Sign in to follow this  
Followers 0
puritanin

Местничество

5 posts in this topic

Местничество, система феодальной иерархии в Русском государстве в 15—17 вв. Название "М." произошло от обычая считаться "местами" на службе и за государевым столом. Тот из феодалов, который считал своё происхождение более древним, благородным и знатным либо личные свои заслуги значительными, занимал место ближе к царю и, соответственно, претендовал на более высокую должность в войске или в гражданской администрации. Сложность и пестрота отношений внутри княжеских, боярских и дворянских родов и между ними, недостоверность генеалогическом сведений приводили к частым спорам и распрям по поводу М., которые разбирали царь и Боярская дума. В 1-й половине 16 в. М. наблюдалось лишь среди бояр и бывших удельных князей. С середины 16 в. М. проникает в среду дворян, а в 17 в. даже в среду гостей и городовых чинов. В силу М. люди способные, но недостаточно родовитые не могли занять сколько-нибудь значительного места на военной и государственной службе. В то же время М. открывало возможности для занятия высших служебных постов людям из знатных фамилий, не обладавшим личными достоинствами. Развитие в России абсолютизма, одним из принципов которого являлось создание бюрократического аппарата, подчиняющегося центральной власти и противостоящего носителям феодальной раздробленности, вело к вытеснению М. Князья и бояре, напротив, были заинтересованы в сохранении М распространявшего их прежне привилегии на дворян и служилых людей. Интересы обороны страны, требовавшие, чтобы во главе армии стояли способные военачальники, также вынуждали отменить М., которое и было ликвидировано решением земского собора 1682.

В переносном смысле М. — соблюдение узкоместных интересов, наносящих ущерб общему делу.

Лит.: С. О Местничество и абсолютизм, в кн.: Абсолютизм в России (XVII—XVIII вв.), М 1964; Марквич А. И О местничестве, ч. 1, К 1879; его же, История местничества в Московском государстве XV—XVI вв., Одесса, 1888.

С. О. Шмидт.

Яндекс.Словари › БСЭ, 1969-1978

Share this post


Link to post
Share on other sites

МЕСТНИЧЕСКОЕ ДЕЛО К. А. ТРУСОВ — КНЯЗЬ Ф. Ф. ВОЛКОНСКИЙ КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ТИХВИНСКОГО ВОССТАНИЯ 1613 г.

Местническое дело стряпчего Кузьмы Андреевича Трусова с окольничим Федором Федоровичем Волконским 1642 г. известно с XIX в. Его описал еще А. И. Маркевич в своей работе о местничестве, использовал Н. П. Лихачев в монографии «Разрядные дьяки». В дальнейшем дело это, правда, как бы выпало из научного оборота, возможно, из-за того, что после публикации описи столбцов Московского стола, где дело это проходило под шифром: Столбец 181, Столпик 4, л. 1 - 8, в XX в. — столбец внутренне перенумеровали, ошибочно подсоединив к концу столпика 3 (земельная тяжба князей Черкасских), и сейчас дело это проходит под шифром: Столбец 181, столпик 3, л. 37 — 44.

Дело это представляет значительный интерес благодаря сведениям, имеющимся в челобитье К. А. Трусова. Но сначала о предыстории конфликта. 25 мая 1642 г. на межевание спорных пограничных земель с Польско-Литовским государством было приказано ехать окольничему князю Ф. Ф. Волконскому, ясельничему Б. Ф. Болтину, а с ними 6 дворянам и 3 жильцам. К. А. Трусов значился в списке первым из дворян, однако его не устраивало, что Волконскому в грамотах и отписках велено писаться одним своим именем «с товарищи». Поэтому он бил челом тут же у сказки. Вскоре, еще тоже в мае, по государеву указу ему было сказано думным дьяком И. Гавреневым , что он бил челом не делом, «они Трусовы детишки боярские обышные, а иные ваши родители служат и в боярских дворах», и за бесчестье князя Ф. Ф. Волконского его велено было отвести в тюрьму (а по некоторым редакциям разрядов, и бить батоги). По возвращении со службы, видимо, после 1 сентября 1642 г. (так как он пишет «в прошлом 150-м году»), Трусов подал новую челобитную, на которую 21 июня 1643 г. также ответили отказом с угрозой новых наказаний (собственно, только эта часть дела и сохранилась).

На чем основывались претензии К. А. Трусова? Если род князей Волконских достаточно хорошо известен, то на Трусовых следует остановиться чуть подробнее. Трусовы-Воробины -- весьма древний род, однородцы, правда отдаленные, Кобылиных, по крайней мере, с XV в. известны как белозерские вотчинники.

В XVI в. Трусовы входили в верхушку Новгородской дворянской корпорации. По словам К. А. Трусова, в Новгород был переведен их предок, Матвей Панфильев сын Трус Воробин (потомок Федора Ивановича Шевляги), Иваном III, получив поместья в Вотской и Шелонской пятинах; при этом челобитчик ссылался на соответствующие писцовые книги 1498 — 1500 гг.: «И родители... мои служили из Великого Новгорода и по Пскову, а опричь... Великого Новгорода моего... роду нигде нет». XVI в. принес Трусовьгм, как и большинству других родов, и успехи, и беды. Как новгородцы, они имели отношение к дипломатическим отношениям, в частности, со Швецией. К. А. Трусов не без гордости пишет, что его прадед Еремей Трусов участвовал в 1526/27 г. [301] в посольстве к папе римскому Клименту VII, а в 1533/34 г. — в Швецию «к королю Августу» (т. е. к Густаву Вазе), ссылаясь на «посольские отпуски» в Посольском приказе. Судьба сыновей Еремея, Василия, Семена и Григория Трусовых была непростой. С. Е. Трусов также участвовал в сношениях со Швецией, в 1561 г. он был приставом у шведских послов в Новгороде; при проезде Филиппа Колычева из Соловков через Новгород на митрополию в Москву он поднес ему (возможно, от городовой корпорации) крест, складень и 35 рублей. Все братья участвовали в Ливонской войне. Василий был головой в походах 1557 и 1560 гг., Семен написан вторым воеводой в Алысте в 1567 г. Григорий попал в Тысячную книгу по Новгороду, значится в береговом разряде 1559 г., в 1561 г. в числе других воевод был в Тарвасте и сдал город литовцам, за что год сидел в тюрьме и освобожден в начале Ливонского похода 1562 г. Казнен он, видимо, был 25 июня 1570 г. в Москве, судя по Синодику опальных. Один из сыновей Григория, Иван, погиб в 1578 г. под Кесью, другой, Андрей, — в 1592 г. в Обонежской пятине получил поместье, видимо наследственное. На службе А. Г. Трусов во время Смуты держится, видимо, стороны царя Василия и I Ополчения, так как в 1611 г. он — воевода в Устюжне Железопольской, в 1613/14г. — в Романове, а затем в 1618 — 1619 гг. — на Устюге. В промежутке между этими назначениями он оказался, впрочем, на службе в Тихвине, где автоматически, в силу договора 1609 г., был подчинен шведской администрации Новгородской земли, где и сыграл видную роль в Тихвинском восстании.

Основным источником по истории этого события является «Сказание о осаде и сидении в пречестной обители честного и славного Одигитрея чудотворныя иконы Тихвинския». В дальнейшем именно из него (поскольку шведские источники скудны) черпались основные сведения об этих событиях, подробно описанных, в частности, в монографии К. Н. Сербиной.

