К вопросу о попытках ввести карточную систему в Петрограде накануне революции 1917 г.

   (0 отзывов)

Nslavnitski

Славнитский Н.Р.

К вопросу о попытках ввести карточную систему в Петрограде накануне революции 1917 г. Сетевая версия.

 

 

 

Во публицистических, а также в научных работах нередко встречаются высказывания о том, что в годы Первой мировой воны в России не было продовольственных карточек, и на этом основании делают вывод о том, что экономическое положение населения страны было хорошим. Карточной системы действительно не вводили, и данная работа является попыткой разобраться, почему этого не было сделано, на основе материалов Петроградской городской думы. Отметим сразу, именно «не сделано», поскольку о необходимости такой меры говорили постоянно. Статья посвящена, главным образом, ситуации с продовольствием в Петрограде, поскольку именно нехватка продуктом питания в столице Российской империи привела к социальному взрыву в феврале 1917 г.

Снабжением Петрограда занималась городская Дума (общественное управление), в составе которой имелась соответствующая комиссия, ведавшая закупкой продовольствия, доставкой его в столицу и распределением.

Отметим, что впервые в городской Думе вопрос об ограничениях торговли был поднят в марте 1916 г., когда исполняющий должность городского головы Д.И. Демкин сообщил, что «в виду ограниченности запасов мяса на городских складах и затруднений в подвозе мяса из других местностей, Управа предполагает с 15 апреля воспретить отпуск мяса с городских складов по средам и пятницам. Мера эта обеспечит население Петрограда мясом до середины июля»[1]. Здесь речь не шла о карточках, но суть дела была примерно такой же – предлагалось ограничение отпуска продуто для того, чтобы «растянуть» имеющиеся запасы. В ходе обсуждения этого вопроса гласные В.Е. Тимонов и В.П. Кузьмичев выдвинули предложение о карточной системе, поскольку у обывателей при запрете продажи мяса в определенные дни оставалась возможность покупать его «впрок». Их предложение не было принято, а собрание постановило «воспретить отпуск мяса из городских складов по понедельникам, средам и пятницам»[2].

В дальнейшем разговоры о необходимости ввести карточки на те или иные продукты шли постоянно. 31 августа гласный Д.А. Крыжановский официально внес предложение о введении карточной системы на сахар[3]. И из хода обсуждения становится ясно, по каким причинам карточки так и не были введены.

Уже упоминавшийся Д.И.Демкин пояснил, что «для распределения того или иного продукта по карточной системе надо быть обеспеченным достаточным количеством этого продукта, а так как городская Управа не распоряжается всем продовольственным делом и не ведает всего распределения продуктов для столицы, то она лишена возможности вводить карточную систему», добавив к этому, что  «объяснения эти даны им даны городской Думе в заседании 15 июня сего года, и в настоящее время он может лишь повторить то же самое»[4].

Проще говоря, для того, чтобы вводить карточную систему, необходимо было знать, какое количество продуктов имеется в наличии в городе и сколько будет доставлено в последующем. А вот этого как раз городское общественное управление не знало – в вопросе снабжения столицы продовольствием, скажем прямо, царила анархия. Что признавали и сами гласные думы, заявляя: «Наибольшее затруднение вызывает недостаток продукта, так как приток его нарушен и крайне трудно учитывать ближайшие поступления, чтобы не нарушить и некоторую планомерность в распределении по карточкам».

Отметим попутно, каким представлялся механизм этой карточной системы. В первую очередь, требовалось провести перепись населения. Поскольку миграция в те годы была очень значительной (призыв в действующую армию, а также выселение немецких и австрийских подданных летом – осень 1914 г., с одной стороны, и приток беженцев из западных областей, с другой), городские власти просто не владели информацией о реальной численности населения в тот момент.

Эта задача была не самой простой, но решаемой. Сделать это предлагалось следующим образом: «город, предварительно выдачи карточек, разбивается на участки, во главе которых становятся уполномоченные; ими приглашаются переписчики для учета населения в каждом участке, для чего переписчики снабжаются опросными листами и карточками, выдаваемыми уполномоченным переписным бюро; порядковые номера опросных листов и карточек одинаковы. По получении нужных сведений, заносимых на листок, переписчик немедленно выдает карточку под расписку, вписывая прописью в карточку число порций. Опросный лист заключает всего 4 вопроса: 1) общее число взрослых членов семьи обоего пола и детей старше 5 лет, постоянно проживающих при главе семьи; 2) число детей моложе 5 лет; 3) число домашней прислуги и рабочих, кормящихся в семье, 4) число таких же нахлебников»[5].

Механизм выдачи продуктов предлагался на основе изучения опыта других городов, которые уже вводили карточки в годы Первой мировой войны. Снова процитируем доклад: «Практика городов Самары, Новгорода, Иванова-Вознесенска, а равно Дрездена, Кельна, Будапешта и других показала, что наиболее целесообразна месячная раздача в определенные дни определенному количеству карточко-владельцев. Сахар должен отпускаться только для личного потребления. Заведения, производство которых требует сахара, группируется в отдельные категории: 1) булочные, кондитерские, заведения минеральных вод и аптеки и 2) чайные, рестораны, буфеты, кофейные, молочные и столовые. Выдача этим заведениям производится еженедельно по карточкам особого цвета. Количество для них учитывается соответственно производству и числу посетителей»[6].

При этом снова подчеркивалось, что определять размер порций на каждый месяц нецелесообразно, так как не известно заранее, будет ли возможность выдавать установленные порции, а их уменьшение может вызвать недовольство.

Поэтому городская управа, рассмотрев доклад, пришла к заключению, что «введение карточной системы на получение сахара обывателями столицы является желательным, но при условии сосредоточения всего сахара в распоряжении петроградского городского общественного управления, для чего придется возбудить соответствующее ходатайство»[7].

Таким образом, карточная система была введена не потому, что продуктов хватало (недостаток хлеба и иных продуктов первой необходимости ощущался уже в 1915 г., и в городской Думе эти вопросы периодически затрагивалось), а по причине того, что это была не возможно сделать, так как городские власти просто не владели информацией, сколько продуктов будет в наличии на складах. И действительно при рыночной стихии (хотя снабжение продуктами пытались все-таки регулировать) знать этого было не возможно. Поэтому они ограничились лишь «возбуждением ходатайства» перед верховной властью о мерах по централизации распределения продуктов, но рассмотреть его император не успел. Поэтому проекты карточной системы оставались на бумаге.

 

 

 


[1] Известия Петроградской городской думы. 1916. № 25. С. 723.

[2] Известия Петроградской городской думы. 1916. № 25. С. 724.

[3] Известия Петроградской городской думы. 1916. № 35. С. 1375.

[4] Известия Петроградской городской думы. 1916. № 35. С. 1376.

[5] Известия Петроградской городской думы. 1916. № 35. С. 1378.

[6] Известия Петроградской городской думы. 1916. № 35. С. 1377-1378.

[7] Известия Петроградской городской думы. 1916. № 35. С. 1379.

Изменено пользователем Nslavnitski

1 пользователю понравилось это


Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.