Saygo

Князь Святослав

129 posts in this topic

Хотелось бы завести отдельную ветку об этом весьма неоднозначном персонаже отечественной истории. Слишком много штампов на нем висит. Что немудрено, потому что еще при жизни Святослав стал героем мифа... С него и начнем.

Миф о благородном степном рыцаре Святославе

В отечественной историографии сложилось представление о киевском князе Святославе Игоревиче (942 - 972 гг.) как талантливом полководце и благородном степном рыцаре. Согласно Повести временных лет (ПВЛ), он был "храбр, и ходил легко как пардус [гепард], и много воевал, не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел; не имел он шатра, но спал, постилая потник с седлом в головах, - такими же были и все остальные его воины. И посылал в иные земли со словами: "Хочу на вас идти"1. Насколько эти сведения соответствуют действительности, был ли в реальности князь Святослав талантливым полководцем и степным рыцарем, вопрос непростой.

Святослав остался без отца в двухлетнем возрасте. Регентшей и фактической правительницей Руси стала его мать княгиня Ольга. Она сразу же приступила к действиям: наказала убийц князя Игоря, упорядочила сбор дани - полюдья, наладила торговый путь из исламского Востока в Северную Европу через Тимерево, Новгород и Лугу. Но основные свои усилия Ольга сосредоточила на приобщении Руси к новой религии - христианству, с тем чтобы стать благодаря этому равной византийским императорам. Для этого она в 957 г. побывала в Константинополе и приняла крещение, но цели не достигла2.

Тем временем сын воспитывался в языческой дружинной среде, чуждой преобразованиям княгини-регентши, все у них было подчинено одному - военному ремеслу. Но с приходом к власти Ольги военные походы русов прекратились, а дружинникам приходилось лишь участвовать в сборе дани со славян и в качестве военного эскорта сопровождать "живой товар" - славян на невольничьи рынки Византии3.

user posted image

user posted image

Такая деятельность тяготила дружину, горевшую желанием отомстить вероломным волжским булгарам, буртасам и хазарам за поражение, нанесенное ей ранее, в 943 - 944 годах. Удобный случай представился в 962 году. Для крещения Руси Ольга пригласила на этот раз в Киев немецкого епископа Адальберта. Действия Адальберта вызвали в дружинной среде недовольство, и состоялся военный переворот, в результате которого Ольга была отстранена от власти4. Новым правителем Руси дружина объявила 20-летнего Святослава.

Святослав не имел опыта ведения военных действий и вел себя не как стратег, а как самоуверенный юнец. Отсюда его странное предупреждение противника: "Хочу на вас идти". Ни один, даже очень опытный полководец, заинтересованный в разгроме врага, не будет предупреждать его о своем приближении, пренебрегая преимуществом внезапности. Предупреждение может выглядеть лишь демонстрацией силы.

Применительно же к Святославу подобный способ действий свидетельствует в первую очередь о его небольшом уме и самоуверенности.

Первый крупный поход Святослава был направлен против хазар и был предпринят, судя по маршруту, на судах. Целью похода 965 года было, скорее всего, наказание хазар и восстановление прежнего торгового пути на исламский Восток через земли Хазарии. Хазарский правитель, вовремя осведомленный о появлении войска Святослава (возможно, что это сделал сам князь), подготовился к встрече. В самом уязвимом для русов месте - при переходе с Дона на Волгу - их уже ждали. Сражение произошло у хазарской крепости Саркел (Белая Вежа). Согласно ПВЛ, Святослав победил и взял Белую Вежу5. Однако последующие действия русского князя с этим не согласуются. Русы потерпели поражение и вынуждены были вернуться на родину более коротким путем - по реке Дон. По пути следования они как бы мимоходом ограбили проживавших здесь ясов - подданных хазаров.

user posted image

Святослав и Цимисхий, миниатюра

Более успешной оказалась война с Болгарией, в ходе которой Святослав по указке Византии разгромил в августе 968 г. болгарское войско6. Легкая победа вскружила голову князю, он вознамерился поселиться на болгарской земле, что не устраивало византийцев. Борьба Святослава с греками, начавшаяся успешно в 969 г., закончилась поражением русов весной 970 г. при Аркадиополе, а затем полной утратой ими завоеванных ранее болгарских земель7.

Военное поражение русов объяснялось рядом условий. У них было несовершенное вооружение, в частности, неудобные щиты. Большие, в виде опрокинутой капли, щиты норманнского типа были хороши при отступлении (их сдвигали на спину). Но они становились малоэффективными в борьбе с конницей и в рукопашной схватке. После возвращения с Балкан русы сделали соответствующие выводы: каплевидные щиты заменили на круглые. Сказалось и отсутствие регулярной конницы, а также предательство христиан-русов и болгар, осведомлявших византийцев о том, что происходило в русском лагере. Ошибочную политику проводили русы по отношению к болгарам: они рассматривали их как порабощенное население8.

От походов Святослава на Балканы выиграли лишь греки. Разгром болгар, учиненный русами, ослабил Болгарию и привел к ее полной зависимости от Византии9. Для русов последствия двух балканских войн оказались весьма плачевными. Не добившись ничего, они потеряли значительную часть опытных воинов.

Примечательно, что практически все походы русов и лично Святослава предпринимались на судах. Даже при встрече с византийским императором Иоанном Цимисхием Святослав сидел в ладье, тогда как император был на коне10. И при возвращении с Балкан домой Святослав предпочел коню судно, а всадником он предстал лишь в двух случаях: когда он в двухлетнем возрасте "воевал" с древлянами и когда он вернулся в Киев, узнав о нападении на него печенегов11, а значит миф о Святославе как степном рыцаре несостоятелен.

Нет на его счету и значительных блестящих побед, свидетельствующих о большом полководческом таланте - он был обычным военачальником. План князя обосноваться на постоянное местожительство в Болгарии в городе Переяславце не свидетельствует о его дальновидности и государственном уме. И без этого в Болгарию и далее на Балканы поступали из Руси меха, воск, мед и рабы-славяне. При этом сами болгары не желали видеть у себя такого правителя и постарались от него избавиться, предупредив печенегов о появлении Святослава весной 972 г. у днепровских порогов с награбленным у них добром12. Болгары отомстили Святославу за совершенные им злодеяния в Болгарии. Нет никаких сведений и о действиях Святослава в степной зоне, кроме похода на хазар.

Вторая крупная военная экспедиция русов была направлена против волжских булгар, буртасов и хазар. Поход был проведен в 968 - 969 гг. и проходил по иному, чем в 965 г., маршруту, но вновь на судах. Святослав в это время находился в дунайской Болгарии и карательную экспедицию возглавлял кто-то из его доверенных лиц, возможно, это был его старший брат Улеб (Глеб), рожденный от другой матери. По пути русы разграбили земли своих обидчиков, а затем вышли в Черное море и, скорее всего, соединились с войском Святослава, действовавшим на Балканах. По данным арабского географа и путешественника Ибн-Хаукаля, русы "ограбили Болгар, Хаза-ран, Итиль и Семендер. Русы разрушили все это и разграбили все, что принадлежало людям хазарским, болгарским и буртасским на реке Итиле"13.

Однако здесь допущено явное преувеличение: русы, двигавшиеся на судах, не могли значительно удаляться от водных путей и потому разграбить "все". Наибольший ущерб понесла Хазария: были уничтожены ее города, расположенные на Волге и Северном Кавказе. После этого Хазария, по существу, превратилась в кочевое государство. На Северном Кавказе возникло независимое от хазар государство кавказских ясов - Алания. Ослабление Буртассии поставило ее в дальнейшем в зависимость от Волжской Булгарии.

Для булгар поход русов имел как негативные, так и позитивные последствия. В Волжской Булгарии тогда существовали два политических центра: Сувар и Биляр (Булгар) со своими правителями и монетными дворами14. Они соперничали между собою. Разгром русами прибрежных территорий способствовал централизации Булгарии под эгидой Биляра (Булгара), располагавшегося в центре булгарских земель. Для Киевской же Руси последствия были, скорее, отрицательными: торговый путь из исламского Востока в Северную Европу, восстановленный княгиней Ольгой, был окончательно нарушен. В целом, десятилетнее правление Святослава было временем политических и отчасти военных неудач.

Миф о Святославе, как выдающемся полководце, был создан, скорее всего, в его дружинном окружении. Святослав в отличие от своего родича (шурина) Добрыни не стал героем русских былин, хотя все предпосылки, если верить летописцу, для этого были.

Примечания

1. ПВЛ. Т. 1. СПб. 1997, с. 113.

2. РАПОВ О. М. Русская церковь в IX - первой трети XII в. М. 1988, с. 163, 176.

3. КОНСТАНТИН БАГРЯНОРОДНЫЙ. Об управлении империей. М. 1989, с. 49.

4. РАПОВ О. М. Ук. соч., с. 177 - 179.

5. ПВЛ, с. 115.

6. ЛЕВ ДИАКОН. История. М. 1988, с. 121.

7. Там же, с. 201 - 202.

8. Там же, с. 58, 79.

9. Там же, с. 215.

10. Там же, с. 82.

11. ПВЛ, с. 117.

12. Там же, с. 123.

13. ГАРКАВИ А. Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и руссах. СПб. 1870, с. 220.

14. ХАЛИКОВ А. Х. Татарский народ и его предки. Казань. 1989, с. 97 - 98.

