Saygo

Мальтийский орден

8 сообщений в этой теме

Мы привыкли к словосочетанию "Мальтийский орден" применительно лишь к католическому "Суверенному Мальтийскому Ордену". Но в начале своего существования эта структура именовалась Орденом госпитальеров, позже еще и Орденом иоаннитов, затем к ней прибавились географические названия территорий, которыми владел орден. Мальтийским же орден стал называться только после получения им во владение Мальты. Впоследствии, уже не располагая территориями, он сохранял именно это свое последнее наименование.

Его история замысловатым образом перекликается с прошлым России и связана с настоящим Европы. Практически в большинстве современных средств массовой информации Мальта ассоциируется только с Мальтийским орденом. Считалось, почему-то, что этот остров и есть его нынешнее местопребывание. Но с 1798 г. орден навсегда покинул остров, где он провел только 260 лет из более девяти веков своей истории. Немало статей появилось за последние годы в российской печати, в которых Мальтийский орден упомянут в контексте с масонством, с оккультными силами, где орден называют не иначе, как "тайная масонская ложа" или он фигурирует под одной из структур "Нового мирового правительства". Вспомнили и сравнительно недавнее раскрытие в Италии масонской ложи П-2, которая, как писали, якобы состояла из мальтийских рыцарей. Одновременно раздувается миф, что М. С. Горбачев, Б. Н. Ельцин, а также многие другие политические деятели были тайно посвящены в мальтийские рыцари, и, став членами Мальтийского ордена, тем самым, вошли в состав масонской ложи, "развалившей СССР" и "простирающей свои щупальца" по всему миру1. Кстати говоря, Дж. Буш и М. Горбачев встречались "не на чьей-либо территории, а на военных кораблях, находящихся вблизи Мальты" 2. После того, как в 1992 г. между Российской Федерацией и "Суверенным Мальтийским Орденом" были восстановлены дипломатические отношения, обвинения посыпались со всех сторон. Внешняя закрытость Мальтийского ордена дает повод для различных инсинуаций, граничащих больше с фантазиями, чем с подлинными историческими фактами, разобраться в которых давно настала пора.

user posted image

Современное название Мальтийского ордена звучит на официально признанном орденом французском языке: "L'Ordre Souverain Militaire Hospitalier de Saint-Jean de Jerusalem de Rhodes et de Malte" или сокращенно "L'Ordre de St. Jean de Jerusalem", что на русский язык традиционно переводится: "Суверенный Военный Орден Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты" или "Орден Св. Иоанна Иерусалимского" (следует же переводить: "Суверенный Рыцарский Орден Госпитальеров Святого Иоанна, что в Иерусалиме, Родоса и Мальты"; ниже будет употребляться аббревиатура - SMOM).

До сих пор орден сохраняет свое прежнее государственное устройство - монархию. Его истории в советской и российской литературе посвящено не так уж много работ 3. Только недавно появился первый библиографический указатель отечественной и зарубежной литературы по истории Мальтийского ордена. В монографии профессора университета шт. Мэриленд (США) Г. Смита и писателя-историка Дж. Е. Сторейса история возникновения Ордена госпитальеров сведена к фразе: "Истоки Ордена Св. Иоанна Иерусалимского не вполне ясны". Им вторит и оксфордский профессор Г. Сир 4.

Руководители современного SMOM не любят, когда его историков поправляют, ссылаясь на то, что возникновение Ордена Св. Иоанна восходит еще к IV-V вв., то есть к тому времени, когда паломники из многих христианских стран Западной Европы устремились в Святую землю. Пилигримы прибывали в Иерусалим нередко тяжело больными. Заботу о них взяли на себя члены монашеского братства, устроившие небольшой госпиталь недалеко от храма Гроба Господня. В середине VI в. римский папа Григорий Великий послал в Святую землю аббата Проба. Ему было поручено восстановление старых и постройка новых странноприимных домов для паломников, поток которых в Иерусалим значительно увеличился.

В VII в. о паломниках-египтянах позаботился патриарх Александрийский Иоанн II Милостивый (609 - 619/620 гг.), впоследствии канонизированный. Им был приобретен участок земли, через столетия перешедшей к госпитальерам. Здесь был построен храм, освященный во имя св. Иоанна Крестителя, при нем был открыт госпиталь для больных. Этот факт впоследствии ввел в заблуждение многих историков, которые стали утверждать, что Орден госпитальеров якобы избрал своим покровителем св. Иоанна Милостивого.

Между 1052 и 1066 гг. богатый гражданин из итальянского города-республики Амальфи Константино ди Панталеоне вместе с другими подвижниками построил в Иерусалиме на месте старого странноприимного дома времён аббата Проба, рядом с храмом св. Иоанна Крестителя, новый дом для больных паломников. Деньги на это строительство он получил от своего отца ди Мавро 5. Считается, что именно амальфийцы привезли на Святую землю изображение креста, ныне известного под названием "мальтийского". Действительно, именно такой крест не только носили граждане республики Амальфи на своей одежде, он помещен и на монетах Амальфи. Однако, его изображения, датированные более ранним временем, встречаются и в других местах, например, в разных районах Армении.

Рядом с домом для паломников вскоре появились церковь, в честь Святой Девы Марии и госпиталь при ней. Построенная латинянами (итальянцами) она стала называться церковью Марии Латинской. Эти здания располагались, по словам современников, на расстоянии всего лишь "полета камня от Гроба Господня". В госпитале было два отдельных здания: для мужчин и для женщин, а в церкви служили монахи-бенедиктинцы, монастырь которых располагался неподалёку. День рождения Иоанна Крестителя считался у членов братства особо чтимым праздником, и именно этого святого они избирают как своего покровителя. Но госпитальеров было в то время немного, находились они под покровительством патриарха Иерусалимского и занимались только делами своего госпиталя. Во второй половине XI в. руководитель братства Жерар (Герард) де Торн занимался вовлечением в свои ряды новых послушников, готовых принять на себя монашеские обеты безбрачия, нестяжания и послушания, приносили бы клятву "бедных братьев госпиталя святого Иоанна": "служить рабами и слугами своим господам и повелителям, каковыми являются все слабые и больные". С началом крестовых походов (1096 - 1291 гг.) и созданием Иерусалимского королевства, значение братства возрастает. Больные, раненые прибывали в больших количествах, и они требовали не только лечения и ухода, но чаще христианского погребения. В 1099 г. братство госпитальеров было преобразовано в монашеский орден, его главой был все тот же Жерар. При посещении странноприимного дома госпитальеров первый король Иерусалима Готфрид Бульонский подарил для его содержания деревню Сальсола под Иерусалимом. Тогда же четыре рыцаря из его свиты, среди которых был Раймонд де Пюи, добровольно остались у Жерара, приняв монашеские обеты.

user posted image

В Риме об ордене вспомнили только в 1113 году. 15 февраля папа Пасхалий II буллой "Pio postulatio" ("Благочестивые основы") преподал благословение "моему достопочтенному сыну Жерару и наследникам его на вечные времена". Этот документ разрешал ордену "свободно избирать своего главу" независимо от любых светских и духовных властей. Как считают историки ордена, эта булла и последующие акты папы Луция II, вывели рыцарей из юрисдикции епископов. Орден госпитальеров стал независимым от местной власти и иерархии. Дальнейшие привилегии были предоставлены ордену папами Адрианом IV, Александром III, Иннокентием III. Папа Клемент IV присвоил главе ордена титул: "Великого Магистра Святого Госпиталя Иерусалимского и Настоятеля Рати Христовой" 6.

Политическая ситуация, сложившаяся после создания крестоносцами Иерусалимского королевства, побудила орден госпитальеров под руководством своего второго главы и первого (именовавшегося магистром) брата Раймонда дю Пюи, принять на себя военные обязанности по защите не только больных и паломников, но и территорий, полученных в результате Крестовых походов. С этого времени орден госпиталя св. Иоанна приобрел характер и рыцарского ордена, а его члены стали не только духовными лицами, принесшими монашеские обеты, но и вооруженными рыцарями. Так сформировался духовно-рыцарский орден. Дю Пюи составил устав, и утвердил эмблему, дошедшую до сего дня - изображение мальтийского креста.

user posted image

Вскоре орден был разделен на три класса: рыцарей - которые должны были иметь благородное происхождение и выполнять как воинские, так и медицинские обязанности; капелланов - отвечавших за религиозные аспекты и оруженосцев - на которых возлагалась обязанность обслуживать представителей первых двух классов. В то же время не редки были случаи включения в члены ордена сестер-послушниц. Все члены братства госпитальеров должны были верно служить своим религиозным и духовным идеалам. Однако с 1291 г., после занятия государств Малой Азии турками, ордену пришлось искать временное пристанище. Вначале это был Кипр, затем на два века Родос, где госпитальеры создали мощное государство, они получили и удерживали Родос путем завоевания, хотя жители этого острова сдались им на условиях, сохраняющих за ними некоторые права, особенно в области вероисповедания. А с другой стороны, папская булла 1307 г. передавала Родос в распоряжение госпитальеров как территорию, формально отторгнутую у раскольников и "неверных", то есть в вечное пользование и освобождала от десятинного налога.

user posted image

В 1454 г. Великий магистр отверг притязания Оттоманской порты на дань, или на подчинение Родоса, заявив, что остров принадлежит не ему, а находится в ведении папы, который не приказывал платить кому бы то ни было дань 7. На Родосе магистр чеканил собственную монету, отправлял верховное правосудие и осуществлял обмен посланниками, дарил и предоставлял в пользование земли, устанавливал налоги и исполнял другие полномочия, присущие независимому правителю. Более того, магистр руководил организационной структурой, которая распространялась и за пределы островов - Родоса, а затем Мальты - на орденские - Командорства, а так же и братства, располагавшиеся в Западной Европе. В его распоряжении находилась "вотчина", аналогичная, в некоторых отношениях, владениям папы, чьи функции внутри и вне папского "государства" различались. На Родосе члены ордена разделились по национальному признаку на 8 "языков" или "лангов". Магистр, вместе со своим советом, имел на Родосе большие полномочия, хотя за ним числились и определенные обязательства - действовать в рамках совещательного принципа по отношению к населению города. В момент серьезной опасности в 1439 г., магистр вел переговоры с представителями городского самоуправления - греками и католиками, чье согласие на взимание дополнительных налогов требовалось, в соответствии как с древним обычаем, так и с обещаниями, сделанными городской республике. Ежегодно члены городского правления должны были избирать двух исполнителей - по одному от латинского и греческого населения - надзирателей за сбором налогов. В сельской местности многие жители все еще были зависимым подневольным сословием, прикрепленным к земле и господину. Однако класс свободных крестьян постепенно рос по мере того, как ширилась практика оформления отпускных грамот, предоставляющих рабам и крепостным свободный статус 8.

Тем не менее, госпитальерам пришлось покинуть остров, как в свое время Иерусалим. Они снова оказались бездомными, пока 24 марта 1530 г. не получили, на правах суверенного лена, от императора Священной Римской Империи Карла V острова Мальту, Гоцо и Комино, а также город Триполи на севере Африки. 26 октября 1530 г. Великий магистр Филипп де Вилье де ль'Иль-Адан вступил с одобрения папы Клемента VII во владение Мальтой. При этом оговаривалось, что госпитальеры должны сохранять нейтралитет в войнах между христианскими государствами. За два с половиной века Мальта была отстроена, укреплена и стала неприступной крепостью.

