253 posts in this topic

В самом деле, что дает та гора? Она дала возможность японцам расположить там корректировочный пост для обстрелов.

Да, но вот факт от 26.11.1904:

Днем японцы обстреливали порт 6-дюймовыми снарядами. На Высокой они поставили горные орудия и из них ведут стрельбу по городу.

Мы же Высокую обстреливать не можем за неимением снарядов.

27.11.1904:

Сегодня японцы из горных орудий и Высокой горы обстреливают город.

А тем временем контр-адмирал Вирен издает приказ:

ПРИКАЗ

командующего отдельным отрядом броненосцев и крейсеров в Порт-Артуре

Порт-Артур,

28 ноября 1904 года

№ 184

Дорогие товарищи по отряду! За последние дни нас постигло большое горе и несчастье: почти все суда отряда потоплены неприятельскими 11» снарядами. С 14 сентября в продолжение двух с половиной месяцев ежедневно днем и часто ночью суда обстреливались неприятелем, но вы с портовыми мастеровыми оставались все время на судах и часто под огнем исправляли, по возможности, все повреждения и тушили пожары, работая главным [287] образом по ночам, и успели починить почти все главные повреждения, но всему есть мера, на все воля Господа Бога; в четыре дня все ваши работы на судах пропали даром.

С возвращением судов после боя 28 июля весь отряд начал деятельно, всеми средствами помогать крепости для борьбы против неприятеля. Вы сами лучше всех знаете, что вами сделаны дневными и ночными работами по установке орудий, перевозке их, замене испорченных, по копанию и устройству погребов и блиндажей, доставке снарядов и проч., не говоря уже о неустанной работе комендоров, минеров и машинистов, и, наконец, ваши молодецкие действия в окопах и передовых позициях при отбитии штурмов в августе, сентябре, октябре и особенно в ноябре при защите Высокой горы, где вы заслужили особенную похвалу сухопутных начальников, о чем мне лично они неоднократно говорили. Да иначе и не могло быть. Вы исполнили долг присяги и, помогая защищать крепость, защищали свои корабли. Теперь мы все перебрались на берег и до последнего человека примем участие в дальнейшей защите крепости.

Моя глубокая благодарность гг. командирам, офицерам и нижним чинам и мастеровым, работавшим на судах, за их самоотверженную и геройскую службу, особенно в последние дни при спасении остатков боевого и прочего имущества под страшным огнем неприятеля. У всех вас совесть спокойна, вы делали все, что могли и что вам приказывали, будьте спокойны и дальше уповайте на Бога, продолжайте также исполнять свой долг, как и до сих пор, и помните, что только тот может победить, кто дольше выдержит.

Контр-адмирал Вирен

Заметьте дату - 28.11.1904. Т.е. флота уже не существует не только де-факто, но и де-юре.

Тем временем 30.11.1904:

На Высокой горе японцы теперь разгуливают совершенно спокойно и, чтобы обезопасить себя от дальнейших попыток с нашей стороны атаковать ее, построили целые ряды проволочных заграждений.

2.12.1904:

Японцы продолжают укреплять Высокую гору. Все обращенные к нам ее склоны усилены проволочными заграждениями.

Как мы помним, сорвать эти работы за неимением снарядов (в т.ч. и флотских) нереально. Открытый штурм позиций отбивается японцами каждый раз с огромными потерями для гарнизона крепости.

Вот итог:

ПРИКАЗ

по войскам Квантунского укрепленного района

20 декабря 1904 года.

Крепость Порт-Артур

Герои-защитники Артура! 26 января сего года Артур впервые был потрясен выстрелами неприятеля; это миноносцы атаковали нашу эскадру, стоявшую на рейде; с тех пор прошло одиннадцать месяцев. Сначала бомбардировки крепости с моря, затем, начиная с начала мая, бои уже на сухопутье; геройская оборона Киньчжоусской позиции получила справедливую оценку по заслугам. По оставлении нами Киньчжоусской позиции и начались знаменитые бои на передовых позициях, где не знаем, чему удивляться — упорству или настойчивости противника, сосредоточившего против нас большое превосходство сил и особенно артиллерии, или вашей необыкновенной отваге и храбрости и умению нашей полевой артиллерии. Позиции у Суанцайгоу, Талингоу, Юпилазы, Шининцзы, высоты 173-163-86 — Зеленые горы, всегда останутся в памяти у нас, участников и потомства. Все будут удивляться, как отбивались и погибали на Юпилазе и других позициях!..

Начиная с середины мая и до 17 июля вы держали противника вдали от крепости, и только в конце июля он смог обстреливать верки крепости.

Приказ не может указать всех тех геройских подвигов, всего того героизма, который проявлен гарнизоном с 26 января и проявляется по сие время; подойдя к крепости, к нашим ближайшим передовым позициям: Дагушань, Сяоташань, Угловая, Кумирнский. Водопроводный, 1-й и 2-й редуты, вы долго сдерживали противника перед крепостью, а Высокая — сколько она оказала заслуг и геройства. [316]

Иностранцы уже в сентябре диву давались, как мы держимся, не получая ничего извне. Да, действительно, это беспримерное дело. Громадное число убитых и умерших указывает на то упорство, которое проявили войска, и на тот необычайный, нечеловеческий труд, который вы несете, только вы, славные воины Белого Царя, и могли это вынести. Одиннадцатидюймовые бомбы, этот небывалый фактор войны, внесли страшные разрушения, лучше сказать — уничтожение всего; еще недавно, 2 декабря, наш герой генерал-майор Кондратенко с 8 славными офицерами были убиты наповал разрывом подобной бомбы, разорвавшейся в соседнем каземате 2-го форта; никакие преграды и закрытия не спасают от 15-19-пудовых бомб. Все наши госпитали и больницы ныне расстреляны. Суда эскадры через 3-4 дня после занятия Высокой тоже расстреляны. Бетоны на фортах и орудия подбиты. Снаряды почти иссякли или уничтожены; кроме того, еще цинга; враг этот тоже неумолимый и беспощадный. При всем том, если ваша храбрость, мужество и терпение не имеют границ, то всему есть пределы, — есть предел и сопротивлению. По мере сближения неприятель подводил и батареи, и наконец Артур был опоясан кольцом; начались штурмы, начиная с августа, в продолжение сентября, октября, ноября и декабря. Штурмы эти не имеют ничего похожего во всей военной истории; на этих штурмах об ваши груди, как об скалы, разбилась многочисленная армия храброго врага. Пользуясь превосходством огня на самых близких расстояниях, артиллерия наносила нам всегда огромный вред. Наконец, все порасходовали, а главное — защитников: из 40 тысяч гарнизона на 27-верстной обороне осталось менее 9 тысяч и то полубольных. При таких обстоятельствах и после взятия противником главнейшего форта № 3, укрепления № 3 и всей Китайской стены, Куропаткинского люнета, батареи Лит. В., то есть почти всего восточного фронта и на западном до Ляотешаня, продолжать оборону значило подвергать ежедневно бесполезному убийству войска наши, сохранение коих есть долг всякого начальника. Я с полным прискорбием в душе, но и с полным убеждением, что исполняю священный долг, решился прекратить борьбу и, установив наивыгоднейшие условия, очистить крепость, которая теперь уже, с потоплением судов эскадры, не имеет важного [317] значения; оттянуть силы неприятеля от главной армии: мы выполнили это; более 100-тысячной армии разбилось о ваши груди. Я с сокрушением в сердце, но и с полнейшим убеждением, что исполнил священный долг перед Царем и Отечеством, решил оставить крепость.

Славные герои, тяжело после 11-месячной обороны оставить крепость, но я решил это сделать, убедившись, что дальнейшее сопротивление даст только бесполезные потери воинов, со славой дравшихся с 26 января. Великий Государь наш и дорогая Родина не будут судить нас. Дела ваши известны всему миру, и все восхищались ими. Беру на себя смелость, как генерал-адъютант Его Величества, благодарить вас Именем Государя Императора за вашу беспримерную храбрость и за беспримерные труды во все время тяжелой осады, осады, вырвавшей из строя более 34 тысяч защитников. С чувством благоговения, осенив себя крестным знамением, помянем славные имена доблестных защитников, на полях брани за Веру, Царя и Отечество живот свой положивших, начиная от генералов до рядовых борцов. Великое спасибо вам, дорогие храбрые товарищи, за все вами содеянное!.. Долгом почитаю принести мою благодарность доблестным начальникам вашим, моим сотрудникам в боевых делах. Благодарю беззаветных тружеников врачей, ветеринаров, Красный Крест и сестер. Благодарю всех тех, кои оказали обороне услуги: велосипедистов, извозчиков и др. Объявляя заслуженную благодарность оставшимся в живых и достойным начальникам вашим, почтим, боевые товарищи, память павших со славою и честью во всех боях и битвах сей кровопролитной кампании. Да ниспошлет Господь мир праху их, а память о них вечно будет жить в сердце благодарного потомства.

Условия передачи будут объявлены в приказе. Ныне и впредь до возвращения на родину вы поведете себя как достойным воинам надлежит, и в годину нашего тяжелого испытания будете молиться Господу, и не омрачите славного имени никаким недостойным проступком, помня, что на вас смотрят Царь, Россия и все державы. Надо, чтобы знали и ведали, что русский воин тверд и в счастье, и в тяжелом, Богом посылаемом, испытании.

Начальник Квантунского укрепленного района

генерал-адъютант Стессель

Вот как-то так выходит!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Артобстрел города?

Несколькими годами позднее, на полях Первой Мировой, осуществлялись такие артналеты, что те четыре японские мортиры показались бы детским садиком.

Опять будем действовать фактами - со слов японского полковника Сакакибара уже в декабре 1904 г. стало известно, что Порт-Артур подвергся действительно массированному обстрелу из 11-дюймовых орудий:

Так, начальник инженеров Японской армии полковник Сакакибара был с визитом у нашего начальника инженеров крепости, полковника Григоренко. После обычных приветствий полковник Сакакибара задал полковнику Григоренко следующие вопросы: [341]

— Получили ли вы хоть раз в крепости партию снарядов?

