Русский Человек

Русский Человек о татарском иге. (Новое осмысление общеизвестных фактов). Персональная ветка.

18 posts in this topic

В 29.08.2014в14:31, Чжан Гэда сказал:

Очень печально, что из новых школьных учебников по истории хотят исключить термины "татаро-монгольское нашествие" и "татаро-монгольское иго". Делается это из соображений политкорректности, но выдает дремучую безграмотность авторов идеи - современные татары Сибири и Казани - это иной народ, к татаро-монголам не имеющий прямого отношения (с крымскими сложнее - они, в основном, происходят от тех самых, начавших знакомство с Русью на Калке в 1223 г.).

Кроме того, сильно популяризуется евразийская блажь о том, что "был союз Руси с Ордой" и это было великим благом для русских. О всяких фриках молчу вообще - в пристойном месте говорить о них - моветон.

Предлагаю тут поднять этот вопрос, чтобы было понятно, ЧТО же было в те годы на самом деле?

Теперь уже дошло до того. что открыто заявляют что Русские сами себе устроили иго, сами сожгли свои города, сами себя поубивали, сами себя продавали в рабство. А татары принесли цивилизацию на Русь: первую перепись населения, карандаши и прочую муйню. Официальная историческая школа тоже не подкачала: накрепко вбила в головы граждан понятие татаро-монголы, после гос. переворота стало уже монголо-татары, а в последнее время и монголы без упоминания татар. Татары стали чистенькие, белые и пушистые. Но незнание своей истории приводит к её повторению в ещё худшем и ужаснейшем виде.

Живу среди Поволжских татар с малолетства, знаю их характер как народа, рядовых татар дурят так же как и Русских.  Правители воспитывают в них ненависть к Русскому народу. На моей памяти теракты в Татарстане проходят ещё с Советских времён, самые громкие примерно начинаются после смерти Сталина. Уничтожают музеи, кладбища, археологические объекты, взрывают церкви, поджигают их, взрывают линии электропередач, нефтепроводы, нормальных служителей ислама убивают, бегают по столице Татарстана и по крупным городам с плакатами "Чемодан, вокзал, Россия/Русь".  Устроили геноцид Русского населения в Татарстане, выгнали Русских с руководящих должностей. Двадцать лет как запретили изучать Русский язык и насильно заставляют изучать татарский язык. Даже президент в кои веков вынужден был вмешаться.  Но даже после этого Министр образования Татарстана велит директорам школ "Ставить Русских родителей на колени" чтобы Русские дети изучали татарский язык ни к чему не пригодный, которым в Татарстане даже татары не пользуюутся.  У сына президента Татарстана и всей татарской элиты в школе не преподают татарский язык. Русских заставляют его изучать исключительно с целью нагнуть Русский народ. Татарское иго уже 20 лет действует на территории России в отдельно взятом Татарстане.

Крымские татарские мигранты пришедшие на ПМЖ в кол-ве всего 3-х тыс. воинов в 1437г. с подачи официальных историков возомнили себя коренными на Русской земле Волгарей Волгарского княжества Руси. Подлые официальные историки во всех исторических учебниках пишут что Русские колонизировали Среднее Поволжье. И поймите чувства татарина которому внушили что Русские захватили его землю. Поэтому в Татарстане террористы не выводятся, вот и на днях обезвредили очередную группу.

Вот поэтому надо писать правдивую историю татарского ига, разъяснять и Русским и татарам как было на самом деле без прикрас, все ужасы татарского ига, откровенно, что было - то было. Потомки не виноваты, до тех пор пока они следуют правде и здравому смыслу.

Кочевники Башкиры оказались намного умней татар. Они приняли условия Ивана Грозного и согласились не торговать Православными в обмен на надел их Русской землёй княжества Волгарии и сохранение религии. Кочевники татары, а вернее их княжеская верхушка обдурила рядовых татар и отказалась от подписания договора. Убила 1000 Касимовских татар и 200 Русских стрельцов которые были в Казани для соблюдения договора. И после этого 9 месяцев татары грабили Русь и уводили в рабство Русичей. Но сколько верёвочке не виться, а конец будет. Последовал сокрушительный разгром этого грабительского работоргового гнезда свитого в Русском городе Казани. Были освобождены десятки тысяч Русичей из плена и рабства. Ещё 3 года освобождали пленных из ям по всей территории Казанского ханства. Вскоре последовал разгром Астраханского ханства. Вот только тогда было поконченено с игом.

Это должны знать и Русские и татары. Правда она объединяет народы, лживая история служит для разъединения. О главных этапах и подробностях сказано в  книгах "Очерки по истории Казанского ханства" русофоба М.Худякова. изд. Фонд татарского языка и культуры. г.Казань и справочник русофоба В.В.Похлёбкина "Татары и Русь" 360 лет отношений.

Share this post


Link to post
Share on other sites
19 час назад, Русский Человек сказал:

А татары принесли цивилизацию на Русь: первую перепись населения, карандаши и прочую муйню.

Монголы транслировали на Русь заимствования из более высокой культуры Китая. 

Все дело в том, что они сделали это только со своими собственными целями и "внедрили новшества" очень радикальным способом, если не сказать хуже.

19 час назад, Русский Человек сказал:

Официальная историческая школа тоже не подкачала: накрепко вбила в головы граждан понятие татаро-монголы, после гос. переворота стало уже монголо-татары, а в последнее время и монголы без упоминания татар.

А с этим какая-то проблема?

19 час назад, Русский Человек сказал:

Татары стали чистенькие, белые и пушистые.

На территории России живет несколько народов, которых называют татарами. И они - разные.

Скажем, кузнецкие и поволжские татары - разные, но между ними не исключено родство. А крымские - совсем другие. Они сложились на основе разных групп тюркоязычного населения и объединяет их только маскирующее название "татары" (сначала - экзоэтноним, теперь - самоназвание).

19 час назад, Русский Человек сказал:

Живу среди Поволжских татар с малолетства, знаю их характер как народа, рядовых татар дурят так же как и Русских.  Правители воспитывают в них ненависть к Русскому народу. На моей памяти теракты в Татарстане проходят ещё с Советских времён, самые громкие примерно начинаются после смерти Сталина. Уничтожают музеи, кладбища, археологические объекты, взрывают церкви, поджигают их, взрывают линии электропередач, нефтепроводы, нормальных служителей ислама убивают, бегают по столице Татарстана и по крупным городам с плакатами "Чемодан, вокзал, Россия/Русь".  Устроили геноцид Русского населения в Татарстане, выгнали Русских с руководящих должностей. Двадцать лет как запретили изучать Русский язык и насильно заставляют изучать татарский язык. Даже президент в кои веков вынужден был вмешаться.  Но даже после этого Министр образования Татарстана велит директорам школ "Ставить Русских родителей на колени" чтобы Русские дети изучали татарский язык ни к чему не пригодный, которым в Татарстане даже татары не пользуюутся.  У сына президента Татарстана и всей татарской элиты в школе не преподают татарский язык. Русских заставляют его изучать исключительно с целью нагнуть Русский народ. Татарское иго уже 20 лет действует на территории России в отдельно взятом Татарстане.

Не знаю. Бывал в Казани не раз, но со стороны понятно только, что истеблишмент набирается из титульной нации. Остальное со стороны не заметишь.

Рост национализма - это вполне естественно на определенном этапе для любой нации. Если не поощрять сверху - все быстро сходит на нет. 

А если это поощряется сверху - то заниматься этим уже надо "кому следует".

Ну а такие люди, как Муса Джалиль (Муса Залилов) - это украшение любого народа:

Сердце с последним дыханием жизни 
Выполнит твердую клятву свою: 
Песни всегда посвящал я отчизне, 
Ныне отчизне я жизнь отдаю. 

 

19 час назад, Русский Человек сказал:

Крымские татарские мигранты пришедшие на ПМЖ в кол-ве всего 3-х тыс. воинов в 1437г. с подачи официальных историков возомнили себя коренными на Русской земле Волгарей Волгарского княжества Руси.

Волга стала русской рекой поздно. Скажем так, выход русских к средней Волге (где она имеет значение серьезного торгового пути) и основание Нижнего Новгорода - это XIII в., результат жесткого противостояния с Великим Булгаром и мордвой.

Влияние крымского ханства на дела Казани проявляется не сразу. Сначала русские великие князья умели не только ладить с Казанью, но и ставить на ее престол угодных Москве ханов. Лишь в XVI в. влияние Крыма стало таким сильным, что пришлось Казань взять и присоединить к Русскому государству.

19 час назад, Русский Человек сказал:

Подлые официальные историки во всех исторических учебниках пишут что Русские колонизировали Среднее Поволжье.

А что, русские жили на Волге испокон веков? Нет, все когда-то куда-то идут, что-то завоевывают, колонизируют. Это нормально.

Тюркоязычное население там тоже пришлое, как и славянское. Разве что финноязычные народы (да и то не совсем уверен) могут там считаться автохтонами.

19 час назад, Русский Человек сказал:

И поймите чувства татарина которому внушили что Русские захватили его землю. Поэтому в Татарстане террористы не выводятся, вот и на днях обезвредили очередную группу.

Это не "чувства татарина" - это способ, как ему это подается с определенными политическими целями определенными политическими силами.

Памятник в Кремле "Минин и Татарский" помните?

1_5735918f6316e556.thumb.jpeg.ea94fee863

ИМХО, это более похоже на то, что у русских с татарами. Национализмы, шовинизмы, нацизмы - все проходит, если не культивировать. На это надо смотреть, на общую историю и общие славные страницы. А что было - то было. Иначе в Европе, скажем, всем надо друг друга перерезать, а в России - тверякам или новгородцам убивать москвичей где бы ни встретили, а уж сибирякам ...

19 час назад, Русский Человек сказал:

Вот поэтому надо писать правдивую историю татарского ига, разъяснять и Русским и татарам как было на самом деле без прикрас, все ужасы татарского ига, откровенно, что было - то было. Потомки не виноваты, до тех пор пока они следуют правде и здравому смыслу.

А как было?

В XIII в. современные татары были булгарами. Сопротивлялись монголам и возглавленным ими тюркоязычным кочевникам. Сами пострадали точно также, как и русские.

По Волге монгольские войска очень неплохо прошлись - Айрат Маратович Губайдуллин копал значительное количество булгарских городищ XIII в., которые больше не возродились. Самый массовый подъемный материал - "каракорумские срезни" и зажигательные снаряды китайского типа. Т.е. то, что монголы принесли из Северного Китая.

19 час назад, Русский Человек сказал:

Кочевники Башкиры оказались намного умней татар. Они приняли условия Ивана Грозного и согласились не торговать Православными в обмен на надел их Русской землёй княжества Волгарии и сохранение религии.

Ага, вспомним такого известного башкирского деятеля, как Юлай Азналин, отец Салавата Юлаева. Тот прямо трясся - так любил русских. Как пройдут отряды Юлая Азналина по рабочим поселкам при заводах - так лепота ... Салават, говорят, немного умнее был - так сильно не зверствовал.

Характерное донесение 1774 г.:

Цитата

А они, злодеи – башкирцы, у нас всегда везде русаков губят; а 28 июня Каслинской и Каштымской господина Никиты Никитича Демидова завод оныя ж башкирцы все выжгли, как завод, так и селение, а с людьми что зделали - о том еще здесь не слышно.

Собственно, башкиры не раз восставали против русских. И политика царского правительства на Волге строилась на балансировании между 3 кочевыми народами - калмыками, башкирами и казахами (вместе с каракалпаками). Цинично и эффективно. Кто бы не восстал против русского господства - всегда находился тот народ, который был готов свести собственные счеты с мятежниками.

19 час назад, Русский Человек сказал:

Кочевники татары, а вернее их княжеская верхушка обдурила рядовых татар и отказалась от подписания договора.

Неужели казанские татары были кочевниками?

Не путайте образ жизни кочевых народов (скажем, едисанских или джембойлукских татар, кочевавших в Прикаспии и на Эмбе) с казанскими и вообще волжскими татарами.

19 час назад, Русский Человек сказал:

Убила 1000 Касимовских татар и 200 Русских стрельцов которые были в Казани для соблюдения договора. И после этого 9 месяцев татары грабили Русь и уводили в рабство Русичей.

С XV в. и до усиления прокрымской группировки в Казани это был местный вариант "Our just Quarrel", наши не меньше щипали ту же Казань - все в рамках обычной феодальной войны.

При усилении прокрымской группировки - да, началось обострение. Но и отомстили русские за это очень сильно. Мечеть Кул-Шариф знаете?

1200px-Kazan_Kremlin_Qolsharif_Mosque_08\

Почему она так называется - тоже, наверное, знаете?

19 час назад, Русский Человек сказал:

Но сколько верёвочке не виться, а конец будет. Последовал сокрушительный разгром этого грабительского работоргового гнезда свитого в Русском городе Казани. Были освобождены десятки тысяч Русичей из плена и рабства. Ещё 3 года освобождали пленных из ям по всей территории Казанского ханства. Вскоре последовал разгром Астраханского ханства. Вот только тогда было поконченено с игом.

Торговля пленными действовала повсеместно. И русские продавали ясырь, и татары. Это, пардон, обязательная условность тех лет. Дожила она в России до конца XVIII в., когда постепенно искоренили эту практику (если опустить обычные нормы крепостного права, по которым крепостных до 1861 г. продавали свои же, русские помещики). А во время Кавказской войны (1800-1864) пленными опять широко торговали обе стороны. Никуда не деться - время не опередить.

19 час назад, Русский Человек сказал:

Это должны знать и Русские и татары. Правда она объединяет народы, лживая история служит для разъединения. О главных этапах и подробностях сказано в  книгах "Очерки по истории Казанского ханства" русофоба М.Худякова. изд. Фонд татарского языка и культуры. г.Казань и справочник русофоба В.В.Похлёбкина "Татары и Русь" 360 лет отношений.

Хорош русофоб - с 1941 по 1945 разведчиком на фронте.

А какая правда объединит народы? Которая докажет, что казанские татары - плохие, а русские - хорошие? И что такое "лживая история"? Это которая говорит, что татары спали и видели, чтобы войти в состав Русского государства?

В общем, националистические идеи тут, на этом форуме, не пропагандируются.

История - да, изучаем, дискутируем, но не занимаемся пропагандой национализма, идей о неравенстве или виновности наций и т.п. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 31 октября 2018 г.в23:44, Чжан Гэда сказал:

А какая правда объединит народы? Которая докажет, что казанские татары - плохие, а русские - хорошие? И что такое "лживая история"? Это которая говорит, что татары спали и видели, чтобы войти в состав Русского государства?

В общем, националистические идеи тут, на этом форуме, не пропагандируются.

История - да, изучаем, дискутируем, но не занимаемся пропагандой национализма, идей о неравенстве или виновности наций и т.п. 

 

Начну с последней вашей реплики. Потому что это  самый неправильный вывод который вы сделали из моего поста.

Вы меня обвинили в национализме.  Если я пишу ПРАВДУ о татарской истории, это национализм. То есть татарский национализм это так фигня, болезни роста татарского государства. Поэтому нельзя писать правду о татарской истории, о возникновении татарского ханства на Русской земле Волгарии(Булгарии в татарском произношении, в тат.яз. рус.буква /В/ переходит в /Б/). Тут каждый татарин знает что его предки пришли с Монголии, об этом даже в деревенских школах преподают сами татары. Пишут об этом в татарских газетах и журналах. 

Я живу среди татар всю свою сознательную жизнь. С самого раннего детства, ещё с дошкольных времён у меня были друзья татары, в училище, в армии, на работе и сейчас.  Со старыми друзьями татарами встречаюсь до сих пор, обзавёлся и новыми. Имеются даже родственники из татар. До сих пор веду общественную работу по выявлению погибших Русских воинов из небытия, в этой Русской деревне татар не было.Лично нашёл 117 погибших. Совместно с татарской администрацией продвигаю установку памятника. Прекрасно нахожу общий язык с татарами, даже из Госсовета Татарстана получил одобрение. Татары заезжают ко мне в гости просто попить чаю, приносят и привозят экспонаты в мой личный музей Радио. Но это не отменяет того, что в угоду татарским националистам надо забыть свою национальность, забыть Русский язык, забыть свою Русскую историю, забыть всё что сделано татарскими предками с Русским народом. Что правящая националистическая верхушка уничтожает Русские исторические памятники.

А это делает именно татарская националистическая верхушка во главе с татарскими президентами: Шаймиевым прежним, и нынешним Миннихановым.  На протяжении 20 лет они запрещали Русский язык в Татарстане, даже судебно преследовали Русских родителей, и даже после прямого указания Президента Росссии Путина они саботируют выполнение его распоряжения. Прокуратура выявила повсеместное нарушение преподавания Русского языка во ВСЕХ школах Татарстана. В Русской Елабуге в 1 школе было 13 преподавателей татарского языка и 2 преподавателя Русского языка.  Во ВСЕХ школах Татарстана и детских садах насильно заставляют Русских детей изучать ненужный даже татарскому президенту татарский язык. Министр образования Татарстана учит директоров школ ставить Русских родителей на колени. Этого вам мало ? Татарских террористов ежегодно арестовывают пачками. Этого вам мало ?  Это происходит только от одного. От лживого преподавания татарскому народу его истории. От сокрытия исторических фактов, что Казанское ханство было исключительно работорговым. Работорговля была главным доходом ханства. И это исторический факт от которого никуда не уйти. А в рабство они захватывали сначала у малочисленных Поволжских народов мордвы, чуваш, марийцев потому что те были рядом, но быстро истощив их людские запасы стали делать рейды в глубинную Россию. В 1439г. Казанский хан Улу Мухаммед дошёл до Москвы, пожёг всё на своём пути и с огромным полоном вернуля в Казань. Через 5 лет снова  ещё более удачно повторил набег, и даже взял в плен Великого князя Василия. Но полон был не из военно пленных. Полон был в основном из гражданского населения: женщин, мужиков и детей. Причём, по рассказам самих татарских националистов, детей ниже колёсной оси просто убивали, потому что кто меньше не мог выдержать столь длинного перехода. Где это они взяли я не знаю, но татарские националисты об этом рассказывали с упоением.

ПРАВДЫ разные не бывают. Есть только одна правда - это произошедший факт и который уже невозможно изменить. И только произошедшие факты дают нам знания как в дальнейшем избежать негатива в отношениях любых народов. Сокрытие произошедших  фактов, от какой либо стороны, приводит к повторения прежних ошибок. Вот почему подлости делаются практически всегда тайно и скрытно.

Я привожу только общеизвестные и общедоступные факты. Эти факты многократно опубликованны самими татарскими националистами и русофобами с одобрения татарского Государственного книжного издательства. Редакционная коллегия Валиев, Каримуллин, Сиразиев. Фонд татарского языка и культуры. Очерки по истории Казанского ханства. М.Худяков. 1990г. Переиздавались ещё большим тиражом в 2000г.

Так что, уважаемый Чжан Геда, вы необдуманно обвинили меня в пропаганде идей национализма, неравенстве наций, виновности наций и т.п.

Поэтому прошу вас взять свои слова обратно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я очень понимаю современных людей, тем более китайских Москвичей. Я учился в Москве не один год и даже работал в Москве. Не только Москвичи, а вообще практически большинство жителей времён СССР, да и сейчас, искренне считали и до сих пор считают что "солнечный" Татарстан и "солнечный" Башкортостан" расположены где-то в Среднеазиатских республиках. И в них основное население татары и башкиры. У них нет понятия что эти республики находятся на Средней Волге. Практически в центре России. Нет понятия что в Татарстане почти половина жителей это Русские, а в Башкортостане, Чувашии, Мари Эл, Удмуртии Русские составляют подавляющее большинство населения республик, даже официально. Не говоря о том что подсчёт вели сами власти этих республик. А как считают власти за примером далеко ходить не надо. У них запросто может быть 147% голосовавших.

Вот официальная информация от руководителя "Общества Русской Культуры" о борьбе единственной действующей Русской организации за права Русских и русскоязычных людей в Татарстане.

Озвучена только небольшая часть проблем. Эта информация возможно поможет  вам понять, что уже четверть века в Татарстане, на Средней Волге совершенно легально действует татарское иго. И никаких монгол тут нет и не было никогда.

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 03.11.2018в09:11, Русский Человек сказал:

Если я пишу ПРАВДУ о татарской истории, это национализм.

Извините, а где в сообщении правда о татарской истории?

Если ВОТ ЭТО вы считаете правдой:

В 03.11.2018в09:11, Русский Человек сказал:

Поэтому нельзя писать правду о татарской истории, о возникновении татарского ханства на Русской земле Волгарии(Булгарии в татарском произношении, в тат.яз. рус.буква /В/ переходит в /Б/).

то это совершенно не имеет отношения к истории.

В 03.11.2018в09:11, Русский Человек сказал:

Тут каждый татарин знает что его предки пришли с Монголии, об этом даже в деревенских школах преподают сами татары. Пишут об этом в татарских газетах и журналах. 

Ну, это проблемы самих татар, отказывающихся от своих настоящих предков - тюркоязычных волжских булгар.

А по сути - глупость и оголтелый национализм.

Не приходили волжские татары из Монголии - наоборот, пришедшие из Монголии сравнительно немногочисленные группы завоевателей растворились в местном тюркоязычном населении, которое покорили.

В 03.11.2018в09:11, Русский Человек сказал:

Но это не отменяет того, что в угоду татарским националистам надо забыть свою национальность, забыть Русский язык, забыть свою Русскую историю, забыть всё что сделано татарскими предками с Русским народом

А как это связано с тем, что вы пишете всякие несуразности (мягко говоря) по истории Поволжья, опираясь на всякую чушь, которую городят безграмотные татары? (среди них тоже есть разные - и профессора, и придурки)

В 03.11.2018в09:11, Русский Человек сказал:

Что правящая националистическая верхушка уничтожает Русские исторические памятники.

Какие именно?

В 03.11.2018в09:11, Русский Человек сказал:

А это делает именно татарская националистическая верхушка во главе с татарскими президентами: Шаймиевым прежним, и нынешним Миннихановым.  На протяжении 20 лет они запрещали Русский язык в Татарстане, даже судебно преследовали Русских родителей, и даже после прямого указания Президента Росссии Путина они саботируют выполнение его распоряжения. Прокуратура выявила повсеместное нарушение преподавания Русского языка во ВСЕХ школах Татарстана. В Русской Елабуге в 1 школе было 13 преподавателей татарского языка и 2 преподавателя Русского языка.  Во ВСЕХ школах Татарстана и детских садах насильно заставляют Русских детей изучать ненужный даже татарскому президенту татарский язык. Министр образования Татарстана учит директоров школ ставить Русских родителей на колени. Этого вам мало ? Татарских террористов ежегодно арестовывают пачками. Этого вам мало ?

Какое это отношение имеет к истории?

В 03.11.2018в09:11, Русский Человек сказал:

Это происходит только от одного. От лживого преподавания татарскому народу его истории. От сокрытия исторических фактов, что Казанское ханство было исключительно работорговым. Работорговля была главным доходом ханства. И это исторический факт от которого никуда не уйти.

Ну, и кому продавали (а главное, кого?) казанские татары?

Крымские татары - да, они имели очень существенную долю в своих доходах именно от работорговли. Казанское ханство - совершенно иное государство. Обычное мусульманское государство, не лучше и не хуже. Как Хорезм, Бухара, Самарканд и т.п. Также практиковало работорговлю в какой-то мере. Но, пардон, и русские в тот же исторический период торговали пленными. О чем речь?

В 03.11.2018в09:11, Русский Человек сказал:

А в рабство они захватывали сначала у малочисленных Поволжских народов мордвы, чуваш, марийцев потому что те были рядом, но быстро истощив их людские запасы стали делать рейды в глубинную Россию. В 1439г. Казанский хан Улу Мухаммед дошёл до Москвы, пожёг всё на своём пути и с огромным полоном вернуля в Казань. Через 5 лет снова  ещё более удачно повторил набег, и даже взял в плен Великого князя Василия. Но полон был не из военно пленных. Полон был в основном из гражданского населения: женщин, мужиков и детей. Причём, по рассказам самих татарских националистов, детей ниже колёсной оси просто убивали, потому что кто меньше не мог выдержать столь длинного перехода. Где это они взяли я не знаю, но татарские националисты об этом рассказывали с упоением.

Вот видите - "они сами не знают, откуда это взяли" (с), но "рассказывают об этом с упоением" (с). Т.е. один придурок сказал - остальные (такие же) подхватили.

А про то, что убивали детей, которые были ВЫШЕ колесной чеки, это, пардон - из "Сокровенного сказания монголов", которое к поволжским татарам не имеет никакого отношения.

И убивали, замечу, для того, чтобы не осталось тех, кто бы помнил, откуда он (думаю, мысль о том, что рост коррелирует с возрастом и памятью, в комментариях не нуждается).

А уж поход против Василия Темного - обычная феодальная война. Русские делали все то же самое. Вспомните русских ушкуйников, ходивших из Новогорода по Волге до Астрахани и грабивших всех, кого могли встретить. Или поход Дмитрия Боброка-Волынского на Булгар в 1377 г. Даже ханские войска не всегда могли с ними справиться.

Обычная для фронтира ситуация. 

В 03.11.2018в09:11, Русский Человек сказал:

ПРАВДЫ разные не бывают. Есть только одна правда - это произошедший факт и который уже невозможно изменить. И только произошедшие факты дают нам знания как в дальнейшем избежать негатива в отношениях любых народов. Сокрытие произошедших  фактов, от какой либо стороны, приводит к повторения прежних ошибок. Вот почему подлости делаются практически всегда тайно и скрытно.

Я привожу только общеизвестные и общедоступные факты. Эти факты многократно опубликованны самими татарскими националистами и русофобами с одобрения татарского Государственного книжного издательства. Редакционная коллегия Валиев, Каримуллин, Сиразиев. Фонд татарского языка и культуры. Очерки по истории Казанского ханства. М.Худяков. 1990г. Переиздавались ещё большим тиражом в 2000г.

А я вот, грешным делом, как-то ориентируюсь больше на работы серьезных татарских исследователей, а не всякой нечисти с националистическим душком - например, И.Л. Измайлова или А.М. Губайдуллина. И проблемы на ровном месте не вижу.

Проблема в том, что некоторые нечистоплотные политиканы в угоду определенным политическим интересам могут пропагандировать извращенные взгляды на историю.

Но это не сюда. Для этого есть другая организация - ФСБ. Она занимается этими вопросам (антигосударственная пропаганда, терроризм, разжигание национальной розни и т.п.).

В 03.11.2018в09:11, Русский Человек сказал:

Так что, уважаемый Чжан Геда, вы необдуманно обвинили меня в пропаганде идей национализма, неравенстве наций, виновности наций и т.п.

Поэтому прошу вас взять свои слова обратно.

Я ничего брать обратно не буду. Потому что вы пишете о политике. Проблемы политики - это не сюда. 

В 03.11.2018в20:55, Русский Человек сказал:

Я очень понимаю современных людей, тем более китайских Москвичей. Я учился в Москве не один год и даже работал в Москве. Не только Москвичи, а вообще практически большинство жителей времён СССР, да и сейчас, искренне считали и до сих пор считают что "солнечный" Татарстан и "солнечный" Башкортостан" расположены где-то в Среднеазиатских республиках.

Дураки везде есть. Может, есть и те, кто считает, что Татария и Башкирия - это Средняя Азия.

В 03.11.2018в20:55, Русский Человек сказал:

И в них основное население татары и башкиры. У них нет понятия что эти республики находятся на Средней Волге. Практически в центре России.

И что? Татария перестала быть домом для татар? Или Башкирия - для башкир?