О военной мощи и славе ордена до сих пор ходят легенды, но не следует ее преувеличивать. Да, защита Родоса в 1440 - 1444, 1480 и 1522 гг., как и оборона Мальты в 1565 г., принесли госпитальерам славу, а также способствовали формированию традиций обороны и сопротивления противнику: даже в 1522 г. туркам не удалось захватить Родос штурмом. Но в 1565 г. Мальту удалось отстоять благодаря тому, что правитель Сицилии Гарсиа де Толедо, сумел своевременно направить в поддержку большую военную экспедицию, в то время как в 1522 г. венецианцы и другие союзники не продемонстрировали желания или способности, выручить госпитальеров на Родосе.

user posted image

Победа над турками в 1565 г. конечно же, была также результатом деятельности Великого магистра ордена Жана де ла Валетта. То, что он находился на военной службе еще во время последней осады Родоса, и занимал в прошлом должность губернатора Триполи, имеет непосредственное отношение к событиям 1565 г. - так называемой "Великой осаде". Учитывая военное оснащение, используемое в XVI в. в военном противостоянии на Средиземноморье, опытность командира играла очень важную, а часто и решающую роль для исхода военных действий. Вполне естественно, что часть членов братства на Мальте составляли ветераны Родоса. В отражении осады 1522 г. принимал участие не только Жан де ла Валетт, но и будущие великие магистры Клод де ля Сенгль, Хуан де Хомедес, потерявший глаз во время этих событий, и Дидье де Сен-Жиль, руководивший артиллерией, Пьетрино дель Понте - байли на Родосе, который в прошлом был губернатором острова Кос. Среди членов ордена госпитальеров было много выдающихся великих магистров и опытных чиновников, и в то же время орденское законодательство позволяло избежать правления женщин или несовершеннолетних, что иногда случалось в европейских государствах.

user posted image

Оказавшись на Мальте, госпитальеры занялись освоением и обустройством достаточно изолированного острова. Мальта была гораздо меньше Родоса по размеру, да и рельеф ее носил равнинный характер, к тому же остров располагался гораздо дальше от континентального побережья. Здесь почти не было леса; расстояние до примыкающего к Мальте острова Гоцо было намного меньше чем между Родосом и Косом или Леросом. Столица, оснащенная фортификационными сооружениями, располагалась в отдалении от морских берегов. Остров зависел от импорта продовольствия и в то же время не был часто посещаемым портом, будучи расположен в стороне от основных морских путей. Присутствие и деятельность госпитальеров придавали и Родосу, и Мальте, новое стратегическое значение. Мальта имела прекрасную гавань; здесь жило около 20 тыс. человек, а также налицо была достаточно ценная отрасль - возделывания хлопка. Так же, как и на Родосе, госпитальеры постепенно создали на Мальте процветающую, базирующуюся на морской торговле экономику; они превратили столицу острова в важный город, а также содействовали заселению и развитию сельской местности. В конечном итоге им удалось достичь процветания, о чем ясно свидетельствовал прирост населения примерно до 90 тыс. человек к 1798 году 9.

Госпитальеры являлись отдельным привилегированным религиозным сообществом, располагавшим собственным духовенством, имевшим свою Конвентуальную церковь в Биргу, а позднее в Валлетте, на которую не распространялась юрисдикция местного архиепископа и судов. Мальтийцы, как и родосцы, говорили на собственном, нероманском языке, недоступном большинству госпитальеров, однако, на Мальте орден сталкивался по многим проблемам с римским духовенством, вступая с последним в постоянные и разнообразные конфликты.

Законодательные предписания, регулирующие взаимоотношения Магистра и его ордена, а также ордена и местных жителей, на Родосе и Мальте различались. Госпитальеры оставались религиозным орденом военного направления, деятельность которого подлежала одобрению папой; его существование опиралось на каноническое церковное право и дарованные папой привилегии, являясь, в качестве корпорации, или агломерации, совокупностью определенных прав, имуществ и индивидуумов, зависевших от католических светских властей, но по большей части пользовавшихся у них авторитетом. В сущности, орден не был привязан к какой-либо строго определенной территории.

За годы владения Мальтой орден достиг своего могущества, однако, внутриорденские распри, проявившиеся в середине XVIII в. привели к внутренним разногласиям и даже заговорам. Упала дисциплина, распространились пиры, распутство, коррупция, и все это, несмотря на попытки законодательно ограничить роскошь и развлечения. Религиозный орден и военная республика переродились в типичное феодальное владение. Как впоследствии заметил Наполеон, орден превратился в "учреждение для поддержания в праздности младших отпрысков нескольких привилегированных семейств". Деспотическое правление великих магистров привело к серьезным разногласиям, и даже к восстанию в 1775 г., возглавленному духовенством.

В 1750 г. на Мальте появилась первая масонская ложа, возглавляемая бальи де Коловратом. Ее члены собирались у шевалье де Шемезона. И хотя П. В. Перминов считал, что "глубоких корней идеи масонства пустить не смогли" 10, именно члены ложи стали во главе заговора против Великого магистра. Среди них находилась и весьма влиятельная личность, бывший секретарь Великого магистра де Рогана кавалер де Лорас. Французская революция 1789 г., конфискация владений и имущества рыцарей, привели не только к экономическому коллапсу, но и побудили орден искать новых покровителей. Им, совершенно неожиданно оказался русский император Павел I, заключивший с орденом в 1797 г. особую межгосударственную конвенцию и в благодарность избранный руководством ордена его протектором (покровителем).

Однако события на далеко расположенной от России Мальте оказались непредсказуемыми. Масонская группировка активизировала свои действия после революции во Франции. Ее представители оказались первыми предателями при приближении в 1798 г. французской эскадры Наполеона. Не приходится говорить о какой бы то ни было оккупации Мальты Наполеоном, все было гораздо проще. Глава масонов Рансижат, добился с помощью секретаря Великого магистра кавалера Дублета от Фердинанда фон Гомпеша полномочий на ведение переговоров с Бонапартом. Они подписали условия капитуляции, в результате которой Гомпеш должен был получить значительную сумму денег. Впрочем, по свидетельству кавалера да ла Тур дю Пена, на сообщение которого ссылается Г. Сир: "фон Гомпеш сдал Мальту, получив на этот счет приказание непоименованных немецких масонских лож"11.

Так были сданы без единого выстрела прекрасно вооруженные крепости, способные выдержать трехлетнюю осаду. Изменники стали во главе нового городского правления Мальты. Рансижат - президентом, а демократ Дублет - секретарем. Но уже через три дня, все рыцари и сам Великий магистр, кроме глубоких стариков, были изгнаны из Мальты. Орден оказался лишенным территории и средств к существованию, и даже на грани гибели. Все католические правители Европы молча наблюдали его агонию. Павел I, пригласил мальтийских рыцарей в Россию. В Санкт-Петербург поступило множество писем от рыцарей из разных стран, возмущавшихся поведением Великого магистра. Это вынудило рыцарей ускорить решение вопроса о новом главе ордена. В августе 1798 г. в Петербурге был собран Великий капитул, на котором было принято решение о провозглашении нового 72-го Великого магистра. Им стал, вместо еще правившего фон Гомпеша, российский император Павел I12.

Провозглашение женатого, да еще и не католика, главой религиозного ордена католической церкви, юридически не соответствовало законам ордена, да к тому же не было признано папой. Поэтому, хотя Павел I и был признан многими рыцарями и почти всеми правительствами европейских государств, он до сих пор считается только Великим магистром "де-факто", но не "де-юре" 13.

Но, обнаруженный нами в Российском государственном историческом архиве (РГИА) документ, опровергает эту точку зрения. В марте 1799 г. граф Ф. В. Ростопчин писал митрополиту Сестренцевичу: "Его Императорское Величество соизволил мне приказать, дать знать Вашему Преосвященству, что папский нунций сообщил буллы, полученные им от Его Святейшества Папы, коими конфирмует он Акты Великого России Приора об ордене Святого Иоанна Иерусалимского и лишает барона Гомпеша всех преимуществ ему до сего данных..."14. А вот выдержка из письма Павла I папе Пию VI, от 14 декабря 1798 года. Отвечая на письмо, в котором папа жаловался, что его изгнали из Рима, Павел I сообщал, в частности, о предпринятых им мерах по спасению ордена и решению рыцарей о его избрании магистром: "Соболезнуя о малодушной, буде не изменческой сдаче острова Мальты, которые законные владетели служившие доныне не малою христианству подпорою, еще в прошлом годе в благодарность за Наши благодеяния к ним нарекли Нас покровителем ордена Святого Иоанна Иерусалимского, призвали мы членов сего общества в столице Нашей находившихся для нужных распоряжений в толь важных и затруднительных обстоятельствах, и вняв гласу их, приняли Мы верховное начальство над сим славным Орденом, утвердив с одной стороны все установления оного, все те отношения, которые по исповедуемой Кавалерами Римского закона вере к вам, Державнейший Государь, яко верховному той церкви Пастырю существовали, с другой же чтоб здание сие пребывало на твердейшем основании распространили Мы оное учреждением новых Командорств, в пользу Российского Нашего дворянства усердием к Богу, верностию к Престолу Монаршему и храбростию издревле знаменитого"15.

Павел I уделял ордену большое внимание. Как отмечал барон Ф. И. Брюннов, император смотрел на принадлежность к ордену св. Иоанна "как на послушничество (noviciat), в котором дворянство всех европейских государств должно было почерпать чувства чести и верности, необходимые ему для того, чтобы противиться воцарению идеи равенства, которая уже готова была охватить все слои общества". Однако Павел I успел выполнить историческое решение, принятое мальтийским орденом 1 июня 1798 г., разрешающее учреждение приорства для русской православной знати 16. Следующий российский император, Александр I, отказался принять титул Великого магистра, а остался только его протектором.

Если вопрос о суверенитете ордена, до его ухода с Мальты, ни у кого не вызывал сомнения, то уже с начала XIX в. эти вопросы приходилось оговаривать во всех международных актах. Вот почему заявление нынешнего правительства SMOM, что "международное сообщество никогда не переставало признавать Орден как суверенный и независимый, от любой светской власти"17, не соответствует исторической действительности.

Одним из первых документов, решавших проблему суверенитета ордена стало Амьенское соглашение, заключенное Францией и Англией 27 марта 1802 года. В нем специально было оговорено о необходимости возвращения островов Мальта, Гоццо и Кумино ордену "на тех же условиях, на которых он владел ими до войны, и Англия, через три месяца по обмену ратификацией, очистит оные и сдаст неаполитанским войскам, которые Его Сицилийское Величество пришлет туда в количестве 2000 из природных неаполитанцев для составления гарнизона, и которые пробудут там еще год по сдаче острова Ордену". Правда, в договоре отмечалось, что мальтийские войска должны всегда иметь офицеров из местных мальтийских жителей, и, кроме того, независимость островов, как и само "постановление об Ордене св. Иоанна Иерусалимского, должны получить покровительство и гарантию, кроме Франции и Англии, также и от России, Австрии, Пруссии и Испании" 18.

Когда Александру I стал известен текст договора, он понял, что не сможет его гарантировать, поскольку с его мнением две воюющие державы решили попросту не считаться. Во-первых, договор был направлен не в защиту, а против Мальтийского ордена. И, во-вторых, он нарушал содержание его собственного манифеста от 16 марта 1801 г., которым он обязывался оказать всяческое содействие "к избранию Великого магистра достойного предводительствовать Орденом и восстановить оный в древнее его состояние" 19. В 1802 г. Александр I предоставил папе право назначить главу ордена из числа избранных кандидатов. Царь понимал, что Амьенский договор необходим был прежде всего Англии, добивавшейся краткой передышки в ее борьбе с Францией за мировое преобладание. Соглашение, подписанное Англией, оказалось недолговечным.

В 1803 г. новым, 73-м, магистром стал Джованни Баггиста Томмази; его кандидатуру предложили оба русские великие приорства (католическое и православное). Орден переместился в Мессину, а с 1834 г. местопребыванием его капитула стал Рим. С начала XIX в. орден лишается преимуществ, которые он имел как государство (дипломатические отношения, право чеканки монеты, собственное законодательство и пр.), и превращается в духовно-благотворительную корпорацию. В ряде городов Европы, а также в Бейруте, он имел больницы, в Иерусалиме - странноприимный дом для паломников. И хотя законодательная власть и выбор главы ордена принадлежали генеральному капитулу, но уже после смерти в 1805 г. Томмази, по решению папы Великий магистр не избирался. Теперь орденом руководили представители великого магистрата - поручики (лейтенанты). В качестве основного закона оставался Кодекс де Рогана, составленный в последней четверти XVIII в. с учетом всех существовавших с момента утверждения ордена законодательных постановлений. Оба русские великие приорства (католическое и православное), существовавшие в России с 1797 и 1798 гг., были упразднены к 1817 г. Александром I.

Впрочем утверждение о ликвидации указом царя великого русского приорства в 1817 г. - не совсем верно. Указа такого нет. Правда, существует высочайше утвержденное положение комитета министров "О не дозволении получающим в нынешнее время Орден Св. Иоанна Иерусалимского носить оный". Этот документ, датированный 20 января 1817 г., появился как разъяснение на рапорт начальника главного штаба генерал-адъютанта графа Комаровского, запрашивавшего о разрешении носить орден Св. Иоанна Иерусалимского его адъютанту корнету Лазареву. Разбирая это дело, следствие пришло к выводу, что корнет Лазарев, как перед этим и два других его брата, получили орден незаконно (по всей видимости, внеся значительные суммы).

