Sign in to follow this  
Followers 0
Суйко

Ржев

8 posts in this topic

Почти 50 лет, до середины 90-х гг. XX века "официальная историческая наука" определяла события Великой Отечественной войны в районе города Ржева как бои местного значения. И хотя в 1978 г. город Ржев был награжден орденом Отечественной войны I степени, сражению за него, как правило, отводилось лишь несколько строк в многотомных энциклопедиях и справочниках.

В 1997 г. группа энтузиастов, объединившихся в общественную организацию "Ржевский книжный клуб", выдвинула гипотезу о Ржевской битве. Это понятие в научный оборот ввел офицер фронтовик, Почетный гражданин Ржевского района П.А. Михин.

user posted image

Лейтенант Михин П.А., фронтовое фото 1942 г., под Ржевом

Ссылка

материалы Михина о Ржевской битве

Глава первая

ОТ РЖЕВА ДО ПОРТ-АРТУРА

В мокром снегу или слякоти лежа,

В морось осеннюю, закоченев,

Как было горько смотреть нам на Ржев

Близкий, разбитый, в ужасном разоре!

В Вики вместе с тем указано, что

В современную историографию термин введён российскими историками С. А. Герасимовой, О. Кондратьевым и другими. В советской историографии события 1942—1943 года на Ржевском выступе рассматривались как серия независимых советских наступательных операций[1]. В современной российской историографии боевые действия на Ржевском выступе оцениваются как самостоятельная стратегическая операция РККА.

И С. Герасимова и О.А. Кондратьев, действительно много сделали для того, чтобы эта "потерянная битва " вошла в научный оборот и о ней стало известно.

Начиная с конца 1990-х гг идет активная публикация материалов по теме Ржевской битвы.

Ссылка

Список литературы по Ржевской битве

user posted image

О.А. Кондратьев

В 2002 г. С. Герасимова (тогда - заместитель директора Тверского государственного объединенного музея) защитила кандидатскую диссертацию.

Военные действия в районе Ржевско-Вяземского выступа в январе 1942 - марте 1943 гг.:

Ржевская битва.

Диссертация на соискание ученой степени к.и.н., защищена в мае 2002 в ТвГУ

Ссылка

Вспомним кратко как развивались события в районе Ржева в 1941-1943 гг.

14 октября 1941 г. во Ржев вошли немцы. Здесь 8 января 1942 г началась Ржевско-Вяземская наступательная операция советских войск- продолжение Московской битвы. В ходе ее образовался Ржевско-Вяземский плацдарм, на котором почти 15 месяцев продолжались непрерывные боевые действия: немецкая операция "Зейдлиц", летняя (первая) Ржевско-Сычевская операция 1942 г, осенняя (вторая) Ржевско-Сычевская операция 1942 г., Ржевско-Вяземская операция 1943 г.

В Ржевскоя битве принимали участие несколько фронтов, главную роль играли Западный и Калининский. На Ржевском выступе командовали Г.К. Жуков, И.С. Конев, В.Д. Соколовский, М.В. Захаров, М.А, Пуркаев, Д.Д. Лелюшенко.

Особое внимание уделял плацдарму И.В. Сталин. Его приезд подо Ржев (единственный за всю войну выезд на фронт!) в начале августа 1943 г., по всей видимости не случаен.

На Ржевско-Вяземском плацдарме была проведена самая крупная десантная операция Великой Отечественной войны, здесь в августе 1942 г. произошло танковое сражение, в котором участвовало с обеих сторон 1500 боевых машин.

Общие потери Красной Армии в четырех наступательных операциях составили 1325823 человека.

Немцы о потерях вермахта на Ржевской дуге молчат до сих пор.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ржевская битва 1941-1943 гг.

Термин "Ржевская битва" появился лишь в постсоветское время. До настоящего времени официальной историографией существование этой битвы не признано, хотя военные действия в январе 1942 - марте 1943 гг. на московском направлении центрального участка советско-германского фронта могут быть с полным основанием отнесены к категории самых кровопролитных битв не только в Великой Отечественной войне, но и за всю историю человечества. И самая замалчиваемая историками.

На Ржевском плацдарме стояли 2/3 дивизий армии "Центр" для наступления на Москву. Потери советских войск в боях под Ржевом составили более 2 миллионов человек, вдвое превысив потери в Сталинградской битве. В лесах подо Ржевом погибла 29-я армия. От 40.000 населения города осталось всего 248 человек. После ожесточенной 15-месячной битвы Ржев так и не был взят - немцы сами отошли на заранее подготовленные позиции.

Военные действия в 1942 - начале 1943 гг. в районе ржевско-вяземского выступа не относились к победным страницам нашей истории, и поэтому в советское время были отнесены к "закрытым" для изучения и правдивой оценки, не получили достаточно полного и объективного освещения по идеологическим соображениям. Так руководство Коммунистической партии разделило опыт войны на положительный, полезный для воспитания молодежи, и отрицательный, непригодный для этой цели.

В то же время в годы войны центральное направление было одним из главных стратегических действий воюющих сторон. К этому участку фронта в течение длительного времени было приковано внимание командования и Красной Армии, и вермахта, больше года в советских и иностранных газетах печатались сводки о военных действиях у Ржева, Сычевки, Вязьмы. Советское руководство во время войны ставило боевые действия в районе Ржева в один ряд с боями под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, Севастополем, Одессой, с боями за Кавказ.

"Ржевскую академию" прошли многие выдающиеся военачальники. Западным фронтом до августа 1942 года командовал Г. К. Жуков, за ним И.С. Конев...

Ржевско-Вяземский плацдарм стал местом крупнейших танковых сражений 1942 года. В ходе летней Ржевско-Сычевской операции в районе Погорелого Городища с 7 по 10 августа проходила танковая битва, в которой с обеих сторон участвовало до 1500 танков. А во время одноименной осенне-зимней операции (операции "Марс") только с советской стороны было задействовано 3300 танков. Здесь воевали будущие маршалы бронетанковых войск А. X. Бабаджанян, М. Е. Катуков, генерал армии А. Л. Гетман.

СТАЛИН И ГИТЛЕР В РЖЕВСКОЙ БИТВЕ

В истории Великой Отечественной войны есть одно уникальное событие: в начале августа 1943 года Верховный Главнокомандующий Сталин выехал из столицы на фронт. В сопровождении Берии поездом из Москвы прибыл сначала в Гжатск (там он встретился с командующим Западным фронтом В. Д. Соколовским и членом Военного Совета этого фронта Н. А. Булганиным), а затем под Ржев (здесь состоялась встреча с командующим Калининским фронтом А. И. Еременко).

Из-под Ржева, из села с красивым названием Хорошево 5 августа Сталин отдал приказ о первом победном салюте в Москве в честь взятия Орла и Белгорода.

Событие, действительно, редчайшее: за всю Великую Отечественную войну Сталин больше не выезжал на фронт (правда, это была поездка не на фронт, в привычном смысле этого слова, а в сторону фронта: Ржев был освобожден 3 марта, Гжатск - 6 марта). Поэтому, наверное, и интересно выяснить не только обстоятельства, но и причину этой знаменитой поездки.

Как известно, в начале января 1942 года Красная Армия, разгромив немцев под Москвой, подошла к Ржеву. Встал вопрос о дальнейших действиях. 5 января этот вопрос и обсуждался у Верховного Главнокомандующего. Сталин был нетерпелив и настойчив. Вот только один документ:

"Командующему Калининским фронтом

11 января 42 г. 1 ч. 50 мин. № 170007

... В течение 11 и ни в коем случае не позднее 12 января овладеть Ржевом.

Ставка рекомендует для этой цели использовать имеющиеся в этом районе артиллерийские, минометные, авиационные силы и громить вовсю город Ржев, не останавливаясь перед серьезными разрушениями города.

Получение подтвердить, исполнение донести.

И. Сталин".

Получение приказа, видимо, подтвердили, а вот исполнение его затянулось почти на 14 месяцев. Наступление под Ржевом захлебнулось. В окружении оказались значительные силы Красной Армии. Сталин лично руководил этим зимне-весенним наступлением на Ржевско-Вяземском плацдарме.

Летом 1942 года на плацдарме проводилась Ржевско-Сычевская операция. Задачу Сталин ставил все ту же: взять Ржев любой ценой. Наконец, еще одна крупнейшая операция на плацдарме - "Марс". Жуков пишет о директиве Ставки Верховного Главнокомандования от 8 декабря 1942 года. Перед войсками Калининского и Западного фронтов была поставлена задача к 1 января 1943 года разгромить группировку противника в районе Ржев-Сычевка-Оленино-Белый. Директива была подписана И. В. Сталиным и Г. К. Жуковым (26 августа 1942 года он был назначен заместителем Верховного Главнокомандующего).

После завершения одной из самых кровопролитных наступательных операций Великой Отечественной войны - Ржевско-Вяземской 1942 г. уже в мае-июне началась подготовка крупной наступательной операции с целью уничтожения ржевско-вяземского выступа и немецких войск в нем. События на южном участке советско-германского фронта помешали ее проведению. Более того, войскам Западного и Калининского фронтов, оказавшимся в тылу противника после зимней кампании, в мае-июле 1942 г. пришлось вести тяжелейшие оборонительные бои против войск центральной немецкой группировки, пытавшихся их уничтожить. С большими потерями части советских войск удалось вырваться из окружения.

В свое время советский историк Д.М. Проэктор высказал точку зрения о том, почему группа армий "Центр" не была активно задействована в операции "Блау": "...Войска немецкой группы армий "Центр" не смогли бы участвовать в новом генеральном наступлении ... потому, что их сковывали всю весну и лето героические советские партизаны и окруженные части регулярной армии, выключив часть сил этой армии из действий на фронте.... Это обстоятельство надолго выключило войска группы "Центр" из общего баланса фашистской стратегии". Да и И.С. Конев в воспоминаниях, оправдывая отказ от ликвидации Холм-Жирковского и других выступов, писал: "Мы убедились, насколько были важны выдвинутые вперед плацдармы и на Северо-Западном фронте, и в особенности на Калининском и Западном. Немцы не предпринимали здесь никаких активных действий в течение всего сорок второго года и, в частности, не делали этого потому, что над ними все время продолжала нависать угроза.... В сложной обстановке лета и осени сорок второго года, когда шли бои под Сталинградом, конфигурация наших фронтов приковывала к себе большие силы противника" .

Сталин придавал огромное значение разгрому немцев на Ржевско-Вяземском плацдарме и лично принимал решения по большинству операций. Из личного и строго секретного послания премьер-министра Великобритании У. Черчилля И. В. Сталину: "Примите мои самые горячие поздравления по случаю освобождения Ржева. Из нашего разговора в августе мне известно, какое большое значение Вы придаете освобождению этого пункта... 4 марта 1943 года".

Любопытно, что звание маршала Советского Союза Сталину было присвоено не после разгрома немцев под Сталинградом (2 февраля 1943 года), а 6 марта 1943 года, когда, наконец-то, были освобождены Ржев и Гжатск.

А теперь вернемся к теме приезда Сталина в село Хорошево. Выбор места для поездки был далеко не случаен: Верховный Главнокомандующий хотел своими глазами увидеть города, откуда почти полтора года исходила угроза нового похода немцев на Москву.

Несомненно, что и для Гитлера Ржевско-Вяземский плацдарм был важен чрезвычайно. Корреспондент английской газеты "Санди таймс" и радиокомпании Би-би-си Александр Верт в своей книге "Россия в войне 1941-1945" в частности сообщил: "Именно Гитлер вопреки советам многих своих генералов, предлагавших отойти на большое расстояние, настаивал на том, чтобы не отдавать Ржев, Вязьму, Юхнов, Калугу, Орел и Брянск, и все эти города, за исключением Калуги, были удержаны".

Когда немцы, потерпевшие поражение под Сталинградом, вынуждены были уходить с дальних подступов к Москве, Гитлер высказал желание услышать взрыв волжского моста в Ржеве. Желание фюрера было выполнено. Этим взрывом-символом и завершилась для Гитлера Ржевская битва.

