Sign in to follow this  
Followers 0
Snow

В.В. Каминский. Войсковые соединения генштаба В.О. Каппеля и их командный состав

1 post in this topic

Войсковые соединения генштаба В.О. Каппеля[1] и их командный состав

Изначальный антибольшевизм знаменитого «белого героя» В.О. Каппеля у всякого более-менее непредвзято мыслящего историка должен вызвать серьезные сомнения. В своих работах автор уже указывал, что, как и прочие несколько сотен выпускников самого престижного военно-учебного заведения Российской Империи – Николаевской Академии Генштаба (АГШ), Каппель в конце 1917 – весной 1918 г. настойчиво искал сколько-нибудь реальную возможность для реализации своего высокого военно-профессионального статуса как офицера Генштаба[2]. В этих поисках молодой «генштабист» явно не исключал и вероятность службы в Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА). О последнем свидетельствует, в частности, переписка Каппеля с руководством большевистского Главного управления Генерального штаба (ГУГШ) начала мая 1918 г. Стремительное наступление чехов и взятие ими Самары 8 июня 1918 г. отвергло эту возможность. Таким образом, если фактор службы Каппеля весной 1918 г. в РККА не реализовался, то обусловлено это было в значительной мере не какими-то изначальными антибольшевистскими убеждениями этого «генштабиста», а комплексом своеобразно сложившихся внешних обстоятельств, как-то: слабость частей Красной Армии в Поволжье, весьма быстрое наступление белочехов и стремительный захват ими Сибирских и Поволжских городов, в т.ч. и Самары[3]. Оказавшись в Самаре к моменту ее захвата чехами, Каппель попал в распоряжение «белого» Комуча, где и обрел

упомянутую реальную возможность для применения своих, бесспорно выдающихся, военно-организаторских способностей.

Поначалу отряд, которым командовал подполковник Генштаба В.О.Каппель, был невелик: на начало лета 1918 г. он насчитывал «...2 роты, 1 эскадрон и конную батарею»[4]. Между тем Приказом по Штабу Народной Армии Комуча №20 от 25 июля 1918 г. каппелевский отряд был развернут в Отдельную стрелковую бригаду 2 полкового состава[5]. Её численность к концу существования Самарского Комуча не превышала 3–4 тыс. чел.[6] С образованием Уфимской Директории (23 сентября 1918 г.) Народная Армия Комуча прекратила свое самостоятельное существование. Под руководством того же Каппеля все ее части были сведены в три бригады (Особую Самарскую, Казанскую и Симбирскую) общей численностью в 14,5 тыс. штыков, 1,5 тыс. сабель и 70 орудий. Образовав собой Волжскую группу, эти бригады были включены в состав Самарской армейской группы генерала С.Н. Войцеховского, прикрывавшей основное железнодорожное направление Уфа – Златоуст, и в таком виде встретили Омский переворот Колчака (18 ноября 1918 г.)[7]. Не позднее 24 февраля 1919 г. на основе вышепоименованных частей был образован 1-й Волжский корпус, командиром которого к указанному сроку уже состоял генерал-майор В.О.Каппель[8]. Летом – осенью 1918 г., а затем весной 1919 г. он с вверенными ему соединениями «проявлял прямо чудеса маневра» и нередко одерживал блестящие победы. Всему этому имеются многочисленные свидетельства очевидцев и участников событий[9]. Мало того, Каппель показал себя не только способным военачальником, но и заботливым отцом-командиром.

Недаром даже скептически настроенный ко всему на свете барон А.П. Будберг весной 1919 г. характеризовал корпус Каппеля как «...отлично до последней нитки

и с запасом снабженный...» (запись за 11 мая 1919 г.) и далее отмечал: «...войска Каппеля...оказались в очень нарядном внешнем виде, благодаря английскому, с

иголочки, обмундированию и снаряжению, и отлично ходили церемониальным маршем...» (запись за 14 мая 1919 г.)[10]. За успешные боевые действия в период со

2 марта по 24 августа 1919 г. Каппель в числе прочих 10 офицеров был представлен Колчаком к высшей награде русской армии – ордену Св. Георгия 4-й степени.

