Тема Первой мировой войны в «Воронежских епархиальных ведомостях» за 1915 г.

   (0 reviews)

Краеведческий журнал «Битюг». №3. 2014. C. 18-27.

С.Н. Подлесных

Тема Первой мировой войны в «Воронежских епархиальных ведомостях» за 1915 г.

Солдатское спасибо.

Война все продолжается, каждый новый день принося миру новые жертвы, каждый новый день проливая новые потоки драгоценной человеческой крови. Враг, дерзостно бросивший вызов нашему Отечеству, забыл все заветы Великого Учителя мира, забыл великие слова любви, провозглашенные Христом /18/ и даже в Святой Праздник Рождества Христова не оставлял своего страшного дела, продолжая проливать людскую кровь.
Тяжело было встречать этот праздник здесь, дома, семьям, оставшимся без отцов, и матерям, оставшимся без любимых сынов, и все мысли всей России неслись туда, к дорогим воинам.
В Великий Праздник всем хотелось чем-нибудь порадовать храбрых защитников Отечества.
И вот перед Праздником повсюду начался сбор пожертвований на подарки в Действующую армию.
В столицах и городах сбор этот производился различными комитетами, а также редакциями больших газет, в деревнях - церковно-приходскими попечительными Советами, организованными по велению Св. Синода для оказания помощи раненым, и воинам, и семьям запасных. Манинский (Богучарск. у. Вор. г.) церковно-приходской попечительный Совет также озаботился посылкой подарков воинам. Бще в октябре месяце членами совета был произведен сбор по приходу.
Пожертвования в виде зернового хлеба, холста, денег поступали щедро, так как всякий знал, что цель сбора — посылка подарков в армию. Когда сбор закончился, хлеб был продан, и на вырученные деньги куплена была материя для рубах солдатам.
Местные крестьянки охотно взялись сшить рубахи и белье совершенно бесплатно. И скоро подарки были готовы. 80 рубах, 15 пар чулок, фуфайки, варежки и др. вещи - все это было отправлено частью в Богучарский Уездный Комитет Всероссийского Земского Союза помощи больным и раненым воинам, частью в Богучарский Дамский Комитет - для дальнейшего препровождения в Действующую армию. После этого председатель попечительного совета, местный священник, сказал в церкви во время богослужения о результатах бывшего сбора и о том, что подарки отправлены в армию.
Когда священник закончил свое слово, из среды крестьян, стоявших в церкви, послышался голос: «А что, батюшка, доходит все это туда?»
На это, конечно, батюшка ответил, что все подарки, безусловно, дойдут туда и будут отданы по назначению.
На днях Манинский попечительный Совет был порадован письмом от солдата Действующей армии, письмом, подтвердившим слова батюшки, что подарки будут отданы по назначению. Письмо это, весьма прочувствованное и довольно хорошо изложенное, свидетельствует о том, насколько дороги для воинов подарки именно с Родины, от близких лиц. Привожу его в том виде, как оно написано, без изменений.
«Здравствуйте! С новым годом, с новым счастьем поздравляем Вас, многосильная твердо храбрая дорогая незабвенная наша Родина-матушка и прелюбезные наши благодетели, бодрствующие отцы, матери, братья и сестры, православные христиане Манинского церковно-приходского попечительского совета при базарной церкви Казанской Божьей Матери, которые могли с большими чувствами глубины своего сердца к своему ближнему найти нас на позиции да в окопах борящихся с врагом за веру, Царя и Отечество своей Родины. В расположении нашего нахождения, где могли бы только посещаться орудийными снарядами да визжаньем пуль, но вы дорогая наша незабвенная матушка Родина посетили нас 24 дек. Большими чувствами и любовными подарками накануне праздника Рождества Христова. За которые присланные ваши подарки главная наша обязанность возблагодарить Вас дорога наша Родина. С глубины нашего сердца к Вам большое сердечное спасибо. Начинаем торжествовать о посещении нас подарками и праздника Рождества Христова за общую любовную твердость к ближнему за победу врага за православных христиан многа лета Вам, ура! Братцы. С любящим к вам почтением любящие Вас ратники Воронежской дружины 157. Припала (досталась) и мне теплая рубаха и по мелочи койчево, Великое Спасибо слободы Коренной у. оф. писал Данил Димитров Голиков».
В ответ на это письмо председатель попечительного совета отправил со своей стороны письмо, где высказывает благопожелания всех слобожан и членов попечительного совета и молит Бога о даровании победы Русскому воинству.
Так не забываем и не забудем мы их, не забывают и не забудут они нас.

И.С.

Солдатское спасибо // Воронежские епархиальные ведомости. 25 января 1915, №4. — С. 97-100.

Слово о «попечительных советах».

