41 posts in this topic

Интересно, что баггара были конными копейщиками, сражались копьями и мечами, носили стеганные и кольчужные доспехи. Т.е. к бою врукопашную были готовы.

В битве при Омдурмане совершенно легендарным считается атака 21-го уланского полка - 350 улан с копьями атаковали 700 воинов Халифы, которые заманили улан в засаду, где находилось около 2000 всадников и пехотинцев, с ружьями и холодным оружием.

Потеряв 70 человек убитыми и раненными (и 113 коней), уланы пробились холодным оружием через засаду и залегли на холме среди камней, отстреливаясь из винтовок. Так они продержались до подхода подкреплений.

Следует учесть, что полк был сформирован в 1858 г. в Индии для подавления восстания сипаев и в серьезных боях не участвовал. В 1862 г. был направлен в Англию. В 1896 г. переброшен в Африку. Был единственным полным полком, принявшим участие в битве при Омдурмане. Атака улан с копьями считается последней в истории английской армии - больше такой эпики не случалось.

Вопрос - как неопытные, в общем-то, уланы смогли справиться с баггара?

Вот как изображается этот эпизод художниками тех лет - например:

1011847.jpg.d246b29e5789ce0f0954b965ff50

21st-Lancers-XXXX-by-Harry-Payne.thumb.j

37-21st-Lancers-by-George-Delville-Rowla

Charge-of-the-21st-Lancers-1.jpg.3bd6bc6

William-Barns-Wollen-The-21st-Lancers-at

Вот как выглядели уланы:

3852545514bbcdd18dce0c6c173dde26.thumb.j

Или количество дервишей в засаде Черчилль и прочие определили произвольно?

Share this post


Link to post
Share on other sites


3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Следует учесть, что полк был сформирован в 1858 г. в Индии для подавления восстания сипаев и в серьезных боях не участвовал. В 1862 г. был направлен в Англию. В 1896 г. переброшен в Африку.

Из "The Last Charge: the 21st Lancers and the Battle of Omdurman".

В 1858-м 4-й и 6-й Бенгальские легкоконные полки переформированы в 3-й Бенгальский европейский легкоконный полк. В 1861-м был переформирован сначала в 21-й легкодрагунский, а потом в 21-й гусарский. Насколько понимаю - все это время полк болтался в Индии (на юге). В метрополию его вывели в 1873-м. В конце 1887-го - опять в Индии. В 1888-м отряд от полка действовал против местных племен в Сьерра-Леоне. В 1896 - переброшены в Египет. В 1897-м - переформированы в 21-й пикинерный (уланский).

 

4 часа назад, Чжан Гэда сказал:

атаковали 700 воинов Халифы, которые заманили улан в засаду, где находилось около 2000 всадников и пехотинцев, с ружьями и холодным оружием.

Я бы не полагался на числа. Общая численность армии Халифы при Омдурмане не известна. Она плавает от 40 до чуть менее 70 тысяч человек. 

Разные английские офицеры оценили один и тот же отряд дервишей как имеющий численность в 15 тысяч, "более 20 тысяч", "около 30 тысяч", "не менее 40 тысяч", 56 тысяч. Кроме прочего - не стоит забывать про то, что это пустыня. В жару видимость там не очень - "все плывет перед глазами".

Но есть и такое:

11.thumb.jpg.25b59ee41a7147938db2b3047d0

 122.thumb.jpg.518d53a9b743f96c13756102e9

 

Перед атакой англичане полагали, что противника около 1000 почти без огнестрельного оружия.

Потери суданцев по итогу - тоже не известны. От 15 до 72 (из них 20 во время перестрелки).

Насколько понимаю - уланы на карьере влетели в вооруженную холодняком толпу. Далее - куча мала. Уланы прорываются, суданцы рубят и колют всадников. Насколько понимаю - часть лошадей побилась, кого-то из суданцев могло и просто раздавить/снести. А дальше - толком ничего суданцы уже сделать не могли. У британцев кони и три сотни стволов. Если совсем плохо бы стало (а битву они выигрывали уже) - конные бы просто "бегали" бы от суданцев, периодически постреливая.

 

ИМХО - столкновение, в общем, нетипичное. Если бы англичане видели численность противника - они бы, скорее всего, таким дуром не перли. Сделали бы атаку. Если бы дервиши дрогнули - порубили бы, нет - отвернули. А тут - на гребне было всего человек с 200 суданцев, сплошной линии они не составляли. В результате - разогнавшаяся до карьера конницы в набитый суданцами кхор просто влетела на всех парах, давя людей и сама калечась.

 

P.S. Под "арабскими источниками" подразумевается, насколько понимаю - "Karari : the Sudanese account of the Battle of Omdurman". Но я ее не видел. И уровень не представляю. 

Share this post


Link to post
Share on other sites
13 минуты назад, hoplit сказал:

Я бы не полагался на числа. Общая численность армии Халифы при Омдурмане не известна. Она плавает от 40 до чуть менее 70 тысяч человек.

Да, снижение военного могущества армии Халифы после войны с Эфиопией (как раз в 1895-96 гг. начались переговоры суданцев с эфиопами о военном союзе) и голода 1890-1892 гг. было заметно. Еще и патроны к трофейным винтовкам стали заканчиваться.

Но численность отряда, сражавшегося с 21-м уланским, довольно стабильно - ок. 2700 человек в 2 волнах. Одна завлекла противника в ловушку, вторая - атаковала после того, как первый отряд отступил к складкам на местности.

Черчилль участвовал в этой атаке - вот его воспоминания:

Цитата

 

Для 21-го уланского полка снова нашлось дело.

Когда стрельба стихла, уланы выстроились у своих коней. Затем позади линии пехоты и батарей проскакали генерал Гатакр, капитан Брук и другие штабные офицеры, и позвали полковника Мартина. Последовало короткое совещание, был отдан приказ, мы все вскочили в седла и выровняли линию. Мы двинулись рысью, два или три патруля галопом вырвались вперед и поскакали к холмам, а весь полк последовал за ними, двигаясь огромным квадратом — нескладные коричневые фигуры на маленьких лошадках, со всех сторон увешанных флягами с водой, седельными сумками и прочим снаряжением, утратившие весь лоск мирного времени, но все же это был полк легкой кавалерии, участвующий в военной операции в боевой обстановке.

Гребень холма был всего в полумиле. Он оказался никем не занят. Скалистая масса Сургэма препятствовала обзору и скрывала огромный резерв, собравшийся вокруг черного знамени. Но к югу, между нами и Омдурманом, просматривалась вся равнина. Она была заполнена небольшими отрядами дервишей, человек по десять-двадцать, как пешими так и конными, переходившими с места на места. В трех милях дальше был виден широкий поток беженцев, раненых и дезертиров, двигавшийся от армии халифы к городу. Это зрелище пробудило в кавалерии самые свирепые инстинкты. Только разбросанные по равнине отряды, казалось, препятствовали ей немедленно броситься в погоню. Офицеру связи было велено передать сирдару по гелиографу, что гребень не занят, и что можно видеть несколько тысяч дервишей, бегущих к Омдурману. Мы стали ждать ответа и, обернувшись назад, на север, за фронтом зерибы, — там, где была отражена первая атака, — увидели какое-то серо-белое пятно шириной примерно в милю. Глядя в бинокль можно было различить детали: сотни маленьких фигурок, двигавшихся то кучками, то вразброс. Некоторые из них подпрыгивали, некоторые ползли; среди мертвых тел [285] стояли несколько лошадей; немногие уцелевшие помогали тащить раненых. Затем гелиограф с зерибы заговорил, то вспыхивая, то затухая. Пришел важный приказ. «Наступайте, — передал гелиограф, — очистите левый фланг и всеми силами помешайте врагу вернуться в Омдурман». Это было все, но этого было достаточно. Вдали можно было различить, как сотни солдат противника входят в Омдурман. Их нужно было остановить, а заодно смести те небольшие отряды, которые усеивали равнину. Мы вскочили в седла. Местность казалась ровной и непересеченной, однако желательно было все же провести рекогносцировку. Были высланы два патруля. Один устремился к Омдурману и стал пробираться между рассеянными по равнине дервишами, которые стреляли из ружей и были очень возбуждены. Другой патруль, под командованием лейтенанта Гренфелла, был послан ознакомиться с характером местности дальше по гребню и на нижних склонах Сургэма. Он успешно выполнил это опасное задание. Вернувшись, они сообщили, что там, примерно в трех четвертях мили к юго-западу, проходит сухое русло (хор), и в нем, между полком и беженцами, засели около 1000 дервишей. Полковник Мартин, получив эту информацию, принял решение наступать и атаковать эти силы, единственные, находившиеся между ним и линией отступления арабов. Затем мы двинулись вперед.

Но все это время враг не сидел без дела. В начале сражения халифа поставил небольшой отряд, человек в 700, на правом фланге с самого края, чтобы прикрыть путь к отступлению в Омдурман. Это подразделение состояло исключительно из людей племени хадендоа под знаменем Османа Дигны, и им командовал один из подчиненных ему эмиров, который выбрал удобную позицию в мелком пересохшем русле. Как только 21-й уланский полк покинул зерибу, разведчики дервишей, разместившиеся на вершине холма Сургэм, оповестили об этом халифу. Они сказали, что английская кавалерия подходит, чтобы отрезать его от Омдурмана. Абдулла решил поэтому усилить свой правый фланг. Он немедленно приказал четырем полкам, каждый по 500 человек, которые были позаимствованы из тех сил, что стояли под черным знаменем, и которыми командовал эмир Ибрагим Халил, поддержать людей хадендоа в сухом русле. Пока мы ждали приказов на гребне, эти люди спешили на юг, двигаясь вдоль впадины, [286] скрытые от нас отрогом холма Сургэм. Уланский патруль с риском для жизни обследовал русло в то время, когда его занимали еще только первые 700 хадендоа. Вернувшись назад, они доложили, что его удерживают около 1000 человек. Однако прежде, чем они успели вернуться к своему полку, это число возросло до 2700, но возможности узнать об этом у нас не было. Выслав эти подкрепления, халифа верхом на осле с небольшим эскортом отъехал от черного знамени и приблизился к пересохшему руслу, чтобы наблюдать за событиями. Он, таким образом, находился от этого места всего в 500 ярдах.

Мы двинулись шагом в плотном строю и прошли так около 300 ярдов. Рассеянные отряды дервишей отошли назад и скрылись из вида, и только одна неровная линия людей в темно-синих одеждах осталась стоять примерно в четверти мили от нас, чуть левее нашего фронта. Их было около сотни. Полк выстроился в линию, каждый эскадрон образовал свою колонну, и мы продолжали двигаться шагом, пока не приблизились к этому небольшому отряду дервишей на 300 ярдов. Стояла полная тишина, особенно впечатляющая после недавнего шума. Вдали, за тонкой синей линией дервишей, видны были толпы беглецов, спешивших укрыться в Омдурмане. Но неужели эта горстка верных своему делу воинов сможет задержать полк? И все же было бы благоразумно осмотреть их позицию с другого фланга, прежде чем послать против них эскадрон. Головы эскадронов медленно развернулись налево, и уланы, перейдя на рысь, двинулись колонной через фронт дервишей. Тогда, как по команде, все люди в синем опустились на колени и открыли ружейный огонь. Промахнуться по такой цели и с такого расстояния было невозможно. Люди и кони стали падать один за другим. Оставался только один простой путь, приемлемый для всех. Полковник, который был ближе к линии фронта противника, чем весь остальной полк, уже успел разглядеть, что находилось за рядом стрелков. Он приказал протрубить сигнал: «развернуться в линию вправо». Труба издала резкий звук, который был едва различим за шумом стрельбы и грохотом копыт. Мгновенно все шестнадцать эскадронов развернулись и сомкнулись в одну линию, которая понеслась на врага галопом.

21-й уланский полк пошел в свою первую атаку в этой войне. [287]

В двухстах пятидесяти ярдах от нас люди в темно-синем стреляли как сумасшедшие, окутанные тонкой пленкой голубоватого дыма. Ударяясь в землю, пули поднимали в воздух клубы пыли и осколки камней. Чтобы защитить лицо от жгучей пыли, уланы надвинули на глаза шлемы, как кирасиры при Ватерлоо. Движение было стремительным, а дистанция короткой. Но прежде, чем мы покрыли ее наполовину, ситуация изменилась. Там, где только что была видна ровная местность, показалась глубокая складка — пересохшее русло. И оттуда неожиданно, как в театральном представлении, с громкими криками выскочила плотная белая толпа, по ширине почти такая же, как наш фронт, и глубиной человек в двенадцать. Десятка два всадников и дюжина ярких знамен поднялись из-под земли как по волшебству. Несколько фанатичных воинов вырвались вперед, чтобы принять удар. Остальные твердо стояли на месте, ожидая его. Уланы при виде этого явления только ускорили шаг. Каждому необходимо было набрать скорость, достаточную для того, чтобы прорвать столь плотную преграду. Эскадроны на флангах, заметив, что они частично перекрывают друг друга, немного изогнули линию вовнутрь, образовав полумесяц. Все это дело заняло всего несколько секунд. Стрелки, которые до последнего момента храбро вели огонь, были кувырком сметены в овраг. За ними, на полном скаку и в плотном строю, туда же устремились британские эскадроны, которые врезались в строй врага с яростным криком. Столкновение было страшным. Около тридцати улан, люди и кони, и не менее двухсот арабов были опрокинуты на землю. Удар ошеломил обе стороны, и секунд десять трудно было разобрать, где друг и где враг. Испуганные кони врезались в толпу, люди, свалившиеся в кучу, поднимались на ноги и в недоумении озирались по сторонам. Несколько упавших улан успели снова сесть на коней. Кавалерия по инерции увлекла их дальше.

Упорная и непоколебимая пехота редко встречается с упорной и непоколебимой кавалерией. Либо пехота бежит, а кавалерия рубит бегущих, либо, если пехота не теряет голову, она остается на месте и успевает перестрелять почти всех всадников. В данном же случае действительно столкнулись две живые стены. Дервиши сражались мужественно. Они пытались подрезать лошадям поджилки. Они стреляли в упор, едва ли не упирая стволы [289] ружей в тела противников. Они перерезали поводья и стремянные ремни. Они умело кидали свои длинные копья. Они использовали все приемы, известные искушенным в военном деле и знакомым с кавалерией людям; кроме того, они орудовали тяжелыми острыми мечами, глубоко врезавшимися в плоть. Рукопашная схватка у противоположной стороны русла продолжалась, вероятно, около минуты. Затем кони вновь набрали скорость, уланы ускорили шаг и вырвались из толпы врагов. Через две минуты после столкновения все уцелевшие в схватке освободились от облепивших их дервишей. Тех, кто упал, рубили мечами до тех пор, пока они подавали признаки жизни.

В двухстах ярдах полк остановился, развернулся, и меньше чем через пять минут уланы перестроились и были готовы к новой атаке. Люди были полны решимости прорубить себе путь назад сквозь толпы врагов. Мы были одни друг против друга — кавалерийский полк и бригада дервишей. Возвышавшийся между нами и остальной армией гребень скрывал нас из виду. Об основном сражении мы забыли, так как его не видели. Это было наше личное дело. Там, вероятно, происходило побоище, но здесь бой был честный, ибо нашим оружием, как и у дервишей, были сабли и копья. К тому же на их стороне было численное преимущество, и они занимали более выгодную позицию. Все были готовы решить наш спор раз и навсегда. Но постепенно сознание того, во что нам обошелся этот дикий бросок, стало доходить до тех, кто нес ответственность. По равнине носились кони без всадников. Люди, получившие с дюжину ран, в крови с головы до ног, из последних сил пытались удерживаться в седлах. Лошади с огромными дымящимися ранами хромали и падали вместе со всадниками. За 120 секунд из 400 человек мы потеряли убитыми или ранеными 5 офицеров, 65 рядовых и 119 лошадей.

Линия дервишей, расстроенная атакой, стала немедленно восстанавливаться. Они сомкнулись и мужественно и стойко приготовились выдержать еще один удар. Однако с точки зрения военной тактики было сперва необходимо вытеснить их из пересохшего русла и лишить их позиционного преимущества. Полк снова выстроился, три эскадрона в линию и один в колонну, развернулся вправо, обошел дервишей с фланга, спешился и открыл плотный огонь из многозарядных карабинов. Под давлением [290] этого огня противник развернул свой фронт, чтобы встретить новую атаку, так что теперь обе стороны выстроились под прямым углом к своим прежним позициям. Как только перестроение фронта дервишей завершилось, они перешли в наступление против спешившихся кавалеристов. Но мы вели прицельный огонь, и не было сомнений, что наша атака имела большой моральный эффект, и что противник уже не был столь непоколебим. Так или иначе, но они вскоре отступили, хотя и в полном порядке, к холму Сургэм, над которым еще развивалось черное знамя халифы, а 21-й уланский полк занял оставленную ими позицию, покрытую телами наших убитых.

Такова истинная история этой атаки. К сирдару был отправлен офицер с рапортом, и за хребтом немедленно возобновилась канонада и ружейная стрельба, грохот которой нарастал с такой стремительностью, что вскоре вся окружающая местность дрожала от взрывов. Началась вторая фаза сражения.

