Sign in to follow this  
Followers 0
Dr. Kaminsky

Интернет-баталии

47 posts in this topic

Что поделаешь. Профессионалы привыкли почивать на лаврах и не утруждать себя деятельностью, поэтому все делается целеустремленными дилетантами, которые просто не в курсе, что совершенное ими давно классифицировано профессионалами, как принципиально невозможное. laugh.gif

Удар, что называется, не в бровь, а в глаз... кому-нибудь другому... осмелюсь возразить - НЕ ВСЕ ПРОФЕССИОНАЛЫ ТАКИЕ, как Вы сказали -НЕ ВСЕ ПОЧИВАЮТ НА ЛАВРАХ. Пишущий эти вот строки, по крайней мере, очень сильно старается этого не делать.

Но в целом, Вы - видимо, правы - именно потому что настоящие профессионалы молчат, процветают всякие Млечины, Рыбасы, Б. Соколовы, А. Ганины и пр. и пр. Печально.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще, знаете, если уж тут у нас такой разговор пошел про качество форума... Позволю себе высказать некоторые мысли, поскольку полагаю, что могу посоревноваться с многими из присутствующих здесь по количеству посещенных мною военно-историч. форумов. есть и есть. В смысле есть такие, как "Биглер.ру" - после них не знаешь чем отмываться... Но есть и такие, где узнаешь много нового - это прежде всего, краеведческие форумы, хотя и не все.

Вот мне например, очень нравится форум Сибирских краеведов: (http://siberia.forum24.ru)

Взял оттуда массу информации и продолжаю брать - для своего справочника...

Нравится вот этот еще форум (http://сайт в "Черном списке".pro/dvoryane---kostyak-rkka-13-t8.html) и не потому, что там вовсю пиарится монография д-ра Каминского В. В., а... потому что люди задают (не все, конечно, но многие) умные, толковые вопросы, а некоторые даже из купивших книгу "осмеливаются" указывать автору на опечатки, "белые пятна" и пр. Какому же автору это неприятно?! Ну и кроме того, там обсуждается тема, мне очень близкая - "дворяне - костяк РККА" - само название не вполне адекватно... Но не об этом сейчас разговор... В военно-историч. форуме (их сегодня как собак нерезанных развелось в сети!), я полагаю, должна быть какая-то изюминка - как в женщине...

Share this post


Link to post
Share on other sites

А придумывать заумный многостраничный кодекс поведения форумчан, которому никто не только не будет следовать, но который даже никто не прочтет хотя бы наполовину, я смысла не вижу. Единственное, что даст такой кодекс - бесчисленные основания для надуманных наказаний, потому что закон что дышло.

Этому трудно что-либо возразить. Остается только согласиться... "Закон что дышло"... - голову даю на отсечение (виртуально, конечно), но администратор наш по специальности - ЮРИСТ? И этот вопрос - без всякого желания кого-то обидеть, просто только профессионал может знать свою епархию как никто другой - все ее "светлое" и "темное".

Вообще, желаю "Свитку" всяческого процветания.

Share this post


Link to post
Share on other sites

администратор наш по специальности - ЮРИСТ?

Нет, Snow вообще не имеет отношения к гуманитарным дисциплинам, и это ни для кого не секрет. smile.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нет, Snow вообще не имеет отношения к гуманитарным дисциплинам, и это ни для кого не секрет.

Да? Откуда же такое знание про закон?, который действительно - как дышло, куда повернешь...

Ну ладно, значит любители... Да, ну кто бы сегодня любителей критиковал, но только не я, особенно после картотеки Лихотворика А. А.

Иной любитель сегодня иного профессионала за пояс заткнет и пойдет дальше...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну ладно, значит любители...

Админу не обязательно быть историком, у него задача посложнее - оптимизация и продвижение сайта. Супермодераторы - профессиональные историки. Модераторы - специалисты в тематике своих разделов. Флажки, гимны, девизы и прочая корпоративная идеологическая чепуха отсутствуют.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Админу не обязательно быть историком, у него задача посложнее - оптимизация и продвижение сайта.

Ага! Значит историком быть легко по-вашему, да? Шутливый вопрос... продвижение сайта - дело очень нелегкое, согласен

Супермодераторы - профессиональные историки.

А здесь есть и такие?

Share this post


Link to post
Share on other sites

А тут у Вас библиотеке можно поместить свои статьи - в смысле авторские?

Share this post


Link to post
Share on other sites

А здесь есть и такие?

Увы.

А тут у Вас библиотеке можно поместить свои статьи?

Конечно можно. Открываете тему в библиотеке с указанием в заголовке автора и названия, в теме выкладываете статью. Модераторы дадут на нее ссылку в алфавитном указателе. Обсуждать можно - но не в самой библиотеке, а в разделе, тематике которого статья соответствует.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Увы.

"Увы" - в смысле "нет", да? Но это и понятно, потому как историк - профессионал и техника вещи очень трудно совместимые.

Открываете тему в библиотеке с указанием в заголовке автора и названия, в теме выкладываете статью.

Выкладывать текст статьи, а если они у меня все в PDf? Ох, елки-палки, проще еще одну книгу написать, кажется...

Ничего не получается cray.gifbang.gif

Что значит открыть новую тему в библиотеке? Написать название статьи и имя автора, или без автора - дать краткую аннотацию? Или - что?

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Увы" - в смысле "нет", да?

Увы, в смысле да. У нас коллектив разносторонний.

Выкладывать текст статьи, а если они у меня все в PDf? Ох, елки-палки, проще еще одну книгу написать, кажется...

Из PDF текст тоже копируется без проблем. И иллюстрации.

Своего файлового архива пока нет, к сожалению. Со временем прикрутим.

Ничего не получается

Дайте ссылку на статью, если она есть в интернете, я ее скачаю и выложу, только не сегодня, чуть позже.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Увы, в смысле да.

Хм, тогда почему "увы"? вроде бы как радоваться надо. коль скоро на историч. форуме есть профильный модератор.

Дайте ссылку на статью, если она есть в интернете, я ее скачаю и выложу, только не сегодня, чуть позже.

