Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Брестская крепость - дважды герой

6 posts in this topic

Всего лишь через две недели после первых залпов гитлеровского линкора «Шлезвиг-Гольштейн» польские жолнежи вступили в сражение за казематы и цитадели той самой фортеции, которую менее чем через два года, так героически обороняли красноармейцы. Оборона Брестской крепости в сентябре 1939 года – героическая веха не только в истории Войска Польского, но и всей Второй мировой войны. Жаль, что о драматических событиях тех дней забывают.

Разрезав Польшу, как разогретый нож сливочное масло, танкисты корпуса Гудериана увидели в бинокли стены крепости 13 сентября 1939 года. Приказа наступать восточнее пока не было, солдаты и офицеры танковых и моторизованных дивизий радовались в ожидании скорого окончания компании и веселого отдыха.

user posted image

Что им это устаревшее сооружение на восточной окраине Польши, когда вся страна уже практически завоевана! Разве найдутся безумцы, способные остановить танковую армаду из более полутысячи машин, готовые в безвыходной ситуации лезть под пули и бессмысленно погибнуть? Нашлись.

В начале Второй мировой в Бресте-над-Бугом размещался штаб IX военного округа и несколько польских войсковых частей. Задуманная и построенная Россией как комплекс мощных оборонительных укреплений, после окончания Первой мировой войны Брест-Литовская крепость уже не рассматривалась военными как серьезное препятствие боевым действиям, и использовалась в качестве ППД – пункта постоянной дислокации – для размещения частей и подразделений.

user posted imageuser posted image

Плисовский и Радзишевский

На момент подхода гудериановского корпуса в крепости находились по разным данным от 2500 до 4000 человек из маршевых и караульных подразделений под командованием генерала Константина Плисовского. Гарнизон располагал 18 полевыми орудиями, 8 зенитками и 36 танками «Рено». Не бог весть что, против четырех дивизий захватчиков.

Защитники крепости, как могли, подготовились к сражению: заминировали мосты и подъезды, вырыли окопы полного профиля, оборудовали пулеметные гнезда и вкопали в землю несколько танков.

Утром 14 сентября 1939 года разведбат и танковый полк из состава десятой танковой дивизии фашистов прошли линию внешних заграждений и с ходу атаковали Кобринское укрепление. Гудериан полагал, что 80-ти танков полка будет вполне достаточно, чтобы подавить сопротивление и захватить крепость. Основные силы корпуса устремились к Бресту, охватывая его бронированными клещами с севера и востока, разрывая железнодорожные коммуникации, с ходу проскакивая мелкие населенные пункты.

Надежды Гудериана не оправдались. Плохо вооруженные, разрозненные подразделения поляков, проявив героизм и недюжинную смекалку, смогли отбиться. К вечеру 14-го немецкие танкисты уничтожили почти половину польских «Рено», но, несмотря на артиллерийскую и авиационную поддержку, были вынуждены отступить под яростным огнем защитников крепости.

user posted image

Блиц-криг местного масштаба не удался. Гудериан понял, что здесь можно увязнуть всерьез, пришлось менять тактику. Попытка фашистов, располагавших полутысячей танков и полутора сотнями орудий сходу захватить Брестскую крепость, обороняемую разрозненными и плохо вооруженными подразделениями польских жолнежей, бесславно провалилась.

С вечера и до самого утра 15-го сентября 1939 года по крепости била немецкая артиллерия. Тяжелые снаряды крушили стены и казармы, но не принесли значительного вреда защитникам, укрывшимся в казематах. Добровольцы даже предприняли пару вылазок и уничтожили несколько танков и броневиков.

Утром 15-го сентября к танкам 10-й дивизии корпуса Гудериана присоединились подразделения пехоты из 20-й моторизованной дивизии. Бои, местами переходящие в ожесточенные рукопашные схватки, продолжались целый день, но атака вновь захлебнулась. Ни поддержка с воздуха, ни мощные артналеты не смогли сломить упорное сопротивление горстки храбрецов.

16-го сентября батальоны двух дивизий немцев снова и снова поднимались на штурм укреплений. Наступление фашисты организовали строго «по науке»: артподготовка, а затем пехотная атака. Немецкий педантизм в какой-то мере помог защитниками. Пока стреляли пушки, они укрывались под толстыми сводами и мощными стенами, возвращаясь в окопы с появлением на поле брани пехоты.

Командиры атакующих батальонов пытались поднять солдат в атаку сразу за огненным валом артналета, но это так и не удалось. В передовые подразделения отправился сам Гудериан. Его адъютант был смертельно ранен, но все усилия немцев, понесших огромные потери, по-прежнему не имели успеха.

