Saygo

Трудности перевода

91 сообщение в этой теме

Пассажи не Гордоновский текст , а обратный перевод с немецкого . Дневники в редакции Федосова предлагают в Абердине за почти бесплатно https://www.abdn.ac.uk/aup/gordon-general-patrick-119.php

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


В описании вооружения турок у Р. Монтекукколи ("Принципы вероятной войны с турками в Венгрии", XIII) фигурирует giubbe imbottite, во французском издании - des jupons piquez. В старом русском переводе этот фрагмент опущен, сам текст скорее пересказ, чем перевод. В современном переводе Я.Семенченкова - "стёганая юбка"... В реальности - "стеганый кафтан".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 29.07.2017в11:52, curser сказал:

Пассажи не Гордоновский текст , а обратный перевод с немецкого

АФАИК, он писал на родном языке. А кто подсуетился с немецким переводом?

Может, Вы проясните, что там в оригинале?

3 часа назад, hoplit сказал:

В описании вооружения турок у Р. Монтекукколи ("Принципы вероятной войны с турками в Венгрии", XIII) фигурирует giubbe imbottite, во французском издании - des jupons piquez. В старом русском переводе этот фрагмент опущен, сам текст скорее пересказ, чем перевод. В современном переводе Я.Семенченкова - "стёганая юбка"... В реальности - "стеганый кафтан".

Ну, тут guibbe - слово говорящее. Это "джуббе" - верхняя одежда у мусульман. Считается, что оно вошло в русский язык в форме "шуба". В итальянском варианте - это "стеганые жакеты". Почему у французов дан такой "эквивалент" - непонятно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
2 часа назад, Чжан Гэда сказал:

А кто подсуетился с немецким переводом?

Поссельт Мориц Федорович из отдела изящной словесности

http://reader.digitale-sammlungen.de/de/fs1/object/display/bsb10738364_00005.html

3 часа назад, Чжан Гэда сказал:

Может, Вы проясните, что там в оригинале?

На 20-ку лучше доброго эля попить . Давайте Федосова челом добьём  dr.fedosov@gmail.com

А се яз слабый разумом курсеришко розбойной избы отставной подъябчей ...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
7 часов назад, Чжан Гэда сказал:

Почему у французов дан такой "эквивалент" - непонятно.

В современном французском "jupon" это "женская юбка", но ранее это в том числе и "налатник" и еще много чего.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Bertrandon de la Broquière. "Le Voyage d’Outremer". Составлена бургундским путешественником (де-факто - шпионом) по итогам путешествия на по Леванту в 1432-33 годах. Нужно искать историю изданий, но пока нашлось, что текст известен в виде нескольких рукописей, сохранившихся во Франции. Печатать, кажется, не печатали.

Проблема в том, что описания турецких войск включают несколько абзацев, которые едва не дословно повторяются потом в произведениях ... Сигизмунда Герберштейна и Михайлона Литвина. "Но как, Холмс?" То ли уже галлюцинации начались, то ли и правда - где-то Герберштейн и Литвин с текстом Бертрандона или "напевом Бертрандона Рабиновичем" пересекались...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В Интернете на сайте про кукри висит такая цитата (имя переводчика не упоминаю - кому надо, тот сам найдет):
 

Цитата

 

Английский миссионер, преподобный Вуд, так описывает боевую выучку непальцев в своей книге «Путешествие в Индии и Непале», изданной в XIX веке:

«Смелые, как львы, гибкие и быстрые, как обезьяны, и злые, как тигры, маленькие, жилистые мужчины неслись прыжками в атаку, двигаясь так быстро, и сохраняя такую дистанцию друг от друга, что мушкеты были бесполезны против них. Когда они приблизились к солдатам, они вдруг присели к земле, нырнули под штыками, ударили вверх своими кукри, разрубая тела с одного удара, а затем, после того, как сделали все зло, что было в их власти, отступили также быстро, как пришли. Пока наши люди поняли этот способ нападения, многие из них погибли от рук немногочисленных противников, некоторые понесли урон от своего оружия. Противники резали или рубили их ножами, острыми, как бритвы, и зачастую выскакивали невредимыми из частокола штыков. Они могли проскользнуть под брюхом лошади офицера, распоров его одним ударом кривого ножа, и ударить с другой стороны в ногу офицера, пока он и его лошадь падали».