В сети как раз статей в открытую немного. всего две. Одну - критическую на "творчество" А. В. Ганина здесь уже выложили. А вторая посвящена эвакуции Академии Генштаба из Екатеринбурга в Казань в 1918 г. В общем-то если выложите статью на Ганина в библиотеке тоже - я буду рад. Вот сетевые ссылки на них:

Вот адрес критической статьи на Ганина: http://history.spbu.ru/userfiles/Bogomazov...a_Kaminskiy.pdf

А вот адреса на обе части статьи про эвакуацию АГШ:

http://history.spbu.ru/userfiles/Bogomazov/03_Kaminsky.pdf (1-я часть)

http://history.spbu.ru/userfiles/Bogomazov/05_2Kaminskiy.pdf (2-я часть)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хм, тогда почему "увы"? вроде бы как радоваться надо. коль скоро на историч. форуме есть профильный модератор.

Профессия историка не является престижной, приходится иметь в запасе еще пару-тройку специальностей.

(2-я часть)

Она выдает error 404.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Профессия историка не является престижной

Это точно, как ни печально. Но виноваты в этом не только и не столько историки. Историк. это - Вы?

Сейчас попробую найти еще адрес - что-то у них там сбой какой-то - а Вы 1-ую часть и статью на Ганина уже поставили в библиотеку?

Вот еще один адрес 2-ой части статьи по эвакуации: http://history.spbu.ru/userfiles/Bogomazov...5_Kaminskiy.pdf

Вот тут выложены фактически все статьи д-ра Каминского:

(http://sokol.zbord.ru/viewforum.php?f=36)

Правда, состояние у некоторых жутковатое - трудно читать. Это я к тому, что если бы Вы мне сообщили какой-то, например, Ваш, электрон. адрес, я бы на него скинул свои статьи, а Вы бы выставили их здесь на форуме в библиотеке, а мне бы было приятно... А народ смог бы их свободно почитать...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Историк. это - Вы?

Для меня слово историк мало что говорит о профессионализме. В Беларуси даже президент - историк. sad.gif

Профессионалов я вижу в шумерологах, ассириологах, синологах, византинистах, оружиеведах и т.д. А историк - это все равно что "механизатор широкого профиля".

Прекрасно знаю некоторых блестящих антиковедов, демонстрирующих дремучее невежество в востоковедении.

Вот еще один адрес 2-ой части статьи по эвакуации

Спасибо, скачал, в ближайшие дни выложу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Профессионалов я вижу в шумерологах, ассириологах, синологах, византинистах, оружиеведах и т.д. А историк - это все равно что "механизатор широкого профиля".

Да видимо оно так. "Специалист уподоблен может быть флюсу". Это конечно - специализация должна быть в одной очень узкой теме - НО ГЛУБОКО... Но в то же время, я под понятием "ИСТОРИК" понимаю, прежде всего, серьезное отношение к источникам, соблюдение 3-х принципов историзма и пр. - т.е. чисто методологические аспекты. В принцпипе, неважно какой эпохой занимается специалист - его профессионализм виден во-первых по отношению к источникам. Не случайно же в университ. курсах читают спецпредмет - ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ - это основа основ.

Но все равно отношение это может стать профессиональным ТОЛЬКО В УЗКОЙ ОБЛАСТИ - это ФАКТ.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Но в то же время, я под понятием "ИСТОРИК" понимаю, прежде всего, серьезное отношение к источникам, соблюдение 3-х принципов историзма и пр. - т.е. чисто методологические аспекты.

Я дико извиняюсь, а для простого обывателя, такого как я, можно озвучить эти три принципа?

Так, чисто для себя, на будущее...

...спасибо!

С уважением СтарецЪ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

а для простого обывателя, такого как я, можно озвучить эти три принципа?

Конечно можно. Их не д-р Каминский изобрел.

1. По мнению англ. историка Дж. Тош - фундаментальный из трех: УВАЖЕНИЕ К МЕНТАЛЬНОСТИ ИЗУЧАЕМОЙ ЭПОХИ, как пишет Дж. Тош: "это различие; т.е. признание, что нашу эпоху и все предыдущие разделяет пропасть". Дальше Дж. Тош выдает буквально гениальный пассаж: "Ответственность историка в первую очередь состоит в учете различия между прошлым и настоящим; и соответственно, ОДНИМ ИЗ ВЕЛИЧАЙШИХ ПРЕГРЕШЕНИЙ является бездумная убежденност ь в том, что люди прошлого вели себя и мыслили так же, как мы" (См.: Тош Дж. Стремление к истине. Как овладеть мастерством историка. М.: Весь Мир, 2000. С. 18)

2. "Вторым компонентом историч. сознания является контекст. Предмет исследования нельзя вырывать из окружающей обстановки - таков основополагающий принцип работы историка. (Там же. С. 19). На примере своей темы поясню - чтобы понять как формировался служебный статус генштабистов РККА в 1918-1920 гг. я должен был тщательно изучить социальные процесс того времени, но ГЛАВНОЕ - понять, каким был статус других категорий как населения Совдепии, так и комсостава РККА (не генштабистов!) . Тогда уже с помощью сравнительного метода можно понять, чем отличался статус генштабистов от прочих социальных категорий.

3. "Понимание истории, как ПРОЦЕССА, как связи между событиями во времени. (Там же. С.20). От себя продолжу вслед за англ. мэтром: нас этому принципу учили в 1980-х гг. в ЧЕлГУ на примере понимания "трех ЧТО или - ЧЕМ"! Т.е. - чем данное событие было в прошлом (что ему предшествовало), чем оно стало в изучаемую эпоху и, наконец, чем оно стало в будущем (т.е. -после изучаемой эпохи). Опять на примере своей темы. Перед тем как рассматривать статус генштабистов в РККА в 1918-1920 гг., я должен был проанализировать историю самой Академии за период с последней трети 19 в. - до 1917 г.

Вот, вкратце (очень вкратце) в изложении англ. историка Дж. Тоша - ТРИ ОСНОВОПОЛАГ. ПРИНЦИПА ИСТОРИЗМА.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я дико извиняюсь, а для простого обывателя, такого как я, можно озвучить эти три принципа?

