24 posts in this topic

У нас есть тут статья Пожилова.

Я его, со всем своим опытом работы с китайскими материалами, не понимаю "от и до".

Пример следует (с моими комментариями):

Пожилов И.Е.

Тамбовский государственный ун-т

 

ОБ ИСТОЧНИКАХ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ГОТОВНОСТИ КИТАЙСКОГО ОФИЦЕРА РЕСПУБЛИКАНСКОГО ПЕРИОДА

 

Военное строительство в Китае первого десятилетия ХХ в. принято связывать с организацией частей и соединений Новой / 217 / армии, переподготовкой и переходом личного состава на современные стандарты ведения боя, а также оснащением войск технологически совершенными образцами стрелкового и артиллерийского вооружения.

Безусловно, верный подход к проблеме модернизации национальной обороны страны зачастую оставляет в стороне еще более существенный ее аспект, заключавшийся в воспитании и обучении офицерского корпуса – профессионального ядра не только Бэйянской и Наньянской армий, но и в последующем провинциальных формирований Республики, НРА, а также войск КПК.

Попробуем заявить, что традиционные, а точнее сказать, не слишком комплиментарные оценки отечественной и зарубежной историографии относительно состояния военных дел в Китае рассматриваемого периода несколько не совпадают с реальностью. «Усредненный» подход к проблеме, который и обусловливает на выходе общий, достаточно низкий, показатель боеспособности китайских вооруженных сил и, в частности, профессионализма командного состава, не может претендовать на объективность хотя бы в силу отсутствия в стране сколько-нибудь интегрированной системы национальной обороны. И в этой связи представляется целесообразным не вскрывать в очередной раз «неизлечимые недуги полуфеодальной цинской армии», но, напротив, взглянуть на несомненные проявления прогресса в этой важнейшей сфере государственной политики.

Как сегодня утверждают китайские военные эксперты и историки, одним из лучших военно-учебных заведений в Китае начала века являлся Юньнань луцзюнь цзянъутан (Юньнаньское училище сухопутных войск)[1], а его выпускники «заметно выделялись основательностью подготовки и передовыми знаниями среди офицеров, закончивших аналогичные учебные заведения периода».

Со временем училище «по репутации стало не уступать японским офицерским школам и академиям», а его известность и популярность далеко перешагнули границы / 218 / Юго-Запада, обеспечив приток волонтеров не только из Юньнани, но и других провинций страны, а также хуацяо, граждан Кореи и Вьетнама[2].

В связи с вышеизложенным возникает целый ряд вопросов – кто определил, что «училище не уступало по репутации японским школам»? Какие волонтеры могут быть в военном училище? Или это так в данном случае называются желающие поступить в училище? Для чего хуацяо, лишенным политических прав в месте своего постоянного проживания, получать военное образование? Как могли поступать в Юньнаньское училище граждане Кореи (находившейся под управлением Японии) и Вьетнама (находившегося под управлением Франции)? В каких армиях они собирались служить? В китайской? Или возглавлять повстанческие формирования в своих странах?

Если в приведенных утверждениях и есть доля преувеличения, то весьма скромная. Высокий качественный стандарт учебного процесса на фоне многих иных, новых по форме, но не по существу военных заведений Новой армии (равно как и далекий от привычно низкого уровень боеготовности юньнаньской 19-й дивизии, комплектуемой его выпускниками) обусловливался одним важнейшим обстоятельством. Оно, как ни странно на первый взгляд, имело прямое отношение к очевидному пороку военной системы империи и заключалось в ее критической децентрализации. За исключением оставляемой за двором прерогативы периодического издания свода оперативно-тактических рекомендаций, армейское строительство в стране фактически велось исходя из представлений и возможностей регионального звена.

Очень важно на примерах продемонстрировать высокий уровень боеготовности юньнаньской 19-й дивизии – в противном случае это остается штампом, призванным постулировать воззрения автора той статьи, которая взята в качестве основы для данного высказывания (я далек от мысли, что это – самостоятельный тезис, а о боевом пути славной 19-й дивизии из провинции Юньнань в России практически ничего неизвестно).

Причина атрофии центра заключалась по большому счету в его неспособности финансировать оборону, в связи с чем основное бремя расходов в этой сфере ложилось на провинциальные бюджеты. Юньнань собственными ресурсами не обладала, но, находясь на самой кромке империи и являясь аванпостом на линии противостояния с Францией и Англией, пользовалась значительными преференциями в обеспечении военных проектов.

Как иронично поговаривали ее интеллектуально продвинутые обитатели, Юньнань «хотя и дремучая окраина, но для Поднебесной самая что ни на есть необходимая, мы передовой бастион на пути колониальной экспансии»[3]. Юньнань-гуйчжоуское наместничество в лице Си Ляна и сменившего его Ли Цзинси извлекло максимум выгоды из создавшегося положения. Неустанно эксплуатируя геостратегический аспект и тем самым добиваясь преимуществ в поставках вооружений наряду с приоритетом в кадровом обеспечении, Куньмин по многим позициям вышел в передовики военной реформы. И чего же ради (если не считать во многом надуман / 219 / ную угрозу прямой империалистической агрессии)?

В каком отношении юньнаньские милитаристы были «передовыми»? Без внятных примеров это остается весьма бездоказательным тезисом. В том, что они (в силу расстановки приоритетов и имеющихся связей) могли «доить» бюджет на пример увеличения поставок вооружения и снаряжения, больших сомнений нет, но это никак не влияет на передовой характер подконтрольных им вооруженных формирований.

У автономистски настроенной провинциальной элиты не было других, помимо армии, средств для «поддержания равновесия» с центром, оттого в военном аспекте Юньнань была не только «всегда сама по себе», но и «сильнее всех»: «Юньнаньская гвардия первенствует в государстве». Эту сентенцию в Китае знал, наверное, каждый[4].

Из чего известно, что «каждый знал», что «юньнаньская гвардия первенствует в Китае»? Откуда вообще такое сочетание как «юньнаньская гвардия», если при Цинах была попытка создать гвардию из этнических маньчжуров, впоследствии дополненных выборными кандидатами из этнических китайцев, набираемых со всего Китая? В отношении чего провинция Юньнань была «сильнее всех»? Как это реально отражалось в положении в Китае в 1910-х годах? И какой баланс «отношений с центром» выполняла 19-я дивизия, если она была частью правительственной реформы армии?

Особенно значимым и в конечном счете решающим фактором достижений Куньмина стало привлечение к инструкторско-преподавательской работе в цзянъутане (с совмещением службы на командных должностях в 19-й дивизии) большого числа умелых, энергичных и образованных офицеров-уроженцев Юньнани. Почти все они (95%) являлись выпускниками Нихон сикан гакко (Офицерской школы сухопутных войск Японии), самого престижного в ту пору военно-учебного заведения на Дальнем Востоке[5].

Чему же и как обучались кадеты в юньнаньском цзянъутане? Программа подготовки представляла собой единый учебно-воспитательный комплекс, состоявший из аудиторно-полевых занятий и внутренней службы.

Курс военных дисциплин (тактика по родам войск, вооружение, военное администрирование, инженерно-саперное дело, средства связи, топография и т.д.) и общеобразовательных предметов (математика, физика, история, родной и иностранные языки) брал себе в пример базу знаний японской офицерской школы, будучи, конечно, адаптирован к специфике национальной воинской традиции, особенностям ТВД, требованиям и запросам войск. За конечный критерий готовности к несению службы и выучки командира в училище принимались тактические учения на местности и стрельбы из штатного оружия, что даже в передовых армиях мира всегда являлось ахиллесовой пятой[6].

В каких армиях мира тактические учения и стрельба из штатного оружия были ахиллесовой пятой? И в чем отличалась от них в лучшую сторону Юньнаньское военное училище?

И где китайские офицеры показали свои высокие образовательные навыки?

От подъема до отбоя начальники и инспектора потоков прививали кадетам возведенные в ранг доблести «волю к повиновению и жертвенную готовность к выполнению патриоти / 220 / ческого долга». В гимне цзянъутана, который подобно стародавним чжаньгэ, исполнялся ежедневно всеми учащимися и офицерами, были такие строчки:

«Соотечественники, нас миллионы.

Встанем же вместе Великой стеной.

Армия ждет настоящих мужчин.

Сплотимся, откроем путь к переменам.

Не убоимся злобных козней Европы и Америки.

Железной деснице покорно тяжкое бремя спасения.

Сделаем сильной нацию хань»[7].

«Организационно-учебное уложение» цзянъутана даже жестче, чем у японцев, трактовало понятия распорядка, субординации и исполнительности, предусматривая изощренные взыскания за дисциплинарные проступки и неуспеваемость. Присутствовало и неуставное, «казарменное», воздействие на нерадивых и слабых духом отторжением либо осмеянием, что считалось карой в квадрате. Уравновешиваясь поощрениями морального свойства, муштра, насколько можно судить, не обязательно имела результатом деперсонализацию и безраздельное включение каждого в шеренгу тупых солдафонов. Скорее, напротив, сплочение происходило на основе «патриотического побратимства», а не шагистики. Последней в цзянъутане, в сущности, и не было, поскольку в силу краткосрочности обучения и уж точно незнания «великой» прусской традиции, она уступила место «сверхинтенсивной физической подготовке»[8].

Если обучение было краткосрочным и «военный дух» воспитывался и поддерживался изощренными наказаниями и беспричинным мордобоем, откуда выдающиеся моральные и профессиональные качества курсантов?