Много названий получил Ржевско-Вяземский плацдарм. "Северный Сталинград", "Ворота к Москве и Берлину", "Трамплин для прыжка на Москву", "кинжал в сторону Москвы", "Ржевская заноза", "Ржевская академия", "пистолет, направленный в грудь Москвы", "Ржевская мясорубка", - так его называли русские и немцы.

По официальным данным, за 14 месяцев боев на Ржвеско-Вяземском плацдарме командованием Красной Армии были проведены четыре наступательные операции, главным образом - силами Западного и Калининского фронтов. Об их масштабах говорят цифры потерь Красной Армии:

- Ржевско-Вяземская операция (8 января - 20 апреля 1942 года): безвозвратные потери Красной Армии - 272 320 человек, санитарные - 504 569 человек, всего 776 889 человек.

- Ржевско-Сычевская операция (30 июля - 23 августа 1942 года): безвозвратные потери 51 482 человека, санитарные - 142 201 человек, всего - 193 683 человека.

- Ржевско-Вяземская операция (2-31 марта 1943 года): безвозвратные потери - 38 862 человека, санитарные 99 715 человек, всего 138 577 человек.

Всего 1 109 149 человек.

Но за рамками приведенных выше данных остались 2-я Ржевско-Сычевская операция (25 ноября - 20 декабря 1942 года) - операция "Марс", которая задумывалась как главная в это время (а не Сталинградская). Совершенно не изучена российскими историками операция вермахта "Зейдлиц" (июль 1942 года).

А какова цифра потерь вермахта? Здесь очевидно одно: при всей педантичности и склонности немцев к точности они тоже не стремились откровенно говорить на эту тему. Генерал X. Гроссманн, командовавший дивизией на этом участке фронта, написал книгу под названием "Ржев - краеугольный камень Восточного фронта". Многократно и подробно рассказывая о советских потерях, генерал "скромно" ушел от конкретных данных о своих жертвах этой бойни, прибегая к определениям "большие", "серьезные", "тяжелые" и т.п.

Некоторые данные о потерях вермахта на Ржевском выступе удается обнаружить в советских изданиях. Так, есть сведения, что в Ржевско-Вяземской операции 1942 года группа армий "Центр" только за три месяца потеряла 330 тысяч человек. При описании Ржевско-Сычевской операции (лето 1942 года) говорится, что потери германской армии в ней составили 50-80 процентов личного состава.

Таким образом, становится ясно, что потери и Красной Армии, и вермахта в жестокой схватке за плацдарм на дальних подступах к Москве по-настоящему не подсчитаны. Вместе с тем, очевидно, что они были просто гигантскими. Сопоставляя эти, даже очень и очень приблизительные сведения о павших, сравнивая их с величайшими битвами Второй мировой войны, становится очевидным, что сражение за Ржевско-Вяземский плацдарм было самым кровопролитным не только в последней мировой войне, но и вообще в истории человечества.

По материалам к.и.н. С.А. Герасимовой и О.А.Кондратьева

Ссылка

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сталин. Первый залп Победы

В августе 1943 г.

user posted image

Описание окружающей местности

На самой окраине небольшого села Хорошево стоит примечательный крашеный деревянный домик. На первый взгляд дом как дом, таких по России пруд пруди. А когда подъезжаешь к нему поближе, то ненароком в глаза бросается табличка, говорящая о том, что это не просто жилой дом, а дом-музей Иосифа Виссарионовича Сталина. «В этом доме 5 августа 1943 года Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин, находясь на Калининском фронте, отдал приказ о первом в истории Великой Отечественной войны салюте в честь советских войск, освободивших города Орел и Белгород»

читать далее здесь

Share this post


Link to post
Share on other sites

ЧЕЛОВЕК, "ОТКРЫВШИЙ" РЖЕВСКУЮ БИТВУ

В последние месяцы на страницах областных газет вновь возник разговор о присвоении Ржеву звания "Город солдатской славы". Как будут развиваться события - покажет время. А мы решили обратиться к теме боев под Ржевом немного с другой стороны. С той, которая предшествовала и во многом способствовала движению за учреждение этого звания и присвоение его Ржеву. Речь пойдет о Ржевской битве. Сегодня это понятие уже вошло в обиход, стало расхожим. А когда оно появилось, кто ввел его в научный оборот? Об этом мы решили поговорить с председателем правления общественной организации "Ржевский книжный клуб" Олегом КОНДРАТЬЕВЫМ.

3 марта 1943 г. Панорама разрушенного Ржева - Долгое время, вспоминая события 1941-1943 годов под Ржевом, говорили о боях местного значения. Кто же первым заговорил о Ржевской битве?

- На протяжении почти 50 лет советские историки рассматривали события военных лет в районе Ржева как бои местного значения. Соответственно, и отношение к этой теме было прохладным, мол, о чем говорить-то: стояли друг против друга две силы, иногда наступали, в общем, сохраняли положение равновесия.

В 1992 году в нашем городе вышли две книги: "На ржевском рубеже" И.З. Ладыгина и Н.И. Смирнова и "Ржевскими дорогами войны" - сборник воспоминаний. Авторы первого издания сделали попытку по-новому взглянуть на сражение за Ржев, расширив географические рамки боевых действий. Однако оценить масштаб схватки они не смогли. А вот в статье "Ключ к Москве" в книге "Ржевскими дорогами войны" фронтовик П.А. Михин сумел понять и обосновать значение боевых действий в районе Ржева. Через два года тот же П.А. Михин ввел в научный оборот понятие "Ржевская битва".

1944 г. Петр Михин, участник Ржевской битвы - Расскажите, пожалуйста, об этом человеке.

- Петр Алексеевич Михин живет в Курске. Сегодня он - почетный гражданин Ржевского рaйона и города Соледар Донецкой области, кавалер орденов Александра Невского, Красного 3нaмени, Отечественной воины I степени (дважды) и II степени, Красной Звезды. П.А. Михин - заслуженный учитель РСФСР, награжден орденом "Знак Почета".

A в 1942 году молодой офицер-артиллерист прибыл под Ржев. Здесь он принял боевое крещение. После "ржевской академии" он прошел многими дорогами войны. Сталинград, Курская дуга, освобождение Украины и Молдавии, Румынии и Болгарии, Югославии и Венгрии, Aвстрии и Чехословакии - это этапы его фронтового пути.

Закончил ратный путь П.А. Михин на войне с Японией, в Китае. После демобилизации он преподавал математику в Борисоглебском педучилище, суворовском училище. Около тридцати лет П.А. Михин возглавлял Курский институт усовершенствования учителей, опубликовал более 40 научных работ и брошюр, Петр Алексеевич - человек с неспокойной памятью. Много лет он собирал материалы о ржевских боях, встречался с однополчанами, вспоминал, размышлял. Так появились рассказы о войне. Они публиковались в "Неделе", курских и тверских газетах, "Ржевской правде".

Долгое время наше знакомство с ним было заочным. Наконец в 2003 году я побывал в Курске на 60-летии Курской битвы. Там я воочию увидел П.А. Михина в работе: встречи со школьниками, создание музея, памятных мест и многое другое. Петр Алексеевич был одним из инициаторов создания секции курян - кавалеров ордена Александра Невского, издания книг. В 2002 году вышла в свет его книга "Война, какой они была". Это сборник рассказов, многие из них посвящены Ржеву. Через два года вышло и второе издание книги. Хочется предложить вниманию читателей один из рассказов Петра Алексеевича. А саму книгу можно прочитать, взяв в областной библиотеке имени Горького.

Беседовал В. ИВАНОВ

Межобластной еженедельник "Караван +я"

Архив номеров

Ссылка

Share this post


Link to post
Share on other sites

От 40.000 населения города осталось всего 248 человек.

После ожесточенной 15-месячной битвы Ржев так и не был взят - немцы сами отошли на заранее подготовленные позиции.

2 вопроса:

1) осталось 248 человек - остальных записываем в погибшие или были эвакуированные, ушедшие в партизаны, бежавшие с немцами?

2) а как же насчет слов?

14 октября 1941 г. во Ржев вошли немцы.

"Командующему Калининским фронтом 11 января 42 г. 1 ч. 50 мин. № 170007 ... В течение 11 и ни в коем случае не позднее 12 января овладеть Ржевом. Ставка рекомендует для этой цели использовать имеющиеся в этом районе артиллерийские, минометные, авиационные силы и громить вовсю город Ржев, не останавливаясь перед серьезными разрушениями города. Получение подтвердить, исполнение донести. И. Сталин".

Так немцы вошли в Ржев и он остался не взятым? Или все 15 месяцев в самом городе шли бои?

А вообще, видно, что людям очень хочется сделать исследуемое ими событие самым значимым. Но я человек реалистического склада ума - откуда 3300 танков единовременно в этих местах у РККА в 1942 г.? Как в тех местах развернуть одновременно 1500 (положим, по 750 на сторону) танков?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Битва за ржевско-вяземский плацдарм

Боевые действия Красной Армии под Ржевом в годы Великой Отечественной войны ставились в один ряд с величайшими битвами и сражениями 1941-1943 годов. По словам С. М. Штеменко, работавшего в годы войны в Оперативном управлении Генерального штаба, "Центральный участок советско-германского фронта всегда привлекал к себе повышенное внимание и Генерального штаба, и Ставки. Здесь нам противостояла наиболее сильная из группировок противника- группа армий "Центр"... Враг... продолжал угрожать Москве с выдвинутого далеко на восток ржевско-вяземского выступа... Опыт многочисленных боев и частных операций... показал, что выступ этот немцы держат крепко..."(1). 24 сентября 1942г., после беседы с И. В. Сталиным, под Ржев в наступающую 30-ю армию приезжал личный представитель американского президента У. Уилки(2). 4 марта 1943 г. английский премьер-министр У. Черчилль лично поздравил Сталина с освобождением Ржева.

3-5 августа 1942 г. Верховный Главнокомандующий сам посетил территорию ржевско-вяземского выступа: 3 августа в Юхнове он встречался с командованием Западного, 5 августа в д. Хорошево под Ржевом - с командованием Калининского фронтов (3). Это был его единственный выезд на фронт, который отстоял уже достаточно далеко от Москвы. Выезд Сталина можно объяснить тем, что он хотел лично посетить места наиболее ожесточенных боев на дальних подступах к Москве, увидеть Ржев, эту "занозу", которую не могли "вытащить из-под Москвы" больше года.

Не меньшее значение Ржеву придавало и немецкое командование. Ржевско-вяземский выступ (РВВ), на острие которого находился Ржев, немецкие генералы называли "трамплином для прыжка на Москву". Летом 1942 г. в дневнике начальника Генштаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдера Ржев и Сычевка характеризуются как "главные опоры нашего наступления на восток", а в немецкой солдатской газете, выходившей в Ржеве, о нем говорилось как о "краеугольном камне немецкой линии сопротивления". В конце 1942г. в обращениях к немецким солдатам по радио говорилось, что "потеря Ржева равносильна потере половины Берлина". Немецкая пропаганда считала Ржев "трамплином для русских на Берлин". Гитлер хотел лично услышать взрыв волжского моста в Ржеве, когда немецкие войска будут отходить из этого города в марте 1943 года (4).

Примечательно, что в "Указателе географических названий" к военным дневникам Ф. Гальдера Ржев и Вязьма упоминаются ("по всей книге") в одном ряду с Москвой, Ленинградом, Севастополем, Кавказом, Африкой и другими пунктами и территориями, имевшими стратегическое значение (5).

