Безугольный А. Ю. Военно-окружная система в России в период Первой мировой войны и революционных событий 1917 года // Военно-исторический журнал. - 2008. - №10. - С. 22-26.

   (0 reviews)

Безугольный А. Ю. Военно-окружная система в России в период Первой мировой войны и революционных событий 1917 года

 

Военные округа как форма организации местного военного управления возникли в 60-х годах XIX века в ходе масштабных реформ военного ведомства, спланированных и реализованных Д. А. Милютиным. Учреждение военно-окружных управлений позволило в значительной мере устранить недостатки, проявившиеся во время Крымской (Восточной) войны 1853—1856 гг., — медлительность и волокиту в решении проблем действующей армии, безответственность тыловых служб, необходимость мелочной опеки всей деятельности войск со стороны центральных органов военного управления.

С образованием округов в ведении Военного министерства сосредоточивались лишь общее направление и главный контроль действий всех нижестоящих военно-административных органов, а исполнительная власть на местах передавалась главным начальникам военных округов, или, иначе, командующим их войсками1. За период с 1862* по 1917 год функции военных округов неоднократно уточнялись, однако принципиально не менялись и польза от их создания для повышения мобилизационной и боевой готовности русской армии никогда всерьёз не оспаривалась.

Основным документом, которым в годы Первой мировой войны в военно-сухопутных силах России определялись «организация высшего управления войсками, предназначенными для военных действий, устройство их тыла, а равно обязанности, права и круг ведения органов и чинов полевого управления»2, являлось «Положение о полевом управлении войск в военное время», утверждённое императором Николаем II 16 июля 1914 года**, то есть за два дня до начала мобилизации русской армии3.

Конкретный план стратегического развёртывания русских сухопутных войск против держав Тройственного союза был разработан Главным управлением Генерального штаба (ГУГШ) на основе мобилизационного расписания № 19 (известно также как «Расписание 1910 г.»), исправленного по предложениям совещания начальников штабов военных округов и директивным указаниям императора Николая II к маю 1912 года***. Согласно этому документу на западном направлении в случае войны развёртывались два фронта и семь армий с их полевыми управлениями. При этом командующие войсками ряда военных округов вступали в командование как фронтами, так и создаваемыми на территории вверенных им округов армиями. Полевое управление войск Северо-Западного фронта, предназначавшегося для ведения военных действий против Германии, формировалось на базе штаба и управлений Варшавского военного округа, а Юго-Западного — против Австро-Венгрии — на основе Киевского военно-окружного управления. Одновременно штабом Варшавского военного округа формировалось полевое управление 2-й армии, а штабом Киевского — управление 3-й, с началом же мобилизации ещё и новой 8-й армии, не предусмотренной расписанием № 194. Главнокомандующим армиями Северо-Западного фронта предусматривалось назначить главного начальника (командующего войсками) Варшавского военного округа, а Юго-Западного — Киевского. Командующий войсками Виленского военного округа вступал в командование 1-й армией, Туркестанского — 2-й, Казанского — 4-й, Московского — 5-й, Одесского — 7-й армией. Главнокомандующий войсками (главный начальник) Петербургского военного округа становился командующим 6-й армией, командующими 3-й и 8-й армиями были назначены помощник командующего войсками Киевского военного округа генерал от инфантерии Н. В. Рузский и командир 12-го армейского корпуса того же округа генерал от кавалерии А. А. Брусилов соответственно. Кроме того, управлениями Одесского, Петербургского, Виленского, Варшавского, Киевского военных округов должны были выделяться кадры для формирования военно-окружных управлений на театре военных действий (ТВД)5.

25 и 28 июля 1914 года были образованы два новых военных округа — Двинский и Минский. Они вобрали в себя значительную часть территорий соответственно Виленского и Варшавского округов, ставших зоной военных действий6.