«Жизнь наша была очень суровой, – вспоминая годы в училище, рассказывает его выпускник и будущий главком китайской Красной армии Чжу Дэ, – как у простых солдат. И питание, и физические нагрузки такие же, разве что солдаты не учились за партой. … Каждый день шесть часов занятий в классах, после обеда два часа тренировок и практических упражнений. Вечером самоподготовка. … По ночам часто поднимали по тревоге. … Каникул не было, иногда назначали выходные. … Отпуск [в город] имели только семейные»[9].

Чжу Дэ (к сожалению, без пояснений) указывает на существенную особен / 221 / ность построения учебно-воспитательного процесса в цзянъутане. Особенность заключалась в полной изоляции от внешнего мира, всецелом погружении и пестовании кадета в замкнутом пространстве «воинственного духа и презрения к смерти». Так, по мысли училищных инструкторов, он «пропитывался вожделением к безжалостному сокрушению противника».

А как же «единение с народом»? Это воспитание некого «идеального безжалостного убийцы», а не офицера, понимающего свою связь с народом и служащему на его благо.

Из специфического психотренинга исходила, кстати, и «невинная» кадетская фронда – брить начисто головы.

Источник такого вывода? Это могла быть и простая гигиеническая процедура в училищах, строящихся по новому типу.

Кроме того, на большинстве фотографий 1900-х годов цинские офицеры и солдаты имеют косы даже при униформе европейского типа.

Избавление от бяньцзы, символа покорности маньчжурам, впечатляло и будоражило общественное мнение. То ли от восхищения, то ли от страха (но в общем верно) куньминские обыватели говорили: «Эти звери, что вскармливаются в цзянъутане, кого угодно разорвут на куски»[10]. «Вкус к службе» офицеры-наставники прививали кадетам не только посредством изматывающих занятий и вербальных внушений. «Зверей» подвергали телесным наказаниям по уставу, лупили и просто так – для профилактики. Считалось и никем не оспаривалось, что «без мордобоя злым в бою не будешь»[11].

Вооруженные силы Китая нуждались в кадрах, знакомых пусть и в общем приближении с передовыми оперативно-тактическими идеями и сведущих в прочих новациях военного искусства, вытекавших из поучительного опыта локальных войн рубежа столетий.

Как соответствуют друг другу постулаты об исключительности военной подготовки в Юньнаньском военном училище с указаниями на то, что офицеры имели «в общем приближении» представление о современном деле, обучение было краткосрочным, а боевой дух поддерживался мордобоем? Как цинские военные, после 1900 г. не участвовавшие ни в одной локальной войне, не посылавшие своих наблюдателей в иностранные армии и не имевшие нужного образования и опыта анализа военных действий, могли плодотворно исследовать опыт локальных конфликтов тех лет?

В цзянъутане основным источником доктринальных представлений о современной войне и способах ведения боя с учетом западного опыта, являлся «Бубин цзаньсин цаофа» («Временный регламент обучения пехоты»), разработанный цинским военным ведомством в 1906 г. В «Цаофа», наряду с обзором предшествующих достижений зарубежной военной науки и собственной практики вооруженного противостояния с Западом, нашли обобщение самые свежие уроки русско-японской войны и боевых действий в англо-бурском конфликте 1899–1902 гг.

Нельзя также не заметить в Регламенте особого влияния на тактические взгляды китайско / 222 / го генералитета германской военной мысли. Без каких-либо существенных изменений, например, в документе прописаны целые параграфы хорошо известных в армейских кругах Европы «Grundzüge der höheren Truppenführung» («Принципы управления войсками в высшем тактическом звене»)[12].

После 1871 г. германская военная мысль оказывала решающее влияние на умонастроения военных в Японии, а через нее – и на умонастроения военных в Китае. Влияние немецких идеалов было хорошо продемонстрировано действиями японцев в 1904-1905 гг., но китайские генералы так и не смогли дорасти до возможности их применения в борьбе с адекватным внешним противником.

Цзинь Юйго, опираясь на «Цаофа», а также некоторые ранее внедренные в войска инструкции, делает вывод о том, что офицерский корпус Новой армии «владел достаточным знанием» о тактике, боевом порядке, применении артиллерии и скорострельных средств поражения, фортификации на позиционном фронте, групповых построениях в маневренной войне[13].

Владел или нет, – это вопрос, но приобщаться к достижениям передового оперативно-тактического искусства был обязан и имел для этого возможности. Вместе с тем китайские военные, пытаясь идти в ногу с хорошо вооруженными и обученными армиями Запада, нацеливали войска на планирование наступательных операций как основного вида боевых действий в ущерб обороне, что было неприемлемо в условиях общей и военно-технической отсталости страны.

Есть ли примеры первой четверти ХХ века, когда китайцы пытались достичь своих целей активными наступательными действиями? Почему-то традиционно отмечается пассивность китайского командования, упование на оборону и крайне нерешительное использование наступления.

Наступательная доктрина «Цаофа» после Синьхайской революции перекочевала в академические учебники и боевую подготовку республиканских армий и НРА, сыграв, таким образом, едва ли не фатальную роль в Антияпонской войне сопротивления.

Можно ли более конкретно показать «наступательную доктрину Цаофа»? Можно ли показать, в какие учебники она перекочевала и где китайские войска в 1937-1945 годах активно пытались наступать?

Весьма любопытная главка «Цаофа» посвящена партизанской войне. Партизанская стратегия и тактика никогда не воспринимались китайскими военными (в отличие от западных коллег) явлением, несовместимым с войной регулярных армий.

Более того, с середины ХIX в. оборонительно-партизанская доктрина стала основной в планировании операций против агрессии извне, будучи институциированной в пекинских директивах вроде «Янфан шолюэ» или «Бинсюэ синьшу», но позднее необдуманно отвергнутой из соображений профессионального «престижа».

Как это сочетается с вышесказанным и о каком профессиональном престиже при отсутствии современного офицерского корпуса в Китае, идет речь? Какие основания говорить о принятой в общекитайском масштабе сначала «оборонительно-партизанской» доктрины, а потом – «наступательной»? Кто разработал, ввел и затем отверг «оборонительно-партизанскую доктрину»?

Вновь сошлемся на Цзинь Юйго, констатирующе / 223 / го неплохое понимание цинскими военными теоретиками вопросов организации и ведения партизанских действий армейскими частями.

Где цинские военные теоретики (желательно с указанием фамилий) проявили свое понимание вопросов организации и ведения партизанских действий армейскими частями? На чем основано это в высшей степени странное высказывание?

В частности, в том же «Цаофа» и других документах раскрываются важнейшие способы борьбы с противником, основанные на трех обязательных принципах «нерегулярной» войны, – внезапности, стремительности и хитрости (с приложением примерных схем организации маневренно-партизанского боя в различных условиях обстановки)[14].

Как видно даже не очень сведущему в тактической науке китайской Красной армии, она родилась не в Цзинганшани и не на пустом месте, но должна восприниматься не иначе, как глубоко преемственная и развивающая национальную традицию партизанской войны. Неотменимым фактом в совершенствовании формата операций «не по правилам» следует признавать и борьбу бурских коммандос против британской колониальной армии (в цзянъутане ее изучали), в основе которой лежала абсолютно идентичная китайской стратегия «заманивания врага в глубину территории» в сочетании с мобилизацией населения на «самооборону» и «тесное взаимодействие с регулярными силами»[15].

Несомненно, особую роль в подготовке китайских офицеров республиканского и гоминьдановского Китая сыграл генерал Цай Э, хорошо известный в военных кругах и необыкновенно популярный у армейской молодежи благодаря своей брошюре «Цзюньгоминь пянь» («О воинствующей нации») и курсу лекций «Цзэн Ху чжибин юйлу» («Наставления Цзэн [Гофаня] и Ху [Линьи] по военному делу»).

А разве теперь различаются периоды Республики и Гоминьдана? Или правление Гоминьдана – это все же часть истории Республики, как обычно было принято считать?

В 1911 г. генерал возглавил 37-ю куньминскую бригаду и по совместительству начал вести занятия по тактике в цзянъутане. «Юйлу», сборник военных изречений двух цинских сановников с комментариями составителя, мгновенно разошелся в списках и пересказах по классам и казармам всех военно-учебных заведений страны, превратившись в главный учебник китайского офицера эпохи.

Можно ли подкрепить это распространение «Юйлу» во всем Китае примерами? И как мысли полководцев-самоучек, имевших весьма специфический опыт гражданской войны в феодальном Китае, могли стать «главным учебником китайского офицера эпохи»? Чему они могли научить?

И какие «наступательные установки» могли существовать в цинской армии 1911 года?

Его ценность – в популярном (Цзэн / 224 / Гофань и Ху Линьи – люди штатские) и практическом, процедурном толковании секретов полководческого искусства, подкрепленном мнением профессионала, владеющего знаниями о современной войне.

Что такое «процедурное толкование секретов полководческого искусства»? Какими знаниям о современной войне владел «профессионал» Цай Э в 1911 году?

 Цай Э выбрал в качестве «уставного чтения» советы Цзэна и Ху, а не, положим, «Ляньбин шицзи» Ци Цзигуана (труд не слишком устаревший и достаточно прикладной) и потому, что укротителям тайпинского движения удалось наглядно показать и доказать неразрывное единство военного дела – как умения полководца «управляться со своими войсками» и «драться с противником».

