Sign in to follow this  
Followers 0
Суйко

А. В. Майоров Из истории изучения Новгородской Первой летописи

1 post in this topic

А. В. Майоров (Санкт-Петербург)

Из истории изучения Новгородской Первой летописи

Новгородика- 2008. Вечевая республика в истории России: материалы Международной научно-практической конференции 21-23 сентября 2008 г. Ч. 2 / сост. Д.Б. Терешкнина и др. - В. Новгород, 2009 . - С. 77-86.

(скан мой)

Новгородская Первая летопись— один из важнейших памятников русского летописания. С открытия ее В. Н. Татищевым, собственно говоря; начинается история изучения древнерусских Летописей. Летопись неоднократно издавалась как в нашей стране, так и за рубежом. По мере увеличения числа «новь найденных списков, переиздания памятника становились более основательными и восполнялись утраты текста, имеющиеся в древнейших рукописях, учитывался все более широкий круг выявленных разночтений.

В начале XX века Ą. И. Яцимирскйй в Прусской королевской библиотеке в Берлине была выявлена и описана рукопись, атрибутированная как «Первая Новгородская Летопись 1738 года». Как явствует из описания рукописи, составленного Яцимирскйм текст писан скорописью: «скоропись русская; канцелярская, малотипичная, местами близкая к поморскому письму, крупная, небрежная, бледными чернилами, по 29 строк на странице.,. На полях скорописью, по-видимому, рукой Татищева сделаны интересные заметки-справки». В конце рукописи (Л. 169) сделана запись рукой писца иными чернилами, в которой указан 1738 год как дата ее изготовления1.

Список Новгородской Первой летописи из Прусской королевской библиотеки (или список Филиппса, - по имени одного из владельцев) ныне хранится в Отделе рукописей библиотеки, современное официальное название которой - «Государственная библиотека в Берлине - Прусское культурное наследие» (Staatsbibliotłtek zu Berlin – Preussischer Kulturbesitz). Рукопись поступила в библиотеку в конце XIX века и была атрибутирована как «список Новгородской 1-ой летописи попа Ивана с добавлением отсутствующего начала», изготовленный в 1738 году «для русского историка B' Н. Татищева в деревне Болдино Владимирской губернии»2: .

Этот список практически неизвестен современным исследователям. Он полностью выпал из круга рукописей, привлекаемых как для издания, так и для изучения текста памятника. Этот список не значится среди рукописей, 'использованных при издании Новгородской Первой летописи Археографической комиссией в XIX веке (в изданиях, подготовленных Я. И. Бередниковым и П. И. Савваитовым), а также при издании памятника Академией наук в XX веке (в издании 1950 г., подготовленном А. Н. Насоновым, и в его переиздании Б. М. Клоссом в 2000 г.).

Список Филиппса в свое время не был учтен А. А. Шахматовым при исследовании текста летописи, хотя ученый был знаком с его копией, составленной в первой половине XIX века для гр. Н. П. Румянцева. Вслед за Шахматовым и другие исследователи по каким-то причинам не привлекали список Филиппса к изучению. В многочисленных работах по истории русского летописания, опубликованных в середине и второй половине XX века, их авторы ограничивались лишь общим признанием вторичности Толстовского и более поздних списков летописи по отношению к Академическому списку3. В действительности же вопрос о соотношении упомянутых поздних списков с Толстовским и Академическим списками остается нерешенным до сих пор.

Только в монографии А. Г. Боброва, посвященной новгородскому летописанию XV века, указан более широкий круг существующих ныне списков Новгородской Первой летописи младшего извода Комиссионный, Академический, Троицкий, Толстовский, Уваровский, Румянцевский первый, Воронцовский, Румянцевский второй всего восемь рукописей4.

Между тем еще в XIX и начале XX века многие исследователи отмечали необходимость привлечения к изучению и изданию памятника его поздних списков, прежде всего, Румянцевского второго (№ 248 собрания Румянцевского музея)5. Это также касается Воронцовского списка: после его изучения в 1919 году А. А. Шахматов пришел к выводу, что «при новом издании текста Новгородской] 1-й летописи список Воронцовский должен быть принят во внимание»6. .