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Итак, очевидец и участник атаки, лейтенант Черчилль отмечает совершенно яростную рукопашную схватку.

Потери там явно большие. Но с английской почему-то меньше, что странно - если махдистов было больше, и они так яростно бились холодным оружием, то вряд ли потери были бы такими маленькими. Сам Черчилль отмечает умение махдистов в ближнем бою.

41 минуты назад, hoplit сказал:

Если я правильно понимаю - конница в армиях Сахеля в принципе довольно немногочисленна.

В войсках государств и племен Сахеля конница - основной род войск. Остальные - случайные контингенты, хотя иной раз могли быть многочисленными.

Скажем, Усман дан Фодио имел сначала всего 25 воинов на конях и более 800 пеших, но чем успешнее развивалось его восстание против власти эмира Гобира, тем сильнее менялось соотношение родов войск и впоследствии основой войск халифата Сокото стала именно конница.

44 минуты назад, hoplit сказал:

И не вся поголовно доспешна.

Не поголовно, но очень в немалой степени. Каждый племенной мелик имел около 200-300 воинов в кольчугах и стеганых джиббе. В кольчугах выражалась сила войска племени.

45 минуты назад, hoplit сказал:

В принципе - несколько десятков конных англичане в ходе атаки отметили.

Из воспоминаний Черчилля непонятно, но быстро передвинуть 2000 воинов к Джебель Сургам можно в одном случае - было много конницы. Войска, по словам Черчилля, были выдвинуты из корпуса Ибрагима аль-Халил Ахмада, павшего в этой битве.

Но Ибрагим аль-Халил Ахмед при Омдурмане командовал отрядом пехоты, вооруженной ружьями (аль-джихадийя).

47 минуты назад, hoplit сказал:

Насколько понимаю - почти все их противники это вооруженная холодняком пехота. Ружей почти не было.

Как видим из слов участника атаки - ружья были, и сыграли большую роль.

48 минуты назад, hoplit сказал:

Конных - мизер (возможно какие-то вожди).

Сразу же отмечена плотная группа всадников человек в 20. Остальное - непонятно.

При этом всадники хотели принять бой - Черчилль прямо об этом пишет. Это отражено и на картинах - во главе отряда вступает в бой с уланами хорошо вооруженный эмир в шлеме и со щитом.

Гора Джебель Сургам:

Surgham_Mt_20065987.thumb.jpg.8bd9e2bc69

Сложно понять, где шел бой.

Вот интересная статья:

Robert S. Kramer THE CAPITULATION OF THE OMDURMAN NOTABLES

https://www.jstor.org/stable/25653207?seq=1#page_scan_tab_contents

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

О том, как отступали уланы:

Цитата

 

Армия и река образовывали большую буква V, направленную острием на юг. Ее северная сторона, где находились полевые укрепления, открывалась к холмам Керрери, откуда, как первые капли дождя перед грозой, двинулись небольшие разрозненные отряды кавалерии дервишей. Пространство внутри этой буквы V стало постепенно заполняться вражескими патрулями, один отряд, около двадцати баггара, уже поил своих коней ярдах в 300 от беззащитного госпиталя. Далеко позади них уже показались знамена дервишской армии. Ситуация была тревожной. Раненых свалили на баржи, где, за неимением парохода для их буксировки, они были едва ли в большей безопасности, чем на суше. Пока офицеры-медики занимались этим, полковник Слоггет галопом проскакал сквозь строй всадников-баггара и потребовал защиты для госпиталя и находившихся в нем раненых. Среди всей этой суматохи стали прибывать люди, получившие ранения во время кавалерийской атаки.

...

Но постепенно, по мере того как бригада Максвелла, третья в эшелоне, приближалась к холму, эти выстрелы стали раздаваться чаще, и вскоре вершину окутали клубы порохового дыма. Британские дивизии равномерно продвигались вперед и, предоставив суданцам разбираться с этими храбрыми стрелками, вскоре поднялись на гребень холма. Здесь их взору впервые и сразу представилась вся панорама Омдурмана: выщербленный коричневый купол гробницы Махди, [293] множество домиков из саманного кирпича, блестящая водяная развилка — место слияния двух рек. Минуту они смотрели на все это, как зачарованные. Затем их внимание был отвлечено: из-за второго, дальнего гребня, поскольку вершина холма была плоской, показалось около дюжины скакавших, кто рысцой, кто галопом, коней без всадников, которые поднялись сюда с равнины, пока еще невидимой. Это были первые вестники атаки нашего уланского полка. Вскоре последовали подробности — в лице раненых, которые по-двое, по-трое стали пробираться между батальонами — покрытые кровью, многие со страшными ранами, изрезанными лицами, вывалившимися внутренностями, с торчащими из тел зазубренными наконечниками копий — реалии темной стороны войны. Поглощенные этим зрелищем солдаты едва обратили внимание на то, что ружейный огонь, который противник вел с вершины холма, усилился.

 

Т.е. следы рукопашного боя были очень даже налицо.

Потери англо-египетских войск - 48 убитых и 382 раненных. Из них - много раненных улан.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Черчилль о коннице Халифы:

Цитата

Кавалерия у дервишей была слабой, на поле боя находилось не более 2000 всадников. Около 400 из них, в основном люди из свиты разных эмиров, образовали иррегулярный полк, сражавшийся под знаменем Али Вад-Хелу. Когда эти всадники увидели, что никаких надежд на победу не осталось, они сомкнули ряды и атаковали левый фланг бригады Макдональда. Они атаковали с дистанции в 500 ярдов, и каким бы беспорядочным ни был огонь суданцев, стало очевидно, что надежды на успех у атакующих нет. Тем не менее, даже не имея в руках никакого оружия, они нахлестывали коней, несясь навстречу верной смерти. Все они были убиты и пали, как только вошли в зону огня, и их коричневые тела покрыли песчаную равнину. Только несколько потерявших всадников коней прорвались сквозь ряды нашей пехоты.

А вот описание уланской атаки у военного корреспондента, очевидца сражения Джорджа Альфреда Хэнти (G.A. Henty, 1832-1902):

Цитата

The 21st Lancers scouted ahead of the British brigades, to discover if any foe were lurking behind Surgham Hill. When about half a mile south of the hill, they saw a small party of Dervish cavalry and some infantry, who were hiding in what looked like a shallow water course. The four squadrons rode forward at a gallop. A sharp musketry fire opened upon them, but without hesitation they dashed headlong at the Dervishes, when they found that, instead of a hundred and fifty foemen as they had supposed, some fifteen hundred Dervishes were lying concealed in the water course. It was too late to draw rein, and with a cheer the cavalry rode down into the midst of the foe. There was a wild, fierce fight, lance against spear, sabre against sword, the butt-end of a rifle or the deadly knife. Some cut their way through unscathed. Others were surrounded and cut off. Splendid feats of heroism were performed. Many of those who got over returned to rescue officers or comrades, until at last all the survivors climbed the bank. The brunt of the fighting fell upon the two central squadrons. Not only were the enemy thickest where they charged, but the opposite bank of the deep nullah was composed of rough boulders, almost impassable by horses. These squadrons lost sixteen killed and nineteen wounded. Altogether, twenty-two officers and men were killed, and fifty wounded; and there were one hundred and nineteen casualties among the horses. Once across, the survivors gathered at a point where their fire commanded the water course; and, dismounting, speedily drove the Dervishes from it. On examining it afterwards, it was found that sixty dead Dervishes lay where the central squadrons had cut their way through.

Причем совершенно не уверен, что убитых махдистов было только 60 человек.

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Одна завлекла противника в ловушку, вторая - атаковала после того, как первый отряд отступил к складкам на местности

Насколько понимаю - там все проще было. Изначально большая часть первого отряда пряталась в сухом русле. На глазах у англичан маячили около 200 человек. Вот то, что вторая группа стала между разведкой и атакой на 2000 больше - они не знали. Те 200, которые маячили на виду, никуда не отступали. Англичане пишут, что они приняли удар на себя.

133.jpg.a84c13f263848ca99e7c4748dbbdc663

 

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

В войсках государств и племен Сахеля конница - основной род войск. Остальные - случайные контингенты, хотя иной раз могли быть многочисленными.

Главная ударная сила. Но отнюдь не многочисленная. Из того, что читал, Западном Судане если конных было 5-10% от всей армии - это было очень хорошо. К примеру - у Самори Тури про общей численности армии до 50 000 (теоретический потенциал, полагают, что пиковая численность на одном поле могла достигать 20 000, обычно - меньше) конных никогда не было более полутора тысяч.

 

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Не поголовно, но очень в немалой степени. Каждый племенной мелик имел около 200-300 воинов в кольчугах и стеганых джиббе. В кольчугах выражалась сила войска племени.

Опять же - насколько понимаю отряды панцирной конницы это гвардейцы немаленького местного правителя. И таких было те же процентов 10 или около того от преобладавшей в регионе легкой конницы с копьями, дротиками и клинками. 

 

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Из воспоминаний Черчилля

В книжке, которую я там выше упомянул, все куда как подробнее разобрано. С пачкой описаний. Англичане были писучи, у нас есть не только Черчилль.

 

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Как видим из слов участника атаки - ружья были, и сыграли большую роль.

Упомянуто несколько десятков стволов.

 

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Сразу же отмечена плотная группа всадников человек в 20. Остальное - непонятно.

Про "плотную" - ни слова. Написано про знамена и 20 всадников. 

 

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

хорошо вооруженный эмир в шлеме и со щитом

Эмиры и их свиты. Скорее всего - несколько десятков человек всего.

 

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

совершенно яростную рукопашную схватку

Вы прекрасно знаете, что все эти "цветистые эпитеты" означают ровно одно - "сражались, было очень страшно". Никаких осязаемых данных о потерях, к примеру, они не дадут. 

 

1 час назад, Чжан Гэда сказал:

Из них - много раненных улан.

По описаниям - почти все выжившие имели ранения той или иной степени тяжести.

 

59 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Причем совершенно не уверен, что убитых махдистов было только 60 человек.

Другие очевидцы писали вообще о 15. В любом случае - надежных данных о потерях у нас просто нет. 

 

59 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Кавалерия у дервишей была слабой, на поле боя находилось не более 2000 всадников. Около 400 из них, в основном люди из свиты разных эмиров, образовали иррегулярный полк

О чем и речь. Если взять численность армии в 40 000, то на конницу придется около 5%. При этом часть была собрана в "сборный отряд". Почему нас должны удивлять несколько десятков конных в сражавшемся с уланами отряде, если конница специально не выделена?

 

А по локации.

15.thumb.jpg.b000c213693f729132035853c28

River_War_2-9_Omdurman_Battle_Noon.thumb

Share this post


Link to post
Share on other sites
9 минут назад, hoplit сказал:

Насколько понимаю - там все проще было.

Из Черчилля так не выходит.

9 минут назад, hoplit сказал:

Главная ударная сила. Но отнюдь не многочисленная.

Так именно она и воевала. Пехота сопровождала, служила опорой построения, но в реальную битву ввязывалась редко. Все как и везде - африканские халифаты уже во многом превратились в раннефеодальные государства.

12 минуты назад, hoplit сказал:

Опять же - насколько понимаю отряды панцирной конницы это гвардейцы немаленького местного правителя. И таких было те же процентов 10 или около того от преобладавшей в регионе легкой конницы с копьями, дротиками и клинками. 

Тем не менее, конницы хватало и именно она была главной силой на полях сражений до начала восстания Махди, когда он переформировал войска по египетскому образцу.

Мелики накапливали доспехи, чтобы их племена были более сильными в войнах. А простой набег баггара выглядел примерно так:

5bac05062fee02a8e5e959a9851a4385.thumb.j

Пехота стала важна именно в Судане - египтяне стали формировать отряды джихадийя, неплохо обученных и имевших реально высокую для региона огневую мощь. Отряды частных работорговцев стали создавать такие отряды (пресловутые базингеры), чтобы они страховали их конные партии при ловле лесных негров.

13 минуты назад, hoplit сказал:

В книжке, которую я там выше упомянул, все куда как подробнее разобрано. С пачкой описаний. Англичане были писучи, у нас есть не только Черчилль.

А многие из них, кроме Черчилля, были участниками атаки 21-го уланского полка?

Самое важное, что он в этой атаке участвовал, а остальные ее даже не видели. Потом, по каким-то расспросам писали. Это две очень большие разницы.

Тот же военкор Хэнти - ему гораздо меньше доверия, чем Черчиллю, хотя он тоже был на поле боя и даже что-то видел в бинокль и расспрашивал потом как штабных, так и участников о чем-то.

Написать можно много. Главное, чтобы это многое было отражением реальности, а не преломлением ее через сознание не-очевидца.

Например, описание Черчилля битвы при Галлабате - сказки сказочные, т.к. он о нем мог только что-то слышать от пленных дервишей, а уж что они через десять лет рассказывали - это вопрос интересный, в то время как эфиопские источники - примерно такие же сказки, как рассказы пленных дервишей.

14 минуты назад, hoplit сказал:

Упомянуто несколько десятков стволов.

Во-первых, упоминавшиеся 200 на гребне горы - уже с ружьями. Это не несколько десятков, а пара сотен. Во-вторых, те, кто были сзади, в русле - тоже десятки, если не сотни стволов, т.к. их выделили из отряда джихадийя.

16 минуту назад, hoplit сказал:

Эмиры и их свиты. Скорее всего - несколько десятков человек всего.

Только подготовка их - всю жизнь, а эти уланы - впервые участвовали в бою.

17 минуту назад, hoplit сказал:

Вы прекрасно знаете, что все эти "цветистые эпитеты" означают ровно одно - "сражались, было очень страшно". Никаких осязаемых данных о потерях, к примеру, они не дадут. 

Есть четкие данные про англичан - 22 убитых и 50 раненных.

Характер ранений участник боя передал очень ярко.

18 минуту назад, hoplit сказал:

Другие очевидцы писали вообще о 15. В любом случае - надежных данных о потерях у нас просто нет. 

Весь вопрос, когда не-участник атаки увидел поле боя. Потому что было и такое:

51-Rescuing-a-wounded-Dervish.thumb.jpg.

Т.е. могли и убрать раненных, и убитых подобрать уже по большей части.

20 минуты назад, hoplit сказал:

О чем и речь. Если взять численность армии в 40 000, то на конницу придется около 5%. При этом часть была собрана в "сборный отряд". Почему нас должны удивлять несколько десятков конных в сражавшемся с уланами отряде, если конница специально не выделена?

Качество должно удивлять. Качество англичан в рукопашной традиционным оружием было намного слабее, чем у арабов.

Что-то можно списать на револьверы, но тут именно описывается рубка с мечами и копьями. Тем более, что конница, которая умела рубиться мечами и колоть копьями, поддерживалась большой массой пехоты, прекрасно умевшей делать то же самое.

23 минуты назад, hoplit сказал:

А по локации.

Карт масса. Как выглядит гора - привел фото Реальные фото часто срывают красоту бумажных схем.

Вторая карта уже совсем после этого боя улан с дервишами - когда уланы пошли в преследование вместе со всеми войсками.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Атака улан имела место примерно между 8 и 9 часами утра.

Черчилль имел личный неуставный Маузер, и сам во время атаки застрелил в упор махдиста. Он же говорит, что схватка врукопашную длилась около 2 минут, что, в целом, полностью соответствует всем критическим ожиданиям.

В целом, если есть 100500 рассказов об этой атаке, наиболее валидными будут те, что оставлены ее участниками. А Черчилль, собственно, пишет, что они, сойдясь с дервишами, уже не видели главного поля сражения. 

Хор, в котором прятались дервиши, и который упомянут повсеместно - это Абу-Сунт.

Share this post


Link to post
Share on other sites
50 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Из Черчилля так не выходит.

У Черчилля ровно это и написано. Уланы видят беспорядочно отступающие, местами бегущие, отряды дервишей из уже разбитой части армии. Но между ними и "добычей" есть сухое русло, занятое противником. Разведка показала, что там около 1000 человек. Большая часть - в самой впадине. Около 200 стоят открыто. Атаковали. Вломились в сухое русло - а там "ой!"

 

50 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Тем не менее, конницы хватало

Ну вот при Омдурмане из всего войска - пара тысяч. В доспехах - меньшая часть. Так как копили их все и всегда, но панцирной коннице всегда было мало.

 

50 минут назад, Чжан Гэда сказал:

А многие из них, кроме Черчилля, были участниками атаки 21-го уланского полка?

??? Все. Англичане - писучи. 

 

50 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Во-первых, упоминавшиеся 200 на гребне горы - уже с ружьями.

По арабским данным - 30 человек с ружьями. По английским - из 200 "видимых" менее четверти имели ружья.

 

50 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Во-вторых, те, кто были сзади, в русле - тоже десятки, если не сотни стволов, т.к. их выделили из отряда джихадийя.

Англичане пишут, что их обстреливали те несколько десятков стрелков. Все. Описаний стрельбы в упор - нет. Описаний, что их обстреливали при отходе - нет. Судя по всему - набившиеся в сухое русло были вооружены в подавляющей части холодным оружием. Других объяснений я не вижу.

 

50 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Есть четкие данные про англичан - 22 убитых и 50 раненных.

Если я правильно понял пометки - раненых настолько тяжело, что уже не могли участвовать в бою. А порезы и мелкие раны были почти у всех.