Каким образом труд Ци Цзигуана, вышедший на основании его личного опыта в борьбе с японскими пиратами во второй половине XVI в., оказался «не слишком устаревшим и достаточно прикладным» в начале ХХ в.? И в чем единство военного дела? Совершенно неудовлетворительное объяснение – «умение полководца управляться со своими войсками и драться с противником».

Представляется, что именно этот важнейший, но недостаточно хорошо понимаемый в войсках, элемент командирской учебы стал решающим в выборе генералом первоисточника.

Какой элемент командирской учебы был важнейшим, но плохо понимался в китайских войсках? Нет четкой формулировки – есть какая-то нелепая переводная цитата, которая ничего не объясняет, но очень красивая и многозначительная, как цветастая восточная сказка.

Цай Э было очень важно убедить молодых офицеров-националистов в том, что «домашняя» военная наука «не должна рассматриваться худшей в сравнении с западной»[16].

Так, в первой же главе «Юйлу» (в последней расставляются точки над «i») генерал подчеркивает превосходство Цзэн Гофаня и Ху Линьи в стратегии над «вестернизированным» генштабом, отрицающим оборонительную доктрину.

А какой «вестернизированный генштаб» (???) отвергает «оборонительную доктрину»? И в каком смысле здесь употребляется слово «доктрина»? Разве в европейских армиях не уделялось должного внимания действиям в обороне? Или Китай, на основании неких высказываний Цзэн Гофаня и Ху Линьи (в общем-то, довольно заурядных военачальников, не раз терпевших поражения от своих противников, не являвшихся первоклассными европейскими армиями), собирался вести наступательные действия против соседей?

Поддерживая авторов и возражая против официальных установок на безоговорочное наступление, генерал доказывает необходимость «прибегнуть в случае внешней агрессии к стратегии и тактике буров», позволить врагу «продвинуться вглубь территории, измотать его и внезапно нанести удар, застав врасплох».

Где и когда в Китае существовали «официальные установки на безоговорочное наступление»? Где это проявилось? Как было реализовано?

Причем тут «стратегия и тактика буров», если случаев, когда китайские военачальники, волей или неволей, допускали противника вглубь своей территории, а затем пытались нанести ему удар, в китайской истории более, чем достаточно?

Понимал ли сам генерал Цай Э, что пишет, или просто пытался следовать модным веяниям? Ведь всего несколькими абзацами выше автор статьи пишет о том, что «бурская тактика и стратегия» имела аналоги в богатой китайской военной истории.

Из примеров с выбором Цзэном и Ху верной стратегии войны и тактики сражения Цай Э выводит главенствующий метод принятия решения военачальником – «руководствоваться реальной ситуацией, а не теорией». «Бездумное следование образцам, – пишет генерал, – уподобляет офицера хромому, пустившемуся в бег»[17]. Стратегия и тактика Цзэн Гофаня и Ху Линьи, безусловно, впечатляли прагматикой, гибкостью и осторожностью. «Осторожность», подсказывает Цай Э, есть не «хождение на цыпоч / 225 / ках», а «тщательное и всеобъемлющее планирование операции» с точным расчетом направления главного удара. Сунь-цзы называл это сяньшэн цючжань («подготовь победу, затем вступай в бой»).

Сунь-цзы не «называл это», а говорил: «сначала одержи победу, а потом отправляйся на битву». Это весьма расплывчатое утверждение из древнего трактата, которое имеет очень мало ценного в своей сути – важность планирования и подготовки понимают все мало-мальски грамотные военные.

Из «Юйлу» китайские офицеры выносили, а кто-то включал в свои аксиомы и побуждения максиму, впоследствии ставшую центральной в тактике китайской Красной армии «рассредоточение в движении – сосредоточение в бою». В целом же речь идет об умении оптимально расчленять боевой порядок на элементы и эшелонировать войска либо для обороны, либо (прописано не очень внятно) наращивания удара в наступлении. Групповые построения, варьируясь в силах и претерпевая необходимое дробление, даже в безнадежном позиционном бою все равно находились в готовности перехватить инициативу и контратаковать.

Совершенно непонятная фраза, не имеющая осмысленного значения на русском языке. Скорее всего, перевод аналогичной по бессмысленности китайской фразы, которыми любят оперировать современные китайские авторы, слабо понимающие, о чем пишут вообще.

«Отдавать противнику право ударить первому и действовать по обстоятельствам» (жанди цзюво), в пользу чего, казалось бы, высказались авторы «Наставлений», следует считать не более чем частным примером тактической гибкости командира[18]. Разделы «Цзэн Ху чжибин юйлу» (10 из 12), касающиеся, по выражению Цай Э, «преобразования толпы вооруженных людей в вооруженную силу», представляют куда как больший интерес, нежели их сугубо тактико-стратегические принципы. (При всех достоинствах «Наставлений» они, на наш взгляд, так и не вышли за пределы ущербной традиционности, трактуя обман и хитрость не гипонимом военного искусства, а его тождеством.)

Речь в разделах идет об аксиологическом и функциональном аспектах воспитания командира, призванного являть собою образец «добродетельного мужа», «сведущего в логике вещей», носителя чувства «любви к народу» и патриотического начала, «искушенного в познании людей».

Неким субстратом перечисленного, по Цзэн Гофаню, выступает понятие вэньу цзяньбэй («и просвещен, и воинственен»), обнимающее все, но в первую очередь нравственные качества (даодэ пиньчжи) военачальника.

Воинский талант и профессионализм / 226 / (цзюньцай), таким образом, выносятся им на вторую позицию, а первую занимают совесть (лянсин) и благородство (сюэсин). Независимо от исторических условий, – будь то гражданская война, в которой действовали Цзэн и Ху, либо сегодняшний день, когда нависла внешняя угроза, – военачальник вдохновляется чаяниями нации, чувством долга (шанчжи) перед отечеством, от чего зависит, будет ли оно «в пучине бедствий и страданий» или «выйдет на ровную дорогу»[19]. Личные достоинства командира, как следует из «Наставлений», являются залогом совершенного воинского воспитания и военного обучения. Войска одолеют любого противника, если верят в своего полководца. Вера черпается из командирского правила: «Армию в бой водить, а не посылать». Отсюда произрастает «право командира на поучения». Ожидаемый результат поучений – формирование из подчиненных офицеров и солдат «воинской семьи», отношения в которой строятся на основе «отец-сын, старший брат-младший брат». Военачальник, словно отец, «строг и справедлив»; в подготовке армии берет за основу ли (ритуал) и цинь (старание), в бою считает главным обращенное к нижним чинам жэнь (человеколюбие), к себе – юнъи (храбрость и решимость). Сянская армия, утверждает Цзэн Гофань, опиралась на сплоченность, взаимную заботу и взаимовыручку. А такое состояние духа делало ее непобедимой[20].

Нельзя не обратить внимания на то, какое непреходящее значение придается в «Наставлениях» укреплению согласия армии с массами. «Любовь к народу является первостепенным фактором в военном деле, – отмечают сановники и Цай Э. – … Если не любить народ, получишь противодействие, и сам создашь себе трудности. … [В войне] все ложится на плечи народа. … Солдат – плоть народа, пропитание [армии] – от народа … Можно ли не почитать и не полагаться на народ?»[21]. Кажется совершенно излишним комментировать тезис и его значение в военно-политической работе КПК, вопреки традиции, / 227 / закрепившей за собой первенство в «открытии» древнейшего принципа «опоры на народные массы».

Сказать, что «Цзэн Ху чжибин юйлу» произвели на кадетов и офицеров 19-й дивизии большое впечатление, значит не сказать почти ничего. Их переписывали и пересказывали. Словом, Цай Э даже перевыполнил задачу: реабилитация китайского военного искусства была полной и безоговорочной. Выйдя за границы Юньнани, лекции генерала приобрели общеармейскую популярность и довольно долго сохраняли ее.

В чем была «полная и безоговорочная реабилитация китайского военного искусства», объективно застывшего на уровне XVI-XVII вв.? В чем заключался процесс «реабилитации» и как он выразился на деле?

В 1924 г. с предисловием Чан Кайши «Наставления» были изданы в школе Хуанпу, где стали «настольной книгой» курсантов нескольких поколений самого знаменитого военно-учебного заведения страны[22].

В 1924 г. только-только была создана школа Вампу. Еще даже не окончательно получено оружие (только после того, как пришел ПСКР «Воровский», курсанты получили достаточное количество оружия), не были решены проблемы снабжения, не окончены организационные мероприятия – и уже издали, собственно говоря, довольно ура-патриотическую и не имеющую прикладного значения книжицу? А чем это подтверждается? Тем более, что уровень военной и общеобразовательной подготовки самого Чан Кайши был крайне низок, а его место в школе было просто номинальным – таким образом Сунь Ятсен рассчитался со своим давним соратником.

По инициативе Чжу Дэ «Юйлу» (на байхуа) издавались и в китайской Красной армии, причем дважды – в 1943 и 1945 гг.[23] Профессионализация офицерского корпуса вооруженных сил Китая, будучи подкрепленной боевым опытом послесиньхайских войн, достигла пика в период хуго и хуфа юньдун и к началу 1920-х гг., в связи с политической и военно-экономической дезинтеграцией страны, заместилась регрессивным процессом неспешного, но устойчивого падения уровня знаний, навыков и умений командиров, а также в целом боевой эффективности войск.

Чем это издание помогло китайской Красной Армии? И какой боевой опыт китайцы имели в 1910-х годах, чтобы проявить свои профессиональные качества? Кроме того, русскоязычному читателю непонятно, что такое хуго и хуфа юньдун, и вполне можно дать их перевод как «защита Республики» и «защита Конституции», хотя в целом, эти термины также непонятны русскоязычному читателю, не проливая свет на расстановку сил в борющихся лагерях и не объясняя сути этих этапов гражданской войны в Китае.