Dr. Kaminsky,

Спасибо

Хочу заметить, что перечисленные принципы обязательны при рассмотрении любого объекта, субъекта, процесса, явления: условия среды; взаимодействие в функциональных системах; генезис.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Собственно все интернет-баталии укладываются в рамки обычных приемов полемики, которые описал Карел Чапек в своем очерке:

ДВЕНАДЦАТЬ ПРИЕМОВ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПОЛЕМИКИ ИЛИ ПОСОБИЕ ПО ГАЗЕТНЫМ ДИСКУССИЯМ

"Это краткое руководство рассчитано не на участников полемики, а на читателей, чтобы они могли хотя бы приблизительно ориентироваться в приемах полемической борьбы. Я говорю о приемах, но никак не о правилах, потому что в газетной полемике в отличие от всех других видов борьбы - поединков, дуэлей, драк, побоищ, схваток, матчей, турниров и вообще состязаний в мужской силе, нет никаких правил - по крайней мере у нас. В классической борьбе, например, не допускается, чтобы противники ругались во время состязания. В боксе нельзя сделать удар в воздух, а потом заявить, что противник нокаутирован. При штыковой атаке не принято, чтобы солдаты обеих сторон клеветали друг над друга - это делают за них журналисты в тылу. Но все это и даже гораздо большее - совершенно нормальные явления в словесной полемике, и трудно было бы отыскать что-либо такое, что знаток журнальных споров признал бы недозволенным приемом, неведением боя, грубой игрой, обманом или неблагородной уловкой. Поэтому нет никакой возможности перечислить и описать все приемы полемической борьбы; двенадцать приемов, которые я приведу, - это лишь наиболее распространенные, встречающиеся в каждом, даже самом непритязательном сражении в печати. Желающие могут дополнить их дюжиной других.

1. Despicere (смотреть свысока - лат.), или прием первый. Состоит в том, что участник диспута должен дать почувствовать противнику свое интеллектуальное и моральное превосходство, иными словами, дать понять, что противник - человек ограниченный, слабоумный, графоман, болтун, совершенный нуль, дутая величина, эпигон, безграмотный мошенник, лапоть, плевел, подонок и вообще субъект, недостойный того, чтобы с ним разговаривали. Такая априорная посылка дает вам затем право на тот барский, высокомерно-поучающий и самоуверенный тон, который неотделим от понятия "дискуссия". Полемизировать, осуждать кого-то, не соглашаться и сохранять при этом известное уважение к противнику - все это не входит в национальные традиции.

2. Прием второй, или Termini (терминология - лат.). Этот прием заключается в использовании специальных полемических оборотов. Если вы, например, напишете, что господин Икс, по вашему мнению, в чем-то неправ, то господин Икс ответит, что вы "вероломно обрушились на него". Если вы считаете, что, к сожалению, в чем-то не хватает логики, то ваш противник напишет, что вы "рыдаете" над этим или "проливаете слезы". Аналогично этому говорят "брызжет слюной" вместо "протестует", "клевещет", вместо "отмечает", "обливает грязью" вместо "критикует", и так далее. Будь вы даже человек на редкость тихий и безобидный, словно ягненок, с помощью подобных выражений вы будете наглядно обрисованы как субъект раздражительный, сумасбродный, безответственный и отчасти ненормальный. Это, кстати, само собой объяснит, почему ваш уважаемый противник обрушивается на вас с такой горячностью: он просто защищается от ваших вероломных нападок, ругани и брани.

3. Прием третий известен под названием "Caput canis" (здесь: приписывать дурные качества - лат.). Состоит в искусстве употреблять лишь такие выражения, которые могут создать об избиваемом противнике только отрицательное мнение. Если вы осмотрительны, вас можно назвать трусливым; вы остроумны - скажут, что вы претендуете на остроумие; вы склонны к простым и конкретным доводам - можно объявить, что вы посредственны и тривиальны; у вас склонность к абстрактным аргументам - вас выгодно представить заумным схоластом, и так далее. Для ловкого полемиста попросту не существует свойств, точек зрения и душевных состояний, на которые нельзя было бы наклеить ярлык, одним своим названием разоблачающий поразительную пустоту, тупость и ничтожество гонимого противника.

4. Non habet (здесь: констатировать отсутствие - лат.), или прием четвертый. Если вы серьезный ученый, над вами легко одержать победу с помощью третьего приема, заявив, что вы тугодум, болтливый моралист, абстрактный теоретик или что-нибудь в этом роде. Но вас можно уничтожить и прибегнув к приему Non habet. Можно сказать, что вам не хватает тонкого остроумия, непосредственности чувств и интуитивной фантазии. Если же вы окажетесь именно непосредственным человеком, обладающим тонкой интуицией, вас можно сразить утверждением, что вам недостает твердых принципов, глубины убеждений и вообще моральной ответственности. Если вы рассудочны, то вы ни на что не годитесь, так как лишены глубоких чувств, если вы обладаете ими, то вы просто тряпка, потому что вам не хватает более высоких рациональных принципов. Ваши подлинные свойства не имеют значения - нужно найти, чего вам не дано, и втоптать вас в грязь, отправляясь от этого.

5. Пятый прием называется Negare (здесь: отрицать наличие - лат.) и состоит в простом отрицании всего вашего, всего, что вам присуще. Если вы, к примеру, ученый муж, то можно игнорировать этот факт и сказать, что вы поверхностный болтун, пустозвон и дилетант. Если вы в течение десяти лет упорно твердили, что (допустим), верите в чертову бабушку или Эдисона, то на одиннадцатом году о вас можно заявить в полемике, что никогда еще вы не поднимались до позитивной веры в существование чертовой бабушки или Томаса Альвы Эдисона. И это сойдет, потому что непосвященный читатель ничего о вас не знает, а посвященный испытывает чувство злорадства от сознания, что у вас отрицают очевидное.

6. Imago (здесь: подмена - лат.) - шестой прием. Заключается в том, что читателю подсовывается некое невообразимое чучело, не имеющее ничего общего с действительным противником, после чего этот вымышленный противник изничтожается. Например, опровергаются мысли, которые противнику никогда и не приходили в голову и которых он, естественно, никогда не высказывал; ему показывают, что он болван и глубоко заблуждается, приводя в примеры действительно глупые и ошибочные тезисы, которые, однако, не принадлежат ему.

7. Pugna (избиение - лат.) - прием, родственный предыдущему. Он основан на том, что противнику или концепции, которую он защищает, присваивают ложное название, после чего вся полемика ведется против этого произвольно взятого термина. Этим приемом пользуются чаще всего в так называемых принципиальных полемиках. Противника обвиняют в каком-нибудь непотребном "изме" и потом разделываются с этим "измом".

8. Ulixes (Улисс (Одиссей) - символ хитрости - лат.) - прием восьмой. Главное в нем - уклониться в сторону и говорить не по существу вопроса. Благодаря этому полемика выгодно оживляется, слабые позиции маскируются и весь спор приобретает бесконечный характер. Это также называется "изматывать противника".

9. Testimonia (свидетельства - лат.). Этот прием основан на том, что иногда удобно использовать ссылку на авторитет (какой угодно), например, заявить - "еще Пантагрюэль говорил" или "как доказал Трейчке". При известной начитанности на каждый случай можно найти какую-нибудь цитату, которая наповал убьет противника.