— Нет, ни разу.

— Зачем вы укрепляли Ляотешань?

— Надеялись в крайности там держаться.

— Довольны ли вы ведением японцами осадных работ под Порт-Артуром ?

— Нахожу, что они велись отлично.

Здесь же я узнал, что японцы под Артуром имели всего 540 орудий разных калибров, из них 32 орудия были 11-дюймовые гаубицы. Кроме того, четырех гаубиц того же калибра они не успели еще установить.

Вот из скольких орудий японцы бомбардировали наш бедный Порт-Артур!

Это без учета обстрела с моря.

Т.е. 4 11-дюймовых орудия японцы не успели смонтировать на позициях, а в действие ввели 32!

Корабли с грузами подходили к японцам на глазах защитников, но помешать им русские ничем не могли. Например, 17.11.1904:

Днем я видел, как к японцам в бухту Луизы прошли два больших коммерческих парохода.

А. Полутов дал хорошую динамику секретных поставок Англии и Швеции Японии, в т.ч. и 12" снарядов для ГК кораблей. Про армейские поставки он пишет более скупо.

В общем, то, что после падения Высокой Порт-Артур держался еще почти месяц - это подвиг. Думали, конечно, что все будет лучше, но оказалось, что это нереально.

12.12.1904:

С назначением генерала Фока на должность начальника сухопутной обороны во всех распоряжениях стало заметно какое-то колебание и неуверенность. [304]

По его приказанию начали укреплять Ляотешань, на котором предполагается поставить морские орудия мелких калибров, снятые с затопленных наших судов.

Т.е. готовились драться и на Ляотешани.

Но после падения Высокой, постоянных обстрелов города, массовых заболеваний, показательного расстрела эскадры гарнизон был деморализован:

От этого же офицера я услышал первый комплимент за поразительную оборону Порт-Артура. Но вместе с тем он выразил полное свое недоумение по поводу столь неожиданной для них сдачи.

«Мы предполагали, что вы будете обороняться до самой центральной ограды», — говорил мне японец. Мне стало как-то неловко. 

Думаю, что Стессель не просто так пошел на капитуляцию в этих условиях - японцы были сильно обозлены потерями и дальнейшее сопротивление могло вызвать резню, как 22.11.1894 г., когда в отместку за то, что цинский генерал Сюй Баньдао потрепал японцев у Люйшунькоу, все население Люйшунькоу и пленные были зверски уничтожены японцами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ретвизан, Пересвет, Победа, Полтава, Севастополь, Баян - из кораблей первой линии.

Считаем:

"Ретвизан" - с 4 по 23 августа «Ретвизан» провёл 14 стрельб, только за пять дней (с 8 по 12 августа) выпустив 27 305-мм и 252 152-мм снаряда. 23 ноября получил 20 попаданий (из них 14 11") и сел на грунт. 24 ноября приказом № 1978, подписанным командиром порта контр-адмиралом И. К. Григоровичем, «Ретвизан» был исключён из списков.

"Пересвет" - 24.11.1904 получил 20 попаданий 280-мм снарядами. После десяти попаданий начался сильный пожар, и командовавший им капитан 2 ранга Дмитриев, опасаясь взрыва погребов, приказал открыть кингстоны. Корабль сел на грунт; вода в кормовой части доходила почти до верхней палубы.

"Победа" - к 9.11.1904 боезапас ГК был практически полностью израсходован. 23.11.1904 броненосец получил 5 попаданий, 24.11.1904 — ещё 23. Корабль всем днищем сел на грунт. С наступлением ночи команда покинула «Победу».

"Полтава" - 22.11.1904 в 13.30 получил попадание 280-мм снаряда, пробившего левый борт, броневую палубу и взорвавшегося в погребе 47-мм снарядов. Возник сильный пожар, к 14.45 «Полтава» села на грунт, погрузившись почти до верхней палубы. На момент пожара на броненосце находилось 50 человек команды.

"Севастополь" - за период с 30 июля по 9 августа было выпущено 24 305-мм и 98 152-мм фугасных и девять 152-мм сегментных снарядов, почти все по наземным целям (лишь 9 августа обстрелу подвергся старый японский броненосец «Фусо»). С 28 октября по 16 ноября по осадным батареям было выпущено 63 305-мм снаряда. 25 ноября из крупных кораблей исправным оставался только «Севастополь», ночью перешедший в бухту Белый Волк, где начал готовиться к прорыву блокады. В ночь на 2 декабря «Севастополь» выпустил девять 305-мм и 41 152-мм снаряд, отражая массированную атаку миноносцев. Ночью 3 декабря японцы торпедировали броненосец и он сел кормой на грунт. Последнюю стрельбу по противнику «Севастополь» провёл 19 декабря, а вечером был получен приказ о затоплении оставшихся на плаву судов в связи со сдачей крепости. На следующий день броненосец, на котором не действовал руль и имелось всего 40 человек экипажа, был с помощью парохода «Силач» выведен на глубокую воду и затоплен на 50-метровой глубине.

"Баян" - после 3.10.1904 стоял на внешнем рейде. 25 ноября с 9 до 17 часов по крейсеру было выпущено до 320 11" и 6" снарядов. Четыре из десяти попавших в крейсер снарядов были 11" калибра. Не имея подводных пробоин, корабль всё более оседал в воду, поскольку отсеки заполнялись водой в результате борьбы с пожарами. О восстановлении корабля уже не могло быть и речи. К полудню 26 ноября крейсер, наполнившись водой, с 15-градусным креном на левый борт всем корпусом лёг на грунт Восточного бассейна.

Итак, оказывается, японцы, взявшие Высокую 22.11.1904, уже 25.11.1904 покончили со всей эскадрой, за исключением "Севастополя".

Что же, моряки были изрядными трусами и совершенно не помогли обороне крепости? ИМХО, цифры и даты свидетельствуют совершенно об обратном. Падение Высокой - начало конца крепости, физически отвратить который уже не было сил и средств.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Подсказывают, что по состоянию на 2.09.1904 снарядов по флоту в Порт-Артуре числилось:

12" - 664 шт.

10" - 458 шт.

8" - 159 шт.

Это всех типов, включая учебные.

ГК 10" имели только 2 корабля - "Победа" и "Пересвет". Это по 229 снарядов на боевую единицу. Но уже 9.11.1904 на "Победе" боезапас ГК был почти нулевой, что не позволило еще боеспособному кораблю идти на прорыв. С "Пересвета" не поделились - это говорит о том, что на нем самом было вряд ли лучше со снарядами, чем на "Победе". Во время боев 13-19.11.1904 "Пересвет" смог всего лишь 10 раз выстрелить своим ГК - видимо, это были последние его снаряды.

7.09.1904 как минимум 2 раза стрелял "Ретвизан" из своего ГК:

Наш флот в бою никакого участия не принимал и ни на минуту не вышел из своего бездействия. Правда, броненосец «Ретвизан» выстрелил раза два, но без всякого результата. Один из его снарядов, между прочим, даже не долетел до берега и разорвался в воздухе.

А вообще, если бы не принятие решения о том, что флот помогает крепости на суше (свезти пушки и снять матросов в десант) еще в августе 1904, то упреки в адрес флота могли бы быть почти справедливыми. Но если с кораблей большая часть экипажей ушла в десант, и часть оружия снята - какие претензии к оставшимся машинным командам?

В общем, предлагаю впредь ориентироваться не на эмоции и аналогии из отдаленных времен, а на данные по конкретному времени и месту.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не склонен вообще рассматривать вариант о том, что революционная ситуация в России предопределила её поражение в войне с Японией. Точно так же следуем отмести и отсталость русской армии любого рода. Да, у японцев было больше пулеметов, среди средств связи имелось значительное количество телефонов(у русских в ходе войны их тоже стало достаточно). Возможно, у японцев и было определенное тактическое преимущество, поскольку, если судить по монографии Левицкого, японцы придавали большое значение огневой атаке, в то время как русских все ещё сохранялся обычай контратаковать в штыки. Впрочем, последнее - вовсе не упрек: во время осады Порт-Артура ситуацию нередко спасали именно решительные контратаки.

Мое мнение состоит в том, что Россия проиграла войну из-за банального отсутствия воли к победе, решимости продолжать борьбу. Причем апатия была на многих уровнях -- от командующего Куропаткина до царя.

По большому счет настоящих поражений было всего два - падение Порт-Артура и Цусимский бой. Остальные сражения - Ляоян, Шахэ и Мукден представляли собой примерно одно и тоже: неуклюжие попытки японцев под командованием Оямы обой фланги Куропаткина и отступления последнего. Ни одного крупного окружения, ни одного настоящего разгрома. Просто последовательно отступление в мукденском направлении, которое не ослабляло, а усиливало русскую армию: сравните соотношение сил в Манчжурии на момент заключения мира и вообще динамику изменения численности войск. Русские показали хорошую мобилицизационную способность, что не удивительно, но проиграли из-за отсутствия жесткой установки на борьбу до полной победы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Остальные сражения - Ляоян, Шахэ и Мукден представляли собой примерно одно и тоже: неуклюжие попытки японцев под командованием Оямы обой фланги Куропаткина и отступления последнего.

Посмотрите потери при Мукдене и скажите - это реально плохой результат для японцев при численном превосходстве РУССКИХ?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ни одного крупного окружения, ни одного настоящего разгрома.

Т.е. "ну сегодня почти победили"?

Ляоян - это что?

Какая задача у Куропаткина стояла - знаете?

Собственно, ВСЕ решилось у Ляояна.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Чжан Гэда, мне известны потери русских в Мукдене, только повторюсь - обратите внимание на численность наших войска накануне заключения мира. Не могу сейчас привести цифры, но они есть у того же Левицкого и Строкова. Потери сами по себе не столь фатальны, если страна выигрывает по показателям мобилизационного потенциала. Высокие потери войск Куропаткина говорят о тактическом превосходстве японцев, но и только. С другой стороны, римляне во Второй Пунической несли тяжелейшие потери, только способность их восполнять все равно оставалось, а у Ганнибала она была ограниченной.