Количество замечаний можно увеличить, но для начала можно ограничиться и этим.

В целом, содержание статьи совершенно не соответствует названию. Рассматривается на основании почти исключительно китайских современных работ и мемуарного источника (автобиография Чжу Дэ) пример единственного военного училища в провинции Юньнань, к тому же постулируемого как исключительное и нетипичное для Китая в целом. Книга Д. Саттона посвящена только Юньнаньской провинциальной армии и, в этом смысле, не может показать ничего, что находится за пределами Юньнани, а связь книги М. Строна с историей военного строительства в годы поздней Цин – ранней Республики весьма умозрительна. Если там и затрагивается китайский вопрос – то очень и очень вскользь, как не имеющий прямого отношения к содержанию книги.

Конкретные исторические примеры, раскрывающие постулаты, не приведены, зато очень заметны голословные высказывания о прогрессивности, исключительности и т.д. Юньнаньского училища. Как правило, так пишут статьи современные китайские исследователи, не сильно заботящиеся о доказательной базе. По всей видимости, это некритическое использование переводного материала.

Беспочвенно отвергается вклад советских военных советников в создание школы Вампу и профессиональном обучении новых командных кадров для китайской армии нового типа, причем исключительно на основании китайских современных исследований, отвергая такой ценный источник, как отчет В.К. Блюхера о его деятельности в Гуанчжоу в 1924-1925 гг.

Крайне много времени уделяется тому, что не являлось основой военного обучения для китайских офицеров, а было своего рода политическим символом формирующейся китайской буржуазной нации – лекциях Цай Э. Безусловно, апелляция к каким-то положительным военным эпизодам военной истории Китая не могла не сыграть мобилизующего воздействия на курсантов, но они не могли дать серьезную профессиональную базу – ни в теоретическом, ни в практическом смыслах.

Не раскрыты положения цинских военно-образовательных программ, не показаны конкретные примеры, где в боевых условиях применялись те или иные навыки, полученные в Юньнаньском и других военных училищах. Однако много общих слов о превосходстве и т.п., хотя в одном случае встречается трезвая оценка сведениям, постулируемым китайскими исследователями – мол, неизвестно, насколько китайские офицеры владели всеми перечисленными знаниями – они должны были ими владеть и теоретически, имели такую возможность. Но на этом конструктивно-критическая струя статьи полностью иссякает.

В целом, статью можно признать как неудачную. Более удачным было бы название этой статьи «О роли Юньнаньского военного училища в военном строительстве Китая в первой четверти ХХ в.», но и в этом случае полное отсутствие исторической конкретики обесценивает постулируемые в ней бездоказательные утверждения.

1 Юньнаньский цзянъутан подготовил более 8 тыс. офицеров (300 из них стали генералами). Его воспитанники (Чжу Пэйдэ, Шэн Шицай, Фань Шишэн, Ван Цзюнь, Цзинь Ханьдин, Лун Юнь, Дун Хунсюнь, Ян Шичэн, Ян Чжэнь и др.) впоследствии заслуженно вошли в полководческую элиту национальных вооруженных сил, командовали армиями и корпусами, руководили крупными штабами и министерскими управлениями. Училище закончили маршал КНР Е Цзяньин, генерал-полковники НОАК Чжоу Баочжун и Цзэн Цзэшэн (см.: Сюй Пин, Чжан Чжицзюнь. Минцзян бэйчудэ юньнань луцзюнь цзянъутан [Юньнаньский цзянъутан и его известные генералы-выпускники] // Яньхуан чуньцю. 2003. № 6. С. 73-75).

2 У Дадэ. Цин мо юньнань синьцзюнь бяньлянь юй цзюньши цзяоюй (Новая юньнаньская армия в позднецинский период: формирование и обучение) // Цзюньши лиши яньцзю. 2006. № 3. С.101.

/ 228 /

3 См.: Су Иу. Ваньцин цзюньсяо цзяоюй юй цзюньши цзиньдайхуа (Модернизация армии и обучения в военных школах в позднецинский период) // Цзюньши лиши яньцзю. 1994. № 3. С. 118-119; Цинмо миньчу дэ Юньнань шэхуэй. Юньнань шэн данъаньгуань цзыляо сюаньбянь (Юньнаньское общество в позднецинское время и начальный период Республики. Избранные материалы музея провинции Юньнань). Куньмин, 2005. С. 89-90.

4 Дяньси шилодэ чжухоу (Юньнаньские владыки прошлого) // Наньфан жэньу чжоукань. 2011. № 22. С. 28. Расквартированная в Юньнани 19-я дивизия нисколько не уступала европейским армиям (русскую – превосходила) по качеству и количеству штатного вооружения. На оснащении дивизии находились новейшие (образца 1908 г.) винтовки Mauser, cтанковые пулеметы Maxim и Colt, 75-мм горные пушки Krupp и др. (In: Sutton D. Op. cit. P. 60-61).

5У Дадэ. Указ. соч. С. 96, 98-100.

6У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан (О Юньнаньском училище сухопутных войск) // Сычуань лигун сюэюань сюэбао (шэхуэй кэсюэбань). 2004. № 1. С. 5.

7 Дяньси шилодэ чжухоу. С. 28-29.

8 Чжу Дэ цзышу (Чжу Дэ о себе). Пекин, 2003. С. 41, 43; У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С. 7-8.

9 Чжу Дэ цзышу. С. 41.

10 Чжу Дэ цзышу. С. 44; Цинмо миньчу дэ Юньнань шэхуэй. С. 65.

11 У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С. 8.

12 О восприятии военного искусства Германии в вооруженных силах других стран, в том числе Китая, подробнее см.: Strohn M. The German Army and the Defense of the Reich: Military Doctrine and the Conduct of the Defensive Battle. Cambridge, 2011. P. 19-36.

13 Цзинь Юйго. Чжунго чжаньшу ши (История китайской тактики). Пекин, 2002. С. 287-290, 293-295.

14 Там же. С. 286-287, 290.

15 Там же. С. 291.

16 У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С.6-7; Цай Э цзи (Сочинения Цай Э). Чанша, 1983. С. 81.

17 Цай Э цзи. С. 84.

18 Там же. С. 79, 81.

19 Там же. С. 55-58, 60-62.

20 Там же. С. 72-74, 65-68, 76-77.

21 Там же. С. 73.

22 Тогда же по просьбе Сунь Ятсена в Гуандун была откомандирована группа офицеров Юньнань цзянъутан во главе с Ван Болином и Хэ Инцинем, составившая преподавательское ядро школы. Программа обучения в «кузнице кадров» НРА строилась на основе методических разработок юньнаньцев и Баодинской академии, а не только и, наверное, не столько советских источников, как принято считать (См.: Ян Дунсяо. «Цзэн Ху чжибин» инсян Чжунго [Влияние «Цзэн Ху чжибин» на Китай] // Линдао вэньцуй. 2008. № 24. С. 59

/ 229 /

61; Sutton D. Provincial Militarism and the Chinese Republic: The Yunnan Army, 1905-25. Ann Arbor, 1980. P. 86).

23Ян Дунсяо. Указ. соч. С. 61.


[1] Юньнаньский цзянъутан подготовил более 8 тыс. офицеров (300 из них стали генералами). В условиях постоянной гражданской войны быстрая карьера не есть признак успешности военачальника и качества подготовки офицеров. Его воспитанники (Чжу Пэйдэ, Шэн Шицай, Фань Шишэн, Ван Цзюнь, Цзинь Ханьдин, Лун Юнь, Дун Хунсюнь, Ян Шичэн, Ян Чжэнь и др.) впоследствии заслуженно вошли в полководческую элиту национальных вооруженных сил, командовали армиями и корпусами, руководили крупными штабами и министерскими управлениями. Училище закончили маршал КНР Е Цзяньин, генерал-полковники НОАК Чжоу Баочжун и Цзэн Цзэшэн (см.: Сюй Пин, Чжан Чжицзюнь. Минцзян бэйчудэ юньнань луцзюнь цзянъутан [Юньнаньский цзянъутан и его известные генералы-выпускники] // Яньхуан чуньцю. 2003. № 6. С. 73-75). Весь вопрос в том, где после окончания училища реально отличились данные военачальники – в войне с внешним врагом или в гражданской войне?

[2] У Дадэ. Цин мо юньнань синьцзюнь бяньлянь юй цзюньши цзяоюй (Новая юньнаньская армия в позднецинский период: формирование и обучение) // Цзюньши лиши яньцзю. 2006. № 3. С.101.

[3] См.: Су Иу. Ваньцин цзюньсяо цзяоюй юй цзюньши цзиньдайхуа (Модернизация армии и обучения в военных школах в позднецинский период) // Цзюньши лиши яньцзю. 1994. № 3. С. 118-119; Цинмо миньчу дэ Юньнань шэхуэй. Юньнань шэн данъаньгуань цзыляо сюаньбянь (Юньнаньское общество в позднецинское время и начальный период Республики. Избранные материалы музея провинции Юньнань). Куньмин, 2005. С. 89-90.

