Sign in to follow this  
Followers 0

Парунин А. В. Политическая биография Чекре - хана Золотой Орды начала XV века

   (0 reviews)

Dark_Ambient

Парунин А. В. Политическая биография Чекре – хана Золотой Орды начала XV века  // Военное дело кочевников Казахстана и сопредельных стран эпохи Средневековья и Нового времени: сборник научных статей / Отв. ред. А. К. Кушкумбаев. – Астана: ИП «BG-print», 2013. С.114-120.

[114] Военно-политическое противостояние Тохтамыша и Тимура, а также опустошительные походы последнего привели к упадку городской культуры Золотой Орды, новому витку междоусобных войн, росту удельного сепаратизма, политическому росту мангытского темника Эдиге, вокруг жизни и деятельности которого сосредоточилось немало внимания со стороны восточных авторов.

«Царь Идики», «государь Дешта, Сарайа и Крыма» - так именует его ал-Айни – прославился тем, что назначал и смещал по своему усмотрению ханов-чингизидов, удовлетворяя тем самым свои политические амбиции. Одним из таких марионеток был тука-тимурид Чекре. Он был одним из немногих правителей, чья биография получила относительно неплохое освещение в источниках, в частности, в «Путешествии» Иоганна Шильтбергера).  Но образ хана оказался насыщен противоречивыми известиями, попытка разобраться в которых будет представлена ниже.

Прежде необходимо начать с историографического экскурса, который позволит отметить эволюцию взглядов на правление и личность чингизида. Достаточно подробно для XIX века очередной ордынской замятни 1410-х гг. касается В. Д. Смирнов, упоминая о Чекре лишь только то, что он ставленник Эдиге (Смирнов, 2011, с. 143). Примечательно, что почти столетие спустя, в обширной монографии Б. Д. Грекова и А. Ю. Якубовского, не нашлось ни строчки царевичу; исследователи вкратце упомянули лишь о преемнике Чекре Джаббар-берди (Греков, Якубовский, 1950, с. 410).

М. Г. Сафаргалиеву принадлежит первый опыт биографического анализа царевича. Исследователь отметил участие Чекре в походе в Сибирь вместе с Эдиге, а также упоминания о нем в немногочисленных источниках, отметил имеющийся нумизматический материал. Также автор предположил убийство царевича сыном Тохтамыш-хана Джаббар-берди, на основании сообщения Абд ар-Раззака Самарканди (Сафаргалиев, 1960, с.190-192).

В контексте нумизматических данных (монеты 816-818 г.х. – 1413-1416 гг.) упоминает о царевиче А. Г. Гаев (Гаев, 2001, с.31-32). Этими же годами на аналогичной базе отметили правление Чекре Р. Ю. Рева, А. А. Казаров и В. Б. Клоков (Рева и др, 2009, с.78).

Последующие публикации касались непосредственно вопросов участия Чекре в сибирском походе, описанию его жизнедеятельности согласно сведениям Иоганна Шильтбергера, а также проблематики отождествления Султана-Мухаммеда, боровшегося с Чекре за золотоордынский престол в трактовке «Анонима Искандера» Муин ад-дина Натанзи.

Р. Ю. Почекаев предположил, что после сибирского похода Чекре «возглавил Тюменский юрт», а после поражения Кепека «Волжская Булгария отошла к владениям Чокре и Идигу, а Керим-Берди стал управлять юго-западом Золотой Орды» (Почекаев, 2012, с.225). Также автор скептически отнесся к смерти Чекре от рук Мухаммада, отождествив последнего с Улуг-Мухаммедом – новым ханом Золотой Орды после смерти Дервиша (Почекаев, 2012, с. 369, прим. 674).

Более пристальное внимание на личность Чекре обратил Д. Н. Маслюженко. Исследователь выдвинул свою датировку похода царевича в Сибирь, обратил внимание на известный в источниках факт борьбы Чекре и Султана-Мухаммеда, связав с аналогичной ситуацией в сочинении Иоганна Шильтбергера (Маслюженко, 2011, с.96-97).