В академическом издании летописи 1950 года подобные пожелания были реализованы лишь отчасти. В Приложении I А. Н. Насоновым были «даны те места неизданного Воронцовского списка, которые воспроизводят, хотя и с некоторыми изменениями, утраченные листы Академического списка». Свое решение Насонов мотивировал тем, что «Воронцовский список восходит к Академическому, когда в нем не был еще утерян ряд листов».

Воронцовский список Новгородской Первой летописи - один из наименее изученных ее списков. Он возник в 20-х годах XIX века и долгое время не был введен в научный оборот: лишь в 1920 году список поступил в библиотеку Академии наук из собрания Воронцовых. В 1919 году с ним познакомился А. А. Шахматов. Этим годом датирована небольшая заметка ученого о Воронцовском списке, остающаяся неопубликованной. Шахматов пришел к заключению, что в ряде случаев Воронцовский список дает более исправные, ло сравнению с Толстовским и Академическим списками, чтения, «тем самым предположил существование неизвестной нам рукописи, положенной в основу этого списка.

Такой рукописью, содержащей в ряде случаев чтения, отличные от Академического и Толстовского списков, и был список Филиппса, известный в России еще в первой половине XIX века, но во времена Шахматова уже основательно забытый. В дальнейшем рукопись и вовсе превратилась в какой-то почти неосязаемый фантом, утратив черты реального существования: ее изредка упоминали лишь как некую сокращенную переработку Академического списка, существовавшую в XVIII веке8.

Иногда о существовании рукописи вспоминали также в связи с характеристикой ученой деятельности В. Н. Татищева. Но подобные упоминания и вовсе носили курьезный характер. Как утверждали, к примеру, Б. М. Клосси и В. И. Корецкий, копия с Новгородской Первой летописи, подаренной Академии наук, была отправлена Татищевым «в 1738 г. в Берлин»9. В действительности, как мы знаем, упомянутая копия (т.е. список Филиппса) была отправлена из России в 1749 году - и не в Берлин, а в Лондон, в Берлине же она оказалась только в конце XIX века.

Еще более вольное обращение со сведениями о списке Филиппса демонстрирует А. П. Толочко в своих новейших работах, посвященных творчеству Татищева. Указав на несоответствие изложенной Татищевым истории получения «Летописи попа Иоанна» от раскольника с датой и обстоятельствами составления списка Филиппса, Толочко приходит к выводу, что история приобретения Академического списка Новгородской Первой летописи была сфальсифицирована Татищевым. Согласно Толочко, Татищев нашел этот список «около1738 года в архиве Сената и, надо думать, изъял его оттуда. Позднее он не вернул рукопись в Сенат, а почему-то решил передать ее библиотеке Академии наук. Видимо, это обстоятельство и вынудило его скрывать источник рукописи»10. Установленный таким образом факт подлога явился для Толочко одним из веских оснований для общего вывода о «криминальном» характере археографии Татищева, с легкостью допускавшего фальсификацию источников.

Однако подобное утверждение не может быть принято, так как основано на явном недоразумении. В действительности Академический список Новгородской Первой летописи был передан Татищевым в библиотеку Академии наук еще до появления на свет списка Филиппса. Точную дату его поступления в библиотеку можно определить по записи, оставленной на переплете рукописи А. И. Богдановым - библиотекарем Академии: «Летописец попа Ивана по названию В. Н. Татищева 1737 году». В виду этой записи 1737 год признается в качестве даты поступления Академического списка в библиотеку Академии наук.

Более того, можно утверждать, что «Летописец попа Ивана» был передан Татищевым в Академию наук несколькими годами раньше даты, указанной Богдановым. Известно, что уже в 1734 году в Академии существовал проект первого печатного издания русских летописей11. Принадлежавший Татищеву список также предназначался для этого проекта. Из опубликованного А. И. Андреевым в обратном переводе с латинского языка письма В. Н. Татищева к И. Д. Шумахеру от 21 декабря 1735 года (хранящегося в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН) следует, что уже в начале 1734 года, перед отъездом Татищева из Петербурга, Академия наук приступила к печатанию полученной от него «Новгородской истории». Обращаясь к Шумахеру, историк пишет: «При моем отъезде Вы обещали напечатать полученную от меня Новгородскую историю и показали мне один лист»12. Этой «Новгородской историей», несомненно, была «Летопись попа Иоанна», т.е. Академический список Новгородской Первой летописи, с которого в начале 1734 года уже был напечатан один пробный лист.