Всколыхнула волны народные гроза военная. В короткий срок быстро поднялась, послушная зову Царскому, рать воинская. Оторвались от обычных трудов, от полей, от мастерских, от канцелярий, кабинетов тысячи, миллионы граждан и вышли на защиту Царя и Отечества, оставив дома столько же семейств в огромном большинстве нуждающихся в попечении.
Долг наш, оставшихся в безопасности - граждан, прийти на помощь этим солдатским семьям и хоть несколько утешением да участием своим облегчить печаль как дорогих нам /19/ воинов, так и их семейств. Дружно и единодушно встали на помощь солдатским семьям правительство, церковь, земство, общественные организации и частные лица. Высшая духовная власть вменила в непременную обязанность приходскому духовенству принять заботы совместно с прихожанами к облегчению участи семейств. Органом деятельности в приходе должен быть попечительный совет, это, так сказать, будет одна из функций намеченного приходского совета, и там, в тех приходах, где его до сего времени не было, попечительный совет может положить начало его зарождения.
Конечно, более или менее успешная деятельность попечительного совета будет везде и главным образом зависит от количества средств и от отзывчивости и доброй воли прихожан. Война застала нас в период возки с полей хлеба, которого еще не успели свезть работники солдаты. Здесь само собою и денежная помощь была бы бессильна, потому что в приходах пособие бывает натурою, трудом, как это практикуется и в мирное время. Пастырский голос с церковного амвона без сомнения послушали добрые прихожане и хотя в праздник выезжали за снопами солдатскими. Во многих оставалось родство, соседство, приятство, а то так называемый отработок, когда односельчане, друг другу помогая, в артельных трудах отрабатывают, считаясь напр. бывает при молотьбе машинами.
В общем надо с утешением сказать, «мир* к общественной нужде отзывчив и там, где крестьянин деньгами не пожертвует гривны, он трудом подмогнет на рубль, потому хлеб с полей солдатских «мир» убрал без задержки.
Добрые пастыри, сообразуясь с местными приходскими условиями, направляли так, елико зависимо от них, струю жертвы и благотворительности. Первое время военной тревоги, когда у каждого русского преисполнены высоким подъемом благородные чувства и в приходах пробился источник щедрости. Жертвовали в храма и по домам. Благочестивые старики да старушки обходили дворы прихожан: собирали холсты, рубашки, пряжу и проч.
На первых порах материал этот ваших приходах продавали часть, другую раздавали поджидающимся семьям.
Еще усердней была жертва на раненых, но то, как жертва «Красному Кресту», средства эти поступали не в распоряжение совета.
В общем при подсчете запасных призванных мобилизацией в приходах придется от 20-25 человек на 100 дворов, значит на средний приход с 300 дворов — остается 75 семейств из них 2/3 и s нуждающихся в помощи материальной и трудовой. Молотьба, там в местностях, где введены молотильные машины проходила для солдатских семей, без крайней задержки, во-первых, идет, как и обычно ежегодно, круговая трудовая помощь под отработки, а во-вторых, солдаткам отдается преимущество: раньше других ублаготворить их, потому эта работа прошла нормальным порядком.
Сев озимых хлебов. Кто из сельских жителей не знает, насколько важно для земледельца вовремя обсеменение полей. Воронежской черноземной полосы хлебороб с тревогой ожидает августовского дождя, дабы при первом же случае засеять озимое поле. Как раз к благополучию озимых весь август настоящего года был дождливый. Пашня напиталась влагой, можно было хотя каждый день сеять, и потому в течение августа успели все, кто хотел, даже и бедные солдатки, намолотить ржи и засеять все также при содействии пастырском или чрез попечительный совет или вообще помощью добрых людей.
В деревне скудна денежная помощь.
Где и как ее найти попечительному совету: церковный ящик едва, едва и то с воздыханиями лишь рассчитывается с обложениями взносами, тарелочный сбор дает несколько монет мелочи, только и может быть сумма пожертвования благодетелями или же отпущенная из каких-нибудь источников общественного или волостного капитала. Даже в среднем приход полета или сотня рублей на такое же количество семейств весьма слабая и не видная помощь. Если, конечно, к суммам попечительного совета придет помощь от земства или городского управления, - тогда видна она будет.
Обстоятельства и обиход всегда могут потребовать и деревенской солдатской семье денежной помощи. Хотя сказать в деревне осенью, даже при настоящем малоудовлетворительном урожае, семья солдата до которого случая не будет в безвыходном положении от безденежья, короче говоря не будет голодать. Еще придет время суровой зимы и бесхлебной весны, при том в ту пору может быть и заработать негде будет. Совсем другое положение семьи солдата - ремесленника или вообще служащего, семья только - и кормилась жалованьем или заработком отца, сына и проч., тут не может быть речи, ни об урожае, ни о хлебных запасах, что выработал на то и живи, так если не поможет учреждение или хозяин, то может статься, что по уходе кормильца на ратное поле семье на другой день нечего есть.
Хотя незначительная, но все же постоянная и верная это правительственная помощь, которую предположено выдавать по третям года. Если война затянется, весьма трудно будет многим на казенном пайке придержаться. /20/
В данном случае может быть несколько ослабили острую нужду денежные учреждения, напр. кассы, кредитные товарищества, выдавая на случай острой нужды хотя в исключительных случаях облегченную ссуду. Возможно бы таким учреждениям, как земские, совершить закупку хлеба, чтобы потом продавать солдатским семействам по заготовительной цене.
При школах открыть столовые, чтобы подкармливать горячими завтраками детей наших воинов. Может, по местным условиям где-либо возможны иные способы оказания помощи. Думается, на доброе дело, лишь бы было желание и сочувствие членов приходского попечительного совета, изыщутся большие или меньшие средства, чтобы пожалеть или пригреть оставленные отцами-воинами, но не нами близкие всем семья.