Финал жизненного пути Каппеля оказался трагичным: возглавив уже обреченный колчаковский фронт в начале декабря 1919 г., он сплотил войска и начал т.н. «Великий Сибирский» поход. В походе он заболел, 25 января 1920 г. подписал приказ о передаче командования генерал-майору С.Н. Войцеховскому, а 26 января скончался на разъезде Утай[11].

Если о В.О. Каппеле как о начальнике наиболее боеспособных «белых» соединений на Востоке России известно достаточно, то о тех конкретных штаб- и обер-офицерах, кто летом – осенью 1918 г. формировал каппелевские части (последовательно: Отдельную стрелковую бригаду, Волжскую группу, 1-й Волжский корпус), составлял персонал их штабов, командовал этими частями и, наконец, обеспечивал их победы на противобольшевистском фронте, неизвестно практически ничего. Хотя проследить судьбы всех офицеров-каппелевцев здесь не представляется возможным, все же в настоящей статье автор пытается впервые в историографии восстановить имена и подробности профессиональной службы некоторых из них.

На 25 июля 1918 г. отряд В.О. Каппеля имел в своем составе «всего 47 офицеров и 480 солдат»[12]. К осени 1918 г. с ростом численности личного состава каппелевского соединения увеличился, видимо, и его офицерский состав. Исполняющим должность Начальника Штаба 1-го Волжского корпуса на 24 февраля 1919 г. был назначен подполковник Генштаба Семен Нилович Барышников (1914/15 г. выпуска из АГШ)[13]. А на 20–24 августа 1918 г. в чине капитана он занимал должность Начальника Отдела формирования и устройства войск ГУГШ в Самаре[14]. Следовательно, С.Н. Барышников занимался непосредственно формированием боевых частей Народной Армии Комуча и вполне уместно предположить, что он сыграл свою роль и в формировании вышеупомянутой бригады Каппеля.

На страницах одного из дел Ф.33892 (фонд АГШ) в «Списке слушателей старшего класса Академии», относящемся приблизительно к осени 1918 г. (но не позднее 18 ноября) напротив имен ряда курсантов Академии в графе «Где находится?» автор обнаружил следующую примечательную надпись: «В распоряжении полковника Каппеля»[15]. Таким образом, речь может идти об отборе Каппелем офицеров, прежде всего, для службы в штабах своих частей. О том, что такой подбор действительно имел место, свидетельствует телеграмма Правителя дел Всероссийской АГШ («белой») полковника Генштаба И.И. Смелова № 5742 от 24 октября 1918 г., адресованная Помощнику Начальника Штаба Верховного Главнокомандующего полковнику Генштаба А.П. Слижикову. В телеграмме сообщалось о «препровождении» копии телеграммы «...капитана Ловцевича о командировании в Штаб полковника Каппеля не менее 8 офицеров» именно из «слушателей старшего класса» АГШ[16]. В нижеследующей таблице постараемся представить служебную занятость этих лиц на различных этапах периода 1918–1919 гг.

Курсанты АГШ в штабах каппелевских соединений (1918–1919)[17]

Ф.И.О., офицерский чин, последняя должность в «добольшевистской» армииСрок окончания или обучения в АГШСрок нахождения в распоряжении В.О. КаппеляПодробности дальнейшей служебной деятельности в армии Колчака (на 24 февр. 1919 г.)
Гуммель, капитан; прикомандирован к Штабу 6-й стрелковой дивизии (5-й стрелковый полк), 6 августа 1912 г. закончил ВУч. в чине подпоручикаВыпускник ускорен. курсов 3-й очереди (июнь 1918 г.); с июля по осень 1918 г. – слушатель старшего класса АкадемииНа 18 ноября 1918 гПомощник начальника штаба Самарской бригады
Дубовик, штабс-капитан, 15 июня 1908 г. закончил ВУч. в чине подпоручика Выпускник ускорен. курсов АГШ 1-й очереди (янв. 1917 г.) с