Ж. М. Сабитову принадлежит наиболее целостная характеристика хана. Автор суммировал сведения из источников, обозначил генеалогию Чекре. Исследователь также попытался идентифицировать упомянутого Мухаммеда, связав с его с сыном Тохтамыша – Кучиком. Согласно мнению исследователя, о Кучике сообщает ал-Дженнаби со ссылкой на Мухаммада ат-Ташканди (Сабитов, 2011, с.101-102).

К.З. Ускенбай усомнился в отождествлении Чекре с Чингиз-огланом, упомянутым у Самарканди, указав на несовпадения в аспектах биографии хана, представленных в источниках. При этом автор придерживается канвы событий, содержащейся у Натанзи, где Чекре «низвергнут и убит Мухаммедом» (Ускенбай, 2013, с.239-240).

[115] Отметим, что исследования последних лет достаточно скрупулёзно восстановили биографию Чекре, «разбросанную» по различным средневековым авторам. Наиболее «проблемной зоной» осталась попытка хронологического и именного отождествления упоминаемого противника Чекре, а также перипетии их междоусобицы.

Пролить свет на эту и иные проблемы нам поможет обращение к источниковедению.

Подробное жизнеописание Чекре оставил Иоганн Шильтбергер, проведший почти 34 года слугой у различных правителей Азии, также находившийся четыре года при внуке Тимура Абу-Бакре. При тимуриде находился также и Чекре. Из записок Шильтбергера не совсем ясно, как пленный баварец попал к чингизиду, однако подробное изложение путешественником пути вместе с царевичем из Мавераннахра в Золотую Орду может свидетельствовать о последнем как очевидце событий, хотя описанная им последовательность и является оригинальной, не находя подтверждения в иных источниках.

Занимательно, с множеством характерных фактов, изложено Шильтбергером и путешествие в Сибирь, однако цель и итоги похода раскрыты не были; лишь финал похода свидетельствовал об определенной удаче: «После покорения Сибири Едигей и Чакра вступили в Булгарию, которая ими также была завоевана. После этого возвратились восвояси» (Шильтбергер, 1984, с.35).

Затем баварец кратко пересказывает хронологию правления золотоордынских ханов первого двадцатилетия XV века, после чего сообщает: «Чакра был вынужден бежать в страну, называемую Дешти-Кыпчак, и Мухаммад воссел на престол». В следующем абзаце, упоминая о новой усобице в Золотой Орде, Шильтбергер сообщает следующее: «Свергнутый Бараком Мухаммад, собравшись с силами в свою очередь изгнал его, однако затем сам был изгнан Девлет-Берди, который после трехдневного царствования, был вынужден уступить престол Бараку. Последний затем погиб в борьбе с моим господином Мухаммадом, снова овладевшим престолом. Мой господин Чакра, который хотел низвергнуть Мухаммада, сам погиб в борьбе с ним» (Шильтбергер, 1984, с.35-36). Столь обширные свидетельства о Чекре пленным немцем вполне разумны: как мы помним, он был слугой Чекре и говорил о нем как о «господине». Последнее обращение к Чекре относится к главе о возвращении Шильтбергера на родину: «После упомянутого мною выше поражения Чакры, я попал к господину по имени Маншук, который был советником Чакры. Изгнанный, он пробрался в город Каффу, населенный христианами. Это — весьма многолюдный город, в котором обитают последователи шести различных вероисповеданий» (Шильтбергер, 1984, с.67). На ценность этой информации справедливо указал Ж. М. Сабитов (Сабитов, 2011, с. 100), но не использовал для решения вопроса противостояния Чекре и Мухаммеда.