Несладко пришлось и защитникам крепости. Отбив с 14 по 16 сентября 7 пехотных атак, поддерживаемых танками, артиллерией и авиацией, поляки потеряли убитыми и раненными около 40% всего личного состава. Раненный осколком руководитель обороны крепости генерал Плисовский остался без связи с командованием, защитники не имели ни малейшего понятия, что происходит за стенами казематов.

Пока еще оставался единственный не перекрытый немцами путь отхода – на Тересполь. Плисовский принял решение прекратить сопротивление и отступить. Под покровом ночи оставшиеся в живых защитники покинули крепость.

Отход прикрывал маршевый батальон 82-го пехотного полка и рота саперов. После минирования дороги и взрыва моста они должны были присоединиться к основным силам отступавших.

Как оказалось впоследствии, генерал Плисовский принял удивительно своевременное решение. Отступление сопровождалось стычками с немецкими патрулями, авангардом подразделений, получивших задачу перекрыть дорогу на Тересполь. Еще немного, и уходить было бы просто некуда.

Немцы вошли в Цитадель утром 17-го сентября. В архивах не осталось документов, подтверждающих суммарные потери захватчиков во время штурма крепости. Возможно, их никто не подсчитывал. Но в донесении одного из полков 20-й моторизованной дивизии указано, что в течение только 15 сентября 1939 года потери полка составили более 130 человек убитыми и около 230 – ранеными.

В захваченной крепости гитлеровцами были пленены 988 польских солдат и офицеров, в основном раненые, не имевшие возможности передвигаться самостоятельно.

Но на этом история обороны Брестской крепости польскими военнослужащими не заканчивается.

Силы захватчиков Брестской крепости – танкового корпуса генерала Гудериана, состоявшего из четырех дивизий, и защитников – разрозненных маршевых и караульных подразделений – были несоизмеримы. Выдержав трое суток непрерывных атак, бомбежек и артобстрелов защитники крепости отступили.

Но, так же как и спустя два года в 1941 году, захват Брестской крепости в сентябре 1939 года не означал, что сопротивление сломлено. Командир батальона, прикрывавшего вместе с саперами отступление, капитан Вацлав Радзишевский формально нарушил приказ и отказался покидать поле боя. Солдаты, оказавшись перед выбором – отступить вслед за основными силами генерала Плисовского или поддержать своего комбата - остались в крепости.

Непокорный капитан вместе со своими добровольцами-подчиненными днем 17 сентября вел бой на Северном острове. Поздно ночью под покровом темноты остаткам батальона с одним артиллерийским орудием удалось скрытно занять форт Граф Берг (форт Сикорского), который немцы полагали пустым весь следующий день. Ошибка раскрылась только 19 сентября. Радзишевскому предложили сдаться, но разве ради этого он отказался покидать крепость?

Маленький гарнизон был блокирован, с самого утра 20 сентября его методично обстреливали несколькими гаубицами, не предпринимая, впрочем, пехотных атак, очевидно полагая, что никуда полякам не деться - либо сдадутся, либо погибнут.

Положение изменилось 22 сентября 1939 года, когда в Брест вошли передовые подразделения Красной Армии.

Передача города происходила согласно советско-германскому протоколу об установлении демаркационной линии на территории бывшего Польского государства, подписанного 21 сентября 1939 года представителями советского и немецкого командований. 22 сентября в Бресте состоялся совместный парад вермахта и РККА. Но крепость еще держалась.

К вечеру, после артиллерийской подготовки за штурм форта, обороняемого мятежным польским капитаном, принялись красноармейцы 29 танковой бригады РККА при поддержке броневиков. Защитники форта отразили три атаки и даже подбили бронеавтомобиль из единственной своей пушки. Второй броневик свалился в ров.

Очередные попытки подавить очаг сопротивления были предприняты 24 и 25 сентября. Как и прежние, они не имели успеха. 26-го за форт взялись серьезно. После обстрела из тяжелой артиллерии возобновилась ожесточенная атака. Поляки снова выстояли, и, несмотря на тяжелые потери, в очередной раз гордо отклонили предложение сдаться.

Ночью с 26 на 27 сентября оставшиеся в живых защитники решали сложный вопрос, вести бой дальше и погибнуть, или прекратить бессмысленное сопротивление. К этому времени Польша уже была раздавлена и разделена, правительство выехало за границу. Понимая это, капитан Радзишевский отдал подчиненным последний приказ – разойтись, и самостоятельно пробиваться к своим домам и семьям.

Аналогичным образом поступил и сам капитан. Несмотря на блокирование форта, попытка вырваться из окружения удалась. Радзишевский пробрался к своей семье в Кобрин, но его нашли и арестовали органы НКВД. Дальнейшие следы непокоренного капитана затерялись на бескрайних просторах ГУЛАГа. По другим данным останки В.Радзишевского покоятся в Катынском лесу.