В отличие от своего отца Александр I был совершенно равнодушен к Мальтийскому ордену и его истории, его совершенно не волновали идеи рыцарства, вот почему своими актами и резолюциями в 1810 - 1817 гг. он, по сути, в одностороннем порядке расторг конвенцию 1797 г. между Россией и суверенным Мальтийским орденом, которого к этому времени уже не существовало. Следует отметить, что и сами члены обоих великих приорств российских (католического и православного) не были замечены в какой-либо активности. Их деятельность свелась к нулю. Оба приорства практически исчезли за бездеятельностью из жизни ордена вообще. Все это было юридически закреплено в прошлом и нынешнем веке в ходе тех структурных реорганизаций, которые прошли в ордене.

И хотя, с 1817 г., то есть после окончательного решения по делу Лазаревых, Мальтийский крест стал рассматриваться как иностранный орден, тем не менее, сведения о лицах имевших его встречаются в русских архивах. Так, 14 декабря 1834 г. в журнале входящих бумаг Школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров имеется запись о поступлении письма от генерал-майора Микулина за N 1290 о дозволении служившему в Школе поручику Криднеру носить орден Св. Иоанна Иерусалимского. А через два дня было получено распоряжение корпусного штаба N 7203-й о приглашении поручика Криднера "на бал, имеющий быть при Дворе".

Имеется еще один, более поздний, любопытный документ, датированный 17 ноября 1912 г., адресованный графу А. В. Армфельту. Документ этот написан на бланке главного управляющего канцелярии его императорского величества по принятию прошений. Вот его содержание: "Государь Император, по всеподданейшему докладу моему Вашего прошения, в 15 день сего Ноября, Всемилостивейше соизволил на представление Вам право ношения ордена Св. Иоанна Иерусалимского, с переходом сего права после смерти Вашей, к сыну Вашему графу Владимиру Армфельту, но не ранее достижения последним совершеннолетия. По каковой монаршей воле имею честь уведомить Ваше Сиятельство, покорнейше прося принять уверения в совершенном моем почтении и преданности". Прием в орден русских граждан больше не проводился никогда, вплоть до сегодняшнего дня. Единственным гражданином России, который был принят в орден как "рыцарь чести и почета", был протестант барон Карл фон Икскуль-Гилленбанд русский посол при папском дворе. Произошло это в 1876 году.

Смерть Томмази и отказ папы утвердить выбранного орденом нового Великого магистра, привел Мальтийский орден к полному подчинению папе и лишению каких бы то ни было атрибутов государственности. Итак, с 1805 г. в течение 70 лет орден стал управлялся лейтенантами Великого магистрата.

В то же время связи между орденом и российским императорским домом не прекратились. Так в 1818 г. министр иностранных дел России граф Каподистрия написал лейтенанту Великого магистрата, что со стороны Александра I ордену всегда будет оказана протекция. В январе 1827 г. такое же заверение послал граф Нессельроде от имени Николая I. Все российские императоры после Павла I, за исключением Александра II, имели почетные звания байли Большого Креста. Павел I и его сыновья Александр и Николай получили их еще от Великого магистра фон Гомпеша. Александр III получил его 29 декабря 1875 г., будучи еще цесаревичем, от лейтенанта Джованни Батиста Чеши а Санта Кроче.

С середины XIX в. деятельность ордена сосредоточивается на медицинской и благотворительной деятельности. Появляются национальные ассоциации рыцарей: в 1859 г. в Рейне-Вестфалии, в 1857 г. - в Силезии, в 1875 г. - в Англии, в 1877 г. - в Италии, в 1885 г. - в Испании, в 1891 г. - во Франции, в 1899 г. - в Португалии, в 1911 г. - в Нидерландах. Но вот возникшую в 1908 - 1913 г. в США в Шикшинах под руководством полковника Уильяма Лэмба "Ассоциацию рыцарей Мальты", ставшую впоследствии "Ассоциацией Суверенного Ордена святого Иоанна Иерусалимского", SMOM в последствии не признал.

В 1845 г. папа Григорий XVI изменил условия приема в орден. Отныне стать его членом мог лишь кандидат, прошедший десятилетний срок испытания. Это отсеяло много желающих и сократило численность членов ордена. Зависимое положение Мальтийского ордена от папы продолжалось до 1879 г., когда папа Лев XIII восстановил Великое магистерство и сопутствующее ему достоинство кардинала римской церкви. Новым, 74-м Великим магистром стал 7-й лейтенант великого магистрата (1871 - 1879 гг.) Джованни-Батиста Чечи а Санта Кроче (1879 - 1905 гг.). Его первыми актами были письма, отправленные главам европейских государств, извещавшие о его избрании. В феврале 1881 г. он присвоил звание байли Большого креста ордена великим князьям Сергею и Павлу, в феврале 1891 г. будущему императору Николаю И, и 7 апреля 1896 г. - императрице Александре Федоровне. Но это ни в коей мере нельзя рассматривать как членство в Мальтийском ордене.

Перед Джованни-Батиста Чечи а Санта Кроче встал вопрос о суверенитете ордена. Первым подтверждающим актом стала конвенция, подписанная итальянским военным министерством с орденом 20 февраля 1884 года. В 1896 г. Джованни-Батиста Чечи а Санта Кроче поздравил императора Николая II с вступлением на престол. В 1908 г. Николай II послал в дар 75-му Великому магистру Галеаццо Тун-Гогенштейну портрет императора Павла I в императорской короне и регалиях Мальтийского ордена. Этот портрет до сих украшает Большой зал приемов мальтийского дворца на виа Кондотти в Риме. Николай II пожаловал офицерам, заканчивавшим обучение в Пажеском корпусе в Петербурге, право ношения мальтийского креста вначале как медаль, а затем, по случаю юбилея этой военной школы как обычный крест на левой стороне груди.

При 76-м Великом магистре Людовико делла Ровере Албани (1931 - 1951) орден стал снова активно разрабатывать свою концепцию как субъекта международного права. Документами, регламентирующими эти права, стали законодательные декреты итальянского правительства Муссолини от 7 октября 1923 г., 28 ноября 1929 г. и 4 апреля 1938 года. В итоге отношения между Итальянской республикой и Мальтийским орденом были окончательно определены дипломатическими нотами, которыми стороны обменялись 11 января 1960 года. Итальянская нота подтвердила все привилегии, пожалованные Мальтийскому ордену как королевством, так и республикой Италии, начиная с 1861 г., и подтвердившие роль ордена как субъекта международного права, экстерриториальность его резиденции в Риме (на виа Кондотти и виа Авентин), а так же правовое положение Великого магистра в качестве главы государства со всеми соответствующими привилегиями 20. Тем самым Итальянская республика первой признала существование Мальтийского ордена на своей территории в качестве субъекта международного права, с которым она стала поддерживать дипломатические отношения. Однако для получения суверенитета, этого оказалось недостаточно. Дело в том, что Мальтийский орден развивался в период превращения средневекового имперского права в современное международное право. Политические и правовые катаклизмы девяти веков, прошедших со времени его основания, оказывали влияние как на орден, так и на международно-правовую государственность. И хотя изменялась его внешняя форма, никоим образом не менялась суть задач ордена.

В истории Мальтийского ордена XX в. был период, который вполне мог закончиться утратой орденом как своего суверенитета, так и его религиозного, духовно-рыцарского характера. Эти события были связаны с деятельностью влиятельного ватиканского чиновника кардинала Н. Канали, стремившегося ликвидировать орден вообще. 13 ноября 1951 г. от сердечного удара умирает Великий магистр. На 28 февраля 1952 г. назначается собрание Государственного совета для избрания нового магистра. Но 10 декабря папа Пий XII подписал хирограф, в котором распорядился создать трибунал с целью установления природы и своеобразия Мальтийского ордена. Однако принятое трибуналом кардиналов решение от 24 января 1953 г. показалось ордену не слишком вразумительным. Оно сводилось к следующим пунктам: "1. В соответствии с принципами международного права они проистекают из суверенитета и, по примеру Святого Престола, были признаны в некоторых государствах, однако они не образуют для Ордена того комплекса власти и преимуществ, которые свойственны тем субъектам международного права, кои являются суверенными в полном смысле и значении этого слова. 2. Мальтийский Рыцарский Орден, как он заявляет в своей Конституции, состоит из рыцарей-профессов (то есть рыцарей-монахов) и орденских капелланов, является Орденом (в религиозном значении), а точнее - религиозным орденом, дозволенным Святым Престолом. Кроме посвящения своих членов, он преследует религиозные, благотворительные и общеполезные цели. 3. Оба качества, как Суверенного Ордена, так и как религиозного Ордена, к которым относятся ответы настоящего судебного решения, на вопросы 1 и 2, находятся в тесной взаимосвязи. Качество учреждения как суверенного Ордена может осуществляться в соответствии с его предназначением, для обеспечения достижения целей как таковых, равно как и его развития в мире. Мальтийский Рыцарский Орден находится в зависимости от Святого Престола, и он, в частности, является религиозным орденом и входит в сферу компетенции Священной религиозной конгрегации в соответствии с каноническим правом и действующей конституцией Ордена"21.

После этого решения трибунала долго велись переговоры ордена с Государственным секретариатом Ватикана о вариантах его истолкования. Комиссии создавались не раз - и в 1953 и в 1955 годы. Папа не разрешал избирать главу ордена в течение 13 лет. В это время наблюдались серьезные изменения во внутрицерковной политике папы Пия XII. Как писал митрополит Никодим (Ротов): "В конце своей жизни папа Пий XII предпочитал руководить Церковью самостоятельно, он почти не принимал кардиналов, префектов конгрегации..." 22. В этот период сокращается и роль влияния на папу кардинала Канали. Наконец, в правление папы Иоанна XXIII, после избрания которого кардинал Канали потерял свое былое влияние, ордену удалось 24 июня 1961 г. добиться одобрения новой конституции, после чего 8 апреля 1962 г. провести выборы нового гроссмейстера, которым стал миланский адвокат Анджело ди Мохана ди Колонья. Так завершился тринадцатилетний кризис в истории ордена, когда под вопрос были поставлены его суверенитет, право владения и управления орденским имуществом и самостоятельного решения вопросов внутреннего управления.

И все же главной для ордена была проблема его суверенитета. Как уже упоминалось, первая попытка заявить о себе как о субъекте международного права была предпринята Мальтийским орденом еще в 1930 году. Тогда были впервые установлены дипломатические отношения со Святым престолом. В 1937 г. подобные отношения были оформлены с франкистской Испанией. Затем наступило затишье на десять лет. И только после второй мировой войны, с 1947 г., стали открываться посольства в различных государствах. Первыми были небольшие страны Латинской Америки, Африки, которые в определенной степени зависели от Ватикана (Гаити, Панама, Сан Сальвадор, Эквадор, Никарагуа, Перу и др.).

Но уже в 1960 г. Мальтийский орден был объявлен корпорацией, "которая, с точки зрения международного права, не может рассматриваться как религиозное, военное, аристократическое или суверенное сообщество" 23. Спасение пришло от итальянского правительства, подписавшего в 1960 г. соглашение с орденом, подтверждавшее все привилегии, пожалованные ему как королевством, так и республикой Италия. Соглашение оговаривало положение ордена как субъекта международного права, экстерриториальность орденских резиденций в Риме (на виа Кондотти и виа Авентин), и правовое положение Великого магистра в качестве главы государства со всеми соответствующими привилегиями 24. Забегая вперед, отметим: в 1992 г. Верховный суд Италии принял постановление, в котором говорилось, в частности, следующее. "В январе месяце 1960 г., 32 года тому назад, SMOM и правительство Италии подписали соглашение, в котором SMOM получает признание как государство. Но это соглашение никогда не получало подтверждения парламента Италии и никогда не имело статус договора. В любом случае SMOM не может являться государством, поскольку не имеет территории, граждан, и вследствие этого, нет требуемого соответствия" 25.

После второй мировой войны внимание Ватикана сосредоточилось на государствах Латинской Америки и Африки, где заметно стало расти число католиков 26. И здесь Мальтийский орден стал его первым помощником. Устанавливаются дипломатические отношения Ордена с Чили (1956 г.), Доминиканской Республикой и Колумбией (1957 г.), Коста-Рикой (1958 г.). В 1959 г. к этому списку прибавились Либерия, Гватемала, Гондурас, в 1960 г. - Куба. Годом позже - Сомали и Камерун, в 1962 - 1963 гг. - Боливия и Габон, в 1965 г. - Уругвай, Филиппины и Сенегал, в 1970 г. - Венесуэла, Эфиопия, Нигерия и т.д. Но государственного признания со стороны большинства европейских и главных мировых держав все же не последовало.