[4] Дяньси шилодэ чжухоу (Юньнаньские владыки прошлого) // Наньфан жэньу чжоукань. 2011. № 22. С. 28. Расквартированная в Юньнани 19-я дивизия нисколько не уступала европейским армиям (русскую – превосходила) по качеству и количеству штатного вооружения. На оснащении дивизии находились новейшие (образца 1908 г.) винтовки Mauser, cтанковые пулеметы Maxim и Colt, 75-мм горные пушки Krupp и др. (In: Sutton D. Op. cit. P. 60-61). Подобные утверждения следует доказывать не постулируя, а приводя выкладки – например, в русской дивизии в 1910 г. было столько-то пулеметов, а в 19-й Юньнаньской дивизии – столько-то, и т.д. В противном случае это полностью голословная информация. И, собственно, интересно увидеть выходные данные и название сочинения Д. Саттона – в предыдущих 3 ссылках указаний на это сочинение нет.

[5] У Дадэ. Указ. соч. С. 96, 98-100.

[6] У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан (О Юньнаньском училище сухопутных войск) // Сычуань лигун сюэюань сюэбао (шэхуэй кэсюэбань). 2004. № 1. С. 5.

[7] Дяньси шилодэ чжухоу. С. 28-29.

[8] Чжу Дэ цзышу (Чжу Дэ о себе). Пекин, 2003. С. 41, 43; У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С. 7-8.

[9] Чжу Дэ цзышу. С. 41

[10] Чжу Дэ цзышу. С. 44; Цинмо миньчу дэ Юньнань шэхуэй. С. 65.

[11] У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С. 8.

[12] О восприятии военного искусства Германии в вооруженных силах других стран, в том числе Китая, подробнее см.: Strohn M. The German Army and the Defense of the Reich: Military Doctrine and the Conduct of the Defensive Battle. Cambridge, 2011. P. 19-36.

[13] Цзинь Юйго. Чжунго чжаньшу ши (История китайской тактики). Пекин, 2002. С. 287-290, 293-295.

[14] Там же. С. 286-287, 290.

[15] Там же. С. 291.

[16] У Дадэ. Лунь Юньнань луцзюнь цзянъутан. С.6-7; Цай Э цзи (Сочинения Цай Э). Чанша, 1983. С. 81.

[17] Цай Э цзи. С. 84.

[18] Там же. С. 79, 81.

[19] Там же. С. 55-58, 60-62.

[20] Там же. С. 72-74, 65-68, 76-77.

[21] Там же. С. 73.

[22] Тогда же по просьбе Сунь Ятсена в Гуандун была откомандирована группа офицеров Юньнань цзянъутан во главе с Ван Болином и Хэ Инцинем, составившая преподавательское ядро школы. Программа обучения в «кузнице кадров» НРА строилась на основе методических разработок юньнаньцев и Баодинской академии, а не только и, наверное, не столько советских источников, как принято считать (См.: Ян Дунсяо. «Цзэн Ху чжибин» инсян Чжунго [Влияние «Цзэн Ху чжибин» на Китай] // Линдао вэньцуй. 2008. № 24. С. 59-61; Sutton D. Provincial Militarism and the Chinese Republic: The Yunnan Army, 1905-25. Ann Arbor, 1980. P. 86).

[23] Ян Дунсяо. Указ. соч. С. 61.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites


Мои вопросы к автору выделены желтым, мои ответы - синим.

У кого есть еще (в т.ч. по статье о Чжу Дэ) - добро пожаловать.

Мне не нравится какая-то апологетика деятельности сомнительного лидера Цай Э (уж явно не первая скрипка в политике Республики), и апологетика поведения Чжу Дэ.

Доказательная база отсутствует, заменяясь декларациями. Так мы далеко уедем. Особенно учитывая далеко не блестящую практику ВС Китайской Республики и КПК с 1911 по 1949 гг.

Храбрость солдат и младших командиров, которые гибли за ошибки и разгильдяйство своих командиров, это не отменяет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Биография "великого полководца" Цай Э (1882-1916) - можно переключить на китайский и иные языки.

Где он успел получить такой военный опыт, что ой-ой-ой и оправдывает все "выводы" Пожилова - покажите, буду благодарен.

С 1911 г. он лишь перехватил власть в Юньнани, опираясь на цинскую Новую Армию, потом в 1913 г. сел под арест в Пекине, в 1915 г. он бежал из-под стражи и вернулся в Юньнань. "Противостояние" 1916 г. было комедией, неспособной даже ежиков удивить (с 20 тысячами войск занял Сычуань и разбил 80 тыс. бэйянских войск - не смешно), а 8 ноября 1916 г. он скончался в Японии, бежав туда не позднее, чем в начале августа 1916 г.

Откуда тут взяться "великому военному таланту"? Блюхер, как вижу, нервно курит в сторонке...

Share this post


Link to post
Share on other sites

" воинственного духа и презрения к смерти» " дребедень все это. Эта чепуха нанесла вред и китайцам, и японцам. Китайцы с мечами, бросались на японские, пулеметы не помогло; японцы с мечами, бросались на американские пулеметы -- результат также плачевен. Но это я конечно утрирую.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ИМХО, в плане компетентности офицеры емператорской армии Японии это унылый УГ.

Share this post


Link to post
Share on other sites
37 минуты назад, Justinus сказал:

ИМХО, в плане компетентности офицеры емператорской армии Японии это унылый УГ.

РЯВ они кое-как выиграли, а противостояли им такие, как автор "50 лет в строю" Игнатьев - не лаптем щи хлебавшие. Автор темы ведь как раз и предлагает отбросить громкие пафосные оценочные суждения и привести факты.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Justinus сказал:

ИМХО, в плане компетентности офицеры емператорской армии Японии это унылый УГ.

С 1894 по 1945 годы японцы воевали в 6 внешних войнах (1-я ЯКВ, Боксерский поход, РЯВ, ПМВ, 2-я ЯКВ и ВМВ).

Можно посчитать за расширение опыта и такие операции, как подавление восстания тонхаков (1895), участие в интервенции в России (1918-1922), ограниченные военные действия в Китае в 1930-е годы (Шанхайский инцидент, Маньчжурский инцидент, наступление на линии Великой Китайской Стены), конфликты с СССР (Хасан, Халхин-Гол).

В целом, очень неплохо справлялись со всеми, кроме СССР, пока в 1941 г. не решили задраться сразу с несколькими крупными державами - Китай, США, Англия.

Один Китай поглощал массу сил, а тут - еще и такие монстры, с которыми Китай ровнять было не с руки никому. Естественно, сил не хватило. А в 1945 г. и СССР подключился.

Т.ч. считать, что японские военные были плохи - это очень неправильно. И "кое-как" выигранная японцами РЯВ - на самом деле всухую проиграна русскими, не забившими даже "гола престижа", как это сделали китайцы в 1894 г., разбив отряд Томиока Сандзо при Ляньшаньгуани. Последствия были таковы, что в 1918 г. все отмечали особое презрение японцев к русским, как к недостойным звания воина и противника, к которому надо относиться с уважением. Лишь события 1930-х годов, когда СССР дал жесткий отпор японцам вдоль Амура (стычки были вплоть до потопления катеров с обеих сторон), а затем у Хасана и на Халхин-Голе, поменяли ситуацию.

За китайскими офицерами 1910-1920-х годов особо блестящей боевой практики никто не наблюдал. Если Юньнаньская армия (из числа приглашенных Сунь Ятсеном в Гуанчжоу) и считалась самой сильной из интерпровинциальных в Гуанчжоу, то не потому, что там были какие-то особые офицеры, а потому, что она была более сплоченной и сохранила больше кадрового состава, в отличие от многих других.

Блюхер дал непосредственную оценку всем командирам как юньнаньцев, так и прочих интерпровинциальных формирований. И не только дал - под его руководством прочие интерпровинциальные армии и гуанчжоуская армия Сюй Чунчжи, а также вновь сформированные войска Вампу в мае 1925 г. наголову разбили юньнаньцев и их союзников, после чего появилась возможность начать Северный поход.

Примечательно, что до этого интерпровинциальные войска боялись ввязываться в бой с юньнаньцами, а тут, после того, как план разработал Блюхер - уничтожили юньнаньцев без больших потерь при своем совершенно отсутствующем военно-техническом превосходстве. Что как бы тонко намекает на "выдающиеся качества" и "боевое мастерство" юньнаньской армии.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

О корпусе военных трактатов, распространенных в Китае к началу ХХ в. немного можно найти у Ульриха Теобальда тут.

Сам же труд Цай Э (蔡鍔, 18.12.1882-8.11.1916), озаглавленный как "Цзэн Ху чжибин юйлу" (曾胡治兵語錄 - Записи речений Цзэна и Ху об управлении войсками), находится здесь.

Большой практической пользы от такого труда не ждите - это собрание высказываний, приписываемых Цзэн Гофаню и Ху Линьи, в авторской переработке Цай Э. Который, кстати, учился не в Юньнаньском училище, а почему-то в Японии - в Токё Симбу Гакко (東京振武学校), а затем в Императорской Военной Академии (陸軍士官学校).

Всего же он учился в Японии с 1899 по 1900, затем вернулся в Китай, принял участие в восстании антицинских сил в Лянгуане, и после разгрома это выступления Тунмэнхуя на юге Китая он вновь бежал в Японию, где и учился в Токё Симбун Гакко и Академии до 1904 г.

