10 posts in this topic

Галдан Бошокту-хан - самая противоречивая фигура молодого Джунгарского государства.

С одной стороны - сильный лидер. Сумел объединить страну после смуты. Покорил Ташкент и уйгурские города Кашгарии.

С другой стороны, жестокий деспот - уничтожил многих своих родственников, которые могли представлять угрозу его личной власти, разорил ойратов и монголов.

А еще - то ли герой, то ли неудачник. Сначала быстро разбил халха-монголов, но потом влез в затяжную и бесперспективную борьбу с Цинами.

И при всем этом - единственный правитель Джунгарии, на самом деле бывший ханом. В этом титуле его утвердил Далай-лама, сторонником которого он считается.

Оценка его деятельности в отечественной историографии обычно положительная - он ведь был за единое государство монголов и ойратов и противодействовал Цинам.

Реально противоречия между ойратами и монголами тогда были слишком сильны - из всех крупных правителей Халхи только Дзасакту-хан (самый слабый) в силу своего брачного родства с Галданом, поддерживал его политику, но только до своей гибели (вот незадача!) от рук людей Тушету-хана. Объединить их было практически нереально.

Даже разбив халхаских феодалов, Галдан не добился любви и понимания со стороны монголов. В своих разборках с Тушету-ханом (его люди убили Дзасакту-хана и младшего брата самого Галдана) он дошел до того, что в 1690 г. вошел на территорию княжества Удзэмчин, которое с 1637 г. покорилось Цинам, и разграбил его.

Война стала неизбежной. Но это обстоятельство в советской историографии отрицали - мол, обвинения Галдана в агрессии беспочвенны, и первыми ударили Цины.

Если считать началом цинской агрессии битву на р. Урхуй (26 июля 1690 г.), то таки да - Цины начали первыми. Но ведь перед этим Галдан разорил Удзэмчин! Это почему-то "не считается".

Канси готовил серьезный удар по Галдану еще до боя на р. Урхуй - это да. Но причина ясна - Галдан попытался забрать Халху из-под носа у богдохана. А тот уже лет 5 как планировал прихватить Халху. И использовал Галдана, чтобы тот "создал нужное настроение" среди феодалов в Халхе, вынудив их подчиниться Цинам.

В общем, попробую накидать политический очерк его деятельности (военный будет написан позже, вместе с Бобровым, для публикации). Сложный и мутный этот деятель - как его оценить? 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Самое плохое, что историография по Галдану - это, в первую очередь, не ойратские источники (их минимум и они примитивны), а, преимущественно, цинские и русские.

Причем если цинские еще как-то адекватны (поскольку они имели дело с Галданом напрямую), то русские - как правило, являются пересказами докладов ойратских послов (у тех была сверхзадача - склонить русских к военному союзу против Цинов), а также показаниями пленных, перебежчиков и т.п. Редко когда встречаются прямые обращения Галдана и т.п.

Сложность еще и в том, что в советской историографии Галдану дана, в целом, положительная оценка. А основы для нее весьма зыбкие - мол, он хотел централизовать монгольское государство. Но помилуйте, он же ойрат! Какие монголы? 

У ойратов как раз сложилось сильное централизованное государство, и монголы стали одним из объектов ойратской экспансии, а демагогию, что ойраты и монголы - это родственники, мы оставим в пользу бедных.

Тут возникает как раз очень важный момент, который ускользает при "заклепкометрическом" подходе (когда сравниваются какие-то вырванные из контекста показатели - например, сколько ружей было у воинов Галдана, и сколько - у Тушету-хана) - насколько интересы Галдана выражали интересы монголов, и насколько они соответствовали интересам ойратов?

Напомню, Галдан был одним из сыновей первого ойратского правителя Джунгарии - Батура-хунтайджи. Он был в раннем возрасте (обычно называют 7 лет) отдан в Тибет для того, чтобы стать ламой (практика ойратских феодалов того времени, вызванная прозелитическим стремлением новообращенных буддистов). Вернувшись в Джунгарию в момент острого династийного кризиса (его брат Сэнгэ был убит другими братьями, которые сами претендовали на престол Джунгарии), он побеждает своих противников, объединяет страну, убивает братьев, но обходит своих племянников и забирает власть себе. Племянник Цэвэн Равдан бежит то ли в Турфан, то ли в Тибет - источники тут противоречат друг другу.

Что это было? Акт династийной борьбы? Хорошо. Но насколько это выдвигает Галдана на качественно новый уровень? Он в конце 1670-х - начале 1680-х бьет уйгуров, казахов и узбеков и частично подчиняет Кашгарию, покоряет Ташкент, Сайрам и устанавливает союз с Дзасакту-ханом, самым западным и слабым из всех крупных феодалов Халхи. Дружит с Тибетом (недаром он постигал буддийскую премудрость в Лхасе и был утвержден в ханском достоинстве самим Далай-ламой).

Теперь коварный вопрос - а насколько без него ойраты не смогли бы добиться тех же результатов?

С Тибетом они давно дружили. Благо, есть биография Зая Пандиты Намкайджамцо "Саран Гэрэл", где описывается, как активно ойратские феодалы общались с Тибетом. Без внимания это направление точно не осталось бы.