июля по осень 1918 г. – слушатель старшего класса Академии

Начальник штаба бригады Курганского военного округа
Калаушин, подъесаул, 3-й Хоперский казачий полк, 12 июня 1912 г. закончил ВУч. в чине хорунжегоВыпускник ускорен. курсов 3-й очереди (июнь 1918 г.); с июля по осень 1918 г. – слушатель старшего класса АкадемииПомощник начальника штаба Самарской бригады
Корженко, поручик, летчик-наблюдатель 1-й боевой

авиационной группы 5-го Улан. Литовск. полка; 6 августа 1912 г. закончил ВУч. в чине подпоручика

То жеВ Штакоре-1 Волжского военного округа
Костржицкий, капитан, 11-й пехотный полк Псковский; 12 июля 1914 г. закончил ВУч. в чине подпоручикаТо жеВ штабе Курганского военного округа
Ловцевич, капитан, 2-й парк легкой артиллерийской дивизии; 6 августа 1910 г. закончил ВУч. в чине подпоручикаТо жеНачальник отдела в Главном Штабе
Озолин, капитан, 99-й Ивангородский пехотный полкТо жеНачальник штаба

Морской стрелковой бригады в Красноярске

Пуляшко, капитан, 6-я Московская школа прапорщиков (328-й Новоузинский пехотный полк), 22 апреля 1905 г. закончил ВУч. в чине подпоручикаТо жеПомощник Начальника Оперотдела Управления генерального квартирмейстерства
Ромеров, капитанОкончил ускорен. курсы 1-й очереди (1 ноябр. 1916 г. – 15 янв. 1917 г.)В Штакоре-1 Волжского военного округа
Тимофеев, капитан, 174-й Роменский пехотный полк, 6 августа 1911 г. закончил ВУч. в чине подпоручикаВыпускник ускорен. курсов 3-й очереди (июнь 1918 г.), с июля по осень 1918 г. – слушатель старшего класса АкадемииНачальник Оперотдела Штакора-1 Волжского военного округа
Фельдман, штаб-ротмистрВ прикомандировании к отряду КаппеляНа 9 дек. 1918 гСведений нет
Шимановский, капитан; 244-й Красноставский пехотный полк, 14 июня 1907 г. закончил ВУч. в чине подпоручикаВыпускник ускорен. курсов 3-й очереди (июнь 1918 г.), с июля по осень 1918 г. – слушатель старшего класса АкадемииНа 18 нояб. 1918 г. Начальник штаба Самарской бригады

Поясним вышеприведенную таблицу. В.О. Каппель при подборе комсостава для своих частей показал себя не только опытным кадровиком с хорошим «вкусом», но и дальновидным военным педагогом-наставником. Сказанное нашло свое проявление в целом ряде аспектов.

Во-первых, 11 из 12 персон, представленных в таблице, были кадровыми офицерами, т.е. еще до Первой мировой войны прошли полный курс обучения в военных или юнкерских училищах[18]. Важно отметить, что военные науки в таких училищах нередко преподавали специалисты высшей военной квалификации – выпускники АГШ[19]. В итоге ко времени описываемых событий поименованные в таблице офицеры уже должны были иметь опыт штабной службы, в т.ч. и в военных условиях.

Во-вторых, выбранные Каппелем офицеры являлись представителями фактически всех родов войск «добольшевистской» армии, в которых они служили до гражданского конфликта в стране: в пехоте (Гуммель, Дубовик, Костржицкий, Озолин, Пуляшко, Тимофеев, Шимановский), в кавалерии (Фельдман), в казачьих частях (Калаушин), в авиации (Корженко), в артиллерии (Ловцевич)[20].