10. Quousque... (доколе... - лат.) Прием аналогичен предыдущему и отличается лишь отсутствием прямой ссылки на авторитет. Просто говорят: "Это уже давно отвергнуто", или "Это уже пройденный этап", или "Любому ребенку известно", и так далее. Против того, что опровергнуто таким образом, не требуется приводить никаких новых аргументов. Читатель верит, а противник вынужден защищать "давно опровергнутое" - задача довольно неблагодарная.

11. Impossibile (здесь: нельзя допускать - лат.). Не допускать, чтобы противник хоть в чем-нибудь оказался прав. Стоит признать за ним хоть крупицу ума и истины - проиграна вся полемика. Если иную фразу нельзя опровергнуть, всегда еще остается возможность сказать: "Господин Икс берется меня поучать...", или "Господин Икс оперирует такими плоскими и давно известными истинами, как его "открытие...", или "Дивись весь мир! Слепая курица нашла зерно и теперь кудахчет, что...". Словом, всегда что-нибудь да найдется, не так ли?

12. Jubilare (торжествовать - лат.). Это один из наиболее важных приемов, и состоит он в том, что поле боя всегда нужно покидать с видом победителя. Искушенный полемист никогда не бывает побежден. Потерпевшим поражение всегда оказывается его противник, которого сумели "убедить" и с которым "покончено". Этим-то и отличается полемика от любого иного вида спорта. Борец на ковре честно признает себя побежденным; но, кажется, ни одна еще полемика не кончалась словами: "Вашу руку, вы меня убедили".

Существует много иных приемов, но избавьте меня от их описания; пусть уж литературоведы собирают их на ниве нашей журналистики".

Share this post


Link to post
Share on other sites

На многих форумах я видел такие правила дискуссии:

Если вам нечего сказать - промолчите. Если вам нечего сказать кроме флейма/флуда - промолчите. Если вы можете сказать только то, что уже сказано до вас - промолчите. Если вы не уверены в 100%-ой верности вашего ответа - промолчите. (Предупреждение, проверка сообщений, запрет писать сообщения, бан до 90 суток - на выбор модератора).

Так что пусть задумаются те, кто называл меня диктатором. laugh.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот наивные мириканськие историки даже придумали для себя

Стандарты профессиональной деятельности

(Полностью переработаны в 2005 году; предыдущий вариант был принят в мае 1987 года; исправлены в мае 1990 года, в мае 1995 года, в июне 1996 года, в январе и мае 1999 года, в мае 2000 года, в июне 2001 года, в январе 2003 года, в январе 2011 года.)

Данные «Стандарты профессиональной деятельности» посвящены тем вопросам и проблемам исторических исследований, которые практикующие историки постоянно предлагают Американской исторической ассоциации для обсуждения, надеясь получить какие-то рекомендации. Некоторые из разделов посвящены вопросам профессиональной занятости; соответственно, эти вопросы могут быть разными в зависимости от требований, предъявляемых организацией, перед которой историк отчитывается по результатам своей работы. Другие разделы касаются вопросов, связанных с нарушениями профессиональной этики, что особенно актуально для исторической науки. В третьих разделах делается попытка определить основные ценности, которые стремятся уважать и разделять все профессиональные историки.

1. Профессия историка

История — это бесконечный процесс, бесконечная попытка понять прошлое и его всевозможные смыслы. Институциональные и интеллектуальные формы этого диалога с прошлым сильно изменились со временем, но сам по себе подобный диалог в течение тысячелетий является частью человеческого опыта. Мы все интерпретируем прошлое и создаем нарратив о прошлом, поэтому можно сказать, что мы все участвуем в создании истории. Это один из основных способов понять себя и окружающий мир.

Профессиональные историки активно пользуются тем, что прошлое всегда привлекает людей. Существует не так много областей знания, которые столь же доступны и привлекательны для широкой публики. Интерпретации прошлого не оставляют равнодушными и интеллектуалов всех мастей, так как это непосредственно касается формирования их идентичности и мировоззрения. Поэтому история вызывает такие волнения и споры в публичной сфере. Каждый человек способен создать обоснованную версию исторических событий, и многие делают это. Профессиональные историки достаточно благоразумны для осознания, что они никогда не обладали монополией на свою собственную дисциплину и что это скорее преимущество, нежели недостаток. Открытость дисциплины — это одна из самых привлекательных ее черт, она способствует постоянному обновлению и тому, что ею интересуются все больше людей.

Что, в таком случае, отличает профессионального историка от всех остальных? Принадлежность к профессии определяется отождествлением себя с сообществом историков, которые вовлечены в коллективную деятельность по исследованию и интерпретации прошлого в рамках практикуемой исследовательской дисциплины. Историки работают во многих и многих учреждениях: в музеях, библиотеках и правительственных организациях, в школах и прочих учебных заведениях, в корпорациях и некоммерческих организациях. Некоторые из них зарабатывают тем, что трудятся по специальности, другие занимаются историей, зарабатывая чем-то другим. Где бы они ни работали, профессиональные историки разделяют некоторые основные ценности, в соответствии с которыми они выносят суждения и ведут деятельность, направленную на то, чтобы обогатить коллективное понимание прошлого. Это общие ценности, в соответствии с которыми проводятся и оцениваются исследования, создаются и оцениваются интерпретации, передается новое знание, решаются вопросы этики и, не в последнюю очередь, создаются нарративы о прошлом, определяя то, как историкам следует вести свою профессиональную деятельность.

2. Общие ценности историков

Задача историков — постоянно улучшать коллективное понимание прошлого посредством сложноустроенного критического диалога друг с другом, с широкой публикой, с историческими источниками (в нем участвуют чьи-то истории жизни, взятые из прошлого, и чьи-то слова); искать ответы на наиболее серьезные вопросы, с которыми мы сталкиваемся в наш век.

В выполнении этой задачи невозможно преуспеть, не доверяя коллегам и не уважая их. Чтобы с честью выполнять свою работу, историку необходимо обладать надежной репутацией, и, возможно, это наиболее ценный профессиональный капитал. Доверие и уважение, как со стороны коллег, так и со стороны широкой публики, — вот один из самых весомых результатов, который может достичь историк. Рисковать этим крайне нерационально.