С казахами и узбеками успешно воевали еще при Батур-хунтайджи и Сэнгэ. Насколько сильно их побили бы - вопрос, но, думаю, не слабее, чем при Галдане. Может, даже более мелкие, но более хорошо закрепленные завоевания оказались бы более полезными для Джунгарии - ведь Ташкент и Сайрам джунгары оставили, как только Галдана понесло в Халху.

Кризис в семье хунтайджи не был преодолен - мало того, что Цэвэн Равдан претендовал на престол и не был нейтрализован, так еще Галдан вошел в серьезный конфликт с хошоутами - его тесть, Цэцэн-хан, выступил против него, был разбит и погиб. Единство ойратов было очень зыбким и держалось только на военных успехах Галдана.

Союз с Дзасакту-ханом был ловушкой - слабого союзника пришлось защищать. Насколько это было надо ойратам? У них были 2 задачи - закрепить за собой выгодную для кочевок территорию и обеспечить устойчивый выход на рынки оседлых государств. Что получилось у Галдана?

1) он не смог обеспечить свою западную границу, переключившись на восток. Это, с одной стороны, его ослабило чисто в военном отношении - он не смог вывести в поле все силы, которые мог мобилизовать. С другой стороны - его непонятная политика в отношении казахов оставила в тылу сильного недобитого врага со всеми вытекающими последствиями.

2) взяв Ташкент, Сайрам, города Кашгарии, он, казалось бы, решил насущную задачу, но быстро потерял эти города - вряд ли он устойчиво контролировал их уже в тот момент, когда пошел в Халху. С Китаем - независимым, а потому более надежным источником для ведения торговли, он радикально испортил отношения, когда влез в войну с Халхой.

С Китаем воевать джунгарам, не имевшим с ним общей границы, было вообще не нужно. Война началась, когда грамотно "подначенный" Цинами (думаю, ситуация была просчитана изначально и вся эпопея - это реализация стратегического многоходового плана, рожденного в Пекине) Галдан начал гоняться за Тушету-ханом и Джебдзун-дамба Хутухтою, осуществляя маниакальный план мести за своего брата, погибшего при защите Дзасакту-хана. В результате он утратил власть в Джунгарии (мятеж Цэвэн Равдана) и не обрел ее в Халхе (монголы предпочли подчиниться Цинам, выполнив свое предначертание в этом хитроумном плане), потерял войско и после битвы у Тэмээ-ола в 1690 г. уже просто 7 лет агонизировал - сокрушить его политическое могущество Цины смогли в одном сражении, но поймать его оказалось сложнее, а поимка или ликвидация были крайне важны для престижа империи.

Мотивы действий Галдана - например, месть за младшего брата, убитого монголами, и месть за Сэнгэ, убитого старшими братьями - сложно понять рационально. В случае с Сэнгэ он даже получил специальное разрешение Далай-ламы нарушить монашеские обеты и стать воином. А что, его братья хуже правили бы Джунгарией? Вопрос открытый. Тем не менее, он их ликвидировал.

Но, убив двух старших братьев, он сделал благое дело - объединил государство, правда, не наведя в нем внутренний порядок.

А вот гоняясь за Тушету-ханом, ища отмщения за младшего брата - чем он руководствовался? Чего добился? Где был его разум государственного деятеля? Или плюсы от ликвидации старших братьев были случайны?

В целом, все это делает Галдана одной из самых неоднозначных фигур истории Джунгарии.

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Возвращаясь к первоисточникам, отметим, что в нашей стране легко заслужить ярлык "прокитайский", "промонгольский", "про..." (нужное вписать) только за один учет мнения другой стороны в описываемых событиях.

Интересно посмотреть, как менялись взгляды на события в России - одним из первых поднял тему известный отечественный востоковед А.М. Поздеев (1851-1920).

К тому времени шилу были недоступны - империя Цин еще существовала, и шилу продолжали считаться секретным материалом. Но были известны фанлюэ. "Пиндин шомо фанлюэ" (1709) была уже известна - ее полностью перевел Л.К. Россохин ок. 1750 г., и сделал извлечения А.Л. Леонтьев.

Оба переводили с маньчжурского текста фанлюэ. Перевод достаточно качественный. Поздеев пользовался работой Леонтьева, а также "Шэнъу цзи" (1842) и "Илэтхэл шастир" (1779-1859 - в 4 дополняемых выпусках).

За это он заслужил от Златкина ярлык исследователя, некритически относящегося к материалу и отдающего предпочтение цинским источникам, в то время как ... (следует перечень, почему Цины плохие и их источникам веры нет).

Сам Златкин ставит на русские источники, а также источники с ойрато-монгольской стороны. С одной стороны, это верно - до 1677 г. цинские источники не уделяют Галдану никакого внимания, поскольку с ним еще нет сношений. Тут помогают только русские источники, но в них всегда существует определенный сумбур - русская администрация весьма слабо представляла географию региона и расстановку политических сил в Джунгарии. Тем не менее, русские источники тут на голову выше ойратских и монгольских, где все это подано или сверхкратко, или в стиле, неприемлемом для серьезных исследователей - например, часто цитируемое сочинение Габан Шараба - это не историческое сочинение в европейском, китайском или мусульманском духе, где существовали уже развитые историографические традиции, а некий набор сведений полулегендарного и легендарного характера, очень хаотично скомпонованный и не дающий развернутого описания событий, что затрудняет понимание отношения самих ойратов к этим событиям.