В 03.11.2018в20:55, Русский Человек сказал:

Нет понятия что в Татарстане почти половина жителей это Русские, а в Башкортостане, Чувашии, Мари Эл, Удмуртии Русские составляют подавляющее большинство населения республик, даже официально. Не говоря о том что подсчёт вели сами власти этих республик. А как считают власти за примером далеко ходить не надо. У них запросто может быть 147% голосовавших.

Вы, по всей видимости, не понимаете, что русские - это пришлое население. Появившееся в массе (если не считать пленников, которых приводили татары с собой в более ранние времена) на этих землях после взятия Казани.

Это нормальная ситуация - есть старое население (булгары), которое в процессе этногенеза становится новым народом (поволжскими татарами), которых побеждают и включают в состав своего государства русские. И потом начинается усиленная колонизация вновь присоединенных земель победителями. Это обычный исторический процесс.

Кстати, процесс "возрождения", который сопровождается серьезными шовинистическими проблемами, происходит практически у каждой нации, особенно в определенное время лишенной национальной государственности и самостоятельного развития. Тоже обычный исторический процесс.

В 03.11.2018в20:55, Русский Человек сказал:

Вот официальная информация от руководителя "Общества Русской Культуры" о борьбе единственной действующей Русской организации за права Русских и русскоязычных людей в Татарстане.

Озвучена только небольшая часть проблем. Эта информация возможно поможет  вам понять, что уже четверть века в Татарстане, на Средней Волге совершенно легально действует татарское иго. И никаких монгол тут нет и не было никогда.

Очень прошу - с политикой на другой форум.

Или мы занимаемся историей, или начинаем вещать, аки геббельсоиды. Не надо уподобляться тем, кого критикуете за антинаучный подход и разжигание национальной розни.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Чжан Геда  вы какой китайской национальности ?  Случаем, не татарин ? Там в Синзянь-Уйгурском округе живут татары. Это я спрашиваю потому, что знаете вы историю татарского народа хуже деревенского татарина-колхозника. Знаете только то, что вам вложил в голову толерантный националистический официоз. Притом, историю вы путаете с политикой. Это в учебниках истории пишется про иго, неважно татарское иго или ордынское иго. Иго проходит по учебнику истории утверждённому Министерством образования РФ. Не по учебнику политических знаний, это следует различать.

Настоятельно рекомендую вам внимательно ознакомиться с "Очерками по истории Казанского ханства" и историей "360 лет отношений Татары и Русь", это автоматически снимет многие неправильно понимаемые вами вопросы. Ещё вам надо обязательно ознакомиться с "Казанским летописцем, то бишь с Казанской историей". ПСРЛ т.19. Там весьма знающий человек, проживший 20 лет в плену во дворце при разных ханах, и любимый ими за высочайшую учёность, сообщает что ханы и вельможи татарские поведали ему что Волгария(Болгария в татарском произношении, /Русская буква В в татарском произношении переходит в Б /) была княжеством подчинённым сперва Киеву, потом г.Владимиру. Это полезно знать. Полезно знать что население Волжской Болгарии состояло в том числе из Славян(письмо Поволжского еврея Испанскому раввину(там перечислены народы Поволжья, в том числе, "Славьюн").

Причём тут геббельсоиды(еврей Геббельс и его подручные) ?   Применяем сугубо научный подход и никакого разжигания. Историю нельзя перевирать в угоду кому либо. Даже толерантности. Татарстанский официоз нагло перевирает многие исторические факты. Результат- межнациональная напряжённость. Угнетение коренных народов: Русичей, Волжских Болгар, Марийцев, Чуваш, Мордвы, Удмуртов  в Татарстане и наделение пришлого в 1437г. из Крыма в Казань татарского народа непропорционально высокой долей в Гос.органах, в управлении и распределении заработанных всеми финансов и льгот.

Давай определимся с понятием ИСТОРИЯ и ПОЛИТИКА.  Многие исторические факты, даже можно сказать большинство, происходят в результате определённых политических намерений и действий тех или иных сторон. Исторический факт - это уже свершившееся политическое действие. Изменить его уже невозможно. Ряд свершившихся исторических фактов является ИСТОРИЕЙ.

ПОЛИТИКОЙ  являются намерения и действия.

Поэтому давайте будем придерживаться сугубо исторических фактов. Запрещение Русского языка и насильственное навязывание татарского языка в Татарстане на протяжении четверти века это свершившийся исторический факт, произошедший в результате политических намерений и действий Татарстанской правящей верхушки.

О Казанском царстве

Глава 1

От начала Русской земли, как рассказывают русские люди и варвары, там, где стоит теперь город Казань, все то была единая Русская земля, продолжающаяся в длину до Нижнего Новгорода на восток, по обеим сторонам великой реки Волги, вниз же – до болгарских рубежей, до Камы-реки, а в ширину простирающаяся на север до Вятской и Пермской земель, а на юг – до половецких границ. И все это была держава и область Киевская и Владимирская. За Камой же рекой жили в своей земле болгарские князья и варвары, держа в подчинении поганый черемисский народ, не знающий Бога, не имеющий никаких законов. И те и другие служили Русскому царству и дани давали до Батыева царя.

Об основании же Казанского царства – в какое время или как возникло оно – не нашел я в летописях русских, но немного видел в казанских. Много же и расспрашивал я искуснейших людей, русских сынов. Одни говорили так, другие иначе, ни один не зная истины.

За грехи мои случилось мне пленену быть иноверцами и сведену в Казань. И отдан я был в дар царю казанскому Сафа-Гирею. И взял меня к себе царь с любовью служить при дворе своем и назначил мне перед лицом его стоять. И был я удержан там, у него в плену, двадцать лет. Во взятие же Казанское вышел из Казани на милость царя и великого князя. Он же меня обратил в Христову веру, и приобщил к Святой Церкви, и немного земли дал мне в удел, чтобы жил, служа ему.

Живя же в Казани, часто и прилежно расспрашивал я царя, когда он бывал весел, и мудрых честнейших казанцев во время бесед их со мною – ибо царь сильно меня любил и вельможи его сверх меры берегли меня – и слышал много раз из уст самого царя и от его вельмож о походе Батыеве на Русь, и о взятии им великого города стольного Владимира, и о порабощении великих князей.

 О воцарении великого князя Ивана Васильевича,.. и о том, что узнал он о Казанском царстве

Глава 22

Когда же вырос великий князь Иван и пришел в великий разум, принял он после смерти отца своего всю власть великого Русского царства Московского, и воцарился, и был поставлен на царство великим поставлением царским в год 7055 (1547), января в 16 день...

И узнал царь и великий князь Иван Васильевич, что издавна стоит на Русской его земле сарацинское царство Казань, а по-русски – Котел золотое дно, и что приносит оно большие несчастья и беды пограничным русским землям, и о том, как отец его и прадед воевали с казанцами и как не смогли они окончательно покорить Казань. И много лет простояла Казань – около трехсот лет – от основания Казани царем Саином…

«Казанская история»

Цитируется по книге

«Древняя Казань глазами современников и историков»

Share this post


Link to post
Share on other sites
16 час назад, Русский Человек сказал:

Чжан Геда  вы какой китайской национальности ?

Хань. Другой "китайской национальности" нет.

16 час назад, Русский Человек сказал:

Случаем, не татарин ? Там в Синзянь-Уйгурском округе живут татары.

Там живут хуйху (уйгуры). Еще хасакэ (казахи), булутэ (киргизы). Есть немного аньцзичжань (выходцев из Средней Азии). Но татар там нет.

16 час назад, Русский Человек сказал:

Это я спрашиваю потому, что знаете вы историю татарского народа хуже деревенского татарина-колхозника.

Тогда нам с вами точно не по пути. Вам - на форум любителей в политике (на профессионала вы точно не тянете).

16 час назад, Русский Человек сказал:

Знаете только то, что вам вложил в голову толерантный националистический официоз. Притом, историю вы путаете с политикой. Это в учебниках истории пишется про иго, неважно татарское иго или ордынское иго. Иго проходит по учебнику истории утверждённому Министерством образования РФ. Не по учебнику политических знаний, это следует различать.

ИМХО, не вам судить, что я знаю. А вот мне судить, что вы ничего по истории России не знаете - вполне можно.

17 час назад, Русский Человек сказал:

Настоятельно рекомендую вам внимательно ознакомиться с "Очерками по истории Казанского ханства" и историей "360 лет отношений Татары и Русь", это автоматически снимет многие неправильно понимаемые вами вопросы. Ещё вам надо обязательно ознакомиться с "Казанским летописцем, то бишь с Казанской историей". ПСРЛ т.19. Там весьма знающий человек, проживший 20 лет в плену во дворце при разных ханах, и любимый ими за высочайшую учёность, сообщает что ханы и вельможи татарские поведали ему что Волгария(Болгария в татарском произношении, /Русская буква В в татарском произношении переходит в Б /) была княжеством подчинённым сперва Киеву, потом г.Владимиру. Это полезно знать. Полезно знать что население Волжской Болгарии состояло в том числе из Славян(письмо Поволжского еврея Испанскому раввину(там перечислены народы Поволжья, в том числе, "Славьюн").

Давайте вы для начала узнаете, когда составлен "Казанский летописец" и какие реалии отражает? А потом вы будете учить других, хорошо?

17 час назад, Русский Человек сказал:

Причём тут геббельсоиды(еврей Геббельс и его подручные) ?   Применяем сугубо научный подход и никакого разжигания. Историю нельзя перевирать в угоду кому либо. Даже толерантности. Татарстанский официоз нагло перевирает многие исторические факты. Результат- межнациональная напряжённость. Угнетение коренных народов: Русичей, Волжских Болгар, Марийцев, Чуваш, Мордвы, Удмуртов  в Татарстане и наделение пришлого в 1437г. из Крыма в Казань татарского народа непропорционально высокой долей в Гос.органах, в управлении и распределении заработанных всеми финансов и льгот.

Сочувствую, но русские пришли на Волгу (верхнюю) в Х в. Нижний Новгород основан в 1221 г. А уж ниже - извините, Булгар. И никаких славян до XVI в.

Ну а то, что поволжские татары - это и есть коренное население Татарии - смиритесь. Это и есть правда, о которой вы так и печетесь. Булгары, тептяри, мишари - все эти группы инкорпорированы современным татарским народом. И, надо сказать, что там есть и некоторое количество представителей других тюркоязычных народов. И даже дальние потомки пришедших из Центральной Азии монголов.

 А Геббельс и его пропаганда - это то, что вы пытаетесь изобразить. Уж извините, но зачем обманывать себя и людей?

17 час назад, Русский Человек сказал:

Давай определимся с понятием ИСТОРИЯ и ПОЛИТИКА.  Многие исторические факты, даже можно сказать большинство, происходят в результате определённых политических намерений и действий тех или иных сторон. Исторический факт - это уже свершившееся политическое действие. Изменить его уже невозможно. Ряд свершившихся исторических фактов является ИСТОРИЕЙ.

ПОЛИТИКОЙ  являются намерения и действия.

Вы, кроме всего прочего, не являетесь ли и автором толкового словаря русского языка?

17 час назад, Русский Человек сказал:

Поэтому давайте будем придерживаться сугубо исторических фактов. Запрещение Русского языка и насильственное навязывание татарского языка в Татарстане на протяжении четверти века это свершившийся исторический факт, произошедший в результате политических намерений и действий Татарстанской правящей верхушки.

Так в Казани запрещен русский язык? Не знал, не замечал. Даром, что в Казани временами бываю.

Давайте так - этот мой ответ будет последним китайским предупреждением. А дальше - я выделю вам уютную персональную ветку для подобных набросов на вентилятор и будете упражняться там. Идет?

Тут идет обсуждение вопросов монголо-татарского нашествия и его последствий. А рассказы про то, как в Казани запретили русский язык и русских ставят на колени - или в другом месте, или в персональную ветку. И без обид. 

DIXI

Share this post


Link to post
Share on other sites

ИМХО, про монгольское нашествие и ордынское иго надо разделять периоды и суть событий:

1) завоевание - столкновение цивилизаций, разных культур, жесткая борьба за подчинение одной цивилизации другой. Со всеми вытекающими последствиями.

2) период относительно мирного существования обеих сторон с разным политическим статусом - сюзерена и вассала. Определенное уравнивание позиций и начало выстраивания системы отношений.

3) период падения роли сюзерена и возрастания роли вассалов. Начало перестройки системы.

4) крушение глобальной системы вассалитета и образование ряда сравнительно равновеликих игроков, которые могли поддерживать между собой совершенно разные формы отношений - от союза, вассальной зависимости и т.п. до столкновений, по ожесточенности не уступающим периоду монгольского завоевания.

И уже от этого отталкиваться в анализе и оценке событий.

Думаю, Америку не открыл, но лучше это сказать здесь и сейчас, чтобы избежать появления новых громогласных заявлений об искажении истории и т.п. 

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Чжан Гэда сказал:

ИМХО, про монгольское нашествие и ордынское иго надо разделять периоды и суть событий:

1) завоевание - столкновение цивилизаций, разных культур, жесткая борьба за подчинение одной цивилизации другой. Со всеми вытекающими последствиями.

2) период относительно мирного существования обеих сторон с разным политическим статусом - сюзерена и вассала. Определенное уравнивание позиций и начало выстраивания системы отношений.

3) период падения роли сюзерена и возрастания роли вассалов. Начало перестройки системы.

4) крушение глобальной системы вассалитета и образование ряда сравнительно равновеликих игроков, которые могли поддерживать между собой совершенно разные формы отношений - от союза, вассальной зависимости и т.п. до столкновений, по ожесточенности не уступающим периоду монгольского завоевания.

И уже от этого отталкиваться в анализе и оценке событий.

Думаю, Америку не открыл, но лучше это сказать здесь и сейчас, чтобы избежать появления новых громогласных заявлений об искажении истории и т.п. 

Это конечно всё верно. Тут у нас разногласий нет. Это относится и ко всем последующим периодам Русской истории: Самодержавию, Советскому периоду, нынешнему построению капитализма.  Так же обстояли дела и с Казанским ханством.  

В настоящее время идут искажения и подлоги  по всем этапам,  даже до татарского нашествия из Монголии. И даже после освобождения от татарского ига.

Поэтому я никогда и не смешивал всё в единую кучу. Например в Казанском ханстве была эпоха Русского протектората(1487-1521г.). Был даже период когда Казанские татары целых 7 лет соблюдали договор и не делали набеги за рабами. Но это было им в невмоготу и они опять сорвались и пустились во все тяжкие грехи работорговли.

Подлог начинается сразу с описания начала татарского ига. И этот подлог все хорошо знают, но делают вид что ничего не видят. У власти и церкви есть этому свои, известные всем причины, у историков причина одна, они кормятся из рук власти и окормляются церковью, у рядовых граждан причина тоже одна: необходимость зарабатывать на свою жизнь и жизнь своей семьи. Власть и церковь не оставляют рядовым гражданам времени задуматься над историей и вбивают в их разум ложные понятия. Заставляют их работать на износ. Тот же рабский труд, только не афишируемый.

А подлог этот состоит в том, что иго было только там, где была княжеская власть, и ига вообще небыло там где власть принадлежала народу. Огромная территория Северо-Восточной Руси была свободна от татарского ига. Вечевые народные республики: Господин Великий Новгород и Хлыновская Вечевая республика были неподвластны татарам никогда. Они на проятжении более 200 лет вели эффективную борьбу и с татарским игом за освобождение всей Руси.

Это только один пример исторического подлога, а различных подлогов неисчислимое множество.

Share this post


Link to post
Share on other sites
11 час назад, Чжан Гэда сказал:


Хань. Другой "китайской национальности" нет.

Википедия выдаёт что "Официально в Китае насчитывается 56 национальностей. Так как ханьцы составляют примерно 92 % населения страны, включая китайских евреев и др."

Если я правильно понял, то вы такой же "китаец", как у нас "россияне"

11 час назад, Чжан Гэда сказал:

Там живут хуйху (уйгуры). Еще хасакэ (казахи), булутэ (киргизы). Есть немного аньцзичжань (выходцев из Средней Азии). Но татар там нет.

Мой хороший знакомый татарин ездил туда и встречался с татарином, даже профессором в универе. Должны быть там татары.

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, Чжан Гэда сказал:

ИМХО, не вам судить, что я знаю. А вот мне судить, что вы ничего по истории России не знаете - вполне можно.

А я и не сужу о ваших знаниях, мне это абсолютно, как говорится "до лампочки". Мне ,как специалисту по татарской истории, только видно что вы не знаете основных вех истории татарского народа в Среднем Поволжье. Это надо же такое утверждать, что татары в Поволжье коренной народ. Он сейчас титульный, но коренным в Поволжье он не был никогда. Это азы. Вот я и посоветовал ознакомиться с краткой и сжатой историей татар написанной отнюдь не русофилами. Эти книги являются любимыми у татар и у простых, и у интеллигенции, и у их националистов. Это вы же завели тему о татарском нашествии из Монголии. И не знать азов этого события неприлично. Впрочем я не навяливаю их вам, это не мои труды и мне как-то паралельно.

Казанский летописец написан практически по свежим следам, как только освободился из плена, обустроил хозяйство и написал.

Общую историю России я знаю в более чем достаточной мере. Как поёт еврей Бернес 

"Почему, дружок, да потому, 
Что я жизнь учил не по учебникам. 
Просто я работаю, просто я работаю, 
Просто я работаю волшебником. 
Волшебником.

5 часов назад, Чжан Гэда сказал:

На всякий случай дополню - до вторжения в пределы Рязанского княжества монгольские войска и их тюркские союзники встретили серьезное сопротивление именно в Поволжье - в землях булгар и мордвы.

Первые поражения монголам нанесли именно булгары и башкиры. Правда, это были только тактические успехи - стратегически ни Русь, ни Булгар не могли сопротивляться монголам на равных.

Я бы уточнил, первое поражение татары из Монголии потерпели на границе Волгарского Русского княжества на р.Яик, где был Древне-Русский Оборонительный вал. Первое нападение было отбито там. Затем последовало следующее нападение уже большими силами. Татары пробились почти до р.Камы и застряли  на следующем Древнем Русском Оборонительном валу.(Кстати это оборонительное сооружение сохранилось до сих пор и татары его люто ненавидят до сих пор и наотрез отказываются включать его в археологический реестр, и в тихаря уничтожают).

До земель мордвы было ещё далеко и они ещё не добрались.

Было так называемое "Камское побоище"  где собрались богатыри Земли Русской и наголову разбили татар. Я насчитал где-то около 30 известных богатырей.

Примерно через пару лет(годы всех этих наступлений в общем известны) татары из Монголии снова ударили и наголову разбили Русские войска. Вот тут они сожгли всё что могло гореть, убили всех кого могли достать и детей и женщин и стариков.  Прикамье, страну городов, превратили в пустыню, дикое поле. Ту уж и Рязань пала и по мордве прошлись. Где в это время были башкиры и на чьей стороне сражались эти кочевники просто в своих поисках я не интересовался. Теперь буду иметь в виду и их. Ведь они, как и татары кочевники, стали титульной нацией на Русских землях.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Все. Я уже сказал - чушь и отсебятину мы тут не держим.

Может быть, в "татарском колхозе" вы и "специалист по татарской истории", потому как такое заявление:

5 часов назад, Русский Человек сказал:

Мне ,как специалисту по татарской истории

может быть только "колхозным профессором" сделано, но тут это неприемлемо.

Я перенесу все ваши сообщения в отдельную ветку - и там давайте рассказывать про "Волгарское русское княжество", и "древнерусский оборонительный вал по Яику", и про коленопреклонения в современной Казани - сколько угодно.

Share this post


Link to post
Share on other sites
15 час назад, Чжан Гэда сказал:

Я перенесу все ваши сообщения в отдельную ветку - и там давайте рассказывать про "Волгарское русское княжество", и "древнерусский оборонительный вал по Яику", и про коленопреклонения в современной Казани - сколько угодно.

Большое спасибо уважаемый Чжан Геда. Только небольшая просьба будет к вам. Внести небольшие поправки в заголовок темы, прошу убрать вопрос и слово Человек написать с большой буквы. 

То что я являюсь Русским и по матери и по отцу это доказанный Московской Академией Генеалогии генетический факт. Моя отцовская гаплогруппа R1a, материнская U5a.

Тему правильней назвать. Русский Человек о татарском иге. (Новое осмысление общеизвестных фактов). Персональная ветка.

15 час назад, Чжан Гэда сказал:

такое заявление может быть только "колхозным профессором" сделано, но тут это неприемлемо.

Уважаемый Чжан Геда, никто не хотел вас оскорбить, это обычная констатация факта. Учились не по тем учебникам, всего лишь.

Моё научное звание несколько выше чем профессор. Я являюсь академиком Русской Ведической академии (РАВ).

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Севастьянов А.Н. 

Страница 1 из 2

«Русь Ордынская» 1

В последнее время нередко можно слышать утверждения, в том числе от приличных на первый взгляд историков, что никакого татарского ига на Руси-де не было. Или что было, но либо не иго, либо не татарское и т. д., и т. п. Дошло до того, что даже из единого учебника по истории, вроде бы, тема татарского ига должна исчезнуть, дабы не травмировать нежные души некоторых россиян, чьи предки причастны к этой величайшей трагедии средневековья. Им-де тяжело жить с комплексом исторической вины, а это-де не способствует установлению общегражданского единения.

Авторы такого политкорректного бреда пытаются утверждать, что наши современные татары в Татарстане на самом деле никакие не татары, а вовсе даже волжские булгары, противостоявшие некогда татаро-монгольским полчищам Субудэй-Багатура (интересно, куда же в этом случае делись все потомки золотоордынцев и тех казанских татар, что творили набеги на Русь, на Москву?). Эти бредотворцы пытаются даже самих татар убедить в том, что они не татары, а волжские булгары, и вовсе не мусульмане, а тенгрианцы, и что согласно данным ДНК-генеалогии, казанские татары на 60% родственны русским, а значит, русский с татарином (булгарином тож) – братья навек, и да здравствует нерушимые мир и дружба между ними.

Спору нет, мир и дружба – дело хорошее, кто же против. Вопрос только в том, на каком основании, истинном или ложном, они зиждутся. От этого зависит, насколько они будут прочны, нерушимы.

Из соображений политики одни люди нередко лгут другим, эффективно достигая этим своих целей. Но никаких целей не достигнет тот, кто лжет самому себе. Можно легко представить себе, что будет, если ложь о якобы не бывшем татарском иге распространится не только в татарском, но и в русском народе, к чему, повторюсь, сегодня многие русские (псевдо)историки прилагают усилия.

Произойдет этнополитическая катастрофа: из-под давно установившейся системы взаимоотношений народов уйдет основа, фундамент. Сегодня большинству россиян пока еще ясно: покорение русскими Казанского, Астраханского, Сибирского, Крымского ханств – есть акт справедливого исторического возмездия за геноцид и всяческое угнетение. Причем в этом акте русские проявили неслыханное великодушие, не изведя своего векового супостата под корень, оставив ему жизнь, свободу, имущество, женщин, земли. Мы, русские, не сводили с татарами счеты так, как, допустим, евреи с филистимлянами, когда в ряде случаев уничтожались «все мочащиеся к стене» (т. е. лица мужского пола), а в других случаях истреблялось «все дышащее», согласно Библии. Мы не поступали даже подобно тем же татарам, которые вообще прекратили существование ряда завоеванных народов. На нашей русской совести нет греха геноцида, и комплекс вины к нам не пристает.

 

Но стоит только заявить, что татарского ига не было, что татары ничего не должны русским – и вся морально-политическая картина тут же меняется на строго противоположную. Если татары не несут перед русскими исторической вины, значит – все наоборот: это на русских лежит вина за неправомерный захват татарских ханств со всеми сопровождающими сие событиями. И сразу же нас, русских, начнут обвинять в татарском гено- и этноциде, в несправедливом вековом гонении на ни в чем неповинный народ. Заставят каяться и платить за этот мнимый грех! Как платят сегодня белые американцы за грех былого рабовладения, господства над неграми. Нам уж и так пытаются навязать комплекс вины за «колонизацию», башкир, кавказцев, финно-угорских и северных народов и проч.

Но этот вредоносный сценарий не удастся претворить в жизнь, если мы не примем ложь и не станем лгать себе и людям. Только-то и всего. Соображения политкорректности не должны позволить нам освободить татар от чувства исторической вины и ответственности. Этот комплекс недаром существовал с царских времен до недавнего времени в рамках государственной политики, вполне разумной и справедливой. Так что, если мы хотим избегнуть роста межнациональной напряженности, если мы хотим избавить нашу Россию от ненужных потрясений, нам следует талдычить денно и нощно, что татары русским сильно задолжали за иго. Как был этот должок, так и остался, никуда не делся, поскольку горькие плоды ига мы пожинаем до сих пор.

Вот для того, чтобы не случилось беды, я предлагаю читателям краткий очерк, что происходило между русскими и татарами, начиная с 1230-х годов и вплоть до того времени, когда великий князь и царь Иван Третий отказался платить дань Орде и разорвал ханский ярлык. Хотя и после того ордынцы творили сокрушительные набеги – взять хоть сожжение Москвы ханом Девлет-Гиреем в 1571 году, а крымские татары последний свой набег сотворили всего за несколько лет до взятия нами Крыма, в 1769 году, уведя в полон до 20 тыс. русских людей. Но эти поражения и убытки несравнимы с тем, что творилось в течение четверти тысячелетия, о которых мы вспоминаем как о татарском иге.

Скажу жестче: если бы ига не было, его следовало бы выдумать во имя этнополитической гармонии в нашей стране сегодня. Но оно – было! Подробности ниже.

Итоги татарского ига для русского народа

Вначале поговорим о том, какими культурными, духовными потерями и убытками обошлось нам столь долгое и жестокое владычество инородцев – людей, глубоко чуждых нам не только расово-антропологически, но и по своей культуре, религии и языку, по цивилизационной принадлежности.

Прежде всего отметим, что базовый слой русской культуры – культура собственно Киевщины, вотчины полян, самого большого, сильного и цивилизованного из летописных племен – оказался снесен под корень. Ликвидировано оказалось само это главное русское племя, племя-лидер, в своем, как сказал бы Гумилев, «вмещающем ландшафте» – или, в терминологии биологов, экологической нише, ареале расселения. Бóльшая часть полян в результате падения Киева в 1240 году была просто уничтожена физически. Как повествует русская летопись: «Взяша Киев татары, и святую Софию разграбили, и монастыри все, и взяли иконы и кресты и узорочье Церковное, а людей, от мала до велика, всех убили мечом». Хорошо известно также независимое свидетельство папского легата Джованни Плано Карпини, направленного святым престолом в ставку великого хана Гуюка с дипломатической миссией. Путь лежал через ставку Батыя Сарай, а до него приходилось ехать через бывшие земли Киевского княжества, где, по словам этого свидетеля, « бóльшая часть людей Руссии была перебита Татарами или отведена в плен». И далее Карпини отмечает о татарах: «Они пошли против Руссии и произвели великое избиение в земле Руссии, разрушили города и крепости и убили людей, осадили Киев, который был столицей Руссии, и после долгой осады они взяли его и убили жителей города; отсюда, когда мы ехали через их землю, мы находили бесчисленные головы и кости мертвых людей, лежавшие на поле; ибо этот город был весьма большой и очень многолюдный, а теперь он сведен почти ни на что: едва существует там двести домов, а людей тех держат они в самом тяжелом рабстве. Подвигаясь отсюда, они сражениями опустошили всю Руссию». К началу XIV века киевлян оставалось всего не более нескольких сот человек.

