10 posts in this topic

Традиционно считается, что в 1765-1769 гг. империя Цин вела войну против вновь созданной в Бирме династии Конбаун (1752-1885), и что Цины потерпели в этой войне страшное поражение, после чего фальсифицировали историю конфликта.

Интерес данные события вызывают не только в том отношении, что события этой войны неизвестны большинству интересующихся историей Китая, но и в том, что эти события привычно описываются на основании источников с бирманской стороны - например, широко применяются сведения, которые опубликовали англичане еще в XIX в., получив их от своих политических представителей в Бирме.

Скажем, в 1837 г. одному из английских представителей "в городе ... рассказывали об этих событиях", а в 1839 г. была опубликована работа одного из английских исследователей, где тот ссылается на некую бирманскую летопись, где описаны эти события.

В современной историографии тема совершенно непопулярна - в отечественных работах ее описывают тремя строками, повторяя выжимки из англоязычных работ XIX в. (и даже начала ХХ в. - особо сильно от предшествующих они не отличаются). Специальных исследований нет.

Наиболее фундированной на данный момент является статья американского автора китайского происхождения Дай Инцуна "Замаскированное поражение..." от 2004 г. Там он прорабатывает много цинских источников (во всяком случае, декларирует их отработку). Подробностей войны он не приводит, хотя намекает, что мол, он читал кое-что.

Самое главное, что он в конце заявляет - мол, да, Цины были разбиты, следы скрыли грамотные историографы, а в Бирме мол, все хорошо - документов по этой войне нет вообще (ах, да - на это были особые причины!), но вот память народная... И еще добавляет - а там у них и фольклор на эту тему развит...

Собственно, описания в английских изводах бирманского фольклора за XIX в. причин войны и ее хода смотрятся чистейшим фольклором, и Дай Инцун лишь подтверждает это наблюдение "научным обоснованием".

Так и живем. Документов нет с одной стороны - только фольклор. Документы с другой стороны объявляются подделкой и фальсификатом - на основании чего, не совсем понятно, но что же хорошего может быть в цинских документах?

И после этого "хрестоматийные примеры" поражений Цинов расходятся по детским книжкам - см. пример из "Войны и сражения Японии и Китая 1200-1869" в приложении:

Maymyo_battle_1768.jpg.9897e4164584c8657

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Историографический парадокс, и неизвестно, кто и как будет исправлять его, если даже постулировавший работу с цинскими источниками Дай Инцун так ничего и не сделал конкретного.

Видимо, в отечественной историографии некоторые шаги буду делать лично я - есть предварительная договоренность о первичной обработке материалов по этой войне из "Цин ши гао" и публикации их в "Para Bellum". Правда, сроки выхода публикации совершенно непредсказуемы - с картой я даже не пробовал еще работать.

Без карты всякая работа - в корзину.

И тут, конечно, очень плохо, что Цяньлун не стал заказывать портреты героев войны (а таковые, несмотря на неудачный ее исход, несомненно были), и не заказывал картины, запечатлевшие бы битвы в Бирме. Иллюстративный материал будет очень беден.

Иконография с бирманской стороны вообще никакая - как и в Таиланде, все, что относится к второй половине XVIII в., практически отсутствует. Фрески поздние (как правило, конец XIX - начало ХХ вв.). Оружие - неизвестно каких эпох. Предположительно, комплекс вооружения тайских и бирманских воинов не менялся лет 200-300, но это только предположения. А публикаций оружия этих стран в академических изданиях нет. Есть энное количество предметов в частных коллекциях и музейных собраниях, но это пока не система.

Поживем - увидим. Но главное - "бирманские источники" в английском пересказе положены в основу современной историографии вопроса (какой бы куцей она ни была). И эта историография утверждает, что война шла с 1765 г.

А в цинских источниках - война началась с 1767 г. Вот так для начала.

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я не буду подвергать сомнению слова Дай Инцуна, что в цинских документах нет сведений о полной численности войск в ходе войны.