 

50 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Весь вопрос, когда не-участник атаки увидел поле боя.

А участник когда ее увидел? И насколько смог рассмотреть. Потерь дервишей точно мы не знаем. 

 

50 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Качество англичан в рукопашной традиционным оружием было намного слабее, чем у арабов.

Что-то можно списать на револьверы, но тут именно описывается рубка с мечами и копьями. Тем более, что конница, которая умела рубиться мечами и колоть копьями, поддерживалась большой массой пехоты, прекрасно умевшей делать то же самое.

Два эскадрона (крайние) из четырех вообще не имели потерь убитыми, в значительной степени они суданцев "обтекли". Часть англичан была убита, когда их кони приземлялись прямо на копья.

16.jpg.fd81d95dbd87889fd55ec24c0973c3ae.

Про то, что что-то существенное сделала конница суданцев - не сказано. Во всех описаниях акцент на пехоту. 

Хотя было и такое

155.jpg.ad1b95a72e7fddf40665795f73e981a9

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 минуту назад, hoplit сказал:

У Черчилля ровно это и написано.

См. выше. Патруль обнаружил "около 1000 человек". 700 или 1000 - зрительно сильно не рассчитать.

Их решили атаковать, но те стали хорошо стрелять. У Черчилля около 200 арабов было сбито во время шока атаки.

А дальше появились люди из резерва и все пошло не так.

2 минуты назад, hoplit сказал:

Ну вот при Омдурмане из всего войска - пара тысяч. В доспехах - меньшая часть. Так как копили их все и всегда, но панцирной коннице всегда было мало.

Начнем с того, что у Омдурмана действовала только часть войск Халифы. Еще одна армия шла к Хартуму, но не успела к битве. Потом она рассеялась, а ее лидер погиб вместе с Халифой и остатками этой армии.

Потом был еще ряд сильных гарнизонов по Судану, которые еще примерно год сохраняли свои позиции.

Поэтому неизвестно, сколько их было реально. А при Омдурмане сражались те, кто успел придти на призыв Халифы.

5 минут назад, hoplit сказал:

??? Все. Англичане - писучи. 

Так кто конкретно из писучих англичан был участником атаки?

5 минут назад, hoplit сказал:

По арабским данным - 30 человек с ружьями. По английским - из 200 "видимых" менее четверти имели ружья.

А кто видел валидные арабские данные? Эти "данные" сами себе противоречат - аль-джихадийя были как раз стрелками из ружей. Странно было бы, если бы они были вместо ружей вооружены копьями.

Где написано у англичан, видевших эти 200, а не придумывавших после боя того, что было не на их участке, что у них было 25% ружей?

8 минут назад, hoplit сказал:

Англичане не пишут, что их обстреливали те несколько десятков стрелков. Все. Описаний стрельбы в упор - нет. Описаний, что их обстреливали при отходе - нет. Судя по всему - набившиеся в сухое русло были вооружены в подавляющей части холодным оружием. Других объяснений я не вижу.

Как раз сказано У УЧАСТНИКА АТАКИ довольно точно:

Цитата

 

Тогда, как по команде, все люди в синем опустились на колени и открыли ружейный огонь. Промахнуться по такой цели и с такого расстояния было невозможно. Люди и кони стали падать один за другим.  ... В двухстах пятидесяти ярдах от нас люди в темно-синем стреляли как сумасшедшие, окутанные тонкой пленкой голубоватого дыма. Ударяясь в землю, пули поднимали в воздух клубы пыли и осколки камней.

(это о тех, кто был на гребне)

 Движение было стремительным, а дистанция короткой. Но прежде, чем мы покрыли ее наполовину, ситуация изменилась. Там, где только что была видна ровная местность, показалась глубокая складка — пересохшее русло. И оттуда неожиданно, как в театральном представлении, с громкими криками выскочила плотная белая толпа, по ширине почти такая же, как наш фронт, и глубиной человек в двенадцать. Десятка два всадников и дюжина ярких знамен поднялись из-под земли как по волшебству. Несколько фанатичных воинов вырвались вперед, чтобы принять удар. Остальные твердо стояли на месте, ожидая его. Уланы при виде этого явления только ускорили шаг. Каждому необходимо было набрать скорость, достаточную для того, чтобы прорвать столь плотную преграду. Эскадроны на флангах, заметив, что они частично перекрывают друг друга, немного изогнули линию вовнутрь, образовав полумесяц. Все это дело заняло всего несколько секунд. Стрелки, которые до последнего момента храбро вели огонь, были кувырком сметены в овраг. За ними, на полном скаку и в плотном строю, туда же устремились британские эскадроны, которые врезались в строй врага с яростным криком. Столкновение было страшным. Около тридцати улан, люди и кони, и не менее двухсот арабов были опрокинуты на землю. 

 

Т.е. дать залп выскочившие джихадийя, скорее всего, не успели. Тем более, что перед ними были свои стрелки и вырвавшиеся вперед конные.

Такой точности описания не-очевидец не даст.

15 минуту назад, hoplit сказал:

Если я правильно понял пометки - раненых настолько тяжело, что уже не могли участвовать в бою. А порезы и мелкие раны были почти у всех.

Такое не считалось.

15 минуту назад, hoplit сказал:

А участник когда ее увидел? И насколько смог рассмотреть. Потерь дервишей точно мы не знаем.

Поэтому я и говорю - не верю, что только 60 человек погибло. 60 могло остаться на месте. Остальных могли и частично вытащить, потом могли кого-то на месте не найти (лежит между камнями в пыли) и т.п.

17 минуту назад, hoplit сказал:

Два эскадрона (крайние) из четырех вообще не имели потерь убитыми, в значительной степени они суданцев "обтекли". Часть англичан была убита, когда их кони приземлялись прямо на копья.

Из описания этого не следует.

БОльшая часть потерь - у центральных эскадронов. Но что потерь не было у фланговых - не обосновано.

Часть улан погибла и была ранена в ходе обстрела. Часть - в рукопашной.

По эскадронам: в 2 центральных эскадронах 16 убитых и 19 раненных. Остальные приходятся на фланговые эскадроны (8 убитых и 31 раненный).

20 минуты назад, hoplit сказал:

Про то, что что-то существенная сделала конница суданцев - не сказано. Во всех описаниях акцент на пехоту. 

Описание боя в целом - это да, бой с пехотой. Но охват фланга отрядом из 400 всадников-баггара имел место. Правда, все они погибли от пуль, не прорвавшись к строю англо-египетских частей.

Фрэнк Уормальд - 7-й гусарский. Как и Черчилль (4-й гусарский) сопровождал полк в походе.

Вот о том, стреляли ли в упор в схватке - лейтенант Смит (Smyth) из 21-го уланского вспоминал:

Цитата

Find myself at Khor. Met by swordsman on foot, cuts at my right guard, I guard it with my sword. Next man having fired and missed, throws up both hands. I cut him across both hands, cuts at me, think this time I must be done but pace tells and my guard carries it off. Duck my head to spear thrown, just misses me, another cut at my horse, miss guard but luckily cut is too far away and only cuts my breastplate and gives my horse a small flesh wound in the neck and shoulder. I remember no more till I find myself outside with 4 or 5 of my troop. 

Т.ч. ружья были и у тех, кто подошел из русла реки.

Вот список участников атаки (возможно, неполный - не считал).

Уточнения - в атаке участвовало 34 офицера, 412 рядовых и 1 штатский. 1 офицер и 20 рядовых погибли, 4 офицера и 46 рядовых были ранены. Из них 16 убитых и 19 раненных пришлось на 2 центральных эскадрона. Из 119 погибших коней 56 были застрелены, 63 - заколоты копьями.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

15 час назад, Чжан Гэда сказал:

Из них 16 убитых и 19 раненных пришлось на 2 центральных эскадрона. Из 119 погибших коней 56 были застрелены, 63 - заколоты копьями.

20 убитых и 38 раненых в эскадронах B и D. Один раненый позднее умер. 

 

По остальному - книгу я указал. Захотите - прочитаете.

Черчилль пишет, что они предполагали, что атакуют отряд из 1000 дервишей, из которых 200 стояли открыто, а остальные - прятались в сухом русле. Как оказалось - там было не 800, а раза в 3 больше дервишей. Не понимаю - с чем Вы спорите. Англичане знали, что там есть сухое русло. И они знали, что видят меньшую часть дервишей. Они не знали, что дервишей в сухом русле пока готовилась атака, стало на 2000 больше.

 

По потерям - участники атаки более чем на несколько десятков убитых дервишей (с учетом стрелковой фазы боя) не претендовали. Можно верить. Можно не верить. Более точных чисел у нас все равно нет и не будет.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
3 часа назад, hoplit сказал:

Как оказалось - там было не 800, а раза в 3 больше дервишей.

Вот тут сомневаюсь. У страха глаза велики, а уланы подозрительно быстро пробились через 12 шеренг.

Предположим, развернуто 450 (берем полную численность) в 2 шеренги. Это по фронту минимум 250-300 м. (на ходу интервалы между всадниками увеличиваются автоматически и удержать строй "стремя в стремя" на практике крайне сложно).

Берем минимальный фронт в 250 м. Принимаем 1 дервиша на 1 м. по фронту в линию. Это 250 человек в шеренге. 

Итого 3000 воинов в компактном построении. Пробиться через них - это, пардон, нереально. Особенно если они сами бросались на улан.

Потом, скорость, с которой эти 3000 воинов выскочили из русла Абу-Сунт - можно попробовать поэкспериментировать. Уланы уже наносят удар по стрелкам с дистанции около 300 м. И тут 3000 воинов + некоторое количество всадников "неожиданно" возникают за стрелками.

Телепорт? Или просто их было намного меньше?

3 часа назад, hoplit сказал:

20 убитых и 38 раненых в эскадронах B и D. Один раненый позднее умер. 

Значит, Хэнти не знал, о чем писал. Не при армии был, видать.

3 часа назад, hoplit сказал:

Не понимаю - с чем Вы спорите.

Не понимаю, о чем Вы вообще? Видели пример пробивания конницей 12-шереножного построения активной в ближнем бою пехоты?

Если тут было 12 шеренг с фронтом в те же 250 м. - это чудо. Вот его я не понимаю. И не пойму, наверное, никогда. 

А исследования по документам в данном случае - увы, не заменяют того, что сказали участники боя.

3 часа назад, hoplit сказал:

По потерям - участники атаки более чем на несколько десятков убитых дервишей (с учетом стрелковой фазы боя) не претендовали. Можно верить. Можно не верить. Более точных чисел у нас все равно нет и не будет.

Тут очень сложно вообще с пониманием того, что случилось. Китченер был очень недоволен действиями улан. Он считал их лузерами, ввязавшимися в ненужное столкновение и понесшими напрасные потери. Лишь под давлением мнения офицеров всей армии, которые сочли это чудом, Китченер был вынужден внешне проявить внимание к уланам.

Кстати, часть офицеров основных сил видела этот бой издалека, а потом смотрела на результат - ну никак не 15 убитых видели:

Цитата

I noticed a great commotion going on about a mile away to the south of Surgham. Crackling rifle fire, unmistakable British cheers and high clouds of dust. The Khor was full of dead and wounded Dervishes and cavalry troop horses, and we could see the 21st Lancers reforming on the far side. We had to clear out pretty quick, as several troops dismounted and opened fire into the Khor.

Это конкретно сказал лейтенант Мак-Нейл (Lieutenant McNeil, Seaforth Highlanders). Заметим, что кроме клубов пыли, ружейных выстрелов и криков он ничего другого узреть не мог. Равно как и другие - видно, что замес начался, но что там реально - известно только из рассказов участников боя. Наиболее полные и ценные - Черчилля. Тот же Смит (Smyth) - увы, отрывочные воспоминания, как его рубили, как он рубил, и как конь вынес его из боя.

Теперь по коням - в русле реки оказалось минимум 63 коня (заколоты копьями) и, возможно, часть застреленных пулями. Соответственно, если количество дервишей, которое убито и ранено, сопоставляется с конями, значит, зрительно это были сопоставимые картины. А конская туша как бы несколько крупнее трупа человека.

Соответственно, уж никак не менее сотни дервишей не смогли выбраться после атаки из русла. Поэтому и говорю - я сомневаюсь в потерях всего 60 дервишей и разгрома тем самым такой мощной фаланги воинов с копьями и мечами (оставшиеся уланы не смогли бы развить такую плотность огня, чтобы сдержать 3000 суданцев, потерявших всего 15-60 человек, на короткой дистанции). 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот все, что мог сказать сам Китченер по поводу атаки улан в докладе генерал-лейтенанту Фрэнсису Гринфеллу 5 сентября 1898 г.:

Цитата

All attacks on our position having failed and the enemy having retired out of range, I sent out the 21st Lancers to clear the ground on our left front, and head off any retreating Dervishes from the direction of Omdurman. After crossing the slopes of Jebel Surgham they came upon a body of Dervishes concealed in a depression of the ground, these they gallantly charged, but finding, too late to withdraw, that a much larger body of the enemy lay hidden, the charge was pressed home through them, and after rallying on the other side, they rode back driving off the Dervishes and remaining in possession of the ground. Considerable loss was inflicted on the enemy, but I regret to say that here fell Lieutenant R. Grenfell (12th Lancers) and 20 men.

Т.ч. документы тут - гораздо менее ценный материал, нежели воспоминания участников атаки. Какими бы писучими некоторые англичане при этом ни были.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Из отчета о потерях за 9 сентября 1898 г.:

Цитата

 

H. M. L RUNDLE, M.G.,Chief of Staff. Khartum, September 9, 1898.
Herewith Returns of Killed and Wounded of the Expeditionary Force at the Battle of Khartum, on September 2, 1898.
   

Schedule of Killed and Wounded at the Battle of Khartum, September 2, 1898.

Killed.

21st Lancers.—Officers 1; Non-Commissioned Officers and Men 20.

...

Wounded.

21st Lancers.—Officers 4; Non- Commissioned Officers and Men 46.

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Поименный список убитых:

 

Lieutenant

R. Grenfell.

2792

Sergeant

R. Allen

3052

 

E. Carter

3325

Corporal

J. Weller

3569

Private

H. Hunt.

4101

 

T. Hanna.

3615

Lance-Corporal

F. W. S. Elliot.

3351

Private

A. Roberts.

3413

 

F. J. Rawle

3940

 

E. Hatter.

4014

 

T. Miles.

3026

 

H. Borthwick.

3615

Lance-Corporal

Isaac Woods.

2672

Private

F. Morhall

3727

 

F. J. Kelly.

3624

 

W. Oldbury

3626

 

C. Wright.

2901

Lance-Sergeant

A. Grantham.

4022

Private

H. Bradshaw.

4054

 

W. Etterington.

3523

 

 J. S. Scattergood.

Указанный в первой колонке номер - личный номер военнослужащего в полку.

Вот список раненных из того же доклада - важно, что в ряде случаев не указана причина ранения, и отмечены все легкораненные:

 

Lieutenant and Adjutant

A. M. Pixie, spear, elbow, slight.

 

Lieutenant

J. C. Brinton, 2nd Life Guards, sword, left shoulder, severe.

 

Lieutenant the Honourable

R. F. Molyneux, Royal Horse Guards, sword, right arm, severe.

 

Second Lieutenant

C. S. Nesham, sword, left wrist, right thigh, severe.

3209

Lance-Corporal

E. Rayner, right side, spear, severe.

1917

Sergeant

T. Lawrence, right arm, left shoulder, severe.

3526

Shoeing-Smith

P. Skelton, left hand, slight.

2266

Sergeant-Major

G. Vesey, right chest, slight.

3740

Private

M. J. Curran, right arm, severe.

3893

Private

J. Quigley, left forearm and chin, severe.

2701

Private

A. Sadler, right elbow, spear, severe.

3853

Private

G. Western, sword, left wrist, severe.

2820

Sergeant

G. Freeman, sword, face, severe.

3064

Private

H. Edmunds, spear, right arm, severe.

2833

Sergeant

H. Hawken, sword, left arm, severe.

3881

Private

J. T. Stevens, spear, chest, severe.

3371

Private

C. Lodge, crush, horse fell on him.

3730

Private

W. Hadley, spear, right arm, severe.

3133

Trumpeter

G. Robinson, spear, right hand, severe.

3494

Private

C. Cook, sword, left hand, severe.

3302

Private

J. W. Freeman, sword, right hand, severe.

3135

Shoeing-Smith

T. Head, sword, right hand, severe.

3766

Private

C. Thompson, right eye, slight.

3501

Private

E. Harpley, back, right elbow and side, slight.

3582

Lance-Corporal

W. Wilson, sword, left side, slight.

3636

Private

J. Woods, right shoulder and hip, slight.

3061

Corporal

F. Pothecary, sword, left arm, slight.

3268

Private

J. Redfern, sword, right arm, slight.

3952

Private

J. Honeyett, sword, right hand, severe.

2305

Corporal

J. Range, right arm and back, slight.

3947

Sergeant

A. Higgs, sword, right hand, severe.

2998

Private

T. Byrne, right arm and breast, severe.

3525

Private

T. Powles, sabre, left forearm, severe.

3205

Private

W. Rowlett, left  arm, slight, fracture, right arm.

3593

Private

E. Farndell, right hand. severe.

3850

Private

G. Brown, sword, left shoulder, bullet, right hip, severe.

3221

Private

E. Bushell, sword, right shoulder, severe.

4064

Private

G. Baker, sword, right arm., severe.

3892

Private

M. Reynolds, spear, right arm, severe.

3512

Private

T. Porch, clavicle, severe.

3345

Private

J. Hope, slight.

3304

Private

W. Gardner, slight.

2579

Sergeant

T. Hotchkiss, slight.

1724

Corporal

T. King, slight.

3444

Corporal Shoeing-Smith

W. Harris, slight.

2105

Squadron Sergeant - Major

A. English, slight.

1980

Sergeant-Farrier

T. Scholes, slight.

3299

Private

T. Rice, slight.

3965

Private

J. Varley, slight.

3810

Private

F. Woodside, slight.

Т.е. из 44 раненных 20 получили легкие ранения. Причина и характер многих ранений не указаны.