Вот он сам - в молодости, как инструктор в Гуандуне в 1904 г. (крайний слева):

5d62589b67ba4_800px-.jpg.868674d7ebd24b9

Как дуцзюнь Юньнани (в 1911-1913 гг.):

GeneralQaoAoCampanaDeYunnan.thumb.jpg.31

И как один из организаторов движения Хуго (в защиту Республики) в 1915 г. (в середине):

Yunnan_Huguojun.jpg.51446d34161007fbf2be

Обратим внимание, что в его "основополагающем труде", который "реабилитировал китайскую военную школу" (или как-то в этом роде) нет вот таких картинок от слова "совсем":

855px-thumbnail.jpg.8eb54e6193bae2e6d614

А ведь это - простейшие кроки, которые были необходимы для офицеров любой более или менее серьезной армии (японской в том числе).

Без крок было крайне сложно производить элементарное планирование. Т.ч. его цитатник - это вещь крайне сомнительного качества для начала ХХ в. Разве что в качестве предтечи цитатников Мао Цзэдуна и Ким Ир Сена пойдет - для поднятия духа экзальтированной молодежи.

P.S. Чжу Дэ учился в Юньнани с 1909 по 1912 гг. Всего 3 года. Это даже не Баодин. Это провинция. А Цай Э прибыл в Юньнань только в 1910 г. Вот и считайте, сколько реально мог воздействовать Цай Э на мировоззрение и боевую подготовку курсанта Чжу Дэ.

 

蔡鍔.jpg

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пример откровения Цай Э (сам составил или реально это сказал Цзэн Гофань или Ху Линьи - неважно):

用兵之道,全軍為上策,得土地次之;破敵為上策,得城池次之。古人必四路無敵,然後圍城,兵法所謂「十則圍之」之義也。

Цитата

Использовать войска - это Путь. Все войско [служит] для [применения] лучшей стратегии, обретение [выгодной] позиции - второе [дело]; разбить врага - лучшая стратегия, овладеть стенами и рвами - второе [дело]. Древние непременно на все четыре направления [света] не имели [равного] противника, а затем окружали крепости. Это и есть то, о чем в "[Сунь-цзы] бинфа" (Законах войны Сунь-цзы) говорится: "[Если сильнее врага в] 10 [раз] - непременно окружай [его]".

Напомню - ликвидация выступления интерпровинциальной Юньнаньской армии войсками, верными Гоминьдану, под общим руководством Блюхера заняла 3 дня - с 12 по 14 июня, а к 16 июня лояльные части уже были выведены из Гуанчжоу и возвращены к местам постоянной дислокации. Гораздо больше времени заняла политическая подготовка операции - пришлось уговаривать практически всех генералов выступить единым фронтом и поддержать Гоминьдан. А решающими для убеждения факторами оказались банальные жадность и страх - все интерпровинциальные генералы понимали, что если юньнаньцы овладеют политической властью в Гуанчжоу, то всем остальным придется искать новое место пристанища, т.к. юньнаньцы нарушат сложившийся баланс в сборе налогов и на все выгодные места поставят своих ставленников, вынуждая других генералов бежать в другие провинции, где их тоже не ждут.

Теперь читаем изречение Цай Э и думаем - много ли на этой военно-теоретической основе Ян Симинь (лидер юньнаньцев) смог бы противопоставить Блюхеру?

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Наверное, завышена  роль Цай Э благодаря академику Чжан Юфа (1935 г. - ), специалисту по новой (современной истории Китая); его учебник широко используется для курсов современной истории в университетах Тайваня.

В число его работ входят  "Конституционная группа в династии Цин", "Революционная группа в династии Цин", "Партия первых лет Китайской Республики", "Об истории революции 1911 года" и т. д .

Чжан Юфа сообщает, что в китайской современной истории Три Героя -- Цай Э, Тан Цзияо...(третьего не вспомнил).

Цай Э ввёл войска из провинции Юньнань в соседнюю Сычуань, и как бы всё... А чтобы побеждал в битвах, не нашёл.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Третий герой" - Ли Лецзюнь ( 李烈鈞 , 1882-1946). На последнем фото он - крайний справа.

В китайской Википедии сказано, что Цай Э с 20 тыс. юньнаньцев разбил 80 тыс. бэйянцев... Но без излишних подробностей, которые могут вскрыть разные очень интересные детали. В целом, все очень логично, стройно и красиво:

Мол, Лян Цичао помог Цай Э сбежать в ноябре 1915 г. из Пекина и вернуться в Юньнань, а ставший с 1913 г. дуцзюнем Юньнани Тан Цзияо 25 ноября объявил о независимости Юньнани, создал "Хуго цзюнь" (Армию защиты государства) и назначил комкором-1 Цай Э, комкором-2 Ли Лецзюня, а сам стал комкором-3. Весной 1916 г. Цай Э повел свой корпус в составе 20 тыс. солдат в округ Лучжоу провинции Сычуань, где разбил 80 тыс. правительственных войск.

 А как в китайской гражданской войне воюют - я тут немало выложил материала.

Получается, что Пожилов совсем не критически подошел к китайской макулатуре (там редко что-то дельное пишут - очевидна "реабилитационная" направленность работ, основанная на эмоциях и голословных утверждениях - годиться все, лишь бы оправдать все косяки и ляпы позднецинских и раннереспубликанских деятелей на фоне усилившихся позиций Китая в наши дни - мол, не могли наши предки так все полимеры просадить).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот "Сунь-цзы бинфа" в оригинале.

Все по Э. Успенскому - кто читал его книгу про Чебурашку (существенно предшествует классическим мультикам по времени), тот, наверное, помнит, как Чебурашка "угощал" Крокодила Гену кофе - ты, мол, идешь ко мне, но у меня нет кофейника, посуды, кофе, воды, плиты и т.д. Захвати с собой.

Тот все припер на себе и они приготовили кофе у Чебурашки, после чего Гена сказал фразу, которая подходит к работе Цай Э, как прямо из нее выдернута:

Цитата

- Ты, Чебурашка, если в следующий раз захочешь меня чем-нибудь угостить - приходи ко мне и говори, чем будешь угощать!

Думаю, вместо чтения пересказа Цай Э работы Сунь-цзы лучше взять самого Сунь-цзы и почитать.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кстати, вот полностью глава, как Чебурашка угощал Крокодила Гену:

Скрытый текст

 

Теперь Гена, Галя и Чебурашка почти каждый вечер проводили вместе. После работы они собирались у крокодила дома, мирно беседовали, пили кофе и играли в крестики-нолики. И всё-таки Чебурашке не верилось, что у него наконец появились настоящие друзья.

«Интересно, — подумал он однажды, — а если бы я сам пригласил крокодила в гости, пришёл бы он ко мне или нет? Конечно, пришёл бы, — успокаивал себя Чебурашка. — Ведь мы с ним друзья! А если нет?»

Чтобы долго не раздумывать, Чебурашка снял телефонную трубку и позвонил крокодилу.

— Алло, Гена, привет! — начал он. — Ты чего делаешь?

— Ничего, — ответил крокодил.

— Знаешь что? Приходи ко мне в гости.

— В гости? — удивился Гена. — Зачем?

— Кофе пить, — сказал Чебурашка. Это было первое, что пришло ему в голову.

— Ну что же, — сказал крокодил, — я с удовольствием приду.

«Ура!» — чуть было не закричал Чебурашка. Но потом подумал, что ничего тут особенного нет. Один товарищ приходит в гости к другому. И надо не кричать «ура», а в первую очередь позаботиться о том, как его лучше встретить.

Поэтому он сказал крокодилу:

— Только ты захвати с собой, пожалуйста, чашки, а то у меня нету ну никакой посуды!

— Что ж, захвачу. — И Гена стал собираться.

Но Чебурашка позвонил опять:

— Ты знаешь, оказывается, у меня и кофейника нет. Возьми, пожалуйста, свой. Я у тебя видел на кухне.

— Хорошо. Возьму.

— И ещё одна маленькая просьба. Забеги по дороге в магазин, а то у меня кофе кончился.

Вскоре Чебурашка позвонил ещё раз и попросил, чтобы Гена принёс маленькое ведёрко.

— Маленькое ведёрко? А для чего?

— Понимаешь, ты пойдёшь мимо колонки и наберёшь воды, чтобы мне уже не выходить из дому.

— Ну что ж, — согласился Гена, — я принесу всё, что ты просил.

Вскоре он появился у Чебурашки нагруженный, как носильщик на вокзале.

— Я очень рад, что ты пришёл, — встретил его хозяин. — Только я, оказывается, совсем не умею варить кофе. Просто никогда не пробовал. Может, ты возьмёшься приготовить его?

Гена взялся за работу. Он собрал дрова, развёл маленький костёрчик около будки и поставил кофейник на огонь. Через полчаса кофе вскипел. Чебурашка был очень доволен.

— Как? Хорошо я тебя угостил? — спрашивал он у крокодила, провожая его домой.

— Кофе получился превосходный, — отвечал Гена. — Только я попрошу тебя об одном одолжении. Если ты ещё раз захочешь угостить меня, не стесняйся, приходи ко мне домой. И говори, чем ты меня хочешь угостить: чаем, кофе или просто обедом. У меня дома всё есть. И мне это будет гораздо удобнее. Договорились?

— Договорились, — сказал Чебурашка. Он, конечно, огорчился немного потому, что Гена сделал ему замечание. Но всё равно был очень доволен. Ведь сегодня сам крокодил приходил к нему в гости.

 

Тактическое наследие полководцев Тайпинского периода (с обеих сторон) крайне сложно изучать - кроки и карты они не делали, иконографические источники созданы в 1880-е годы, текст донесений очень расплывчат.

Стратегические их установки несколько легче и сложнее одновременно - поскольку приходилось постоянно нарушать собственные принципы ведения войны в связи с тем, что противник постоянно применял что-то нестандартное и приходилось метаться по стране, как пожарной машине.

