Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Балтийский флот Речи Посполитой

1 post in this topic

Вооруженные силы ВКЛ и Речи Посполитой долгое время являлись вполне достаточными для решения насущных задач, чего нельзя сказать о военно-морском флоте.

user posted image

Вообще проблема отсутствия достаточных сил для борьбы на море в основном стала актуальна в 16 веке. И причин тому несколько: до 16 века морская торговля проходила через города Ганзейского союза (ссориться с такой могущественной организацией было опасно), для операций не море вполне хватало нанятых каперов, роль флотов ограничивалась достаточно узкими боевыми задачами, которые в силу несовершенства конструкций кораблей могли выполнять моряки, наконец, основные театры военных действий имели ярко выраженный континентальный характер. Однако уже в ходе Ливонской войны стало очевидно, что создавать флот необходимо - очень уж удачно использовали корабли шведы, а деятельность знаменитого капера Ивана Грозного Карстена Роде наносила колоссальный финансовый и моральный ущерб.

Для строительства флота необходимо было соблюсти некоторые условия, а именно иметь в наличии верфи, мастеров, строительный материал, в конце концов, иметь моряков. Из всего списка, по большому счету, не было проблем только с материалами.

Однако уже Сигизмунд II Август предпринял попытку создать свой флот. Для этого за основу были взяты традиции данцигских корабелов (достаточно искусных в строительстве торговых судов, но недостаточно знакомых с принципами постройки военных кораблей) и иностранный опыт. В Эльблонге был заложен галеон "Smok"(«Дракон»), работами руководили венецианцы Доминик Сабионцелл (Dominicus Sabioncellus) и Джакомо Сальвадоре (Giocomo Salvadore). В постройке корабля принимали участие всего от 30 до 50 человек, при этом постоянно не хватало средств.

В 1572 отрапортовали, что галеон «почти готов», но повоевать кораблю так и не пришлось: еще в 1577 он стоял в доке, а во время нападения на Эльблонг был уведен в город, при этом с корабля сняли мачты и все небольшое вооружение. В 1588 корабль был разобран.

С вступлением на престол Генриха Валуа вопрос о флоте поднимался не раз. Даже в договоре между королем и дворянством (Pacta conventa) обещание построить военный флот шло отдельным пунктом. Позже все остальные избранные короли подтверждали этот пункт, хотя мало кто относился к нему со всей серьезностью.

Следующая попытка организовать военно-морские силы государства связана с имперскими амбициями Сигизмунда Вазы. Неудачная попытка короля удержаться на шведском престоле вызвала целую череду войн. Для борьбы со Швецией флот был крайне необходим, т.к.все успехи войск Ходкевича в Прибалтике оказывались эфемерными при полном господстве шведов на море.

Началась достаточно дорогостоящая и хлопотная судостроительная кампания. C 1620 года в состав флота вошло несколько кораблей. Строительство велось в основном из местного материала, за основу была принята голландская кораблестроительная школа.

Самыми крупными кораблями военно-морского флота Речи Посполитой были галеоны "Rycerz Święty Jerzy" («Ritter Sankt Georg», «Рыцарь Святой Георгий»), построенные в Данциге (Гданьске) "Krol David" ( «König David»,«Царь Давид») и "Wodnik" («Meerman», «Водяной»). Также имелось несколько вооруженных флейтов и пинок. В

1627 году шведские адмиралы были неприятно удивлены, встретив в море эскадру Речи Посполитой. Первые боевые столкновения между эскадрами заканчивались предсказуемо - после обмена залпами корабли Речи Посполитой неизменно уходили от сражений. Шведская эскадра, отправленная с целью блокады Данцига, 28 ноября 1627 года встретила флот Речи Посполитой недалеко от Оливы. 6 шведских кораблей (140 орудий, около 700 человек экипажа и солдат) встретили 2 эскадры в составе 10 кораблей (179 орудий, около 1160 человек экипажа и солдат).

user posted image

Количественное превосходство флота Речи Посполитой вполне компенсировалось качественным превосходством шведов: из 6 шведских кораблей 5 - это галеоны, польский флот в своем составе имел лишь 4 галеона. Перевес корабельной артиллерии флота Речи Посполитой также был только количественным.