В-третьих, высокий военный профессионализм «каппелевцев» в 1918–1919 гг. во многом был обусловлен тем фактором, что их командир старался формировать начальствующий состав своих частей из выпускников и курсантов АГШ. Не случайно из 12 офицеров, состоявших на осень 1918 г. «в распоряжении полковника Каппеля» (они представлены в таблице), только штаб-ротмистр Фельдман не обучался в АГШ[21]. Остальные 11 чел. являлись выпускниками ускоренных курсов различных очередей военного времени в АГШ (10 – выпускниками 3-й очереди, а один (капитан Ромеров) – 1-й). Здесь интересно отметить, что выпуск курсантов 3-й очереди состоялся в июне 1918 г. и насчитывал 143 чел.[22] Иными словами, этот выпуск был всецело подготовлен под надзором большевистского военного руководства! Действительно, весь период с конца 1917 г. до 23–24 июля 1918 г.[23] АГШ находилась в распоряжении большевиков, чья прагматическая забота о подготовке в ее стенах грамотного комсостава для РККА подтверждается целым комплексом факторов[24]. Все это время азам высшего военного искусства (военной администрации, картографии, различным видам тактики, военной статистике, службе Генштаба, истории военного искусства и пр.) молодых офицеров вполне добросовестно обучали такие известные военные ученые-профессора, как генерал-лейтенанты Генштаба А.К. Баиов, В.В. Витковский, А.Г. Елчанинов, В.Ф. Новицкий, Д.В. Филатьев, Г.Г. Христиани; генерал-майоры Генштаба Б.В. Геруа, М.А.Иностранцев, А.Ф. Матковский, А.И. Медведев; полковники Генштаба А.И. Андогский, Б.П. Богословский, П.Ф. Рябиков и др.[25] О налаживании правильного процесса обучения курсантов в АГШ весной – летом 1918 г. неоднократно справлялся сам вождь РККА Троцкий[26].

Сказанное выше позволяет утверждать, что, несмотря на сокращенные сроки обучения, слушатели ускоренных курсов 3-й очереди АГШ все же получили к июню 1918 г. основы универсальной академической подготовки, которая традиционно осуществлялась в стенах знаменитой Академии во 2-й половине XIX – начале XX в. Эффективность такой подготовки может быть доказана, прежде всего, тем фактом, что среди выпускников ускоренных курсов 1-й, 2-й и 3-й очередей было немало таких, кто в дни гражданского конфликта успешно управлял боевыми частями и штабами как в «красном», так и в «белом» лагерях[27]. 23–24 июля 1918 г. АГШ была эвакуирована большевиками из Екатеринбурга в Казань, где в ночь 6–7 августа с.г. попала в руки эсеровского Комуча, захватившего город с помощью чешских штыков[28]. В итоге, в распоряжении «белых» на Востоке России оказались не только 22 преподавателя и служащих АГШ[29], но и почти весь выпуск ускоренных курсов 3-й очереди[30]. Иными словами, на протяжении первой половины 1918 г. большевики, сами того не подозревая, подготовили для «белого» Комуча кадровый комсостав весьма высокой военно-профессональной квалификации. Часть этого потенциала летом – осенью 1918 г. и весной 1919 г. как раз и была вполне успешно использована Каппелем.

В-четвертых, будучи дальновидным военным руководителем, Каппель содействовал дальнейшему продвижению по службе отобранным им офицерам. Все 12 чел., выбранные Каппелем для службы в штабах его соединений, были младшими офицерами: 8 из них закончили службу в «добольшевистской армии в чине капитана; 1 – штабс-капитана, 1 – штаб-ротмистра, 1 – подъесаула и 1 – поручика.