Учтем, что Златкин писал в период ожесточенного противостояния СССР и КНР. Теперь это табу, когда использование китайских источников или было не комильфо, или же в них было положено искать только плохое, снято.

Что видим - объективность в цинских источниках тоже относительна. Когда Галдану посылают послов с предложениями мира (лето 1690), параллельно отдаются распоряжения о подготовке войск.

Война с Галданом была делом решенным. Златкин уверяет, что был некий план, координируемый из Лхасы, чтобы создать гигантское монгольское государство, где светским лидером был бы ставленник Далай-ламы - Галдан, а духовным центром был бы Тибет. Целью этого государства было бы противостояние с Цинами. Правда, Златкин не может подкрепить ничем существенным свой тезис и он повисает в воздухе - при том уровне развития как монголов, так и тибетцев, такие глобальные планы геополитического характера кажутся идеальной моделью сферического коня в вакууме, а не реальным планом действий Галдана.

Стоит отнестись с вниманием к мнению Ю.С. Худякова, который считает, что грабительская война - имманентное свойство кочевого общества. Как бы ни старались многие номадофилы доказать обратное, но трудозатраты населения в кочевых государствах намного ниже .чем в оседлых. Куда девать энергию, если вся система моральных ценностей кочевников воспевает удачливого конокрада, конного набежника, а экономика не может существовать без товарообмена с оседлым населением, которому кочевники мало что могут дать (как правило, они быстро начинают затоваривать рынок не очень нужными оседлым в таком количестве товарами животноводства, не могут получить свое по повышенной цене и затевают войну).

Соответственно, Галдан пришел к власти на волне быстрого военного успеха. Какое-то время его поддерживал ряд крупных феодалов, в т.ч. хошоутский Очирту Цэцэн-хан и племянник Цэвэн Равдан. Но потом возникает неизбежная коллизия - или Галдан берет власть в свои руки и становится самостоятельным правителем, или остается игрушкой в руках своих сторонников. Галдан выбирает первый вариант и громит своих бывших союзников.

Для этого он привлекает не только более мелких ойратских феодалов, но и кыштымов. Так, его союзником становится кыргызский князец Ереняк Ишеев, злейший враг русских в Сибири.

Теория Златкина, что Галдан хотел жить в мире с русскими, не подкрепляется фактами - Ереняк Ишеев с разрешения сюзерена постоянно воюет против русских. Сам Галдан не раз предпринимает антирусские демарши. Все для того, чтобы заставить русских прекратить политическую активность в степи, и заставить торговать на джунгарских условиях.

То значение, которое Златкин придает "русскому подданству" Галдана, не выдерживает критики - мало ли кто как себя называл для достижения тех или иных краткосрочных политических целей. "Жалование" русских царей, посылавшееся "подданным" Сэнгэ, а затем и Галдану - лишь дипломатические подарки (в аналогичном случае советские исследователи напирают на то, что подарки от правителей Китая монголам и другим соседям - всего лишь подарки, а то, что в китайских источниках называется данью - тоже всего лишь подарки и ни о чем больше не говорят, как о ритуале сношений между соседями, но это, получается, двойной стандарт).

В итоге видим относительное обеспечение Галданом своих позиций в коренных землях Джунгарии - он не закрепил за собой присырдарьинские города, которые, как только он увел войска в Монголию, тут же отпали. Он не смог наладить внеэкономическую эксплуатацию возможностей Кашгарии, несмотря на победоносный поход в этот регион и водворение на престол своей креатуры из числа белогорцев - Аппак-ходжи.

Но он бросился в земли Ереняка Ишеева, потерпел поражение от монголов, потерял своего единственного союзника - Дзасакту-хана, которому не оказал серьезной помощи, потом сумел перестроиться и нанести сокрушительное поражение Тушету-хану. Поддержавшие Тушету-хана Джебдзун-дамба Хутухта (его брат) и Цэцэн-хан были разбиты и стали искать покровительства у Цинов.

Надо сказать, что Галдан возник в Монголии внезапно - до 1684 г. его активность была сосредоточена в Кашгарии и на Сыр-дарье. А тут - резкое изменение вектора политики. В 1686 г. его представитель участвует на Хурэн-Бэлчирском съезде, где закладывается основа для будущей войны в Монголии.

По стечению обстоятельств, там же присутствуют цинские эмиссары. К тому времени они порядка 40 лет обхаживают монголов, пытаясь покорить Халху дипломатическими методами. Военных, по возможности, стараются избегать - иначе будет сложно контролировать огромную территорию, полную враждебных кочевников.

Нужен кто-то, кто заставит монголов самих прыгнуть в объятия Цинов. И этот кто-то подворачивается - это Галдан со своей непоследовательностью и склонностью к войне.