Длившаяся почти две недели оборона Брестской крепости польскими жолнежами в 1939 году показала, что старинные фортификационные сооружения, защищаемые отчаянными храбрецами, могут быть серьезным препятствием даже для вооруженного до зубов и многократно превосходящего по численности противника.

И Радзишевский, и Плисовский ушли из крепости непобежденными. Простые солдаты и офицеры, находившиеся под их командованием, проявили себя настоящими героями, и наверняка продолжали бы сражение, будь в этом хоть какая-то военная необходимость. Об их мужестве и героизме в наши дни вспоминают редко, но преуменьшает ли это величие подвига рядового труженика войны?

Автор статьи: Алексей Норкин

Share this post


Link to post
Share on other sites


Был ли совместный парад германских и советских войск в Бресте?

user posted image

В ходе второй мировой войны, 14 сентября 1939 г., польский город Брест был занят XIX-м моторизованным корпусом вермахта под командованием генерала Х. Гудериана. 20 сентября 1939 г. Германия и СССР согласовали временную демаркационную линию между своими войсками, и 21 сентября в Брест вошла 29-я отдельная танковая бригада РККА под командованием комбрига С. М. Кривошеина, чтобы принять у немцев Брест, отходящий Советскому Союзу. Процедура передачи города Советскому Союзу включала в себя :

а) выдвижение вперёд, к границе демаркационной линии (задолго до ухода немцев), колонны советских танков,

б) отвод немецких войск за границы демаркационной линии. Немцы эти события снимали на киноплёнку, а потом, при монтаже, специально монтировали кадры таким образом, чтобы создать у зрителя иллюзию, будто эти два события, «а» и «б», разнесённых во времени, якобы происходили в одно и то же время и в одном и том же месте.

Итак, 22 сентября, в 16:00, Гудериан и Кривошеин поднялись на невысокий помост с флагштоком, на котором развевался немецкий флаг. Перед ними строем прошла немецкая пехота, затем два дивизиона моторизованной артиллерии, потом танки и разведывательный батальон. Над зрителями, в т. ч. и красноармейцами, на бреющем полете пролетело десятка два самолётов. В 16:45, после завершения торжественного прохождения немцев, германский флаг был спущен, взамен подняли советский флаг.

user posted image

Слева от немецкой легковой машины мы видим выстроившихся вдоль дороги советских танкистов, справа от неё на помосте Гудериан, Кривошеин и несколько немецких офицеров. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что ни Гудериан, ни Кривошеин не отдают честь, как полагается на параде, они просто стоят по стойке «вольно» и смотрят.

user posted image

user posted image

user posted image

Share this post


Link to post
Share on other sites

На момент подхода гудериановского корпуса в крепости находились по разным данным от 2500 до 4000 человек из маршевых и караульных подразделений под командованием генерала Константина Плисовского. Гарнизон располагал 18 полевыми орудиями, 8 зенитками и 36 танками «Рено». Не бог весть что, против четырех дивизий захватчиков.

Защитники крепости, как могли, подготовились к сражению: заминировали мосты и подъезды, вырыли окопы полного профиля, оборудовали пулеметные гнезда и вкопали в землю несколько танков.

По другим данным:

...по состоянию на 14 сентября 1939 года гарнизон крепости состоял из четырех маршевых батальонов, дивизиона полевой артиллерии, артиллерийской батареи ПВО, саперного батальона, двух танковых рот (танки Рено-ФТ-17, танкетки ТКС), автомобильного дивизиона, роты связи и двух батальонов охраны.

В распоряжении защитников крепости было 12-16 старых танков "Рено", 18 полевых орудий, 8 зенитных орудий, 16 станковых пулеметов. Чуть позже оборону крепости усилили два бронепоезда - "Смелый" и "Бартош Гловацкий", которые прибыли в Брест после получения приказа об отходе от начальника бронетанкового управления армии "Лодзь".

В итоге хватило сил только на то, чтобы организовать оборону не по всему периметру крепости, а лишь в цитадели. На северном участке у Брестских ворот оборону занял маршевый батальон 33-го пехотного полка и охранный батальон, на восточном - маршевый батальон 82-го полка. Западный участок, у Тереспольских ворот, защищали батальон 34-го полка пехоты и рота охраны. На юге, у Госпитальных ворот, оборону держал маршевый батальон 35-го полка. главные силы артиллерии сосредоточили на северном участке обороны. Танки "Рено" вкопали, превратив в долговременные огневые точки. Несколькими танками забаррикадировали въездные ворота.

...

Игорь Мельников. "Брестская крепость. Сентябрь 1939-го."

Журнал "Братишка" август 2012

Share this post


Link to post
Share on other sites

"...

Танки "Рено" вкопали, превратив в долговременные огневые точки. Несколькими танками забаррикадировали въездные ворота".

Игорь Мельников. "Брестская крепость. Сентябрь 1939-го."