Низкие чины, однако, не помешали «каппелевским питомцам» занять важные должности в штабах «белых» частей Востока России. Причем половина от общего числа (6 из 12) служила в 1-м Волжском корпусе, которым командовал сам Каппель, занимая там ответственные должности. Трое (капитаны Гуммель, Шимановский и подъесаул Калаушин) служили в штабе Самарской бригады. Один возглавлял Оперотдел корпусного Штаба (капитан Тимофеев), еще двое (поручик Корженко и капитан Ромеров) занимали различные должности в том же штабе[31]. А капитан Ловцевич на конец октября 1918 г. уже сам занимался вопросами комплектования комсостава в Волжской группе Каппеля. Об этом свидетельствует хотя бы вышеупомянутая телеграмма № 5742[32].

Мало того, ряд офицеров, находившихся летом – осенью 1918 г. «в распоряжении В.О.Каппеля», к началу 1919 г. получили серьезные повышения в армии Колчака. Так, штабс-капитан Дубовик на 24 февраля 1919 г. руководил штабом Курганского ВО; в том же штабе служил капитан Костржицкий; штаб Морской стрелковой бригады в Красноярске в это же время возглавлял капитан Озолин.

Особенно продвинулись по службе капитаны Пуляшко (на 4 февраля 1919 г. – Помощник Начальника Оперотдела Угенквартверха[33]) и Ловцевич (Начальник Отдела в Главном Штабе[34]). Автору удалось найти материалы, подтверждающие факт исполнения капитаном Ловцевичем в штабе Колчака к весне 1919 г. достаточно ответственных поручений. Так, 1 февраля 1919 г. «из экстраординарных сумм Верховного Главнокомандующего» Ловцевичу «за секретную командировку» в Оренбург было выписано 3105 р. На руки он получил в качестве аванса 4000 р. Эти деньги покрыли расходы офицера не только на «бытовые нужды» (прожива-ние в гостиницах, питание, извозчики и пр.), но и на секретные командировки его агентов – поручика Головацкого и подпоручика Андреева – в период с 3 декабря 1918 г. до 21 января 1919 г. в Юго-Западную Армию в города Екатеринбург, Оренбург, Челябинск, Омск, Троицк[35].

Данных, документально подтверждающих проведение «каппелевцами» в 1918–1919 гг. т.н. «психических атак», известных россиянам еще по к/ф «Чапаев», автору обнаружить не удалось. Тем не менее, пишущий эти строки смеет надеяться, что ему удалось в какой-то мере приоткрыть завесу неизвестности в вопросе о персональном составе руководства знаменитых боевых соединений «белой» армии Востока России, которыми на разных этапах периода с лета 1918 – на протяжении 1919 г. командовал В.О. Каппель.

Примечания

1. Владимир Оскарович Каппель в 1913 г. закончил Николаевскую Академию Генерального Штаба (АГШ) и на 8 февраля 1917 г. находился в чине подполковника. См.: Список Генерального Штаба. Исправлен по 3 января 1917 г. с приложением изменений по 8 февраля 1917 г. (Пг., 1917). С.128; Российский Государственный Военный Архив (дальше – РГВА). Ф.33892. Оп.1. Д.39. Л.61. Не ясен, однако, чин В.О.Каппеля к весне 1918 г. А.Зайцов считает его к этому времени полковником, а В.Клавинг это же звание присвоил Каппелю уже в 1917 г. См.: Зайцов А. 1918 год. Очерки по истории русской гражданской войны. Париж, 1934. С.169. См.: Клавинг В.В. Кто был кто в Белой гвардии и военной контрреволюции (1917–1923 гг.): Энцикл. справ. СПб., Нестор, 1998. С.59. Между тем в списке офицеров Генштаба, зарегистрированных в большевистском ВГШ на 9 мая 1918 г. Каппель числится как подполковник. См.: РГВА. Ф.11. Оп.6. Д.96. Л.63. Современный историк С.И.Константинов полагает, что на момент захвата чехами Самары (8 июня 1918 г.) Каппель оставался подполковником и в полковники был произведен только 24 августа с.г. за взятие Симбирска. См.: Константинов С.И. Вооруженные формирования противобольшевистских правительств Поволжья, Урала и Сибири в годы гражданской войны: Дис. … канд. ист. наук. Екатеринбург, 1998. С.439. Чин генерал-майора Каппелю был присвоен Главнокомандующим войск Уфимской Директории Генштаба генерал-лейтенантом В.Г.Болдыревым в последний день его пребывания в этой должности и в день колчаковского переворота (18 ноября 1918 г.). См.: Болдырев В.Г. Директория, Колчак, интервенты. Новониколаевск, Сибкрайиздат., 1926. С.109. Свой последний воинский чин генерал-лейтенанта Каппель получил уже на «закате» «колчаковщины»: в период между 24 августа и началом декабря 1919 г. См.: Новиков П.А. Движение белых войск по северу Иркутской губернии в начале 1920 г. // История Белой Сибири: Тез. 4-й научн. конф., 6–7 февраля 2001 г. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2001. С.115; Шевелев Д.Н. Георгиевские награды в русской армии Адмирала Колчака // Там же. С.126, 127.