С.И. Странник.

Слово о «попечительных советах» // Воронежские епархиальные ведомости. 1 февраля 1915, № 5, - с. 138-141.

Деятельность матушек во время войны.


В городе Новохоперске имеется Красный Крест, открытый еще во время Русско-Японской войны. Но тогда его деятельность заключалась в сборе денежных пожертвований, шитье белья и отправке всего этого раненым воинам на войну.
В последующие годы он помогал голодающим крестьянам своего уезда.
В эту же Отечественную войну деятельность Красного Креста гораздо шире.
Вскоре после объявления войны нам Германией были избраны: Председательницей Новохоперского Красного Креста жена Предводителя дворянства, а ее помощницами Вера Як. Родионова, жена протоиерея, и А.В. Но-вокрещенова, жена Городск. головы и О.А. Русанова, Л.Н. Никитина.
Красный Крест, находящийся под Августейшим покровительством Государыни Императрицы Марии Федоровны, первый открыл в Новохоперске Лазарет на тридцать кроватей для раненых воинов.
В члены Красного Креста записались все жены офицеров Уланского полка, 2 эскадрона, которые квартировали последние 4 года в нашем городе и теперь славно защищают Отечество свое.
Каждый член Красного креста обязан взнести единовременно 5 руб. в пользу раненых.
К концу августа было сшито более 150 пар белья из фабричного льняного полотна и 100 халатов. Прекрасно оборудованы 30 кроватей. Меблировано помещение: 6 венских стульев и 2 стола пожертвовала для Красного Креста В.Я. Родионова, обеденную и чайную посуду купила на свои средства г. Тржасковская. Жертвовали и другие дамы-благотворительницы, кто что мог.
Ухаживать за ранеными и помогать по хозяйственной части были выписаны В.Я. Родионовой 4 монахини из Казанского Таволжанского монастыря Новохоперск. уезда, которые явились немедленно и несут тяжелые работы вполне добросовестно и безропотно. Лечить больных и раненых солдатиков взялись врачи: Русанов, Орлов и Бартельт.
Обширный дом для Красного Креста против Троицкой церкви в бесплатное пользование отдал купец Степанов.
1-го сентября при открытии лазарета городским духовенством был отслужен молебен в помещении Красного Креста при громадном стечении народа. После торжественного молебна протоиереем отцом Родионовым было сказано соответствующее слово, воодушевившее всех присутствующих.
6-го сентября на двух автомобилях и обыкновенных экипажах были доставлены в Новохоперский Красный Крест в первый раз раненые. /21/
Почти весь город высыпал встречать защитников дорогого отечества.
Раненые были сначала отправлены в баню, после чего их одели в новое мытое белье и халаты, а потом поместили в лазарет.
Быть может, в первый раз эти завоеватели Львова, русские солдатики, жители глухих деревень разных южных губерний увидели себя окруженными полным комфортом, увидели непритворное радушие, почет и внимание со стороны интеллигенции.
Приятно было в дружном кружке, в уютном и теплом помещении сидеть за шитьем белья для раненых с сознанием своего долга по отношению к защитникам нас и нашей родины, но всем дамам-благотворительницам показалось непосильным взять на себя труд покупать капусту, арбузы, огурцы, коренья и т.п.; заняться приготовлением всего этого впрок на зиму для раненых.
И вот это немаловажное дело предложили взять на себя В.Я. Родионовой, считающейся прекрасной хозяйкой. Добрая матушка, всей душой отдавшаяся служению защитникам Отечества, взяла на себя предложенную ей членами трудную и сложную обязанность.
Кроме того, она не отказалась ходить на дежурства в Красный Крест и еще заведовать выдачей чая, сахара, белых булочек, молока к утреннему и варенья к вечернему чаю для раненых, а также наблюдением за приготовлением обедов и раздачей порций обедов и ужинов, записью и принятием пожертвований, привлечением к пожертвованию в пользу Красного Креста.
Но лучше всего то, что приветливая матушка-христианка может побеседовать с каждым раненым, может его воодушевить, успокоить, укрепить в нем веру и надежду на помощь Всеблагого и Всемогущего Господа.
5-го октября она выпросила разрешения у врачей более окрепшим солдатикам пойти в церковь помолиться и облегчить свои страдания. Как они были благодарны за посещение св. Храма.
После обедни и молебна матушка поздравляла раненых с Августейшим именинником, и после кликов «Ура» угостила их вкусным пирогом.
На помощь В.Я. Родионовой является и другая матушка из села Пыховки г. Проскурякова, которая очень часто привозила в Красный Крест для раненых: кур, яиц, молоко, паляниц (пшеничный хлеб) и холстины. По ее доброму примеру везут в Новохоперский Красный Крест и волостные старшины жертвования зажиточных крестьян в виде денег, холстины. В последнее время из холстины на вате и байковой подкладке шьются монахинями в Троицком и Казанском монастырях жилетки для солдат-воинов.
В городе мало ваты гигроскопической, а потому для раненых потребовалась корпия. И вот та же В.Я. Родионова доставляет большей частью свои льняные простыни (приношенные и часто вышитые) в женскую церковно-приходскую школу, где ученицы, с сознанием, что и дети могут оказать помощь, с удовольствием занимаются кропотливым, но успешным рванием корпий. Рвут корпий и в других женских учебных заведениях и даже дамы-благотворительницы.
Вполне оправившиеся раненые отправляются в слабосильную команду или на войну. Их Красный Крест снабжает на дорогу необходимым бельем.
В настоящее время Новохоперский Красный Крест имеет наличных денег пять тысяч пятьсот р. (5500 р.)
Продажа флажков в пользу раненых дала более 800 рублей доходу.
Места выбывших раненых снова занимаются другими ранеными.