В результате у озера Долоннор в 1691 г. все основные монгольские феодалы принимают присягу на верность Цинам в присутствии богдохана Энх Амгулана (Канси) и Монголия до 1911 г. становится цинским владением.

А Галдан, попробовав реализовать себя как властелина Джунгарии и Халхи, раздавлен грузом нерешенных проблем - летом 1690 г., пользуясь отсутствием Галдана, Цэвэн Равдан берет власть в Джунгарии в свои руки. Жена Галдана пытается перехватить инициативу и вернуть власть Галдану, но терпит поражение и уходит на восток к Галдану.

Одновременно монголы всячески избегают контактов с Галданом. Большая часть предпочитает бежать к Цинам. Насильно при кочевьях Галдана удерживается всего несколько улусов мелких феодалов. Подорвана экономическая база - скота мало, на обмен дать нечего не только враждебным Цинам, но и нейтральным русским и даже мелким центральноазиатским оазисам типа Хами. Ряд отчаянных дипломатических попыток заключить военный союз с русскими провалился. А ведь в их процессе Галдан даже обещал вернуть русским Албазин и заставить Канси отстроить разрушенный острог за свой счет!

С 1690 по 1697 г. силы Галдана непрерывно тают. В результате он терпит еще несколько поражений от Цинов и монголов и весной 1697 г. умирает (то ли он и на самом деле умер от оспы, то ли принял яд, как уверяли Цины).

 

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересно, что в своих официальных выступлениях Канси указывал на "небывалое могущество" Галдана - так, когда Галдан уже был побежден, Канси говорил, что тот владел следующими владениями в Средней Азии (названия по переводу Россохина с пояснениями):

Самархань (Самарканд), Бухар (Бухара), Хасак (Казахстан), Бурут (Киргизия), Еркень (Яркенд), Хасхар (Кашгар), Сайрам (ныне в черте Чимкента), Турфань (Турфан) и Хами (Комул).

А всего "городов и местечек более 1200 во владении своем имел".

Но тут явно видна фальсификация со стороны Цинов, чтобы придать больше веса своей победе - Самаркандом и Бухарой Галдан не владел. Киргизов джунгары так и не покорили. Казахи частично были разгромлены, но значительная часть казахов сохраняла независимость. Вопрос о Хами и Турфане сейчас не готов осветить, но Яркенд и Кашгар были только что приведены под власть Галдана и вряд ли она сохранилась тогда, когда джунгары ушли - поход в Кашгарию состоялся буквально лет за 5 до начала войны в Халхе.

География походов Галдана была обширная. Скорее всего, речь шла, в первую очередь, о добыче - удержать такие территории Галдан, без поддержки других феодалов (в т.ч. мусульман) не смог бы. Ситуация при Галдане не была равна ситуации при Чингисхане и мусульмане не шли на сотрудничество с ойратами-неверными. Тем более, что в 1681 г. (даты условны) Галдан предложил казахам стать буддистами...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Логика действий Галдана неясна. Но логика действий ойратских феодалов вообще сложна для понимания. 

Скажем, "всем аулом" в 1650-х давили Аблая, хошоутского князя, а когда победили, встал вопрос - что с ним делать? Решили, что надо ... отпустить и вернуть все, что у него захватили, вернуть земли и т.д.

А выходки Аюки? То он русским помогает, то тайно пропускает крымских татар в ходе их набега на Пензу. 

Да и Убаши тоже хорош - до сих пор никто не знает, почему он вдруг сорвался в 1771 г. из низовьев Волги и пошел в Джунгарию, да еще зимой!

Практически все такие действия не давали практического эффекта, но постоянно повторялись.

Вот и Галдан - метался, метался, разрушил все, что создал и... В общем, Бичурин ему даже приписал, что он, как просвещенный правитель, сумел наладить в Джунгарии литье собственной монеты, а он этого так и не сделал.

В Тибете в XVII в. пользовались монетами Невара, свои стали делать поздно. В Тибете Галдан, помимо буддийской премудрости, ничему научиться не мог. В т.ч. и организации финансов - Тибет был сам чуть сложнее по устройству, чем саперная лопата.

Обнаруженные русским консулом в Кашгарии Н.Ф. Петровским монеты, идентифицированные как джунгарские пулы, были отчеканены (а не отлиты на китайский манер) в Яркенде (зарби Ярканд - выбиты в Яркенде).

Устойчиво овладел Яркендом только Цэвэн Равдан уже в XVIII в. И (странное совпадение!) на найденных монетах обнаружены имена Цэвэна Равдана и его преемника Галдана Цэрэна! 

А при Галдане Цэрэне в Яркенде, например, действовал медеплавильный завод, созданный по приказу хунтайджи. При этих правителях жизнь Джунгарии стала более сложной, что вызвало потребность в монете. А вот при Галдане Благословенном... В лучшем случае, применялся "первый метод обмена" по Котлеру - грабеж. Или пользовались простым обменом скота и продуктов животноводства на нужный товар. Правда, у Цинов Галдан просил серебро, но, как известно, Канси приказал выдать Галдану лично 2 ляна серебра, и пообещал еще столько же за каждого ойрата, которого Галдан приведет в подданство Китая, т.ч. обогатиться за счет Цинов не удалось - время Галдан выбрал для этого с неисчерпаемым ойратским юмором - после битвы при Тэмээ-Ола (1690), когда он уже пару лет бегал от Цинов по степи, теряя людей и скот.