2. См., например: Каминский В.В. Служил ли Каппель в Красной Армии? // История Белой Сибири: Тез. 4-й науч. конф., 6–7 февр. 2001 г. Кемерово, 2001; Kaminsky V. Graduates of The Nikolaev Academy... Section One. Part II.

3. См.: Каминский В.В. Указ. соч. 2001. С.134–137. На разных этапах периода с конца 1917 г., на протяжении 1919 г. на службе у большевиков находился всего 701 выпускник АГШ, что превышало общее количество тех же выпускников, находившихся на службе у Колчака и Деникина в 1,2 раза. Наличие столь значительного количества «генштабистов» в распоряжении ленинского режима явилось важнейшим фактором его победы в Гражданской войне (1918–1920). Подробнее все эти аспекты рассматриваются в авторской диссертации. См.: Kaminsky V. Graduates of The Nikolaev Academy of the General Staff in the Service of the Bolshevik Regime: the Specific Character of their Status of Service in the Red Army, their Contribution to its Organization and Attaintment of Victory in the Civil War (the end of 1917 – Fall 1919): Ph. D. Dissertation. Ben-Gurion University of the Negev. 2002 (in Russian). Section One. Part I. Chapter I: P.45–50; Chapter II: P.75–76; Chapter III; Part II. Chapter I: P.94–98; 108–112; 115–119; Section Two, Parts I, II.

4. Щепихин С.А. Под стягом Учредительного Собрания // Гражданская война на Волге в 1918 г. с/б. 1. Изд. Общества участников Волжского движения, 1930. С.186.

5. См.: Боевые расписания белых армий // Белая Гвардия: Альманах. М.; Посев, 1997. № 1. С.93; Каревский А.А. К истории Поволжской Народной Армии Комуча // Там же. 1998. № 2. С.7, 8.

6. См.: Болдырев В.Г. Указ. соч. С.31. E.Mawdsley называет 2 тыс. чел. а российский историк А.А.Каревский полагает, что в период взятия Казани «белыми» (7 августа 1918 г.) отдельная стрелковая бригада полковника Каппеля насчитывала «3 тыс. чел. при четырех орудиях». См.: Mawdsley E. The Russian Civil War. Boston, The U.S. Company of Unwin Hyman Ltd, 1987. P.67; Каревский А.А. К ис-

тории Поволжской... С.8.

7. См.: Каревский А.А. К истории Поволжской... С.9.

8. РГВА. Ф.33892. Оп.1. Д.39. Л.61.