Шумилов Евгений Николаевич - кандидат исторических наук. Пермь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Причины гибели великого князя Святослава I Игоревича

В историографии сложилось достаточно устойчивое мнение о том, что в гибели великого киевского князя Святослава I у днепровских порогов от рук печенегов были заинтересованы, прежде всего, византийцы. Они боялись, что Святослав после поражения под Доростолом соберет новые дружины и совершит поход на Империю. В. Н. Татищев писал по этому поводу: "Святослав пошел в ладьях; переяславцы же, бывшие болгары, послали тайно к печенегам сказать, что Святослав, взяв многое имение у греков и полон, идет в Русь с малым войском"1. Такой же точки зрения придерживался Б. Д. Греков: "Заключив с Византией мир, Святослав отправил своего воеводу с войском в Киев, а сам остался зимовать в Белобережье, на Дунае. На Днепровских порогах он был встречен печенегами, которые направлены, были сюда, надо думать греками, очевидно знавшими о намерение Святослава вернуться снова в Болгарию с новыми силами"2. Но зачем было грекам устраивать засаду возвращавшемуся домой Святославу, который перед этим потерпел тяжелое поражение? Его дружина понесла большие потери и была полностью блокирована с суши и с моря в Доростоле. Вместо осады и полного уничтожения русской дружины Цимисхий заключает со Святославом мирный договор и дает возможность уйти в Киев. Неужели император был настолько наивен, что позволил бы уйти одному из самых опасных противников Империи, чтобы дать ему восстановить силы и вновь угрожать ее северным границам. Биография Цимисхия говорит об обратном: он был смел, умен, коварен, недоверчив, но никак не наивен.

Так почему Цимисхий пошел на заключение договора со Святославом? Это было сделано по нескольким причинам. Во-первых, дружины Святослава понесли огромные потери, которые восполнить быстро было невозможно. Во-вторых, погибли все вожди дружин, кроме Свенельда и самого Святослава, который едва избежал гибели во время сражения. В-третьих, русские, заключив договора, не нарушали их, о чем свидетельствует история договоров 912 и 944 годов. Учитывая эти факторы, особенно последний, Цимисхий был уверен, что пока Святослав является великим князем, он будет соблюдать договор, заключенный с Византией, а этот договор был выгоден ей.

Тогда кто же желал гибели Святослава?

В историографии тема религиозных конфликтов в Древней Руси между традиционной религией и христианской практически не изучена. Дореволюционная историография в принципе опровергала серьезные конфликты на религиозной почве, так как считала, что древнерусское язычество было настолько примитивным, что не могло на идейном или ментальном уровне оказать сопротивление мировой религии; кроме того, в древнерусском обществе отсутствовало обособленное и влиятельное сословие жрецов, способное организовать такое сопротивление. "Религия их (восточных славян. - Е. К.) состояла в обожании природы, в признании мыслящей человеческой силы, за предметами и явлениями внешней природы... Их религиозные представления от части выражались в форме идолов, у них не было ни храмов, ни жрецов...", "борьба язычества с христианством выражалась пассивно..."3; "Общественное богослужение еще не установилось. Незаметно ни храмов, ни жреческого класса"4; "... следует думать, что активные выступления язычества были ничтожны"5; "У нас введение христианства не могло возбуждать особенно сильно религиозно-национальных страстей уже по тому, что приносилось оно путем не завоевания, не иноплеменной и иноязычной силы, а своим собственным национальным правительством"6.

Этот стереотип в известной степени был преодолен советской историографией. Например, Греков считал, что "русский человек не мог отказаться вдруг от своих убеждений... Христианизация шла медленно из городов по деревням и весям... Борьба за народную веру шла в народных массах, принимая здесь форму активных выступлений под главенством волхвов за старую веру..."7. М. Н. Тихомиров считал, что "распространение христианства на Руси вовсе не было триумфальным шествием"8. О противоборстве язычества и христианства на кануне Крещения Руси писал Б. А. Рыбаков, считая, что и после Крещения вспыхивали очаги антихристианского сопротивления9. Мирное и бескровное распространение христианства отрицает И. Я. Фроянов: "Введение христианства на Руси все же не являлось безболезненным и мирным... Что касается племен, подвластных Киеву, то к ним христианство входило с огнем и мечом"10.

Этот краткий историографический обзор показывает, что советская историография, хотя и сумела преодолеть дореволюционный штамп "несопротивления христианизации", тем не менее, не выявила крупных конфликтов на религиозной почве.

В тоже время языческое сопротивление христианизации в Западной, Центральной и Северной Европе изучено достаточно глубоко и детально, позволяя сделать вывод о том, что, несмотря на различные региональные отличия и особенности у этого явления есть общие закономерности. Например, в провинциях Западной Римской империи, в которых сословие жрецов-друидов было уничтожено в дохристианский период, сопротивление христианизации не носило такого организованного и ожесточенного характера как у балтских славян, где сложилась теократическая форма правления.

В тоже время, антихристианское сопротивление было общим явлением в течение нескольких столетий христианизации (с V по X в.) и порождало острые конфликты на религиозной почве. "Общая картина языческого противодействия распространению христианства в Западной Европе в раннее средневековье позволяет утверждать, что оно, как правило, было ответной мерой языческого населения на неприемлемые для него крайности при проведении христианизации. В силу этого языческое противодействие принимало самые разные формы в связи с теми обстоятельствами, которые его порождали. Обычным ответом на действия того или иного клирика, особо ретивого в искоренении язычества, становилось силовое противодействие в целях защиты святынь. На границах меровингских земель и за их пределами, куда со временем проникало христианство, языческое сопротивление становилось более жестким, приобретая форму языческой реставрации: временного восстановления языческих верований или языческого восстания. Массового вооруженного противодействия населения, возглавляемого жрецами, или местной правящей верхушкой, распространению христианства"11.

Не являлось исключением из этого правила и Древняя Русь с ее развитой дохристианской религией, влиятельным и многочисленным сословием жрецов. Причем, являясь по своему географическому положению периферией восточноправославного мира, мы можем предположить, что здесь религиозные конфликты приобретали крайне ожесточенные формы. Проникновение христианства на территорию восточнославянских племен, если не учитывать предание об апостоле Андрее, началось со второй половины IX века. Но это проникновение носило эпизодический характер и не являлось целенаправленной миссионерской деятельностью Константинопольской или Римской церкви. Поэтому и о конфликтах между традиционной религией и христианской речи не шло. Ситуация стала меняться со второй четверти X в., когда христианство стало проникать в княжеско-дружинную элиту. Это засвидетельствовал русско-византийский договор, заключенный великим князем Игорем в 944 году12.

О том, что христианизация правящей элиты приняла характер необратимого процесса, говорит крещение великой княгини Ольги, совершенное в первое десятилетие после гибели ее мужа. И сразу же появляется сопротивление со стороны религиозно-консервативной части древнерусского общества. Напряжение между сторонниками традиционной религии и христианством стало приобретать драматическую форму, в том числе в великокняжеской семье. Мать, как православная христианка, пыталась обратить в христианство младшего сына - великого князя Святослава, но безрезультатно. Более того, он с негодование отвергал все эти попытки. В отношении же тех дружинников, которые принимали крещение, он грубо надсмехался. А насмешка великого князя дело не шуточное и говорит о том, что Святослав был противником христианства. Но пока была жива мать, он терпел в рядах своей дружины неофитов. Кроме того, среди них был и его брат Глеб. Сам князь не мог им предъявить претензии, так как они честно выполняли воинский долг. В чем же заключалась причина неприятия христианства? Летописец дает такое объяснение: "Ибо для неверующих вера христианская юродство есть"13. Для Святослава и его дружины главная цель жизни - война, захват военной добычи, победа физическая и моральная над врагом. Высшая добродетель воина в глазах Святослава и его дружинников - уничтожение врагов; высшая добродетель христианина - возлюбить ближнего своего как самого себя. Эти две ценности, одна для воина, другая для христианина, никак не совмещались в этике такого сурового воина как Святослав. Поэтому он и отвечал матери на все ее попытки обратить его в христианство: "...а дружина моя станет насмехаться"14. Он, как и многие его дружинники, не мог понять, как можно совместить эти две этические нормы: мораль воина и мораль христианина.

user posted imageuser posted image

Руссы под Доростолом. Миниатюры из стихотворной хроники Манассии, XII век

Пока русские дружинники успешно сражались с болгарами, хазарами и печенегами проблем между Святославом и его дружинниками-христианами не возникало. Но как только русские дружинники потерпели поражение от греков-христиан (это произошло под Доростолом в 971 г.), религиозный фактор сразу вышел на первый план. "Тогда дьявол возмяте сердца вельможе нечестивые, начаша клеветати на Христианы, сущия в воинстве, якобы же падение вой приключилось от прогневания лжебогов их христианами. Он же (Святослав) толико разсвирипе, яко и единого брата своего Глеба не пощаде... Они же (крещеные русы) с радостию на мучение идяху, а веры христовы отрещися и идолам поклонитеся не хотяху... он же видя их непокорение, наипаче на презсвитеры яряся, якобы тии чарованием неким людям отвращают и в вере их утверждают, посла в Киев, повеле храмы христиан разорити и сожещи. И сам вскоре поиде, хотя все христианы изгубити"15.

Это очень интересное свидетельство первого официального запрета христианства на Руси: "... повеле храмы христиан разорити и сожечи... хотя все христианы исгубити". На чем основывались такие жестокие репрессии Святослава против христиан? Неужели только на интриге "вельмож-нечестивых". Чтобы понять причину гнева великого князя, обратимся к событиям битвы под Доростолом, после которой и начались репрессии против дружинников-христиан.