Собственно, ВСЕ решилось у Ляояна.

Нам это так кажется только как ретроспективным наблюдателям, то есть в силу послезнания. Да, победа при Ляояне дала возможность Ояме блокировать Порт-Артур аримей Ноги и выталкивать русских подальше от полуострова. Однако если бы стратегическое поражение было столь очевидным, неужели война бы продолжалась ещё несколько месяцев? Порт-Артур ещё держался долго, при благоприятным обстоятельствах не исключена была его деблокада.

Что касается вашего возражения по поводу поражений русской армии - я намеренно сказал "ни одного разгрома", потому что Ояма всякий раз стремился оперативному окружению русских в стиле Кеннигреца и всякий раз даже Куропаткин при всей своей негибкости и нерешительности сумел избежать полного разгрома своих войск, пусть даже ценой потери территории.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Потери сами по себе не столь фатальны, если страна выигрывает по показателям мобилизационного потенциала

Это что-то меняет при том, что мы стоим у Сыпингая, моральный дух ниже плинтуса, страна уже не хочет воевать и НИ ОДНОЙ победы не было и не предвидится?

Высокие потери войск Куропаткина говорят о тактическом превосходстве японцев, но и только.

Они говорят, что мы воевать патологически не умели. Если даже не очень креативные японские генералы били наших упакованных в ордена и медали царедворцев-генералов.

Порт-Артур ещё держался долго, при благоприятным обстоятельствах не исключена была его деблокада.

Одно было обстоятельство - битва при Ляояне. Остальное - из области фантастики.

Что касается вашего возражения по поводу поражений русской армии - я намеренно сказал "ни одного разгрома", потому что Ояма всякий раз стремился оперативному окружению русских в стиле Кеннигреца и всякий раз даже Куропаткин при всей своей негибкости и нерешительности сумел избежать полного разгрома своих войск, пусть даже ценой потери территории.         

Ну я и говорю - учиться воевать у него надо было! А то что там Брусилов! Куропаткин - вот сила!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще, имея соотношение пленных в 60 тыс. (специально немного занижаю) против 2,7 тыс., трудно говорить о том, что нам что-то светило вообще в этой войне.

И никакие "анализы обстановки" не помогут - били нас, и справедливо били. Если в Порт-Артуре держались до последнего момента (возможно, держались бы и еще с пару недель, но тут уже Стессель перебздел) - чем их похаять?

А "победоносцев" типа Куропаткина с Рожественским (притом, что я полностью отдаю себе отчет в том, что приведя 2 и 3 ТОЭ к Цусимскому проливу, он сделал почти невозможное, то, что далеко не каждый смог бы сделать) оправдать НИКАК нельзя.

Share this post


Link to post
Share on other sites

И никакие "анализы обстановки" не помогут - били нас, и справедливо били. Если в Порт-Артуре держались до последнего момента (возможно, держались бы и еще с пару недель, но тут уже Стессель перебздел) - чем их похаять?

Вообще именно об этом и я и говорил в первом сообщение, а именно, что причинами поражения были не столько материальное обеспечение и подготовленность контингента, сколько руководство на уровне армий, вооруженных сил и государства(хотя первое является продуктом деятельности второго). Я в принципе против любой предопределенности и не согласился бы, если бы кто-то утверждал, что при сложившихся условиях Россия не могла одержать победу. Вопрос не в дефиците какого-либо ресурса - человеческого или материального, а в неумении им распорядиться.

Ну я и говорю - учиться воевать у него надо было! А то что там Брусилов! Куропаткин - вот сила!

Речь не о способностях "выдающихся" Куропаткина - обратите внимание, как я расставил акцент - даже при всей его посредственности замыслы по окружению не удались. И к слову, Куропаткин вовсе не такой ограниченный, как может показаться из хода боевых действий в войне с японцами. Просто выполнял не свою роль, а лучшего просто не нашлось. Кстати, именно так он себя и оценивал. По моему мнению, он мог бы принести пользу в качестве начальника штаба или на другой аналогичной работе.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А как вот это:

не согласился бы, если бы кто-то утверждал, что при сложившихся условиях Россия не могла одержать победу

согласуется с этим?

Вопрос не в дефиците какого-либо ресурса - человеческого или материального, а в неумении им распорядиться.

Идеальных сферических коней в вакууме история не рассматривает.

Или могли победить объективно, или не могли. История показывает - не могли. И дипломаты довели страну до состояния "ракастаятта", и с флотом были гигантские проблемы (накупить броненосцев или даже настроить их самим не означает подготовиться к войне реально), и с армией...

даже при всей его посредственности замыслы по окружению не удались

Ну, когда начинаешь бежать в тот момент, когда противник собирается отступить...

Это, конечно, великое достижение! Но лучше бы он выиграл битву при Ляояне и деблокировал Порт-Артур!

И к слову, Куропаткин вовсе не такой ограниченный, как может показаться из хода боевых действий в войне с японцами. Просто выполнял не свою роль, а лучшего просто не нашлось. Кстати, именно так он себя и оценивал. По моему мнению, он мог бы принести пользу в качестве начальника штаба или на другой аналогичной работе.

В 1877 г. он был храбрым офицером, ездил в опасную дипломатическую поездку в Йэттышаар, заботился о солдатах. Все хорошо, все отлично. Только воевать не умел.

Соответственно, если это - лучший, то что ожидает такую страну, где лучшие военачальники - Рожественский и Куропаткин?

Share this post


Link to post
Share on other sites

согласуется с этим?

Вполне согласуется. Считают, как правило, что Россия потерпела поражение из-за тотальной отсталости. Вы, как я понял, тоже так думаете. Я же считаю причиной только одно - не те люди не на тех местах. Но это не значит, что нужных кадров не было как таковых. К примеру, именно в русско-японской войне участвовал Александр Андреевич Свечин - личность, думаю, известная. Да, он тогда был ещё молод, но сразу после полученного опыта обратил внимание на германские достижения в военном искусстве и занялся обобщением накопленного материала. Если же брать тех, кто прямо участвовал в событиях, то и там не все так беспросветно. Тех же Стесселя и Засулича уравновешивал до своей гибели Макаренко. С кадровым материалом можно было работать; упомянутый вами Брусилов ведь из другой страны прибыл. Другой вопрос, что выдвижение на руководящие должности происходило по странным критериям. Но это тема особая.

Это, конечно, великое достижение!

Вы, видимо, полагаете такие обороты остроумием, но это простое передергивание. Речь не о том, какой замечательный Куропаткин, а о том, что японцам повезло и им достался не самый ловкий противник. Могли бы воспользоваться этим обстоятельством эффективнее. Глупость одного противника не делает другого умнее.

Идеальных сферических коней в вакууме история не рассматривает. Или могли победить объективно, или не могли. История показывает - не могли.

Ход событий и простое сравнение ресурсов накануне самих событий - разные вещи. История - это не конструктор, не математик и вообще не персоналий, она ничего не рассматривает и не показывает. Мы просто видим результат и пытаемся найти те обстоятельства, которые к нему привели. Вот только это не значит, что такой результат был единственно возможным. Я сейчас не говорю об альтернативах, а о том, что исторические процессы далеки от детерминизма(видимо, к счастью, иначе было бы слишком предсказуемо и скучно). Только высокомерный наблюдатель может посчитать, что определенный результат был предрешен ещё в точке начала процесса. Так что мой ответ иной: победить могли, но не победили. Почему - о моем варианте ответа указал выше.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вы, как я понял, тоже так думаете

А вы не думайте - вы посмотрите на устройство России. Тотальная отсталость выражается не в наличии запасов винтовок или пушек, а в устройстве страны, где нет хода ничему прогрессивному.

Русская армия (да и флот) в конце XIX - начале ХХ в. - радикально устаревший общественный институт, фактически - огромный пережиток феодализма. Все страны, где феодализм плохо изживался, скатывались в ничтожество в военном отношении - Турция, Иран, Китай в Азии, Россия и Австро-Венгрия в Европе.

Вы, видимо, полагаете такие обороты остроумием, но это простое передергивание.

Я полагаю, что мусоленье очевидного - это вообще ни о чем и смысла не имеет.

Вы хотите доказать, что в России все могло бы быть ОК? Еще раз - это в сферу альтернативной истории (есть такой жанр исторической фантастики.

Речь не о том, какой замечательный Куропаткин, а о том, что японцам повезло и им достался не самый ловкий противник. Могли бы воспользоваться этим обстоятельством эффективнее. Глупость одного противника не делает другого умнее.

У нас были лучшие военачальники? Наверное, это был Гриппенберг или Линевич?

Только высокомерный  наблюдатель может посчитать, что определенный результат был предрешен ещё в точке начала процесса.

Вы что-то много не по теме говорите. Лучше анализируйте ситуацию. Изучайте матчасть.

Все было предрешено сразу же. Первый вариант устроить России погром на ДВ был еще в 1901 г. (как раз к моменту подписания Заключительного протокола). Смогли утрясти все. Потом возгордились этим, и стали вопреки образовавшемуся против России фронту держав (Япония просто выбрана исполнителем) педалировать ситуацию. Смотрите карикатуру того времени - емко и четко показано, на что наши правители рвались нарваться.

А дальнейшее было делом техники - с отсталой армией, недееспособным флотом и отсутствующим де-факто генералитетом (да что там генералитетом - с отсутствием видения политики на ДВ и увязки ее с общей политикой страны!) могли воевать, в лучшем случае, с Китаем. Там ситуация была еще хуже, чем у нас.

В общем, пустые рассуждалки надоели.

Хотите говорить о конкретных вещах - всегда рад. Хотите доказывать наличие идеальной модели сферического коня в вакууме - без меня, плиз.

post-80-1372589976.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вы написали много, но суть в двух моментах:

1- Поведение кораблей, не сопротивлявшихся обстрелу произвело дополнительное деморализующее действие на обороняющихся, вы привели выше свидетелство.