Именно к этой странице биографии отца решил обратиться К. А. Трусов, когда спустя 30 лет, в 1642 г., решил напомнить о заслугах предков. Вкратце история восстания сводится к следующему. Тихвинский гарнизон занимал два укрепленных монастыря и состоял из шведов под командованием коменданта «Ивана Лукумбова» и подчиненного ему русского отряда А. Г. Трусова. Весной 1613 г. в 130 верстах появилось войско князя С. В. Прозоровского; вскоре в Тихвин от него тайно прибыл дворянин Обонежской пятины Л. Арцыбашев, который заключил с Трусовым и игуменом Онуфрием секретное соглашение - они сдадут монастырь и посад, в обмен на что «русские воинские люди» не учинят жителям «никакие шкоты», что было в обстановке гражданской войны немаловажно. 25 мая Трусов со своими людьми перебил шведов и захватил в плен коменданта, затем в город вошли русские войска. Однако в дальнейшем оправившиеся шведы прислали солидные воинские силы (до 5 тыс. шведских, немецких и польско-литовских наемников) под командованием опытного Эверта Горна, возглавившего осаду. Обороной руководил князь С. В. Прозоровский, которому 17 августа пришлось оставить Девичий монастырь и посад и укрепиться в Большом монастыре; осажденных было около 1000 боеспособных мужчин. Тогда же А. Г. Трусов, Д. Е. Воейков и игумен Онуфрий были направлены в Москву просить подкрепления, но встретили в 80 верстах от Тихвина отряд известного деятеля эпохи Смуты И. Н. [302] Сумбулова, идущего на помощь. Более ничего о роли Трусова в дальнейших событиях не известно - «Сказание» о нем молчит. Ослабленное героическим сопротивлением тихвинцев войско Горна начало разлагаться, ушел отряд литовцев, а 14 -15 сентября в результате успешной вылазки осажденных шведы были разгромлены и отступили к Новгороду, после чего Тихвин надолго стал главной базой борьбы с оккупацией.

Как же описывает эти события А. К. Трусов? «В прошлом во 120-м году в безгосударное время из Великого Новгорода мой Куземкин отец был на Тихфине воеводою с русскими и с немецкими людьми...» И услыша «твое государево имя, что бог дал тебя... на Московское государство царем», А. Г. Трусов «в Тихфине дворян и детей боярских и стрельцов из новгородских пригородов и тихвинских посадских людей под твою государеву руку привел тайно на том, что им тебе... во всем служить и прямить... под немецкими людьми промысл учинить и чтоб Тихфин твоим государевым людям отдать».

Таким образом, эта часть рассказа соответствует, видимо, соглашению, заключенному А. Г. Трусовым с Л. Арцыбашевым. Далее К. А. Трусов весьма кратко, в одной фразе, излагает дальнейшие события — «...милостью... Божией отец мой с теми русскими людьми в Тихфине немецких людей с восмсот человек побили, и воеводку немецкова и многих немецких людей живых поймали, и твоим государевым людям отец мой Тихфин отдал». Как видим, со «Сказанием» текст этот схож весьма мало. К. А. Трусов не упоминает ни одного действующего лица, кроме отца, опускает и известные «Сказанию» действия А. Г. Трусова, и самый рассказ об осадном сидении, при этом называя фантастическую цифру в 800 убитых шведов (хотя в гарнизоне их было всего 120) возможно, правда, определяя так общие потери осаждавших с августа по сентябрь. Однако интересны другие детали, почерпнутые К. А. Трусовым из семейных источников. После «измены» шведскому правительству положение родни А. Г. Трусова в Новгороде ухудшилось. «Яков Пунтусов в тое пору в Великом Новгороде дядью мою всех разорил за то, что отец мой в Тихфине многих немецких людей побил и Тихфин твоим государевым людем отдал. И дядья... мои... в Великом Новгороде пометав жон своих и детей и к тебе государю приехали», — сообщает К. А. Трусов. За все эти подвиги и страдания Трусовым после возвращения из плена Филорета Никитича была пожалована вотчина, однако, по словам К. А. Трусова, вскоре их всех «не стало». Во всяком случае, последнее упоминание в разрядах его отца — 1618 — 1619 гг. «Сказание» было создано в 1-й трети XVII в. на основании рассказов участников событий, возможно и А. Г. Трусова, причем автором, сведущим в военном деле и знакомым с жанром древнерусской воинской повести. Интересно, что Трусов фигурирует и в «Сказании», и в рассказе сына только на первом этапе событий, прежде всего как человек, организовавший освобождение города (в «Сказании» он даже вначале назван почетно — «Андреем Григорьевичем»). Дальнейшая же служба его — видимо, под началом затмивших его видных деятелей того времени (князь С. В. Прозоровский, Л. А. Вельяминов, И. С. Сумбулов) — не дала, вероятно, возможности совершить какие-либо равноценные подвиги. Однако в рассказе его сына весьма интересен один нюанс. В качестве побудительного мотива патриотических действий А. Г. Трусова и его родни К. А. Трусов выдвинул следующее: отец его [303] принял сторону Михаила Федоровича «помня к себе твою государеву и отца твоего государева... Филарета Никитича... и деда твоего государева, государя нашего блаженныя памяти боярина Никиты Романовича давную милость... и взысканье». Что скрывается за этими намеками? Если не принимать во внимание явно невозможные факты «милости» к Трусовым самого Михаила Романова, до 1613 г. еще в сущности ребенка, то как следует понимать «давную милость и взысканье» к Трусовым его отца и деда, которого они даже величают «государем нашим»? Не принадлежали ли Трусовы к дворянской клиентелле Романовых в конце XVI в.? Вероятно, не случайно в приговоре-сказке по этому делу указывалось, что их родственники «служат в боярских дворех». Конечно, это вряд ли были потомки Еремея Трусова, однако за другую родню ручаться нельзя. В конце XVI в. в состав «двора» таких крупных вельмож входили представители вполне «честных» родов достаточно вспомнить Бартеневых, Отрепьевых, Томиловых; в юности, вспоминал боярин князь Б. М. Лыков, он «жил» на дворе Никиты Романовича, в дальнейшем с ним породнившись (кстати, тоже называя его «государем»). В заключение заметим, что реакция правительства на вторую попытку К. А. Трусова заместничать и пересмотреть первое решение была весьма суровой. «Ваше дело вершено наперед сего, и тово вершеного дела николи не переделают», а за продолжение челобитья Трусову были обещаны батоги и Сибирь. И возможно, именно неуместность напоминания о давних патрональных отношениях (почему-то прерванных) вызвала еще более резкую, чем обычно, отповедь: «и ты Кузьма тот государев указ ведай, хоти малым челобитьем о том о вершеном деле заикнешься государю бить челом, и тебе пощады никакие не будет».

Документ (подлинник) представляет собой столбец, фрагмент дела без начала, писан тремя почерками: 1) Л. 37 — 42 (Челобитная К. А. Трусова), 2) Л. 37 об. (Помета-резолюция о царском решении), 3) Л. 43 — 44 (Сказка-приговор К. А. Трусову). Состояние хорошее; левый край л. 37 обтрепан, на л. 37, 38, 41 обрывы на последних строках; л. 40 разорван горизонтально (следствие небрежной расклейки столбца в XIX в.). Нумерация старая, чернильная XVIII в., новая, карандашная — XX в., на л. 37 об. помета «151-го года» и чернильные пятна XIX в.