Судя по упомянутой главе, возвращение Шильтбергера на родину не было скорым: суммарно не менее трех лет, значит, имеющееся «поражение» стоит относить к 1423-1424 гг. Действительно, Чекре терпит поражение от нового претендента по имени Мухаммед; спустя какое-то время он погибает от рук «господина Мухаммеда» (Шильтбергер, 1984, с.36). Упоминание «Мухаммедов» в таком порядке приводит Ж. М. Сабитова к мысли о наличии двух Мухаммедов (Сабитов, 2011, с.100-101).

Однако имеющийся в нашем распоряжении более точный перевод необходимых отрывков снимает некоторые проблемы вокруг Мухаммеда.

Приведем фрагменты:

«И Едигей сделал моего господина Чегру королем как и обещал ему и тот был около восьми месяцев королем. Тогда пришел некто, называемый Мухаммед и сражался с Чегрой и Едигеем и Чегра бежал в страну, называемую Дешипшах (Дешт?), и Едигей был схвачен и Мухаммед стал королем. И затем пришел некто по имени Борак, изгнал Мухаммеда и стал королем. И затем собрался [с силами] Мухаммед и изгнал Борака и снова стал королем. Затем пришел некто по имени Давлет-Берди, изгнал Мухаммеда и стал королем, и был королем только три дня. Затем пришел вышеназванный Борак, изгнал Давлет-Берди и снова стал королем. Затем пришел вышеназванный Мухаммед, убил Борака и снова стал королем. И затем пришел Чегре, мой господин, сражался с Мухаммедом и был убит…..»

Поскольку Чегра проиграл и был убит, то я перешел к другому господину, называемому Маннстцух (Маншук?) и он был рыцарем Чегры и вынужден был бежать и ушел в город, называемый Каффа и в этом городе есть христиане и это весьма могущественный город, городе в есть шесть вероучений, и там мой господин оставался 5 месяцев» (Langmantel, 1883, p.42-43).

Представленный вариант приводит некоторые факты в совершенно ином свете. Лаконичность повествования наводит на мысль, что Иоганн Шильтбергер вообще не был свидетелем усобиц второй половины 1410-х – 1420-х гг. В качестве, сравнения, можно привести поход в Татарию и Сибирь, который был расписан баварцем достаточно подробно и с множеством региональных особенностей. Если [116] же автор был свидетелем упомянутых им событий, то почему не обратил внимания на характерные детали, столь свойственные для его записок? Однако подробный анализ данного произведения выходит за рамки статьи.

Обращает на себя внимание также и попадание Шильтбергера к Маншуку после смерти Чекре. Логично предположить, что смерть последнего произошла ближе к середине 1420-х, ибо процесс возвращения баварца на родину довольно тщательно, с указанием дней и месяцев. Вышеуказанное приводит нас к гипотезе о смерти царевича до 1424 года и борьбе оного с Улуг-Мухаммедом, поскольку иных «Мухаммедов» (т.н. «господина Мухаммеда». – прим.) в отрывке не фигурирует. Однако чуть позже мы еще вернемся к этому вопросу.

Обратимся теперь к труду Муин ад-Дина Натанзи, известному в историографии как «Аноним Искандера». О Чекре сообщается буквально следующее: «После этого (убийства Султаном-Мухаммедом своего брата Джалал ад-Дина, сына Тохтамыша – прим.) Чакире-оглан, который долгое время проводил жизнь в орде Тимура, а после смерти его величества некоторое время находился при Худайдаде, сыне Хусайна, и еще некоторое время под покровительством Шейх Нур ад-дина, сына Сары-Буки, стал устраивать большие смуты и в последний раз бросился в Хорезм. После убиения Джалал ад-дин султана ему в голову запало стремление и жажда узбекского улуса и не обращая внимания… (Далее следует пропуск в рукописи – прим.) До его прибытия Султан-Мухаммад стал самостоятельным (государем), выступил против него и в первой же стычке обратил его со всеми его последователями и окружающими в пух и прах. Теперь это широкое и пространное государство находится в его (Султан-Мухаммада) владении, а Чакире-оглан по-прежнему проводит жизнь в тех краях в бедствии, без дома и крова» (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с.264-265). Также о некоем Мухаммад-хане, сыне Тохтамыша, правившем недолгое время, упоминает более поздний автор Гаффари (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с. 405).

Если суммировать хронологию правления ханов Золотой Орды, сообщаемую Натанзи, то она выглядит следующим образом:

Тохтамыш – Тимур-Кутлук – Шадибек – Тимур-султан б. Тимур-Кутлуг – Джалал ад-дин султан – Султан-Мухаммад – Чекре – Султан-Мухаммад.

При этом «Аноним Искандера» не указывает ханский статус Чекре.

В данном случае разумно провести аналогии с аутентичными сообщениями.

Йазди: Токтамыш – Тимур-Кутлук – Шадибек – Пулад – Джалал ад-дин – Кепек – Карим-берди – Чекре – Дарвиш – Мухаммад-хан (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с. 289).

«Та’рих-и арба’ улус» мирзы Улугбека: Тохтамыш-хан – Тимур-Кутлу – Шади-бек – Пулад – Тимур-хан б. Тимур-Кутлу – Джалал ад-дин – Карим-берди – Кийик – Чакар – Джаббар-берди – Саййид-Ахмад – Дарвиш – Мухаммад-хан (Тарих, 2007, с.105-110).

Самарканди: Шади – Пулад-хан – Тимур-хан б. Тимур-Кутлуг – Джалал ад-дин-султан – Чингиз-оглан – Джаббар-берди (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с.368-372).

Путем простого сравнения можно определить, что сведения Натанзи идут вразрез с иными представителями персоязычной историографии. Само же сочинение было представлено двумя редакциями: 816 г.х. (1413-1414 гг.) и 22 раджаба 817 г.х. (7 октября 1414 г.) (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с.248-249) – времени гипотетического восшествия на престол Чекре, ибо уже 816 г.х. датируются его первые монеты. Вместе с тем, события, описанные до смерти Джалал ад-дина, не противоречат имеющейся хронологии, что наводит нас на мысль об ином источнике сведений для «Анонима Искандера»; либо же до автора, явно интересующегося судьбой Чекре, доходили неясные сведения об очередной ордынской междоусобице. В итоге Натанзи мог воспользоваться довольном распространенным мусульманским именем «Султан-Мухаммед» (см. например, История Казахстана в персидских источниках. Том III. Му’изз ал-ансаб, 2006, с.304-305). В генеалогических сочинениях династ с таким именем среди сыновей Тохтамыша не значится: он присутствует лишь в сочинении Гаффари (середина XVI в.) с ханским титулом (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с.405). Д. М. Исхаков предлагает связывать его с Султан-Мухаммедом, в котором видит еще одного тука-тимурида Улуг-Мухаммеда (Исхаков, 2009, с.120).

Фигурирует Чекре и в сочинении Абд ар-Раззака Самарканди, написанном между 1467-1475 гг. (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с 361). Б. А. Ахмедов, на основании неопубликованных фрагментов рукописи, отметил посредничество Чингиз-оглана в деле примирения Шахмелика и Улугбека по просьбе Шейха Нур ад-дина (Ахмедов, 1965, с. 28-29). Все это вполне позволяет подтвердить мнение Натанзи о покровительстве Чекре Нур ад-дином и не согласиться с вышеупомянутым мнением К. З. Ускенбая о двух различных царевичах.

[117]  Согласно персидскому автору Чекре (Чингиз-оглан – прим.) принял участие в войне Эдиге против Шахруха в Хорезме (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с. 371), чем обозначил их будущий политический союз. Сами же военные действия можно уверенно обозначить 1412 годом. Развитие событий вполне согласуется с упоминанием Натанзи о «больших смутах» Чекре, которые, видимо, понимались как предательство по отношению к семейству Тимура. В то же время Шильтбергер, находясь уже при Чекре, никак не комментирует эпизод с Хорезмом, представляя уход от Абу-Бакра как предложение «возвратиться на родину, чтобы занять там престол. С согласия Абу-Бакра он отправился туда в сопровождении 600 всадников, в числе которых находился и я с четырьмя товарищами» (Шильтбергер, 1984, с.33). Тем самым, налицо явное противоречие в сообщениях авторов.

Самарканди также принадлежит и важное упоминание об изгнании Чекре Джаббар-берди, внешне совпадающее с сочинением Натанзи; в нем он назвал «Чингис-огланом» (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с.372). К. З. Ускенбай усомнился в сообщении персидского автора, предположив, что «Джаббарберды, обитавший большей частью в княжестве Литовском у Витовта, на левобережье Волги и тем более в Узбекском Улусе (а это степи к востоку от Яика) замечен не был» (Ускенбай, 2002, с. 130). Однако в действительности это не так. Еще М. Г. Сафаргалиев, на основании изучения сведений «Codex Epistolazis Vitoldi» и «Хроники» Яна Длугоша, показал, что ставленником Витовта был еще один брат Джаббара Карим-Берди, убивший в 1413-м году Джелал ад-Дина (Сафаргалиев, 1960, с.191-192), что согласуется и с показаниями источников (Jana Długosza, 1869, p.203-204; Codex epistolaris Vitoldi, 1882, p.352). Вполне допустимо очередное участие Карим-берди в борьбе за престол; согласно Длугошу беглый царевич был убит Йеремферденом (Ерим-берди), «который завладел его троном, и действуя предусмотрительно, также как отец уважал авторитет Александра. Правление его, поддерживаемое дружбой и помощью князя Александра, вскоре укрепилось; сам же Йеремферден ходил во все походы вместе с Александром Витовтом, и против любого из врагов давал вооруженную поддержку» (Jana Długosza, 1869, p.203-204). Под Йеремферденом вполне допустимо видеть Джаббар-берди, сместившего Чекре. Показательно, что Ян Длугош ничего не знал о последнем. По версии М. Г. Сафаргалиева, Джаббар-берди был вытеснен союзом Эдиге и Дервиш-хана и бежал в Крым (Сафаргалиев, 1960, с.192).

Неверны и хронологические выкладки К. З. Ускенбая, согласно которому «после смерти Тимура Чекре оказался при дворе Абу Бекра (умер в 1408/9 г.), сына Мираншаха и внука Тимура разрешение вернуться домой, он в 1405 г. отправился через Кавказ в Золотую Орду» (Ускенбай, 2013, с.239). Шильтбергер пишет: «После пленения и казни Миран-шаха я попал к его сыну Абу-Бакру, у которого я оставался четыре года» (Шильтбергер, 1984, с.32). Смерть Мираншаха датируется 1408 годом (Сафаргалиев, 1984, прим. 91). Соответственно, нетрудно вычислить дату ухода от Абу Бакра, причем она совпадает с датой появления Эдиге и Чингиз-оглана в Хорезме.

Согласно Йазди, «Чекре-оглан, из рода Джучи-хана» сидел по правую сторону от Тимура во время приема Кара-Ходжи, посланника Тохтамыша, принесшего от беглого хана письмо с извинениями. Это событие уверенно датируется раджабом 807 г.х. (3 января – 1 февраля 1405 г.) (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с.350-351, 360, прим. 165). С одной стороны, этот факт показывает статус царевича среди эмиров Тимура и вполне логичную заинтересованность к нему со стороны некоторых персидских авторов.