II
По примеру Красного Креста Новохоперским земством открыт свой лазарет на 30 кроватей, а потом Городской лазарет тоже на 30 кроватей, но последний предполагает увеличить число кроватей до 40, которые помещаются в Городской думе.
Городской лазарет содержится на средства местного купечества, а 10 рублей взносит ежемесячно в помощь содержания одной кровати протоиерей о. Г. Родионов.
Кроме того, остальное городское духовенство делает взносы на городской лазарет, потом учащие церковно-приходской школы и всех начальных городских школ, и учащие обеих гимназий обязались и взносят из своего жалования 9 % на этот же лазарет, кроме 2 % уплачиваемых ими на Всероссийский Красный Крест.
Да поможет же Всеблагой Господь всем принять участие в оказании посильной помощи и непринудительной тем, кто «Жизнь свою полагает на други своя».

Е. Алексеева

Деятельность матушек во время войны // Воронежские епархиальные ведомости. 8 февраля 1915, № 6. - С. 159-163.

Крест на войне.

Богослужение.

Совершать службу в походе далеко не всегда бывает легко, рассказывает член Государственной Думы протоиерей Ф.Д. Филоненко, дивизионный благочинный, работающий в центре нашего расположения. 9 августа я прибыл в полк и до 29-го не мог раскрыть своего /22/ церковного ящика с образами и облачением: все время мы были в движении.
29 августа была первая дневка. Пришли ночью. Утром собрались отслужить панихиду по убитым и молебен о даровании победы. В облачении я повернулся к молящимся, чтобы сказать всего несколько слов - и вынужден был сказать целую проповедь: мои слушатели - и офицеры, и солдаты, так жадно приникли к слову, что я был совершенно захвачен этой жаждой и ограничиться несколькими словами было невозможно. Молились горячо. Пели любители из солдат, а некоторые песнопения - «Со святыми упокой», например, или, «Вечная память» — подхватывал тысячеголосый хор.
30-го утром я служил литургию. Походного храма-палатки у меня нет, и храмом служили то «стодоль» (рига, клуня), то дерево с шатром своих ветвей, то халупа. Службу пришлось совершать на этот раз под деревом. Солдаты с большой готовностью и любовью соорудили навес, прикрепив к ветвям дерева еловые ветки. Образа и мое облачение были прикрыты от дождя, а богомольцы мои всю службу с непокрытыми головами простояли под дождем. Иконы были установлены на нижних сучьях дерева и там же прикреплены саженные восковые свечи. Очень их любят солдаты. Ставят с огромным усердием и огорчаются, когда запас их бывает исчерпан.
Я просил военное начальство не принуждать солдат к посещению службы. Но уклоняющихся не было. Скажу более: среди солдат той части, где я служу, много южан -херсонцев, тавричан, киевлян. В этих губерниях сильно распространено сектантство. Однако я не видел сектантских проявлений в войсках. Никто не уклонялся от того, чтобы подойти приложиться ко Кресту и Евангелию, никто не отказывался от исповеди и причастия. Пользуясь службой, я раздавал крестики, Евангелия, образки, религиозные книжки: брали все очень охотно, а если на всех не хватало, то не получившие обязательно потом приходили ко мне и просили дать и им.
Накануне Рождества всенощную пришлось совершать в пустой халупе. Она стояла неподалеку, около полуразрушенного помещичьего дома, который Австрийцы считали совсем разбитым. Но одна половина его уцелела, и в ней жили офицеры. Солдаты убрали халупу елочками, поставили образа, и очень стройно пропели всенощную. «Рождество Твое, Христе Боже наш» подхватила вся масса молившихся солдат, плотно обступивших халупу. По окончании всенощной все снова пропели тропарь праздника, потом «Боже, Царя храни» и закончили таким бодрым
«ура», что должно быть и в австрийских окопах, находившихся от нас в верстах в пяти, было слышно. По крайней мере их прожекторы стали ощупывать местность и взвилось несколько светящихся ракет, но стрелять они не стали.
Несколько времени спустя эта халупа была разнесена в щепы австрийскими снарядами, причем погибло четверо солдат.
Через день мы обошли с молитвой окопы. Встретили нас с величайшей радостью. Я шел в епитрахили с радостью. Кучка солдат - человек десять - исполняла обязанности певчих. Пение тропаря «Рождество Твое...» подхватывали все и пели с таким воодушевлением, что приходилось останавливать, чтобы пели тише: австрийцы на звуки песнопений направляли выстрелы.
— У нас на Руси обычай теперь обходить дома с молитвой: вот и я к вам пришел, — говорю я солдатам.
— Покорнейше благодарим, батюшка, спасибо, благословите...
Никто не отошел в сторону: все подошли ко кресту, и каждый хотел сказать, а главное услышать несколько слов.
После посещения окопов я заметил особое проявление близости, доверия и внимания и со стороны офицеров и солдат.

