
      77. HAMMOND N.G.L. The Genius of Alexander the Great, p. 44.
      78. Согласно тому же Диодору, в битве при Херонее войско Филиппа состояло из более 30 тыс. пехотинцев и не менее 2 тыс. всадников (XVI, 85, 5).
      79. HECKEL W. Op. cit., р. 32.
      80. Подробнее см.: КУТЕРГИН В.Ф. Беотийский союз в 379—335 гг. до н.э.: Исторический очерк. Саранск. 1991, с. 164.
      81. GEHRKE H.-J. Op. cit., S. 31.
      82. BLOEDOW E.F. The Balkan Campaign of Alexander the Great in 335 BC. In: The Thracian World at Crossroads of Civilization. Bucharest. 1996, p. 166.
      83. ASHLEY J.R. Op. cit., p. 174.
      84. HAMILTON J.R. Alexander’s Early Life. In: Greece and Rome. Second Series. 1965, 12/2, p. 123; GREENWALT W.S. Op. cit., p. 295.
      85. HAMMOND N.G.L. The Genius of Alexander the Great, p. 39.
    • "Друзья царя" в эллинистической монархии
      By Saygo
      Зарапин Р. В. Друзья царя в эллинистической монархии // Вестник РУДН, серия Всеобщая история, 2009, № 3, C. 6-25.
    • Галльские войны Юлия Цезаря (58-50 гг. до н.э.)
      By Saygo
      Егоров А. Б. Стратегическая концепция Галльских войн Цезаря // МНЕМОН. Исследования и публикации по истории античного мира. - 2007. - Выпуск 6. - С. 129-150.