Проще анализировать их организационные наработки и административную деятельность - тут хотя бы есть близкие по времени событиям свидетельства очевидцев и участников, которые позволяют сравнить структуры войск Цзэн Гофаня, Ху Линьи, Ли Сючэна и т.д. и предположить, что помогло в одних и помешало в других случаях.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если вернуться к тому, почему "юньнаньцы первенствовали" в Гуанчжоу в 1922-1925 гг., то обратимся к более валидному источнику, нежели современные китайские бумажки - к отчетам Блюхера.

Юньнаньская армия (Ян Симинь) - 23,5 тыс. чел., хорошая артиллерия и стрелковое вооружение, самые большие доходы в Гуандуне (1,6 млн. долларов / мес.)

Гуансийская армия (Лю Чжэньхуань) - 6 тыс. чел., плохое снабжение, много комсостава, который злоупотребляет разделом бюджета. Ежемесячный доход 100-120 тыс. долларов.  

Гуандунская армия (Сюй Чунчжи) - ок. 40 тыс. чел., винтовок 28 тыс., 1637 револьверов, 122 пулемета, 49 орудий при 1232 снарядах, боезапас - примерно 150-200 патронов на винтовку, много бандитов и деклассированных элементов среди рядового и командного состава, мало людей с военным образованием и опытом службы. Все оружие в плохом состоянии, ежемесячный доход 850-900 тыс. долларов.

Хунаньская армия (Тань Янькай) - 14 тыс. чел., много бандитов и деклассированных элементов, состав вооружения и доход не выяснены, т.к. армия стояла вне Гуанчжоу в отдаленных районах.

Фактически, Ян Симинь мог порвать любую из армий, поскольку имел лучшее финансирование и снабжение. Плюс положение юньнаньцев в Гуандуне как в чужой стране (даже диалекты невзаимопонимаемы) - поневоле мобилизовало людей.

Сколько тут было вклада от Цай Э и Юньнаньского военного училища в Куньмине - неясно. Но, похоже, ничего особенного - первое же столкновение со стадом разношерстных частей, руководимых жесткой рукой Блюхера, вся эта "могучая сила" была побита быстро и окончательно. Больше юньнаньцы как интерпровинциальная армия серьезной роли при Гоминьдане не играли, а Тан Цзияо - тот долго портил кровь Чан Кайши, но не за счет своих супер-пупер войск, а за счет контроля над труднодоступной гористой провинцией, где постоянно тлел очаг скрытого мятежа против Нанкина.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Третий герой" - Ли Лецзюнь... 

Он самый; гоминдановский губернатор Цзянси. Этот хорошо себя показал в деле с винтовками...

Ли Лецзюнь купил за границей 7 000 винтовок и 3 000 000 патронов к ним. Когда  винтовки с патронами были доставлены из Шанхая в Цзюцзян, правительство из Пекина велело местным властям задержать груз. В свою очередь Ли Лецзюнь выслал отряд, и тот силой забрал винтовки с патронами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Из других работ Пожилова (сейчас он в ИДВ РАН):

Цитата

1 апреля студенты российско-китайской программы «Международный бизнес промышленных товаров» ГУУ посетили лекцию, организованную под эгидой Общества российско-китайской дружбы и ИДВ РАН, посвященную юбилеям двух выдающихся китайских военачальников: Чжу Дэ и Хэ Луна. К.и.н. Игорь Евгеньевич Пожилов провел глубокий анализ пути двух генералов, их военной карьеры, неоценимого вклада в победу над японскими захватчиками и в послевоенное устройство страны. Лекцию посетил и с нескрываемым интересом слушал чрезвычайный посол КНР в РФ Ли Хуэй.

Это новость от 1 апреля 2016 г. 

Я хочу сказать, что победа над японскими захватчиками - это ни в коем случае не деятельность Гоминьдана и КПК. Они, в своей междоусобной борьбе, войну фактически проиграли. Японское наступление 1944 г. показало, что Гоминьдану недолго осталось, а КПК падет, как только Гоминьдан будет разгромлен.

Вклад в победу Китая внесла Красная Армия, ликвидировав Квантунскую армию Японии, и США, фактически лишившие Японию флота и авиации.

В лучшем случае, роль вооруженных сил Китая - в длительном пассивном сопротивлении. Держали оборону они долго, сковывали силы Японии. Это да. Но "вклад в победу" их этим и ограничивается.

Зато Чжу Дэ полностью показал себя в возобновившейся большой гражданской войне. Но это была совсем другая война.

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 минут назад, Чжан Гэда сказал:

Я хочу сказать, что победа над японскими захватчиками - это ни в коем случае не деятельность Гоминьдана и КПК. Они, в своей междоусобной борьбе, войну фактически проиграли. Японское наступление 1944 г. показало, что Гоминьдану недолго осталось, а КПК падет, как только Гоминьдан будет разгромлен.

Вклад в победу Китая внесла Красная Армия, ликвидировав Квантунскую армию Японии, и США, фактически лишившие Японию флота и авиации.

В лучшем случае, роль вооруженных сил Китая - в длительном пассивном сопротивлении. Держали оборону они долго, сковывали силы Японии. Это да. Но "вклад в победу" их этим и ограничивается.

Согласен на все 100%.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я совершенно не собираюсь отрицать личного мужества многих китайских солдат и офицеров. Но Устрялов в 1932 г. писал о событиях времен Маньчжурского инцидента - мол, мужество оборванных, грязных, голодных и плохо вооруженных солдат и ополченцев потрясающее, но войну мужеством не выиграть. Нужны тактика, грамотное использование современных видов вооружения и методов борьбы.

В результате все помнят фильм "Офицеры" - эпизод, как разбитые китайцы переходили границу и интернировались у нас, в СССР. Хотя во главе некоторых армий были даже такие известные деятели китайской истории, как Су Бинвэнь (комбат во время интервенции Китая в России). При всех случаях интернирования нашими военными властями отмечалось, что оружие у китайцев в очень плохом состоянии и его явно недостаточно. А раз так - значит, квалификация комсостава была низка, обучение солдат - ниже плинтуса. Цай Э не помог. Внезапно.

Не помог Цай Э и при попытке атаковать торпедными катерами крейсер "Идзумо" в Шанхае. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кстати, Шанхайская операция длилась очень долго - с 13 августа по 26 ноября 1937 г.

Чан Кайши бросил туда все лучшие войска, которые там и погибли - сказалось неравенство в вооружении и недостаточная подготовка китайского командования (соотношение потерь китайцев и японцев примерно как 3 к 1).

А также стратегия Чан Кайши - он хотел показать всему миру, что Китай готов принять вызов, что он будет активно защищаться, чтобы все страны мира оказали ему помощь, как жертве агрессии, которая не собирается сдаваться. Но неудачно.

"Наступательные максимы" Цай Э почему-то не сработали.

Сражение за Нанкин началось 9 декабря и закончилось падением города уже 13 декабря. Возможности Чан Кайши к войне если не на равных, то хотя бы к успешной обороне, были исчерпаны. "Наступательные максимы" Цай Э оказались бесполезны.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кстати, А.Г. Юркевич в своей книге "Феномен Хуанпу" указывает, что программа школы Вампу была разработана советскими советниками, а китайским преподавательским составом лишь адаптировалась под нужды преподавания (указ. соч., с. 80).

Иначе и быть не могло - Вампу создавали на советские деньги, а про взаимосвязь "ужинает и танцует" всем известно.

Относительно же источников знаний китайского офицера есть любопытное сообщение таких малоответственных авторов, как Яковлев и Кулагин, что основой для создания укрепрайона у Чжалайнора и Маньчжурии послужило некое "Наставление по окопному делу" Березовского, которое якобы было принято в русской армии в 1910 г.

Пока не нашел ни одного упоминания о существовании такого наставления, но, скорее всего, или название ошибочно, или автор.

Но, как мы видим - про Цай Э не идет речь ни разу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Скорее всего, оба автора имели в виду:

В. Березовский "Наставление для войскового окопного дела". 1891 г. СПб.: 1905.

Дата двойная - скорее всего, когда составлена и когда отпечатана. Забавно, что ее пишут в актив китайскому офицерству, т.к. даже если бы китайцы получили консультации от русских белоэмигрантов (вполне возможно), то в начертании фронта прослеживались бы следы опыта ПМВ и ГВ в России.

Share this post


Link to post
Share on other sites
57 минут назад, Чжан Гэда сказал:

В. Березовский "Наставление для войскового окопного дела". 1891 г. СПб.: 1905.

В.А. Березовский - издатель.

Есть еще такое вот - "Наставление по войсковому инженерному делу для офицеров всех родов войск". Военная типография. 1910 год. И есть переиздание 1914-го года, выпущенное в типографии Березовского.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В любом случае ситуация с утверждением Кулагина и Яковлева яснее не стала - вариантов просто прибавилось.

Но утверждать, что основой для китайских офицеров были мысли и положения Цай Э, вложенные им в уста Цзэн Гофаня и Ху Линьи, я все равно не могу. Декларации декларациями - но ведь и учиться чему-то надо было!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Примеры повышенной боеспособности юньнаньских войск найти сложно.

Начнем с того, что сначала они передрались между собой и Тан Цзияо выгнал Ян Симиня с его сторонниками из Юньнани. Те поступили на службу к Сунь Ятсену и в конце 1922 г. вместе с другими интерпровинциальными армиями выбили войска Чэнь Цзюнмина из Гуанчжоу. При этом сумели вырвать себе лучшие места для сбора налогов, которые Сунь Ятсен закрепил за юньнаньцами, чтобы расплатиться с ними за поддержку.