Общая исповедь.
При большом числе людей и краткости времени, какое бывает в распоряжении священника, единоличная исповедь весьма затруднительна. Практикуется общая исповедь. Устраивается это так: во время литургии, когда причащается священник, гавельщикам читаются молитвы перед исповедью. Затем я обращаюсь к ним с кратким пояснением смысла совершаемого таинства, читаю молитву и начинаю, называя грехи, ставить вопрос: каетесь ли? Спрашиваю сперва о самых обычных грехах - непочтение к родителям и т.п., перехожу к более глубоким и, наконец, к грехам, связанным с военной обстановкой. Сперва слышны спокойные ответы: каемся. Потом настроение повышается, слышно волнение в звуках голосов, сверкают слезы на глазах, наконец, раздаются всхлипывания и даже рыдания.
Закончив вопросы, я поднимаю над исповедывающимися епитрахиль. Вся масса как один человек опускается на колени без всякого приглашения, я читаю разрешительную молитву и причащаю всех. Подходят с большим благоговением, уходят от причастия умиленные и спокойные. Это заметил не только я, но все военное начальство.
Помимо общей исповеди многие обращаются с просьбой поисповедывать их отдельно. Особенное изобилие таких исповедников /23/ у одного недавно назначенного к нам священника, служившего раньше в селе. Когда он появился, кое-кто из офицеров, а в особенности докторский персонал, посмотрел на него косо, и приходилось слушать замечания - зачем назначают в армию таких уж слишком «серых» священников. Но прошло немного времени - и стали говорить другое: около этого батюшки постоянно солдатский муравейник. Возится он с солдатами с утра до ночи и с ночи до утра: служит молебны с акафистами, исповедует, беседует и от приходящих к нему отбоя нет. Стали «серенького» батю уважать не только солдаты, но и те, кто готов был его осудить за деревенскую невзрачность.