Советская историография содержала достаточно скудную информацию о боях за ликвидацию немецкого ржевско-вяземского плацдарма (РВП) на дальних подступах к Москве. Как правило, речь шла в основном о трех наступательных операциях советских войск на центральном участке советско-германского фронта: Ржевско-Вяземской (1942г.), Ржевско- Сычевской (1942г.), Ржевско-Вяземской (1943 г.), причем Ржевско- Вяземские операции относятся к разряду стратегических. Наступательная операция "Марс" в конце 1942г. упоминалась лишь однажды в шестом томе "Истории второй мировой войны" (6). Попыток выявить оперативно- стратегическую связанность этих операций, в которых участвовали практически одни и те же фронты и армии, перед которыми была поставлена одна и та же конечная цель, не было. Крупные военачальники описывали действия на этих фронтах в самом общем виде, непосредственные участники боев вспоминали, как правило, действия соединений, частей, в которых они воевали. Лишь в последнее десятилетие работы российских исследователей, западных авторов, переводы воспоминаний немецких участников боев, книги краеведов позволяют, в определенной степени, заполнить пробелы по рассматриваемому вопросу.

Между тем уже простое хронологическое изложение хода боевых действий в январе 1942 - марте 1943 гг. на московском направлении делает возможным утверждать, что на большой территории - современных Тверской, Смоленской, Московской, Калужской, Тульской областей - фактически развернулась одна из продолжительных, ожесточенных и кровопролитнейших битв Великой Отечественной войны. Если у Москвы, Сталинграда, Ленинграда, Одессы, Севастополя стояли насмерть в битве с фашизмом советские люди, то у Ржева, Вязьмы, Сычевки, Белого не менее упорно стояли немецкие войска, самоотверженно обороняя ржевско-вяземский плацдарм, сделав его "неприступной линией фюрера". Характерно, что в германской армии и в Германии в 1942 г. даже получило хождение выражение "ржевский воин" (der Rshew-Kampfer)(7). Все попытки наших войск в течение четырнадцати месяцев снять угрозу Москве, разгромив немецкие войска на ржевско-вяземском плацдарме, успеха не имели. С плацдарма немецкая группа армий "Центр" ушла, хотя и вынужденно, но сама, "изрядно потрепанной, но не побежденной". Потери же Красной Армии в боях, по разным данным, составили от миллиона до двух миллионов человек.

Ржевско-вяземский плацдарм немецких войск образовался на ржевско- вяземском выступе, который глубоко вклинился в линию обороны советских войск в ходе их наступления в январе 1942 года. Своими очертаниями выступ напоминал букву "Г", обращенную меньшей стороной на запад. Такая конфигурация объясняется тем, что оборона немецких войск была сосредоточена по периметру неполного четырехугольника, образованного железными дорогами Смоленск-Вязьма-Сычевка-Ржев- Оленино и далее на Великие Луки. Именно по этим дорогам шло снабжение находившихся на РВП основных сил группы армий "Центр". Пока дороги были в руках немецкой армии, ее командование могло использовать выступ как плацдарм для нового наступления на Москву. Именно поэтому во всех операциях на РВП наши войска пытались нарушить снабжение группы армий "Центр", перерезав эти дороги. Этим же объясняется и то, что даже в трагические для Германии дни, когда у стен Сталинграда гибла 6-я армия Паулюса, немцы не сняли войска с РВП.

Основными опорными пунктами немецкого плацдарма были Ржев, Сычевка, Гжатск (сейчас Гагарин), Вязьма. По прямой от Москвы до линии выступа было 150 километров (8). Ближе всего к Москве находился Гжатск, на северо-восточном острие стоял Ржев. От Ржева железные дороги шли и в южном и западном направлениях, что имело огромное значение для немецкой армии. Именно вокруг Ржева и развернулись наиболее ожесточенные бои.

Советские войска, занимавшие охватывающее положение по отношению к ржевско-вяземской группировке противника, неоднократно, в ходе четырех крупных наступательных операций: Ржевско-Вяземской (8 января- 20 апреля 1942 г.), Ржевско-Сычевской (30 июля - 23 августа 1942 г.), операции "Марс" (Ржевско-Сычевской, 25 ноября - 20 декабря 1942 г.), Ржевской-Вяземской (2-31 марта 1943г.) пытались окружить основные силы группы армий "Центр", уничтожить их и, ликвидировав РВП, отодвинуть линию фронта от Москвы. Вначале эти попытки охватывали почти весь периметр выступа (начало 1942 г.), потом были сужены до действий в ржевско-сычевской части выступа (июль - декабрь 1942 г.), и, наконец, плацдарм был ликвидирован наступлением по всему фронту (март 1943 г.).

Немецкий генерал X. Гроссманн, командир 6-й пехотной дивизии, воевавшей в районе Ржева с лета 1942 по март 1943 г., называет шесть сражений за Ржев: первое- в октябре 1941 г.- взятие Ржева, второе- в январе- феврале 1942г.- зимнее сражение, третье- 2-12 июля 1942 г. - операцию "Зейдлиц", четвертое - в конце июля - середине октября 1942 г.- летнее сражение, пятое - 25 ноября - 15 декабря 1942 г.- зимнее сражение вокруг блока 9-й армии, шестое - в марте 1943 года. Гроссманн выделяет также операцию отхода немецких войск с РВП - операцию "Буйвол" - в феврале 1943 года (9). Не со всеми утверждениями генерала можно согласиться: так, например, подавление незначительной обороны отдельных отступающих советских частей в районе Ржева в октябре 1941 г. он громко называет сражением.

Таким образом, обе воюющие стороны провели в районе РВП с января 1942 г. по март 1943 г. несколько крупных последовательных операций или сражений. В промежутках между ними проводились частные фронтовые и армейские операции, то есть фактически в течение пятнадцати месяцев на стратегическом, центральном участке советско-германского фронта шла битва за ржевско-вяземский плацдарм.

Первую попытку ликвидировать немецкую группировку войск на ржевско- вяземском направлении советское командование предприняло уже в период оформления РВП, во время Ржевско-Вяземской наступательной операции в начале 1942 года. Эта операция, по мнению советских историков, являлась частью Московской битвы, но в работах по истории этой битвы она описывается в самых общих чертах. В основном рассматриваются успешные действия советских войск в начальный период операции. Меньшее внимание уделяется неудачам, а о завершающем этапе операции практически не говорится. Да и в тех описаниях, которые имеются, много пробелов. Основные итоги Московской битвы подводятся, как правило, по состоянию на декабрь 1941 года. Большая мемуарная литература по этому периоду полна разночтений и недомолвок.

Ржевско-Вяземская наступательная операция 8 января- 20 апреля 1942 г. осуществлялась войсками Западного (командующий генерал армии Г. К. Жуков) и Калининского (командующий генерал-полковник И. С. Конев) фронтов при содействии войск Северо-Западного и Брянского фронтов. Главная цель операции - завершить разгром немецкой группы армий "Центр". Планировались охватывающие удары войск правого крыла Калининского фронта из района северо-западнее Ржева на Сычевку и Вязьму и войск левого крыла Западного фронта на Юхнов, Вязьму с тем, чтобы с помощью воздушного десанта западнее Вязьмы окружить и в ходе одновременного наступления других войск на Ржев, Сычевку, Гжатск расчленить и уничтожить основные силы группы армий "Центр".

В операции в составе двух фронтов принимали участие войска 14 армий, трех кавалерийских корпусов, фронтовые ВВС с привлечением дополнительных военно-воздушных сил. Если прибавить 4-й воздушно- десантный корпус, 3-ю, 4-ю ударные и 61-ю армии, переданные в ходе операции соответственно в Калининский и Западный фронты, то силы были задействованы внушительные. Советскому командованию удалось добиться относительного равенства сил с противником в пехоте, но у того было некоторое превосходство в артиллерии и значительное в танках (10).

Можно попытаться выделить в этой операции несколько этапов. Первый: с 8 января по конец января - начало февраля - успешные действия советских войск. 8 января войска 39-й армии Калининского фронта прорвали немецкую оборону западнее Ржева и устремились на юг. Уже в 20-х числах января они вели ожесточенные бои за Сычевку и западнее ее. 12 января в прорыв были введены 11-й кавкорпус и 29-я армия. 11-й кавкорпус продвинулся на 110 км в глубокий немецкий тыл, 26 января он вышел к автомагистрали западнее Вязьмы и перерезал ее, выполнив тем самым свою задачу. 29-я армия приступила к охвату Ржева с запада.

8 первые дни наступления была вера в скорое освобождение Ржева. Основания для этого были: и первые успехи, и 8 км до Ржева с запада и то, что в городе в это время были только немецкие обозы и тыловые части (11). Известна телеграмма Сталина командующему Калининским фронтом: "В течение 11 и ни в коем случае не позднее 12 января овладеть г.Ржев... Ставка рекомендует для этой цели использовать имеющиеся в этом районе артиллерийские, минометные, авиационные силы и громить город Ржев, не останавливаясь перед серьезными разрушениями города" (12). Но наступавшие с севера и северо-востока части 30-й и 31-й армий не смогли прорвать оборону противника. Наступавшая с 15 января на г. Белый 22-я армия продвинулась на 120 км и глубоко охватила оленинскую группировку немецких войск. В результате действий 39-й, 29-й и 22-й армий в районе Оленине было окружено семь немецких дивизий.

9 января перешли в наступление 3-я и 4-я ударные армии Северо- Западного фронта, с 22 января переданные Калининскому фронту. За 25 дней боев они продвинулись почти на 250 км., освободили п. Пено, города Андреаполь, Торопец, Западную Двину, перерезали железную дорогу Ржев - Великие Луки, обошли с юга демянскую группировку врага и, в целом, продвинулись глубоко в тыл группы армии "Центр", нарушив ее оперативное взаимодействие с группой армий "Север". Американский журналист Г. Кэссиди писал: "На Калининском фронте русские продвинулись глубоким выступом через Торопец. Весь следующий год это было словно острый гвоздь в боку у немцев" (13).

В целом успешно действовали и войска левого крыла Западного фронта. К 10 января части 10-й армии, окружив Сухиничи, вышли на подступы к Кирову. После жестоких боев 29 января Сухиничи были освобождены. Части 50-й армии и 1-ый гвардейский кавкорпус обошли Юхнов с юга и юго- востока, а с севера и северо-востока его обошли войска 43-й и 49-й армий. Наступавшим севернее частям 33-й армии, а также 1-му гв. кавкорпусу в конце января удалось прорваться в немецкий тыл. Они устремились к Вязьме и в первых числах февраля завязали за нее бои. В помощь им началась высадка 8-й воздушно-десантной бригады 4-го воздушно- десантного корпуса. Прошла она неудачно, десантирование было приостановлено. Высадившиеся десантники попытались выполнить задачу корпуса: оседлать железную дорогу и автодороги западнее Вязьмы, но были окружены, и частям 1-го гв. кавкорпуса пришлось их выручать. Позднее они перешли в подчинение к командиру 1-го гв. кавкорпуса генерал-майору П. А. Белову. Армии правого крыла Западного фронта также добились некоторых успехов: были освобождены 16 января Лотошино, 17 января- Шаховская, 20 января - Можайск, железная дорога Москва-Ржев была перерезана. С целью более тесной координации действий фронтов 1 февраля было воссоздано главное командование Западного направления. Его возглавил Г. К. Жуков. В директиве о его создании говорилось: "Задачей ближайших дней Западного направления наряду с занятием г. Вязьмы считать окружение и пленение ржевско- сычевской группы противника..." (14). Некоторые основания для решения поставленной задачи в это время еще были.

Положение немецкой группы армий "Центр" было очень тяжелое. Уже с 4 января в дневнике Гальдера идут записи об обострении положения, а запись 13 января почти полностью посвящена положению на участке Ржев- Вязьма: "Наиболее тяжелый день!.. Положение группы армий стало еще более серьезным... Штопка дыр! Ожидать успеха не следует" (15). 15 января А. Гитлер дал разрешение на отвод войск. В директиве говорилось:

"После того, как не удалось закрыть разрывы, возникшие севернее Медыни и западнее Ржева, я отдал главнокомандующему группы армий "Центр" в силу его ходатайства приказ: фронт 4-й армии, 4-й танковой армии и 3-й танковой армии отвести к линии восточное Юхнова- восточнее Гжатска - восточнее Зубцова - севернее Ржева. Руководящим является требование, чтобы дороги Юхнов-Гжатск-Зубцов-Ржев оставались свободны в качестве поперечной связи сзади фронта наших войск... Линию нужно удерживать..." В заключение Гитлер признавал: "В первый раз в эту войну мною отдается приказ о том, чтобы отвести большой участок фронта". Рубеж, на который были отведены войска, был укреплен. Сюда, на центральный участок советско-германского фронта срочно перебрасывались войска: уже в середине января на смоленское направление прибыли четыре дивизии из Франции (16).