Впервые о Берлинском списке Новгородской Первой летописи как об одной из рукописей собрания Меерманов стало известно в 1824 году. В этом году в Гааге был опубликован каталог библиотеки Г. и И. Меерманов, в котором под № 1092 значилась рукопись на славянском языке, озаглавленная «О князьях и России с 853 по 1436 г.»; далее указывалось, что рукопись происходит из архивов Сената, написана в 1444 году и переписана в 1738 году, имеет старинный переплет13.

В середине 1820-х годов к ней проявил большой интерес известный собиратель и издатель древнерусских памятников гр. Н. П. Румянцев, на средства которого была изготовлена и доставлена в Россию копия с рукописи, к тому времени уже сменившая владельца и «принадлежащая англичанину сир Филипсу», будучи «купленная сим последним на аукционе в Голландии»14. Ныне эта рукопись известна как Румянцевский второй список Новгородской Первой летописи. В 1825 году Филиппсом отдельно был доставлен Румянцеву «снимок» с приписки, завершавшей рукопись: «Сия книга списывана 1738 году с древняго летописца Сенатской Архивы...».

Одновременно с Румянцевский списком, очевидно, возник и Воронцовский список. Это подтверждается сопоставлением обеих рукописей, проведенным Г. Л. Гейермансом. Обе они «имеют одинаковый формат, переплеты их оклеены почти одинаковой бумагой, обе имеют одинаковые кожаные наклейки в середине верхней крышки с надписью "Slavonick manuscript anno 853-1444" и обе написаны на одинаковой бумаге фабрики Ватмана, со знаком 1820 и 1822 гг.»15.

Сличение почерков также показывает, что оба списка были написаны одним писцом. При этом Румянцевский список «написан более старательно и чисто», однако в нем «имеется целый ряд попусков по сравнению с Воронцовским». Это обстоятельство, а также «наблюдаемые в Румянцевском списке повторения разночтений Воронцовского списка», позволили Гейермансу сделать вывод о том, что «Румянцевский список является или копией Воронцовского или что он был списан с их общего протографа, который уже содержал все общие этим спискам разночтения». Так или иначе, Воронцовский список «по исправности текста является лучшим из этих двух списков».

Воронцовский список мог возникнуть по инициативе гр. С. Р. Воронцова, который после своей отставки в 1806 году с поста полномочного посла России в Англии постоянно проживал в Лондоне и с 1816 года курировал копирование для Н. П. Румянцева документов из английского Посольского архива и Коттонианской библиотеки, касавшихся истории России. Воронцов был непосредственно причастен к производству копии летописи из коллекции Филиппса16.

Происхождение этой копии от «древнего летописца Сенатской

Архивы» отметил А. X. Востоков в своем описании Румянцевского собрания рукописей, указав на многочисленные отличия текста Румянцевского списка от Академического списка и Софийского временника. Оригинал, с которого была снята Румянцевская копия,Востоков атрибутировал как «Летописец новгородский Иоанна попа

с продолжениями по 1445 год».

Под названием «Списка Сенатской Архивы» список Филиппса (по Румянцевской копии), наряду с Академическим списком, уже в XIX веке стал использоваться для изучения содержащегося в нем варианта Краткой редакции Русской Правды. В 1930-х годах он вновь привлек внимание исследователей в связи с подготовкой академического издания Русской Правды. Фрагмент списка был издан в 1947 году в виде специального приложения ко второму тому, посвященного группе списков памятника, возникших в связи с изучением его Татищевым. Как и Академический список, список Филиппса содержит один из вариантов Краткой Правды. С изучения его Татищевым, подготовившим первое печатное издание памятника, началась история изучения Русской Правды.

Созданный в первой половине XVIII века список Филиппса, до начала XIX века принадлежал голландскому правоведу, собирателю древних рукописей и редких книг Г. Меерману и его наследникам, затем в 1824 году на аукционе в Гааге вместе с другими книгами Меермана его купил английский коллекционер Т. Филиппс, предоставивший копию со своего экземпляра гр. Н. П. Румянцеву. После смерти Т. Филиппса его собрание было распродано. Часть книг поступила в Национальную библиотеку в Париже. Другую часть, в том числе рукописи из коллекции Меермана, в 1887 году приобрела Прусская королевская библиотека в Берлине. В числе последних был и список 1738 года Новгородской Первой летописи.