Потом в конце 1925 г. часть юньнаньских войск (дивизия Чжу Пэйдэ, ЕМНИП) вошла в состав войск Северного Похода, но при первом же серьезном столкновении с У Пэйфу юньнаньцы были разбиты и отступили.

Летом 1925 г. юньнаньцы начали мятеж против Гоминьдана, но в течение 3 дней были разбиты интерпровинциальными войсками и "партийной армией" под руководством Блюхера.

Далее они куда-то исчезают и так и не появляются более как активная сила. Да и то, они были активной силой только в том затхлом междусобойчике, который устроил Сунь Ятсен в Гуандуне (сам он контролировал западную часть провинции, Чэнь Цзюнмин - восточную, и долго никто не мог одолеть, пока не пришел Большой Бумбо Блюхер и начались проблемы выбил Чэнь Цзюнмина из Гуандуна).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Пушки на палубах. Европа в 15-17 век.
      By hoplit
      Tullio Vidoni. Medieval seamanship under sail. 1987.
      Richard W. Unger. Warships and Cargo Ships in Medieval Europe. 1981.
      Dotson J.E. Ship types and fleet composition at Genoa and Venice in the early thirteenth century. 2002.
      John H. Pryor. The naval battles of Roger of Lauria // Journal of Medieval History (1983), 9:3, 179-216
      Lawrence Mott. The Battle of Malta, 1283: Prelude to a Disaster // The Circle of war in the middle ages. 1999. p. 145-172
      Mike Carr. Merchant Crusaders in the Aegean, 1291–1352. 2015
       
      Oppenheim M. A history of the administration of the royal navy and of merchant shipping in relation to the navy, from MDIX to MDCLX. 1896.
      L. G. C. Laughton. THE SQUARE-TUCK STERN AND THE GUN-DECK. 1961.
      L.G. Carr Laughton. Gunnery,Frigates and the Line of Battle. 1928.
      M.A.J. Palmer. The ‘Military Revolution’ Afloat: The Era of the Anglo-Dutch Wars and the Transition to Modern Warfare at Sea. 1997.
      R. E. J. Weber. THE INTRODUCTION OF THE SINGLE LINE AHEAD AS A BATTLE FORMATION BY THE DUTCH 1665 -1666. 1987.
      Kelly De Vries. THE EFFECTIVENESS OF FIFTEENTH-CENTURY SHIPBOARD ARTILLERY. 1998.
      Geoffrey Parker. THE DREADNOUGHT REVOLUTION OF TUDOR ENGLAND. 1996.
      A.M. Rodger. THE DEVELOPMENT OF BROADSIDE GUNNERY, 1450–1650. 1996.
      Sardinha Monteiro, Luis Nuno. FERNANDO OLIVEIRA'S ART OF WAR AT SEA (1555). 2015.
      Rudi  Roth. A  proposed standard  in  the reporting  of  historic artillery. 1989.
      Kelly R. DeVries. A 1445 Reference to Shipboard Artillery. 1990.
      J. D. Moody. OLD NAVAL GUN-CARRIAGES. 1952.
      Michael Strachan. SAMPSON'S FIGHT WITH MALTESE GALLEYS, 1628. 1969.
      Randal Gray. Spinola's Galleys in the Narrow Seas 1599–1603. 1978.
      L. V. Mott. SQUARE-RIGGED GREAT GALLEYS OF THE LATE FIFTEENTH CENTURY. 1988.
      Joseph Eliav. Tactics of Sixteenth-century Galley Artillery. 2013.
      John F. Guilmartin. The Earliest Shipboard Gunpowder Ordnance: An Analysis of Its Technical Parameters and Tactical Capabilities. 2007.
      Joseph Eliav. The Gun and Corsia of Early Modern Mediterranean Galleys: Design issues and
      rationales. 2013.
      John F. Guilmartin. The military revolution in warfare at sea during the early modern era:
      technological origins, operational outcomes and strategic consequences. 2011.
      Joe J. Simmons. Replicating Fifteenth- and Sixteenth-Century Ordnance. 1992.
      Ricardo Cerezo Martínez. La táctica naval en el siglo XVI. Introducción y tácticas. 1983.
      Ricardo Cerezo Martínez. La batalla de las Islas Terceras, 1582. 1982.
      Ships and Guns: The Sea Ordnance in Venice and in Europe between the 15th and the 17th Centuries. 2011.
      W. P. Guthrie. Naval Actions of the Thirty Years' War // The Mariner's Mirror, 87:3, 262-280. 2001
       
      A. M. Rodger. IMAGE AND REALITY IN EIGHTEENTH-CENTURY NAVAL TACTICS. 2003.
      Brian Tunstall. Naval Warfare in the Age of Sail: The Evolution of Fighting Tactics, 1650-1815. 1990.
      Emir Yener. Ottoman Seapower and Naval Technology during Catherine II’s Turkish Wars 1768-1792. 2016.
       
      Боевые парусники уже в конце 15 века довольно похожи на своих потомков века 18. Однако есть "но". "Линейная тактика", ассоциируемая с линкорами 18 века - это не про каракки, галеоны, нао и каравеллы 16 века, она складывается только во второй половине 17 столетия. Небольшая подборка статей и книг, помогающих понять - "что было до".
       
      Ещё пара интересных статей. Не совсем флот и совсем не 15-17 века.
      Gijs A. Rommelse. An early modern naval revolution? The relationship between ‘economic reason of state’ and maritime warfare // Journal for Maritime Research, 13:2, 138-150. 2011.
      N. A.M. Rodger. From the ‘military revolution’ to the ‘fiscal-naval state’ // Journal for Maritime Research, 13:2, 119-128. 2011.
    • Идентификация географических объектов
      By Чжан Гэда
      Важная тема - часто сложно идентифицировать тот или иной пункт в Китае, если нет иероглифов названия, а запись сделана в какой-то неупорядоченной системе романизации или кириллизации.
      Например, в марте 1929 г. в Китае погиб итальянский миноносец "Муджа" (Muggia, бывший австро-венгерский Csepel).
      Согласно сообщениям итальянских газет, крушение произошло у скалы Finger Rock, которая в 35 милях южнее маяка Helsham, причем говорится также о другом ориентире - остров Hea Chu в архипелаге Tai Chou, а еще упоминается остров Haickeu...
      Найти что-то невозможно - учитывая, что там даны еще и хронологические привязки типа "миноносец находился в пути 2 часа", то это дает расстояние около 60 морских миль. Но найти что-то там невозможно - островов масса и курс миноносца неизвестен.
      А уж что касается нашей истории с КВЖД... Там вообще половина географических ориентиров не ищется!
    • Порох во Вьетнаме.
      By hoplit
      - Sun Laichen. Chinese Military Technology and Dai Viet c. 1390–1497. 2003.
      - Sun Laichen. Military Technology Transfers from Ming China and the Emergence of Northern Mainland Southeast Asia (c. 1390-1527). 2003.
      - Sun Laichen. Chinese-style Firearms in Dai Viet (Vietnam). The Archaeological Evidence. 2008.
      - Sun Laichen. Chinese-style gunpowder weapons in Southeast Asia. Focusing on archeological evidence. 2011
      - George Dutton. Flaming Tiger, Burning Dragon: Elements of Early Modern Vietnamese Military Technology. 2003.
      -  Frédéric Mantienne. The Transfer of Western Military Technology to Vietnam in the Late Eighteenth and Early Nineteenth Centuries: The Case of the NguyễN. 2003.
      - John K. Whitmore. The two great campaigns of the Hong-duc era (1470–97) in Dai Viet. 2004.
      - Victor Lieberman. Some Comparative Thoughts on Premodern Southeast Asian Warfare. 2003.
       
       
      -  Michael W Charney. Southeast Asian Warfare, 1300-1900. 2004.
    • Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      By foliant25
      Просмотреть файл Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      1 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (1) China and Southeast Asia 202 BC–AD 1419
      2 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (2) Japan and Korea AD 612–1639
      3 PDF русский перевод 1 книги -- Боевые корабли древнего Китая 202 до н. э.-1419
      4 PDF русский перевод 2 книги -- Боевые корабли Японии и Кореи 612-1639
      Год издания: 2002
      Серия: New Vanguard - 61, 63
      Жанр или тематика: Военная история Китая, Кореи, Японии 
      Издательство: Osprey Publishing Ltd 
      Язык: Английский 
      Формат: PDF, отсканированные страницы, слой распознанного текста + интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 51 + 51
      Автор foliant25 Добавлен 10.10.2019 Категория Военное дело
    • Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East
      By foliant25
      1 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (1) China and Southeast Asia 202 BC–AD 1419
      2 PDF -- Stephen Turnbull. Fighting Ships of the Far East (2) Japan and Korea AD 612–1639
      3 PDF русский перевод 1 книги -- Боевые корабли древнего Китая 202 до н. э.-1419
      4 PDF русский перевод 2 книги -- Боевые корабли Японии и Кореи 612-1639
      Год издания: 2002
      Серия: New Vanguard - 61, 63
      Жанр или тематика: Военная история Китая, Кореи, Японии 
      Издательство: Osprey Publishing Ltd 
      Язык: Английский 
      Формат: PDF, отсканированные страницы, слой распознанного текста + интерактивное оглавление 
      Количество страниц: 51 + 51