Как-то не вяжется с молодецким подвигом прорыва 350-450 улан через 3-тысячную фалангу с копьями, мечами и винтовками.

Если бы был еще подробный медицинский отчет, как японцы сделали, скажем, по действиям своего флота в 1894-1895 гг., было бы можно многое конкретизировать - кто ранен пулями, кто - холодным оружием, какое соотношение этих причин и т.п.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Воспоминания рядового 21-го уланского полка Уэйда Рикса (Wade Rix):

Цитата

As my horse leapt in among them, my lance entered the left eye of a white-robed figure who had raised his sword to strike. The impact shattered the lance and I quickly drew my sword as another man pointed his flintlock. I struck him down and blood splattered his robe.

Опять нехороший дервиш, вопреки мнению писучих англичан, был вооружен огнестрельным оружием. 

Предпочту поверить участнику атаки, чем писучим англичанам.

А вот это - уже можно использовать документы - Р. Тревор Вильсон (R. Trevor Wilson) указывает на слабый конский состав улан при Омдурмане:

Цитата

The Lancers had never been in battle, and had only received their light and small Syrian horses in Cairo on the way south and were understaffed, so many officers were seconded from other cavalry units.

Явно не першероны, которые убили бы при попытке прорыва сквозь пехоту дервишей больше, чем англичане своими саблями и пиками.

Кстати, воспоминания участников указывают на довольно слабый характер личного оружия - сабли и пики англичан быстро ломались. Думаю, также легко ломались копья суданцев. Но вот с мечами тут вопрос - значительная часть мечей, имевшихся в Судане, имела хорошие немецкие, хотя и неказистые по отделке клинки. 

Теперь о том, что там было на поле боя у суданцев с конными - у того же Вильсона читаем (откуда точно он взял эту цифру - я не знаю):

Цитата

On the Sudanese side, a minimum of 5494 horses were at Omdurman distributed unevenly among the “Flags” (= Divisions) of the Khalifa‟s army, most coming from the Baggara tribes of western Sudan (Churchill, 1973; Anglesey, 1982; Pollock, 1999; Badsey, 2008).

Он же вновь упоминает атаку 500 всадников из племени баггара:

Цитата

 

The defeated Mahdist forces were estimated at 25 000. Many of these were mounted Baggara tribesmen– 500 made a seldom recorded counter charge against a Sudanese Brigade at Omdurman in which all perished. 

 

Список литературы, упомянутый Вильсоном в цитате про баггара:

  • Anglesey (1982). [The Marquess of Anglesey]. A History of the British Cavalry, 1816-1919: Volume III 1872-1898. Leo Cooper, Barnsley, UK
  • Badsey S. (2008). Doctrine and Reform in the British Cavalry 1880-1918 (Birmingham Studies in First World War History). Ashgate Publishing Ltd., Aldershot, Hampshire, UK
  • Pollock J. (1999). Kitchener: The Road to Omdurman. Constable, London.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Воспоминания об атаке рядового Томаса Эббота (Thomas Abbot):

Цитата

Wild with excitement, we galloped for all we were worth, lances down at the ‘Engage’. Shots were flying in all directions and you could see nothing else but a mass of black heads appearing from the ground. We charged with all our might right to the hilt of our steel. After we had finished our first man the lance was only in the way, and we had to draw our swords, and then I completely lost my senses in the midst of them. It was a dreadful fight for about ten minutes – a fair hand to hand.

Массовый обстрел. Но тут же - невероятная цифра в 10 минут по продолжительности схватки.

Цитата

The ‘horrors of those moments’, as Trooper Clifford Thompson recollected, varied in intensity and duration from troop to troop, with the bulk of the fighting falling upon the central B and D squadrons: Eadon’s squadron had ‘eleven killed and thirteen wounded’ out of total casualties of 21 killed and 50 wounded.

Капитан Ф.Х. Идон командовал эскадроном D. Итак, эскадроны B & D потеряли 16 убитыми, из них 11 пришлось на эскадрон D. На эскадрон B (майор Дж. Фоул / J. Fowle), выходит, пришлось 5 убитых, на A и С - 5 (как разложились по эскадронам - пока не знаю).

Вооружением дервишей (по оценке Уормальда - 1500 человек) были ... ружья и копья.

Оценка офицера с канлодки "Мелик" Фредерика Вильерса (Frederic Villiers):

Цитата

Since the beginning of the battle I had noticed about 1,500 Dervish rifle and swordsmen lying perdu in a depression of the ground, who had not as yet been in action.

Врал, поди, морячок. Почудилось ему - винтовки у дикарей немытых, фи!

О ценности свидетельств не-участников атаки:

Цитата

From the nature of the ground the charge was unseen by most of the Sirdar's army, and even those who saw it from a distance could distinguish little more than the great cloud of dust that rolled up as the Lancers galloped at the enemy.

А вот опять засада с вооружением воинов, спрятавшихся в Абу-Сунте:

Цитата

Three hundred yards from the enemy the men could see that the scouts had made a mistake, and that there was no mere handful of beaten Dervishes in their front, but a dense crowd of rifle and spearmen, full of fight, packed together in the shelter of the rocky khor. But even if there was any thought of a counter-order it was now too late to stop the charge, and Colonel Martin, riding the foremost, with his sword in its sheath, ready to use the impetus and weight of his charger as his best weapon, rode straight for the centre of the enemy, where the broad Soudan spears bristled most thickly.

A minute more and the Lancers were into the mass of the Dervish infantry, dashing through a storm of bullets and leaping down a three-foot drop into the hollow. And though the enemy stood in places twenty deep, in one minute more these gallant horsemen were through them. Three hundred and twenty troopers had ridden over and through at least 1,500 foemen.

Некисло так - строй из 1500 воинов (как минимум), ощетинившись копьями и стреляющих из ружей, стоящих в 12 шеренг, пробили насквозь 320 улан, скакавших на конях, которых они сами охарактеризовали как "больших пони".

Вот что было после самой трэшанины:

Цитата

Officers and men were eager to charge back through the enemy, but Colonel Martin wisely decided that enough had been done. Another
charge would have meant the destruction of the regiment. He dismounted a number of troopers and opened fire with carbines on the Dervishes, who, after firing a few shots in reply, tried to retreat towards the hills from the hollow which no longer protected them. As they did so they were forced to cross the front of the British division. The guns of the 32nd Battery unlimbered and poured shrapnel into them. The infantry gave them volley after volley, and only a small number of them reached the shelter of the hills.

Sixty dead Dervishes were found in the hollow, so that, even supposing a number of wounded men got away from it when they retired, their loss in the charge was comparatively slight. Several hundred were killed as they crossed the plain.

Т.е. полковник Мартин спешил часть улан и отстреливался из-за камней, а дервиши пытались стрелять в ответ и подниматься по склону горы. Но тут их накрыла артиллерия и откуда ни возьмись, начала палить пехота (сомневаюсь, что они были в пределах эффективного огня). 

Скорее всего, именно артиллерия решила судьбу 21-го уланского - остатки отряда дервишей были попросту рассеяны артиллерией. 

Вот тут уже похоже на правду. Потеря в 60 убитых дервишей из 1500-2700 не привела бы к прекращению их атаки. А вот несколько сотен, расстрелянных из пушек - это весомо.

Ну и количество плавает от 1,5 до 3 тыс. И тут упоминается порядка 30 всадников-суданцев:

Цитата

About half a mile south of the ridge, the scouts who were out in front galloped back and reported that some of the enemy, about two hundred, were hiding in a hollow that ran down to the river. Beyond the hollow could be seen some thirty Dervish horsemen.

КниШка называется A. Hilliard Atteridge "Battles of the nineteenth century. Campaigns of the nineties", Vol. V.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Резюмирую - картинка более или менее складывается только после уточнений Аттерриджа.

Примерно так все выглядело:

1) разведка нашла отряд около 200 дервишей с винтовками и полковник Мартин приказал атаковать их, чтобы отрезать путь отступления войскам Халифы.

2) полковник Мартин решил их атаковать. Внезапно выяснилось, что из сухого русла появилось от 1,5 до 3 тыс. дервишей с копьями, мечами и ружьями, выстроившиеся в 12 шеренг.

3) остановить атаку было невозможно и уланы атаковали. В результате они смогли, потеряв довольно много людей и коней, перейти через русло, собраться там и выбраться на усеянный валунами участок, откуда стали отстреливаться. Дервиши перешли в атаку, стреляя по уланам. В рукопашной сыграли свою роль револьверы английских офицеров - многие из дервишей были застрелены в упор. Тот же Гринфелл был убит только после того, как расстрелял все патроны.

4) дервиши покинули русло и стали видны артиллеристам, которые стали их расстреливать шрапнелью. Потеряв несколько сотен человек, дервиши отступили. Уланы воспользовались этим и отошли к своим позициям.

Т.е. все произошло в течение каких-то 20-30 минут. Главную роль в разгроме отряда дервишей сыграла не безрассудная атака улан, а артиллерийский обстрел, под прикрытием которого уланы смогли беспрепятственно отступить, и даже некоторые успели напоить коней в Ниле. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Алаверды к вышесказанному:

1) количество дервишей в 3000 чел. кажется сильно завышенным. Если их было в 2 раза меньше, то все складывается.

2) фронт фаланги из 1,5 тыс. воинов в 12 шеренг будет в 2 раза меньше по фронту, что позволяет фланговым эскадронам "пройти наискосок", как порой пишут (в т.ч. в интервью журналистам говорили участники атаки). Фронт полка был примерно вдвое шире фронта фаланги и фланговые эскадроны смогли лишь охватить фалангу. Соответственно, они понесли небольшие потери и быстро ушли на другой берег русла Абу-Сунта.

3) судя по всему, центр уланов не прорвался через фалангу, а "обтек" ее, оставив убитых людей и коней на месте. Некоторых пытались вывезти (того же Гринфелла), но неудачно.

4) полковник Мартин приказал спешиться и отстреливаться из-за камней, дервиши развернули фронт и пошли в атаку, и тут включилась в дело 32-я батарея. Карта-схема, где указана позиция 32-й батареи:

illus-577l.jpg.b633b29f057c4c2e3de699b1e

Бой улан с дервишами произошел в ту сторону, где на карте указано "To Omdurman". 32-я батарея вполне могла накрыть дервишей, когда цель стала видна (пыль улеглась, дервиши стали появляться из русла Абу-Сунта). Это хорошо видно на второй карте, где показан 21-й уланский, после того, как он собрался на другом берегу Абу-Сунта:

omdurman-map-henty.thumb.jpg.4041b45c0fb

Собственно, понятно, почему Китченер был недоволен уланами - артиллерия и пехота в результате вынуждена была отражать тот отряд, с которым схватился 21-й уланский полк.

ИМХО, теперь все довольно реалистично - эпической битвы 320 улан с 3000 дервишей, когда конные пробились через плотный строй пехоты врукопашную, не имело место - имела место небольшая стычка, когда конный полк из-за небрежно проведенной разведки нарвался на плотную фалангу суданской пехоты, "обтек" ее, потеряв довольно бездарно при столкновении треть коней и много людей, и быстро отступил на другой берег, залег в камнях и стал отстреливаться.

Дервиши перешли в атаку, но были рассеяны английской артиллерией, потеряв несколько сотен человек от ее огня. Большая часть трупов, погибших от артиллерии, уже была не в русле Абу-Сунта, а на склонах Джебель Сургама. Результатом стычки улан и дервишей было около 100 (чуть больше или меньше - не узнаем никогда) убитых и раненных суданцев. Остальное довершили английские артиллеристы.

 

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
23 часа назад, Чжан Гэда сказал:

количество дервишей в 3000 чел. кажется сильно завышенным

Тут сложно говорить наверняка, но вообще оно в первую очередь следует, насколько понял, из арабских рассказов. Пленных трясли или что - не знаю. Так как всех этих подробностей (кто там сидел, кого и сколько Калифа послал) они просто не знали.

Очевидцы-англичане дают довольно разные сведения. У одних стоявших открыто дервишей - 200, у других - 400, у третьих - 600. Кто-то считал (уже после атаки), что дервишей всего было около 1500-2000 ("какая тьма народу!), при этом - "все поголовно - с винтовками".

Еще пример

555.jpg.e7e2b681c8854ab0aa2d97eb4390750b

То есть - очевидцы-англичане давали целый ворох чисел с кратными допусками. 

 

В 11.05.2019в20:11, Чжан Гэда сказал:

A. Hilliard Atteridge "Battles of the nineteenth century. Campaigns of the nineties", Vol. V.

Совсем эта серия из головы вылетела...

 

А так - нужно "Karari : the Sudanese account of the Battle of Omdurman" или что-то подобное. Если арабские описания битвы есть, то их игнорирование сделает текст по определению неполным. Но где это искать - не знаю.

Share this post


Link to post
Share on other sites
29 минуты назад, hoplit сказал:

Тут сложно говорить наверняка, но вообще оно в первую очередь следует, насколько понял, из арабских рассказов.

В плен попало более 5000 махдистов. 

Рассказ о 3 тысячах - это максимум. Насколько я находил, говорится, что из отряда джихадийя были посланы 4 руба (1 руб = 500 человек). Поскольку джихадийя - это значит, в первую очередь, воины с огнестрельным оружием.

С теми, что там уже присутствовали - совместно примерно 2200-2700 набирается, но мне кажется невероятным именно такое количество.

Причина - фронт построения будет очень длинным.

31 минуты назад, hoplit сказал:

Очевидцы-англичане дают довольно разные сведения.

Хорошо видеть находившихся перед Абу-Сунтом дервишей могли как артиллеристы, так и моряки с канонерок. Их сведения будут самыми валидными.

33 минуты назад, hoplit сказал:

То есть - очевидцы-англичане давали целый ворох чисел с кратными допусками.

Вообще, утвердилась цифра в 500 всадников-баггара, которые атаковали суданскую бригаду и были перебиты огнем пехоты. Неправдоподобного нет ничего - потому что было более 4500 всадников, и где-то они же должны были быть в товарных количествах!

А атаковать пехоту с винтовками отрядом из 200 человек - слишком безрассудно. Слишком быстро кончатся удалые джигиты.

34 минуты назад, hoplit сказал:

А так - нужно "Karari : the Sudanese account of the Battle of Omdurman" или что-то подобное.

Вся беда в том, что Карари/Керери - это холмы, которые были в тылу у англичан. И суданцы называют эту битву не битвой при Омдурмане, а битвой при Карари/Керери.

А вот кто там его начирикал, этот отчет, и когда начирикал - это вопрос. Было бы проще, если бы было сказано: "Абу Али Ибал-заде, да не выпадет его борода во веки веков, составил сие писание в 1314 г.х. по знамению, полученному им, когда его осенило бараком!" (игра слов - "барак" по-арабски "благодать")

Тогда можно было бы выйти на это писание и не мытьем, так катаньем его осилить.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Суданский отчет..." - это сочинение, написанное суданским историком [Х]исмат Хасан Зильфу (Zilfū, ʻIṣmat Ḥasan 1942 г.р.) в 1973 г. Переведено на английский Петером Кларком в 1980 г.

Что он включил туда, как включил и насколько это не следствие злоупотребления гашишем - неизвестно.

Оригинальное название его работы - Kararī : taḥlīl ʻaskarī li-maʻrakat Ummdurmān.

Share this post


Link to post
Share on other sites
30 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Что он включил туда, как включил и насколько это не следствие злоупотребления гашишем - неизвестно.

О чем и речь. При этом, насколько понимаю, когда нужно "подключить данные той стороны" - ссылаются почти исключительно на него. А "гашиш" или не "гашиш"... Книги под рукой нет. И о содержании можно только гадать. А без ознакомления с суданскими данными (что они собой представляют, хотя бы) приличной картинки нарисовать нельзя.

Английские же оценки "на глаз" дадут и для каждого отдельного отряда, и для всей армии Халифы численность с кратными допусками. Один видел 150 человек, другой говорил, что их было 600.

 

43 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Хорошо видеть

"Хорошо видевшие" тот или иной отряд англичане давали потом разброс по численности в несколько раз. И это, насколько понимаю, нормальная ситуация. Из того, что читал, у меня ко всем этим "глаз - алмаз" отношение крайне скептическое. 