2 - Корабли затонули, имея еще тот или иной боезапас в погребах.

Технических причин, не позволяющих им расстрелять хотя-бы оставшийся боезапас по корректировочному посту вы так и не привели, а указываете на те или иные трудности этого дела. Затруднение является невозможностью только у тех кто ищет причины, а не способы. Война вообще дело затруднительное и хлопотное.

И у кого тут эмоции? Перечитайте себя снова - по-сути, одни эмоции. Снарядов осталось мало, а один не долетел - стало быть стрелять невозможно - это что? Это и есть эмоции, пораженческие.

Я не судья, и не хочу упрекать людей, утративших боевой дух и сдавшихся внутренне задолго до конца. Я не знаю, как бы я вел себя на их месте, скорее всего - не лучше.

Но я против, когда анализируя возможности сопротивления, во главу угла вводят вот такие панические, по сути, эмоции как вы в массе привели. Есть примеры, когда в много худших условиях продолжали сражаться.

Поэтому, я снова утверждаю, что взятие Высокой не было объективной причиной для сдачи. Вот когда они бы расстреляли свой боезапас, уж какой есть, когда отвели бы корабли к выходному фарватеру (не факт кстати, что японцы обязательно стали б их топить там столь энергично - им гавань была нужна) - тогда бы можно было говорить что все возможности исчерпаны.

А без этого все понятно, деморализация, пассивное поведение, моральные травмы от боев - и взятие Высокой КАК ПОВОД, а не как причина для сдачи.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Поведение кораблей, не сопротивлявшихся обстрелу произвело дополнительное деморализующее действие на обороняющихся, вы привели выше свидетелство

Я привел обратные свидетельства.

Корабли затонули, имея еще тот или иной боезапас в погребах

Где?

Технических причин, не позволяющих им расстрелять хотя-бы оставшийся боезапас по корректировочному посту вы так и не привели

Сел на дно в Западном/Восточном бассейне. Команды - 50-70 человек (механики и кочегары).

Что еще надо показать?

Есть примеры, когда в много худших условиях продолжали сражаться.

Где? И насколько успешно?

Вы мне про эмоции не говорите - вы факты смотрите. Я их вам привел 100500. Уже через 2-3 дня после падения Высокой эскадра, и так избитая снарядами, ПОЛНОСТЬЮ была уничтожена.

Итак, или вы приводите свидетельства, что на кораблях был боезапас для ГК + наличествовали соответствующие кадры (артиллерийские офицеры и комендоры), или закрываем тему за переходом ее в пустой треп!

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Страшно тяжелое впечатление производит картина методического расстреливания японцами наших судов, неподвижно стоящих в Западном и Восточном бассейнах и покорно ожидающих своей смерти. "

Источник: http://svitoc.ru/index.php?showtopic=642&st=30

Это вы называете "я привел обратные свидетельства"?

Скажите, Броненосец Севастополь в эскадре был мутантом, со всех кораблей свезли на берег артиллеристов - а не Севастополе их оставили? У всех снаряды кончились, а Севастополь - самый активный броненосец, неоднократно выходивший на стрельбы по противнику и стрелявший больше всех - снаряды тем не менее имел, да еще почти на месяц боя с противником - уже после конца эскадры. На нем оставалось 300 чел. команды, и нет никаких подозрений что на других кораблях было иначе -

http://wunderwaffe.narod.ru/WeaponBook/Poltava/11.htm

Откуда "50-70человек" у вас? Это вероятно, столько оставалось уже на затопленном (притопленном, на самом деле), корабле, шаря по палубам в поисках чего-то полезного (известно что и после притопления свозили имущество, к примеру, стрелковое оружие, пулеметы, пищевые продукты на берег).

К вашему сведению, как раз артиллеристов оставляли на кораблях до конца, потому что на прорыв уже идти не собирались, и именно машинная команда была резервом для береговых дел. Матросов отправляли заниматься делами пехотными, и там физически мощные кочегары были полезнее. То же им по офицерам. Вахтенные начальники на кораблях оставались, а вахтенный начальник по боевому расписанию - это командир башни или плутонга, т.е. артиллерист всегда. Офицерский состав корабля - это командир, старпом, несколько вахтенных начальников, способных как к штурманским, так и к артиллериским или минно-торпедным обязанностям, и пара офицеров-механиков и корабельный инженер и врач.

Севастополь действительно не вел огня главным калибром - но только потому что сражался с миноносцами, где была нужна средняя и мелкая артиллерия. Воспоминания Эссена ничего не говорят нам о какой-либо нехватке снарядов главного калибра или каких-то иных. Дополнительно, боезапас кораблей хорошо известен (порядка 150 выстрелов на орудие ГК). Известны и все эпизоды боевого применения, и примерное количество выстрелов. Основной расход по ГК был всего два раза - это первый бой, утром после атаки миноносцев (данные - Полтава расходовал 12 305, Севастополь - 10 305 масштаб расход понятен) -

http://wunderwaffe.narod.ru/WeaponBook/Poltava/11.htm

и бой 28 июня, (где 5 русских броненосцев израсходовали 259 305-мм, т.е. в среднем по 50, см. там же) . Пересвет еще пару раз стрелял с закрытой позиции навесным огнем по крейсерам-разведчикам через Тигровый полуостров. И это бронебойные, а фугасные вообще не расходовали.

Фугасные мог расходовать только Севастополь, который неоднократно выходил на обстрелы береговых объектов, он вообще был самым стреляющим броненосцем из всех (он выпустил 31 снаряд ГК по берегу, для сравнения, Полтава - 3 снаряда, см там же). И на нем хватило снарядов еще для длительного сопротивления. Подчеркну - Эссен не знал, с кем ему придется сражаться, ведь кроме миноносцев могли подойти и крупные корабли. Поэтому очевидно, что снаряды ГК и СК у него были, и в достатке (он же знал, сколько расходовал в эскадренном бою, а в одиночку расход был бы больше) - или он бы писал о авантюрности своего поступка и молился чтобы не пришли крупные силы японцев. Ничего подобного не упоминает.

Куда же расходовали свои снаряды другие корабли, если стрельб они провели меньше, чем Севастополь?

Я интересуюсь Русско-Японской порядка 40 лет, и ни разу не встречал не только данных -но и вообще ни одного упоминания что корабли были затоплены с пустыми погребами, и ни одного упоминания о нехватке снарядов ГК кораблей на момент конца. Куда они делись? Поэтому приведенные вами сведения вызывают у меня большое удивление и серьезные сомнения в ваших источниках.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Поэтому приведенные вами сведения вызывают у меня большое удивление и серьезные сомнения в ваших источниках.

Ну да, участники обороны - они такие врунишки!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не врунишки, а живые люди. Ведь совершенно ясно, что к концу осады силы наших людей были на пределе (впрочем, как и японцев). Психологически вполне понятно, что впоследствии требуется оправдание сдачи, даже для себя хотя-бы. Память тут услужливо подбрасывает все что нужно. И именно в ключе оправдательном - что "сопротивление было невозможно".

На самом деле, победа чаще всего зависит от той самой "соломинки, переломившей спину верблюду". Повернись дело иначе - и японцы бы писали в воспоминаниях о "невозможности продолжения штурма".

Я лично повторю, не судья и не знаю, как бы повел себя там. Поэтому я рассматриваю только военно-техническую сторону вопроса.

Например, я считаю сдачу Небогатова совершенно оправданной. Потому что на тот момент никакого урона неприятелю осколок эскадры причинить не мог, и речь шла только о бесполезных жертвах. Это сегодня несомненно при постфактум оценке боевых возможностей, а Небогатов продемонстрировал мастерство - угадав правильное объективно решение и приняв ответственность.

Но в Артуре - ситуация иная. Технически продолжать сопротивление было возможно. Главным фактором были 280мм мортиры, и сегодня уже известно, что они могли произвести по кораблям не более 400-500 выстрелов, и то на последних угрожали разрывом стволов. Ни запасных мортир, ни снарядов более японцы не имели, но благодаря пассивному поведению кораблей, им удалось достичь целей максимум третью боезапаса. Затруднением корректировки и самым минимальным маневрированием в гавани = как минимум, можно было привести к полному расходу мортирного боезапаса, а там уже появлялись другие шансы.

Моряки просто забыли постулат Макарова "как бы нам ни было тяжело в бою - не следует забывать что и противнику не менее тяжко, хоть мы не можем наблюдать этого".

При всем этом, считаю несправедливостью то, что Небогатова осудили, навесили всех собак, и до сих пор он считается позорным адмиралом. А Стесселя и Вирена мерзавцами не считают и даже все время пытаются войти в их положение. Для чего?

Ведь они подставили и вторую эскадру. Ей оставалось пара недель до подхода к Артуру. Не надо было отбивать Высокую гору, не надо было изгонять японцев на родину, это нереально. Но надо было продержаться пару недель, просто.

И тогда "цусима" произошла бы в совершенно иной обстановке. Того вынужден был бы дать бой Рожественскому на подходе, он не мог допустить базирования второй эскадры. Там не пролив 20 км, а открытое море. Стало быть, перехватить 2 эскадру было возможно только у самого Артура. Бой под стенами крепости, при содействии береговых батарей и остатков 1 эскадры, на подьеме боевого духа от соединения, при условии серьезного износа матчасти Того и понятной леморализации японцев от такого скопления русских - это могла быть совсем иная музыка, чем в Цусиме.

Задумайтесь, от чего японцы шли и шли на штурмы? Они могли блокировать крепость меньшими силами, высвободить множество войск для других дел, и оставить Артур в осаде, оттуда бы никто не вышел никуда. Но япоцы штурмовали все настойчивее. Почему?

Да потому что приближалась 2 эскадра и никак нельзя было допустить, чтобы ей БЫЛО КУДА ИДТИ.