Но уже с первых строк "Цин ши гао" становится известно, что подкрепление в 2000 воинов считается критическим для развития событий. Например, в начале Лю Цзао договорился о переброске дополнительно 2000 юньнаньских воинов для похода в некоторые княжества шанов, но они не пришли. А те цинские военачальники, которые пошли в бой, не дождавшись подхода подкреплений, были разбиты.

В дальнейшем часто упоминаются отряды цинских войск в 2-2,5 тыс. воинов. И так - до появления на сцене Минжуя (еще не дошел до его выхода на сцену).

Причем, судя по всему, воины с цинской стороны - это или зеленознаменные, или же вообще лояльные местные тусы выставили ополчения в пользу Цинов.

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересны и слова генерал-губернатора Ян Инцзюя, что он подготовил "управляемые войска" - т.е. реально состояние войск было очень и очень плачевным.

Но и говорить о том, что все было "караул!" тоже нельзя - с самого начала сообщается как о поражениях, так и о победах цинских войск, чего нет в общераспространенной версии событий - мол, китайцы вторглись (а они никуда и не вторгались вовсе) и началось их уничтожение.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Совершенно неоправданным кажется заявление Дай Инцуна, что в Китае совершенно не имели представления о противнике - тот же Ян Инцзюй докладывал императору, что после того, как он сменил Лю Цзао, он послал лазутчиков из людей дружественных тусы разведать пути на Аву и зарисовать их.

Кроме того, в "Цин ши гао" говорится о тактике бирманцев в боях, причем довольно подробно - конечно, это могло быть включено в текст постфактум, но мне кажется, это было довольно хорошо известно и до начала большой войны - ведь столкновения шли уже много лет.

Тактика Цинов достаточно хорошо известна на данный момент. Но как и что было в Бирме - неясно. Известно только, что как-то войска не взяли с собой тяжелое вооружение и в бою среди горных ущелий они потерпели поражение от бирманцев, за что полководцы были приговорены к смертной казни. Интересная деталь, на мой взгляд.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Самое сложное - это восстановить географию региона. Все китайские названия - это глубокое прошлое. Как найти княжество Мэнлан или Мэнмао?

Пока известно только, что Банмо/Бамо (даже в современных источниках расхождения в написании) - это Синьцзе китайских источников XVIII в.

Увязка должна происходить и с китайской стороны (переименований было много с 1760-х годов), и с бирманской (многие княжества были уничтожены и там воцарились другие династии). С китайской я могу что-то сделать, но как быть с бирманской?

Была в 1767 г. некая карта, о которой в "Цин ши гао" говорится, что граница шанских княжеств с Китаем была обозначена синей линией, и 2 княжества, за которые шел спор, находились в черте этой границы. Но где ее искать?

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кир Булычев (aka Игорь Можейко сотоварищи) о Бирме.

По теме ничего нового - даже профессиональный бирманист ничего существенного не сказал:

4. Войны с Китаем

Действия бирманцев, параллельно с завоеванием Сиама расширявших свою власть в северо-восточном направлении — над шанскими княжествами и государствами Лаоса, — обеспокоили Китай, который продолжал по традиции считать большинство шанских княжеств своими вассалами. Крупнейшее из этих княжеств, Кентунг, изъявило свою покорность Бирме, и через его территорию проходили бирманские войска, направлявшиеся в Лаос. Кентунг находился в состоянии войны с подвластным Китаю княжеством Кенхунг; воспользовавшись этим, а также жалобой на бирманцев нескольких маленьких княжеств в верховьях Салуина, китайцы решили наказать союзника бирманцев, и губернатор Юньнани в 1766 г. направил против Кентунга войска.

