Скит боголепный

Sign in to follow this  
Followers 0
  • entries
    1,452
  • comments
    8
  • views
    235,582

Contributors to this blog

Fleet in being

Sign in to follow this  
Followers 0
Saygo

37 views

в русском исполнении...
      Утащил из Мордокниги (отсюда: Военно-морское обозрение) к себе в уйютненькую вот этот текст - очень, очень добрый. Люблю такие вещи! Жаль только, что маленький он вышел...

1160127_original




      "Последнее десятилетие девятнадцатого века действительно можно назвать "звёздным" для нашего парового броненосного. Да, второй Чесмы турку - или японцу - не устроили. Однако, появление "свободной морской силы", представленной мореходными броненосцами первого класса, дало руководству Российской империи новый инструмент внешней политики. И руководство этим инструментом активно пользовалось.
      Вопрос о том, не была ли такая форма применения флота предпочтительной уже тогда, представляется не праздным, но мы его пока оставим в стороне. Важнее следующее: радикальная трансформация конфликтов великих держав после 1945 г. сделала военно-дипломатические акции, "невоенные операции вооружённых сил", одной из основных форм применения флота вчера - и сегодня. В связи с чем полезно будет обратить внимание на ценный отечественный опыт. Исчерпать тему не получится, но самые яркие истории вспомним.
      В качестве отправной точки выберем визит эскадры контр-адмирала Ф.К. Авелана - "Николай", крейсера "Память Азова", "Адмирал Нахимов", "Рында", канонерская лодка "Терец" - в Тулон в октябре 1893 г. Это был ответ на визит французской эскадры в Кронштадт в 1891 г. И - один из последних этапов оформления русско-французского союза, ставшего краеугольным камнем безопасности России на протяжении следующих двадцати лет.
      Наши и французские дипломаты сумели, наконец, разбить чары Бисмарка и противопоставить союзу центральных держав равновесную комбинацию. В этой партии флот сыграл важную демонстративную роль. Прибытие наших кораблей в Тулон не только убедило немцев в серьёзности намерений - оно произвело серьёзное впечатление в Великобритании. Следствием этого манёвра стала так называемая "Средиземноморская паника 1893 г." и принятие "программы Спенсера". Само по себе решение британцев построить новые броненосцы, разумеется, победой считать не стоит. Однако, реакция британцев иллюстрирует силу влияния таких демонстраций на общественное мнение.
      Следующий повод блеснуть корабельной бронёй представился менее чем через два года. Историю сосредоточения в Чифу эскадры С.П. Тыртова мы обсуждали. Просто подчеркнём: в этом случае флот оказался ключевым инструментом отечественной дипломатии. И дело было не только в возможности усмирить японцев. Не менее важной была демонстрации решительности потенциальным союзникам, укрепившая, очевидно, готовность Франции и Германии поддержать наши требования.
      За интервенцией в Чифу последовала блокада Крита - пожалуй, самая противоречивая акция в нашем перечне. В феврале 1897 г., в связи с обострением ситуации на острове, находившимся тогда под контролем Турции, шесть великих держав - Великобритания, Россия, Франция, Германия, Италия и Австро-Венгрия - решили установить блокаду, для чего была сформирована международная эскадра.
      Важность ближневосточного вопроса для нашей дипломатии известна, и нет ничего удивительного, что этот кризис привёл к небывалой дотоле концентрации российской броненосной мощи. В состав эскадры под командованием контр-адмирала П.П. Андреева вошли сразу четыре броненосца - "Император Николай I", "Император Александр II", "Наварин", "Сисой Великий". Больше было только у королевы, выставившей пять кораблей того же класса.
      Сама по себе ситуация возникла двойственная: поначалу эскадра, фактически, поддерживала Турцию. Доходило до стрельбы по греческим повстанцам. На этом фоне греческая пресса сочла "божьей карой" взрыв в башне "Сисоя" во время учебных стрельб 15 марта 1897 г. Тем не менее, следует заметить, что, помимо программы-максимум - креста над Софией - у нашей дипломатии того времени была и программа-минимум: нельзя было допустить перехода Константинополя под контроль другой великой державы, или коалиции. Поэтому временами возникала необходимость предотвращения распада Оттоманской империи.