 

Оригинал: 

Цитата

When we were engaged in the many wars in India, the Gurkha proved themselves our most formidable enemies, as since they have proved themselves most invaluable allies. Brave as lions, active as monkeys, and fierce as tigers, the lithe wiry little men came leaping over the ground to attack moving so quickly, and keeping so far apart from each other, the musketry was no use against them. When they came near the soldiers, they suddenly crouched to the ground, dive under the bayonets, struck upwards at the men with their Kukris, ripping them open with a single blow, and then, after having done all the mischief in their power, darting off as rapidly as they had come. Until our men learned this mode of attack they were greatly discomfited by their little opponents, who got under their weapons, cutting or slashing with knives as sharp as razors, and often escaping unhurt from the midst of bayonets. They would also dash under the bellies of the officers' horses, rip them open with one blow of the Kukri, and aim another at the leg of the officer as he and his horse fell together.

(From “Travels in India and Nepal” by the Rev. [Frederick] Wood, 1896)

ИМХО, разница чуть более, чем просто заметна.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кстати, имя миссионера восстановил по косвенным данным - он прибыл в Индию в 1888 г. и прекрасно изучил Гуджарати. Работал в Бомбее. 

Книгу найти не могу. Иногда пишут, что она издана в 1891 г., иногда - что в 1896 г. Чему верить - не знаю. Насколько достоверна цитата - тоже.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
В 30.08.2017в17:54, Чжан Гэда сказал:

Книгу найти не могу. Иногда пишут, что она издана в 1891 г., иногда - что в 1896 г. Чему верить - не знаю. Насколько достоверна цитата - тоже.

Странно как-то. 

В 2011 году вот такая книга выходила. Там написано чудное - чтобы сослаться на Вуда, приходится цитировать по вот этой вот книге и каким-то левым сайтам. 40 страниц с картинками, большая часть - история полков гуркхов, аж 10 полков. При этом страницы нет, только книга и год. Никаких следов книги поиск не дает, что более чем странно - ни ссылок в других книгах, ни отметок в библиотечных каталогах...

В оспрейке по гуркхам 1974-го года про кукри написано примерно теми же словами - но без какого-либо упоминания Вуда. 

Тут сложно что-то говорить, но, ИМХО, если Вуд что-то такое и писал, то книга явно называлась иначе. Со ссылками и в академических изданиях косячат - чего уж тут ждать от недооспри 196-какого-то года.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Про "The Gurkhas: Special Force" by Chris Bellamy  я в курсе. Я собрал довольно много данных по преподобному Фредерику Вуду (даже некролог на него), но не нашел у него такой книги.

А вообще, обширная цитата из этой книги есть в издании 1914 г. о самых знаменитых сражениях англо-индийских войск.

Там она приведена так:

Цитата

 

When we were engaged in the many wars in India, the Gurkha proved themselves our most formidable enemies, as since they have proved themselves most invaluable allies. Brave as lions, active as monkeys, and fierce as tigers, the lithe wiry little men came leaping over the ground to attack moving so quickly, and keeping so far apart from each other, the musketry was no use against them. When they came near the soldiers, they suddenly crouched to the ground, dive under the bayonets, struck upwards at the men with their Kukris, ripping them open with a single blow, and then, after having done all the mischief in their power, darting off as rapidly as they had come. Until our men learned this mode of attack they were greatly discomfited by their little opponents, who got under their weapons, cutting or slashing with knives as sharp as razors, and often escaping unhurt from the midst of bayonets.