Военный поход в Болгарию был в целом удачен для Святослава. Перелом наступил после того, как ему пришлось вернуться с Балкан в Киев из-за печенегов, которые в отсутствие великого князя и главных сил русских дружин попытались захватить Киев. Чтобы спасти столицу Святославу с частью сил пришлось покинуть главный театр военных действий, Балканы, и вернуться в Киев. Вследствие этого на Балканах была потеряна стратегическая инициатива, и его главному противнику Цимисхию удалось перебросить в Болгарию свои главные силы с восточного театра военных действий. "Успех русских был несомненный, но Святославу не удалось воспользоваться своим блестящим положением, так как у него не было достаточно военных средств, а между тем Цимисхий собрал сухопутные и морские силы с востока и сам двинулся против русского князя. Высадившись в Силистрии, греки утвердились в Северной Болгарии и угрожали отрезать русским отступления. Святослав не принял мер для защиты балканских проходов, и Цимисхий легко занял эти проходы и овладел русским отрядом, бывшим под начальством Свенельда в Великой Преславе. Русские были перебиты, кроме Свенельда, которому удалось бежать. Здесь под Доростолом сосредоточил остатки своих сил князь Святослав. Цимисхий приблизился к Силистрии (Доростолу), где и произошла окончательная битва, описанная Львом Диаконом16.

Под Доростолом произошло генеральное сражение между дружинниками Святослава, вернее их остатками, и главными силами Цимисхия. Мы не можем сейчас говорить о численности противоборствующих сторон, но на стороне Цимисхия была тяжелая рыцарская конница, ударная сила средневековых армий, на море господствовал греческий флот - русские дружины оказались в окружении. В таких условиях каждая сторона уповает на помощь небесных сил. И они оказались на стороне греков. По крайней мере, в это поверили и греки и русские. Вот что пишет по этому поводу участник событий Лев Диакон. Один из лучших греческих воинов, магистр Иоанн "сел на коня и быстро на них (руссов) устремился. Конь на бегу оступился в яму и сшиб его с себя. Скифы, увидя превосходные доспехи, конскую сбрую и блистательные на оной бляхе, почли его самого за государя и прибежавши к нему мечами и секирами изрубили вместе с доспехами без всякой пощады. Отрубленную голову его вонзили на копье и поставили на башни, смеясь над римлянами. Магистр Иоанн сделался добычею ярости варваров и тем потерпел достойное наказание за безумные преступления против священных храмов...". Так рассуждает историк-христианин: победа была дана варварам не за их доблесть и мужество, она явились божественным мечом, карающим преступника, совершившего безумные преступления против священных храмов. На следующий день битва продолжилась: "россы, надменные сею победою, на другой день вышли из города и построились к сражению. Римляне также выступили против них густою фалангою. Тогда Анемас, один из телохранителей государя, увидя храброго исполина Икмора, первого мужа и вождя скифского войска после Святослава, с яростью стремящегося с отрядом отборных ратоборцев и побивающих множество римлян, тогда Анемас, воспаленный душевным мужеством, извлек свой меч, сделал несколько скачков на коне и пустился на сего великана, настиг и поразил его в выю - и отрубленная вместе с правою рукой голова поверглась на землю. При сем падении, поднимается у скифов ужасный крик смешанный с воплем, а римляне быстро на них нападают. Они не выдержали сего напора, и чрезвычайно огорченные бедствием своего полководца начали отступать к городу..."17.

На этом эпизоде необходимо остановиться подробнее. Дружинники Святослава беспрерывно воюют уже 7 лет, прошли с боями огромные расстояния - от Средней Волги до Балкан, видели гибель сотен героев (в том числе и таких как Икмор). От чего же тогда повергла их в ужас гибель второго, после Святослава, вождя дружин. Ведь на следующий день Анемас в поединке едва не убьет самого Святослава, но русские дружинники не побегут к городу, закинув щиты за спины, а бросятся спасать своего вождя и спасут его, а Анемаса убьют. Но смерть Икмора повергла их практически в мистический ужас. Для того, чтобы понять причину этого, обратимся к древнему обряду жертвоприношения богу войны, описанному Геродотом за полтора тысячелетия до битвы под Доростолом. "Аресу же совершают жертвоприношения следующим образом. В каждой скифской области по округам воздвигнуты святилища Аресу: горы хвороста нагромождены одна на другой. Наверху устроена четырехугольная площадка, три стороны ее отвесны, а с четвертой есть доступ. На каждом таком холме водружен древний железный меч. Это и есть кумир Ареса. Этому-то мечу ежегодно приносят в жертву коней и рогатый скот. Из каждой сотни пленников обрекают в жертву одного человека, но не тем способом, как скот, а по иному обряду. Головы пленников сначала окропляют вином, и жертвы закалываются над сосудом. Затем несут кровь на кучи хвороста и окропляют ею меч. Кровь они несут наверх, а внизу у святилища совершают такой обряд: у заколотых жертв отрубают правые плечи с руками и бросают их в воздух. Рука же остается лежать там, где она упала, а труп жертвы лежит отдельно"18.

Икмор на глазах у всего войска был убит именно таким способом, как скифы (греки называли руссов скифами) приносили жертву богу войны. В глазах руссов-скифов это означало одно - бог войны, который был до этого на их стороне, теперь против них, а с богами спорить бесполезно. Именно поэтому воинов Святослава при виде отрубленной головы и правой руки Икмора охватил "ужасный крик, смешанный с воплем", и они отступили к стенам Доростола.

Ночью русские вышли на поле боя, собрали тела павших воинов возле крепостной стены (стена играла сакральную роль) и совершили обряд кремации. На следующий день Святослав собрал совет, на котором было принято решение дать еще одно сражение и попытать счастья в бою.

Обратимся вновь к свидетельству очевидца. "...Итак, руссы, ободренные его (Анемаса. - Е. К.) падением с громким и диким криком бросились на Римлян, кои устрашенные необыкновенным их стремлением, начали отступать". Настал благоприятный для воинов Святослава момент, блеснула надежда на успешный исход битвы. Но тут вновь вмешались "высшие силы": "Внезапно восставшая и разлившаяся по воздуху буря с дождем расстроила Россов: ибо поднявшаяся пыль вредила им глаза. Тогда, говорят, явился перед Римлянами некий воин, на белом коне, и ободрял их идти на врагов: он чудесным образом рассекал и расстраивал их ряды. Никто не видел его в стане ни прежде, ни после сражения. После того всеобщее распространилось мнение, что это был великий мученик Федор, которого Государь молил быть себе в сражениях помощником..."19.

Последняя попытка переломить ход войны закончилась поражением русских дружин. Воины Святослава наверняка не видели святого мученика Федора, но они ощутили на себе стихию, которая подняла песок и "вредила им глаза". Они тоже были верующие люди и не могли не понимать - бог войны окончательно отвернулся от них. Тот самый бог, который дал им столько великих и славных побед над врагами, перестал им помогать. Но почему? Эти события удивительным образом перекликаются с плачем Ярославны в "Слове о полку Игореве..."

Ярославна рано плачет

В Путивле на забрале, приговаривая:

О ветер, ветрило!

Зачем, господин, веешь ты навстречу?

Зачем мчишь хиновские стрелочки

На своих легких крыльцах

На воинов моего милого?20.

Не только бог войны, но и великий Стрибог был против них, послав своих внуков навстречу русским воинам, поднимая пыль, ослепляя русских воинов.

Но чем вызвали гнев богов русские дружины? Святослава сопровождали жрецы, которые должны были разгадать волю богов. Жрецы в качестве причины двух поражений указали на дружинников-христиан. Объяснение могло быть предельно простым: бог руссов возмущен тем, что часть дружинников приняла христианство, и поэтому не желает помогать русичам, среди которых находятся воины, верующие в другого бога. Вот тогда-то произошла история, рассказанная Татищевым. Те христиане, которые не захотели отречься были казнены, в том числе и брат Святослава Глеб. А в Киев были отправлены послы с приказом разрушить все христианские храмы. Этот конфликт, произошедший на религиозной почве, стал первым подобным конфликтом, известным нам из письменных источников. И именно в нем, очевидно, кроется тайна гибели Святослава.

Выше было высказано мнение о том, что византийцы не были заинтересованы в гибели Святослава, уже по тому, что предшественники Святослава - Олег и Игорь строго соблюдали заключенные договора. У византийцев не было оснований подозревать Святослава в том, что он прервет эту традицию и не выполнит договор. Если бы Цимисхий не доверял Святославу, то ему проще было не выпускать Святослава из осажденного Доростола и либо убить его в бою, либо взять в плен. Следовательно, у византийцев не было причин для убийства Святослава. Но его убили, и кто-то был в этом заинтересован. Кто?

Ответ напрашивается сам собой. Это христианская община Киева. Святослав, так же как и его жрецы, считал виновниками поражения и гибели вождей русских дружин не только дружинников-христиан, а всех русских христиан вообще, всю христианскую общину. Судя по сообщению Иоакимоской летописи, их ожидали жестокие гонения и репрессии. Что им оставалось делать? Отречься от Христа? Или обреченно ждать возвращения великого князя? Нет, на это большинство из них не пошло бы. Раннехристианские общины, как мы знаем, отличались особой верностью и преданностью своей религии и церкви. Святослав в их глазах из великого князя, которому бог дал власть и которому, как всякой власти, надо подчиняться, превратился в гонителя религии и христовой церкви. В их глазах он потерял право на власть, а христиане освободились от обязанности подчиняться ему. И были печенеги, которые готовы были за деньги убить своего давнего врага Святослава. Итак, заказчики и исполнители найдены.