Долгое время Берлинский список был практически недоступен исследователям, и о его судьбе вообще не было известно. Во время Второй мировой войны весь фонд Прусской государственной библиотеки (в то время - ок. 3 млн. единиц хранения) был вывезен из Берлина и размещен в тридцати специальных хранилищах, оборудованных в монастырях, замках и закрытых шахтах по всей территории Германии. После 1945 года единый фонд Прусской государственной библиотеки был разделен. Только незначительная его часть со временем вернулась в основное здание библиотеки на улице Унтер ден Линден в восточной части Берлина, на базе которого были создана Германская государственная библиотека. Большая часть фонда (в том числе большая часть собрания рукописей) вплоть до конца 1970-х годов была рассредоточена по разным учреждениям на территории Западной Германии (ФРГ), где содержалась на условиях временного хранения, что весьма затрудняло, а нередко и полностью исключало, возможность доступа читателей17.

В 1947 году при публикации Академией наук СССР небольшого фрагмента списка Филиппса, содержащего текст Русской Правды, оригинал рукописи уже был недоступен, и о его судьбе ничего не было известно. Издатели вынуждены были воспользоваться фотоснимками, полученными еще до начала Второй мировой войны, отметив, что в довоенный период «рукопись находилась в Прусской Государственной библиотеке в Берлине в собрании Меермана, где она значилась под № 1987»18.

Ó послевоенной судьбе рукописи не было известно и С. Н. Валку, в 1950-х - начале 1960-х годов специально занявшемуся изучением татищевских списков Русской Правды. Установив местонахождение всех известных ныне списков татищевских редакций Правды 1740 и 1749-1750 годов, историк отмечает: «Работой Г. Л. Гейерманса, а за ней и Академическим изданием "Правды Русской" поставлен на очередь вопрос еще об одном татищевском списке, который в этом издании назван Татищевским I списком, т.е. самым ранним...». Об этом списке, являющемся «составной частью списка Новгородской летописи "попа Ивана"», Валк (изучавший список по довоенным фотоснимкам) мог сообщить только, что он был отправлен Татищевым «в 1749 г. в дар лондонскому Королевскому обществу»19. Не имея сведений о судьбе списка, исследователь избегал не только ссылок на его прежнее местонахождение "-Прусскую государственную библиотеку, - но и на имена владевших рукописью в XVIII-XIX веках Меермана и Филиппса, неопределенно именуя ее «одной сохранившейся копией», снятой для Татищева с Академического списка Новгородской Первой летописи30.

Вопрос о местонахождении списка Филиппса обошел в своей работе о Русской Правде А. А. Зимин. При характеристике списков Краткой Правды XVIII - начала XIX века; возникших в результате ученой деятельности Татищева, исследователь указал рукописные собрания, в которых ныне находятся их оригиналы (с указанием современных шифров рукописей), за исключением важнейшего из этих списков, к которому все они восходят - Татищевского I (Филиппса); его существование подтверждается лишь ссылкой на академическое издание Русской Правды 1947 года2'.

Только в 1978 году на территории Западного Берлина (по адресу Потсдамерштрассе, 33) было построено новое библиотечное здание, в котором разместилась вновь созданная Государственная библиотека -Прусское культурное наследие, где были собраны разрозненные доселе фонды бывшей Прусской государственной библиотеки, остававшиеся на территории ФРГ22. Среди славянских рукописей новой библиотеки наибольший интерес представляла коллекция книг из собрания Вука Караджича, насчитывавшая несколько десятков манускриптов XIII-XVIII веков в основном сербского происхождения.

Что касается Берлинского списка Новгородской Первой летописи, то после Второй мировой войны он в числе немногих славянских рукописей оказался в Восточном Берлине и до 1992 года хранился в Германской государственной библиотеке, в старом здании на Унтер ден Линден. В опубликованном в 1960 году К. Гюнтером исследовании о судьбе славянских рукописей в Германии отмечалось, что из 156 таких рукописей после войны в Германской государственной библиотеке уцелели только четыре, одной из которых был Cod. Phill. 1987, т.е. Берлинский список Новгородской Первой летописи23.