Эти округа, а также Киевский, Одесский и Петроградский, равно как позднее, с объявлением войны Турции, и Кавказский, со- /22/ ставляли так называемые районы армий фронтов или отдельных действующих армий (подчинялись соответственно главнокомандующему армиями фронта или командующему отдельной армией)7. В свою очередь они разделялись на войсковые районы, всегда находившиеся на военном положении, и тыловые, в которых размещались запасы и учреждения тыла, обслуживавшие соответствующие армии фронта или отдельную армию. Местные материальные средства этих тыловых районов использовались также и органами военно-окружных управлений на ТВД, которые, выделив согласно мобилизационным планам необходимый личный состав на формирование полевых управлений, продолжали «действовать как местные исполнительные органы главного начальника снабжений армий соответственного фронта (отдельной армии)»8.

В связи с этим основными обязанностями военно-окружных управлений на театре военных действий являлись: своевременное заготовление всех предметов снабжения для удовлетворения потребностей армий фронта (отдельной армии); сосредоточение в установленные сроки к определённым пунктам и в потребном количестве всего необходимого для подачи к войскам; рассортировка, исправление и использование имущества, вывозимого из войск; высылка по требованиям дежурного генерала штаба армий фронта (отдельной армии) укомплектований в действующие войсковые формирования; эвакуация учреждений, имущества, раненых и др.9.

Во главе военного округа на ТВД стоял главный начальник, которому подчинялись все войска, учреждения и заведения, расположенные на вверенной ему территории и не подчинённые командующим армиями, командирам корпусов и начальнику военных сообщений армий фронта10.

В соответствии с «Положением...» 1914 года главные начальники военных округов на театре военных действий осуществляли «общее руководство гражданской частью». Это означало, что все местные власти обязывались немедленно и беспрекословно выполнять их требования и распоряжения11.

«Положение...» наделяло главного начальника округа широкими хозяйственными и финансовыми полномочиями. Так, он имел право объявлять общие и частные реквизиции, назначать полное довольствие войск на квартирах обывателей, самостоятельно устанавливая при этом продовольственные тарифы, регулировать цены на продовольствие и фураж, по которым они должны были отпускаться генералам, офицерам, врачам и чиновникам и т. д.12.

С первых недель войны и до полного развала Восточного (Русского) фронта территории военных округов театра военных действий неоднократно изменялись (зачастую это было связано с территориальными потерями России в ходе военных действий), а организация окружных управлений и их функции корректировались в соответствии с потребностями армий фронта (отдельной армии) и развитием политической ситуации в стране.

На период войны главному начальнику округа на ТВД подчинялись его канцелярия, канцелярия помощника, штаб в составе строевого, военно-цензурного, мобилизационного, хозяйственного и гражданских дел отделений, а также военно-окружные управления (интендантское, артиллерийское, военно-санитарное, военно-ветеринарное, по квартирному довольствию войск, управление инспектора инженерной части и некоторые другие)****, формируемые из соответствующих военно-окружных управлений мирного времени. Военно-окружной совет, игравший до войны исключительно важную хозяйственную роль, с объявлением мобилизации упразднялся13.

По мере необходимости в составе управлений округов возникали новые структурные подразделения. В частности, в Петроградском военном округе в течение 1915—1916 гг. были учреждены управления заведующих подготовкой прапорщиков пехоты, отделениями конского запаса и т. д.14 В Двинском округе организованы отделения штаб-офицера для поручений, военно-политическое, судное и комиссия по проверке правильности призывов15.

Со временем выявилась недостаточная проработка в «Положении...» (1914) многообразных и сложных вопросов гражданского управления на театре военных действий. В соответствии с этим документом начальниками отделений гражданских дел в окружных штабах состояли чиновники 6-го класса, то есть незначительные по рангу служащие, не имевшие опыта управления огромными территориями. Получалось, что в условиях, когда главные начальники округов были заняты решением военных вопросов, фактически неограниченная гражданская власть сосредоточивалась в руках чиновников низких рангов. Опытный администратор генерал-майор П. Г. Курлов, занимавший в первые годы войны должность помощника главного начальника Двинского военного округа по гражданской части, описывал случай, когда один окружной этапный комендант, прапорщик запаса, угрожал расстрелом лифляндскому губернатору, не соглашавшемуся на большую бесплатную реквизицию в своей губернии (таковые допускались только на оккупированной территории противника). /23/

«Таких случаев можно насчитать сотни, и деятельность губернаторов была до крайности осложнена», — отмечал П. Г. Курлов16.