В конце января- начале февраля начинается второй этап Ржевско- Вяземской операции: немецкие войска наносят контрудары по всем направлениям действий советских армий. Особенно ухудшилось положение частей, прорвавшихся в немецкий тыл. Еще 23 января встречными ударами из Ржева и из района Оленине немецкие войска закрыли горловину, через которую шло снабжение 29-й, 39-й армий и 11-го кавкорпуса Калининского фронта. Этим частям пришлось поддерживать связь с фронтом через узкий коридор между городами Нелидово и Белый. 5 февраля части 29-й армии были отрезаны от частей 39-й армии, и им пришлось сражаться в полном окружении.

2-3 февраля гитлеровским войскам удалось ликвидировать прорывы севернее и южнее Юхнова. Части 33-й армии, 1-го гв. кавкорпуса и 8-й воздушно-десантной бригады Западного фронта также оказались в окружении. Были отражены атаки советских армий и на других участках Западного и Калининского фронтов. Положение советских войск ухудшилось, они утратили свои наступательные возможности.

Ставка выделила дополнительные силы из своего резерва: Калининский фронт получил гвардейский стрелковый корпус, семь стрелковых дивизий и четыре авиаполка, Западный фронт- гвардейский стрелковый корпус, три стрелковые дивизии, две воздушно-десантные бригады, 200 танков, 40 самолетов и 60 тыс. человек маршевого пополнения. Запись в дневнике Гальдера за 11 февраля свидетельствует, что немецкая разведка обнаружила переброску этих резервов (17).

С 16 февраля начинается третий этап операции: возобновляются активные наступательные действия советских войск, затем они постепенно затухают и операция официально завершается 20 апреля. В директиве Ставки фронтам от 16 февраля вновь ставилась прежняя задача: завершить разгром немецкой группы армий "Центр" и к 5 марта выйти на рубеж Оленине, р. Днепр, Ельня, далее по р. Десне и до Брянска, что в тех условиях было явно нереально. Войска Калининского и Западного фронтов активизируют наступательные действия. Части Калининского фронта пытаются ликвидировать оленинскую группировку немецких войск. Эти попытки продолжались до конца марта - начала апреля и привели к небольшим успехам, в частности, приостановили действия немецких войск по закрытию бреши на стыке групп армий "Север" и "Центр" (18).

Успехом Калининского фронта на этом этапе можно считать и выход частей 29-й армии из окружения в ночь на 18 февраля и на протяжении нескольких последующих дней. Для помощи этим частям в ночь на 17 февраля был выброшен небольшой воздушный десант, но он "существенного значения не сыграл". Из шести тысяч человек, попавших в окружение, на 29 февраля вышло 5200 человек, из них 800 раненых. Потери армии за время боевых действий с 16 января по 28 февраля составили 14000 человек (19).

Некоторых результатов добился в начале этого этапа Западный фронт. Во второй половине февраля было продолжено десантирование частей 4-го воздушно-десантного корпуса западнее Юхнова. Они должны были соединиться с наступавшей им навстречу в направлении Вязьмы 50-й армией. Но войска последней не смогли прорвать немецкую оборону, а десантирование прошло неудачно. Немцы попытались уничтожить десант, и его опять пришлось выручать кавалеристам генерала Белова. Его части действовали в тылу врага довольно успешно. Так, в середине февраля части I-го гв. и 11-го кавкорпусов разделяло всего 6 километров. Но соединиться они так и не смогли. 15-16 февраля партизанские отряды, действовавшие южнее и юго-западнее Вязьмы, освободили г. Дорогобуж. В результате в тылу группы армий "Центр" образовался район, где успешно действовали части 1-го гв. кавкорпуса, 4-го воздушно-десантного корпуса, а также партизанские отряды. В конце февраля все эти части и партизанские отряды, кроме частей 33-й армии, были подчинены генералу Белову. По его воспоминаниям, когда они с М. Г. Ефремовым, командующим 33-й армии, хотели создать общий фронт, штаб Западного фронта прислал ему странную телеграмму: "Локтевая связь с пехотой (33-я армия) вам не нужна". Возможно, позднее это будет одной из причин гибели частей 33-й армии. В группе же Белова к концу марта насчитывалось 17 000 человек (20).

После крайне ожесточенных боев 5 марта был, наконец, освобожден Юхнов. 20 марта Ставка вновь потребовала от фронтов энергичнее продолжать выполнение ранее поставленной задачи, но наступление затухало, войска переходили к обороне.

Немецкое командование стало больше обращать внимание на ликвидацию советских частей в своем тылу. Так, уже в конце марта против

II-го кавкорпуса были брошены две немецкие дивизии (21). Полу окруженным частям корпуса и 39-й армии пришлось вести тяжелые бои, но удобный плацдарм советских войск между Сычевкой и Белым в этот период был сохранен.

Наконец, было дано разрешение на выход из окружении генералам Белову и М. Г. Ефремову. Попытка прорыва в середине апреля частей 33-й армии успеха не имела: основная часть шедших на прорыв с генералом Ефремовым- около 2000 человек- погибла (22). Командующий 33-й армией генерал-лейтенант Ефремов был ранен и застрелился.

Навстречу прорывающимся частям группы Белова 14 апреля пыталась наступать 50-я армия Западного фронта. Был момент, когда между ними было 2 км, но уже 15 апреля немцы отбросили части 50-й армии, наступление затухло. 25 мая Военный совет фронта издал специальный приказ "О создании "Особой группы войск генерала Белова", которой было приказано удерживать занятую территорию до начала наступления главных сил Западного фронта, то есть группа Белова оставалась в тылу врага (23).

20 апреля Ржевско-Вяземская наступательная операция была официально завершена. Ее главная цель - разгром основных сил группы армий "Центр"- не была достигнута. На расстоянии 150-300 км от Москвы продолжала стоять мощная группировка немецких войск, правда, потерявшая с 1 января по 30 марта более 333 тысяч человек. Часть ее войск занимала крайне невыгодное оперативное положение - РВВ был охвачен с запада, севера и востока советскими армиями. Полного разгрома немцы смогли избежать только в результате переброски 12 дивизий и 2-х охранных бригад из Западной Европы (24).

В ходе операции советскими войсками были полностью освобождены Московская, Тульская области, часть Калининской, но потери Западного и Калининского фронтов в операции составили 776 889 человек(25). Причины незавершенности операции в литературе названы достаточно полно. В основном, это переоценка командованием Красной Армии собственных сил и явная недооценка сил противника.

При планировании летней кампании 1942 г. германское верховное командование решило нанести главный удар на южном направлении. Группе армий "Центр" отводилась вспомогательная роль. Была издана директива о ложной подготовке наступления на Москву. Детально разработанная штабом группы немецких армий маскировочная операция "Кремль" должна была создать впечатление, что главный удар наносится здесь: "Разгромить вражеские войска... западнее и южнее столицы противника, прочно овладеть территорией вокруг Москвы, окружив город..." Операция якобы должна была начаться за несколько дней до операции "Блау". Позднее, когда началось наступление на южном участке советско- германского фронта, сводки вермахта по радио и в газетах сообщали о переходе в наступление немецких войск "на южном и центральном участках Восточного фронта". На самом деле это были маскировочные действия (26).

В действительности же в мае - июне немецкие войска провели в районе РВВ ряд наступательных операций с целью очищения тылов армий центральной группировки от частей группы Белова и партизанских отрядов южнее и юго-западнее Вязьмы и частей 39-й армии и 11-го кавкорпуса северо-западнее Вязьмы, действовавших там еще с зимы. Беспокойство немцев действиями этих частей "по обе стороны Вязьмы" отмечал немецкий генерал К. Типпельскирх (27). После очистки тылов группы армий "Центр" в районе РВП немецкое командование планировало проведение войсками этой группы армий ряда наступательных операций.

Советское руководство при планировании летней кампании 1942г. считало, что немецкие войска главный удар нанесут на центральном направлении, на Москву. По мнению Штеменко, "при оценке значения участков стратегического фронта бросался в глаза прежде всего ржевско- вяземский выступ. Он близко подходил к Москве и был занят войсками самой мощной группы армий противника- "Центр"... Сталин был убежден, что рано или поздно враг снова обрушит удар на Москву... Считалось, что судьба летней кампании 1942 г. будет решаться под Москвой" (28).

Уже в конце апреля - начале мая войскам Калининского и Западного фронтов было приказано завершить начатые зимой операции по разгрому ржевско-вяземской группировки противника с развитием в последующем наступления на Смоленск. Также командованию Западного фронта ставилась задача 10-25 мая осуществить воздушно-транспортную операцию с целью усиления в тылу врага группы генерала Белова (29).

Жуков, имея особую точку зрения на ход всей летней кампании, также считал, что в начале лета нужно было в первую очередь нанести мощные удары на западном стратегическом направлении с целью ликвидации опасного ржевского выступа. Эти удары должны были наноситься силами Западного, Калининского и ближайших фронтов. О подготовке этой операции, начало которой планировалось не позднее 5 июня, сообщил Белову еще 9 мая прилетевший к нему с "Большой земли" начальник оперативного отдела Западного фронта. Но эта операция не состоялась, а намеченные для участия в ней части были переброшены под Харьков (30).

24-28 мая против группы Белова немецкие войска предприняли активные наступательные действия: операция "Ганновер-I", позднее - "Ганновер - 2". Группа генерала Белова представляла большую опасность для немецких войск. Она контролировала территорию внутри треугольника, образованного железными дорогами Вязьма-Смоленск, Смоленск- Занозная, Занозная-Вязьма. Немецкий генерал Бутлер писал: "Войска противника, находившиеся в районе Дорогобужа в течение нескольких месяцев, создавали настоящую угрозу тыловым коммуникациям 4-й танковой и 9-й полевой армий, а временами даже нарушая их. Они сковывали крупные силы немцев, спешно снятые с фронта и брошенные сюда". Факт снятия с фронта в мае 1942 г. для борьбы с частями группы Белова двух армейских корпусов в составе нескольких пехотных и одной танковой дивизий упоминает и Типпельскирх (31).

После многодневных ожесточенных боев часть группы Белова прорвалась в расположение войск Калининского фронта, а основная часть под командованием генерала ушла на юг и в 20-х числах июня вышла в расположение войск Западного фронта. Гальдер писал: "он (Белов) отвлек на себя в общем семь немецких дивизий". По мнению Белова, если прибавить еще четыре соединения на сковывающих направлениях, то в майских боях с его группой принимали участие войска одиннадцати немецких дивизий (32).

Хотя группа Белова действовала не на территории РВВ, обойти молчанием ее действия нельзя, так как в начале эти войска преследовали задачу окружения ржевско-вяземской группировки противника, а в мае ее действия были продолжением и своеобразным завершением зимней Ржевско-Вязем-ской наступательной операции.

Вторым этапом после операции "Ганновер" была операция "Зейдлиц" войск 9-й полевой армии против частей 39-й армии и 11-го кавкорпуса, действовавших между Белым и Сычевкой. Советские авторы называли операцию "Зейдлиц" "частной". В сообщении же вермахта от 13 июля говорится о "широком наступлении немецких частей", Гальдер пишет в дневнике о ходе ее проведения почти ежедневно, а генерал Гроссманн вообще назвал ее сражением. Вместе с немалым числом немецких войск, задействованных в операции, эти факты свидетельствуют о значимости операции для немецкой армии. В ней принимали участие войска не менее двенадцати дивизий, кавалерийская команда 9-й армии и другие части (33).