В 1992 году после объединения Германии обе главные библиотеки страны также были объединены, в результате чего возникла нынешняя Государственная библиотека в Берлине - Прусское культурное наследие, активно пропагандирующая свои фонды во всем мире. Берлинский список Новгородской Первой летописи попал в фонд объединенного Отдела рукописей и был перемещен в новое здание библиотеки на Потсдамерштрассе.

Ключевое значение для атрибуции Берлинской рукописи имеет выполненная в конце ее приписка следующего содержания: «Сия книга списывана 1738 году с древняго летописца Сенатской Архивы, в которомъ подписано тако: в лето 6952 написана книга сия на почитания православным христианомъ; в переписывании же хотя прилежное смотрение оупотреблено, обаче от ветхости и многие буквы не видимы, а инде повреждено, особливо первой лист, и для того от погрешности не безопасно».

К рукописи было приложено письмо Татищева к неизвестному лицу от 12октября 1749-года, в котором он сообщает: «Прошедшего Сент[ября]. 17 я послалъ къ вамъ для отдания препочтенному королевскому собранию русскую географию, а 1 сего месяца чрез лекаря Фреера древний манускрыптъ русской истории, ныне третий посылаю: копию с новогородского попа Иоанна, а при томъ новейшая карта Оренбургской губернии, какой, чаю, есче не имели <...> междо темъ, дожидаю, какъ сии посланные понравятся, и подлинного уверения о принятии меня членомъ того собрания, что более оному, нежели мне пользы принесетъ...».

В письме речь идет, несомненно, о Лондонском королевском обществе по развитию знаний о природе (The Royal Society of London for the Improvement of Natural Knowledge), основанном в 1660 году и быстро ставшим одним из наиболее авторитетных научных учреждений в мире. Упоминаемый Татищевым «древний манускрыптъ русской истории», также предназначавшийся для Лондонского королевского общества, отправленный 1 октября 1749 года «чрез лекаря Фреира», - это, несомненно, принадлежавшая историку Ростовская летопись, точнее ее Ярославский список XVII века. Об отправке оригинала рукописи в Лондон, а ее копии - в Петербург, в Академию наук, Татищев говорит, в седьмой главе «Истории Российской». К сожалений, ни оригинал, ни копия этой летописи до настоящего времени не разысканы, что подавало повод для различных спекуляций и необоснованных предположений. Приведенное нами письмо Татищева от 12 октября 1749 года является новым подтверждением факта существования летописи и отправки ее в Лондон.

О желании Татищева установить отношения с Лондонским королевским обществом известно также из его письма, датированного 1747 годом. Татищев информирует своих корреспондентов в Англии о намерении отослать в Королевское общество свою «Историю Российскую» , для чего считает нужным перевести ее на немецкий язык24. Однако дело с переводом затянулось, и историк, видимо, решил ограничиться отправкой в Лондон оригинала и копии двух найденных им русских летописей. Об отправке «Летописи попа Иоанна» он сообщает Л. Л. Блюментросту в письме от б марта 1750 года25. По каким-то причинам отосланная в Лондон рукопись не дошла до адресата и через некоторое время оказалась в Гааге, „.

Дальнейшее изучение списка, возможное после знакомства с его оригиналом и получения его полной фотокопии, поможет ответить на вопрос о происхождении рукописи и определить место, которое принадлежит ей в истории русского летописания.

1 Яцимирский А. И. Описание южнославянских и русских рукописей заграничных библиотек. Пг,у 1921. Т. I (Сборник Отделения русского языка и словесности,РАН. Т.. 98). С. 468.

2 Die orientalischen Mccrman-Handschriften des sir Thomas Phillipps in der Koonigliohen Bibliothck zu Berlin / Bcschreiben von L. Stern. Berlin, 1892, N 1987. S. 20-2.1. ... . :

3 См.: Приселков M. Д. История русского летописания XI-XV вв. СПб., 1996; Бугославский,С. А- Текстология Древней Руси. Ь\., 2006. Т. 1. Повесть временных лет. С. .65-66, 77-78, 289—290^ Лихачев Д. С. Русские летописи.и их культурно-историческое значение. М.; Л., 1947. С. 443; Насонов А, Н. История русского летописания XI ^ начала XVIII века. М., 1969; Лурье Я. С. Общерусские летописи XIV-XV вв. Л., 1976; Гиппиус А. А. К. истории (сложения текста Новгородской Первой летописи ■/ /' Новгородский исторический сборник. СПб., 1997.Вып. 6 (16).