Публикуется по современным археографическим правилам для документов XVII в.

Приложение

Местническое дело дворянина Кузьмы Андреевича Трусова с окольничим князем Федором Федоровичем Волконским 25 мая 1642 — 21 июня 1643 гг.

/л. 37(б.1)/ Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всея Русии бьет челом холоп твой Куземка Андреев сын Трусов. В прошлом государь во 150-м году сказана государь мне, холопу твоему, Куземке твоя государева служба на Путивльское межеванье с окольничим с князь Федором Федоровичем Волконским, и я, холоп твой, бил челом тебе государю на него, околничего князь Федора в отчестве по многим случаем о сыску и о счете, что мне, холопу твоему, с ним, с околничим с княз Федором Федоровичем быть невместно. Лета 7035-го году блаженые памяти от великого князя Василья Ивановича всея [304] Русии посланы послы Жигмонту королю полскому Иван Васильевичь Ляцкой да Елизарей Цыплятев, да в том же государь году от великого князя Василья Ивановича всея Русии посланы послы в Рим, к папе Клименту — прадед мой, Еремей Трусов, да Шарап Лодыгин. И Шарап Лодыгин в том посолстве с прадедом моим был бессловно, и тот, государь, посолской отпуск в Посолском приказе и в твоей государеве разрядной книге записан, да 7042-го году прадед же мой Еремей Трусов послан был в послах в Свию, к Августу королю, а велено государь прадеду моему свиского Августа короля в мирном договоре привести ко кресту, и тот государь посолской отпуск в Посолском приказе записан же; да в прошлом государь во 126-м году по твоему государеву указу был в Великом Новгороде боярин и воевода князь Иван Андреевич Хованской да Мирон Вельяминов, и ты, государь, указал быть в Великом Новгороде в судьях дяде моему, Василью Иванову сыну Трусову, и твой государев наказ дяде моему дан за приписью думново диака Сыдавного Васильева, а по твоему государеву наказу велено дяде моему в Великом Ногороде у боярина и воеводы у князь Ивана Андреевича Хованского да у диаков взят[ь] судейской подлинной наказ оприч товарища ево, Мирона Вельяминова; а сказал мне, холопу твоему, думной дияк Иван Гавренев — для ближнего Волконских князей к себе свойства — мимо чести родителей моих бес сыску, будто, государь, родители мои дети боярские и городовые прикащики, и будто холопи; и в тюрму я, холоп твой, послан, и ис тюрмы болен, бит ботоги, а вины, государь, мне, холопу твоему, никакие не сказано, а сказано, государь, мне, холопу твоему, твоя государева опала и разоренья, и я, холоп твой, бояся твоей государевы опалы и разоренья, на той твоей государеве службе был, а чем [родител]ей моих называл /л. 38 (б. 2)/ думной дияк Иван Гавренев для ближняго Волконских князей к себе свойства, и родители, государь, мои в таких мерах не бывали, и в том, государь, шлемся на твой государев разряд; а тем, государь, прозвищем опричь Великово Новгорода есть иные Трусовы, и те Трусовы не нашево роду, и многие те Трусовы мне, холопу твоему, и братье моей племя, а иных, государь, Трусовых за их вины, а не по родственному, их поместья нам, холопам твоим, отданы, и тебе, государь, те Трусовы на нас, холопей твоих, о тех своих поместьях били челом о повороте в свой род, и то, государь, их челобитье в Поместном приказе, и тех, государь, родов Трусовых будет в таких мерах и были, чем мы, холопы твои, мимо роду своего названы, и те, государь, Трусовы не нашево, холопей твоих, роду, а наш, государь, холопей твоих, род пошел от прородителя нашего от Федора Ивановича от Шевляги, как он выехал ис Прус, и от него, государь, пошли Воробины, да Грабежевы, Деревлевы, Мотовиловы, что в Ярославле, да наш, холопей твоих, род Трусовых, что в Новгороде, а чести, государь, и бесчестья мы, холопи твои, в роду своем с ними разошлись давно, и милости у тебя государя просим о сыску честью родителей своих, прадеда своего и деда и отца моего Куземкина, и деда, а блаженые памяти как великий князь Иван Васильевич самодержец Великий Новгород княженецкими и дворянскими роды и иными людми полнил, и в ту, государь, пору из Ярославля в Великий Новгород взят [был] прадед мой Матвей Панфильев сын Трус Воро/л. 39 (б. 3)/бин, и в Великом Новгороде тот прародитель наш за службу и по своей чести пожалован, даны ему в поместья волости. И в новгородцких, государь, писцовых книгах Воцкие пятины Дмитрея Китаева с товарыщи лета 7008-го году, да в [305] писцовых книгах Шелонские пятины Матвея Волуева с товарыщи лета 7006-го году за родители моими написаны села и волости, и от тово, государь, прародителя моего, который веден в Великий Новгород от Матфея Труса Воробина в Великом Новгороде учели слыть родители мои Трусовы. И родители, государь, мои служили из Великово Новгорода и по Пскову, а оприч, государь, Великово Новгорода моего, холопа твоего, роду Трусовых нигде нет, а Волконские, государь, князи не родословные, и неведомо от ково пошли, и преже, государь, сего были не князи. 7027-го году на Туле были воеводы, князь Юрья Васильевич Ушатой да Внук Григорьев, а с ними написаны полуимяны Ивашко Тутыхин да Митя да Потул Волконские, и в их, государь, версту родители мои ни с кем не бывали, а при прежних великих государях с кем родители мои по розрядом были, и те, государь, их князей Волконских многим лучше. 7067-м году деда твоего государева блаженые памяти от государя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии были бояре и воеводы в немецком походе, и в том, государь, розряде у князя Василья Семеновича Серебреново были головы писменные, князь Василей Волк князь Васильев сын Ростовской, князь Микита Кропоткин, да дед мой Василей Еремеев сын Трусов, а после, государь, деда моего написаны Микифор Чепчюгов, Невзор да Шефер Чоглоковы; да 7068-м году в немецком же походе были по полком бояре и воеводы князь Иван Федорович Мстиславской с товарыщи, и в том, государь, походе были головы писменные княз Василей князь Иванов сын Морткин, князь Микита княз Иванов сын Рамодановской, да дед мой Василей Еремеев сын Трусов, Федор да Степан Пыжевы; да 7077 году от немецкой украйны были бояре и воеводы, и по тому, государь, разряду в Алысте были воеводы, князь Иван Елецкой да дядя мой Семен Григорьев сын Трусов. Да блаженые памяти при государе царе и великом князе Василье Ивановиче всея Русии от немецкой украйны в Ладаге были воеводы князь Василей Михайлович Лобанов Ростовской, а с ним был другой воевода, мой Куземкин отец Андрей. И от деда твоего государева блаженые памяти государя царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии прадед мой был пожалован наместничеством за службу в кормленья /л. 40 (б. 4)/ и та, государь, жаловалная грамота за ево государевою красною печатью у меня, холопа твоего. А при государе царе и великом князе Василье Ивановиче всея Русии и при тебе, государе, родители мои были пожалованы во многих городах в воеводех, а родителей, государь, моих служба к прежним государем и к тебе, государю, старее и лутче Волконских князей. В прошлом, государь, во 120-м году в безгосударное время из Великого Новгорода мой Куземкин отец был на Тихфине воеводою с рускими и немецкими людми. И отец мой услышал твое государево имя, что Бог дал тебя, великого государя, на Московское царство государем; и в прошлом, государь, во 121-м году отец мой, будучи на Тихфине, тебе, государю, служил, помня к себе твою государеву и отца твоего государева, государя нашего блаженные памяти великого государя святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Русии, и деда твоего государева, государя нашего блаженные памяти боярина Никиты Романовича давную милость, в Тихфине дворян и детей боярских и стрелцов из новгородских пригородов и тихфинских посадских людей под твою государеву руку привел тайно на том, что им тебе, государю, во всем служить и прямить, и прося у Бога милости под немецкими людми чтоб промысл учинить, и чтоб Тихфин твоим государевым [306] людем отдать. И милостью, государь, Божиею и Пречистые Богородицы и твоим государевым счастьем отец мой с теми рускими людми в Тихфине немецких людей с восмсот человек побили и воеводку немецково и многих немецких людей живых поймали, и твоим государевым людем отец мой Тихфин отдал, и к отцу моему прислана твоя государева грамота за тое тихфинскую службу с твоим государевым жаловалным милостивым словом, и пожаловал ты, государь, отца моего и дворян, которые в Тихфине тебе, государю, служили, велено, государь, быть к тебе государю к Москве, видеть твои государевы очи; и Яков Пунтусов в тое пору в Великом Новгороде дядью мою всех разорил за то, что отец мой в Тихфине немецких многих людей побил, и Тихфин твоим государевым людем отдал. И дядья, государь, мои, твою государеву и отца твоего государева царя нашего блаженные памяти великого государя святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Русии помня к себе вашу государеву давную милость /л. 41 (б. 5)/ и взысканье, в Великом Новгороде поместив жон своих и детей, и к тебе государю приехали. И в прошлом, государь, во 127-м году как Бог дал к Москве отца твоего государя нашего великого государя святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Русии, и ты, государь, и отец твой государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всея Русии по своей государевой давной милости и за прежние службы и за терпенье и брань, за увечье и за тое тихфинскую службу вы, государи, отца моего Куземкина и дядью мою всех взыскали и пожаловали, а отца, государь, моего вы, государи, пожаловали за тое тихфинскую службу вотчиною. И после, государь, того вскоре отца моего и дядьи моей всех не стало, и я, холоп твой, и братья моя после родителей своих остались в бедности и в закосненье, да в нынешнем, государь, во 151-м году прислана твоя государева грамота на Путимское межевое место к околничему, к нему, князю Федору Федоровичю, что писал к тебе, государю, Баим Болтин ложно, что де дворяне и жильцы ис Путимля посылали де бутто за рубеж людей своих с вестьми неведомо какими, и из-за рубежа де привезли вина телегами, и по себе бутто вино делили кабацкими ведры, и он де, Баим, о том тем дворянам и жилцом учел говорить, и оне де бутто ево, Баима, на съезжем дворе лаяли и шюмели, и по твоему государеву указу про то велено сыскать; и будет так было, как он, Баим, к тебе, государю, писал, и тем, государь, за то велено учинить наказанье, бить ботоги и посадить в тюрму на неделю. И я, холоп твой Куземка, людишек своих за рубеж для вина не посылал, и на съезжем дворе Баима Болтина не лаял; писал к тебе, государю, он, Баим, ложно, по наученью околничего, ево, князя Федора, за то, что я, холоп твой, бил челом тебе, государю, на него, околничего княз Федора Федоровича в отчестве о сыску и о счете, и для той недружбы, что я, холоп твой, к нему, околничему княз Федору не приходил и от него нигде не был, а на съезжем дворе говорил, что мне и от нево, околничево от княз Федора Федоровича не бывать, потому что родителей моих честь [лу]тче их князей Волконских, /л. 42 (б. 6)/ и оне тое недружбу мне, холопу твоему, мстя и велел меня, холопа твоего, перед себя приволочь болново и бить батоги насмерть и отослал в Путимль в тюрму толко чуть жива, и в тюрме меня, холопа твоего, всякою тюремною нужею морил насмерть, а после, государь, тово он, околничей княз Федор к тебе, государь, писал против ложной отписки Баима [307] Болтина, что я, холоп твой Куземка, в литовской город Рамон для вина не посылал. И я, холоп твой, бит ботоги и в тюрме живот свой мучил мимо твоего государева указу без вины, толко по его, околничево князь Федорове недружбе. Милостивый государь, царь и великий князь Михаиле Федоровичь всея Русии, пожалуй, государь, меня, холопа своего бедного и беспомощново, для родителей моих службы и крови к прежним государям и к тебе, государю, и для отца своего государева царя нашего блаженные памяти великого государя святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Русии, к родителям моим милости и взысканья, не вели, государь, меня, холопа своего, окольничему князю Федору Федоровичу Волконскому без сыску выдать, и у меня, холопа своего, не вели, государь, чести родителей моих отнять, и пожалуй, государь, меня, холопа своего, вели, государь, своим государевым Разрядом и Посолским приказом честь родителей моих по случаем, хто с ними бывал, и с кем, государь, родители мои бывали, сыскать, опричь думного дияка Ивана Гавренева, кому ты, государь, укажешь, и пожалуй, государь, меня, холопа твоего, вели, государь, по тем случаем с околничим с княз Федором Федоровичем Волконским в отчестве свой государев указ учинить, как тебе, праведному государю, об нас, бедных, Богу известить, чтоб, государь, мне, холопу твоему, околничему князю Федору Федоровичю Волконскому мимо чести родителей моих бес сыску выдану напрасно не быть, а чем я, холоп твой, мимо роду своего без сыску назван, и в том у тебя, государя, я, холоп твой, милости прошу. Пожалуй, государь, нас, холопей своих бедных и бесномочных, вели, государь, про то сыскать своим государевым Разрядом, что в роду нашем в таких мерах нихто не бывал, чтоб, государь, нам, холопем твоим, в напрасном позоре мимо роду своего чести без сыску в конец не погибнуть. Государь царь, смилуйся, пожалуй.