Из-за плохой погоды операция "Зейдлиц" началась позже запланированного, лишь 2 июля. Уже 5 июля немецкие войска перерезали узкий "нелидовский коридор", по которому шло снабжение полу окруженных частей и которые теперь оказались в полном окружении. После боев, ожесточенность которых отмечает Гальдер, окруженная группировка советских войск была рассечена надвое и разгромлена. Попытки 41-й и 22- й армий Калининского фронта помочь окруженным успеха не имели. Командующий 39-й армией генерал-лейтенант И. И. Масленников был ранен и эвакуирован. Заменивший его генерал-лейтенант И. А. Богданов при выходе из окружения получил смертельное ранение, начальник штаба П. П. Мирошниченко, многие командиры и солдаты погибли. По словам Типпельскирха, одновременно были уничтожены части 22-й и 41-й армий, не успевшие отойти. Из окружения вырвалось более восьми тысяч человек. Завершилась операция "Зейдлиц" 12 июля. За десять дней боев, по немецким данным, в плен попали более 50 000 советских воинов, были уничтожены 230 танков, 58 самолетов, захвачено 760 орудий разных калибров, тысячи единиц стрелкового оружия. По данным "Военно- исторического журнала", безвозвратные потери войск Калининского фронта в этой оборонительной операции составили всего 7432 человека, что вызывает недоумение, так как по архивным материалам в июле 1942 г. пропало без вести в 39-й армии - 22 749, в 11-м кавкорпусе- 14071, в 22-й армии- 3905, в 41-й армии- 6347 человек (34), что значительно ближе к немецким данным.

В результате операции "Зейдлиц" советские войска потеряли очень важный плацдарм юго-западнее Ржева, оперативное же положение 9-й немецкой армии значительно улучшилось: тылы немецких войск в районе РВВ были очищены. Для достижения этой цели были задействованы войска в общей сложности более чем двадцати трех немецких дивизий, то есть почти треть (от 70 дивизий) сил группы армий "Центр". В свое время историк Д. М. Проэктор высказал интересную точку зрения о том, почему эта группа армий не была активно задействована в летнем наступлении немецких войск: "Войска немецкой группы армий "Центр" не смогли бы участвовать в новом генеральном наступлении... потому, что их сковывали всю весну и лето героические советские партизаны (имеются в виду в т. ч. и окруженные регулярные войска - С. Г.), выключив часть сил этой армии из действий на фронте... Это обстоятельство надолго выключило войска группы армий "Центр" из общего баланса фашистской стратегии". К этому можно добавить и результаты зимней Ржевско-Вя-земской операции для группы армий "Центр": по данным Гальдера на 1 мая 1942 г. "укомплектованность пехоты - составляла 35% от прежнего уровня... Степень подвижности... для глубокой наступательной операции будет недостаточной" (35).

Все это позволяет говорить об ощутимом влиянии действий наших войск на ржевско-вяземском направлении, в том числе и в мае - июле, на развитие всей летней кампании 1942 года. Этот период никак нельзя назвать периодом затишья. Тем не менее уже с мая основное внимание советского командования было направлено на южный участок советско-германского фронта, где вначале были успехи, а потом неудачи под Харьковом и затем началось стремительное наступление немецких войск к Волге и Кавказу. В рамках стратегической обороны с целью отвлечения немецких войск на территории РВВ было подготовлено и осуществлено крупное наступление войск Западного и Калининского фронтов - Ржевско-Сычевская наступательная операция 30 июля- 23 августа 1942 года.

Главной целью операции было сковать силы врага на центральном направлении, не дать ему возможности перебрасывать резервы на юг. Эта операция также должна была помешать наступлению войск группы армий "Центр" на торопецком и сухиническом направлениях. Конкретно в директиве от 16 июля ставилась задача срезать верхний, северо- восточный угол РВВ, "овладеть городами Ржев и Зубцов, выйти и прочно закрепиться на реках Волга и Вазуза" (36).

Активные боевые действия должны были вести четыре армии: 30-я и 29-я армии Калининского фронта, 31-я и 20-я армии Западного фронта. Их поддерживали 3-я (Калининского фронта) и 1-я (Западного фронта) воздушные армии. Главную роль играл Западный фронт. Через три дня после начала операции намечалось подключить 5-ю, а затем 33-ю армии.

Перед наступлением 20-я, 30-я, 31-я армии получили из резервов Ставки и с других участков фронта в общей сложности еще шестнадцать стрелковых дивизий, четырнадцать танковых бригад, стрелковый корпус, саперные, артиллерийские, минометные, зенитные и другие части. Было достигнуто большое превосходство над противником в живой силе и технике. На участках прорыва, в частности на Калининском фронте, была достигнута значительная плотность огня: до 115-140 стволов на один километр фронта (37).

В литературе отмечается успешный комплекс мероприятий по достижению внезапности при подготовке Ржевско-Сычевской операции. Но как тогда объяснить следующие записи в дневнике Гальдера: Ю июня - "На фронте 9- й армии, очевидно, происходит рассредоточение противника перед северным участком фронта. По-видимому, русские стягивают новые силы в район Старицы", 26 июля - "Перегруппировка противника, в том числе перед фронтом 9-й армии, позволяет предположить, что готовятся новые удары" (38).

Наступление частей Калининского фронта началось 30 июля с мощной артиллерийской подготовки. Командующий артиллерией фронта генерал- полковник Н. М. Хлебников вспоминал: "Мощь огневого удара была столь велика, что немецкая артиллерия после некоторых неуверенных попыток ответить огнем замолчала. Две первые позиции главной полосы обороны противника были разрушены, войска их занимавшие,- почти полностью уничтожены". К концу дня немецкая оборона была прорвана частями 30-й армии на фронте 9 км и на глубину 6-7 километров (39). 29-я армия прорвать немецкую оборону не смогла.

С утра 30 июля начались проливные дожди, которые шли несколько недель. Дороги развезло, маленькие речушки, которых много в этих местах, превратились в широкие и бурные реки. В этих условиях части 30-й армии втянулись в жестокие бои в районе д. Полунине севернее Ржева, и наступление приостановилось.

Наступление Западного фронта из-за распутицы началось лишь 4 августа. В результате разрыв между началом операции двух фронтов увеличился до пяти суток. И на Западном фронте наступление началось с мощной артиллерийской подготовки, в результате которой более 80% огневых средств противника было выведено из строя. По обе стороны от п. Погорелое Городище немецкая оборона была прорвана и в прорывы устремились подвижные группы армий- 31-й на Зубцов, 20-й на Сычевку. К вечеру 6 августа прорыв был расширен до 30 км по фронту и 25 км в глубину. Войска вышли на подступы к рекам Вазуза и Гжать (40).

В докладе об операции Жуков писал: "Для предупреждения отставания отдельных подразделений и для борьбы с трусами и паникерами за каждым отдельным атакующим батальоном первого эшелона на танке следовали особо назначенные Военными советами армий командиры. В итоге всех предпринятых мер войска 31-й и 20-й армий успешно прорвали оборону противника" (41). 5 августа для улучшения руководства совместными действиями фронтов общее командование операцией было возложено на Жукова. Он предложил освободить Ржев 9 августа силами 31-й армии Западного фронта и 30-й армии Калининского фронта. С утра 8 августа перешли в наступление части 5-й армии с задачей 9 августа соединиться с частями левого фланга 20-й армии.

В эти дни в дневнике Гальдера появляется тревога об "участке большого прорыва" и намечаются меры для его закрытия. Типпельскирх писал:

"Прорыв удалось предотвратить только тем, что три танковые и несколько пехотных дивизий, которые уже готовились к переброске на южный фронт, были задержаны и введены сначала для локализации прорыва, а затем и для контрудара" (42).

Контрудар немецкие войска осуществили от Сычевки и из района Карманово. Развернулось мощное встречное сражение, когда обеими сторонами в бой были введены все войска, предназначенные для действий на зубцовском, сычевском и кармановском направлениях. Во второй половине 9 и в течение Ю августа сражение достигло кульминационой точки. По данным начальника штаба 20-й армии генерал-майора Л. М. Сандалова, Западный фронт ввел в бой 800 танков, а с немецкой стороны в сражении участвовало 700 танков (43). Активно действовала в этом сражении и авиация обеих сторон.

Контрудар войск 9-й немецкой армии советскими войсками был отбит, была освобождена южная часть г. Зубцова, но больших успехов в этом сражении добиться не удалось. До конца операции войска правого крыла Западного фронта продолжали борьбу за расширение захваченных плацдармов и помогали наступлению 29-й армии Калининского фронта.

В 20-х числах августа армии обоих фронтов вновь добились некоторых успехов. Части 30-й армии Калининского фронта 21 августа, наконец, освободили злополучную д. Полунине и подошли к северо-восточным окраинам Ржева, части 29-й армии вышли к Волге между Ржевом и Зубцовым. 23 августа части 31-й армии Западного фронта, объединив усилия с 29-й армией, освободили Зубцов, а части 20-й армии в тот же день уничтожили кармановскую группировку врага.

23 августа Ржевско-Сычевская операция была официально завершена. Но Ржев опять не удалось освободить, а ржевский выступ - ликвидировать! Жуков пишет в своих воспоминаниях: "Если бы в нашем распоряжении были одна-две армии, можно было бы во взаимодействии с Калининским фронтом... не только разгромить ржевскую группировку, но всю ржевско- вяземскую группировку немецких войск" (44).

Тем не менее, главная цель операции - не допустить переброски немецких сил на юг- была достигнута. Более того, сюда были переброшены 12 немецких дивизий с других участков фронта, в том числе с юга. Готовившиеся к переброске на юг три танковые и несколько пехотных дивизий из группы армий "Центр" были задержаны. К успехам операции можно отнести и отказ командования группы от проведения операций на Киров и Сухиничи в первоначально запланированном варианте, а также освобождение значительной территории Калининской и Смоленской областей.

Потери группы армий "Центр" были значительными: в общей сложности 16 немецких дивизий потеряли от 50 до 80% личного состава. В книге по истории 18-го гренадерского полка 6-й пехотной дивидии события этого периода описываются под заголовками "Полковая дорога жертв", "Полк истекает кровью". Очень ощутимыми были и потери в танках, о чем писал Гальдер в своем дневнике еще 13 августа (45).

Но потери наших войск также были очень большими: Калининский и Западный фронты потеряли в операции 193683 человека. Особенно значительными были потери за август 30-й армии - 82441 человек, из них было убито 19096 человек (46). Участники боев под Ржевом вспоминали страшные картины тех августовских дней. Бывший командир минометного взвода 114-го отдельного стрелкового батальона Л. М. Вольпе: "Мне пришлось пройти всю войну, но такого количества убитых наших бойцов не довелось увидеть никогда. Вся поляна (4 км. в глубину и 6 км. в ширину) была усеяна трупами убитых, порывы ветра доносили трупный запах". Писатель А. Цветков во фронтовых записках писал, что когда их танковую бригаду перебросили в район д. Дешевки (севернее Ржева и д. Полунине), то выйдя из машин и оглядевшись, танкисты пришли в ужас: вся местность была покрыта трупами солдат. Трупов было так много, что как будто их кто- то скосил и свез сюда, как траву. "Нашим саперам досталось всех больше. Командир взвода Тараканов, тяжело вздыхая, рассказывает: "Тысячи их тут, трупов-то... Бились без пощады, насмерть. Похоже до рукопашной дело доходило... Жуткая картина, отродясь такой не видывал..." (47).

Главная причина этих жутких потерь - неумелое командование, когда командиры высшего и среднего звена неделями и месяцами били в одну точку, не умея, или не желая применить маневр, обход, проявить гибкость в управлении своими частями. Доказательством этого могут служить бои за д. Полунине, когда части наступавшей здесь дивизии пытались взять ее атаками с севера в течение почти десяти дней. Когда был назначен новый командир дивизии, который лично изучил другие пути подхода к деревне, она была освобождена в ходе жестокого, но всего лишь двухчасового боя при наступлении с юга и с севера. Позднее на совещании у командующего фронтом этого комдива еще пытались и критиковать за неправильное использование танков. Соседняя дивизия штурмовала д. Галахово южнее Полунине с 5 по 26 августа ежедневно (48). Как результат, сегодня в братской могиле в д. Полунине лежат останки более 10 тыс. советских воинов, 11500 человек лежат на Московской Горе в г. Зубцове.