Многочисленные недоразумения возникали и между канцеляриями начальников снабжений армий фронтов и подчинёнными им военно-окружными управлениями на ТВД. Первые могли отдавать распоряжения гражданским властям минуя последних, что приводило к путанице и неразберихе, которая осложнялась ещё и трудностью разграничения войсковых районов армий от тылового района, находившегося в подчинении главного начальника снабжений армий фронта. «Каждый из командующих армией издавал массу обязательных постановлений, совершенно между собой не координированных и зачастую друг друга исключающих, — вспоминал П. Г. Курлов, — так что гражданские власти иногда терялись, какие же из этих постановлений подлежат исполнению. Местное население из-за этого было совсем сбито с толку и не понимало, что было запрещено и что дозволено»17. Между тем нуждались в скорейшем разрешении вопросы снабжения губерний, входящих в состав ТВД, продовольствием, а предприятий — топливом и сырьём. Необходима была координация деятельности полицейских и контрразведывательных органов и многое другое.

В связи с этим постепенно стали вводиться должности помощников главных начальников округов по гражданской части, замещавшиеся опытными военными администраторами с собственным аппаратом. В Двинском военном округе, к примеру, по распоряжению Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича (Младшего) такая должность была учреждена уже в сентябре 1914 года, а в Петроградском — в июне 1916 года18.

Сложность административного механизма, функционировавшего в районах боевых действий, можно продемонстрировать на примере Прибалтийских губерний. Эстляндская и Лифляндская губернии, за исключением Риги и Рижского уезда, входили в состав Петроградского военного округа, во главе гражданского управления которого стоял комендант Ревельской крепости. Рига с уездом и Курляндская губерния были включены в Двинский округ и в административном отношении состояли в ведении его главного начальника. Позднее гражданское управление всего края сосредоточилось в руках одного лица (П. Г. Курлова), однако подчинение указанных территорий в военном отношении округам сохранилось19.

Общее руководство и координацию деятельности внутренних военных округов в период войны осуществляло Военное министерство через ГУГШ. Последнее являлось «объединяющим органом в отношении распределения всех накапливаемых и имеющихся военных средств по фронтам и округам в зависимости от действительной потребности и в соответствии с указаниями в некоторых случаях на сей предмет штаба Верховного главнокомандующего»20. В ходе войны перед военно-окружными управлениями встали две важные задачи, которые надо было решать незамедлительно, во-первых, закупка и заготовление тёплых вещей, белья, обуви и прочего вещевого имущества; во-вторых, подготовка маршевых пополнений для действующей армии.

Первая решалась усилиями окружных интендантов по плану главного интенданта, составлявшемуся на основании требований фронтов и утверждавшемуся военным советом Военного министерства. 29 августа 1914 года вышел в свет именной указ императора, а 4 сентября им было утверждено Положение Совета министров о чрезвычайных мерах по организации снабжения армии обувью, обмундированием, тёплой одеждой и снаряжением. 21 сентября главный интендант телеграммой предложил командующим войсками округов привлечь в пределах вверенных им территорий к изготовлению для армии тёплых вещей и обуви все без исключения предприятия и индивидуальных мастеров, которые были бы обязаны сдавать продукцию по фиксированным государственным ценам. Система приобретения военных предметов с торгов, практиковавшаяся в мирное время, отныне упразднялась. По распоряжению министра внутренних дел губернаторы и градоначальники обязывались оказывать окружным заготовителям полное содействие.

Окружные интенданты предъявляли свои заказы (требования), распределением же их занимались гражданские власти. Кроме того, из свободной рыночной торговли изымалось всё сукно. Теперь оно шло исключительно на производство военной одежды21. С первых же месяцов войны командующие войсками внутренних военных округов, как и главные начальники округов на ТВД, наделялись чрезвычайными полномочиями проводить реквизиции в пределах своих территорий22. Каждый округ должен был иметь один или несколько интендантских складов, в которых накапливалось заготовляемое имущество.