 

44 минуты назад, Чжан Гэда сказал:

Вообще, утвердилась цифра в 500 всадников-баггара

А очевидцы пишут о 100 или 200. И их таки перестреляли. Это к вопросу всех этих "оценок на глаз". Кто был первоисточником числа - "500", известно?

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, hoplit сказал:

Это к вопросу всех этих "оценок на глаз". Кто был первоисточником числа - "500", известно?

Как бы не сам Уинни.

Но проще надо быть - есть доклад Китченера. Посмотрим в него.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Алексей Максимович Каледин
      By Saygo
      Кириенко Ю. К. Алексей Максимович Каледин // Вопросы истории. - 2001. - № 3. - С. 59-82.
    • Мусульманские армии Средних веков
      By hoplit
      Maged S. A. Mikhail. Notes on the "Ahl al-Dīwān": The Arab-Egyptian Army of the Seventh through the Ninth Centuries C.E. // Journal of the American Oriental Society,  Vol. 128, No. 2 (Apr. - Jun., 2008), pp. 273-284
      David Ayalon. Studies on the Structure of the Mamluk Army // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London
      David Ayalon. Aspects of the Mamlūk Phenomenon // Journal of the History and Culture of the Middle East
      Bethany J. Walker. Militarization to Nomadization: The Middle and Late Islamic Periods // Near Eastern Archaeology,  Vol. 62, No. 4 (Dec., 1999), pp. 202-232
      David Ayalon. The Mamlūks of the Seljuks: Islam's Military Might at the Crossroads //  Journal of the Royal Asiatic Society, Third Series, Vol. 6, No. 3 (Nov., 1996), pp. 305-333
      David Ayalon. The Auxiliary Forces of the Mamluk Sultanate // Journal of the History and Culture of the Middle East. Volume 65, Issue 1 (Jan 1988)
      C. E. Bosworth. The Armies of the Ṣaffārids // Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London,  Vol. 31, No. 3 (1968), pp. 534-554
      C. E. Bosworth. Military Organisation under the Būyids of Persia and Iraq // Oriens,  Vol. 18/19 (1965/1966), pp. 143-167
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army //  Studia Islamica,  No. 45 (1977), pp. 67-99
      R. Stephen Humphreys. The Emergence of the Mamluk Army (Conclusion) // Studia Islamica,  No. 46 (1977), pp. 147-182
      Nicolle, D. The military technology of classical Islam. PhD Doctor of Philosophy. University of Edinburgh. 1982
      Patricia Crone. The ‘Abbāsid Abnā’ and Sāsānid Cavalrymen // Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain & Ireland, 8 (1998), pp 1­19
      D.G. Tor. The Mamluks in the military of the pre-Seljuq Persianate dynasties // Iran,  Vol. 46 (2008), pp. 213-225
      J. W. Jandora. Developments in Islamic Warfare: The Early Conquests // Studia Islamica,  No. 64 (1986), pp. 101-113
      John W. Jandora. The Battle of the Yarmuk: A Reconstruction // Journal of Asian History, 19 (1): 8–21. 1985
      B. J. Beshir. Fatimid Military Organization // Der Islam. Volume 55, Issue 1, Pages 37–56
      Andrew C. S. Peacock. Nomadic Society and the Seljūq Campaigns in Caucasia // Iran & the Caucasus,  Vol. 9, No. 2 (2005), pp. 205-230
      Jere L. Bacharach. African Military Slaves in the Medieval Middle East: The Cases of Iraq (869-955) and Egypt (868-1171) //  International Journal of Middle East Studies,  Vol. 13, No. 4 (Nov., 1981), pp. 471-495
      Deborah Tor. Privatized Jihad and public order in the pre-Seljuq period: The role of the Mutatawwi‘a // Iranian Studies, 38:4, 555-573
      Гуринов Е.А. , Нечитайлов М.В. Фатимидская армия в крестовых походах 1096 - 1171 гг. // "Воин" (Новый) №10. 2010. Сс. 9-19
      Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Армии мусульман // Крылов С.В., Нечитайлов М.В. Мусульманское завоевание Испании. Saarbrücken: LAMBERT Academic Publishing, 2015.
      Нечитайлов М.В., Гуринов Е.А. Армия Саладина (1171-1193 гг.) (1) // Воин № 15. 2011. Сс. 13-25.
      Нечитайлов М.В., Шестаков Е.В. Андалусские армии: от Амиридов до Альморавидов (1009-1090 гг.) (1) // Воин №12. 2010. 
      Kennedy, H.N. The Military Revolution and the Early Islamic State // Noble ideals and bloody realities. Warfare in the middle ages. P. 197-208. 2006.
      H.A.R. Gibb. The Armies of Saladin // Studies on the Civilization of Islam. 1962
      David Neustadt. The Plague and Its Effects upon the Mamlûk Army // The Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland. No. 1 (Apr., 1946), pp. 67-73
      Yaacov Lev. Infantry in Muslim armies during the Crusades // Logistics of warfare in the Age of the Crusades. 2002. Pp. 185-208
      E. Landau-Tasseron. Features of the Pre-Conquest Muslim Army in the Time of Mu ̨ammad // The Byzantine and Early Islamic near East. Vol. III: States, Resources and Armies. 1995. Pp. 299-336
       
       
      Kennedy, Hugh. The Armies of the Caliphs : Military and Society in the Early Islamic State Warfare and History. 2001
      Blankinship, Khalid Yahya. The End of the Jihâd State : The Reign of Hisham Ibn Àbd Al-Malik and the Collapse of the Umayyads. 1994.
      Patricia Crone. Slaves on Horses. The Evolution of the Islamic Polity. 1980
      Hamblin W. J. The Fatimid Army During the Early Crusades. 1985
       