Собвы Кентунга и других шанских княжеств с помощью бирманских отрядов отразили нападение китайцев. Поражение это было так чувствительно, что губернатор Юньнани, опасаясь наказания, покончил с собой. В том же году новый губернатор Юньнани вторгся в Северную Бирму, но был задержан бирманскими пограничными войсками. Прибытие подкреплений с юга позволило бирманцам не только отразить китайское нападение, но и вступить на китайскую территорию. Губернатора тотчас же сместили, и для расправы с бирманцами прибыл сам зять китайского императора Минь Юй. Дождавшись конца дождей в 1767 г., китайцы двумя колоннами двинулись в Бирму. К февралю 1768 г. войска первой колонны достигли Сингауна, города в 50 км к северу от Авы. Положение было критическим, так как основная бирманская армия во главе с Синбьюшином находилась в Сиаме, Однако бирманский отряд, пройдя шанскими горами, отрезал китайские войска от их баз и, не дождавшись помощи от второй колонны, Минь Юй бежал на север, потеряв большую часть своей армии. Встретив командующего не пришедшей вовремя на помощь колонны, зять императора подверг его жесточайшей казни. Затем, не в силах пережить унижение и предстать перед лицом императора, он отрезал косу, послал ее тестю, а сам кончил жизнь самоубийством.

Узнав о позорных для Китая событиях на южной границе, император приказал любой ценой разгромить бирманцев. На этот раз китайские войска завязли в Северной Бирме и вынуждены были построить укрепленный лагерь, чтобы оградить себя от непрекращающихся атак бирманцев и шанов. После того как бирманцы изгнали врага из лагеря, китайские военачальники, опасаясь окончательного разгрома, в 1770 г. запросили мира. Бирманское командование согласилось на мир, по условиям которого китайские войска уходили с бирманской земли, чтобы никогда туда не возвращаться, восстанавливалась китайско-бирманская торговля и раз в 10 лет бирманцы и китайцы должны были обмениваться посольствами. После подписания договора китайцы в присутствии бирманцев расплавили свои пушки и ушли через горные перевалы, где многие из них погибли от голода.

Китайский император, наказав очередную группу неудачливых полководцев, предпочел сохранить лицо и изобразить поход китайцев как частичную победу. Но Синбьюшин был крайне разгневан, узнав, что бирманские военачальники позволили китайцам благополучно уйти восвояси, и грозил им всевозможными карами. Понимая, что царь не шутит, они решили в Аву не возвращаться и, повернув победоносную армию на запад, вторглись в Манипур. Манипурцы были разбиты, их раджа бежал в Ассам, бирманская армия вернулась в Аву с несколькими тысячами пленных. Царь простил полководцев.

Результатом войн с Китаем было восстановление торговых отношений, не прерывавшихся уже до конца династии Конбаунов. Однако эти события имели и негативную сторону: победа над китайскими отрядами, воевавшими в непривычных условиях, плохо вооруженными и слабо организованными, была воспринята некоторыми кругами бирманского двора как победа над Китаем вообще. Раздутая царедворцами, она стала частью дворцовой легенды о непобедимости Бирмы, и это сыграло впоследствии отрицательную роль, способствуя переоценке бирманцами своих сил в конфликте с Англией.

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кстати, в Бирму массово поставляли европейские ружья и пушки конкурировавшие между собой французы и англичане. Тоже немаловажный факт - вооружение хорошего качества было очень важно.

Тем более, что зеленознаменные имели всего 30-40% фитильного оружия. Остальные были вооружены преимущественно древковым оружием, часть - луками.

 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сэр Артур Пёрви Файр в своей "Истории Бирмы" (1883) дает прелюбопытную ссылку на то, как получали знания об этой войне:

Цитата

Captain W. C. M‘Leod heard the same story when at Kyaingtun in 1837. See his Journal, p. 60.

Капитан Мак-Леод был в Бирме в качестве помощника английских представителей Бёрни (до 1837) и Бенсона (до 1839). Его отозвали в Индию в 1840 г. Это он слышал в начале своей карьеры как раз о начале войны с Китаем. Но Дай Инцун пишет, что китайцам о подобных инцидентах вообще ничего неизвестно. Солидаризуюсь с ним на основании того, что пока удалось перевести.