Русские дружины понесли тяжелые потери в войне с Империей. Они знали, что в Поле господствуют многочисленные и хорошо организованные отряды печенегов, а потому возвращаться домой следовало единой дружиной. Но происходит противоположное: русская дружина разделяется на две части. Одна - во главе со Свенельдом идет через земли его данников - Уличей и Тиверцев. А другая, во главе со Святославом, возвращается морем и попадает в засаду устроенную печенегами. "И пришел Святослав к порогам, и нельзя было их пройти. И остановился зимовать в Белобережье, и не стало у них еды, и был у них великий голод.., когда наступила весна отправился Святослав к порогам и напал на него Куря, князь печенежский, и убили Святослава. Свенельд же пришел в Киев к Ярополку"21.

Святослав провел в условиях печенежской осады в Белобережье всю зиму, но помощи из Киева не дождался. Почему киевляне, зная, что их великий князь осажден печенегами, не предприняли каких-либо действий по его спасению? Ответ кроется в летописи. "Свенельд же пришел в Киев к Ярополку" и стал одним из участников и, возможно, организаторов заговора против Святослава. Заговорщики опирались на христианскую общину, в страхе ожидающую возвращения Святослава. Женой Ярополка была гречанка-монашенка, под влиянием которой он сочувствовал христианам, а возможно и принял христианство.

Но почему Святослав и Свенельд разделились? Возможно, со Свенельдом ушла часть дружины, состоявшая из уцелевших после репрессий христиан. Они пришли в Киев раньше Святослава и, спасая свои жизни, отправили к печенегам послов, подговорив их напасть на Святослава. "А переяславцы послали к печенегам сказать: "Вот идет мимо вас на Русь Святослав с небольшой дружиной забрав у греков много богатства и пленных без числа"22. Переяславлей было два: один - на Дунае, куда хотел перенести свою столицу Святослав, другой - под Киевом. В историографии сложилось мнение, что к печенегам отправили послов жители Переяславля на Дунае. Но зачем им нужна была гибель Святослава? В получении доли добычи? Вряд ли печенеги стали бы делиться ею, и вряд ли на это рассчитывали жители Переяславля на Дунае. Знали они и о том, что Святослав заключил договор с Империей и подтвердил его сакральной клятвой. Так кто же предупредил печенегов о возвращении Святослава с малой дружиной и большой добычей? В этом, скорее всего, были заинтересованы киевляне - христиане, и жители Переяславля, только не болгарского, а русского, среди которых было немало христиан.

Таким образом, во время второго балканского похода Святослава I произошла первая вспышка противостояния на религиозной почве в Древней Руси, религиозный конфликт между сторонниками традиционной религии и христианами. Первый этап этого конфликта закончился гибелью Святослава, ставшего вождем антихристианского движения в Древней Руси. Но сам конфликт не мог быть исчерпан трагической судьбой Святослава, так как его поддерживало мощное и влиятельное сословие жрецов, а христианскую общину - великий князь Ярополк I. Гибель Святослава - это только начало длительного и ожесточенного противостояния традиционной религии и христианства в Древней Руси.

Примечания

1. ТАТИЩЕВ В. Н. История Российская. В 3-х т. М. 2003. Т. 2, с. 41.

2. ГРЕКОВ Б. Д. Киевская Русь. М. 2004, с. 561 - 562.

3. КОСТОМАРОВ Н. И. Российская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Т. 1. М. 1998, с. 34, 37.

4. КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Русская история. Полный курс лекций в 3-х т. Кн. 1. Ростов на Дону. 2000, с. 108.

5. ГАЛЬКОВСКИЙ КМ. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси. Харьков. 1916, с. 131.

6. КАРТАШЕВ А. В. Очерки по истории русской церкви. В 2-х т. М. 1991. Т. 1, с. 147.

7. ГРЕКОВ Б. Д. Киевская Русь. М. 2004, с. 482.

8. ТИХОМИРОВ М. Н. Крестьянские и городские восстания на Руси в XI-XII вв. М. 1995, с. 76.

9. РЫБАКОВ Б. А. Язычество древней Руси. М. 1988, с. 300.

10. ФРОЯНОВ И. Я. Древняя Русь. СПб. 1995, с. 91.

11. ДРЯХЛОВ В. Н. Языческое противодействие христианизации в Западной Европе в раннее Средневековье. - Вопросы истории. 2007, N 1, с. 36.

12. Повесть временных лет (ПВЛ). СПб. 1996, с. 160.

13. Там же, с. 167.

14. Там же.

15. Там же, с. 160, 167.

16. УСПЕНСКИЙ Ф. И. История византийской империи. М. 1997, с. 366.

17. Лев ДИАКОН. История. СПб. 1820, с. 92.

18. ГЕРОДОТ. История. Кн. 4. М. 1999, с. 254 - 255.

19. Лев ДИАКОН. Ук. соч., с. 95.

20. Злато Слово. История Отечества в романах, повестях, документах. М. 1986, с. 65.

21. ПВЛ, с. 171 - 172.

22. Там же, с. 171.

Климов Евгений Викторович - кандидат исторических наук. Уральская Академия государственной службы, г. Лангепас.

Share this post


Link to post
Share on other sites
сопровождать "живой товар" - славян на невольничьи рынки Византии3.

Что за славян продавали на рынках?

Более успешной оказалась война с Болгарией, в ходе которой Святослав по указке Византии разгромил в августе 968 г. болгарское войско6.

Почему Византия могла указывать Святославу- против кого воевать?

это был его старший брат Улеб (Глеб), рожденный от другой матери.

Еще одно подтверждение, что у Игоря Старого была не одна жена.

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Saygo @ Фев 2 2013, 09:24)
"Тогда дьявол возмяте сердца вельможе нечестивые, начаша клеветати на Христианы, сущия в воинстве, якобы же падение вой приключилось от прогневания лжебогов их христианами. Он же (Святослав) толико разсвирипе, яко и единого брата своего Глеба не пощаде... Они же (крещеные русы) с радостию на мучение идяху, а веры христовы отрещися и идолам поклонитеся не хотяху... он же видя их непокорение, наипаче на презсвитеры яряся, якобы тии чарованием неким людям отвращают и в вере их утверждают, посла в Киев, повеле храмы христиан разорити и сожещи. И сам вскоре поиде, хотя все христианы изгубити"15.

По какому списку цитируется этот фрагмент?

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Суйко @ Фев 2 2013, 14:39)

...это был его старший брат Улеб (Глеб), рожденный от другой матери.

Еще одно подтверждение, что у Игоря Старого была не одна жена.

Давайте обсудим это предположение в теме:"Хронологическая лакуна..."

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Суйко @ Фев 2 2013, 14:39)
сопровождать "живой товар" - славян на невольничьи рынки Византии3.

Что за славян продавали на рынках?

Да, хотелось бы спросить - какой источник утверждает, что рабами этими были славяне и только славяне?
Где хоть одно свидетельство, что княжеская дружина занималась сопровождением купеческих караванов?

П.С. Автор из поста №1 погряз в домыслах, и противоречит сообщениям источников едва ли не в каждом абзаце...
Править его можно долго... (а вообще, удачная статья для начала темы - ОЧЕНЬ СПОРНАЯ).

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Saygo @ Фев 2 2013, 09:24)
Климов Евгений Викторович - кандидат исторических наук. Уральская Академия государственной службы, г. Лангепас.

Статья Климова выражает типичные исторические воззрения неоязычника, основанные на интересном, но сомнительном труде Василия Татищева.

П.С. С каких это пор Глеб и Улеб - это одно имя?

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Суйко @ Фев 2 2013, 15:39)
Что за славян продавали на рынках?

Торговля "живым товаром" при князе Игоре Рюриковиче

Деятельность киевского князя Игоря Рюриковича остается во многом неизученной. Исследователи, как правило, ограничиваются фактами, изложенными в Повести временных лет (ПВЛ). Вместе с тем, правление этого князя - важная веха в истории Русского государства.

Игорь очень рано остался без отца - датского конунга Рюрика, в середине IX в. закрепившегося в Ладоге и установившего контроль над местными племенами: весью, мерей, чудью, словенами и полоцкими кривичами (из-за Полоцка ему пришлось воевать с киевским князем Аскольдом)1.

Воспитателем малолетнего Игоря стал Олег (согласно моравским хроникам - его дядя2), продолживший дело, начатое Рюриком. Силой оружия он подчинил племена смоленских кривичей, древлян, радимичей, а поляне, не оказав сопротивления, обеспечили себе особое привилегированное положение3. Олег успешно воевал с Византией, используя подвластные ему племена, включая и те, которые подчинил силой, в качестве вспомогательного войска4. С его деятельностью некоторые исследователи связывают появление на Руси первых каменных сооружений: высокого княжеского терема в Киеве и крепости в Ладоге5. Олега без преувеличения можно назвать создателем Русского государства6. Однако он узурпировал власть, оттеснив на задний план законного наследника престола Игоря, и ушел из жизни через 33 года правления при неясных обстоятельствах7. Не исключено, что этот уход произошел не без участия сил, сделавших ставку на Игоря. В пользу этого говорит тот факт, что после смерти Олега Игорь изгнал из пределов государства его сына, также носившего имя Олег8.