Я просто напомню, что никогда и никем при снаряжении 2 эскадры даже не упоминался Владивосток, как пункт назначения. Эскадра шла не во Владивосток, а в Артур, на соединение. Владивосток как пункт назначения возник вынужденно, после падения Артура. И точкой бифуркации в судьбе флота как раз была сдача Артура, превратившая Рожественского в пилигрима без адреса, бродящего по морям-океанам.

Напомню новую постановку задачи Николая Рожественскому, из письма в Носси-бэ, в пересазе с сохранением терминолгии:

"...Отныне ваша задача вовсе не "прорыв во Владивосток с частью сил", как вы пишете, а ВОЕВАТЬ МОРЕ и наносить неприятелю поражения везде где случится вам встретить оного..."

То есть, падение Артура и неадекватность царя превратили 2 эскадру в некого бродячего пирата, обреченного на убой. Но без падения Артура и неадекватность царя не имела бы инициирующего фактора.

А вопрос был - пара недель продержаться, и то и меньше. Сколько ходу от Носси-бэ до Артура? Ото-ж...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я вижу только один способ - давать факты, а не оценки.

Так вот - среднебольничная температура по артиллерии Порт-Артура на начало войны - 425 снарядов на орудие. Любое. Как 76 мм., так и 305 мм. Реально, конечно, по-разному, но в среднем - по стольку снарядов на ВСЕ.

Снарядов ни разу за всю войну не получили - "Маньчжурию" японцы перехватили, а других попыток прорвать блокаду не было.

Далее - японцы выбрали ПА мишенью потому, что в отличие от Владивостока, там крепость была недостроена. И батареи не оборудованы. В т.ч. на берегу. Поэтому с самого начала войны флот начал помогать фронту - только за первые пять месяцев боевых действий с кораблей эскадры было снято 171 орудие, из них около 50 были установлены на побережье

Сплоховало и снабжение - на начало войны береговая артиллерия Порт-Артура не имела бронебойных и фугасных снарядов. Батареи имели запас чугунных снарядов, но стрельба ими была неэффективной (это еще при Ялу поняли), и даже опасной, так как в результате несоответствия между прочностью этих снарядов (чугунный гораздо слабее стального) и их начальной скоростью некоторые из них после вылета из ствола тут же разрывались, поражая орудийную прислугу.

Поэтому недолго бывший командующим Тихоокеанским флотом вице-адмирал С. О. Макаров уже в ходе войны распорядился о передаче значительного количества бронебойных и фугасных снарядов с кораблей порт-артурской эскадры на береговые батареи.

Успешные боевые действия береговой артиллерии стали возможны только благодаря именно этому мероприятию. Флот до конца обороны снабжал береговую артиллерию боеприпасами. Одно только отражение атак брандеров вызывало большой расход боеприпасов. Например, во время стрельбы по брандерам 3.051904 береговые батареи израсходовали 1936 снарядов:

9" и 10" - 297 шт.

6" - 545 шт.

малые калибры - 1094 шт.

Это за один день.

Притом, что в крепости было всего 5 х 10" орудий, каждое из которых имело всего по 158 снарядов на ствол. Всего - 790 шт.

9" было 12 шт., на ствол - 241 снаряд. Всего - 2892 шт.

Как бы всего 262 снаряда на месяц (исходя из 11 месяцев осады), т.е. всего по 22 выстрела в месяц в среднем на 9" ствол и по 72 10" снаряда в месяц - это по 14 выстрелов на орудие. Мизер, учитывая, что поражать японские корабли и осадную артиллерию могли всего 39 стационарно установленных тяжелых орудий крепости.

Делаем нехитрые выводы - и "Севастополь", как ясно указывают источники, вышел в бухту Белый Волк только потому, что не получил еще фатальных повреждений, и команды на момент перегона на нем было более 100 человек, в отличие от 50-70 на прочих кораблях, потому как он оставался один на ходу и его смогли усилить командой.

Потом на него срочно стали свозить все, что оставалось неизрасходованного, команду увеличили до 300 с лишним человек (за счет команд погибших кораблей). Когда все ресурсы брошены на поддержание единственного корабля - немудрено, что он будет активнее, чем те, которые были потоплены из-за отсутствия экипажей, бОльшей части орудий и боеприпасов.

В общем, только факты, а не эмоции.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Снова факты - поскольку поставок боеприпасов извне не было, приходилось изыскивать средства из местных ресурсов. К октябрю 1904 г. положение с боеприпасами было кризисным.

Итак, запомним - в октябре был кризис с боеприпасами. Как это выражалось?

В октябре 1904 года в мастерской порта ежедневно изготовлялось 20–30 6-дюймовых чугунных снарядов. Т.е. сами лили чугунные снаряды, стрельба которыми была опасна для современных орудий. Но шли и на это.

Также была организована отливка бронзовых фугасных гранат для 3-дюймовой полевой пушки и сконструирована дистанционная трубка для 6-дюймовой мортиры. Т.е. настолько не хватало снарядов, что в ход шел весь металл, который был под рукой.

Далее пришлось пользоваться "японскими подарками" - так, только в ноябре 1904 года русские артиллеристы использовали неразорвавшиеся 11-дюймовые японские снаряды, предварительно заменив у них взрыватели. Батарея № 13 (6 Х 11" мортир и 2 пристрелочные 57 мм. пушки) выпустила около 200 таких снарядов. От хорошей жизни, как видится.

Несмотря на решительные меры по экономии снарядов, запасы их быстро иссякали. При этом были расставлены четкие приоритеты в целях - сосредоточенная стрельба в октябре — ноябре 1904 года проводилась лишь в исключительных случаях по особо важным целям: по дальнобойным осадным батареям, обстреливавшим город и корабли, и по штурмующим войскам. Т.е. снарядов не было, несмотря на своз на берег практически всего боекомплекта кораблей (на том же "Пересвете" оставалось, как я уже указывал, чуть более 10 снарядов ГК, которые он быстро расстрелял и потерял боевое значение).

Далее, мы тут вывели средние цифирки по расходу на ствол для главных крепостных орудий - 10" и 9".

А вот артиллерийская дуэль крепости с флотом Того 9.02.1904 - израсходован 151 снаряд.

По калибрам:

6-дюймовая пушка Кане - 49 шт.

9-дюймовые мортиры - 6 шт.

9-дюймовые пушки - 21 шт.

11-дюймовые мортиры - 17 шт.

10-дюймовые пушки (Электрический Утес) - 30 шт.

6-дюймовые пушки в 190 пудов образца 1877 года - 28 шт.

Если ежедневный расход по 10" орудиям мог быть всего в 2-3 снаряда в день (исходя из имевшихся 790 снарядов и длительности обороны в 11 месяцев), то в одном только бою была расстреляна норма 10 дней.

По 9" пушкам - при ежедневном среднем расходе в 8 снарядов получаем расход 2,5 дней!

И так постоянно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

9.02.1904 с японской стороны в бою участвовало:

ЭБР - 6 шт.

КР - 10 шт.

С русской стороны:

ЭБР - 5 шт.

КР - 5 шт.

Русские корабли вели бой под прикрытием огня десяти береговых батарей. Бой продолжался около 30 минут.

Соответственно, вряд ли расход на эскадре был меньше, чем перечисленный выше расход по батареям береговой обороны.

А снаряды-то никто не подвозит!

Потом прибывает Макаров и начинает организовывать взаимодействие флота с берегом. По его приказанию на Ляотешане было сооружено несколько береговых батарей, а к югу от него — поставлено минное поле. Макаров организовал перекидную стрельбу броненосцев с внутреннего рейда через Лаотешань, разработал инструкцию и правила этой стрельбы. Для корректировки огня броненосцев, находившихся на внутреннем рейде, был создан специальный наблюдательный пост. С этого поста наблюдатель передавал по телефону на броненосец «Ретвизан» номер квадрата, в котором находился корабль противника; отсюда данные передавались на остальные корабли.

Ergo, стрелять броненосцам приходилось, и немало. А лейнеры откуда? А снаряды ГК?

Мероприятия, проведенные адмиралом Макаровым, при отражении двух последующих попыток японских кораблей бомбардировать Порт-Артур способствовали обстрелу японской эскадры с Ляотешаньской батареи и русских броненосцев, стрелявших с внутреннего рейда.

24.02.1904 5 брандеров, груженных камнем, под прикрытием 12 миноносцев попытались заблокировать фарватер, но были обнаружены прожектористами Тигровки в 3 часа утра и обстреляны батареями правого фланга и броненосцем «Ретвизан». Брандеры, не дойдя до намеченного района, потоплены. Опять расход боеприпасов, причем выяснилось, что малокалиберная артиллерия слабо действует против груженых камнем брандеров - нужно стрелять ГК. Опять расход боекомплекта без возможности возобновления.

27.03.1904 и 3.05.1904 снова были атаки брандеров. Совместным огнем береговых батарей и дозорных кораблей брандеры противника были потоплены, не доходя до цели. Из 16 брандеров, участвовавших в закупорочных действиях, батареи самостоятельно уничтожили 3 брандера, совместно с корабельной артиллерией — 11. 1 брандер был взорван торпедой с миноносца и 1 - подорвался на минном заграждении.

Значит, расход, и приличный, боезапаса. Данные по бою 3.05.1904 я уже показал. А где восполнение его?

С августа 1904 года начались интенсивные бои собственно за крепость. Некоторые батареи, прежде всего батареи, вооруженные 6-дюймовыми орудиями Кане, и 10-дюймовые орудия батареи № 15, почти ежедневно вели огонь как по морскому, так и по сухопутному противнику. Батарея № 9 в течение двух месяцев провела 20 морских и 11 сухопутных стрельб.

Береговая артиллерия препятствовала постановке вблизи от базы минных заграждений противником и тралению им оборонительных минных полей, прикрывала выход кораблей с внутреннего рейда и возвращение их, поддерживала артиллерийским огнем сторожевые суда, несущие службу на внешнем рейде.