Орден стремился быть приобщенным к большой международной политике. Но это далеко не всегда удавалось. Начал он с малого, еще с 1956 г. стал участвовать в международных организациях малых европейских государств Монако и Люксембурга. Интернациональные благотворительные акции орден осуществлял, в основном, в странах Африки и Латинской Америки. Однако под дипломатическим прикрытием некоторые его члены развивали деятельность, далекую от благотворительности и милосердия. Одним из примеров такой "работы" может служить деятельность графа Малатеста. В 1970-е годы делами ордена в Латинской Америке руководил итальянский адвокат и банкир Умберто Ортолани граф Малатеста. Прикрываясь дипломатическим паспортом ордена, он начал спекулировать земельными участками на побережье Атлантического океана. Он овладел большинством акций в "Банко финансьеро судамерикано", за три года увеличив объем банковских сделок до 150 млрд. лир. Внешне его "труды" были прикрыты заботами о милосердии. Так, на средства, полученные от сделок, он построил для инвалидов в Монтевидео больницу и институт, которые передал затем в собственность SMOM. А в Италии он был тайным финансовым директором масонской ложи "П-2" ("Пропаганда-2"). Это лишь некоторые детали послужного списка только одного мальтийского посла 27.

Новый Великий магистр Ди Мохана ди Колонья (1962 - 1988) придерживался весьма строгих правил, как об этом рассказывали нам старейшие члены Мальтийского ордена. Во время его правления престиж ордена стал повышаться как в самой Италии, так и на международной арене. Именно он активизировал работу по установлению дипломатических отношений с другими государствами. Как и прежде, на роль послов приглашались только очень состоятельные люди, многие из них преклонного возраста. Они могли уделять много времени постоянной поддержке имиджа ордена, участвовать в благотворительных акциях в тех государствах, где они представляли орден. Нередко эти люди оказывали большую финансовую помощь в реставрации памятников истории, культуры и архитектуры. Так, чрезвычайный и полномочный посол ордена в Чехословакии (ныне в Люксембурге) Макс Турнауэр на свои средства осуществил архитектурную реставрацию целого исторического квартала в Праге, связанного с орденом, в том числе ансамбль зданий, где размещались Великое приорство Богемское, храм, госпиталь. Одно из этих зданий было предоставлено посольству Мальтийского ордена.

После преодоления кризиса орден стали занимать преимущественно религиозные вопросы, в частности, касающиеся "обетных" (монашествующих) рыцарей, а также содержания приносимых ими религиозных обетов. Только из их числа формировалось руководство ордена. В первой статье конституции, принятой в 1961 г., оговаривался государственный суверенитет и правопреемство от Ордена госпитальеров св. Иоанна Иерусалимского. Орден сменил свое название. С этого времени он стал именоваться: The Sovereign Military and Hospitaller Order of Saint John of Jerusalem, of Rhodes, and of Malta, то есть Суверенный рыцарский орден госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты.

Через несколько лет у ордена появились официальные представительства при штаб-квартирах международных организаций в Женеве, Париже (1962 г.) и при Организации Центрально-Американских государств (1976 г.), а также в Бельгии (1980 г.), Франции (1982 г.), Германии и Швейцарии (1982 г.). Орден был представлен постоянными делегациями при Совете Европы (1975 г.), Риме и Вене (1983 г.), а также при Комиссии европейского сообщества (1987 г.).

Принятием конституции орден восстановил собственную независимую юридическую систему с активным и пассивным правом законодательства. С 1960-х годов он начал чеканку собственной монеты, представляющую, правда, интерес только для нумизматов. В 1966 г. была создана собственная почтовая служба, выпускающая почтовые марки, посвященные истории и деятельности ордена в прошлом и настоящем. На Всемирной филателистической выставке "Москва-97", впервые в России были представлены стенды с почтовыми марками SMOM. Согласно конституции, суверенитет SMOM выражается в двоевластии принца и Великого магистра как правящего главы ордена, с одной стороны, Генерального капитула и Советов (суверенного и общего государственного), с другой. Оба совета состоят из представителей великих приорств, субприоратов и национальных ассоциаций, которые являются составными частями ордена в различных странах по всему миру. Правительство ордена состоит из Великого магистра, Великого командора, Великого госпитальера, Великого канцлера и Держателя общего казначейства. Эти лица выбираются из числа рыцарей, принесших обеты, а, в виде исключения из числа рыцарей послушания.

Новый, 78-й, Великий магистр ордена, Эндрю Уиллогби Найджен Берти (избран в 1988 г.) - шотландец, бывший преподаватель английского языка из Суссекса, внук 7-го графа Абингтона, потомок Стюартов, начал еще более активную международную деятельность. При нем были установлены дипломатические отношения с более чем 50-ю государствами, стали постоянно проходить официальные визиты Великого магистра во многие страны мира, а в 1994 г. орден получил статус постоянного наблюдателя при ООН, но не как государство, а как общественная организация. На сегодняшний день SMOM поддерживает дипломатические отношения на уровне посольств почти со 100 государствами. Все послы ордена - весьма состоятельные лица, которые на свои деньги содержат штаты посольств, одновременно занимаясь весьма успешным международным бизнесом и обладая при этом дипломатической неприкосновенностью.

В 1992 г. глава администрации президента РФ встретился в Москве с группой руководящих представителей SMOM, которую возглавлял барон Альбрехт фон Безелагер. Трудно сказать, какими аргументами он привлек администрацию и тогдашнего министра иностранных дел А. В. Козырева, но вскоре на стол Б. Н. Ельцина легла служебная записка. В документе МИД России констатировал: "Мальтийский орден в его современном виде пользуется заметным влиянием в мировом сообществе... и, являясь субъектом международного права, поддерживает дипломатические, либо официальные отношения с большим числом государств" 28. Подобная формулировка весьма расплывчата и не говорит ни о чем конкретном. Так можно было написать о любой зарубежной общественной организации и признать необходимым, установить с ней дипломатические отношения. Тем не менее, указом президента России N 827 от 7 августа 1992 г. дипломатические отношения с орденом были восстановлены (учитывалось, что они существовали при Павле I), а 21 октября того же года в Риме состоялось подписание соответствующего протокола. Однако заявленные планы по реализации крупного гуманитарного проекта - строительства оснащенной современным оборудованием больницы - остались обещаниями.

В XX в. суверенитета Мальтийский орден так и не приобрел, по мнению специалистов по международному праву, в настоящее время он является государствоподобным образованием, "Его суверенитет и международная правосубъектность - правовая фикция". Подобное мнение разделяет и ООН. Мы присоединяемся к этой точке зрения и считаем, что Мальтийский орден нельзя называть государством, даже с экстерриториальным статусом.

Вот уже более ста лет основной деятельностью ордена продолжает оставаться госпитальерская служба. Она осуществляется через различные национальные организации ордена: приораты и субприораты, национальные ассоциации и службы помощи. В этой связи SMOM действует более чем в 90 странах. Он имеет собственные больницы, поликлиники, амбулатории, дома для престарелых и инвалидов, Международный банк крови (на Мальте), лепрозории в странах Африки и Южной Америки, центры сбора и распределения медикаментов, центры лечения и реабилитации диабета, детские дома, школы медсестер и другие благотворительные учреждения разного рода. Значительная поддержка ордену оказывается в виде денежных пожертвований, поставок продовольствия, одежды, медикаментов и медицинского оборудования и др. В период первой мировой войны был срочно организован железнодорожный специально оборудованный госпиталь. Госпитальная и гуманитарная деятельность была значительно усилена и расширена в период второй мировой войны при 76-м Великом магистре Лудовико Чиги делла Ровере Альбани (правда она была направлена в основном на помощь фашистской Италии). Госпиталь на колесах, обслуживавший немецких солдат, в 1943 г. дошел до станции Ясиноватая.

Сфера деятельности ордена значительно расширилась под руководством 77-го Великого магистра фра Анджело де Мохана ди Колонья (1962 - 1988 гг.). В частности, SMOM вновь взял на себя долю ответственности в заботе о жертвах бедствий всех видов, таких как войны, землетрясения, наводнения, голод и т.д. По решению Суверенного совета, в 1994 г. была основана Служба помощи суверенного Мальтийского ордена при чрезвычайных ситуациях с целью оказания быстрой, профессиональной и эффективной помощи в чрезвычайных ситуациях. Эта многонациональная общественная организация ордена опирается на различные национальные госпитальерские Службы помощи.

SMOM представлен постоянными легациями при ООН (1994 г.) в Нью-Йорке (статус постоянного наблюдателя), при Комиссии европейского сообщества (1987 г.), при Совете Европы (1975 г.), при штаб-квартирах международных организаций в Женеве, Париже, Риме и Вене, при Организации Центрально-Американских государств (1976 г.), Международном институте прав человека, Международном институте унификации частного права, и других международных организациях и комитетах.

5-го декабря 1998 г., в присутствии президента Итальянской республики Уго Мифсуд Боничи, Великий магистр Эндрю Берти торжественно открыл на Мальте Юбилейный год, посвященный 900-летию Суверенного Военного Ордена Госпитальеров св. Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты. Тогда же было подписано и правительственное соглашение с Республикой Мальта об уступке форта Сан-Анжело в пользу Суверенного Мальтийского Ордена на 50 лет. Это документ позже не раз оспаривался, однако после вступления Мальты в ЕС вопрос о возвращении Мальтийского ордена на Мальту перестал быть актуальным и решен быть не может.

Жизнь и работа ордена до недавнего времени регулировалась конституцией, утвержденной Святым престолом (апостолическое послание от 24 июня 1961 г.) и кодексом (сводом законов), вступившем в силу 1 ноября 1966 г., с изменениями, утвержденными папой Иоанном Павлом II в мае 1997 года. Кодекс, изданный Великим магистром де Роганом в XVIII в., сохраняет свою действенность как дополнительный правовой источник в тех случаях, когда его положения применимы и не противоречат вышеуказанным другим источникам законности. Юридические вопросы и проблемы, имеющие для ордена интерес и значение, разбираются Консультативным юридическим советом, назначаемым Великим магистром с согласия Суверенного совета.

SMOM имеет собственные суды первой инстанции и апелляционные суды с председателями, судьями, блюстителями юстиции и ассистентами с правом совещательного голоса Суверенного совета, назначенными Великим магистром. Апелляции по приговорам орденских судов могут подаваться в Кассационный суд государства Ватикан, который в таких случаях, действуя по доверенности от имени ордена, может исполнять функции Верховного суда. Коллегия аудиторов, избираемых Генеральным капитулом, контролирует доходы и расходы ордена.

Медицинские подразделения ордена построены и действуют в соответствии с международными конвенциями и в законодательных рамках государств, с которыми заключены соответствующие соглашения. Оказание помощи центральным подразделением бывает весьма эффективным. Во многих странах мира создаются национальные Службы помощи. И хотя в 1996 г. в Российской Федерации была образована и зарегистрирована в органах юстиции "Русская мальтийская помощь", ее деятельность свелась к нулю. Ее руководство практически возглавил тогдашний советник миссии ордена в России, который сам получал средства, и сам же бесконтрольно их расходовал.

Однако при всем кажущемся благополучии своего положения орден сталкивается со многими и весьма существенными проблемами. Первая - стареющее его руководство. Пришедший в 90-х годах XX в. и возглавивший финансовую структуру ордена 50-летний выходец из Сицилии Карло Марулло ди Кондояни активно взялся за его реформирование. Уже через несколько лет он заменил многих престарелых членов ордена, занимавших официальные посты в орденской структуре; в 1997 г. ему удалось отправить на пенсию великого канцлера барона Феличе Каталано ди Мелилли и занять его место. Весьма важным этапом его деятельности было изменение конституции. Ее последний вариант, принятый в 1960 г., во многом устарел.

В конце апреля 1997 г. в Риме состоялось чрезвычайное заседание Великого капитула, утвердившего изменения в конституции ордена, через 9 дней утвержденные папой Иоанном-Павлом II. Самым важным стало согласие понтифика на полную самостоятельность ордена. Отныне снято, обязательное до недавних пор, утверждение папой избрание нового главы ордена. Зависимость от Ватикана осталась чисто символическая, даже в вопросах религиозной жизни ордену предоставлена большая автономность. Изменилось и положение о правительстве ордена. Отныне в него могут входить и члены ордена, состоящие в браке, но принадлежащие к определенному орденскому классу. По новой конституции дамы могут дойти до ранга послушниц, и теперь они входят в состав советов всех ассоциаций и приорств наравне с кавалерами. Они также могут входить в местные правительства. Но участие в центральном правительстве для дам не предусмотрено. И все таки более доступным орден не стал. Число его членов составляет около 12 тысяч человек, в основном это весьма состоятельные лица из старинных дворянских европейских фамилий.