Хотя историки во многом не согласны друг с другом, они точно знают, какие достоинства ценят в работах своих коллег. Все историки считают, что подлинность исторических документов — необходимое условие работы. Историки не подделывают их. Подлог и обман подрывают саму основу интерпретации прошлого. Скрытые фальсификации обесценивают не только научную аргументацию собственно фальсификатора, но и работу тех исследователей, кто впоследствии будет пользоваться его результатами. Трудно представить себе, что работам того, кто придумывает, искажает или произвольно выбрасывает некоторые части исторического свидетельства, либо уничтожает его целиком, будут доверять серьезные ученые.

Мы уважаем исторические документы, но понимаем, что их интерпретация постоянно меняется, так как историки анализируют первичные документы, опираясь на постоянно растущий корпус вторичной литературы, помещающей эти документы в более широкий контекст. «Документами» обычно называют любые исторические свидетельства: не только письменные тексты, но и артефакты, рисунки, статистическую информацию, предания, существующие в устной форме, постройки и природное окружение, и многое другое — все, что сохранилось и является свидетельством прошлого. «Вторичная литература» — это все последующие интерпретации прошлого, основанные на свидетельствах, содержащихся в первичных документах. Различие между первичными и вторичными источниками является одним из наиважнейших для исторической науки. Провести различие между ними гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд, так как ответ на вопрос о том, является ли документ первичным или вторичным, сильно зависит от того, какие критерии определения мы выбираем. Таким образом, профессиональный историк четко различает первичные и вторичные источники, тщательно и беспристрастно анализирует их, вносит вклад в длящуюся научную и публичную дискуссию о том, что эти источники могут поведать нам о прошлом. В самом общем смысле, в этом и состоит практика исторического исследования.

Проявление уважения к историческим документам также означает, что мы предоставляем свободу действий последующим поколениям историков. Еще и поэтому для профессиональной деятельности историков так важен научный аппарат (аннотации, библиографии), а также соответствующие институты хранения, такие как библиотеки, архивы и музеи. Они имеют большое значение по многим причинам. Во-первых, у других историков появляется возможность пошагово проследить аргументацию и удостовериться, что эти шаги подкреплены историческими источниками. При помощи научного аппарата можно определить качество исторических доказательств; достаточно ли исторических документов было использовано или каких-то документов не достает; из-за чего может быть подвергнута сомнению вся данная интерпретация. Профессиональные историки заинтересованы в том, чтобы иметь возможность определять область применения и достоверность своих собственных аргументов, когда они пытаются убеждать кого-то извне в том, что их аргументы верны, так как они понимают, что гораздо важнее не любой ценой одерживать верх в дискуссии, а сохранить доверие. В конце концов, цепочка доказательств, приведенная в какой-либо исторической работе, становится отправной точкой для дальнейших исследований по той же самой теме, таким образом, внеся свой вклад в нашу общую способность задавать новые вопросы о прошлом и на них ответствовать. По этим причинам историки горды тем, что они крайне аккуратно используют и документируют источники. Чем небрежнее составлен научный аппарат, тем труднее другим историкам доверять таким исследованиям.

Тщательно составленная библиография, комментарии, музейные каталоги, базы данных и другие составляющие научного аппарата имеют решающее значение для того, чтобы задокументировать как первичные источники, так и вторичные. Заниматься историей честно означает отдавать должное работам других историков. Выдавать чужую работу за свою значит заниматься плагиатом, а это неприемлемо. Плагиат — это нарушение неприкосновенности исторических документов: он делает невозможным указание на вторичные источники, имеющие отношение к определенной линии рассуждений. Плагиат — разновидность мошенничества, обман доверия, а именно на доверии основывается вся профессия историка.

Мы еще вернемся к этому в данных «Стандартах».

Один из основных принципов профессии историка, который может показаться неисторикам нелогичным, — это крайне широко распространенное с XIX века (если не универсальное) убеждение, что заниматься историей честно — это не значит придерживаться нейтральной точки зрения или не иметь ее. Любая работа по истории выражает определенное узкое видение прошлого. Историки считают так не потому, что они полагают, будто все интерпретации одинаково правомерны, или будто о прошлом ничего нельзя утверждать наверняка, или будто факты не имеют значения. Совсем наоборот. Не было бы смысла заниматься историей, если бы эти утверждения были правдой; а ведь основная предпосылка исторической науки состоит в следующем: с определенными оговорками мы в самом деле можем познать прошлое, придать смысл минувшему, которое существует в настоящем только в виде сохранившихся следов. Но мы отдаем себе отчет: самое природа нашей дисциплины такова, что любое знание принадлежит определенному времени и пространству, любая интерпретация выражает определенную точку зрения и ни один смертный не может приблизиться к абсолютному знанию. Поскольку свидетельства о прошлом весьма фрагментарны, абсолютное историческое знание невозможно.

Более того, те люди, жизнь которых мы хотели бы понять, имеют собственное мнение о собственной жизни и жизни своих современников, и это мнение весьма часто расходится с нашим. Отдавать должное их взглядам — значит пытаться смотреть на их мир их глазами, а этого никогда невозможно достичь полностью. Это оказывается особенно очевидно, когда речь идет о противоречивых мнениях или конфликтах прошлого; подобные противоречия должны быть каким-то образом вписаны в более широкий контекст, только тогда можно предполагать, что наше понимание их мира является адекватным. Разнообразные, противоречащие друг другу точки зрения — это и есть историческая истина. Никакой самый объективный или универсальный анализ не может положить конец бесконечному креативному диалогу в рамках прошлого и будущего, а равно и между ними.

Истина каждого историка — это и есть историческая истина. У каждого, кто начинает изучать историю, своя идентичность, свой опыт и свои интересы, тем или иным образом влияющие на постановку вопросов, которые человек ставит перед прошлым, и на поиск ответов. Политические, социальные и религиозные убеждения в сочетании с честностью, самокритичностью и отсутствием предубежденности соответствующим образом определяют содержание наших высказываний на исторические темы. Все дело в том, что вопросы, которые нас интересуют, определяют все, что мы делаем, — тему исследования, исторические свидетельства, которые мы собираем, аргументацию, которую мы выстраиваем, нарратив, который мы создаем. Неизбежным образом разные историки создают разные истории.

По этой причине историки крайне часто не согласны друг с другом. То, что иногда историки имеют довольно-таки значительно различающиеся точки зрения не только на исторические интерпретации, но и на основные факты прошлого, зачастую беспокоит неисториков. И в особенности если они представляют себе историю как коллекционирование достоверно известных фактов, основанное на единых универсальных принципах. Но единые универсальные принципы — это не совсем то, к чему обычно стремится историк. Напротив, мы понимаем, что расхождения в интерпретациях жизненно необходимы для развития исторической науки и являются источником наиболее оригинальных и ценных идей.