Официально Ржевско-Сычевская операция закончилась 23 августа. Но вплоть до середины октября вокруг Ржева и западнее Зубцова продолжались жестокие бои, активные наступательные действия советских войск. Немецкие источники относят окончание летнего сражения за Ржев к середине октября(49).

В советской литературе бои в конце августа - середине октября нашли отражение лишь в воспоминаниях солдат и офицеров среднего звена и в работах местных краеведов. В воспоминаниях крупных военачальников они практически забыты. Даже Д. Д. Лелюшенко, в то время командующий 30-й армией Калининского фронта, которая вела здесь активные наступательные бои, о них лишь упоминает. В сводках военного времени в советских газетах бои эти назывались "боями местного значения". Но немецкое командование уделяло им большое внимание. Гальдер в своем дневнике делает записи о боях на фронте 9-й армии у Ржева и Зубцова почти ежедневно и даже накануне своей отставки 24 сентября.

Уже 24 августа начинается новое наступление советских войск в районе Ржева. Генерал Гроссманн писал, что, в то время как на юге Восточный фронт достиг Кавказа, а на Эльбрусе развевался немецкий военный флаг, у Ржева 24 агуста было днем большого сражения. Гальдер записал в дневнике: "Серьезные удары по позициям... 9-й армии, где на некоторых участках снова отмечен незначительный отход наших войск. Несмотря на прибытие 72-й дивизии обстановка остается напряженной. На западном участке отражено наступление в районе Белого".

26 августа командующим Западным фронтом был назначен И. С. Конев, а Калининского - М. А. Пуркаев. 25-26 августа части 30-й армии вышли к Волге в 5-6 км. западнее Ржева, 29 августа форсировали Волгу и создали плацдарм на ее правом берегу. Все эти дни наша артиллерия обстреливала, а авиация бомбила Ржев. Гроссманн пишет: "День за днем борьба за Ржев... Спустя четыре недели уже невозможно узнать ни одного дома, ни улицы. Как и в первую мировую войну на Сомме кратерный пейзаж возник на месте города". 30 августа Гальдер записывает: "У 9-й армии новое обострение обстановки в районе Зубцова и севернее Ржева. Разрешено использовать дивизию "Великая Германия" (50).

Весь сентябрь войска Западного и Калининского фронтов вели ожесточенные бои. Полковник П. А. Арман, командир танковой бригады писал:

"Здесь на Западном фронте, отбивая у фашистов болотные кочки, мы деремся за Сталинград, за бакинскую нефть, за безопасность Москвы и завоевание Берлина... Фашисты вчера... перешли на широком фронте в контратаку, подтянув против нас войска из-под самого Ржева... Моя бригада с 4 августа беспрерывно в боях и может еще драться" (4 сентября), "Много дней беспрерывно нахожусь в боях" (23 сентября), "...И в дни так называемого временного затишья я вел самые тяжелые бои, какие вообще приходилось вести" (14 октября)(51). Немецкий военный врач из 161-й пехотной дивизии, воевавший на зубцовском направлении, в нескольких письмах домой с ужасом вспоминал 9 сентября, когда русские войска вели наступление весь день - с раннего утра до позднего вечера. Гальдер пишет 24 сентября о высадке русского десанта "в составе 300- 400 парашютистов в районе юго-западнее Сычевки с целью организации крупной диверсии против железной дороги Вязьма-Сычевка" (52).

21 сентября началось новое наступление частей 30-й армии на северовосточных окраинах Ржева. Сходу были заняты десять городских кварталов. Разгорелись ожесточенные уличные бои. Они шли за каждый квартал, за каждый дом. 24 сентября немецкие войска пытаются контратаками выбить советские части из городских кварталов. В конце сентября, в начале октября немецкое командование повторяет контратаки, но вернуть северовосточные кварталы Ржева немцам не удается.

К середине октября бои затухают. Доклад немецкой 9-й полевой армии об итогах летнего сражения за Ржев заканчивался словами: "Неколебимо стоит фронт немецкой армии на своих краеугольных камнях- Ржев и Сычевка. Больше 2000 танков, более 600 самолетов и почти 1/4 миллиона убитых потерял враг". Потери только 30-й армии за сентябрь и октябрь составили 23492 человека, а вместе с потерями за август- 105933 человека (53).

По накалу, ожесточенности, по характеру боевых действий, по потерям августовско-октябрьские бои в районе Ржева газеты обеих сторон в те дни сравнивали с боями в Сталинграде. И. Эренбург писал: "Мне не удалось побывать у Сталинграда... Но Ржева я не забуду. Может быть, были наступления, стоившие больше человеческих жизней, но не было, кажется, другого, столь печального - неделями шли бои за пять-шесть обломанных деревьев, за стенку разбитого дома да крохотный бугорок". Немецкий военный корреспондент Ю. Шуддекопф в октябре в статье "Засов Ржев" писал: "В двух местах немецкое наступление на Востоке достигло Волги:

у стен Сталинграда и у Ржева... То, что разворачивается у Сталинграда..., происходит в меньших масштабах у Ржева уже почти год. Почти день в день год назад немецкие войска в первый раз достигли Волги... С тех пор три больших сражения развернулись за кусок земли в верхнем течение Волги - и идет четвертое, самое ожесточенное, не прекращающееся уже больше двух месяцев" (54)".

Эти бои не принесли больших успехов советским войскам, но они отвлекали значительные немецкие силы, не позволяли немецкому командованию перебросить их на юг. Кроме того, по словам Жукова, активные действия наших войск летом и осенью 1942г. на западном направлении против немецкой группы армий "Центр", по расчетам Ставки, должны были дезориентировать противника, создать впечатление, что именно здесь, а не где либо в другом месте мы готовим зимнюю операцию (55).

На самом же деле уже в сентябре - октябре советское командование разрабатывало новую наступательную операцию на РВВ под кодовым названием "Марс".

Эта наступательная операция войск Калининского и Западного фронтов планировалась, разрабатывалась и проводилась параллельно со Сталинградской наступательной операцией "Уран". Ее еще называют Ржевско-Сычевской, что делает ее продолжением летней Ржевско- Сычевской операцией. Поскольку летом и осенью 1942 г. РВП немецких войск так и не был ликвидирован, он все еще, по словам Типпельскирха, "представлял особенно благоприятные возможности для охвата немецких войск и глубокого продвижения (русских войск) на запад" (56).

Высшее советское командование (А. М. Василевский, Жуков) писало об этой операции как об отвлекающей. По мнению Д. Глантца, операция "Марс" по уровню подготовки, по количеству сил была не менее, а может быть и более значительной, чем операция "Уран". Он называет эти операции "близнецами": под Сталинградом планировалось окружить и уничтожить немецкую 6-ю армию Паулюса, под Ржевом- 9-ю армию Моделя; после операции "Уран" планировалось проведение операции "Сатурн", после операции "Марс" намечалось провести еще одну операцию под кодовым названием "Юпитер" или "Нептун" в направлении Вязьмы (57).

Главным руководителем операции "Марс" был Жуков. В октябре- декабре 1942 г. он активно работал в штабах Западного и Калининского фронтов (58). Замысел операции "Марс" состоял в том, чтобы встречными ударами войск правого крыла Западного фронта с рубежей на реках Вазуза и Осуга, на которых они заходились после летне-осенних боев, и войск Калининского фронта, охватывающих ржевский выступ, с северо- запада и из района Белого в общем исправлении на Холм-Жирковский окружить части немецкой 9-й армии и уничтожить ее по частям. Намечалось овладеть Сычевкой не позднее 15 декабря, а Ржевом- 23 декабря. Для участия в операции привлекались 20-я, 29-я, 30-я, 31-я армии (при участии 5-го, 6-го танковых, 2-го гв. кавалерийского, 8-го стрелкового корпусов), 1-я воздушная армия, 22-я, 39-я, 41-я армии (при участии 6-го стрелкового, 1- го, 3-го механизированных корпусов), 3-я воздушная армия (59). Одновременно 3-я и 4-я ударные армии Калининского фронта при участии сил авиации дальнего действия должны были начать Великолукскую наступательную операцию с целью окружения и разгрома противника на левом крыле группы армий "Центра".

Начало операции "Марс" намечалось на 12 октября, но из-за плохой погоды и по другим причинам она постоянно отодвигалась. К тому же разворачивалась операция в очень сложных зимних условиях: метели, заносы, высокий снег, морозы, а днем иногда оттепели.

Немецкое командование знало о подготовке наступательной операции уже с сентября. 22 сентября Гальдер записывал в дневнике: "Неослабевающее интенсивное движение поездов на железнодорожных участках от Москвы в направлении Зубцов а и от Бологое к Великим Лукам", 24 сентября - "Усиленные железнодорожные перевозки на территории всего района перед фронтом группы армий "Центр"... Следует считаться с возможностью того, что противник сосредоточивает новые ударные группировки перед всем фронтом 9-й армии..." Типпельскирх писал, что в середине октября немецкая воздушная разведка обнаружила между городами Торопец и Калинин сосредоточение крупных сил русских. 15 октября в немецком "Бюллетене оценок обстановки" отмечалось: "Противник, очевидно, проводит подготовку крупной зимней операции против центральной группы армий, к которой он должен быть готовым примерно в начале ноября..." (60). Немецкие войска укрепили свои позиции и подготовились к русскому наступлению. К началу ноября для усиления немецкой группировки было переброшено двенадцать дивизий, не считая других средств (61).

Первой началась Великолукская операция. 24 ноября начали наступление 3-я и 4-я ударные армии Калининского фронта. Уже 28 ноября немецкая группировка в Великих Луках была окружена. Весь декабрь шли бои с немецкими частями, переброшенными на этот участок фронта и пытавшимися деблокировать окруженную группировку.

25 ноября с артиллерийской подготовки началось наступление советских войск на восточной, северной и западной сторонах ржевского выступа. Наступавшие с востока части 31-й, 29-й армий Западного фронта в течение трехдневных боев при больших потерях так и не смогли прорвать немецкую оборону. Части 20-й армии, наступавшие южнее по Вазузе, прорвали немецкий фронт, форсировали реку и захватили небольшой плацдарм на ее западном берегу. На следующий день было решено ввести в прорыв часть второго эшелона и конно-механизированную группу. Трудности подхода к месту прорыва и переправы через Вазузу привели к утрате стремительности наступательного порыва. К тому же немецкие части срочно получили здесь подкрепление, некоторые части, в том числе, были переброшены из-под Ржева. 27 ноября все-таки переправившиеся части 6- го танкового и 2-го гв кавалерийского корпусов прошли через оборону немецких войск, пересекли железную дорогу Ржев - Сычевка и оказались в окружении. Уже 28 ноября советское наступление здесь приостановилось. В ночь на 30 ноября части 6-го танкового корпуса при поддержке сил с вазузского плацдарма вырвались из окружения, потеряв при этом почти все оставшиеся танки. Кавалерийским частям прорваться не удалось и они, проплутав по зимним лесам весь декабрь, вышли на запад к советским войскам в долине р. Лучесы с помощью частей 3-го механизированного корпуса Калининского фронта только в январе 1943 года (62).