Сравнительные характеристики вооружения кораблей затруднены недостаточностью информации, но из того, что известно можно сделать вывод о том, что корабельная артиллерия шведов была значительно более качественной. Так к артиллерии на галеоне "Krol David" (400 тонн) приписаны и 2 камнеметные мортиры и орудия малого калибра: 9 3-фунтовых орудий, 5 фальконетов (2 и ¾-фунтовых). Мощность залпа судна таким образом не превышала 160 фунтов. В то же время мощность залпа 38 пушечного шведского «Solen» («Солнце») (300 тонн) составляла 183 фунта.

Шведы были достаточно уверенны в своих силах, тем не менее морское сражение под Оливой ими было проиграно: сильно поврежденный флагманский "Tigern" («Тигр») был взят на абордаж, «Solen» был взорван самим экипажем во время схватки на борту, остальные корабли ушли в море.

Это была первая и единственная громкая морская победа флота Речи Посполитой. Судьба кораблей этого флота была печальной - в битве под Вислоустьем флот потерял "Rycerz Święty Jerzy" и пинку «Żółty Lew» ( «Gelber Löwe», «Желтый Лев»), несколько кораблей были отправлены на балтийский театр военных действий Тридцатилетней войны, затем блокированы шведами в Висмаре, а после падения города вошли в состав шведского флота.

Альтмаркское перемирие между Швецией и Речью Посполитой включало и пункт о флоте - Речь Посполитая обязалась не строить флот на Балтике. Срок действия перемирия истек в 1635 году. У короля Владислава Вазы появилась реальная возможность взять реванш. Обладая значительными силами на суше, Речь Посполитая снова столкнулась с проблемой отсутствия флота.

Быстро создать боеспособный флот было технически невозможно, поэтому проблему решили самым оригинальным способом - задействовали опытное в морских походах казачество. В мае 1635 в теперешний Юрбаркас прибыл казак судостроитель, под руководством которого были построены 15 лодок - чаек. Около 1000 казаков во главе с полковником Константином Вовком прибыли Ковно (Каунас), где получили вооружение, амуницию и припасы.

Казакам удалось при штормовой погоде выйти в Балтийское море, а вскоре и захватить Шведский транспорт с амуницией и боеприпасами. Бороться с исключительно маневренными и быстрыми малыми судами Речи Посполитой шведскому флоту было весьма затруднительно. Сложилась патовая ситуация: шведский флот блокировал побережье, а казаки, действуя на коммуникациях, блокировали шведский флот.

Штумсдорфское перемирие на 26 лет положило конец войне, казаки отправились домой, чайки были переведены в Ковно (Каунас), где были надежно спрятаны. Передышка в войне со Швецией вполне могла быть использована для воссоздания флота на Балтийском море.

На момент Штумсдорфского перемирия в 1635 между Речью Посполитой и Швецией проблема флота была острой как никогда. С одной стороны, ограничения, наложенные Альтмаркским перемирием можно было забыть, с другой стороны - прежний флот был окончательно потерян.

Последний корабль «Черный Орел», шедший с дипломатической миссией в Данию, был захвачен шведами. Послов правда отпустили, а вот корабль остался добычей шведских моряков.

Необходимость существования флота на Балтике прекрасно осознавал король Владислав Ваза. В период с 1635 по 1643 в состав флота вошло 9 кораблей. Но проблемы, которые не позволяли говорить о балтийском флоте Речи Посполитой как о способной решать поставленные задачи силе остались прежними.

Первой проблемой была ориентация на данцигских корабелов при строительстве судов. По большому счету, все корабли Речи Посполитой - это построенные по канонам торговых судов галеоны и флейты. В то же время в Европе уже массово шла постройка линейных кораблей.

Второй немаловажной бедой флота было его вооружение. При заявленном количестве орудий, фактически к артиллерии относили все, что чуть больше обычного мушкета и стреляет, то есть реально в наличии у Речи Посполитой были вооруженные транспорты, а никак не современные военные корабли.

Третьей огромной проблемой флота был так называемый человеческий фактор. Команды комплектовались преимущественно из завербованных с торговых судов жителей Скандинавии и немецких городов. В результате трудно было говорить об элементарной дисциплине, а боевые качества команд оставляли желать лучшего. Из 9 кораблей нового флота 4 были потеряны в результате некомпетентности команды и капитанов: захвачены французами и испанцами (2), затонули при неясных обстоятельствах вблизи берега (2).