В июле и августе 1904 года японцы неоднократно пытались производить минные постановки. Почти каждую ночь их минные заградители появлялись в районе бухты Тахе. Противник стремился помешать русским кораблям обстреливать из этой бухты восточный фланг своей армии. Однако русские береговые батареи, взаимодействуя с кораблями, успешно боролись с минными заградителями противника.

Во время штурмов Порт-Артура японскими войсками корабли русской эскадры часто выходили в районы бухт Тахэ, Голубиная, Луиза и обстреливали оттуда японские войска и укрепления. Стрельба русских кораблей по сухопутным целям не раз срывала штурм крепости. 26.07.1904 крейсера «Баян», «Аскольд», «Паллада», «Новик» и канонерские лодки, вышедшие для обстрела японских позиций, были атакованы двумя японскими крейсерами и несколькими миноносцами и канонерскими лодками. Совместным огнем береговых батарей и кораблей атаки были успешно отбиты, причем канонерская лодка противника и крейсер «Ицукусима» получили повреждения.

Опять расход боезапаса. А он в Порт-Артуре не производится. Во всяком случае, годный не производится.

Особенно часто береговые батареи вели огонь по японским миноносцам. Только батарея № 2 (5 Х 6" пушек Канэ) провела по миноносцам противника 43 стрельбы, израсходовав 418 снарядов. Стрельбы, как правило, проводились на дистанций шести — семи миль.

С 19.08.1904 противник начал бомбардировку города. С конца августа полевая артиллерия уже не могла справиться с задачами обороны и нуждалась в систематической поддержке береговой и корабельной артиллерии. Поэтому контрбатарейная борьба явилась одной из важнейших задач береговой артиллерии. В августе 1904 года береговая артиллерия Порт-Артура была разделена на две группы. В первую группу входили батареи левого фланга (от № 12 до № 22) и броненосцы «Ретвизан» и «Севастополь». Эта группа должна была вести борьбу с японской артиллерией, располагавшейся в северо-восточной части сухопутного фронта — от горы Дагушань до хребта Панлуншань. Вторая группа, включавшая в себя батареи Тигрового полуострова (от № 1 до № 11) и броненосцы «Пересвет», «Победа» и «Полтава», должна была подавлять осадную артиллерию противника в северо-западной части сухопутного фронта — от хребта Панлуншань до побережья бухты Голубиная. Каждая батарея имела свой определенный квадрат. О всех вновь появившихся батареях противника сообщалось специальными приказами, в которых указывались координаты целей и батареи, предназначенные для борьбы с ними. Командиры батарей вели систематическое наблюдение как за строящимися, так и за действующими осадными батареями противника.

Несмотря на значительное количественное превосходство противника в артиллерии, контрбатарейная борьба часто заканчивалась в пользу русских. Оценивая действия береговых батарей в период августовского штурма, начальник крепостной артиллерии Порт-Артура писал: «Стрельба наших береговых батарей заставляет неприятельские батареи, по которым они стреляют, или прекращать на время свою стрельбу, или производить ее медленно. Наиболее донимают неприятеля наши батареи: Центральная, № 18 и № 22»{166}. Русским артиллеристам иногда удавалось не только приводить к молчанию отдельные батареи противника, но и выводить их из строя. Так, 30 августа 1904 года три батареи противника начали обстреливать город шрапнелью. По двум из них сосредоточили огонь три полевые батареи и три береговые (батареи № 16, 17 и 22). Батарея № 18 вступила в бой с третьей батареей противника. Выпустив 30 снарядов, артиллеристы этой батареи повредили два японских орудия и взорвали пороховой погреб.

Береговая артиллерия привлекалась также и к отражению штурмов противника, наносила удары по скоплениям войск. Так, утром 20 августа у деревни Шуйшин сосредоточилось значительное число японских солдат и офицеров. Восемь береговых батарей метким огнем рассеяли скопление противника.

С 19.09.1904 только одна уже упоминавшаяся батарея № 2 выпустила по штурмовавшим войскам противника 405 снарядов. Всего за время обороны Порт-Артура она израсходовала 1444 снаряда, из них 857 — по наземным целям и 587 — по морским. Это на 5 6-дюймовок Канэ. А общее количество боезапаса с 6-дюймовкам Канэ было в крепости 4940 шт. 1/3 расхода боеприпасов пришлась только на батарею №2. Без подпитки флотом обеспечить стрельбу всех батарей было просто невозможно.

22.09.1904 сентября противник занял гору Длинная, откуда мог корректировать огонь своей артиллерии по русским кораблям, стоявшим на внутреннем рейде. С этого времени контрбатарейная борьба стала особенно ожесточенной. Русские артиллеристы вели ее в исключительно тяжелых условиях. Острый недостаток снарядов вынудил командование установить строжайшую дисциплину огня. По осадной артиллерии противника разрешалось стрелять только в тех случаях, когда она вела огонь по городу и кораблям. Командующий артиллерией лично назначал число снарядов, время стрельбы, указывал цели. Делал он это не только с целью экономии снарядов, но и для того, чтобы пресечь попытки некоторых сухопутных начальников требовать огонь по второстепенным целям.

В то же самое время еще в августе на берег перевезли часть орудий и в десантные отряды ушла большая часть моряков. По состоянию на 2.09.1904 на эскадре оставалось боезапаса ГК:

12" - 664 шт. (в строю 3 ЭБР с ГК 12" - 12 орудий, т.е. по 55 снарядов на орудие)

10" - 458 шт. (в строю 2 ЭБР с ГК 10" - 4 орудия, т.е. по 114 снарядов на орудие)

8" - 159 шт. (в строю 1 КР с ГК 8" - 2 орудия, т.к. почти по 80 снарядов на орудие)

И смотрим, сколько чего расстреляли (данные я выше приводил) в конкретных боях, по которым я смог найти данные. Что не означает, что остальное время они не вели огонь по врагу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ресурс для ствола орудия (допустимое количество выстрелов):

Для 12'' и 10" орудий.......200 выстрелов.

— 8" орудий в 45 калибр.....250 »

— 6" » в 45 » .... 300

— 120 мм. » в 45 » .... 1000 »

— 75 мм. » орудий....... 2000 »

Это сведения из показаний помощника Начальника Отдела Сооружений Главного Управления Кораблестроения и Снабжений генерал-майора Иванова данные им во время работы следственной комиссии.

Что было в то время на эскадре?

20 орудий калибром 12" (сначала факт, через дробь - по штату):

фугасные - 378/720

бронебойные - 357/360

чугунные (для практических стрельб) - 356/-

сегментные - 86/120

ИТОГО (всех типов): 1177/1200 снарядов

Главный недостаток боекомплекта - нехватка фугасов (фактически, заменены учебными снарядами).

8 орудий калибром 10" (то же самое):

фугасные - 184/368

бронебойные - 184/184

чугунные - 208/-

сегментные - 64/88

ИТОГО: 640/640 снарядов

Главный недостаток тот же.

14 орудий калибром 8" (в ПА и Владивостоке):

фугасные - 294/840

бронебойные - 392/420

чугунные - 615/-

сегментные - 198/280

ИТОГО: 1499/1540 снарядов

Главный недостаток тот же.

По факту видим практически везде недокомплект снарядов, а также острую нехватку фугасных и сегментных боеприпасов. В то же время масса учебных чугунных снарядов.

Как вообще воевали с таким боезапасом?

Share this post


Link to post
Share on other sites

По данным - надо учитывать многое. Для примера, Костенко приводил в своей книге потрясающий факт - уже в походе на Орле в кают-кампании между офицерами возник спор. На тему - на нашем броненосце котлы раcположены линейно - или поперечно? Прикинем, да?

Дополнительно впечатляет, что за ответом господа офицеры обращались к нему, корабельному инженеру. Ни одному не пришло в голову спуститься парой палуб ниже и просто посмотреть. Или по дороге на ужин поймать кочегара и уточнить.

А теперь представим себе что спора не было, а прошло много лет - и кто-то начал опрашивать уцелевших офицеров о устройстве броненосца. Одни бы с пеной у рта утверждали бы что котлы вдоль корпуса, а другие - что поперек.

Нам бесконечно трудно экстраполировать нынешний свой менталитет на то время и понять людей. Тот же Костенко рассказывает что только в начале похода, только по специальному приказу Рожественского, на эскадре в порядке исключения в предверии смертельной битвы - начали допускать инженер-механиков (серебряные погоны, инженерный корпус) в кают кампанию (золотые погоны - морской корпус). До этого инженерам полагалось столоваться в своей отдельной кают-кампании, и вход в основную им был запрещен, как нижним чинам.

На броненосцах было почти 900 чел. команды, но только 500 винтовок для нижних чинов. Причина - машинная команда не вооружалась стрелковым оружием, в убеждении что кочегары и механики никогда не смогут освоить стрельбу из винтовки - по своему мозговому устройству. И дело не в том, что для абордажей и десантов свозили строевых - машинные и кочегарные вахты ведь были с запасом, и свободных было достаточно. Просто вот такой подход, такой менталитет - и это никого не удивляло.

Гардемарин, о котором товарищи узнавали что он умеет плавать или не дай бог, учится этому - подвергался остракизму и считался трусом. Кочегары не имели права после вахты (где в конце всегда принимали душ и меняли робу) - передвигаться по верхней палубе в свой кубрик, нет - только низами. Боцман специально следил за этим.

Адмиралы чуть не десять лет препятствовали введению на флоте втягивающихся якорей, и настаивали на якорях, которые после выхода полтора часа приходилось убирать 20 человекам с лебедкой, укладывая их "по парусному" - см. фото якорного хозяйства того времени. Категорически возражали против перехода на нефть, полагая что это сразу разложит команду бездельем, от отсутствия угольных погрузок.

По последнему справедливости ради, надо заметить что тонущие в Цусиме могли плавать свободно, не захлебываясь мазутом, в отличие от матросов позднего времени.

К чем я все это?