Относительно численности цинских войск в 1901 г. Джон Нисбе писал следующее:

Цитата

The Chinese entrenchments or camping grounds ( Tarok Sakan) then formed are still to be found dotted all along the line of march from Maymyo, through Thibaw and Lashio, eastwards. But from the size of even the largest of these entrenchments, it seems evident that only small bodies of troops could have been employed, and not the large army of 50,000 men whose inglorious defeat the Burmese Chronicle boastfully narrates.

Еще более интересные сведения выясняются из сообщения бирманской исследовательницы Тин Тин Айе (Университет Янгуна) - оказывается, в бирманской армии были установлены численные соотношения между количеством слонов, коней и пехотинцев как 1:10 по возрастающей. Т.е. если был 1 слон, то его сопровождали 10 всадников и 100 пехотинцев. Относительно выдерживаемости таких пропорций и их практичности можно только догадываться. О том, как была налажена служба войск и какие поощрения они получали, она пишет, но складывается впечатление, что это - бирманские народные сказки, вошедшие в источники ранних Конбаунов.

Ведь при рассмотрении оказывается, что бирманские источники - это нарративы самого эпического характера. То, что повествует о событиях времен династии Конбаун (1752-1885) - это "Язавин тинт", которую составили в 1798 г. в качестве пересмотра старых хроник. События в ней доведены до 1785 г. Но монарху не понравилось, как были отредактированы и пересмотрены сведения предыдущих хроник (!) и он отверг ее.

Следующая хроника - "Хманнан язавин", в которой повествуется о событиях до 1821 г., была составлена в 1832 г.

Следующая хроника - "Конбаун сет маха язавиндауги", была составлена уже после покорения Бирмы Англией отпрыском дома Конбаун и издана в 1905 г. Относительно материалов о войне с Китаем, которые вошли в эти хроники, следует отметить их фольклорный характер - преувеличения во всем (количество врагов, трофеев, побед и т.д.), что отмечали уже такие авторы, как Файр (1883), Нисбе (1901) и Харви (1925), а также отсутствие оригинальных текстов указов бирманских монархов относительно данной войны, что отмечено Дай Инцуном (2004).

Также крайне бедна иконография. Можно только предполагать, как выглядели те или иные военачальники Конбаунов, как были вооружены и т.д.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Similar Content

    • Казнь за поражение
      By Чжан Гэда
      Интересный вопрос - как каралось поражение в период Цин?
      Какое наказание ждало главнокомандующего, ответственного за поражение?
      Насколько я смог составить представление на основе "Уложения" Лифаньюань от 1828 г. для монголов, за поражение могли наказывать в соответствии с обстоятельствами. И чаще всего не казнили полководца и частных военачальников, а просто штрафовали, лишали имущества, переводили в простолюдины, отбирали часто подданных (не в порядке усиления наказания, а просто перечисление).
      Из позднейших событий - У Ланьтай и Сайшанъа в ходе подавления восстания тайпинов не были казнены, хотя часто терпели поражения. Сайшанъа
      В боях войны цзяу (1894-1895) цинские войска часто терпели поражения. За поражение при Пхеньяне был арестован главнокомандующий Е Чжичао, его осудили на казнь, но в последний момент заменили ссылкой, из которой генерал уже не вернулся.
      Другой участник сражения при Пхеньяне, генерал Вэй Жугуй, был арестован и казнен.  
      Из участников морских боев был казнен только Фан Боцянь, причем не за поражение при Пхундо, а за трусость, проявленную в боях при Пхундо и Ялу.
      Впоследствии, при вторжении Восьми Держав в 1900 г., никто из военачальников не был казнен за поражения - многие сами кончали жизнь самоубийством.
      Т.е. в поздний период Цин практика казни полководца за поражение применялась нерегулярно.