Недостаток средств привел к тому, что к середине 17 века у Речи Посполитой так и не появилось хоть и не большого, но качественного флота. Следует лишь отметить единственную попытку построить многопушечный корабль, отвечающий требованиям современной морской войны. Правда эта попытка выглядит как минимум курьезом, и, несомненно, анахронизмом - галеон «Марс», вооруженный 54 орудиями, из которых 46 располагались на двух палубах, а еще 8 - в массивных надстройках.

Тем не менее на случай конфликта со Швецией некоторые надежды правительство Речи Посполитой связывало с флотом своего вассала, герцога Курляндского Якоба Кеттлера. Предприимчивый и энергичный герцог основал большое количество мануфактур, строил верфи. Корабли, построенные в Курляндии, с удовольствием покупали Англия, Франция и Венеция. Герцог Якоб попытался обзавестись и колониями: на Тобаго и в Гамбии появились курляндские поселения. Конечно, вопрос о флоте Курляндии несколько раздут, так как герцог Якоб сталкивался с теми же проблемами, что и Речь Посполитая. Несмотря на то, что верфи герцогства производили суда подобного класса, как и в Данциге, все же некоторые преимущества у курляндцев все-таки были. Во-первых, корабли строились по передовым на то время голландским образцам и, собственно, на начальном этапе, голландскими мастерами. Во-вторых, стоимость постройки судов была ниже, а скорость выше. Это объясняется тем, что все технологические составляющие от леса до самих пушек производилось непосредственно в Курляндии.

Расчет на возможность использования растущего как на дрожжах курляндского флота был вполне уместен. Герцог Якоб хорошо зарекомендовал себя в Смоленской кампании, где командовал двумя ротами, оказывал покровительство католической церкви, словом был вполне лоялен короне. Однако никто не учел своеобразного и неуместного для того времени пацифизма герцога. Ни один корабль герцогства не участвовал в каких-либо боях. Капитанам предписывалось приветствовать все государственные флаги, самим не нападать и обходиться переговорами, поэтому если случались нападения, то наёмные капитаны предпочитали сдаваться.

Вообще вопрос кадров в курляндском флоте решался еще хуже, чем во флоте Речи Посполитой. Показательна история плавания эскадры судов в Гамбию. В 1652 герцог Якоб послал в Гамбию три корабля, которые не добрались до цели по своей вине. Во главе этой экспедиции был поставлен голландский авантюрист Якоб де Мулен. Придя в Копенгаген, он распродал товары с кораблей, а деньги пропил, в конце концов офицеры взбунтовались и арестовали его. Экспедиция вернулась в Вентспилс и только в следующем году в конце мая вышла в Гамбию под командованием лейтенанта фон Трейдена. В конце апреля 1654 четыре новых корабля вышли в Гамбию, командовал экспедицией датский полковник Зейц. Они пришли на о. Св. Андрея, но тут Зейцу не понравилось назначение его губернатором, и он отправился обратно. Зейц сбежал в Гамбурге, украв 15 000 талеров. Таким образом, расчет на военные корабли Курляндии по причине их ограниченной боеспособности (опыт практически нулевой) был преждевременным.

Восстание на Украине и огромные финансовые затраты на войну заставили правительство Речи Посполитой свернуть строительство флота. А в 1655 началась и война со Швецией. К этому моменту флот Речи Посполитой никак не мог противостоять шведскому флоту, а пацифистски настроенный Якоб Кеттлер совершенно не хотел воевать. Нейтралитет дорого обошелся герцогу: в ночь с 28 на 29 сентября 1658 года герцог с семьей был захвачен шведами и отправлен сначала в Ригу, а затем в Ивангород, где содержался в строгом заключении. Корабли были захвачены или сожжены, верфи и мануфактуры разграблены.

Впоследствии в Речи Посполитой уже не было серьезных попыток создать флот на Балтийском море. С началом Северной войны правительство обратилось к старой системе приглашения каперов, однако большого энтузиазма приглашение не вызвало. Французский фрегат «Postillon» капитана Невилла, захватил только одну шведскую шхуну, которую привел в Данциг, в следующем году шведы шхуну отбили, а фрегат после короткого боя сел на мель. Это было последнее «достижение» морской истории Речи Посполитой.

Олександр Полубяко

Источник

Share this post


Link to post
Share on other sites


Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0