Махмуд бен Вали в сочинении «Бахр ал-асрар» (составлено около 1634-1641 гг.) отмечает интересные детали в биографии царевича:

«Чекре-хан, опасаясь урона от Токтамыш-хана, удалившись в Мавераннахр, некоторое время пожил в ставке Сахиб-и Кирана [Амира Тимура]. Пользовался всеми милостями и благосклонностями упомянутого эмира. После смерти Сахиб-и Кирана и погашения [пламени] Токтамыш-хана, [Чекре-хан] возвратился из Мавераннахра к близким и был назначен правителем некоторых владений. Когда знаки его благомыслия стали известны родственникам, упомянутые султаны, признав его соправителем престола, поручили ему решения самых важных дел. Когда Кебек-хан скончался, военачальники и сановники государства, учитывая его блестящие способности, вручили ему узды важных дел ханства и дела управления государством. Чекре-хан после вступления [на престол] приложил много усилий для защиты чести шахства» (История Казахстана в персидских источниках. Том IV, 2006, с.289, прим. 12). Использование данного отрывка нами в исследовательской литературе не встречалось. Махмуд бен Вали подчеркивает важный статус Чекре в государстве Тимуридов, положительно отзываясь о его правлении. Примечательно, что прошибанидски настроенный автор ничего не сообщает о его предательстве.

[118] Помимо сочинения бен Вали, только «Та’рих-и арба’ улус» сообщает об окончании правления Кепек-хана и начале «его брата Чакар-хана, сына Тохтамыш-хана» (Из «Та’рих-и арба’ улус», 2007, с.109). Очевидно, несмотря на верную последовательность правления династов-чингизидов, составитель «Та’рих» был ограничен в знании генеалогических тонкостей.

Генеалогия Чекре-хана, согласно «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме», выглядит следующим образом:

Джегре-хан – Акмыл – Менгасир – Абай – Уз-Тимур – Тука-Тимур (Материалы по истории казахских ханств XV-XVIII веков, 1969, с.40-41; Сабитов, 2011, с.99). Примечательно, что ханское достоинство досталось лишь Чекре; вряд ли подобный взлет имел место быть без помощи Эдиге, без могущественного темника тука-тимурид был бы лишь одним из немногих царевичей, вовлеченных в политическую орбиту империи Тимура.

Источники, характеризующие Чекре, носят весьма противоречивый характер. Шильтбергер подробно сообщает о таком незначительном событии как поход в Сибирь, но умалчивает о перипетиях жизни царевича в его ханском достоинстве, что наводит на вполне логичную мысль о неучастии баварца в политической жизни Золотой Орды после (или даже ранее) смещения Чекре. Детальное изложение продолжается лишь после смерти тука-тимурида. Натанзи, чья заинтересованность царевичем, может быть вызвана его приближенностью к Тимуру, лишь добавляет сумятицу, указывая на борьбе Чекре с неким Султаном-Мухаммедом, сыном Тохтамыша, не фиксируемым в иных источниках. Этот факт явно свидетельствует о необходимости дифференцированного подхода к авторской концепции. Не вызывает нареканий лишь Абд ар-Раззак Самарканди, повествование которого о событиях в Золотой Орде лаконичное, поскольку идет в сопровождении среднеазиатских событий. Неизвестны причины именования Чекре «Чингиз-огланом», однако некоторые характерные детали биографии, фиксируемые персидской историографией, позволяют уверенно говорить об одном и том же лице.

Суммировав показания источников, картина вырисовывается следующая.

Политический рост Чекре-хана проявился, вероятнее всего, еще при жизни Тимура. Йазди свидетельствует о нем как о царевиче «правого крыла». Впоследствии, после смерти могущественного правителя, Чекре сначала находится при эмирах Тимура, участвует в дипломатических переговорах, затем попадает к его внуку Абу-Бакру. Согласно Шильтбергеру, ему «было предложено возвратиться на родину, чтобы занять там престол». Казалось бы, этот факт подтверждает увеличивающийся политический вес Чекре. Но затем события по неизвестным причинам разворачиваются иначе. Чекре помогает Эдиге с вторжением в Хорезм, тем самым становясь сепаратистом в глазах Шахруха. Этому факту не противоречит заявление Натанзи о «больших смутах» и явная заинтересованность автором дальнейшей судьбы опального царевича.

Шильтбергер представляет несколько иную картину; согласно ему, Чекре совершает длинный путь в «Татарию» и лишь затем знакомится с Эдиге, который начинает рассматривать его как претендента на престол Золотой Орды. В целом, их поход в Сибирь носит неясный характер, скорее всего, он вызван стремлением Эдиге подчинить себе северные территории («После покорения Сибири Едигей и Чакра вступили в Булгарию, которая ими также была завоевана»), тем самым усилив свои позиции в борьбе с детьми Тохтамыша. Сам поход может быть уверенно локализован 1413 годом (Маслюженко, 2011, с.96), либо началом 1414 г. Все это закономерно приводит к тому, что Чекре становится золотоордынским ханом, однако его положение является. Будучи креатурой Эдиге, он приобретает новых врагов в лице детей Тохтамыша, что приводит к поражению от Джаббар-берди в начале 1416 года, чему не противоречат и нумизматические данные.

Дальнейшая судьба чингизида представляется противоречивой, ибо трактуется всего одним вышеприведенным источником. Попадание Шильтбергера к советнику Чекре Маншуку после смерти «господина», согласно имеющемуся в нашем распоряжении переводу, вполне можно отнести к 1423-1424 гг. Указание на противостояние Чекре и Мухаммед-хана присутствует и в летописи ал-Айни: «В 824 (1421) году государем земель Дештских был Мухаммедхан, но между ним и Боракханом и Беркеханом, (вероятно, Чекре-ханом) происходили смуты и войны, и дела не улаживались» (История Казахстана в арабских источниках. Том I, 2005, с.375). В примечании также отмечено: «Государем Дешта и Сарайа был Беркехан, из рода Чингизхана, сына Хулавуна» (История Казахстана в арабских источниках. Том I, 2005, с.382, прим. 40). Однако четкая локализация Берке как Чекре на основании имеющихся сообщений вряд ли возможна, особенно учитывая кризис политической власти в Золотой Орде после смерти Эдиге, где претендентами на престол выступали сразу несколько чингизидов.

Эти размышления приводят нас к единственному кандидату на роль антагониста Чекре – Улуг-Мухаммеду, ставшему правителем Золотой Орды после смерти Эдиге (см., например, История [119] Казахстана в арабских источниках. Том I, 2005, с. 375) при условии допущения деятельности царевича после смещения его Джаббар-берди с престола.

Картина может быть восстановлена следующим образом. Изгнанный Джаббар-берди Чекре перестал представлять интерес для мангытского темника и на время ушел в тень. Сопровождал ли его в этот непростой период жизни Иоганн Шильтбергер – неясно. Ситуация коренным образом меняется с приходом к власти Улуг-Мухаммеда и последующим приходом Барак-хана в Поволжье. Усиливается очередной виток борьбы за власть, в ход которого включается и Чекре, вновь терпящий поражение, но на этот раз уже убитый от рук Улуг-Мухаммеда. Примерный временной отрезок стал возможен благодаря Шильтбергеру, поскольку главу о своем возвращении домой он начинает именно со смерти своего «господина». Тем самым смерть Чекре можно уверенно обозначить серединой 1420-х гг.

Список литературы

Ахмедов Б. А. Улугбек и политическая жизнь Мавераннахра первой половины XV в. // Из истории эпохи Улугбека. Сборник статей. - Ташкент: Наука, 1965. С. 5-66.

Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV в. Л.: Наука, 1971. 276 с.

Гаев А. Г. Генеалогия и хронология Джучидов. К выяснению родословия нумизматически зафиксированных правителей Улуса Джучи // Древности Поволжья и других регионов. Вып. IV  Нумизматический сборник. Том 3. Нижний Новгород, 2002. С.9-55.

Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и её падение.  М.:-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1950. 500 с.

Из «Та’рих-и арба’ улус» Мирза Улугбека // История Казахстана в персидских источниках. Т.V. Извлечения из сочинений XIII-XIX вв. / М. Х. Абусеитова [отв. ред. и сост.]. Алматы: Дайк-Пресс,  2007. С.88-112.

История Казахстана в арабских источниках. Том I. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Том I. Извлечения из арабских сочинений, собранные В. Г. Тизенгаузеном / Б. Е. Кумеков, А. К. Муминов [ред.]. Алматы: Дайк-Пресс, 2005. 711 с.

История Казахстана в персидских источниках. Том III. Му’изз ал-ансаб (Прославляющие генеалогии) / А.К. Муминов [отв. ред.]. Алматы: Дайк-Пресс, 2006. 672 с.

История Казахстана в персидских источниках. Том IV. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Извлечения из персидских сочинений, собранные В.Г. Тизенгаузеном и обработанные А.А. Ромаскевичем и С.Л. Волиным / М. Х. Абусеитова [отв. ред.]. Алматы: Дайк-Пресс, 2006. 620 с.

Исхаков Д. М. О родословной хана Улуг-Мухаммеда // Исторические очерки. Казань: Изд-во «Фэн», 2009. С.109-122.

Маслюженко Д. Н. Ханы Махмуд-Ходжа и Хаджи-Мухаммед, или «Улус Шибана» в первой четверти XV в. // Вопросы истории и археологии средневековых кочевников и Золотой Орды: сборник научных статей, посвященных памяти В. П.Костюкова / Д. В. Марыксин, Д. В. Васильев [отв. ред. и сост.] Астрахань: Астраханский государственный университет, Издательский дом «Астраханский университет», 2011. С.88-101.

Материалы по истории казахских ханств XV-XVIII веков (Извлечения из персидских и тюркских сочинений) / С.К. Ибрагимов и др. [сост.]. Алма-Ата. Наука. 1969. 655 с.

Почекаев Р. Ю. Цари Ордынские. Биографии ханов и правителей Золотой Орды. СПб.: ЕВРАЗИЯ, 2012. 464 с.

ПСРЛ. Т.11. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. СПб., 1897. 254 с.

Рева Р. Ю., Казаров А. А., Клоков В. Б. Новые нумизматические данные для реконструкции истории Золотой Орды в 817-819 г.х. // Пятнадцатая Всероссийская нумизматическая конференция. Тезисы докладов и сообщений. Ростов-на-Дону, 20-25 апреля 2009. М., 2009. С.78-80.

Сабитов Ж. М. Чекре-хан и Мухаммед-хан // Зертеуші. 2011. № 3-4. С. 98-103.

Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды.  Саранск: Мордовское книжное издательство, 1960. 279 с.

Смирнов В. Д. Крымское ханство XIII-XV вв. М.: Вече, 2011. 336 с.

Ускенбай К. З. Восточный Дешт-и Кыпчак в XIII – начале XV века. Проблемы этнополитической истории Улуса Джучи. – Казань: Изд-во «Фэн» АН РТ, 2013. – 288 с.

Шильтбергер И. Путешествие по Европе, Азии и Африке. Баку, 1984. 88 с.

Codex epistolaris Vitoldi Magni Ducis Lithuaniae 1376-1430. Cracoviae : Acad. Literarum, 1882. 1113 p. + CXVI s.

Jana Długosza kanonika krakowskiego dzieła wszystkie. Том IV. Кн. XI-XII. Kraków, 1869. 558 p. + XXIII s.

Langmantel V. Hans Schiltbergers Reisebuch. Stuttgart, 1883. 200 p.


Sign in to follow this  
Followers 0


User Feedback

There are no reviews to display.