Пастыри и пасомые.
Нужно впрочем сказать, что общее отношение и офицеров, и солдат к священникам прекрасное: вежливое, предупредительное и заботливое. Я это почувствовал и увидел с первой минуты. Не могу забыть, как меня сердито прогнали с позиции и долго корили за неосторожность: в одном из боев первых я по неопытности подошел к раненым, лежавшим еще в поле, но в таком месте, которое было под сильнейшим обстрелом. Выстрелы я слышал, но их так много кругом, и куда они направлены, я не умел определить. На меня закричали со всех сторон и заставили уйти прочь. Потом я научился понимать, что значит свист пуль, и не скажу, чтобы он доставлял мне удовольствие. Я не забуду, как мы ночью хоронили убитых, а я, чтобы видеть лицо покойника, нажал кнопку электрического фонарика. Ту же минуту над головой раздалось «дззз», «дззз», «дззз». Я фонарик поскорее спрятал и дальше отпевал в темноте.
Я очень люблю движение и по походе предпочитаю идти пешком. Солдаты оценили это по-своему.
- Ишь ты, наш батька какой - с нами вшивыми все как есть вместе: и поход ломает, и разговаривает.
Разговоры с ними всегда идут оживленные и самые разнообразные. Слышу, например, такой вопрос:
- Папаша, расскажи-ка ты, что там в газетах нового пишут?
Заговорил со мной солдат из бывших фабричных. Но ни в тоне, ни в содержании речи не было и тени какого-либо неуважения. Это было самое настоящее благодушие. Не дожидаясь моего ответа, он стал рассказывать про себя: был пьяница, колотил жену и ребят. А теперь хорошо: и здесь не пьют, и там жена пишет тоже тихо — водки нет. Дальше пошла уже почти исповедь.
Впрочем такая же простота отношения устанавливается и с офицерами. Слышу окрик.
- Батя, что это у вас за любимцы в четвертом батальоне? Бросьте их - идите к нам.
Но такая короткость открывает большую возможность оказать иногда самую серьезную помощь, может быть, и доступную только священнику. Получаю, например, из окопов записку от молодого офицера: «батюшка, я больше этого не могу выносить. Покончу с собой...»
Разыскал его. Начало беседы было трудно: измотался нервно человек. Потом стал отходить, разрыдался до истерики. А потом помолились вместе - и, слава Богу, окреп совершенно и воюет теперь, помышляя лишь о том, как бы покончить с австрийцами. Это случай не единственный, но эти случаи слишком деликатны, и говорить о них нельзя...
Доверенным душевных дел во всяком случае приходится быть постоянно, а перед боем я всегда бываю нагружен письмами, деньгами и вещицами для пересылки родным и близким.
Перед боем и после боя.
Когда часть идет в бой, я становлюсь на пути и благословляю воинов крестом. Сперва я слышал некоторые разговоры по этому поводу: это нервирует солдат. Но потом убедились, что благословение нервности не прибавляет и вносит струю равновесия. Разговоры прекратились. Обычной является картина, когда спешно идущие в бой торопливо целуют крест и склоняют голову под благословляющую руку.
После боя сразу же вместе с врачами приходится спешить к раненым. Надо напутствовать умирающих. Они жадно ищут духовного утешения и часто, обессиленные, чтобы вымолвить слово, полными слез глазами благодарят за последнее утешение.
Не могу забыть одного случая. В среде офицеров был молоденький прапорщик (поляк, католик), которого за его юность и милый характер все называли не иначе, как уменьшительным «Лева». Со мной он был очень дружен. Недели за две до боя, где он был смертельно ранен, Лева затосковал и упорно твердил, что в ближайшем бою погибнет. Особенно тяжелое впечатление оставила у него всенощная, которую я служил в разгаре артиллерийского боя.
- У вас такие хорошие молитвенные напевы, а тут этот ад, - говорил он.
Когда его принесли с позиций раненого, я спросил: Лева, что с вами?
- Все кончено, я пропал...
- Поправитесь, вылечат...
- Возьмите меня за ногу, жмите крепче. Я не чувствую вашего прикосновения: значит, задет позвонок, а это смерть... В бумажнике найдете деньги и письмо — отошлите матери. А этот браслет отошлите невесте. Адреса в /24/ бумажнике... а теперь прощайте, батя, идите к другим, вас ждут...
Лева протянул руки, положил их мне на плечи совсем так, как делают дети, когда хотят приласкаться, и крепко, несколько раз поцеловать.
Через два дня я навестил его. Он тихо догорал. Руки уже холодели, и смертная бледность покрывала лицо. У него до меня был ксендз, который его напутствовал. В руках у Левы был браслет, который он тихонько перебирал руками, не сводя с него глаз.
- Батюшка, дайте мне руку, побудьте со мною...
Я остался, сколько мог - и на прощанье опять он крепко прижался к моей груди, прося не забыть его поручений. Они исполнены.

Погребение.
Хоронить убитых большою частью приходится ночью. Всегда совершается отпевание, хотя и сокращенное несколько против обычного, но отпевание. Не лишаем мы христианского погребения и австрийцев. Только над ними поем одно лишь «Святый Боже», не исполняя всего обряда погребения.
* * *
Богатую ниву для пастырской работы дает война. Почва так вспахана и разрыхлена, что остается только сеять доброе семя. Наша пастырская работа весьма облегчена теми указаниями, какие мы получаем от протопресвитера военного и морского духовенства Г.И. Шавельского. Он участвовал в японской войне, хорошо знает боевую обстановку и ее условия, поэтому его инструкции весьма практичны и для людей, незнакомых с войной, чрезвычайно ценны. Главным же все-таки остается верующая русская душа, которая всех заставляет особенно работать над делом веры. (Н. В.).

И. Никаноров.

Крест на войне // Воронежские епархиальные ведомости. 29 марта 1915, № 13. — С. 349-356.

Письма из действующей армии.

Ученики Митрофановской двухклассной школы, по своей инициативе, собрали между собой 26 р. 42 коп. и на эти деньги послали в действующую армию вместе с посылками от духовенства к празднику Пасхи 27 пакетов с подарками.
В ответ на посланные подарки ученики Митрофановской школы получили из действующей армии 5 писем.
Вот их содержание.

1.
Дорогие братцы, ученики Воронежской школы. Сердечно вас благодарим за ваши подарки и за вашу память. Как вы нас ободрили своей памятью. Мы знаем, что помнят о нас и в России. Мы тоже постараемся в скором времени сломить проклятого врага. 1915 года 27 марта. Получили подарки 26 марта. Сердечно благодарим вас.
17-й гусарский Черниговский полк 2-й эскадрон.
И.В. Герасимов.

2.
Здравствуйте, дорогие соотечественники! Христос Воскресе! Шлем вам свой далекий привет и спешим сообщить, что ваши подарки получили, за что сердечно благодарим и за ваши молитвы и заботы о нас.
С совершенным почтением гусар 17-го гусарского полка Яков Патрикеев.