До 1916 года интендантским службам внутренних округов совместно с гражданскими властями и общественными организациями удавалось полностью удовлетворять требования действующей армии и даже заготавливать запасы вещевого имущества. Однако происходившие вследствие крупных поражений русской армии весной и летом 1915 года сокращение территорий военных округов на ТВД, истощение экономических ресурсов страны, вынужденная эвакуация /24/ заготовительных учреждений и складов, нарушение работы промышленности и железнодорожного транспорта напрямую сказывались на возможности окружных управлений выполнить поставленные перед ними задачи. В том же 1915 году пришлось эвакуировать в тыл крупные обмундировальные мастерские Варшавского, Двинского и Киевского военных округов и там вновь налаживать их работу, из-за чего поступление шинелей, рубах, шаровар, сапог и прочего имущества на склады во второй половине года сократилось. Серьёзной проблемой становилась нехватка рабочих рук23.

Закупка и заготовление продовольствия по заявкам военного ведомства в самом начале войны были изъяты из ведения окружных интендантов и сконцентрированы в руках Главного управления землеустройства и земледелия, работавшего по плану Главного интендантского управления24.

Внутренние военные округа в годы Первой мировой войны стали важнейшей госпитально-реабилитационной базой русской армии. По данным Ставки, до 1 сентября 1917 года в них было эвакуировано 1425 тыс. больных и 2845 тыс. раненых солдат и офицеров25.

По мере затягивания военных действий увеличивалось число военнопленных, содержание и трудовое использование которых также стали прерогативой военно-окружных управлений. В течение второй половины 1914 года и в 1915 году почти повсеместно в окружных штабах появились отделения по заведованию военнопленными. Их приток, прежде всего граждан Австро-Венгрии, особенно возрос в 1916 году, когда русская армия достигла серьёзных успехов на юго-западном направлении. Только в ходе знаменитого Брусиловского прорыва в мае — августе этого года было захвачено в плен 420 тыс. человек.

Правовое положение и трудовое использование военнопленных определялись «Правилами о порядке предоставления военнопленных для исполнения казённых и общественных работ в распоряжение заинтересованных ведомств», утверждёнными правительством России 7 октября 1914 года. Общее руководство распределением военнопленных между округами, определение условий их содержания, трудового использования, система оплаты труда — все эти вопросы находились в ведении ГУГШ, которое по заявкам предприятий и аграрных производителей выделяло необходимое число военнопленных и контролировало условия их содержания. В связи с острым дефицитом рабочей силы в стране труд военнопленных имел большое экономическое значение. Быстро менялась сама оценка его значимости в экономике воюющей страны. Если рескриптом от 20 августа 1914 года предписывалась «желательность принудительного обращения военнопленных на казённые и общественные работы», то уже 4 марта 1916 года Главное управление Генерального штаба в директиве, отданной в соответствии с приказом военного министра, требовало, чтобы «ни один военнопленный, сколько-нибудь трудоспособный, не оставался в лагере без назначения»26. Всего к 1 сентября 1917 года к работам в округах на ТВД и во внутренних округах было привлечено свыше 1800 тыс. пленных27.

В целом в годы Первой мировой войны военные округа действовали как достаточно слаженные механизмы, аккумулировавшие и доставлявшие фронту всевозможные материальные запасы.

Другой чрезвычайно ответственной задачей военно-окружных управлений была подготовка и отправка в действующую армию запасных нижних чинов и офицеров.

Общая численность русской армии к началу мобилизации составляла 1 423 034 человека, в том числе 49 171 офицеров, 11 995 чиновников и 1 361 868 нижних чинов. По высочайшим указам от 16 и 18 июля 1914 года по мобилизации в армию поступили 3 115 250 нижних чинов запаса и 212 536 ратников 1-го разряда [28]. До конца этого года в качестве маршевых пополнений на фронт отправились ещё 11,9 тыс. офицеров и 600 тыс. нижних чинов29. В дальнейшем были проведены десятки общероссийских и частных мобилизаций ратников 1 -го и 2-го разрядов, а также призывов новобранцев, давших армии почти 10 млн человек30.