Если вспомнить, что прежний Киев насчитывал от 50 до 80 тыс. жителей, то станет понятен масштаб потерь. Судя по изысканиям современных антропологов и генетиков, полян на киевщине после Батыя практически не осталось. Из тех, что уцелели, часть бежала на край света (то есть, к берегам Белого и Баренцова моря, на Мезень и Печору, к Каргополю, на Новгородчину, на Кольский полуостров и в район Вятки, где пролегала тогда северо-восточная граница русского расселения), а часть укрылась на острове Хортица за днепровскими порогами, положив начало этногенезу запорожского (впоследствии кубанского) казачества. Именно этими обстоятельствами объясняется тот факт, что на территории бывшего Киевского княжества не сохранилось и не было записано фольклористами ни одной древнерусской песни или былины (они записаны, напротив, именно на Русском Севере от потомков тех переселенцев), не осталось ни одной каменной постройки домонгольского периода (кое-что сохранилось лишь в перестроенном в стиле «украинского барокко» виде). Так что претензии современных украинцев на наследство Владимира Святого совершенно беспочвенны: этот относительно новый народ никакого отношения к реальной Киевской Руси и ее достижениям не имеет, украинский этногенез начался не ранее XIV в. и только после татарского разорения, в результате обширной и интенсивной метисации покинувших леса древлян, а также выходцев с Карпат, чигов, чигиринов, берендеев, бродников, обитателей днепровских и донских плавней, беглого элемента и проч.

Между тем, именно с полянами и Киевом связаны и наиболее важные исторические вехи первых столетий русской государственности, и наиболее важные культурные достижения (в том числе письменная литература), и цивилизационная, в том числе религиозная, ориентация на Византию – иными словами, все основы древнерусской национальной идентичности. А с учетом того факта, что сам Киев и другие города Западной Руси оказались – в связи с общерусским разгромом от татаро-монгол – беззащитны перед лицом польской и, особенно, литовской экспансии, они попали в орбиту западной цивилизации, выпав из процесса становления собственно русской локальной культуры и русской культурной идентичности.

Таким образом, вполне правомерно в связи с татаро-монгольским нашествием и последующим игом ставить принципиальный вопрос не только о геноциде, но и об этноциде древнерусского народа, каким мы знаем его к середине XIII века. Попав под иго, этот народ обладал одной национальной идентичностью, одним национально-культурным обликом, а сбросив иго спустя четверть тысячелетия, оказался совсем с другим лицом. Это во многом был уже другой народ.

Попробуем детализировать этот важный вывод.

* * *

Человеческие потери, жертвы

Кровавый и разрушительный поход Батыя на Русь был не первым и не последним опытом татаро-монгольской агрессии на наши земли. Всего в общей сложности историки насчитывают за 1237–1472 гг. не менее 55 только крупных походов монголо-татар на русские княжества, сопровождавшихся сокрушительными погромами русских городов, массовыми убийствами и уводом в полон русских людей. Не считая малых набегов татарских феодалов, каждый из которых, конечно же, также оборачивался для русских материальным уроном и людскими потерями. Татарские набеги продолжались и после того, как само по себе иго было сброшено Иваном Третьим, только теперь пальму первенства у Орды перехватили вначале казанские, а затем крымские татары, в особенности после установления над последними турецкого сюзеренитета. Последний крымскотатарский набег состоялся в 1769 году, всего за два года до падения Крыма; тогда в полон было уведено 20 тыс. русских людей.

Из наиболее страшных, разорительных татарских походов на Русь следует назвать кампанию 1237–1241 гг. под руководством Батыя. Тогда от разгрома и опустошения из всех древнерусских княжеств уцелели только Смоленское, Пинское, Витебское, Полоцкое княжества и большая часть территории Новгородской феодальной республики. Все остальное было сокрушено. А южное Переяславское, Киевское и Черниговское княжества фактически перестали существовать.

А затем последовали т. н. «Неврюева рать» 1252 года, когда «татарове же рассунушася по земли… и люди бещисла поведоша до конь и скота, и много зла створиша»; разгром юго-восточной окраины Руси и разорение Курска в 1275 г.: «татарове велико зло и велику пакость и досаду створиша христианом, по волостем, по селам дворы грабише, кони и скоты и имение отъемлюще, и где кого стретили, и облупившие нагого пустят»; 1281 год, когда большая рать Ковдыгая и Алчидая разрушила Муром и Переславль, разорила окрестности Суздаля, Ростова, Владимира, Юрьева-Польского, Твери, Торжка; 1285 год, когда «князь Елторай Ординский, Темирев сын, приходи ратию на Рязань, и воева Рязань, Муром, мордву, и много зла створиша»; страшный, памятный 1293 год: «в лето 6801 Дюден приходил на Русь и плени градов 14 и пожьже», в том числе Муром, Москву, Коломну, Владимир, Суздаль, Юрьев, Переславль, Можайск, Волок, Дмитров, Угличе-Поле. «Того же лета царевич татарский Тахтамир приеде из Орды на Тверь, и многу тяжесть учини людем». По пути через владимирские земли этот отряд «овех посече, а овех в полон поведе». Тогда от Мурома до Твери татары «положиша всю землю пусту»; 1322 год (разорение Ярославля); 1327 год (разорение Твери и городов Тверского княжества); 1382 год, когда хан Тохтамыш сжег Москву, погубив многие десятки тысяч москвичей; 1408 год (татары под предводительством Едигея разоряют Серпухов, окрестности Москвы, Переславль, Ростов, Юрьев, Дмитров, Нижний Новгород, галицко-костромские и белозерские земли); и мн. др.2

Никогда нельзя забывать, что рассказывая о татаро-монгольском нашествии и всех упомянутых выше событиях, мы по сути дела ведем речь о геноциде, состоявшемся в средние века в отношении русского народа. Даже если вспомнить только первый приход Батыя, следует отметить, что в одной лишь Московской земле погибло 2/3 всех селений, в лесистой долине Оки – 9/10, ну, а в степных и лесостепных районах, где татарской коннице было легче разворачиваться, истребление русского народа было еще страшнее. Кое-что о судьбе, например, Киевщины сказано ранее.

Что собой представлял обычный набег татар на русские города и деревни? Даже в гораздо более поздние времена, когда ига как такового уже давным-давно не было, набеги татар все еще носили страшный – смертоносный и разорительный характер. Так, в 1680 году была составлена ведомость о разорении Белгородского края от крымских татар, она рисует вполне типовое событие: «Всего взято и побито и позжено в приход воинских людей Крымскаго хана с ордами в Белгороде и в иных городах… руских людей и черкас и жен и детей и всяких чинов людей три тысячи двести пятьдесят восемь человек… И всего недорослей мужска и женска полу восемьсот сорок человек… Да у них-же взято двадцать четыре тысячи сто девяносто три скотин, 4828 ульев с пчелами, да у них сожжено 4 церкви да 688 дворов, 4 мельницы, 8 хуторей»3 .

Нужно помнить также, как справедливо замечает А. В. Тюрин, что «если монголы сжигали поле или увозили хлеб, это означало для деревни голодную смерть, и прятки в лесной чаще несли высокую смертность для слабых… Каждый набег, помимо увода пленников, сопровождался уничтожением тех, кого нельзя увести в плен – в первую очередь, младенцев и стариков». Что говорить, если даже для русских князей в ряде случаев поездки в Орду кончались смертью (черниговский князь Михаил Всеволодович, великий князь Владимирский Ярослав Всеволодович, князь из подмосковного Дмитрова, в XIV в. на протяжении 20 лет в Орде казнили трех тверских князей, до этого убили рязанского князя и т. д., всего около десятка).

Татары вообще отличались исключительной беспощадностью – и не только на Руси, но и везде, где являлись как завоеватели. Ряд народов (например, тангуты) были ими вообще истреблены, сведены под корень. Русские как народ уцелели, но…

Что касается непосредственно тех недоброй памяти столетий, что связаны с игом, тут, как полагает историк С. А. Ершов, суммарные людские потери русских от врагов-иноземцев с 1237 по 1500 гг. составляют свыше 6,5 млн человек4 . Из них абсолютное и относительное большинство относится к периоду, заканчивающемуся взятием Москвы в 1382 году Тохтамышем (включительно). Понятно, что в эту цифру включены и потери от столкновения с западными соседями – немцами, шведами, поляками, литовцами. Но львиная доля приходится, конечно же, на татаро-монгол5 .

Что означает эта цифра – 6,5 млн человек в масштабах Древней Руси? На момент приход татар население Владимира и Рязани составляло, по разным оценкам археологов, от 15 до 25 тысяч человек, Новгорода – порядка 30 тысяч. Население всего вообще Владимиро-Суздальского княжества оценивается историками максимум в 800 тысяч человек. А в целом все древнерусские земли в период нашествия Батыя насчитывали порядка 5–7 миллионов обитателей. Так что ущерб следует считать громадным. Прикинем также к названной цифре потерь количество русских детей, которые могли бы родиться от всех убитых и уведенных в полон, но так и не родились в своем исконном ареале обитания, на Руси…

Необходимо понимать, что высокая плотность населения – важнейший экономический фактор, толкающий страны на путь интенсивного развития вместо экстенсивного. На Руси все произошло строго наоборот: экстенсивное развитие вместо интенсивного стало для нас роковым обстоятельством, до сих пор обусловливающим экономическое отставание России от т. н. «развитых стран». Корни этого явления следует также видеть в обстоятельствах татарского нашествия и ига.

Следует подчеркнуть, что разные летописные племена, еще сохранявшие свою отдельность, свои особенности, пострадали от нашествия по-разному. В меньшей степени пострадали словене, дреговичи и кривичи, в наибольшей – поляне, северяне, вятичи, уличи, радимичи. На них пришелся основной удар татаро-монгол, они понесли самые страшные и невосполнимые потери. Особо следует иметь в виду, что убивали в бою (и после боя), а также уводили в полон наиболее сильных, здоровых, красивых человеческих особей, в результате чего русский генофонд терпел непоправимый ущерб, а русский народ в целом испытывал биологическое захирение, захудание.

Святое Писание недаром утверждает: «Кровь есть душа». Человеческие утраты таких масштабов предлагают задуматься о том, что на смену одному народу, русскому по названию, пришел под тем же именем физически другой народ. Последствия чего сегодня, например, болезненно и даже трагически сказались на Юго-Западе Руси, именуемом ныне Украиной. Ну, а если говорить о тех далеких временах, то приходится ставить вопрос об изменении биологической основы, а с ним – о перемене национального менталитета, а с ним – собственной этнической идентичности.

Попутно необходимо заметить, что сами по себе татаро-монголы не оставили следа в русском генофонде. Этот факт сегодня признан и не оспаривается всеми этнологами. Татары не жили на Руси, они не держали в наших княжествах постоянного войска, расселяя только баскаков для сбора налогов, в сопровождении небольших отрядов – и то обычно вне черты русских городов и крупных сел, в т. н. «татарских слободках». Расово-этническое смешение на русской земле было минимальным, поэтому монголоидный компонент вообще никак в нас не отразился. Это установлено как антропологами, так и генетиками, которые согласно утверждают: «Базовый, главный вывод, который следует из проведенного изучения русского генофонда, – это практически полное отсутствие в нем монголоидного вклада»6 .

Но эти важнейшие для истории русского этноса наблюдения о соотношении евпропеоидных и монголоидных компонентов следует здесь, однако, воспринимать апропо. Они не могут отменить того факта, что в средние века в течение столетий татарами был проведен геноцид русских, объективно изменивший их физическую природу.

* * *

Утрата городов, изменение их облика

Весь образ жизни Гардарики-Руси резко изменился в связи с нашествием. «Страна городов» потеряла значительную часть своей столь важной самобытности и привлекательности, своего цивилизационного преимущества.

Первый же удар татаро-монгол – вторжение Батыя – обернулся разорением множества русских городов. Для некоторых из них главная беда была не в разорении, а в полном исчезновении (например, древний Курск, прославленный в «Слове о полку Игореве», в результате набегов совершенно запустел в XV в. и был повторно основан лишь в 1568 году). Четырнадцать городов, уничтоженных татарами в XIII веке, исчезли навсегда. Пятнадцать городов из перспективных торговых и ремесленных центров превратились в небольшие села. На грани исчезновения бывали такие многократно разрушенные и разоренные города, как Владимир, Рязань, Муром, Суздаль, Перяславль-Залесский. На Дону от многих былых городов к концу XIV остались лишь городища – остатки поселений. Неоднократно сжигалась и вырезалась Москва – в 1238, 1293, 1382, 1571 гг., не считая похода Едигея в 1408 году, который саму Москву хоть и не взял, но опустошил окрестности. Подобным опустошительным, разорительным образом были еще в 1237–1239 гг. лишены былого значения 49 русских городов, среди них стольный Владимир, Старая Рязань, Суздаль, Переяславль-Залесский, Волок Дамский, Кашин, Тверь, Ржев, Дорогобуж, Вязьма, Стародуб-на-Клязьме, Боголюбов, Торжок, Коломна, Москва, Муром Нижний Новгород. На восстановление этого значения уйдут столетия, огромные силы и средства русского народа.

Особенно важно отметить, что упадок русского градостроительства, причиненный нашествием, принял глубокий и затяжной характер. Обложив русских тяжкой данью и регулярно уводя в полон в Орду русских ремесленников, татары затормозили все экономическое развитие Руси в целом, а названную сферу, требующую слаженного труда больших специализированных коллективов, в особенности. Доктор исторических наук В. А. Кучкин отмечает, что «в первые 50 лет ордынского властвования на Руси не было построено ни одного города»7 . А американский исследователь Д. Миллер в 1989 году опубликовал статистически обработанный материал о каменном строительстве в русских городах с 1138 по 1462 г.: выяснилось, что домонгольский уровень удалось восстановить только 100 лет спустя после Батыева нашествия8 . Скольких трудов и жертв это стоило…

Между тем, для деревянной Руси, чьим постоянным несчастьем, роком и бичом были пожары, каменное строительство имело важнейшее принципиальное значение. Но городская Русь оставалась деревянной вплоть до XVIII века (а местами и до нашего времени), терпя от этого колоссальные убытки и культурные потери. Приостановка и деградация каменного строительства сказались, разумеется, и в области русской архитектуры как искусства. «Благодарить» за это мы должны татар.

Тем временем архитектура и градостроительство Западной Европы ушли далеко вперед, и уже в XV веке никто там не стал бы нарекать Русь «Гардарикой» – Страной городов, отличая ее тем самым от европейских стран. Наше конкурентное цивилизационное преимущество в результате ига оказалось утрачено навсегда.

* * *

Материальные потери – денежные, ценностные. Упадок экономики

Если правду говорят, что деньги – кровь экономики, то правда и то, что экономика Древней Руси была чудовищно обескровлена татарами из-за выплаты регулярной дани, которую д.и.н. Кучкин характеризует как «тяжелый податной пресс, наложенный завоевателями на покоренное население русских княжеств»9 .

Сами по себе походы татар на Русь в 1237–1240 гг. уже носили, конечно же, разбойничий грабительский характер, но начиная с 1245 года грабеж стал регулярным и систематическим под видом дани. Именно в указанном году в Новгородской летописи появляется запись о новой монгольской инициативе: «И сочтоша в число, и начаша на них дань имати».

Взимание регулярной дани поначалу производилось лишь в тех русских землях, где поблизости зимовали батыевы войска, прочие же земли от выплат уклонялись. Но это удавалось недолго. В 1252 году на Русь прибыл отряд татар, подчиненных чиновнику высокого ранга («битекчи», с тюркского – «писарь») Берке, привезшему приказ о всеобщей переписи населения и имущества. Чем татары и занялись прилежно на всей покоренной территории. Учет данников и сбор дани производились по десятичной системе: десяток крестьянских хозяйств под контролем десятника, составленная из таких десятков сотня – под контролем сотника, далее тысяча и тьма (десять тысяч), соответственно, контролировались тысячником и темником. Десятники и сотники назначались из местных жителей; тысячники и темники были из монгольских чиновников-баскаков. Баскаки жили, охраняемые специальными отрядами, в отдельных поселениях вне черты подлежащего их контролю города или села (главный среди них, «великий баскак», имел ставку в Муроме). Вот так осуществлялась постоянная власть хана над русским народом, существовавшая параллельно княжеской власти и стоявшая над ней.

Всей Русью ведали к концу XIII века 43 налоговых тьмы – 16 в Западной Руси и 27 в Восточной (15 тем во Владимирском княжестве, по пять тем в Новгородской земле и Тверском княжестве и две тьмы в Рязанском). Таким образом, никто из русских не мог остаться вне монгольской «дренажной системы», систематически выкачивающей из него «экономическую кровь». Первоначально прямой налог, ясак, составлял десятую часть «со всего» и выплачивался селянами натурой – шкурами зверей от медведя и бобра до соболя. Вскоре десятина была монетизирована и выплачивалась деньгами (серебром). В отдельных случаях она могла взиматься урожаем или иными товарами. А как пишет в книге «Путешествие в восточные страны» монах Гийом Де Рубрук, ездивший к монголам по указанию Людовика IX в 1253–1255 гг.: «Когда русские не могут дать больше золота или серебра – татары уводят их и их малюток, как стада, чтобы караулить их животных».

Казалось бы, «десятина» – десятая часть прибытка – это не так уж много, вполне «по-божески». На самом деле десятиной дело не ограничивалось. Всего известно 14 видов «ордынских тягостей». Из которых на первом месте был т. н. «выход», или «царева дань», «ордынская дань» (та самая десятина для монгольского хана); таможенная пошлина («мыт», «тамга») – ее платили горожане золотом10 ; содержание конно-почтовых станций, извозные повинности («ям», «подводы»); содержание многочисленных разнообразных ханских послов с их свитами («корм»); «туска» – подношения в дар приехавшим правителям или посланникам; различные «дары» и «почестья» хану, его родственникам и приближенным и др. Периодически собирались большие внеочередные платежи военные и другие нужды – «запросы»; а также штрафы за неповиновение, бунты и т. п. Существовал также чрезвычайный военный налог – «кулуш», которым иногда заменяли поставку в Орду рекрутов.

При этом, разумеется, обязанность поставлять воинов в монголо-татарские войска и принимать участие в их военных походах против Венгрии, Польши, народов Северного Кавказа, Византии и т. д. – «налог кровью» – оставалась одной из самых обременительных тягот.

Единственная категория населения, освобожденная монголо-татарами от от любых поборов и налогов, это были священники, вообще Церковь, в обязанность которой за это была вменена публичная молитва за монгольского вождя и вообще за власть захватчиков.

Основаная уплата дани осуществлялась серебром, что для Руси, не имевшей собственных серебряных рудников, было непросто. В каком количестве платили?

Исходя из сведений конца XIII века, историки подсчитали, что в год Владимиро-Суздальская Русь платила Орде примерно полторы тонны серебра. В середине XIV века каждая тьма на северо-востоке Руси платила в среднем по 400 рублей «ордынского выхода» (рубль при монголах состоял из 216 копеек). В период княжения Дмитрия Донского дань с Великого княжества Владимирского составляла уже 5000 рублей серебром. Нижегородско-Суздальское княжество в тот же период платило 1500 рублей, Московское княжество 1280 рублей. В целом это примерно те же полторы тонны чистого серебра. Неизвестны размеры дани, выплачиваемой с Рязанского, Тверского, Ростовского, Ярославского, Белозерского, Юрьевского, Суздальского, Смоленского княжеств, Новгородской республики.

Историки считают, что общая сумма ордынской дани с русских земель составляла не менее 15.000 рублей в год. Что эта сумма означала для русского крестьянства, главного налогоплательщика, составлявшего основное население? К примеру, в Пскове в конце XV в. на 1 рубль можно было купить примерно от 47 до 243 пудов зерна, смотря по урожайности года11 . Значит, каждая русская деревня должна была отдать Орде примерно по 2 тонны зерна.

Само собой понятно, что многочисленные разнообразные выплаты в адрес завоевателей не отменяли обычные выплаты в адрес собственных, русских князей, продолжавших собирать свои налоги в уделах. Таким образом, суровое обнищание населения, обложенного более нежели двойной повинностью, было предопределено на долгие два с половиной века.

Избиение и уведение в полон лучшей части мужского населения внесло свою специфику в русскую жизнь не только в плане захудания генофонда, о чем уже сказано, но и вообще в плане обустройства быта и хозяйства, ведь это дело, как и пахота, всегда лежало преимущественно на мужских плечах.

Для пришедшего в заметный упадок, обезлюженного сельского хозяйства Руси все это было нелегко. Ведь ему был нанесен завоевателями огромный ущерб. Земли Западной Руси запустели и почти вовсе вышли из оборота, во многом то же сталось и с центральными районами Северо-Восточной Руси. Исчезновение и упадок десятков городов, бегство уцелевшего сельского населения в глухие лесные чащобы Русского Севера, Верхнего Поволжья, Заволжья – все это означало консервацию примитивного натурального хозяйства как господствующего типа экономических отношений. Как отмечал еще Б. А. Рыбаков: «Русь была отброшена назад на несколько столетий, и в те века, когда цеховая промышленность Запада переходила к эпохе первоначального накопления, русская ремесленная промышленность должна была вторично проходить часть того исторического пути, который был проделан до Батыя»12 .

Чрезвычайно показательно, что чеканка монеты в северо-восточных княжествах возобновилась только в 80-х гг. XIV в., то есть спустя 150 лет после нашествия Батыя. Это свидетельствует не только о фактическом «вымывании» серебра из русского оборота, но и вообще о захирении товарно-денежных отношений на Руси. Русская земля, русский народ оказались лишены возможности развиваться, были резко отброшены назад с былых экономических позиций, утратили конкурентоспособность по сравнению со странами Европы.

Страница 2 из 2

 

Духовные потери – церковное, монастырское, княжеское и т. д. имущество, сокровища сел и городов

Татарское разорение далеко отбросило Русь не только в экономическом, но и в культурном отношении. Разорение и полное разрушение городов, сожжение и прекращение строительства церквей, служивших средоточиями артефактов и книг, увод в полон и убиение ремесленников и художников, обрыв художественных традиций, вывоз серебра и золота, служивших важнейшим материалом для ювелиров и вообще мастеров прикладных искусств, резкое сокращение покупательной способности русских людей, а с ней – и рынка художественных изделий, которые стало некому и не из чего творить, но и некому и нечем оплачивать… Татары осуществляли тотальный грабеж русского населения без каких-либо правил, творя десятки набегов, больших и малых.

Все это, не говоря уж об общем нравственном и эмоциональном фоне русской жизни и быта под татарским игом, буквально убивавшем русское искусство и культуру, не исключая и письменную. Отчаяние и пессимизм, упадок духовных сил владели живущими. Рухнула общая грамотность, перестали стабильно вестись летописи. Навсегда или очень надолго (на 150–200 лет!) исчезают сложные ремесла, которыми славилась домонгольская Русь: резьба по камню и кости, производство стеклянных украшений, перегородчатой эмали, черни, зерни, скани, полихромной поливной керамики и др.

Непоправимо пострадала архитектура – мы никогда уже не сможем себе представить, как выглядела наша страна до прихода монголов. И, конечно, сегодня во многом утрачены представления о русской школе живописи, поскольку от всего огромного количества домонгольских икон сохранилось едва каких-то пять десятков. А ведь архитектура и живопись – суть главные столпы искусства, его несущие конструкции, вокруг которых всегда выстраивается едва ли не вся иерархия ремесел и искусств.

Все это происходило именно в те века, когда в Европе восходило Высокое Средневековье, создавались шедевры готического искусства, творили Джотто, прерафаэлиты, Филиппо Липпи, Боттичелли, Ван Эйки, подготавливалось Возрождение. Возникали новые технологии и эстетики, развивался капитализм и накапливались материальные богатства, закреплялись традиции ремесленных цехов и свободных искусств и т. д. и т. п.

Конечно, пожары в деревянной Руси и до татар, и после ига наносили страшный ущерб русской культуре. Но никакого сравнения нет и даже быть не может с тем систематическим и планомерным вытаптыванием русского культурного поля, которым мы обязаны татарам. Это хорошо видно на примере русской книжности.

* * *

Книги

Крупнейший знаток вопроса Б. В. Сапунов утверждает: «Книжные богатства Древней Руси составляли 130–140 тысяч томов… С точки зрения автора, это оптимальная, а далеко не максимальная величина книжного фонда Руси X – середины XIII в.»13 .

Сапунов с печалью констатировал трагическую судьбу ранних русских книг; он считал и повторял неоднократно, что от былых книжных сокровищ домонгольской Руси до нас дошли лишь доли одного процента14 .

Гибель 99 процентов книжных фондов любой эпохи и любого народа не назовешь иначе, как культурно-информационной катастрофой.

Что случилось? Отчего произошла эта ужасная катастрофа? В чем причина этой трагической гибели?

Сапунов называет целый ряд таких причин. Среди которых на первом месте – пожары, от которых непрерывно страдала древняя Русь. Пожары были как стихийными, так и умышленными, во время вражеских нашествий и междоусобных княжеских войн. Русские города захватывались и горели как до, так и после татарского ига. По подсчетам Н. Я. Аристова, с 1055 по 1238 гг. по Руси прокатилось 80 областных войн, некоторые из которых тянулись по 12–17 лет15 . Тот же Киев как минимум дважды был захвачен и разгромлен половцами, в 1096 и в 1203 гг. Плачевная сохранность фонда русских манускриптов имела многие причины, выделить среди которых главную, на первый взгляд, невозможно. Ведь почти все они действовали на всем пространстве Руси – и пожары, и междоусобицы, и нашествия иноплеменных – печенегов, половцев, литовцев, поляков, немцев, шведов и т. д.

Но это только на первый взгляд. При более вдумчивом анализе главная причина становится, все же, очевидной: это татаро-монгольское нашествие и последующее за ним иго. Два обстоятельства свидетельствуют об этом неопровержимо.

1. Во-первых: обстоятельства места. Где лучше всего и больше всего сохранились домонгольские русские рукописи? Только в двух регионах на всем необъятном пространстве Киевской Руси: в Новгороде и в Галицко-Волынской (Червоной) Руси. То есть именно там, куда татары либо вообще не досягнули, либо не принесли тотального разорения. Сапунов уточняет: «Новгородское наследие составляет никак не менее ½ всех сохранившихся книг, вернее даже, что их еще более»16 .

А где меньше всего, хуже всего сохранилось рукописное наследие? Сапунов: «Книжные сокровища почти всех городов центральной и северо-восточной Руси погибли при монгольском нашествии17 … К сожалению, дошедшие до наших дней подлинные списки памятников киевской письменности весьма малочисленны (а поскольку изначально и до самого своего падения в 1240 году самым главным центром русского книгоделания был именно Киев, то по этим жалким остаткам, неизвестно как, где и каким чудом сохранившимся, можно вообразить себе, насколько чудовищный урон был нанесен именно его наследию, едва ли не полностью уничтоженному. – А.С.)18… Другие области Древней Руси не оставили заметного числа письменных памятников домонгольского времени19 ».

2. Во-вторых, следует обратить внимание на некоторые обстоятельства времени.

Открыв «Сводный каталог славяно-русских рукописных книг, хранящихся в СССР. ХI-ХIII вв.» (М., 1984), мы узнаем, что на государственном хранении в нашей стране находится 494 таких рукописи. Если учесть все древнейшие славянские книги зарубежных собраний, то в совокупности с российскими их будет около тысячи. О чем это говорит? О том, что вне исторической территории русского народа сохранилось столько же книг, сколько и внутри, что противоестественно, ибо по месту производства их должно было бы быть намного больше. То есть, как можно догадаться, внутри нашей страны русские книги яростно уничтожались, а снаружи – нет, хотя условия сохранности книжности вообще мало отличались.

Еще информация: от XII-XIII веков сохранилось примерно столько же книг, что и от XIV века (314 ед.).