Воистину, ойратский юмор - он такой ойратский! 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот что интересно - когда говорят, что мол, была война, то обвиняют Цинов - ну кто, как не они, извечные агрессоры и негодяи?

Ситуация была весьма интересна - в 1690 г. Цины захватили в плен Дарма Хашиху, одного из военачальников Галдана. И, как водится, допросили. Иначе невозможно - для чего тогда пленные?

И что интересно, пленный показал, что на 1690 г. у Галдана существовал план ведения войны с Цинами - мол, если Цинов будет мало, то мы их будем бить. Если их будет много - мы будем уходить и изматывать противника.

К тому же от самого Галдана ко двору Канси поступило интереснейшее объяснение - мол, нам в Халхе есть было нечего, и поэтому мы осмелились нарушить рубежи Китая.

Пардон, но как же с "запланированным по воле Далай-ламы" объединением Халхи и Джунгарии? Что же это за объединение, если в результате в стране стало нечего есть даже такому небольшому относительно коллективу в пределах 20 тыс. человек? Ведь вторжение в поисках пропитания - это все же грабеж, и никак иначе. А как еще могли ойраты получить пропитание на территории Китая? Купить? Но на что? Выменять? На что? У кого? Остается только грабеж, и именно к этому прибег Галдан - он ограбил хошуны Удзэмчинов - восточный и западный. 

Так что, получается, в результате, виноваты Цины? 

Нет, Цины вели свою игру. Им действия Галдана, даже такие, насильственные в отношении их подданных, были выгодны. Если есть война - есть шанс покорить Галдана и подчинить Халху. Что и было сделано.

Но Галдана это никак не оправдывает.

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Читая о Галдане все, что было написано в России и СССР, вижу, что многие обстоятельства или не проанализированы, или же опущены "для ясности".

Все, что касается военных обстоятельств похода на Халху, дано сжато и приблизительно. Переводы грешат отсутствием понимания военного дела тех лет. Особенно веселят перлы переводов типа "пушки-самоделки цзымупао" и "бросали крюки и копья".

Все разобрано теперь, остается только собрать в большую статью. Я не собираюсь давать в ней большой экскурс в политику тех лет - важнее военные обстоятельства, потому что каких только я не начитался версий.

Например, что Галдан 4-5 дней сражался со 100-тысячным цинским войском при Улан-Бутун, имея 20 тыс. воинов, и Цины так и не смогли победить его. Или что он наголову разбил маньчжуров в Ологойской битве... Пардон, но ведь Ологой-нур - это западная Монголия, и сражение там было в 1688 г. с халха-монголами, а с цинскими войсками впервые он сражался на реке Урхуй! Да и состояли те войска из южных монголов и воинов Цэцэн-хана. Только командовали Арани (шаншу Лифаньюань) и Цзиретабу (шаншу Бинбу), а их воины были монголами, да еще и без огнестрельного оружия и недисциплинированные.

Веселит, как все отрицают возможность участия китайцев в этих битвах - мол, китайцы не умели воевать и т.д. Только вот Канси конкретно предписал прислать воинов из бяо (Зеленознаменные дивизии в провинциях и особо важных районах) Тяньцзиня и Чжили, а также воинов тэнпайбин + в войне участвовала масса воинов из ханьцзюнь (китайских корпусов Восьми Знамен).

В общем, пора немного подрехтовать немеркнущий образ великого воителя всех времен и народов, круче которого был только Леонтий Кислянский. И рехтовать не просто так, а вводя в оборот новые источники. 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вкратце о том, что предшествовало походам в Монголию - в 1671 г. Галдан убивает братьев Цзотба-батура и Цэцэн-тайджи и приходит к власти в Джунгарии.

При этом он женится на вдове Сэнгэ (они, кстати, были единоутробными братьями, потому Галдан так за Сэнгэ и вступился), но отстраняет от власти племянников - Цэван-Равдана и Соном-Равдана. Конфликт начинается, но не проявляется ярко - сначала малолетние племянники вынуждены поддержать дядю.

В 1672-1673 гг. Галдан присылает послов в Красноярск и даже сам приходит с войском в верховья Енисея - так, по мнению Златкина, проявлялись его стремления к дружбе с Россией. Он просто требовал, чтобы русские перестали взимать ясак с тех, с кого когда-то собирали джунгары, иначе он, "из чисто дружеских чувств" пойдет на Красноярск и уезды войной.

В результате торговые отношения были установлены, с кыштымами договорились на тему двоеданства и Галдан успокоился.

Далее он в 1673 или 1674 г. разгромил улус своего дяди Чохур-убаши и забрал его владения, а Чохур-убаши скрылся в русских владениях.

К 1678 г. он вступил в конфликт с тестем - хошоутским Очирту Цэцэн-ханом, который помог ему покарать братьев. Он не только разгромил Цэцэн-хана, но и забрал у него улус, а самого тестя убил.