 

Я на нее ориентируюсь как на доказательство подлинности цитаты, хотя там Вуд не указан.

А вот книгу о походе капитана Кинлоха на Катманду я не достал - она везде в продаже есть, но ее нет в сканах.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Непальский исследователь Кунвор написал, что нашел цитату из преподобного Вуда на сайте газеты Nepal Times и она довольно сильно расширена по сравнению с другими, обрезанными, что также говорит в пользу ее подлинности:

Цитата

"The Gurkha is worthy of notice, if only for the remarkable weapon which they use in preference to any other. It is called the 'Kukri' and is of a very peculiar shape. 

. Before passing to the mode in which the kukri is used, it should be mentioned that it is not employed for domestic purposes, being too highly valued by the owner. For such purposes two smaller knives are used, of very similar form, but apparently of inferior metal. These are kept in little cases attached to the side of the kukri sheath, just as in the case with the knives attached to a Highlander's dirk. 

In the hands of an experienced wielder this knife is about as formidable a weapon as can be conceived. Like all really good weapons, its efficiency depends much more upon the skill than the strength of the wielder, and thus it happens that the little Gurkha, a mere boy in point of stature, will cut to pieces a gigantic adversary who does not understand his mode of onset. The Gurkha generally strikes upwards with the kukri, possibly in order to avoid wounding himself should his blow fail, and possibly because an upward cut is just the one that can be least guarded against. 

When we were engaged in the many wars in India the Gurkha proved themselves our most formidable enemies, as since they have proved themselves most invaluable allies. Brave as lions, active as monkeys, and fierce as tigers, the lithe wiry little men came leaping over the ground to the attack, moving so quickly, and keeping so far apart from each other, that musketry was no use against them. When they came near the soldiers, they suddenly crouched to the ground, dived under the bayonets, struck upwards at the men with their kukris, ripping them open with a single blow, and then, after having done all the mischief in their power, darting off as rapidly as they had come. Until our men learned this mode of attack, they were greatly discomfited by their little opponents, who got under their weapons, cutting or slashing with knives as sharp as razors, and often escaping unhurt from the midst of bayonets. They would also dash under the bellies of the officers' horses, rip them open with one blow of the kukri, and aim another at the leg of the officer as he and his horse fell together." 

(From Travels in India and Nepal by the Reverend Wood, 1896)

Правда, выясняется, что было, минимум, два преподобных Вуда - Фредерик и некий J.G. Wood, чья книга вышла в Лондоне в 1886 г., за 2 года до приезда Фредерика Вуда в Индию. Да и называлась она иначе - "Men and his Handywork".

В общем, бардак полный. Книгу треплют по всем сайтам, а что она из себя представляет - не знает никто. Хорошо, эту цитату нашел в железно подтвержденном источнике - англо-индийской книге от 1914 года. А то можно было бы счесть полной фикцией.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
6 часов назад, Чжан Гэда сказал:

на сайте газеты Nepal Times

Там есть проблема, что газета 2002-го года, а вот тут точно тот же текст цитируется в 2001-м со ссылкой на вот этот сайт. То есть - в газете просто перепечатали текст, который был в интернете минимум за год до того. А то и ранее. Вполне возможно, что это расширенная цитата все из той же Tradition Book of The Gurkhas.

С учетом того, что текст в книге 1914-го года приведен без ссылки - в разошедшихся по интернету цитатам может быть неправильным не только название, но и фамилия. А "Вуд" ли это писал? 

С другой стороны - это может быть, в теории, не книга, а статья в каком-то сборнике статей а-ля "Известия какойго-нибудь Азиатского сообщества". С учетом того, что и год-то точно не известен...

P.S. Возможно, пригодится

Цитата

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Единственный факт - цитата не позднее 1914 года. Все, больше ничего сказать не могу.

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

- "On Herberstein’s conception of Russia" H. Baron, 'Herberstein's image of Russia and its transmission through later writings' // Samuel H. Baron. Explorations in Muscovite history. Aldershot (1991). 