Князь Игорь занимал киевский престол в течение 32 лет. Его правление было относительно спокойным. ПВЛ зафиксировала только несколько значимых событий: карательный поход Игоря на мятежных древлян в 914 г., закончившийся возложением на них дани, большей, чем установил ранее Олег; отражение набегов печенегов в 915 и 920 гг. и два похода на Византию в 940-х годах9. Находившийся длительное время не у дел Игорь оказался неспособным умело руководить государством. С его приходом в стране усилились центробежные силы. В Северной Руси хозяйничали скандинавы, а Восточная (Сарская) Русь жила по своим правилам. Получая меха и другие товары с территории, населенной весью и мерей, сарские русы вели торговлю с волжскими булгарами10.

По существу в распоряжении Игоря осталась лишь Южная (Киевская) Русь - наиболее плотно населенная территория Руси. Для того, чтобы было легче управлятьтразноплеменным обществом, он разделил подвластных ему славян на две группы. В первую вошли те, которые достались Олегу по наследству от Рюрика, вторую составили племена, завоеванные Олегом. С точки зрения правящих кругов, последние являлись рабами.

В своей внешней политике Игорь отводил важную роль торговле. Транзитная торговля между исламским Востоком и Северной Европой, проходившая через территорию Руси по рекам Оке и Западной Двине, его мало интересовала: ее контролировали булгарские купцы, от которых он получал, скорее всего, лишь таможенный сбор11. Более привлекательной для Игоря являлась прямая торговля с богатой Византией. Однако торговать, по сути, было нечем: князь мог предложить грекам только воск и меха. Но и с мехами была проблема: на территории Южной Руси, контролируемой Игорем, не водились ни черно-бурые лисицы, ни соболи, так высоко ценимые за морем (ими торговали лишь сарские русы).

В свою очередь, у греков существовал устойчивый спрос на рабов. Работорговля в X в. имела место не только на Востоке. В Северной Европе даны также широко практиковали торговлю "живым товаром". С этой целью они регулярно совершали набеги на полабских славян, захватывали пленных и отправляли их на невольничьи рынки Кордовского халифата12. С подачи данов, которых было немало в окружении киевского князя со времен Рюрика, скандинавским опытом заинтересовался Игорь. Для него ходовым экспортным товаром стали славяне, покоренные Олегом: древляне, радимичи, северяне, смоленские кривичи и дополнительно дреговичи (о них сообщает византийский император Константин Багрянородный)13. От этой участи были избавлены лишь словене, полоцкие кривичи и поляне.

Надо заметить, что нечто подобное уже было в Причерноморье при скифах. Покоренные племена царские скифы рассматривали как рабов и регулярно поставляли их на черноморские рынки. В Греции эти рабы были известны как "скифы"14.

Сбор дани путем кругового объезда территории князем и его дружиной практиковался в Великой Польше, Норвегии, Великой Хорватии, но только в Киевской Руси он приобрел специфический оттенок и получил название полюдье15. Здесь главным предметом дани стали не "платье" и продукты питания, как в других странах, а люди - рабы, выделяемые славянами из своей среды, по-видимому, по жребию, то есть так же как это делалось тогда, когда жрецы приносили человеческие жертвы своим языческим богам16. На Востоке наибольшим спросом пользовались девушки-рабыни, стоившие дороже мужчин-рабов. Они, скорее всего, и составляли основную массу славянских рабов. Весенней порой закованных в цепи рабов доставляли по Днепру и Черному морю к потребителям17.

Какую цифру составлял ежегодно "живой товар" можно судить по данным, сообщенным ибн-Фадланом: у князя было 400 временных наложниц (и еще сорок постоянных), у его дружинников - четыреста постоянных служанок и столько же временных наложниц18. 800 временных наложниц и предназначались на экспорт. Несомненно, что какое-то число рабов приходилось и на мужчин. Таким образом, с территории Киевской Руси на невольничьи рынки каждый год после полюдья поступала, как минимум, одна тысяча славян. Примечательно, что до принятия христианства князь Владимир имел в своем распоряжении в общей сложности 800 наложниц19. Невольно возникает вопрос: а все ли наложницы принадлежали князю? Может быть, как и во времена Игоря, четыреста девушек предназначались во "временное пользование" князю, а еще четыреста - его дружине.

Поставкой "живого товара" князь Игорь занимался на протяжении трех десятков лет. Это продолжалось до 941 г., когда между торговыми партнерами возник конфликт. 11 июня 941 г. тысячная флотилия (40 тыс. воинов) Игоря вторглась в водное пространство Византии. Русы занялись привычным для себя делом: грабежом и насилием по отношению к мирному населению империи. Но византийцы, используя "греческий огонь", сумели полностью уничтожить флот Игоря20.

Чтобы восполнить огромные потери, Игорь вынужден был обратиться за помощью к варягам-скандинавам21. Но сил варягов оказалось недостаточно, поэтому он собрал верных ему славян - словен, полоцких кривичей и полян, нейтральных тиверцев, а также нанял печенегов22, и двинул их в 943 г. в пределы Византии. Эта военная мощь напугала византийцев. Однако они сумели, используя богатые дары, убедить Игоря отказаться от военных действий, что тот и сделал, не решившись во второй раз испытывать судьбу. Все закончилось мирным договором23, возобновлением торговых отношений и полюдья.

Именно полюдье послужило причиной смерти князя Игоря. Жадный до заморских вещей князь решил увеличить размеры "живого товара" на экспорт и отправился за данью повторно. Данники-древляне, уже уплатившие дань людьми, рассудили здраво: "Если повадится волк к овцам, то выносит все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит". Что они и сделали24.

Традицию торговли своими подданными продолжили преемники Игоря - жестокая и властолюбивая вдова Ольга и их сын Святослав. Среди товаров, которыми они торговали и обменивались с греками, были воск (иногда и мед), меха и, естественно, рабы25. Эта практика прекратилась только после того, как славяне были обращены в христианство.

Примечания

1. ПВЛ. Т. 1. СПб. 1997, с. 75; Полное собрание русских летописей. Т. IX. М. 2000, с. 9.
2. КУЗЬМИН А. Г. Падение Перуна. М. 1988, с. 153 (из кн. X. ФРИЗЕ "История польской церкви").
3. ПВЛ, с. 77 - 79.
4. Там же, с. 83 - 85.
5. ПВЛ, с. 91; Славяне и скандинавы. М. 1986, с. 195.
6. Славяне и скандинавы, с. 287.
7. Там же, с. 196.
8. КУЗЬМИН А. Г. Ук. соч., с. 153.
9. ПВЛ, с. 93 - 97.
10. КОВАЛЕВСКИЙ А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921 - 922 г. Харьков. 1956, с. 141 - 146.
11. ДУБОВ И. В. Великий Волжский путь. Л. 1989, с. 178.
12. ГВИН ДЖ. Викинги. Потомки Одина и Тора. М. 2004, с. 120 - 121.
13. КОНСТАНТИН БАГРЯНОРОДНЫЙ. Об управлении империей. М. 1989, с. 51.
14. ГЕРОДОТ. История. Л. 1972, с. 19 - 20; Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время. М. 1989, с. 119 - 120.
15. Древнерусское государство и его международное значение. М. 1965, с. 387 - 389; ЛОВМЯНЬСКИЙ Х. Русь и норманны. М. 1985, с. 48.
16. ПВЛ, с. 131.
17. КОНСТАНТИН БАГРЯНОРОДНЫЙ. Ук. соч., с. 51.
18. КОВАЛЕВСКИЙ А. П. Ук. соч., с. 146.
19. ПВЛ, с. 129.
20. Там же, с. 95.
21. Там же.
22. Там же, с. 97.
23. Там же, с. 97 - 103.
24. Там же, с. 105.
25. Там же, с. 113, 117.

Шумилов Евгений Николаевич - кандидат исторических наук. Пермь.

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Сергий @ Сегодня, 10:31)
Статья Климова выражает типичные исторические воззрения неоязычника, основанные на интересном, но сомнительном труде Василия Татищева.

Я не встречал неоязычников. В чем заключаются их воззрения? smile.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Saygo @ Вчера, 15:35)
Я не встречал неоязычников. В чем заключаются их воззрения?

Странно... Вы не новичок в исторических форумах.
Типичные воззрения неоязычников таковы (излагаю кратко - тьфу!):
"Князь Владимир (внук раввина Малка) сын жидовки Малки, которую подложила под Святослава "пятая колонна". Только жид мог покрестить Русь и замутить чистые родники первозданного язычества..."
blink.gif
П.С. Не думаю, что Климов Е. В. придерживается такой крайней точки зрения, но поиск "пятой колонны" в Киеве меня настораживает...
wacko.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Saygo @ Вчера, 14:41)
...
Сбор дани путем кругового объезда территории князем и его дружиной практиковался в Великой Польше, Норвегии, Великой Хорватии, но только в Киевской Руси он приобрел специфический оттенок и получил название полюдье15. Здесь главным предметом дани стали не "платье" и продукты питания, как в других странах, а люди - рабы, выделяемые славянами из своей среды, по-видимому, по жребию, то есть так же как это делалось тогда, когда жрецы приносили человеческие жертвы своим языческим богам16.
...

Шумилов Е. Н. - мягко скажем - фантазер...

ПВЛ:

"В лето 6454 (946).
...
Рече же имъ Ольга, яко "Азъ мьстила уже обиду мужа своего, когда придоша Киеву, второе, и третьее, когда творихъ трызну мужеви своему. А уже не хочу мъщати, но хощу дань имати помалу, и смирившися с вами поиду опять". Рекоша же древляне: "Што хощеши у нас? Ради даемъ медомь и скорою". Она же рече имъ: "Ныне у васъ несть меду, ни скоры...".

Т. е. - дань платили медом и шкурами.