9. Государственный Архив Российской Федерации (далее – ГАРФ). Ф.5881. Оп.2. Д.421. Л.18об–19. Там же. Ф.5960. Оп.1. Д.4. Л.397–398; Болдырев В.Г. Указ. соч. С.31; Будберг А. Дневник 1919 г. // Архив Русской Революции. Т.14. Берлин, 1924. С.248; Зайцов А.А. Указ. соч. С.169; Сахаров К.В. Белая Сибирь (Внутренняя война 1918–1920 гг.). Мюнхен, 1923. С.12, 48; Щепихин С.А. Указ. соч. С.200; Mawdsley E. Op cut. P.65, 67, 142, 173–175, 220. Swain G. The Origins of The Russian Civil War. N.Y., 1996. P.170.

10. Будберг А.П. Указ. соч. С.241, 248.

11. См.: Шевелев Д.Н. Георгиевские награды в русской армии Адмирала Колчака // История Белой Сибири: Тез. 4-й научн. конф., 6–7 февр. 2001 г. Кемерово, Кузбассвузиздат, 2001. С.126, 127; Бушин А.Ю. Эпизод Красноярской катастрофы: сдача в плен эшелона Управления Дежурного Генерала Штаба Восточного фронта в январе 1920 г. // Там же. С.122; Новиков П.А. Указ. соч. С.115.

12. Боевые расписания белых армий // Там же. № 1. С.94.

13. РГВА. Ф.33892. Оп.1. Д.39. Л.60 об; Список Генштаба... С.148.

14. РГВА. Ф.39465. Оп.1. Д.11. Л.2, 6.

15. Там же. Ф.33892. Оп.1. Д.37. Л.2–4 с об, 5.

16. Там же. Д.7. Л.115–115об.

17. Таблица № 1 составлена на основе следующих материалов: РГВА. Ф.33892. Оп.1. Д.37. Л.2–4 с об, 5, 13, 14–14об; Д.39. Л.57–59 с об; Ф.40214. Оп.1. Д.8. Л.339.

18. В 1881 г. в Российской империи существовало 16 юнкерских училищ (11 пехотных, 2 кавалерийских и 3 казачьих) с общим контингентом 4 500 чел. Приблизительно то же соотношение училищ сохранялось на 1 января 1914 г., а число студентов возросло до 5 914 чел. См.: Зайончковский П.А. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX –XX столетий (1881–1903). М.: Мысль, 1973. С.327; Россия. 1913 год: Стат.-док. справ. СПб.: Изд. РАН ИРИ и Блиц, 1995. С.298. Нет только точных сведений о принадлежности к офицерскому корпусу до войны штаб-ротмистра Фельдмана (см.: таблица в тексте настоящей статьи), хотя сроки окончания военных училищ (ВУч.) удалось обнаружить только у 9 офицеров (РГВА. Ф.33892. Оп.1. Д.39. Л.57–59 с об). Следует иметь в виду, что в соответствии с особым Постановлением, утвержденным Николаем II 30 октября 1916 г., курсанты, поступающие на ускоренные курсы АГШ, непременно должны были быть кадровыми офицерами. См.: Положение об ускоренной подготовке офицеров в Имераторской Николаевской Военной Академии в течение настоящей войны. Петроград, 1917. С.4.

19. ГАРФ. Ф.952. Оп.3. Д.28. Л.5, 6; Список Генштаба... С.7, 45; РГВА. Ф.11. Оп.5. Д.122. Л.279, 534–534об; Ф.40895. Оп.1. Д.84349–84350, 96684–96685, 107439, 147335; Список лиц с высшим общим военным образованием, состоящих на службе в Рабоче-Крестьянской Красной Армии (далее – Список лиц), составлен

по данным к 1 марта 1923 г. (М., 1923. С.38, 40, 41, 76, 77, 88–89, 99, 126, 146, 200, 254); Семенов Г.М. О себе. Воспоминания, мысли и выводы. М.: АСТ, 1999. С.14; Галушко Ю., Колесников А. Школа Российского Офицерства: Ист. справ. М.: Рус. путь, 1993. С.114.