Не менее важной стала борьба с "самозванными Мальтийскими орденами". Дело в том, что во многих странах мира существует около 30 структур, называющих себя "суверенными" и носящими в своем титуле, в той или иной его части, обозначение "Орден Святого Иоанна Иерусалимского". Три из них ведут свое происхождение от Американской ассоциации 1913 г., не признанной орденом. Из всех существующих в мире "Мальтийских орденов" SMOM признает лишь четыре, которые, как считают в Риме, произошли из Ордена госпиталя Святого Иоанна Иерусалимского. Это: 1) Бальяж Бран-денбурга ("Bailey Brandenburg"), известный как "Орден Иоаннитов", который, в 1648 г. учредился как протестантский орден и с 1852 г. решением короля Фридриха Вильгельма IV, стал Королевским прусским орденом; его штаб-квартира находится в Бонне, в настоящее время главой ордена является принц Вильгельм-Карл Прусский; 2) "Орден Иоаннитов в Нидерландах", учрежденный в 1946 г, как независимый Королевский голландский орден; штаб-квартира этого ордена находится в Гааге, его главой в настоящее время является принц Бернгард Голландский; 3) "Орден Иоаннитов в Швеции", учрежден королевским декретом в 1946 г.; штаб-квартира находится в Стокгольме; протектором его в настоящее время является король Карл XVI Густав Шведский; 4) "Великий Приорат достопочтеннейшего Ордена Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского", также известный как "Достопочтеннейший Орден Святого Иоанна Иерусалимского" или "Орден Святого Иоанна", учрежденный в 1888 г, как Орден британской короны; штаб-квартира ордена находится в Лондоне, его нынешний суверенный глава - Елизавета II.

Эти четыре некатолических ордена Святого Иоанна с 1961 г. объединились в "Союз Орденов иоаннитов". И как указано в официальной справке SMOM: "только эти четыре ордена, в соответствии с их общими корнями, их историей, их служением больным и бедным в традиции идеалов средневекового Ордена, как религиозного братства христиан, и однозначным признанием их со стороны их соответствующих правительств, могут законно использовать в своем имени обозначение "Орден Святого Иоанна Иерусалимского" в данной или похожей формулировке и законно использовать традиционную эмблему - Мальтийский Крест" 29.

Однако далеко не все обстоит законно с отнесением к "ложным" или "самозванным" орденам тех или иных структур. Во-первых, это точка зрения самого SMOM. Во-вторых, многие из этих структур, хоть и носят название "суверенный", зарегистрированы в своих государствах как неправительственные, общественные, благотворительные организации. Никаких претензий на международный суверенитет или название "государство" почти никто из них не предъявляет, и поэтому они могут спокойно существовать и выполнять свои уставные обязанности, при условии, что не прикрываются титулом суверенного Мальтийского ордена, и не претендуют на то, что именно они относятся к подлинному Мальтийскому ордену. Больше того, они даже дистанцируются от SMOM, поскольку тот является католической структурой.

Среди многих таких общественных объединений существует вполне легитимное образование, которое с полным правом может быть названо орденом. В 1965 г. экс-король Югославии Петр II Карагеоргиевич учредил "Суверенный Орден Святого Иоанна Иерусалимского Рыцари Госпитальеры". Среди его членов нет ни одного католика, он открыт для православных и протестантов. SMOM не признал этот орден. Но в 1998 г. Указом королевы Елизаветы II от 8 сентября этот орден был признан афилированным (присоединенным) членом "Достопочтеннейшего Ордена Святого Иоанна Иерусалимского", то есть стал его составной частью, и его следует считать вполне легитимным. Орден этот не претендует на установление дипломатических отношений с другими государствами, не выдает паспортов. У него имеются приорства, во многих странах мира, зарегистрированные по законам тех государств, где они существуют.

Что ждет в XXI веке Мальтийский орден, сказать трудно. Но, скорее всего, он так и останется государствоподобным образованием и будет выполнять амплуа международного элитного клуба. Для того чтобы у SMOM проявился интерес к России, необходимы слишком большие изменения, которые должны коснуться выработки новых приоритетов, смены престарелых дипломатов, которых Россия совершенно не интересует. Об этом, во всяком случае, говорит полное бездействие миссии SMOM при Российской Федерации.

Примечания

1. Б. Ельцина приняла в некий "мальтийский орден" небезызвестная Джуна Давиташвили, создавшая этот "орден", который никакого отношения к подлинному Мальтийскому ордену не имел и не имеет.

2. ПОЧЕПЦОВ Г. Г. Теория коммуникации. М. 2001, с. 601.

3. ПЕЧНИКОВА Р. Ю. Мальтийский орден в прошлом и настоящем. М. 1990; ПЕРМИНОВ П. В. Под сенью восьмиконечного креста (Мальтийский орден и его связи с Россией). М. 1991; НАСТЕНКО И. А., ЯШНЕВ Ю. В. История Мальтийского ордена. В 2-х кн. М. 2005.

4. SMITH H., STORACE J. Order of Saint John of Jerusalem. The Netherland, 1977, p. 5; SIRE H.J.A. The Knights of Malta. Lnd. 1994, p. 7 - 8.

5. HOADE E. Fr. O.F.M. Guide to the Holy Land. Jerusalem. 1962, p. 131 - 132.

6. Annuaire Orde Souverain Militaire Hospitalier de Saint-Jean de Jerusalem de Rhodes et de Malte 1998/1999. Roma. 1998, p. III.

7. LUTTREL AT. Malta and Rhodes: Hospitallers and Islanders - Hospitaller Malta 1530 - 1798. -Mzida. 1993, p. 265.

8. Ibid., p. 266.

9. Ibid., p. 260 - 261.

10. ПЕРМИНОВ П. Ук. соч., с. 94.

11. SIRE H.J.A. Op. cit, p. 241.

12. Российский государственный архив древних актов (РГАДА), ф. 28. д. 20, лл. 67 - 71.

13. См.: Annuaire 1998/1999, р. XXVII.

14. РГИА, ф. 1347, оп. 64, ч. 1, д. 215, л. 9 - 10.

15. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), ф. 78, оп. 78/2, д. 1, л. 268 об.

16. SHERBOWITZ-WETZOR О., TOUMANOFF С. The Order of Malta and the Russian Empire. Rome, 1969, p. 21 - 22.

17. Annuaire 1998/1999, p. XXXVI.

18. ЛАБЗИН А. Ф., ВАХРУШЕВ А. История Ордена святого Иоанна Иерусалимского. Т. V. СПб., 1799, с. 400 - 402.

19. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ), N 19044.

20. GAZZONI F. L'Ordine di Malta. Milano. 1979, p. 69.

21. HAFKEMEYER G. Der Rechtsstatus des souveranen Malteser-Ritter-Ordens als Valkerrechtssubjekt ohne Gebietshoheit. Schotmar, 1955, s. 108 - 110.

22. Цит.: ПОДЖИ В. Иоанн XXIII глазами митрополита Никодима - Иоанн XXIII и современный мир: христианское свидетельство, сосуществование и сотрудничество М. 2002, с. 268.

23. International Law Review. 1960.

24. GAZZONI F. Op. cit., p. 69. Более подробно см.: КбСК H.F. Der Souverane Malteser-Ritter-Orden als Volkerrechtssubjekt - Der Souverane Malteser-Ritter-Orden in Osterreich. Graz. 1999, p. 282 - 306.

25. БОГОСЛОВСКАЯ Е. "Да стараются о прекращении раздора..." - Час пик, 8. VII. 1997.

26. Если, например, в 1900 г. на Африканском континенте насчитывалось 2,3 млн. приверженцев католической церкви, то в 1986-м их было уже 64 млн.

27. ПЕЧНИКОВА Р. Ю. Ук. соч., с. 163, 164.

28. СКОСЫ РЕВ А. Мальтийский Орден: Ходили когда-то и мы в Великих Магистрах - Международная жизнь. 1997, N 10, с. 77.

29. DEYM M. Order im Zwielicht. Die "Falschen" Orden vom Heiligen Johannes - Der Souverane Malteser-Ritter-Orden in Osterreich, s. 482.

Захаров Владимир Александрович - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Научно-координационного совета по международным исследованиям МГИМО (У) МИД России.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


Отрывок из другой статьи Захарова В. А. " СУВЕРЕННЫЙ МАЛЬТИЙСКИЙ ОРДЕН: ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ВЕКА":

...

О России госпитальеры не желают даже разговаривать. Не хотят они вкладывать денежные средства в российские проекты, никто из членов Ордена не заинтересовался перспективами развития российской экономики. Свой бизнес рыцари осуществляют в странах Европы с более стабильным положением, с проверенными связями, а финансовый риск, вероятно, не входит в планы состоятельных мальтийских кавалеров.

Госпитальеры сегодня

Вот уже более ста лет основной деятельностью Ордена является благотворительная медицинская служба. В ведении Великого Госпитальера орденские больницы, поликлиники, амбулатории, дома для престарелых и инвалидов. Ордену принадлежат лепрозории в странах Африки и Южной Америки, центры лечения и реабилитации диабета, госпитали, детские дома, школы медсестер и другие благотворительные учреждения. В Германии в распоряжении Немецкой Службы Помощи Ордена (MHD) находится огромный склад снятого из больниц страны устаревшего медицинского оборудования. А во Франции – центр сбора и распределения медикаментов. Орден собирает значительные денежные пожертвования от спонсоров во всем мире.

Гордостью Мальтийского Ордена и тем, что он выставляет напоказ, действительно являются его медицинские подразделения. Они построены и действуют в соответствии с международными конвенциями и в рамках законодательства различных государств, с которыми заключены соответствующие соглашения. С конца 60-х годов S.M.O.M. вновь взял на себя долю ответственности в проявлении заботы о жертвах бедствий: войн, землетрясений, наводнений, голода и т. д. После атомной катастрофы в Чернобыле Орден отправил на Украину и в Белоруссию лекарства. Затем, по договоренности с Московской Патриархией, в 1991–1992 гг. ежемесячно вывозил по 50–60 детей из российских и пограничных с Белоруссией городов, попавших в зону радиации, в город Виесту в Италии для обследования, лечения и отдыха. Правда, потом от этого отказался.

Во время разрушительного землетрясения в Армении (1988) Мальтийская Служба Помощи Ордена (ECOM) была одной из первых, прибывших со своим госпиталем, лекарственными средствами и гуманитарной помощью в разрушенный город Спитак. С зимы 1990/91 гг. начались первые регулярные поставки гуманитарной помощи в Москву, а затем – в другие города России. В 1994 г. более 100 т груза и 24 т лекарств на сумму, превышающую 1 млн. немецких марок, поступили в Москву. В 1995 г. прибыла 41 т медикаментов, которые были распределены между медицинскими и социальными учреждениями Москвы, Петербурга, Орловской и Тульской областей. В том же году в другие города Российской Федерации поступило свыше 700 т гуманитарной помощи. В 1996 г. MHD доставила в Москву грузы на 1 млн. немецких марок, в 1997 – на сумму свыше 7 миллионов.

В Российской Федерации «Русская Служба Помощи Суверенного Мальтийского Ордена (Русская Мальтийская Помощь)» была образована и зарегистрирована в органах юстиции в 1998 г. Однако ее деятельность оказалась малоэффективной отчасти потому, что ее спонсором оказалась MHD, желавшая лишь полностью подчинить российскую организацию себе. При этом господа из MHD требовали разорвать любые связи и контакты с организациями из других стран, считая, что раз они выделяют 10 тыс. немецких марок в год на организационные расходы Русской Мальтийской Помощи, то вправе командовать российскими мальтийцами. Руководство MHD считало, что даже такая, в общем-то весьма мизерная, помощь с их стороны вполне достаточна для поддержания жизнедеятельности структуры в Москве. Но в то же время они ежегодно выделяли Мальтийской Службе Помощи Латвии, только на зарплату персонала и организационные расходы, свыше 260 тыс. немецких марок. Такая явно дискриминационная политика вполне объясняет отношение немецких мальтийцев к ситуации в России и к оказанию гуманитарной помощи.