Сразу же после этого он проводит административную реформу в подвластных улусах, реорганизуя их по десятичному принципу и закрепляя албату за отоками и аймаками, чтобы они самовольно не перекочевывали от феодалов, и вводит уголовную ответственность за побег.

Тогда же происходит отравление Соном-Равдана. Скорее всего, по приказу Галдана, но тут "не доказано - значит, не было".

Параллельно он ведет малую войну против русских, используя злейшего врага русских, а заодно - и своего верного вассала Ереняка Ишеева из енисейских киргизов. В 1679 г. он признает, что в набегах виноват Ереняк, но наказывать его не торопится - "чисто из дружеских по отношению к России соображений".

С таким наследием он к 1681 г. принял ходжу-белогорца Аппака, который пришел к нему с письмами от Далай-ламы с просьбой помочь установить правление белогорцев в Кашгарии.

Галдан повел войска на Кашгарию. К 1683 г. он взял ряд городов Кашгарии, водворил там Аппака, разбил казахов и взял город Сайрам на Сырдарье, но закрепить завоевания не успел - потянуло в Халху.

Даты тут условны и восстанавливаются ретроспективно. Часть событий имеет указания на дату, часть - вычисляется. Но в целом, к 1684 г. Галдан имеет то, что имеет.  И имеет наглость вмешаться в дела Халхи, где 3 крупнейших феодала (Дзасакту-хан, Тушету-хан и Цэцэн-хан) сами не могли понять, что им надо. А тут нашелся 4-й - Галдан, который точно знал, что надо делать в Халхе.

И все завертелось гораздо быстрее и интереснее!

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересно и то, что происходило в Монголии в 1690-1697 гг.

Галдан сдвинул с места всех крупных феодалов. Часть улусов захватил и заставил кочевать вместе с собой. Но на какой-то момент часть улусов отбили сами сюзерены - Тушету-хан и Цэцэн-хан, а остальные потихоньку, воспользовавшись поражением Галдана при Улан-Бутун, откочевали от него, и у него не хватило сил задержать их.

Он откочевал в Западную Монголию, где попытался закрепиться. Но закрепился странно - потерял весь скот. Вернейший вассал - Ереняк Ишеев - погиб несколькими годами ранее.

К 1695 г. с ним оставалось всего около 10 тыс. человек - мужчин и женщин. Из крупных вассалов - только Данцзилла и Илагуксан-хутухта. Это даже по тем годам - небольшой улус. Его начинают просто ловить, а у него у же нет ни скота, ни воинов. И обвинения Цинов в том, что они многократно превосходящим войском несколько лет не могли совладать с Галданом, беспочвенны - поди найди его в широкой степи, если количество воинов и скота у Галдана такое, что и следа толком не оставляет! 

Вопрос - почему он за 7 лет, которые он владел всей Халхой, не сумел ничего создать с точки зрения налаживания хозяйства? И как рассосались монголы так сильно, что не вступали с ним ни в какие торгово-экономические контакты?

В битве при Зуун Мод он потерял более 3 000 человек убитыми и несколько сот пленными из 10 000 оставшихся, а также большую часть оставшегося скота. Галдан бежал с несколькими всадниками. В бою была убита его жена Ану-хатун, в плен к Цинам попал его сын Цэван Балджур.

Еще два года скитаний. Златкин пишет, что к нему "справиться о здоровье" ездили какие-то кукунорские князья, но они не оказали Галдану никакой реальной помощи ни скотом, ни воинами. Т.ч. и тут глухо.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites
On 26.12.2019 at 11:57 PM, Чжан Гэда said:

Но логика действий ойратских феодалов вообще сложна для понимания. 

Скажем, "всем аулом" в 1650-х давили Аблая, хошоутского князя, а когда победили, встал вопрос - что с ним делать? Решили, что надо ... отпустить и вернуть все, что у него захватили, вернуть земли и т.д.

Как по мне, там союзники одного и второго, особенно чоросы, просто заставили Очирту вернуть владения Аблаю, т.к. опасались усиления первого.

 

On 28.12.2019 at 11:57 PM, Чжан Гэда said:

Пардон, но ведь Ологой-нур - это западная Монголия, и сражение там было в 1688 г. с халха-монголами, а с цинскими войсками впервые он сражался на реке Урхуй!

Меня это тоже долго запутывало, но потом стал сравнивать инфу и разобрался. Странно, что оз. Ологой в 1690 фигурирует у Боброва. На самом деле, Урхуй/Ульхун/Улхуй/Олгой - это река где-то на самом востоке Внутренней Монголии, возм., совр. Улхийн-гол.

Кстати, у Златкина очень плохо, неясно дается маршрут похода Галдана 1690 г. А если почитать отписки Кибирева, который за ним ездил, и "сказки" джунг. послов, и взять карту - все значительно понятнее.