Несколько успешнее развивалось советское наступление с западной стороны ржевского выступа. Прорвать немецкую оборону южнее г. Белый должен был 6-й Сталинский добровольческий стрелковый корпус, сформированный в Сибири. Ему не повезло с самого начала. К месту наступления он добирался по местам, уже выжженным войной, а поставить на довольствие его "забыли". 170 км. корпус шел 30 суток. В день бойцам выдавали от 400 до 750 гр. хлеба. Появились больные от истощения, были случаи смерти от "паралича, сердечной недостаточности". Когда корпус пришел на место, истощенных людей откармливали в срочно созданных "домах отдыха" (63). И вот этот, немного отдохнувший корпус, включенный в состав 41-й армии, 25 ноября при поддержке танковых подразделений 1- го механизированного корпуса пошел на прорыв немецкой обороны. По воспоминаниям участников боев, не все бойцы имели оружие. Они должны были добыть его в бою. Не у всех была маскировочная одежда. Место для прорыва было выбрано неудачно: узкая долина шириной с километр, господствующие высоты над которой занимали немецкие части. Сегодня в "Долине смерти" над могилой 12500 человек стоит часовня. Потери были такими большими, что из-за угрозы срыва наступления в прорыв был введен раньше намеченного весь 1-й мехкорпус. Его прорвавшиеся части перерезали шоссе Белый- Владимирское, по которому шло снабжение немецких войск в Белом. Части 41-й армии вступили в бой южнее и севернее города, но попытки окружить город были неудачными.

Части 22-й армии, действовавшие в долине р. Лучесы севернее 41-й армии, при участии 3-го мехкорпуса медленно, но упорно продвигались к шоссе Оленине- Белый. С севера им помогали части 39-й армии, наступавшие на Оленине. Они не прорвали немецкую оборону, но, неся большие потери, к 30 ноября все-таки немного потеснили ее. Пять дней боев показали, что наступление, особенно на главном - с востока - направлении, замедлилось. Но наличие резервов у Западного фронта, успехи 41-й и 22-й армий Калининского фронта позволяли еще надеяться на успех. Советским командованием была проведена перегруппировка с тем, чтобы возобновить активные наступательные действия.

Немецкое командование, знавшее о готовящемся наступлении, все-таки в какой-то момент испытало чувство растерянности. Об этом свидетельствует факт из истории немецкого 18-го гренадерского полка 6-й пехотной дивизии, когда один из батальонов 29 ноября получил подряд шесть противоречащих друг другу приказов. Объяснялось это "вражескими прорывали на различных участках фронта" (64)-. Проведя быструю и умелую перегруппировку и получив свежие подкрепления - четыре танковые и одну моторизованную дивизии, немецкое командование подготовило и осуществило ряд контрударов против успешно действовавших на западном участке наступления частей. В результате контрудара северо-восточнее Белого была уничтожена 47-я мех. бригада 41-й армии, а Ю декабря юго-восточнее Белого были окружены части 1-го мехкорпуса и остатки 6-го стрелкового корпуса.

8 декабря Калининский и Западный фронты получили директиву Ставки, в которой говорилось о возобновлении наступления 10-11 декабря. 11 декабря по всему фронту усиленных 20-й и 29-й армий возобновилось активное наступление. Были введены в бой основные силы 5-го и спешно переформированного 6-го танковых корпусов. На Западном участке бои в окружении вели остатки 6-го стрелкового и 1-го механизированного корпусов под командованием генерал-майора Д. М. Соломатина. В ночь на 16 декабря Соломатин предпринял прорыв и вывел оставшиеся части из окружения. По воспоминаниям Хлебникова, все время, пока корпус генерала Соломатина был в окружении, в штабе 41-й армии почти безотлучно находился Жуков. К середине декабря операция "Марс", превратившаяся, по словам Глантца, в кровавую бойню, окончательно выдохлась (65).

Закончилась операция "Марс" 20 декабря. Успехов советским войскам она не принесла, потери же всех частей, участвовавших в ней, были огромны. 20-я армия потеряла 58524 человека, 8-й стрелковый корпус- 6058 человек, 6-й тк потерял фактически два своих полных штатных состава, 5-й тк - полную штатную численность танков за три дня боев, 6-й стрелковый корпус- 25400 человек, вся 41-я армия- 50637 человек, 1-й мехкорпус- 8000 человек. Общие потери составили- около полумиллиона человек, 1700 танков (66).

Главная цель операции - ликвидация немецкой 9-й армии - достигнута не была. Фактически операция "Марс" провалилась. По мнению Глантца, вина за это, и в первую очередь, за страшные людские потери во многом лежит на командовании фронтов и лично на Жукове. Сам Жуков, замалчивая ход операции и страшные итоги, называл основной причиной неудач Западного фронта недооценку "трудностей рельефа местности, которая была выбрана командованием фронта для нанесения главного удара... Другой причиной неудачи был недостаток танковых, артиллерийских, минометных и авиационных средств для обеспечения прорыва обороны противника" (67).

Для немецкой 9-й армии бои в ноябре- декабре тоже не прошли бесследно: ее войска, стоявщие на РВП, были измотаны до крайней степени. Тем не менее к началу 1943 г., на центральном участке советско-германского фронта все еще стояла мощная группировка немецких войск- группа армий "Центр" в составе 77 дивизий и бригады, из которых больше половины располагалась на РВП.'В январе- феврале 1943г. по всему периметру РВВ велись затяжные бои без значительных успехов. На ряде участков фронта проводились небольшие частные операции. Так, например, 25 января части 30-й армии Западного фронта попытались полностью освободить городской лес и левобережную часть Ржева, но успеха не имели. В штабах командование обеих сторон готовило планы действий на весну и лето 1943 года.

Общая ситуация на Восточном фронте после завершения Сталинградской битвы была уже не в пользу немецких войск. После освобождения 17 января Великих Лук советские войска оказались на 240 километров западнее Ржева. Это ухудшило положение немецкой 9-й армии, а наступление Брянского (с 12 февраля), 16-й армии Западного (с 22 февраля) и вновь созданного Центрального (с 25 февраля) фронтов могли угрожать тылам всей ржевско-вяземской группировки немецких войск. Резервов у немецкого командования было немного, и оно начало перебрасывать под Орел и Брянск дивизи из группы армий "Центр". Из районов Ржева и Вязьмы было выведено до 16 дивизий. После неоднократных просьб командования группы Гитлер, наконец, 6 февраля разрешил отвести 9-ю и часть 4-й армий на линию Духовщина - Дорогобуж - Спас-Деменск.

Немецкое командование тщательно разработало и осуществило операцию по отходу немецких войск с РВП под кодовым название "Бюффель" ("Буйвол"). В течение четырех недель была оборудована новая линия обороны, подготовлены промежуточные оборонительные рубежи, вывезено "хозяйственного добро" и боевая техника, проведено минирование, проделана другая работа. С 26 февраля немецкие войска стали уходить с РВП.

1 марта начался отход основной части войск. Арьергардные отряды оставались в Ржеве до вечера 2 марта. Перед отходом они взорвали мост через Волну в Ржеве. Операция "Бюффель" была выполнена полностью (68).

Немцы считают, что они оставили РВП непобежденными. Они сократили фронт группы армий "Центр" до 200 клм. и получили резервы. Английский корреспондент А. Верт писал: "Теперь, в марте 1943 г., немцы, опасаясь, что русские войска обойдут их с юга (в конечном счете возьмут немцев в большое окружение "между Москвой и Смоленском", что им не удалось сделать в феврале 1942г.), просто отошли с "московского плацдарма", хотя и с упорными арьергардными боями, особенно под Вязьмой; при этом они совершили столько разрушений, сколько им позволило время" (69).

Еще 6 февраля 1943 г. командование Калининским и Западным фронтами получило дерективу Ставки о подготовке новой Ржевско-Вяземской операции. Главная цель оставалась прежней: окружить и уничтожить основные силы германской группировки в РВВ. В наступлении должны были опять принимать участие армии Калининского и Западного фронтов. Разведка фронтов обнаружила отход немецких войск с РВП уже в середине февраля, но наступление советских войск началось лишь в марте.

Е. Ржевская вспоминала, что командующий 30 армией генерал-лейтенант В. Я. Колпакчи, даже получив разведданные об отходе немецких войск, долго не решался отдать приказ о переходе армии в наступление. "О Ржев столько раз разбивалось наше наступление, и сейчас, после победы в Сталинграде, когда все внимание Москвы приковано сюда, он не мог просчитаться и медлил. Ему нужны были гарантии, что на этот раз заговоренный Ржев поддастся, будет взят... Все разрешилось ночным звонком Сталина. Он позвонил и спросил у командарма, скоро ли тот возьмет Ржев... И командарм ответил: "Товарищ командующий, завтра же буду докладывать Вам из Ржева", - и двинул войска" (70).

Наступление советских войск началось 2 марта 1943 года. 3 марта был освобожден Ржев, 5 марта- Гжатск, 8 марта- Сычевка, 10 марта- Белый, 12 марта - Вязьма. Наступательная операция превратилась в преследование отступающего противника. При обороне немцами заранее подготовленных промежуточных рубежей наступление приостанавливалось. Кроме того, немцы взорвали все мосты в полосе отхода и заминировали все дороги. С середины марта началась весенняя распутица. Ставка требовала от командования фронтов более энергичных действий, с тем, чтобы не выталкивать противника, а применять обходы и отрезать ему пути отступления. Но наступавшие войска продвигались медленно, по 6-7 км в сутки. 22 марта советские войска вышли к рубежу восточное Духовщины- Дорогобужа- Спас-Деменска, на котором закрепились германские войска. Встретив упорное сопротивление, при сокращении подвоза боеприпасов и продовольствия из-за отрыва от своих баз снабжения, советские войска были вынуждены прекратить наступление.

В результате Ржевско-Вяземской наступательной операции (март 1943 г.) был, наконец, ликвидирован немецкий РВП, линия фронта отодвинулась от Москвы еще на 130-160 км и непосредственная угроза столице была окончательно устранена. Советское командование вывело в резерв Ставки две войсковые армии и механизированный корпус. Потери фронтов в операции составили 138577 человек (71).

Общее число потерь в четырех наступательных операциях на РВП составило более 1 600 000 человек. Здесь не учтены потери наших войск в мае- июле, в конце августа- середине ноября 1942г., в январе- феврале 1943г., а они были значительными. С их учетом, как можно предположить, потери Красной Армии в боях за РВП могут приблизиться к 2 000 000 человек.

В марте 1998 г. в областных и районных (ржевских) газетах в выступлениях главы администрации г.Ржева А. В. Харченко появилась и такая цифра потерь нашей армии на ржевско-вяземском направлении - 2 060 000 человек. Цифра эта была дана Институтом военной истории по запросу маршала Советского Союза В. Г. Куликова, участника боев под Ржевом. В мае 1999 г. появилась еще одна цифра потерь, опять со ссылкой на Институт военной истории,- 913 тыс. человек (72). Даже если остановиться на цифре в 1 600 000 чел., то и она превышает потери нашей армии во всех других битвах Великой Отечественной войны, в том числе и в Сталинградской.

Достоверных данных о потерях немецкой армии в боях за РВП не имеется. Есть очень неконкретные и вызывающие сомнения данные. Так, Ржевской приводятся слова из гамбургской газеты "Die Welt": "В боях под Ржевом погибло столько немцев, сколько, например, жителей в Котбусе или Ингальштадте". По словам ветеранов немецкой армии, под Ржевом погибло от 350 до 400 тыс. человек (73). Скорее всего, это - число потерь в боях конкретно за Ржев, или, возможно, только 9-й армии в ржевско- сычевской части выступа. Поскольку Ржевская битва фактически была битвой не за город Ржев, а за весь ржевско-вяземский плацдарм, цифры потерь немецкой армии могут быть больше.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Определение понятия "битва" - важнейшее, стратегическое направление; совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, задачам, месту и времени одновременных и последовательных наступательных операций, проводимых группой фронтов, объединенных единым замыслом и руководством; достижение решающих политических и стратегических целей на определенном этапе войны. Все это позволяет назвать боевые действия в районе РВВ с 8 января 1942 г. по 31 марта 1943 г. битвой.