С другой стороны, деятельность все того же г-на П. Канизиуса лишила Русскую Мальтийскую Помощь каких бы то ни было средств. Так, например, он получил от правительства города Вены для программ социального центра в Царицыно (Москва) 500 тыс. австрийских шиллингов, но по назначению деньги не попали. Об их судьбе до сих пор ничего не известно, как, впрочем, и о том, куда делись другие суммы, полученные им для Русской Мальтийской Помощи. Во всяком случае, отчета от г-на П. Канизиуса руководство Русской Мальтийской Помощи не имело. Больше того, этот господин начал плести интриги против членов Русской Мальтийской Помощи, которые оказались несогласными с его действиями. Он составил небольшую группу своих приверженцев из числа петербургских членов РМП и своего шофера из «Австрийских авиалиний» и провел 30 апреля 2003 г. перевыборы, заявив, что их, якобы, инициировала 2/3 «действительных членов РМП». Вот такими интригами занят этот господин в России.

Лишь два отделения Русской Мальтийской Помощи в Смоленске (их спонсирует город Трир) и в Курске (полностью отказавшиеся от помощи немецкий мальтийцев) ведут весьма активную благотворительную работу. Курское отделение Русской Мальтийской Помощи самостоятельно ищет спонсоров не только в России, но и за рубежом, разрабатывает благотворительные проекты, что совсем не нравится немецким мальтийцам. Своими действиямси они вызывают раздражение г-на Канизиуса и он требует отних закрытия организации и ее ликвидации.

Следует отметить, что MHD организовала свои отделения, отдельные от Русской Мальтийской Помощи, в Москве, Санкт-Петербурге, Дубне и Калининграде, куда направляет гуманитарную продуктовую и вещевую помощь. Она бывает разной. Так, простейшее медицинское оборудование, поставленное в детскую больницу св. Владимира (Москва), состояло из кроватей, тумбочек, раковин, снятых из употребления в больницах Германии. Одним словом, Германия избавляется от ненужных ей продуктов и предметов, ведь их утилизация – слишком дорогостоящее дело. Дешевле отвезти их в Россию в качестве гуманитарного груза. MHD считает, что для России этого вполне достаточно.

Как это не грустно, но судя по всему, в ближайшей перспективе Россия для S.M.O.M. не представляет интереса. Орден не спешит открывать в нашей стране Приорства и тем более – принимать в свои ряды российских граждан. Когда в разговоре с г-ном Канизиусом я лично спросил его об этом, он ответил: пока я буду в России, никакого Приортства Мальтийского Ордена здесь не бубет. Программы S.M.O.M. по оказанию благотворительной помощи какое-то время еще будут действовать. Однако насколько значительной будет эта помощь, предположить трудно.

Повседневная жизнь Ордена до недавнего времени регулировалась Конституцией (принята в 1961 г.) и Кодексом (Сводом Законов), вступившим в силу 1 ноября 1966 г. В то же время Орден сохраняет и Кодекс де Рогана (XVIII века). Последний действует как дополнительное правовое основание в тех случаях, когда его положения применимы и не противоречат двум вышеназванным источникам законности.

...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Рыцарь-Госпитальер, 1100-1306 гг.

автор: Дэвид Николль

Одежда, Оружие и Доспех

Ношение ярких и дорогих одежд, использование богато окрашенной аммуниции и конской сбруи было неотъемлимой частью образа жизни, подобающей рыцарю, но когда человек вступал в один из военно-духовных орденов - всё менялось. Устав Госпитальеров был достаточно жестк в этих правилах, хотя и сложно доказать, что им неукоснительно следовали. Статуты и управления разных Домов постоянно пытались запретить различные виды украшенного снаряжения, но со временем требования делались все менее строгими. Некоторые статуты проливают интересный свет на отдельные аспекты поведения братьев: так, в 1262 году запретили ношение espaliers d'armes (стеганая или кольчужная защита плечей. П.П.: хотя, кажется, Николль ошибся, и это простые геральдические щитки - ailettes) и кольчужных чулок во время молебнов. Другая, от 4 августа 1278 года, запрещала ношение доспехов на территории, где проходит собрание, связанное с выборами нового Магистра Ордена - это указывает на возможные попытки влияния на ход заседания вооруженными людьми.

Ни один воинствующий брат не мог иметь вооружения более, чем предписывалось уставом, пока не получал специального разрешения. Возможно, так отражалась простая нехватка и ограниченность в амуниции, находящейся в обращении у Госпитальеров. Все доспехи, вооружение, конская сбруя и даже одежда возвращались в Орден в случае смерти брата. Поскольку высшие чины Ордена (Master, Grand Commander, Marshal, Hospitaller, Informarian, Drapier, Treasurer and Conventual Prior) имели права на всё это, то спорные имущественные вопросы тщательно разрешались, чтобы не возникли конфликты.

В правилах госпитальеров середины 13го века показано, что весь инвентарь и амуниция разделена на несколько групп. Лошади и связанная с ними экипировка переходила к Маршалу, доспехи и вооружение, постельные принадлежности - к Драпье (Drapier), как впрочем и большая часть неиспользуемой одежды. Столы и кухонная утварь, книги, принадлежности для литургии и прочее, хранившееся у капитулярных бейлифов и у заместителей Магистра, передавалось самому Магистру. То, что принадлежало братьям-в-оружии, уходило к Маршалу, но имущество обычных бейлифов и служащих братьев - к главокомандующему (Grand Commander). Все деньги, вероятно, передавались в казну.

Согласно статуте 1288 года, доспехи возвращались, если брат ордена покидал Восток, и становились доступными для тех, кто захотел бы обменять на них свои уже имеющиеся. Арбалеты же были отдельным случаем, поскольку всегда помещались в специальное хранилище. Поздние статуты были более точны в деталях и определяли, что сарцинские ковры, седла, дротики, лошадиные попоны (bardings), флажки (gonfanons) и вымпелы (pennoncelles), боевые и верховые лошади, мулы, сарацинское оружие, топоры, все формы сбруи для животных, луки, стреляющие дробинками (arcs de bodoc), столовые ножи, арбалеты, все доспехи, мечи, копья, кожаные кирасы (leather cuirasses), пластинчатые доспехи (playines), хауберги, стеганые доспехи (gipelles), геральдические сюрко (soubre seignals), шапели и бацинеты умерших братьев передавались Маршалу.

Одежда и униформа

Роба госпитальеров стала подлинной униформой, но была приспособлена больше для жизни монаха. Хотя воинствующие братья и были обязаны носить обычную черную рясу (cappae), относительно плотно облегающую доспех, но она не была приспособлена для условий быстротекущего ближнего боя. Наконец, в 1248 г. Папа Иннокентий IV разрешил братьям "одевать широкие сюрко, неся знак Креста на груди", но делать это можно было только в "опасных местах". Кресты пришивались на грудь ряс и плащей, но, по-видимому, могли срезаться при путешествиях в нехристианских странах. В конце 13го и в начале 14 века монашеский плащ покрывал все тело и застегивался спереди на пуговицы, что были того же материала, что и сам плащ. Спереди располагался крест, 7-10 см в высоту, характерной для госпитальеров восьмиконечной формы, встречающейся уже в начале 13 века. Конструкция повседневной монашеской обуви доподлинно неизвестна, но, скорее всего, была довольно простой.

Использование в одежде цветастых тканей, бархата и кож диких животных было строго запрещено. Тем не менее по стандартам того времени обычное одеяние члена Ордена было довольно богатым. Гардероб включал в себя три нижние рубахи, трое брэ, одну котту или тунику, одну монашескую рясу, гарнаш (плащ с капюшоном), два обычных плаща, один из которых был подбит мехом (ПП: Плащи у госпитальеров подбивались только овчиной. Источник - Джонатан Райли-Смитом), одну пару льняных шосс и одну шерстяных, три простыни и суму, в которой всё это нужно было хранить. В реформах 1295 года упоминается об ежегодном получении братом двух костюмов, состоящих из котты и шемизы, верхней одежды с капюшоном (ПП: гарнаша?) и плаща. Или гарнаш или плащ должны были быть подбиты мехом. Также за счет Ордена каждому брату выдавалось теплое церемониальное платье и более легкое летнее "платье скудности" (robe of pittance). Харганы (hargan - длинная верхняя одежда) и котарди (cotes hardies - короткая верхняя одежда) изначально были запрещены. Но в начале 14го века стало допустимым ношение харганов, хотя и только с нашитым Орденским крестом. Короткие куртки с подвязками - шнурками, на которые подвязывали шоссы - были все так же неприемлемы. Следующий декрет 1305 г. утвердил обязательным черный цвет для плаща, рясы, ронделя (ПП: Николь утверждает, что это вероятно вид шарфа. Хотя Галина Карпутина говорит, что ронделем именовалась небольшая шапочка полусферической формы) и длинного верхнего платья.

На голове брат должен был носить белый чепец, сначала двойной толщины (ПП: имелось ввиду, наверное, с подкладкой), позже - простой. Всегда, кроме церковных богослужений, поверх чепца одевалась большая облегающая шапка, краями обязательно касающаяся верха ушей с обеих сторон. В правилах 1280 г. специально оговаривается, что брат не может снять свой головной убор (biretta), даже если жарко, пока не появится веская причина. Также брат мог носить шляпу с полями, белый тюрбан или oreillet (какой-то головной убор, что закрывает уши) для защиты от палящего солнца Ближнего Востока. Статута 1262 года определила, что во время военной экспедиции брат мог носить тюрбан только белого цвета, со свисающим до пояса хвостом, без вышивки.

В первом Госпитальерском Уставе, братьям не разрешались сандалии (planeaus) или галоши (ПП: большие боты, что-то вроде паттэнов, распространенные на мусульманском Востоке), но была допустима обычная обувь типа пулен (ПП: известные тогда как soliers). С конца 12го века был разработан целый комплекс указаний, в каких случаях можно не снимать обувь; так, например, брату-госпитальеру разрешили не разуваться в течение ночи и так далее. Как реакция на эти правила, в 1270 году в Акре, статутой было запрещено носить мягкую обувь (estiveaus), бытовавшую на Ближнем Востоке, кроме того времени, когда брат был вооружен. Тем не менее, проблемы с обувью продолжались - в конце 13го века, уже на Кипре, запретили туфли с длинными носами и и повторяющие их форму, модные в то время чулки с носком заостренной формы (chauses avantpies). Стоимость подобной одежды была несомненно очень высокой, и с середины 13г века многие братья обеспечивались определенным количеством денег на её закупку. Также каждый брат снабжался чем-то вроде карманных денег, которые, как рассказывали, напрасно растрачивались на модную одежду и драгоценности.

В 1259 году Папа Александр IV даровал братьям-рыцарям Ордена характерную одежду, ведь раньше не было разницы в костюмах братьев-рыцарей и сержантов: "Рыцари, что служат в Вашем Ордене, должны носить черные плащи, дабы быть отличными от других братьев реченого Ордена [которые видимо носили темно-коричневые]. В войну же и в битву должны они одевать жупоны и другую верхнюю военную одежду [в оригинале - сюрко] красного цвета с нашитым белым крестом в точности как на Вашем штандарте". Спустя 19 лет новое правило было отменено, может быть из-за плохого влияния на отношения внутри Ордена, и все воинствующие братья стали надевать в битву красные сюрко.

Вооружение

Доспех и оружие (guarnement), использовавшееся воинствующими братьями Ордена, ничем не отличалось от такого же, что было у других рыцарей и сержантов, за исключением разве что лишь отсутствия украшений и богатой отделки. В течение 12го века военное снаряжение обычно состояло из щита, сюрко, меча, иногда кинжала (coutel), кольчужного хауберга, того, что могло быть ранней формой мягкого доспеха, носимого под хаубергом (afeutreure), стеганых набедренников, иногда кольчужных чулок, шлема и длинного кавалерийского копья (лэнс) или короткого пехотного копья (ВВ: дротика). Булава же рассматривалась как мусульманское оружие или оружие пехоты неблагородного происхождения. Стеганые акитоны, гамбезоны носились под, а иногда поверх других доспехов в 13м веке. Но на Ближнем Востоке рыцари, включаю членов военных орденов, временами надевали только стеганый доспех, без кольчужного, особенно летом, во время патрулирования или беспокоящих атак в качестве легкой кавалерии.