Но вот перед нами следующая цифра, заставляющая серьезно задуматься. Судя по «Предварительному списку славяно-русских рукописных книг XV в., хранящихся в СССР» (М., 1986), на государственном хранении находится 3422 книги этого периода.

Нетрудно видеть, что в течение каких-то ста лет без особых видимых причин количество сохранившихся книг выросло на порядок: с 314 до 3422! Что стоит за этими цифрами, за этим количественным скачком?

На мой взгляд, это – последствия победы русских на Куликовом поле и последующего свержения татарского ига.

Дело в том, что только в XV веке перестали систематически уничтожаться татарами книжные сокровища в ареале исконного русского проживания и книгоделания20 . Перестали уничтожаться в столь чудовищно массовом количестве и сами русские читатели. Иначе объяснить, почему от XV века при всех прочих равных условиях сохранилось рукописей на порядок больше, чем от XIV, – невозможно.

О том, как это бывало, малое представление дает Лаврентьевская летопись, которая под 1237 годом сообщает, что из разоренного Владимира-на-Клязьме воины Батыя в качестве трофеев вывезли книги. Зачем они понадобились монголам – неизвестно. Вряд ли для чтения. Но из культурного оборота наших предков они были вырваны навсегда. И так было c1230-х гг. до примерно середины XV века повсеместно, кроме северных и крайних юго-западных территорий Киевской Руси.

Впоследствии татарские экспедиции, в том числе карательные, еще не раз наносили нам существенный урон. К примеру, повесть «О московском взятии от царя Тохтамыша и о пленении земли Русской» в таких словах повествует о разорении Москвы 26 августа 1382 г.: «И книг множество снесено со всего града и с сел, в соборных церквях множество наметано, охранения ради спроважено, то все безвестно створиша»21 . То же повторилось при нашествии Девлет-Гирея в 1571 г. и т. п. Характерно, что русские люди, чтобы защитить любимые книги от врага, сносили их под защиту церковных стен, но это не могло спасти драгоценные рукописи, и они горели, подожженные татарами, вместе с церковными стенами.

Причинно-следственная связь установлена убедительно: не только место, но и время наибольшей сохранности древнерусских книг ясно и однозначно указывают, что книги лучше всего сохранялись там и тогда, где и когда их не могла коснуться рука татаро-монгольского захватчика. В годы татарского ига уничтожение русских книгохранилищ на доступных татарам землях было регулярным и последовательным.

Для всякого, кто понимает значение создания, накопления, интерпретации и передачи информации, вряд ли нужно что-то комментировать.

* * *

Утрата положения в мире. Догоняющий путь развития

Итак, поиск «точки бифуркации», исторической развилки, пройдя которую, Русь вступила на путь развития, вечно догоняющего Европу, ведет нас именно туда, в роковые 1230-1240-е годы.

Сказанное позволяет полностью поддержать вывод, сделанный Сапуновым: «Ни с чем не сравнимые потери понесла русская культура в страшные годы нашествия орд Батыя. Монголы не только нанесли нашей цивилизации непоправимый урон, они на столетия затормозили поступательное движение русского народа»22 .

Подчеркну: четверть тысячелетия длившаяся безжалостная и хищническая власть врага-инородца – не единственная, но главная причина нашего цивилизационного отставания. Сегодня делаются попытки, глядя в прошлое сквозь мутные очки толерантности и политкорректности, выдавать эту власть чуть ли не за обоюдно полезный симбиоз поработителя и порабощенного23 . Но в подобных спекуляциях нет ни грана правды.

Власть татар изменила территориальную конфигурацию Древней Руси, ее место в окружающем мире, ее геополитическое значение, все содержание ее внешней политики, экономических и культурных связей. Древняя Русь (под этим выражением подразумевается теперь преимущественно северо-восточная Русь, поскольку юго-западная частично исчезла, а оставшаяся часть оказалась на периферии, отрезанная инородцами от русского православного материка), а точнее – древнерусский народ ордынского периода обрел статус народа-изолята. Не по своей воле.

Правду сказать, не одни татары тому виной. Утратив после смерти князя Святослава Хороброго характер цельной и централизованной самодержавной страны и упав в пропасть удельных распрей, феодальных усобиц, Киевская Русь сделалась «киевской» лишь номинально. Естественно, «русская федерация» (этот нелепый термин сегодня поднят на щит некоторыми историками) немедленно прекратила попытки территориального расширения, свойственные ей от Рюрика до Святослава, и стала, напротив, сокращаться в размерах, теряя геополитическую инициативу. Чем не преминули воспользоваться как степняки-кочевники, так и ближайшие соседи с Запада – поляки, литовцы, а там и шведы, и немцы.

Уже к XII веку усилиями печенегов, а затем половцев русские поселения на части земель, прилегающих к Дону, Донцу и нижнему Днепру с притоками, заметно сокращаются. Соответственно, под сомнение ставится значение Руси как территории межцивилизационного транзита – знаменитого «пути из Варяг в Греки». Балтийско-черноморский и балтийско-каспийский пути, бывшие с дорюриковых времен экономической основой жизни славянских летописных племен, становятся проблемными, в значительной мере прерываются. Мечты Святослава о переносе столицы из Киева на Дунай, о новых землях в Степи, в Поволжье, Подунавье, нижнем Приднепровье за счет разгрома хазар, болгар и византийцев-ромеев – все это остается в прошлом. Причем конец этим мечтам, что симптоматично, кладут именно кочевники печенеги, взявшие под свой контроль днепровские пороги и превратившие череп знаменитого воителя в пиршественную чашу. А там и половцы подоспели, выдавливая славян из Придонья. Не случайно и поляки уже сразу после смерти Владимира Святого дерзают вторгаться на южные территории русских князей, захватывают Киев. Вообще в результате княжеских усобиц Киев начинает терять свое значение, особенно после жестокого погрома, учиненного коалицией князей-рюриковичей под водительством Андрея Боголюбского в 1169 году. Не случайно еще задолго до татарского нашествия русские люди потянулись с киевщины, вообще с южных и юго-западных степных и лесо-степных земель, на скудные, но стратегически удобные и безопасные лесистые земли северо-восточной Руси, на Владимирщину.

Но! Монголо-татарское владычество резко изменило всю карту Древней Руси. Не говорю уж о том, что древний великий город Киев впал в совершенное ничтожество, но произошло практически полное запустение огромного ареала бывших русских оседлых поселений Юга, на месте которых возникло Дикое Поле (повторно оно было заселено русскими людьми уже только в XVI-XVIII вв.). Лишившись своих южных земель, «Русь Ордынская» оказалась вся в зоне рискованного земледелия, суровых климатических условий и относительно дорогого производства.

При этом вообще изменилось понятие «Русской земли», воспетой автором «Слова о полку Игореве». Когда-то оно относилось ко всей территории Киевской Руси. Теперь же фактически в отрыве от всего древнерусского этноса оказалась Галицко-Волынская Русь, подпавшая под влияние Рима (князь Даниил принял королевскую корону из рук папы) и на века превратившаяся для нашего народа в «отрезанный ломоть». Связи южных и юго-западных княжеств с северо-восточными оказались разорваны. Поэтому, когда полоцкие, киевские, турово-пинские, волынские, галицкие, поднепровские и другие исконно русские земли, немедленно, уже с середины XIII в. стали подвергаться не только татарским набегам, но и планомерной экспансии со стороны западных соседей – литовцев, поляков, венгров и немцев, на помощь им уже не могла придти владимиро-суздальская Русь, ослабленная усобицами и татарами. «Матерь русских городов» Киев оказался под властью Литвы; Можайск становится пограничным городом, за которым простираются уже литовские владения; в XIVвеке Москву дважды осаждали войска князя Ольгерда, и т. д.

Кроме того, внутри собственно центральной древнерусской земли, оставшейся под контролем или патронажем рюриковичей, произошли очень большие изменения.

Во-первых, татары, верные главному принципу всех завоевателей «разделяй и властвуй», всячески стимулировали процесс дробления, измельчания уделов. Число которых к приходу татар уже насчитывало 50, а к XIV веку возросло аж до 250: в пять раз! Несмотря на то, что уже с 1304 года великие князья владимирские официально именовались «великими князьями всея Руси», на деле их домен ограничивался территорией волости Владимира-на-Клязьме, к которой в XIV в. добавилось Переяславль-Залесское княжество.

Во-вторых, политическое значение былых уделов существенно, а порой радикально изменилось: одни стали его терять (Ростов, Суздаль, Владимир и др.), другие – обретать, усиливать (Тверь, Москва, Нижний Новгород и др.). Татарские владыки, раздавая ярлыки, тасовали колоду русских княжеств, постоянно переопределяя не только их границы, но и их соподчиненность, иерархию. Политические игры при дворе ханов стали определять очень многое в судьбе княжеств, диктуя князьям внешнюю и внутреннюю политику. Утрата всякого суверенитета князьями была почти абсолютной, а попытки его хоть отчасти восстановить кончались карательными походами Орды, завершавшимися, как правило, жестокими избиениями и полонением жителей, подвластных неосторожному князю.

Понятно, что никакой единой и даже сколько-нибудь внятной внешней политики Русь Ордынская, раздробленная на сотни уделов, вести не могла, договороспособностью не обладала и субъектом международного права не являлась. (Это, между прочим, еще одно подтверждение несостоятельности выражения «Владимирская Русь».) По сути, единственным «международным партнером» для русских князей стала сама Орда, в суровой школе которой и возростала русская дипломатия. Со временем обретенные в этой школе черты станут для нее определяющими: «строжайшая секретность, жесткий контроль за кадрами, безжалостная расправа не только с явными отступниками, но и с лицами, позволявшими себе хоть на йоту отклониться от инструкций» (В. В. Похлебкин).

Одним из признаков утраты суверенитета было также обязательство князей являться в Орду и поставка рекрутов или участие в военных инициативах ханов по их первому требованию – «налог кровью». К примеру, в 1282 году Ногай и Тула-Буга велели галицко-волынским князьям пойти с ними на венгров, а в следующем году на Польшу. Всего в 1270-1290-х годах татарами было организовано 14 походов, в которых пришлось принять участие и подневольным русским воинам.

При этом помощи от татар, в случае агрессии западных народов, ждать не приходилось, отбиваться приходилось своими силами24 .

* * *

Мне кажется, сказанного достаточно, чтобы не поддаваться на мнимо политкорректные теории, внушающие нам, что никакого татарского ига не было, а был чуть ли не взаимовыгодный союз двух народов…

 

1 Выражением «Русь Ордынская» я считаю необходимым и возможным заменить выражение «Владимирская Русь» в той части его истории, которая началась и окончилась вместе с татарским игом. Поскольку ни о каком суверенитете Владимирского княжества в условиях ига и прогрессирующей раздробленности говорить не приходится. Кроме того, историкам вряд ли удастся провести определенную временную границу, за которой гегемония среди русских городов переходит от Владимира к Москве. В то время как полный и окончательный переход суверенитета от Орды к Москве датируется 1480 годом вполне определенно и однозначно. Соответственно, именно с этого момента Ордынская Русь (1237-1480) уходит в прошлое, а будущее открывается перед уже Московской Русью вплоть до Петербургского периода нашей истории.

2 Каргалов В. В.: 1) Освободительная борьба Руси против монголо-татарского ига // «Вопросы истории». – 1969. – № 2–4; 2) Феодальная Русь и кочевники. – М.: 1967; 3) Конец ордынского ига. – М., 1980; Кучкин В. А. Русь под игом. – «Панорама», 1991; Тюрин А. В. Война и мир Ивана Грозного. – М. 2009.

3 Цит. по кн.: Тюрин А. В. Война и мир Ивана Грозного. – М. 2009.

4 Ершов С. А. Великая Русь. Народонаселение и войны I–XX вв. – М., Феникс-Плюс, 1997.

5 Историк В. В. Мавродин подсчитал, что «за XIIIXIV и первую половину XV в. русские выдержали больше 160 войн с внешними врагами, из которых 45 – с татарами, 41 – с литовцами, 30 – с немецкими рыцарями, а все остальные – со шведами, поляками, венграми и др.»(Мавродин В. В. Образование русского национального государства. – М.-Л., 1941. – С. 127). Нужно понимать, что из этого перечня только войны с татарами носили катастрофический характер русского разгрома и были для нас особенно кровопролитны и абсолютно убыточны во всех отношениях.

6 Е. В. Балановская, О. П. Балановский. Русский генофонд на Русской равнине. – М., ООО «Луч», 2007. – 416 с., илл. – С. 298.

7 Кучкин В. А. Русь под игом: как это было? – М., 1991. – С. 23.

8Miller D. Monumental Building as an Indicator of Economic Trends in Northern Rus’in the Late Kievan and Mongol Periods, 1138—1462 // The American Historical Review. Vol. 94. № 2. 1989. P. 368, 384.

9 Кучкин В. А. Указ. соч., с. 23.

10Наиболее богатые купцы платили тамгу индивидуально, остальные объединялись, чтобы выплачивать ее сообща.

11Павлов П. Н. К вопросу о русской дани в Золотую Орду // Ученые записки Красноярского государственного педагогического института. Красноярск, 1958. Т. 13, вып. 2. С. 110–111.

12 Рыбаков Б. А. Ремесло Древней Руси. – М., 1948. – Сс.525–533; 780–781.

13 Сапунов Б. В. Книга в России в XI-XIII вв. – Л., Наука, 1978, с. 76–82.

14 Там же, с. 14, 29, 221.

15 Аристов Н. Я. Промышленность древней Руси. СПб., 1866, с. 251.

16 Там же, с. 129.

17 Там же, с. 129.

18 Там же, с. 122.

19 Там же, с. 129.

20 Конечно, такие постоянно действующие в деревянной Руси факторы, как пожары или простое небрежение, продолжали уничтожать книгохранилища, но ведь эти факторы действовали как до, так и после татар (вспомнить хотя бы пожар Москвы 1812 года, погубивший единственный подлинный список «Слова о Полку Игореве»). Никакими постоянно действующими факторами разрыв в книжном богатстве между XIV и XV веками не объяснить: здесь произошло нечто экстраординарное, а именно – свержение татарского ига, прекращение регулярных набегов.

21 ПСРЛ, т. VIII, под 1382 г. См. также: т. II, с. 85–89; т. III, с 29, 133, 232; т. V, с. 16; т. VI, с. 99–102.

22 Сапунов Б. В. Указ. соч., с. 17.

23 Подобные идеи можно встретить у историка Л. Н. Гумилева, филолога В. В. Кожинова, писателя Б. В. Васильева и др.

24 Известен случай, когда по просьбе Льва Галицкого войска Менгу-Тимура зимой 1274/1275 годов отправились карать Литву, но поход вглубь Литвы так и не состоялся, все ограничилось взятием одного Новгородка.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Выше была приведена статья о татарском иге выдающегося рукопожатного Русского политика Севастьянова А.Н. хорошо известного в Кремле.

Прежде чем приступить к обсуждению надо определиться в терминах.

Так как тут мы все пишем на Великом и Могучем Русском языке. Желательно всем избавиться от досадных грамматических ошибок.

Так как применяя грамматически неверные конструкции, мы автоматически делаем и неправильные исторические выводы.

1. Слово Русский это имя собственное Русского народа, не татарского, не еврейского, а именно Русского. А в Русском языке все имена собственные пишутся с большой буквы, исключений нет.

    См.учебник 5 класса общеобразовательной школы, правописание имён собственных.

2. На Русском языке наименование народа "Волжские Болгары" и города "Болгар" пишется через букву "О".  Писать "Булгар" допустимо, если вы пишите на арабском или тюркском языке. 

3. При высказывании своей точки зрения надо говорить о "Татарском нашествии из Монголии", "Татарском иге" и т.д.  Русские летописи пестрят выражениями "татарове" в разных вариантах, без упоминания монголов.

    Современные науки: Популяционная генетика, ДНК-генеалогия убедительно доказали что Монгольского вклада практически нет, ни в Русском народе, ни в татарском народе. Что имеется только в

   пределах "статистичекой" погрешности. Это значит что монголы в этом нашествии не принимали участие, или же их было ничтожно мало. Наши предки непосредственно претерпевшие все ужасы

   татарского нашествия знали это непосредственно. Они были намного умнее и честнее нынешних историков и политиков поражённых тяжкой умственной болезнью толерастией.

 

При соблюдении этих довольно простых и всем понятных правил Великого и Могучего Русского языка мы приблизимся к истинному пониманию тех трагических веков пережитых Русским народом.

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 31 октября 2018 г.в03:55, Русский Человек сказал:

Официальная историческая школа тоже не подкачала: накрепко вбила в головы граждан понятие татаро-монголы, после гос. переворота стало уже монголо-татары, а в последнее время и монголы без упоминания татар.

Чжан Геда спросил: А с этим какая-то проблема?

С этим очень большая проблема у официальной исторической школы и Российской Академии Наук. Официальные историки и академики фундаментально врут.

Они профессиональные лжецы на службе у отца лжи.

1. Они татарское иго превратили в татаро-монгольское.

2. Они, затем превратили татаро-монгольское иго в монголо-татарское.

3. Они, затем монголо-татарское иго превратили в монгольское.

4. Они, затем нам объяснили что монгольского вклада в генетику Русичей нет.

5. Затем последовал шквал публикаций, что татарского ига не было вообще.

6. Они, затем обвинили Русичей в том, что это Русичи сами себя сожгли, сами себя поубивали, сами себя продавали в рабство, сами развязали между усобную войну.

   В иге виноваты сами же жертвы ига. Поэтому можно с таким же основанием обвинять евреев в том, что они сами залезли в конц.лагеря и газовые камеры, сами залезали во рвы и сами себя расстреливали.

Поэтому необходимо в официальной терминологии вернуться к определению наших предков. Иго устроили татары пришедшие из Монголии. Татар до нашествия, на Руси не было. Татары пришли из Монголии и Китая. Татары пришлый народ, не коренной. Современные татары в Поволжье не коренные, а титульные. Коренными народами в Поволжье являются Русичи-Волжане, Чуваши, Марийцы, в Прикамье Удмурты.

Чжан Геда ты это понял ?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Цитата

 

В 29 августа 2014 г.в14:31,  Чжан Гэда сказал:

Предлагаю тут поднять этот вопрос, чтобы было понятно, ЧТО же было в те годы на самом деле?

 

Поскольку вопрос поднял Чжан Геда, и как оказалось он полностью не разбирается в татарском вопросе, а только повторяет то, что ему внушили лживые историки и политики буду разбирать его вопросы-ответы-утверждения. И так,

В 31 октября 2018 г.в03:55, Русский Человек сказал:

А татары буд-то бы принесли цивилизацию на Русь: первую перепись населения, карандаши и прочую муйню.

Цитата

Чжан Геде сказал: Монголы транслировали на Русь заимствования из более высокой культуры Китая. 

Ну во первых не монголы, как мы знаем из последних достижений ДНК-генеалогии. Монгол нет и не было. Были татары пришлые из Монголии.

У татар не было своей даже письменности. Впрочем как и сейчас. Ничего они транслировать не могли так как и китайцы были неразвитыми. Китайскую "великую" историю написали иезуиты.

Но главное состоит в том что переписи не только населения, но полей, рыбных ловлей, бортей и прочего делала ещё задолго до татар Великая княгиня Ольга.(Правительница Руси).

Так что татары, китайцы и трансляция отпадают на проч. Это понятно ?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Абрар Каримуллин, в своём специально проведённым исследовании "Татары : этнос и этноним", исписал кучу страниц объясняя этноним "татары". Описал что означает вторая половина этнонима "ары", но так и не описал что же означает первая половина "тат". Крутился, вертелся, наплёл чёрт-те что, но умолчал о главной секретной составляющей этнонима.

Но ларчик открывается очень просто. Нужно исходить из Великого и Могучего Русского языка. Наши предки были не дурнее нас и татар познали ой как хорошо. Этноним "татар" также является самоназванием татар. Ну они-то сами себя тоже наверное знают неплохо, но "помалкивают в тряпочку".

И так, этноним "татар" состоит из двух корней, "тат"  и  "ар". Начнём со второй половинки "ар" - это во многих языках и прежде всего в Русском, означает мужчину, человека. Сравните такие сложно-составные 2-х корневые слова с этим корнем: токарь, слесарь, вратарь, пекарь, волгарь, рыцарь и так далее. То-есть человек, мужчина при каком то деле, месте, принадлежащий чему-то, относящийся к чему либо.

Сложнее дело обстоит с первой корневой основой "тат".  С точки зрения понимания Русского языка всё очень просто, никаких сложностей.

Сложности возникают в смысле признания не популярного среди народов, негласно запрещённого к упоминанию еврейского основания. Неоднократно татарские интеллигенты  и идеологи татарского национального движения пытались дать татарскому народу расшифровку своего этнонима, но упирались в эту запретную корневую основу и тушевались, сникали и обходили молчанием. 

По политическим мотивам, по не популярности среди составляющих татарский народ отдельных этносов не признающих себя татарами, по не популярности такой основы среди окружающих народов. Публичное признание такой основы татар дало бы сильный козырь, стимул внутренним и внешним этносам к пониманию действительной истории татарского ига.

Даже в таком обстоятельном исследовании "Татары : этнос и этноним.Абрар Каримуллин. — Татарское книжн. изд, 1989.  непосредственно касающемся расшифровки этнонима "татары", автор предпочёл уклонится от этого вопроса и умолчать. Но время идёт и всё тайное становиться явным. Через четверть века в 2014г. выходит книга другого татарина Фатиха Сибагатуллина "Татары и евреи", где автор делает вывод о происхождении татар и части евреев-ашкеназов из Хазарского каганата.

В подкрепление данной версии Ф. Сибагатуллин приводит данные о значительном сходстве ДНК татар и евреев. Так что теперь  это не секрет.  И мы можем совершенно откровенно расшифровать этноним "татары".  

Что в общем то никогда и не было секретом ни для правящей верхушки, ни для политиков.  Это был секрет только для народа.  Так вот она секретная часть татарского этнонима "ТАТ".   Тат = еврей.  И вы легко можете сами убедиться в этом зайдя на сайт татов(горских евреев). Вот что нам говорит еврейская электронная энциклопедия: "Горские евреи говорят на нескольких близких друг другу диалектах  татского языка".  Теперь нам предельно ясно значение этнонима "татары".  

Тат=евреи. Ары= люди. В итоге получаем, татары = еврейские люди.  

А теперь вспомним гос.переворот 1917г. какие организации были созданы в тот период. Татреспублика, Татревком, ТатЦИК, Татбюро,  Татсекция, Таткнигиздат, ТатСНХ и так далее.

Теперь понятно что означает наименование ТАТАРСТАН.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Please sign in to comment

