Сергей Махов

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,581
  • comments
    12
  • views
    53,882

Contributors to this blog

  • Saygo 1592

Парагвай, начало.

Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

56 views

Первой областью, потребовавшей независимости, стала интендансия Парагвай, расположенная на реке Парана между Рио-де-ла-Плата и Верхним Перу. Дело в том, что Парагвай и его столица Асунсьон были «матерями» Аргентины, в конце XVIII века это был гораздо более населенный город, нежели Буэнос-Айрес, и после переноса управления в устье Рио-де-ла-Плата королевская аудиенсия в Чаркас (Верхнее Перу) постановила, что главным портом на Паране теперь будет город Санта-Фе, который стал главным конкурентом Асунсьона. Правда в 1781 году это положение отменили, но экономические и политическое соперничество между Асунсьоном и Буэнос-Айреос сохранилось.
Однако, пожалуй, главным препятствием, которое и запустило процесс отделения Парагвая, стала экономика. Буэнос-Айрес после отказал от монопольной торговли с Испанией решил провозгласить принципы «фритрейда», и радикально снизил тарифы на ввозимые иностранцами (прежде всего – англичанами) товары. В то же самое время были снижены тарифы и на вывоз сырья и ресурсов, а вот это уже ударило по таким отраслям, как сельское хозяйство, горное дело, добыча серебра, выращивание табака и т.д.
В общем, получилось, что все преференции после объявления независимости получает Буэнос-Айрес, а Асунсьон и другие города должны теперь будут обслуживать прибыли аргентинских купцов.
21 июня 1810 года в Асунсьон прибыл посланник хунты Буэнос-Айреса, полковник милиции Хосе де Эспинола-и-Пенья. Надо сказать, что члены правительства Буэнос-Айреса знали о вражде между Эспинолой-и-Пенья и губернатором Парагвая Бернардо де Веласко. Он дважды отстранял его от должности и писал вице-королю Сиснеросу, что пересмотр этого решения будет означать «общее недовольство в этой провинции». Они также знали, что Хунта Асунсьона просили Эспинолу не возвращаться, и была против того, чтобы дать ему какое-либо властное положение в Парагвае. Хосе де Эспинола-и-Пенья был прям живой картинкой испанского провинциального служаки, который так часто изображают в американских фильмах типа «Зорро». Полковник был нечист на руку, труслив, но жесток до безумия, в 1805 году его вообще сместили со своего поста по многочисленным жалобам местных жителей из-за производимых им и его людьми насилий и разорений. Современники утверждали, что он был «резким, сварливым, коварным, жестоким, высокомерным, амбициозным и невежественным человеком». В 1807 году, узнав о вторжении англичан, он поднял свой полк, и повел из Парагвая в Буэнос-Айрес, что заставило местных жителей наконец-то вздохнуть спокойно. Понятно, что Эспинола всей душой поддержал идею независимости, ибо вернувшийся вице-король Собремонте хотел возобновить заведенное на него дело об изнасилованиях и грабежах в Парагвае во время командования полком милиционеров.
В то же время в Парагвай хотелось вернуться на коне, поэтому полковник втерся в доверие к Корнелио Сааведре, и прослыл «экспертом по парагвайским делам».
Понятно, что отправляя Эспинолу в Асунсьон, Буэнос-Айрес решил продемонстрировать власть – мол, не хотите принимать, кого мы назначаем генерал-губернатором интендансии, а придется. Но, прибыв в Парагвай, Эспинола столкнулся с тем, что потом в письме к правительству Буэнос-Айреса он называл «психологией внутренних районов». 5 июня 1810 года он прибыл в Санта-Фе, 21-го уже был в Асунсьоне, передав губернатору Веласко документы, согласно которым тот отстранялся от дел. А вот дальше…
Историки до сих пор спорят, было ли что-то подобное, или Эспинола просто все это выдумал. Изложим сначала версию полковника. В общем, если верить Эспиноле, губернатор каким-то образом узнал, что Буэнос-Айрес назначил новым генерал-губернатором Парагвая именно полковника, поэтому приказал своему доверенному лицу выкрасть Эспинолу, арестовать и отконвоировать в Вилья-Реаль-де-ла Консепсьон. Однако Эспинола, узнав об этом, решил предвосхитить действия Веласко, и бежать из города.
Дальше рассказ Эспинолы вообще эпический. ОН сел на свой корабль в Вилья-Франка, и отплыл вниз по реке, а Веласко послал за ним погоню из 12 человек, на каноэ, у Тимбо губернаторские каноэ, возросшие уже до 4 единиц, атаковали корабль Эспинолы, однако тот отбился, и сумел вернуться в Буэнос-Айрес.
Однако еще до возвращения полковника в Буэнос Айрес, правительству Рио-де-ла-Плата пришло письмо от Веласко, который выражал недоумение – прибыл ваш представитель, сильно возмутил местное население, угрожал, требовал каких-то мер, а потом… просто сбежал.  Губернатор напрямую объявил Эспинолу «имбицилом с манией преследования», и сообщил Верховной Хунте, что согласно его нынешнему указу от 18 августа «любой, кто будет подчиняться приказам Эспинолы, будет подозреваться в соучастии нарушению общественного спокойствия, направленного на разъединение народа и формирование пагубных обществ».
Чья версия правдива – достоверно неизвестно. Лично мне, автору, гораздо более нравится версия губернатора Веласко, ибо она стройна, логична, там нету тайных заговоров, погонь, боев каноэ с кораблями, и тому подобного бреда, пригодного лишь для авантюрных романов. Эспинола умер в сентябре 1810 года, а его сыновья, Хосе и Рамон, получили распоряжение организовать военное вторжение в Парагвай и привести его к покорности.

rambo-1200-1200-675-675-crop-000000.jpg
Эспинола, отбивающийся от людей Веласко во время бегства по реке, без сомнения выглядел именно так)

Via


Sign in to follow this  
Followers 0


0 Comments


There are no comments to display.

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now