Существует мало сведений о производстве требующей железо экипировки в Святой Земле, и практические всё оружие и доспехи, что использовалось госпитальерами, импортировалось из Европы. Несмотря на общую дороговизну, между различными предметами цена сильно колебалась. В конце 12го - середине 13го в Генуе, например, кольчужный хауберг был приблизительно в пять раз дороже отдельного капюшона, а кираса и панцерия - лёгкий кольчужный доспех встала бы в половину стоимости хауберга. Для сравнения есть данные из Венеции, показывающие, что шлем стоил 30 денариев, меч - от 45 до 50 денарий, нож или кинжал - 20 денариев, и даже арбалетный болт - 1 денарий. В 1262 году полностью снарядить рыцаря-госпитальера обходилось в 2000 серебряных Турских денье (deniers de Tours); в 1303 собрать сержанта стоило 1500 денье. То малое количество информации, касающееся производства оружия в государствах крестоносцев на Востоке, говорит нам, о том, что щиты изготавливались в Иерусалиме, а арбалеты - в Акре. Постоянная нехватка военного снаряжения отражается также в возрастающем беспокойстве Ордена о том, чтобы вооружение попадало только из Европы на Св. Землю, но не обратно. Братья, возвращавшиеся в Европу, снабжались лишь самым необходимым минимумом, в то время как главные руководители, приезжавшие из Европы, обычно везли с собой, то что описывалось как 'плата доспехом' (passage of armour). От обычных братьев ожидалось, что они едут с полным военным комплектом, а в 1293 г. Магистр Жан де Вилье издал приказ, по которому возвращающийся с Запада брат также должен привезти три скотины - лошадей и вьючных животных.

Поскольку уж было затронуто вооружение, то напомним, что кавалерийское копье - лэнс, оставалось самым важным оружием. Обычно оно было около 3х метров длиной с древком, сделанным зачастую из ели. Предмет, упоминавшийся в некоторых источниках раннего 13го века, называемый hantier, мог служить для вертикальной поддержки за нижний конец древка при скачке. Меч оставался самым знаковым оружием, но был лишь на втором месте в рыцарской атаке. Большая часть сохранившихся образцов весит от 1 до 1.5 кг. В мусульманском мире активно применялись кинжалы, но рыцарской элитой Европы 12го века они были презираемы. Следовательно, очень символичен то факт, что первые упоминания об кинжалах (coutel) или мизекордии в средневековой литературе Запада связаны с крестовыми походами и Рыцарскими Военными Орденами. Булавы также считались 'сарацинскими' вплоть до 13 века, тогда как топоры, гизармы (guisarmes d'acier - топоры на длинном древке), и другое оружие (например, faussars affiles - оружие с длинным лезвием, приписываемое пехоте) вовсю использовалось христианской пехотой.

Госпитальерские статуты указывали на то, что воинствующим братьям во время похода следует увязать свой доспех позади седла, но на вражеской территории шлем и защиту ног должно всегда носить на себе. О самом доспехе известно меньше, хотя госпитальеры и уделяли много внимания соответствующей обстановке экипировке братьев. Часть этой экипировки отражала восточное или мусульманское влияние, особенно, использование доспехов из вываренной кожи в 13м и 14м веках, и, конечно же, покрытые тканью кольчужные хауберги, известные в конце 12го века на Латинском Востоке как auberc jaserant. А это мог бы быть только арабский хазаганд (khazaghand).

Другой, менее распространенной, формой защиты был кожаный доспех, прозванный на Иберийском полуострове как cuirasses, а во Франции - кури (cuiries). Со второй половины 13го века стал известен пластинчатый доспех (coat-of-plates), а также доспех panceriam, который зачастую имел только одну приплетенную рукавицу (ПП: здесь, вероятнее всего, говорится о хауберге без капюшона). Вообще же, приплетенные к длинным рукавам хауберга кольчужные рукавицы впервые появились в конце 12го века. Дополнительная защита для ног развилась раньше, чем для рук. В одном из рассказов из Старинного Французского Цикла о Крестовых Походах (Old French Crusade Cycle) упоминаются genellieres 'подвешиваемые подобно оконным покрытиям', которые могли бы быть ранним видом защиты колен.

Шлема удерживались на месте шнурками или подбородочными ремнями, которые застегивались поверх бармицы или кольчужного клапана, защищающего горло и подбородок. Всё возрастующая угроза от арбалетов и композитных луков Ближнего Востока вела к усилению защиты лица воина. Поначалу это приняло форму всё более широкого наносника, затем постепенно перешли к установке жестко закрепленных забрал на разных видах шлемов. В рассказе "Le Chevalier аи Cigne" из Старинного Французского Цикла, датируемого концом 12го - началом 13го века, дается описание одного из подобных шлемов с полусферическим куполом (maistre), усиливающей рамой или ободом (candelabres), самим забралом (fenestral) и обычным наносником, к которому вероятно и крепилось забрало, подбородочный ремень (mentonal) и смотровые щели (uelliere). Изобразительные источники показывают нам другую форму отдельного малого полусферического шлема цервельера (cervielliere), который иногда носили под кольчужным капюшоном. Но когда цервельеры стали делать больше в размерах на висках и затылке для лучшей защиты, их стали носить уже поверх коифа. Сам кольчужный капюшон порой описывался как fort et turcoisу, что указывает на возможность существования стеганой подкладки. К концу 12го века появился термин clavain. Неясно, подразумевалась ли под этим часть капюшона, защищающая шею (ПП: пелерина?), или, что более похоже, усиленную часть защиты шеи на хауберге, на котором в таком случае отсутствовал приплетенный коиф.

Европейские, а соответственно и госпитальерские, щиты, практически всегда делались из дерева и обычно обшивались кожей, но их форма, размер и толщина заметно изменилась с 12го по 13ый века. Одним из немногих специализированных видов щитов были талевас (talevas), использовавшиеся пешими воинами. Их даже лучше называть мантелетами, поскольку такие щиты упирались в землю.

Конская сбруя, используемая госпитальерами, не была украшена и оставалась простой, но основные элементы были всё теми же, что и у обычных рыцарей. К концу 12го века подготовка боевого коня к бою включала застегивание и проверку трех главных ремней, удерживающих седло - ремни назывались caignle, sorcaingles и poitral. На боевых седлах высокая задняя лука имела расширения, охватывающие бёдра всадника, называемые arcons. Сидение или подушка на седле называлось еще как panel. Под седло предпочитали подкладывать шерстяной потник, нежели полностью покрывающие лошадь чепрак или стеганую попону (bard). Другим названием для него было senbues. В 1303 году высшими чинами Ордена было принято и узаконено решение о четком различении между 'Турецкими седлами', обычными - для верховой езды, и боевыми седлами. Также предписаниями было запрещено использовать воинам сирийского (ПП: т.е. арабского) происхождения боевые седла, поскольку они всего лишь туркополы, нежели рыцари. Конские доспехи широко использовался на мусульманском Востоке уже с 8го века, но не был известен в Западной Европе вплоть до конца 12г века. Да и то он появился на Западе лишь как результат восточного влияния. Но такая защита оставалась дорогостоящей даже в рыцарских орденах, и, очевидно, что одоспешенные лошади были редкостью на Латинском Востоке.

Службы обеспечения

На Латинском Востоке производство военной амуниции было минимально развито, поэтому госпитальеры завозили технику и экипировку из Западной Европы и зачастую освобождались от уплаты налогов, налагаемых на экспорт оружия. В то же время осадные механизмы изготавливались на месте, и иоаннитские замки зачастую имели в своем арсенале баллисты-камнеметы. То, где и как закупались материалы, и нанимался обслуживающий персонал, остается неясным, но прекрасно известно, что все большие экспедиции госпитальеры были в состоянии хорошо обеспечивать осадной техникой.

Так же была сильная нужда в лошадях - в Первом Крестовом Походе в начале 12го века опустошительные потери в поголовье восполнялись из местных ресурсов. Обычно лошади были дешевле в Южной Европе, чем на Ближнем Востоке. В течение всего периода Крестовых Походов стоимость простой боевой лошади была приблизительно в 12 голов крупного рогатого скота. Верховые лошади были дешевле, ну а вьючные еще более доступны в цене. Последние археологические изыскания в Западной Европе показывают значительную разницу в размерах лошадей, использовавшихся в Средневековье, от сравнимых с шотландскими пони, до животных размером в шестнадцать ладоней.

Госпитальеры выращивали некоторое количество лошадей на собственных фермах, но основная часть лошадей и мулов завозилась морем из Сицилии на Латинский Восток в огромных количествах в течение всего 13го века. Братья-в-оружии рыцарских орденов не могли сами выбирать себе верховых лошадей, хотя и имели право запросить замену, если оказывалось, что лошадь слишком норовиста - "брыкается, останавливается или сбрасывает". Во время кампании таких проблемных лошадей возвращали в обоз. Предписание, выпущенное между 1287 и 1290 годами командором Кипра, указывало на то, чтобы все лошади должны быть подстрижены "в соответствии с обычаем", но дальнейшие детали неизвестны.

В 12м веке госпитальеры имели всего лишь несколько собственных транспортных суден. Около 1230-х годов эти корабли базировались в Марселе, где Орден имел еще и монастырь, сотрудничавший с купцами, торговавшими на Востоке. Командор, заведовавший госпитальерским флотом, располагался в Марселе приблизительно с середины 13го века, где он и отвечал за постройку и оснастку кораблей. Его основной задачей было обеспечение материалами орденские владения в Святой Земле, и судна обычно делали два рейса в год, весной и осенью, в конвое. Командующий Флотом также отвечал за снабжение провизией братьев, когда они находились на корабле, несмотря на то, что сержант-в-оружии также обеспечивал их продуктами, а непосредственный начальник над братьями управлял ими в море. Также он имел власть над капитанами кораблей.

Число людей, которое подобные корабли могли перевозить, кажется нереальным, но свидетельства более чем убедительны. В 13м веке было обычным загрузить около 450 пилигримов на один транспортный корабль, к тому же плата за проезд не была особо высокой. Может быть, что тысяча воинов, скопившаяся на некоторых из крупнейших транспортов в Четвертом Крестовом Походе, и была особым случаем, но четвертью века ранее венецианский корабль по крайней необходимости перевез, хоть и в сильной давке, почти полторы тысячи беженцев. Когда в 1291 году пала Акра, большая часть спасшихся была перевезена малыми прибрежными судами на большие транспорты, стоявшие на рейде в море, или прямо на Кипр. И именно госпитальеры играли главную роль в организации эвакуации гражданского населения Акры.

Первые попытки госпитальеров воевать на море были мелкомасштабны, и заключались в том, что в 1291 году, когда пала Акра, несколько орденских галер было послано по прямому указу Папы на Восток. К началу четырнадцатого века госпитальеры владели уже десятью галерами, базирующимися на Кипре, где они участвовали вместе с судами тамплиеров и киприотов в патрулировании египетского и сирийского побережий. Также они пытались обеспечить порядок в торговле между Италией и Мамлюкским Египтом, большая часть которой была Папой объявлена как "противозаконная". Но объединенные военно-морские силы двух орденов: Госпитальеров и Тамплиеров - а также Кипра и Папы значительно уступали флоту Генуи и Венеции, а поэтому торговля такими стратегическими товарами, как древесина и оружие, продолжалась.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Использование в одежде цветастых тканей, бархата и кож диких животных было строго запрещено. Тем не менее по стандартам того времени обычное одеяние члена Ордена было довольно богатым. Гардероб включал в себя три нижние рубахи, трое брэ, одну котту или тунику, одну монашескую рясу, гарнаш (плащ с капюшоном), два обычных плаща, один из которых был подбит мехом (ПП: Плащи у госпитальеров подбивались только овчиной. Источник - Джонатан Райли-Смитом), одну пару льняных шосс и одну шерстяных, три простыни и суму, в которой всё это нужно было хранить.

post-71-1364285117.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Руководители Ордена именовались:

* до лета 1099г. -Ректор (Rector);

*лето 1099 - 1489 - Основатель и Директор (Founder and Director) только Джерард, последующие - Магистр (Magistery);

*1489 -1805 - Гранд Магистр (Grand Magistery);

*1805-28.3.1879 - Лейтенант магистра (Lieutenant Magistery );

*28.3.1879-н.вр. -Гранд Магистр (Grand Magistery);

В нашей литературе больше принято именовать руководителей Орденов "Гроссмейстер" или "Великий магистр" вместо "Гранд Магистр". Это уже больше филологический спор и принципиального значения не имеет.