Несмотря на то что расхождения в интерпретациях и «неопределенность» могут приводить в замешательство даже и историков, это неотъемлемая составляющая дисциплины. Профессиональные историки признают, что разногласия, возникающие вследствие споров по поводу различий в интерпретациях, в конечном счете углубляют и обогащают историческое знание, так как способствуют возникновению новых вопросов, новых аргументов, новых направлений исследования. Это убеждение лежит в основе некоторых самых важных общих ценностей, определяющих профессиональную деятельность историков. Они убеждены в необходимости ожесточенных дебатов, но они считают их необходимым условием проявления вежливости по отношению друг к другу. Когда они пытаются придать смысл прошедшему, они основываются на своем собственном видении, но в то же время подвергают его критической проверке, сравнивая с концепциями коллег.

Историки всячески приветствуют образование интеллектуальных сообществ, основанных на взаимном уважении и конструктивной критике. Самая большая ценность в таких сообществах — это аргументированный дискурс, продолжающийся диалог между историками, придерживающимися различных точек зрения, в котором они учились бы друг у друга, так как руководствуются общими интересами. Приверженность такому типу дискурса — сочетающему вежливость, критическое отношение, терпимость, открытость новым идеям — и делает возможным плодотворный обмен мнениями, идеями и знанием.

Учитывая все вышесказанное, снова стоит повторить, что большинство вопросов, связанных с профессиональной деятельностью историков, можно решить, обратившись к основным ценностям, краткий обзор которых мы попытались дать в данном разделе.

Историки должны заниматься своим ремеслом честно.

Они должны уважать исторические документы.

Они должны указывать источники, которые они используют.

Они должны отдавать должное работам других ученых.

Им следует уважать иные точки зрения и всячески приветствовать их появление, поскольку они же сами обсуждают их и подвергают критическому анализу.

Им следует помнить, что успех нашей коллективной деятельности зависит от взаимного доверия.

А это доверие нельзя обманывать.

3. Научное сообщество

Научное сообщество, которое занимается поиском информации о прошлом, обменом ею, ее интерпретацией и представлением, — это то, без чего невозможна профессиональная деятельность историка. Специфика подобных видов деятельности обусловлена типом исторических документов, артефактов и других источников информации, способами их сбора и сохранения, которые связаны с соответствующими институтами; это могут быть библиотеки или музеи, правительственные организации или частные компании. Историки стремятся сохранять важные исторические свидетельства, где бы они ни находились. Функционирование научного сообщества также подразумевает свободное распространение исторических знаний по всем каналам коммуникации: книги, статьи, учебные аудитории, выставки, фильмы, сайты, посвященные истории, музеи, аналитические записки, исторические свидетельства и многое другое.

Свободный обмен информацией крайне ценится историками.

Профессиональная честность историка подразумевает знание о возможной предвзятости и готовность следовать надежным методам анализа, какими бы ни оказались результаты. Следует подробно документировать свои находки и быть готовыми предъявлять свои источники, свидетельства и данные, включая любые записи, получавшиеся в ходе интервью. Не следует искажать данные исторических источников. Необходимо представлять полученные данные максимально точно и не пренебрегать данными, которые противоречат собственным интерпретациям. Не следует заниматься плагиатом. Необходимо противиться ошибочным толкованиям исторических свидетельств, а также попыткам не замечать или скрывать таковые.

Историкам следует выражать признательность за получение любой финансовой и спонсорской помощи или каких-либо уникальных возможностей (например, доступ к исследовательским материалам), за все, что способствует проведению исследований, особенно если подобные привилегии могли бы повлиять на результат их работы. Следует всегда выражать признательность за оказанную помощь коллегам, студентам, ассистентам и всем остальным, отдавать должное всем соратникам.

Историки должны заботиться о сохранности исторических документов и поддерживать институты, которые осуществляют эту важнейшую деятельность. Историки способствуют тому, чтобы у всех был свободный и открытый доступ к архивам, библиотекам и музейным коллекциям везде, где только возможно. Следует старательно избегать любых действий, которые бы затрудняли такой доступ будущим поколениям историков. Конечно, существуют законные ограничения доступа к некоторым источникам по соображениям национальной безопасности, по причине неприкосновенности прав собственности или невмешательства в частную жизнь. Тем не менее, профессиональный интерес историков состоит в том, чтобы выступать против излишних ограничений там, где это уместно.

Историки, как правило, соглашаются с наличием ограничений на использование ряда источников. Определенные типы исследований, некоторые формы занятости и некоторые способы сбора данных (например, устные интервью) могут подразумевать обязательства относительно использования результатов исследований. И такие обязательства следует исполнять. Нужно уважать конфиденциальность во взаимоотношениях с клиентами, студентами, работодателями — со всеми, с кем установлены профессиональные отношения. Насколько это возможно, следует также стремиться к тому, чтобы служить профессиональным интересам историков: способствовать открытию доступа к историческим свидетельствам и стимулировать их публичное обсуждение. Необходимо определить требования по конфиденциальности еще до начала исследования и привлекать общественное внимание к тем из них, что могут негативно сказываться на результатах исследования.

4. Плагиат

Слово «плагиат» имеет латинское происхождение: plagiaries, похититель, и plagiare, красть. Заниматься плагиатом — значит использовать чужие работы и выдавать их за свои, что является серьезным нарушением этики научного сообщества. Это существенно подрывает доверие к ученому, который прибегает к плагиату, и может наносить непоправимый ущерб карьере.

Кроме вреда, который плагиат причиняет поискам истины, это также нарушение авторских прав автора или издательств. Таким образом, расследование может завершиться не только санкциями (такими, как отчисление из учебного заведения, отказ в повышении в должности или увольнение), но и преследованием по закону. На практике, ученые редко обращаются в суд по поводу плагиата, в том числе оттого, что формулировки закона, такие как нарушение авторского права, уже, чем этические стандарты профессиональной деятельности.

Подлинное наказание за плагиат — это резко отрицательное отношение научного сообщества.