You will be able to leave a comment after signing in



Sign In Now

  • Similar Content

    • Моллеров Н.М. Революционные события и Гражданская война в «урянхайском измерении» (1917-1921 гг.) //Великая революция и Гражданская война в России в «восточном измерении»: (Коллективная монография). М.: ИВ РАН, 2020. С. 232-258.
      By Военкомуезд
      Н.М. Моллеров (Кызыл)
      Революционные события и Гражданская война в «урянхайском измерении» (1917-1921 гг.)
      Синьхайская революция в Китае привела в 1911-1912 гг. к свержению Цинской династии и отпадению от государства сначала Внешней Монголии, а затем и Тувы. Внешняя Монголия, получив широкую автономию, вернулась в состав Китая в 1915 г., а Тува, принявшая покровительство России, стала полунезависимой территорией, которая накануне Октябрьской революции в России была близка к тому, чтобы стать частью Российской империи. Но последний шаг – принятие тувинцами российского подданства – сделан не был [1].
      В целом можно отметить, что в условиях российского протектората в Туве началось некоторое экономическое оживление. Этому способствовали освобождение от албана (имперского налога) и долгов Китаю, сравнительно высокие урожаи сельскохозяйственных культур, воздействие на тувинскую, в основном натуральную, экономику рыночных отношений, улучшение транспортных условий и т. п. Шло расширение русско-тувинских торговых связей. Принимались меры по снижению цен на ввозимые товары. Укреплялась экономическая связь Тувы с соседними сибирскими районами, особенно с Минусинским краем. Все /232/ это не подтверждает господствовавшее в советском тувиноведении мнение об ухудшении в Туве экономической ситуации накануне революционных событий 1917-1921 гг. Напротив, социально-политическая и экономическая ситуация в Туве в 1914-1917 гг., по сравнению с предшествующим десятилетием, заметно улучшилась. Она была в целом стабильной и имела положительную динамику развития. По каналам политических, экономических и культурных связей Тува (особенно ее русское население) была прочно втянута в орбиту разностороннего влияния России [2].
      Обострение социально-политического положения в крае с 1917 г. стало главным образом результатом влияния революционных событий в России. В конце 1917 г. в центральных районах Тувы среди русского населения развернулась борьба местных большевиков и их сторонников за передачу власти в крае Советам. Противоборствующие стороны пытались привлечь на свою сторону тувинцев, однако сделать этого им не удалось. Вскоре краевая Советская власть признала и в договорном порядке закрепила право тушинского народа на самоопределение. Заключение договора о самоопределении, взаимопомощи и дружбе от 16 июня 1918 г. позволяло большевикам рассчитывать на массовую поддержку тувинцев в сохранении Советской власти в крае, но, как показали последующие события, эти надежды во многом не оправдались.
      Охватившая Россию Гражданская война в 1918 г. распространилась и на Туву. Пришедшее к власти летом 1918 г. Сибирское Временное правительство и его новый краевой орган в Туве аннулировали право тувинцев на самостоятельное развитие и проводили жесткую и непопулярную национальную политику. В комплексе внешнеполитических задач Советского государства «важное место отводилось подрыву и разрушению колониальной периферии (“тыла”) империализма с помощью национально-освободительных революций» [3]. Китай, Монголия и Тува представляли собой в этом плане широкое поле деятельности для революционной работы большевиков. Вместе с тем нельзя сказать, что первые шаги НКИД РСФСР в отношении названных стран отличались продуманностью и эффективностью. В первую очередь это касается опрометчивого заявления об отмене пакета «восточных» договоров царского правительства. Жертвой такой политики на китайско-монгольско-урянхайском направлении стала «кяхтинская система» /233/ (соглашения 1913-1915 гг.), гарантировавшая автономный статус Внешней Монголии. Ее подрыв также сделал уязвимым для внешней агрессии бывший российский протекторат – Урянхайский край.
      Китай и Япония поначалу придерживались прежних договоров, но уже в 1918 г. договорились об участии Китая в военной интервенции против Советской России. В соответствии с заключенными соглашениями, «китайские милитаристы обязались ввести свои войска в автономную Внешнюю Монголию и, опираясь на нее, начать наступление, ...чтобы отрезать Дальний Восток от Советской России» [4]. В сентябре 1918 г. в Ургу вступил отряд чахар (одного из племен Внутренней Монголии) численностью в 500 человек. Вслед за китайской оккупацией Монголии в Туву были введены монгольский и китайский военные отряды. Это дало толчок заранее подготовленному вооруженному выступлению тувинцев в долине р. Хемчик. В январе 1919 г. Ян Ши-чао был назначен «специальным комиссаром Китайской республики по Урянхайским делам» [5]. В Туве его активно поддержали хемчикские нойоны Монгуш Буян-Бадыргы [6] и Куулар Чимба [7]. В начальный период иностранной оккупации в Туве начались массовые погромы российских поселенцев (русских, хакасов, татар и др.), которые на время прекратились с приходом в край по Усинскому тракту партизанской армии А. Д. Кравченко и П.Е. Щетинкина (июль – сентябрь 1919 г.).
      Прибытие в край довольно сильной партизанской группировки насторожило монгольских и китайских интервентов. 18 июля 1919 г. партизаны захватили Белоцарск (ныне Кызыл). Монгольский отряд занял нейтральную позицию. Китайский оккупационный отряд находился далеко на западе. Партизан преследовал большой карательный отряд под командованием есаула Г. К. Болотова. В конце августа 1919г. он вступил на территорию Тувы и 29 августа занял Кызыл. Партизаны провели ложное отступление и в ночь на 30 августа обрушились на белогвардейцев. Охватив город полукольцом, они прижали их к реке. В ходе ожесточенного боя бологовцы были полностью разгромлены. Большая их часть утонула в водах Енисея. Лишь две сотни белогвардейцев спаслись. Общие потери белых в живой силе составили 1500 убитых. Три сотни принудительно мобилизованных новобранцев, не желая воевать, сдались в плен. Белоцарский бой был самым крупным и кровопролитным сражением за весь период Гражданской войны /234/ в Туве. Пополнившись продовольствием, трофейными боеприпасами, оружием и живой силой, сибирские партизаны вернулись в Минусинский край, где продолжили войну с колчаковцами. Тува вновь оказалась во власти интервентов.
      Для монголов, как разделенной нации, большое значение имел лозунг «собирания» монгольских племен и территорий в одно государство. Возникнув в 1911 г. как национальное движение, панмонголизм с тех пор последовательно и настойчиво ставил своей целью присоединение Тувы к Монголии. Объявленный царским правительством протекторат над Тувой монголы никогда не считали непреодолимым препятствием для этого. Теперь же, после отказа Советской России от прежних договоров, и вовсе действовали открыто. После ухода из Тувы партизанской армии А.Д. Кравченко и П.Е.Щетинкина в начале сентября 1919 г. монголы установили здесь военно-оккупационный режим и осуществляли фактическую власть, В ее осуществлении они опирались на авторитет амбын-нойона Тувы Соднам-Бальчира [8] и правителей Салчакского и Тоджинского хошунов. Монголы притесняли и облагали поборами русское и тувинское население, закрывали глаза на погромы русских населенных пунктов местным бандитствующим элементом. Вопиющим нарушением международного права было выдвижение монгольским командованием жесткого требования о депортации русского населения с левобережья Енисея на правый берег в течение 45 дней. Только ценой унижений и обещаний принять монгольское подданство выборным (делегатам) от населения русских поселков удалось добиться отсрочки исполнения этого приказа.
      Советское правительство в июне 1919 г. направило обращение к правительству автономной Монголии и монгольскому народу, в котором подчеркивало, что «в отмену соглашения 1913 г. Монголия, как независимая страна, имеет право непосредственно сноситься со всеми другими народами без всякой опеки со стороны Пекина и Петрограда» [9]. В документе совершенно не учитывалось, что, лишившись в лице российского государства покровителя, Монголия, а затем и Тува уже стали объектами для вмешательства со стороны Китая и стоявшей за ним Японии (члена Антанты), что сама Монголия возобновила попытки присоединить к себе Туву.
      В октябре 1919г. китайским правительством в Ургу был направлен генерал Сюй Шучжэн с военным отрядом, который аннулировал трех-/235/-стороннюю конвенцию от 7 июня 1913 г. о предоставлении автономного статуса Монголии [10]. После упразднения автономии Внешней Монголии монгольский отряд в Туве перешел в подчинение китайского комиссара. Вскоре после этого была предпринята попытка захватить в пределах Советской России с. Усинское. На территории бывшего российского протектората Тувы недалеко от этого района были уничтожены пос. Гагуль и ряд заимок в верховьях р. Уюк. Проживавшее там русское и хакасское население в большинстве своем было вырезано. В оккупированной китайским отрядом долине р. Улуг-Хем были стерты с лица земли все поселения проживавших там хакасов. Между тем Советская Россия, скованная Гражданской войной, помочь российским переселенцам в Туве ничем не могла.
      До 1920 г. внимание советского правительства было сконцентрировано на тех регионах Сибири и Дальнего Востока, где решалась судьба Гражданской войны. Тува к ним не принадлежала. Советская власть Енисейской губернии, как и царская в период протектората, продолжала формально числить Туву в своем ведении, не распространяя на нее свои действия. Так, в сводке Красноярской Губернской Чрезвычайной Комиссии за период с 14 марта по 1 апреля 1920 г. отмечалось, что «губерния разделена на 5 уездов: Красноярский, Ачинский, Канский, Енисейский и 3 края: Туруханский, Усинский и Урянхайский... Ввиду политической неопределенности Усинско-Урянхайского края, [к] формированию милиции еще не преступлено» [11].
      Только весной 1920 г. советское правительство вновь обратило внимание на острую обстановку в Урянхае. 16-18 мая 1920 г. в тувинском пос. Баян-Кол состоялись переговоры Ян Шичао и командира монгольского отряда Чамзрына (Жамцарано) с советским представителем А. И. Кашниковым [12], по итогам которых Тува признавалась нейтральной зоной, а в русских поселках края допускалась организация ревкомов. Но достигнутые договоренности на уровне правительств Китая и Советской России закреплены не были, так и оставшись на бумаге. Анализируя создавшуюся в Туве ситуацию, А. И. Кашников пришел к мысли, что решить острый «урянхайский вопрос» раз и навсегда может только создание ту винского государства. Он был не единственным советским деятелем, который так думал. Но, забегая вперед, отметим: дальнейшие события показали, что и после создания тувинского го-/236/-сударства в 1921 г. этот вопрос на протяжении двух десятилетий продолжал оставаться предметом дипломатических переговоров СССР с Монголией и Китаем.
      В конце июля 1920 г., в связи с поражением прояпонской партии в Китае и усилением освободительного движения в Монголии, монгольский отряд оставил Туву. Но его уход свидетельствовал не об отказе панмонголистов от присоединения Тувы, а о смене способа достижения цели, о переводе его в плоскость дипломатических переговоров с Советской Россией. Глава делегации монгольских революционеров С. Данзан во время переговоров 17 августа 1920 г. в Иркутске с уполномоченным по иностранным делам в Сибири и на Дальнем Востоке Ф. И. Талоном интересовался позицией Советской России по «урянхайскому вопросу» [13]. В Москве в беседах монгольских представителей с Г. В. Чичериным этот вопрос ставился вновь. Учитывая, что будущее самой Монголии, ввиду позиции Китая еще неясно, глава НКИД обдумывал иную формулу отношений сторон к «урянхайскому вопросу», ставя его в зависимость от решения «монгольского вопроса» [14].
      Большинство деятелей Коминтерна, рассматривая Китай в качестве перспективной зоны распространения мировой революции, исходили из необходимости всемерно усиливать влияние МНРП на Внутреннюю Монголию и Баргу, а через них – на революционное движение в Китае. С этой целью объединение всех монгольских племен (к которым, без учета тюркского происхождения, относились и тувинцы) признавалось целесообразным [15]. Меньшая часть руководства Коминтерна уже тогда считала, что панмонголизм создавал внутреннюю угрозу революционному единству в Китае [16].
      Вопросами текущей политики по отношению к Туве также занимались общесибирские органы власти. Характеризуя компетентность Сиббюро ЦК РКП (б) и Сибревкома в восточной политике, уполномоченный НКИД в Сибири и на Дальнем Востоке Ф. И. Гапон отмечал: «Взаимосплетение интересов Востока, с одной стороны, и Советской России, с другой, так сложно, что на тонкость, умелость революционной работы должно быть обращено особое внимание. Солидной постановке этого дела партийными центрами Сибири не только не уделяется внимания, но в практической плоскости этот вопрос вообще не ставится» [17]. Справедливость этого высказывания находит подтверждение /237/ в практической деятельности Сиббюро ЦК РКП (б) и Сибревкома, позиция которых в «урянхайском вопросе» основывалась не на учете ситуации в регионе, а на общих указаниях Дальневосточного Секретариата Коминтерна (далее – ДВСКИ).
      Ян Шичао, исходя из политики непризнания Китайской Республикой Советской России, пытаясь упрочить свое пошатнувшееся положение из-за революционных событий в Монголии, стал добиваться от русских колонистов замены поселковых советов одним выборным лицом с функциями сельского старосты. Вокруг китайского штаба концентрировались белогвардейцы и часть тувинских нойонов. Раньше царская Россия была соперницей Китая в Туве, но китайский комиссар в своем отношении к белогвардейцам руководствовался принципом «меньшего зла» и намерением ослабить здесь «красных» как наиболее опасного соперника.
      В августе 1920 г. в ранге Особоуполномоченного по делам Урянхайского края и Усинского пограничного округа в Туву был направлен И. Г. Сафьянов [18]. На него возлагалась задача защиты «интересов русских поселенцев в Урянхае и установление дружественных отношений как с местным коренным населением Урянхая, так и с соседней с ним Монголией» [19]. Решением президиума Енисейского губкома РКП (б) И. Г. Сафьянову предписывалось «самое бережное отношение к сойотам (т.е. к тувинцам. – Н.М.) и самое вдумчивое и разумное поведение в отношении монголов и китайских властей» [20]. Практические шаги по решению этих задач он предпринимал, руководствуясь постановлением ВЦИК РСФСР, согласно которому Тува к числу регионов Советской России отнесена не была [21].
      По прибытии в Туву И. Г. Сафьянов вступил в переписку с китайским комиссаром. В письме от 31 августа 1920 г. он уведомил Ян Шичао о своем назначении и предложил ему «по всем делам Усинского Пограничного Округа, а также ... затрагивающим интересы русского населения, проживающего в Урянхае», обращаться к нему. Для выяснения «дальнейших взаимоотношений» он попросил назначить время и место встречи [22]. Что касается Ян Шичао, то появление в Туве советского представителя, ввиду отсутствия дипломатических отношений между Советской Россией и Китаем, было им воспринято настороженно. Этим во многом объясняется избранная Ян Шичао /238/ тактика: вести дипломатическую переписку, уклоняясь под разными предлогами от встреч и переговоров.
      Сиббюро ЦК РКП (б) в документе «Об условиях, постановке и задачах революционной работы на Дальнем Востоке» от 16 сентября 1920 г. определило: «...пока край не занят китайскими войсками (видимо, отряд Ян Шичао в качестве серьезной силы не воспринимался. – Н.М.), ...должны быть приняты немедленно же меры по установлению тесного контакта с урянхами и изоляции их от китайцев» [23]. Далее говорилось о том, что «край будет присоединен к Монголии», в которой «урянхайцам должна быть предоставлена полная свобода самоуправления... [и] немедленно убраны русские административные учреждения по управлению краем» [24]. Центральным пунктом данного документа, несомненно, было указание на незамедлительное принятие мер по установлению связей с тувинцами и изоляции их от китайцев. Мнение тувинцев по вопросу о вхождении (невхождении) в состав Монголии совершенно не учитывалось. Намерение упразднить в Туве русскую краевую власть (царскую или колчаковскую) запоздало, поскольку ее там давно уже не было, а восстанавливаемые советы свою юрисдикцию на тувинское население не распространяли. Этот план Сиббюро был одобрен Политбюро ЦК РКП (б) и долгое время определял политику Советского государства в отношении Урянхайского края и русской крестьянской колонии в нем.
      18 сентября 1920 г. Ян Шичао на первое письмо И. Г. Сафьянова ответил, что его назначением доволен, и принес свои извинения в связи с тем, что вынужден отказаться от переговоров по делам Уряпхая, как подлежащим исключительному ведению правительства [25]. На это И. Г. Сафьянов в письме от 23 сентября 1921 г. пояснил, что он переговоры межгосударственного уровня не предлагает, а собирается «поговорить по вопросам чисто местного характера». «Являясь представителем РСФСР, гражданами которой пожелало быть и все русское население в Урянхае, – пояснил он, – я должен встать на защиту его интересов...» Далее он сообщил, что с целью наладить «добрососедские отношения с урянхами» решил пригласить их представителей на съезд «и вместе с ними обсудить все вопросы, касающиеся обеих народностей в их совместной жизни» [26], и предложил Ян Шичао принять участие в переговорах. /239/
      Одновременно И. Г. Сафьянов отправил еще два официальных письма. В письме тувинскому нойону Даа хошуна Буяну-Бадыргы он сообщил, что направлен в Туву в качестве представителя РСФСР «для защиты интересов русского населения Урянхая» и для переговоров с ним и другими представителями тувинского народа «о дальнейшей совместной жизни». Он уведомил нойона, что «для выяснения создавшегося положения» провел съезд русского населения, а теперь предлагал созвать тувинский съезд [27]. Второе письмо И. Г. Сафьянов направил в Сибревком (Омск). В нем говорилось о политическом положении в Туве, в частности об избрании на X съезде русского населения (16-20 сентября) краевой Советской власти, начале работы по выборам поселковых советов и доброжелательном отношении к проводимой работе тувинского населения. Монгольский отряд, писал он, покинул Туву, а китайский – ограничивает свое влияние районом торговли китайских купцов – долиной р. Хемчик [28].
      28 сентября 1920 г. Енгубревком РКП (б) на своем заседании заслушал доклад о ситуации в Туве. В принятой по нему резолюции говорилось: «Отношение к Сафьянову со стороны сойотов очень хорошее. Линия поведения, намеченная Сафьяновым, следующая: организовать, объединить местные Ревкомы, создать руководящий орган “Краевую власть” по образцу буферного государства»[29]. В протоколе заседания также отмечалось: «Отношения между урянхами и монголами – с одной стороны, китайцами – с другой, неприязненные и, опираясь на эти неприязненные отношения, можно было бы путем организации русского населения вокруг идеи Сов[етской] власти вышибить влияние китайское из Урянхайского края» [30].
      В телеграфном ответе на письмо И.Г. Сафьянова председатель Сиббюро ЦК РКП (б) и Сибревкома И. Н. Смирнов [31] 2 октября 1920 г. сообщил, что «Сиббюро имело суждение об Урянхайском крае» и вынесло решение: «Советская Россия не намерена и не делает никаких шагов к обязательному присоединению к себе Урянхайского края». Но так как он граничит с Монголией, то, с учетом созданных в русской колонии советов, «может и должен служить проводником освободительных идей в Монголии и Китае». В связи с этим, сообщал И. Н. Смирнов, декреты Советской России здесь не должны иметь обязательной силы, хотя организация власти по типу советов, «как агитация действием», /240/ желательна. В практической работе он предписывал пока «ограничиться» двумя направлениями: культурно-просветительным и торговым [32]. Как видно из ответа. Сиббюро ЦК РКП (б) настраивало сторонников Советской власти в Туве на кропотливую революционную культурно-просветительную работу. Учитывая заграничное положение Тувы (пока с неясным статусом) и задачи колонистов по ведению революционной агитации в отношении к Монголии и Китаю, от санкционирования решений краевого съезда оно уклонилось. Напротив, чтобы отвести от Советской России обвинения со стороны других государств в продолжение колониальной политики, русской колонии было предложено не считать декреты Советской власти для себя обязательными. В этом прослеживается попытка вполне оправдавшую себя с Дальневосточной Республикой (ДВР) «буферную» тактику применить в Туве, где она не являлась ни актуальной, ни эффективной. О том, как И.Г. Сафьянову держаться в отношении китайского военного отряда в Туве, Сиббюро ЦК РКП (б) никаких инструкций не давало, видимо полагая, что на месте виднее.
      5 октября 1920 г. И. Г. Сафьянов уведомил Ян Шичао, что урянхайский съезд созывается 25 октября 1920 г. в местности Суг-Бажи, но из полученного ответа убедился, что китайский комиссар контактов по-прежнему избегает. В письме от 18 октября 1920 г. И. Г. Сафьянов вновь указал на крайнюю необходимость переговоров, теперь уже по назревшему вопросу о недопустимом поведении китайских солдат в русских поселках. Дело в том, что 14 октября 1920 г. они застрелили председателя Атамановского сельсовета А. Сниткина и арестовали двух русских граждан, отказавшихся выполнить их незаконные требования. В ответ на это местная поселковая власть арестовала трех китайских солдат, творивших бесчинства и произвол. «Как видите, дело зашло слишком далеко, – писал И. Г. Сафьянов, – и я еще раз обращаюсь к Вам с предложением возможно скорее приехать сюда, чтобы совместно со мной обсудить и разобрать это печальное и неприятное происшествие. Предупреждаю, что если Вы и сейчас уклонитесь от переговоров и откажитесь приехать, то я вынужден буду прервать с Вами всякие сношения, сообщить об этом нашему Правительству, и затем приму соответствующие меры к охране русских поселков и вообще к охране наших интересов в Урянхае». Сафьянов также предлагал /241/ во время встречи обменяться арестованными пленными [33]. В течение октября между китайским и советским представителями в Туве велась переписка по инциденту в Атамановке. Письмом от 26 октября 1920 г. Ян Шичао уже в который раз. ссылаясь на нездоровье, от встречи уклонился и предложил ограничиться обменом пленными [34]. Между тем начатая И.Г. Сафьяновым переписка с тувинскими нойонами не могла не вызвать беспокойства китайского комиссара. Он, в свою очередь, оказал давление на тувинских правителей и сорвал созыв намеченного съезда.
      Из вышеизложенного явствует, что китайский комиссар Ян Шичао всеми силами пытался удержаться в Туве. Революционное правительство Монголии поставило перед Советским правительством вопрос о включении Тувы в состав Внешней Монголии. НКИД РСФСР, учитывая в первую очередь «китайский фактор» как наиболее весомый, занимал по нему' нейтрально-осторожную линию. Большинство деятелей Коминтерна и общесибирские партийные и советские органы в своих решениях по Туве, как правило, исходили из целесообразности ее объединения с революционной Монголией. Практические шаги И.Г. Сафьянова, представлявшего в то время в Туве Сибревком и Сиббюро ЦК РКП (б), были направлены на вовлечение представителя Китая в Туве в переговорный процесс о судьбе края и его населения, установление с той же целью контактов с влиятельными фигурами тувинского общества и местными советскими активистами. Однако китайский комиссар и находившиеся под его влиянием тувинские нойоны от встреч и обсуждений данной проблемы под разными предлогами уклонялись.
      Концентрация антисоветских сил вокруг китайского штаба все более усиливалась. В конце октября 1920 г. отряд белогвардейцев корнета С.И. Шмакова перерезал дорогу, соединяющую Туву с Усинским краем. Водный путь вниз по Енисею в направлении на Минусинск хорошо простреливался с левого берега. Местные партизаны и сотрудники советского представительства в Туве оказались в окружении. Ситуация для них становилась все более напряженной [35]. 28 октября 1920 г. И. Г. Сафьянов решил в сопровождении охраны выехать в местность Оттук-Даш, куда из района Шагаан-Арыга выдвинулся китайский отряд под командованием Линчана и, как ожидалось, должен был прибыть Ян Шичао. Но переговоры не состоялись. /242/
      На рассвете 29 октября 1920 г. китайские солдаты и мобилизованные тувинцы окружили советскую делегацию. Против 75 красноармейцев охраны выступил многочисленный и прекрасно вооруженный отряд. В течение целого дня шла перестрелка. Лишь с наступлением темноты окруженным удалось прорвать кольцо и отступить в Атамановку. В этом бою охрана И. Г. Сафьянова потеряла несколько человек убитыми, а китайско-тувинский отряд понес серьезные потери (до 300 человек убитыми и ранеными) и отступил на место прежней дислокации. Попытка Ян Шичао обеспечить себе в Туве безраздельное господство провалилась [36].
      Инцидент на Оттук-Даше стал поворотным пунктом в политической жизни Тувы. Неудача китайцев окончательно подорвала их авторитет среди коренного населения края и лишила поддержки немногих, хотя и влиятельных, сторонников из числа хемчикских нойонов. Непозволительное в международной практике нападение на дипломатического представителя (в данном случае – РСФСР), совершенное китайской стороной, а также исходящая из китайского лагеря угроза уничтожения населенных пунктов русской колонии дали Советской России законный повод для ввода на территорию Тувы военных частей.
      И.Г. Сафьянов поначалу допускал присоединение Тувы к Советской России. Он считал, что этот шаг «не создаст... никакого осложнения в наших отношениях с Китаем и Монголией, где сейчас с новой силой загорается революционный пожар, где занятые собственной борьбой очень мало думают об ограблении Урянхая…» [37]. Теперь, когда вопрос о вводе в Туву советских войск стоял особенно остро, он, не колеблясь, поставил его перед Енгубкомом и Сибревкомом. 13 ноября 1920 г. И.Г. Сафьянов направил в Омск телеграмму: «Белые банды, выгоняемые из северной Монголии зимними холодами и голодом, намереваются захватить Урянхай. Шайки местных белобандитов, скрывающиеся в тайге, узнав это, вышли и грабят поселки, захватывают советских работников, терроризируют население. Всякая мирная работа парализована ими... Теперь положение еще более ухудшилось, русскому населению Урянхая, сочувствующему советской власти, грозит полное истребление. Требую от вас немедленной помощи. Необходимо сейчас же ввести в Урянхай регулярные отряды. Стоящие в Усинском войска боятся нарушения международных прав. Ничего /243/ они уже не нарушат. С другой стороны совершено нападение на вашего представителя...» [38]
      В тот же день председатель Сибревкома И.Н. Смирнов продиктовал по прямому проводу сообщение для В.И. Ленина (копия – Г.В. Чичерину), в котором обрисовал ситуацию в Туве. На основании данных, полученных от него 15 ноября 1920 г., Политбюро ЦК РКП (б) рассматривало вопрос о военной помощи Туве. Решение о вводе в край советских войск было принято, но выполнялось медленно. Еще в течение месяца И. Г. Сафьянову приходилось посылать тревожные сигналы в высокие советские и военные инстанции. В декабре 1920 г. в край был введен советский экспедиционный отряд в 300 штыков. В начале 1921 г. вошли и рассредоточились по населенным пунктам два батальона 190-го полка внутренней службы. В с. Усинском «в ближайшем резерве» был расквартирован Енисейский полк [39].
      Ввод советских войск крайне обеспокоил китайского комиссара в Туве. На его запрос от 31 декабря 1920 г. о причине их ввода в Туву И. Г. Сафьянов письменно ответил, что русским колонистам и тяготеющим к Советской России тувинцам грозит опасность «быть вырезанными» [40]. Он вновь предложил Ян Шичао провести в Белоцарске 15 января 1921 г. переговоры о дальнейшей судьбе Тувы. Но даже в такой ситуации китайский представитель предпочел избежать встречи [41].
      Еще в первых числах декабря 1920 г. в адрес командования военной части в с. Усинском пришло письмо от заведующего сумоном Маады Лопсан-Осура [42], в котором он сообщал: «Хотя вследствие недоразумения. .. вышла стычка на Оттук-Даше (напомним, что в ней на стороне китайцев участвовали мобилизованные тувинцы. – Н.М.), но отношения наши остались добрососедскими ... Если русские военные отряды не будут отведены на старые места, Ян Шичао намерен произвести дополнительную мобилизацию урянхов, которая для нас тяжела и нежелательна» [43]. Полученное сообщение 4 декабря 1920 г. было передано в высокие военные ведомства в Иркутске (Реввоенсовет 5-й армии), Омске, Чите и, по-видимому, повлияло на решение о дополнительном вводе советских войск в Туву. Тревожный сигнал достиг Москвы.