Действия советских войск в этой битве чаще всего были неудачны, конечную цель - ликвидацию основных сил группы армий "Центр" - так и не удалось достичь. Выведенные с ржевско-вяземского плацдарма войска командование вермахта направило на другие участки советско- германского фронта. Используя слова Э. Манштейна, эту битву можно назвать потерянной победой нашей армии и наших ведущих полководцев, в первуо очередь, Жукова. Именно он практически все время курировал ее проведение или в качестве командующего Западным фронтом, или командующего войсками Западного направления, или представителя Ставки. История этой битвы наполнена трагическими эпизодами: во время битвы за РВП в окружении оказывались советские армии и корпуса, ни одна воздушно-десантная операция здесь не достигла своей цели. Небольшие промежуточные успехи стоили больших людских и материальных потерь. Причины этих неудач кроются не только в природных условиях, не только в недостатке человеческих и материальных резервов, но и в ошибках и просчетах командования. В результате потери в битве за РВП были самыми большими за годы Великой Отечественной войны - около двух миллионов человек.

Тем не менее эта битва имела огромное значение в ходе Великой Отечественной войны. И не только потому, что после ее завершения был достигнут значительный стратегический результат. Постоянные наступательные действия наших войск на этом участке фронта оттягивали на себя значительные силы вермахта, не позволяя немецкому командованию использовать их на других участках фронта. Весь 1942-й год немецкие войска не проводили здесь больших наступательных операций, а вынуждены были только обороняться.

Таким образом справедливо утверждение, что на дальних подступах к Москве в январе 1942г.- марте 1943 г. развернулась длительная, крайне ожесточенная, то вспыхивающая в периоды крупных наступательных операций советских войск, то несколько затухающая во время позиционных боев и частных операций, но не прекращающаяся ни на один день битва за ликвидацию важного для немецкой армии плацдарма, повлекшая огромные человеческие жертвы и материальные потери. По названию города, вокруг которого развернулись наиболее ожесточенные бои и который стал символом этой битвы для обеих сторон, она может быть названа Ржевской битвой.

Примечания

1. ШТЕМЕНКО С. М. Генеральный штаб в годы войны. Кн. 1 и 2. М. 1989, с. 96-97.

2. Запись беседы Сталина и Уилки. См.: советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945гг. Т. 1. 1941-1943. М. 1984, с. 232--239; Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО), ф. 354, оп. 5806, д. 120, л. 21 об.

3. История второй мировой войны 1939-1945. Т. 7. М. 1976, с. 241; ВОРОНОВ Н.Н. На службе военной. М. 1973, с. 384-385; ЕРЕМЕНКО А. Годы возмездия. М. 1986, с. 36, 38; ВОЛКОГОНОВ Д. Триумф и трагедия. Кн. 2, ч. 1. М. 1989, с. 367-368.

4. ЛАДЫГИН И., СМИРНОВ И. На ржевском рубеже. Ржев. 1992, с. 53; ГАЛЬДЕР Ф. Военный дневник. Т. 3, кн. 2. М. 1969, с. 320; "Der Durchbruch". Soldatenzeitung an der Ostfront, 23.VIII.1942. Ржевский краеведческий музей. Научно-вспомогательный фонд (РКМ, НВФ) N 813, s. 19; РЖЕВСКАЯ Е. Ближние подступы. М. 1985, с. 112, 110; ГРОССМАНН X. Ржев - краеугольный камень Восточного фронта. Ржев. 1996, с. 132.

5. ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 359, 361.

6. История второй мировой войны. Т. 6. М. 1976. с. 29.

7. GROSSMANN Н. Geschichte der rheinische-westfalischen 6. Infanterie- Diwision 1939-1945. Bad Nauheim. 1958, s. 133.

8. Советская военная энциклопедия. Т. 7. М. 1979, с. 119.

9. ГРОССМАНН X. Ук. соч.

10. История второй мировой войны. Т. 4. М. 1975, с. 307.

11. ГРОССМАНН X. Ук. соч., с. 22.

12. ВОЛКОГОНОВ Д. Ук. соч., с. 287.

13. Дорога на Смоленск. Американские писатели и журналисты о Великой Отечественной войне советского народа 1941-1945. М. 1985, с. 74.

14. БЕЛОВ П. А. За нами Москва. М. 1963, с. 194.

15. ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 161.

16. Цит. по книге: ПРОЭКТОР Д. М. Агрессия и катастрофа. М. 1968, с. 314 -316.

17. История второй мировой войны. Т. 4, с. 311; ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 191.

18. ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 219.

19. ЦАМО, ф. 29-й армии, оп. 8529, д. 87, лл. 15-18; оп. 8550, д. 12, л. 1-7; САФРОНОВ Т. П. Воздушные десанты во второй мировой войне. М. 1962, с. 26.

20. БЕЛОВ П. А. Ук. соч., с. 206, 212, 223, 227-229.

21. Советская кавалерия. М. 1984, с. 202.

22. Данные ЦАМО приводятся по книге: КАПУСТО Ю. Последними дорогами генерала Ефремова. М. 1992, с. 105.

23. БЕЛОВ П. А. Ук. соч., с. 231-232, 262.

24. История второй мировой войны. Т. 4, с. 312-313.

25. Гриф секретности снят. М. 1933, с. 176.

26. ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 268; ПРОЭКТОР Д. М. Ук. соч., с. 350.

27. ТИППЕЛЬСКИРХ К. История второй мировой войны. Т. 1. СПб. 1994, с. 241.

28. История второй мировой войны. Т. 5, с. 244; ШТЕМЕНКО С. М. Ук. соч., с. 35.

29. История второй мировой войны. Т. 5, с. 115.

30. ЖУКОВ Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 2. М. 1988; с. 252 253; БЕЛОВ П. А. Ук. соч., с. 283, 298.

31. ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 249; История второй мировой войны. Т. 5, с. 241, 243; БЕЛОВ П. А. Ук. соч., с. 279-280, 281; ТИППЕЛЬСКИРХ К. Ук. соч., с. 241.

32. ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 265, 266, 675; БЕЛОВ П. А. Ук. соч., с. 324, 312.

33. История второй мировой войны. Т. 5, с. 243; ГРОССМАНН X. Ук. соч., с. 62, 48, 51-62.

34. ТИППЕЛЬСКИРХ К. Ук. соч., с. 241; ЛАДЫГИН И., СМИРНОВ Н. Ук. соч.. с. 58; GROSSMANN Н. Ор. cit, s. 114; ВИЖ, 1999, N 2, с. 5; ЦАМО, ф. 213, оп. 2002, д. 402, л. 48.

35. ПРОЭКТОР Д. М. Ук. соч., с. 350; ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 234.

36. ЦАМО, ф. 213, оп. 2002, д. 65, лл. 1-3.

37. ЛАДЫГИН И., СМИРНОВ Н. Ук. соч., с. 59; ХЛЕБНИКОВ Н. М. Под грохот сотен батарей. М.1974, с.176.

38. ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 260, 303.

39. ХЛЕБНИКОВ Н. М. Ук. соч., с. 180; ЛАДЫГИН И.. СМИРНОВ Н. Ук. соч., с. 65.

40. История второй мировой войны. Т. 5, с. 245.

41. ВОЛКОГОНОВ Д. Ук. соч, с. 335.

42. ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 316-318, 320; ТИППЕЛЬСКИРХ К. Ук. соч., с. 241.

43. САНДАЛОВ Л. М. Погорело-городищенская операция. М. 1960, с. 90.

44. ЖУКОВ Г. К. Ук. соч., с. 266.

45. RHEIN E.-M. Das rheinische-westfalische Infanterie / Grenadir-Regiment 18. 1921--1945. Bergisch-Gladbach. 1993, S. 184, 189; ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч.. с. 321.

46. Гриф секретности снят, с. 225; ЦАМО, ф. 213, оп. 2002, д. 422, л. 69.

47. ЛАДЫГИН И., СМИРНОВ Н. Ук. соч., с. 70-72, 74.

48. ХЛЕБНИКОВ Н.М. Ук. соч., с. 183 184; ЛАДЫГИН И., СМИРНОВ Н. Ук. соч., с. 188-191.

49. GROSSMANN Н. Ор. cit., S. 133.

50. ГРОССМАНН X. Ук. соч.. с. 70, 72; ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч.. с. 328, 332.

51. ВОРОБЬЕВ Е., КОЧЕТКОВ Д. Я не боюсь не быть. М. 1983, с. 300. 302- 303, 307.

52. LUTHER Н. Dunkle Jahre Kriegsbriefe und Errinerungen.- PKM, НВФ, N 813, S. 17-22; ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 351.

53. ЦАМО, ф. 208, оп. 2511, д. 1450, л. 104; д. 1451, л. 95; GROSSMANN Н. Ор. cit., S. 133.

54. ЭРЕНБУРГ И. Люди. годы, жизнь. М. 1990, с. 220 -221; LUTHER Н. Ор. cit,, S. 21.

55. ЖУКОВ Г. К. Ук. соч., с. 291.

56. ТИППЕЛЬСКИРХ К. Ук. соч., с. 270.

57. ГЛАНТЦ Д. М. Операция "Марс". Вопросы истории, 1997, N 8.

58. ИСАЕВ С. И. Вехи фронтового пути. ВИЖ, 1991, N Ю; ВОРОБЬЕВ Е., КОЧЕТКОВ Л. Ук. соч., с. 323 324; БЕЛОБОРОДОВ А. П. Всегда в бою. М. 1984, с. 164 -165. 179-181; БОЙКО В. Р. С думой о Родине. М. 1983. е. 46- 48; ХЛЕБНИКОВ Н.М. Ук. соч., с. 195, 197. 204.

59. ЦАМО, ф. 213. оп. 2002, д. 180; ГЛАНТЦ Д. Ук. соч., с. 8, 16 17; ЛАДЫГИН И., СМИРНОВ Н. Ук. соч., с. 107.

60. ГАЛЬДЕР Ф. Ук. соч., с. 347, 352; ТИППЕЛЬСКИРХ К. Ук. соч., с. 270; ШИМАНСКИЙ В. Выбор направления главного удара. ВИЖ, 1963, N 10, с. 6.

61. ЖУКОВ Г. К. Ук. соч., с. 292.

62. RHEIN E.-M. Ор. cit., s. 208--212; ГЛАНТЦ Д. Ук. соч., с. 22; Советская кавалерия, с.216- 217.

63. ЦАМО, ф. 860, оп. 1, д. 22, д. 35.

64. RHEIN E.-M. Ор. cit., s. 210.

65. ЖУКОВ Г. К. Ук. соч., с. 311 313; ГЛАНТЦ Д. Ук. соч., с. 23; СОЛОМАТИН Д.М. Красноградцы. М. 1963, с. 36* 42; ХЛЕБНИКОВ Н. М. Ук. соч., с. 197.

66. ГЛАНТЦ Д. Ук. соч., с. 27, 23, 24; ЦАМО, ф. 860, оп. 1, д. 22, л. 37; ф.213, он. 2002. д. 180, л. 32.

67. ЖУКОВ Г. К. Ук. соч., с. 314.

68. ГРОССМАНН X. Ук. соч., с. 126-130.

69. Цит. по кн.: ЛАДЫГИН И., СМИРНОВ Н. Ук. соч.. с. 16.

70. РЖЕВСКАЯ Е. Ук. соч.. с. 115, 117.

71. Гриф секретности снят, с. 226.

72. ХАРЧЕНКО А. Неоплатный долг перед памятью. Тверская жизнь, 3.III.1998; КОНДРАТЬЕВ О. Цена Победы, - Тверская жизнь, 8.V.1999.

73. РЖЕВСКАЯ Е. Ук. соч., с. 54; ФЕДОРОВ Е. С. Правда о военном Ржеве. Ржев. 1995, с. 217.

Автор: С. А. Герасимова

Share this post


Link to post
Share on other sites

Замечательно то, что несмотря на явные проблемы и проколы этой битвы, тем не менее ни одной немецкой дивизии не было переброшено в Сталинград и постоянные атаки Ржевского выступа нервировали и немецкое командование. Так что определённое значение битва сыграла, причём в ней применялись и нестандартные решения, к примеру высадка десанта в котлах, для того чтобы десантники стали поводырями окруженцев.

Так что надо иметь ввиду, что Ржев повлиял на все остальные участки фронта, разгром киевской группировки в 1941-м сорвал темпы немецкого наступления на войну и так далее.

Конечно эта битва не шедевр для нас, но значение в разгроме немцев она играет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0