Орденом в разное время руководили (список неполный):

*1070 (1080?,1099 ?) -1120 - Gerard Beatified (Джерард Благословенный);

*1120-1160 - Raymond du Puy (Раймонд де Пюи);

*?-1217-? -Гарен де Монтегю;

* ? -1309-?- Fulk de Villaret (Фальк де Вилларэ);

*?-1441-? -de Lastic (де Ластик);

*? -1476-? -Helion Villeneuve (Гелион Вильнёв)

*? - 1481 - Pierre d'Aubusson (Пьер д'Обюссон);

*1481 -1534 -Philippe Villiers l'Isle Адам (Филипп Вилье де Лиль Адам);

*1534-? Хуан де Хоменес;

*1557-1568 - Jean Parisot de la Valette (Жан Паризо де ла Валетт) ;

*1568-1572 -Пьетро дель Монте;

*1572-1582 -Jean de la Cassiere (Жан де Ла-Кассиер);

*?-1603 -Алоф де Виньякур;

*?-1657 -Lascaris (Ласкарис);

*1657-? -Martin de Redin (Мартин де Редин);

*?-1685-? -Карафа;

*1697-1720 -Раймунд де Рокафуль;

?-? -Pinto de Fonseca (Пинто де Фонсека);

*?-1797 - Emmanuel de Rohan (Эммануил де Роган);

*1797-1798 -Ferdinand von Hompesch (Фердинанд фон Гомпеш)

*1798-1801 -Павел Петрович Романов (Голштейн-Готторпский);

*1803-1805 -Giovanni-Battista Tommasi (Джованни Батист Томасси);

*15.6.1805-17.6.1805 -Innico-Maria Guevara-Suardo (Инницо-Мария Гевара-Сардо);

*17.6.1805-5.12.1805 -Giuseppe Caracciolo (Джузеппе Карацциоло)

*5.12.1805-1814 -Innico-Maria Guevara-Suardo (Инницо-Мария Гевара-Сардо);

*1814-1821 -Andrea di Giovanni e Centelles (Андреа ди Джованни и Центеллес);

*1821-1834 -Antonio Busca a Milanese (Антонио Буска а Миланезе);

*1834-1846 -Carlo Candida (Карло Кандида);

*1846-1865 -Philip von Colloredo (Филлип фон Коллоредо);

*1865-1872 -Alessandro Borgia (Александр Борджиа);

*1872-1905 -Giovanni-Battista Ceschi a Santa Croce (Джованни-Батиста Чечи а Санта Кроче);

*1905-1931 -Galeazzo von Thun und Hohenstein (Галеаццо фон Тун унд фон Гогенштейн);

*1907-1931 -фактически за болезнью Галеаццо Орденом управлял лейтенант гроссмейстера -Pio Franchi de' Cavalieri (Пио Франчи де'Кавальери);

*1931-1951 -Ludovico Chigi Albani della Rovere (Людовик Чиги Албани делла Ровере);

*1951-1955 -Antonio Hercolani-Fava-Simonetti (Антонио Герчолани -Фава- Симонетти).(Имел титул лейтенанта гроссмейстера);

*1955-1962 -Ernesto Paterno Castello di Carcaci (Эрнесто Патерно Кастелло ди Карачи);(Имел титул лейтенанта гроссмейстера);

*1962-1988 -Angelo Mojana di Cologna (Ангело Моджана ди Колона);

*1988-настоящее время -Andrew Bertie (Андреа Бертье).

Неизвестно время правления гроссмейстера Дидье де Сен-Жайль (XIV-XV век).

Andrew Bertie (Андреа Бертье и Иоанн Павел II)

post-71-1364285784.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жизнь средиземноморского пирата 16-17 веков часто была тяжелой и короткой, будь он католик или мусульманин. Поэтому матросы мало думали о будущем, которого, скорее всего, и не будет. Как выразился один мальтийский моряк, когда в суде его спросили о профессии и образе жизни: «я не знаю никакого ремесла. Все, что заработаю, трачу на карты, вино и шлюх.» Благо, в Средиземноморье этого добра хватало, женское население целых островов занималось проституцией, и сама Мальта не была исключением.

Если обычных моряков такая ситуация устраивала, то для рыцарей-госпитальеров - сплошная головная боль. Тяжело соблюдать обет безбрачия, ведя жизнь корсара, да еще в таком обществе! «Облико морале» рыцарей быстро портилось, многие заводили любовниц и даже детей.

Власти сначала с этим боролись, без особого успеха. В 1581г. Великий Магистр Ла Кассье попытался даже выселить проституток из Валлетты. Но это вызвало всеобщее негодование, стало одной из главных причин мятежа и скандального смещения Магистра с поста. Испанский авантюрист Алонсо де Контрерас (в будущем сам госпитальер), плававший под флагом ордена в начале 17в., вспоминал в мемуарах: «...после набега мы вернулись на Мальту, и я растратил все, что имел. Ибо тамошние шлюхи такие красивые и хитрые, что они завладевают всем, что есть у солдат и кабальеро.» Руководство ордена, в общем, смирилось с неизбежным. Проститутки Мальты в 17-18 веках славились не меньше, чем ее рыцари, а подхваченный там сифилис считался особо зловредным..

Но это на суше. На средиземноморских кораблях порядки были строже, и у христиан, и у мусульман. В начале 17в. английский пират Джон Дженнингс, оперировавший из Морокко, пошел на промысел к берегам Ирландии, подцепил там местную даму и поселил ее в своей каюте. Команда была возмущена такой аморальностью, в экипаже начались брожения. И тут как раз случилась неудачная попытка захвата 2 испанских торговых судов. Те упорно защищались, после 4-х часового боя Дженнингс ушел с большими потерями. Через несколько дней представители команды ворвались к капитану и обвинили его в безнравственном поведении, из-за которого их преследует неудача. Дженнингс бросился на них, раздавая удары дубиной, и прогнал, но они вернулись с мушкетами. Капитану пришлось забаррикадировать дверь, по которой матросы начали стрелять. Лишь с большим трудом бунт был подавлен (судьба ирландки неизвестна). Но вскоре соратники сдали Дженнингса английским властям, и в 1609 его повесили - уважение команды ему вернуть явно не удалось.

В Средиземном море проблема была так актуальна из-за специфики работы. «Серебряные галеоны» там не плавали, захваченный груз обычно стоил недорого. Главной добычей религиозного корсара любого вида были рабы, т.е. экипажи и пассажиры судов иноверцев, жители прибрежных селений. Среди них было много женщин, которых требовалось довезти до рынка рабов или места выкупа. В условиях скученности это создавало на корабле нездоровую ситуацию.

Мусульмане, как правило, пленных женщин не трогали (возможно, чтобы не уменьшать их стоимость при дальнейшей продаже). Позже поэт Ф.Пананти, побывавший в плену у берберийских корсаров, советовал путешественникам при нападении отдавать ценности женщинам, т.к. берберы их даже не обыскивают. Мальтийские законы тоже обязывали капитана и экипаж «уважать честь» рабынь. В случае ее изнасилования все права собственности терялись, женщина получала свободу, т.е. предстояло отвечать перед инвесторами за убыток.

Любопытный пример возникавших трудностей - рассмотрение дела мальтийского капитана А.Гамарро в 1661г. Недовольные результатами рейда в Левант, инвесторы подали иск на капитана в Tribunale degli armamenti, занимавшийся делами корсаров. Гамарро обвиняли в том, что он упустил много призов из-за лени, сидя в комфорте на берегу. Одним из пунктов были его отношения с 2 захваченными женщинами. Обвинители утверждали, что он поселил рабынь в своей каюте, где кутил с ними, вместо того, чтобы заниматься грабежом. Гамарро отвечал, что «не было другого места, кроме его кабины, где женщины были бы в безопасности от матросов». Сам он «все время был на виду, день и ночь», спал на палубе. Дело он, видимо, выиграл.

Но даже джентльменское поведение не всегда помогало, что обнаружил тот же Алонсо де Контрерас. В одном из рейдов он с помощью грека-лоцмана совершил налет на дом Сулеймана, бея острова Хиос. Ему удалось захватить любовницу бея, принявшую ислам венгерку. «Я обращался с ней с величайшей вежливостью, как она того заслуживала. Но Сулейман решил, что я спал с ней. И пообещал, если поймает, отдать меня 6 неграм, которые развлекутся с моей задницей, а затем посадят на кол. Но удачи поймать меня ему не выпало. ...Через 4 месяца мой лоцман попал в плен. С него содрали кожу, набили чучело и выставили у ворот Родоса, откуда он был родом.»

К довершению всего, вернувшись в Валлетту, Контрерас вскоре застал собственную любовницу со своим товарищем. «И это после всего, что я для нее сделал! Я дважды проткнул его шпагой, и после выздоровления он уехал с Мальты, чтобы я его не убил. А она сбежала, а потом присылала множество послов с извинениями, но я никогда к ней не вернулся». С этими бабами порядочному пирату одно расстройство.

by satchel17

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Оружейка (armoury) мальтийского ордена-отличный музей. Расположен во дворце Великого Магистра, в том же помещении, где и был арсенал. Довольно компактный (всего 2 больших зала), но большая экспозиция-и именно боевое железо, а не парадные/детские/турнирные доспехи и прочее "церемониальное оружие", которым обычно полны музеи.

В первом зале в основном доспехи, а во втором оружие.

user posted image

Фото ради классических биллов (или биллов-гизарм?) на заднем плане

user posted image

Общий вид мальтийцев

user posted image

Бургонеты с falling buffe

user posted image

Кираса и falling buffe Великого Магистра Ла Валлетта

user posted image

Турецкие трофеи

user posted image

Они же в другом ракурсе

user posted image

Осадный доспех со щитом. На кирасе-3 пулевых вмятины. Доспех, что характерно, принадлежит не простому солдату, а Великому Магистру Виньякуру (самое начало 17в.). Похоже, начальство Ордена в тылу не отсиживалось

user posted image

Осадные доспехи и шлемы - тоже с пулевыми вмятинами

user posted image

Целых 5 вмятин. Надо отдать должное точности османских стрелков

user posted image

Осадные шлемы

user posted image

Осадные шлемы и щит

user posted image

Осадные доспехи и щит

user posted image

Осадный шлем

user posted image

Драгунские доспехи и карабин с микелетным замком

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Во втором зале - оружие.

user posted image

Арбалеты мальтийцев-это святое. Был эпизод во время осады 1565г, когда в августе пошли дожди и противники не могли пользоваться огнестрелом. Ла Валлетт раздал из арсенала арбалеты, которыми мальтийцы успешно отстреливали турок. Турки, имевшие в большом количестве луки как регулярное оружие, почему-то из-за дождя не могли их использовать. Любопытно, что это ситуация, противоположная Креси-где, как известно, английские лучники выпилили генуэзских арбалетчиков в т.ч. из-за намокшей под дождем тетивы, которую лучнику сменить недолго, а арбалетчику никак.

user posted image

Арбалеты и болт, 16-17в. Все арбалеты рычажные, под "козью ногу". Во времена ордена арбалеты хранились в отдельном помещении под замком. Рыцари опасались, что какой-нибудь диверсант проникнет в хранилище и надрежет тетивы, что обнаружится в самый неподходящий момент.

user posted image

Дорожные карабины с микелетным замком и складывающимся прикладом. Испания или Италия, середина 18в.

user posted image

Глeфы с шипами (glaive). Там вообще отличная коллекция древкового оружия, но фото не получается (6-метровые пики просто не лезут в кадр).

user posted image

Сверху вниз алебарда, протазан (или переходная форма от "бычьего языка"), еще что-то типа раннего протазана, билл-гизарма, глефа с шипом, алебарда, еще протазан. Внизу лежат 2 корсески.

user posted image

У двуручников острия просто нет. Фехтовальное оружие?

user posted image

Ранние варианты немецкого тесака (dussack)?

user posted image

Шпаги и парирующий кинжал-леворучник, 17в. Хотя таким кинжалом размахивал Алатристе при Рокруа, для настоящего боя кажется хрупким.

user posted image

Скьявоны

user posted image

Тесаки немецкого типа, 16-17в

user posted image

Шпаги с эфесом на 7 колец, начало 17 в

user posted image

Гранатомет (для запуска ракет, кремневый замок отсутствует), 1800г

user posted image

Бронзовые пороховые камеры для казнозарядных орудий, 16в

user posted image

Казнозарядные фальконеты с реечным замком, середина 17в

user posted image

Канал ствола октогонального сечения. Калибр около дюйма, грамм на 150 всего. Названы на табличке фальконетами, хотя по калибру тянут разве что на крепостной мушкет

user posted image

Реечный замок с боковой рукояткой

user posted image

Железная бомбарда 14в

user posted image

Бронза 16-17 в, спереди назад: пушка, кулеврина, полупушка

user posted image

Они же сбоку. Видно, насколько кулеврина длинней своих соседок

За фотографии огромное спасибо satchel17

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас