Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

Красный Сириус в древних источниках

1 post in this topic

К ВОПРОСУ О «КРАСНОМ» СИРИУСЕ У ДРЕВНИХ ГРЕКОВ И РИМЛЯН

Работая над темой, посвященной отражению древнеегипетских взглядов на природу Сириуса в III тыс. до Р.Х., я с интересом узнал, что выдающийся русский египтолог Ю.Я. Перепелкин еще в довоенные годы изучал данную проблему. В начале XX века в науке с новой силой поднялась полемика относительно необычного «красного» цвета Сириуса, отмечаемого многочисленными свидетельствами древних [1]. Для меня это стало интересным вдвойне, поскольку родной брат Юрия Яковлевича Евгений был в свое время известным астрономом. Да и сам Ю.Я. Перепелкин начинал свою деятельность не как филолог и историк, а как математик и физик.

Как явствует из его небольшой статьи в журнале «Природа», он полностью разделял общепризнанное в астрономии положение о том, что Сириус не был с точки зрения астрофизической классификации звезд красным гигантом (звезды, характеризующиеся большими размерами и высокой светимостью – прим. автора) и, соответственно, не мог обладать присущим этим гигантам красноватым цветовым оттенком [2]. Юрий Яковлевич фактически принял точку зрения немецкого исследователя О.Мейснера, который объяснял отмечаемую античными авторами (прежде всего, Сенекой и Клавдием Птолемеем) красноту этой звезды исключительно атмосферными причинами. Сириус обладает красноватым оттенком при своем восходе, т.к. атмосфера поглощает короткие лучи значительно сильнее, чем красные. Попутно Ю.Я. Перепелкин подверг критике взгляды другого астронома А.Штентцеля, считавшего, что древние египтяне могли наблюдать Сириус с «красным или золотым сиянием». Последнее положение требует пояснения.

А.Штентцель справедливо отметил, что тресогласный знак spd, входящий в качестве корневой основы в древнеегипетское название Сириуса – Spdt – выписывался в ряде случаев красным цветом [3]. Однако из этого вовсе не следовало, что древние египтяне видели именно «красный» Сириус. И дело тут вот в чем.

В древнеегипетском мировоззрении красный цвет – dšr – имел преимущественно отношение к двум вещам: к крови [4] и к огненной стихии [5]. Ведь не случайно и античные авторы (среди которых Гомер, Гесиод, Алкей, Эсхил, Теофраст, Арат, Калликл) делали акцент именно на огненной природе Сириуса, а отнюдь не на красной (отсюда σείριος - «жгучий», «знойный») [6]. Поэтому в качестве детерминатива к Сотис в ряде случаев выписывался не только красный иглообразный иероглиф spd, но и знак кобры. Яд змеи-урея не просто вызывает жжение, он «испепеляет (rkḥ)».

Но, вместе с этим, красный цвет – это цвет бога Сета, цвет жестокости и агрессивности. Например, медицинский папирус Эберса ставит красный цвет в единый семантический ряд с такими признаками как «плохой» или «злой» - «вещи все плохие (bint), злые (dwt), красные (dšrt)» [7]. А про человека свирепого египтяне говорили, что он «красный сердцем (dšr-ib)» [8]. Поэтому окрашивание иероглифа в красный цвет имело более глубокий и символический смысл. Как мне удалось показать несколько лет назад на III Межвузовской конференции памяти проф. В.Ф.Семенова, причина столь необычных взглядов могла корениться в крупной космической катастрофе – спутник Сириуса Сириус B взорвался в начале III тыс. до Р.Х. как сверхновая звезда [9]. Соответственно и последствия данного взрыва могли иметь для планеты (включая Нильскую долину) самые губительные последствия [10].

Однако возникает закономерный вопрос: почему народы, жившие спустя значительное количество времени, сохранили эти необычные представления и упорно продолжали называть Сириус «огненно-красным»? Предположим, что древние римляне могли заимствовать данные представления у греков (вспомним хотя бы знаменитые греческие «сайры» или римские «каникулы», «собачьи дни»). А греки, что вероятнее всего, почерпнули их из Египта, с которым с середины II тыс. до Р.Х. находились в тесных контактах. Существуют два объяснения этого: 1) эти сведения были заимствованы ими вследствие продолжительных контактов с самими египтянами; 2) от тех народов, кто долгое время с египтянами общались.

Начнем с первой точки зрения. Например, самая первая достоверная информация о «жгучем» Сириусе восходит к Гесиоду (VII в. до Р.Х.), беотийскому аэду: «Сириус сушит колени и головы им беспощадно, зноем тела опаляя» [11]. В данном случае мы не сможем отрицать факт минойско-египетского влияния. Общеизвестно, что беотийские Фивы были основаны Кадмом. Отцом Кадма был Агенор, занявший по жребию область Финикии. Как свидетельствует Аполлодор, братом Агенора был египетский царь Бел, а матерью обоих - нимфа Ливия [12]. Кадм покинул Финикию и в поисках сестры отправился в Грецию. Путешествие Кадма заставляет вспомнить и другого египтянина – Даная. Данай был сыном Бела. Бел, в свою очередь, являлся родным братом Агенора. Так вот, Данай покинул родной Хеммис, лежащий в Фиванской области (т.е. в Верхнем Египте), и прибыл в Грецию, где основал Аргосскую царскую династию. Данаю наследовал его племянник и зять Линкей, Линкею, в свою очередь, наследовал Аб. Теперь стоит обратиться к потомкам Кадма, имеющим прямое отношение к интересующей нас проблеме.

Так, у дочери Кадма Семелы и бога Зевса был сын Дионис [13]. Бог Дионис впервые упоминается в надписях критского линейного письма В, относящихся к 1400г. до Р.Х. Согласно древнему мифу, Дионис подарил мех с вином афинянину Икарию, который, в свою очередь, отнес его пастухам. Захмелевшие пастухи убили Икария, думая, что он напоил их ядом. Супруга Икария Эригона с горя повесилась [14]. Дионис наказал афинян и кеосцев, поскольку последние дали приют убийцам. Об этом мы узнаем главным образом из труда Гая Юлия Гигина. В данном мифе фигурирует собака Икария, умершая от тоски после смерти хозяина. Юпитер, сострадая злой судьбе этой семьи, поместил Икария, Эригону и собаку Каникула на небо в виде созвездий. Каникула восходит раньше Большого пса, поэтому ее назвали Проционом. Вот, что пишет Гигин: «Взошедшая Каникула пылающим зноем лишила поля и нивы кеосцев урожая, а их самих, ввергнув в мучительные болезни, заставила претерпевать наказания за Икария…Царь кеосцев Аристей, сын Аполлона и Кирены, вопросил отца о том, что следует предпринять, чтобы избавить государство от бедствия. Бог повелел ему искупить обильными жертвоприношениями смерть Икария и просить Юпитера, чтобы на то время, когда восходит Каникула, он даровал ветер, который бы дул сорок дней и умерил ее зной. Аристей исполнил повеление и добился у Юпитера желаемого: в продолжение того времени стали дуть ветры этезии» [15].

Впрочем, у этой истории есть маленькое несоответствие. Сириус – главная звезда α Большого пса, Процион – α Малого. Действительно, Процион всегда восходит на небе раньше Сириуса. Тем не менее, в древности эта группа созвездий воспринималась как единое целое. Поэтому Гай Юлий Гигин справедливо отмечает, что Процион – также пес Ориона, с которым связывают «те же самые сказания», что и с Сириусом [16]. Об этом определенно свидетельствует и Диодор Сицилийский: «После гибели Актеона Аристей прибыл в прорицалище своего отца, и Апполон предсказал ему переселение на остров Кеос и почести, которые ему будут воздавать в грядущем кеосцы. Аристей уплыл на этот остров и, поскольку Элладу тогда поразил мор, принес там жертву за всех эллинов. Жертвоприношение было совершено при восходе звезды Сириус, во время которого дуют этесии, которые и прекратили моровые болезни. Если вдуматься, приключившееся с Аристеем достойно удивления: он пережил смерть собственного сына, разорванного псами, а затем прекратил воздействие небесного созвездия с таким же названием, которое считают пагубным для людей, и таким образом помог спастись другим» [17].

Из вышесказанного мы вполне можем заключить, что древнеегипетские религиозные представления, в том числе и связанные с Сириусом, могли попасть на Крит и в Грецию очень рано. Возможно, далеко не последняя роль в распространении данных представлений принадлежит дионисийскому мифу [18].

Впрочем, нельзя исключить и того, что дополнительный импульс для распространения данных представлений дали календарные реформы Солона [19]. Солон, как известно, был в Египте, и к этому мудрецу, в частности, восходит знаменитая легенда об Атлантиде, переданная лично ему саисскими жрецами.

Интересны сведения и о другом великом календарном реформаторе Гае Юлии Цезаре (напомним, что Юлианский календарь был введен в Риме с 1 января 45 г. до Р.Х.). Так, в IX книге поэмы Марка Аннея Лукана «Фарсалия» содержится диалог Цезаря с верховным египетским жрецом Ахореем. В течение одной ночи жрец раскрывает Цезарю тайны мироздания и при этом упоминает Сириус: «Влаги безмерных пучин Киллений (т.е. Гермес-Меркурий, отождествляемый с древнеегипетским Тотом) судьею поставлен. Только лишь в небе дойдет он до места, где смешаны звезды Рака и Льва и где Сириус льет свое хищное пламя. Там, где находится круг, изменяющий год, и где виден и Козерог нам, и Рак, под которыми Нила истоки» [20]. Этот эпизод наглядно показывает, что для египетского сознания Сириус даже в позднее время постоянно являлся источником опасности, даже, несмотря на его благую роль предвестника нильского половодья.

С помощью следующих примеров можно доказать, что необычные представления о Сириусе были распространены на очень значительной территории. В сочинении перипатетика Теофраста «Исследование растений» имеется несколько любопытных свидетельств: «Среди растений особенные и в высшей степени непохожие на все остальные – это благовония, произрастающие в Аравии, Сирии и у индов: ладан, смирна, корица, опобальзам и киннамон и другие подобные растения» [21]; «Говорят, ладан и смирну надо надрезывать, когда восходит созвездие Пса, причем, как и сирийский бальзам, в самые жаркие дни» [22]; «Сок собирают из надреза. Взрезают и ствол, и ветви острыми железными зубьями, когда Сириус на небе – сбор длится всю жаркую пору» [23].

Общеизвестен факт, что египтяне, начиная с Древнего царства, организовывали дальние морские экспедиции в страну Пунт (возможно, в район Южной Аравии, а также островов к ней примыкающих). О перечне привозимых из Пунта товаров, преимущественно благовоний, можно судить на основе надписей из заупокойного храма царицы Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри (XVIII династия, Новое царство). Среди ароматических веществ там как раз упоминаются мирра, ладан, киннамоновое дерево, кассия [24]. Очевидно, что столь дорогостоящие экспедиции преследовали не коммерческие, а исключительно культовые религиозные цели. Можно предположить, что некоторые благовонные вещества использовались и в медицине.

Данные Теофраста, равно как и египетские источники о путешествиях к Пунту, можно интерпретировать, таким образом, что египтяне приплывали на своих кораблях в строго определенное время, отмеченное появлением на небе звезды Сириус. Почему? Скорее всего, потому, что они действительно считали Сириус источником избыточного жара. Повышенная температура воздуха способствует превращению смолы в более жидкое состояние и благодаря этому сок легче стекает в прикрепленную к дереву тару. Однако главная причина повышенной температуры – солнечная активность. Для египтян же все было наоборот. На кору деревьев воздействовал, прежде всего, сам Сириус. В этой связи необходимо упомянуть свидетельство Арата Солийского (III в. до Р.Х.). Ценность данного свидетельства определяется тем, что поэма «Явления» была написана под прямым воздействием идей как самого Теофраста, так и великого астронома Евдокса Книдского (IV в. до Р.Х.). И тот, и другой были самыми настоящими египтоманами, и наука жрецов была для них непререкаемым авторитетом. Вот что пишет Арат:

Наверху же жуткую пасть освещает звезда, с ослепительно ярким

Блеском сияя: ее и зовут потому-то так люди – Сириус.

Если он с Солнцем восходит, земля изнывает:

Не обмануться деревьям, пожухлым листом сокрываясь,

Ибо легко сквозь их купы проходит он с блеском палящим,

Пользу одним принося, большинству же кору иссушая [25].

Поскольку экспедиции носили регулярный характер, у местного аборигенного населения могло выработаться представление, что египетские моряки действительно приплывают в момент появления Сириуса. Жители Пунта и тех мест, где произрастали благовонные растения, Сириус не наблюдали, как не добывали поначалу ароматные смолы с целью экспорта. Впоследствии, когда рыночный спрос на благовония существенно возрос, благовония Аравии стали одним из самых ходовых товаров. Вот, к примеру, что пишет Диодор Сицилийский об острове Гиера («Священный»), лежащем к югу от Аравии: «Населяют остров так называемые панхеи, которые вывозят ладан и мирру за его пределы и продают аравийским купцам, у которых другие купцы покупают этот товар и доставляют его в Финикию, Келесирию, а также в Египет, и уже из этих стран купцы развозят его по всему миру» [26].

Таким образом, очевидно, что вместе с благовониями на Ближнем Востоке и в Индии появились и необычные представления об «огненном» Сириусе, восход которого предвещал богатый урожай ладана и мирры. Греки (и не только), преимущественно торговцы, знакомились с этими легендами, и они еще сильнее откладывались и закреплялись в их сознании. Примечательно, что способствовала этому не тайная мудрость Египта, которая была доступна действительно немногим, а экзотическая ароматная смола, появившаяся на греческом рынке.

Примечания

1. Pauly A. Wissowa G. Realencyclopädie der klassischen Altertumswissenschaft. Hbd. 5, Stuttgart, 1927, Sp. 325-328; Le Boeuffle A. Le Vocabulaire Latin de l'Astronomie. T. 1-2. Lille, 1973, p.1064.

2. Перепелкин Ю.Я. Цвет Сириуса // «Природа» №1, 1929, С. 68-69.

3. «Сопдет» (Spdt) означает буквально «острый», «агрессивный», «проникающий» - Astronomische Nachrichten. 1928, T. 231, S. 387-392.

4. Например, солнце, согласно «Текстам пирамид», это «душа, сущая в своей крови (bA-imi-dšrw.f)» - Pyr. 854a-d, 1205a, 1209a. Необычность данных представлений связана, вероятно, с известными событиями Осирического мифа. В ходе противоборства богов Гора и Сета (в данном случае Гор отождествляется с солнечным диском, вышедшим из материнского «Ока», Сириуса-Исиды) Сет наносит Гору рану. Рана начинает «кровоточить» или «пламенеть», т.е. светить, излучать, что семантически тождественно друг другу. Заметим, что атаке Сета подвергается не только Гор, но и мать Гора, супруга Осириса, Исида-Сириус. См. далее в тексте.

5. Wilkinson R. H. Symbol and magic in Egyptian art. London. 1994, p. 106.

6. «Первый старец Приам со стены Ахиллеса увидел,

Полем летящего, словно звезда, окруженного блеском;

Словно звезда, что под осень с лучами огнистыми всходит

И, между звезд неисчетных горящая в сумраках ночи

(Псом Ориона ее нарицают сыны человеков),

Всех светозарнее блещет, но знаменьем грозным бывает;

Злые она огневицы наносит смертным несчастным,-

Так у героя бегущего медь вкруг персей блистала» - Hom. Ilias XX, 25-32 (перевод Н.Гнедича).

7. Pap. Ebers 1, 14.

8. Urk. VII, S. 54, Z. 17.

9. Орехов Р.А. Что же произошло в 11 год царя Сену? (некоторые замечания к гипотезе О.Д.Берлева) // В поисках древности: история древности и археология. Москва, 2005, С. 71-85.

10. Прусаков Д.Б. Природа и человек в Древнем Египте. Москва, 1999, С. 104-105.

11. Труды и дни, 587-588 (перевод В.В. Вересаева).

12. Appolod. II, 1, 4.

13. Hes. Theog., 940-942.

14. Appolod. III, 14.

15. Hygini. Astronomia II, 4.6 (перевод А.И. Рубана).

16. Hygini. Astronomia II, 36 (перевод А.И. Рубана).

17. Diodori Siculi IV, 82,1 (перевод О.П.Цыбенко).

18. О связи дионисийского мифа с осирическим, см.: Plut. De Is. et Os. 28, 35.

19. Plut. Sol. 25.

20. Lucan. Phars. IX, 210-211 (перевод Л.Е.Остоумова).

21. Hist. Plant., IV, 4.

22. Hist. Plant., IX, 1, 6.

23. Hist. Plant., IX, 6, 1-4 (пер. М.Штерна).

24. Urk. IV, S. 329, Z.3.

25. Aratus. Phenomena, 330-336 (перевод К.А.Богданова).

26. Diodori Siculi V, 42 (перевод О.П.Цыбенко).

Р.А. Орехов (к.и.н. Центр египтологических исследований РАН)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0