On 29.12.2019 at 1:37 PM, Чжан Гэда said:

К 1683 г. он взял ряд городов Кашгарии, водворил там Аппака, разбил казахов и взял город Сайрам на Сырдарье

И кроме Сайрама еще несколько помельче - джунг. послы рассказывали русским в 1691 г., что «назад тому лет з 10» джунгары у казахов «вышеписанные 9 городов [Сайрам, Манкент, Харасман, Чимкент, Текес, Бабан-Елган, Харамурол/Карамурт, Чиназ, неназв. на р. Чирчик]… разбиты все, и люди разваеваны… А ис тех де десятой городок Ташкент остался в целости для того, что де учинились они, того городка люди, Бушухту хану их в подданство и дали с себя ясак». Но я так понимаю, джунгары разграбили и ушли, речи о "закрепиться и взымать дань" не было. Видимо, на примере Сайрама, который завоевали, а те вскоре восстали, поняли, что казахи не утихомиряться. Поэтому Сарам как взяли во второй раз, так и разрушили, а народ расселили - так появился Сайрам в Вост. Туркестане.

С вашими мыслями по Галдану согласен, из мудака Амурсаны тоже вот неведомо как герой излепился - читаешь и диву даешься. А тут у всех троих рыльце в пушку - и у Канси (хотя у него наименьше), и у Сангье Гьяцо, и у Галдана Бошокту. Я думаю, Галдан в Монголии просто захватить хотел всего и побольше, а воно эвона как аукнулось.

:ph34r:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Пушки на палубах. Европа в 15-17 век.
      By hoplit
      Tullio Vidoni. Medieval seamanship under sail. 1987.
      Richard W. Unger. Warships and Cargo Ships in Medieval Europe. 1981.
      Dotson J.E. Ship types and fleet composition at Genoa and Venice in the early thirteenth century. 2002.
      John H. Pryor. The naval battles of Roger of Lauria // Journal of Medieval History (1983), 9:3, 179-216
      Lawrence Mott. The Battle of Malta, 1283: Prelude to a Disaster // The Circle of war in the middle ages. 1999. p. 145-172
      Charles D. Stanton. Roger of Lauria (c. 1250-1305): "Admiral of Admirals". 2019
      Mike Carr. Merchant Crusaders in the Aegean, 1291–1352. 2015
       
      Oppenheim M. A history of the administration of the royal navy and of merchant shipping in relation to the navy, from MDIX to MDCLX. 1896.
      L. G. C. Laughton. THE SQUARE-TUCK STERN AND THE GUN-DECK. 1961.
      L.G. Carr Laughton. Gunnery,Frigates and the Line of Battle. 1928.
      M.A.J. Palmer. The ‘Military Revolution’ Afloat: The Era of the Anglo-Dutch Wars and the Transition to Modern Warfare at Sea. 1997.
      R. E. J. Weber. THE INTRODUCTION OF THE SINGLE LINE AHEAD AS A BATTLE FORMATION BY THE DUTCH 1665 -1666. 1987.
      Kelly De Vries. THE EFFECTIVENESS OF FIFTEENTH-CENTURY SHIPBOARD ARTILLERY. 1998.
      Geoffrey Parker. THE DREADNOUGHT REVOLUTION OF TUDOR ENGLAND. 1996.
      A.M. Rodger. THE DEVELOPMENT OF BROADSIDE GUNNERY, 1450–1650. 1996.
      Sardinha Monteiro, Luis Nuno. FERNANDO OLIVEIRA'S ART OF WAR AT SEA (1555). 2015.
      Rudi  Roth. A  proposed standard  in  the reporting  of  historic artillery. 1989.
      Kelly R. DeVries. A 1445 Reference to Shipboard Artillery. 1990.
      J. D. Moody. OLD NAVAL GUN-CARRIAGES. 1952.
      Michael Strachan. SAMPSON'S FIGHT WITH MALTESE GALLEYS, 1628. 1969.
      Randal Gray. Spinola's Galleys in the Narrow Seas 1599–1603. 1978.
      L. V. Mott. SQUARE-RIGGED GREAT GALLEYS OF THE LATE FIFTEENTH CENTURY. 1988.
      Joseph Eliav. Tactics of Sixteenth-century Galley Artillery. 2013.
      John F. Guilmartin. The Earliest Shipboard Gunpowder Ordnance: An Analysis of Its Technical Parameters and Tactical Capabilities. 2007.
      Joseph Eliav. The Gun and Corsia of Early Modern Mediterranean Galleys: Design issues and
      rationales. 2013.
      John F. Guilmartin. The military revolution in warfare at sea during the early modern era:
      technological origins, operational outcomes and strategic consequences. 2011.
      Joe J. Simmons. Replicating Fifteenth- and Sixteenth-Century Ordnance. 1992.
      Ricardo Cerezo Martínez. La táctica naval en el siglo XVI. Introducción y tácticas. 1983.
      Ricardo Cerezo Martínez. La batalla de las Islas Terceras, 1582. 1982.
      Ships and Guns: The Sea Ordnance in Venice and in Europe between the 15th and the 17th Centuries. 2011.
      W. P. Guthrie. Naval Actions of the Thirty Years' War // The Mariner's Mirror, 87:3, 262-280. 2001
      Steven Ashton Walton. The Art of Gunnery in Renaissance England. 1999
       L.G.Carr Laughton & Michael Lewis. Early Tudor Ship Guns // The Mariner's Mirror, 46:4 (1960), 242-285
       
      A. M. Rodger. IMAGE AND REALITY IN EIGHTEENTH-CENTURY NAVAL TACTICS. 2003.
      Brian Tunstall. Naval Warfare in the Age of Sail: The Evolution of Fighting Tactics, 1650-1815. 1990.
      Emir Yener. Ottoman Seapower and Naval Technology during Catherine II’s Turkish Wars 1768-1792. 2016.
       