/л. 43 (б. 7)/ Кузма Трусов! Бил ты челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всея Русии, и подал челобитную на околничего на князя Федора Федоровича Волконского в отечестве.

И государь царь и великий князь Михайло Федоровичь всея Русии тое твоей челобитные слушал и государь указал тебе сказать, что ты на околничево на князя Федора Федоровича Волконсково ему, государю, бьеш челом не делом, то ваше дело вершено наперед сево, и тово вершеново дела николи не переделают.

А вершено то дело по ево государеву указу, и вперед тому делу быть потому, как вершено.

А то велел государь тебе сказать имянно, чтоб ты вперед о том о вершеном деле ему, государю, не /л. 44 (б. 8)/ бил челом.

А толко ты о том вершеном деле на околничево на князя Федора Волконсково учнешь вперед ему, государю, бить челом, и тебя велит государь бить кнутом и сослать в Сибирь. И ты, Кузма, тот государев указ ведай, хоти малым челобитьем о том о вершеном деле заикнешься государю бить челом, и тебе пощады никакие не будет.

На л. 37 (бывш. 1) помета: 151 -го го июня в 21 де государь царь и великий князь Михайло Федоровичь веса Русии, сеею челабитной слушав, указал па выписке, какова выписка под сею челабит[ною].

РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ.

Оп. 9. Стб. 181. Столпик 3. Л. 37 — 44.