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Saygo @ Фев 2 2013, 09:11)
"...
Борьба Святослава с греками, начавшаяся успешно в 969 г., закончилась поражением русов весной 970 г. при Аркадиополе, а затем полной утратой ими завоеванных ранее болгарских земель7.
Военное поражение русов объяснялось рядом условий. У них было несовершенное вооружение, в частности, неудобные щиты. Большие, в виде опрокинутой капли, щиты норманнского типа были хороши при отступлении (их сдвигали на спину). Но они становились малоэффективными в борьбе с конницей и в рукопашной схватке. После возвращения с Балкан русы сделали соответствующие выводы: каплевидные щиты заменили на круглые.
...

Осталось добавить:
"Да гранаты у него не той системы!" (с)
Неважный из автора оружиевед...
Круглые щиты использовались русами в течении нескольких веков (об этом говорят многочисленные находки умбонов от щитов) (см. Каинов, Кирпичников).
Каплевидные щиты ("норманнского типа"?) появляются в Европе с середины 10 века (Э. Окшотт), но широкое их применение начинается лишь с середины 11 столетия (по распространенныму ныне мнению, основанному на изображениях со шпалеры из Байе, где каплевидные щиты используются обеими противоборствующими сторонами - причем, как пехотой, так и кавалерией с одинаковым успехом).
П.С. Щиты "...сдвигали на спину..." при отступлении везде и всегда, если осталась голова на плечах...

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Saygo @ Фев 2 2013, 09:24)
В историографии сложилось достаточно устойчивое мнение о том, что в гибели великого киевского князя Святослава I у днепровских порогов от рук печенегов были заинтересованы, прежде всего, византийцы. Они боялись, что Святослав после поражения под Доростолом соберет новые дружины и совершит поход на Империю.
...

Совершенно обоснованное мнение.
К этому могу добавить - причиной гибели князя Святослава была обыкновенная беспечность и самоуверенность отважного человека, которому НЕКОГО БОЯТЬСЯ - "Я сам пред вами пойду. Если глава моя ляжет - промыслите собою..."
Такие воины долго не живут. По схожей причине погиб у острова Свольд норвежский конунг Олав Трюггвасон (приятель князя Владимира).

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Saygo @ Фев 2 2013, 09:11)
"...
Первый крупный поход Святослава был направлен против хазар и был предпринят, судя по маршруту, на судах. Целью похода 965 года было, скорее всего, наказание хазар и восстановление прежнего торгового пути на исламский Восток через земли Хазарии. Хазарский правитель, вовремя осведомленный о появлении войска Святослава (возможно, что это сделал сам князь), подготовился к встрече. В самом уязвимом для русов месте - при переходе с Дона на Волгу - их уже ждали. Сражение произошло у хазарской крепости Саркел (Белая Вежа). Согласно ПВЛ, Святослав победил и взял Белую Вежу5. Однако последующие действия русского князя с этим не согласуются. Русы потерпели поражение и вынуждены были вернуться на родину более коротким путем - по реке Дон. По пути следования они как бы мимоходом ограбили проживавших здесь ясов - подданных хазаров.
..."

Куда же в таком случае исчез Хазарский каганат?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Перестал существовать как государство. Часть хазар перемешалась с половцами. Потомками хазар себя считают караимы в Крыму.

Share this post


Link to post
Share on other sites

(Суйко @ Фев 2 2013, 14:39)

это был его старший брат Улеб (Глеб), рожденный от другой матери.

Еще одно подтверждение, что у Игоря Старого была не одна жена.

Я что-то упустил из отечественного летописания? На чем основан такой вывод?

...

Находившийся длительное время не у дел Игорь оказался неспособным умело руководить государством. С его приходом в стране усилились центробежные силы. В Северной Руси хозяйничали скандинавы, а Восточная (Сарская) Русь жила по своим правилам.

...

Шумилов Евгений Николаевич - кандидат исторических наук. Пермь.

Кто-нибудь сможет ответить за Е. Н. Шумилова - где описано это нашествие скандинавов?

П.С. Орки Средиземья не упустили возможность воспользоваться этой неразберихой...

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Сергий @ Фев 7 2013, 08:03)
причиной гибели князя Святослава была обыкновенная беспечность и самоуверенность отважного человека, которому НЕКОГО БОЯТЬСЯ

Согласно Нестору, всё было немного сложнее:

Заключив мир с греками, Святослав в ладьях отправился к порогам. И сказал ему воевода отца его Свенельд: «Обойди, князь, пороги на конях, ибо стоят у порогов печенеги». И не послушал его и пошел на ладьях. А переяславцы послали к печенегам сказать: «Вот идет мимо вас на Русь Святослав с небольшой дружиной, забрав у греков много богатства и пленных без числа». Услышав об этом, печенеги заступили пороги. И пришел Святослав к порогам, и нельзя было их пройти. И остановился зимовать в Белобережье, и не стало у них еды, и был у них великий голод, так что по полугривне платили за конскую голову, и перезимовал Святослав. Когда же наступила весна, отправился Святослав к порогам.

Первая попытка пробиться домой, не бросая добычу, не удалась. А ко второй Святослава подтолкнула угроза голодной смерти.

Share this post


Link to post
Share on other sites

(muarrih @ Сегодня, 12:58)

Первая попытка пробиться домой, не бросая добычу, не удалась. А ко второй Святослава подтолкнула угроза голодной смерти.

Угроза голода подтолкнула воинов взяться за весла и грести против течения в весеннее половодье?

Обычно в таких случаях воины просто отправлялись грабить...

У русов это называлось - зажитье, у скандинавов - страндхуг. (выбирайте на вкус)

А пограбить на Черном море было кого...

У Святослава была другая цель. Впрочем, несколько ранее, он сам о ней говорил.

И рече: "Поиду в Русь, приведу боле дружины".

Share this post


Link to post
Share on other sites
(Сергий @ Сегодня, 15:45)
Угроза голода подтолкнула воинов взяться за весла и грести против течения в весеннее половодье?

Не угроза голода, а "великий голод".

(Сергий @ Сегодня, 15:45)

Обычно в таких случаях воины просто отправлялись грабить...У русов это называлось - зажитье, у скандинавов - страндхуг. (выбирайте на вкус) А пограбить на Черном море было кого...

Нет. Святослав шёл не в Чёрное море, а от него. И не в зажитье. Он возвращался домой.
Помнится, был ещё вопрос: не византийцы ли подставили Святослава? Согласно тому же Нестору, печенегов науськали "переяславцы" - дунайские болгары. У византийцев были все основания желать Святославу смерти. Но всё-таки это была месть болгар.

Share this post


Link to post
Share on other sites
(muarrih @ Сегодня, 15:58)
Нет. Святослав шёл не в Чёрное море, а от него. И не в зажитье. Он возвращался домой.

...за войском.

Помнится, был ещё вопрос: не византийцы ли подставили Святослава? Согласно тому же Нестору, печенегов науськали "переяславцы" - дунайские болгары. У византийцев были все основания желать Святославу смерти. Но всё-таки это была месть болгар.

Из византийских письменных источников известно о ромейских послах к печенегам, а не о болгарских.
Ромеи желали Святославу "доброго здоровьичка".

Share this post


Link to post
Share on other sites

(Saygo @ Фев 2 2013, 09:11)

Первый крупный поход Святослава был направлен против хазар и был предпринят, судя по маршруту, на судах. Целью похода 965 года было, скорее всего, наказание хазар и восстановление прежнего торгового пути на исламский Восток через земли Хазарии. Хазарский правитель, вовремя осведомленный о появлении войска Святослава (возможно, что это сделал сам князь), подготовился к встрече. В самом уязвимом для русов месте - при переходе с Дона на Волгу - их уже ждали. Сражение произошло у хазарской крепости Саркел (Белая Вежа). Согласно ПВЛ, Святослав победил и взял Белую Вежу5. Однако последующие действия русского князя с этим не согласуются. Русы потерпели поражение и вынуждены были вернуться на родину более коротким путем - по реке Дон. По пути следования они как бы мимоходом ограбили проживавших здесь ясов - подданных хазаров.

Неудержимый полет фантазии...

Русы потерпели поражение, пограбили каких-то там ясов, затем Хазарский каганат разбрелся САМ, неведомо куда и зачем...

А между тем современники тех событий заметили их важность.

Разгром Хазарского каганата нарушил налаженные торговые связи, что вызвало заметный кризис Балтийской торговли.

Некоторые известные столетиями торговые вики исчезли вовсе и удивительно скоро, да так, что и следы было трудно отыскать...

...

Предположительно именно к Адальбарду Сигтунскому восходит сообщение об амазонках, обитающих на берегах Балтийского моря, но более правдоподобным выглядит рассказ о том, что, когда епископ впервые отправился в Сигтуну, "по пути он повернул в сторону Бирки, которую в это время постигло такое запустение, что едва можно было увидеть следы города. По этой причине он не смог найти могильный холм святого архиепископа Унни [о смерти которого в Бирке в 936 г. Адам сообщает]" (46).

(Питер Сойер. "Эпоха викингов")

Share this post


Link to post
Share on other sites

(Сергий @ Фев 13 2013, 16:08)

...за войском.

За смертью...

(Сергий @ Фев 13 2013, 16:08)

Из византийских письменных источников известно о ромейских послах к печенегам, а не о болгарских.Ромеи желали Святославу "доброго здоровьичка".

Типа - держали в кармане фигу? Де юре византийское посольство пыталось примирить печенегов со Святославом, и Святослав об этом посольстве знал.