      Боевые парусники уже в конце 15 века довольно похожи на своих потомков века 18. Однако есть "но". "Линейная тактика", ассоциируемая с линкорами 18 века - это не про каракки, галеоны, нао и каравеллы 16 века, она складывается только во второй половине 17 столетия. Небольшая подборка статей и книг, помогающих понять - "что было до".
       
      Ещё пара интересных статей. Не совсем флот и совсем не 15-17 века.
      Gijs A. Rommelse. An early modern naval revolution? The relationship between ‘economic reason of state’ and maritime warfare // Journal for Maritime Research, 13:2, 138-150. 2011.
      N. A.M. Rodger. From the ‘military revolution’ to the ‘fiscal-naval state’ // Journal for Maritime Research, 13:2, 119-128. 2011.
      Morgan Kelly and Cormac Ó Gráda. Speed under Sail during the Early Industrial Revolution (c. 1750–1830) // Economic History Review 72, no. 2 (2019): 459–80.
    • Битва в Кумаре (по мотивам народного творчества)
      By Чжан Гэда
      Как-то раз, лет этак 15 назад, К.В. Асмолову принесли статью для публикации в "Проблемах Дальнего Востока" от некого Шведова, который написал бессмертное творение о "дальневосточных Фермопилах", где были такие перлы, как описание Кумарского острожка, как засеки из деревьев, обращенную к врагу кронами и залитую водой, маньчжурского войска - как "элитной конницы империи" и т.д.
      К.В. Асмолов позвонил мне, я приехал и на еженедельных посиделках (раньше проходили по вторникам и четвергам, а теперь - только по вторникам, когда КВ себя нормально чувствует) мы ее в присутствии студентов разобрали. Было очень весело и смешно. КВ предложил назвать статью "Битва в кумаре", поскольку без определенных психотропов вряд ли там обошлось (не верю, что такую статью можно было написать на трезвую голову).
      Статью в журнал мы не рекомендовали. Но Шведов не унялся - потом он издал книгу про Онуфрия Степанова Кузнеца, а после этого впихнул в военно-исторический журнал новую статью на эту тему. 
      Нельзя не отметить, что он таки прочитал описание осады из сборника "Русско-китайские отношения в XVII в.", т. 1. Но остальное "осталось на уровне" - что-то там у него в загашнике хранится. Видать, "неспалимый кропаль" (с). В поисках "материалов" он активно ползал по форумам, после чего родил чудо-юдо-рыбу-кит.
      Наверное, пора пришла пора его опус разобрать (к редактором ВИЖ отдельный вопрос - а иде ж ваша квалификация?), чтобы народ не смущался.
    • Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
      By hoplit
      Просмотреть файл Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
       
      Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty // Modern Asian Studies. Volume 38. Issue 01. February 2004, pp 145 - 189.
      Автор hoplit Добавлен 09.01.2020 Категория Китай
    • Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty
      By hoplit
      Yingcong Dai. A Disguised Defeat: The Myanmar Campaign of the Qing Dynasty // Modern Asian Studies. Volume 38. Issue 01. February 2004, pp 145 - 189.
    • Казнь за поражение
      By Чжан Гэда
      Интересный вопрос - как каралось поражение в период Цин?
      Какое наказание ждало главнокомандующего, ответственного за поражение?
      Насколько я смог составить представление на основе "Уложения" Лифаньюань от 1828 г. для монголов, за поражение могли наказывать в соответствии с обстоятельствами. И чаще всего не казнили полководца и частных военачальников, а просто штрафовали, лишали имущества, переводили в простолюдины, отбирали часто подданных (не в порядке усиления наказания, а просто перечисление).
      Из позднейших событий - У Ланьтай и Сайшанъа в ходе подавления восстания тайпинов не были казнены, хотя часто терпели поражения. Сайшанъа
      В боях войны цзяу (1894-1895) цинские войска часто терпели поражения. За поражение при Пхеньяне был арестован главнокомандующий Е Чжичао, его осудили на казнь, но в последний момент заменили ссылкой, из которой генерал уже не вернулся.
      Другой участник сражения при Пхеньяне, генерал Вэй Жугуй, был арестован и казнен.  
      Из участников морских боев был казнен только Фан Боцянь, причем не за поражение при Пхундо, а за трусость, проявленную в боях при Пхундо и Ялу.
      Впоследствии, при вторжении Восьми Держав в 1900 г., никто из военачальников не был казнен за поражения - многие сами кончали жизнь самоубийством.
      Т.е. в поздний период Цин практика казни полководца за поражение применялась нерегулярно.