Текст воспроизведен по изданию: Местническое дело К. А. Трусов - князь Ф. Ф. Волконский как источник по истории Тихвинского восстания 1613 г. // Российское государство в XIV-XVII вв. СПб. Дмитрий Буланин. 2002

© текст - Эскин Ю. М. 2002

© сетевая версия - Тhietmar. 2006

© OCR - Феоктистов И. 2006

© дизайн - Войтехович А. 2001

© Дмитрий Буланин. 2002

Share this post


Link to post
Share on other sites

Еще примеры:

Того ж месяца Октября в 29 день, бил челом Государю Василей Никитин сын Пушкин на Андрея [946] Осипова сына Плещеева, что [Б и В.: он] Андрей по росписи, [Г.: в прошлом во 135 году] был, на государеве службе, [Г.: в украинном розряде], в сторожевом полку, на Кропивне, а ему Василью велено быть в Резанском розряде, [Г.: в сторожевом полку] в Пронску; а по вестям велено ему сходиться и быть в сходе с ним с Андреем. И ему Андрея Плещеева быть менши не вместно, и Государь бы его пожаловал, велел на Андрея Плещеева в отечестве дать суд. И Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии указал Василью Пушкину на Андрея Плещеева суд дать; а судить велел боярину князь Борису Михайловичю Лыкову да дьяку Михайлу Данилову. И Андрей Плещеев на суд не пошел, а бил челом бояром, что на суд ему с Васильем Пушкиным итти никако не вместно для того, что, в прошлом во 133 году, Петр Тимофеев сын Пушкин обвинен князь Андрею княж Федорову сыну Литвинову-Мосальскому, а князь Андреев де болшой по роду дядя, князь Володимер Колцов-Мосальской, был менши отца его, Осипа Плещеева, во 112 году, в Северском походе, и о том бы де его челобитье Государя доложили. И Ноября в 6 день, и государеву указу, боярин князь Борис Михайлович Лыков да дияк Михайло Данилов сказал Андрею Плещееву, что они (в сп. А.: он.), по их челобитью. Государя докладывали, и [947] Государь велел тебе Андрею итти на суд с Васильем Пушкиным; а смотря вашим случаям, и Государ велит в том указ учинить

безволокитно. А что ты Андрей бил челом Государю на Пушкиных Мосальскими, и то в суде объявится, как станешь отвечать в своем отечестве, а не пойдешь на суд, и Государь велел тебя Андрея за ослушание посадить в тюрму, [Б.: и], из тюрмы выняв, велел тебя поставить к суду ж. И Андрей Плещеев с братьею бил (в сп. Б.: били.) челом, что им никако на суд с Пушкиным не хаживать, в том государская воля, для того, что Петр Пушкин обинен князь Андрею Мосальскому, а будет Государь велит суд дать Пушкину Василью на него Андрея, и Государь бы пожаловал, велел ему Андрею на Васильева прадеда дать в отечестве суд, а Андрей готов итти на суд. И боярин князь Борис Михайлович Лыков да дьяк Михайло Данилов докладывали о том Государя и отца его государева, великаго государя святейшаго патриарха Филарета Никитича Московскаго и всеа Русии, и Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии и отец [950] его государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии, указали Андрея Плещеева, за непослушание, что он государева указа не послушал, к суду не пошел и не отвечал, посадить в тюрму. И Андрей Плещеев в тюрму послан и в тюрме сидел. И Ноября в 8 день Андрей Плещеев из тюрмы выпущен и велено быть к суду. И пял челом Андрей Плещеев, чтоб (в сп. А.: “чтоб” написано два раза.) Государь пожаловал, велел ему дать сроку, покамест изготовится на суд; и, по государеву указу, дан ему в том срок на три дня. И Ноября в 11 день был суд у Андрея Осипова сына Плещеева с Васильем Никитиным сыном Пушкиным: искал своего отечества Василей Никитин сын Пушкин, да с ним был на суде Борис Иванов сын Пушкин, а отвечал и искал безчестья своего в отечестве на Васильеве прадеде Пушкина Андрей Плещеев, а с ним был на суд Дмитрей Иванов сын Репей-Плещеев. А судил их боярин князь Борис Михайлович Лыков да розрядной дьяк Михайло Данилов (Местническое дело Пушкина с Плещеевым и суд по этому делу изложены следующим образом: в сп. Д. И Василей Никитин сын Пушкин бил челом Государю у руки на Андреева отца Плещеева, на Осипа Тимофеева сына Плещеева, в отчестве о суде. В прошлом, Государь, во 133 году, велено нам, холопем твоим, быти на твоей государе службе: мне Васке, в Резанском розряде, в Пронску, а ему Андрею, в Тулском розряде, на Кропивне, в сторожевом полку. И я, холоп твой, бил челом тебе Государю, в отчестве о суде на отца на Андреева, на Осака Тимофеева сына Плещеева, что мне, холопу твоему, по вашей царской милости и по своему отчеству, мочно быть болши отца Андреева, Осипа Плещеева, не токмо что мне к Андрею в сход итти. И ты Государь меня, холопа своего, пожаловал, велел мне сказати, что мне быть на твоей, государеве службе с Андреем без мест, а как де служба минется, и мне велел ты Государь дать суд на отца на Андреева, на Осипа Плещеева. И Государь челобитную у Василья принял. А Андрей Плещеев бил челом Государю, на постелном крылце за перегородою, что его Василец Пушкин тем безчестит, бьет челом о суде на отца его, на Осипа, а ему де Василью с ним с Андреем быть мочно. И Государь Андрею отказал: бьешь челом не о деле, Василью Пушкину суд на вас мочно дати; да и в те поры вам было связано, как вы на службу посланы. Того же месяца в 31 день указал Государь Василью Пушкину суд дати на Андреева отца, на Осипа Плещеева. А приказал Государь судити боярину князю Борису Михайловичю Лыкову да розрядному дьяку Михаилу Данилову. И первая ставка была к суду, Василью Пушкину с Андреем с Плещеевым, Ноября в 1 день. И Андрей Плещеев Василыо Пушкину не отвечал в отчестве: за отца своего, и боярин князь Борис Михайлович Лыков да дьяк Михайло Данилов холили Государю докладывать, что Андрей Василью не отвечает. А Василей Пушкин того же дни бил челом Государю, что Андрей Плещеев его государеву повелению противится, в отчестве за отца своего не отвечает, ведая вину свою, что отцу его Осипу, по случаем, его Василья менши быть мочно. И Государь приказал боярину князь Борису Михайловичю Лыкову да дьяку Михайлу Данилову, а велел Андрею сказать, чтоб он к суду был готов отвечать за отца своего Василью Пушкину. И, Ноября в 5 день, другая ставка была Андрею с Васильем с Пушкиным. И Андрей Василью Пушкину не отвечал, и того дни суд не стался. И боярин князь Борис Михайлович и дьяк Михайло Данило докладывали Государя, что Андрей Васильев Пушкину не отвечает. И Государь приказал, будет Андрей Василью не станет отвечать, и Андрея Государь, за безчестье Васильево, велел посадити в тюрму; а из тюрмы выняв, велел к суду опять поставить; а будет не станет отвечать, и ему велел за Василья учинити наказание. Ноября в 6 день была Андрею Плещееву с Васильем с Пушкиным третья ставка. И боярин князь Борис Михайлович Лыков да дьяк Михайло Данилов сказали Андрею, по государеву указу, будет не станешь отвечать Василью, сидеть в тюрме; а из тюрмы опять к суду, а будет отвечать не станешь, и тебе за Василья будет болшое наказанье. И Андрей не отвечал же, а сказал: будет Государь велит взять случаи, а по случаем сыскать в разряде, и из де случаи и принесу, а с Васильем де мне на суд не бывать. И боярин князь Борис Михайлович Лыков да дьяк Михайло Данилов, по государеву указу послали, велели его посадить в тюрму. И сидел Андрей в тюрме два дни; а из тюрмы вынев Андрея Плещеева, боярин князь Борис Михайлович Лыков да дьяк Михайло Данилов, по государеву указу, велели Андрея перед собою поставити и допрошати: отвечать де ему Василью Пушкину в отчестве или нет? И Андрей сказал, что де я к суду не изготовился и бил челом о сроке, чтоб Государь пожаловал, велел дати сроку, покаместа изготовлюся; а как изготовлюся, и яз к суду буду. И Государь пожаловал, велел ему сроку дати на четыре дни. И Ноября в 11 день был суд у Василья Пушкина с Андреем Плещеевым, а искал Василей Пушкин отчества своего на Андрееве отце, на Осипе Тимофееве сыне Плещеева; а судил боярин князь Борис Михайлович Лыков да розрядной дьяк Михайло Данилов, а суд записывал розрядной подьячей Григорей Ларионов. И подал Василей на суде двадцать три случая, да положил в суде с отводными памятни двенадцать грамот государевых, да два наказа, да память Михайлова рука Данилова, да два списка с грамот с государевых; а Плещеевы положили на суд одну грамоту невместную на Бориса Нащокина, что прислана на Верхотурье к Ивану Михайлову сыну Плещееву. В сп. Ж. Того ж году искал своего отчества Василей Никитин сын Пушкин на Андрее Осипове сыне Плещееве, а искал по челобитной на отце Андрееве, на Осип Плещееве; а отвечал за отца своего Андрей Плещеев. А Андрей искал на Василье Пушкине, а по челобитной на Васильеве деде, на Михайле Пушкине; а отвечал за своего деда Василей Пушкин. А судил их боярин князь Борис Михайлович Лыков да дьяк Михайло Данилов, а записывал подьячей Григорей Ларионов.). А Иван Володимеров сын [951] Благово бил челом Государю на князь Иван [Б и В.: на] княж Федорова сына Шеховскаго, что князь Иван Шеховской был, на государеве [952] службе, в болшом полку, на Туле в других, и он Иван был, в сторожевом полку, на Кропивне в других; а как он послан на [953] службу, и Государю бил челом на князь Ивана Шеховскаго о местех, Что ему князь Ивана Шеховскаго быть менши не вместно, и ему Ивану сказано, чтоб он был по росписи, а как служба минется, а ему будет до князь Ивана Шеховскаго в отечестве какое дело, и он бы на него бил челом Государю. И он Иван, по государеву указу, на службе был по росписи; а ныне [А и В.: с] службы отпущен, и Государь бы его пожаловал, велел ему на князь Ивана Шеховскаго в отечестве дать суд. [Б.: И Государь велел Ивану на князь Ивана суд дать. А судил боярин князь Борис Михайлович Лыков да дьяк Михайло Данилов. И суд не вершен].