3.
Черниговские Гусары спешат отблагодарить вас за полученные нами подарки на Светлый праздник, который нам дорог, во-первых, потому, что, получая от вас всякие лакомства, мы встречаем Светлый праздник, как дома; а во-вторых, мысль о том, что на дорогой родине нас не забывают, дает нам больше сил и энергии драться с упорным врагом.
Ефрейтор Молодцов.

4.
Дорогие и многоуважаемые братья. Сердечно и сердечно вас благодарим за ваши подарки. Мы как получили ваши подарки, то мы вас желаем всех расцеловать заочно и желаем вам скорого успеха в делах ваших. Теперь и нам праздничек от вас. Благодарим вас, что вы не забыли нас на чужой стороне и на Царской службе.
Милостивые и дорогие братья, я не знаю, как вас и отблагодарить, как вы нас не забыли в таком тяжком нашем положении.
Затем прощайте и прощайте, дорогие наши братья.
Остаюсь жив и здоров, того и вам желаю. 17-й гусарский Черниговский полк 2-й эсьэдройл
Вторично благодарю и всем кланяюсь от белого лица до сырой земли. Получили 27 марта 1915 года.
Петр Григорьевич Горьков.

5.
Воистину Воскресе!
Уведомляем вас, любезные ученики, что ваши подарки мы получили, за что сердечно благодарим вас. /25/
17-й гусарский Черниговский полк 2-й эскадрон. (Без подписи).
Письма с подлинными верны.
Заведующий школой, наместник Архимандрит Александр.

Письма из действующей армии // Воронежские епархиальные ведомости. 26 апреля 1915, № 17. - С. 484-485.

Приходские попечительства северной части Новохоперского уезда.