Запасные части внутренних военных округов непрерывно питал и действующую армию подготовленными резервами нижних чинов. Во второй половине 1914 года в них были созданы 1192 запасные роты, сведённые в батальоны и бригады, а также в 3, 4 и 5-е запасные эскадроны во всех запасных кавалерийских полках. Взамен ушедших на фронт кадровых частей для несения гарнизонной и караульной службы были сформированы 658 дружин государственного ополчения, 139 ополченских рот и 75 ополченских конных сотен31.

В 1914 году после мобилизации маршевыми пополнениями на фронт были отправлены около 1,5 млн человек, в 1915 году — 3,286, в 1916 году — 2,533 млн человек32. Численность личного состава запасных частей до конца 1916 года постоянно росла и достигла к 1 ноября 1916 года 1830 тыс. человек (при том, что действующая армия к этому моменту насчитывала 5824 тыс. человек)33.

В начале 1916 года основная масса запасных пехотных частей располагалась на территории двух округов — Московского (7 бригад, 81 запасный батальон) и Казанского (8 бригад, 79 запасных батальонов). В 1916 году намечалось сформировать в них ещё 6 управлений бригад и 19 батальонов34. /25/ Кавалерийские, казачьи, артиллерийские и инженерные части распределялись по территории страны более равномерно, в зависимости от исторически сложившихся условий.

В 1914—1915 гг. маршевые пополнения поступали из внутренних военных округов в действующие войска безадресно, что значительно снижало степень ответственности командующих этими округами за качество подготовки призванных контингентов. В 1916 году была предпринята запоздалая попытка привязать запасные части к пехотным дивизиям, чтобы каждая получала пополнения только из своего запасного полка (такой принцип издавна существовал в войсках гвардии).

Формированием боевых частей и соединений военно-окружные управления занимались в исключительных случаях и для особых нужд, например для подавления массовых беспорядков или отправки в состав Русского экспедиционного корпуса во Франции35.

Уже к 1916 году практически все возможные ресурсы военнообязанных оказались исчерпанными. Качество их подготовки в запасных батальонах было низким, поскольку в большинстве своём их списочный состав значительно превышал штаты и на обучение людей не хватало ни офицеров, ни оружия.

Исчерпанность людских ресурсов заставила прибегнуть к массовому призыву не прошедших прежде действительной военной службы ратников ополчения, как правило, людей в возрасте и многосемейных, болезненно воспринимающих отрыв от родных семей и хозяйств.

Попытки начать в 1916 году принудительные мобилизации среди народов, не призывавшихся ранее на военную службу (Кавказ, Средняя Азия, Сибирь), также оказались неудачными. В Туркестанском военном округе, по сообщению командующего войсками округа генерала от инфантерии А. Н. Куропаткина, «возникли тяжкие беспорядки, пролилась русская кровь, пришлось прибегнуть к употреблению оружия»36. На Кавказе мобилизация среди «туземцев» даже не началась, поскольку одни только слухи о ней создали в регионе «крайне опасное для государственных интересов» положение37.

Комментарии

* В 1862 г. были образованы первые 4 военных округа: Варшавский, Виленский, Киевский и Одесский, а в 1864 г. издано «Положение о военных округах», согласно которому вся территория России делилась на 15 военных округов. Полное введение военно-окружной системы в стране было завершено к началу 1866 г.
** Здесь и далее все даты приводятся по старому стилю.
*** В конце 1913 г. было начато составление нового мобилизационного расписания №20. Но эту работу к началу войны завершить не удалось.
**** С началом войны в состав военно-окружных управлений на ТВД добавлялось управление окружного контролёра, а в некоторых частных случаях также управления начальника военных сообщений и окружного казначея.