Share this post


Link to post
Share on other sites

Того ж году февраля в 1 день, Государь суд дати в отечестве Ивану Володимерову сыну Благову со князем Иваном княж Федоровым сынов Болшим Шиховским; а случай им был, в прошлом во 135 году, в украинном (в сп. Б и В.: украиннском.) розряде по полком; [Г.: князь Иван Шеховской был на Туле, в болшом полку, другой, а он Иван в сторожевом полку другой]. И приказал Государь их судить боярину, князь. Юрью Еншеевичю Сулешеву да дьяку Михаилу Данилову. И Шеховские били челом на боярина на князь Юрья Еншеевича Сулешева недружбою, в Государь приказал их судить боярину князь Борису Михайловичю Лыкову да дьяку Михаилу Данилову. И того ж году, Февраля, в 16 день, суд был в отечестве у Ивана Володимерова сына Благово с князь Иваном Шеховским перед боярином князь Борисом Михайловичем Лыковым да перед дьяком перед Михаилом Даниловым; [Д.: записывал суд розрядной подьячей Иван Северов.

Того же году Февраля в 11 день, указал Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии быть в постелничих Степану Хрущеву, а в укладчиках Офонасью Прончищеву.

И Офонасей Прончищев бил челом на Степана Хрущова, что ему менши его быть не вместно. И Государь, по челобитью его, велел отказати и в укладчиках ему велел [974] быти: мочно де тебе менши Степана Хрущева быти всегды].

Share this post


Link to post
Share on other sites

Того ж месяца Марта в 11 день, Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии указал быть, на своей государеве службе, в украинном (в сп. А и В.: украинском.) розряде воеводам, по полком: в болшом полку, на Туле, князь Федор княж Андреев сын Телятевской да Иван Иванов сын Пушкин; в передовом полку, на Дедилове (в сп. Д.: на Кропивне.), князь Юрья княж Дмитреев сын Хворостинин да Василей Гаврилов сын Коробин; в сторожевом полку, на Кропивне (там же: на Дедилове.), князь Иван княж Иванов сын Ромодановской Меншой да Михайло Игнатьев сын Новосильцев.

На Резани: в болшом полку, в Переславле Резанском, Михайло Матвеев сын Бутурлин да Василей Петров сын Чевкин; в передовом полку, на Михайлов, Андрей Васильев сын Степанова (в сп. А.: Степанов.). [984]

Волынской да Василей Григорьев сын Ляпунов (в сп. Д.: Левонтьев.); в сторожевом полку, в Пронске, князь Алексей княж Федоров сын Морткин да Ульян (в сп. Г.: Лукьян.) Семенов сын Ляпунов. В прибылом полку, во Мценске, Никифор Юрьев сын Плещеев да Дмитрей Петров сын Беклемишев.

И у сказки Василей Коробин да Михайло Новосильцов били челом в отечестве на Ивана Пушкина: [Г.: Иван де Пушкин в болшом полку другой, а я де (Василей) в передовом полку другой, а мне де менши Ивана Пушкина быть не вместно; (а я) Михайло в сторожевом полку другой, и мне де Ивана Пушкина быть менши не вместно].

Андрей Волынской бил челом в отечестве на Михайла Бутурлина да на князь Юрья Хворостина: [Г.: Михайло де, Государь, Бутурлин на Резани, в болшом полку, а яз де в передовом полку; а князь Юрья де Хворостинин, в украинном розряде, в передовом полку, а яз де, в Резанском розряде, в передовом полку, и мне де менши их быти не вместно].

Князь Алекей Морткин бал челом в отечеств на князь Ивана Ромодановскаго (в сп. Е. кроме Ромодановскаго сказано, что князь Морткин бил челом еще на Андрея Волынскаго.), [Г.: что князь Иван Ромодановской в украинном розряде, в сторожевом полку, а из де в Резанском розряде, в сторожевом полку, и мне менши князь Ивана быть не вместно].