      На пленуме ЦК РКП (б), проходившем 4 января 1921 г. под председательством В. И. Ленина, вновь обсуждался вопрос «Об Урянхайском крае». Принятое на нем постановление гласило: «Признавая /244/ формальные права Китайской Республики над Урянхайским краем, принять меры для борьбы с находящимися там белогвардейскими каппелевскими отрядами и оказать содействие местному крестьянскому населению...» [44]. Вскоре в Туву были дополнительно введены подразделения 352 и 440 полков 5-й Красной Армии и направлены инструкторы в русские поселки для организации там ревкомов.
      Ян Шичао, приведший ситуацию в Туве к обострению, вскоре был отозван пекинским правительством, но прибывший на его место новый военный комиссар Ман Шани продолжал придерживаться союза с белогвардейцами. Вокруг его штаба, по сообщению от командования советской воинской части в с. Усинское от 1 февраля 1921 г., сосредоточились до 160 противников Советской власти [45]. А между тем захватом Урги Р.Ф.Унгерном фон Штернбергом в феврале 1921 г., изгнанием китайцев из Монголии их отряд в Туве был поставлен в условия изоляции, и шансы Китая закрепиться в крае стали ничтожно малыми.
      Повышение интереса Советской России к Туве было также связано с перемещением театра военных действий на территорию Монголии и постановкой «урянхайского вопроса» – теперь уже революционными панмонголистами и их сторонниками в России. 2 марта 1921 г. Б.З. Шумяцкий [46] с И.Н. Смирновым продиктовали по прямому проводу для Г.В. Чичерина записку, в которой внесли предложение включить в состав Монголии Урянхайский край (Туву). Они считали, что монгольской революционной партии это прибавит сил для осуществления переворота во всей Монголии. А Тува может «в любой момент ... пойти на отделение от Монголии, если ее международное положение станет складываться не в нашу пользу» [47]. По этому плану Тува должна была без учета воли тувинского народа войти в состав революционной Монголии. Механизм же ее выхода из монгольского государства на случай неудачного исхода революции в Китае продуман не был. Тем не менее, как показывают дальнейшие события в Туве и Монголии, соавторы этого плана получили на его реализацию «добро». Так, когда 13 марта 1921 г. в г. Троицкосавске было сформировано Временное народное правительство Монголии из семи человек, в его составе одно место было зарезервировано за Урянхаем [48].
      Барон Р.Ф.Унгерн фон Штернберг, укрепившись в Монголии, пытался превратить ее и соседний Урянхайский край в плацдарм для /245/ наступления на Советскую Россию. Между тем советское правительство, понимая это, вовсе не стремилось наводнить Туву войсками. С белогвардейскими отрядами успешно воевали главным образом местные русские партизаны, возглавляемые С.К. Кочетовым, а с китайцами – тувинские повстанцы, которые первое время руководствовались указаниями из Монголии. Позднее, в конце 1920-х гг., один из первых руководителей тувинского государства Куулар Дондук [49] вспоминал, что при Р.Ф.Унгерне фон Штернберге в Урге было созвано совещание монгольских князей, которое вынесло решение о разгроме китайского отряда в Туве [50]. В первых числах марта 1921 г. в результате внезапного ночного нападения тувинских повстанцев на китайцев в районе Даг-Ужу он был уничтожен.
      18 марта Б.З. Шумяцкий телеграфировал И.Г. Сафьянову: «По линии Коминтерна предлагается вам немедленно организовать урянхайскую нар[одно-] революционную] партию и народ[н]о-революционное правительство Урянхая... Примите все меры, чтобы организация правительства и нар[одно-] рев[олюционной] партии были осуществлены в самый краткий срок и чтобы они декларировали объединение с Монголией в лице создавшегося в Маймачене Центрального Правительства ...Вы назначаетесь ... с полномочиями Реввоенсовета армии 5 и особыми полномочиями от Секретариата (т.е. Дальневосточного секретариата Коминтерна. – Я.М.)» [51]. Однако И. Г. Сафьянов не поддерживал предложенный Шумяцким и Смирновым план, особенно ту его часть, где говорилось о декларировании тувинским правительством объединения Тувы с Монголией.
      21 мая 1921 г. Р.Ф. Унгерн фон Штернберг издал приказ о переходе в подчинение командования его войск всех рассеянных в Сибири белогвардейских отрядов. На урянхайском направлении действовал отряд генерала И. Г. Казанцева [52]. Однако весной 1921 г. он был по частям разгромлен и рассеян партизанами (Тарлакшинский бой) и хемчик-скими тувинцами [53].
      После нескольких лет вооруженной борьбы наступила мирная передышка, которая позволила И.Г. Сафьянову и его сторонникам активизировать работу по подготовке к съезду представителей тувинских хошунов. Главным пунктом повестки дня должен был стать вопрос о статусе Тувы. В качестве возможных вариантов решения рассматри-/246/-вались вопросы присоединения Тувы к Монголии или России, а также создание самостоятельного тувинского государства. Все варианты имели в Туве своих сторонников и шансы на реализацию.
      Относительно новым для тувинцев представлялся вопрос о создании национального государства. Впервые представители тувинской правящей элиты заговорили об этом (по примеру Монголии) в феврале 1912 г., сразу после освобождения от зависимости Китая. Непременным условием его реализации должно было стать покровительство России. Эту часть плана реализовать удаюсь, когда в 1914 г. над Тувой был объявлен российский протекторат Однако царская Россия вкладывала в форму протектората свое содержание, взяв курс на поэтапное присоединение Тувы. Этому помешали революционные события в России.
      Второй раз попытка решения этого вопроса, как отмечалось выше, осуществлялась с позиций самоопределения тувинского народа в июне 1918 г. И вот после трудного периода Гражданской войны в крае и изгнания из Тувы иностранных интервентов этот вопрос обсуждался снова. Если прежде геополитическая ситуация не давала для его реализации ни малейших шансов, то теперь она, напротив, ей благоприятствовала. Немаловажное значение для ее практического воплощения имели данные И.Г. Сафьяновым гарантии об оказании тувинскому государству многосторонней помощи со стороны Советской России. В лице оставивших китайцев хемчикских нойонов Буяна-Бадыргы и Куулара Чимба, под властью которых находилось большинство населения Тувы, идея государственной самостоятельности получила активных сторонников.
      22 мая 1921 г. И. Г. Сафьянов распространил «Воззвание [ко] всем урянхайским нойонам, всем чиновникам и всему урянхайскому народу», в котором разъяснял свою позицию по вопросу о самоопределении тувинского народа. Он также заверил, что введенные в Туву советские войска не будут навязывать тувинскому народу своих законов и решений [54]. Из текста воззвания явствовало, что сам И. Г. Сафьянов одобряет идею самоопределения Тувы вплоть до образования самостоятельного государства.
      Изменение политической линии представителя Сибревкома в Туве И. Г. Сафьянова работниками ДВСКИ и советских органов власти Сибири было встречено настороженно. 24 мая Сиббюро ЦК РКП (б) /247/ рассмотрело предложение Б.З. Шумяцкого об отзыве из Тувы И. Г. Сафьянова. В принятом постановлении говорилось: «Вопрос об отзыве т. Сафьянова .. .отложить до разрешения вопроса об Урянхайском крае в ЦК». Кроме того, Енисейский губком РКП (б) не согласился с назначением в Туву вместо Сафьянова своего работника, исполнявшего обязанности губернского продовольственного комиссара [55].
      На следующий день Б.З. Шумяцкий отправил на имя И.Г. Сафьянова гневную телеграмму: «Требую от Вас немедленного ответа, почему до сих пор преступно молчите, предлагаю немедленно войти в отношение с урянхайцами и выйти из состояния преступной бездеятельности». Он также ставил Сафьянова в известность, что на днях в Туву прибудет делегация от монгольского народно-революционного правительства и революционной армии во главе с уполномоченным Коминтерна Б. Цивенжаповым [56], директивы которого для И. Г. Сафьянова обязательны [57]. На это в ответной телеграмме 28 мая 1921 г. И. Г. Сафьянов заявил: «...Я и мои сотрудники решили оставить Вашу программу и работать так, как подсказывает нам здравый смысл. Имея мандат Сибревкома, выданный мне [с] согласия Сиббюро, беру всю ответственность на себя, давая отчет [о] нашей работе только товарищу Смирнову» [58].
      14 июня 1921 г. глава НКИД РСФСР Г.В. Чичерин, пытаясь составить более четкое представление о положении в Туве, запросил мнение И.Н. Смирнова по «урянхайскому вопросу» [59]. В основу ответа И.Н. Смирнова было положено постановление, принятое членами Сиббюро ЦК РКП (б) с участием Б.З. Шумяцкого. Он привел сведения о численности в Туве русского населения и советских войск и предложил для осуществления постоянной связи с Урянхаем направить туда представителя НКИД РСФСР из окружения Б.З. Шумяцкого. Также было отмечено, что тувинское население относится к монголам отрицательно, а русское «тяготеет к советской власти». Несмотря на это, Сиббюро ЦК РКП (б) решило: Тува должна войти в состав Монголии, но декларировать это не надо [60].
      16 июня 1921 г. Политбюро ЦК РКП (б) по предложению народного комиссара иностранных дел Г.В. Чичерина с одобрения В.И. Ленина приняло решение о вступлении в Монголию советских войск для ликвидации группировки Р.Ф.Унгерна фон Штернберга. Тем временем «старые» панмонголисты тоже предпринимали попытки подчинить /248/ себе Туву. Так, 17 июня 1921 г. управляющий Цзасакту-хановским аймаком Сорукту ван, назвавшись правителем Урянхая, направил тувинским нойонам Хемчика письмо, в котором под угрозой сурового наказания потребовал вернуть захваченные у «чанчина Гегена» (т.е. генерала на службе у богдо-гегена) И.Г. Казанцева трофеи и служебные бумаги, а также приехать в Монголию для разбирательства [61]. 20 июня 1921 г. он сообщил о идущем восстановлении в Монголии нарушенного китайцами управления (т.е. автономии) и снова выразил возмущение разгромом тувинцами отряда генерала И.Г. Казанцева. Сорукту ван в гневе спрашивал: «Почему вы, несмотря на наши приглашения, не желаете явиться, заставляете ждать, тормозите дело и не о чем не сообщаете нам? ...Если вы не исполните наше предписание, то вам будет плохо» [62]
      Однако монгольский сайт (министр, влиятельный чиновник) этими угрозами ничего не добился. Хемчикские нойоны к тому времени уже были воодушевлены сафьяновским планом самоопределения. 22 июня 1921 г. И. Г. Сафьянов в ответе на адресованное ему письмо Сорукту вана пригласил монгольского сайта на переговоры, предупредив его, что «чинить обиды другому народу мы не дадим и берем его под свое покровительство» [63]. 25-26 июня 1921 г. в Чадане состоялось совещание представителей двух хемчикских хошунов и советской делегации в составе представителей Сибревкома, частей Красной Армии, штаба партизанского отряда и русского населения края, на котором тувинские представители выразили желание создать самостоятельное государство и созвать для его провозглашения Всетувинский съезд. В принятом ими на совещании решении было сказано: «Представителя Советской России просим поддержать нас на этом съезде в нашем желании о самоопределении... Вопросы международного характера будущему центральному органу необходимо решать совместно с представительством Советской России, которое будет являться как бы посредником между тувинским народом и правительствами других стран» [64].
      1 июля 1921 г. в Москве состоялись переговоры наркома иностранных дел РСФСР Г.В. Чичерина с монгольской делегацией в составе Бекзеева (Ц. Жамцарано) и Хорлоо. В ходе переговоров Г.В. Чичерин предложил формулу отношения сторон к «урянхайскому вопросу», в соответствии с которой: Советская Россия от притязаний на Туву /249/ отказывалась, Монголия в перспективе могла рассчитывать на присоединение к ней Тувы, но ввиду неясности ее международного положения вопрос оставался открытым на неопределенное время. Позиция Тувы в это время определенно выявлена еще не была, она никак не комментировалась и во внимание не принималась.
      Между тем Б.З. Шумяцкий попытался еще раз «образумить» своего политического оппонента в Туве. 12 июля 1921 г. он телеграфировал И. Г. Сафьянову: «Если совершите возмутительную и неслыханную в советской, военной и коминтерновской работе угрозу неподчинения в смысле отказа информировать, то вынужден буду дать приказ по военной инстанции в пределах прав, предоставленных мне дисциплинарным уставом Красной Армии, которым не однажды усмирялся бунтарский пыл самостийников. Приказываю информацию давать моему заместителю [Я.Г.] Минскеру и [К.И.] Грюнштейну» [65].
      Однако И. Г. Сафьянов, не будучи на деле «самостийником», практически о каждом своем шаге регулярно докладывал председателю Сибревкома И. Н. Смирнову и просил его передать полученные сведения в адрес Реввоенсовета 5-й армии и ДВСКИ. 13 июля 1921 г. И.Г. Сафьянов подробно информирован его о переговорах с представителями двух хемчикских кожуунов [66]. Объясняя свое поведение, 21 июля 1921 г. он писал, что поначалу, выполняя задания Б.З. Шумяцкого «с его буферной Урянхайской политикой», провел 11-й съезд русского населения Тувы (23-25 апреля 1921 г.), в решениях которого желание русского населения – быть гражданами Советской республики – учтено не было. В результате избранная на съезде краевая власть оказалась неавторитетной, и «чтобы успокоить бушующие сердца сторонников Советской власти», ему пришлось «преобразовать представительство Советской] России в целое учреждение, разбив его на отделы: дипломатический, судебный, Внешторга и промышленности, гражданских дел» [67]. Письмом от 28 июля 1921 г. он сообщил о проведении 12-го съезда русского населения в Туве (23-26 июля 1921 гг.), на котором делегаты совершенно определенно высказались за упразднение буфера и полное подчинение колонии юрисдикции Советской России [68].
      В обращении к населению Тувы, выпущенном в конце июля 1921 г., И.Г. Сафьянов заявил: «Центр уполномочил меня и послал к Вам в Урянхай помочь Вам освободиться от гнета Ваших насильников». /250/ Причислив к числу последних китайцев, «реакционных» монголов и белогвардейцев, он сообщил, что ведет переговоры с хошунами Тувы о том, «как лучше устроить жизнь», и что такие переговоры с двумя хемчикскими хошунами увенчались успехом. Он предложил избрать по одному представителю от сумона (мелкая административная единица и внутриплеменное деление. – Я.М.) на предстоящий Всетувинский съезд, на котором будет рассмотрен вопрос о самоопределении Тувы [69].
      С каждым предпринимаемым И. Г. Сафьяновым шагом возмущение его действиями в руководстве Сиббюро ЦК РКП (б) и ДВСКИ нарастало. Его переговоры с представителями хемчикских хошунов дали повод для обсуждения Сиббюро ЦК РКП (б) вопроса о покровительстве Советской России над Тувой. В одном из его постановлений, принятом в июле 1921 г., говорилось, что советский «протекторат над Урянхайским краем в международных делах был бы большой политической ошибкой, которая осложнила бы наши отношения с Китаем и Монголией» [70]. 11 августа 1921 г. И. Г. Сафьянов получил из Иркутска от ответственного секретаря ДВСКИ И. Д. Никитенко телеграмму, в которой сообщалось о его отстранении от представительства Коминтерна в Урянхае «за поддержку захватчиков края по направлению старой царской администрации» [71]. Буквально задень до Всетувинского учредительного Хурала в Туве 12 августа 1921 г. И. Д. Никитенко писал Г.В. Чичерину о необходимости «ускорить конкретное определение отношения Наркоминдела» по Туве. Назвав И. Г. Сафьянова «палочным самоопределителем», «одним из импрессионистов... доморощенной окраинной политики», он квалифицировал его действия как недопустимые. И. Д. Никитенко предложил включить Туву «в сферу влияния Монгольской Народно-Революционной партии», работа которой позволит выиграть 6-8 месяцев, в течение которых «многое выяснится» [72]. Свою точку зрения И. Д. Никитенко подкрепил приложенными письмами двух известных в Туве монголофилов: амбын-нойона Соднам-Бальчира с группой чиновников и крупного чиновника Салчакского хошуна Сосор-Бармы [73].
      Среди оппонентов И. Г. Сафьянова были и советские военачальники. По настоянию Б.З. Шумяцкого он был лишен мандата представителя Реввоенсовета 5-й армии. Военный комиссар Енисейской губернии И. П. Новоселов и командир Енисейского пограничного полка Кейрис /251/ доказывали, что он преувеличивал количество белогвардейцев в Урянхае и исходящую от них опасность лишь для того, чтобы добиться военной оккупации края Советской Россией. Они также заявляли, что представитель Сибревкома И.Г. Сафьянов и поддерживавшие его местные советские власти преследовали в отношении Тувы явно захватнические цели, не считаясь с тем, что их действия расходились с политикой Советской России, так как документальных данных о тяготении тувинцев к России нет. Адресованные И. Г. Сафьянову обвинения в стремлении присоединить Туву к России показывают, что настоящие его взгляды на будущее Тувы его политическим оппонентам не были до конца ясны и понятны.
      Потакавшие новым панмонголистам коминтерновские и сибирские советские руководители, направляя в Туву в качестве своего представителя И.Г. Сафьянова, не ожидали, что он станет настолько сильным катализатором политических событий в крае. Действенных рычагов влияния на ситуацию на тувинской «шахматной доске» отечественные сторонники объединения Тувы с Монголией не имели, поэтому проиграли Сафьянову сначала «темп», а затем и «партию». В то время когда представитель ДВСКИ Б. Цивенжапов систематически получал информационные сообщения Монгольского телеграфного агентства (МОНТА) об успешном развитии революции в Монголии, события в Туве развивались по своему особому сценарию. Уже находясь в опале, лишенный всех полномочий, пользуясь мандатом представителя Сибревкома, действуя на свой страх и риск, И.Г. Сафьянов ускорил наступление момента провозглашения тувинским народом права на самоопределение. В итоге рискованный, с непредсказуемыми последствиями «урянхайский гамбит» он довел до победного конца. На состоявшемся 13-16 августа 1921 г. Всетувинском учредительном Хурале вопрос о самоопределении тувинского народа получил свое разрешение.
      В телеграмме, посланной И.Г. Сафьяновым председателю Сибревкома И. Н. Смирнову (г. Новониколаевск), ДВСКИ (г. Иркутск), Губкому РКП (б) (г. Красноярск), он сообщал: «17 августа 1921 г. Урянхай. Съезд всех хошунов урянхайского народа объявил Урянхай самостоятельным в своем внутреннем управлении, [в] международных же сношениях идущим под покровительством Советроссии. Выбрано нар[одно]-рев[о-люционное] правительство [в] составе семи лиц... Русским гражданам /252/ разрешено остаться [на] территории Урянхая, образовав отдельную советскую колонию, тесно связанную с Советской] Россией...» [74]
      В августе – ноябре 1921 г. в Туве велось государственное строительство. Но оно было прервано вступлением на ее территорию из Западной Монголии отряда белого генерала А. С. Бакича. В конце ноября 1921 г. он перешел через горный хребет Танну-Ола и двинулся через Элегест в Атамановку (затем село Кочетово), где находился штаб партизанского отряда. Партизаны, среди которых были тувинцы и красноармейцы усиленного взвода 440-го полка под командой П.Ф. Карпова, всего до тысячи бойцов, заняли оборону.
      Ранним утром 2 декабря 1921 г. отряд Бакича начал наступление на Атамановку. Оборонявшие село кочетовцы и красноармейцы подпустили белогвардейцев поближе, а затем открыли по ним плотный пулеметный и ружейный огонь. Потери были огромными. В числе первых был убит генерал И. Г. Казанцев. Бегущих с поля боя белогвардейцев добивали конные красноармейцы и партизаны. Уничтожив значительную часть живой силы, они захватили штаб и обоз. Всего под Атамановкой погибло свыше 500 белогвардейцев, в том числе около 400 офицеров, 7 генералов и 8 священников. Почти столько же белогвардейцев попало в плен. Последняя попытка находившихся на территории Монголии белогвардейских войск превратить Туву в оплот белых сил и плацдарм для наступления на Советскую Россию закончилась неудачей. Так завершилась Гражданская война в Туве.
      Остатки разгромленного отряда Бакича ушли в Монголию, где вскоре добровольно сдались монгольским и советским военным частям. По приговору Сибирского военного отделения Верховного трибунала ВЦИК генерала А. С. Бакича и пятерых его ближайших сподвижников расстреляли в Новосибирске. За умелое руководство боем и разгром отряда Бакича С. К. Кочетова приказом Реввоенсовета РСФСР № 156 от 22 января 1922 г. наградили орденом Красного Знамени.
      В завершение настоящего исследования можно заключить, что протекавшие в Туве революционные события и Гражданская война были в основном производными от российских, Тува была вовлечена в российскую орбиту революционных и военных событий периода 1917-1921 гг. Но есть у них и свое, урянхайское, измерение. Вплетаясь в канву известных событий, в новых условиях получил свое продол-/253/-жение нерешенный до конца спор России, Китая и Монголии за обладание Тувой, или «урянхайский вопрос». А на исходе Гражданской войны он дополнился новым содержанием, выраженным в окрепшем желании тувинского народа образовать свое государство. Наконец, определенное своеобразие событиям придавало местоположение Тувы. Труд недоступностью и изолированностью края от революционных центров Сибири во многом объясняется относительное запаздывание исторических процессов периода 1917-1921 гг., более медленное их протекание, меньшие интенсивность и степень остроты. Однако это не отменяет для Тувы общую оценку описанных выше событий, как произошедших по объективным причинам, и вместе с тем страшных и трагических.
      1. См.: Собрание архивных документов о протекторате России над Урянхайским краем – Тувой (к 100-летию исторического события). Новосибирск, 2014.
      2. История Тувы. Новосибирск, 2017. Т. III. С. 13-30.
      3. ВКП (б), Коминтерн и национально-революционное движение в Китае: документы. М., 1994. Т. 1. 1920-1925. С. 11.
      4. История советско-монгольских отношений. М., 1981. С. 24.
      5. Сейфуяин Х.М. К истории иностранной военной интервенции и гражданской войны в Туве. Кызыл, 1956. С. 38-39; Ян Шичао окончил юридический факультет Петербургского университета, хорошо знал русский язык (см.: Белов Ь.А. Россия и Монголия (1911-1919 гг.). М., 1999. С. 203 (ссылки к 5-й главе).
      6. Монгуш Буян-Бадыргы (1892-1932) – государственный и политический деятель Тувы. До 1921 г. – нойон Даа кожууна. В 1921 г. избирался председателем Всетувин-ского учредительного Хурала и членом первого состава Центрального Совета (правительства). До февраля 1922 г. фактически исполнял обязанности главы правительства. В 1923 г. официально избран премьер-министром тувинского правительства. С 1924 г. по 1927 г. находился на партийной работе, занимался разработкой законопроектов. В 1927 г. стал министром финансов ТНР. В 1929 г. был арестован по подозрению в контрреволюционной деятельности и весной 1932 г. расстрелян. Тувинским писателем М.Б. Кенин-Лопсаном написан роман-эссе «Буян-Бадыргы». Его именем назван филиал республиканского музея в с. Кочетово и улица в г. Кызыл-Мажалыг (см.: Государственная Книга Республики Тыва «Заслуженные люди Тувы XX века». Новосибирск, 2004. С. 61-64). /254/
      7. Куулар Чимба – нойон самого крупного тувинского хошуна Бээзи.
      8. Оюн Соднам-Балчыр (1878-1924) – последний амбын-нойон Тувы. Последовательно придерживался позиции присоединения Тувы к Монголии. В 1921 г. на Всетувинском учредительном Хурале был избран главой Центрального Совета (Правительства) тувинского государства, но вскоре от этой должности отказался. В 1923 г. избирался министром юстиции. Являлся одним из вдохновителей мятежа на Хемчике (1924 г.), проходившего под лозунгом присоединения Тувы к Монголии. Погиб при попытке переправиться через р. Тес-Хем и уйти в Монголию.
      9. Цит. по: Хейфец А.Н. Советская дипломатия и народы Востока. 1921-1927. М., 1968. С. 19.
      10. АВП РФ. Ф. Референту ра по Туве. Оп. 11. Д. 9. П. 5, без лл.
      11. ГАНО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 186. Л. 60-60 об.
      12. А.И. Кашников – особоуполномоченный комиссар РСФСР по делам Урянхая, руководитель советской делегации на переговорах. Характеризуя создавшуюся на момент переговоров ситуацию, он писал: «Китайцы смотрят на Россию как на завоевательницу бесспорно им принадлежащего Урянхайского края, включающего в себя по северной границе Усинскую волость.
      Русские себя так плохо зарекомендовали здесь, что оттолкнули от себя урянхайское (сойетское) население, которое видит теперь в нас похитителей их земли, своих поработителей и угнетателей. В этом отношении ясно, что китайцы встретили для себя готовую почву для конкуренции с русскими, но сами же затем встали на положение русских, когда присоединили к себе Монголию и стали сами хозяйничать.
      Урянхи тяготеют к Монголии, а Монголия, попав в лапы Китаю, держит курс на Россию. Создалась, таким образом, запутанная картина: русских грабили урянхи. вытуривая со своей земли, русских выживали и китайцы, радуясь каждому беженцу и думая этим ликвидировать споры об Урянхае» (см.: протоколы Совещания Особоуполномоченною комиссара РСФСР А.И. Кашникова с китайским комиссаром Ян Шичао и монгольским нойоном Жамцарано об отношении сторон к Урянхаю, создании добрососедских русско-китайских отношений по Урянхайскому вопросу и установлении нормального правопорядка в Урянхайском крае (НА ТИГПИ. Д. 388. Л. 2, 6, 14-17, 67-69, 97; Экономическая история потребительской кооперации Республики Тыва. Новосибирск, 2004. С. 44).
      13. См.: Лузянин С. Г. Россия – Монголия – Китай в первой половине XX в. Политические взаимоотношения в 1911-1946 гг. М., 2003. С. 105-106.
      14. Там же. С. 113.
      15. Рощан С.К. Политическая история Монголии (1921-1940 гг.). М., 1999. С. 123-124; Лузянин С.Г. Указ. соч. С. 209.
      16. Рощин С.К. Указ. соч. С. 108.
      17. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 153. Д. 43. Л.9.
      18. Иннокентий Георгиевич Сафьянов (1875-1953) – видный советский деятель /255/ и дипломат. В 1920-1921 гг. представлял в Туве Сибревком, Дальневосточный секретариат Коминтерна и Реввоенсовет 5-й армии, вел дипломатическую переписку с представителями Китая и Монголии в Туве, восстанавливал среди русских переселенцев Советскую власть, руководил борьбой с белогвардейцами и интервентами, активно способствовал самоопределению тувинского народа. В 1921 г. за проявление «самостийности» был лишен всех полномочий, кроме агента Сибвнешторга РСФСР. В 1924 г. вместе с семьей был выслан из Тувы без права возвращения. Работал на разных должностях в Сибири, на Кавказе и в других регионах СССР (подробно о нем см. Дацышен В.Г. И.Г. Сафьянов – «свободный гражданин свободной Сибири» // Енисейская провинция. Красноярск, 2004. Вып. 1. С. 73-90).
      19. Цит. по: Дацышеи В.Г., Оидар Г.А. Саянский узел.     С. 210.
      20. РФ ТИГИ (Рукописный фонд Тувинского института гуманитарных исследований). Д. 42, П. 1. Л. 84-85.
      21. Дацышен В.Г., Ондар Г.А. Указ. соч. С. 193.
      22. РФ ТИГИ. Д. 42. П. 2. Л. 134.
      23. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 77. Л. 41.
      24. Там же.
      25. РФ ТИГИ. Д. 420. Л. 216.
      26. Там же. Л. 228.
      27. Там же. Д. 42. Л. 219
      28. Там же. П. 3. Л. 196-198.
      29 Дальневосточная политика Советской России (1920-1922 гг.): сб. док. Новосибирск, 1996. С. 136-137.
      30 Дацышен В.Г., Ондар Г.А. Указ. соч. С. 210.
      31. Иван Никитич Смирнов. В политической борьбе между И.В. Сталиным и Л.Д. Троцким поддержал последнего, был репрессирован.
      32. Дацышен В.Г., Ондар Г.А. Указ. соч. С. 216-217.
      33. Дальневосточная политика Советской России (1920-1922 гг.). С. 143.
      34. РФ ТИГИ. Д. 420. Л. 219-220.
      35. История Тувы. М., 1964. Т. 2. С. 62.
      36. РФ ТИГИ. Д. 42. П. 2. Л. 154; Д. 420. Л. 226.
      37. РФ ТИГИ. Д. 81. Л. 4.
      38. Дальневосточная политика Советской России (1920-1922 гг.). С. 157-158; РФ ТИГИ. Д. 42. П. 2. Л. 103.
      39. РФ ТИГИ. Д. 42. Л. 384; Д. 420. Раздел 19. С. 4, 6.
      40. РФ ТИГИ. Д. 420. Раздел 19. С. 4. /256/
      41. Там же. С. 5.
      42. Маады Лопсан-Осур (1876-?). Родился в местечке Билелиг Пий-Хемского хошуна. С детства владел русским языком. Получил духовное образование в Тоджинском хурэ, высшее духовное – в одном из тибетских монастырей. В Тибете выучил монгольский и тибетский языки. По возвращении в Туву стал чыгыракчы (главным чиновником) Маады сумона. Придерживался просоветской ориентации и поддерживал политику И.Г. Сафьянова, направленную на самоопределение Тувы. Принимал активное участие в подготовке и проведении Всетувинского учредительного Хурала 1921 г., на котором «высказался за территориальную целостность и самостоятельное развитие Тувы под покровительством России». Вошел в состав первого тувинского правительства. На первом съезде ТНРП (28 февраля – 1 марта 1922 г. в Туране был избран Генеральным секретарем ЦК ТНРП. В начале 1922 г.. в течение нескольких месяцев, возглавлял тувинское правительство. В начале 30-х гг. был репрессирован и выслан в Чаа-Холь-ский хошун. Скончался в Куйлуг-Хемской пещере Улуг-Хемского хошуна, где жил отшельником (см.: Государственная Книга Республики Тыва «Заслуженные люди Тувы XX века». С. 77).