По просьбе Свендослава император отправил посольство к пацинакам, предлагая им стать его друзьями и союзниками, не переходить через Истр и не опустошать Болгарию, а также беспрепятственно пропустить росов пройти через их землю и возвратиться домой. Назначен был исполнить это посольство Феофил, архиерей Евхаитский. [Пацинаки] приняли посольство и заключили договор на предложенных условиях, отказавшись только пропустить росов...

Когда Свендослав возвращался домой и проходил через землю пацинаков, то они заранее подготовили засаду и ожидали его» Подвергшись нападению, он и все его войско было совершенно истреблено. Пацинаки были раздражены тем, что он заключил с ромеями договор.

(Иоанн Скилица. Обозрение историй.)

Хотели как лучше...

Share this post


Link to post
Share on other sites
(muarrih @ Сегодня, 15:20)
За смертью...

Воин знает на что идет.
Шел, как бывало уже не раз:
"...азъ же предъ вами поиду: аще моя глава ляжеть, то промыслите собою". И реша вои: "Идеже глава твоя, ту и свои главы сложимъ".

(muarrih @ Сегодня, 15:20)
Цитата (Сергий @ Фев 13 2013, 16:08)
Из византийских письменных источников известно о ромейских послах к печенегам, а не о болгарских. Ромеи желали Святославу "доброго здоровьичка".
Типа - держали в кармане фигу? Де юре византийское посольство пыталось примирить печенегов со Святославом, и Святослав об этом посольстве знал.

Выходит - держали...
Много было охотников желать Святославу смерти - хазары, ромеи, болгары, те печенежские ханы, которым от него досталось - всех не перечесть...


По просьбе Свендослава император отправил посольство к пацинакам, предлагая им стать его друзьями и союзниками, не переходить через Истр и не опустошать Болгарию, а также беспрепятственно пропустить росов пройти через их землю и возвратиться домой. Назначен был исполнить это посольство Феофил, архиерей Евхаитский. [Пацинаки] приняли посольство и заключили договор на предложенных условиях, отказавшись только пропустить росов...
Когда Свендослав возвращался домой и проходил через землю пацинаков, то они заранее подготовили засаду и ожидали его» Подвергшись нападению, он и все его войско было совершенно истреблено. Пацинаки были раздражены тем, что он заключил с ромеями договор.

(Иоанн Скилица. Обозрение историй.)
Хотели как лучше...

для ромеев.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Наткнулся в "Вопросах истории" на неоднозначную статью:

Киевский воевода Свенельд

Свенельд - самая загадочная личность в письменных источниках по истории Киевской Руси. О нем писали все древнерусские летописи XI века, а интерес к нему русской исторической мысли возрос во второй половине XIX века1. Он упоминается во многих византийских хрониках при описании войн славян с Цимисхием. Однако авторы умалчивают о его происхождении, допуская многочисленные намеки и недомолвки.

В летописях применялся метод информационной (смысловой) кодировки, понять которую могли только посвященные лица. Шифровка и перенос значения широко применялись во всех религиях, в мифологии и фольклоре, в литературе. Но историческое иносказание всегда носит фактографический характер, в отличие от религиозного или литературного, чаще всего использующего образный подход.

Древнерусские летописи создавались тогда, когда события языческого первого тысячелетия были еще свежи в памяти, но писать о них открыто уже нельзя было - по религиозным и династическим соображениям, поскольку происходила смена религий и правящих династий. Поэтому летописцы перешли к информационной кодировке, применяемой в язычестве как основа мировоззрения, понятного людям той эпохи. В современных исследованиях найти реальную основу трудно, положительный результат возможен только при параллельном изучении двух или более линий конкретного исторического периода (персона или группа людей и реальный факт), при котором достигается наибольшее совпадение информационных фактов в любом виде - предметном, событийном, словесном, персональном и т.д.

Кодировка информации о Свенельде становится понятной при параллельном исследовании истории представителей древнего королевского рода Инглингов, правивших с 100 г. до 1060 г. в Упсале, Сигтуне, Стокгольме 2. В качестве источника параллельного исследования использована была книга О. Далина "История Шведского государства", изданная в 1805 - 1807 гг. в Санкт-Петербурге и переведенная на русский язык К. Денертом специально для Александра I 3.

Инглинги создали древнюю европейскую империю, существовавшую до конца их правления, когда в 1060 г. на общешведский трон был избран представитель семьи гетских ярлов Стенкиль, основавший новую национальную шведскую династию. Но верховным дроттаром он не был. Инглинги вели свой род от Одина, они были верховными жрецами, друидами, выполнявшими одновременно королевские и религиозные функции 4. Верховным дроттарам-королям, царям-жрецам подчинялись удельные короли из рода Инглингов и местные племенные короли Северной Европы. Инглинги пришли в Северную Европу из Ольвии в 100 г., а в более ранний период они являлись выходцами из Милета, греческого полиса в Малой Азии 5. По племенной принадлежности это праславяне, вытесненные из Южных Балкан древними греческими племенами и расселившиеся по всему Средиземноморью. Милет - это древний город в Ионии у устья р. Меандр, в XIV в. до н.э. - крупный ахейский город. В VIII-VI вв. до н.э. это полис, игравший ведущую роль при расселении греков по берегам Мраморного и Черного морей. Тогда же появился город Ольвия в устье реки Южный Буг. В наши дни это украинский город Николаев. Переселяясь на север через Причерноморье и по Днепру к Балтике и Скандинавии, древние славяне основывали государства и княжества, но столицей их стала Сигтуна, затем Упсала, а потом Стокгольм, куда не доходили орды хазаров и печенегов, которым преграждали путь форпосты, созданные Инглингами на юго-восточных славянских землях.

Один умер в 150 г. в древней Сигтуне, поставив своего сына Ингве дроттаром и верховным жрецом. Потомки его именовались Инглингами. Ингве означает - земледелец или завоеватель земель, тот покоряет земли, тот необработанное поле делает плодоносным. Жители, возделывавшие земли, назывались ингевонами, и англы получили такое же наименование 6. Так же говорили и древляне 7. Три брата Ингве были ему соседями в России, Дании и Норвегии: Сигурлами, Скиольд, Семмингер 8. Это говорит о том, что Инглинги были королями и князьями на территории России и в Северо-Западной Европе 9.

Свенельд пришел на Русь к своим древним вотчинам, где правили его родственники 10. Когда и по каким причинам он появился на Руси?

Свенельд появился на Руси внезапно и со своим войском. В Дании в этот период происходили исторические события, а именно - битва 934 г. в Хедебю (современном Шлезвиге) 11 - южно-датском удельном королевстве, основанном Олафом Рингзоном Биркским в 870 году 12. В Дании в то время не было верховного короля, а были филкиские, то есть, удельные короли, подчинявшиеся верховному упсальскому королю. Северо-датский король из Лейры, Горм II Старый, принадлежавший к двоюродной ветви южно-датского короля Гнупы(Кноба), сына Олафа Рингзона, объединяя всю Данию, убил в 964 г. под Хедебю Гнупу и завоевал его королевство. В этой битве участвовал и Сигтрюгг 13, сын Гнупы и его соправитель. Битва была проиграна, Сигтрюгг с остатками войска ушел на Русь, где правили его родственники. О. Далин так пишет об отношениях: "Россия для сих королей была не что иное, как театр войны, происходившей между варягами и хазарами. Также и Голмгардские (русские) правители состояли под властью верховных королей упсальских, от коих они имели свое происхождение и подпору"14.

В свете этих событий становится понятней история Руси X века: недовольство бояр Свенельдом, война с древлянами и угличами, убийство Люта, ссылка Мистиши, а также тот факт, что матерью великого князя Владимира Святославича была Малфредь, внучка Свенельда 15.

На Руси Сигтрюгга стали называть Свенельд - "свен" (швед) и "альд" (старый). "Старый" - это родовое имя Инглингов от Ауна Старого (древнего), умершего в Сигтуне в 610 году. Он прославился тем, что приносил своих детей в жертву богам. Это имя носил также и Горм II, убивший Гнупу - отца Сигтрюгга. Видимо, поэтому на Руси Сигтрюгга стали называть Свен Старый (древний) - Свенельд, или Свенальд.

Первое упоминание Свенельда в древнерусских летописях относится к 912 г. (6420 г. в летописи); в "Архангелогородском летописце", в хронологической статье под этим годом рассказывается о значительном периоде времени - с 912 г. по 940 г. - при обобщении событий правления князя Игоря. "Игорь же нача княжити в лето 6420. Сидяще же Игорь в Киеве княжа и воюя на древляны и на улицы (угличи). И бе у Игоря князя воевода во Ольга место имянем Свиндел и не вдадяшеся Игорю единому град, имянем Пересечень, и седе Игорь около сего три лета, но едва взя его. И беша седящи улицы по Днепру вниз. И по сем пойде по Днепру, и седе тамо. Даст же дань древньскую Свинделу воеводе. Начат же Свиндел имати по черной кунице от дыма, и реша боляре Игореви: дал еси единому человеку много". Очевидно, в данной хронологической статье описаны события не только 912 г., но и за гораздо больший период. Описывается трехлетняя осада Пересеченя, взятого только в 940 г., что и повторяется под этим годом в другой хронологической статье: "В лето 6448 яшася улицы подданью Игорю. В сем лете взят бысть Пересеченьград и дань их даст Свинделу же" 16. Летописцы часто излагали события длительного периода под одним годом, как бы собирая их вместе, например, в связи с правлением Игоря, а затем летописец в другой статье уточняет, что взятие Пересеченя имело место в 940 году.