 

- "О сознательном употреблении цитат различных античных авторов - Цицерона, Тацита или Геродота см.: Harrauer 1980. S. 189-192". Проблема в том, что в библиографии:

Цитата

Harrauer 1982a: Harrauer Chr. Die zeitgenossischen lateinischen Drucke der Moscovia Herbersteins und ihre Enstehungsgeschichte (Ein Beitrag zur Editionstechnik im 16. Jahrhundert) // Humanistica Lovanensia. Vol. 31 


Harrauer 1982b: Harrauer Chr. Beobachtungen zu Darstellungsweise und Wahrheitsanspruch in der «Moscovia» Herbersteins // Landesbeschreibungen Mitteleuropas vom 15. bis 17. Jahrhundert. Vorträge der 2. internationalen Tagung des «Slawenkomitees» im Herder-Institut Marburg a./d. Lahn 10.-13. November 1980. (Schriften des Komitees der Bundesrepublik Deutschland zur Forderung der slawischen Studien. Bd. 5). Köln, Wien 


Harrauer 1984: Harrauer Chr. Ein österreichischer Diplomat am Russischen Hof (Siegmund v. Herbersteins «Rerum Moscoviticarum Commentarii», 1549) // Wiener Humanistische Blätter. Hf. 26 


Harrauer 2002: Harrauer Chr. Sigmund von Herberstein als Humanist. Mit der Erstpublikation eines Briefes an Herberstein aus dem Jahr 1535 über die neuen astronomischen Erkenntnisse des Nicolaus Copernicus // Kämpfer-Frötschner 
 

 Надо понимать - Harrauer 1982b


- "The best general treatment of Herberstein’s sources". Anna L. Khoroshkevich. “Die Quellen Herbersteins und die Moscovia als Quelle zur politischen, Sozial- und Wirtschaftsgeschichte der Rus im ersten Viertel des 16. Jahrhunderts.” In Pferschy, 179–244.

И все равно - ни одной книги и статьи не нашел... =(

 

Marshall T. Poe. A people born to slavery : Russia in early modern European ethnography, 1476–1748.

Цитата

Herberstein succeeded in producing the first detailed, eyewitness ethnography of Muscovy. 

...

Unlike many ethnographers of his age, Herberstein was no plagiarist: he read the early descriptions of Muscovy critically and compared what they had to say with his own observations.

...

Notes on the Muscovites, however, was not merely a collection of facts. Herberstein offered a coherent theory of Russian political culture. At the center of Herberstein’s perception was the overwhelming power of the grand prince and the servility of his subjects. As we have seen, the observation that the Muscovite monarchy was despotic was not new: Campensé and Fabri, both of whom Herberstein read, had stressed the unfettered authority of the grand prince over his peopleThere is little doubt that Herberstein’s description of Muscovite government was influenced by these early accounts. Campensé noted that the grand prince had “full power to dispose of [his subjects’] lives and property,” and Herberstein’s formulation was almost identical. Similarly, Fabri insisted that “there is no other realm in the world that is more subject to its master”; Herberstein told his readers exactly the same thing. But Herberstein’s understanding of Muscovite civic life, while formally similar to that of his predecessors, was in fact radically different. Campensé and Fabri held up an idealized depiction of Muscovy as a mirror to what they believed were the corrupt polities of Europe. The Russians, they claimed, were fanatically loyal to their grand prince and were willing to sacrifice all to fulfill his orders. Europeans, in contrast, showed great disrespect for their kings and knew nothing of civic pride. Herberstein may have traveled to Muscovy with this fantasy in mind, but what he learned there quickly disabused him of the thought that there was anything virtuous in the rule of the grand prince.