4' Бобров 'A. Г. Новгородские летописи XV века. СПб., 2001. С. 66-68.

5 Срезневский И. И. Исследования о летописях, новгородских // Известия Отделения русского языка и словесности. СПб., 1853. Т. II. С. 76; Шахматов А. А. О Начальном Киевском летописном своде // Шахматов А. А.

История русского летописания. СПб., 2003. Т. I, Кн. 2. С. 32-33; Иконников В. С. Опыт русской историографии. Киев, 1908. Т. II, кн. 1.С. 700 (Примечание 4).

6 Шахматов А. А. О списке Новгородской I летописи, поступившем в А[кадсмию] Н[аук] из Воронцовского собрания // Санкт-Петербургский филиал Архива РАН. Ф. 134. On. 1. Ед. хр. 318, Л. 1.

7 Описание Рукописного отдела Библиотеки Академии наук СССР. М.; Л., 1959. Т. III, Вып. 1. С. 312.

8 Насонов А. Н. Предисловие // Новгородская Первая летопись старшего и'младшего изводов. М.; Л., 1950. С. 11; Бобров А. Г. Новгородские летописи XV века... С. 68 (Примечание 9).

9 Класс Б. М., Корецкий В. И. В. Н. Татищев и начало изучения русских летописей // Летописи и хроники. 1980 г. М., 1981. С. 13.

10 Толочко А. Л. «История Российская» Василия Татищева: источники и известия. М.; Киев, 2005. С. 58.

" Миллер П Ф. История Академии наук (1725-1743) /./ Материалы для истории Академии наук. СПб., 1890. Т. VI. С. 321.

12 Андреев А. И. Труды В. Н. Татищева по истории России // Татищев В. Н. Собр. соч. М., 1994. Т. I. С. 18.

13 Bibliotheca Meermanniana; sive Catalogus librorom impressorum et codicum

manuscriptorum... quos... collegerunt... Gerardus et Joannes Meerman... Т. IV. Hagae Comitum, 1824. S. 180.

14 Востоков А. Описание русских и славянских рукописей Румянцевского Музеума. СПб., 1842. № CCXLVIII. С. 340.

15 Гейерманс Г. Л. Татищевские списки Русской Правды // Проблемы источниковедения. М.; Л., 1940. Сб. 3. С. 167.

16 Козлов В. П. Российская археография конца XVIII - первой четверти XIX века. М., 1999. С. 198-199.

" См.: Bfeslau R. Verlagert, verschollen, vernichtet... Das Schicksal der im Zweiten Weltkrieg ausgelagerten Bestande der PreuPischen Staatsbibliothek. Staatsbibliothek zu Berlin, Berlin, 1995; Voigt G. Die kriegsbedingte Auslagerung von Bestanden der Preupischen Staatsbibliothek und ihre Rtickfuhrung. Eine historische Skizze auf der Grundlage von Archivmaterialien. Laurentius; Hannover, 1995 (Kleine historische Reihe des Laurentius Verlages. Bd. 8).

18 [Мюллер Р. Б. Татищевские списки Правды // Правда Русская /Под ред. Б. Д. Грекова. М.; Л., 1947. Т. И. С. 821.

19 Валк С. Н. Татищевские списки Русской Правды // Материалы по истории СССР. М., 1957. Т- V. С. 616.

20 Валк С. Н. Русская Правда в изданиях и изучениях XVIII - начала XIX века // Валк С. Н. Избранные труды по историографии и источниковедению. СПб., 2000. С. 190.

21 Зимин А. А. Правда Русская. М., 1999. С. 31-32.

22 См.: Schneider-Kempf В. 25 Jahre Scharoun-Bau. 25 Jahre Staatsbibliothek

an der Potsdamer StraPe. Berlin, 2004.

23 Giinther K. Slawische Handschriften in Deutschland // Zeitschrift far Slavistik. 1960. Bd. V, hft. 3. S. 331.

24 Андреев А. И. Труды В. H. Татищева по истории России... С. 35.

25 Андреев А. И. Переписка В. Н. Татищева за 1746-1750 гг. // Исторический архив. М., 1951. Т. VI. С. 293.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  
Followers 0