Вот представьте себе количество искажений, которые нам дает время по данным, да помножьте это еще на особенности тогдашнего менталитета. Привычная нам сегодня тяга к логическому, обоснованному и "цифирному" мышлению - далеко не была свойственна людям того времени. Мало того, что источник мог просто быть не в курсе, сколько и каких снарядов там было, мало того, что все обитали в своих узких кругах и не совали носа в чужое заведование (ну кто точно знал на батареях, сколько угля, маш.масла, конины или снарядов в крепости? Это нам привычно взять да спросить интенданта, а там еще надо было найти знакомого именно своей касты, да он еще должен был это знать) - и все то же и по кораблям.

Поэтому, меньше данных и больше здравого смысла и логики. Еще раз повторю - Севастополь имел самый большой расход снарядов в Артуре, т.к. фактом является что больше всех стрелял. Это - проверяется, и это очевидно. боезапас на всех кораблях первой линии был сравним, стало быть у всех должно бло оставаться сравнимое количество снарядов ГК (их не передавали на берег) и могло быть достаточное количество 152мм (их передавали на берег, но также можно было забрать назад, при желании - не все там расходовали). А малокалиберной артиллерии вообще было в достатке.

Главное же - что не о победе над японцами речь. А всего о паре недель - продержаться. Нет никаких причин считать, что крепость к моменту сдачи находилась в парадигме Ильича "вчера было рано - а завтра - поздно":)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Итак, на ЭБР с начала войны - примерно 240 снарядов ГК (по штату ровно, в реалии - на 23 шт. меньше в целом - примерно по 1 снаряду на орудие не хватает).

Что такое 200 снарядов ГК в эскадренном бою?

17.09.1894 в битве при Дадунгоу "Чжэньюань" и "Динъюань" расстреляли полностью весь боезапас для ГК (397 снарядов Х 12") и весь боезапас для СК (ЕМНИП, 200 Х 6"). Обороняться готовились уже торпедами и малокалиберной артиллерией, но японцы покинули место боя, имея на крейсерах типа "Мацусима" почти полный боезапас снарядов ГК (107 шт. Х 320 мм.). Расстреляли "Мацусима", "Хасидатэ" и "Ицукусима" всего 13 снарядов ГК, но это было связано более с конструктивными недостатками этих кораблей.

Порт-Артуру можно было еще держаться максимум недели 2.

Представим, что 2 ТОЭ со скоростью 10 узлов (не снижая на ночь, что нонсенс) идет 2 недели от Носси Бэ до Порт-Артура.

В сутки 240 миль, за 14 дней безостановочного движения - 3360 миль.

Расстояние от Носси Бэ до Порт-Артура примерно 4900 миль (это по маршруту авиаперелета, близкому к кратчайшему расстоянию).

Увы, как хороши факты и математика!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Similar Content

    • Рабство и работорговля в России и сопред.странах
      By Мерген1
      Ну что ж, а теперь о серьезном.
      Все мы с вами помним схему с работорговлей в Африке - работорговцы чаще всего договаривались с местными князьками, которые сдавали либо своих подданных либо пленных в рабство за мушкеты, страусиные перья, золото или за еще какие-либо ништяки и жили на этом бизнесе просто хорошо.
      Проблема в том, что вот эта африканская модель существовала вполне у нас под боком - на Кавказе. Да, я абсолютно нетолерантен, и считаю, что процесс работорговли является одним и тем же процессом что в Африке, что в Америке, что на Кавказе. 
       