Плагиатом также являются более мелкие нарушения, а не только дословное цитирование больших объемов текстов других авторов без указаний источника. Плагиатом считаются также и незначительные заимствования без указания источника, касающиеся конкретных значимых результатов и интерпретаций других исследователей. Конечно, историческое знание имеет кумулятивный характер, и потому в некоторых ситуациях (как то: создание учебников, энциклопедий, определенные виды публичных презентаций знаний) требования к ссылкам на источники отличны от тех, которые предъявляются к собственно научным трудам. Когда какое-то знание получает широкое распространение, оно перестает соотноситься с определенным лицом. На вопрос о персональной принадлежности такого знания ответить уже не так легко. Но даже при написании учебников историкам следует отдавать должное источникам, в которых описываются недавние открытия и приводятся новые интерпретации, еще не ставшие общепринятыми в профессии. Таким же образом, хотя некоторые виды работы историков не подразумевают авторства (например, фильмы и выставки), следует всегда отдавать должное ученым, занимающимся такого рода деятельностью.

Итак, существует множество видов плагиата. Самый бесспорный случай — использование фрагмента чужих текстов без кавычек и ссылок. Сложнее заметить присвоение концептов или использование данных, которые можно обнаружить в недавних публикациях, или наличие ссылок на заимствованную работу в начале текста и дальнейшее ее использование без ссылок. Заимствование непроверенных ссылок на первоисточники из вторичных работ без ссылок на них также должно считаться неприемлемым.

Все эти действия суть проявление незаслуженного неуважения по отношению к достижениям других ученых.

В любой ситуации лучший способ избежать обвинения в плагиате — всегда открыто, исчерпывающе и великодушно признавать чужие научные достижения.

Все, кто входит в сообщество исследователей, будь то любители или профессионалы, студенты или авторитетные исследователи, обязаны бороться с надувательством. Эти обязательства особенно важны для преподавателей вузов. Последние должны проявлять строгость при формировании понимания этики научного сообщества у юных историков. Таким образом, на преподавателей возлагается обязанность на семинарах обсуждать в том числе и принципы научной честности.

По завершении университета каждый историк может полагаться в основном на собственную бдительность и самокритику. В течение всей жизни ни один ученый не перестает предъявлять к своим работам требование оригинальности и задаваться вопросом о том, насколько они заслуживают доверия со стороны остальных.

Первый способ избежать плагиата — вырабатывать в себе такие профессиональные навыки, которые не дадут ученому впасть в плагиат. Обычно обвиняемый в плагиате утверждает, что был «введен в заблуждение тем, что в работе, которой он воспользовался, небрежно выполнены ссылки»; это можно принять в качестве оправдания, только если у данной работы есть другие недостатки.

Второй способ связан с полномочиями организаций. Любая организация, в состав которой входят ученые, обязана определить, при помощи каких процедур будет обеспечиваться следование этическим стандартам. Любая организация, предоставляющая работу историкам, берет на себя ответственность за то, как ее сотрудники следуют принципам академической честности и поддерживают свою научную репутацию. Это относимо к правительственным организациям, к частным корпорациям, к издательствам и к публичным институциям, таким как музеи и библиотеки.

Как правило, организация, в которой работает историк, обвиненный в плагиате, сама занимается расследованием и применяет определенные санкции, если обвинения подтверждены. Тяжесть наказания за нарушение профессиональной этики может варьироваться в зависимости от серьезности нарушения, и соблюдение правовой процедуры — абсолютная необходимость. В случае постоянных нарушений может стать уместным публичное обсуждение или даже прекращение профессиональной деятельности; в отдельных случаях может потребоваться дисциплинарное взыскание.

Все историки несут ответственность за следование высоким стандартам интеллектуальной честности. Рецензирование рукописей, написание рецензий на книги, оценка достижений коллег при приеме на работу, продвижении по службе, получении постоянной должности — все это подразумевает оценку честности и надежности историка, его умения использовать первичные и вторичные источники. Научная деятельность процветает в атмосфере открытости и объективизма, что подразумевает внимательнейшее отслеживание махинаций и их публичное обсуждение.

5. Обучение

Обучение имеет большое значение для профессиональной деятельности историка. Оно может производиться повсюду: не только в аудиториях, но и в музеях, при помощи интернет-сайтов, кинодокументалистики, учебников, газетных статей. В самом общем смысле обучение означает передачу исторических знаний людям, которые таковыми не обладают. Где бы ни происходило обучение — в университетской аудитории или в публичных сферах, оно подразумевает решение наиважнейшей задачи: сделать так, чтобы прошлое осталось в живой памяти настоящего.

Качественное обучение — это тщательность и строгость в передаче фактической информации и стремление поместить данную информацию в более широкий контекст с целью придать ей смысл. Быть честным в обучении означает представлять конкурирующие интерпретации беспристрастно. Именно данным образом достигается одна из наиболее важных целей обучения — вызвать интерес у тех, кто впервые сталкивается с той или иной исторической проблемой, показав, что история — это процесс живого исследования, а не безынициативный сбор несомненных фактов.

Политические, социальные и религиозные убеждения преподавателя, конечно, накладывают определенный отпечаток на его работу, но право преподавателя иметь такие убеждения и высказывать их не должно вести к фальсификациям, неверным интерпретациям, сокрытию доказательств или к постоянному использованию материала, не имеющего отношения к предмету курса. Более того, преподавателю следует быть готовым к тому, что студенты или другие представители их круга могут быть не согласны с его интерпретациями или точкой зрения. Студенты обязаны осознавать, что возможны различные истолкования. В рамках изучения конкретной исторической темы всегда следует стремиться к свободному выражению различных обоснованных мнений. Преподаватель должен оценивать работу студентов исключительно по существу.

При составлении различных исторических курсов и учебников, а также в случае представления результатов исторических исследований широкой публике необходимо учитывать разнообразие человеческого опыта. К тому же, историческая точность требует повышенного внимания к сходствам и различиям индивидов и культурных сообществ. Необходимо учитывать более широкий глобальный и исторический контекст, в который вписываются сообщества. Американская историческая ассоциация известна тем, что побуждает тех, кто организует образовательную и публичную деятельность, связанную с историей, противостоять проявлениям агрессии и дискриминации в стенах университетов, в публичной сфере. Она побуждает администрацию вузов к решительным высказываниям против всех подобных проявлений. В то же время ассоциация не одобряет попытки ограничивать свободное выражение мнений. Мы порицаем нарушения Первой поправки, которая провозглашает право на свободу слова, так же как притеснения и очернение, которым люди временами подвергаются за отстаивание своих прав.