      P.S. Большую часть работ Николя в список вносить не стал - его и так все знают. Пишет хорошо, читать все. Часто пространные главы про армиям мусульманского Леванта есть в литературе по Крестовым походам. Хоть в R. C. Smail. Crusading Warfare 1097-1193, хоть в Steven Tibble. The Crusader Armies: 1099-1187...
    • Кантор Ю. З. М. Н. Тухачевский и советско-германский военный альянс 1923-1933 годов
      By Saygo
      Кантор Ю. З. М. Н. Тухачевский и советско-германский военный альянс 1923-1933 годов // Вопросы истории. - 2006. - № 5. - С. 7-23.
      В начале 1920-х годов, после окончания первой мировой войны, расколотый мир "собирал" новую геополитическую карту. Вновь образованные и сохранившие себя во время социальных катаклизмов государства искали партнеров, зачастую руководствуясь принципом "дружбы против общего противника". Главнокомандующий рейхсвером генерал фон Сект, немецкий протагонист военно-политических контактов Германии и России, считал: "Разрыв версальского диктата может быть достигнут только тесным контактом с сильной Россией. Нравится нам коммунистическая Россия, или нет - не играет никакой роли. Что нам нужно, это, единственно, сильная Россия с широким границами - на нашей стороне. Итак, никаких Польши и Литвы между нами... И мы получим наши восточные границы по 1914 году. Для Германии важно посредством советской России развязать путы Антанты"1.
      Концепция двустороннего военного сотрудничества была намечена в результате секретных переговоров в Москве и Берлине в 1920 - 1923 годах. Его необходимость признавали все участники разворачивавшейся тогда в советской России дискуссии между сторонниками Л. Д. Троцкого, с одной стороны, и М. В. Фрунзе - с другой, о будущей военной доктрине. Один из главных побудительных моментов - поражение в войне с Польшей. Поражение выявило слабые стороны РККА и заставило основательно заняться военным строительством, приступить к оснащению РККА военной техникой и подготовке квалифицированного командного состава. Итогом стало сокращение численности Красной армии с 5,5 млн. (в конце 1920 г.) до 600 тыс. человек (к 1 февраля 1923 г.) и военная реформа 1924 - 1925 годов. В начале 1921 г. в военном министерстве Германии по инициативе Секта для организации сотрудничества с РККА была создана "Зондергруппа Р" (Особая группа "Россия", в советской терминологии - "Вогру", то есть "военная группа").
      Умонастроения прусской военной элиты начала 1920-х годов отчетливо обрисовал тогда же М. Н. Тухачевский, командовавший Западным фронтом: "В офицерских кругах бросается в глаза упадок духа, как следствие безвыходного положения Германии после Версальского мира. Все мечтают о каком-то "мессии" - сильном человеке, который сплотит все партии и восстановит германское могущество. С особой ненавистью относятся офицеры к социал-демократам. Один из сопровождающих нас (в секретной поездке по Германии. - Ю. К.) офицеров говорил, что если бы он был рабочим, то вступил бы охотнее всего в партию Гитлера, а во вторую очередь в компартию"2.
      Уже весной 1921 г. в Москве появился первый уполномоченный "Зондергруппы Р" О. фон Нидермайер (личный представитель военного министра Германии). Его задачей было выявить возможности развития в России тяжелой индустрии и военной промышленности3. По итогам переговоров Политбюро ЦК РКП(б) приняло план "восстановления... военной и мирной промышленности при помощи немецкого консорциума, предложенный представителем группы виднейших военных и политических деятелей" Германии. Об этом упоминается в записке наркома иностранных дел Г. В. Чичерина в ЦК РКП (б) от 10 июля 1921 г., где говорилось, что "первоначально немцы больше всего интересовались военной промышленностью. Производимое вооружение оставалось бы у нас. Совершенно исключена возможность употребления его против немецких рабочих потому, что оно просто оставалось бы у нас на складах до момента новой войны. На наш вопрос, как решаются немцы оставить на складах у нас это оружие без гарантий, они отвечали, что гарантия - единство политических интересов". Нарком внешней торговли Л. Б. Красин 26 сентября 1921 г. писал Ленину: "План этот надо осуществить совершенно независимо от каких-либо расчетов получить прибыль, "заработать", поднять промышленность и т. д., тут надо щедро сыпать деньги, работая по определенному плану, не для получения прибыли, а для получения определенных полезных предметов - пороха, патронов, снарядов, пушек, аэропланов и т. д."4
      В конце июля - начале августа 1921 г. Нидермайер вновь появился в Москве: к этому времени была уже выработана линия на тесное военно-политическое сотрудничество. В конце сентября 1921 г. в Берлине состоялись секретные переговоры Красина с руководством рейхсвера, в которых с немецкой стороны принимали участие Сект, Нидермайер и другие представители германской военной элиты.
      В 1923 - 1924 гг. официальная стратегическая доктрина Красной армии отражала взгляды Тухачевского, формируясь на его теориях "революции извне", "стратегии сокрушения" и "таранной стратегии" на основе "последовательных операций".
      РККА требовала серьезных реформ, вынуждая руководство СССР оставить надежды на ближайший революционный кризис на Западе и разработать общую геополитическую концепцию. В основу ее была положена выдвинутая Тухачевским в 1924 г. "стратегия организации". Она разрабатывалась им на основе итогов первой мировой войны, с учетом тех выводов, которые делались в зарубежной (в частности, немецкой) военной печати, и переносила акцент в решении оборонных и стратегических проблем на так называемую "маневренную" организацию использования военного потенциала страны.
      Переговоры в Берлине проходили с 25 января по 17 февраля 1922 года. Наряду с обсуждением политических (установление дипломатических отношений) и экономических (предоставление займа) проблем шло обсуждение вопросов военно-промышленного сотрудничества5. Подписанный 16 апреля 1922 г. Рапалльский советско-германский договор положил начало долгосрочному сотрудничеству.
      Стороны взаимно отказались от всяких финансовых претензий друг к другу (возмещение военных расходов и убытков, включая реквизиции, расходы на военнопленных). Для советской России это означало отказ от претензий на репарации с Германии, для Германии - отказ от претензий на возмещение за национализированную частную собственность. Договор предусматривал восстановление дипломатических и консульских отношений, развитие экономического сотрудничества, причем была зафиксирована готовность германского правительства "оказать возможную поддержку сообщенным ему в последнее время частными фирмами соглашениям и облегчить их проведение в жизнь". Ряд условий не подлежал опубликованию. "Это было первое выступление побежденных против беспощадных победителей, - отметил один из представителей прусского военного ведомства К. Студент. - Этот договор имел эффект разорвавшейся бомбы".
      В феврале 1923 г. в Москву тайно приехала первая немецкая военная делегация. Студент был в ее составе - как референт по авиации и газовому вооружению. В переговорах с советской стороны участвовали начальник Штаба РККА П. П. Лебедев и его заместитель Б. М. Шапошников. Рассматривались вопросы финансовой и технической поддержки Германией восстановления российской военной индустрии. "Мы были приятно удивлены достижениями русских, они были выше, чем мы предполагали", - записал Студент. Темой обсуждения стало открытие немецкой авиашколы в Липецке (1925 г.) и танковой - в Казани (1928 г.). Планировался также постоянный обмен офицерами и военными инженерами. "Мы впоследствии были побеждены Красной армией с помощью нашей же стратегии", - этот вывод Студент сделал уже после второй мировой войны6.
      1 ноября 1923 г. Троцкий предложил Политбюро ЦК обсудить разработанную им "схему командующих фронтами, начальников штабов и командармов". 12 ноября 1923 г., после обсуждения в Оргбюро ЦК и утверждения Политбюро приказом РВС СССР помощником командующего Западным фронтом был назначен И. П. Уборевич. Командующий, член РВС СССР Тухачевский в это время отсутствовал, он был направлен в Германию в качестве "офицера связи между РККА и рейхсвером". Уборевич фактически превратился в командующего Западным фронтом. (8 апреля 1924 г. официально был назначен новый командующий - уже не фронтом, а Западным военным округом - А. И. Корк.) Тухачевский с поста командующего фронтом был перемещен на должность помощника начальника Штаба РККА 1 апреля 1924 года. В 1924/1925 учебном году в Военной академии РККА впервые начались занятия на кафедре "Ведение операций". Тухачевский, являвшийся главным руководителем по стратегии, читал цикл лекций "Вопросы высшего командования", который был своего рода теоретическим обоснованием официального Руководства для командующих армий и фронтов, утвержденного Фрунзе в 1924 году7. 26 сентября 1924 г. Тухачевского включили в состав комиссии по выработке новой организационной структуры центрального военного аппарата. Но доминантой его деятельности являлось международное сотрудничество.
      В августе 1925 г. группа высокопоставленных офицеров рейхсвера впервые присутствовала на маневрах Красной армии. Немецкие офицеры прибыли в Советский Союз в штатском под видом "германских рабочих-коммунистов"8 . Почти в то же время группа красных командиров под видом "болгар" прибыла в Германию и присутствовала на осенних маневрах рейхсвера. Делегацию возглавлял Тухачевский. Краскомы присутствовали на тактических занятиях отдельных родов войск, участвовали в "общих маневрах", где были представлены Секту. Вернувшись, Тухачевский отчитался о поездке. В его докладе Реввоенсовету СССР, датированном 3 октября 1925 г., говорилось: "Германское командование очень хорошо следило за тем, чтобы мы не вступали в общение с солдатами. Было установлено и тайное наблюдение. Так, например, во всех группах шоферы, как мы убедились, понимали по-русски, но отрицали это. Лишь с офицерами можно было говорить открыто. Вследствие того, дать исчерпывающую картину политического состояния рейхсвера для нас затруднительно.
      Дисциплина в солдатской массе твердая и глубоко засевшая. Грубого обращения с солдатами со стороны офицеров я не замечал, со стороны же унтер-офицеров видел. Солдатский состав в подавляющей массе совершенно молодой... Одиночное обучение выдающееся...
      Офицерский состав почти сплошь состоит из кавалеров ордена Железного креста. Только молодые лейтенанты не были на войне. Бросается в глаза громадный процент аристократов среди офицеров, как строевых, так и генерального штаба, чего по отношению к генштабу старой германской армии не было. Принадлежности к той или другой партии выяснить не удалось".
      У немецких офицеров Тухачевский отметил "упадок духа" и "бездушное отношение к военно-научным вопросам. Германские офицеры, не исключая и большей части генерального штаба, ничего не читают, кроме уставов". Но "отношение населения к рейхсверу с каждым годом улучшается и интерес к военному делу повышается. На маневрах войска сопровождаются тысячами народа из города и деревни".
      Общие выводы, сделанные Тухачевским по результатам командировки, осторожно оптимистичны. В них не только оценка немецких вооруженных сил, но и политической ситуации, и перспектив сотрудничества: "В общем положение германской армии чрезвычайно тяжелое в силу ограничений Версальского мира. Это положение отягощается упадком духа германского офицерства и падением интереса в его среде к военному делу. Отдельные роды войск германской армии стоят на достаточной высоте, но редко превышают средний уровень. Только в деле дисциплины, твердости и настойчивости, в стремлении к наступательности и четкости немцы имеют безусловно большое превосходство и над Красной армией и, вероятно, над прочими.
      В деле организации двухсторонних учений, в деле штабной работы мы можем и должны многому поучиться у рейхсвера. Четкость занятий, заблаговременная подготовка их, продуманность - все это делает полевые занятия германской армии гораздо более интенсивными, чем у нас, несмотря на короткий срок, в течение которого они имеют место (4 - 6 недель). На эту сторону дела нам необходимо обратить особое внимание и многое позаимствовать...
      Германские офицеры, особенно генерального штаба, относятся одобрительно к идее ориентации на СССР. Вначале об этом говорилось, но довольно глухо, а при прощании - немцы старались внушить нам мысль о том, что они считают нас своими неминуемыми союзниками и что это является единственной их надеждой для выхода из того безвыходного положения, в котором они сейчас находятся. Насколько искренне все это - трудно судить"9.
      Первый секретарь полпредства СССР в Германии А. А. Штанге писал в дневнике 19 сентября 1925 г.: "Тухачевский... отметил важное значение, которое имеет более детальное ознакомление представителей обеих армий. Он указал, что сейчас он и его коллеги присутствовали, так сказать, на экзамене, но они не видели еще своих германских товарищей в повседневной жизни и работе". И далее Штанге подчеркнул: "Я должен, во-первых, отметить, видимо, совершенно искреннее удовлетворение, вынесенное как из поездки германских представителей в СССР, так и из посещения Германии нашими товарищами. Полковник и майор (руководители с немецкой стороны. - Ю. К.), оба рассыпались в комплиментах по адресу наших товарищей, искренне удивляясь их эрудиции даже в отношении немецкой военной литературы. Должен добавить, что внешнее впечатление, которое производили прибывшие товарищи, было действительно великолепно. Они держали себя с большой выдержкой и тактом, причем в то же время не чувствовалось абсолютно никакой натянутости. Немцы, приехавшие из СССР, в полном восторге от оказанного им там приема"10. Принимающая сторона также осталась довольной: "Снова были советские офицеры для наблюдения маневров. Во главе делегации был 30-летний... Тухачевский. Русские офицеры в основном хорошо говорили по-немецки и удивительно хорошо знали военную историю. Они все изучали произведения Клаузевица. С М. Н. Тухачевским мы превосходно понимали друг друга. Он предложил мне когда-нибудь встретиться в Варшаве"11, - записал полковник К.-Х. Штульпнагель, провожавший советских гостей.
      Первым и наиболее важным военно-учебным центром рейхсвера на территории СССР стала авиационная школа. Официальное соглашение о ее создании было подписано в Москве 15 апреля 1925 года. К этому готовились заранее - еще в 1924 г. распоряжением руководства РККА была закрыта только что организованная высшая школа летчиков в Липецке: на ее базе началось создание германской, замаскированной под авиаотряд Рабоче-Крестьянского Красного Военно-Воздушного Флота12. Управление ею было передано немцам, организовавшим подготовку летного состава по единому плану рейхсвера, разработанному в 1924 г. штабом ВВС в Берлине. Обучались и советские и немецкие летчики. В 1926 г. И. В. Сталину был представлен доклад о первых результатах для советской стороны. В полную силу авиашкола начала работать с конца 1927 года. В Липецке проводились испытания новых боевых самолетов, авиационного оборудования и вооружения. По их результатам на вооружение рейхсвера были приняты несколько новых типов самолетов. К 1933 г. благодаря Липецку было подготовлено около 450 немецких летчиков различной квалификации. Многие из них в годы второй мировой войны составили костяк гитлеровских "люфтваффе" (в их числе - К. Студент, Х. Ешонек, В. Виммер, О. Деслох и др.).
      Версальский договор запрещал Германии не только иметь бронетанковые войска, но и разрабатывать и производить этот вид военной техники. Но рейхсвер уже с начала 1920-х годов искал возможности для обхода версальского табу. СССР, как и Германия, был заинтересован в создании современных танковых войск, но, в отличие от Германии, не обладал промышленной базой, технологиями и квалифицированными кадрами для многопрофильной модернизации армии. Договор об организации танковой школы под Казанью был заключен 3 декабря 1926 года13. Она начала функционировать два года спустя.
      По аналогичной схеме выстраивались и советско-германские отношения в сфере химической промышленности: немцам нужна была "подопытная" территория, Советскому Союзу - "рецепты" производства от страны, занимавшей в этой сфере ведущее положение в Европе. "Я могу сказать, что... взаимоотношения немецкой и русской армий были добрыми и честными. В политике скорее Россия была заинтересованной стороной, в то время как Германия зачарованно смотрела на вооружение и скорее сторонилась России, чем шла навстречу", - писал о первом этапе сотрудничества начальник отдела боевой подготовки рейхсвера генерал В. фон Бломберг14 в дневниках времен второй мировой войны.
      После признанного обеими сторонами успешным первого опыта обмена группами в 1925 г., от РККА в Германию было командировано 13 человек - 8 из них присутствовали на учениях и маневрах, трое участвовали в полевых поездках, двое были прикомандированы к военному министерству Германии и обучались на последнем курсе берлинской военной академии. Группа советских военных, вернувшаяся из Германии, так охарактеризовала внутриполитическую ситуацию в стране: "Рейхсвер вообще и Генеральный штаб в частности крайне отрицательно относятся к существующему демократически-парламентскому строю, руководимому социал-демократической партией... Пацифизм, естественно, встречает в этих кругах самое отрицательное отношение (курсив мой. - Ю. К.). Целый ряд унижающих достоинство Германии фактов со стороны союзнической комиссии разжигает еще больше шовинистические настроения не только в рейхсвере, но и в широких мелкобуржуазных слоях. Неизбежность реванша очевидна. Во всем сквозит, что реванш есть мечта германского Генерального штаба, встречающего поддержку в крайне правых фашистских группировках Германии... Поэтому реакция возможна не в сторону монархии, а в направлении фашизма".
      Но ожидаемая "реакция в направлении фашизма" не стала для советского руководства препятствием. Краскомы, стажировавшиеся в Германии, отмечали в донесениях: "Ненависть военных кругов к Франции чрезвычайно остра. Занятия (тактические) в Генштабе и в Академии показывают, что армия готовится к войне с Францией и Польшей. Блок с Англией встречает много затруднений, во-первых, потому, что Англия поддерживает... в своей антирусской политике Польшу, враждебность к которой чрезвычайно остра в Германии, особенно в военных и правых кругах... Наличие общего противника - Польши, опасного для Германии вследствие географических условий, еще более толкает германский Генштаб по пути тесного сближения с Советской Россией"15.
      Что же касается враждебного отношения к пацифизму, то и здесь советская Россия и Германия были единомышленниками. В декабре 1929 г. в докладе "О характере современных войн в свете решений 6-го конгресса Коминтерна" Тухачевский в русле концепции "революции извне" по-прежнему "постулировал", что "грандиозные войны, пока большая часть света не станет социалистической, являются неизбежными", и поэтому, считал он, "задачей компартии является настойчивая, повседневная пропаганда борьбы против пацифизма"16.
      В статье "Красная армия на шестом году революции" Тухачевский писал: "Итак, к концу шестого года Советской власти назревает новый взрыв социалистической революции, по меньшей мере в европейском масштабе. В этой революции, в сопровождающей ее гражданской войне в процессе самой борьбы, так же, как и прежде, у нас создается могучая, но уже международная Красная армия. А наша армия, как старшая ее сестра, должна будет вынести на себе главные удары капиталистических вооружений. К этому она должна быть готова, и отсюда вытекают ее текущие задачи... Она должна быть готова к нападению мирового фашизма и должна быть готова, в свою очередь, нанести ему смертельный удар разрушением основ Версальского мира и установлением Всеевропейского Союза Советских Социалистических Республик"17.
      В выступлении на VII Всебелорусском съезде Советов в мае 1925 г. Тухачевский говорил: "Крестьяне Белоруссии, угнетенные польскими помещиками, волнуются, и, конечно, придет тот час, когда они этих помещиков сбросят. Красная армия понимает, что эта задача является для нас самой желанной, многожданной... Мы уверены, и вся Красная армия уверена в том, что наш Советский Союз, и в первую очередь Советская Белоруссия, послужит тем оплотом, от которого пойдут волны революции по всей Европе... Красная армия с оружием в руках сумеет не только отразить, но и повалить капиталистические страны... Да здравствует Советская зарубежная Белоруссия! Да здравствует мировая революция!"
      Обозначив общий военно-политический курс и настроения армии, Тухачевский затем оценил ее боевую готовность. "В техническом отношении мы в значительной мере сравнялись и достигли западноевропейских государств, - заявлял он. - ...Успехи в области пехоты, в области артиллерии... определяют возможность ее участия в самых жестоких и самых сильных столкновениях с нашими западными соседями... Танки мы имеем хорошие и в этом отношении можем состязаться с нашими соседями. Конница наша является сейчас лучшей конницей в мире... Наша авиация является одним из самых блестящих родов войск... Ни у одного из наших соседей нет такой подготовленной, блестящей, смелой и боеспособной авиации". И, заключая, он прямо требовал: "Нам нужно только, чтобы советское правительство Белоруссии поставило в порядок своего дня вопрос о войне"18. В 1924 - 1925 гг. Тухачевский принимал активное участие в проведении военной реформы в качестве заместителя начальника Штаба РККА, затем члена комиссии по пересмотру стратегических планов, уставной комиссии, комиссии по разработке нового положения о Военно-воздушных силах, организовал в составе Штаба РККА Управление по исследованию и использованию опыта войн, был членом президиума Комиссии по изучению опыта гражданской войны; его избрали председателем правления Объединенного военно-научного общества, он добивался переработки уставных норм "в духе новой глубокой тактики, маневренности и смелости"19.