 

Сигизмунд Герберштейн и его «Записки о Московии» // Записки о Московии: В 2 т. / Под ред. А. Л.  Хорошкевич. М.: Памятники исторической мысли, 2008. Т. II
 

Цитата

Длительное время, прошедшее от путешествий в Москву до публикации «Записок» (22 года после второго посольства), отсутствие первоначальных отчетов, сданных императору и эрцгерцогу в 1518 и 1527 гг., равно как и документальных данных об их переработке, ставят перед текстологами крайне сложную, ранее считавшуюся почти неосуществимой задачу восстановления авторской работы на протяжении 1527/28-1549 гг.

...

Большинство исследователей исходит из молчаливо принимаемой мысли о написании текстов тотчас по возвращении из Москвы. В. Ляйч допустил, что основу «Записок» составили отчеты о посольствах на Русь, хотя сам Герберштейн пишет лишь об устных сообщениях. О том, какое впечатление устное сообщение о первом посольстве в Москву произвело на Фердинанда, можно судить по его посланию брату - императору Карлу V от 14 октября 1524 г. Сообщая ему об отъезде послов Василия III в Мадрид, он осмеливается рекомендовать Карлу не только с почетом принять послов, но и одарить их достойными подарками. Это составит честь императору и его репутации, к тому же соответствует обычаям их, т.е. послов, страны. 


Мнение В. Ляйча о существовании отчетов посла разделяют Хр. Аррауэр и Фр. Кемпфер. В отчете Фердинанду, по их мнению, первое место заняли описание обычаев, дипломатического приема. Именно эта часть будущих «Записок» удостоилась, как записал сам Герберштейн в «Автобиографии», похвалы эрцгерцога Фердинанда и кардинала Матвея Ланга (скончался в 1540 г.). Текст отчета, составленный в 1527 г. (Ф. Кемпфер) или около 1528 г. (X. Аррауэр), после второго путешествия был пополнен рассказом о религии и церковных порядках, тема которых в то время стала «актуально-политической доминантой». 


После каждого из путешествий на Русь оставались дорожники, приложенные в переработанном виде (с многочисленными экскурсами в другие темы) к основному тексту сочинения и дневниковые записи, вошедшие в автобиографии посла двух редакций. 

...

Ныне очень подробно восстановлена история доработки записок первой редакции 1533 г. до издания, которая осуществлялась не только самим Герберштейном, но и словенцем по происхождению, венским гуманистом и доктором искусств и философии Лукой из Доброполя - Лукой Гуттенфельдером (Агатопедием). 

... 

Из сохранившихся писем [осени 1535, 24.04.1536] ясно, что amicitia (дружба) обоих мужчин распространялась и на деловую сферу. Профессор  университета был, по-видимому, тем самым, кто переписал [скорее, организовал переписку. - АX] латинскую редакцию Московии, выправил ее и литературно обработал. Из-за занятости Луки и его разнообразных обязанностей и многочисленных занятий Герберштейна труд был опубликован со  значительным опозданием. Первые указания на редакционную обработку находятся уже в обосновании Герберштейном причин написания «Записок о Московии», в котором автор делает ссылку на античных авторов и умело помещает ее в текст (см. Введение). Сомнительно, однако, чтобы у столь занятого человека нашлось время искать подходящие тексты у античных авторов и вставлять их в соответствующие места своей латинской рукописи. Кроме того, можно поставить под сомнение выдающееся знание латыни, равно как и всеобъемлющее знакомство с необходимыми текстами античных авторов. Хотя для своего времени Герберштейн был всесторонне образован, в 1499-1502 гг. он учился в Венском университете и закончил его со степенью бакалавра. И всеже сохранились его самокритичные замечания о собственном рвении в учебе. Он сетовал на то, что во время двухлетней учебы в Вене (у св. Стефана в 1497-1499 гг.) слишком наслаждался свободным временем и слишком мало сидел над книгами. Да и в своей «Семейной книге» он заметил: «В Вене в университете... я не стал ни хорошим, ни ученым, в этом моя собственная вина и никого другого». >> 

 

Irena Grudzinska Gross. The Scar of Revolution. Custine, Tocqueville, and the Romantic Imagination. 1991

Цитата

Herberstein was born in Vipava, near Trieste, in 1486, and died in Vienna, in 1566. In Vipava he learned the local Slavic language, Slovenian, and later learned Russian and Polish as well. (It is quite unusual to find a report on Muscovy, Russia, or the Soviet Union by an author who understands Russian.) The son of an Austrian nobleman, he worked in his native language—German. He graduated from Vienna University, in 1502, having had a very thorough Renaissance education. His Latin and Italian were excellent, and he also knew French and Spanish.