      43. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 154. Д. 56. Л. 28.
      44. Дальневосточная политика Советской России (1920-1922 гг.). С. 184-185.
      45. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 154. Д. 56. Л. 28.
      46. Шумяцкий Борис Захарович (1886-1943) – советский дипломат. Известен также под псевдонимом Андрей Червонный. Член ВКП (б) с 1903 г., активный участник революционного движения в Сибири. Видный политический и государственный деятель. После Октябрьской революции – председатель ЦИК Советов Сибири, активный участник Гражданской войны. В ноябре 1919 г. назначен председателем Тюменского губревкома, в начале 1920 г. – председателем Томского губревкома и одновременно заместителем председателя Сибревкома. С лета того же года – член Дальбюро ЦК РКП (б), председатель Совета Министров Дальневосточной Республики (ДВР). На дипломатической работе находился с 1921 г. В 1921-1922 гг. – член Реввоенсовета 5-й армии, уполномоченный НКИД по Сибири и Монголии. Был организатором разгрома войск Р.Ф. Унгерна фон Штернберга в Монголии. Являясь уполномоченным НКИД РСФСР и Коминтерна в Монголии, стоял на позиции присоединения Тувы к монгольскому государству. В 1922-1923 гг. – работник полпредства РСФСР в Иране; в 1923-1925 гг. – полпред и торгпред РСФСР в Иране. В 1926 г. – на партийной работе в Ленинграде. С конца 1926 по 1928 г. – ректор КУТВ. В 1928-1930 гг. – член Средазбюро ВКП (б). С конца 1930 г. – председатель праазения Союзкино и член коллегии Наркомпроса РСФСР и Наркомлегпрома СССР (с 1932 г.). В 1931 г. награжден правительством МНР орденом Красного Знамени.
      47. Дальневосточная политика Советской России (1920-1922 гг.). С. 208-209. И.Н. Смирнов – в то время совмещал должности секретаря Сиббюро ЦК РКП (б) и председателя Сибревкома.
      48. Шырендыб Б. История советско-монгольских отношений. М., 1971. С. 96-98, 222. /257/
      49. Куулар Дондук (1888-1932 гг.) — тувинский государственный деятель и дипломат. В 1924 г. избирался на пост председателя Малого Хурала Танну-Тувинской Народной Республики. В 1925-1929 гг. занимал пост главы тувинского правительства. В 1925 г. подписал дружественный договор с СССР, в 1926 г. – с МНР. Весной 1932 г. был расстрелян по обвинению в контрреволюционной деятельности.
      50. РФ ТИГИ. Д. 420. Раздел 22. С. 27.
      51. РФ ТИГИ. Д. 42. П. 2. Л. 169.
      52. Шырендыб Б. Указ. соч. С. 244.
      53. См.: История Тувы. Т. 2. С. 71-72; Дальневосточная политика Советской России (1920-1922 гг.). С. 269.
      54. РФ ТИГИ. Д. 81. Л. 60.
      55. Дальневосточная политика Советской России (1920-1922 гг.). С. 208-209.
      56. Буда Цивенжапов (Церенжапов, Цивенжаков. Цырендтжапов и др. близкие к оригиналу варианты) являлся сотрудником секции восточных народов в штате уполномоченного Коминтерна на Дальнем Востоке. Числился переводчиком с монгольского языка в информационно-издательском отделе (РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 154. Д. 93. Л. 2 об., 26).
      57. РФ ТИГИ. Д. 42. П. 2. Л. 94-95.
      58. Там же. Л. 97.
      59. Дальневосточная политика Советской России (1920-1922 гг.). С. 273.
      60. Там же. С. 273-274.
      61. РФ ТИГИ. Д. 81. Л. 59.
      62. Там же.
      63. РФ ТИГИ. Д. 81. Л. 60.
      64. РФ ТИГИ. Д. 37. Л. 221; Создание суверенного государства в центре Азии. Бай-Хаак, 1991. С. 35.
      65. Цит. по: Тувинская правда. 11 сентября 1997 г.
      66. РФ ТИГИ. Д. 81. Л. 75.
      67. Там же. Д. 42. Л. 389.
      68. Там же. Д. 81. Л. 75.
      69. РФ ТИГИ. Д. 42. П. 3. Л. 199.
      70. Лузянин С.Г. Указ. соч. С. 114.
      71. РФ ТИГИ. Д. 42. П. 2. Л. 99.
      72. РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 154. Д. 97. Л. 27, 28.
      73. Там же. Л. 28-31.
      74. РФ ТИГИ. Д. 42. П. 2. Л. 121. /258/
      Великая революция и Гражданская война в России в «восточном измерении»: (Коллективная монография) / Отв. ред. Д. Д. Васильев, составители Т. А. Филиппова, Н. М. Горбунова; Институт востоковедения РАН. – М.: ИВ РАН, 2020. С. 232-258.
    • Тхамна (Чеджудо)
      By Чжан Гэда
      Ю.В. Ванин указывал, что остров Тхамна (Чеджудо) вошел в состав Корё в 1105 г. На этом острове все очень специфическое и не совсем корейское по происхождению. Но после подавления лисынмановцами восстания на Чеджудо в 1948-1950 гг. остров был в значительной степени "нивелирован" с остальной Кореей - в частности, увеличилась доля переселенцев с материка, что сказалось на языке, обычаях и т.д.
      Вот что пишет об этом острове Сун Лянь в "Юань ши", цз. 208:
      耽羅,高麗與國也。
      Даньло (кор. Тхамна) - дружественная Корё страна.
      世祖既臣服高麗,以耽羅為南宋、日本衝要,亦注意焉。
      Шицзу (Хубилай) уже покорил Корё (Корё покорилось в 1259 г. - хронологическая неточность, Хубилай стал править с 1260 г.), и обратил внимание на Даньло, поскольку [оно было] важно в отношении Южной Сун и Японии.
      至元六年七月,遣明威將軍都統領脫脫兒、武德將軍統領王國昌、武略將軍副統領劉傑往視耽羅等處道路,詔高麗國王王禃選官導送。
      7-й месяц 6-го года Чжиюань (июль-август 1269 г.). Послали Минвэй-цзянцзюня дутунлина Тотоэра, Удэ-цзянцзюня тунлина Ван Гочана, Улюэ-цзянцзюня фу тунлина Лю Цзе отправиться на Тхамна и в прочие дороги (зд. эквив. слову "провинция") с инспекцией, повелев правителю владения Корё Ван Сику (государь Вонджон, 1219/1259-1274) отобрать чиновников для их сопровождения.
      時高麗叛賊林衍者,有餘黨金通精遁入耽羅。
      В это время в Корё остатки сторонников изменника Им Ёна (1215-1270) во главе с Ким Тхунджоном (? - 1273) бежали в Даньло. 
      九年,中書省臣及樞密院臣議曰:
      В 9-м году (1272) сановники Чжуншушэн (имперская канцелярия) и сановники Шумиюань (Тайный совет) посовещались и доложили:
      「若先有事日本,未見其逆順之情。
      "Если сначала иметь дело с Японией, [то мы] не замечали, чтобы у этого мятежника было желание подчиниться.
      恐有後辭,可先平耽羅,然後觀日本從否,徐議其事。
      Боимся, что это может иметь последствия.  Можно сначала усмирить Даньло, а уж после этого обратим внимание на Японию, без спешки, спокойно обсудим это дело.
      且耽羅國王嘗來朝覲,今叛賊逐其主,據其城以亂,舉兵討之,義所先也。」
      Кроме того, правитель владения Даньло некогда уже являлся на аудиенцию ко двору, а сейчас мятежники изгнали этого правителя и, заняв его город, бунтуют, собираем войско, чтобы покарать его/ Cделать это в первую очередь будет справедливым" 
      十年正月,命經略使忻都、史樞及洪茶丘等率兵船大小百有八艘,討耽羅賊黨。
      Начальный месяц 1273 г. Велели цзинлюэши Синьду и Ши Шу (1221-1287), а также Хон Дагу с прочими повести войска на 108 больших и малых кораблях покарать мятежников в Даньло.
      六月,平之,於其地立耽羅國招討司,屯鎮邊軍千七百人。
      В 6-м месяце усмирили [их], учредив в их землях Даньло чжаотаосы (Управление по усмирению Даньло), и разместили гарнизонами пограничные войска (бяньцзюнь) - 1700 человек.
      其貢賦歲進毛施布百匹。
      [Установили] им ежегодную дань в 100 штук холста [сорта] маоши.
      招討司後改為軍民都達魯花赤緫管府,又改為軍民安撫司。
      Впоследствии чжаотаосы было реорганизовано в Цзюньминь ду далухуачи цзунгуаньфу (Главная ставка управляющего войсками и народом даругачи), и [затем] превращено в [управление] Цзюньминь аньфусы (Управление по успокоению войска и народа).
      三十一年,高麗王上言,耽羅之地,自祖宗以來臣屬其國;
      В 31-м году (1294) правитель Корё подал доклад, [говоря], что земли Даньло со времен [его] предков подчинялись его владению. 
      林衍逆黨既平之後,尹邦寶充招討副使,以計求徑隸朝廷,乞仍舊。
      После того, как Им Ён с кучкой изменников был покаран, [этим] уделом управлял помощник чжаотаоши Баочун, [и поэтому правитель Корё] намеревается просить двор сделать все по-старому".
      帝曰:
      Государь молвил:
      「此小事,可使還屬高麗。」
      "Это дело малое, можно вернуть [эти земли] Корё".
      自是遂復隸高麗。
      И немедленно после этого [Даньло] снова возвратили Корё.
    • Сахалин и монголы
      By Чжан Гэда
      "Юань вэньлэй"(元文類) о событиях на Сахалине (?) в конце XIII в.
      遼陽威古特
      至元十年征東招討使逹希喇呈前以海勢風浪難渡征伐不到岱音濟喇敏威古特等地去年征行至尼嚕罕地問得烏登額人約蘇稱欲征威古特必聚兵●冬月色克小海渡結凍冰上方可前去先征岱音濟喇敏方到威古特界云云大徳二年正月招討司上言濟喇敏人百戶哈芬○博和哩○等先逃往內和屯與叛人結連投順威古時作耗奉㫖招之千戸巴雅斯以為哈芬等巳反不可招遂止大徳元年五月威古特賊沃棱乘濟喇敏所造黄窩兒船過海至哲哩木觜子作亂八月濟喇敏人諾木齊過海至烏色砦遇內和屯人言濟喇敏人雅竒扎木稱威古特賊與博和哩等欲以今年比海凍過果幹虜掠打鷹人乞討之既而遼陽省咨三月五日濟喇敏百户烏坤濟等來歸給魚糧綱扇存恤位坐移文管沃濟濟喇敏萬户府收管六月五日官軍敗賊於錫喇和屯七月八日威古特賊王博凌古自果斡過海入佛哩河官軍敗之九年六月濟喇敏人吉爾庫報威古特賊刼納木喀等官軍追之不及過扎爾瑪河刧掠至大元年濟喇敏百戸竒徹竒納言威古特約索努呼欲降遣逹哈扎薩至尼嚕罕又濟喇敏人多神努額齊訥來每言約索努呼沃稜等乞降持刀甲與頭日布結結且言年貢異皮以夏間逹喇布魚出時回還云云
      Для памяти - пока лениво возиться. Уже вижу, что Ивлиев не совсем верно переводил.
    • Баскаческая организация на Руси
      By Saygo
      Маслова С. А. Баскаческая организация на Руси: время существования и функции // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. - 2013. - №1(51). - С. 27-40.
    • Егоров В. Л. Александр Невский и Чингизиды
      By Saygo
      Егоров В. Л. Александр Невский и Чингизиды // Отечественная история. - 1997. - № 2. - С. 48-58.
      Внешнеполитическая деятельность Александра Невского, которая пришлась на один из тяжелейших для Древнерусского государства периодов истории, неоднократно привлекала внимание исследователей. Решительность и неординарность поступков великого князя в отношениях с Европой и Азией снискали ему славу вдумчивого политика и дальновидного стратега. Его твердая линия по защите русских территорий от шведской и немецкой агрессии, обеды на западных границах с энтузиазмом были восприняты современниками и по заслугам оценены российскими историками прошлого и настоящего.
      Однако далеко не все внешнеполитические инициативы Александра Ярославича получили в историографии единодушно положительные оценки. Неоднозначно восприятие отношений великого князя с монгольскими завоевателями.
      Высказываемые по этому вопросу мнения носят подчас диаметрально противоположный характер. Ряд исследователей считают, что князь вынужден был смириться и подчиниться сложившимся неблагоприятным обстоятельствам1. Другие подчеркивают, что Александр осознанно и целенаправленно пошел на союз с Золотой Ордой и использовал его в своих целях. В разработке этой точки зрения дальше всех пошел Л. Н. Гумилев, доказывавший существование прямого политического и военного союза между Русью и Золотой Ордой2.
      Последняя публикация об Александре Невском принадлежит В. А. Кучкину, давшему сжатый очерк  жизненного пути князя, в котором уделено особое внимание некоторым спорным вопросам его биографии3. Правда, отдельные суждения автора, особенно касающиеся Золотой Орды, вызывают недоумение. В частности, его утверждение о получении сарайскими ханами военной помощи из метрополии не подтверждается источниками. Каракорум присылал в улус Джучи лишь чиновников фискального ведомства ("численников") для соблюдения своих финансовых интересов. Приезды их носили характер инспекции, призванной определить долю Каракорума в дани, получаемой с Руси. Постоянные же властные функции на территории русских княжеств исполняли исключительно золотоордынские чиновники. В связи с этим трудно согласиться с В. А. Кучкиным в том, что в Сарае "смотрели сквозь пальцы" на антимонгольские призывы русских князей. Автор статьи почему-то именует улус Джучи (Золотую Орду) Волжской Ордой, хотя наименование это появилось лишь в XV в., уже после распада основанного Бату государства.
      Проблема отношений Александра Невского с государством Чингизидов не может рассматриваться лишь в контексте изучения личности великого князя. Она самым непосредственным образом связана с выработкой внешнеполитической линии княжеской власти в новых для Русского государства условиях, сложившихся после монгольского завоевания. Выяснение сути отношений Александра Невского с Чингизидами позволит ответить и на ставший столь острым в последнее время вопрос: "А было ли на Руси монгольское иго?" Уже один только факт вынужденной поездки князя в Центральную Азию, заставившей его на два с лишним года бросить государственные дела, являет собой убедительнейшее свидетельство не просто политической, но чисто феодальной зависимости от монголов, пронизавшей всю структуру русской государственности.
      * * *
      Золотая Орда как государство возникла в самом конце 1242 г. Уже в начале следующего года хан Бату с присущей ему энергией начал оформлять отношения с русскими князьями. Ярослав Всеволодович как великий князь владимирский вынужден был по вызову приехать в ханскую ставку именно в 1243 г.4, дабы пройти достаточно унизительную процедуру получения ярлыка, подтверждающего его титул. Его сыну, Александру Ярославичу, удавалось в течение четырех с лишним лет (1243-1247) воздерживаться от поездок в Орду. Он мог по формальной причине не ездить на поклон к хану, так как не занимал владимирского стола.
      Кроме того, монгольские войска в процессе завоевания Руси так и не смогли достичь Новгорода Великого, и жители его считали себя непокоренными. Власть же монголов здесь осуществлялась опосредованно через великого князя владимирского, напрямую новгородцы длительное время не сталкивались с ханскими чиновниками. Это был период подчеркнутого, хотя и молчаливого неприятия ханской власти, все тяготы отношений с которой ложились на плечи великого князя владимирского. Откровенно независимое поведение Александра в ту пору особенно контрастировало с поведением других русских князей, стремившихся из поездок в Орду извлечь для себя максимальную пользу.
      Не появляясь в Орде лично, Александр именно в этот период выступает как защитник русских пленных, «посылая к царю в Орду за люди своя, иже пленени быша от безбожных татар. И много злата и сребра издава на пленник их, искоупая от безбожных татар, избавляя их от бед и напасти»5. Это летописное сообщение фиксирует одну из важнейших сторон деятельности Александра.
      Итак, основу политических взаимоотношений Руси с Золотой Ордой начал закладывать отец Александра, великий князь владимирский Ярослав Всеволодович. Его поездку к хану Бату в 1243 г. можно считать не просто удачной, а серьезным дипломатическим успехом с обнадеживающей перспективой. Такая оценка следует из сообщения летописи, согласно которому золотоордынский хан «почти Ярослава великою честью и отпусти». При этом в саму метрополию, в Монголию, отбыл сын Ярослава, Константин, возвратившийся к отцу также "с честью" в 1245 г.6
      Однако поездка Константина была расценена имперским правительством как явно не соответствовавшая уровню столь ответственной миссии. Скорее всего, Константин привез отцу жесткий приказ прибыть в Монголию лично. Такое предположение подтверждается летописным сообщением о том, что Ярослав сразу же по прибытии Константина направился к Бату, а оттуда в Каракорум.
      Дальнейшие события приняли ярко выраженный драматический характер, причем источники не раскрывают причины такого резкого поворота. В Монголии Ярослав Всеволодович был отравлен регентшей престола Туракиной, вдовой каана Угедея. Можно только строить догадки, чем не угодил ей князь. Летопись сообщает, что он скончался «идя от канович месяца сентября на память святого Григорья»7, т.е. осенью 1246 г. Свидетелем печального события стал Плано Карпини, приводящий подробности кончины великого князя после угощения в каанской юрте. Очевидец уточняет русскую летопись, рассказывая, что князь скончался не «идя от канович», а в отведенной ему юрте через семь дней после пира, причем тело его «удивительным образом посинело»8.
      Тотчас после смерти Ярослава вдова Угедея - мать нового каана Гуюка - направила гонца к Александру Ярославичу с приказом прибыть в Монголию для утверждения в отцовском наследстве. Это приглашение, а вернее, приказ, показывает, что регентша не сомневалась в том, кто унаследует власть отравленного великого князя. Не исключено, что сына по прибытии в Каракорум ждала та же участь, что и отца. Специальные курьеры имперской почты преодолевали расстояние от Каракорума до Владимира примерно за два месяца и, таким образом, Александру послание было вручено в самом конце 1246 г.
      Плано Карпини сообщает, что князь выказал открытое неповиновение9. Он остался в Новгороде, дожидаясь прибытия тела отца, что могло произойти не ранее апреля 1247 г.10 Именно под этим годом Лаврентьевская летопись сообщает о похоронах Ярослава Всеволодовича, состоявшихся во Владимире, на которые прибыл и Александр из Новгорода11. В Софийской I летописи этот эпизод дополнен важной деталью, раскрывающей характер самого Александра и его отношение к откровенно циничному, хотя и слегка замаскированному, убийству отца. Он появился во Владимире не просто со свитой, приличествующей князю на траурной церемонии, а «в силе тяжце. И бысть грозен приезд его»12. Дальнейшее описание этого события в летописи приобретает эпические и даже гиперболические оттенки, перекликаясь с известным рассказом о том, как половчанки пугали своих детей именем киевского князя Владимира. Появление Александра во Владимире во главе значительного военного отряда носило явно демонстративный характер. Подчеркивая это и как бы разъясняя его конкретное значение, летописец добавляет, что слух о таком поведении князя дошел «до устья Волгы»13.
      Как долго дружина Александра пробыла во Владимире и куда дальше она направилась, летопись умалчивает. После похорон Александр принял участие в выборах нового великого князя владимирского, которым стал брат отравленного Ярослава, Святослав. Летопись подчеркивает легитимную преемственность перешедшей к нему верховной власти тем, что он «седе во Владимире на столе отца своего». Племянники его (дети Ярослава) не оспаривали прерогатив старшинства и порядка наследования власти, а разошлись по городам, которые «им отец оурядил»14.
      Однако в процедуре вокняжения на владимирском столе Святослава не была учтена одна тонкость, несоблюдение которой оставляло потенциальному сопернику формальное право бороться за власть. Дело в том, что Святослав после своего избрания по каким-то причинам не поехал в Орду за обязательным ярлыком, подтверждающим столь высокий титул. По крайней мере летопись ничего не сообщает о такой поездке.
      Медлительностью или небрежением Святослава к установившемуся протоколу воспользовался его брат, Михаил, по прозвищу Хоробрит, лишив престола законно избранного князя правившего всего лишь около года15. Правда, сам узурпатор погиб зимой 1248 г. в войне с Литвой16. Все эти события имели непосредственное отношение к дальнейшей судьбе владимирского стола, решавшейся летом 1249 г. в Каракоруме.
      После избрания Святослава на владимирский стал Александр Ярославич, видимо, все еще размышлял о своей поездке к монголам. Он имел жесткий приказ прибыть в Каракорум и неоднократные приглашения от хана Бату, кочевавшего в прикаспийских степях. Лишь после отъезда в Золотую Орду младшего брата, Андрея, Александр направился в ставку Бату. Отъезд Александра из Владимира, скорее всего, состоялся в мае-июне 1247 г. Таким образом, первая встреча двух достойных и в военном и в политическом искусстве правителей могла состояться в июле - августе 1247 г. где-то на Нижней Волге.
      Впечатление, произведенное 26-летним русским витязем на пожилого золотоордынского хана, летописец выразил словами: «Воистину поведаша, яко несть подобна сему князю. И чти его царь многими дары и отпусти с великою честию на Русь»17. Эта фраза из Софийской I летописи рисует весьма впечатляющую картину встречи двух государственных мужей. Однако в Лаврентьевской летописи дано менее эмоциональное описание этой встречи и не столь светлого финала. Бату, несомненно, не забыл, что Александр в свое время не выполнил приказа прибыть в Каракорум. В этой ситуации хан должен был отправить Александра в Монголию, что он и сделал18. Когда Андрей, а вслед за ним Александр выехали в дальний путь, точно определить невозможно, однако анализ ситуации, сложившейся в Монгольской империи, позволяет высказать предположения по этому поводу.
      Сын Угедея, Гуюк, был объявлен кааном в августе 1246 г.19, а его мать Туракина-хатун, виновная в гибели отца Александра (в сентябре того же года), сама была отравлена через 2-3 месяца после вступления сына на престол20. Смерть каанши, казалось бы, позволяла Александру без особых опасений отправиться в Монголию. Однако новый каан Гуюк вступил в резкую конфронтацию с ханом Золотой Орды Бату, приведшую двоюродных братьев - Чингизидов на грань войны.
      Гуюк во главе значительной армии направился против Бату, однако летом 1248 г. он скоропостижно скончался в окрестностях Самарканда. После его смерти регентшей стала мать Мункэ (Менгу), Огул-Саймиш, тайно помогавшая Бату против Гуюка21. А в 1251 г. кааном стал ее сын, имевший самые дружественные отношения с Бату.
      Вполне допустимо предположить, что во время жесткого противостояния между метрополией и Золотой Ордой Александр не мог приехать в Каракорум. Скорее всего, он с братом отправился туда после получения на берегах Волги известия о смерти Гуюка, т.е. в конце лета или осенью 1248 г.
      В результате общая хронология первой поездки Александра во владения Чингизидов предстает в следующем виде: выезд из Владимира - в начале лета 1247 г.; пребывание во владениях Бату - до осени 1248 г.; выезд в Каракорум - осенью 1248 г. В конце декабря 1249 г. Александр уже присутствовал на похоронах князя Владимира Константиновича во Владимире22. В степях Александр с братом пробыли несколько месяцев, что являлось обычным для таких поездок.
      Последствия поездки князей были не только чрезвычайно удачными, но и в значительной мере неожиданными. Они прибыли в Каракорум, имея поддержку со стороны хана Золотой Орды. Несомненно, она была результатом не только личного впечатления, произведенного Александром на Бату, но и подкреплена была приличествующими дарами и оказанием хану принятых при его дворе почестей.
      Русские источники скромно об этом умалчивают, как умалчивают они и о впечатлении, произведенном Бату на Александра (это и понятно, ведь хвалить "сыроядца поганого" православному летописцу было трудно, а высказываться о нем резко или даже просто объективно не позволяла ситуция). Нужно учесть также, что князей принимала благожелательно настроенная к хану Бату регентша имперского престола.
      Стечение всех этих благоприятных для обоих князей обстоятельств и привело к столь успешному исходу их поездки. Пожалуй, за всю историю русско-ордынских отношений на протяжении XIII-XIV вв. не было более удачного результата, которого добились сразу два князя при минимальных материальных затратах и политических уступках. Александр Ярославич получил в Каракоруме ярлык на великое киевское княжение и владение "всей русской землей". Его младший брат, Андрей, также получил ярлык, но лишь на великое княжение владимирское, т.е. на территорию Северо-Восточной Руси23. Однако будущее показало, что в этом - оправданном, с точки зрения монгольского династического наследственного права, - разделе сфер власти на территории Древнерусского государства была заложена мина замедленного действия. Чисто формально распределение власти между князьями можно признать справедливым. Старший - более авторитетный и знаменитый - получил верховную власть в общегосударственном масштабе. Младший - унаследовал владимирский домен отца, составляющий часть земель обширного Древнерусского государства. Однако установившаяся на Руси после монгольского нашествия 1237-1240 гг. политическая реальность далеко не соответствовала чисто умозрительным представлениям центральноазиатских правителей.
      После возвращения из Монголии князей Александра и Андрея борьба вокруг владимирского стола, казалось бы, должна была прекратиться, поскольку претендент на него был официально утвержден в Каракоруме. На самом же деле она лишь вступила в новую стадию. Права на владимирское княжение мог оспаривать князь Святослав Всеволодович, свергнутый Михаилом Хоробритом.
      После гибели последнего зимой 1248 г. в течение всего периода, пока Александр и Андрей находились в Орде (т.е. до конца 1249 г.) их дядя, Святослав, оставался единственным реальным исполнителем великокняжеских функций. Приехавший во Владимир Андрей имел ярлык на владимирский стол с печатью каана. Однако Святослав, будучи избранным съездом князей наследником отцовских владений, поехал осенью 1250 г. вместе с сыном в Орду для восстановления своих попранных прав24. Естественно, хан Бату не мог поддержать его претензий.
      Александр Ярославич по возвращении из Монголии через Владимир проследовал в Новгород. Как сообщает В. Н. Татищев, он намеревался затем посетить Киев для подтверждения своих властных полномочий, полученных в Монголии. Однако новгородцы воспротивились такой поездке, как объяснено у В. Н. Татищева, "татар ради"25, т.е. опасаясь потерять надежного защитника от притязаний Орды. В 1251 г. Александр тяжело заболел и не выезжал из Новгорода26. В дальнейших сообщениях источников нет никаких сведений о том, чтобы он еще раз пытался утвердиться в Киеве. Причина этого в первую очередь коренилась в том, что Киев после монгольского нашествия полностью утратил свое былое политическое, экономическое и культурное значение. Город лежал в развалинах и едва насчитывал двести домов27. Какое-то время здесь еще находилась резиденция общерусского митрополита, однако и тот в 1300 г., "не терпя татарьского насильа, оставя митрополью и збежа ис Киева, и весь Киевъ розбежалъся"28. Кроме того, сообщение с Киевом и галицко-волынскими княжествами фактически было прервано из-за экспансии Литвы и периодических походов золотоордынских войск через южнорусские территории в западном и северном направления29. В результате приднепровские и прикарпатские земли на протяжении XIII в. в политическом отношении все более отдалялись от Северо-Восточной Руси.
      Коренной перелом в позиции Александра Ярославича произошел в 1252 г. Летописные статьи не позволяют в подробностях уяснить все причины резкого поворота княжеской позиции. Некоторые детали его раскрыты лишь в сочинении В. Н. Татищева, возможно, имевшего в своем распоряжении источники с более пространными текстами30. За два года, прошедших после возвращения из Монголии, Александр Ярославич с полной ясностью осознал, что полученный им ярлык на титул великого князя киевского является всего лишь почетным и не дает никакой реальной власти в сложившейся политической ситуации. Определенную роль могло сыграть и честолюбие старшего по рождению брата, обойденного младшим. Если Александр мог воспринимать как должное пребывание на владимирском столе своего дяди, Святослава Всеволодовича31, то назначение на это место князя Андрея явно противоречило устоявшемуся наследственному праву. Конечно, судить о личных отношениях между братьями трудно, но то, что они были очень непростыми, бесспорно.
      Наконец, нельзя сбрасывать со счетов и того, что поездка Александра Ярославича в Золотую Орду, а затем в Монголию (около 7 тыс. км в одну сторону), наложила глубокий отпечаток на его представления о силе и мощи Монгольской империи, покорившей огромные пространства с многочисленным населением. Князь вернулся из длительного путешествия не просто человеком умудренным и более опытным, но и более жестким правителем, наметившим стратегическую линию взаимоотношений с монголами на годы вперед. Поездка в Монголию стала рубежом в деятельности князя-воителя: теперь первостепенное место в его политике занимает не война, а дипломатия. С ее помощью Александр Ярославич сумел добиться большего, чем копьем и мечом.
      Двухлетнее соправительство братьев привело в 1252 г. к резкой размолвке между ними. Скорее всего, конкретной причиной столкновения стало выяснение их места в иерархии власти. Обладая титулом великого князя киевского, Александр, несомненно, претендовал на верховную власть во всех русских землях, в том числе и в Северо-Восточной Руси, с чем Андрей не мог согласиться: во-первых, великое княжество Владимирское стало фактически автономным еще до монгольского нашествия и, во-вторых, его власть была официально санкционирована в Каракоруме.
      Характерно, что в сложившемся противостоянии Александр не прибег к обычной в то время практике междоусобной войны, не пошел на брата собственными силами, хотя и располагал достаточной военной мощью. Вероятно, он рассчитывал на чисто административное решение вопроса ханом Бату. Андрей же в такой ситуации вполне мог не подчиниться сарайскому хану ибо имел ярлык, подписанный главой всей Монгольской империи.