      В конце октября 1925 г. не стало Фрунзе. Новым председателем РВС СССР и наркомом был назначен К. Е. Ворошилов. Должностные обязанности и влияние Тухачевского как начальника Штаба РККА постепенно, но неуклонно сужались. 13 ноября 1925 г. из структуры Штаба РККА были выведены Инспекторат и Управление боевой подготовки - именно те структурные элементы, за включение которых в его состав Тухачевский вел острые дискуссии в 1924 г. с оппонентами, особенно с А. И. Егоровым, вскоре состоялось и фактическое изъятие из подчинения Тухачевского Разведывательного управления.
      Видя эти перемены, Тухачевский возмущался: "Я уже докладывал Вам словесно о том, что Штаб РККА работает в таких ненормальных условиях, которые делают невозможной продуктивную работу, а также не позволяют Штабу РККА нести ту ответственность, которая на него возлагается положением, - докладывал он 31 января 1926 г. наркому. - Основными моментами, дезорганизующими работу Штаба, являются: а) фактическая неподчиненность Штабу РККА Разведупра и б) проведение (оперативно-стратегических и организационных) мероприятий за восточными границами помимо Штаба РККА через секретариаты Реввоенсовета. Такая организация, может быть, имела смысл при прежнем составе Штаба, когда ряд вопросов особо секретных ему нельзя было доверять"20.
      Выражая недоумение по поводу недоверия новому составу Штаба РККА, Тухачевский заявлял: "Штаб РККА не может вести разработки планов войны, не имея возможности углубиться в разведку возможных противников и изучить их подготовку к войне по первоисточникам. В этих условиях Штаб, и в первую очередь его начальник, ведя нашу подготовку к войне, не может отвечать за соответствие ее предстоящим задачам... Естественно, всех собак будут вешать на Штаб РККА, но по существу, при настоящих условиях, он не может нести за это полной ответственности... Прошу установить подчинение Разведупра по вопросам агентуры Штабу РККА и РВС СССР на следующих основаниях:
      1. В пределах поставленных Штабом РККА задач - начальник Разведупра непосредственно подчиняется начальнику Штаба РККА как по вопросам сети агентуры, так и по личному составу.
      2. В объеме заданий РВС СССР начальник Разведупра непосредственно подчиняется заместителю председателя Реввоенсовета, коим, сверх того, контролируется вся агентурная работа, в частности и работа по заданиям Штаба РККА.
      Вполне понятно, что непосредственные, тесные отношения РВС с Разведупром должны сохраниться, но Штаб в области своих заданий должен действительно иметь в своем распоряжении Разведупр...
      Назначение более авторитетного начальника Штаба РККА, которому сочтено будет возможным подчинить Разведупр; организационное изъятие Разведупра из состава Штаба РККА и непосредственное его подчинение РВС. Штаб будет ограничиваться выработкой заданий; подбор более авторитетного состава Штаба РККА; изъятие из ведения Штаба РККА подготовки войны на восточных фронтах и полное сосредоточение всех этих вопросов в Вашем секретариате... Я должен с полным убеждением доложить о решительной невозможности продолжать работу в вышеочерченных условиях. Мы не подготовляем аппарата руководства войной, а систематически атрофируем его созданием кустарности взаимоотношений и превращением Штаба РККА в аполитичный орган"21. Предложение осталось без внимания.
      Под руководством Тухачевского был издан новый "Временный полевой устав" 1925 года. В пояснительной записке он саркастически "прошелся" по тем, кто считал, "будто бы в будущей войне нам придется драться не столько техникой, сколько превосходством своей революционной активности и классового самосознания". Техническая мощь Красной армии должна возрастать из года в год, и "нам придется столкнуться с капиталистическими армиями не голыми руками, не с косами и с топорами в руках, а вооруженными с ног до головы, организованными, машинизированными и электрифицированными"22.
      26 января 1926 г. Тухачевский поставил перед своими подчиненными в Штабе задачу исследовать один "из существеннейших вопросов нашей подготовки к войне - вопрос об определении характера предстоящей нам войны и ее начального периода, в первую очередь, конечно, на Европейском театре". Он продолжал демонстрировать активность, хотя поле его деятельности продолжало сужаться: 18 февраля из ведения Штаба РККА была изъята мобилизационная работа, а 22 июля Военно-топографический отдел. Должность Тухачевского окончательно сделалась "почетно-бессмысленной". Ему оставалось теоретизировать; много внимания он уделял Военному отделу издаваемой Большой советской энциклопедии, выступил с докладом "О стрелковых войсках". Основные положения этого доклада легли в основу документа о реорганизации стрелковых частей и соединений. Размышляя о проблемах подготовки будущей мировой войны. Тухачевский стремился всю экономическую политику, все народное хозяйство подчинить этой главной цели23.
      В 1928 г. немцы отметили, что внешнеполитическая концепция Тухачевского была "более активной, чем у Сталина, особенно во взгляде на Польшу"24.
      26 декабря 1926 г. Тухачевский представил к Распорядительному заседанию Совета труда и обороны доклад "Оборона Союза Советских Социалистических республик". Основные положения этого доклада сводились к следующему:
      "1. Наиболее вероятные противники на западной границе имеют крупные вооруженные силы, людские ресурсы, высокую пропускную способность железных дорог. Они могут рассчитывать на материальную помощь крупных капиталистических держав.
      2. Слабым местом блока является громадная протяженность его восточных границ и сравнительно ничтожная глубина территории.
      3. В случае благоприятного для блока развития боевых действий первого периода войны его силы могут значительно возрасти, что в связи с "западноевропейским тылом" может создать для нас непреодолимую угрозу.
      4. В случае разгрома нами в первый же период войны хотя бы одного из звеньев блока, угроза поражения будет ослаблена.
      5. Наши вооруженные силы, уступая по численности неприятельским, все же могут рассчитывать на нанесение контрударов.
      6. Наших скудных материальных боевых мобилизационных запасов едва хватит на первый период войны. В дальнейшем наше положение будет ухудшаться (особенно в условиях блокады).
      7. Задачи обороны СССР РККА выполнит лишь при условии высокой мобилизационной готовности вооруженных сил, железнодорожного транспорта и промышленности.
      8. Ни Красная армия, ни страна к войне не готовы"25.
      Для этого периода советско-германских отношений характерно упрочение военных и военно-промышленных контактов, ратифицированных Берлинским договором, укрепившим и развившим Рапалльский. После 1926 г., когда впервые на академических курсах рейхсвера (то есть в Академии германского Генерального штаба) обучались преподаватели академии им. Фрунзе М. С. Свечников и С. Н. Красильников, командировки краскомов на учебу в Германию стали регулярными. В ноябре 1927 г. впервые на длительный срок в Германию для изучения современной постановки военного дела выехали командующий СКВО командарм 1-го ранга Уборевич (на 13 месяцев), начальник Академии им. Фрунзе комкор Р. П. Эйдеман и начальник III управления Штаба РККА комкор Э. Ф. Аппога (оба на 3,5 месяца). Командированные посещали лекции, решали вместе с немецкими слушателями военные задачи, бывали в казармах, знакомились с зимним обучением во всех родах войск, с техническими достижениями, применявшимися в рейхсвере, знакомились с организацией управления армией и ее снабжения. 17 декабря 1927 г. все трое нанесли визит вежливости Секту - в знак признания его роли в налаживании советско-германских военных отношений26. (Для всех них эти поездки в Германию впоследствии обернулись приговором на процессе 1937 года.)
      Перед Уборевичем Ворошилов поставил задачу "собрать материал по следующим вопросам:
      1. Взаимодействие родов войск, а также сухопутной армии и флота. Вам известно, что немцы критиковали, и не без основания, наши одесские маневры, особенно совместные действия с флотом. Надо изучить постановку этого дела у немцев.
      2. Организация, вооружение и применение кавалерии в бою. Мы знаем приблизительно взгляды немцев на конницу. Надо детально изучить, как они думают оперировать конницей на восточных театрах - при наших условиях (скажем, в Польше). Вообще, надо по возможности основательно исследовать этот вопрос.
      3. Об укрепленных районах. Как немцы к ним относятся, как думают их организовать. Вы помните, что снос укреплений в Восточной Пруссии (по требованию союзной комиссии) вызвал бурные протесты Р. В. (рейхсвера. - Ю. К.).
      4. Организация тылов и снабжение в мирное и военное время. Надо изучить методы войскового снабжения, а также постановку этого дела в государственном масштабе (как немцы думают мобилизовать промышленность, с[ельское] хозяйство и т. д.)
      5. Изучите быт немецкой армии. Мы имеем уставы, но не знаем, как живет немецкая армия и ее солдаты"27.
      В итоговом докладе о своем 13-месячном пребывании в Германии Уборевич подробно описал учебу, маневры, полевые поездки, пребывание во всех родах войск. Ему удалось довольно близко познакомиться с оперативными, тактическими, организационными, техническими взглядами немцев на современную армию, методику подготовки войск, постановку образования и службу Генерального штаба. Уборевич писал, что "немцы являются для нас единственной пока отдушиной, через которую мы можем изучить достижения в военном деле за границей", и что "немецкие специалисты, в том числе и военного дела, стоят неизмеримо выше нас". Уборевич заключал, что "центр тяжести нам необходимо перенести на использование технических достижений немцев, и, главным образом, в том смысле, чтобы у себя научиться строить и применять новейшие средства борьбы"28.
      Взаимные обмены делегациями продолжались: военачальники ездили "друг к другу" на учения, маневры, полевые, тактические занятия. Руководители делегаций встречались с высшим военным руководством принимавшей стороны. В 1928 г. в СССР побывал генерал рейхсвера Бломберг, оставивший подробный отчет об этой поездке:
      "Прием русскими
      Немецкие офицеры в течение всего времени командировки были гостями русского правительства. Им был предоставлен вагон-салон. В качестве почетного сопровождающего командующего войсками (то есть Бломберга. - Ю. К.) был бывший военный атташе в Берлине Лунёв, имевший в распоряжении группу офицеров сопровождения.
      Русские в течение всей поездки демонстрировали широкую предупредительность. Наркомвоен Ворошилов дал указание показывать всё и исполнять любые пожелания. Организация и состояние образования представлены абсолютно открыто, что позволило составить достоверное заключение... Прием немецких офицеров был везде дружелюбным, зачастую даже сердечным, и очень гостеприимным. Во многих местах дислокации (гарнизонах. - Ю. К.) везде подчеркивалась значимость сотрудничества для РККА, а также желание учиться у рейхсвера и преимущество наблюдаемых немецких офицеров над офицерами Красной армии".
      Бломберг счел нужным особо подчеркнуть значимость для Германии совместных военно-учебных баз: "Организации находятся в прекрасном состоянии и работают очень хорошо... Их полное использование является исходным пунктом для наших жизненно важных интересов. Для нас имеет чрезвычайное значение то, что русские дают нам возможность с пользой эксплуатировать эти сооружения"29.
      Стойкую направленность на сближение Бломберг так объяснял несколько лет спустя, в 1943 г.: "На меня Россия произвела очень серьезное впечатление, одновременно и непостижимое. Это была чужая страна. Я сказал себе, что мы должны либо стать ей другом, поскольку у нас общие интересы в укреплении позиций против западного мира, или же нам нужно планомерно готовить борьбу против наших восточных соседей, которая должна будет вестись при благоприятных обстоятельствах, то есть с собранной в кулак силой"30.
      Заместитель Бломберга полковник Миттельбергер в ходе своей поездки в СССР в 1928 г. специально занимался оценкой способностей и политических взглядов советских командиров. В отчете он особое внимание уделил Тухачевскому: "Самым значительным военным представителем Красной армии является шеф Генерального штаба Михаил Тухачевский. На него возлагаются большие надежды... Очень умен и очень тщеславен". Тухачевского в Германии называли одним из выдающихся талантов Красной армии, коммунистом исключительно по соображениям карьеры. "Он может переходить с одной стороны на другую, если это будет отвечать его интересам"31.
      А положение Тухачевского в Штабе РККА в это время стало тупиковым. Он писал в докладной Ворошилову, что в Штабе РККА сложилась ненормальная обстановка и что он фактически отстранен от участия в подготовке страны к обороне. Внутри секретариата наркомата, утверждал Тухачевский, сформировалась группировка, подменившая собой Генштаб. Теперь Тухачевский делал вывод еще более определенный, чем в январском письме 1926 года. "Мое дальнейшее пребывание на этом посту (начальника Штаба РККА), - заключал он, - неизбежно приведет к ухудшению и дальнейшему обострению сложившейся ситуации". К XV съезду ВКП(б) Тухачевский представил 5-летний план технического развития вооруженных сил, где предлагал координировать план строительства вооруженных сил и военных заказов с перспективами развития отраслей экономики. Этот план охватывал все мероприятия по техническому оснащению Красной армии, накоплению мобилизационных запасов. В своей записке он приводил конкретные соображения о совершенствовании технических родов войск, развитии оборонной промышленности, строительстве новых заводов и дополнительном финансировании этих программ.
      Акцентируя внимание на проблеме общего и технического обеспечения Красной армии, а именно в этом виделась главная причина неготовности армии к войне, Тухачевский задевал репутацию Егорова и П. Е. Дыбенко. Егоров с мая 1926 по май 1927 г. являлся заместителем председателя Военно-промышленного управления ВСНХ и членом коллегии ВСНХ и должен был нести значительную долю ответственности за техническое обеспечение РККА. Дыбенко с 25 мая 1925 по 16 ноября 1926 г. являлся начальником Артиллерийского управления РККА, а с ноября 1926 по октябрь 1928 г. - начальником Управления снабжения. Косвенно начальник Штаба РККА "замахивался" и на наркома. Однако главное заключалось в том, что Тухачевский предлагал альтернативный правительственному оборонный проект - программу, которая смещала военно-экономическую доминанту в оборонную сферу. Это уже была особая концепция развития страны и государства. А сам Тухачевский, желая того или нет, обозначил себя в качестве военно-политического "лидера" ее реализации32. Это было замечено; план Тухачевского не прошел. Весной 1928 г. Тухачевский подал в отставку и его "сослали" в Ленинград - командовать округом.
      Бломберг, характеризуя ситуацию в РККА, остановился и на личности Тухачевского, обратив внимание на версии его смещения с должности:
      "Тухачевский - командир ЛенВО. 34 - 35 лет, юношески свеж, ухожен, симпатичен. До 1928 г. - начальник Генерального штаба. С этой должности был понижен, по одной версии, из-за его выступления за превентивную войну против Польши, по другой - из-за сомнений в его политической надежности, в связи с чем его подозревали в руководстве заговором. Он воздерживался от разговоров на любую политическую тему, но был разговорчивым и целеустремленным собеседником, когда речь шла об оперативной и тактической области. Очень примечательная личность".
      Общее впечатление о Красной армии у Бломберга сводилось к тому, что ее состояние "вполне удовлетворительно... Красная армия располагает превосходным солдатским материалом. Русский солдат обладает, как и ранее, отличными военными качествами, которыми он отличался в течение столетий В высшей степени закаленный, выносливый, привыкший к физическим нагрузкам, волевой и непритязательный, он дает командованию возможность добиваться от войск поразительных результатов... Особо выдающиеся черты:
      - твердая внутренняя сплоченность,
      - прогресс, достигнутый в последние годы,
      - стремление устранить известные недостатки и при широком использовании немецких образцов добиться производительности, соответствующей западным требованиям,
      - усилия по созданию современных вооружений (авиация, химическое оружие),
      - крепкая связь с народом"33.
      Советские военные "делегаты", возвращаясь из Германии, в свою очередь также привозили обобщающие впечатления.
      Отчет о поездке в Германию командира и военного комиссара 5-го стрелкового корпуса А. И. Тодорского от 5 октября 1928 г. гласил:
      ""Если бы Россия была в союзе с нами, сейчас мир принадлежал бы нам" (Тодорский цитирует распространенную в то время в рейхсвере точку зрения. - Ю. К). Отсюда встречает сочувствие связь с Россией (в довоенном о ней представлении), как исправление допущенной перед 1914 г. ошибки. Отсюда в общем и целом хорошее отношение и к представителям Красной армии и со стороны населения, и со стороны рейхсвера.
      Перспективы на "Великую Германию".
      В вечность Версальского договора никто не верит. Общее мнение, что Германия будет снова великой и свободной (в капиталистическом понимании) страной, но возможность этого обуславливается такой ситуацией (со многими неизвестными сейчас), что политика маневрирования на внешней арене, при накапливании сил внутри страны, признается единственно правильной.
      Естественно, что никто не отвечает на вопрос, будет ли узел Версаля разрублен мечом или развяжется сам собою. Возможность решения вопроса мечом не исключается".
      "Армия привлекает добровольцев как обеспеченностью самой службы (на 30.08 в Германии было 648600 безработных), так, главное, возможностью получить школу и занять крепкое место в обществе (быть служащим, торговцем, офицером).
      Большой выбор (из 10 - одного) дает возможность командованию укомплектовать рейхсвер специально желательным и военногодным людским материалом. Прием коммунистов запрещен специальным циркуляром. Социал-демократы принимаются, причем, по словам офицера-переводчика, пацифистские убеждения их быстро выветриваются...
      Характеристика партий в устах офицера.
      Националисты. Входят: помещики, крупные немецкие капиталисты, бывшие офицеры, крупные чиновники, зажиточные крестьяне...
      Национал-социалисты, или фашисты. Главным образом, молодежь. Есть ориентация на запад, есть и на восток. К рейхсверу относятся хорошо...
      Социал-демократы. Партия утомленного народа. Входят рабочие, мелкий буржуа, учителя. Ориентация на запад, против востока"34.
      Пока советские военные учились в германской академии Генерального штаба, немецкие "кураторы" анализировали состояние профессионального обучения в Москве. Полковник Генерального штаба Х. Хальм, наблюдавший работу военной академии им. Фрунзе, дал не слишком лестные отзывы. В отчете 2 ноября 1929 г., отметив несколько хорошо подготовленных фигур из числа руководства и профессорского состава (Эйдеман, А. А. Свечин, А. И. Верховский, И. И. Вацетис, Ф. Ф. Новицкий и др. - почти все служили в царской армии), невысоко оценил ее деятельность в целом. "На самых ответственных преподавательских постах" академия не располагала профессорско-преподавательским составом с опытом руководства соединениями всех родов войск в мирное и военное время. Опыт гражданской войны закономерно устарел. По заключению Хальма, "надо было бы вести прежде всего подготовку руководителей по другому руслу". А пока слушатели по завершении обучения уходили в армию без хорошо "натренированных способностей командира". Главная задача - подготовка офицеров генерального штаба и командиров высшего звена - оказывалась невыполненной. Академию решили укрепить немецкими кадрами. В 1930 г. в Академии начали преподавать военную историю майор Ф. Паулюс, подполковник В. Кейтель. С декабря 1930 по июнь 1931 г. на II и III академических курсах рейхсвера обучались командующий Северокавказским военным округом Е. П. Белов и командующий Среднеазиатским военным округом П. Е. Дыбенко, командующий Белорусским военным округом (БВО) Егоров.
      В Ленинградском военном округе Тухачевский в ноябре 1929 г. поставил задачу по совершенствованию технической подготовки войск. "В будущей войне важное значение приобретет автомоторизация, - отмечал он. - Поэтому... мы приступаем к систематическому изучению бронетанкового вооружения и к тренировке в применении моторизованных частей. В результате к моменту практического разрешения вопросов моторизации Красной армии командный состав будет знать тактику моторизованных частей и сможет овладеть искусством оперативного их использования". Тогда же на заседании РВС СССР Тухачевский, поддержанный Уборевичем (в 1929 г. - начальник вооружений РККА и зампред РВС), высказался за ускоренное развитие технических родов войск, которые должны были играть главную роль в будущей войне. Этому воспротивился Ворошилов: "Я против тех, кто полагает, что конница отжила свой век"35. Конфликт между "конниками" и "техниками" завершился не в пользу последних.