20. РГВА. Ф.33892. Оп.1. Д.37. Л.13, 14–14об; Д.39. Л.57об, 58.

21. По крайней мере, его имени не встречается в списках выпускников трех очередей ускоренных курсов Академии. См.: РГВА. Ф.33892. Оп.1. Д.11. Л.1–9 с об; Д.37. Л.1–5 с об, 7об, 13–15 с об; Д.39. Л.56–59 с об. Приказы Временного Правительства Армии и Флоту о военных чинах сухопутного ведомства. 14. IX. 1917.

22. РГВА. Ф.33892. Оп.1. Д.37. Л. 13–15 с об.

23. На конец 1917 г. – до марта 1918 г. Академия Генштаба находилась в Петрограде. Ввиду угрозы немецкого наступления в марте 1918 г. она была эвакуирована большевиками в Екатеринбург, а оттуда при новой угрозе наступления чехов 23–24 июля 1918 г. большевики вывезли АГШ в Казань. См.: ГАРФ. Ф.5960. Оп.1. Д.1. Л.2; Д.4. Л.274–278, 296, 333, 363. РГВА. Ф.11. Оп.5. Д.90. Л.196, 208; Оп.6. Д.125. Л.136; Ф.33892. Оп.1. Д.4. Л.421, 440, 485, 488, 490, 531, 532. Собрание оперативных телеграмм, приказов и распоряжений Главкома Восточным (Чехословацким) фронтом товарища Вацетиса М.: Изд. Оперод. Наркомвоен., 1918. С.41; Известия Народного Комиссариата по Военным Делам (далее – ИН). 1918. № 170. 23 нояб.

24. Об этом подробно изложено в авторской диссертации. См.: Kaminsky V. Graduates of The Nikolaev Academy... Section One. Part II.

25. ГАРФ. Ф.5960. Оп.1. Д.4. Л.277–278, 296, 304, 308–309, 327–328, 333; РГВА. Ф.11. Оп.5. Д.90. Л.66–69, 119–120; Оп.6. Д.125. Л.253об; Ф.33892. Оп.1. Д.4. Л.177об, 398–400 с об, 440, 489; Д.7. Л.5; Д.10. Л.4, 5; Д.88, Л.5, 6, 52, 103 с об, 104–104об; Д.89. Л.27об, 168об, 187об, 188об; ИН. 1918. № 170. 23 нояб.

26. ГАРФ. Ф.5960. Оп.1. Д.4. Л.165, 276–277, 300–301, 310–311, 362–363; РГВА. Ф.33892. Оп.1. Д.4. Л.421, 531, 532.

27. Kaminsky V. Graduates of The Nikolaev Academy... Прил. 3. С.620–743; РГВА. Ф.33892. Оп.1. Д.11. Л.6–9; Д.37. Л.1–5 с об, 13–15 с об; Д.39. Л.56–61 с об; Ф.39465. Оп.1. Д.4. Л.6–6об; Список лиц... С.3–261.

28. Собрание оперативных телеграмм... С.244; ИН. 1918. № 170. 23 нояб.

29. ГАРФ. Ф.5960. Оп.1. Д.4. Л.410–428. РГВА. Ф.33892. Оп.1. Д.39. Л.60–61 с об. Д.88, 89. ИН. 1918. № 170. 23 нояб.

30. См.: Kaminsky V. Graduates of The Nikolaev Academy... Прил. 2. С.586–619.

31. РГВА. Ф.33892. Оп.1. Д.39. Л.57об–59 с об.

32. Там же. Д.7. Л.115–115об.

33. Там же. Д.39. Л.58 с об.

34. Там же. Л.58; Ф.40214. Оп.1. Д.8. Л.28–29, 338.

35. Там же. Ф.40214. Д.8. Л.6, 9об, 10–10об, 14, 28–29, 49, 338.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  
Followers 0