      Если кратко - основным экспортным товаром Северного Кавказа к началу XIX века были рабы. Даже в 1830-е годы из региона турки вывозили до 4000 рабов в год. Стоимость раба «на месте» была 200-800 руб., а при продаже в Османской империи — уже 1500 руб., то есть рентабельность у бизнеса была хорошая - 100% наценки как минимум. Невольников в Турцию продавали сами народы Северного Кавказа, точнее, их знать — черкесы, дагестанцы. Кто собственно говоря был рабами? Ну во-первых, туда определяли пленных, в том числе и русских людей, которых похищали с Кавказской линии. Во-вторых, собственные соплеменники. В-третьих, многие семьи (тут моих знаний не хватает, иначе бы сказал - народности, но не уверен) зачинали детей только с одной целью - продавать их и получать с этого гарантированный доход. Например адыгские папы очень радовались, когда у их жен рождались девочки, которые ценились гораздо дороже, чем мальчики. Их с удовольствием покупала татарская и турецкая знать для своих гаремов.
      В XVIII - начале XIX в. самыми крупными невольничьими рынками в регионе были: на Северо-Восточном Кавказе «Черный рынок» или «Кара базар» (ныне пос. Кочубей Тарумовского района), Тарки, Дербент, селение Джар на границе Дагестана с Грузией, Аксай и аул Эндери в Дагестане; на Северо-Западном Кавказе - османские порты и крепости в бухтах черноморского побережья: Геленджик, Анапа, Еникале (рядом с Керчью), Суджук-Кале (Новороссийск), Сухум-Кале (Сухуми), Копыл (Темрюк), Туапсе, Хункала (Тамань) и др. При этом большинство рабов на невольничьих рынках Северо-Восточного Кавказа (и особенно Дагестана) было из христиан «мужска и женска полу, природы из Грузии, ясырей», а на Северо-Западном - из абхазов и черкесов. Как отмечал А.А. Каспари, «когда-то Абхазия славилась своими красавицами,.. и турки, скупая горских красавиц, до последних дней предпочитали им только гуриек». М. Пейсонель в середине XVIII в. писал, что «в зависимости от того, к какой национальности принадлежат порабощенные, назначается и их цена. Черкесские невольники привлекают покупателей в первую очередь. Женщин этой крови охотно приобретают в наложницы татарские князья и сам турецкий султан. Есть еще рабы грузинские, калмыцкие и абхазские. Те, кто из Черкесии и Абазы, считаются мусульманами, и людям христианского вероисповедания запрещено их покупать». 
      Фонвиль, ставший очевидцем продажи кавказских невольниц, так обрисовал условия размещения купленных торговцами девушек до их отправки в Османскую империю: «Мы пустились немедленно в путь и вечеру того же дня прибыли в Туапсе. О Туапсе нам всегда говорили, что это есть торговый центр всего края и что местность здесь чрезвычайно живописна. Представьте же наше удивление, когда мы приехали на берег моря, к устью небольшой речки, ниспадавшей с гор, и увидали тут до сотни хижин, подпертых камнями из разрушенного русского форта и покрытых гнилыми дырявыми досками. В этих злосчастных хижинах проживали турецкие купцы, торговавшие женщинами. Когда у них составлялся потребный запас этого товара, они отправляли его в Турцию на одном из каиков, всегда находившихся в Туапсе».
      Это, кстати, ответ borianm, который как-то сильно горевал за низкую численность населения Кавказа, и как этому способствовали российские оккупанты. Надо сказать, что население Кавказа само этому способствовало не меньше, ибо большое количество народа без перехода к другой экономической формации горцам было просто не прокормить.
      О том, как жилось рабам (привет всяким сериалам, типа "Роксоланы". Сын абадзехского тфокотля, четырнадцатилетний Мусса рассказывал в Управлении Черноморской кордонной линии: «Семейство, в котором я получил существование и воспитание, пользовалось сперва правами свободы, потом было разграблено, порабощено и распродано в разные руки. Я был куплен турком, жительствующим на реке Шебш. Я жил у него в участи раба около года. Наконец бесчеловечное обращение его со мной вынудило меня бежать к русским и искать их покровительства». Подобное же подтверждают и свыше 1500 из общего количества изученных показаний беглых адыгов (бежали в Россию от рабства). Обычно в этих показаниях звучала такая жалоба: «Владелец мой хотел жену и детей моих продать как невольников к туркам, и я, дабы не разлучаться с семейством, решился навсегда предаться под покровительство русских». 
      В 1815 году на Венском конгрессе царь Александр I от имени России подписал обязательство вместе со всеми странами-участниками бороться с мировой работорговлей, и собственно это и стало началом такого образования Черноморского флота, как Кавказский патруль. Вообще, интересно, правда? У нас переведены сотни книг о британской борьбе с работорговлей, мы все знаем про Западно-Африканский патруль и т.д., а вот борьба с работорговлей не особо меньшего масштаба на Кавказском побережье как-то прошла мимо нашей пропаганды.
      Естественно, что ответственным за эти патрули стал Черноморской флот, который ими и занялся на постоянной, а не спорадической основе с 1829 года, после того как был заключен Адрианопольский мирный договор, согласно которому Закубанье отошло России. Но при Грейге, как я уже писал, подготовка Черноморского флота была не ахти, поэтому чаще всего крейсирования ограничивались двумя-тремя месяцами в год, в сентябре корабли уходили в Севастополь, и дальше турецкие работорговцы выходили из Синопа и Трапезунда к Черкессии, где загружались "живым товаром" и шли обратно к берегам Турции. 
      "Чтобы незаметно миновать российские патрульные крейсеры и причалить к берегу, турецкие капитаны предпочитали тёмные, по возможности безлунные ночи. В подобных условиях попасть к пункту встречи с кавказскими продавцами «живого товара» было сложно, была опасность выйти к русским укреплениям. «Ночью, при благоприятном ветре, контрабандные суда совершали путь вдоль берега по огням, которые зажигали и поддерживали в горах черкесы». Причалив к берегу, контрабандисты делали несколько выстрелов, на которые собирались окрестные горцы. После того как корабль разгрузили, его обычно вытаскивали на берег и маскировали ветками или затапливали в устье рек до следующего рейса."
      Тем не менее даже во времена Грейга русские крейсерства были довольно эффективны - за сезон могли перехватить до 54 (1832 год) турецких работорговцев. Если на судне обнаруживались русские, которых везли на продажу в Турцию - команду и корабль топили без вопросов. В ответ работорговцы первым делом при встрече с русским патрулем старались выкинуть за борт русских, чтобы иметь шансы выжить. Тем не менее, русские проводили опросы членов команды и пленников, и если выясняли, что русские были выкинуты за борт - смерть работорговцев была еще более жестокой - из запирали в трюме и сжигали на фиг.
      Тем не менее турецкие работорговцы все равно шли на риск. 
      "Высокая рентабельность северокавказской работорговли привлекала турецких торговцев и провоцировала их идти на риск. Из документов архива Раевских мы видим, что если даже «из 10 судов они потеряют 9, то последнее окупает всю потерю». Российский разведчик Ф.Ф. Торнау пишет, что торговля женщинами «для турецких купцов составляла источник самого скорого обогащения. Поэтому они занимались этою торговлей, пренебрегая опасностью, угрожавшею им со стороны русских крейсеров. В три или четыре рейса турок, при некотором счастии, делался богатым человеком и мог спокойно доживать свой век; зато надо было видеть их жадность на этот живой, красивый товар»".
      Но самый писец для работорговцев начался с приходом Лазарева к командованию ЧФ. Дело в том, что Михаил Петрович ввел КРУГЛОГОДИЧНЫЕ крейсерства у Кавказского побережья. Как мы с вами помним, эти крейсерства стали своего рода институтом "мастер энд коммандер" для флота, они же и нанесли страшный удар по кавказской работорговле. Вой был слышен аж у самой Колыбели Демократии - английский путешественник Эдмонд Спенсер: «В настоящее время, вследствие ограниченной торговли между жителями Кавказа и их старыми друзьями, турками и персами, цена женщин значительно упала; те родители, у которых полный дом девочек, оплакивают это с таким же отчаянием, как купец грустит об оптовом магазине, полном непроданных товаров. С другой стороны, бедный черкес ободряется этим состоянием дела, так как вместо того, чтобы отдать весь свой труд в течение многих лет или отказаться от большей части своего крупного и мелкого рогатого скота, он может теперь получить жену на очень лёгких условиях — ценность прекрасного товара падает от огромной цены сотен коров до двадцати или тридцати». До фига семейств были в ужасе - ах, мать, перемать, размать, супермать твою, нарожали тут приплод, а куда его девать? Мерзкие гяуры совсем бизнес порушили!
      Лазарев этим не ограничился. В качестве борьбы и с горцами, и с работорговлей Черноморский флот был привлечен к десантам на Кавказское побережье.
      "В конце апреля — начале мая 1838 г. эскадра под командованием вице-адмирала М. П. Лазарева в составе линейных кораблей «Силистрия», «Султан Махмуд», «Адрианополь», «Память Евстафия», «Императрица Екатерина II», «Чесма», «Иоанн Златоуст», фрегатов «Агатополь», «Штандарт» и «Браилов», а также корвета «Ифигения» перевезла десант из Вельяминовского укрепления (Керченский пролив) в устья рек Суба-ши и Шапсуги на Кавказском побережье. Высадка десанта осуществлялась при интенсивном противодействии со стороны горцев и оказалась успешной в значительной мере благодаря энергичному и меткому артиллерийскому огню кораблей эскадры. Кроме сухопутных войск, на берег был высажен и принял участие в бою сформированный из моряков батальон в составе 840 человек под командованием капитана 2 ранга Е. В. Путятина.
      Весной следующего года эскадра Черноморского флота во главе с вице-адмиралом М. П. Лазаревым в составе линейных кораблей «Силистрия», «Императрица Екатерина II», «Память Евстафия», «Султан Махмуд», «Адрианополь», фрегатов «Браилов», «Агатополь», «Тенедос», «Штандарт», брига «Меркурий», яхты «Ариадна», тендера «Легкий» и пароходов «Северная Звезда» и «Колхида» перевезла десантный отряд (6600 человек) под командованием генерал-лейтенанта Н. Н. Раевского из Тамани к устью Субаши. Десантные войска предназначались для возведения укреплений на кавказском берегу Чёрного моря.
      Когда 3 мая десант на гребных судах перевозили на берег, отряды горцев оказали ожесточенное сопротивление и лишь энергия и распорядительность возглавлявшего высадку капитана 2 ранга В. А. Корнилова позволили избежать больших трудностей. О действиях Корнилова генерал Раевский писал: «Капитан Корнилов один из первых выскочил на берег, и, когда на самой опушке леса неприятель встретил авангард, Корнилов с вооруженными гребцами бросился вместе с авангардом для их отражения, чем весьма способствовал первому и решительному успеху. После высадки второго рейса капитан Корнилов, составив сводную команду из гребцов, с примерной решимостью повел их на атаку горы на правом фланге морского батальона. Во все время сражения капитан Корнилов показывал замечательное соображение и неустрашимость».
      Вместе с сухопутными войсками был высажен сводный батальон моряков под командой капитана 2 ранга Путятина. Этот офицер действовал по-истине героически, своей отвагой подавая пример подчиненным, был ранен, но остался в строю. За отличие Путятин досрочно получил чин капитана 1 ранга.
      Как и предусматривалось планом, отбросив горцев от берега, русские войска возвели на побережье ряд укреплений, одно из которых — в устье реки Псезуане — получило название «форт Лазарева» (впоследствии — Лазаревское)."
      Собственно с 1838 по 1854 годы флот, ловя корабли работорговцев, разрушая их базы, создавая собственные укрепленные пункты на побережье, практически прервал поток рабов с Кавказа в Турцию.
      Это привело к интересным последствиям - цены на рабов на Кавказе резко понизились (потому что они там на фиг не нужны в таких количествах), и горцы стали искать альтернативные источники заработка. Естественно, проклиная северных варваров, которые порушили такую прекрасную финансовую концепцию. 
      Крымская война вызвала новый подъем работорговли с Турцией, но удар, нанесенный Лазаревым в 1833-1851 годах оказался очень силен, и она никогда не достигала размаха 1820-1830 годов. К тому же бывшие рабы, бежавшие к русским, или просто беглые от возможного рабства - все адыги, черкесы, чеченцы, дагестанцы, кабардинцы и т.д. - они вообще стали авангардом Кавказской армии в борьбе за присоединение Кавказа к России. Ибо очень не хотели попасть обратно, и развенять участь свободного человека, на участь раба. Бежали не только люди - бежали в Россию чуть ли не семьи или кланы - так убежавший в апреле 1841 г. натухайский пшитль Хузен захватил с собой весь свой собственный скот в количестве 20 коров, 31 овцы и 3 лошадей. У ога, подвластного Тугузу Едигееву, было 30 голов рогатого скота, 100 баранов и 100 ульев пчел. Русские же пленники чаще всего совершали коллективные побеги с одновременным выпиливанием их охраны, поэтому русских ясырей на Кавказе считали "злыми". 
      Тем не менее работорговля с Турцией, пусть и не в таких масштабах, как в начале века, продолжалась примерно до 1863-1864 годов, далее работорговля фактически исчезла. Но период 1859-1864 годов в работорговле на Кавказе - это отдельная история, связанная с манифестом 1861 года, от которого местные беи, шахи и прочие ханы просто были в шоке. Для затравки: "Весть о крестьянской реформе 1861 г. в России произвела на феодальную верхушку ошеломляющее действие. Не будучи в состоянии подняться выше социальных воззрений своей среды, стремившаяся к укреплению власти над зависимым населением, она не представляла себе дальнейшее существование без привычных форм общественных отношений. Она могла до известной степени примириться даже с прекращением работорговли с Турцией, но не могла примириться с потерей владельческих прав над зависимыми людьми. И старшины шапсугов, абадзехов, натухайцев вместе с представителями старой дворянско-княжеской знати, не включившимися в орбиту правительственной политики России, скорее готовы были со страданиями и лишениями увезти через Черное море на турецкой кочерме рабов и крепостных, чем остаться на родине и их лишиться. Тем более что слухи о проведении крестьянской реформы в России стали серьезно волновать порабощенный горский крепостной народ.
      Помощник начальника Кубанской области полковник Дукмасов отмечал, что под влиянием распространившихся слухов об освобождении крестьян Ставропольской губернии адыгские «крестьяне, рассчитывая на самое близкое освобождение, стали оказывать неповиновение владельцам и не желали исполнять свои прежние повинности. Встревоженные этим владельцы отправили из своей среды депутацию в Тифлис, дабы там просить оставить у них крестьян в крепостной зависимости на вечные времена».
      Хозяйство эксплуататорской адыгской верхушки строилось на зависимом труде. Но факт подчинения России, вступившей на путь капитализма, неизбежно должен был повлечь за собой перестройку его на новых началах. В результате создался весьма своеобразный исторический парадокс: реформа 1861 г. испугала социальные адыгские верхи больше, чем все военные успехи царизма. «Дух времени и слухи об освобождении крестьян в России и Закавказском крае произвели свое действие, и случаи столкновений горских холопов с их владельцами и взаимные жалобы становились все чаще и чаще, делая отношения между ними все более и более натянутыми»,— писал два года спустя после этих событий наместник Кавказа военному министру". Далее, если интересно, почитаете сами.
      Таким образом, Лазареву и его Кавказскому патрулю в ножки стоило бы поклониться не только пленным солдатам, не только земледельцам, похищенным с Кубанской Линии, но и простым народам Кавказа, ведь их "независимые правители" до поры до времени просто торговали им, как скотом.
    • Этимогия этнонима-соционима КАЗАК
      By Мерген1
      Этимология понятия "Казак"
    • Татар как этноним, значение и определение
      By Мерген1
      Историю этнонима «татары» можно проследить примерно с VIII века. Этноним впервые упоминается в рунической надписи на памятнике тюркютскому полководцу Кюль-Тегину (732). Эта надпись упоминает племенные союзы «отуз-татар» и «токуз-татар».
    • Похоронные традиции народов ЦентрАзии и ЮжСибири
      By Мерген1
      Особенности традиций захоронения у народов Центральной Азии и Южной Сибири 
    • Карта шведа-Рената или игнорирование очевидца с 17-летним стажем
      By Мерген1
      Уроженец Швеции Ренат провел 17 лет в "жесточайшем" плену джунгарских калмыков и заслуживает внимания.