6. История и публичная сфера

Поскольку интерпретация прошлого настолько немаловажна для демократических дискуссий, для проявлений гражданственности в публичной сфере, у историков всегда есть возможность обсудить результаты профессиональных работ в свете проблем и противоречий современности, включая те разногласия, которые касаются событий прошлого. Одно из преимуществ исторической профессии — в том, что всегда есть возможность делиться своими догадками и толкованиями с широкой публикой, где бы мы ни работали. Мы должны всячески эксплуатировать эту возможность, и организации, в которых действуют историки, должны признавать важность подобного аспекта нашего дела. Историков не следует подвергать институциональным или профессиональным взысканиям за убеждения и связанную с ними деятельность, а они, в свою очередь, не должны выступать от имени организаций, когда на то не уполномочены.

Заниматься историей в публичной сфере — серьезнейший вызов, потому что, когда историки коммуницируют с широкой общественностью, они обязаны предоставлять ей не только какую-то конкретную интерпретацию или голые факты, а наилучший пример практик исторического исследования как такового. Это значит, что они должны с неизбежностью балансировать между собственным желанием представлять ту или иную точку зрения и обязанностью придерживаться стандартов, общих ценностей, лежащих в основе их общепрофессионального авторитета. Эта задача особенно сложна для тех работающих в публичном пространстве историков, кому приходится в повседневной деятельности сталкиваться с целым рядом уровней анализа, а также для историков, работающих в общественных организациях.

В ходе публичного обсуждения сложных исторических проблем многие технические детали, связанные с ними, неизбежным образом преобразуются и упрощаются; в то же время возникают новые сложности и различия мнений. Для историка вполне естественно делиться своими взглядами с публикой. Однако следует стремиться еще и к тому, чтобы продемонстрировать, каким образом «профессиональные историки» выстраивают аргументацию на основе исторических свидетельств, в результате чего возникает беспристрастная, учитывающая множество нюансов, ответственно выстроенная интерпретация прошлого. Желание заработать как можно больше очков не должно приводить к тому, что историк некорректно интерпретирует исторические документы или неверно применяет методы, используемые для их истолкования в исторической профессии.

Историки, работающие в правительственных, корпоративных и некоммерческих организациях, так же как и те, кто время от времени оказывается на виду у широкой публики (в качестве советников политиков, экспертов, интеллектуалов, консультантов, свидетелей, журналистов или комментаторов), могут столкнуться с выбором между профессионализмом и политическими симпатиями. Им может понадобиться совет других опытных профессионалов. Будучи историками, они должны сознавать всю сложность своей дисциплины, разнообразие исторических интерпретаций, пределы, возможности собственной точки зрения, а также дисциплины как таковой. Учитывая это, историкам следует использовать источники, включая работы других ученых, самым аккуратным образом и всегда быть в состоянии объяснить, какие методы, почему были использованы в исследовании; эксплицировать основные предпосылки, связи между историческими свидетельствами и интерпретацией, а также альтернативными интерпретациями предмета исследования.

[…]

8. Репутация и доверие

Историки обязаны составлять списки своих достижений безукоризненно и честно в любых ситуациях. Они должны точно указывать свою квалификацию в резюме, заявках и общедоступных источниках информации. Следует проявлять одну и ту же строгость и честность и при описании своих достижений, и при работе с историческими документами.

Статус книги, статьи или любой другой публикации, находящейся в печати, также является важной информацией для кадровых служб университетов, аттестационных комиссий, комиссий по приему в какое-либо научное сообщество. И тем не менее не существует какой-то общепринятой терминологии для публикаций, готовящихся к выходу, из-за чего их статус не всегда понятен. Американская историческая ассоциация предлагает следующую терминологию:

— «В печати» (In press): рукопись полностью готова к публикации, автор закончил работу над ней, и она находится в издательстве или в редакции журнала. Это последняя стадия подготовки к печати.

— «Готовится к публикации» (Forthcoming): завершенная рукопись, которую приняли к публикации в издательстве или журнале.

— «Подписан контракт с…» (Under contract to …): издательство заключило с автором договор об издании книги, но окончательный вариант еще не представлен на рассмотрение.

— «Находится на рассмотрении» (Submitted или Under consideration): книга или статья отправлена в издательство или журнал, но еще не принята к публикации.

Не следует указывать в резюме степени и награды, которые вам не присуждали; работу, которую вы не выполняли; статьи или книги, которые вы не писали, или иным образом вводить в заблуждение относительно своей творческой или профессиональной деятельности.

Историкам следует принимать во внимание возможные конфликты интересов, которые могут возникать при исполнении ими профессионального долга.

Конфликт интересов возникает, когда личные интересы или склонности исследователя мешают (или кажется, что мешают) ему действовать в соответствии с профессиональными обязанностями.

Историки часто сталкиваются с такими ситуациями, когда участвуют в процедурах оценки работы коллег, например в рассмотрении заявок на гранты, в рецензировании рукописей, в обзоре вариантов программ ежегодных конференций или в избрании победителей конкурсов. Следует внимательно следить за тем, чтобы по возможности не принимать решений, вызывающих конфликт интересов или его видимость. Желательно также избегать ситуаций, благодаря которым можно получить финансовую выгоду ценой пренебрежения исполнением профессионального долга, даже если это только та же видимость. Следует отказаться от участия в процедурах оценки чьих-то достижений, если вы чувствуете себя обязанным этому человеку, враждебно настроены по отношению к нему или конкурируете с ним.

9. Дополнительные рекомендации

В настоящих «Стандартах профессиональной деятельности» предлагается общий обзор основных ценностей и практик профессии историка.

Поскольку ни один документ такого рода не может претендовать на то, чтобы быть всеобъемлющим, Американская историческая ассоциация обычно вносит поправки в «Стандарты», только если возникают новые вопросы достаточно общего характера, когда включение такого вопроса в формальные стандарты представляется оправданным.

Для получения дополнительной информации по вопросам, связанным с этикой и практикой исторических исследований, следует обратиться к другим декларациям и документам Американской исторической ассоциации, в том числе к «Стандартам практики исторического исследования» и другим рекомендациям, доступным на сайте ассоциации.

Ценные замечания можно почерпнуть из документов некоторых других исторических ассоциаций, например в «Этических рекомендациях» (Ethics Guidelines) Национального совета по общественной истории; или в «Стандартах профессиональной деятельности и этики» (Statement of Professional Standards and Ethics) Американской ассоциации отечественной и региональной истории; в «Рекомендациях по оценке качества» (Evaluation Guidelines) Ассоциации устной истории; в «Принципах и стандартах федеральных исторических программ» (Principles and Standards for Federal Historical Programs) Исторического общества при Федеральном правительстве и др.

Мы призываем всех историков выполнять свои профессиональные обязанности с предельной серьезностью, следить за соблюдением честности и открытости и придерживаться высоких стандартов профессии историка.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0