0_о?? 

Цитата

In writing his book, he followed two traditions. The first was that of the Renaissance reports addressed to the prince, which were meant to form a basis for wise foreign policy, the most famous reports being the description of Germany by Niccolò Machiavelli, of Spain by Francesco Guicciardini, and of the Netherlands by Ludovico Guicclardini. The second tradition was that of reports written by papal and Venetian envoys and by merchants—the most famous of these, of course, being The Travels of Marco Polo.

In preparing for his difficult and perilous missions, as well as in his writing, Herberstein used several books and reports that belonged to that second tradition. He read the report by Joannes de Plano Carpini, an Italian minorite who in 1245 went to the Mongolians on behalf of Pope Innocent IV. Two Latin versions of this report, one short and one long, were easily accessible.[2] He also used Viaggio in Persia, the report of the Venetian ambassador Ambrogio Contarini on his journey in 1474 through Germany, Poland, Kiev, and the Crimea to Persia. This work was published in 1482, in Venice, where many of the reports of travels to near and distant lands were printed at that time. Herberstein also read and quoted Tractatus de duabus Sarmatiis by the Polish prebendary Mathias Miechowski (1517), and the work of the bishop of Vienna, Johann Fabri, whose report, published in 1525, was a survey of the religious situation in Muscovy based on his conversations with Russian ambassadors to Spain. This last book was recommended to Herberstein by the then archduke, Ferdinand. All four of these works (Western sources of Herberstein's information) were written by Catholics, whose perspective on the "wrong" religion played a critical role in their interpretations. Herberstein was himself a Catholic and felt estranged from the exotic rites and religious customs of the Muscovites. Devoutly Catholic Custine was bound to reach for this tradition.

Herberstein also used other sources. He talked with his hosts and with the guides—more with the latter, because of the severe isolation the Muscovites imposed on their visitors. Several of his guides were Polish or Lithuanian Catholics, whose opinions must have influenced his writing. In the many years he spent researching his book, he corresponded with many scholars, several of whom were his "Polish friends."[3] And—what was unusual—he read and quoted written Muscovite annals of the monasteries, chronicles of the cities, and other reports. In that way, he preserved an enormous amount of information and became an important source for later Russian historians. It was in Nikolai Karamzin's History of the Russian State that Custine found his quotation.

...

All the early "discoverers of Muscovy," that is, authors of the most widely read books about Muscovy—Herberstcln, Giles Fletcher, Adam Olearius—called Muscovite society Oriental. This was stated, one might say, not as a judgment but as a fact. And yet there was still a certain hesitation in Herberstein's report. Russia was a Christian country and that made it part of the European family. The people there were Slavs, as they were in other parts of Europe. And there was no clear geographical boundary to divide Europe from Asia, certainly not before one got to the city of Moscow. If the customs were to change—for example if the hoped-for conversion to Roman Catholicism took place, the border of Asia could be pushed farther away from the center of Europe. For where Asia began, Europe ended. Herberstein traveled from the center of Europe toward the "desert," and he had to decide where the desert began.

...