      В январе 1930 г. Тухачевский ставил вопрос о новых формах оперативного искусства и предлагал отнести авиадесант к числу новых мощных средств, способных парализовать оперативный маневр противника и дезорганизовать его тыл. В ПВО впервые в истории РККА он провел тактическое учение с применением воздушного десанта (посадочным способом). В сентябре состоялись маневры, на которых производилась комбинированная высадка и выброска воздушного десанта с тяжелым оружием и боевой техникой36 . При подведении итогов Тухачевский с удовлетворением отметил, что "комбинированная высадка и выброска воздушного десанта удалась. Таким образом, заложен первый камень в строительство воздушно-десантных войск. За этим должно последовать формирование специальных воздушно-десантных соединений и создание авиации, способной осуществить десантирование в больших масштабах. Применение крупных авиамотодесантов открывает совершенно новые перспективы в области оперативного искусства и тактики. Высадка таких десантов во вражеском тылу позволит им совместно с наступающими с фронта танковыми и стрелковыми частями полностью окружить и уничтожить обороняющегося противника"37.
      11 января 1930 г. Тухачевский представил Ворошилову записку о реконструкции советских вооруженных сил "на основе учета всех новейших факторов техники и возможностей массового военно-технического производства, а также сдвигов, происшедших в деревне". В документе изложена развернутая программа и план модернизации РККА, концепции оперативно-стратегического характера, учитывающие новые аспекты будущей "войны моторов". Тухачевский считал необходимым к концу пятилетки иметь Красную армию в составе 260 стрелковых и кавалерийских дивизий, 50 дивизионов артиллерии большой мощности и минометов, а также обеспечить войска к указанному времени 40000 самолетов и 50000 танков38.
      "Количественный и качественный рост различных родов войск вызовет новые пропорции, - писал он, - новые структурные изменения... Реконструированная армия вызовет и новые формы оперативного искусства". В записке отмечалось, что увеличение количества танков и авиации позволяет "завязать генеральное сражение одновременным ударом 150 стрелковых дивизий на фронте в 450 км и в глубину на 100 - 200 км, что может повлечь полное уничтожение армии противника. Это углубленное сражение может быть достигнуто высадкой массовых десантов в тыловой полосе противника, путем применения танководесантных прорывных отрядов и авиадесантов"39.
      Ворошилов немедленно переслал записку Сталину, снабдив ее комментарием:
      "Тов. Сталину. Направляю для ознакомления копию письма Тухачевского и справку Штаба по этому поводу. Тухачевский хочет быть оригинальным и... "радикальным". Плохо, что в К. А. есть порода людей, которые этот "радикализм" принимают за чистую монету. Очень прошу прочесть оба документа и сказать мне твое мнение. С приветом - Ворошилов"40.
      Сталин стал на сторону Ворошилова. Письмо Сталина по поводу предложений Тухачевского было оглашено на расширенном пленуме РВС СССР 13 апреля 1930 года.
      "Совершенно секретно. Тов. Ворошилову.
      Получил оба документа, и объяснительную записку Тух-го, и "соображения" Штаба. Ты знаешь, что я очень уважаю т. Тух-го, как необычайно способного товарища. Но я не ожидал, что марксист, который не должен отрываться от почвы, может отстаивать такой, оторванный от почвы, фантастический "план". В его "плане" нет главного, т. е. учета реальных возможностей, хозяйственного, финансового, культурного порядка. Этот "план" нарушает в корне всякую мыслимую и допустимую пропорцию между армией, как частью страны, и страной, как целым, с ее лимитами хозяйственного и культурного порядка...
      Как мог возникнуть такой план в голове марксиста, прошедшего школу гражданской войны?
      Я думаю, что "план" т. Тух-го является результатом модного увлечения "левой" фразой, результатом увлечения бумажным, канцелярским максимализмом.
      "Осуществить" такой "план" - значит, наверняка загубить и хозяйство страны, и армию: это было бы хуже всякой контрреволюции.
      Отрадно, что Штаб РККА, при всей опасности искушения, ясно и определенно отмежевался от "плана" т. Тух-го.
      23.3.30.
      Твой И. Сталин"41
      Возмущенный Тухачевский решился не "проглатывать пилюлю" и написал Сталину докладную записку, выдержанную хоть и в подобострастном по форме тоне, но вполне уверенную по содержанию:
      "Командующий войсками ЛВО
      30 декабря 1930 года
      Ленинград
      Сов. секретно
      Уважаемый товарищ Сталин!
      В разговоре со мной во время 16-го партсъезда по поводу доклада Штаба РККА, беспринципно исказившего и подставившего ложные цифры в мою записку о реконструкции РККА, Вы обещали просмотреть материалы, представленные мною Вам при письме, и дать ответ.
      Учитывая Вашу занятость, я думаю, что Вы физически не будете в состоянии ни просмотреть мои материалы, ни сличить их с докладом Штаба РККА. В связи с этим у меня к Вам очень большая просьба: поручить просмотреть материалы и разобраться в них ЦКК или товарищам по Вашему усмотрению.
      Я не стал бы обращаться к Вам с такой просьбой после того, как вопрос о гражданской авиации Вы разрешили в масштабе большем, чем я на то даже рассчитывал, а также после того как Вы пересмотрели число дивизий военного времени в сторону значительного его увеличения. Но я все же решил обратиться, т. к. формулировки Вашего письма, оглашенного тов. Ворошиловым на расширенном заседании РВС СССР и основанного, как Вы мне сказали, на докладе Штаба РККА, совершенно исключают для меня возможность вынесения на широкое обсуждение ряда вопросов, касающихся проблем развития нашей обороноспособности. Например, я исключен как руководитель по стратегии из Военной академии РККА, где я вел этот предмет в течение шести лет. И вообще положение мое в этих вопросах стало крайне ложным. Между тем, я столь же решительно, как и раньше, утверждаю, что Штаб РККА беспринципно исказил предложения моей записки и подменил целый ряд цифр, чем представил их в фантастической абсурдной форме. Материалы, посланные мною Вам, безусловно доказывают это. Подтверждает это и практическое решение вопроса о гражданской авиации.
      В дополнение к ранее посланным материалам я хочу доложить о последних данных, которые мне удалось подработать по вопросу о массовом танкостроении. В моем первом письме к Вам я писал о том, что при наличии массы танков встает вопрос о разделении их по типам между различными эшелонами во время атаки. В то время как в первом эшелоне требуются первоклассные танки, способные подавить противотанковые пушки, в последующих эшелонах допустимы танки второсортные, но способные подавлять пехоту и пулеметы противника.
      Устоявшаяся на опыте империалистической войны консервативная мысль представляет себе развитие танков в тех, сравнительно небольших, массах, в каких их видели в 1918 году. Такое представление явно неправильно.
      Уже к 1919 году Антанта готовила 10000 танков, и это почти на пороге рождения танка. Представление будущей роли танков в масштабе 1918 года порождает стремление соединить в одном танке все, какие только можно вообразить, качества. Таким образом танк становится сложным, дорогим и неприменимым в хозяйстве страны. И наоборот, ни трактор, ни автомобиль не могут быть непосредственно использованы как основа такого танка.
      Совершенно иначе обстоит дело, если строить танк на основе трактора и автомобиля, производящихся в массах промышленностью. В этом случае численность танков вырастет колоссально...
      ..."Красный Путиловец" с марта 1931 года будет выпускать новый тип трактора, в полтора раза более сильный. Нынешняя модель слишком слаба. Новый трактор даст отличный легкий танк. Модель Сталинградского завода и Катерпиллер также приспособляются под танк.
      В общем, вопрос применения трактора и автомобиля для танка надо считать решенным и в наших условиях.
      Второе условие массового производства танков - штамповка броневых корпусов - точно так же уже разрешено. Очень характерно, что все известные нам образцы штампованных корпусов совпадают с фабричными марками автомобилей и тракторов, причем наиболее интересующих нас образцов мы, несомненно, еще не знаем.
      ...Чтобы выяснить условия штампования и сварки танковой брони, я познакомился со штамповкой больших котлов в Ленинграде на заводе им. Ленина и на заводе Вашего имени. Выяснилась полная возможность штампования брони для танков...
      Итак, мы обладаем всеми условиями, необходимыми для массового производства танков, причем в моей записке о реконструкции РККА я не преувеличил, а приуменьшил возможности производства у нас танков.
      а) в 1932 г. - 40000 тысяч по мобилизации и 100000 из годового производства и б) в 1933 эти цифры могли бы возрасти раза в полтора.
      ...Вряд ли какая-либо капиталистическая страна или даже коалиция в Европе на данной стадии подготовки антисоветской интервенции смогла бы противопоставить что-либо равноценное в этой новой, массовой подвижной силе... Докладная записка штаба РККА не только потому возмутительна, что рядом подложных цифр ввела Вас и тов. Ворошилова в заблуждение, но больше всего вредна тем, что является выражением закостенелого консерватизма, враждебного прогрессивному разрешению новых военных задач, вытекающих из успехов индустриализации страны и социалистического строительства. Во всей своей организационной деятельности Штаб РККА в лучшем случае поднимается до давно устаревшего уровня 1918 года, но зато решительно отстает от общих темпов нашего развития"42.
      Сталин отреагировал на записку только в 1932 г. - личным письмом. Но решение о "нужности" Тухачевского в Москве принял раньше: в 1931 г. его вернули в столицу, повысив в должности. Он стал заместителем Ворошилова.
      "Особо секретно. Личный архив Сталина
      Т. Тухачевскому. Копия Ворошилову.
      Приложенное письмо на имя т. Ворошилова написано мной в марте 1930 года. Оно имеет в виду два документа: а) вашу "записку" о развертывании нашей армии с доведением количества дивизий до 246 или 248 (не помню точно), б) "соображения" нашего штаба с выводом о том, что Ваша "записка" требует по сути дела доведения численности армии до 11 миллионов душ, что "записка" ввиду этого нереальна, фантастична, непосильна для нашей страны.
      В своем письме на имя т. Ворошилова, как известно, я присоединился в основном к выводам нашего штаба и высказался о вашей "записке" резко отрицательно, признав ее плодом "канцелярского максимализма", результатом "игры в цифры" и т. д.
      Так было дело два года назад.
      Ныне, спустя два года, когда некоторые неясные вопросы стали для меня более ясными, я должен признать, что моя оценка была слишком резкой, а выводы моего письма - не совсем правильны...
      Мне кажется, что мое письмо не было бы столь резким по тону и оно было бы свободно от некоторых неправильных выводов в отношении Вас, если бы я перенес тогда спор на эту новую базу. Но я не сделал этого, так как, очевидно, проблема не была еще достаточно ясна для меня.
      Не ругайте меня, что я взялся исправить недочеты моего письма с некоторым опозданием.
      7.5.32.
      С ком. прив. Сталин"43.
      Общий социальный кризис, охвативший СССР в 1929 - 1931 гг., усугубленный коллективизацией, обострил во властных структурах опасение за лояльность определенных социальных слоев. Особую опасность, согласно выводам ОГПУ, представляли не только широкие слои крестьянства, из которых комплектовался так называемый "переменный состав" РККА, но особенно бывшие кадровые офицеры, служившие в Красной армии. В начале 1930 г. ОГПУ провело так называемую операцию "Весна", в результате которой было арестовано более трех тысяч бывших военспецов и которая была логическим завершением агентурного дела "Генштабисты". В 1930 - 1931 гг. репрессиям, выразившимся в арестах, заключении на более или менее длительный срок в тюрьмы и концлагеря, расстрелах, подверглись многие известные, авторитетные в годы гражданской войны и в 1920-е годы "военспецы-генштабисты"44. В их числе были А. Снесарев, Свечин, В. Ольдерогге, Верховский - соратники Тухачевского. То, что его самого дело "Весна" миновало, казалось чудом, особенно после того, как 18 августа 1930 г. был арестован его близкий друг - Н. Е. Какурин.
      В 1940 г. вдова Тухачевского на допросе давала показания об этом эпизоде:
      "Я имею в виду сказать о том факте, что еще в 1929 г. в беседе с мужем, Тухачевским, последний рассказал мне, что имел неприятность через Троицкого Ивана Александровича и Какурина Николая Евгеньевича, преподавателей академии имени Фрунзе. Неприятность эта заключалась в том, что при аресте Какурина был якобы обнаружен список какой-то организации, в котором имелась фамилия Тухачевского, но в этот список Тухачевский был внесен якобы без его согласия и ведома. Этот вопрос разбирался в ЦК ВКП(б) и Тухачевский смог доказать, что он ни в чем неповинен и ни к чему не причастен"45.
      На очной ставке, проведенной между Какуриным, Троицким и Тухачевским в октябре 1930 г. в присутствии Сталина, Ворошилова и Орджоникидзе, оба подследственных подтвердили свои показания. "Мы очную ставку сделали, - вспоминал сам Сталин в июне 1937 г., - и решили это дело зачеркнуть". Есть свидетельства, что Сталин и Ворошилов "обратились к тт. Дубовому, Якиру и Гамарнику: правильно ли, что надо было арестовать Тухачевского как врага. Все трое сказали: нет, это, должно быть, какое-нибудь недоразумение, неправильно"46 . 23 октября 1930 г. Сталин писал Молотову: "Что касается Тухачевского, то он оказался чист на все 100%. Это очень хорошо"47. Тухачевскому разрешали быть "чистым" до 1937 года.
      В 1931 г. Тухачевский, только что назначенный на должность заместителя председателя РВС и зам. наркомвоенмора, возглавил созданную по решению РВС СССР Комиссию по использованию опыта командированных в Германию групп. На основе докладов руководителей групп были изданы труды о маневрах германской армии в 1927 г. и о летней учебе германской армии в 1928 г., работа о тактической подготовке германской армии в 1928 - 1930 гг., большой труд об оперативной подготовке германской армии; выпущено пять брошюр (в 1928 - 1929 гг. ) по тактическим, оперативным и снабженческим играм рейхсвера. Кроме того, в "Информационном сборнике" Разведупра в 1926 - 1931 гг. было помещено 300 статей и заметок по Германии, большей частью на основе материалов этих групп. Все они использовались в различных лекционных курсах Военной академии.
      Как информировал 15 августа 1931 г. Реввоенсовет СССР новый начальник Штаба РККА Егоров, план работы Военной академии на 1930/31 год "по всем признакам, построен на учете опыта и позаимствован у германской Военной академии". Полковник Э. Кестринг, военный атташе Германии в Москве, в 1931 г. согласился с этой точкой зрения: "Наши взгляды и методы проходят красной нитью через их взгляды и методы"48.
      В ноябре 1931 г. в СССР с официальным визитом прибыл новый начальник штаба рейхсвера генерал В. Адам. 11 ноября на обеде в его честь в Кремле, беседуя с немецким послом в СССР Г. фон Дирксеном, Тухачевский сказал: "Рейхсвер - учитель Красной армии в трудное время... Мы не забудем, что рейхсвер в период восстановления Красной армии оказал ей решающую поддержку"49.
      1932 г. был последним, когда состоялся обмен делегациями. В сентябре осенние маневры во Франкфурте-на-Одере, где присутствовали 15 иностранных военных делегаций, посетил Тухачевский. Цель маневров состояла в разработке способов вооруженной борьбы в случае войны с Польшей, которая, "используя незащищенную границу с Силезией", имела, по условиям франкфуртской игры, возможность вторгнуться в Германию большими силами по широкому фронту и создать непосредственную угрозу Берлину. Маневрам придавалось большое политическое значение, и в них участвовало все руководство рейхсвера. Их посетил даже лично президент Германии фельдмаршал Гинденбург, давший "вводную" участникам. Тогда же Тухачевский был представлен Гинденбургу.
      На выборах 31 июля 1932 г. НСДАП еще больше укрепила свои позиции, получив 13,73 млн. голосов, и стала, таким образом, сильнейшей фракцией в рейхстаге (230 депутатов). Последний вояж красных командиров на обучение состоялся в декабре 1932 года. Они покинули Германию в июле 1933 г.: политическая ситуация к тому времени резко изменилась: к власти пришел Гитлер.
      Примечания
      1. STUDENT K. Reichswehr und Rote Armee. - Internationale Luftwaffen revue, 1968, 1/2, S. 147.
      2. Рейхсвер и Красная армия. Документы из военных архивов Германии и России. 1925 - 1931. М. -Кобленц. 1995, с. 82 - 83. Цит. доклад зам. начальника Штаба РККА Тухачевского в Реввоенсовет СССР о результатах изучения рейхсвера во время осенних маневров 1925 года.3. ЗДАНОВИЧ А. Тайные лаборатории рейхсвера в России. - Армия, 1992, N 1, с. 64.
      4. ГОРЛОВ С. А. "Совершенно секретно". М. 1999, с. 54; Коминтерн и идея мировой революции. Документы. М. 1998, с. 313.
      5. ГОРЛОВ С. А. Ук. соч., с. 60.
      6. Там же, с. 62 - 63; STUDENT K. Op. cit, S. 161.
      7. Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б). Повестки дня заседаний. Кн. 2. М. 2002, с. 250; ДАЙНЕС В. О. Михаил Николаевич Тухачевский. - Вопросы истории, 1989, N 10, с. 53.
      8. ГОРЛОВ С. А. Ук. соч., с. 146.
      9. Рейхсвер и Красная армия, с. 82, 83, 89 - 90.
      10. Цит. по: ГОРЛОВ С. А. Ук. соч., с. 146 - 147.
      11. BUCHELER H. Carl-Heinrich v. Stulpnagel. Soldat - Philosoph - Verschworer. Berlin-Frankfurt a/M. 1989, S. 104.
      12. ГОРЛОВ С. А. Ук. соч., 127.
      13. Там же, с. 131.
      14. Bundesarchiv Militararchiv Freiburg N 52/2. Blomberg: Lebenerinnerungen - handschriftlich. Band III, S. 128. Бломберг, Вернер фон (1878 - 1946). Участвовал в первой мировой войне офицером Генерального штаба. С 1919 г. в рейхсвере - начальник отдела боевой подготовки министерства рейхсвера (1925 - 1927 гг.). В 1927 - 1929 гг. начальник войскового управления (то есть замаскированного Генерального штаба). С января 1933 г. - министр рейхсвера, с 1935 г. - военный министр и главнокомандующий вермахта. 24 июня 1937 г. Бломберг подготовил отчет о международном положении, содержавший аргументы противников агрессивной политики, которую готовил Гитлер. Отправлен в отставку в 1938 году.
      15. ГОРЛОВ С. А. Ук. соч., с. 147 - 149.
      16. Записки Коммунистической академии, 1930, т. 1, с. 8.
      17. Красная присяга, 1923, N 1, с. 22 - 23.
      18. 7-й Всебелорусский съезд Советов, май 1925 г. Стенографич. отчет. Минск. 1925, с. 24 - 25, 211, 230 - 231.
      19. Зарождение и развитие советской военной историографии. М. 1985, с. 11, 12; ДАЙНЕС В. О. Ук. соч., с. 57, 50.
      20. МИНАКОВ С. Сталин и его маршал. М. 2004, с. 356 - 357.
      21. Там же, с. 360 - 361.
      22. Временный Полевой устав РККА. Ч. 2. М. 1926, с. 6.
      23. ДАЙНЕС В. О. Ук. соч., с. 46, 50, 52.
      24. ZEIDLER M. Reichswehr und Rote Armee. 1920 - 1933. Munchen. 1993, S. 257.
      25. СИМОНОВ Н. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920 - 1950-е годы. М. 1996, с. 65.
      26. ГОРЛОВ С. А. Ук. соч., с. 231.
      27. Рейхсвер и Красная армия, с. 95.
      28. ГОРЛОВ С. А. Ук. соч., с. 232 - 233.
      29. Blomberg's P. Privates Archiv. "Reise des Chefs des Truppenamts nach Russland. (August/September, 1928), S. 2 - 3, 6.
      30. Bundesarchiv Militararchiv Freiburg N 52/2. Blomberg: Lebenerinnerungen - handschriftlich. Bd. Ill, S. 139 - 140.
      31. Цит. по: GROEHLER O. Selbstmorderische Allianz. Berlin. 1992, S. 53; АХТАМЗЯН А. А. Военное сотрудничество СССР и Германии в 1920 - 1933 гг. - Новая и новейшая история, 1990, N 5, с. 16.
      32. МИНАКОВ С. Ук. соч., с. 361, 386 - 387.
      33. Blombergs P. Privates Archiv. "Reise des Chefs des Truppenamts nach Russland. (August/September, 1928), S. 14 - 16, 46.
      34. Рейхсвер и Красная армия, с. 100 - 101, 105 - 107.
      35. ДАЙНЕС В. О. Ук. соч., с. 58, 54.
      36. Там же, с. 55. В начале 1933 г. в ЛВО была сформирована первая воздушно-десантная бригада особого назначения, в 1936 г. - еще две в Киевском и Белорусском военных округах, в 1938 г. имелось уже шесть бригад, а в марте-апреле 1940 г. началось развертывание пяти воздушно-десантных корпусов, которые к началу Великой Отечественной войны не удалось, однако, обеспечить боевой техникой в достаточном количестве.
      37. Цит. по: там же, с. 54 - 55.
      38. МИНАКОВ С. Ук. соч., с. 414 - 415.
      39. ДАЙНЕС В. О. Ук. соч., с. 54.
      40. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), Д-447, л. 9.
      41. Там же, л. 8.
      42. Там же, Д-446, л. 66 - 71.
      43. Там же, Д-447, л. 2.
      44. МИНАКОВ С. Ук. соч., с. 419.
      45. Центральный архив ФСБ РФ, АСД N Р-23914 на Тухачевскую-Аронштам Н. Е., л. 51.
      46. МИНАКОВ С. Ук. соч., с. 431.
      47. Письма И. В. Сталина В. М. Молотову, 1925 - 1936 гг. Сб. документов. М. 1995, с. 231 - 232.
      48. ГОРЛОВ С. А. Ук. соч., с. 246 - 247; HILGER G. Wir und der Kreml. Frankfurt a/M. -Berlin. 1964, S. 200.
      49. ZEIDLER M. Op. cit., S. 262.
    • Михаил Николаевич Тухачевский
      By Saygo
      Дайнес В. О. Михаил Николаевич Тухачевский // Вопросы истории. - 1989. - № 10. С. 38-60.
    • Брусиловский прорыв
      By Saygo
      Нелипович С. Г. Наступление русского Юго-Западного фронта летом-осенью 1916 года: война на самоистощение? // Отечественная история. - 1998. - № 3. - С. 40 - 50.