Начавшаяся в июле прошлого года великая война за попранную справедливость тотчас же поставила на очередь вопрос об обеспечении семейств лиц, призванных в ряды войск.
Духовенство, как класс людей, наиболее близко стоящий к народу, первым должно было откликнуться на нужды своих прихожан. Поэтому при первом же предложении организовать попечительные советы во многих приходах они были открыты. Кроме того, в некоторых благочиниях было постановлено отчислять 2 1/2 % из кружечных доходов в пользу семей запасных.
При открытии попечительств сразу же выдвинулся вопрос: «где взять средства»?
Обратились с просьбой жертвовать.
Крестьяне охотно отзывались на призыв и стали жертвовать, кто что мог. Давались деньги, хлеб, мука, холст и т.п., вещи крестьянского обихода. Все собранное или продавалось, и на вырученные деньги оказывалась помощь, или же собранными продуктами удовлетворялись нужды особенно бедных семей запасных.
В попечительные советы избирались лица, близко знакомые с нуждами и количеством бедных семей, которые своими указаниями могли бы помочь необходимому и справедливому распределению пособия. Много они помогли, участвуя и в сборе пожертвований.
В некоторых приходах составились средства из единовременных более или менее больших взносов интеллигентного класса общества. Это, конечно, частью зависело от энергии и общественного положения членов приходских попечительств.
Так, напр., в Краснянском Воскресенском приходском попечительстве председательницей была избрана жена главноуправляющего имением генеральши Раевской - Елена Ионовна Чернощекова.
Интересна деятельность этого попечительства, как располагающего некоторыми средствами и этим выделяющегося среди других попечительств.
Открыто попечительство было 24 августа прошлого года. Начался сбор пожертвований.
Особенно охотно откликнулись служащие у г-жи Раевской, и уже в начале октября месяца в распоряжении попечительства было около 250 руб.
Из этой суммы часть, около 30 руб., выручена от продажи собранных пожертвований среди крестьян.
К этому же времени председательница успела лично ознакомиться с имущественным достатком семей ушедших воинов и составила подробный список нуждающихся в неотложной помощи.
Путем опроса и личных впечатлений при посещении домов, призванных под знамена, ей удалось выяснить, где царит действительная бедность и где свободно могут обойтись без помощи попечительства, довольствуясь казенным пайком.
На первом же собрании Попечительного Совета было решено оказать помощь более десяти семействам, но только не деньгами, а нужными им вещами и продуктами. Дети получили обувь, одежду, некоторым семьям исправили крыши ветхих домов, выдали известное количество муки и других необходимых пищевых продуктов. В среднем на каждую семью было истрачено более 10 руб.
Такой способ помощи оказался наиболее удобным и полезным. Все, кто нуждался, получили самое им необходимое, и у членов попечительства не могло возникнуть сомнения, куда действительно употребили пособия семьи, получившие помощь.
На следующих собраниях придерживались такого же порядка, сообразуясь со списком председательницы и своими личными наблюдениями.
Но время идет. Количество семей призванных запасных все увеличивается. Зима приходит к концу. У многих семей хлеб на исходе. Средства Попечительного Совета значительно уменьшились, а нужда растет.
Как быть?..
Неожиданно приходит на помощь местный любительский кружок. От спектакля у него осталось 77 рублей, которые кружок и жертвует попечительству... Пожертвование очень своевременно. Оно дает возможность удовлетворить хотя самые насущные нужды самых бедных семей к празднику св. Пасхи.
Не обошлось и без недоразумений.
Многие, по-видимому, не уяснили себе, какие цели преследует попечительство, каковы его средства, и потребовали выдачи пособия всем семьям запасных.
Но разве можно оторвать часть от минимальной донельзя помощи, предназначенной бедняку, и отдать эту часть не очень нуждающемуся?
Кое-как удалось разъяснить, что попечительство располагает небольшими, сравнитель-/26/-но, средствами и что оно помогает только по мере своих средств всем нуждающимся, почему в первую очередь оказывается помощь самым бедным из всех нуждающихся семей.
Разъяснения до некоторой степени подействовали. По крайней мере больше не было никаких недоразумений.
С наступлением весны взоры всех обратились к земле. С теплом забыли и о дровах, о холоде, и у попечительства уменьшились дела. В последнее время никто пока не обращался за помощью, но это объясняют возможностью заработать кое-что.
Но хотя деятельность попечительства пока и приостановилась, тем не менее, на очереди жгучие вопросы: «где взять денег? как быть дальше?» Не нужно забывать, что это в сравнительно богатом попечительстве!
Мы с намерением рассматривали деятельность Краснянского Воскресенского попечительства, как располагавшего некоторыми средствами.
Жизнь остальных функционировавших в нашем крае попечительных Советов в общем одинакова.
Все дело в средствах.
Одни оказывали большую помощь, другие -меньшую.
Но перед всеми попечительствами в равной мере стоит вопрос: «где взять денег?» На пожертвование крестьян рассчитывать трудно. С каждым месяцем число семей увеличивается, средства же уменьшаются. Если в начале военных действий за литургией собирали 3 -5 руб., то теперь собирают 40 - 90 коп. В силу таких обстоятельств некоторые попечительства почти совершенно прекратили свои действия.
До сих пор мы говорили о попечительных советах работавших и действительно существовавших. Но, к сожалению, были и такие, которые значились лишь на бумаге или же и совсем не существовали. Этот вопрос нас заинтересовал, и хотелось выяснить, почему так случилось.
Из разговоров с заинтересованными и компетентными лицами открылась все та же причина: нет денег.
На сборы, - мы уже говорили, - рассчитывать не приходилось, тем более, что только что собирались пожертвования на Красный Крест и разные Комитеты.
Поэтому некоторые приходские попечительства вскоре прекращали активную деятельность, несмотря на старания отыскать средства.
Приток средств попечительства зависел иногда от сочувствия местных землевладельцев.
Например, в селе Васильевском (Поспелов-ка) при первом же предложении было откры-
то приходское попечительство. Но скоро средства иссякли. Председатель священник о. Александр Аполлосов думал в пользу попечительства устроить концерт.
За разрешением о предоставлении помещения в большом «барском» доме Б.В. Парфеновой обратились к владелице — почти постоянно проживающей в гор. Воронеже. Другого подходящего помещения в селе не оказалось. Надеялись на сочувствие к устраиваемому концерту, ожидали лично увидеть г-жу Парфенову на концерте.
Но надеждам не суждено было оправдаться. Последовал отказ ввиду того, что «неудобно переносить мебель в другие комнаты, и ожидается приезд на лето хозяйки».
Хозяйки в Поспеловке пока до сих пор еще нет, громадный дом пустует, и, нам кажется, мебель не испортилась бы, если ее перенесли бы бережно в другие комнаты.
И нужны то были лишь зал и прилегающие к нему две комнаты с коридором.
Концерт, конечно, не состоялся, средств тоже не прибавилось, и попечительство поэтому почти прекратило существование.
Деятельность попечительств зависит от случайных обстоятельств материального и личного характера.
Но несмотря на тернистый путь большинства из них, попечительства дают существенную помощь беднейшим семьям запасных, а потому открытие и дальнейшее их существование, если и не необходимо, то во всяком случае весьма желательно.

Ив. Ермолаев.

Приходские попечительства северной части Новохоперского уезда // Воронежские епархиальные ведомости. 2 августа 1915, № 31. - С. 828-833.

Письмо из окопов.

Кувшиновский учитель церковной приходской школы Семен Неделькин, Острогожского уезда, взятый по мобилизации рядовым и произведенный в офицерский чин, находится в окопах. Шлет привет своей Родине, своему уважаемому школьному Епархиальному и уездному начальству, всем сослуживцам, знакомым, товарищам по службе и всем родным, и просит их помолиться Богу о его здоровье и даровании русскому оружию победы над лютым врагом России.
Уважающий вас учитель Кувшиновской церковно-приходской школы Острогожского у. Семен Неделькин.

Письмо из окопов // Воронежские епархиальные ведомости. 9 августа 1915, № 32. — С. 880. /27/




User Feedback

There are no reviews to display.