Василей да Ульян Ляпуновы били челом в отечестве на Василья Чевкина да на Андрея Волынскаго, [Б.: да на Василья Коробина], [Г.: [985] и подали челобитную, а в челобитной их пишет: Царю Государю и Великому Князю Михаилу Федоровичю всеа Русии и великому государю святейшему патриарху Филарету Никитичю Московскому а всеа Русии бьют челом холопи ваши Васка да Ульянка Ляпуновы. Сказано, Государь, нам, холопем вашим, на вашу государскую службу: мне Васке в передовом полку, на Михайлову в других, а мне Ульянку в сторожевом полку, в Пронску, в других; а в Переславль, Государи, Резанской в других Василей Петров сын Чевкин, а в Тулском, Государи, розряде в передовом полку сказано в других Василью Гаврилову сыну Коробину. И, по вашей государской милости и по многим случаем, нам, холопем вашим, менши деда Васильева, Михаила Чевкина, и отца Васильева, Гаврила Коровина, быти не вместно, по тому: в прошлом. Государи, во 104 году, были в Переславле Резанском губные старосты: Офонасей Топтыков да дед Василья Чевкина, Юрья Чевкин; а Офонасей, Государя, Топтыков был менши дяди нашего, думнаго дворянина Прокофья Петровича Ляпунова: в прошлом, Государи во 115 году был в Переславль Резанском боярин князь Федор Тимофеевич Долгорукой да дядя наш, Прокофей Петрович Ляпупов, а Офонасей, Государь, Топтыков в те поры был в Переславле Резанском в губных старостах, а сын, Государи, его Офонасьев, Петр Топтыков, был от дяди нашего, от Прокофья, голова с сотнею, а Васильев, Государи, брат Чевкина, Петр Степанов сын Чевкин, от дяди моего, от [986] Прокофья, был голова же с сотнею; а дядя, Государи, Василья Чевкина, болшой брат отцу его Васильеву Петру Михайлову сыну Чевкину, Федор Иванов сын Чевкин был менши брата нашего, Володимера Прокофьева сына Ляпунова: в прошлом во 122 году пригонял к тебе Государю и Великому Князю Михаилу Федоровячю всеа Русии от брата вашего, от Володимера, с Михайлова, с сеунчом и с отписками, как Володимер Ляпунов побил на Михайлове Татар Нагайских, и за тое, Государь, службу брат наш Володимер и тот Федор Чевкин пожалованы, и к брату, Государи, нашему к Володимеру за тое службу, по вашей государской милости, писано с вашим государским милостивым словом. А Васильева, Государи, отца, Гаврила Коровина, был болши Юрья Чевкин: в прошлом во 112 году, на Резани, у Красноселской засеки был воевода князь Кондратей Щербатой да с ним головы: Юрья Чевкин да Таврило Коробин; и Гаврило, Государя, Коробин был товарищ Юрью Чевкину, а Юрьев болшой брат, Федор Иванов сын Чевкин, был менши брата нашего Володимера Ляпунова, пригонял к тебе Государю от брата нашего от Володимера, с Михайлова, с сеунчеи и с отписками во 122 году, а Юрья Чевкин был женши Офонасья Топтыкова во 104 году у губнаго дела, а Топтыковы, Государь, по вашей государевой милости, завсегда с нами, холопи вашими, бывали безсловны; да в прошлом, Государи, 65 году, блаженные намята при Государе Царе и Великом Князе Иване Васильевиче всеа Русии, прадед Василья Коробина, [987] Степан Иванов сын Селиванов, был менши Иева Ляпунова: были у вашего государева одного деда Иев Ляпунов, да Григорей Ивашенцов, да Федор Зубов, да Истона Зубовлев, да прадед Василья Коровина, Степан Иванов Селиванов; и как Государи, был суд в отчестве у околничаго у Ортемья Васильевича Измайлова с болшим Васильевым братом, с Семеном Коровиным, и околничей, Государи, Ортемей Васильевич на суде положил вашу государеву грамоту, что прадед Василья Коровина, Степан Селиванов, был Иеву Ляпунову четвертой товарищ, и, по вашей, государской милости, по многим случаем, нам, холопем вашим, мочно быть болши деда Васильева, Михайла Чевкина, и отца Васильева, Гаврила Коробина. Милосердый Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии и великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всеа Русии! Пожалуйте нас, холопей своих безпомочных, не велите Государя без сыску выдать Василью Чевкину и Василью Коровину. Пожалуйте, Государи, нас, холопий своих, велите Государи на них в отечестве дать свой царской суд, Государи смилуйтеся]!

А Иван Пушкин у сказав же бил челом, что велено ему быть, по государеву указу, в болшом полку в других, на Туле, а князь Ивану Ромодановскому в сторожевом полку в болших, а он Иван, попревшему государскому уложенью и по нынешнему, на государеве служб быть готов, потому что, по прежнему и по нынешнему [988] государскому уложенью, болшаго полку воевод другому до (передового) (в сп. А, Б и В.: перваго.) и до сторожеваго полку до болших воевод дела нет. [Д.: И Государь приказал: велел Василья и Михайла поставить перед бояры и челобитье их роспросити. И бояре Василья и Михайла роспрашивали, что их челобитье на Ивана Пушкина].

[Г.: Царю Государю и Великому Князю Михаилу Фодоровичю всеа Русии бьет челом холоп твой Ивашка Пушкин. По твоему государеву указу сказано мне, холопу твоему, на твою государеву службу, в болшой полк, на Тулу, и товарищи к столнику и воевод ко князю Федору Андреевичю Телятевскому, в передовой полк, на Дедилов, в других Василей Гаврилов сын Коробин, в сторожевом полку и других Михайло Игнатьев сын Новосильцов. И Василей Коробин и Михайло Новосильцов позоря(т) меня, холопа твоего, а Коровины, Государь, и Новосильцовы передо мною, холопом твоим, люди молодые: прадед Василья Коробина, Степан Селиванов, был менши на Резани в губных старостах Степана Сунбулова и Иева Ляпунова, Григорья Ивашенцова, Федора Зубова, Фомы Бузовлева; а Сунбуловы, Государь, и Ляпуновы в Зубовы с нами, холопи вашими, всегда безсловны живут, и Ивашенцовы, Государь, и Бузовлевы дети боярские городовые; отец, Государь, Васильев, Гаврило Коробин, был менши Юрья Чевкина: у засеки были головы Юрья Чевкин да Гаврило Коробин, а Чевкины, Государь, с нами, холопе твоими, безсловны бывают, а [989] брат, Государь, Василья Коробина, Иван Коробин, был менши меншаго моего брата Бориса Пушкина, как ваша государева жалованья давали за Литовскую службу шубы и кубки, и брату, Государь, моему Борису, ваша государева жалованье, дана шуба в кубов, по росписи, наперед Ивана Коробана; а Ивану Коробину дана шуба и кубок после брата моего Бориса в третьих. Да деды, Государь, Васильевы, Иван да Семен да...... Коровины, на Резани, была менши Булгака да Федора Денисьевых; да дед же Васильев, Иван Коробин, менши был Гриди Кобякова; и Булгаковы, Государь, и Кобяковы всегда бывали с нами, колонн вашими; да отец, Государь, Васильев, Гаврило Коробин, был менши Гуса Милюкова, а брат, Государь, Иванов, Обросим Милюков, был. менши в Сибири, в Тоболсхе, дали моего Остафья Михайловича Пушкина, а по вашей государевой милости родители наши бывали болши Новосилцовых, да и с теми в товарищех бывали Новосилцовы, кто с родители нашими бывал: в Смоленску, Государь, городничие были Иван Денисьев да прадед Михайла Новосильцова, Федор Новосильцов; да в Пайде, Государя, были воеводы Михайло Безнин да Ермола Нащокин; была послы Литовские у Государя, на Москва, а приставы были у посла Федор Писемской да Лука Новосильцов, а над ними велено надзирать дяде моему, Остафью Михайлович Пушкину; дядя же, Государь, Михайлов, Угрим Новосильцов, был менши Елизарья Безобразова: [990] сбирали суды в плевную Елизарей Безобразов да Угрим Новосильцов; а Безнины, Государь, и Нащокины, в Денисьевы и Безобразовы всегда безсловны бывали с отцом моим с Иваном Михайловичем Пушкиным и с дядьями моими. Милосердый Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии! Пожалуй меня, холопа своего, Государь мне от Василья Коробина и от Михаила Безобразова, в моем безчестье, оборонь учинить.