Журнал "Братишка" август 2012

Гейнц Гудериан "Воспоминания солдата" глава IV

15 сентября кольцо вокруг Бреста было замкнуто на восточном берегу Буга. Попытка взять эту цитадель внезапным нападением танков провалилась лишь потому, что поляки поставили во входных воротах старый танк Рено, который и помешал танкам ворваться в город.

...

Был ли совместный парад германских и советских войск в Бресте?

Гейн Гудериан описывает торжественный уход немецких войск именно как парад, но упоминает только комбрига Кривошеина, а не части РККА.

В день передачи Бреста русским в город прибыл комбриг Кривошеин, танкист, владевший французским языком; поэтому я смог легко с ним объяснится. Все вопросы, ос тавшиеся неразрешенными в положениях министерства иностранных дел, были удовлетворительно для обеих сторон разрешены непосредственнос русскими. Мы смогли забрать все, кроме зазваченных у поляков запасов, которые оставались русским, поскольку их невозможно было эвакуировать за столь короткое время. Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией с обменом флагами в присутствии комбрига Кривошеина.

Прежде чем оставить крепость, которая стоила нам столько крови, мы проводили 21 сентября моего адъютанта подполковника Браубаха на вечный покой.

...

21 июля 1941 года едва не состоялась вторая встреча Гудериана и Кривошеина. Тогда танкисты Кривошеина ворвались в белорусский город Пропойск (Славгород), где разгромили штаб Гудериана, захватив при этом несколько машин, в том числе автомобиль генерала, и другое штабное имущество. Сам Гудериан за 20 минут до этого покинул расположение своего штаба, направившись в Смоленск.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"...

Танки "Рено" вкопали, превратив в долговременные огневые точки. Несколькими танками забаррикадировали въездные ворота".

Игорь Мельников. "Брестская крепость. Сентябрь 1939-го."

Журнал "Братишка" август 2012

Гейнц Гудериан "Воспоминания солдата" глава IV

15 сентября кольцо вокруг Бреста было замкнуто на восточном берегу Буга. Попытка взять эту цитадель внезапным нападением танков провалилась лишь потому, что поляки поставили во входных воротах старый танк Рено, который и помешал танкам ворваться в город.

...

Был ли совместный парад германских и советских войск в Бресте?

Гейн Гудериан описывает торжественный уход немецких войск именно как парад, но упоминает только комбрига Кривошеина, а не части РККА.

В день передачи Бреста русским в город прибыл комбриг Кривошеин, танкист, владевший французским языком; поэтому я смог легко с ним объяснится. Все вопросы, оставшиеся неразрешенными в положениях министерства иностранных дел, были удовлетворительно для обеих сторон разрешены непосредственно с русскими. Мы смогли забрать все, кроме зазваченных у поляков запасов, которые оставались русским, поскольку их невозможно было эвакуировать за столь короткое время. Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией с обменом флагами в присутствии комбрига Кривошеина.

Прежде чем оставить крепость, которая стоила нам столько крови, мы проводили 21 сентября моего адъютанта подполковника Браубаха на вечный покой.

...

21 июля 1941 года едва не состоялась вторая встреча Гудериана и Кривошеина. Тогда танкисты Кривошеина ворвались в белорусский город Пропойск (Славгород), где разгромили штаб Гудериана, захватив при этом несколько машин, в том числе автомобиль генерала, и другое штабное имущество. Сам Гудериан за 20 минут до этого покинул расположение своего штаба, направившись в Смоленск.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что касается устаревших укреплений, я хоть и в детстве но был в Бресте и помню ту кирпичную кладку, немецкие танки вообще с ней ничего не могли сделать, у них была маломощная пушка для борьбы с пехотой, поэтому прорваться через ворота или проделать брешь в казематах было почти невозможным занятием. Аналогично САУ ничего тут не могли сделать.

Аналогичные форты 19 в., штурмовавшиеся советскими войсками в Германии в 1944-45 были неуязвимы для советской дивизионной и корпусной артиллерии, и в частности боролись с ними тем, что сбрасывали в ров перед укреплениями под прикрытием дымовой завесы 200-литровые бочки с взрывчаткой, чтобы у защитников этих фортов барабанные перепонки полопались.

В 1941-м по крепости карлами стреляли и то значительного эффекта не добились, так что касается устаревших укреплений, то устарела система огневого взаимодействия, а сами казематы имели достаточно большой запас запас прочности. Проблема в том что с крепостью боролась в основном не осадная артиллерия, так что гаубицы что 105, что 150-мм были в общем-то бесполезны, ну разве что случайно вдруг куда-то влетит снаряд, амбразуру там пробьёт.

Видел фото Тереспольских ворот покалеченных, ну попортили но фактуру их не нарушили.

Согласен с тем что поляки воевали храбро с немцами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0