      Александр Ярославич выехал в Сарай зимой или ранней весной 1252 г. с жалобой на брата которая содержала три основных пункта: 1) Андрей, будучи младшим, несправедливо получил великое княжение; 2) Андрей взял себе отцовские города, которые по праву должны принадлежать старшему брату; 3) Андрей не полностью платит хану "выходы и тамги"32. Из этих обвинений видно, что личные интересы Александра в жалобе преобладали, и третий пункт выглядит как необходимое добавление, без которого реакция золотоордынского хана могла и не последовать. Фактически эта поездка Александра в Орду стала продолжением печально известных русских междоусобиц, но на этот раз вершимых монгольским оружием. Можно расценивать этот поступок как неожиданный и недостойный великого воина, но он был созвучен эпохе и воспринимался в то время как вполне естественный в феодальной борьбе за власть. Золотая Орда не преминула воспользоваться представившимся случаем и в полном соответствии с кочевническими традициями организовала откровенно грабительский набег.
      Крупное воинское соединение во главе с "царевичем" (т.е. Чингизидом) Неврюем и двумя "темниками" появилось под Владимиром в канун "Борисова дня"33. Его действия не ограничились разгромом Переяславля, где пребывал Андрей, а охватили обширную сельскую округу, откуда было уведено в Орду множество пленных и скота34. Судя по контексту летописных статей, описывающих этот эпизод, сам Александр не принимал участия в походе золотоордынских войск, оставаясь в Орде. Он вернулся лишь спустя какое-то время после ухода отряда Неврюя "с честью великою", да еще получив в Орде "старейшенство во всей братьи его"35. По прибытии домой с ярлыком на владимирский стол князь направил свою неукротимую энергию на восстановление родного Переяславля, только что пережившего жестокий разгром.
      Нужно обратить внимание на то, что, будучи в Орде, Александр общался не с ханом Бату, а с его сыном, Сартаком36. Сам же властелин Золотой Орды в это время находился в Монголии, где участвовал в выборах нового каана Мункэ. Ни одна русская летопись не отмечает каких-либо особых деталей относительно взаимоотношений Александра Ярославича и Сартака, ограничиваясь самыми общими сведениями. Тем не менее Л. Н. Гумилев, основываясь на самом факте встречи русского князя и сына золотоордынского хана, высказал категоричное мнение, что Александр побратался с Сартаком, "вследствие чего стал приемным сыном хана"37. Подобное заключение не имеет никаких подтверждений ни в одном источнике и может рассматриваться лишь как авторская гипотеза. Более того, русский православный князь не мог участвовать в языческом обряде братания, во время которого кровь двух участников ритуала смешивается в чаше с кумысом и затем ими выпивается. Самое большее, что мог позволить себе Александр в ханской ставке, это вручить правителю Золотой Орды и его окружению богатые дары, которые всегда являлись необходимым условием для успеха миссии.
      С 1252 г., когда Александр Ярославич добился столь желанного владимирского стола, он больше ни разу не ездил на поклон к Бату или Сартаку38, что само по себе свидетельствует о многом. В первую очередь этим подчеркивается самостоятельная внутренняя политика князя, проводившаяся им без оглядки на Орду. Так же свободно он чувствовал себя во внешнеполитических акциях военного характера, которые проводил своими силами, без какой-либо помощи со стороны сарайских ханов. Утверждения же, будто Русь в то время имела договор о взаимопомощи с Золотой Ордой, опровергается всей дальнейшей деятельностью Александра Ярославича. Нет никаких данных и о том, что поддержка монголов остановила натиск с Запада на русские земли39. Все заслуги в этом целиком и полностью принадлежали Александру Невскому. Можно лишь отметить, что западных соседей Руси сдерживали (да и то далеко не всегда определенные опасения вторгнуться в сферу интересов Золотой Орды, которую составляли русские княжества.
      С 1252 по 1257 г. великий князь владимирский как бы забыл о существовании Золотой Орды, занимаясь исключительно русскими делами и не проявляя никаких признаков низкопоклонства по отношению к грозному соседу. Такое поведение подчеркивает не только твердый характер князя, но и обоснованность политической линии, выбранной им. К тому же период правления Бату для Золотой Орды был единственным, когда основанное им государство не вело никаких войн, что снимало одну из тяжелейших обязанностей Руси перед завоевателями - поставку военных отрядов в действующую армию - и позволяло сохранять силы для успешной борьбы на западных границах. Политику Александра в отношениях с Золотой Ордой оправдывало и то, что Северо-Восточная Русь под его дланью не знала междоусобиц, используя все силы для ликвидации все еще ощутимых последствий трехлетнего монгольского разорения.
      О том, что Золотая Орда воспринималась Александром Ярославичем как неизбежное зло, от которого пока не было возможности избавиться, свидетельствует и небольшой эпизод, помещенный в летописи под 1256 г. После смерти хана Бату в 1255 г. сарайский трон занимал его малолетний сын, Улагчи, к которому тотчас направились некоторые русские князья, выражая тем самым свою полную лояльность новому хану. Александр же демонстративно не поехал представляться хану-ребенку, а лишь послал ему дары40. При этом он не преминул использовать благоприятное стечение обстоятельств (смена правителя Золотой Орды) и обратился к новому хану с просьбой о прощении своего брата Андрея, вернувшегося из вынужденной эмиграции. По данным, приводимым В. Н. Татищевым, просьба была воспринята благосклонно. После этого в 1257 г. Александр Ярославич направился в Орду уже вместе с Андреем, где последний получил полное прощение41, и тем самым была устранена старая заноза, омрачавшая отношения между братьями. Случай поистине уникальный в практике русско-ордынских отношений, когда вина русского князя была оставлена без последствий, и свидетельствующий о блестящем дипломатическом даровании великого князя владимирского.
      Следующим чрезвычайно серьезным этапом русско-ордынских отношений стало проведение переписи населения для обложения данью. По сути дела, перепись положила начало созданию разветвленной административно-фискальной системы, конкретно олицетворявшей монгольское иго на Руси. Тактика Александра Ярославича во время пребывания монгольских "численников" в русских княжествах строилась на принципах сдерживания обеих сторон от практически неизбежных столкновений. Князь отчетливо понимал, сколь мощной и мобильной армией обладает Золотая Орда, и не испытывал никаких сомнений в том, что для ее использования достаточно самого пустячного повода.
      Перепись представляла достаточно трудоемкое мероприятие, растянувшееся на 1257-1258 гг. Первый ее этап прошел на территории Северо-Восточной Руси без каких-либо серьезных инцидентов, а летопись неизбежность этой процедуры оценила хотя и как наказание, но со спокойствием: "грех ради наших"42. Зимой 1258 г. "численники" добрались до Новгорода, население которого до сих пор сталкивалось с проявлением монгольской власти лишь опосредованно, через великого князя владимирского. В результате вольнолюбивые новгородцы не захотели потерпеть у себя дома реального проявления власти Золотой Орды в виде таинственной процедуры переписи всего населения, которая в глазах православных носила явно магический характер. Александру пришлось действовать не только увещеванием, но и более крутыми методами, чтобы сохранить мир как в самом городе, так и с Золотой Ордой43.
      Окончание переписи населения Северо-Восточной Руси означало установление твердой даннической разверстки с конкретной территории. Исследованием этого вопроса занимался А. Н. Насонов, который пришел к выводу о создании "численниками" особых отрядов, возглавлявшихся монгольскими командирами и составлявших опорную силу баскаков, которые представляли ханскую администрацию на русских землях44. Это мнение было основано на единственном летописном сообщении, подводившем итог деятельности "численников": "и ставиша Десятники, и сотники, и тысячники, и темники и идоша в Орду; токмо не чтоша игуменов, черньцов, попов, крилошан, кто зрит на святую Богородицу и на владыку"45. Предположение А. Н. Насонова о военных отрядах, размещенных на территории русских княжеств, представляется не просто сомнительным, но практически нереальным. Если можно представить (с определенной долей допуска) военные соединения, возглавлявшиеся десятниками и даже сотниками, то формирования, во главе которых стояли бы тысячники и темники (десятитысячники), трудно даже вообразить. Не только содержание и вооружение такой огромной по масштабам XIII в. армии, но одна лишь организация ее представляют целый комплекс серьезнейших проблем. Учитывая этот аргумент, а также опираясь на известные административно-политические принципы, заложенные в основу Монгольской империи еще Чингисханом, летописное сообщение об итогах работы "численников" можно трактовать иным образом.
      Активно действовавший при жизни Чингисхана и его преемнике Угедее первый министр Елюй-Чуцай разработал общеимперские принципы обложения данью покоренных земель46. При этом ему пришлось преодолеть сопротивление консервативной части степной аристократии, призывавшей каана к поголовному истреблению покоренного населения и использованию освободившихся после этого пространств для нужд кочевого скотоводства, с помощью цифровых выкладок Елюй-Чуцай доказал во много раз большую выгодность обложения завоеванных народов данью, а не истребление их. В результате был утвержден долевой принцип распределения дани с завоеванных земель, согласно которому общее количество даннических и налоговых поступлений распределялось следующим образом. Строго определенная часть от общей суммы отчислялась в общеимперскую казну и отправлялась в Каракорум. Обоснованием такого решения являлось то, что в завоевательных походах участвовали общеимперские армейские соединения, возглавлявшиеся обычно несколькими Чингизидами. Кампанию 1236-1240 гг. по завоеванию Восточной Европы возглавляли 12 принцев, причем каждый из них привел свои собственные войска, общее руководство которыми осуществлял хан Бату. В соответствии с этим каждый из принцев имел право претендовать на свою долю доходов с завоеванных земель. И, наконец, третьим претендентом на собранную дань выступал глава вновь образованного улуса (т. е. части империи), в который входили завоеванные земли. В данном случае это был хан Бату и его наследники.
      Согласно разработкам Елюй-Чуцая, для определения общей суммы дани с покоренных земель и вычисления процентов, причитавшихся каждому участнику этого дележа, необходимо было провести полную перепись населения, облагаемого податями. Как следует из материалов русских летописей, центральное монгольское правительство не доверяло осуществление этой процедуры улусным ханам, а присылало для переписи населения своих "численников". Именно эти чиновники в полном соответствии с центральноазиатскими кочевническими традициями подразделяли все данническое население по привычной десятичной системе. Причем счет велся не по душам, а по семейно-хозяйственным единицам. В Центральной Азии такой единицей являлся кочевой аил, а на Руси - двор (усадьба).
      Исчисление всего населения по десятичной системе было направлено в первую очередь на чисто практическую организацию сбора дани, ее подсчета, доставки в центры сбора и предварительного определения ожидаемой общей суммы. Таким образом, введение десятичной системы исчисления населения преследовало конкретные фискальные цели, и сообщение о назначении десятников, сотников, тысячников и темников относилось не к созданию специальных военных отрядов, которые, якобы, оставались на покоренной территории, а к утверждению лиц, ответственных за сбор дани с соответствующей группы населения. Сами же эти лица (десятники и т.д.) назначались из среды русского населения. Конечный пункт сбора всей дани мог находиться только в ведении "великого владимирского баскака"47. Рассказ о деятельности "численников" у В. Н. Татищева завершается сообщением о том, что они, "вся урядивше" (т. е. приведя в нужный порядок), "возвратишася во Орду"48.
      Особо нужно отметить, что одна из причин резкого взрыва недовольства городских низов населения Новгорода против "численников" состояла именно в принципе обложения данью по дворам49. При таком раскладе ремесленник со своего двора должен был выплачивать столько же, столько и боярин с обширной усадьбы с многочисленной челядью.
      "Численники" на Руси появились лишь через 14 лет после формального установления монгольской власти в 1243 г. Это было связано с проведением серьезного упорядочения налоговой системы, проводившегося кааном Мунке во всех завоеванных землях50.
      Особый интерес представляет тот факт, что "численники", согласно сообщениям летописей, действовали лишь на территории Северо-Восточной Руси. Что же касается юго-западных земель, то здесь их появление летописцами не отмечено, чему может быть только одно объяснение. Как уже упоминалось, в походе на Восточную Европу участвовали 12 Чингизидов, которые действовали сообща вплоть до конца 1240 г. После взятия Киева в декабре 1240 г. армия под командованием хана Бату выполнила все задачи, поставленные перед ней всемонгольским курултаем 1235 г.51 Однако Бату не удовлетворился достигнутым и решил продолжать поход дальше на запад. Большая часть принцев во главе с Гуюком и Мунке не согласились с этим и ушли со своими отрядами в Монголию52. Этот факт отмечен и в Ипатьевской летописи, причем в тексте добавлено, что принцы ушли домой, узнав о смерти каана Угедея53, а Гуюк и Мунке в 1241 г. уже были в Монголии. Дальнейший поход хан Бату проводил практически лишь силами войск собственного улуса без поддержки общеимперских формирований.
      Создавшаяся ситуация давала ему право собирать дань с русских княжеств западнее Днепра исключительно в свою пользу, без отчисления принятой доли в общеимперскую казну. Именно поэтому "численники" не появились на землях Юго-Западной Руси, а баскаки (в данном случае из местного населения) здесь выступали в качестве улусных золотоордынских чиновников, а не представителей Каракорума54.
      Те русские княжества, которые были покорены общеимперской монгольской армией, в летописях отнесены к юрисдикции "канови и Батыеве"55, что означало двойное политическое подчинение и распределение общей суммы собираемой дани между Каракорумом и Сараем. Земли же, завоеванные только войсками Бату, платили дань исключительно Сараю. Их однозначная зависимость от хана Золотой Орды подтверждается и тем, что ни один князь Юго-Западной Руси не ездил в Каракорум для утверждения инвеституры на свою вотчину. Наиболее ярким примером в этом отношении может быть Даниил Галицкий, который в 1250 г. испрашивал ярлык на владение своими землями только у хана Бату56. Именно эта поездка заставила летописца произнести самые горькие слова о монгольском иге: "О, злее зла честь татарская!"57
      Александру Ярославичу эту злую честь пришлось испытать и в Сарае, и Каракоруме, причем, несомненно, он встречал там множество пленных соотечественников, находившихся в самом жалком состоянии. Как отмечалось выше, еще в молодости князь тратил "много злата и сребра" на выкуп русского полона в Орде. Не исключено, что именно поэтому он пришел к выводу о необходимости создать постоянно действующий русский опорный центр в столице Золотой Орды. Идея была воплощена в жизнь: совместно с митрополитом Кириллом была учреждена Сарайская епархия. В летописях не содержится деталей, раскрывающих этапы переговоров об учреждении православного представительства в Сарае. Можно лишь выразить уверенность в том, что при хане Берке, пытавшемся ввести в Золотой Орде ислам, такая договоренность была невозможна без самых энергичных действий Александра Ярославича. В 1261 г. первым предстоятелем Сарайской епархии, пределы которой простирались от Волги до Днепра и от Кавказа до верховьев Дона, стал епископ Митрофан58.
      Угнанные из Руси пленники получили не только мощную духовную опору, но и твердую связь с родиной, что давало какую-то надежду на выкуп и возвращение домой. Несомненно, что подворье сарайского епископа стало своеобразным полномочным представительством Руси в Золотой Орде, деятельность которого выходила далеко за церковные рамки.
      Проведенная каракорумскими чиновниками в 1257-1258 гг. перепись населения позволила предварительно исчислять сумму ожидаемой дани с любого отдельно взятого населенного пункта или волости. И это, в свою очередь, открыло широчайшие возможности для фактически неконтролируемых действий откупщиков. Разгул их произвола летописи отметили сразу же после завершения переписи, в самом начале 1260-х гг. Система откупов строилась на том, что богатый ростовщик, купец или феодал предварительно вносил ожидаемую сумму дани с конкретного города или волости в ордынскую казну и получал право сбора денег с населения. При этом произвол откупщиков достигал крайних пределов, что позволяло им возвращать выплаченный в казну аванс с огромными процентами.
      Творимое откупщиками насилие привело к взрыву возмущения населения сразу нескольких городов - Ростова, Владимира, Суздаля, Переяславля, Ярославля59.
      Стихийно собравшееся вече постановило изгнать откупщиков из городов, и это решение было выполнено доведенными до крайности жителями без участия княжеской администрации. В этом неординарном событии обращает на себя внимание одна немаловажная деталь: откупщики были именно изгнаны, а не убиты. В таком решении можно видеть плоды политики Александра Ярославича, постоянно предостерегавшего от серьезных конфликтов с Ордой, чтобы не спровоцировать организацию карательной экспедиции на Русь. Но вполне вероятно, что возмущенным народом умело руководили представители княжеской администрации. По крайней мере, сам великий князь находился в тот момент во Владимире или Переяславле. Как бы там ни было, к каким бы то ни было серьезным последствиям это событие не привело, что также можно отнести на счет дипломатических шагов, предпринятых великим князем владимирским.
      Последняя, четвертая по счету поездка Александра Ярославича в Золотую Орду была связана с одной из самых тяжелых повинностей, из которых складывалась система угнетения русских княжеств. В 1262 г. между Золотой Ордой и Хулагуидским Ираном вспыхнула война. Хан Берке начал обширную мобилизацию и при этом потребовал от великого князя владимирского прислать в действующую армию русские полки. Софийская I летопись по списку И. Н. Царского сообщает, что для набора рекрутов на Русь прибыл специальный золотордынский полк с заданием «попленити христианы» и увести в степи «с собою воиньствовати»60. Александр и на этот раз поступил неординарно, проявив свои недюжинные политические дарования. Сам он стал готовиться к поездке в Орду, «дабы отмолить люди от бед». Одновременно он послал своего брата Ярослава с сыном Дмитрием и «все полки своя ними» на осаду города Юрьева61. Такой ход позволял формально оправдаться перед ханом занятостью войск на западной границе и сохранить опытный воинский костяк (из похода в далекий Азербайджан могли вернуться лишь единицы). Александр, несомненно, понимал серьезные последствия отказа в присылке русских полков и именно поэтому направился не под стены Юрьева, а в Сарай. Щедрые дары и дипломатическое искусство великого князя владимирского и на этот раз способствовали достижению успеха. Однако зимовка в золотоордынских степях серьезно подорвала здоровье князя, и по пути домой он скончался в Городце на Волге 14 ноября 1263 г. В общей сложности Александр Ярославич провел в Орде четыре с лишним года.
      Внешнеполитические акции Александра Ярославича, безусловно, отразились на дальнейшем развитии Древнерусского государства Не зря князь-воитель стал князем-дипломатом После долгого, изматывающего и кровавого периода междоусобных войн Александр Невский был практически первым правителем, проводившим общерусскую политику на территории северо-западных и северо-восточных княжеств. Она носила стратегический характер, и благодаря ей не откололись под натиском с Запада псковские и новгородские земли, как это произошло с Галицко-Волынской Русью.
      Точный выбор приоритетов и обоснованность стратегической линии внешней политики Александра Невского в дальнейшем способствовали превращению Северо-Восточной Руси в ядро великорусского национального государства. Особенно отчетливо это видно при сравнении внешнеполитических устремлений Александра Невского и Даниила Галицкого. Поиски Даниилом опоры на Западе привели к фактическому краху Галицко-Волынской Руси, а в XIV-XV вв. - и к захвату ее вместе с киевско-черниговскими землями Польшей и Литвой. В результате между двумя частями Древнерусского государства - юго-западной и северо-восточной - возник четкий рубеж.
      История возложила на плечи Александра Ярославича ответственнейшую задачу выбора направления политического развития Русского государства в его отношениях с Западом и с Востоком. И именно Александра можно и должно считать первым русским политиком, заложившим основы совершенно особого пути, который в полной мере начал осмысляться лишь в XX в. и получил наименование евразийства. Далеко не однозначные внешнеполитические проблемы Александр Невский решал в полном соответствии с той чрезвычайной ситуацией, которая сложилась вокруг Русского государства в 40-60-х гг. XIII в. На откровенные территориальные притязания Запада великий князь ответил на поле брани, сохранив и утвердив целостность русских земель. Вопрос же о притязаниях Золотой Орды, сводившихся в конечном счете к требованию выплаты дани, затрагивавший болезненные внутриполитические проблемы государства (в первую очередь распределение даннических повинностей), Александр предпочитал решать за столом переговоров. Эта вынужденная и в достаточной степени унизительная для князя-воина позиция выявляет не его конформизм, а трезвый расчет, детальное знание сложившейся ситуации и гибкий дипломатический ум. Несомненно одно: внешняя политика Александра строилась на жестких жизненных реалиях, возникших после монгольского завоевания 1237-1240 гг., с одной стороны, и шведско-немецких ударов 1240-1242 гг. - с другой.
      Длительное монгольское нашествие позволило Александру понять и цели, преследуемые Чингизидами в этой войне. Их интересы сводились к откровенному грабежу, захвату пленных и последующему взиманию дани. Что же касается населенных русскими земель, то к ним монголы остались совершенно равнодушны, предпочитая привычные степи, идеально отвечавшие кочевому укладу их хозяйства. В противоположность этому западные феодалы стремились именно к территориальным приобретениям за счет русских владений. Была и еще одна существенная причина, оказывавшая влияние на политику русских князей, и лежавшая для современников событий на поверхности. Монголы не просто спокойно относились к русскому православию, но даже поддерживали его, освобождая духовенство от уплаты дани, а мусульманский хан Берке не противодействовал созданию на территории Орды православной Сарайской епархии. Шведская же и немецкая оккупации однозначно несли с собой католическую экспансию.
      Таким образом, внешнеполитическая стратегия Александра Невского, носившая общерусский характер, учитывала противоположные направления (Запад и Восток) и объединяла в целое интересы Северо-Восточной и Северо-Западной Руси. Столь всеобъемлющие внешнеполитические задачи после Александра Невского смог поставить и во многом решить только Дмитрий Донской, также действовавший на два фронта - против Литвы и против Золотой Орды.
      Примечания
      1. См., например, известную научно-популярную книгу В. Т. Пашуто "Александр Невский" (М., 1975). Она содержит множество красочных деталей, свойственных этому жанру. Однако основная канва повествования строго соответствует череде летописных фактов, в изложении которых не допускается никаких отклонений. Естественно, что в рамках популярного издания автор вынужден был отказаться от углубленных научных экскурсов, ограничившись воссозданием общесобытийной картины, на фоне которой рисуется облик князя-воителя, посвятившего свои дела и помыслы Отечеству. Что же касается конкретной темы взаимоотношений князя с Чингизидами, то в книге делается упор на эмоциональный момент - сильное впечатление, которое произвели на Александра поездки в Сарай и Монголию.
      2. Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989. С. 534.
      3. Кучкин В.А. Александр Невский - государственный деятель и полководец средневековой Руси // Отечественная история. 1996. № 5. С. 18-33.
      4. ПСРЛ. Т. 1. Л. 1927. Стб. 470.
      5. Там же. Т. 5. СПб. 1851. С. 186.
      6. Там же. Т. 1. Стб. 470.
      7. Там же. Стб. 471. Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М., 1957. С. 77.
      8. Там же. С. 78.
      9. Там же.
      10. Протяженность пути из Монголии до берегов Волги составляет около 7 тыс. км. Карпини проехал это расстояние за три с половиной месяца - с 8 апреля по 22 июля 1246 г. (Путешествия в восточные страны. С. 71-74). При этом он сообщает, что он и его спутники ехали налегке, чрезвычайно быстро, с минимальными привалами и постоянно сменяя лошадей. Точно такой же срок понадобился для преодоления этого пути и Гильому Рубруку в 1253 г. (там же. С. 122, 136). Обозы и караваны это же расстояние проходили примерно за шесть месяцев, продвигаясь за один день примерно на 25-30 км.
      11. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 471.
      12. Там же. Т. 5. С. 186.
      13. Там же.
      14. Там же. Т. 1. Стб. 471.
      15. Там же. Т. 39. М., 1994. С. 86. Это сообщение приведено в Софийской I летописи по списку И. Н. Царского. Рукопись по сравнению с основным текстом Софийской I летописи (ПСРЛ. Т. 5) содержит интересные дополнения и подробности политической истории Руси, использовавшиеся как варианты в публикациях 1851 и 1925 гг. Первое полное издание списка И. Н. Царского вышло под редакцией В. И. Буганова и Б. М. Клосса, которые отметили ценность источника и достоверность его при детализации различных событий.
      16. Там же. Т. 7. СПб., 1856. С. 159.
      17. Там же. Т. 39. С. 86.
      18. Там же. Т. I. Стб. 471.
      19. Путешествия в восточные страны… С. 76.
      20. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т. II. М., Л., 1960. С. 117; Чулууны Далай. Монголия в XIII-XIV веках. М., 1983. С. 185.
      21. Рашид ад-Дин. Указ. соч. С. 121-122.
      22. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 472.
      23. Там же.
      24. Там же.
      25. Татищев В.Н. История Российская. Т. V. М., Л., 1965. С. 39.
      26. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 472.
      27. Путешествия в Восточные страны… С. 47.
      28. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 475.
      29. Егоров В.Л. Историческая география Золотой орды в ХIII-ХIV вв. М., 1985. С. 187-192.
      30. Татищев В.Н. Указ. соч. С. 40.
      31. Сам Святослав Всеволодович, скорее всего, в это время был тяжело болен и никакого участия в описываемых событиях не принимал. Это подтверждается сообщением о его кончине 3 февраля 1253 г. (ПСРЛ. Т. 39. С. 87. В летописи это событие отнесено к 1252 г., поскольку он был мартовским).
      32. Татищев В.Н Указ. соч. С. 40.
      33. ПСРЛ. Т. 39. С. 87. В летописи нет уточняющих деталей, позволяющих точно конкретизировать дату, но слова "Борисов день" позволяют с большой долей уверенности предполагать, что событие относится ко дню памяти первых русских святых Бориса и Глеба, а именно к 24 июля (см.: Хорошев А. С. Политическая история русской канонизации (XI-XVI вв.). М., 1986. С. 15.
      34. Егоров В.Л. Указ. соч. С. 182.
      35. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 473.
      36. Там же. Т. 39. С. 87.
      37. Гумилев Л.Н. Указ. соч. С. 534.
      38. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950 (далее: НIЛ). С. 81.
      39. Гумилев Л.Н. Указ. соч. С. 536-537, его же. От Руси к России. М., 1992. С. 129.
      40. ПСРЛ. Т 1. Стб. 474.
      41. Татищев В.Н. Указ. соч. С. 42.
      42. ПСРЛ. Т. 39 С. 88.
      43. Там же. Т. 1. Стб. 474; Татищев В Н. Указ. соч. С. 42-43.
      44. Насонов А.Н. Монголы и Русь (история татарской политики на Руси) М.; Л. 1940. С. 17.
      45. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 474-475.
      46. Мункуев Н.Ц. Китайский источник о первых монгольских ханах. М., 1965. С. 34-36.
      47. Насонов А.Н. Указ. соч. С. 20.
      48. Татищев В.Н. Указ. соч. С. 42.
      49. НIЛ. С. 82.
      50. Насонов  А.Н. Указ. соч. С. 12-14.
      51. Егоров  В.Л. Указ. соч. С. 26-27.
      52. Рашид ад-Дин. Указ. соч. С. 43.
      53. ПСРЛ. Т. 2. Стб. 784-785. Такое добавление позволяет говорить о более позднем появлении этой вставки в летописную статью, поскольку Угедей скончался 11 декабря 1241 г.
      54. Там же Стб. 828-829.
      55. Насонов А.Н. Указ. соч. С. 10-11.
      56. ПСРЛ. Т. 2. Стб. 805-808.
      57. Там же. Стб. 807.
      58. Там же. Т. 1. Стб. 476.
      59. Там же. Т. 39. С. 88-89.
      60. Там же. С. 89.
      61. Там же.