Из этого следует, что 912 г. начало правления Игоря, а не Свенельда, который участвовал во взятии Пересеченя и покорении древлян. Но фиксация факта получения Свенельдом дани с древлян и угличей означает, что Игорь в их покорении не участвовал и Свенельд сам брал дань с покоренных им племен 17, Игорь же, по законам тех времен, не мог тому препятствовать. Поэтому летописец и называет Свенельда воеводой, подчеркивая, что официально во время писания летописи князь Игорь считался владельцем всей Руси.

В действительности же, из истории Киевской Руси X в. известно, что князь Игорь не являлся полновластным хозяином всей Руси, завоевать любое племя мог любой князь, имевший свое войско. Именно поэтому, некоторое время спустя, Игорь пошел войной на древлян, чтобы подчинить их своей власти. Летописец оправдывает поступок князя тем, что это было решение его бояр. Была недовольна и дружина князя Игоря. В Повести временных лет под 945 (6453) годом говорится: "княже, отроци Свенельжи изоделися суть оружием и порты, а мы нази, и пойди княже с нами в дань, да и ты добудешь и мы". И на этой же странице в ПВЛ имеется подстрочное примечание: "О Свенельде выше Нестор не упоминает, однако по другим летописям был он воевода Игорев, и победив угличан сидящих вниз по Днепру, и деревлян, взятую с них дань разделил своему войску, от чего после на Игоря произошло сие роптание".

Здесь уже точно указано, что Игорь в покорении угличей и древлян участия не принимал. Следовательно, Свенельд пришел на Русь с войском, способным покорить два больших племени, и к тому же вооруженным и экипированным лучше, чем войско Игоря. Такая боеспособность его войска может быть объяснена только постоянным участием в боевых действиях. То есть, Свенельд пришел на Русь в 934 г. после поражения в битве под Хедебю в Дании, затем покорил угличей и древлян и в 927 г. начал осаду Пересеченя, длившуюся до 940 года.

Князь Игорь, будучи Свенельду дальним родственником, вступил с ним в военный союз перед угрозой более опасного, многочисленного и чуждого врага - тюркских орд на юго-восточной границе Руси. И Игорь придерживался этого союза до 945 г., признавая права Свенельда на древлян и угличей.

Род Инглингов давал королей Швеции, Дании, Норвегии, Англии, в Голмгардии-Руси выходцы из этого рода были удельные короли-князья. Видимо, летописные Аскольд и Дир (Скир) также принадлежали к ним. Упсальский король Ингвар совершал походы в Данию и Голмгардию-Русь вместе со своим сыном Гедином, принявшим крещение и прозванным Скир, что значит "крещеный". Ингве был убит в битве в 720 г. в Адал-Сисле под Ольвией, Скир продолжил походы в Голмгардию, а его сын Радбард принял здесь престол. Его потомком по прямой линии был Олаф Рингзон Инглинг, дед Сигтрюгга-Свенельда. Сын Радбарда(Рандбара) Рандвер стал упсальским королем, а другой его сын остался в Голмгардии. Олаф Рингзон ведет свой род от Рандвера. Сыном Рандвера был Сигурд Ринг, участник Бравальской битвы 812 года. От него Олаф принял имя Рингзон, и был он младшим сыном Бьерна Иерсиды(Жерсиды), умершего в 870 г., что и заставило Олафа искать новые владения в Дании - в Хедебю, которые он и завоевал в этом же году. Отцом Бьерна Иерсиды был Рагнар Лодброк, погибший в 860 г.: английский король Элла бросил его в змеиную яму. Рагнар Лодброк был сыном Сигурда Ринга 18. Олаф Рингзон назывался также Бирке - ким по имени острова Бьёркё(Бирка) 19 на озере Меларен в Швеции, где он был королем до 870 года. В Хедебю он основал новую династию шведских королей, просуществовавшую недолго - до 934 г., когда его королевство захватил Горм II Старый.

После гибели короля Гнупы в 934 г. его жена Асфрид поставила ему памятный камень-стелу в Эллинге, на севере Дании, который сохранился до наших дней 20. Упоминается там и Сигтрюгг как участник битвы. Необходимо учесть, что Асфрид ставила памятник со слов других участников битвы, которые могли и не знать, что Сигтрюгг ушел на Русь.

Сигтрюгг, молодой король с остатками войска, пришел в свои древние вотчины, подчинил древлян и угличей по древнему вотчинному праву, поэтому князь Игорь признавал его права. Но для народа Руси основателями династии были уже Рюрик и Игорь. Этим объясняется загадочность описания Свенельда в летописях и хрониках, а также его могущества и независимости на Руси. Фактически, Свенельд был соправителем князя Игоря, а затем княгини Ольги и князя Святослава. Летописцы называли Свенельда воеводой, несмотря на то, что у князя Игоря была своя собственная дружина с воеводой, так же как и у князя Святослава. Таким образом, Свенельд был удельным королем-князем древлянским и угличским, вступившим в военный альянс с князем Игорем для обороны Руси от хазар и печенегов. Но позднее он видимо понял необходимость единения Руси, поэтому после Древлянской войны не нарушил альянс с Рюриковичами. Когда Свенельд отошел отдел после гибели князя Святослава, на Руси началась междоусобица, остановить которую смог только правнук Свенельда - Владимир, сын Малфреди Мистинишны, внучки Свенельда 21.

Из летописей известно, что Свенельд получил прозвище "Кисель" за спасение киевлян от печенегов, которых он угостил киселем, и те ушли, сняв осаду Белгородка

Киевского. Кисель был сварен в яме по приказу Свенельда, который был уже не у дел и в преклонном возрасте, так что летописец назвал его "един старец", и проживал он в Белгородке. Наиболее точно этот факт изложен в "Киевском Синопсисе" Иннокентием Гизелем 22, издавшим этот труд и указавшим в примечании, что этим старцем был Свенельд. Другой закодированный символ - "кабан" - восходит к языческому тотему дикого кабана, вепря, свиньи. Этот символ применен в Архангелогородском летописце, назвавшим Свенельда "Свинделом", при сведениях о событиях шведско-английской войны 860 года. Как говорится в книге О. Далина, дети Лодброка отомстили королю Элле, и, победив его в битве, вырезали у него на спине орла.

Отсюда можно сделать вывод, что древнерусские летописи XI века широко применяли метод информационной кодировки исторических фактов из династических и политических соображений.

Примечания

1. БЫЧКОВ А. Ф. Разбор сочинения Н. П. Ламбина - Опыт восстановления и объяснения Несторовой летописи. О Свенгелде и угличах. СПб. 1872; БРУСИЛОВ Н. Замечания о двух маловажных исторических ошибках. - Вестник Европы. 1810, N 20; ЛАМБИН Н. Славяне на Северном Черноморье. - Журнал Министерства народного просвещения. 1877, N 5; СЫРОМЯТНИКОВ С. Н. Древлянсний князь и варяжский вопрос. СПб. 1912; ШАХМАТОВ А. А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб. 1908.

2. История Швеции. М. 1974, с. 69 - 70, 74 - 75.

3. ДАЛИН О. История Шведского государства. Части 1 - 3. СПб. 1805 - 1807.

4. История Швеции, с. 73 - 75.

5. АНДРЕЕВ А. Р. История Крыма. М. 1997, с. 32, 37 - 38, 62.

6. История Швеции, с. 73; ДАЛИН О. Ук. соч. Часть 1, с. 1 - 445, 603.

7. "Реша Деревляне: ...а наши князи(Свенельд и Мистиша-Мал) суть добри, иже распасли суть Деревскую землю". - Повесть временных лет по Лаврентьевскому списку. (Кенигсбергская летопись). СПб. 1910, с. 47.

8. ДАЛИН О. Ук. соч., с. 400 - 441.

9. Там же, с. 721, 737.

10. ГЕЛЬМОЛЬД Г. Ф. История человечества. Всемирная история. СПб. 1902 - 1910. Т. 6, с. 14.

11. Там же, с. 511.

12. История Швеции, с. 63.

13. Den store Danske Encyklopedy. K0benhavn. Тт. 7. 1998; 17. 2000; Nordisk farniljebok Encyklopedy och Konversation lexikon. T. 15. Stockholm. 1876.

14. ДАЛИН О. Ук. соч., с. 494.

15. Архангелогородский летописец, содержащий в себе Российскую историю от 6360/825/года до 7106/1595/года. М. 1781 (под годом 6478/970) "...воевода же Свинделъ, тожъ отецъ Метишин/Мистишин/ и Лютовъ". Там же: под годом 6453/945.

16. Там же.

17. СОЛОВЬЕВ СМ. История России с древнейших времен. М. 1988. Кн. 1, с. 89, 143.

18. ДАЛИН О. Ук.соч.

19. История Швеции, с. 74 - 75.

20. МЕЛЬНИКОВА Е. А. Скандинавские рунические надписи. М. 1977, с. 39.

21. Мужская линия Свенельда продолжилась на Руси под фамилией-прозвищем Кисель(Киселевы). - Общий Гербовник дворянских родов Российской Империи, начатый в 1797 году. Часть 3. СПб. 1797, N 9.

22. Киевский Синопсис или краткое описание от различных летописцов о начале. Славенороссийскаго Народа и первоначальных Князей Богоспасаемаго града Киева. 1823, с. 38 - 39, 55.

Киселева Г. Н.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Киселева Г. Н.

Занятная тетенька
(Галина Киселёва-Инглинг)

Киселёва Галина Николаевна, кандидат филологических наук
kiselyovaing.livejournal.com
Оригинальный взгляд на русскую историю biggrin.gif

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now