Царю Государю и Великому Князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом холоп твои Михалко Бутурлин. По твоему государеву указу сказано мне, холопу твоему, твоя государева служба в Переславль Резанкой, а Андрею Васильеву сыну Степанову Волынскому на Михайлове; и Андрей, Государь, Волынской бил челом тебе Государю, что ему со иною, холопом твоим, быти не вместно и тем, Государь, меня, холопа твоего, лаел и безчестил прародителей моих, и прадеда, Государь, моего, и праотца и прадедов; известно тебе, праведному Государю, каковы мы, холопи твои, а Волынские, Государь, молодые люди, которые, Государь, бывали от нас, холопей твоих, (в списке прибавл.: “бывали”.) в голевах, и они, Государь, с нами бывали безсловны, а на них не бивали челом, не токмо что на нас, холопей твоих; а Волынские, Государь, дети боярские городовые: отец его Андреев, Василей Степанов сын, служили по Серпейску, а явью, Государь, Волынские, дед его и дядья, служили по Ржеве Володимерове, и по Белой, и по Вязме, и по [991] Луху, и по Арзамасу и в Казани с Казанцы детми боярскими. Милосердый Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии! Пожалуй мена, холопа своего, вели Государь мне, холопу своему, на Андрея Волынскаго в моем безчестье дать свою государскую оборонь, чтоб, Государь, родителем и мне, холопу твоему, по твоей государевой милости, от таких в позоре не быть и во веки не погинуть. Царь Государь, смилуйся!

Царю Государю и Великому Князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом холоп твой Михалко Новосильцов. По твоему государеву указу велено быть мне, холопу твоему, на твоей государеве службе: в болшом полку на Туле, со князь Федором Телятевским Ивану Иванову сыну Пушкину, а в передовом полку со князь Юрьем Хворостининым Василью Коровину, а в сторожевом полку со князь Васильем Ромодановским мне, холопу твоему. И мне, холопу твоему, не токмо менши Василья быть возможно, не возможно, Государь, мне, холопу твоему, Ивана Пушкина быть менши; а Василей, Государь, Коробин человек неродословной, отец Васильев, Гаврило Коробин, бывал в засечных головах и в станишных. Милосердный Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии! Пожалуй меня холопа своего, не вели Государь без сыску выдать Ивану Пушкину, и вели Государь мне на него Ивана в отечестве дать суд, а впредь Васильем Коробиным не вели Государь мне, холопу своему, в позоре быть. Царь Государь смилуйся]!

А по вестям, толко будет приход воинских людей на Украину, [992] и Резанскому разряду итти в сход и быти по полком: из Переславля Резанскаго воеводам Михаилу Бутурлину в товарищу его итти в сход в болшой полк, на Тулу, к воеводе ко князю Федору Телятевскому и быть в болшом волку с воеводою со князем Федором Телятевским; с Михайлова воеводам Андрею Волынскому и товарищу его итти в сход в передовой полк, на Дедилов, к воеводе ко князю Юрью Хворостинину в быть а сходе со князем Юрьем Хворостининым; из Пронска воеводам князь Алексею Морткину и товарищу его итти в сход в сторожевой полк, на Кропивну, к воеводе ко князю Ивану Ромодановскому и быть в сходе с воеводою со князем Иваном Ромодановским; прибылому полку, изо Мценска, воеводам Hикифору Плещееву и товарищу его итти в сход, в болшой же полк на Тулу, к воеводе ко князю Федору Телятевскому, и быть в сходе с воеводою со князем Федором Телятевским.

[Г.: Царю Государю и Великому Князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом холоп твой Юшка Хворостинин. В нынешнем, Государь, во 136 году, Марта в 12 день, велено мне, холопу твоему, быта на твоей государеве службе на Украйне, на Дедилове, в передовом полку, а на Михайлове велено быть Андрею Васильеву сыну Волынскому, а по вестям в сходе велено ему быть со мною, холопом твоим; и Андрей на меня, холопа твоего, тебе Государю бил челом, тем меня, холопа твоего, обезчестил, а с Волынскими, Государь, наше отчество вам Государем известно: дед, Государевой, и отец, [993] а дядья моя родная отцу моему меншая братья, и брат мой родной всегды у вас Государей в боярех и в околничих, а Волынские, Государь, всегды дети боярские городовые: отец его Андреев, Василей Степанов сын, служил по Серпейску, а иные Волынские, деды его и дядья, служили по Ржев Володимерове, и по Белой, и по Вязме, и по Арзамасу, и по Луху, и в Казани с Казанцы детми боярскими. Милосердый Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии! Пожалуй мена, холопа своего, вели государь мне на Андрея Волынскаго в моем безчестье дать свою Государскую оборонь, чтоб я от таких впредь позорен не были Царю Государю и Великому Князю Михаилу Федоровичю всеа Русии бьет челом Ивашка княж Иванов сын Петровича Ромодановскаго. По твоему государеву указу велено мне, холопу твоему, быти на твоей государев службе, в украинном розряде, в сторожевом полку, на Кропивне; а князю Алексею Морткину из Пронска (в) сход велено быть ко мне, холопу твоему. И князь Алексей, Государь, Морткин бил челом тебе Государю на меня, холопа твоего, в отчество мое лаел и безчестил, а отчество, Государь, наше с Морткиными тебе Государю известно, что они люди городовые, везде с товарищи нашими в головах безсловны, и в городех в губных старостах и в городовых прикащиках с городовыми с мелкими людми, не токмо с нашею братьею. Милосердый. Государь Царь и Великий Князь Михайло [994] Федорович всеа Русии! Пожалуй меня, холопа своего безсемейнаго, вели о том милость показать, оборонь учинить, чтоб впредь неповадно было иным бити челом мимо дела в отчество наше лаеть и безчестить. Государь смилуйся, пожалуй]!

Того ж году [Д.: приехал (с) службы, с Михайлова, Федор Лихарев, бил челом Государю на Василья Петрова сына Чевкина] (и), Марта в 12 день (в сп. Д.: Февраля в 16 день; в сп. Е.: Марта в 19 день.), был суд в отечестве у Федора Ермолаева сына Лихарева с Васильем Петровым сыном Чевкиным, а случаи им был, во 135 году, в Резанском розряде по полком: Василей Чевкин был на Резани, в болшом полку, [Г.: другой], а он Федор был, на Михайлов, в передовом полку, [Г.: другой]; а судил их боярин князь Борис Михайлович Лыков да [Г.: розрядной] дьяк Михайло Данилов, [Д.: а суд записывал розрядной подьячей Иван Северов].

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0