      Впрочем, позже роль международной эскадры изменилась. После нового восстания осенью 1898 г. эскадра поддержала уже греческое население. Совет адмиралов эскадры потребовал разоружения обеих сторон и эвакуации с острова турецких войск, а потом предложил пост главы вновь созданного Критского государства Георгу, принцу Греческому и Датскому. Это решение, в целом, соответствовало как православным сантиментам, так и геостратегическим интересам России: с этого момента Крит стал местом якорной стоянки кораблей нашей Средиземноморской эскадры. В этой истории флот обеспечил равноправное и активное участие России в решении важнейшего вопроса внешней политики.
      К моменту установления независимости Крита "Наварин" и "Сисой" были уже на Дальнем Востоке. Нашей дипломатии снова потребовалась броненосная поддержка в краях восходящего солнца. В ситуации, в чём-то схожей с критской: внезапная оккупация немцами Циндао создала угрозу - мнимую или реальную - раздела Китая великими державами. Российский МИД не мог оставаться в стороне. По инициативе министра М.Н. Муравьёва Россия взяла в аренду Ляодунский полуостров с Порт-Артуром.
      Эта история, в отличие от других, публике известна достаточно хорошо, обойдёмся кратким комментарием. Ещё раз подчеркнём: Порт-Артур был занят не по инициативе флота, и даже во многом против желания наших адмиралов. Здесь флот выступал не как инициатор, а как инструмент внешней политики - в той роли, в каковой и должен был выступать. И успешно - снова - обеспечил силовую поддержку дипломатических усилий.
      Наконец, в последний год XIX в. наш флот принял участие в подавлении "боксёрского восстания". Полноценная боевая деятельность тогда, как известно, выпала на долю канонерских лодок, участвовавших в штурме Таку. Тем не менее, броненосцы эскадры Тихого океана - "Сисой Великий", "Наварин", "Петропавловск" - обеспечивали перевозку войск и формирование десантных рот. При этом они так же поддерживали престиж России как равноправной великой державы, обеспечивая должный "вес" нашего представительства в составе международной эскадры.
      Насколько наличие броненосцев было важно, опять же, можно судить по действиям немцев, срочно отправивших на Дальний Восток эскадру в составе четырёх броненосцев типа "Бранденбург". Понятно, что воевать им там было не с кем, однако жеалние получить "место под солнцем" мучило Вильгельма II, в то же время отчанно боровшегося за право назначить немецкого командующего международным экспедиционным корпусом. Это кайзеру удалось - но не раньше, чем наш генерал Н.П. Линевич заслужил славу спасителя пекинского "сеттльмента".
      Подведём итоги. Первое, что стоит отметить - напряжённость военно-дипломатической работы нашего флота в 90-х годах XIX в. Многие корабли успели принять участие сразу в нескольких из перечисленных выше операций, а всего мы видим пять крупных акций за восемь лет (1893-1900 гг.). Вторым важным выводом будет простая констатация: появление у России сильного броненосного флота дало нашей дипломатии новый инструмент, которым эта дипломатия пользовалась активно и охотно. Третий вывод напрашивается: инструмент использовался с успехом. Броненосцы и броненосные крейсера стали "контрабасом" Российской империи, и позволяли играть важные басовые партии в "концерте великих держав".
      Заметим, что флот использовался на всех важных направлениях внешней политики: европейском (визит в Тулон), ближневосточном (блокада Крита) и дальневосточном (визит в Чифу, занятие Порт-Артура, взятие Таку. Флот использовался в разнообразных сценариях: как инструмент укрепления двусторонних отношений (Тулон), как силовой фактор в односторонней акции (Порт-Артур), как стальной таран в возглавляемой Россией коалиции (Чифу), наконец, как "рупор", дающий России право голоса в общем хоре (Крит, Таку).
      Востребованность опыта этих операций сегодня, полагаем, очевидна. Не будем останавливаться на этом, скажем вот ещё что: флот во всех этих акциях использовался успешно. Попросту говоря - приносил российскому правительству пользу, и немалую. К сожалению, события русско-японской заслонили от нас этот, "звёздный", период. Самое время немного сдвинуть ширму в сторону".




      P.S. Хороший комментарий к этим заметкам - "не русские были плохи, а японцы хороши".


Via


Sign in to follow this  
Followers 0


0 Comments


There are no comments to display.

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now