 

Примечания

1. Название должности «командующий войсками округа» применялось в мирное время наряду с названием «главный начальник военного округа» (эта термины были равнозначны). Исключение составляли главные начальники Петербургского (с 1914 с Петроградского) и Кавказского военных округов, именовавшиеся главнокомандующими войс округов.
2. См.: Положение о полевом управлении енное время. СПб., 1914. С. 1.
3. К разработке этого «Положения...» приступили ещё в 1901—1902 гг., однако дело непростительно затянулось и только в январе 1913 г. документ удалось разработать и утвердить. Впрочем, ГУ ГШ, не надеясь на быстрое «прохождение» проекта через рассматривавшие его многочисленные комиссии Военного министерства, заранее разослало текст в войска (также для обсуждения), но с указанием взять проект положения за основу при подготовке к надвигавшейся войне.
4. Как свидетельствует генерал А. И. Деникин, заменявший в ту пору находившегося в отпуске дежурного генерала Киевского военного округа, «плана формирования штаба и управления новой 8-й армии не существовало вовсе. Высший состав армии был назначен из Петербурга 31 июля (18 июля по ст. ст. — А.Б.), т.е. в первый день мобилизации...». См.: Деникин А. И. Путь русского офицера. М.: Прометей, 1990. С. 235.
5. Театр военных действий, под которым понималась «территория, предназначенная для развёртывания и действий вооружённых сил, а равно для расположения всех их тыловых учреждений», продолжал сохранять разделение на военные округа, установленные ещё в мирное время. Эти округа именовались «округами театра военных действий». См.: Положение о полевом управлении войск... С. 1, 2.
6. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2000. On. 1. Д. 1851. Л. 7, 26 об.
7. Следует отметить, что Одесский (до декабря 1916 г.) и Петроградский (до начала 1917 г.) округа составляли районы недействующих отдельных армий, поэтому функционировали в основном в режиме внутренних округов и, как правило, учитывались в статистических материалах наряду с ними.
8. Положение о полевом управлении войск... С. 81.
9. Там же.
10. Там же. С. 82.
11. РГВИА. Ф. 2000. On. 1. Д. 1851. Л. 49.
12. Положение о полевом управлении войск... С. 82
13. Там же.
14. Петербургский, Петроградский, Ленинградский военный округ. 1864-1999. СПб., 1999. С. 150.
15. РГВИА. Ф. 1932. On. 1. Д. 1. Л. 3.
16. Курлов П.Г. Гибель императорской России. М., 1992. С. 178.
17. Там же. С. 180.
18. Петербургский, Петроградский, Ленинградский... С. 152.
19. Там же. С. 205.
20. РГВИА. Ф. 2000. Оп. 2. Д. 2883. Л. 124.
21. Архив Института военной истории Министерства обороны РФ. Ф. 215. Оп. 257. Д. 24. Л. 164, 165.
22. РГВИА. Ф. 1. Оп. 2. Д. 116. Л. 7 об.
23. Там же. Л. 115.
24. Там же. Л. 129, 130.
25. Россия в мировой войне 1914—1918 годов (в цифрах). М., 1925. С. 20.
26. Интернационалисты. Участие трудящихся стран Центральной и Юго-Восточной Европы в борьбе за власть Советов. М., 1987. С. 36.
27. Россия в мировой войне... С. 41.
28. РГВИА. Ф. 2000. Оп. 7. Д. 603. Л. 66, 67.
29. Там же. Ф. 1. Оп. 2. Д. 116. Л. 10 об.
30. См.: Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне. Прага. 1926. С. 72—80.
31. РГВИА. Ф. 1. Оп. 2. Д. 116. Л. 16 об.
32. Россия в мировой войне... С. 20.
33. РГВИА. Ф. 2000. Оп. 7. Д. 603. Л. 66, 67.
34. Там же. Л. 136—138.
35. Там же. Ф.1. ОП. 2. Д. 1210. Л.2об.
36. Там же. Ф. 1300. Оп. 1.Д. 1031. Л. 51.
37. Там же. Лл. 87-90об.

Военно­-исторический журнал. - 2008. - №10. ­- С. 22­-26.




User Feedback

There are no reviews to display.