Walter Leitsch has shown that for a hundred years after his journeys Herberstein remained the most influential authority on Muscovy. Another student of the period, Samuel H. Baron, has stated[9] that Herberstein's book was the basis for three of the most important early books about Muscovy: On the Rus Commonwealth by Giles Fletcher (1591), The Travels to Muscovy and Persia by Adam Olearius (1647), and Juraj Krizanic's Politika (1666). Giles Fletcher, the "discoverer of Muscovy" for the British,[10] plagiarized Herberstein with no acknowledgement at all of his enormous debt. S. Baron has counted 131 instances in which Fletcher used, with slight modifications, fragments from Herberstein. Several ideas of Fletcher's treatise were taken from Herberstein, although the strongly Protestant Englishman was more critical of the Greek-Orthodox Christianity and compared it to the papacy.[11]Fletcher's way of writing his book was typical. He stressed sources he had hardly usedStrabo, Bonfinius, Martin Kromerand hid the work he had appropriated, that is, the Latin edition of Herberstein. For almost a century after its publication (in 1591), Fletcher's work was considered definitive, therefore it was quoted and used in other works. This was the reason it served as a source for John Milton's A Brief History of Moscovia, a secondhand treatise written in the 1630s.[12] In this way, Herberstein, although unacknowledged, entered the bloodstream of British culture.

Another Protestant writer to use Herberstein, and to use with him the entire Catholic tradition—Guagnino's rewriting of Herberstein, Giovio, Matthew from Miechow, Posscvino—was Adam Olcarius (1603–1671), who traveled to Russia in the years 1634, 1636, 1639, and 1643 and published the first version of his famous report in 1647. A 1627 graduate of the University of Leipzig, Olearius had a thorough education in philosophy, literature, mathematics, astronomy, an geography. His book was extraordinarily popular and very critical of Muscovy.[13]

 

Герберштейн не плагиатор. И на общем фоне европейских свидетельств о восточных странах просто хорош. Но и он пользовался работами предшественников, когда считал их достаточно надежными. Плюс мы не имеем доклада по итогам дипломатических поездок, а только написанную через 20 лет книгу, изданную в совершенно других условиях и подвергавшуюся литературной обработке, вплоть до прямых вставок античных сюжетов в текст.

На этом фоне полное отсутствие попыток сравнить текст Герберштейна, где он касается военного дела России, с ходившей по Европе литературой по восточным странам и латинской и греческой классикой сильно удивляет. Я ни разу не специалист, просто любитель - но все-таки осмелюсь указать, что ни одной такой работы в глаза не видел. Более того - само обсуждение работы Герберштейна профессиональными военными историками более чем часто переходит в плоскость перекидывания "имхами". 

"Герберштейн не мог быть знаком с "Германией" Тацита, она недавно только была напечатана". Ага, да. Точно не мог быть знаком с работой, которую начали печатать еще до его рождения, обучаясь в университете и потом годами водя дружбу с его профессором-латинистом. Куда там. 

А вот перебрать европейские описания армий турецких эмиратов, мамлюков, Порты в 15 веке, монголов и так далее - "нет такой возможности", лучше дальше "имхи" мусолить...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

A. Agosto, Due lettere inedite sugli eventi del Cembalo e di Sorcati in Crimea nel 1434, pp. 507-517 // Atti della Società Ligure di Storia Patria, nuova serie, XVII/2 (1977)

В статье приведена пара писем с описанием кампании генуэзцев против Солхата в 1434-м. 

Фрагмент письма

Цитата

quando fuerunt prope Sorcati miliaria tres vel circa nostri

Цитата

Когда оказались в трех или около того милях от Солхата, наши ...

Перевод В.Мыца (или человека, который переводил для его книги)

Цитата

Когда внезапно, вблизи Солхата, рядом с нашими солдатами появилось сначала трое вооруженных

Ниже у него стоит сноска с цитатой на латыни

Цитата

et quando fuerunt prope Sorcati militaria tres vel circa nostri

Вместо miliaria - militaria. 

Перевод Д.Селивёрстова

Цитата

и тысячи три или около того наших

Того - "мили" вольно мутируют в "тысячи" или неких "вооруженных" с подбиванием остальной части фразы под это значение.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас